Китай: политика и геополитика, макроэкономика и социальная сфера
Китай: политика и геополитика, макроэкономика и социальная сфера
Тема
В рамках воплощения в жизнь самой заветной мечты китайского народа - великого возрождения китайской ...
В рамках воплощения в жизнь самой заветной мечты китайского народа - великого возрождения китайской нации - в КНР планируется к 2021 году /к 100-летию КПК/ реализация задачи построения общества "сяокан" /малого благоденствия/, а к 2049 году - достижение цели создания могущественного, культурного, демократического, современного социалистического государства.
Развернуть Свернуть
05 ноября, 18:57

Сергей Цыплаков: "В поиске точки опоры - китайская экономика в третьем квартале 2016 года"

Третий квартал 2016 года на экономическом фронте Китая прошел достаточно спокойно. Резких скачков и потрясений не наблюдалось, экономическая политика в своих главных чертах оставалась неизменной. Дискуссии об основных подходах к ней, разгоревшиеся было весной нынешнего года, по крайней мере, на время приутихли. Восторжествовали стабильность и компромиссный подход.  Это отчетливо проявилось в решениях заседания Политбюро ЦК КПК 26 июля, которые задали тон экономическому курсу на вторую половину года. В них говорилось, с одной стороны, о необходимости «твердо придерживаться расширения совокупного спроса, продолжать активную финансовую и умеренную кредитно-денежную политику», а с другой – делался акцент на «учете  текущей  обстановки, использовании гибких методов  регулирования для создания благоприятных макро условий для реформ в области предложения». Таким образом, был подтвержден курс сочетания стабильного роста и структурных реформ, прежде всего реформы государственных предприятий и финансового сектора, которые «являются ключевыми для решения проблем снижения долговой нагрузки предприятий и  решения проблемы избыточных мощностей».   Важным фактором, оказывавшим значимое воздействие на экономический курс в 3-м квартале, были, как видится, встреча лидеров стран G-20 в Ханчжоу, а также  официальное включение юаня в корзину специальных прав заимствований (SDR) МВФ. Эти  события китайскому  руководству, конечно, хотелось провести в максимально спокойной обстановке, избегнуть, каких-либо ненужных с его точки зрения, потрясений в экономике, что в свою очередь обуславливало повышенную степень осторожности при проведении экономического курса. Следует отметить, что в целом поставленная цель была достигнута. Не дожидаясь официального  выхода основных статистических данных по девяти месяцам года, премьер Госсовета Ли Кэцян заявил, что результаты 3-го квартала оказались «лучше ожиданий» и что в экономике «проявилось немало положительных изменений». В принципе заявление премьера не стало неожиданностью, так как тенденция к подъему некоторых показателей наметилась еще в августе. В сентябре названная тенденция по большей части сохранялась. В чем в общих чертах выразились  эти положительные изменения? Во-первых, темп роста ВВП остался неизменным по сравнению с 1 и 2 кварталами,  составив 6,7%. Прирост ВВП третьем квартале ко второму кварталу текущего года 1,8% (прирост 2 квартала к 1 кварталу – 1,9%). Вероятность того, что китайская экономика впишется в установленный на текущий год интервал в 6,5%-7% роста ВВП существенно возросла и в общем не вызывает особых сомнений ни в Китае, ни за его пределами. Во-вторых, показатели добавленной стоимости в промышленности за 9 месяцев закрепились на уровне 6,0%, не изменившись по сравнению с показателями за первое полугодие. Появились признаки укрепления спроса. В сентябре впервые с марта 2012 года индекс отпускных цен производителей (PPI) вышел на положительную территорию, составив 0,1%. Наметилась тенденция к росту  грузоперевозок железнодорожным транспортом. В августе и сентябре они увеличивались соответственно на 1% и 4,6%.   Стабилизация в промышленности сопровождалась ростом энергопотребления.   Его объем за три квартала увеличился в годовом исчислении на 4,5% (показатель за первое полугодие – 2,7%), прирост энергопотребления в промышленности и строительстве  возрос с 0,5% в первой половине года до 2,0%. В-третьих, хотя по результатам третьего  квартала по сравнению с первым полугодием показатель прироста инвестиций в основной капитал уменьшился с 9% до 8,2%, в августе и сентябре инвестиции пошли вверх до уровней соответственно до 8,2% и 9%. Обращают на себя внимание два обстоятельства: первое, удалось приостановить спад частных инвестиций.  После того как в июне и июле  они сокращались, в августе и сентябре наблюдался отскок, в результате которого частные инвестиции показали рост на 2,3% и 4,5%.  Второе, в целом сохранялась стабильная динамика приростов (19,4% за девять месяцев) в инфраструктурные проекты. В-четвертых, стабильными оставались показатели прироста розничного товарооборота. За 9 месяцев они увеличились в годовом исчислении на 10,4% (показатель за полгода – 10,3%).  Отдельно в сентябре темпы прироста оборота были на уровне 10,7% (самый высокий месячный показатель в текущем году). Весомый вклад в динамику товарооборота внесли продажи автомобилей. По данным Автомобильной ассоциации Китая, темпы роста авто продаж за январь-сентябрь увеличились на 13,2% (показатель первого полугодия – 7,7%). Отдельно в сентябре наблюдался рост до 26,1%.  Эта тенденция была во многом обусловлена стимулирующими мерами правительства, главная из которых – снижение ставки налога при приобретении машин с объемом двигателя менее 1,6 литра. В-пятых, по мнению премьера  Ли Кэцяна, в перечень успехов должны быть включены стабильная ситуация на рынке труда и возросшее  количество созданных новых рабочих мест. Одним из  основных участков экономического фронта в 3 квартале по-прежнему был сектор недвижимости. В нем сохранялась тенденция к быстрому увеличению объема продаж при опережающем росте цен.  За январь-сентябрь объемы продаж недвижимости составили 1051,85 млн. кв. м с приростом на 26,9% (прирост за полгода - 27,9%).  В стоимостном выражении объем продаж за 9 месяцев составил 8020,8 млрд. юаней (+41,3%). Остатки нереализованной недвижимости сокращались, но не слишком быстро.  На конец сентября они уменьшились  до 696,12 млн. кв. м. За 3 квартал общее сокращение излишков оценивается в 18,04 млн. кв. м., что несколько меньше показателя 2 квартала (21 млн. кв. м).  Общий вклад недвижимости в экономический рост оценивается в пределах 8%.   Вместе с тем правительство не могло не видеть, что оживление на рынке недвижимости имеет спекулятивный характер, что дальнейшее надувание «пузыря» на нем может стать причиной серьезных финансовых потрясений и что надо, пока еще не слишком  поздно, принять меры для оздоровления  ситуации.    Ахиллесовой пятой китайской экономики в 3 квартале оставалась внешняя торговля. Затяжной  спад в ней, который длится уже второй год, продолжался, но стал чуть менее глубоким.  За 9 месяцев объем товарооборота  (в долл. США) уменьшился на 7,8%, экспорт – на 7,5%, импорт - на 8,2%. За первое полугодие эти же показатели соответственно составляли 8,7%, 7,7%, 10,2%.  Все три месяца квартала внешнеторговые показатели оставались на отрицательной территории. Только в августе импорт впервые с октября 2014 года показал положительный рост в 1,5%. Однако в сентябре импорт опять ушел в минус (1,9%). Объемы торговли с крупнейшими партнерами  продолжали  уменьшаться. По итогам трех кварталов товарооборот  с ЕС (15,1% от общего оборота) снизился  на 3,5%; с США (13,97%) -  на 9,2%; с АСЕАН (12,1%) -  на 6,7%. Сложность обстановки во внешней торговле подтверждалась также сокращением внешнеторговых операций предприятий с иностранными инвестициями, государственных предприятий, а также дальнейшим снижением удельного веса давальческой переработки и сборки. Российско-китайская торговля по-прежнему продолжала пребывать в состоянии стагнации. Спад приостановился, но устойчивой тенденции к росту не просматривалось. Продолжалась «пляска показателей»: в третьем квартале два месяца (июль и сентябрь) товарооборот сокращался, в августе рос. В целом за девять месяцев текущего года двусторонняя торговля увеличилась  только на 0,4% (50,27 млрд. долл.), экспорт Китая в Россию увеличился на 7,1% (26,98 млрд. долл.), импорт из России сократился на 6,4% (26,98 млрд. долл.). Таким образом, темпы прироста, которые по итогам первого полугодия составляли 1,8%, по результатам трех кварталов оказались существенно хуже. В этих условиях при самом благоприятном сценарии ориентиром для  взаимной торговли в этом году продолжает оставаться отметка примерно в 70 млрд. долл. В основе политики формирования валютного курса в третьем квартале по-прежнему было балансирование между ориентацией на доллар и корзину валют, но сама политика   проводилась с оглядкой на  внешние имиджевые факторы (саммит G-20, официальное включение юаня с 1 октября в корзину специальных прав заимствования (SDR) МВФ).  После  очередного этапа девальвации юаня, который завершился к середине июля, НБК до конца сентября поддерживал относительную базовую стабильность курса национальной валюты к доллару США на уровнях, чуть выше отметки в 6,7 юаня за доллар. Стремление регулятора придержать девальвацию юаня хорошо видно по динамике валютного индекса юаня CFETS. В конце июня он составлял 95,02, и в течение июля поднялся на 0,34% до уровня 95,34. В августе и сентябре он снижался соответственно до 94,33 и 94,07, то есть на 0,7% и 0,3%. Таким образом, за квартал значение индекса уменьшилось только на 1%. Однако временная и относительная стабильность не могла ввести в заблуждение участников валютного рынка, которые ожидали продолжения девальвации.  Утечка капитала продолжалась, спрос на валюту оставался повышенным, что обусловило дальнейшее уменьшение валютных резервов Китая. Они сокращались без перерывов на протяжении всего квартала (в июле на 4,1 млрд. долл., в августе на 15,89 млрд. долл., в сентябре на 18,78 млрд. долл.).  Таким образом, за третий квартал общее снижение  резервов составило 38,77 млрд. долл. Это больше, чем втором квартале, в котором резервы уменьшились на 7,34 млрд. долларов. В целом за январь-сентябрь нынешнего года  резервы сократились на 4,9% (163,81 млрд. долл.) до уровня  3166,383 млрд. долл. До конца года задачей, по-видимому, будет оставаться удержание стратегического  рубежа валютных резервов в размере не менее 3 трлн. долларов. Сразу же после окончания «золотой недели» в начале октября, как того и ждали, девальвация юаня продолжилась. По глубине и продолжительности новый ее тур превзошел предыдущие.  Курс снижался три недели октября, пробив отметку в 6,7 юаня за доллар, и близко подошел к рубежу 6,8. Только в самом конце октября НБК приостановил тенденцию к снижению курса, юань начал стабилизироваться на рубеже 6,75 юаня за доллар. Очевидно, что в оставшиеся месяцы года валютный курс будет продолжать находиться под давлением. Большинство аналитиков считает, что к началу 2017 года юань будет в интервале 6,8-6,9 за доллар.   Больших изменений в кредитно-денежной политике в третьем квартале не отмечалось. Народный Банк Китая (НБК), не изменял ставку процента, не производил изменения нормы резервирования. Высокий объем кредитного предложения сохранялся.  Объем вновь выданных кредитов в  3 квартале составил 2,63 трлн. юаней (за 1 и 2 кварталы соответственно 4,61 трлн. юаней и 2,92 трлн. юаней).  За 9 месяцев сумма выданных кредитов достигла 10,16 трлн. юаней. (за 9 мес. 2015 – 9,9 трлн. юаней). Обращают на себя внимание изменения в распределении кредитов между категориями заемщиков, в пользу увеличения доли кредитов домохозяйствам при относительном снижении удельного веса предприятий. Если за январь-сентябрь 2015 года доля домохозяйств составляла 30,3%, то в тот же период 2016 года она увеличилась до 41%. Отдельно в сентябре удельный вес домохозяйств в общем объеме кредитования достиг 47%  (соответственно 574,1 млрд. юаней от 1,22 трлн. юаней).   Показатель денежной массы М2 на конец сентября в годовом исчислении увеличился на 11,5% до 151,64 трлн. юаней (значение августа - 11,4%). В сравнении со значением показателя на ту же дату 2015 года, он снизился на 1,6 п.п. Показатель М1 возрос на 24,7% до 45,43 трлн. юаней (показатель М1 на ту же дату 2015 – 11,4%, на июнь 2016 - 24,6%).  Высокие уровни показателя М1, которые держатся уже несколько месяцев, называют здесь «ловушкой ликвидности», которая свидетельствует о сохраняющемся низким уровне  инвестиционной уверенности предприятий и отражает спекулятивную активность на рынке недвижимости. Оценивая сложившуюся к настоящему времени экономическую обстановку в Китае, на наш взгляд, можно прийти к следующим основным выводам. Угроза «жесткой посадки» экономики хотя и не ликвидирована полностью, но вероятность ее, по крайней мере, в перспективе последних месяцев нынешнего года и следующего 2017 года существенно снизилась. Такое мнение превалирует как в Китае, так и за его пределами. Согласно опубликованным в начале октября прогнозам МВФ, Фонд предполагает, что в 2016 году экономический рост в Китае составит 6,6%, а в 2017 году может снизиться до 6,2%. Однако указанное снижение, по мнению экспертов МВФ, оговаривается тем условием, что рост будет происходить «без стимулирующих мер». Последнее предположение представляется  маловероятным. Китай, конечно, может уменьшить их масштабы, поменять инструментарий, но вряд ли полностью откажется от мер по стимулированию экономики. Скорее всего, дело ограничится  очередной «тонкой настройкой» механизмов и приемов механизмов экономического регулирования. Поворот в эту сторону не только наметился, но уже начал осуществляться. В начале октября председатель НБК Чжоу Сяочуань, выступая в Вашингтоне на совещании министров финансов и руководителей центральных банков, дал понять, что Китай может пойти на ограничение кредитной экспансии и уделять больше внимания вопросам запредельной  долговой нагрузки в корпоративном секторе. 10 октября Госсовет КНР опубликовал документ «О стабилизации и снижении долговой нагрузки на предприятия». В нем предусматривается ряд мер, направленных на решение данного вопроса, включая передачу пакета акций в обмен на долги, реструктуризацию части предприятий, а также использование процедуры банкротства в отношении так называемых «зомби-предприятий». Одновременно в течение праздничной «золотой недели» в начале октября в более чем 20 городах Китая, включая Пекин и Шанхай,  были приняты меры по ограничению покупок недвижимости, ужесточению условий выдачи кредитов на эти цели, в особенности для приобретения второго и последующего жилья. Это – серьезное изменение экономического курса, которое свидетельствует о том, что китайское руководство отдает себе отчет в потенциальной опасности и рискованности злоупотребления стимулирующими мерами. О происходящей перенастройке инструментов экономического регулирования свидетельствовали также решения состоявшегося 28 октября и посвященного экономической обстановке  заседания Политбюро ЦК КПК, на котором была подчеркнута важность «подавления пузырей в активах, а также предотвращения экономических и финансовых рисков». Такая запись появилась впервые, раньше всегда говорилось только «о поддержке реального сектора экономики». Таким образом, предполагается усилить внимание структурным проблемам экономики, прежде всего в финансовой сфере.   В свете этой установки можно ожидать некоторой смены акцентов в  денежно-кредитной  политике. Суть корректировки -  в переходе  от мягкой к нейтральной денежно – кредитной политике. В этой связи вероятность новых снижений нормы обязательного резервирования и ставки учетного процента снижается. Объемы кредитования по-прежнему останутся на достаточно высоком уровне, но их быстрый рост на какое-то время прекратится. Вместе с тем, как представляется, будут предприняты попытки активизировать формы прямого финансирования,  прежде всего путем выпуска долговых обязательств предприятий, а также, возможно, центрального правительства и даже региональных правительств. Меры по «охлаждению» рынка недвижимости будут иметь разнообразные и долгосрочные последствия, которые в настоящее время трудно полностью предвидеть. Однако вполне уверенно можно ожидать, что они не могут не сказаться на темпах экономического роста. Локомотив недвижимости нужно чем-то заменить. В этой обстановке вновь встает вопрос о мерах по поддержанию стабильного роста. Одной из них наверняка останутся инвестиции в инфраструктурные проекты, а вот в отношении других полной ясности пока нет. В идеале ими могли бы стать меры по повышению инвестиционной активности в негосударственном секторе экономики, в обрабатывающих отраслях экономики в целом. Однако вопрос, как этого достичь, пока остается открытым.   Экономическая ситуация в уже начавшемся четвертом квартале задаст тон тенденциям развития в 2017 году. Понятно, что предстоящий год будет трудным, что давление нисходящего тренда на китайскую экономику продолжится, что достижение текущих целей развития придется еще теснее не на словах, а на деле увязывать со стратегическими задачами оптимизации и реформы экономической структуры. Китай мучительно, не без ошибок, старательно ищет ответы на многочисленные вызовы и проблемы. Вряд ли эти ответы будут простыми и легкими. Сергей Сергеевич Цыплаков (1958) - глава Торгового представительства Российской Федерации в Китае с 2001 по 2013 годы, с 2014 года - глава представительства "Сбербанка" в Китае.  Язык Русский

01 августа, 07:00

OFW: Про пик угля в Китае

Если посмотреть на добычу и потребление угля в Китае (данные BP), то картинка выглядит следующим образом:На следующем графике показаны и другие виды энергоресурсов - их потребление растет, но не так чтобы очень сильно в сравнении с падением угля - особенно забавно выглядит распиаренная "зеленка", показанная оранжевым цветом.Почему Китай сокращает потребление топлива, которое и сделало возможным его "бум"? Уголь как правило дешевле других энергоресурсов. Тот факт, что Китай имеет уголь с низкой себестоимостью, и низкая стоимость труда, дали ему возможность производства товаров по очень невысокой себестоимости, сделав их очень конкурентоспособными.У него просто не было выбора - законы рынка толкают к сокращению выпуска товаров (примечание alexsword - не просто законы рынка, а обвал платежеспособного спроса, со стороны фактически обанкроченного Запада), что обвалило цены на ресурсы многих типов, нефть, газ, уголь, металлы.Китай почти самодостаточен в вопросах угольной добычи, но значимый импортер газа и нефти. Падение цен на нефть и газ сделали их импорт более доступным, что повлекло рост импортируемых объемов. По той же причине падение цен на уголь, сделало многие шахты убыточными, что повлекло сокращение (примечание alexsword - финансовые проблемы у добывающих компаний Китая начались раньше обвала цен, смотри Китай: Как выглядит пик угля в финансовой отчетности?). Поэтому и возник такой парадокс, что потребление самого дешевого энергоресурса сокращается в первую очередь.Дополним предыдущий график потребления различных видов энергоресурсов, графиком совокупного энергопотребления:Видно значительное замедление - 8.1% в 2011, 4.0% в 2012, 3.9% в 2013, 2.3% в 2014 и лишь 1.5% в 2015. Если не произойдет значительного смещения в "экономику услуг", следует ожидать и значительного замедления ВВП.Цены на уголь не вызывают большого внимания прессы, но в целом они повторяли паттерн цен на нефть:Цены на нефть имеют меньший разброс в разных регионах, чем уголь и газ, так как цена доставки у угля и газа относительно выше, что означает повышенные транспортные издержки при международной торговле. Вот для сравнения цены на нефть и газ:Как видно, единственное место, где цены на газ не следовали этим паттернам - это США. После 2008 сланцевые компании накачали рынок США большим количеством газа, чем он мог по быстрому засосать, что с учетом нехватки экспортных возможностей, обрушило цены в США.Ну а в 2014 и 2015 обвал цен на нефть, газ и уголь был повсеместным.Почему цены на топливные энергоресурсы двигаются синхронно? Спрос определяется комбинацией уровня зарплат/доходов и долгов. Когда зарплаты высокие - или долг можно легко наращивать - люди покупают больше недвижимости, автомобилей и других товаров, что означает рост спроса на ресурсы, из которых они производятся и которые потребляют при эксплуатации.Рост цен на топливные ресурсы зависит от роста спроса. Но доходы граждан не росли с такой скоростью, чтобы покрыть рост цен на топливные ресурсы в предыдущие годы, поэтому мир компенсировал нехватку доходов ростом долгов, чтобы закрыть разницу. Но у долгов возникает проблема "падающего возврата" - особенно хорошо заметная в Японии, где гигантский рост долгов теперь дает совершенно жалкий эффект на ВВП.Наращивание долга для подстегивания ВВП подобно растягиванию резинового жгута. Некоторое время это работает, пока экономика дает хороший возврат на возрастающий долг. Но потом, количество долга на единицу прироста становится слишком большим. Система начинает сжиматься, а цены на многие ресурсы падают одновременно. Именно это происходило в 2008, и именно это случилось в 2014-2015 (примечание alexsword - это правильное описание процесса, и с этой точки зрения, сейчас мы видим не новый кризис, а все тот же, начавшийся в 2007-2008 и отложенный на несколько лет печатными станками). В "нормальные" времена, небольшой рост спроса дает и рост добычи энергоресурсов на несколько процентов в год, причем без долгосрочного увеличения цен на них. Именно так все и происходило примерно до 1970.После 1970 ситуация изменилась - стало более сложно обеспечивать рост добычи энергоресурсов без роста цен. Нефтедобыча США в тот период стала падать, что запустило энергокризис, и он начал вариться на медленном огне под поверхностью все эти 45 лет. В США были испробованы самые разные обходные пути для решения энергодефицита - атомная энергия, подводное бурение и т.д. Другим подходом стало сокращение процентной ставки, чтобы дорогие дома и авто стали более "доступными".К концу 90-х, этих решений уже было недостаточно для решения проблемы. Запустили новую идею - нарастить международную торговлю. Это позволило активнее задействовать нетронутые энергоресурсы, включая уголь, в менее развитых странах, таких как Китай и Индия.Некоторое время это работало, но исчерпание ресурсов продолжало создавать давление на себестоимость добычи. Кроме того, конкуренция с низкооплачиваемыми рабочими Индии и Китая стало подавлять рост зарплат и в западных странах."Решением" тут стало - больше дешевого долга, еще больше долга, и еще больше долга. Схема накрылась в 2008, когда долги сабпрайм-сегмента стало невозможно обслуживать. Долговая схема сломалась, а цены на ресурсы обрушились. Для запуска "реинфляции", чтобы вернуть жизнь в долговые механизмы, были запущены программы QE. Цены на энергоресурсы снова воспряли, кроме того процессу помог быстрый рост китайского внутреннего долга. Эффект, однако, от этих программ стал со временем сокращаться.В 2014, когда США остановили QE, а Китай, поменяв руководство, замедлил накачку долгов, цены на энергоресурсы резко упали. С точки зрения добывающих компаний 'это стало очень разрушительным изменением.У Китая много угля, но далеко не весь он имеет низкую себестоимость. При падении цен наиболее бедные месторождения получают серьезный удар, а добывающие компании получают большие проблемы с обслуживанием ранее накопленных кредитов. Какие следствия можно ожидать для мировой добычи угля?Пик угля зафиксирован не только в Китае, его видно и в общемировой статистике:Много больших зон на планете прошли свой пик угля - США, Европа, бывший СССР, Канада. В США, кстати, пик угля был пройден в 1998, что стало еще одной причиной для того, чтобы форсировать глобализацию.Дополнительные проблема - добыча угля в Индии сильно отстает от потребления. Поэтому она становится значимым импортером угля. В 2015 потребление угля в Индии превысило потребление США, сделав ее вторым потребителем угля после Китая и первым импортером. Это означает, что если Китай захочет компенсировать падение своей угольной добычи импортом, ему придется бодаться с Индией.Кроме того, в Индии падает добыча своего газа, а с ней падает и потребление газа, что означает, что будущее экономики все сильнее будет завязано на уголь, хоть и импортный.С учетом приличных транспортных издержек у угля, индийские товары будут менее конкурентноспособными, хотя они стартовали с более низкого уровня зарплат, чем в Китае, что частично компенсирует этот эффект. Но рано или поздно, импорт вырастет до размера, когда сами рабочие не смогут позволить себе продукцию получаемую при помощи этого угля.Таким образом, Индия и Китай будут конкурировать за импортный уголь, одновременно конкурируя за одни рынки сбыта. Разрыв по объемам добычи угля у дефицитных "Китай + Индия" с теми странами, кто могут нарастить добычу выглядит тревожно:Видно, что компенсировать растущий дефицит у таких гигантов будет очень непросто.Будущие объемы угольной добычи это, очевидно, функция как от доступности ресурсов, так и от будущих цен на него.Но рост цен не может быть бесконечным - так как рабочие, особенно низкооплачиваемые, будут как с удавкой. Они не смогут покупать дома и машины и т.д.По моему мнению все три типа углеводородов (нефть, газ, уголь) будут проходит пик добычи более или менее одновременно. Пик будет выглядеть не как исчезновение ресурсов в месторождениях, а как финансовый коллапс и банкротства добывающих компаний. Это может повлечь значительно более резкий обвал объемов добычи, чем модель Хьюберта.Вполне похоже, что Китай прошел пик угля - особенно, если цены на энергоресурсы останутся низкими.Если мы проходим пик угля, даже перед пиком нефти, это будет неприятный сюрприз для многих, в том числе тех, кто смотрит на мир через модель Хьюберта. Вероятно нам нужна другая модель, которая учитывает цены, и зависимость этих цен от зарплат и растущих долгов.С этой точки зрения падение цен на ресурсы может оказаться для перспектив системы особенно плохим, так как форсирует волну дефолтов добывающих компаний.ИСТОЧНИК https://ourfiniteworld.com/2016/06/20/china-is-peak-coal-part-of-its-problem/https://aftershock.news/?q=node/411356

26 июля, 04:19

Китайские компании впервые заняли верхние строчки Топ-500 крупнейших компаний мира Fortune Global

Китайские корпорации заняли три позиции из пяти самых крупных компаний мира рейтинга «Fortune Global 500» 2016 года. На втором, третьем и четвертом месте списка расположились Китайские электрические сети (прибыль 329 млрд долл), Китайская национальная нефтехимическая корпорация (CNPC, 299) и ее близнец Sinopec (294).  ТОП-10 самых крупных корпораций всего за год поменялся из «американского» в «китайский»: если в 2015 году в топ-10 практически полностью состоял из американцев, то в 2016 году в нем осталось лишь три американские компании Wall-Mart (1 место, 482 млрд долл), Exxon Mobile (6) и Apple (9), остальные позиции были разделены между европейцами и японцами.   Всего в 2016 году 110 китайских компаний вошли в рейтинг крупнейших корпораций мира , из них 12 в этом списке присутствуют впервые.  «Пекинцы и южные китацы»  Интересно, что новички от Китая разделились на две большие группы - госкорпорации со штаб-кватирой в Пекине и южно-китайские частные корпорации провинции Гуандун и соседнего Гонконга.  «Пекинцы» China Electronics Technology Group (26,4 млрд долл), China Aerospace Science & Industry Corp (中国航天科工集团公司 27,8 млрд долл), China State Shipbuilding Corp (中国造船公司, 30,1 млрд),  CRRC Corp Ltd (中国中车, 37,8 млрд долл) - госкорпорации в сфере аэрокосмических технологий ВПК, кораблестроения и локомотивостроения.  В списке новичков также страховщик New China Life Insurance Co Ltd (新华保险, 25,1 млрд долл), корпорация известного сычуаньского миллиардера Ван Цзяньлиня Dalian Wanda Group (27,37 млрд долл) и основной конкурент «Алибаба» в Китае JD.com (28,8 млрд).   Другую массивную группу новичков составили южные китайцы из ведущей экспортной провинции Гуандун и Гонконга:  девелопер China Vanke Co Ltd (Шэньчжэнь, 29,329 млрд), девелопер Evergrande Real Estate Group Ltd (Гуанчжоу, 21,1 млрд долл), известный китайцам по своей футбольной команде пять раз подряд завоевашей титул чемпиона Китая,  пищевой гигант WH Group Ltd (21,2 млрд, Гонконг), крупнейший производитель бытовой техники, в частности кондиционеров  Midea Group Co (Фошань, 22,2 млрд), корпорация самого богатого человека Гонконга Ли Кашина CK Hutchison Holdings Ltd (Гонконг, 22,7 млрд долл).  Полный список китайских компаний  Fortune Global 2016, млн долл дохода 2 State Grid $329,601 3 China National Petroleum $299,271 4 Sinopec Group $294,344 15 Industrial & Commercial Bank of China $167,227 22 China Construction Bank $147,910 27 China State Construction Engineering $140,159 29 Agricultural Bank of China $133,419 35 Bank of China $122,337 41 Ping An Insurance $110,308 45 China Mobile Communications $106,761 46 SAIC Motor $106,684 54 China Life Insurance $101,274 57 China Railway Engineering $99,435 62 China Railway Construction $95,652 81 Dongfeng Motor Group $82,817 91 China Resources National $76,574 95 China Southern Power Grid $74,697 99 Pacific Construction Group $73,047 102 China South Industries Group $70,081 105 China Post Group $69,637 109 China National Offshore Oil $67,799 110 China Communications Construction $67,764 116 Noble Group $66,712 119 People’s Insurance Co. of China $64,606 121 COFCO $64,516 122 Tewoo Group $64,232 129 Huawei Investment & Holding $62,855 130 China FAW Group $62,852 132 China Telecommunications $61,796 134 China North Industries Group $61,621 139 Sinochem Group $60,656 143 Aviation Industry Corp. of China$60,252 153 Bank of Communications$57,068 156 CITIC Group$55,938 160 Beijing Automotive Group $54,933 163 Shandong Weiqiao Pioneering Group $53,026 189 China Merchants Ban k$48,459 190 Amer International Group $47,795 195 Industrial Bank $46,446 200 PowerChina $45,607 201 HeSteel Group $45,266 202 Lenovo Group $44,912 205 Sinopharm $44,325 207 China United Network Communications $44,085 217 China Huaneng Group $43,224 221 China Minsheng Banking $42,449 227 Shanghai Pudong Development Bank $42,030 229 CEFC China Energy $41,845 234 ChemChina $41,412 251 China Pacific Insurance (Group) $39,336 262 Aluminum Corp. of China $37,996 266 CRRC$37,837 267 Jizhong Energy Group $37,817 270 Shenhua Group $37,612 273 Jardine Matheson $37,007 275 Baosteel Group $36,608 281 China Shipbuilding Industry $36,012 290 China Metallurgical Group $35,314 293 Sinomach $35,134 303 Guangzhou Automobile Industry Group $34,440 309 China Energy Engineering Group $33,223 311 Greenland Holding Group $33,024 313 China Everbright Group $32,901 314 Jiangsu Shagang Group $32,751 318 Xinxing Cathay International Group$32,567 322 Datong Coal Mine Group$31,958 323 China Minmetals$31,883 325 Shaanxi Yanchang Petroleum (Group) $31,755 327 China National Building Materials Group $31,706 328 Jiangxi Copper $31,555 329 China Electronics $31,537 331 China Huadian $31,437 337 Shanxi Coking Coal Group $31,039 342 State Power Investment $30,616 344 China Aerospace Science & Technology $30,554 345 China Guodian $30,515 347 Shaanxi Coal & Chemical Industry $30,331 349 China State Shipbuilding $30,191 353 HNA Group $29,562 356 China Vanke $29,329 359 Wuchan Zhongda Group $29,052 366 JD.com$28,847 370 Shanxi LuAn Mining Group $28,642 374 Yangquan Coal Industry Group $28,310 381 China Aerospace Science & Industry $27,867 383 China General Technology $27,667 384 Shanxi Jincheng Anthracite Coal Mining Group $27,572 385 Dalian Wanda Group $27,377 386 China Nonferrous Metal Mining (Group) $27,189 401 China Poly Group $26,675 406 China Datang $26,440 408 China Electronics Technology Group $26,410 410 Zhejiang Geely Holding Group $26,304 426 Shandong Energy Group $25,136 427 New China Life Insurance $25,129 456 AIA Group $23,274 465 China COSCO Shipping $22,965 473 CK Hutchison Holdings $22,715 481 Midea Group $22,174 484 China National Aviation Fuel Group $22,101 489 Shougang Group $21,514 495 WH Group $21,209 496 Evergrande Real Estate Group $21,184 Язык Русский

18 июля, 04:33

Valuewalk.com: Замедление китайской экономики входит в новую фазу в то время, как правительство пытается поддержать слабеющий частный сектор

Gavekal Capital Blog. В последние несколько дней публике была представлена месячная и квартальная статистика по экономике Китая, которая в целом была встречена аплодисментами финансовых аналитиков, потому что главные цифры этой статистики оказались выше ожиданий. Но если посмотреть внутрь, то можно…читать далее →

14 июля, 14:25

В Гуанчжоу прошла церемония прощания с Е Сюаньнином - сыном маршала Е Цзяньина

10 июля в 1.10 ночи по местному времени в Гуанчжоу после продолжительной болезни скончался генерал-лейтенант НОАК Е Сюаньнин, сын маршала Е Цзяньина, второго человека во властной иерархии Китая при Дэн Сяопине. Смерть сына маршала - вторая в череде смертей влиятельного клана Е за последний год: в ноябре 2015 года умер сын маршала и руководитель корпорации «Guo-ye» Е Сюаньцзи. На церемонию прощания с ушедшим из жизни в 79-лет генералом отправили цветы все семь членов Постоянного комитета Политбюро Компартии Китая. С 1990 по 1993 годы генерал-лейтенант НОАК Е Сюаньнин возглавлял Департамент связи Политуправления НОАК. В 1997 году вышел в отставку. Е Сюаньнин - сын от второго брака маршала Е Цзяньина с внучкой Цзэн Гофаня, влиятельного военного руководителя времен императорского Китая. Е Сюаньнин считался одним из главных идеологов трансформации потомственной военной элиты Китая в «новое дворянство» или «партию принцев». Из сыновей и дочерей маршала активной политической и культурной деятельностью занимаются бывший губернатор провинции Гуандун (1985-1991) Е Сюаньпин (1924), дочь маршала - Е Сянчжэнь. Клан маршала Е до сих пор имеет значительное влияние на политику и экономику Южного Китая и всего Китая в целом. События на Тяньаньмэнь в 1989 году привели к резкому ослаблению влияния «военного клана» Е на политику Китая, усиления «шанхайской» группы в партии сопровождалось отстранением членов клана с руководящих постов. Вакантные руководящие позиции в провинции Гуандун заняли «шанхайцы» и «комсомольцы».  После прихода к власти Си Цзиньпина (2012) в провинции Гуандун началось масштабное перераспределение власти и отстранение «шанхайцев» и «комосольцев», ориентирующихся на выходцев из Шаньтоу и Чаочжоу, с ряда позиций, в частности пожизненный срок заключения получил «комсомольский» мэр Гуанчжоу Вань Цинлян, в отношении ряда руководителей комсомольских организаций Гуандуна началось внутреннее расследование органов ЦКПД. Читайте также: Клан Е - хозяева Южного Китая Язык Русский

14 июня, 23:25

Дмитрий Перетолчин «Эра китайской науки»

Писатель, публицист Дмитрий Перетолчин. Лекция на семинаре в Институте прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН Для оказания поддержки каналу День-ТВ можно использовать следующие реквизиты: — Яндекс–кошелек: 4100 1269 5356 638 — Сбербанк : 6761 9600 0251 7281 44 — Мастер Кард : 5106 2160 1010 4416

20 мая, 08:01

Китайское чудо

Технологический и социо-экономический прогресс Китая за последние 15 лет невероятен и невообразим. Китаю за очень короткий промежуток времени удалось выстроить мощнейшую высоко диверсифицированную и конкурентную цивилизацию.Современная история (20-21 веков) не знает прецедентов столь грандиозного рывка за такой короткий период на высокой базе. Существует примеры стремительного восхождения СССР во всех областях экономики и хозяйства с конца 20-х годов 20 века, бурной индустриализации США середины 20 века, выдающихся восстановительных темпов в Германии и СССР в послевоенный период, технологического насыщения и внешней экспансии Японии с 70 по 90е года, но Китай? Знаете ли, он развивается чудовищными темпами абсолютно во всех областях и еще огромное значение играет эффект масштаба. Население Китая превосходит населения 28 стран ЕС, США и Японию вместе взятых. В этом смысле Китай имеет определенное фундаментальное преимущество, которое заключается в огромном внутреннем рынке сбыта.Китайское чудо выстраивалось в несколько этапов. После краха коммунистической системы в конце 80-х и на волне глобализации Китай привлек свыше 3 трлн долларов прямых инвестиций, более 1 трлн из которых – это инвестиции в промышленную структуру Китая транснациональными корпорациями на правах учреждения филиалов ТНК в китайской юрисдикции. Т.е. это не покупка долей в китайских компаниях и долгосрочные прямые инвестиции в долговые инструменты Китая, а непосредственное инвестирование иностранными компаниями в промышленную инфраструктуру Китая для последующего сбыта продукции на мировом рынке.Китай стал главным реципиентом иностранных инвестиций глобальных ТНК. Почему Китай мировой фабрикой, а не Индия или Африка, где рабочая сила еще дешевле?Для ведения бизнеса ТНК требуют:Наличие транспортной инфраструктуры (дороги, аэропорты, порты, железные дороги);Наличие энергетической инфраструктуры и снабжения (электричество, топливо, газ);Коммунальное обеспечение (водоснабжение, канализация, очистительные сооружение, вывоз мусора);Связь и логистика (наличие доступа к телефону, интернету, курьерским поставкам);Обеспечение безопасности предприятий и сотрудников (низкий уровень преступности, развитая правоохранительная система);Вменяема юридическая система (гарантии сохранения прав собственности на инвестиции и активы, защита интеллектуальной собственности и возможности для сбыта продукции);Образованное и трудоспособное население. Вопросы квалификации кадров очень важны, а ТНК занимаются лишь повышением квалификации и переобучением в рамках отраслевой специфики, но не обучением базы).Низкие налоги;Низкие промежуточные издержки на обслуживание предприятий (стоимость аренды, электричества, топлива, коммунальных платежей, связи, логистики, ресурсное снабжение, стоимость строительства и так далее);Полная стоимость оплаты труда (уровень зарплаты, ндфл, соц.платежи, страховка и так далее).Понятно, что Африка, имея огромные свободные трудовые ресурсы и крайне дешевую рабочую силу, не станет новым Китаем по причине отсутствия необходимой инфраструктуры для ведения бизнеса, зачастую полное отсутствие безопасности и юридических гарантий, необразованное население без наличия культуры труда. ТНК не будут за свой счет строить электростанции, дороги, порты и высылать армию для охраны заводов, при этом обучая население.Китай же все это обеспечил в полном объеме, предоставляя ТНК стерильные условия для инвестиций и население, готовое работать по 12 часов в сутки. В зависимости от региона и отрасли на каждое рабочее место, созданное ТНК в Китае, через мультипликатор создавалось от 8 до 15 новых рабочих мест. Понятно, что промышленную инфраструктуру необходимо снабжать, отсюда в Китае развивался транспорт, связь, строительство, финансовый сектор, а для обеспечения строительства рванул сектор металлургии, машиностроения, стройматериалов и электрооборудования.Население из сельских районов перемещалось в города, а сами города распухали количественно и улучшались качественно – происходила повсеместная урбанизация. В начале 90-х в Китае до 60% рабочей силы (или почти 400 млн человек) были заняты в сельском хозяйстве, рыболовстве, теперь их стало около 200 млн или 28%. Без малого 200 млн рабочих человек прямым или косвенным образом осели в индустриально развитых городах и пригородах, а вместе с семьями это свыше полу миллиарда. Величайшее переселение народа в истории человечества менее, чем за четверть века.Доходная база, генерируемая в промышленном кластере Китая, находящимся под ТНК, возвращалась в экономику Китая и множественно реинвестировалась и мультиплицировалась. Рабочие на заводе, получив зарплату, создавали спрос, например на продукты питания, одежду, бытовую технику, медицинские, культурные и развлекательные услуги и так далее. Это в свою очередь создавало рабочие места в сфере торговли, здравоохранении, местах досуга и далее по списку. Положительные обратные связи по раскручивающиеся спирали создавали все новые и новые рабочие места в технологических сегментах, постепенно вытесняя архаику.Но Китай имел фундаментальную уязвимость. Китай де-факто отдал суверенитет под волю топ менеджеров и собственников ТНК. Китайский экспорт не являлся суверенным, т.к на начальном этапе на 80% и более состоял из промежуточной и конечной продукции, принадлежащей ТНК.По мере роста благосостояния населения снижается их КПД, отдача (т.к. чем обеспеченнее человек – тем менее интенсивно он работает в тяжелых условиях труда, на производстве, в шахтах, в сельском хозяйстве и так далее), вместе с этим растут аппетиты и требования. Китай в этом смысле попадал в ловушку. Чем быстрее развивалась страна и росло благосостояние населения, тем ниже потенциальная способность обслуживать гигантский экспорт и тем ниже привлекательность Китая в глазах международных инвесторов. Поэтому рано или поздно наступит предел экономического роста в формации «мировой производственной площадки».Руководство Китая это поняло не 5 лет назад и даже не 10 лет назад, а еще раньше. В конце 90-х прямо на траектории мировой глобализации и сверх агрессивного инвестирования в Китай со стороны ТНК, руководство Китая в свою очередь использовало этот уникальный момент для создания условий и факторов под долгосрочную модель роста, основанную на генерации внутреннего спроса собственными силами.Период с 1998 по 2009 характеризовался безумной инвестиционной активностью и урбанизацией. Строили города с нуля, развивалась социальная, культурная, промышленная, транспортная, сетевая инфраструктура во всех аспектах и на всех уровнях. Можно сказать, что Китай с нуля отстроился всего за 15-20 лет.Не имея ничего, Китай менее чем за пол века стал, вероятно, наиболее современной и прогрессивной страной в мире с точки зрения развития инфраструктуры и создания промышленных кластеров всех уровней – от нулевых (добыча угля, руды, зерна, древесины) и низких переделов до высокотехнологических областей и ультрахайтека. При этом, как сама инфраструктура заводов, так и оборудование являются самыми современными в мире, если брать по комплексным оценкам всю индустрию. Экспансия столь значительная, что сейчас менее 2% основных фондов в промышленности Китая имеет срок службы более 25 лет. По меркам промышленности все очень современное. В мире нигде нет ничего подобного.Китай не терял времени зря. Китайцы перенимали управленческий, административный опыт, обучались технологическим новшествам у ТНК. Поняв, как строить заводы и как ими управлять – китайцы стали создавать свое.Каждый из вас знает китайские подделки в одежде, например, не фирменный Adidas и Nike, а китайский Abibas и Nuke, которые копируют дизайн, состав и структуру тканей оригинала и зачастую шьются на похожих заводах и в особо запущенных случаях на тех же заводах, что и оригинал в ночную смену (иногда даже с полным копированием логотипа и дизайна).Так вот, специфика первой фазы промышленной экспансии Китая собственными силами заключалась в подражательстве, копировании западных брендов с минимальными изменениями. Можно сказать, компании – клоны оригиналов. Это продукция, как шла на экспорт (обычно в бедные страны Азии, Африки, Восточной Европы, Ближнего Востока) под видом «нонеймов», так и занимала нишу на внутренних рынках. Пропорция примерно такая: 20-25% на экспорт, остальное у себя. Это что касается легкой промышленности.Но с машиностроением, не говоря уже о хайтеке, сложнее. Взяв в «гараж» современный немецкий BMW или американский процессор, создать копию не получится никак, даже проведя тщательный реинжиниринг. Тут уже нужны мозги, стенды, лаборатории и технологии.Переход от автоматического копирования до создания собственной продукции в Китае прошел очень быстро (за 7-10 лет).Период с 2009 по настоящий момент характеризуется некоторым затуханием неудержимой инвестиционной активности в основные фонды с концентрацией на внутренний спрос, оптимизации производственных цепочек и мощностей, экстенсивное развитие технологий с главной целью – формирование собственных конкурентоспособных технологий и продукции, которые могут эффективно и без компромиссов замещать импорт (по сути импортозамещение), а в перспективе выходить на экспорт. Сначала в близлежащие азиатские страны, потом в Европу.Китай стал акцентировать больше внимания не на количестве, а на качестве. Повышение производительности труда, КПД производственных мощностей, повышение эффективности использования инфраструктуры и основных средств, реальная, а не мнимая диверсификация всех системозначимых отраслей, обеспечивающих высокую добавленную стоимость. Таким образом, чтобы кризис в одной отрасли компенсировался ростом в других.С 2009 года в Китае стал выкристаллизовываться полноценный средний класс – те, кто не испытывает никаких проблем в повседневных операционных тратах и может БЕЗ привлечения кредитных ресурсов обеспечивать покупки еды, одежды, бытовой, цифровой техники, оплачивать счета по коммуналке, медицине, образованию, посещать развлекательные мероприятия, делать капитальный ремонт помещений (раз в 5-7 лет) и путешествовать (раз в год), при этом даже откладывая кэш. Однако при покупке недвижимости или авто может возникнуть потребность в займах. Таких в Китае сейчас более 65 млн человек (чуть меньше 10% от занятых), что в абсолютных показателях в ДВА раза превышает Еврозону, где около 32-34 млн человек из 151 млн занятых относятся к среднему классу и 37-40 млн в США из 150 млн занятых. Средний класс в Китае сопоставим со средним классом в США и Еврозоне вместе взятых и это выдающиеся достижение, учитывая, что 20 лет назад в Китае не более 7 млн могли себя отнести к среднему классу.Китай стал концентрироваться на развитии человеческого капитала и технологий. Власти вполне внятно осознавали угрозу, которую могут нести ТНК, т.к. смена конъюнктуры (экономической, финансовой или политической) и последующий выход ТНК из Китая могли бы положить экономику Китай, поэтому китайцам нужны собственные компании и технологии.На 2014 Китай инвестировал в R&D (как фундаментальные, так и прикладные от государства и бизнеса) свыше 370 млрд долл по ППС, обогнав в 2013 году объединенную прогрессивную Европу из 15 ведущих стран, а в 2008 сделал Японию. В середине 90-х инвестиции в науку у китайцев были примерно, как в России, теперь же в 10 раз выше. Китай пока отстает от США (460 млрд), однако к 2018 году (всего через 2 года) Китай станет самым активным инвестором в науку и технологии во всем мире! В этой сфере имеет значение эффект накопления критической массы знаний и опыта. Технологические рывки не происходят линейно, они имеют ступенчатую формацию, поэтому вне всяких сомнений Китай находится на правильном пути и в долгосрочной перспективе с ним все будет отлично в отличие от России, которая выбрала путь деградации и гниения.У нас не просто структура экономики ущербная и архаичная образца конца 19 века, но и постепенно накапливается принципиальное отставание в технологиях всех уровней от прогрессивных стран, которое будет практически невозможно компенсировать в обозримой перспективе без экстраординарных решений и коренных изменений в политике и научно-технической ориентации. Но, как известно, в России антикризисного плана нет и не будет – нацгадов все устраивает, наука и технологии их не интересуют, трансформации в экономике тем более. На это накладывается критическое устаревание основных фондов, постепенное вымирание или уход на пенсию квалифицированных кадров закалки из СССР, а новых почти не появляется (а те, кто появляются – многие уезжают из страны в места, где находится применение их талантам).Китай же синхронно переходит от модели экспортной ориентации несуверенного формата под ТНК к созданию высоко диверсифицированной и развитой экономики нового образца с собственными технологиями всех уровней, с новым поколением квалифицированного персонала, ученых и гениев. При этом стадия подражательства и копирования быстро проходит. Китайцы быстро учатся и создают свои технологии. Китай активно работает на внутренний рынок (который очень емкий), взращивая средний класс, в дальнейшем они перейдут к внешней экспансии и захвату рынков сбыта.Это лишь в общих чертах с минимумом цифр и фактуры. Китай завораживает. Это настоящая история успеха. Там очень много захватывающих, феерических данных, особенно в сравнении с другими странами. Так что скоро продолжу.

17 мая, 18:57

50 лет китайской культурной революции. Как о ней спорили в СССР

Рисунок Бориса Ефимова из советской печати. Неприятие идей китайской "культурной революции" объединило в СССР власть и диссидентскую оппозициюИсполнилось 50 лет со дня начала китайской культурной революции. До сих пор это событие вызывает очень различное отношение к себе, в том числе и среди современных левых. Одни считают её успешным примером борьбы с обуржуазившейся бюрократией, что предотвратило возможное отстранение Компартии Китая от власти и распад КНР по "советскому сценарию". Другие расценивают "великую пролетарскую культурную революцию" как явление, которое отбросило Китай назад.Но тут интересно, что примерно такие же острые споры и дискуссии вокруг событий в Китае шли в СССР и полвека назад. И не только на диссидентских кухнях. Печатные издания, имевшие репутацию либеральных – журналы «Новый мир» и «Юность», «Литературная газета» – клеймили «культурную революцию» и «культ личности» Мао особенно ожесточённо и настойчиво. «Литгазета» помещала даже личные карикатуры против Мао, что было скорее исключением. В ЦК правящей партии тоже именно по этому признаку – отношению к КНР – выделилась оппозиционная Брежневу фракция «железного Шурика» (Александра Шелепина), которая выступала за «восстановление отношений с Китаем», несмотря ни на что.Бюрократам, угодившим под кеды хунвейбина, не позавидуешь. Надпись на плакате гласит "Прикончим Ли Джунгъян [партийного секретаря в провинции Сычуань] и небольшую горстку его единомышленников!"Весьма характерен в этом плане спор бывшего советского гражданина и политзэка сталинских времён Кароля и писательницы Евгении Гинзбург (известной как автор лагерных воспоминаний "Крутой маршрут", а также как мать писателя Василия Аксёнова). Спор между ними происходил в 1970 году. Вот как излагал его писатель Лев Копелев:"В октябре 1970 года в Москву приехал президент Франции Помпиду. В числе сопровождающих его журналистов был Кароль – известный публицист-политолог, автор книг о Китае и Кубе. Он родился в Польше, в семье коммунистов, в 1939 году шестнадцатилетним бежал от гитлеровцев на восток; окончил школу в Ростове, поступил в университет, стал солдатом; был арестован за "антисоветские разговоры". Из лагеря опять попал на фронт в штрафбат. После войны репатриировался в Польшу и оттуда уехал во Францию. Кароль – "независимый левый"...Кароль очень обрадовался, когда мы его познакомили с Евгенией Гинзбург.– Ваша книга ["Крутой маршрут"] – замечательное произведение. И документальное, и художественное. Мало сказать правду, нужно еще, чтобы ей поверили. И поверили не только те, кто ничего не знает, но и предвзятые, обманутые. Ваша книга и убеждает, и переубеждает.Кароль понравился ей так же, как и нам. Они разговаривали вполдружелюбно, пока он расспрашивал, слушал. Но едва он сочувственно отозвался о Че Геваре, о студенческих бунтах в Париже в мае 1968 года, она рассердилась:– Да что вы такое говорите? Этот Гевара – обыкновенный бандит, фанатик, а ваши мальчишки и девчонки просто ошалели от дурацких лозунгов, от наркотиков. Молятся на этого Гевару, а еще хуже – на Мао.Китайский плакат эпохи культурной революции. Подпись: "Решительно разбить тех партийных руководителей, которые предпочитают следовать по капиталистическому пути! Раздавить контрреволюционные устремления к реставрации капитализма!"Кароль пытался возражать, но она прерывала его все запальчивее, все громче:– Простите, но вы ничего не понимаете... Ваш Сартр – идиот или подлец. Да как можно говорить о революции после всего, что было? Все революции преступны. Безнравственны! Бесчеловечны!Её голосисто поддерживали еще некоторые участники беседы. Каролю с трудом удавалось прорываться.Китайский плакат эпохи культурной революции. Подпись: "Уничтожить как бешеных собак тех, кто выступает против председателя Мао!"– Позвольте, позвольте, я не могу понять. Вы не верите вашим газетам, когда они пишут о Западе или о вашей стране. Почему же вы им верите, когда они врут о Китае? А я там был. Дважды. И подолгу. Ездил по стране. Разговаривал и с Чжоу Эньлаем, и со студентами, и с рабочими. У них там многое плохо, отвратительно. Есть и фальшь и жестокость. Но их система совершенно иная, чем ваша. Культурная революция была сначала именно революцией. Молодёжь восстала потому, что не хотела мириться с бюрократией и не хотела таких порядков, как у вас. Мао был достаточно умён и не только не пытался подавлять это движение, но стал направлять его. Конечно же, в Китае много страшного, жестокого. И я об этом писал. Но у них там совсем другие порядки, чем у вас. И политика противоположна вашей... Вы воспитаны в сталинской школе нетерпимости. Вы бросаетесь из одной крайности в другую. Я понимаю ваш гнев. Вчера и сегодня был с Помпиду на приёмах. Бюрократические спектакли. Пошлые, глупые ритуалы. Я хожу по улицам и вижу, как не похож мир Кремля и министров на мир улиц, магазинов, пивных и на этот ваш мир. Между ними пропасти. Но сейчас я наблюдаю странный парадокс – эти разные миры совпадают в одном: они чрезвычайно консервативны. Можно понять, почему ваше правительство не хочет самодеятельности масс. Но, оказывается, и вы отвергаете все революции, потому что они безнравственны. Что же, вы хотите их запрещать? Не допускать? А вам нравятся землетрясения или тайфуны? Они тоже безнравственны и бесчеловечны!Китайский плакат эпохи культурной революции. Подпись: "Непримиримо критикуй реакционную линию партийного бюро города Шанхая, направленную на восстановление класса капиталистов. Присягни на верность во время митинга и высоко пронеси великое красное знамя идей Мао Цзэдуна!"– Ах, неизбежность революции! Это сказка, придуманная Марксом. У нас в двадцатые годы троцкисты кричали о мировой революции. А теперь и вы о том же. Шведы и англичане [sic!] обошлись безо всяких революций. У них безработные живут лучше наших рабочих и наших профессоров.Китайский плакат эпохи культурной революции. Подпись: "Бездействие – ничто, движение – всё. Стремительно действуйте!"– Вы забываете, что и там были в свое время революции. Да и сегодня не все там согласились бы с вами, что они живут как в раю. А неизбежность революции – совсем не сказка. Пример – май 1968 года, он застал нас врасплох. Это была настоящая стихийная революция. Коммунисты растерялись больше всех. Теперь мы стараемся извлекать уроки. Мы должны быть готовы к неизбежным потрясениям, чтобы предотвратить такие разрушения, такие жертвы, которых можно избежать, чтобы революция не вырождалась в террор, в тоталитаризм. Мы не хотим повторять ни вас, ни китайцев.Китайский плакат эпохи культурной революции. Подпись: "Высоко нести красное знамя Мао Цзэдуна и проводить осуществление великой пролетарской культурной революции до конца. Революция – не преступление, бунт – дело правое!"– Не хотите, не хотите, но умиляетесь китайским палачам, так же как Ромен Роллан и Фейхтвангер умилялись нашим палачам. Вы пресыщенные снобы, вы с жиру беситесь, сами не понимаете, что делаете! Вы и себя погубите в конце концов. Опомнитесь, когда уже поздно будет!Кароль тоже разгорячился, перестал сдерживаться и кричал уже почти как его оппоненты.Китайский плакат эпохи культурной революции. Подпись: "Горячо приветствуем основание революционного комитета Синьцзяна!"– Это не так, это всё не так! Мы стараемся вас изучать и понимать. Поймите же и вы – кроме ваших вчерашних бед сегодня есть и другие страшные беды. На земле миллиард голодающих. Ежедневно от голода умирают сотни тысяч людей. Во Вьетнаме, в Индонезии ежедневно убивают людей. Убивают, и пытают, и мучают... Мы сочувствуем вам. Мы говорим и пишем о Солженицыне, Синявском, Даниэле, Гинзбурге, Галанскове, ходатайствуем, протестуем. Но мы не можем забывать о страданиях других людей в других странах... Мы ввязались в политическую борьбу только потому, что так велит нам совесть, велит сострадание... А вы это называете снобизмом!Спор иссякал безысходно. Кароль ушёл едва ли не в отчаянии.Китайский плакат эпохи культурной революции. Подпись: "Тепло приветствуем формирование революционного комитета города Пекина!"На следующий день он говорил мне:– Гинзбург замечательная женщина. Я и раньше знал, что она прекрасная писательница. А вчера любовался её пылом, её молодой страстностью. Она была похожа на наших студентов, на самых радикальных, тогда, в мае. Но она их проклинает, не хочет понимать. Это ужасно, что лучшие ваши люди становятся такими убеждёнными реакционерами. Это одно из самых жестоких последствий сталинизма.А Евгения Семеновна, вспоминая о Кароле, говорила:– Он, конечно, умён и многое знает. Но только мозги у него набекрень. Типичный троцкист. Я их встречала в молодости. Один из таких даже ухаживал за мной. Противный был крикун. Я их всегда не любила. И вот извольте – полвека спустя то же самое: "мировая революция!", "управлять стихиями"; они там на Западе совсем обезумели."Китайский плакат эпохи культурной революции. Подпись: "Продвигаться сквозь шторм по стопам председателя Мао!"Тут любопытно отметить, что в пылу спора Гинзбург вдруг вспомнила, как в 20-е годы, будучи в ВКП(б) и поддерживая сталинское большинство, именно таких "типичных троцкистов", как Кароль, она особенно не любила! Ведь в 20-е годы она была сторонницей Сталина, а в 70-е – типичным «советским либералом-шестидесятником». Её фразы, которые цитирует Копелев – это стандартные либеральные мемы («Все революции преступны. Безнравственны! Бесчеловечны!», «Шведы и англичане обошлись безо всяких революций», которые и сейчас в полном ходу, даже ещё больше, чем полвека назад). И вот между этими двумя Гинзбург, сталинкой 20-х и антисталинисткой 70-х годов, между которыми вроде бы – пропасть, вдруг обнаружилось едва ли не полное тождество! Основанное на неприятии «мировой революции»...Китайский плакат эпохи культурной революции. Подпись: "Хватит демагогии, вор Лю ([председатель КНР] Лю Шаоци), мы будем драться до последней капли крови!"Китайский плакат эпохи культурной революции. Подпись: "Полностью критиковать китайского Хрущева ([председателя КНР] Лю Шаоци) с политической, идеологической и теоретической точки зрения!"Китайский плакат эпохи культурной революции. Подпись: "Разрушим старый мир и построим новый!"Китайский плакат эпохи культурной революции. Подпись: "Изучайте тексты речей товарища Цзян Цин (жены Мао) — отдайте ей дань своего уважения!"Китайский плакат эпохи культурной революции. Подпись: "Реакционеров надо подавлять! Если вы первыми не нападёте на них, то они не отступят!"

Выбор редакции
18 апреля, 22:08

Китай в 1868-1870-х годах на снимках Джона Томпсона

Ли Хунчжан. Наместник провинций Цзянсу и АньхойЖиангсу. Маньчжурский министрКантон. Китайские мандариныКантон. Местный мандаринКантон. СтарухаКантон. Уличные игрокиКитайский купецОбразец прически маньчжурской женщиныПекин. Маньчжурская невестаГонконгМакаоМакао. 1870Макао. Общий вид. 1870Макао. Общий вид. 1870.Макао. Улица города. 1870Пау-кеун. Маньчжурский министрПекин. Дом мандаринаПекин. Китайцы за просмотром движущихся картинокПекин. Три китайских министраПекинская обсерваторияТяньцзинь. Руины капеллы Сестер Милосердия. В 1870 здесь были убиты 10 французских монахиньЧенг Лин. Маньчжурский министр

07 апреля, 18:48

"Великий чайный путь" или почему русский с китайцем братья на век, 05-04-2016

Занятие Школы Здравого Смысла от 5 апреля 2016 года тема: "Великий чайный путь" или почему русский с китайцем братья на век». По итогам военно-полевой поездки членов Совете Школы в Китай в период с 25 марта по 3 апреля. Докладчик: Андрей Девятов, воин-интернационалист СССР, член Союза писателй России. Ибрагимов Александр Гарунович Ректор Школы Здравого Смысла,член союза писателей России. Лермонтов Михаил Юрьевич доктор культурологии, член Общественной Палаты РФ. председатель Московского Клуба «Ценности нации и национальные интересы России». http://shzs.info/ http://www.peremeny.ru/books/osminog/... Фонд информационной поддержки Школы здравого смысла Сбербанк номер счёта 5469 3800 2034 3397

01 апреля, 17:01

"Драконы" и "демоны" Поднебесной. Новый цикл в истории Китая.

Юрий ТавровскийНи в одном комментарии по итогам закончившихся на днях ежегодной сессии китайского парламента, Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) и предшествовавшей ей сессии Народного политического консультативного совета Китая (НПКСК) — мне не встретилось слово "исторические". Между тем, оба события имеют самое непосредственное отношение к истории.Дело не только в том, что депутаты утвердили предложенный в октябре 2015 года на V пленуме правящей Компартии план развития КНР на 2016-2020 гг. Предстоящие 5 лет — отрезок времени достаточно протяжённый не только в жизни каждого человека, но и в текущей истории Китая. Важно не только то, что по итогам 13-й пятилетки все граждане КНР, число которых должно достигнуть 1,4 млрд., выйдут на уровень "сяокан", т. е. "среднего достатка". Тем самым должна быть выполнена первая из двух "столетних задач" программы "Китайская мечта" — к 100-летию образования Компартии Китая построить общество средней зажиточности, искоренить бедность и отсталость.Но самое, на мой взгляд, важное — законодательное закрепление разворота китайской экономики к "новой норме", которая призвана остановить негативные тенденции последних лет и обеспечить выполнение главной задачи программы "Китайская мечта" — превратить Китай к 2049 году в могучую мировую державу.Есть ли основания беспокоиться партнёрам КНР?Исторические масштабы происходящих в Китае событий не впервые ускользают из поля зрения зарубежных экспертов. Они напоминают "лягушку, глядящую на небо со дна колодца". Главное, что волновало "лягушек", следивших за ходом двух сессий: состоится ли "жёсткая посадка" китайской экономики. Часть наблюдателей искренне желает, чтобы такая "посадка" состоялась и Китай перестал угрожать глобальной гегемонии США. Другие столь же искренне надеются, что замедление темпов развития экономики Китая не подорвёт его роль локомотива мировой экономики, в последние годы обеспечивавшего более 25% роста всей мировой экономики.Думаю, и те, и другие получили вполне убедительный ответ. Премьер Госсовета КНР Ли Кэцян в "Докладе о работе правительства Китая" наряду с множеством других показателей и цифр, привёл такие: ВВП Китая в 2016 году вырастет на 6.5-7%, а в последующие 5 лет должен составлять как минимум 6.5%. Это меньше, чем фиксировавшиеся еще 15-20 лет назад двузначные цифры, но вполне достаточно, чтобы оставаться локомотивом мировой экономики. Как отметил Председатель КНР Си Цзиньпин на недавнем саммите "Группы 20" в Турции, Китай уверен в своей способности поддерживать средние и быстрые темпы экономического роста, тем самым продолжая создавать возможности для развития других стран.Есть ли основания для недовольства у населения КНР?Само собой разумеется, успокоить мировое сообщество было важной, но не главной задачей китайского руководства. Гораздо важнее для официального Пекина — показать обозримые перспективы национальной экономики самим китайцам. Что же, детально обсуждённый и утверждённый на двух сессиях 13-й пятилетний план даёт все основания для оптимизма. Поставьте себя на место китайского гражданина, читающего базовые ориентиры своего будущего.Темпы роста народного хозяйства в грядущие 5 лет не опустятся ниже 6.5%. Это позволит к 2020 году удвоить объём ВВП и доход на душу населения по сравнению с 2010 годом. Нам в России и во многих других странах, переживающих спад или медленное развитие на грани статистической ошибки, о таких показателях можно только мечтать. Весь Европейский Союз, например, показал рост в 1.8%.Рост цен не превысит 3% в год. Опять же, мы можем только позавидовать такой низкой инфляции. В 2015 году в России она официально составила 12,9%.Будет создано более 10 млн. новых рабочих мест в городах в 2016 году и около 50 млн. — за всю 13-ю пятилетку, что обеспечит уровень безработицы в городах на уровне не более 4,5%. Показатели безработицы довольно низкие для России (6.3%), США (7.3%), Франции (10.6%), Испании (26%) и подавляющего большинства других стран мира.Потребление воды, энергии, а также выбросы СО2 снизятся, в расчёте на единицу ВВП, на 23%, 15% и 18% соответственно. Поставлена задача обеспечить голубое небо, свободное от смога, примерно в 80% дней года. Проблемы окружающей среды в Китае достигли критических масштабов — это была цена за ускоренное развитие. Но теперь ситуация будет улучшаться — об этом говорят опубликованные показатели. Безусловно, они придутся по вкусу не только жителям городов и целых промышленных районов — за 5 лет средняя продолжительности жизни в Китае вырастет на 1 год. Жизненные интересы сотен миллионов китайцев затронет и то, что к 2021 году на долю постоянных городских жителей будет приходиться 60% населения страны. Урбанизация расширяет внутренний рынок, повышает уровень культуры, ведёт к изменению образа жизни всей нации. Одновременно запланировано снижение числа сельских жителей, живущих за чертой бедности, борьба с нищетой во всех бедных уездах и районах Китая, и окончательная победа над этим наследием прошлого к 2020 году.В докладе правительства КНР, помимо этих понятных простому читателю цифр и показателей, содержится также множество макроэкономических, специальных финансовых терминов и выкладок. Их сейчас изучают и активно обсуждают не только российские учёные, сотрудники аналитических подразделений банков и промышленных групп, но и их коллеги во всём мире. Недаром спокойное, уверенное и оптимистичное выступление Ли Кэцяна на сессии ВСНП в считанные часы позитивно повлияло на котировки нефти, металлов, зерна, других товаров реального сектора экономики, что отразилось и на глобальных валютных рынках.Реально ли решение поставленных задач?В реализме поставленных целей убеждает, например, честное признание Ли Кэцяна о предстоящих "серьёзных трудностях и вызовах". Иначе и быть не могло — колоссальная махина китайской экономики только-только переводится с одних рельс на другие. Глава китайского правительства отметил, в частности, что из-за снижения активности глобальной торговли и других факторов в прошлом году общий объем импорта-экспорта Китая пошёл на спад вместо ожидавшегося роста. Вяло шёл рост инвестиций, оставалась острой проблема избыточных производственных мощностей. Часть предприятий сталкивалась с трудностями в своей производственной и хозяйственной деятельности, сильно разнилась конъюнктура в разных регионах и отраслях. Были налицо острые противоречия между доходами и расходами госбюджета, наблюдались потенциальные риски в финансовой и других сферах. Ли Кэцян назвал также проблемы в области здравоохранения, образования, обеспечения достойной старости, безопасности пищевых продуктов и медикаментов, распределения доходов, городского управления и т. д..Новые вызовы будут возникать и на путях перехода к "новой норме". К 2020 году рост экономики и благосостояния на 60% должен достигаться за счёт научно-технологических инноваций. До недавнего времени рост обеспечивался всё более крупными государственными капиталовложениями, удержанием на низком уровне доходов трудящихся. Предстоит оздоровление структуры промышленности: неэффективные предприятия-"зомби" и избыточные мощности будут выводиться из строя. То же самое относится к производствам, сильно загрязняющим окружающую среду. Всё это высвободит в ближайшие годы от 2 до 6 миллионов работников. Поэтому, наряду с упомянутым выше созданием новых рабочих мест, предусмотрены и программы переподготовки.На какое-то время возможно падение доходов бюджета. Поэтому принято решение уже в нынешнем году раздвинуть рамки допустимого дефицита до 2,18 трлн. юаней (335,38 млрд. долларов США), что на 560 млрд. юаней больше, чем в прошлом году, и составляет 3% от ВВП; У КНР есть и "страховочная сетка" — золотовалютные запасы достигают 4 трлн. долл. Только США "задолжали" Китаю 1.2 триллиона!Серьёзным вызовом остаётся качество управления. Премьер Госсовета признал, что "часть кадровых работников либо совсем бездействует, либо не умеет работать, либо действует беспорядочно". Актуальной остается проблема коррупции, обострившаяся в "тучные годы". Начавшаяся с 2014 года общенациональная кампания системной борьбы с "мухами и тиграми", т.е. мелкими и крупными коррупционерами, непременно даст ощутимые плоды уже в скором будущем, поможет ускорить развитие экономики и оздоровить социальную обстановку. Но сейчас нередко наблюдается, с одной стороны, страх перед наказанием за участие в коррупционных цепочках, а с другой стороны — неспособность выйти из таких цепочек, неумение работать в новых условиях. Тем не менее, уже сейчас серьёзные аналитики близки к единому мнению: 13-я пятилетка в КНР будет выполнена по ключевым, если не по всем показателям. Начнётся ли новый "золотой век" Китая?В 2021 году, когда настанет время подводить итоги выполнения задач 13-й пятилетки, самим китайцам и остальному миру станет ясно, что достигнуты не только количественные цели. Возникнет, по существу, новый Китай, живущий по новым правилам экономики и социальной жизни. К тому времени "новая норма" станет просто нормой и основой очередного исторического цикла продолжительностью как минимум три десятилетия.При взгляде на историю КНР, можно отметить существование циклов, каждый из которых длился около 30 лет. Первый цикл, связанный с именем Мао Цзэдуна, длился по 1976 год. Внутри этого цикла были успешные и провальные этапы, менялись экономические, внутриполитические и внешнеполитические установки. Однако весь цикл носил чёткий отпечаток политической воли и интеллекта Мао Цзэдуна.После смерти "великого кормчего" и недолгого переходного периода с 1978 года начался цикл Дэн Сяопина. Он смог раскрепостить созидательную энергию китайской нации, заложил основы "социализма с китайской спецификой" и создал уникальную экономическую систему сосуществования крупной государственной собственности с частным средним и малым предпринимательством, вывел КНР на мировые рынки товаров и технологий, ограничивал внешнеполитическую активность ради накопления сил и последующего рывка вперёд. Обеспечив беспрецедентные темпы развития в течение 80-х—90-х годов прошлого века, принципы Дэн Сяопина стали в начале ХХI века постепенно утрачивать динамизм и эффективность.Это стало ясно ещё до прихода в Чжуннаньхай нового руководства во главе с Си Цзиньпином. Но только к 2011 году удалось сформулировать и утвердить комплекс экономических и социальных реформ, получивших название "новой нормы". Если этот комплекс удастся успешно осуществить к 2021 году, когда истечёт обычный 10-летний срок деятельности нынешнего Генерального секретаря ЦК КПК и Председателя КНР, то он, скорее всего, продлится примерно до начала 2040-х годов, когда предстоит перейти к выполнению выдвинутого ещё в 2012 году следующего долгосрочного стратегического плана под названием "Китайская мечта о великом возрождении китайской нации". Возможно, на этом завершится очередной 30-летний цикл в истории Китая, будут пересмотрены отдельные принципы, или даже созреют условия для нового цикла. Но у меня нет сомнений в том, что тридцатилетний "цикл Си Цзиньпина" станет новым "золотым веком", а сам он войдёт в историю Китая как один из крупных героев.Путём Великого ЮяКитайцы — люди истории. Даже самые простые и малограмотные из них знакомы с основными событиями и героями прошлого благодаря популярным театральным представлениям, сказкам и мифам. Один из таких мифов повествует о борьбе со страшным потопом, который загнал немногих выживших людей в горные пещеры и на верхушки деревьев, где они "вили гнезда, как птицы". Это предание основывалось на исторических фактах: катастрофические наводнения в бассейне реки Хуанхэ, где зародилась китайская нация, уносили жизни сотен тысяч людей, погребали под толстым слоем ила богатые города и обильные поля.Во времена легендарного императора Яо, возможно, правившего четыре тысячи лет назад, часто случались разливы Хуанхэ, получившей прозвания "Мать-река" и "Горе Китая". После многих неудачных попыток справиться со стихией император призвал мудреца по имени Гунь, который стал строить высокие дамбы и на некоторое время усмирил реку. Но та вскоре отомстила людям. Новые наводнения, новые лишения. В гневе император велел казнить Гуня, а его сыну по имени Юй — довести дело до конца. Поняв бесперспективность традиционного наращивания дамб, Юй стал рыть каналы. При этом он использовал могучего дракона, который своим хвостом прокладывал новые русла рек. Обычные драконы строили каналы, а большая чёрная черепаха подвозила грунт и иные стройматериалы. Потоп прекратился, реки и каналы стали орошать земли, царство разбогатело. Благодарный император вручил бразды правления Поднебесной Юю, который основал династию Ся и вошёл в мифы и историю древнего Китая как Великий Юй.Эта история вспоминается при анализе первых лет правления Си Цзиньпина. Подобно Великому Юю, он начал действовать в очень неблагоприятных условиях. Падали темпы роста хозяйства. Небеса над городами затопили серые волны смога. Кичливые "мандарины" собирали всё большую мзду с купцов и простонародья. Заморское царство-гегемон требовало всё новых уступок и придвигало войска к китайским границам. Становилось ясно, что беда рано или поздно прорвёт существующие дамбы.Председатель Си не стал "наращивать дамбы" и вкладывать новые сотни миллиардов в строительство шоссе, железных дорог, жилых кварталов и содержание убыточных предприятий. Он заранее разработал план спасения. Если Великий Юй изменял русла рек, то Си Цзиньпин решил развернуть всю работу "мастерской мира" с обслуживания заморских рынков на удовлетворение спроса собственного народа. Он хочет поменять устаревшее оборудование "мастерской", безбожно коптящей небо и требующей всё больше сырья. К концу своего правления в 2021 году он намерен покончить с нищетой. Он ведёт дело к тому, чтобы перестать отдавать заработанные тяжким трудом народа деньги "на сохранение" в казну крупного царства-гегемона, а тратить их на благоустройство и обогащение Поднебесной.Как известно из мифов, Великий Юй в поисках помощи в борьбе с потопом посещал "Страну крылатых, Страну обнажённых, Страну неумирающих, Страну кипящей воды, Страну людей с одной рукой и тремя туловищами, Страну собакоголовых, а на севере — Страну истинных людей". Не ограничиваясь пределами своего Срединного государства, Си Цзиньпин тоже прокладывает новые каналы связей с соседями по всем сторонам света. Он не только взялся за расчистку пересохшего русла Великого Шелкового пути и строительство новых маршрутов, но и собирается превратить прилегающие к ним земли в зону общего процветания. Им движет старая китайская мудрость: "Богатые соседи — мирные границы". Подчёркнутое дружелюбие нынешний руководитель проявляет и к России, северному соседу Китая.Само собой разумеется, разворот русла развития полуторамиллиардной нации происходит не без проблем. История повторяется. Насылавший на людей наводнения бог воды Гун-гун с помощью демонов и оборотней строил козни Великому Юю. Похоже, Си Цзиньпину тоже приходится несладко. Но у него, как у Великого Юя, тоже есть надёжные помощники. Его "волшебный дракон" — это Коммунистическая партия, мощная и разветвлённая сетевая структура управления. В руководстве партии преобладают сторонники "новой нормы". Для преодоления скрытого сопротивления консерваторов Си Цзиньпин активизировал внутри партии "комиссии по проверке дисциплины", а вне КПК — параллельные механизмы власти в виде "малых руководящих групп". Эти органы объединяют настроенных в пользу решительных реформ "малых драконов" в партии, молодых учёных и профессионалов. Смелые действия Си Цзиньпина пользуются одобрением и активной поддержкой разных слоёв современного китайского общества и особенно молодежи.Наследнику Великого Юя предстоит повернуть течение главных рек китайского хозяйства в новые русла, построить новые надёжные каналы на мировые рынки, усмирить сонмы злых демонов внутри страны и за её пределами. От успеха или неудачи этой титанической задачи будет зависеть не только целая глава в пятитысячелетней истории Китая, но и, возможно, вся судьба человечества.Источник

27 марта, 07:01

kommersant.ru: Во что превратилось китайское экономическое чудо

Китайский экономический локомотив буксует. Планы по переориентации экономики на внутренний спрос и сферу услуг пока остаются только планами. Старая модель инвестиционного роста больше не работает, а новой нет.Еще несколько лет назад было невозможно представить, чтобы скучные статданные и дежурные заявления функционеров КПК стали поводом для первополосных статей ведущих газет мира и главными сюжетам новостей на ТВ, а сырьевые и фондовые рынки реагировали на них резкими скачками. Сейчас — другое дело: Китай стал последней надеждой мира на экономический рост и вовсю пытается ее оправдать. В феврале и начале марта это удалось.Отток капитала из КНР замедлился, в феврале он составил $29 млрд (в январе 2016-го — $100 млрд, в декабре 2015-го — $107 млрд). Девальвационное давление на юань ослабло. Китайская номенклатура может радоваться — открывшаяся в начале марта сессия Всекитайского собрания народных представителей проходит плавно. Председатель госкомитета по делам развития и реформ КНР Сюй Шаоши заявил, что "жесткой посадки" экономики не будет, а по словам премьера Ли Кэцяна, в 2016-м рост составит 6,5-7% ВВП (прогноз МВФ — 6,3%).Глобальные рынки заразились китайским оптимизмом. В феврале--начале марта 2016-го рискованные активы росли практически по всему миру, наибольший рост показал сырьевой сектор. С январского дна цена на нефть Brent выросла почти на 50%, превысив $40/бар. Еще более впечатляющий рост показали металлы. Например, железная руда выросла с декабрьского дна в $37 за тонну на 70%, до $63, основной приступ оптимизма пришелся после воодушевляющих заявлений китайского руководства: 7 марта котировки взлетели на 19,5%.В январе 2016-го аналитики объясняли падение сырья и глобальных рынков проблемами в Китае, их сегодняшнее обратное движение также во многом объясняется оптимизмом вокруг КНР. "Лучшие, чем ожидались, американские макропоказатели и стабильный китайский юань привели к схлопыванию глобального "негативного пузыря"",— отмечают аналитики UBS. Аналитик Reuters по металлам Энди Хоум более прозаичен. По его мнению, ралли в металлах вызвано спекулятивной лихорадкой на биржах в Шанхае и Даляне, куда в последние месяцы подтянулись толпы китайских розничных инвесторов, разочаровавшихся в рынке акций. Реальный же спрос на металлы остается низким.Кроме заверений чиновников, относительной стабилизации оттока капитала и приступов панических покупок, оптимистичных новостей из Китая, как, впрочем, и отовсюду, практически нет. Так, февральские индексы PMI, которые хорошо коррелируют с динамикой ВВП, показали очередное ухудшение в промышленном секторе китайской экономики — 48 (худшее значение за пять месяцев), спад длится уже 12 месяцев. Хуже того, сектор услуг, на который в Китае возлагаются особые надежды, тоже ослаб: Caixin Services PMI упал в феврале до 51,2 против январских 52,4. "Новая нормальность" экономики с большей ориентацией на сектор услуг пока не работает. Не все в порядке и в финансовом центре Китая — Гонконге. Здесь PMI опустился до вполне рецессионных уровней (46,4 в феврале, 46,1 в январе).Китайский экспорт в долларах в годовом выражении падает восьмой месяц подряд: в феврале падение год к году составило 25,4% (против консенсус-прогноза The Wall Street Journal в 15%), в январе — 11,2%. Импорт сократился на 13,8%, в январе на 18,8% (отчасти это объясняется более низкими ценами на сырье, хотя и в натуральном выражении импорт по многим категориям товаров показал падение). Падает и торговый профицит — до $32,6 млрд против рекорда в $63,3 млрд в январе. 2 марта рейтинговое агентство Moody's изменило прогноз по суверенному рейтингу КНР (Аа3) со стабильного на негативный, выражая обеспокоенность снижением темпов роста, сокращением валютных резервов и давлением на юань. В общем, поводов для оптимизма немного.Растерянный ростРеакция властей на спад говорит об их растерянности. С одной стороны, китайское руководство говорит о необходимости реформ и переориентации роста с промышленности на сектор услуг. Для этого надо резко снизить долю инвестиций в ВВП (сейчас около 45% ВВП) и перестать создавать новые мощности в промышленности, и так уже давно избыточные.Торговая палата ЕС в Китае недавно выпустила доклад Overcapacity in China, в котором проанализировала ситуацию с избыточными мощностями в нескольких отраслях (нормальной считается загрузка на уровне 80-85%, уровень ниже говорит об избытке мощностей, средний уровень промышленности США с 1967 года — 82%).В сталелитейной отрасли загрузка мощностей составляет 71% (против 80% в 2008-м). При этом сейчас Китай выплавляет стали в два с лишним раза больше, чем другие крупнейшие производители — Япония, Индия, США и Россия, вместе взятые. В алюминиевой отрасли загрузка 76% (78% в 2008-м), производство в 13 раз больше, чем в США, и покрывает половину мирового спроса. В цементной отрасли — 73% (76% в 2008-м), это 57% всего мирового выпуска (у ближайшего конкурента, Индии, в девять раз меньше). В химической промышленности (25 тыс. компаний) из рассматриваемых 16 подсекторов только три имели загрузку более 80%, четыре — 70-80%, остальные — ниже 70%. В нефтеперерабатывающей промышленности — 66% (против 80% в 2008-м). При этом в данной отрасли из-за высокой капиталоемкости производства нормальной считается загрузка в 85-90%. В стекольной промышленности — 79% (88% в 2008-м), в целлюлозно-бумажной — 84% (90% в 2008-м).Экономисты Bloomberg оценивают загрузку мощностей в автомобильной промышленности в 2015-м в 70% против более чем 100% в 2009-м (загрузка выше 100% означает сверхурочную работу).Избыточность мощностей и перепроизводство давит на цены производителей и рентабельность (5,76% в среднем по крупнейшим предприятиям в 2015-м против 5,91% в 2014-м). "Низкая рентабельность предприятий приведет к сложностям с выплатой процентов по долгам, не говоря уже о самом теле долга,— отмечается в Overcapacity in China.— Если доля плохих долгов резко вырастет в 2016-м, это может заставить власти рекапитализировать банки". Откуда взять на это деньги при планируемом дефиците бюджета на 2016 в 3% ВВП, непонятно.В ответ власти создали массу программ по ликвидации избыточных мощностей. Например, как заявил Сюй Шаоши на сессии ВСНП, планируется сократить сталелитейные мощности на 100-150 млн тонн, а угольные — на 500 млн тонн, высвобождение рабочей силы может составить до 3 млн человек за два-три года. Похожие программы есть и по другим отраслям.С другой стороны, под продукцию избыточных предприятий создается искусственный инфраструктурный спрос. Например, как объявил премьер Ли Кэцян на той же сессии ВСНП, в рамках пакета стимулирования экономики в строительство дорог будет инвестировано 1,65 трлн юаней ($253 млрд) и еще 800 млрд юаней на железные дороги (сеть китайских железных дорог и так вторая в мире по протяженности после США). Плюс за новую, 13-ю пятилетку планируется построить еще 50 аэропортов.Квартирный вопросПерепроизводство, как ни странно, иногда сопровождается спекулятивными пузырями. В Китае имеются огромные нераспроданные запасы жилой недвижимости. По данным крупнейшей частной консалтинговой компании в области недвижимости China Index Academy, они достигают 6,2 млрд кв. м (по 4,7 кв. м на душу населения). При текущем темпе продаж этого объема достаточно на пять лет. Однако уже сейчас на городского жителя в Китае приходится 36 кв. м площади против 33 кв. м в Великобритании и 22 кв. м в России. При этом 75,6% всего жилого фонда построено совсем недавно, после 2000 года. 21% семей имеет более одной квартиры, доля собственников жилья в Китае — 90% (примерно столько же в России, в Великобритании — 67%, в США — 65%, в Японии — 61%, в Корее — 54%).Но и на фоне избыточного предложения китайские власти допустили очередное обострение рынка. Так, цены на недвижимость в Шэньчжэне с начала года скакнули на 25%, чуть меньше в Шанхае. В Шэньчжэне средняя цена квадратного метра достигла $7 тыс., в Шанхае — $6,2 тыс. В китайских газетах появляются сообщения о многочасовых очередях в риэлторские компании. Кое-где даже идет продажа места в очереди за тысячу юаней (11 тыс. руб.). Те, кто не имеет средств для оплаты первоначального взноса по ипотеке, имеют возможность поучаствовать в спекуляции. Интернет-компании (например, сайт с говорящим названием pinfangwang.com.cn — "битва за дом") принимают взносы частных лиц (от тысячи юаней и выше) и скупают на них недвижимость.Несмотря на явные признаки перегрева рынка (похожего на прошлогодний пузырь на фондовой бирже), власти не собираются его охлаждать. Например, губернатор провинции Гуандун (Шэньчжэнь находится в ее составе) недавно заявил о разработке плана по покупке жилой недвижимости государственными предприятиями для уменьшения количества нераспроданных домов. Абсурдность ситуации многомерна. С одной стороны, спекулятивный пузырь, с другой — избыток предложения, с третьей — стремление властей решить проблему избыточного предложения директивными покупками со стороны госкомпаний.Несмотря на локальные мании в Шэньчжэне, Шанхае, Пекине, Нанкине и Гуанчжоу, в остальных крупных городах (государственная статистика отслеживает 70 крупнейших городов) цены стабильны или даже падают. Что не останавливает власти от создания новых программ по социальному жилью и урбанизации.Чистка вместо реформРастерянность власти можно понять. Она загнана в цугцванг: старая модель роста уже не работает, а реформы неизбежно будут болезненными и грозят устойчивости КПК. Президент Си Цзиньпин, вероятно, это понимает и пытается хотя бы восстановить авторитет партии. Стартовавшая три года назад антикоррупционная компания беспрецедентна по своим масштабам. За 30 лет экономического роста многие высшие партийные чиновники сколотили миллиардные состояния, а до правления Си Цзиньпина на фантастическую по масштабам коррупцию смотрели как на побочный эффект быстрого развития.Сейчас все изменилось. Впервые за период реформ под суд попали бывший член постоянного комитета политбюро ЦК КПК, бывший глава канцелярии ЦК КПК и бывшие заместители председателя Центрального военного совета, всего более 100 крупных чиновников. "Органы партийного контроля просеивают чиновничий аппарат мелким ситом, в результате сотни тысяч людей теряют свое положение и перспективы, десятки тысяч — свободу или жизнь, но миллионы напуганы и вынуждены принять новые правила игры",— отмечает эксперт Центра анализа стратегий и технологий китаист Василий Кашин. Текущие чистки уже сравнивают с периодом "культурной революции" Мао.Очищение системы от коррупции принципиально важно, но недостаточно. Увы, в реформе нуждается вся система — по всей видимости, без трансформации политического режима не удастся сменить и экономическую модель. Аналитики Торговой палаты ЕС в Китае выделяют три фактора, препятствующие экономическим реформам, и все они политические.Первый — региональный протекционизм. Перспектива снижения темпов роста ВРП (все ориентируются на целевой уровень ВВП, заданный КПК), снижения налогов от избыточных предприятий и угроза роста безработицы пугает региональные элиты. А партийная чистка только усиливает страх — никто не хочет проблем в своем регионе. В итоге все соглашаются с необходимостью снижения инвестиций в избыточные производства, с закрытием лишних предприятий, но только не в своем городе или провинции — пусть это делает сосед.Второй — боязнь массовых беспорядков. Этот фактор особенно актуален для китайских аналогов российских моногородов, где основным или единственным источником занятости и налогов является то или иное предприятие, часто избыточное. При отсутствии эффективной системы социальной защиты населения (пособия по безработице, пенсии и т. п.) удержание наибольшего количества работников на местах, пусть даже при низких зарплатах и низкой производительности труда, предпочтительнее, чем их увольнение. Особенно это важно, если рабочие имеют ограниченные навыки и плохие перспективы найти другую работу в остывающей экономике.Как отмечает экономист Deutsche Bank Чжан Чживэй, в региональном разрезе эта проблема особенно актуальна для китайского "ржавого пояса" — северо-восточных провинций КНР: именно там наибольшая концентрация отсталых предприятий и моногородов. Попытки передать неэффективные госпредприятия под контроль частных компаний и раньше нередко заканчивались бунтом (например, передача государственной Tonghua Steel частной компании Jianlong Steel в городе Тунхуа провинции Цзилинь в 2009-м). Всего в стране, по данным гонконгской China Labor Bulletin, число протестов и забастовок на предприятиях в 2015 году выросло вдвое (до 2774 инцидентов против 1379 в 2014 году).Третий, фундаментальный, фактор — роль КПК в экономике страны. Для эффективных реформ необходимо дать рынкам свободу. Для системы, которая всегда подчинялась решениям сверху, где до сих пор доминируют госпредприятия и госбанки, это означает идти против установленных правил, а также против модели, которая до последнего времени была успешной. Возможно, именно это имел в виду премьер Ли Кэцян, когда в марте 2015 года сказал, что реформы подобны "ножу, вонзенному в собственную плоть".http://kommersant.ru/doc/2932644- - - -http://varlamov.ru/tag/Китай13 марта 2016 Полет над Китаем http://varlamov.ru/1615000.htmlКуньмин

21 марта, 10:54

Scofield: Си Цзиньпин и НОАК

Китайская армия — это государство в государстве со своими судами, прокурорами, спецслужбами, финансистами, журналистами, дипломатами, учеными и политиками. Даже официальный бюджет этой империи перевалил за $100 млрд, реальный же больше, по большинству оценок, на 30–50%. Армия не едина, но все же осознает свои корпоративные интересы. У нее есть свои взгляды на пути развития страны и на будущее место Китая в мире.

Выбор редакции
17 марта, 21:44

ФЕНОМЕН КИТАЙЦА ЛИ ЦИНЪЮНЯ, КОТОРЫЙ УМЕР В 1933 ГОДУ В ВОЗРАСТЕ 256 ЛЕТ

Оригинал взят у sayanarus в ФЕНОМЕН КИТАЙЦА ЛИ ЦИНЪЮНЯ, КОТОРЫЙ УМЕР В 1933 ГОДУ В ВОЗРАСТЕ 256 ЛЕТОфициально неподтвержденный китайский долгожитель Ли Цинъюнь утверждал, что родился в 1737 году в Цицзянсяне, провинция Сычуань, однако некоторые источники приводят даже 1677 год. Он 24 раза сочетался браком и стал отцом 180 детей.Циньюнь увлекался изучением лекарственных трав и практиковал дыхательные упражнения, а в свои 256 лет выглядел, как 60-летний.В 1927 году Ли Цинъюнь был приглашен в Ваньсянь к губернатору Сычуаня генералу Национально-революционной армии Ян Сэню (также утверждалось, что с ним встретился милитарист У Пэйфу, надеявшийся узнать секрет долголетия). Генерал был восхищён моложавостью, силой и мастерством Ли при невероятном возрасте последнего.Во время этого визита была сделана знаменитая фотография сверхдолгожителя. После этой встречи Ли Цинъюнь вернулся в родные края и 6 лет спустя скончался. Существует легенда, что перед смертью он сказал друзьям: «Я сделал всё, что должен был сделать в этом мире. Я отправляюсь домой», — и после этого испустил дух.После смерти Ли генерал Ян Сэнь решил узнать правду о его жизни и возрасте. Он сделал записи, которые позже были изданы. В 1933 году люди взяли интервью у родственников и детей Ли. Одни говорили, что он был старый всегда, сколько они себя помнят, другие сообщили, что он дружил с их дедушками.Хотя некоторые историки утверждают, что такой человек действительно существовал, большинство данных не позволяют считать историю о нём чем-то иным, нежели мифом. Одно из возможных объяснений зарождения легенд о Ли Цинъюне — знакомство некоторых жизнеописателей с разными представителями одной династии, возможно и отличавшихся долгожительством в разумных пределах. Наиболее вероятное же объяснение — искажение фактов на этапе сбора разрозненных сведений.Рецепт долголетияВсю свою жизнь Циньюнь посвятил изучению лекарственных свойств растений. В архивах американского издания New York Times сохранилось интервью, сделанное в 1928 году, где сам китаец открыл секрет своего долголетия. По его мнению, необходимо быть вегетарианцем, сохранять внутреннее равновесие и покой, держать в тишине свое сердце, бодрствовать как голубь, а спать как собака.В рационе китайского травника в основном присутствовал рис, травяные настои и чай. Свое предпочтение Ли Циньюнь отдавал отвару из волчьих ягод, который, по его утверждению, возобновляют работу органов внутренней полости, разжижают кровь и стимулируют работу мозга.Сейчас нельзя точно сказать, существовал ли травник в действительности, однако все китайские мастера древних практик утверждают, что Ли Циньюнь до сих является их духовным примером.

16 марта, 10:16

Китай: мир ожидает серьезная встряска. Китайские депутаты утвердили ход реформ

Александр ЗапольскисТринадцатая пятилетка, или Большой разворот КНРМир ожидает серьезная встряска. Если судить по информации из открытых источников, план предстоящей тринадцатой китайской пятилетки (2016−2020 годы) фактически означает серьезные, местами вообще кардинальные, перемены в условиях жизни и бизнеса всего остального мира. Это актуально, прежде всего, для Европы и США как главных потребителей китайских товаров. Актуально потому, что в предстоящее пятилетие Китай намерен переориентироваться на внутренний рынок.Мотивы руководства КНР очевидны. Превращение внутреннего рынка в масштабную основу национальной экономики существенно снижает ее зависимость от большинства внешних колебаний. В том числе — от изменения курсов денег. Впрочем, это лишь самая верхушка айсберга. Суть того плана, который сейчас принимает четвертая сессия Всекитайского собрания народных представителей 12-го созыва, намного глубже, масштабнее и фундаментальнее. Фактически речь идет о намерении китайцев полностью переделать всю свою экономическую модель. И начнут они с сокращения финансирования промышленности.Это, безусловно, выглядит странным на фоне антикризисных мер в других странах, отчаянно пытающихся производство стимулировать. Однако китайцы полагают лишенным смысла продолжать выпуск ненужных рынку товаров ради самого процесса их выпуска. Причиной кризиса является принципиальное рассогласование глобальных процессов производства и потребления. Потому Пекин в ближайшие пять лет будет производство сокращать и переориентировать, а количество потребителей увеличивать. Но не количественными методами, как это пытается делать Запад через ПОПС и QE, а качественными, предусматривающими реформирование самого общества.Поэтому программу они назвали «общество среднего достатка». Причем решать задачу они предполагают одновременно с двух сторон: через активное сокращение количества бедных и через повышение размера прибавочной стоимости китайских товаров в целом. Первое означает кардинальное, по размеру среднегодового дохода в 3−4 раза, увеличение уровня жизни около 70 млн человек в год. Таким образом, благодаря этим и другим мерам, например, переселению деревенского населения в города, через пять лет Китай намерен сформировать у себя средний класс по численности в три раза больший, чем он есть в США и в два раза больше, чем в Европе. Это значит, что в случае успеха КНР через пять лет полностью перестанет нуждаться в европейском и американском рынках сбыта. Конечно, прекращать внешнюю торговлю Пекин не планирует, но ее значимость для обеспечения национальной экономики смещается с первого на четвертое место.Реализуемость всей программы китайской тринадцатой пятилетки напрямую зависит от степени успешности другого запланированного шага — внедрения в промышленность научно-технических достижений, позволяющих стране перейти от производства дешевых копий к выпуску продукции с ключевой долей китайских инновационных разработок. Через пять лет Китай намерен получить собственное производство процессоров и SoC-сборок, а также добиться мирового лидерства в таких областях, как химическая промышленность, технологии связи, космос, интернет, программное обеспечение, электроника, промышленная и строительная 3D-печать, бытовая электроника, авиастроение.Эра дешевой рабочей силы закончилась. Чтобы иметь средний класс, ему надо платить хорошие зарплаты, а чтобы при этом китайские товары сохраняли высокую конкурентоспособность, доля ФЗП в структуре их себестоимости должна составлять незначительную величину. Такое возможно только при массовом выпуске высокотехнологичной продукции с высокой добавочной стоимостью.Для России в тринадцатом китайском пятилетнем плане есть три важных момента. Во-первых, это возможность перенять опыт глобального реформирования всей национальной экономической модели с ее выводом из западного либерального тупика. Если российское правительство само не в силах сообразить, как это делается, то ему предоставляется возможность поучиться. Во-вторых, рост среднего класса в Китае означает рост внутреннего спроса, в том числе для российских товаров. Кроме того, китайский глобальный проект Экономического пояса Шелкового пути, охватывающий 70 стран мира, создает множество точек приложения сил и для российской экономики.Однако, кроме позитивных, существует и негативные моменты. Запланированная в Китае промышленная революция одной из своих стратегических целей имеет выход на производство современного обрабатывающего промышленного оборудования. Конечно, сразу лидеров вроде Германии, Бельгии и США в дорогих и сложных сегментах обскакать они не сумеют. Таким образом, в первую очередь резкий рост конкуренции произойдет в тех сегментах, где свои станки предлагает и Россия. Как на внутреннем китайском, так и на рынках Африки и Южной Америки, куда Китай намерен направить свою экспансию в ближайшее время. И это тоже тема размышлений для российского правительства, если оно, конечно, компетентно в данной проблеме.В общем, план тринадцатой пятилетки в КНР означает фундаментальный разворот всей китайской экономики и формирование экономической модели, альтернативной западной. Учитывая связь между политикой и экономикой, в предстоящие пять лет следует ожидать серьезного обострения китайско-американских и китайско-европейских отношений. А после 2020 года есть все шансы увидеть начало превращения «Великого Запада» в чисто региональное захолустье где-то на границе мира, собственно, как это и было до периода Опиумных войн. А на подходе еще и Индия…Источник

Выбор редакции
10 марта, 20:01

Шанхай: современная архитектура, троллейбус и Путин

Последний день в Шанхае перед отправкой на юго-запад. Хороший всё-таки город, по энергетике на Нью-Йорк похож.Кстати, все забываю вам рассказать: в Китае же есть "Убер"! Уберов несколько типов: есть народный – это когда вы говорите, куда вам ехать и сколько вас человек, а система выбирает машину и подсаживает вас куда-то. Либо в вашу машину по ходу маршрута кто-то подсядет. Такая умная маршрутка. Есть обычные "Икс" и "Блэк". Самая большая проблема "Убера" в том, что китайские водители страшно тупят. Как только вы закажете машину, он обязательно вам позвонит, чтобы что-то сказать. Но по-английски они не говорят, так что тайна первого звонка так и останется неразгаданной. Потом он будет очень долго вас искать, несмотря на то, что вы поставили точку на карте и стоите на видном месте.Лева – американец. Настоящий, не какой-то там мигрант, получивший грин-карту. Лева вырос в Нью-Йорке. И повадки у него тоже американские. Например, он постоянно кладет ноги на стол. Как-то я уговорил его завести блог в ЖЖ, там он начал писать заметки о своих путешествиях и однажды выложил фото, как он спит в самолете, закинув ноги на стол. Эта фотография вызвала шквал критики, а Лева не понимал, почему русские так на него ополчились. «Зачем нужен стол, если нельзя на него положить ноги?» — удивляется Лева.01. Удобно расположившись в сигарной комнате на 87 этаже отеля "Парк Хаятт", Лева кладет ноги на стол и обдумывает планы на день. Вы не смотрите, что он одет как оборванец. Обычно он ходит в дорогом костюме, просто сегодня рабочий день, и в "Гугл", офис которого находится двадцатью этажами ниже, в костюме не пускают. Все-таки Лева программист. 02. Посмотрим на современную архитектуру Шанхая. Это "Мерседес Арена". Раньше она была известна как Культурный центр Shanghai World Expo, но потом компания Mercedes-Benz заключила с ней договор о спонсировании, и она поменяла свое название. Это одно из самых известных зданий в Шанхае и самая популярная концертная площадка в Китае. Здесь выступали Элтон Джон, Бруно Марс, "Мьюз", "Роллинг Стоунс" и разные другие звезды мирового масштаба. Арена вмещает 18 тысяч человек и в случае необходимости может быть разделена на отдельные залы. Под ареной находятся магазины, рестораны, развлекательные зоны, зоны отдыха, шоурум "Мерседеса" и самый большой в Шанхае ледовый каток.03. А это Китайский художественный музей. Он открылся здесь в 2012 году, а само здание было построено в 2010 году к выставке Expo 10. Он имеет в высоту 63 метра, и его прозвали «короной Востока». Это один из крупнейших музеев в Азии, в нем 27 выставочных залов. Сюда привозили картины Пикассо, здесь выставляется картина с грибовидным облаком, написанная в честь первого испытания ядерного оружия в Китае, и здесь есть целый зал, посвященный шанхайской анимационной студии.04. Какой бы современной ни была архитектура, всегда придет уборщик с оранжевым ведром и все испортит.05. В Шанхае (как и во многих крупных городах Китая) очень много "Старбаксов". Ни в одной стране мира нет такого количества "Старбаксов", как здесь. Они тут обязательно во всех аэропортах и на вокзалах. Бывает, идешь по городу, и через каждые 50 метров натыкаешься на "Старбакс". Невероятно. 06. Причем здесь "Старбакс" считается дорогой кофейней. Кофе стоит в среднем 350 рублей за стакан, бутерброд – 250 рублей. Кофе, как и во всех "Старбаксах", – полное говно.07. Большинство небоскребов в Шанхае (как и во многих крупных городах Китая) безгранично омерзительны. Судя по всему, архитекторы вдохновлялись компьютерными играми 90-х годов.08. Реально же какой-то "Сим Сити". Омерзительнее китайских небоскребов могут быть только офисы Сбербанка. Они тоже стараются делать все свои офисы безгранично отвратительными. 09.10. Как можно было построить такое здание? Но в Китае оно смотрится вполне органично. К счастью, иногда китайцы приглашают европейских или американских архитекторов, которые за китайские деньги строят шедевры.11. Местный Арбат. Отвратительное туристическое место, которое надо обходить стороной. 12.13. Надземный переход... Если что-то может быть хуже подземного перехода, то это надземный.14. Народу много, надо всех расселить15. Это не балконы. Это декоративные ниши под кондиционеры и сушку белья. Выходить туда нельзя, но по размеру они как наш балкон.16. Очередь в поликлинику17. Когда твой балкон шире твоей комнаты.18. Старый город в Шанхае намного приятнее, чем новые районы.19.20. Плотная квартальная застройка, деревья вдоль улиц – это осталось от европейцев.21. Шанхаю повезло. Здесь было огромное количество колонистов из Европы, и они построили в городе множество зданий в разных европейских архитектурных стилях. Например, в Шанхае есть французский квартал, отстроенный в стиле ар-деко, и набережная Хуанпу, знаменитая своими офисными и банковскими зданиями. С приходом к власти коммунистов многие европейцы переехали из Шанхая в Гонконг, и вся эта архитектура досталась китайским компаниям, банкам и госучреждениям.22. Шанхай расположен в устье реки Янцзы, и в XIX веке это делало его идеальным местом для торговли с Западом. Здесь селились англичане, французы, немцы, датчане и американцы. Все они, кроме французов, объединились под единым началом и образовали Шанхайское международное поселение. Оно было расположено на западном берегу реки Хуанпу. Благодаря приезду иностранцев и росту международной торговли город развивался удивительными темпами. А набережная Хуанпу превратилась в финансовый центр всего Дальнего Востока.23. Французская деревня24. Чем хорош Шанхай, так это тем, что тут, как в Нью-Йорке, можно найти все. Любые рестораны, любые магазины и отели. Самый контрастный и заряженный город Китая.25. Ой, что это у нас тут? Кстати, наш "Аэрофлотик" подсуетился и сделал хорошие скидки на билеты в Европу через Москву. Теперь самолеты битком. Пока наши туристы копят деньги на дорогие билеты, "Аэрофлот" возит китайцев в Европу и европейцев в Китай. 26.27. Это станция метро. В вестибюле кто-то решил поставить горшки с цветами. Я представляю, как мама начальника станции приходит и говорит: «Что-то тут у вас неуютно совсем! Давай занавесочки повесим и цветочки расставим!». Очень по-китайски.28. Уличный туалет29. Пробка. Полосу на поворот не занимают.30.31. Но самое крутое, что есть в Шанхае – это троллейбус! Здесь действует самая старая в мире троллейбусная сеть. Первые шанхайские троллейбусы выехали на улицы 15 ноября 1914 года. Первый маршрут имел протяженность в один километр, но потом он многократно продлевался. Что удивительно, он действует до сих пор. Сейчас в городе около 20 троллейбусных маршрутов. Но есть риск того, что со временем троллейбусы будут вытеснены электробусами.32.33. Паркуюсь как мудак34. На пешеходных переходах начали устанавливать вот такие столбики. Во-первых, они пищат и что-то говорят. Во-вторых, они дублируют сигнал светофора. 35. Интересное решение. 36. Ничего необычного, просто кто-то сушит белье.37. Для туристов построили городок с сувенирами.38. Судя по ассортименту, наши люди до Китая еще доезжают.39.40.41. Большая редкость поймать в Китае закат. Обычно из-за смога солнца не видно. 42. Вчера под вечер на город опустился туман. Аэропорт закрыли, кучу рейсов отменили. Даже Касперский к нам не смог прилететь.В Китае действуют повышенные меры безопасности. На входе в метро все сумки надо пропускать через сканер. Вход на вокзалы только по билету и с обыском, билет без паспорта купить невозможно. Интересную картину наблюдал в шанхайском аэропорту. Перед досмотром всех пассажиров делят на группы и загоняют в своеобразные загончики из ограничительных лент. Далее полицейский трогает одежду и вещи всех пассажиров специальной штукой с тряпочкой, которую отправляют в машину для обнаружения следов взрывчатых веществ. Если все окей, то всю группу дальше пропускают на досмотр. Если вдруг машина признает пробу положительной, то среди этой толпы начнут искать подозрительного пассажира. Никогда такого не видел. Бывает, в аэропорту выдергивают на выборочный досмотр, где проверяют твои вещи и карманы такой штукой, но чтобы проверяли всех пассажиров, не встречал ни разу!

03 марта, 21:04

Bank of Сhina предоставит «Газпрому» рекордный кредит: €2 млрд на 5 лет

Гости: замдиректор Института Дальнего Востока РАН Андрей Островский; политолог Дмитрий Орешкин; зампред комитета Госдумы по конституционному законодательству и госстроительству Вадим Соловьёв. Подпишитесь на канал РБК: http://www.youtube.com/user/tvrbcnews?sub_confirmation=1 ------------------------ Получайте новости РБК в социальных сетях: Facebook: https://www.facebook.com/rbc.ru Twitter: https://twitter.com/ru_rbc ВКонтакте: https://vk.com/rbc Одноклассники: http://ok.ru/rbc

01 марта, 17:20

Китайские элиты вчера, сегодня и завтра

Юрий ТавровскийКитайские элиты издавна являются предметом внимания и изучения мировой науки. Ещё бы — ведь именно они обеспечили устойчивость китайской цивилизации: единственной непрерывно существующей и развивающейся вот уже почти пять тысяч лет. Никакие нашествия «варваров» или вторжения «цивилизованных наций», никакие катастрофы и невзгоды не смогли уничтожить «матрицу» из иероглифики, традиционных философских и этических учений, а также уверенности в превосходстве Поднебесной над ближними и дальними соседями, не смогли вытеснить эту «матрицу» из китайской нации, и особенно из её элиты. При соприкосновении с другими цивилизациями китайцы заимствовали от них полезные элементы и применяли к собственным нуждам, китаизировали. Так было с пришедшим из Индии буддизмом, с тюркскими приёмами ведения войны, с монгольскими административными нормами, с советской социалистической системой, с американской капиталистической системой… Правящие элиты вместе со своими царствами, империями и республиками переживали периоды расцвета и упадка, но в Китае всегда находилось достаточно пассионарных, умных и умелых людей, чтобы снова нарастить плоть на костяк, который из века в век держит государство и общество. Элиты современного Китая вызывают самое пристальное внимание именно сейчас, поскольку КНР достигла небывалого за последние столетия уровня экономического, военного и политического могущества. Впереди открываются просторы, по которым китайские кормчие ещё никогда не прокладывали путь. Силы, вовлечённые в обсуждение дальнейшего курса, придерживаются подчас противоположных взглядов, и поиск «золотой середины» идёт с видимыми трудностями. Это касается как экономики и внутренней политики, так и глобальной стратегии. От выбора долгосрочного курса и даже от принимаемых тактических решений всё явственнее зависят не только будущее самого Китая, но и соседей, всего мира. Сами же решения зависят от качества элиты. Формирование новой китайской элиты началось в рамках компартии Китая ещё в 20-е годы ХХ века, ускорилось после прихода КПК к власти в Китае в 1949 году. Всего через 20 лет в ходе «культурной революции» первое поколение коммунистической элиты было в значительной степени ликвидировано. Создание, по существу, новой элиты с использованием остатков кадров предыдущего поколения приняло упорядоченный характер только после преодоления «смутного времени» маоцзэдуновских экспериментов 60–70-х годов. Отбором кадров для продвижения вместо узкого круга приспешников Мао Цзэдуна и его жены Цзян Цин снова занялся Организационный отдел ЦК КПК, во многом копировавший методы деятельности соответствующей структуры ЦК КПСС. Растущую роль при решении судьбы перспективных кадровых работников стали играть успехи в выполнении партийных решений, особенно параметров экономического развития. Дело дошло до того, что в партию стали принимать успешных предпринимателей, хотя для этого и пришлось принять целый ряд решений, включая изменения в Устав компартии. Элита приобрела национальный, а не классовый характер. Меритократический принцип стал определяющим в немалой степени благодаря совпадению с традиционным для китайского общества механизмом выдвижения талантов, который просуществовал почти две тысячи лет, вплоть до начала ХХ века. Этот механизм под названием «кэцзюй» состоял из экзаменов нескольких уровней и служил «кадровым лифтом», позволявшим провинциалам и простолюдинам занимать ключевые посты в столице и даже при дворе Сына Неба. Как в старину, так и сейчас немалую роль играют родственные и земляческие связи, но на первый план выходят всё же «деловые и политические качества». Ещё один механизм формирования, а точнее — селекции нынешней элиты называется «Комиссия по проверке партийной дисциплины ЦК КПК». По существу, это важнейшая спецслужба, возглавляемая сейчас Ван Цишанем, одним из семи членов Постоянного комитета Политбюро ЦК. Типичным примером формирования китайских элит сегодня может служить судьба двух наших современников, председателя КНР Си Цзиньпина и его отца Си Чжунсюня. ЗАВХОЗ С МАУЗЕРОМ Как и многие другие создатели КНР, Си Чжунсюнь вырос в провинции (Шэньси, северо-запад Китая) в зажиточной крестьянской семье. Он родился в 1913 году, всего через пару лет после свержения маньчжурской династии Цин. Семи лет от роду пошёл в начальную школу, где, наряду с традиционным конфуцианским образованием, получал начатки «западного знания». В 13 лет он, уже ученик средней школы, вступил в комсомол, а через два года, будучи студентом педучилища, за участие в демонстрации был арестован и оказался в тюрьме. Вышел он оттуда уже членом компартии и профессиональным революционером. В то время Китай напоминал лоскутное одеяло из больших и малых территорий, подконтрольных тем или иным «милитаристам», местным военачальникам. По решению компартии Си Чжунсюнь идет служить в гоминьдановскую армию с заданием со­здавать коммунистические ячейки. Задание было выполнено — в 1932 году поднимается восстание. Вместе с группой сослуживцев Си Чжунсюнь идёт на соединение с другими мелкими отрядами солдат и партизан, становится партийным секретарём небольшого опорного района, а на следующий год вместе с кадровым военным Лю Чжиданем, выпускником созданной в 1924 году офицерской школы Хуанпу, создаёт освобождённый район Шэньси—Ганьсу. Стратегия компартии в то время заключалась в создании опорных баз, их расширении, слиянии и формировании освобождённых районов. На северо-западе эта тактика приносила успех — к 1935 году в составе Шэньси — Ганьсу числилось целых 22 уезда. Несмотря на свою молодость, двадцатилетний Си Чжунсюнь получил целый букет должностей в комсомольских, партийных, военных органах власти. Пожалуй, главным из них был пост председателя правительства освобождённого района. В Центральном Китае у коммунистов успехи были меньше. Выбитые войсками Чан Кайши со своих опорных баз в провинции Цзянси, бойцы Красной Армии под руководством Мао Цзэдуна, Чжу Дэ и Чжоу Эньлая были вынуждены с боями отступать через весь Китай. Эта почти непрерывная битва на марше получила в истории название «Великий поход». За 370 дней, с октября 1934-го по октябрь 1935 года, бойцы прошли 9000 километров. Из 100 тысяч участников Великого похода в начале пути до укреплённой базы Лю Чжиданя и Си Чжунсюня добрались только 8 тысяч. Именно там, в мягких лёссовых почвах, был создан пещерный город Яньань, откуда до 1947 года Мао руководил революцией, сопротивлением японским войскам и гражданской войной. В Китае часто говорят: Лю Чжидань и Си Чжунсюнь спасли Мао Цзэдуна и всю компартию. Но Мао Цзэдун, в свою очередь, спас Лю Чжиданя и его соратников. Среди окопавшихся в горах и пещерах коммунистов непрерывно велась идейная борьба. То одних, то других объявляли «контрреволюционерами», «уклонистами», «капитулянтами». Лю Чжидань и другие командиры были раскритикованы прибывшими из шанхайского подполья борцами за идейную чистоту и приговорены к смерти. Си Чжунсюнь вспоминал, что от расстрела его отделяло всего четыре дня. Но тут со своим отрядом появился Мао Цзэдун. Решения заезжих комиссаров были отменены. Лю Чжидань и Си Чжунсюнь снова стали уважаемыми товарищами. Взявший власть в свои руки Мао Цзэдун вскоре отправил отряд Лю Чжиданя сражаться с местным «милитаристом» Янь Сишанем, и в феврале 1936 года партизанский герой погиб при не выясненных до конца обстоятельствах. Си Чжунсюню повезло больше. Он продолжил революционную карьеру, занимал всё новые административные и партийные посты. Главной его заботой было снабжение быстро растущих вооружённых сил, политического руководства во главе с Мао Цзэдуном, партийных школ и военных училищ, были ещё революционные газеты и издательства, ансамбли песни и пляски… Председатель правительства отвечает за всё. Знающему местные реалии уроженцу провинции Шэньси пришлось отбиваться от настойчивых советов раскулачить зажиточных крестьян и расправиться с крупными землевладельцами. Он настоял на снижении арендной платы и ссудного процента, что помогло земледельцам увеличить производство продовольствия. Впрочем, «яньаньскому завхозу» приходилось заниматься и другими делами. Ещё в июне 1945 года на VII съезде КПК Си Чжунсюнь стал кандидатом в члены ЦК, а в августе получил назначение на пост заместителя заведующего организационным отделом ЦК, который отвечал за кадровые назначения. Но это было не главное испытание — в марте 1947 года Яньань захватили войска Гоминьдана. Си Чжунсюнь снова берёт в руки маузер и в качестве политкомиссара воюет рядом с уже тогда прославленным командиром Пэн Дэхуаем. Череда битв приводит к освобождению Яньани и переходу всего Северо-Западного Китая под контроль компартии. Но даже после провозглашения 1 октября 1949 года Китайской Народной Республики бои продолжались на юге и западе, неспокойно было и на северо-западе — бунтовали племена тибетцев, не сложили оружие и привыкшие за годы смуты к самостийности отряды китайских мусульман. Партийное руководство предложило Си Чжунсюню войти в руководство Северо-западным бюро ЦК, обеспечить там стабильность. В зону ответственности попали не только хорошо известные ему провинции Шэньси, Ганьсу и Нинся, но и обширные сопредельные территории, населённые беспокойными национальными и религиозными меньшинствами. Следуя конфуцианской идее «золотой середины» и используя врожденные дипломатические таланты, молодой руководитель отложил маузер в сторону и предложил мирное решение. Он добился посредничества высокоуважаемых религиозных деятелей, освободил уже схваченных главарей и добился умиротворения без «классовой борьбы». ИЗ ГОРНЫХ ПЕЩЕР — В ЗАПРЕТНЫЙ ГОРОД Многочисленные таланты Си Чжунсюня оказались востребованы в Пекине, и он в сентябре 1952 года получил довольно неожиданное назначение — руководителем отдела пропаганды ЦК КПК. Вместе с женой его поселили в Чжуннаньхае, юго-западном углу Запретного города, до 1911 года служившего резиденцией Сына Неба. Там с помощью советских архитекторов было создано «царское село» с резиденциями для высшего руководства, зданиями важнейших учреждений, залами заседаний, а также службами жизнеобеспечения, включая распределители, больницы, кинозалы, Именно в Чжуннаньхае и родился Си Цзиньпин, там его отдали в специальный детский сад, а затем в специальную школу… Вчерашние бойцы и командиры Красной Армии, преимущественно крестьянские дети, стали новыми хозяевами жизни. Впитав историю Китая из классических романов и спектаклей народного театра, они воспринимали приход к власти коммунистов как победу очередного крестьянского восстания, а в своем руководителе Мао Цзэдуне видели основателя новой династии. Сами они тоже становились персонажами классических романов: генералами, сановниками, министрами, судьями… Сохранившие связи с Мао Цзэдуном и его ближайшими сподвижниками заняли посты в Пекине. Служившие у командиров армий, которые стали секретарями провинциальных парткомов, ехали в непривычные большие города и, как могли, управляли ими — ведь большинство чиновников отбыло на Тайвань. Остатки элиты гоминьдановской эпохи сократились до минимума в результате кампании борьбы с «правыми элементами» в 1957 году, ударившей по предпринимателям и промышленникам, творческой интеллигенции, чиновникам. Новая элита называлась ганьбу, «кадровые работники». По традиции ещё императорского чиновного сословия их разбили на разряды, от которых зависели зарплаты и иные блага. Они постепенно меняли свои ватные куртки и штаны защитного цвета на костюмы, щеголяли в шляпах и габардиновых плащах, привыкали к езде на лимузинах и жизни на государственных виллах. Недостаток образования восполнялся за счёт ускоренного обучения в партийном Народном университете и «кузнице кадров» для высшего руководства — Партийной школе ЦК КПК. Складывавшаяся на глазах новая элита в своем большинстве оставалась искренне привержена высоким революционным идеалам, стремилась к облегчению жизни простого народа, была настроена очень патриотически. Эта элита могла гордиться не только личными успехами, но и своим вкладом в возрождение Родины. Китай, подобно сказочной птице феникс, восставал из пепла. Задания первого пятилетнего плана развития народного хозяйства были выполнены и перевыполнены. Промышленное производство в 1957 году превысило показатели 1952 года на 141 %. Тяжёлая промышленность и машиностроение устанавливали рекорды — КНР стала на 60 % удовлетворять свои потребности в машинном оборудовании. Появились отсутствовавшие ранее отрасли: автомобилестроение, тракторостроение, авиастроение, военная промышленность. Руководство СССР оказывало КНР всемерную экономическую и научно-техническую помощь. В 1953–1956 годах были заключены соглашения о содействии в реконструкции и строительстве 156 крупных индустриальных объектов, выданы льготные кредиты на осуществление этих и других проектов. В 1954 году Москва безвозмездно передала Пекину свыше 1400 проектов промышленных предприятий и свыше 24 тысяч комплектов различной научно-технической документации. Тысячи высококвалифицированных специалистов из СССР стали советниками практически во всех сферах жизни КНР. В свою очередь, тысячи студентов приехали в советские университеты, сотни китайских технических специалистов повышали квалификацию на наших заводах и в конструкторских бюро. В 1959 году в свою первую зарубежную поездку отправился Си Чжунсюнь — в качестве вице-премьера он побывал в Советском Союзе, где изучал опыт развития металлургии и тяжёлой промышленности.Впечатляющий успех первой китайской пятилетки, достигнутый в значительной мере благодаря массированной помощи СССР, не только доказал эффективность советской модели, но и вскружил головы Мао Цзэдуну, а также его сторонникам в руководстве КПК, которые задумали превратить страну в «чистый лист бумаги, на котором можно писать самые красивые иероглифы». Мао настаивал на создании десятилетнего плана развития, причём призывал выполнить его за три года под лозунгом «три года упорного труда — десять тысяч лет счастья». За 36 месяцев Мао Цзэдун надеялся сравняться по сельскому хозяйству с Японией, за 15 лет догнать Англию, а за 20 лет — США. Был разработан фантастический план на первые 5 лет «десятилетки». Промышленное производство в 1958–1962 годах предполагалось увеличить в 6,5 раз, сельскохозяйственное — в 2,5 раза. Рекордные ориентиры в сельском хозяйстве должны были быть достигнуты за счёт масштабных ирригационных работ, глубокой вспашки земли, загущения посадок злаков, а также борьбы против «четырёх вредителей»: крыс, воробьёв, мух и комаров. «ОГОНЬ ПО ШТАБАМ!» УНИЧТОЖЕНИЕ РЕВОЛЮЦИОННОЙ ЭЛИТЫ Обрушившееся на страну рукотворное бедствие было сравнимо с результатами японской агрессии, продолжавшейся с 1931 по 1945 год. По официальным данным, жертвы китайской нации за 14 лет сопротивления Японии составили 35 миллионов убитых, погибших от ран, эпидемий и голода. Лучи «красного солнышка Мао» всего за три года «большого скачка» в промышленности и «народных коммун» на селе сожгли от 20 до 35 миллионов человек. Первое поколение новой элиты, всё ещё тесно связанное с народом, не могло не сопереживать своим родным и землякам, не могло не видеть приближения катастрофы общенационального масштаба. Летом 1959 года «восстал» маршал Пэн Дэхуай. На Лушаньской парткоференции овеянный славой герой китайской революции и командующий китайскими войсками в Корейской войне (1950–1953), министр обороны, вице-премьер и член Политбюро ЦК КПК осудил «большой скачок». Он поставил вопрос о личной ответственности руководителей партии, включая Мао Цзэдуна, за катастрофу, критиковал отступление от принципов коллективного руководства. Пэн Дэхуая поддержали три члена Политбюро. Мао Цзэдун публично признал допущенные ошибки и отказался от поста председателя КНР, хотя и оставался председателем КПК и, главное, председателем Военного совета ЦК КПК. Но «великий кормчий» не был бы ещё самим собой, если бы не отомстил коварно и жестоко. Вскоре Пэн Дэхуая обвинили в «военном заговоре против центральной линии партии». Основания — пребывание в СССР в течение месяца с официальным визитом в конце 1957 года и четырёхдневная остановка в Москве на пути из Восточной Европы в июне 1959-го. Сотрудничество с советскими коллегами становилось компрометирующим обстоятельством на фоне резкого ухудшения межпартийных и межгосударственных отношений после разоблачения культа личности Сталина на ХХ съезде КПСС. Конечно, на таком фоне не могла остаться безнаказанной и поездка Си Чжунсюня в Советский Союз. Вместе со своим начальником, премьером Госсовета (правительства) Чжоу Эньлаем, вице-премьер Си Чжунсюнь старательно избегал участия во внутрипартийных дрязгах и сосредотачивался на хозяйственных делах, пытаясь уменьшить ущерб от «большого скачка». Но неутомимые сотрудники партийной спецслужбы во главе с палачом компартии ещё с яньаньских времен и одиозным помощником Мао по имени Кан Шэн собирали на всех компромат. Час Си Чжунсюня пробил в августе 1962 года, когда по инициативе Кан Шэна на пленуме ЦК был заслушан вопрос о романе «Лю Чжидань». Согласие бывшего начальника агитпропа Си Чжунсюня на публикацию книги о своём старом товарище по освобождённому району Шэньси сочли «контрреволюционным поступком» — ведь среди действующих лиц романа присутствовали также Гао Ган и Пэн Дэхуай, видные деятели компартии, которые теперь были врагами «великого кормчего». Избранная обвинительная формулировка означала тяжкие последствия как для самого «виновного», так и членов его семьи. Только заступничество Чжоу Эньлая спасло его заместителя, хотя Кан Шэн уже сшил дело о «контрреволюционной группировке Си Чжунсюня» и требовал для её членов смертной казни. Следствие партийных спецслужб по делу Си Чжунсюня продолжалось 16 лет, и всё это время он был разлучен с женой и детьми. Сначала «контрреволюционеру» пришлось пройти много сеансов «самокритики», а затем в 1965 году последовало назначение на пост заместителя директора тракторного завода в городе Лоян. Но уже на следующий год развернулась «великая пролетарская культурная революция», и начались настоящие испытания: Си Чжунсюня доставили в пекинскую тюрьму, допрашивали «с пристрастием». Такая же судьба ждала тысячи, десятки тысяч не только ганьбу, но также учёных и военных, журналистов и артистов. По существу, шло политическое, моральное и физическое уничтожение целого поколения элиты, сложившейся в «яньаньский период» (1935-1947) и после создания КНР в 1949 году. Под лозунгом «Огонь по штабам!» юные учащиеся из отрядов хунвэйбинов и молодые рабочие цзаофани по наводке органов госбезопасности выбили из системы управления накопивших опыт кадровых работников. Мао Цзэдун добился поставленной цели — он создал «чистый лист бумаги»». Но «написать на нём самые красивые иероглифы» не удалось. Действовавшая от имени «красного солнышка» его жена Цзян Цин смогла сколотить немногочисленные объединения ультралевых деятелей в ведущих университетах, вооружённые рабочие отряды в своём родном Шанхае и в нескольких городах поменьше. Но ревкомы, сменившие традиционные органы власти на местах, просуществовали недолго из-за своей полной управленческой беспомощности. Неудивительно, что после смерти Мао Цзэдуна в декабре 1976 года Цзян Цин и другие члены «банды четырёх» вместе со всеми своими сторонниками на местах были мгновенно сметены в результате бескровного переворота, осуществлённого остатками «старой гвардии» в Политбюро при поддержке верхушки армии и госбезопасности. ЛАПТИ ДЛЯ ХОДЬБЫ ПО ГРЯЗИ По существу, Мао Цзэдун вычеркнул из созидательной жизни сразу два поколения пассионариев: старую элиту и шедшую ей на смену грамотную молодёжь. Выполнившие роль погромщиков активные хунвэйбины были сосланы в деревни для «перевоспитания со стороны бедняков и низших середняков». В глухих деревнях они на многие годы прервали учёбу и лишились возможности получить высшее образование. Некоторые успели обзавестись семьями и не смогли вернуться в города даже после окончания ссылки. Миллионы молодых людей стали одноразовыми «лаптями для ходьбы по грязи», которые после использования брезгливо выкидывают… Сыну «контрреволюционера» Си Чжунсюня в общем-то сильно повезло — он остался в живых. Да, его как «черное отродье контрреволюционера» сначала изгнали из уютной квартиры и престижной школы в Чжуннаньхае. Затем стали таскать на допросы, сажать в камеру, отправили в колонию — «учебную группу по исправлению малолетних преступников». Он бежал, голодал, скитался по улицам, как беспризорник. Самого худшего ему удалось избежать, только добравшись до деревни, где жила бабушка. Каждый день она давала внуку пить козье молоко и спасла будущего председателя КНР от смерти. В декабре 1968 года началась кампания высылки молодёжи в сельскую местность. Си Цзиньпин оказался в глухой деревне одной из беднейших китайских провинций — Шэньси. Местные жители относились к «городским умникам» плохо, хотя те трудились из последних сил. Жили горожане в пещерах, вырытых в мягком лёссе. Эти норы кишели блохами, и для борьбы с ними под циновки, выполнявшие роль матрасов, подкладывали принесенные с полей гербициды. В отчаянии Си Цзиньпин сбежал к матери в Пекин и там снова попал в «учебную группу». Полгода спустя его освободили, и молодой человек почёл за благо вернуться в Шэньси. Там он получил обучение на разных «факультетах деревенского университета»: пахал землю, носил на коромысле навоз и уголь, строил дамбы. Си Цзиньпин из последних сил урывками читал учебники и немногие оставшиеся незапрещёнными литературные произведения из стоявшего рядом с койкой деревянного ящика. Внутренняя энергия переполняла «грамотного молодого человека», ему хотелось учиться. В 1973 году сосланным пекинцам предложили заочно пройти вступительные экзамены в престижный столичный университет Цинхуа. Си Цзиньпин успешно выдержал испытание и вошёл в квоту из двух человек, выделенную на весь уезд. Но университет не мог принять юношу с «контрреволюционной» биографией. К счастью, в том же году дело его отца, Си Чжунсюня, было переквалифицировано с «контр­революционной деятельности» на «противоречия внутри народа», что позволило Си Цзиньпину в 1974 году с десятой попытки вступить в партию. Вскоре его даже избрали секретарем партячейки деревни, а в октябре 1975 года, после семи лет ссылки, — зачислили на химико-технологический факультет престижного столичного университета Цинхуа как «представителя рабочих, крестьянских и солдатских масс». Но долгожданная учёба началась не сразу — в университете развернулась кампания «критиковать Дэн Сяопина, давать отпор правой тенденции пересмотра приговоров». Со всей страны в Цинхуа за опытом потянулись любители и профессионалы «классовой борьбы». Учеба в университете Цинхуа, ставшем штабом новой погромной кампании, была приостановлена. Закончить университет ему удалось в 1979 году, но химиком Си Цзиньпин так и не стал…

23 февраля, 11:00

Кланы в китайской политике 2016

За последнее время «Южный Китай» опубликовал биографии семи китайских лидеров высшего звена – членов Постоянного комитета Политбюро Компартии Китая, которые демонстрируют всю глубину противоречий, сложившихся в китайской политике и высокую степень коллективного управления страной. Семь постоянных членов Политбюро Си Цзиньпин – генеральный секретарь КПК, председатель КНР. Вошел в состав ПК Политбюро из кресла мэра Шанхая. […]

15 февраля, 17:29

"Что делать?" Как Китай относится к своей и к нашей истории?

Эфир: 14.02.2016. Выпуск 423. Как известно, нынешний Китай относится к предшествующему периоду своей истории (КНР при власти Мао Цзэдуна) не так, как многие в России к нашей истории времён СССР. Почему китайское руководство выбрало именно такой подход? Как китайцы оценивают историю России времён Советского Союза? Почему так внимательно изучают причины распада СССР? Эти и другие вопросы, связанные и с объективным, и с прагматическим подходами к собственной и чужой истории обсудят в студии программы «Что делать?» специалисты по современному Китаю и его исторической науке. Автор и ведущий: Виталий Третьяков Участники: 1. Ломанов Александр Владимирович, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН 2. Бузгалин Александр Владимирович, доктор экономических наук 3. Белкин Сергей Николаевич, писатель 4. Галенович Юрий Михайлович, доктор исторических наук, Институт Дальнего Востока РАН 5. Тавровский Юрий Вадимович, профессор РУДН