"После капитализма"
"После капитализма"
Тема
Выбор редакции
13 сентября, 19:30

Критика статьи «Систематическая погрешность обличительной деятельности Маркса» (Les FLics)

Указанная статья камрада И-23, как и большинство критических разборов трудов Маркса последнего времени, грешит общим для статей данного направления положением: «Карузо – фуфло, мне Мойша по телефону напел». Т.е. камрад анализирует не труды Маркса, а взгляд третьих лиц на указанные труды. Это проявляется уже с начала анализируемой статьи:38 комментариев

Выбор редакции
05 сентября, 08:21

Есть такая партия! (2/4): История движения (СДД)

Продолжаем цикл статей, посвящённый современному левому движению. Настоятельно рекомендую посмотреть первую часть, для проверки понимания терминов. В этом материале - партии (от крупных до микро), сгруппированные по основной проводимой идеологии. Далее - общая ситуация в движении и выводы. Обзор намеренно ограничен частью спектра от социалистов до анархистов. 16 комментариев

Выбор редакции
02 сентября, 15:25

Задачи левой философии - спекулятивно (Стас78)

Просмотрев видео дискуссии между Сёминым и Носиковым, прочитав комментарий Лопатникова и пару других - получил вполне уверенное ощущение: идёт столкновение неполных, локальных концепций. Причем их носители слабо желают искать общий язык. Им достаточно, что их концепция получает подтверждение в нескольких пунктах. А несходства между своей концепцией и реальностью они игнорируют.26 комментариев

Выбор редакции
27 августа, 22:31

Heute: социализм «удовлетворял» женщин в два раза лучше капитализма

В социалистических странах Восточного блока с сексом всё было лучше, чем на капиталистическом Западе, пишет Heute. Об этом свидетельствуют данные опроса, проведённого в ГДР и ФРГ после объединения Германии. Как сообщает издание, «коммунистки» испытывали оргазм в два раза чаще. Связанно это с меньшим количеством стрессов и большей соц.защищенностью, что делало отношения при социализме более романтичными. ЗЫ. миф о том что секса не было в СССР разрушен, а подтвержден тот, что деньги счастливее  не делают.

Выбор редакции
26 августа, 15:29

Противоречия коммунизма: царство свободы или тотальный контроль? (prometey2013)

    В предыдущей статье, посвященной коммунизму, речь шла в первую очередь о том, что за счет автоматизации и роботизации производства, исчезнет существующее ныне разделение труда, что приведет к предсказанному классиками  исчезновению денег, частной собственности и отмиранию государства..97 комментариев

Выбор редакции
Выбор редакции
31 июля, 10:08

Зомби и креативный класс

Продолжаю изучать предложения исследователей по поводу путей выхода из мирового кризиса. На этот раз ознакомился с книгой австралийского экономиста Джона Куиггина «Зомби-экономика: Как мертвые идеи продолжают блуждать среди нас». В ней он анализирует несколько экономических идей, которые показали свою несостоятельность. Он надеется, что эти идеи умерли окончательно и не восстанут из мертвых в виде зомби. Я остановлюсь на двух из них: обогащение сверху вниз и приватизация.  Обогащение сверху вниз подразумевает, что когда богатые становятся богаче, то и бедным неминуемо что-то перепадёт. Ведь богачи инвестируют эти средства в бизнес, что приведёт к созданию новых рабочих мест. Однако богачи в развитых странах предпочитают инвестировать свои средства не в создание новых производств, а в спекулятивные инструменты. Выгоду от таких инвестиций получают отнюдь не бедняки, а менеджеры финансовых компаний, консультанты, брокеры и т.п. Не случайно многие экономисты активно продвигают эту идею – они входят в число выгодоприобретателей. А когда спекулятивные пузыри неминуемо лопаются, то богатеи обращаются за поддержкой к правительствам и получают деньги, собранные с налогоплательщиков. В результате получается, что богатые неминуемо богатеют, а бедные беднеют. Это ведёт к росту в обществе социального напряжения и протестной активности.   Джон Куиггин показывает, что в странах, где наблюдается наибольший уровень имущественного неравенства, социальная мобильность затруднена. Статистика доказывает, что в США уровень социальной мобильности самый низкий из всех развитых стран. Это говорит о том, что знаменитая «американская мечта» фактически умерла. Бедные имеют очень мало шансов улучшить своё положение, а «средний класс» неуклонно сокращается. Одновременно происходит деградация социальной инфраструктуры: школ, больниц, парков. Богатые отправляют своих детей в частные школы и лечатся в дорогостоящих больницах, а большинство населения не может получить качественные социальные услуги.  Идея приватизации базируется на том, что частные компании всегда эффективнее государственных. Джон Куиггин пишет: «Приватизация невыгодна профсоюзам, которые, как правило, более сильны и эффективны в государственном секторе. Она чаще всего выгодна действующему менеджменту высшего звена, который после приватизации переходит из разряда довольно скромно оплачиваемых государственных работников, стиснутых бюрократическими правилами и отчетностью, в разряд с гораздо более высокой оплатой труда и привилегиями, меньшими ограничениями, но практически теми же обязанностями. Кроме того, появляется возможность заработать на быстрой перепродаже по высокой рыночной стоимости актива, недооцененного при приватизации. Для политиков, жаждущих расправиться с профсоюзами или смотрящих в рот финансовому сектору, это тоже прекрасное решение».  Автор не отрицает, что в ряде секторов, таких как розничная торговля или сельское хозяйство частная собственность обычно эффективнее государственной. Однако в инфраструктурных отраслях часто наблюдается обратная ситуация. Джон Куиггин приводит примеры провальной приватизации. В ноябре 1993 года в Великобритании был принят Закон о железнодорожном транспорте, в соответствии с которым с 1 апреля 1994 года Британские Железные дороги (компания British Rail) как единое целое прекратили свое существование. На месте единой British Rail появилась масса частных компаний. Была образована компания Railtrack, владеющая инфраструктурой железных дорог. Управление подвижным составом было предоставлено нескольким региональным компаниям. К 2000 году произошёл ряд сокрушительных неудач, и правительство было вынуждено вернуть Railtrack под контроль государства в 2002 году. Крупнейший частный оператор подвижного состава был национализирован в 2009 году. Частично приватизированное лондонское метро снова стало государственным в 2008 году. В Новой Зеландии произошла похожая история. Сначала железнодорожная сеть и управление поездами были приватизированы, но затем вновь национализированы в 2003 году. «Когда приватизация распространялась на такие ключевые сферы государства всеобщего благосостояния, как образование, здравоохранение, пенсионное обеспечение и система уголовного наказания, это всегда давало неутешительные результаты», – пишет Джон Куиггин.   Для решения накопившихся проблем австралийский экономист предлагает вернуться к принципам государства всеобщего благосостояния. Для этого необходимо повысить налоги на богатых, улучшить программы социальной защиты и укрепить государственную собственность в социально значимых секторах. Главным принципом должна стать справедливость, а не эффективность. Сделать это возможно только в том случае, если большинство людей будут активнее бороться за свои права.  С другой стороны известный французский экономист Жак Аттали в своей книге «Краткая история будущего» наоборот предлагает снизить налоги на доходы и сбережения, что наиболее выгодно для тех у кого сбережения есть. За счёт этой меры он рассчитывает привлечь во Францию состоятельных и креативных людей, которые будут развивать передовые сферы экономики. В результате от этого могут выиграть и остальные жители страны. «Государство должно увеличить финансирование исследований в сфере новых материалов, экономии энергоресурсов, гибридных машин, водородных батарей, использования новых видов топлива, возобновляемых источников энергии и нанотехнологий», – пишет Аттали. Интересно только почему в эти «передовые направления» должно инвестировать государство, а не состоятельные и креативные люди, которые должны валом повалить во Францию после снижения налогов на доходы и сбережения. А вот, что пишет Жак Аттали в главе «Создать справедливое общество»: «Нужно организовать справедливую мобильность кадров; реформировать государственные службы, чтобы они в первую очередь помогали беднейшим слоям населения. Ради справедливости по отношению к будущим поколениям следует увеличить пенсионный возраст. Необходимо смириться с тем, что каждый год в страну приезжают сотни тысяч иммигрантов, и не только иностранцы с дипломом о высшем образовании. Чтобы преуспеть в их интеграции, следует разработать амбициозную школьную, культурную и городскую политику; поставить в приоритет строительство социального жилья; дать преимущественные права явным меньшинствам; ввести временную позитивную дискриминацию на семь лет и на то же время ограничить равенство мужчин и женщин (другая форма позитивной дискриминации)». Все, кто часто бывает во Франции, видят, как быстро эта страна становится мусульманской. В Марселе белые уже стали меньшинством. Скоро тоже самое произойдёт и в Париже. Позитивная дискриминация в отношении иммигрантов приводит к росту числа попрошаек, преступников. Города становятся всё более грязными и неухоженными. Во многих крупных французских городах появились районы, куда полиция боится заходить. Не думаю, что состоятельным и креативным людям захочется жить в таких городах.   Наиболее известным проповедником креативного класса является американский социолог Ричард Флорида. В 2002 году вышла его знаменитая книга «Креативный класс». Начинается она следующим пассажем: «Если вы ученый или инженер, архитектор или дизайнер, писатель, художник или музыкант; если креативная деятельность является решающим фактором вашей работы – будь то в сфере бизнеса, образования, здравоохранения, права или в какой-либо другой – вы также принадлежите к этому классу. С формированием креативного класса, объединяющего 38 млн представителей (более 30% рабочей силы США), связаны глубокие и значительные перемены в наших привычках и методах работы, ценностях и стремлениях, а также в самой структуре нашей повседневной жизни». Главной отличительной чертой креативного класса является творческие функции его членов.  Вот, что пишет Ричард Флорида о том, где предпочитают жить представители креативного класса: «В 1998 году я познакомился с Гэри Гейтсом. Если я занимался изучением того, как талантливые люди и высокотехнологичные компании решают проблему выбора места, то Гейтса интересовали тенденции расселения среди гомосексуалистов. Мой список самых популярных в высокотехнологичной индустрии городов чрезвычайно походил на сделанный им список мест с наиболее высокой концентрацией гомосексуального населения. Аналогичные результаты дали и другие данные, например мой «Индекс богемы», указывающий плотность художников, писателей, актеров и музыкантов в том или ином регионе. Я пришел к выводу, что экономический рост не зависит целиком от наличия предприятий и фирм; он происходит там, где преобладают терпимость, открытость и творческая атмосфера – так как именно в таких местах хотят жить творческие люди всех типов».   Ричард Флорида обращает внимание на тот факт, что наиболее охотно креативные люди инвестируют в собственное образование. Таким образом, центрами концентрации креативного класса являются крупные университеты. Для того, чтобы по окончании университета креативные люди не уезжали, необходимо поощрять создание бизнес инкубаторов и творческих центров, где творцы могли бы воплощать свои идеи на практике. Кроме того, необходима развитая социальная инфраструктура: качественное жильё, парки, театры, галереи, клубы, а затем и хорошие школы для детей креативного класса. Ричард Флорида озабочен вопросом взаимодействия креативного класса с другими людьми. Форма господства и подчинения его явно не устраивает. По мнению автора, креативный класс должен создать новые формы общественных связей и на их основе попытаться осуществить коллективную мечту о лучшем будущем и процветании для всех. «Легче сказать это, чем сделать. Чтобы достичь подлинного согласия в обществе, представители креативного класса должны предложить другим классам реалистические пути повышения уровня жизни, либо через участие в креативной экономике, либо, в крайнем случае, через доступ к некоторым её благам. Если креативный класс не отнесется со всей серьезностью к этой миссии, социальный и экономический разрыв в обществе будет увеличиваться, и, боюсь, в итоге нам придётся вести весьма неустойчивое существование над массой недовольных», – пишет он. С момента публикации этой книги прошло уже 15 лет и пока креативный класс не смог (или не захотел) добиться сокращения уровня экономического и социального неравенства, ни в США, ни в какой либо другой стране мира. Наоборот, разрыв между бедными и богатыми стремительно растет.

30 июля, 19:39

Naked Science. "Пять сценариев будущего: оптимистичные и пессимистичные"

Будущее стремительно становится настоящим – новые технологии превращаются в реальность каждый день. Чем это обернется для человечества? Журналисты Naked Science собрали десять самых ожидаемых и самых неожиданных прогнозов о будущем. Портал "Россия будущего" объединил их в одном материале. Экономическое неравенство породит биологическое неравноправие, но долгая жизнь будет доступна многимПЕССИМИСТЫ: Технический прогресс дал нам то, о чем наши родители не могли даже мечтать, но не исправил проблемы неравенства. А ведь на очереди революция в биотехнологиях и медицине. Легко ли будет свыкнуться с мыслью, что кто-то проживет на сто лет дольше, чем вы. Причем без болезней и других тягот жизни. Одни смогут совершенствовать возможности своего тела: развивать физические и когнитивные способности, другим это будет недоступно. Таким образом, одна часть человечества с помощью доступных только ей биотехнологий и биоинженерии сможет улучшить свои тела. Эти люди смогут усовершенствовать себя, став более умными, более здоровыми и, соответственно, будут жить дольше. Другой части человечества останется только наблюдать за этим.ОПТИМИСТЫ: Существенное продление жизни станет доступным не только для состоятельных. И речь идет не о том, чтобы отодвинуть на как можно более поздний срок последний финальный день жизни, а о том, чтобы максимально продлить период активной жизни. Благодаря этому мы вынуждены будем отойти от существующей сегодня линейной последовательности. Жизненные циклы: получение образования, работа и заслуженный отдых, будут чередоваться несколько раз за отведенный нам срок. За одну длинную жизнь человек сможет сменить несколько профессий, несколько раз построить карьеру и несколько раз прерваться на длительный отдых. Фактически мы будем «перезагружаться» каждый раз, как только наши рабочие навыки устареют и потребуется смена профессии, или нам захочется начать новую жизнь. Также мы не будем связывать себя узами бессрочного брака, а заключать его только на период воспитания детей. Будущее предоставит нам еще множество возможностей, которые мы сегодня даже представить себе не можем.Люди не смогут найти работу, зато у них появится время, чтобы сделать мир лучшеПЕССИМИСТЫ: «Индустриализация 2.0» грозит уничтожить рабочий класс. Но сами люди никуда не денутся. Каждый раз на новом технологическом витке требования к квалификации для занятия новых профессий повышались. И в один решающий момент большинство людей просто не смогут сделать шаг вперед, не смогут доучиться, переучиться, понять обновившиеся требования – новые появившиеся вакансии будут им не доступны. К середине века сформируется новый класс людей – «бесполезный класс». Это будут не просто безработные, это будут люди, которые в принципе не способны занять немногочисленные оставшиеся вакансии и те которые появятся в новых отраслях. Технический прогресс, не сделает их нищими – они смогут жить за счет безусловного основного дохода. Но проблема будет заключаться в другом – без дела и конкретных целей люди начинают сходить с ума. Человеку требуется испытывать эмоции, чувство удовлетворения, достигать каких-либо целей. Выход может быть в виртуальной реальности. Люди, не нашедшие себе применение в экономике – в реальном мире, найдут свои цели жизни в мирах виртуальных. Виртуальная реальность компенсирует бесполезному классу эмоции, которые его представители не получат в реальном мире. Видеоигры станут смыслом жизни «бесполезного класса».ОПТИМИСТЫ: Футурологи уже давно задумываются над тем, чем мы могли бы заняться в век, когда машины начнут менять смысл нашего существования. Отдохнув и поняв что, безделье это путь в никуда, человек обратится к новым, но одновременно знакомым, видам деятельности. Собственно, первое, на что обратят внимание люди, когда снимут с себя бремя необходимости постоянно работать, – это несовершенство мира. Люди обратят свое внимание на социальные проблемы, состояние окружающей среды, развитие городской инфраструктуры. Включатся в решение вопросов местного самоуправления, займутся заботой о людях, нуждающихся в помощи, а также организацией культурных мероприятий.Труд людей станет дешевле роботов, но это ненадолгоПЕССИМИСТЫ: Практически все уверены, что роботы и автоматизация приведут к технологической безработице. Останемся мы на своих местах или нет, будут решать экономисты. А они руководствуются только принципами экономической эффективности. И если использование труда человека будет выгоднее, чем использование роботов, то, скорее всего, именно человеку будет отдано предпочтение. В качестве примера можно взять такси. Сейчас нет необходимости держать информацию о городе в памяти. Это все делает программа-навигатор. Требование к квалификации водителя снижаются. А на менее сложную работу найдется больше претендентов, значит, уровень заработной платы будет падать. Роботы уже торгуют на бирже. IBM Watson подсказывает диагнозы и наиболее оптимальные курсы лечения. В таком сценарии все может закончиться тем, что и управление миром будет передано сверхмощному искусственному интеллекту. А человек будет только обслуживать машины и выполнять команды искусственного разума.ОПТИМИСТЫ: В самом деле, представляя мрачное будущее, в котором искусственный интеллект будет знать о нас все, а роботы займут наши места, стоит кое о чем задуматься. Человек работает, чтобы потреблять. Эффектом от внедрения роботизации будет лишь краткосрочный рост объемов производства товаров и услуг. Затем, в перспективе, через снижение спроса на рабочую силу и доходов населения это приведет к снижению потребления, а значит, и производства. Кроме того, власть выбирается населением, людьми. В целом, властям придется постараться, чтобы избежать социального взрыва, а конкретным политикам – поражения на выборах. Чтобы избежать этой ситуации, уже сегодня предлагается квотирование рабочих мест для людей, где работают роботы. Или, к примеру, налог на использование роботов с последующим перераспределением собранных средств среди граждан, оставшихся без работы.Люди будут отказываться от института собственности, но на аренду всего необходимого деньги будут давать просто такПЕССИМИСТЫ: Современные исследования говорят о том, что все больше граждан США в возрасте до 35 лет отказываются от приобретения недвижимости и собственного автомобиля. Эту возрастную группу уже прозвали «поколением арендаторов». Они не покупают дома даже в ипотеку, а снимают квартиры, не приобретают свои автомобили, а пользуются такси. В помощь им уже выросла целая ИТ-индустрия, ведущими представителями которой выступают такие сервисы, как Uber и Airbnb. Называется все это «экономикой совместного потребления». И это только начало. Смогут ли люди постоянно оплачивать свои потребности – непонятно. Сложная жизненная ситуация может привести к плачевным последствиям.ОПТИМИСТЫ: Безусловный базовый доход – это уже не теоретические выкладки, а реальные эксперименты, которые проводятся в разных странах мира. Сегодня вы работаете, а завтра – нет, и все равно вы ежемесячно получаете деньги. Равную сумму со всеми другими членами общества. Основные базовые потребности – что есть, где жить и во что одеваться – всегда будут оплачиваться государством. На потребности, сильно выходящие за пределы основных, все-таки придется заработать, но поколению арендаторов не о чем будет беспокоиться – они будут застрахованы от негативных сценариев. Можно будет не держаться за нелюбимую работу и попробовать начать свой бизнес, не боясь лишиться средств к существованию. Люди смогут учиться и выбирать свой путь в жизни так долго, как это необходимо. Заниматься общественной работой или семьей, творчеством или помощью ближним, путешествовать по миру или посвятить свободное время саду и выведению новых видов цветов.Частная жизнь станет пережитком прошлого, но все поймут, что так прощеОПТИМИСТЫ: Мы все уже прекрасно понимаем, что о нас каждый день собирается информация. Технологии уже позволяют отследить каждый наш шаг. Уже скоро маленькими ручейками сведения о нас будут стекаться в большие базы данных, а затем подвергаться анализу. Представьте, что вы купили в обычной аптеке лекарство, курс приема которого составляет две недели. Расплатились с помощью банковской карты. За несколько дней до окончания приема лекарства сервисы контекстной рекламы станут показывать вам на всех сайтах рекламные объявления конкурирующих препаратов. Данные о покупках по вашей карте соотнесены с вами, как с пользователем Интернета. Уже не только ваше поведение в Сети, но и ваши поступки в реальной жизни будут подсказывать, какую рекламу вам нужно показывать.ПЕССИМИСТЫ: Целевая реклама и «большие данные» уже сегодня вошли в нашу жизнь. Но кому от этого стало хуже? Такая реклама позволяет развиваться небольшим производителям, которые никогда не потянули бы полномасштабную классическую рекламную кампанию. Кроме того, желающие могут установить легальные приложения (браузеры, не хранящие историю переходов, мессенджеры с шифрованием переписки), которые позволят оставаться анонимными в сети, хотя это и не поощряется государством, судя по последним принятым законопроектам.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

25 июля, 18:18

Можно ли сделать капитализм здоровым?

Продолжаю изучать предложения по улучшению ситуации в мире. Вообще меня приятно удивляет, что многие умные люди пытаются размышлять о путях выхода из кризиса, который охватил весь мир. На этот раз ознакомился с книгой очень известного американского экономиста, гуру маркетинга Филипа Котлера «Конец капитализма? 14 антидотов от болезней рыночной экономики». Он сразу оговаривается, что капитализм имеет много недостатков, но у других экономических систем их ещё больше, поэтому нужно не уничтожать, а правильно настраивать капитализм. Котлер выделяет 14 главных проблем капитализма и пытается формулировать свои предложения по их преодолению. Приведу названия глав книги, которые описывают эти проблемы: 1. Проблема бедности. 2. Рост неравенства доходов. 3. Положение рабочих. 4. Создание рабочих мест в эпоху роста автоматизации. 5. Компании и общественные затраты. 6. Загрязнение окружающей среды. 7. Бизнес-циклы и экономическая нестабильность. 8. Чем опасна низкая заинтересованность. 9. Долговое бремя и финансовое регулирование. 10. Как политика разрушает экономику. 11. Краткосрочная ориентированность капитализма. 12. Сомнительные результаты рыночной деятельности. 13. Какой рост ВВП нам нужен. Темпы экономического развития. 14. Производить счастье наряду с товарами. Начнём с первых двух пунктов из этого списка. Бедность есть везде, меняются только пропорции бедных граждан в общем числе населения. Кто-то говорит, что бедные сами виноваты в своих проблемах (не способны учиться и зарабатывать нормальные деньги). Кто-то обращает внимание на внешние обстоятельства: войны, коррумпированное правительство, неблагоприятная природная среда. Филип Котлер подчеркивает, что просто давать деньги на благотворительные проекты это не выход, так как большая часть этих средств часто не доходит до нуждающихся. Кроме того, у бедных должны быть пути и стимулы к развитию, чтобы постепенно они смогли сами обеспечивать свои потребности.  «Мы должны использовать инструменты планирования, внедрения, мониторинга и контроля социального маркетинга. Цель социального маркетинга – изменить или поддержать модели поведения, которые приносят пользу людям и обществу. Кроме того, мы должны хорошо подумать о том, не будет ли более целесообразно для национальных правительств гарантировать каждому минимальный доход и отказаться от огромного числа программ «Войны с бедностью», которые лишь выполняют роль повязок, призванных замедлить кровотечение», – пишет Филип Котлер.  Об изменении моделей поведения человека люди мечтают уже давно. Но, так или иначе, всегда существуют тунеядцы и преступники. Трудно спорить с тем, что пропаганда должна быть направлена на популяризацию хороших примеров, чтобы поощрять человека на хорошие поступки. Хотя современная реклама одним из идеологов создания которой и является Филип Котлер в основном ориентируется на животные инстинкты человека. Приведу фрагмент моей беседы с российским психологом Алексеем Захаровым: «В основе природы человека лежит три базовых инстинкта: выживания, продолжения рода и доминирования. Эти инстинкты занесены в генетический код и определяют как социальную, так и биологическую жизнь человека. Воздействие на эти базовые, подсознательные инстинкты позволяет легко пробиться через механизмы защиты, которые устанавливает сознание. Приведу простой пример. Когда будете проходить мимо кафе «Макдоналдс», обратите внимание на запах – там всегда пахнет ванилью. На биологическом уровне у вас включается рефлекс голода, и вы начинаете искать источник «вкусного» запаха, то есть действовать управляемо. В последнее время шопинг стал массовым заболеванием, превратившись в одну из форм зависимости наряду с алкоголизмом, наркоманией и игроманией. Человек, находящийся в состоянии зависимости, легко управляем. А механизм формирования зависимости всегда одинаков. Поэтому алкоголика легко можно сделать наркоманом, игроманом и т.д. Знаете в чем секрет излечивания алкоголизма в организации анонимных алкоголиков? Они просто меняют зависимость от алкоголя на зависимость от группы. Когда человек приходит в группу и говорит: «Я – алкоголик», он расслабляется и другие члены группы снимают с него стресс. Однако как только человек перестает посещать заседания группы, у него возникает «ломка» и он опять начинает пить. Этот факт был проверен неоднократно. На этом же принципе построены секты.  На получение удовольствия направлена вся система развлечений. В первую очередь кино, телевидение, музыка. Все они обращены к трем базовым инстинктам, о которых я говорил. Именно поэтому на ТВ и в кино так много секса. Вся реклама построена на инстинктах. Человек, который что-то покупает, реализует два основных инстинкта (доминирования и продолжения рода). Ведь он покупает вещь для того, чтобы «быть круче», то есть доминировать и в результате кому-то понравиться». Полностью текст интервью можно прочитать здесь http://pravosudovs.livejournal.com/10114.html Многие сейчас предлагают ввести базовый доход для всего населения своей страны, чтобы побороть абсолютную нищету. В богатых странах Европы, эта система уже есть. Однако очень часто люди, которые получают пособия – деградируют, так как тратят значительную часть средств на алкоголь и наркотики. Дети у таких людей отстают в развитии от сверстников, так как их воспитанием родители практически не занимаются. Думаю, что раздавать деньги просто так не правильно. Человек должен обязательно что-то делать взамен. Пусть это будет самый простой труд: уборка улиц, изготовление поделок для детей, уход за пожилыми людьми и т.д. Кроме того, человеку нужно предлагать пройти какие-то курсы повышения квалификации, чтобы он смог зарабатывать больше. Филипа Котлера очень беспокоит рост неравенства, ведь это неминуемо ведёт к классовому конфликту и общественным протестам. Кроме того, высокая концентрация дохода и богатств в одних руках приводит к снижению потребительского спроса и экономическому кризису. Люди начинают набирать долги, которые не могут выплатить, что снова ведёт к экономическому обвалу. В США показатель задолженности по кредитам, которые люди взяли, чтобы оплатить обучение, уже превысил 1 трлн долларов. Напомню, что ВВП России за 2016 год составил около 1,3 трлн долларов.  Какие меры предлагает Котлер? Вот меры по сокращению неравенства доходов:  1. Повышение минимальной зарплаты. 2. Прогрессивное налогообложение. 3. Ликвидация оффшорных зон. 4. Сокращение доли зарплаты руководства по отношению к зарплате рабочих. 5. Ликвидация налоговых лазеек. 6. Улучшение системы социального обеспечения. Меры по сокращению неравного распределения богатств: 1. Увеличение налогов на передачу собственности богатым наследникам. 2. Ввести налог на семейные состояния (1% в год если капитал семьи составляет 1-5 млн долларов, 2% на состояние свыше 5 млн долларов и 5-10% в год на состояния свыше 1 млрд долларов).  «Сложнейшая задача – убедить состоятельных граждан в том, что высокие налоги пойдут им на пользу так же, как и всему остальному обществу. Для этого нужно использовать следующие аргументы: будут улучшены дороги и вся инфраструктура, у рабочих появится больше средств, и они смогут потратить их на приобретение товаров компаний, которыми владеют богатые; таким образом общество будет считать, что налоговая система более справедлива, поэтому сократится количество правонарушений», – отмечает Филип Котлер. В конце книги Филип Котлер приводит список составляющих элементов здорового капитализма: 1. Целью капиталистического общества можно назвать создание экономической системы, деятельность которой направлена на увеличение уровня счастья и благосостояния граждан. 2. Задача капитализма заключается в использовании его ресурсов для того, чтобы граждане могли почувствовать свой потенциал и удовлетворить свои базовые потребности. Цель – это искоренение бедности. 3. Задачей маркетинга в капиталистическом обществе является создание здорового желания у граждан приобретать материальные товары, помимо самых базовых – еды, одежды и жилья. 4. Из-за общественного желания получить больше товаров люди будут работать усерднее. Работа начнет приносить достаточное количество денег, чтобы приобретать всё необходимое. 5. При достаточном доходе благосостояние семьи возрастает. Преодолев этот уровень, она будет открыта для разных факторов, влияющих на уровень счастья. 6. При капитализме разрабатываются высококачественные продукты и предметы роскоши, которые стимулируют граждан работать усерднее для достижения «хорошей жизни». Многочисленный средний класс поддерживает экономический рост. 7. Надежда, что богатые и очень богатые слои населения возьмут на себя социальную ответственность за то, чтобы поделиться с теми, кто оказался не настолько удачлив. Интересно, многие ли верят, что это возможно? Во все времена среди элиты встречались люди, которые выступали за сокращение неравенства, но большинство богатеев обычно были категорически против. Уступки были прямо пропорциональны степени ожесточенности борьбы бедняков за свои права. Если сегодня бедные не будут бороться за улучшение своего положения, то ожидать «социальной ответственности» со стороны богатых бессмысленно. Либо у богатых должен появиться какой-то внешний враг, тогда они начнут делать уступки бедным, чтобы добиться их поддержки.

17 июля, 18:58

Посткапитализм = экономика заслуг?

Прочитал книгу британского журналиста Пола Мейсона под интригующим названием: «Посткапитализм. Путеводитель по нашему будущему». Книга интересная, но как часто бывает, главы, в которых описываются реальные события лучше, чем прогнозная часть. Общий подход понятен: капитализм находится в кризисе. Главная борьба, по мнению Пола Мейсона, идёт между сетями и иерархией. Сети – это объединения людей, которые готовы сотрудничать и помогать друг другу в производстве необходимых вещей. В качестве примера приводится коллективная, бесплатная работа огромного числа людей над Википедией. За сохранение иерархии борются богачи и их подручные. Они стремятся сохранять вещи в частном владении и заставлять за них платить.  Пол Мейсон указывает, что роботы могут лишить работы многих людей, так как могут производить очень дешёвые товары. Возникает вопрос: кто будет покупать продукцию, изготовленную роботами? Пол Мейсон считает, что всем людям государство должно платить базовый доход, который позволит им обеспечить себя минимальным набором необходимых для жизни благ. Свободное время люди смогут тратить на бесплатную деятельность (волонтерство, обучение, общение, создание Википедии и т.д.). Если человеку нужен больший доход, то он сможет работать за деньги. Базовый доход необходим для борьбы с нищетой и приведёт к повышению зарплат. Ведь люди не захотят работать за копейки. По мнению Пола Мейсона, иерархия крупных корпораций будет сменяться кооперативными, самоуправляющимися, неиерархическими командами, которые будут объединять свободных людей на время реализации того или иного проекта. Государство должно поощрять кооперацию людей и бороться с монополиями, которые стремятся сохранить свои доходы за счёт ограничения выхода на рынок новых игроков. «Если мы перестроим налоговую систему таким образом, чтобы стало трудно открывать предприятия с низким уровнем зарплат и легко открывать фирмы, обеспечивающие достойную оплату труда, то мы добьёмся существенных перемен при небольших издержках», – пишет он.  Пол Мейсон прекрасно осознаёт, что бескровные перемены возможны только тогда, когда богатые позволят государству изменить свою политику. Но, по его мнению, богатые уже устали от постоянного напряжения связанного с необходимостью сохранять и приумножать свои богатства. Многие из них уже мечтают о политической диктатуре, которая закрепит за богачами их статус и полностью отменит демократию. Но на такое 99% людей не согласятся – уверен Пол Мейсон. Он считает, что когда 1% самых богатых станут беднее, они будут счастливее. Посткапитализм освободит их. Прочитав эту книгу, я вспомнил свою беседу со стратегическим директором и основателем Лаборатории социальных инноваций Cloudwatcher Русланом Абдикеевым, которая состоялась в конце 2012 года.  Вот как он рассказывал о себе: «Я закончил МГИМО, причем два факультета – экономический и юридический. Стал работать трейдером в компании ЛУКОЙЛ, продавал нефть на экспорт. Такую работу сложно назвать интересной, так как я продавал товар, который не нуждался в рекламе. Покупатели стояли в очереди. Однажды я долго торговался, получил лучшую цену, но меня никто не похвалил, наоборот, поругали, так как деньги должны были оседать за рубежом, а не приходить в Россию. Поняв, что инициатива наказуема, я уволился и пошел работать в Русский банк развития. Там тоже было скучно, но у меня завязались знакомства во властных структурах. Я стал частным консультантом и оказывал лоббистские услуги: сводил чиновников и бизнесменов и помогал в оформлении документов. Это было в начале нулевых годов. В 27 лет у меня случился личный кризис. Поводом послужил один контракт: мне предложили оказать помощь в получении денег из бюджета, которые были выделены солдатам за участие в боевых действиях. Ребята, которым эти деньги полагались, все погибли, но в государственном бюджете расходы были уже предусмотрены. Я понял, что занимаюсь не тем делом, и перестал работать лоббистом. Стал искать себя, ездил по монастырям, был в Индии.  Приятель посоветовал мне прийти в храм Христа Спасителя, к мощам святого Андрея Первозванного, и спросить у Бога, что делать. Это был интересный опыт. В очереди пришлось стоять больше шести часов. Люди вроде бы идут прикоснуться к божественному, но ведут себя друг с другом так, будто в ад ломятся за деньгами. Подойдя к мощам, я задал вопрос: «Что мне делать?» И вдруг у меня в голове вспыхнул яркий свет. Знающие люди сказали, что это знак и теперь Бог будет меня направлять. Очевидно, сработало. Постепенно, общаясь с интересными людьми, я пришел к идее экономики заслуг, создал лабораторию и занимаюсь полезным делом, которое мне очень нравится». Руслан Абдикеев, также был уверен в том, что многие богатые чувствуют несправедливость устройства мира и стремятся изменить его к лучшему. Как? За счет развития экономики заслуг. Вот как Руслан Абдикеев описал её основы: «Допустим, у кого-то есть миллиард долларов, но при этом его все ненавидят, машину забрасывают тухлыми помидорами, желают скорой смерти и т.д. Готов человек заплатить такую цену за обладание миллиардом? А рядом может жить другой бизнесмен, у которого тоже есть миллиард долларов, но его все боготворят и желают ему долгих лет жизни. Здесь мы  выходим на понятие признания, которое нельзя купить за деньги. Технология банка заслуг помогает оценить вклад каждого человека в общее благо. Социальной инвестицией может быть волонтерский труд, деньги или товары. В результате в будущем мы получим ситуацию, когда у людей появится возможность оценивать друг друга по заслугам. Когда будет ехать действительно заслуженный человек, то его машине будут уступать дорогу как «скорой помощи» и не надо будет перекрывать движение. Это вопрос оценки справедливости. Когда-то справедливым считалось то, что человек приобретает свой статус при рождении по факту принадлежности к тому или иному сословию. Потом критерием стал объем денежных средств. Сейчас пришло время, когда заслуги нужно мерить просто в заслугах». В этом случае возникает вопрос: а кто будет измерять заслуги (социальные инвестиции)? Вот, что мне ответил Руслан Абдикеев: «Все социальные инвесторы, то есть люди, внесшие любой вклад (волонтерские часы, деньги или товары) в общественное благо. Если кто-то не участвует в социальной жизни, он автоматически теряет право оценивать других. В результате его заслуги равняются нулю и отношение к нему будет соответствующее. В нашей системе может участвовать любой человек, в том числе и с ограниченными возможностями. Например, в рамках проекта развития социального предпринимательства составляется список работ, которые корпорации часто отдают на аутсорсинг: уборка, переводы, программирование, юридические услуги, а также список компаний, занимающих социально ответственную позицию. Например, таких, где работают переводчики или программисты – инвалиды. Оба списка передаются корпорациям. Поскольку тем в любом случае необходимо нанять аутсорсеров, им предлагается отдать предпочтение фирмам/людям, заботящимся об общественном благе, и таким образом реализовать свою социальную ответственность. Экономика заслуг унифицирует принципы социальной жизни и предлагает единую логику для всех социальных процессов, будь то бизнес, благотворительность или общественная деятельность. Через 50 лет любой ребенок будет знать, что нужно сделать для людей, чтобы получить заслуги и стать политиком, бизнесменом и т.д. Всё будет прозрачно и понятно. Любой человек будет знать своего депутата. Ведь депутатом будет тот, кто за четыре года собрал больше всего заслуг. Отпадет необходимость проводить выборы и оплачивать рекламу в СМИ. Люди будут соревноваться в социальных проектах». В офисе Лаборатории социальных инноваций Cloudwatcher я увидел несколько десятков человек, которые сидели за компьютерами и что-то делали. У меня возник вопрос: кто всё это финансирует? «Нас финансирует владелец Группы компаний «Связной» Максим Ноготков. Еще мы выигрываем различные гранты, а также получаем доходы от проектов по развитию корпоративного волонтерства, которые мы делаем для крупных компаний», – сказал Руслан Абдикеев. Полностью текст этого интервью можно прочитать здесь http://pravosudovs.livejournal.com/2012/12/04/ Мне стало интересно, что изменилось в деятельности Руслана Абдикеева и его Cloudwatcher за прошедшие пять лет. Оказалось, что новости о нём и его компании заканчиваются 2014 годом. Что происходило дальше – непонятно. Может быть, время экономики заслуг ещё не пришло? Или дело в том, что в 2014 году у их спонсора Максима Ноготкова возникли финансовые проблемы? Очевидно, что пока большинство богатых людей не хотят быть беднее, но счастливее.

06 июля, 11:25

Профессор МГУ Ярослав Леонтьев: "Такое положение в стране не может долго продолжаться"

России нужен интегральный социализм, созданный на основе теории и практики последних 150 лет, чтобы выйти из тупика, в котором сейчас оказалась страна. Такое мнение высказал доктор исторических наук, профессор МГУ им. Ломоносова Ярослав Леонтьев в беседе с Ольгой Ветровой рамках спецпроекта РИА «Новый День», посвященного знаковым революционным событиям вековой давности и перспективам современной России.«Новый День»: Чему нас учит прошлое? Есть ли параллели между ситуацией в России 1917 года и тем, что сейчас происходит?Ярослав Леонтьев: Не стоит проводить искусственные параллели, потому что совершенно разная структура общества. Тогда была Первая мировая война, поражение России. Все люди были вооружены. Помните, знаменитый фильм «Человек с ружьем»? Поэтому событий в таких формах, как были в 1917 году, на 100% не ожидается. А какие-то отдельные социально-политические потрясения, наверное, будут происходить. Но в более мягких формах – не масштабных и не таких кровавых. И все-таки, как мне кажется, без какого-то распада, по крайней мере, в ближайшем обозримом будущем.«Новый День»: В каких формах все-таки могут быть современные социально-политические потрясения?Ярослав Леонтьев: Самых разнообразных. Начиная от низовых движений, как сейчас, которые происходят довольно спонтанно. К этой спонтанной организации приводят необдуманные действия власти. Понятно, что я имею в виду и реновацию, и систему «Платон» с дальнобойщиками. Я думаю, что какие-то аналогичные события могут и дальше происходить. Потому что перемены назрели.«Новый День»: Но в 1917 году тоже была потребность в переменах. В чем же разница?Ярослав Леонтьев: А какой класс будет движущим этих перемен? Просто не совсем понятно... Можно сколько угодно говорить о старом догматичном выражении гегемон. Но оно подходило к той революции. Вроде бы абстрактное понятие, чисто схематическое, но, с другой стороны, были же конкретные группы рабочих, действительно передовой отряд. Например, железнодорожники. Все они так или иначе были вовлечены в социальное движение, очень многие из них состояли в политических партиях, в левых. Именно по их почину, например, началась в октябре 1905 года всероссийская политическая стачка. Железнодорожники подали сигнал всей стране и остановили железные дороги – тогда главные транспортные артерии. А к ним начали присоединяться другие. Были и другие отдельные высоко организованные отрасли.А в нынешней России средний класс, к которому могли бы (как в Европе или Китае), например, относиться высококвалифицированные рабочие и ИТР, так и не сложился. И вообще структура общества еще требует какого-то досконального статистического, социологического и политологического изучения. Таких трудов, как классическая работа Ленина под псевдонимом Ильин «Развитие капитализма в России», труды Туган-Барановского, социолога Ковалевского и иных выдающихся аналитиков. В том числе изучения новых страт общества – трудовых мигрантов, например.«Новый День»: Насколько сильны «левые» и революционные настроения? Прослеживаются ли сейчас тенденции к появлению условий для революции в стране?Ярослав Леонтьев: Мне кажется, что одно из кризисных явлений для левого движения – то, что за столько лет так и не произошла реальная смычка левых интеллектуалов и людей труда. По разным причинам, которых очень много. Конечно, были отдельные позитивные примеры, но только в частностях. Но если сравнить с тем, что происходило реально даже не 100, а 120-130 лет назад... У населения была масса навыков самоорганизации, которые они могли применить на практике уже в Советах 1905 года, кассах взаимопомощи и других общественных институциях, даже в землячествах – студенческих, крестьян-отходников, представлявших собой внутреннюю трудовую миграцию.Ведь и народники, и марксисты – следующее за ними поколение своими кружками действительно наводнили всю страну. Были многочисленные рабочие кружки, которые действительно стали ядром Советов. И крестьянские организации в лице крестьянских братств, кооперативов. Был богатый и многогранный опыт таких органов самоуправления, как земства. Всегда действовали низовые активисты, которые могли сами, не дожидаясь какой-то команды сверху, декрета, приступить к самоорганизации, созданию территориального совета, профсоюза, фабрично-заводского комитета и т.д. У людей имелся даже опыт борьбы с экономическими проблемами – те же кооперативы.Это была первоклассная школа самоорганизации, прежде всего экономической. И они настолько реально конкурировали с частной торговлей – в некоторых малых городах вообще всю монополию частных торговцев преодолели. Особенно в кризисные годы, по сравнению с которыми нынешние трудности в связи с продовольственными санкциями могут показаться детским лепетом. А в дореволюционной России периодически в связи с неурожаями наступал реальный голод или, как во время Первой мировой войны, пришлось ввести карточную система распределения продуктов первой необходимости. Вот тогда эти кооперативы, кооперативные лавки продовольственные могли организовать закупку товаров по тем ценам, доступным населению, для своих членов. Естественно, это привлекало. И все больше и больше людей желало стать членами этих общественных сетей, потребительской кооперации, прежде всего. Потом одновременно сформировалась и энергично развивалась и кредитная кооперация, а также промысловая и производственная. Когда же наступал Царь-голод, как его называли, то всем миром гражданские активисты, как сказали бы сейчас, приходили на помощь, открывали общественные столовые с бесплатной раздачей еды, безвозмездно оказывали медицинскую помощь и т.д.«Новый День»: Так значит, нам и сейчас есть чему поучиться у прошлого?Ярослав Леонтьев: Если говорить о кредитной кооперации... То что сейчас – все эти проценты, начиная с ипотеки и кончая тем, что предлагает наша банковская система. Если сравнить это с хорошо отлаженной и постоянно разветвлявшейся, размножавшейся системой кредитной кооперации, существовавшим Народным банком, которые были тогда в России, просто удивляться приходится. Вот почему наши в общем-то вполне продвинутые современники, у которых доступна вся литература, открыты все библиотеки, все электронные библиотеки, ничему не учатся? Можно взять изданные в годы перестройки миллионными тиражами пособия Чаянова и других великих организаторов кооперации. Просто посмотреть, как это делается – элементарно. Опять же мы ничего этого, к сожалению, не имеем. Разучились и не освоили заново. За очень-очень маленькими обратными примерами. Поэтому в целом у меня не очень оптимистические перспективы на развитие какого-то нормального и дееспособного левого движения.«Новый День»: А из Европы не придет к нам призрак коммунизма?Ярослав Леонтьев: Не знаю, бродит ли там этот призрак. Мне все-таки иногда приходится бывать в Европе. Там другая неразбериха. Конечно, структура общества более ровная, чем у нас, социальные страты гораздо более четкие. Средний класс способен отстаивать и свои интересы, и интересы людей труда путем работы в профсоюзах, левых партиях. Но религиозно-этническая ситуация, которая возникла в Европе, такая коллизия, конечно, внесла дисбаланс, диссонанс во все настроения. Это, если не раскол, то глубокие трещины. Включая и отношения различных партий, движений к злободневным ситуациям. Точно так Украина внесла в России, пусть и не полный раскол (хотя зачастую рушились многолетние личные взаимоотношения), но все-таки глубокие трещины в жизнь наших активистов. В Европе, наверное, схожая реакция, такой же рефлекс на ситуацию с беженцами и переселенцами всех категорий. Сложно сказать, что в Европе левое дело быстрее оживет.«Новый День»: А что вы скажете о Китае? По какому пути идет он?Ярослав Леонтьев: Скажу пару слов в виду моей недавней поездки в Пекин. К сожалению, я не китаист, за разовую поездку не узнаешь подробно. Но, как я услышал, существует такое пока латентное, неоформленное организационно и фракционно, движение в рядах левых коммунистов внутри КПК, крайне недовольное ситуацией с госкапитализмом, сращением партноменклатуры с финансовым капиталом. Кстати, у многих партработников дети учатся в американских университетах. При том, что современная Россия просто отдыхает – на 100 лет Китай уже опередил ее по своему технологическому прорыву. Хотя в Китае достаточно заметна, сбалансированная профсоюзами и органами соцзащиты ситуация. Мы видим постоянно на улицах Москвы, Парижа, других европейских столиц множество китайских туристов пенсионного возраста. Людей иногда просто колхозного вида, которые едут по путевкам за счет профсоюзов, как в советское время у нас тоже ездили.Да, там что-то балансируется, но в то же время растет недовольство огромным количеством миллионеров, произошедшей дифференциацией между населением. Так что в Китае тоже большие проблемы. Существует понятие внутренние трудовые мигранты, которые наполнили все мегаполисы – люди из села. Картина схожая с Россией столетней давности, когда крестьяне-отходники ехали в столицы, и в итоге Питер и Москва довольно быстро стали городами-миллионниками, устраивались или на сезонные работы, или пытались найти постоянную. Но разрыв между внутренними мигрантами и представителями среднего класса в КНР, несомненно, есть, он налицо. И там зреет недовольство. Возможно, это выльется в какие-то расколы, проявления лево-коммунистических взглядов, поиск какой-то новой идеологии, а, возможно, и интегрального социализма.«Новый День»: Вам приходилось сталкиваться с желанием возродить социализм в каком-то новом виде?Ярослав Леонтьев: Здесь я могу привести пример одного знакомого – пожилого турецкого активиста, который живет в Москве и в 70-е годы был активным участником лево-марксистких групп в Стамбуле. В то время он работал в университете, попадал там в полицейские участки, побывал за решеткой. Неофициально, но по сути дела он в положении политэмигранта. И вот с высоты своих лет, жизненного и политического опыта он, вдруг, стал интересоваться альтернативными течениями в русской революции.Как-то меня пригласили на разговор как специалиста по народничеству. Этот товарищ всю жизнь изучает Маркса и Ленина, но, видимо, потом все равно уперся в Сталина. И вот он пришел к выводу, что могли быть и другие пути развития революции в России. Суть этого разговора свелась к тому, что действительно, если говорить о построении какой-то новейшей современной программы, она должна быть не догматической, марксисткой, маоистской, троцкистской или еще какой-нибудь. А она должна быть интегральной. То есть надо качественно, умно все различные теории пересмотреть, взять из них лучшее, исключить наиболее неприемлемые вещи, наподобие красного террора, чекизма, которые еще тогда критиковали и Кропоткин, и старые другие революционеры наподобие Веры Фигнер, хунвейбинов и все такое прочее. И в принцип возвести этический социализм. Можно его и по-другому назвать. Умно переработать все мировые практики и теории последних 150 лет. И Бакунина, и Маркса, и Мао, и Фиделя, и Че, и всех-всех. И Грамши, естественно, как одного из выдающихся этических марксистов. Все это соединить в новую теорию – интегрального социализма. Может быть, другое слово придумать, чтобы все время не повторять, вдруг у кого-то идиосинкразия на старые слова.«Новый День»: Но кто бы мог это сделать?Ярослав Леонтьев: Это как раз задача нового поколения. Совершенно очевидно, что люди прежней формации этого сделать не в состоянии. Может, среди них есть хорошие интеллектуалы наподобие Бориса Кагарлицкого, Павла Кудюкина, Александра Шубина. Кстати, они теоретически прекрасно понимают эту задачу. По крайней мере, когда мы с ними разговариваем... Есть и неплохие практики – это и Олег Шеин, и вышедший из заключения в прошлом году Алексей Гаскаров. Интересно, как будет действовать скоро освобождающийся Сергей Удальцов.Другое дело, что все равно люди, которые выросли в других условиях что ли, они уже не могут переступить через самое себя, все равно у них сложившиеся симпатии-антипатии, более схематически-догматическое мышление. Я думаю, новое поколение активистов должно разработать такую платформу. И причем не только российских. В том-то и дело, что это мировая задача. И европейская, и латиноамериканская, и азиатская. Благодаря глобализации, сети мировой, интернету, всем можно создать какой-то постоянный форум. Но просто одними разговорами не должно ограниваться, а делиться практиками, обобщая их в теорию.«Новый День»: Какое нас ждет будущее? Каковы перспективы России при продолжении нынешнего курса через 10-20 лет?Ярослав Леонтьев: Честно говоря, не представляю, что такое положение в стране может долго продолжаться. Это уже многим очевидно, в том числе, и во власти. Просто у них нет силы воли что-то менять, бороться со всеобъемлющей коррупцией. Мне приходилось контактировать и с некоторыми сановниками, и с муниципальными администрациями, и с церковными иерархами. Слишком все во власти друг с другом повязаны, спутаны по рукам и ногам... У всех рыльце в пушку. Но, ведь это тупик.«Новый День»: Какое социально-политическое устройство страны наиболее вероятно спустя десятилетия?Ярослав Леонтьев: Мы все-таки в глобальном мире живем, не в вакууме, наверное, все будет зависеть, в том числе от того, с кем под руку мы будем идти. Если с Китаем – то это одна история. А если произойдут так называемые оранжевые перемены, и мы потребуем вернуться и стать частью Европы, – тогда совсем другая. Поэтому здесь пока непредсказуемо. Самые разные могут быть перспективы.Многое решают взаимоотношения Столицы и Провинции. Это вообще такой философский вопрос. Можно вспомнить примеры, как присылали полицию из провинции в Париж специально, чтобы усмирить майские события 1968-го года, противопоставить столичным студентам провинциалов. В Пекине оказывается на Тяньаньмэнь происходило то же самое. Когда студенты протестовали там в 1989 году, пекинский гарнизон нейтральную позицию занимал, а милиция разбежалась. Давила их армия из провинции как раз.Вот в России во время начала революции в 1917 году такого не было. Там как раз и провинция, и обе столицы выступили абсолютно едино. Не было такого противостояния. С Октябрем картина – более сложная, все-таки часть территории ее не приняла по разным причинам. Не будем этого сейчас касаться. Но я имею в виду именно начало революции. Все прошло без всякого сопротивления. Ни в одном городе России, ни в одной губернии не было царистского сопротивления против людей с красными флагами, которые приходили, занимали полицейские управления, губернаторские дома и т.д. Но тогда, правда, и не было все-таки такого «москва-центризма».А вот сейчас не уверен, как может произойти. Даже при попытке переворота могут быть очень серьезные противостояния между столицей и провинцией.Кстати, вот еще пример Украины – опять же «титушки» приходят в голову, о которых сейчас уже стали забывать. Все непросто так. С одной стороны, это были проплаченные наемники, ребята-спортсмены, которые хотели подзаработать. С другой – они киевлян реально терпеть не могли как столичных жителей, с удовольствием выполняли свою эту миссию. Поэтому, думаю, и в России найдется в малых городах немало безработных ребят, которых можно завести в Москву, которые куда намного жестче, чем нынешний ОМОН – не просто намнут бока, но могут и черепа покрушить у навальнят. Как в популярной в провинции песне Игоря Растеряева. Так сказать, «пацаны» против хипстеров. Но ведь ситуация может выйти из-под контроля – если представители хотя бы часть полиции и какие-то органы власти начнут переходить на другую сторону, как в Киеве в 2014 году. Тогда может произойти непонятный переворот. А дальше-то что? Как в Киеве, где не было внятной платформы? Антикоррупционная повестка и недовольство оказываемым извне давлением были. Иллюзия «заграница нам поможет» – была. Социальной платформы – не было. Радикальные националисты, по сути дела неофашисты, предложили эту платформу. Левые не смогли. Как бы у нас тоже такого не вышло. И потом еще хуже может быть…Вот в чем вопрос – выработка программы и платформы такой. Поэтому левым в первую очередь нужна программа глубокая, а платформа должна быть понятна, написана так талантливо, чтобы это было доступно и студенту, и школьнику, и действительно любому работяге, пенсионеру. Есть ли у нас такие талантливые теоретики? Я надеюсь, что появятся. Все-таки великая страна у нас, великий народ. Много, наверное, людей еще не раскрывшихся, расцветающих. Очень хочется верить.ОтсюдаВы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

21 мая, 10:08

Мутация капитализма.Часть 3. Что идёт ему на смену

Историк Фёдор Лисицын завершает рассказ об истории капитализма. Какие характерные черты отличают современный капитализм, почему ему больше не нужен человек. Что может стать могильщиком капиталистической системы и что нас ждёт в будущем. Первая часть по ссылке https://youtu.be/j33lMH67t98 Вторая часть по ссылке https://youtu.be/3P4TJEfHmgY #ДеньТВ #экономика #капитализм #будущее #мировойкризис #коррупция #корпорации #чиновники #атомизация #инвестиционныефонды #глобализация #Рокфеллеры #роботы #дивныйновыймир #ФёдорЛисицын

16 мая, 01:28

Социалисты Кремниевой долины

В Кремниевой долине очень серьезно отнеслись к концепции безусловного базового дохода – выплате гарантированной суммы каждому взрослому гражданину за счет налоговых поступлений. Сама идея далеко не нова, но именно создатели и инвесторы технологических компаний стали самыми ярыми ее сторонниками. Ведь если роботы и искусственный интеллект сделают невостребованными представителей многих профессий, потребуется новая универсальная система гарантий.

10 марта, 19:00

Что говорит наука о кризисе капитализма

То, что до сих пор не преодолевающийся экономический кризис привёл к полному краху господствовавшие все предыдущие десятилетия неолиберальные теории, – это, можно сказать, уже совершенно банальная истина. Вопрос состоит в том, куда теперь двигаться буржуазной экономической науке, занятой поисками способов спасения и стабилизации капиталистической системы. Альтернативой неолиберализму в рамках этой системы могут выступить лишь теории, […]

24 февраля, 20:50

Математическое объяснение причин капиталистических кризисов.

Оригинал.А что получается правда, все равно или кувыркнется. http://khazin.ru/articles/6-ekonomika/29560-matematicheskoe-objasnenie-prichin-kapitalisticheskih-krizisov ПредисловиеПричины капиталистических кризисов в своё время вполне полно раскрыл Карл Маркс. К сожалению, сделал он это слишком подробно, во многом сумбурно и очень непонятно. Но непонятность объяснения им данного, вполне можно оправдать тем, что в его времена экономическая наука, как наука, только формировалась. Во времена Маркса ещё не существовало понятия «Макроэкономика», не было, соответственно, методов, терминов и понятий макроэкономики. Однако при этом Карл Маркс рассматривал именно макроэкономическую проблему, но, не имея других инструментов и понятий, он пытался рассмотреть эту ее через исследование микроэкономики. Ну не было тогда таких понятий, как совокупный доход, совокупная прибыль, макроэкономическое равновесие и т.п. Поэтому пришлось ему пользоваться тем, что было доступно. На примере отдельно взятых предприятий, Маркс попытался проанализировать и сделать макроэкономические выводы о причинах экономических кризисов. И, в общем, у него это получилось. Но получилось очень громоздко и не совсем понятно. Основная масса читателей дальше пары десятков страниц его «Капитал» осилить вообще не может. Я же взял на себя смелость описать идею Карла в доступных большинству терминах макроэкономики и хочу в этой статье поделиться с вами этими соображениями. ТеорияРассмотрим макроэкономику в ракурсе экономических агентов.Экономические агенты — субъекты экономических отношений, принимающие участие в производстве, распределении, обмене и потреблении экономических благ.В пределах страны их 4:1. Домохозяйства; 2. Фирмы (предприятия, индивидуальные предприниматели); 3. Государство; 4. Иностранный сектор.При этом, если рассматривать глобальную, т.е. мировую макроэкономику, то 4-й агент теряет смысл и остаются только три:1. Домохозяйства; 2. Фирмы (предприятия, индивидуальные предприниматели); 3. Государство.С агентами определились. Все три имеют сложные экономические взаимодействия друг с другом. Если пытаться вникнуть в эти взаимодействия, то никаких серьезных выводов сделать не удастся. Однакодавайте рассмотрим их с точки зрения бюджетов. Каждый агент экономики имеет свой бюджет. Бюджет состоит из двух частей: доходы и расходы.Тут следует отметить один макроэкономический закон: Совокупные доходы всех агентов, равны совокупным расходам всех агентов. Кто подзабыл, или не очень знаком с макроэкономикой, может прочитать об этом вот здесь. Самое главное для данного рассуждения, я процитирую:«Для трехсекторной модели экономики справедливы все выводы, сделанные для двухсекторной модели, т.е. национальный продукт равен национальному доходу, совокупные расходы равны совокупному доходу, инъекции равны изъятиям»Это очень ВАЖНЫЙ момент!Идём дальше. Итак, у нас каждый агент имеет свой бюджет. Исходя из приведенного выше закона денежного кругооборота, можно сделать вывод, что если сложить сальдо (разность доходов и расходов всех бюджетов) — то в сумме получится НОЛЬ. Т.е. если разбить по агентам эту формулу, мы получим следующее:∑(ДД-РД)+ ∑(Дг-Рг)+ ∑(Дф-РФ) = 0, ДД - доходы домохозяйств, РД - расходы домохозяйств, Дг - доходы государств, Рг - расходы государств, ДФ - доходы фирм, Рф - расходы фирм, Собственно – это закон макроэкономического баланса, на какую сумму куплено товара во всём мире, на ту же сумму в мире продано товаров и услуг. Иначе быть просто не может. Т.е. если сложить все доходы от продажи товаров и услуг, со всем расходами связанными с покупкой тех же товаров и услуг, то в сумме получится НОЛЬ. Теперь идём дальше. Рассмотрим теперь всех агентов с точки зрения баланса доходов и расходов.1. Домохозяйства – домохозяйства, как правило, стремятся иметь нулевой баланс, т.е. подавляющее большинство наёмных работников живет от зарплаты до зарплаты. Небольшие отложения, которые делает каждое домохозяйство в конечном итоге так же будут потрачены, рано или поздно на приобретение крупной покупки (отложенный спрос).2. Государство — также, как правило, стремиться иметь баланс бюджета близкий к нулю, лишь изредка, заходя в профицит или в дефицит бюджета. Но идеально государство, которое имеет нулевой баланс бюджета.3. Фирмы - уставная цель большинства коммерческих фирм — получение прибыли. Получение прибыли – это смысл существования фирм и основа всей капиталистической идеологии. Что такое прибыль? Прибыль – это положительный баланс бюджета: доходы должны превышать расходы. Отсюда вывод: каждая фирма стремится иметь профицитный бюджет (положительную рентабельность, иметь прибыль). Более того, каждая фирма стремится увеличивать прибыль... Т.е. получив прибыль один раз, фирма вкладывает эту прибыль в то, чтобы ещё больше увеличить эту прибыль. А теперь, смотрим ещё раз на формулу:∑(ДД-РД)+ ∑(Дг-Рг)+ ∑(Дф-РФ) = 0,ДД — доходы домохозяйств, РД — расходы домохозяйств, Дг — доходы государств, Рг — расходы государств, ДФ — доходы фирм, Рф — расходы фирм,И подумаем, исходя из этого равенства: что будет происходить с сальдо бюджетов домохозяйств и государств (∑(ДД-РД) + ∑(Дг-Рг)), если сальдо бюджетов фирм ∑(Дф-РФ) будет всегда положительным, да и ещё будет постоянно расти? Чисто математически?Правильно. Если прибыль фирм в замкнутом экономическом круговороте будет всегда положительной и, кроме того, будет всегда расти (как это диктуется логикой капитализма), то прибыли государств и домохозяйств должны быть постоянно отрицательными и постоянно СНИЖАТЬСЯ. Это строгое математическое следствие из классического макроэкономического равенства. Собственно – это простое следствие фундаментального физического закона сохранения масс и энергии. Ничего нового! Если в одном месте постоянно прибывает (прибыль фирм) — то в другом месте должно постоянно убывать! Но в реальной экономике так быть не может! Домохозяйства всегда стремятся балансировать расходы и доходы на нулевом балансе, если уменьшается доход — они уменьшают расход. То же делают и государства! Но если государство и домохозяйства снижают свои расходы, а их расходы — это доходы фирм, то соответственно, снижаются и доходы фирм.Но фирмы всегда стремятся иметь плюсовой бюджет! И поэтому, когда снижаются доходы фирм, они начинают сокращать свои расходы! А расходы фирм – это доходы государств и домохозяйств! Фирмы сокращают свои расходы, которые являются доходами государств и домохозяйств, те, в свою очередь, сокращают свои расходы, а их расходы – это доходы фирм, которые снова вынуждены пойти на сокращение расходов. Круг замыкается и повторяется! Получается замкнутый круг сокращений! Или дефляционный коллапс. При этом склады затариваются товарами – возникает кризис относительного перепроизводства. Именно это произошло в 1929-м году! Товарами были затарены все склады и магазины, но купить их население не могло – у него не было денег. Что делать? Как обмануть фундаментальный закон сохранения масс и энергии? Как сделать так, чтобы прибыль фирм постоянно росла и при этом не убывало в другом месте – у государства и у домохозяйств? На эти вопросы я постараюсь ответить ниже.Мой вывод из всего этого элементарный: причина кризисов капитализма — прибыль. Это четкое математическое следствие из макроэкономического закона: ∑(ДД-РД)+ ∑(Дг-Рг)+ ∑(Дф-РФ) = 0. Если совокупная прибыль фирм в замкнутом экономическом круговороте будет всегда положительной и кроме того ещё и всегда расти (как это диктуется логикой капитализма), то соответственно, совокупная прибыль государств и домохозяйств должна быть постоянно отрицательной и всё больше уходить в минус. Иными словами, главная движущая сила капитализма – прибыль –является и главным тормозом его развития. Прибыль приводит к скоплению денежных средств на счетах фирм, при этом у наёмных работников количество денег сокращается, что приводит к сокращению спроса и, соответственно, к глубокому расстройству денежного обращения. Чисто математически я вам это показал. Но этого нет ни в одном современном учебнике по неоклассической макроэкономике. ЖизньКрах «золотого стандарта» и кризис пришедшей на его смену Бреттон-Вудской системы и также последующий её крах в 1971-ом году, произошел именно по этой причине – невозможно постоянно получать бесконечно растущую прибыль в системе с конечным количеством ценностей. Именно по этой причине, все денежные системы, в которых деньги привязывались к каким-то материальным ценностям неизбежно в итоге сталкивались с кризисом обращения.В конце концов была принята т.н. «Ямайская валютная система», при которой деньги  полностью отвязываются от каких бы то ни было реальных ценностей и соотносятся друг с другом на основе рыночного закона спроса и предложения (т.е. на валютных биржах). И мы сейчас живем при Ямайской системе, кризис которой, в данный момент и наблюдаем.Идея о том, что деньги необязательно должны быть обеспечены какими-либо ценностями, напрямую связна с вопросами, которые я задал выше: Что делать? Как обмануть фундаментальный закон сохранения масс и энергии? Как сделать так, чтобы прибыль фирм постоянно росла и при этом не убывало в другом месте – у государства и у домохозяйств?Прежде чем дать ответ, надо рассмотреть несколько других вопросов.Печать денег — есть инфляция. По идее, инфляция должна быть равна количеству напечатанных денег, во всяком случае, математически это должно быть так. Но, как-то так вот умудряются монетарные власти делать, что инфляция не равна количеству напечатанных денег. Почему так? В чем секрет этого фокуса?Давайте разберёмся.При внедрении Ямайской системы, Международный Валютный Фонд скорректировал и некоторые важнейшие понятия макроэкономики. В первую очередь корректировка понятия коснулась термина «инфляция»:До Ямайской системы он звучал примерно так:1. Инфляция – снижение золотого содержания бумажных денег. Такой термин подразумевал при печати «лишних» денег не поддержанных золотым запасом – сразу объявлять инфляцию. Отвязка бумажных денег от золота сделала это определение бессмысленным. 2. Инфляция – снижение покупательской способности бумажных денег. При бреттон-вудской системе, когда все валюты равнялись на доллар, такой термин имел право на существование. Если валюта по отношению к доллару дешевела – она инфлировала, дорожала — дефлировала. Но когда бреттон-вудская система благополучно померла, а соотношение стоимости денег стало определяться на валютных торгах, то получалось, что чуть ли не каждый час валюты должны были то инфлировать, то дефлировать, причем по отношению к разным валютам – в разную сторону, что было бы лишено смысла. Соответственно, при Ямайской системе и такой термин оказался не совсем удачным. И тогда, чтобы устранить возникнувшее противоречие было сформулировано новое определение термина:3. Инфляция – повышение уровня цен на товары и услуги.Т.е. слово инфляция стала синонимом понятия «повышение цен». И тут встала другая проблема: товаров и услуг очень много и они разные, как же определить динамику изменения цен? Вопрос очень не простой и, по сути, так и не решенный до конца. Тогда придумали измерять инфляцию следующим образом. Определяется т.н. потребительская корзина, в которую входят товары первой необходимости и по ней отслеживают инфляцию. Берут среднерыночную стоимость товаров входящих в потребительскую корзину, смотрят динамку изменения среднерыночных цен и по этой динамике цен устанавливают процент инфляции. И вот здесь начинается МАГИЯ... В принципе, совсем не обязательно, чтобы печать денег вызывала рост стоимости товаров в потребительской корзине, ведь так? Если напечатанные деньги не использовать на приобретение товаров из потребительской корзины, то можно печатать деньги и при этом показатель инфляции, определяемый по ценам потребительской корзины, не будет сильно увеличиваться!Как направить деньги в сторону от потребительской корзины? Да очень просто! Выше я уже писал, что фирмы и частные инвесторы вкладывают деньги обратно в оборот для того, чтобы получать ещё больше денег — т.е. извлекать прибыль и увеличивать извлекаемую прибыль! И вот тут вскрывается новый смысл денег!Деньги становятся не просто единой мерой стоимости, не единым эквивалентом, теперь деньги стали ТОВАРОМ, таким же товаром, как тапочки! Теперь деньги нужны не только для того, чтобы покупать товары и услуги, но и для того, чтобы покупать новые деньги!И вот именно при этом новом качестве денег становится возможным:• Не привязывать количество денег к совокупной стоимости товаров на рынке, ведь теперь деньги нужны для того чтобы… покупать деньги – это называется финансовый рынок т.е. деньги сами становятся товаром и могут быть обеспечены сами собой.• Печатать деньги и не пускать их на товарный рынок. Тогда избыточное количество денег не увеличивает спрос и не приводит к росту цен, а так как инфляция теперь – это рост цен, то, соответственно, не должно быть и инфляции...Осталось, теперь, только придумать, как сделать так, чтобы деньги не шли на товарный рынок. И такой механизм был придуман! Выход найден: ФОНДОВЫЙ РЫНОК!Фондовый рынок — это место, где деньги делают деньги, не спускаясь на товарный рынок. Как это работает? Кто-то получил прибыль на товарном рынке, покупать на эти деньги новый товар у него нет необходимости — они у него свободные. Тогда, этот кто-то, решает делать из этих денег новые деньги. Он идёт на фондовый рынок, там он покупает какие-то акции по одной цене и, через некоторое, время продаёт их по более высокой, получив прибыль. Но, так как покупать товары у него нет необходимости, он снова полученную прибыль вкладывает в приобретение акций, чем повышает на них спрос, а следовательно, цена на них будет расти. И так делают все!И поэтому цены на акции (ценные бумаги) постоянно растут! Более того, теперь выпускаются ценные бумаги на ценные бумаги (деривативы) и оборот фондового рынка увеличивается многократно! Вот и решение проблемы!Для решения проблемы ограниченности прибыли на товарном рынке печатаются деньги, которые, проходя через товарный рынок, создают спрос на товарном рынке и обеспечивают там непрерывный денежный оборот. Полученная избыточная прибыль не вкладывается в товарный рынок, а уходит в сектор фондового рынка, тем самым лишние, напечатанные деньги стерилизуются на фондовом рынке, где деньги делают деньги.На фондовом рынке цена ценных бумаг определяется исключительно рыночным путём, т.е. спросом и предложением. Соответственно, для того, чтобы задерживать деньги на фондовом (финансовом) рынке и не пускать их на товарный рынок, надо обеспечивать постоянно растущий спрос на ценные бумаги! Т.е. тут начинает работать классический закон финансовых пирамид. Рост цен на ценные бумаги пирамиды обеспечивается только постоянным притоком ликвидности к этой пирамиде, даже кратковременная остановка притока ликвидности приводит к панике, лавинообразному изъятию денег из пирамиды и её обрушению.И вот тут происходит ПЕРЕВОРОТ! Телега начинает запрягаться впереди лошади!Если изначально фондовый рынок создавался для того, чтобы стерилизовать напечатанные, для предотвращения кризиса перепроизводства деньги, т.е. не убирать эти лишние деньги с товарного рынка (из реального сектора экономики), то теперь уже, деньги надо печатать для того, чтобы поддерживать фондовый рынок и не дать этой гигантской пирамиде денег рухнуть на товарный рынок!Сейчас объем и обороты фондового рынка в несколько раз превышают объем и обороты реального (товарного) рынка! Что будет, если этот фондовый рынок рухнет? Если этот рынок рухнет, то все начнут изымать свои деньги с этого рынка и вся эта денежная масса, в попытке спастись от обесценивания, хлынет на товарный рынок, создав там огромный спрос, а соответственно рост цен и многотысячные проценты гиперинфляции. Т.е. это будет полный крах и коллапс! Все вдруг увидят наготу короля и побегут, врассыпную, спасать миллиарды своих никому не нужных и ничем не обеспеченных фантиков.Разумеется, отсюда следует простой вывод: нельзя допускать крах фондового рынка.Но фондовый рынок – это уже пирамида оторванная от реальности, которая требует постоянного роста цен на ценные бумаги! Для того чтобы этот рост обеспечить — надо постоянно печатать (эмитировать) всё новые и новые деньги! Причем, все пирамиды растут в геометрической прогрессии и, соответственно, печатать деньги надо в геометрической прогрессии! Т.е. тут опять-таки математика.Если деньги становятся ценностью сами по себе, т.е. обеспеченные сами собой, то они тоже становятся товаром и объектом купли-продажи, т.е. деньги можно продать за деньги и получить за это прибавочный продукт в виде денег.Ценность денег теперь в том, чтобы на деньги покупать новые деньги на финансовом рынке, и получается, что для обеспечения ценности денег (а ценность денег, как товара в их прибыльности), нужно чтобы на каждую предыдущую единицу денег было напечатано q новых единиц денег- обеспечивающих приток прибыли… т.е. классическая геометрическая прогрессия со знаменателем q. Где q — это коэффициент прибыльность денег (рентабельности) — при капитализме она должна быть всегда больше единицы (постулирован постоянный рост прибыли).Чтобы поддерживать постоянный рост стоимости ценных бумаг, необходимо обеспечивать постоянно растущий спрос на них, а для этого требуются деньги, например, доллар и, соответственно, его количество в обороте необходимо постоянно увеличивать, по той же формуле: К' = К*q;К' — количество необходимого количества доллара, К — количество уже имеющегося доллара, q — совокупная рентабельность ценных бумаг;Вот и получилась такая вот прогрессия или финансовая пирамида. Математическая задача для ученика 5-го класса. Теперь эта операция называется количественное смягчение!Если кто помнит математику, то график геометрической прогрессии стремится к бесконечности. Причем это справедливо для ЛЮБОЙ геометрической прогрессии, с каким бы мизерным знаменателем (q>1) она бы ни была и с каких мизерных цифр она бы не начиналась — итог любой геометрической прогрессии при q>1 — бесконечно большое приращение функции к бесконечно малому аргументу — т.е. тупик здравого смысла. Т.е. для поддержания пирамиды придется напечатать бесконечно большое количество денег.Вот график геометрической прогрессии: А вот график количественного смягчения: Сравните их и Вам всё станет ясно...Невозможно печатать деньги в геометрической прогрессии, но сейчас это делать необходимо, чтобы обеспечить их самоценность (самоприбыльность) – вся капиталистическая денежно-финансовая система — это ТУПАЯ Финансовая ПИРАМИДА (об этом, кстати, Мавроди всё время говорит, потому что он понял эту систему), а конец всех пирамид известен! ФРС старается оттянуть егонаступление, но обмануть закон сохранения энергии не удастся даже ей. Это чистая математика без идеологии и политики. Эту же закономерность геометрической прогрессии можно наблюдать и на графике госдолга США:Госдолг США уходит в бесконечность, по формуле геометрической прогрессии. Всё подчиняется законам физики и математике, чудес не бывает.Начиная с 1971-го года, когда умерла Бреттон-Вудская система и доллар окончательно отвязался от золота, доллар стал сам себе ценностью, поддерживающий свою ценность своей прибыльностью. Ведь механизм фондового рынка простой. Есть у тебя лишние деньги, покупаешь на них ценные бумаги, держишь ценные бумаги какое-то время, затем продаёшь по большей цене, чем купил. Классическая финансовая пирамида, ничем, кроме святой веры в непогрешимый доллар, не подкреплённая. Незначительные девиации (не в те бумаги вложил) не играют особой роли на общем тренде. Ту же закономерность можно наблюдать и на биржевых индексах, возьмём, для примера индекс S&P 500:Обратите внимание, когда в начале 2000-ых, биржевые индексы пошли в стадию бесконечного приращения геометрической прогрессии и возникла необходимость печати бесконечно большого количества долларов случилось...Правильно! Случилось 11 сентября 2001 года!Если бы не было этого теракта, его стоило бы придумать! Крах биржевых индексов и обрушение этой пирамиды объяснили не тем, что пирамида пришла к своему пределу, а оправдали тем, что случился невиданный доселе теракт. Это помогло, с одной стороны, обрушить индексы, сбить стоимости акций и немного скорректировать тренд геометрической прогрессии. А с другой стороны – сохранить доверие «инвесторов» к пирамиде ведь пирамида рухнула не по внутренним причинам, а из-за теракта.Как Вы видите, сейчас фондовые индексы опять пришли к своему пределу бесконечно большого приращения. Похоже, что пора опять придумывать масштабный теракт. Ну, или третью мировую, чтобы оправдать обрушение системы уже этим. В 2006-м мы пришли к тому же самому – опять вышли на экспоненту. Запускать второй теракт не решились, решили пожертвовать рынком недвижимости и деривативов и увеличили мощность печатного станка, назвав это количественным смягчением.  Однако, сколько бы денег уже ни напечатали – их все равно не хватало, чтобы обслуживать бесконечный рост фондовых индексов! На поддержание пирамиды рынка недвижимости денег просто не хватило и по этой причине рост этой пирамиды прекратился и теперь она смиренно ждёт своего коллапса.Потом финансисты начали высасывать деньги с других рынков-пузырей-пирамид. Наиболее значимым рынком был рынок нефти, углеводородов и прочего сырья! Все эти деньги ушли на поддержание высоких котировок ценных бумаг, цены на которые продолжают расти и сегодня. Не выдерживают и китайские рынки. Китай распечатал резервы, чтобы хоть как-топоддержать ликвидность. Но надолго ли этого хватит?Учитывая геометрическую прогрессию – не надолго.Более слабые государства начали придумывать способы, как высасывать деньги на поддержание мировых рынков со своего народа. Запускаются «народные IPO», начались поборы на капитальный ремонт жилья, увеличиваются штрафы, вводится плата за сбор диких ягод в лесу, проводится девальвации и т.д. и т.п. А вся прибыль, получаемая фирмами внутри страны, уходит из страны в оффшоры, создавая отрицательное сальдо платежного баланса и обваливая курс национальной валюты ниже плинтуса. Печать новых денег уже не помогает и система начинает высасывать все деньги на поддержание пирамиды уже из самих фондовых рынков. Парадокс же здесь в том, что рынки эти изначально и создавались для того, чтобы бороться с инфляцией, а в итоге стали сам её же и порождать.

Выбор редакции
21 февраля, 00:59

Степанов А.П. Экономические проблемы планирования народного хозяйства СССР

Для дорогого френда vas_s_al, а также для других профессиональных любителей:Скачать: Степанов А.П. Экономические проблемы планирования народного хозяйства СССР

10 февраля, 02:50

АЛЕКСАНДР НЕКЛЕССА. СОЗИДАНИЕ БУДУЩЕГО

«Активное представление будущего – своего рода извилистая дорожная карта опознания и решения критических задач, возникающих при прохождении исторических развилок. Стратегическое планирование существенно отличается от оперативного: доминанта первого – контекст, результативность второго – текст. Тактические и стратегические цели порою противоречат друг другу, рефери тут – горизонт планирования. Будучи асимметричным и скачкообразным, преодолевая инволюции и рекурентности, процесс перемен реализуется не обязательно в жесткой хронологической последовательности – по крайней мере, не для всей планеты и популяции. Хроники глобального сообщества имеют пространственное выражение, мир не без химеричности: Амазония и Силиконовая долина расположены на одной планете...»

Выбор редакции
25 января, 19:28

Падение фейк-пролетариата и глобальная война за независимость

Уважаемые читатели! Все, кому было интересно, уже посмотрели на впечатляющий парад протеста против предполагаемой новой политики Соединённых Штатов Америки. В наших СМИ данное событие трактуется довольно упрощённо - "американская Болотная". То есть буйство меньшинств и граждан в подвёрнутых штанах - против заявленных новым руководством базовых ценностей. Однако речь, как представляется, идёт о явлении значительно более масштабном. И если вам интересно, до какой степени масштабности оно может дойти - давайте об этом поговорим. В первую очередь стоит обратить внимание на то, что маршировали не только в самих США. Могучий парад прошёл, например, в британской столице. Протестовали в Канаде, протестовали в Дании, в Берлине, Париже, Мельбурне, Токио, Амстердаме. Докатилось даже до ЮАР и Прибалтики. О чём постфактум с гордостью сообщали, на всякий случай, государственные как бы СМИ США - включая "Голос Америки" и радио "Свобода". Иными словами - налицо противостояние, выходящее за пределы Америки. Оно если не всемирно, то охватывает солидный кусок глобуса. Странные баррикады Складывается вот какая картина. Оформляющиеся баррикады разделили граждан мира так, как раньше никогда не разделяли. На одной стороне внезапно оказались прямые потомки рабочего класса развитых стран, т.н. низший средний класс. То есть работяги, в исторически краткий период между 1945 и 2000 годами пережившие путешествие в мир зажиточности. А с ними по одну сторону баррикад оказались прямые потомки классических эксплуататоров - все эти акулы констракшн-бизнеса и нефтяные разбойники. Казалось бы, надёжно интегрированные в "новую наднациональную элиту", но взбунтовавшиеся против неё. На другой же стороне баррикад - та самая наднациональная элита, она же "золотой процент". Она же вращающийся над планетой на недосягаемой высоте Элизиум из одноимённого кинофильма. Мощная тусовка, владеющая половиной мировых богатств, но добывающая их не из грубой материи, а из чего-то технологично-продвинутого. Например, из биржевых спекуляций, из программного обеспечения, из медиа и соцсетей. Этой тусовке, разумеется, тоже приходится в конечном счёте считаться с грубой реальностью. Потому что смартфоны смартфонами, но мир всё равно добывает нефть, живёт в домах (с удобствами или без) и ест бутерброды. Эта тусовка для работы с миром выработала свою всемирную идеологию - пожалуй, единственную всемирную идеологию на сегодня: т.н. либеральный глобализм. Коротко говоря, вся либеральная глобализация - о том, что в мире должно водвориться свободное (для представителей "золотого процента" перемещение а) капиталов, б) товаров, в) производств и г) рабочей силы. Более того - речь не только о перемещении, но и о превращении: в идеальном глобализированном мире нет ни постоянных товаров, ни постоянных профессий, ни постоянных вложений. Идеальный товар этого мира - это, образно говоря, вечно перерождающийся "Ворлд оф Варкрафт", у которого только одно неизменно важное свойство: число подписчиков. Идеальный работник тоже постоянно превращается: сегодня официант, завтра оператор сотовой связи, послезавтра починятель планшетов, а в свободное время бьюти-блогерша: в общем, кто угодно, была бы востребованность и обучающие курсы. Эта идеология вступила в борьбу и с классическими государствами, и с традиционными классами - в силу своей исторической инерции тормозящими глобализацию. Поэтому исповедующая её тусовка, методично стирая национальные границы, принялась также стихийно стирать традиционные общественные институты - вроде неуклюжих массовых политических партий, профсоюзов и так далее. Но взамен она взяла на содержание собственный, наднациональный эквивалент "народных масс".  Фейк-пролетариат "Новый пролетариат" (едва ли специально, так само вышло) сложился из людей, ощущающих себя угнетёнными обществом. Это последнее очень важно: фактически из самого общества были надёрганы элементы, в той или иной степени им стеснённые, и натравлены на общество же в рамках большой мега-стратегии борьбы за права. Так возникли "народные массы глобализации" - люди низов, взятые в союзники наднациональной элитой. Этому новому пролетариату были предоставлены бонусы. Вожакам и активистам - гранты на преподавание и посты в разных советах и фондах. Бардам и летописцам - пиар и финансовая поддержка. Рядовым фейк-пролетариям - прямые и косвенные пособия, плюс продукция, производимая первыми двумя категориями: масскульт и масс-пропаганда. Почему мы считаем этот пролетариат фейком? Потому что его борьба никогда не направлялась на саму сверхэлиту. Никогда не ставила под сомнение истинное, базовое неравенство возможностей. Он всю дорогу побеждал неравенства "второстепенные" - гендерное, сексуальное или расовое, - в конечном итоге сводимые к "праву угнетённых меньшинств на привилегированные подачки". Америка оккупированная Любопытно в этой глобальной наднациональной империи место Америки. У нас - ещё во времена идеи "золотого миллиарда" - считалось, что Америка является метрополией этой империи. История показала, что она оказалась для элиты лишь первой из покорённых провинций, плацдармом и инструментом завоевательной экспансии. В США, конечно, вырос самый тучный фейк-пролетариат - но, как доказали последние выборы, его оказалось недостаточно. Слабое место фейк-пролетариата - в том, что он может активно действовать только "на спонсорские". То есть при наличии инстанций, прямо или косвенно стимулирующих его борьбу. Стоит исчезнуть спонсорским отчислениям - он возвращается в маргинальное состояние и тает в размерах (что и показало растворение "болотных масс" в России. Они растворились, кстати, вовсе не под давлением репрессий, которых не было, а тупо под воздействием экономического кризиса). Сейчас аналогичная бескормица грозит и фейк-пролетариату Америки, объявившей независимость от глобального империализма. И решившей - по крайней мере, на уровне лозунгов - сосредоточиться на починке себя. Потрясения неизбежны К сказанному стоит добавить, что слабое место есть и у тех, кто взбунтовался. У альянса богачей-"националистов" и обедневших работяг, голосующих за них. Их слабое место, как ни странно - как раз в отсутствии глобальной идеи. Их союз стоит на обещании взбунтовавшихся элитариев вернуть работягам их статус среднего класса, их рабочие места и прежнее благосостояние. Но фокус весь в том, что выполнить это обещание они смогут лишь демонтировав глобальную наднациональную империю. Распилив её на "мир-экономики" со своими метрополиями и перифериями. Насытив собственные страны "проектами развития" - и аннулировав проекты глобальные. Всё это (не обязательно, но с высокой долей вероятности) чревато таким списком международных и внутренних баталий, по сравнению с которыми кровавые войны глобалистов 1990-х - 2010-х будут выглядеть невинной игрой в крысу. В каком-то смысле это будет "глобальная война за независимость". Но в то же время - она будет складываться из новых колониальных войн, которые едва ли обойдут и нашу страну. Источник

23 января, 17:57

"Что делать?" Светлое будущее человечества: идея коммунизма в 60-е годы и спустя полвека.

Эфир: 22.01.2017. Выпуск 446. Чуть больше полувека назад, в 1961 году, советское руководство объявило о переходе к практической реализации коммунистического строительства. Более того, было заявлено, что к 1980 году «будет создана материальная база коммунизма». Между прочим, значительная, если не большая часть тогдашнего общества не только верила в это, но и желала коммунизма. Это относится и очень многим представителям тогдашней интеллигенции, включая большинство тогдашних писателей фантастов, например, таких, как Иван Ефремов и братья Аркадий и Борис Стругацкие. Насколько искренней, основательной и конструктивной была эта вера? Как, когда и почему она обернулась своей противоположностью? Сохранилась ли коммунистическая идея до сегодняшних дней? Об этом пойдёт разговор в студии программы «Что делать?» Автор и ведущий: Виталий Третьяков Участники: 1. Черняховская Юлия Сергеевна, кандидат исторических наук 2. Володихин Дмитрий Михайлович, писатель, историк 3. Гринберг Руслан Семёнович, член-корреспондент РАН 4. Дискин Иосиф Евгеньевич, член Общественной палаты 5. Летняков Денис Эдуардович, кандидат философских наук 6. Воейков Михаил Илларионович, заведующий сектором Института экономики РАН