Китай: политика и геополитика, макроэкономика и социальная сфера
Китай: политика и геополитика, макроэкономика и социальная сфера
Тема
Макроэкономика
В рамках воплощения в жизнь самой заветной мечты китайского народа - великого возрождения китайской ...
В рамках воплощения в жизнь самой заветной мечты китайского народа - великого возрождения китайской нации - в КНР планируется к 2021 году /к 100-летию КПК/ реализация задачи построения общества "сяокан" /малого благоденствия/, а к 2049 году - достижение цели создания могущественного, культурного, демократического, современного социалистического государства. ИДВ РАН: http://www.ifes-ras.ru/
Развернуть Свернуть
20 марта, 00:00

Россия и Восток. Становление отечественного китаеведения. Часть первая

В исторических связях России с Азией, в познании русскими Востока особая роль принадлежит Китаю. Пройдя в XVII – первой четверти XVIII вв. стадию накопления сведений о Китае, создания его географических и политических описаний, русское китаеведение начало оформляться как научная дисциплина. При русском дворе и в обществе существовал острый интерес к китайской цивилизации, к искусству самосохранения, которое она демонстрировала на протяжении нескольких тысячелетий, невзирая на вторжения завоевателей. Свидетельством тому являются 120 книг и статей по китайской проблематике, опубликованные в России в течение XVIII века. // Владимир Мясников

Выбор редакции
16 марта, 23:03

Китай. Обновление

В Китае завершилась сессия парламента – Всекитайского собрания народных представителей, на которой были представлены планы обновления экономики и социальной сферы жизни страны. Осенью ожидается созыв XIX съезда правящей Коммунистической партии Китая, где будут приняты принципиальные решения о дальнейшем развитии КНР, превращающейся в ведущую мировую державу. Об этом историческом этапе в жизни Китая в студии журнала «Международная жизнь» рассказывает директор Института Дальнего Востока РАН, доктор исторических наук, профессор МГИМО Сергей Геннадьевич Лузянин.  Программу ведет обозреватель журнала Сергей Филатов.   

08 марта, 18:49

Россия продаст Байкал Китаю?

Воду крупнейшего в мире пресного озера перекачают в Поднебесную по трубопроводу

08 марта, 10:48

Китай удивил первым торговым дефицитом в феврале

Китай неожиданно опубликовал данные о редком торговом дефицит в феврале, поскольку импорт вырос намного сильнее, чем ожидалось. Это объясняется многомесячным строительным бумом, который был вызван ростом сырьевых товаров.

07 марта, 15:42

О чем молчит Изборский клуб

«Газета Государства Российского» с именем «Завтра» – рупор Изборского Клуба патриотов-социалистов – в No 9 за март 2017 г. разместила интервью с автором книги «Некоронованные короли Красного Китая» Николаем Вавиловым. Заголовок же: «Темное море Китая» намекает на то, что эта книга «тонкой аналитикой» проливает свет на хитросплетения власти в стране Дракона. Китаеведы из Клуба Военного […]

06 марта, 09:07

Китай понизил цель по ВВП до 6,5%

Правительство Китая стремится обеспечить экономический рост примерно на 6,5% в 2017 г. по сравнению с целью, которая ставилась в прошлом году от 6,5% до 7%, заявил премьер-министр КНР Ли Кэцян.

03 марта, 15:19

Хедж-фонды готовятся к долговой экспансии Китая

Спекуляции по поводу перспектив рынка облигаций Китая объемом 56,3 трлн юаней ($8,2 трлн) заставляют инвестиционные фонды искать новых сотрудников в стране, сообщает Bloomberg.

Выбор редакции
01 марта, 19:26

Великая китайская стена и русское посольство в Китай в 17 веке

Несколько отрывков из записок Избранта Идеса возглавлявшего русское посольство к Китай в 1692-1695 гг. В отрывках описывается пересечение посольством северной границы империи Цин и Великой китайской стены.ИЗБРАНТ ИДЕС И АДАМ БРАНДЗАПИСКИ О РУССКОМ ПОСОЛЬСТВЕ В КИТАЙПосле еще шести дней пути по холмистой местности, в которой опять-таки не встретилось ни одного жилища, мы прибыли в другой древний, большой и заброшенный город Дайминчэн, укрепленный четырехугольной стеной и крепкими бастионами. Там стоят две башни, одна очень высокая, другая поменьше; большая — восьмиугольная, передняя ее сторона сложена из кирпича. Примерно на высоте десяти саженей от земли видны камни, на которых высечены восемь полос различных изображений.Изображение Великой китайской стены на гравюре Томаса Аллома, 1845 г.Башни с украшениями.На некоторых полосах изображены в натуральную величину человеческие фигуры, как, например, короли, сидящие с поджатыми под себя ногами в окружении прислужников; на других — королевы со сложенными руками, также окруженные прислужниками. У королев на головах короны, а у окружающих их — лучи, или нимб, вокруг головы, как обычно изображают у святых, и руки у них сложены; отсюда следует предположить, что все это создано христианами.Другие китайские изображения на стенах.В других местах были изображены в китайской манере герои войны с пиками, а в середине — король с непокрытой головой и скипетром в руках. Окружающие его имеют очень странный вид, как дьяволы; и все изображения настолько правдивы, что их можно принять за шедевры европейских мастеров.В этих башнях не было ни входа, ни лестницы, все было закрыто. В городе валялись тут и там кучи кирпича и камня с высеченными изображениями. Люди, идолы, надгробья, большие каменные львы и громадные черепахи были в натуральную величину. Из всего этого было ясно, что некогда здесь король или хан держал свой двор.Укрепление города, его ворота и другие особенности.С одной стороны город отгорожен земляным укреплением, бастионы необыкновенной величины и высоты, но было только четыре входа в виде ворот, через которые в этот большой город пробегала масса зайцев, чтобы поживиться травой. В городе не было почти ни одной живой души.Китайцы рассказывают, что много столетий тому назад во времена правления татарского короля Утай-хана это место было завоевано китайским богдыханом, а татары прогнаны.Квадратный китайский город на на иллюстрации из книги Избранта Идеса изданной в 1710. Ides, Evert Ysbrants. Driejaarige reize naar China, te lande gedaan door den Moskovischen afgezant, E. Ysbrants Ides, van Moskou af, over Groot Ustiga, Siriania, Permia, Sibiriën, Daour, Groot Tartaryen tot in ChinaПосле этого мы прибыли в местечко Каракотон, или Черный город, который окружен с четырех сторон крепким дубовым частоколом, который служит скорее защитой от тигров и леопардов, чем от неприятеля. Земля эта повсюду покрыта высокими скалами, по которым растут дубовые леса и трава, где водится много тигров и леопардов, так же как кабанов и оленей. Этими местами вплоть до Великой стены ночью не ездят из страха перед дикими животными; не найдешь здесь также лошадей, ослов, верблюдов или рогатого скота, у которых не был бы привязан вокруг шеи железный колокольчик, до некоторой степени отпугивающий тигров. Жители рассказывают, что часто даже днем тигры разрывали на части людей, заходивших подальше в горы. Кроме того, сановник предупредил меня, чтоб никто из моей свиты не отклонялся от прямого пути на юг, в сторону гор, чтобы не стать добычен диких зверей. Днем они держатся высоко в горах, ночью же выходят на охоту.От Каракотона нам оставался лишь один день пути до Китайской стены. В этой области, от Науна до сих пор живут монголы, или татары, которые верят в далай-ламу, или морского жреца  — хутухту; они поклоняются идолам, держат их в своих домах и помещают перед ними множество маленьких горшочков с едой и питьем. Когда они хоронят покойника, то сажают на гроб белого петуха.Однажды господин посол спросил монгольскую монахиню с четками в руках и все время шевелившую губами, кому она поклонялась, и получил ответ: «Богу, которого ваш бог сбросил с неба. Но он вернется, вышвырнет вашего бога, и тогда произойдет много перемен среди людей».Великая китайская стена на иллюстрации из книги Избранта Идеса изданной в 1710. Ides, Evert Ysbrants. Driejaarige reize naar China, te lande gedaan door den Moskovischen afgezant, E. Ysbrants Ides, van Moskou af, over Groot Ustiga, Siriania, Permia, Sibiriën, Daour, Groot Tartaryen tot in ChinaПрибытие к Великой китайской стене и ее подробное описание.27 октября завидели мы по высшим точкам гор несколько сторожевых башен и в тот же день достигли Великой стены, или Цаган Крим (7), которая действительно кажется одним из чудес света. Примерно в 50 саженях от нее была долина, с обеих сторон которой были построены форты, или укрепления, из тесаного камня, и от одного укрепления к другому, поперек долины, тянулась стена высотой примерно 3 сажени, с открытым в ней проходом.(7)Цаган Крим. «Монголы знаменитую китайскую стену называют Керим, но с прибавкой эпитета Цаган, [т. е. Белый Керим]» (Г. Ф. Миллер, История Сибири, I, М. — Л., 1937, стр. 516). Э. М. Мурзаев пишет, что монголы называли Великую китайскую стену Саган Керим («саган» — белый, «керем» — большая, толстая, высокая стена). Иван Петлин называл Великую китайскую стену — Крым. Появившиеся в XIII в. в Тавриде татары применили это название к Крыму (Э. М. Мурзаев, Опыт объяснения названия «Крым» («Известия Всесоюзного географического общества», т. 80, вып. 3. Л., 1948)Иллюстрация из книги Избранта Идеса, 1710 г.Проехав через проход, мы достигли ворот стены. Ворота построены в сторожевой башне высотой примерно 8 саженей, со сводом из тесаного камня и массивными, обитыми железом створками. Сама стена тянется далеко в направлении с востока на запад, пересекает долину и проходит по весьма высоким скалам. Через каждые 500 саженей высоко над этой стеной возвышается сторожевая башня. Основание стены на высоту примерно в сажень сложено из большого тесаного камня, остальная часть — из кирпича и извести. Насколько можно судить, когда-то вся стена была облицована тесаным камнем. За первыми сторожевыми воротами была площадка шириной 100 саженей, и через нее мы попадали к другим сторожевым воротам, от которых в обе стороны опять-таки отходили стены.Стены эти так же, как и первые, шли поперек долины, а на башне тоже, был караул с полусотней солдат. На первой стене помещалась кумирня, на которой развевались желтые вымпелы и флаги богдыхана и идолов. Толщина стены была не меньше 4 саженей, а высота — больше 6. По стене могли ехать в ряд шесть всадников. Стена была в таком хорошем состоянии, как будто была сделана двадцать или тридцать лет назад, нисколько не разваливалась и не была покрыта плесенью или сорняками, как это часто бывает на старых стенах.Западные ворота Пекина, Томас Аллом 1845 г.На китайскую фортификацию в 19 веке можно посмотреть здесь:Старый КитайСегодняшнее состояние Великой стены:Великая Китайская стена - участок Цзиньшаньлин

28 февраля, 12:20

Scofield: Война систем. Гонконг, КНР и Германия

Выборы главы администрации Гонконга состоятся 26 марта 2017 года . В последнее время распространились слухи о том, что законодательный орган КНР Национальный народный конгресс (NPC), который находится под контролем Чжан Дэцзяна, политического конкурента китайского лидера Си Цзиньпина, намерен вмешаться в важный судебный процесс в Гонконге. … Чжан Дэцзян, являющийся также куратором Гонгонга, создал большие проблемы в городе. В 2014 году «Белая книга» о Гонконге, выпущенная NPC под руководством Чжана, вызвала сильные протестные настроения в Гонконге, породившие «зонтичную революцию» . По словам источника, Си «теряет терпение» по отношению к гонконгским богачам и должностным лицам, которые продолжают поддерживать фракцию Цзяна, включая лидера Гонконга Лян Чжэньина. Epoch Times ранее сообщали о том, что Си не допустит, чтобы Лян сохранил свои полномочия ещё на один срок . Обострение ситуации уже началось...

28 февраля, 10:06

В Китае признали завышение ВВП более чем на 20%

В Китае хоть признались ... А вот в ЕС и в США ...

28 февраля, 09:39

Китай начнет платить за второго ребенка

Китайские власти рассматривают возможность введения денежного поощрения или субсидий, чтобы больше семейных пар стремились завести второго ребенка.

Выбор редакции
25 февраля, 22:00

Миллион триллионов операций в секунду

название: Миллион триллионов операций в секундуНу понятно, что это пока заявка, но что то мне подсказывает, что они таки это сделают. Китайские специалисты планируют создать к 2018 году новейший сверхмощный компьютер, производительность которого составит 1 эксафлопс (1 000 000 000 000 000 000, миллион триллионов) операций с плавающей запятой в секунду).По словам куратора проекта Мэн Сянфэя, разработка под названием Tianhe-3 станет «наиболее передовой в мире, превзойдя все имеющиеся аналоги». Она будет в десятки раз превосходить Sunway TaihuLight — самый мощный компьютер по версии TOP500, озвученной в ноябре 2016 года.В текущем году Китай собирается сделать прорыв в этом направлении, как в плане процессора, так и сопутствующих технологий. В результате будет создан прототип сверхмощной вычислительной машины эксафлопсной производительности. Фактически мы стоим перед новой ступенью в производительности компьютеров. Это позволит КНР быстрее, с большей точностью и широким охватом решать ряд сложнейших научных проблем», — заявил ученый.В частности, данную машину планируется использовать в генной инженерии при анализе белков. «Предполагается, что благодаря этому компьютеру будут сделаны новые открытия в области медицины», — добавил Мэн Сянфэй.Новинка создается исключительно на основе национальных технологий и будет готова к работе в проектном режиме к 2020 году. Как утверждают китайские специалисты, это произойдет раньше, чем американские ученые смогут представить миру свою окончательную версию компьютера со скоростью более 1 эксафлопса.А на первом фото китайский суперкомпьютер Sunway TaihuLight, который демонстрирует в тесте Linpack результат 96 PFLOPS (1015 вычислений с плавающей запятой в секунду).А помните я вам рассказывал, что Квантовый компьютер уже поступил в продажу

22 февраля, 18:50

Китайские поезда как инструмент геополитики 21-го века

18 января в Лондон впервые прибыл товарный поезд из Китая, доставивший в столицу Великобритании контейнеры с товарами на сумму 5 млн долларов. Грузовой состав с символическим назнанием «Восточный ветер» вышел со станции Дживу Вест в провинции Чжэцзян и, преодолев 11930 километров, через 18 дней привез в Лондон одежду, носки и сумочки на сумму в 5 миллионов долларов. По пути следования поезд пересек границы Казахстана, России, Белоруссии, Польши, Германии, Бельгии, Франции и Великобритании. Поезд обслуживается Китайской железнодорожной корпорацией. Великобритания является восьмой страной, добавленной в список адресатов, а Лондон станет 15 городом, в который товары из КНР поступают по железной дороге. Сейчас большинство контейнерных грузов из Китая в Европу идет морем. Это хоть и дешево, но почти в два раза дольше. В последние годы Китай расширил железнодорожные перевозки в страны Европы в рамках проекта «Нового шелкового пути» (НШП). К июню 2016 года из Китая в Европу пришел 1881 состав. Составы отправляются и в обратном направлении. Из Европы в Китай в прошлом году ушли 502 грузовых поезда. Из Германии они везли мясные продукты, из Франции - вина, а из России — древесину. Всего поезда из Китая используют 40 железнодорожных маршрутов в разные европейские города.Характерно, что маршрут «Восточного ветра» прошел через Казахстан, а не полностью через российский Транссиб. Маршрут через Казахстан будет играть ключевую роль в проекте «НШП» в том, что касается торговли с Европой. Транссиб Китай предполагает в будущем использовать в основном для торговли с Россией. Системный признак всего комплекса проектов «НШП» - создание альтернативных маршрутов практически по всем направлениям торговой экспансии Китая. Это необходимо для того, чтобы торговля не зависела от политической конъюнктуры и монополизма стран-транзитеров. После великих географических открытий, относящихся в конце XV-начале XVI веков, межконтинентальные сухопутные торговые пути пришли в упадок. Верблюжьи караваны не могли состязаться в скорости с быстроходными морскими парусниками. Быстрота морского передвижения, возможность транспортировать значительно большее количество товаров и относительная дешевизна перевозок вызвали упадок и постепенно угасание Великого Шелкового пути. Проект «НШП» рассчитан на железнодорожные перевозки, которые гораздо быстрее перевозок морем. В пределе, по мере развития транспортной инфраструктуры проекта, «НШП» может изменить геополитическую конфигурацию мира, диалектически снять противостояние континентальных и морских держав, превратив планету в один огромный сверхконтинент. Главным препятствием для развития «европейских» железнодорожных маршрутов «НШП» является их низкая востребованность на текущий момент со стороны китайских производителей. Большая часть грузов из двух миллионов в год железнодорожных контейнерных перевозок по направлению Китай – Европа транспортируется по российскому Транссибу, а привлеченный поток Китай – Европа через территорию Казахстана в 2014 году составил около 200 тыс тонн, то есть лишь 10 процентов всего грузопотока по данному направлению. На практике указанные маршруты, ориентированы главным образом на транспортировку товаров западных регионов Китая в РФ и страны Центральной Азии, и лишь частично в Европу.Чисто инфраструктурный проект «НШП» находится как бы внутри более обширного проекта «Экономический пояс Нового Шелкового пути», в рамках которого рассматривается создание трех трансевразийских экономических коридоров: северного (Китай— Центральная Азия—Россия—Европа), центрального (Китай — Центральная и Западная Азия — Персидский залив и Средиземное море) и южного (Китай — Юго-Восточная Азия — Южная Азия — Индийский океан). Схема сотрудничества со странами -транзитерами на протяжении всех маршрутов «Экономического пояса НШП» выражена простой и в сущности неоколониальной схемой — вы нам территорию для прокладки магистралей и свои природные ресурсы, мы вам- финансирование этой инфраструктуры и китайские товары, которые вы может реэкспортировать в третьи страны. Собственно говоря, идея экономического пояса НШП именно в этом и состоит. Китай создает транспортную инфраструктуру, по которой будет осуществляться не только перевозка китайских товаров во все страны мира, но и импорт в Китай необходимых ему природных ресурсов из стран-транзитеров.Впервые о проекте «экономического пояса Нового Шелкового пути» заявил в 2013 году глава КНР Си Цзиньпин в Астане во время визита по странам Центральной Азии. В ходе этого визита по четырем странам было подписано контрактов на общую сумму в более чем 60 млрд долларов США.В Узбекистане было подписано 31 соглашение на 15,5 млрд долларов, в Туркменистане - 8 соглашений на 7,6 млрд долларов. В Казахстане была заключена сделка с казахстанской нефтяной корпорацией, разрабатывающей одно из месторождений в Каспийском море, на сумму в 5 млрд долларов. В Кыргызстане была подписана декларация о стратегическом партнерстве и 8 соглашений на 5 млрд долларов, в частности, о модернизации ТЭЦ г.Бишкека ($390 млн), о строительстве альтернативной автодороги Север-Юг ($850 млн) и о прокладке и эксплуатации газопровода, который пройдет по маршруту Туркменистан-Узбекистан-Таджикистан-Кыргызстан-Китай.При любых вариантах конкретных экономических и инфраструктурных решений, страны Центральной и Средней Азии станут самой привлекательной площадкой для реализации этого мегапроекта.Китайские эксперты считают, что «экономический пояс» Шелкового пути вполне способен взаимодействовать с Таможенным союзом и Евразийским экономическим союзом, а также с другими региональными интеграционными образованиями. «Проект «экономического пояса НШП» раарабатывается синхронно с проектом «Морского шелкового пути XXI века». Они объединены общим названием «Один пояс и один путь», который охватывает большую часть Евразии. На гипотетической территории этого мегапроекта сосредоточены большинство мировых запасов природных ресурсов, проживает 63 процента населения планеты, а предположительный экономический масштаб проекта — 21 трлн долларов США. Будет ли реализован в полном объеме весь комплекс амбициозных планов китайской торгово-промышленной экспансии, сказать трудно. Эти проекты рассчитаны на несколько десятилетий и по ходу реализации несомненно встретят много препятствий, причем не только со стороны основных конкурентов — развитых стран Запада и Востока. Одной из первых проявила интерес к участию в «экономическом поясе НШП» Киргизия, но этот интерес натолкнулся на жесткую позицию китайцев, которые не проявили особого желания помочь киргизам в развитии их внутренней инфраструктуры, которая не была напрямую связана с их проектами. Так, переговоры о строительстве железнодорожной магистрали «Китай - Киргизия- Узбекистан» ведутся уже более 20 лет, и стороны пока не нашли общего языка. Кроме того, киргизские элиты крайне недовольны захватом китайскими торговцами практически всех местных рынков. Много споров идет вокруг ширины колеи будущих ж/д магистралей. В России и всех странах СНГ она равна 1435 см, а в Китае и Европе — 1520 см. У этой «нестыковки» железнодорожных сетей есть историко-геополитическое измерение. Строительство в Российской империи железных дорог, несовместимых с мировым стандартом, мотивировалось тем, что предполагаемый агрессор не смог бы использовать российские железнодорожные пути для вторжения вглубь страны. Сегодня только Узбекистан за время правления Ислама Каримова решительно перешел на китайско-европейскую «узкоколейку». Остальные страны СНГ в Средней и Центральной Азии взвешенно относятся к китайской торгово-транспортной экспансии. Кроме того, участие в ОДКБ предполагает наличие именно российской широкой колеи, по которой можно перебрасывать союзнические войска на помощь той или иной стране в случае внешней агрессии или внутренней нестабильности.Как бы то ни было, сам факт наличия у КНР долгосрочной экономической стратегии развития, охватывающей большую часть планеты, ставит Поднебесную в более выгодное положение по сравнению с ее конкурентами, в первую очередь США, которые находятся на экономическом распутье, и выбор будущей стратегии развития там решается в ходе ожесточенной борьбы элит. Автор: Владимир Прохватилов, президент Академии реальной политики (Realpolitik), эксперт Академии военных наукhttp://argumentiru.com/economics/2017/02/456954

Выбор редакции
19 февраля, 12:10

Как Китай стал центром современной архитектуры

Еще каких-то 15 лет назад в Китае почти не было никаких небоскребов, а сейчас здесь находятся 7 из 20 самых высоких зданий в мире. Еще недавно китайские города состояли из милых и уютных хутунов, а теперь почти в каждом из них есть свои всемирные торговые центры и финансовые районы небоскребов. Поразительно! Как так получилось?Взгляните на две эти фотографии района Пудун в Шанхае. Как перемены могли произойти так быстро? Я поговорил со знакомыми архитекторами, которые работают в Китае с середины 2000-х (именно тогда в Китае началось активное строительство). Во-первых, к тому моменту Великий и Прекрасный накопил достаточно баблишка, чтобы озаботиться своим имиджем за рубежом. Главными имиджевыми проектами десятилетия стали Олимпиада в Пекине в 2008 году и Всемирная выставка в Шанхае в 2010 году. Так получилось, что к 2008 году на Западе грянул финансовый кризис, который, как вы помните, был еще и кризисом сектора недвижимости. На Западе стройки на время прекратились, но только не в Китае!Именно тогда в Великом и Прекрасном были созданы самые известные примеры китайской высотной архитектуры — здание Центрального телевидения Китая Рема Кулхаса.Здание всемирного финансового центра в Шанхае («открывашка»). Башня Цзыфэн в Нанкине.Из-за отсутствия заказов на Западе иностранные архитекторы хлынули в Китай. При этом они были очень сговорчивыми: принимали на работу в архбюро китайских специалистов, делились чертежами и так далее. В результате выросло целое поколение китайских архитекторов.Одновременно с этим Китай обзавелся целым рядом знаковых зданий, а многие китайские города благодаря им появились на карте мира. Что бы вы знали о Гуанчжоу, если бы не его небоскребы?Слышали ли раньше о Шэньчжени?А о Тяньцзине?В общем, новые города стали создавать Китаю имидж современной и продвинутой страны.Самый известный центр небоскребостроения, конечно, Шанхай. Прошло то время, когда Голливуд снимал современные пейзажи в Нью-Йорке и Чикаго. Теперь фильмы про Джеймса Бонда («Скайфол») и фильм про будущее и общение с искусственным интеллектом «Она» снимаются в Шанхае!Потом к власти пришел Си Цзиньпин, который посмотрел в окно на здание CCTV в Пекине и сказал, что «все эти здания как-то непонятно выглядят и похожи штаны, зачем они нам?! Здания должным быть красивыми, например, в виде драконов или китайских пагод! Иностранцы так построить не смогут!»Тем не менее, строительство современных зданий продолжилось. В том же Пекине сейчас строится офисный центр по проекту Захи Хадид, у которого будет самый высокий атриум в мире.Но из-за того, что китайские архитекторы уже поднаторели в проектировании, они стали все более активно конкурировать с иностранными архитекторами. Появились неплохие китайские архбюро, одно из которых — MAD — спроектировало музей в Ордосе:А недавно вот построило театр оперы в Харбине.Иностранным архитекторам стало сложнее работать в Китае, но заказы не прекратились. Например, архбюро «Кон Педерсен», которое ранее построило офисный центр Китайской национальной морской нефтяной корпорации (CNOOC) в Пекине, в этом году достроит небоскреб страховой компании «Пинань» в Шэньчжэни. Между прочим, его высота — 600 метров, и это пятое по высоте здание в мире, выше, чем One World Trade Center в Нью-Йорке!Всего же за прошлый год в Шэньчжэни построили сразу 11 зданий с высотой более 200 метров. Вот он, китайский размах!Даже самая удаленная и бедная провинция, типа Гуйчжоу, не может не похвастаться 335 метровым небоскребом. Жители других регионов не поймут! Небоскребов построили уже столько, что их просто сложно заполнить. Тем более сейчас, когда темпы роста экономики КНР снижаются. Говорят, даже Шанхай тауэр наполовину пустая. Я считаю, это преступление! Кстати, а вот в Ухани заканчивают строительство небоскреба. Говорят, в 2017 году сдадут в эксплуатацию. Тут недавно подсчитали, что в 2017 году наступит пик строительства офисных центров в Китае, а количество незаполненных площадей в 17 крупнейших городах достигнет 19 миллионов квадратных метров.

13 февраля, 16:01

Вяч.Вс. Иванов. "«Иероглифические» и «алфавитные» культуры"

Академик РАН Вячеслав Всеволодович Иванов с курсом лекций "Семиотическая антропология". Лекция пятая. Первая половина. Иероглифические» и «алфавитные» культуры. Отличие значений знаков в письменностях этих типов. Различие в сроках, темпе и объеме обучения (время и характер экзаменов для чиновников в старом Китае и т.д.). Роль дискретности в культурах алфавитного типа: понятие натурального ряда и логического вывода. Значение дискретного принципа в науках ХХ в. – генетике, фонологии и др. (об этом - Бугаев, Флоренский, Колмогоров). Этюд Л.Толстого о карме. Сравнение «Книги перемен» (И Цзинь) с современной генетикой: сходства и различия. Введение иероглифов в язык современной науки и критика деконструкции. Пример различий в структуре определения преступника в иероглифическом детективе (Ляо Чжай=Пу Сун Лин) и в детективе с абдукцией (Эдгар По). Русская Антропологическая Школа, октябрь-декабрь 2016Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграмм: http://telegram.me/podosokorsky

11 февраля, 07:56

Обманчиво большой Китай

Обманчиво большой Китай Сегодня нередко в патриотических кругах упоминается о желании англо-саксонского мира втравить нас в войну с Китаем. Очень похоже на то. В этой связи часто слышно от различных отечественных экспертов, что Китайцы нас вот-вот закидают шапками, заберут себе всю Сибирь и прочие катастрофические прогнозы. Может такое быть? Я служил 3 года срочную на Дальнем Востоке в пограничных войсках, учился патриотизму на примере героев Даманского, однако, как мне представляется, не так страшен чёрт… Как известно, Китай, кроме того, что он – мировая фабрика, знаменит ещё и огромным количеством населения около 1,347 млрд. человек, (некоторые спецы не церемонятся и говорят о 1,5 млрд. – российские 145 млн. человек в качестве статистической погрешности), а средняя плотность около 140 человек на 1 кв. км) и достаточно приличной территорией (3-я в мире после России и Канады – 9,56 млн. кв. км). Есть байка, что то ли ординарец, то ли ещё какой помощник Суворова, записывая со слов Александра Васильевича отчёт в столицу об очередной победе, удивился завышенным цифрам убитых солдат противника. На что, Суворов якобы сказал: «А чего их супостатов жалеть!» Про население Китайцы, а за ними индусы, индонезийцы, да и вообще вся Азия чётко уловили, что численность населения их стран – такое же стратегическое оружие, как бомбы и ракеты. Никто достоверно не может сказать, какова на самом деле демографическая ситуация в Азии, в данном случае, в Китае. Все данные оценочные, в лучшем случае, информация самих же китайцев (последняя перепись в 2000 году). Удивительным образом, несмотря на проводящуюся последние лет 20 политику правительства, направленную на ограничение рождаемости (одна семья – один ребёнок), население всё равно растёт по 12 млн. человек в год, как утверждают эксперты, из-за огромной базисной (т.е. начальной) цифры. Я, безусловно, не демограф, но 2+2=4. Если у вас 100 человек населения: умерло за год двое, родился один, через год 99. Если 100 млн. или 1 млрд., а соотношение рождающихся и умирающих отрицательное, то какая разница в начальной цифре, результат будет минусовой. У китайцев и демографических экспертов парадоксальным образом плюсовой! Очень запутанный вопрос. Например, в монографии Коротаева, Малкова, Халтурина «Историческая макродинамика Китая» приводится интересная таблица: 1845 г. – 430 млн.; 1870 г. – 350; 1890 г. – 380; 1920 г. – 430; 1940 г. – 430, 1945 г. – 490. Мне попадался старый атлас, где говорилось, что в 1939 г., т.е. до 2-й Мировой войны, в Китае насчитывалось 350 млн. человек. Не нужно быть специалистом, чтобы увидеть огромные разночтения и отсутствие какой-либо стройной системы в поведении китайского населения. То падение на 80 млн. за 25 лет, то рост на 50 млн. за 30 лет, то отсутствие изменений за 20 лет. Главное – что начальная цифра 430 млн. взята абсолютно с потолка, кто их супостатов считал. Но факт как будто налицо – за 95 лет с 1845 по 1940 число китайцев не изменилось, как было, так и осталось. А вот за последующие 72 года (с учётом губительных войн, голода и нищеты, более чем 20-летней политики сдерживания) рост почти на миллиард! К примеру, все знают, что СССР потерял в Великую Отечественную 27 млн. человек, но мало кто знает, что вторая страна по человеческим потерям – Китай – 20 млн. человек. Некоторые эксперты (возможно, типа нашего Чубайса) говорят о 45 млн. И несмотря на такие чудовищные потери и вообще всяческие лишения с 1940 по 1945 огромный рост на 60 млн.! Притом, что, кроме Мировой была ещё и гражданская в Китае, и в Тайване сейчас живёт 23 млн. человек, которые в 40-м году считались китайцами. Однако, в результате образования КНР в 1949 г., население КНР уже составило 550 млн. человек. За 4 года, убежавших на Тайвань не считаем, а рост – просто галопирующий 60 миллионов человек. Потом были и культурная революция с бессчётными репрессиями и поедание воробьёв в голодные годы, а население росло всё быстрее и быстрее. И всё же, почти поверим и посчитаем на коленке. 430 в 1940 г. Это очень много, конечно. 430 миллионов. Примерно половина женщины (в Азии женщин ещё меньше, но пусть). Около 200. Из них бабушки и девочки – ещё 2\3. Женщины рожают приблизительно от 15 до 40 = 25 лет, а живут за 70. Получаем 70 миллионов. Полагаем, что в Китае бездетных и лесбиянок нет, + скидка на мой демографический непрофессионализм = 70 млн. детородных женщин в 1940 г. Сколько должны были родить эти барышни детей, чтобы через 9 лет китайцев стало 490 млн., на 15% рост? Война, разруха, медицины никакой, японцы зверствуют… По науке, если мне не изменяет память, чтобы просто не уменьшить население нужно 3-3,5 рожать. А дополнительные 90 млн. на 70 млн рожениц, ещё 1,2 человека. Физически за 9 лет по 4-5 детей не просто, но можно, но…. Интернет пишет, что по переписи 1953 года 594 млн., а в 1949-м не 490, а 549 млн. За 4 года сорок пять миллионов. За 13 лет население выросло с 430 до 594, на 164 миллиона, больше, чем на треть. Таким образом, 70 миллионов женщин за 13 лет родили 3,5 на каждую для воспроизводства + около 2,5 (163:70) = 6. Кто-то возразит, в России тоже бум был на рубеже 19-20 вв. Но в России в ту пору 20 млн. человек японцы не вырезали + 20 млн. на Тайвань не убегали. И, возвращаясь к таблице, а что мешало в предыдущие 100 лет китайцам ну хоть на 10 миллионов увеличиться? Тут же за 13 лет 164 миллиона, как с куста, в голодуху и войну. Да, чуть не забыл, такие мелочи, как Корейская война, где полегли ещё около 150 тысяч детородных китайских мужчин, совсем смешно учитывать. В последующие десятилетия китайцы плодились и размножались просто без меры. Я думаю, они своих китайцев, как ФРС доллары, просто рисуют из воздуха. Никто не спорит, китайцев, как и индусов и индонезийцев очень много, нигерийцев ещё полно, иранцев, пакистанцев. Но множество множеству рознь. А индусы – молодцы, вовремя подхватили почин. Теперь немного про территорию. Китай большой, но… Взгляните на административную карту КНР. Есть в Китае так называемые автономные районы (Ары). Их 5, но сейчас речь о 3-х: Синцзян-уйгурский, Внутренняя Монголия и Тибетский. Эти три АРа по территории занимают соответственно 1,66 млн. кв.км, 1,19 млн. кв. км и 1,22 млн. кв. км, всего около 4 млн. кв.км, почти половина территории КНР! Живёт же на этих территориях соответственно 19,6 млн. человек, 23,8 млн. и 2,74 млн., всего около 46 млн. человек, около 3% населения КНР. Безусловно, указанные районы не самые чудные для проживания (горы, пустыни, степи), но не хуже Внешней Монголии или Тувы нашей или, к примеру, Киргизии или Казахстана. Большинство китайцев живут в междуречье Хуанхэ и Янцзы и на тёплом побережье (Юг и Юго-Восток). Кстати о Монголии. Если Внутренняя Монголия по территории больше Франции и Германии вместе взятых, то МНР-Монголия Внешняя по территории больше Внутренней почти в 1,5 раза = 1,56 млн. кв. км. Населения же практически нет 2,7 млн. человек (плотность 1,7 человек на кв. км, в КНР, напомню, 140, включая выше названные Ары, где плотность соответственно: 12, 20 и 2 чел\кв.км; в Междуречье под 300 человек на кв. километр живёт, тараканы да и только, если верить стат. данным). Ресурсов же, за которыми китайцы якобы в Сибирь пойдут, рискуя напороться на русские атомные бомбы, в Монголии, да и в Казахстане том же, полным полно, а бомб нет. Мало того, чего бы идею воссоединения-объединения монгольского народа под крылом Поднебесной не двинуть? Китайцев в России 150-200 тыс. человек. Всего! Общее население Хабаровского, Приморского краёв, Амурской области и Еврейской автономной области (около 5 млн.) не сравнится, конечно, с пограничной провинцией Хэйлунцзян (38 млн.), но всё же. Однако, монголы – спокойно спят (китайцев и русских в Монголии вместе взятых 0,1% населения – тыщи 2 где-то), казахи тоже не сильно напряжены. Бояться, как мне представляется, нужно Бирме с её 50-ти миллионным населением и довольно большой территорией 678 тыс. кв. км. Над ней нависает тот самый Южно-Китайский миллиард, именно во Мьянме диктаторский режим, они-злодеи китайское меньшинство (1,5 миллиона!! человек) притесняют. И, самое главное, экватор рядом, морское побережье огромное и тепло, тепло. Но даже и бирманские товарищи, как говорится, не парятся, а мы в панике. Ну, ладно, опасаются американцев китайские коммунисты в тайванских делах порядок навести, но Вьетнам откровенно нарывается, криком кричит, что не боится, про прошлый мордобой постоянно напоминает, Лаос с Камбоджей курировать взялся, новоиспечённые Большой Брат. О нефтеносных островах спорит Китай с Вьетнамом, а так мир. Странные китайцы. Народ уже на головах друг у друга сидит, а они даже свои огромные территории не осваивают, не говоря о слабеньких соседях типа Бирмы и Монголии. Но на Бурятию обязательно нападут, вон уже 150-тысячный экспедиционный корпус выслали, половина в Москве почему-то застряла, кто-то в тёплом Владивостоке, но это ерунда, по первому зову – в Сибирь. Ну вот, пожалуй, и всё, в первом приближении. Автор – Виктор Мехов Китай – Мировая Фабрика       Комментарий автора: Дополнительные соображения по этому поводу... Население Земли быстро сокращается. Оценить это сокращение возможно хотя бы по реальной численности населения Китая. Виктор Мехов написал очень интересную статью, в которой приводит аргументы в пользу того, что население Китая раза в 3-4 меньше, чем нас приучили думать (там и видео есть очень интересное). Наверняка то же самое можно сказать и об Индии, и о других явно бедных странах, с не по карману «большим» населением… Проверить это достаточно легко: нужно зайти в Википедию и просуммировать население 20 крупнейших городов Китая. И получится внушительное число около 230 млн. человек (с учётом населения округов). А где же живут остальные люди? Где остальной миллиард обитает? В сельской местности? В коттеджах проживает? А где тогда они еду выращивают? В горах Тибета, которые занимают почти половину территории страны? А ведь еды им нужно очень много, если поверить, что в Китае живёт 1 миллиард 340 миллионов человек! Смотрим дальше. Дуропедия сообщает, что в 2010 году Китай произвёл 546 млн. тонн зерна, притом, что посевные площади составляют в Китае 155,7 млн. га. А для обеспечения нормального питания населения стране необходимо выращивать в среднем около 1 тонны зерна в год на человека. Часть этого зерна идёт на корм скоту, а часть – на изготовление хлеба и прочие потребности. Так что Китай явно не обеспечивает себя зерном, если поверить, что у него такое большое население. Либо обеспечивает, если населения там в 3 раза меньше, чем считается. Кстати, можно это легко проверить по показателям США. И сразу всё будет ясно и понятно! Смотрите: в США собирают в среднем около 60 млн. тонн пшеницы в год с площади около 20 млн. гектаров. Кроме этого, там собирают 334 млн. тонн кукурузы с 37,8 млн. га, и 91,47 млн. тонн соевых бобов с площади 30,9 млн. га. Таким образом, всего зерновых собирают около 485 млн. тонн с площади около 89 млн. га. А численность населения в США составляет всего около 300 млн. человек! Излишки зерновых экспортируются. Отсюда сразу видно, что недостаток производства зерновых в Китае составляет порядка 800 млн. тонн в год, которые купить практически негде, если поверить в то, что население составляет 1,4 млрд. человек. А если в эту сказку не верить, то всё становится на свои места, и население Китая должно составлять не более 500 млн. человек! И ещё одна зацепочка: Википедия сообщает, что доля городского населения в 2011 году впервые составила 51,27%, что тоже подтверждает гипотезу о том, что реальное население Китая не превышает 500 млн. человек. То же самое творится и с Индией! Давайте сосчитаем население 20 крупнейших городов Индии. Ответ вас очень удивит: это всего около 75 млн. человек. 75 млн. человек! А где же остальные миллиард двести миллионов живут? Территория страны – чуть больше 3 млн. кв. км. Видимо, живут на природе с плотностью около 400 человек на 1 кв. км. Плотность населения в Индии – вдвое выше, чем в Германии. Но в Германии – сплошные города по всей территории. А в Индии в городах живёт якобы около 5% населения. Для сравнения: в России доля городского населения составляет 73%, при плотности населения 8,56 чел/кв.км. А вот в США доля городского населения составляет 81,4%, при плотности населения 34 чел/кв. км. Может ли официальная информация по Индии быть правдой? Конечно, нет! Плотность населения в сельской местности всегда составляет всего несколько человек на кв. км, т.е. раз в 100 ниже, чем в Индии. А это является чётким подтверждением того, что населения в Индии раз в 5-10 меньше, чем пишется в официальных источниках. К тому же, по сведению Википедии, почти 70% индийцев проживают в сельских регионах, таким образом, посчитанные нами 75 млн. городских жителей составляют около 30% населения Индии. Следовательно, полное население из этой пропорции будет составлять около 250 млн. человек, что гораздо больше соответствует действительности, чем сказка о миллиарде. Индия – это пока что просто клоака с угробленной экологией и ни на что не способным населением, максимум, в 200-300 миллионов человек. А индийско-китайский миф о громадном населении нужен как раз для того, чтобы паразиты могли и дальше безболезненно обманывать нас с вами и продолжать уничтожать население планеты… https://aftershock.news/?q=nod...

Выбор редакции
10 февраля, 16:23

Паола Волкова. Две лекции по истории искусства Древнего Китая (2011)

Паола Дмитриевна Волкова (1930-2013) — советский и российский искусствовед, историк культуры. Доктор искусствоведения (2000). Заслуженный деятель искусств РСФСР (1991). С 1979 года преподавала на Высших курсах сценаристов и режиссёров культурологию и дисциплину «Изобразительное решение фильма». В 1970—1980-х годах организовывала лекции Мераба Мамардашвили, Натана Эйдельмана, Георгия Гачева, Льва Гумилёва и других мыслителей. Автор более 50 публикаций в журналах, книгах, периодической печати по вопросам современного искусства и отдельным проблемам, связанным с творчеством Андрея Тарковского. С 1989 года — директор Фонда Андрея Тарковского в Москве (ныне не существует).Лекция первая.Лекция вторая.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграмм: http://telegram.me/podosokorsky

Выбор редакции
09 февраля, 12:30

Чжан Тунъян. Мифы и легенды Китая

Чжан Тунъян. Мифы и легенды Китая / пер. с кит. А. Жмак. - М.: Международная издательская компания "Шанс", 2017. - 247 с. Тираж: 1000 экз. ISBN: 978-5-906892-05-8.Вы держите в руках книгу, в которую вошли самые интересные китайские легенды и предания. Многие из них, например, легенда о всемирном потопе, схожи с европейскими, многие отличаются от них, но все они открывают перед вами увлекательный и интересный мир китайской мифологии. Для широкого круга читателей.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy

09 февраля, 07:51

Нестабильная стабильность: экономические итоги Китая в 2016 году

Эта статья является завершающей в цикле обзоров развития экономики Китая в 2016 году. Предыдущие статьи: «Куда качнется маятник: об экономических итогах первого квартала в Китае», «Итоги развития Китая за первое полугодие 2016 года: между Сциллой реформы и Харибдой стабильного роста по траектории L», «В поиске точки опоры – китайская экономика в третьем квартале 2016 года». Завершившийся 2016 год вопреки громко звучавшим, многочисленным прогнозам разных экспертов и аналитиков не стал ни годом краха, ни годом «жесткой» посадки» китайской экономики, но он также не стал и годом коренного перелома в ее состоянии. Экономический рост есть, но его темпы продолжили снижаться, а его качество вызывает беспокойство. Многочисленные вызовы, риски и трудности по-прежнему сохранились. На смену одним проблемам пришли другие. Нынешнему переходному этапу экономического урегулирования пока не видно конца, и 2016 год явно не стал его последним годом. События на экономическом фронте приняли характер затяжной позиционной войны. Победа в ней будет решаться не в одном сражении, а определяться тем, хватит ли имеющихся ресурсов и запаса прочности, умения и политической воли грамотно ими распорядиться, чтобы лозунг о «новой норме» китайской экономики перестал бы быть просто лозунгом, а превратился в экономическую реальность. Пока же исход не очевиден, ситуация будет оставаться «шаткой» и неопределенной. Напомним, что в конце 2015 года ежегодное Центральное экономическое совещание назвало в качестве приоритетов экономической политики Китая на 2016 год решение пяти задач: преодоление избыточных мощностей, снижение товарных запасов, уменьшение долговой нагрузки, снижение себестоимости, укрепление «слабых звеньев» (проблемы экологии, узких мест социальной сферы и т. д.). Они подразумевали проведение структурных реформ в экономике страны, которые в обобщенном виде были названы Си Цзиньпином «реформой экономики предложения». Эти преобразования предполагалось осуществлять одновременно с установкой «продвигаться вперед в условиях стабильности», что в первую очередь предполагало стабилизацию экономического роста. Получилась двуединая задача: с одной стороны реформы, с другой – стабильный рост. Конкретный экономический курс балансировал между двумя этими полюсами, колеблясь то в ту, то в другую сторону. ВВП Формально количественные ориентиры, на 2016 год в основном были достигнуты. Правда, по сравнению с 2015 годом экономика замедлилась еще на 0,2 п. п., но замедление имело плавный характер, степень управляемости оставалась высокой. Темпы роста удалось удержать в «разумном диапазоне». Прирост ВВП по году составил 6,7%, то есть вписался в установленный интервал 6,5%-7%. В поквартальной разбивке в 1-3 кварталах он был на уровне 6,7%, в 4 квартале даже поднялся до 6,8%, оказавшись вровень с последним кварталом 2015 года. По секторам экономики приросты составили: в агропромышленной сфере - 3,3%, в промышленности и строительстве – 6,1%, сфере услуг – 7,8%. Тенденция к увеличению в структуре ВВП удельного веса отраслей услуг сохранилась, он увеличился на 1,4% до уровня 51,6%, доли промышленности и сельского хозяйства соответственно уменьшались. В качестве основных движущих сил роста в 2016 году выступали внутренние источники: инвестиции, рынок недвижимости и потребление. Инвестиции Общий объем инвестиции в основной капитал в 2016 году составил 59,65 трлн. юаней с приростом 8,1% по году (в 2015 году - +10,1%). Векторы инвестиционной активности в различных секторах были неодинаковыми и разнонаправленными. Темпы прироста инвестиций в объекты инфраструктуры поднялись по сравнению с 2015 годом на 0,2% и составили 17,4%. Их доля в суммарном объеме инвестиций возросла с 18,3% до 20%. Динамика частных инвестиций наоборот существенно снизилась, с 10,0% до 3,2%. Пик падения пришелся на середину года, когда месячные приросты уходили на отрицательную территорию. Предпринимавшиеся во второй половине года попытки выправить ситуацию, в том числе путем принятия новых постановлений о поддержке частного предпринимательства, принесли некоторый эффект, но полностью восстановить ситуацию не удалось. Удельный вес частных инвестиций в общем объеме инвестиций в основной капитал сократился с 64,2% в 2015 году до 62,2%. В секторе недвижимости инвестиционная активность восстанавливалась. Уже в начале года удалось прервать резкий спад темпов роста инвестиций в недвижимость, который наблюдался в 2015 году, когда этот показатель снизился с 10,5% до 1%. В апреле 2016 года показатели достигли годового максимума - 7,2%. После некоторого «проседания», начиная с сентября, они опять пошли вверх и в целом за год составили 6,9%. В стоимостном выражении инвестиции в недвижимость в 2016 году достигли 10,258 трлн. юаней, что составило 17,2% от общего объема инвестиций, и примерно соответствовало уровню 2015 года (17,4%). Фактически не изменилось также соотношение между вложениями в различные виды недвижимости. В 2016 году, как и в 2015 году, более 67% инвестиций направлялось в жилую недвижимость. Темпы промышленного роста Сохранение достаточно высокой степени инвестиционной подпитки способствовало стабилизации темпов промышленного роста. Показатель прироста добавленной стоимости в промышленности составил 6,0% (в 2015 году – 6,1%). Рост был достаточно ровным: в 1 квартале – 5,8%, в 2-4 кварталах – 6,1%. Возобновилось увеличение промышленного энергопотребления. За год оно возросло на 2,9% (в 2015 году наблюдалось сокращение на 1,4%). Некоторое усиление спроса привело к росту индекса отпускных цен производителей (PPI). Месячные значения PPI до августа были отрицательными (54 месяца подряд), но с сентября вышли на положительную территорию. Приросты значения PPI в октябре – декабре соответственно были на уровнях 1,2%, 3,3%, 5,8%. Однако отпускные цены производителей росли в основном благодаря подъему цен на сырьевые товары (уголь, нефть) и промышленную продукцию первичного передела (сталь, цветные металлы). В целом улучшилось финансовое состояние предприятий. Темп роста прибыли в промышленности по году составил 8,5% (в 2015 году прибыли в промышленности сократились на 2,3%). В отраслевом разрезе следует отметить сохранение тенденции к опережающему развитию высокотехнологичных производств (+10,8%). Производство электромобилей возросло на 58,5% (455 тыс. шт.), промышленных роботов – на 34,3% (72,42 тыс. шт.), смартфонов – на 12,1% (157,5 млн. шт.). Рынок недвижимости Существенное влияние на экономическую ситуацию оказывало оживление рынка недвижимости, после спада, который он переживал в 2014-начале 2015 годов. Притоку средств на него в значительной мере способствовало «схлопывание» пузыря на фондовом рынке, где объем сделок на Шанхайской и Шэньчжэньской фондовых биржах сократился более чем на 50%. В результате значительные объемы средств, в том числе с чисто спекулятивными целями, устремились на рынок недвижимости. Интересы спекулянтов в какой-то момент совпали с целями правительства, которое в 2015 году, пытаясь не допустить чрезмерного охлаждения рынка, отменило ранее введенные ограничения на нем. В результате получилась схема: один пузырь лопнул, другой начал надуваться. Наметившая еще во второй половине 2015 года тенденция к увеличению объема продаж, в 2016 году не только сохранилась, но еще более усилилась, охватив ряд крупных городов страны. Особенно быстрый восстановительный рост отмечался в январе- апреле 2016 года, когда объемы продаж, как по площади, так и в стоимостном выражении увеличились соответственно на 36,5% и 55,9%. В дальнейшем показатели начали плавно снижаться, но в целом продолжали оставаться на высоком уровне. По году объем сделок с коммерческой недвижимостью составил 11,7627 трлн. юаней (+34,8%), было реализовано в общей сложности 1,573 млрд. кв. м недвижимости (+22,5%). Вместе с тем подъем рынка носил неравномерный характер. Ажиотажный спрос на недвижимость наличествовал только в городах «первой и второй линий», тогда как в средних и малых городах он оставался слабым, излишки недвижимости не только не сокращались, но, наоборот увеличивались. В этих условиях власти были вынуждены проводить дифференцированную политику, охлаждая спрос в крупных городах и поддерживая его в малых. В начале октября в ряде крупных городов Китая были восстановлены отмененные ранее ограничения на приобретение второго и последующего жилья, ужесточены условия выдачи жилищных кредитов (в основном путем повышения размера первичного взноса). Хотя эти меры в последние месяцы года не успели оказать радикального влияния на состояние рынка, ожидается, что в течение 2017 года они постепенно приведут к его охлаждению и снизят как объемы продаж, так и темпы роста цен, что подтверждается первыми еще отрывочными данными по состоянию рынка в январе 2017 года. Потребление Важной движущей силой экономического развития в 2016 году продолжало оставаться потребление. Вклад расходов на конечное потребление в экономический рост по году составил 64,6% (в 2014-2015 годах эти показатели соответственно равнялись 47,8% и 59,7%). Вместе с тем темпы роста продаж на потребительском рынке, как и в предшествующие годы, продолжали сокращаться. В прошлом году по сравнению с 2015 годом они уменьшились на 0,3 п. п. до 10,4%. В поквартальной разбивке: 1 квартал – 10,3%, 2 квартал – 10,2%, 3 квартал – 10,5%, 4 квартал – 10,6%. Правительство стремилось поддержать рост потребления стимулирующими мерами. В частности, введенное им льготное налогообложение на продажу автомобилей с объемом двигателя до 1,6 л позволило увеличить объемы продаж автомобилей на 10,1% (в 2015 году – 5,3%). В количественном выражении рост составил 13,7% (28 млн. шт.). Особенно быстро росла реализация автомобилей с гибридными и электродвигателями, которых было реализовано 320 тыс. шт. (+84%), в том числе электромобилей – 240 тыс. шт. (+116%) Оживление на рынке недвижимости поддержало спрос на мебель (+12,7%), строительные и отделочные материалы (+14%). Как и во все последние годы продолжала сохраняться тенденция к опережающему росту интернет продаж товаров и услуг. В прошлом году их общий объем превысил 5,15 трлн. юаней (+26,2%), что составило 12,6% от товарооборота. По отдельным категориям товаров этот показатель был существенно выше, в том числе по продуктам питания – 28,5%, одежде – 18,1%, товарам повседневного спроса – 28,8%. Наблюдался взрывной рост интернет платежей, которые использовали 469 миллионов пользователей (+31,2%) как при совершении онлайн покупок, так и для оплаты товаров и услуг в обычных магазинах и других предприятиях сферы обслуживания. Внешняя торговля Относительная стабилизация секторов внутренней экономики контрастировала с ситуацией во внешней торговле, которая сокращалась второй год подряд, что явилось для Китая ситуацией беспрецедентной. В 4 квартале помесячная динамика была неровной: в октябре и декабре показатели товарооборота и экспорта сокращались, в ноябре впервые с марта был зафиксирован рост. В тоже время наметилась тенденция к увеличению стоимостных объемов импорта, которые росли два месяца подряд (ноябрь и декабрь) соответственно на 6,2% и 3,1%, что было обусловлено повышением цен на ряд сырьевых и промышленных товаров на международном рынке. В целом по году объем внешней торговли (в долларах США) уменьшился на 6,8% (3684,9 млрд. долл.), экспорта – на 7,7% (2097,4 млрд. долл.), импорта – на 5,5% (1587,5 млрд. долл.). Положительное сальдо составило 509,9 млрд. долл. и сократилось по сравнению с 2015 годом на 84 млрд. долл. Таким образом, начавшийся в 2015 году спад в экспорте (минус 2,9%) не только не был преодолен, но еще более углубился. Девальвация юаня помогла отчасти смягчить этот удар по экспортерам. В юанях экспорт сократился лишь на 2%, но в тоже время стоимостные объемы импорта, увеличились на 0,6%. Негативное влияние на экспорт оказывало возросшее число случаев применения за рубежом защитных мер в отношении китайских товаров. В 2016 году защитные меры использовались 119 раз в 27 странах (в 2015 году количество таких случаев составило 87). Наиболее часто объектами разбирательств была продукция черной металлургии (49 случаев в 21 стране), химические товары, а также изделия легкой промышленности. Объемы торговли с наиболее крупными торговыми партнерами сократились. В частности, товарооборот с ЕС уменьшился на 3,1%, с США – на 6,7%, АСЕАН - на 4,2%, Японией - на 1,3%, с Кореей - на 8,5%, Тайванем – на 4,2%, Австралией – на 5,3%. Перспективы на 2017 год выглядят весьма туманно и не очень обнадеживающе. На состоявшемся в конце декабря годовом совещании в Министерстве коммерции КНР сложившаяся обстановка характеризовалась как «сложная и тяжелая». Каких-либо индикативных ориентиров на 2017 год определено не было, единственной задачей остается добиться прекращения падения и стабилизации экспорта. На экспертном уровне почти в один голос говорят, что спад во внешней торговле в 2017 году продолжится. В частности, по мнению Прогнозного Центра Академии Наук КНР, объем внешней торговли может еще сократиться примерно на 5%, а экспорта – на 6%. Торговля между Россией и Китаем На фоне кризисных явлений во внешней торговле итоги торговли между Россией и Китаем, на первый взгляд, смотрятся отнюдь не плохо. В октябре-декабре помесячные показатели объемов оборота росли (соответственно 1,5%, 16,4%, 7,8%). Экспорт Китая увеличивался в ноябре и декабре на 26,1% и 9,4%. Российские поставки в Китай показывали положительную динамику в октябре-ноябре (6,8% и 6,4%), но в декабре все-таки ушли в минус, сократившись на 7,6%. В этих условиях говорить об окончательном преодолении фазы стагнации и полноценном начале периода восстановительного роста, пожалуй, все-таки еще рано. База для восстановления двусторонней торговли остается очень слабой. Это подтверждается разнонаправленностью годовых показателей: объем двустороннего оборота вырос на 2,2% (69,52 млрд. долл.), экспорт Китая в Россию увеличился на 7,3% (37,30 млрд. долл.), поставки из России в Китай, несмотря на рекордный объем нефтяного экспорта (52,48 млн. т) уменьшились на 3,1% (32,22 млрд. долл.). Тем не менее, можно предположить, что основным трендом 2017 года станет постепенное восстановление объемов двусторонней торговли, темпы которого, как представляется, не будут слишком высокими. Кредитно-денежная политика  Кредитно-денежная политика  в 2016 году оставалась по преимуществу умеренно-мягкой и преследовала цель поддержать стабилизацию роста. Сохранялся высокий уровень кредитной экспансии. Общий объем выданных в 2016 году кредитов в национальной валюте составил рекордную сумму 12,65 трлн. юаней, что на 925,7 трлн. юаней больше по сравнению с 2015 годом. Рост продаж недвижимости и по преимуществу слабая инвестиционная активность предприятий, привели к изменениям в структуре заемщиков. На кредиты домохозяйствам пришлось 50% от их общего объема (6,35 трлн. юаней), кредиты нефинансовым предприятиям 48,2% (6,1 трлн. юаней). В 2015 году это соотношение соответственно равнялось 33% и 63%, произошло также уменьшение кредитования предприятий в стоимостном выражении на 1,28 трлн. юаней. Денежное предложение по-прежнему было высоким. Показатель денежной массы М2 на конец 2016 года достиг 155,01 трлн. юаней (+11,3%) и более чем в два раза превосходил объемы ВВП (без изменений к 2015 году), что беспрецедентно для крупных экономик мира. Темп роста показателя М2 по сравнению с 2015 годом уменьшился на 2%. Показатель М1 в конце года составил 48,66 трлн. юаней (+21,4%) Темп роста по сравнению с 2015 годом увеличился на 6,2%. Высокие приросты показателя М1, которые в середине года достигали 24,6%, называют здесь «ловушкой ликвидности», свидетельствующей о сохраняющемся низким уровне инвестиционной уверенности предприятий и отражающей спекулятивную активность на части товарных рынков, а также рынке недвижимости. Политика валютного курса Политика валютного курса в конце года в целом соответствовала имевшимся прогнозам и ожиданиям. Развод с долларом продолжился. НБК в основном придерживался установленного им еще в первой половине года порядка определения валютного курса (средний курс юаня = курс вечерней биржевой сессии в предшествующий день с поправкой на колебания курсов корзины валют; при дневном интервале не более 2% в ту или иную сторону в ходе самих торгов). Сразу после окончания «золотой недели» в октябре на фоне роста валютного индекса доллара юань опять стал дешеветь к нему и этот процесс с короткими замедлениями продолжался до конца года. Курс юаня к доллару последовательно «пробил» отметки 6,7, 6,8, 6,9, 6,95 юаня за доллар и ближе к концу декабря начал вплотную приближаться к рубежу 7 юаней за доллар. Представители НБК, комментируя эту тенденцию, неоднократно заявляли о том, что «не юань обесценивается к доллару, а доллар растет в отношении юаня». Определенную логику в таких утверждениях, найти можно. За 4 квартал валютный индекс юаня (CFETS) не только не уменьшился, но даже несколько подрос. Если в конце сентября он составлял 94,07, то в конце декабря был на отметке 94,83, то есть поднялся на 0,8%. Это основной аргумент НБК в пользу тезиса о «базовой стабильности юаня», иными словами, как и все основные валюты, юань снижался к доллару, но это снижение было менее глубоким. При этом скромно замалчивалось, что более жесткой привязке к корзине валют НБК стал следовать только в последние месяцы года, тогда как до этого показатели CFETS по большей части снижались. В целом за год валютный индекс юаня снизился более чем на 6% с 100,94 на 31 декабря 2015 года до 94,83, то есть не намного меньше, чем курс юаня к доллару (6,8%), который в последний день года был на отметке 6,937 юаня, за доллар. Юань подешевел также к евро и японской иене соответственно на 3% и 10,6%. Итоги экспериментов в курсовой политике в 2015-2016 годах выглядят весьма неоднозначно. Девальвация, даже достаточно глубокая (с 11 августа 2015 года по конец 2016 года курс юаня к доллару снизился на 13,4%), панацеей для китайской экономики явно не стала. Она отчасти помогла экспортерам сократить в юаневые потери экспортной выручки, но не привела к кардинальному улучшению ситуации во внешней торговле. Процесс интернационализации юаня замедлился и даже в некоторой степени обратился вспять. Это отчетливо проявилось в сокращении расчетов в юанях по торговым операциям (товарная торговля и торговля услугами). Объемы таких операций неуклонно росли в последние годы, но в 2016 году они сократились на 27,7% с 7,23 трлн. юаней до 5,23 трлн. юаней. В отношении дальнейших перспектив курса юаня в целом есть понимание, что девальвационный тренд в 2017 году будет сохраняться. Большинство аналитиков склонно полагать, что к концу нынешнего года юань будет где-то на уровнях 7,2-7,3 юаня за доллар. В тоже время существует очень большое количество факторов неопределенности как внешнего, так и внутреннего плана, которые затрудняют долгосрочное прогнозирование валютного курса, превращая его в определенной степени в гадание на кофейной гуще. Анализируя ситуацию, все больше приходишь к выводу, что если поначалу девальвация имела «преднамеренный» характер, то теперь она преимущественно становится вынужденной. НБК, как видится, будет продолжать политику все большей ориентации на корзину валют и стремиться поддерживать базовую стабильность юаня по отношению к ней. В тоже время регулятор хотел бы сохранить себе свободу рук. Шагом в этом направлении стало изменение в конце декабря структуры корзины валют, на основе которой рассчитывается валютный индекс юаня (CFETS). В нее были включены дополнительно 11 валют, в том числе южноафриканский ранд, корейская вона, динар ОАЭ, саудовский реал, венгерский форинт, польский злотый, датская крона, шведская крона, норвежская крона, турецкая лира, мексиканский песо. Состав корзины валют увеличился с 13 до 24 валют. Одновременно доля доллара США в ней снизилась с 26% до 22%. На практике это может означать, во-первых, что при росте индекса доллара его влияние на соответствующий показатель CFETS уменьшится. Во-вторых, в условиях снижения курса юаня к доллару включение новых валют, некоторые из которых являются неустойчивыми, расширяет диапазон колебаний корзины, что облегчает поддержание относительной стабильности юаня к ней. В целом можно предположить, что сам механизм определения курса может еще изменяться, но общая направленность на постепенный развод с долларом вряд ли претерпит существенные изменения. Отток капитала Девальвация придала дополнительную остроту проблемам оттока капитала и сокращения валютных резервов. Сам отток капитала был порожден, конечно, более фундаментальными причинами, связанными с изменением мировых трендов перелива капитала, но дополнительным фактором, побуждающим инвесторов уходить из юаневых активов, девальвация, безусловно, стала. О масштабах оттока капитала дает представление размер отрицательного сальдо банковских операций с валютой. За год оно составило 337,7 млрд. долларов. В поквартальной разбивке оно формировалось следующим образом: в 1 квартале – 124,8 млрд. долларов, во 2 квартале – 49 млрд. долларов, в 3 квартале – 69,6 млрд. долларов, в 4 квартале – 94,3 млрд. долларов. Одновременно сокращение притока в страну иностранной валюты обусловило уменьшение расходов НБК на ее покупку. В 2016 году они снизились на 2,9 трлн. юаней, тогда как в 2015 году аналогичное снижение составляло 2,2 трлн. юаней. Крупные интервенции НБК на валютном рынке с целью придать снижению курса юаня по возможности плавный характер привели к ощутимому сокращению валютных резервов. В целом за год резервы снизились примерно на 320 млрд. долларов, в конце декабря они составили 3010,5 млрд. долларов. По кварталам снижение выглядело следующим образом: 1 квартал – 117,7 млрд. долларов; 2 квартал - 7,34 млрд. долларов; 3 квартал – 38,77 млрд. долларов; 4 квартал – 155,58 млрд. долларов. Хотя стратегическую отметку в 3 трлн. долларов в 2016 году удалось удержать, тем не менее, постоянное «таяние» валютной подушки безопасности вызывает здесь растущее беспокойство. В январе 2017 года валютные резервы Китая уменьшились еще на 12,3 млрд. долларов и опустились до 2998,2 млрд. долларов. Власти отреагировали на возникшую ситуацию. В ноябре Госсоветом было дано поручение, строже контролировать инвестиции китайских предприятий за рубеж, особенно при вложениях в непрофильные активы, а также в тех случаях, когда капитал дочерних зарубежных компаний значительно превышает капитал материнских. Параллельно НБК начал усиливать надзорные меры за движением средств по капитальным и текущим счетам. В СМИ оживленно обсуждался вопрос о возможности сокращения годовых квот покупки валюты гражданами (50 тысяч долларов). Однако пойти на этот шаг власти все-таки не решились, ограничившись усложнением формальностей, связанных с реализацией этого права. Административная кампания «закручивания гаек» приобрела такие масштабы, что стала вызывать озабоченность иностранных предприятий потерять свои права на перевод за рубеж прибылей. Представители НБК, Государственного управления валютного регулирования, Министерства коммерции были вынуждены выступать со специальными разъяснениями, чтобы успокоить иностранных инвесторов. В декабре удалось сбить волну китайских инвестиций за рубеж. Объемы зарубежного инвестирования по месяцу в годовом исчислении упали сразу на 39,4%. По-видимому, чрезвычайные меры в области валютного контроля будут продолжать действовать и в 2017 году. В январе Государственное управление валютного регулирования опубликовало специальное «Уведомление», которое содержит набор дальнейших мер по ужесточению валютного контроля. В частности, оно предписывает ограничить возможности предоставления и привлечения кредитов в иностранной валюте, требует от предприятий в месячный срок предоставить информацию об их находящихся за границей валютных средствах, полученных в результате ранее совершенных экспортных операций, а также репатриировать дивиденды от зарубежных прямых и портфельных инвестиций. Одновременно предполагается усилить контроль за «реальностью» импортных операций, более тщательно рассматривать заявки на осуществление инвестиций за рубежом. В целом в трудных условиях спада экспорта, значительного оттока капитала поддержание стабильного роста власти все-таки обеспечили, в том смысле, что, несмотря на значительные издержки, им удалось не допустить чрезмерного снижения темпов экономического развития и сохранить социально-экономическую стабильность. Однако этот успех относителен. Стабильный рост в решающей степени был обеспечен за счет активных стимулирующих мер государства, которые в определенном смысле искусственно восполняли «недостаток внутренних движущих сил экономики». Причем, масштабы этого восполнения были весьма и весьма немалыми. Экономика оказалась как бы подключенной к аппарату «искусственного дыхания». Естественно, что на этом фоне объективно возникало ощущение, что продвижение в области реформирования экономики выглядит весьма скромным, малым и слишком медленным. Избыточные мощности В части структурных реформ приоритетом 2016 года была объявлена борьба с избыточными мощностями, прежде всего в угольной и сталелитейной промышленности. В феврале 2016 года вышло постановление Госсовета, в котором была поставлена цель - в ближайшие 3-5 лет сократить мощности в угольной промышленности на 500 млн. тонн. Задача на 2016 год определялась в 250 млн. тонн. По заявлениям руководства Госкомитета по развитию и реформе данная цель была выполнена и даже перевыполнена. Объем сокращенных мощностей составил порядка 300 млн. т и затронул 620 тыс. рабочих мест. Вместе с тем здесь отмечают, что сокращение на первом этапе прошло относительно легко, так как выводимые мощности относились в основном к выработанным шахтам. Задание на 2017 год пока не определено, однако ожидается, что в количественном плане оно будет меньше. В то же время в отличие от 2016 года, в текущем году «придется резать по живому», то есть выводить работающие мощности. В сталелитейной промышленности сложилась примерно аналогичная ситуация. На 2016 год ставилась задача сократить мощности в пределах 45 млн. т низкосортной стали. Она также была выполнена. В рамках кампании была проведена реорганизация двух крупных металлургических компаний «Баоган» (Шанхай) и «Уган» (г. Ухань) в единую компанию, закрывались некоторые предприятия с устаревшим оборудованием. Вывод из эксплуатации даже небольшой части мощностей оказал неоднозначное влияние на соответствующие рынки, привел к резкому повышению цен на соответствующую продукцию. Сама борьба с избыточными мощностями велась почти исключительно административными методами и пока мало затронула ключевой вопрос закрытия и рыночной трансформации государственных «зомби» предприятий. В 2017 году предполагается расширить отраслевые рамки кампании по борьбе с избыточными мощностями, распространив ее на такие отрасли, как стекольная промышленность, производство цемента, отдельных видов цветных металлов, судостроение. Снижение уровня товарных запасов Основным направлением политики по снижение уровня товарных запасов были попытки не допустить дальнейшего увеличения объемов нереализованной недвижимости. Несмотря на высокие показатели объемов продаж недвижимости (было реализовано 1573,49 млн. кв. м), на данном направлении удалось достичь только некоторых тактических позитивных подвижек. По итогам года рост объемов нереализованной недвижимости приостановился, ее площадь сократилась на 3,2% (в 2015 году прирост – 15,6%) и составила 695,39 млн. кв. метров. Несколько лучше обстояло дело с жилой недвижимостью, нереализованные запасы которой уменьшились на 11% (в 2015 году рост на 11,2%). Объемы офисной и торговой недвижимости не только не сократились, но продолжали увеличиваться соответственно на 10,8% и 8%. В декабре сначала на заседании Политбюро ЦК КПК, а затем на Центральном экономическом совещании 2016 года была поставлена задача - подготовить проект «отвечающего условиям Китая и рыночным принципам долгосрочного механизма здорового развития сектора недвижимости». Однако к настоящему времени какой-либо информации об основном содержании такого механизма опубликовано не было. В отношении проблемы снижение долговой нагрузки в 2016 году велось в основном обсуждение возможных подходов к ее решению. В то же время даже отсутствуют официальные данные о ее размерах. По подсчетам китайских и иностранных экспертов в настоящее время размер долгов в нефинансовом секторе с учетом долгов «теневым банкам» находится на уровне 205 трлн. юаней, что составляет примерно 277% от ВВП. Правительственный долг оценивается в размере 66% от ВВП, долг домохозяйств – в 45%, корпоративный долг – в 164%. Существуют и другие оценки размера долга, но в целом во всех вариантах его структура приблизительно совпадает. Долг более чем на 90% является внутренним. Наиболее опасным его сегментом признается корпоративная задолженность. Не вызывает возражений то мнение, что в 2016 году общая долговая нагрузка продолжала увеличиваться в пределах 2-3%. Признавая остроту долговой проблемы, Госсовет КНР в октябре принял документ «О стабилизации и снижении долговой нагрузки на предприятия». В нем предусматривается ряд мер, включая передачу пакета акций в обмен на долги, реструктуризацию части предприятий, а также использование процедуры банкротства в отношении так называемых «зомби-предприятий». Передача пакетов акций будет осуществляться не напрямую между предприятиями- должниками и банками кредиторами, а через посредство специальных компаний по управлению активами, которые создаются и действуют при соответствующих банках. В документе особо оговаривается, что в отношении «зомби-предприятий», схемы передачи акций, а также реорганизации предприятий применяться не будут, а будет использоваться процедура банкротства. К настоящему времени реализация указанных мер находится на первичной стадии. К ней подключена «пятерка» крупнейших государственных банков, которыми были созданы соответствующие компании по управлению активами, проведены пилотные сделки по обмену долгов на акции. Однако судить о том, насколько широкое распространение получит данная практика, в какой степени она окажет влияние на решение проблемы задолженности, пока преждевременно. По другим направлениям структурного реформирования (снижение себестоимости, «укрепление слабых звеньев») существенных изменений в течение года не произошло. Таким образом, соотношение в экономической политике между взятыми преимущественно из арсенала прошлых лет мерами по поддержанию стабильного роста и структурным реформированием экономики, в общем, оказалось в пользу первых. Тем не менее, данная пропорция не была константной, на протяжении года она постепенно изменялась, причем темп этих изменений был предметом жарких споров между различными группами в руководстве. В статье «Итоги развития Китая за первое полугодие 2016 года: между Сциллой реформы и Харибдой стабильного роста по траектории L» довольно подробно описывались взгляды группы советников Си Цзиньпина на приоритеты структурных реформ, которые в концентрированной форме были изложены ими в статье «Интервью с авторитетным человеком» в газете «Жэньминь жибао» (9.05.2016). Хотя выводы, содержавшиеся в данной публикации, не повлекли за собой за собой немедленных радикальных изменений курса, ряд ее положений на протяжении второй половины 2016 года начали постепенно трансформироваться в установки экономической политики. Принцип сочетания «стабильного» роста и структурных реформ как основополагающий отброшен не был, но соотношение между двумя его составляющими стало чуть более сбалансированным. Перенастройка инструментов экономического регулирования в пользу структурных реформ начала ощущаться с октября, что отмечалось в статье «В поиске точки опоры – китайская экономика в третьем квартале 2016 года». Ее проявлениями можно считать заявление председателя НБК Чжоу Сяочуаня в Вашингтоне на заседании министров финансов и руководителей центральных банков G-20 о намерении НБК взять под контроль кредитную экспансию, уже упоминавшиеся выше меры по охлаждению рынка недвижимости, постановление Госсовета «О стабилизации и снижении долговой нагрузки на предприятия». В это же самое время появился доклад НБК «О денежной политике в третьем квартале 2016 года», в котором пусть даже в очень осторожной форме был поставлен вопрос о возможности изменения денежной политики в сторону ее ужесточения. Наконец, на заседании Политбюро ЦК КПК 28 октября, впервые, была особо акцентирована важность «подавления пузырей в активах, а также предотвращения экономических и финансовых рисков». Этот тренд был закреплен на декабрьском заседании Политбюро ЦК КПК и состоявшемся вслед за ним Центральном экономическом совещании 2016 года. На них была подтверждена актуальность поставленных еще на 2016 год пяти основных задач (преодоление избыточных мощностей, снижение товарных запасов, уменьшение долговой нагрузки, снижение себестоимости, укрепление «слабых звеньев»), которые остались приоритетами экономической политики на 2017 год. В то же время акценты были расставлены несколько по-иному. На первый план была вынесена проблема снижения долговой нагрузки. Решать ее предлагалось на путях «маркетизации предприятий», создания правовых механизмов конвертации долгов в акции. Ориентиром для развития рынка недвижимости был назван принцип «дома для того, чтобы в них жить, а не для спекуляций». Среди других задач экономической политики на 2017 год были обозначены «углубление реформы предложения в сельском хозяйстве», «оживление реального сектора экономики», «углубление реформы государственных предприятий», включая «прорыв» в развитии смешанных форм собственности в таких отраслях как электроэнергетика, нефтяная промышленность, газовая промышленность, железнодорожный транспорт, авиационный транспорт, связь. Вместе с тем преувеличивать этот реформаторский настрой, пожалуй, особо не стоит. Не надо забывать, что в 2017 году должен состояться 19 съезд КПК и, кроме того, нынешний год фактически является последним годом полномочий нынешнего состава правительства. Нетрудно догадаться, что в этих условиях руководство ни на минуту не будет забывать о стабильности. С этой точки зрения выглядит закономерным, что установка «продвигаться вперед в условиях стабильности» вновь была призвана задавать тон всей политике в нынешнем году. Более того, акцент на нее еще более усилился. Если раньше о стабильности говорилось преимущественно применительно к экономической сфере, то на этот раз было особо подчеркнуто, что она является «важным принципом в управлении государством», которым надлежит руководствоваться во всех сферах деятельности. В целом, как представляется, общие контуры экономической политики Китая в 2017 году вряд ли кардинально изменятся. Некоторая смена акцентов возможна, но, в общем, как мы это не раз отмечали, по большому счету Китай продолжит балансировать между реформой и стабильным ростом, то есть будет и дальше двигаться по так называемой «траектории L». Если же говорить о количественных показателях экономики, то снижение темпов роста продолжится по нескольким причинам. Во-первых, из-за неудовлетворительного состояния экспорта, которое может еще больше осложниться, в том случае если произойдет резкое обострение торгово-экономических противоречий с США. Во-вторых, из-за ограниченности возможностей продолжать бесконечно наращивать масштабы стимулирующих мер, как в части инвестиций в инфраструктуру, так и в части потребления. Естественными ограничителями здесь являются снижение темпов прироста доходов бюджета, рост бюджетного дефицита, а также наметившаяся тенденция к уменьшению темпов роста доходов населения, которые в 2016 году уже были ниже, чем темпы прироста ВВП. В-третьих, резервы для дальнейшего смягчения денежно-кредитной политики полностью исчерпаны. НБК уже в начале 2017 года стал подавать очень осторожные, но однозначные сигналы о повороте в сторону ее ужесточения, пойдя на увеличения процента по ряду операций на открытом рынке. Это, конечно, еще нельзя назвать поворотом, скорее, регулятор только еще «нащупывает камни», но ветер явно начинает дуть в эту сторону. И он может усилиться, особенно, если возникнет угроза «стагфляции с китайской спецификой», то есть роста инфляции при снижающихся темпах роста. Такая угроза потенциально имеется, если принять во внимание быстрый рост отпускных цен производителей в последние месяцы, который через какое-то время может переброситься на потребительский рынок. С учетом всех этих обстоятельств подавляющее большинство китайских и иностранных экспертов полагают, что достижимым для Китая показателем на 2017 год может быть экономический рост в 6,5%. Правда, раздаются отдельные голоса о том, руководству следовало бы принять более низкие индикативные показатели, сосредоточив все силы на осуществлении реформ. Однако учитывая политический фактор съезда КПК, выбор руководством такого сценария видится маловероятным. Индикативные наметки на 2017 год будут объявлены на начинающейся 5 марта сессии ВСНП. Однако вне зависимости от того, какими они будут, для китайской экономики начавшийся год будет сложным и болезненным. Сергей Цыплаков –представитель Сбербанка России в Китае (2014) Родился 11 февраля 1958 г.; окончил Институт стран Азии и Африки при МГУ, кандидат экономических наук; работал в Институте экономики мировой социалистической системы АН СССР, в Комитете Верховного Совета РСФСР по международным делам и внешнеэкономическим связям, был первым секретарем посольства РФ в США, начальником отдела внешнеэкономических связей Аппарата Правительства РФ; 1993—1995 и 1999—2001 — начальник Департамента международного сотрудничества Аппарата Правительства РФ; женат, имеет сына; увлекается рыбалкой, литературой. 2001 – 2013 - Торговый представитель РФ в Китайской Народной Республике 2014  – представитель Сбербанка России в Китае Язык Русский

08 февраля, 09:23

Тибетская кухня

1. В Тибете всё необычно и обычно одновременно. Суровые климатические условия, высокогорье, палящее солнце, сильные ветры и песчаная почва оказывают первостепенное влияние на кухню, которая не отличается особым разнообразием.2. Основу рациона составляет молоко и мясо яка, а точнее, в случае с молоком — не яка, а дри (леди яка, как говорят сами тибетцы), и ячменная мука. Иногда также используется козлятина и баранина. В любом месте, расположенном выше 4000 метров над уровнем моря, вам предложат исключительно блюда из этих продуктов.3. Типичное тибетское кафе. Надо отметить, что в кафе очень грязно. В высокогорье, где далеко идти за водой, вам будут подавать общие ложки и вилки из одной миски и нет никакой уверенности, что их мыли. Немного шокирует поначалу, но потом даже не обращаешь внимания.В больших городах, расположенных чуть ниже, на высоте примерно 3600-3800 метров над уровнем моря, можно уже отведать фрукты и овощи, большая часть из которых завозится туда китайцами.4. Меню. Нам повезло, так как двое из нашей компании изучают тибетский язык.5. Самые популярные овощи — это помидоры и лук. Томатный суп вы можете отведать везде, однако консистенция и вкус будут сильно отличаться.6. Суп очень вкусный и иногда такой густой, что больше походит на соус к мясу. Бывает и острый, и почти пресный. Это, наверное, самое вкусное блюдо в Тибете.7. А каждое утро в любой кафешке вам предложат омлет. Где берут яйца на высоте свыше 4000 м над уровнем моря, для нас осталось загадкой. Мы не видели ни одной курицы. Даже суп с яйцом на самом деле представляет собой суп с нарезанным омлетом. Мне кажется, что делают они его из сухой смеси и специально для иностранцев. Сами же тибетцы каждое утро начинают с цампы…Цампа8. Цампа — самое распространенное блюдо. Это далеко не деликатес, и тибетцы едят ее не от хорошей жизни, а просто потому, что часто больше есть просто нечего.9. Цампа представляет собой смесь молока дри (самки яка), масла и ячменной муки. Ячмень, в соответствии с тибетской медициной, хороший продукт для придания силы. В ячмене много железа, и при его частом употреблении устраняются традиционные проблемы с анемией, связанные со скудным питанием в горах. Помимо этого, ячмень неплохо устраняет отеки, часто развивающиеся у монахов от малоподвижного образа жизни и долгого сидения в одной позе. Железо также оказывает хорошее действие на легкие и бронхи, с которыми часто возникают проблемы от горного ветра и холода.Сам по себе ячмень (т.е. в случае, если вы едите его как кашу, сварив обычную перловку) считается «холодным» по своим свойствам. Если же вы ячмень поджарите и перемелете, то свойства его поменяются на согревающие. Это весьма полезно для занимающихся медитацией, поскольку у них зачастую жар скапливается в голове, а ниже сердца — сплошные холода и проблемы с внутренними органами. Говорят, что у йогов больные почки — так сказать, профессиональная болезнь.10. Каждое утро в любом кафе или столовой гестхауза вас могут угостить цампой. По вкусу напоминает перемолотую овсянку, которую дают малышам до годика. Нас угощали цампой бесплатно, это самое дешевое блюдо. Вам подают большую миску муки, термос с соленым тибетским чаем, сахар и масло, и вы сами на свое усмотрение смешиваете ингредиенты — кто-то любит жидкую, кто-то густую цампу. Тибетцы обычно делают очень густую цампу и едят ее руками.Момо11. Второе по популярности национальное блюдо — это пельмени момо. Если и существует единственное блюдо, которым можно представить тибетскую кухню, то это как раз они. Момо — это пельмени, приготовленные на пару, подаются они в любой будний день и по праздникам. Существует только одно исключение — момо никогда не едят в первый день нового года, потому что мясо, упрятанное в тесто, обозначает упрятанную удачу.12. Приготовление момо отнимает много сил и времени, поэтому над ними трудятся сразу несколько человек. Мужчины обычно рубят мясо, а женщины лепят пельмени. Все тонкости техники приготовления момо направлены на сохранение соков внутри. Поэтому мясо лучше рубить, чем перемалывать, а с овощами следует обращаться очень осторожно. Кроме того, момо нельзя переваривать.Также существуют свои тонкости и в поедании момо. Сначала надо откусить кусочек теста и выпить соки, затем зачерпнуть соус и съесть остальное. Момо очень вкусные в любом виде.Тхукпа13. Еще одним очень популярным блюдом являются супы — тхукпа и тхентук, которые отличаются формой лапши. В тхукпу добавляют длинную лапшу, а в тхентук — плоскую.14. Тхукпа с мясом. Одна такая порция заменяет сразу и первое, и второе. Суп очень вкусный, но с мясом яка — на любителя.15. Тхукпа с овощами.16. Тхукпа из широкой лапши.17. Овощной суп.18. Куриный суп — как ни странно, самый неудачный суп со странным вкусом. Съесть его не смог никто.Хлеб19. Тибетцы пекут свой национальный хлеб, который, как и во многих азиатских странах, в принципе похож на наш лаваш. Единственным исключением является паровой хлеб тингмо, который, скорее всего, тоже пришел из китайской кухни.20. Лепешки с острым соусом.21. Паровой обжаренный хлеб. Паровой хлеб весьма специфичен — мы, например, не смогли его съесть. На вкус напоминает размоченные сухари.22.Помимо момо и тхукпы, вас накормят рисом с мясом или овощами и лапшой, которая, опять же, распространилась под влиянием Китая. Порции обычно очень большие, и даже мужчине достаточно одного блюда.23. Рис с овощами. Рис в Тибете просто превосходный — и с овощами, и с мясом.24. Рис с мясом яка и овощами.25. Лапша с мясом и овощами.26. Лапша с омлетом и мясом.27. Жареные овощи.28. В некоторых кафе ближе к границе с Непалом можно отведать почти европейскую кухню. Например, жареную рыбу с картофелем фри.29. Или жареную картошку. Правда, с жаркой картошки у тибетцев проблемы, особенно у тех, кто живет высоко в горах. Мы никак не могли объяснить, что ее надо жарить дольше. Ели почти сырую, но в тех условиях и это было деликатесом.30. В некоторых монастырях есть своя кухня, где можно за 40 рублей очень плотно пообедать. Денег уже почти не осталось, и на 40 рублей мы получили вот такую порцию вкуснейшего риса и жареных овощей — это был, пожалуй, самый вкусный наш обед.ЧайИз напитков самым популярным, конечно же, является чай. В Тибете существуют два уникальных вида чая. Первый — ча нгамо, для иностранцев тибетцы называют его «свит ти» («сладкий чай»). Представляет собой кипяченое молоко самки яка, масло, чуть черного чая и сахар. Очень вкусно и сытно.Второй — ча суйма, он же «чай с маслом», «соленый чай», «сбитый чай». Готовится он из прессованного пуэра, который варится в молоке, а потом взбивается вместе с топленым маслом яка и солью в специальных деревянных маслобойках донмо. В наше время это традиционное приспособление заменила собой электрическая взбивалка, которая имеется в любой семье, потому что соленый тибетский чай пьют в огромных количествах и взрослые, и дети. Тибетцы носят с собой термосы с таким напитком везде: на работу, в поле, на прогулке. Любой тибетец с радостью угостит вас чаем с молоком. Он хорошо согревает, защищая от пронизывающего тибетского ветра. Также ча суйма используется для приготовления цампы.В тибетских ресторанчиках можно найти и другие напитки, позаимствованные из Индии и Китая. Например, пришедший из провинции Юннань чай бабао («восемь драгоценностей»). Это традиционная китайская смесь из восьми видов цветов и сухофруктов. Также можно встретить популярный в Индии и Непале чай с имбирем и лимоном, но это будет достаточно дорогое удовольствие в этих краях. Конечно же, цивилизация проникла даже в самые удаленные уголки земли, и чай в пакетиках вы можете купить везде.31. Имбирный чай.Чанг32. Наверное, рассказ о тибетской кухне был бы не полным без упоминания о тибетском слабоалкогольном напитке чанг, или нэ чанг. Это ячменное вино, которое на Западе часто называют пивом, своеобразное на вкус и не очень крепкое — всего 3,8%. В магазинах его можно купить в синих или красных баночках, а в ресторанах есть возможность попробовать самодельный чанг. Традиции его употребления немного отличаются от района к району — например, в Шигадзе в стакан с чангом принято добавлять немного цампы, чего никогда не сделают в Лхасе. Но в любом случае любителей чанга в Тибете очень много. Что же касается настоящего пива, то здесь оно представлено всего одной местной маркой — «Лхаса». Впрочем, найти популярные европейские марки пива тут тоже не проблема.Стоимость обеда варьируется в зависимости от местности и доступности продуктов. В среднем обед стоит 25-40 юаней. В больших городах можно купить большую порцию картофеля фри на улице за 5 юаней или зайти в местную столовую, размером 10 квадратных метров, и купить огромную порцию супа за 7-10 юаней.