Андрей Илларионов Андрей Илларионов - LiveJournal.com http://so-l.ru/news/source/andrey_illarionov Tue, 21 Aug 2018 16:48:42 +0300 <![CDATA[К.Александров. Прагу освобождал не Конев, а Буняченко]]>
— Кирилл, можно ли День Победы, который отмечается в Чешской Республике 8 мая, назвать днем, когда и в Праге закончилась война?
— Когда она закончилась в Праге — вопрос сложный, потому что можно дискутировать о том, что такое война. Война — это столкновение организованных вооруженных сил, «акт человеческого общения и социальной жизни», или это кровопролитие, вооруженная борьба разных сторон, которая может носить как организованный, так и хаотичный характер? Все зависит от того, какой смысл мы вкладываем в слово «война».
Если иметь в виду организованную вооруженную борьбу двух противостоящих сторон, то у меня сложилось впечатление, что в Праге все закончилось 8 мая между 16 и 18 часами, когда начал действовать Протокол о капитуляции, подписанный с одной стороны комендантом Праги генералом Рудольфом Туссеном, а с другой — представителями чешского сопротивления, чешской Народной Рады. Это произошло примерно за 12 часов до того, как в Прагу вошли танкисты Красной армии. Акт капитуляции пражского гарнизона имел большие политические последствия. Через два часа после того, как этот протокол был подписан, в Праге фактически прекратились организованные боевые столкновения. И до полуночи девятого мая те немцы, которые хотели сдаться американцам, уходили из города, по направлению на Пльзень.
Все закончилось за 12 часов до того, как в Прагу вошла Красная армия
Юридически война закончилась ночью 9 мая, о чем широко объявили радиостанции. И только в четыре утра до Праги дошли первые бронетанковые части Красной армии — 62-я и 63-я танковые бригады 10-го танкового корпуса, 70-я самоходная бригада 4-й гвардейской танковой армии. А вот запись из журнала 3-й гвардейской танковой армии о боевых действиях за 9 мая: «Противник, не оказывая сопротивления, массовыми группами сдавался в плен наступающим нашим частям. В течение дня 09. 05. 45. сдалось в плен до 10 000 солдат и офицеров. В ночь с 8 на 09. 05. по всем радиостанциям передано сообщение о полной и безоговорочной капитуляции Германии».
Можно ли пленение называть освобождением?

— То есть Красная армия, по сути, воевала в Праге с неорганизованными немецкими частями, которые действовали, так скажем, сами по себе?
— В Прагу войска Красной армии вступили после юридического окончания войны. Де-факто мелкие стычки имели место — но они происходили на разных театрах военных действий еще как минимум неделю, а в Курляндии противник сопротивлялся до середины мая. В Праге, судя по советским документам, происходили именно стычки с неорганизованными группами немцев. Вот, например, отрывок из боевого донесения № 0426 к 19. 30. 9 мая 3-й гвардейской танковой армии:

«Противник, не оказывая сопротивления, массовыми группами сдавался в плен…»
«Противник разрозненными группами, не оказывая сопротивления, сдается наступающим частям армии, отдельные группы рассеиваются по лесам». В журнале боевых действий запись: «55-я гвардейская танковая бригада к 9:00. вышла на северо-западную окраину г. Прага и продолжала уничтожать разрозненные группы противника и к 13:00. вышла к центру Праги, где боевые действия противника были прекращены». Задача Третьей и Четвертой гвардейских танковых и Тринадцатой армии заключалась в том, чтобы пленить ту часть пражского гарнизона, которая не ушла в американскую оккупационную зону. По протоколу о капитуляции, который я упомянул, войска пражского гарнизона и проживавшие в городе немцы, — те, кто этого хотели — могли уйти в Пльзень к американцам, где проходила демаркационная линия, разделявшая советскую и американскую зоны влияния. Те, кто не ушли, были пленены Красной армией. Но можно ли пленение части гарнизона, уже капитулировавшего, называть освобождением города? В этом я, честно говоря, сомневаюсь.

Не армия Власова, а Первая дивизия КОНР
— А можно ли сказать, что Прагу освобождала армия генерала Власова?
— Армия Власова, как оперативное объединение, в боях за Прагу не участвовала и участникам Пражского восстания не помогала. В Пражском восстании активно и энергично участвовала только одна дивизия — Первая дивизия войск Комитета освобождения народов России (КОНР). Правильно называть власовскую армию именно так. Русская Освободительная Армия, о которой часто говорят, имея в виду власовцев, это пропагандистский штамп или некий символ.
РОА, как оперативное объединение, никогда не существовала. Русской Освободительной Армией называли в совокупности все русские подразделения и части, сформированные в 1943–1944 годах в составе Восточных войск Вермахта, использовавшиеся преимущественно поротно и побатальонно. Войска же КОНР стали формироваться в октябре — ноябре 1944 года, в связи с Пражским манифестом и институционализацией самого Комитета. Часть батальонов РОА, понесших большие потери, и часто менявшие свой состав за счет пополнений, стали «донорами» для Первой и Второй дивизий. В Праге в боевых действиях с 6 мая и до утра 8 мая участвовали части Первой пехотной дивизии генерал-майора Сергея Кузьмича Буняченко.

Как вообще дивизия Сергея Буняченко оказалась в окрестностях чешской столицы? Оказывается, ее путь просто проходил в нескольких километрах от Праги. А вот куда и зачем двигались солдаты — это часть плана генерала Андрея Власова. Продолжает историк Кирилл Александров.

— В середине апреля 1945 года все власовские соединения и части войск КОНР находились в разбросанном состоянии — в Германии, Италии, Хорватии, Словении. Обсуждался вопрос — что делать? Существовал ли какой-то план?.. Дело в том, что течение какого-то времени Власов находился в переписке с двумя сербскими военно-политическими деятелями, генералом Драголюбом Михайловичем, командовавшим Югославским войском в Отечестве (ЮВО) — четниками — и лидером югославянской организации «Збор» подполковником Димитрие Летичем. План заключался в следующем. И Летич, и Михайлович, опираясь на поддержку губернатора Словении генерала Льва Рупника, который, кстати, был женат на русской, предлагали сосредоточить все антикоммунистические силы в Словении, в районе Любляны, чтобы фактически разделить Югославию на две части: северную — антикоммунистическую — и южную, остававшуюся под контролем маршала Иосипа Тито.

Такой «корейский» вариант. Им казалось, что западные союзники будут заинтересованы в «словенском буфере», так как Словения закрывала выход Тито к границам Австрии. Соответственно, Михайлович и Летич, имевшие не менее 40 тысяч бойцов, были заинтересованы во власовцах. В штабе Власова служил связной, майор Александр Трушнович — офицер Корниловского Ударного полка, эмигрант, состоявший членом организации Летича. Власов рассчитывал собрать свои силы на севере Югославии, чтобы объединиться там с сербскими монархистами и занять «сильную позицию» в переговорах с союзниками. Поэтому первоначальная часть плана была в том, чтобы соединиться, собрать силы в районе Зальцбурга, и уже оттуда двигаться в Южную Австрию и в Словению — к Любляне.

Андрей Власов предоставил определенную свободу своим подчиненным, посвятив их в эти свои планы. Те начали предпринимать самостоятельные шаги, а сам же Власов, находившийся под пристальным вниманием немцев, «оттягивал» на себя все их внимание. Несмотря на то, что рядом с Власовом постоянно находился контролировавший каждый его шаг оберфюрер СС Эрхард Крегер, генерал в конце марта встретился с Буняченко, находившемся со своей дивизией на Одерском фронте.

Генерал Буняченко решил двигаться с Одера в Богемию — и далее — в сторону Австрии. Командующий группой армии «Центр» фельдмаршал Фердинанд Шёрнер был недоволен этим решением Буняченко, но подумал, что в то время, когда наступают и Красная армия, и союзники, не стоит начинать внутренние «войны» внутри немецкой армии, частью которой пока были власовцы. Буняченко получил от Шёрнера приказ занять позиции у Брно. И дивизия генерала Буняченко, которую еще снабжало немецкое командование, двинулась в этом направлении. Однако вскоре Шёрнер понял, что Буняченко хочет его обмануть.

Сначала власовскому генералу поставили ультиматум подчиниться немецкому командованию, а потом Шёрнер приказал разоружить дивизию Буняченко. Что было сделать нереально. Но этот приказ Шёрнера окончательно настроил власовского генерала действовать по своим планам и выйти из-под его командования.

5 мая в чешской столице началось Пражское восстание. В Чешский Национальный совет (Народную Раду) входили представители многих движений, включая коммунистов. У них были разные мнения о том, как себя вести и что делать после окончания войны, но была и общая цель — освободить Прагу. Солдаты дивизии Сергея Буняченко стали союзниками повстанцев, но члены Рады об этом не были поставлены в известность. Переговоры военного командования повстанцев с власовцами велись без их участия. Слово историку Кириллу Александрову:

— Один из членов Народной Рады Отакар Махотка в начале шестидесятых годов прошлого века в частных письмах — я с ними работал, они хранятся в архиве Стэнфордского университета — писал, что прошло всего несколько лет после восстания, и в конце сороковых годов советские дипломаты совершенно откровенно говорили бывшим членам Рады следующее. Во-первых, вы лишили Красную армию лавров освободительницы Праги, вызвали себе на помощь каких-то власовцев — предателей и изменников родины. А во-вторых, как сообщал Махотка, Сталин рассчитывал, что если бы Красная армия освободила Прагу, то чехи становились обязанными за свое освобождение. И могли принять новую политическую структуру, политическую форму, которую им собирался предложить товарищ Сталин. Все должно было завершиться советизацией Чехословакии.

Красная армия должна была занять Прагу между 12 и 14 мая
— Руководители Пражского восстания согласовывали как-то свои действия с Москвой?
Сталин хотел, чтобы восстание было подавлено и Прагу освободила Красная армия
— Пражское восстание не согласовывалось с советскими планами. 2 мая была отдана директива Ставки Верховного Главнокомандования под номером 11079. В соответствии с ней советские войска должны были занять Прагу между 12 и 14 мая. Махотка полагал, что Сталин хотел, чтобы восстание было подавлено, а потом Прагу освободила Красная армия. И в результате чешское население и политики должны были быть благодарны и склонны принять просоветский режим.

— Решение о помощи Пражскому восстанию генерал Буняченко принимал не самостоятельно, он устроил своеобразный «совет в Филях», на котором большинство командиров полков выступило за то, чтобы помочь Праге. Сам Власов на этом совещании не присутствовал, но выступил против того, чтобы солдаты его армии шли по направлению к Праге. Почему?
— Власов справедливо, с моей точки зрения, полагал что, во-первых это приведет к потере времени. Кстати, так оно и получилось — дивизии не хватило двух-трех суток, чтобы уйти в американскую зону. А во-вторых, Власов опасался, что вмешательство в восстание спровоцирует немцев на репрессии против других власовских частей. К тому времени власовцы уже знали о существовании секретного приказа рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера об уничтожении руководителей КОНР и командования власовской армии накануне капитуляции Германии.

— Итак, генерал Буняченко решил идти в Прагу. В воспоминаниях о Буняченко многие пишут, что его уважали и рядовые солдаты, в прошлом рабочие и крестьяне, и представители белой эмиграции, служившие в его дивизии. На ваш взгляд, Буняченко на самом деле разочаровался в советской власти и поэтому стал власовским генералом?
— Буняченко был исключен из ВКП (б) еще в 1937 году за критику коллективизации на партсобрании. Правда, потом ему исключение заменили на выговор с занесением в личное дело. Для Буняченко, родившегося в Курской губернии, сына украинского хлебороба, коллективизация стала глубоко травмирующим событием. Как и для многих других власовцев. Дело не только в страшном голоде 1933 года, раскулачивании, катастрофе для селян... Колхозы были абсолютно неэффективны, но позволили Сталину сохранить и укрепить политическую власть большевиков в Советском Союзе в начале тридцатых годов. Дело еще в том, что все это чудовищное «раскрестьянивание» огромной страны с миллионными жертвами полностью разрушило надежды и иллюзии, которые у многих власовцев когда-то были связаны с революцией и гражданской войной. Идея, что большевики несут новый мир, что они дадут «землю крестьянам», «волю народам» — она же очень многих соблазнила в годы революции и гражданской войны. А потом через 12-13 лет все прекрасные обещания пошли прахом и оказались абсолютным враньем.

— Кирилл, на что рассчитывал генерал Буняченко, когда пошел на помощь Пражскому восстанию? Или там была чисто благородная цель помочь братьям-чехам?
— Тогда еще никто не знал, что Прагу не возьмут американцы. Кроме того, в руководстве Пражского восстания были разные люди, между которыми велись споры, возникла конфронтация. Военные, которые, как позже выяснилось, не обладали таким влиянием как коммунисты, пообещали Буняченко место русского коменданта Праги. И тогда, если бы Прагу освободили американцы, то с ними велись бы совсем иные переговоры. Получалось бы, что Прага «сама себя» освободила. Это давало бы чехам больше маневров, какие-то шансы не идти по коммунистическому пути. Предполагалось и то, что чехи предоставят его дивизии политическое убежище, то есть Буняченко сохранил бы людям жизни. Наконец, нужно учитывать, что немцы грозили применить против Буняченко силу, предъявили командованию дивизии ультиматум, и в известной степени не оставили власовцам выбора.
Чехи шили власовцам нарукавные повязки

— Власовцы решили помочь Пражскому восстанию. И сразу же 5 мая, в день начала восстания, пошли по направлению к Праге?
— 5 мая в Прагу была отправлена разведка, от места дислокации дивизии до Праги было километров 40-45, дивизия находилась в районе Бероуна. Ну и все же в ней — 17-18 тысяч человек. Дивизию нужно собрать, развернуть, составить планы передвижения, карты выдать. Проводники нужны и так далее. Этим всем Буняченко обеспечили чехи.

— То есть чешская сторона предоставила Буняченко карты Праги, чтобы его армия ориентировалась в городе?
— Чехи предоставили карты города, назначили проводников, даже в ночь с 5 на 6 мая шили нарукавные повязки...

— Нарукавные повязки — это что?
— Бело-сине-красные нарукавные повязки. Власовцы же тоже носили немецкую форму. Повязки нужны были для отличия...

— Чтобы их не перепутали с немцами?
— Да, чтобы участники восстания и горожане не перепутали власовцев с немецкими военнослужащими. Хотя гарнизон в значительной степени состоял из войск СС, у тех была несколько иная форма, но все равно можно было перепутать.
Соглашение о «совместной борьбе против фашизма и большевизма»

— Итак, в Праге началось восстание, дивизия Буняченко готовится выдвигаться в чешскую столицу...
— Да. И тут необходимо отметить важный нюанс. У повстанцев почти никакого оружия не было. Сами власовцы пишут: «Какое там вооружение... Охотничьи ружья, дробовики, револьверы». А у противника — танки и артиллерия. Понятно, что если бы не власовцы, то потери горожан, жителей Праги были бы колоссальными. Они и так оказались значительными. Чешские коллеги называют цифру в 1694 человека — и если бы не власовцы, жертв было бы намного больше.

— Зачем чехи начали восстание, понимая, что у них нет шансов добиться успеха, победить?
— Прекрасный вопрос. У меня нет на него ответа, есть только предположение. Думаю, что восстания могло и не быть — может быть, какими-то перестрелками все ограничилось бы — если бы военные руководители восстания, комендатура «Бартош» во главе с бригадным генералом Карелом Кутлвашрем, не знали твердо то, что вмешаются власовцы. Это был самый сильный козырь. Численность власовской дивизии была почти в два раза больше, чем численность пражского гарнизона. У власовцев были артиллерия и танки... Контакты шли 3–4 мая, а утром 5 мая власовцы и военные руководители заключили соглашение о «совместной борьбе против фашизма и большевизма».

Обращение пражского радио к власовцам
— Сколько времени прошло с начала восстания и до момента, как дивизия Буняченко вошла в город?
— Дивизия начала двигаться на Прагу между 16 и 18 часами 5 мая, они шли тремя колоннами по сходящимся направлениям. Вечером начались боевые столкновения между власовцами и немцами у Збраслава. 1600-й разведдивизион Первой дивизии, которым командовал майор Борис Костенко, вступил в бой с боевой группой СС штандартенфюрера фон Клейна «Молдауталь», состоявшей из двух батальонов немецкой пехоты и шести танков «Тигр». Она входила в дивизию СС «Валленштейн». Это было первое столкновение. В половине четвертого утра 6 мая пражское радио обратилось к власовцам с призывом:

«Офицеры и солдаты, вы как русские граждане поддержите Прагу в ее восстании…»
«Офицеры и солдаты власовской армии, мы убеждены, что в эту последнюю фазу борьбы против немецких агрессоров вы как русские граждане поддержите Прагу в ее восстании».

А вечером радио уже сообщило о прибытии в Прагу частей генерала Власова. 6 мая власовцы, соответственно, «накапливались» в южной и юго-западных окраинах города, готовились к штурму, намечались объекты для атаки.

— В каких местах Праги власовцы вели основные и самые важные бои с немцами?
— 6 мая в 23 часа дивизия занимала следующие пункты. Управление дивизии, штаб — Йинонице, насколько я знаю, там сейчас станция метро. Первый полк — на Смихове, второй — в южном предместье Праги, третий собирался атаковать аэродром в Рузине, чтобы лишить немцев возможности использовать авиацию. Четвертый полк разворачивался напротив Петржина, Страговского монастыря и Градчан. Артиллерийский полк находился на позициях у Зличина и при частях. Пятый полк, запасной, в боях не участвовал, он оставался в резерве командира дивизии. Таким образом, власовцы пришли в Прагу 6 мая и находились в южной и западной частях города. В час ночи 7 мая Буняченко передал своим частям приказ о переходе в наступление. В приказе говорилось:
«Нужно взять Прагу для спасения наших братьев-чехов». Однако уже тогда ночью, то есть еще до перехода в наступление, командир первого полка подполковник Архипов вступил в переговоры с разведчиками 16-й бронетанковой дивизии бригадного генерала Пирса из Третьей армии США. Американские разведчики сообщили, что войска Паттона накануне заняли Пльзень, но не могут продвигаться в Прагу, на что все рассчитывали. Существовала демаркационная линия, своего рода виртуальная линия, которую они не могли пересекать. Тем не менее, Буняченко все же решил идти в наступление. Это факт, который во многом говорит о характере этого человека.

«Ликованию чехов не было предела...»
— Насколько сильно сопротивлялась немецкая армия?
— Главные бои шли 7 числа, это критический день, самые большие потери для всех сторон. И власовцы оттянули на себя основные силы пражского гарнизона.

— Дивизия Буняченко освободила и заключенных пражской тюрьмы на Панкраце...
— Да, ее освобождал первый полк Архипова. Он потом писал в своих неопубликованных мемуарах: «Ликованию чехов не было предела. Нас засыпали цветами, целовали, становились на колени как перед освободителями». Из тюрьмы на Панкраце было освобождено несколько сотен узников, в том числе и несколько десятков евреев, которые были предназначены к уничтожению. Один из них, инженер Абрам Зисман, потом уехал в США и написал об этом статью в газету «Новое русское слово».

— Кирилл, а как относились к власовцам жители Праги? Они вообще понимали, что люди в немецкой форме, с какими-то повязками на плечах, говорящие по-русски — и не немцы, и не солдаты Красной армии, но все же — освободители?
— О власовцах в Праге было определенное представление. В связи с событиями в ноябре 1944 года, Пражским манифестом. Это все получило достаточно сильный общественный резонанс. Кроме того, в Праге было представительство КОНР, выходило несколько власовских изданий. Русская эмиграция — в большинстве — с симпатией относилась к КОНР. Поэтому говорить о том, что чехи, пражане, вообще ничего не знали о Власове, будет неправильно.

— В Праге идут бои. Что в это время делает сам генерал Власов? Где он находится?
— Власов, переносивший на ногах сильную ангину, находился с группой своих офицеров и чинов охраны на западе от левого берега Влтавы, формально в действия Буняченко он не вмешивался. Он не испытывал никаких иллюзий по поводу происходивших событий и считал, что все это кончится не очень хорошо.

— То есть у Власова — разногласия со своими людьми. Но дивизию он не бросает и сам куда-то в сторону Австрии не уходит?
— Нет, не уходит. На его поведение сильно и болезнь влияла — температура почти 40. Он с двадцатых чисел апреля на ногах переносил ангину и плохо себя чувствовал. Это конечно не способствовало нормальному настроению и активности. Но, тем не менее, Власов послал своего личного адъютанта, капитана Ростислава Антонова, бывшего Гвардии капитана Красной армии и командира дивизиона «катюш», в здание Рады. Рада находилась на Бартоломейской улице, там позже размещалось Статистическое управление. Между 8 и 9 утра 7 мая Антонов туда приехал и привез от имени Власова ультиматум немецкому командованию. Чтобы чехи передали этот документ немцам. Адъютанта Власова встретил Йозеф Смрковский, тогда член Рады, лидер чешских коммунистов, который с ним крайне недружелюбно поговорил. Как потом писал Махотка, «агрессивно противился любым переговорам с предателями Советской России».
Некоторые поверили в «концепцию прощения и искупления вины»

— Почему и как власовцы покидали Прагу?
— К вечеру 7 мая руководители Пражского восстания, во всяком случае Народной Рады, уже знали, что, когда придет Красная армия, Буняченко лучше всего из Праги уйти или сдаться. Знали они и то, что американцы в Прагу точно не придут. Поэтому представители Народной Рады поздно вечером 7 мая обо всем этом проинформировали Буняченко. После чего он принял решение выводить из боя дивизию. В ночь на 8 мая дивизия стала Прагу постепенно покидать, двигаться в сторону Бероуна, чтобы уйти дальше на Пльзень, к американцам.

— Народная Рада поставила Буняченко ультиматум? Потребовала уйти из чешской столицы?
— Ультиматума не было. Наоборот, члены Рады сказали, что вы можете сдаться Красной армии, это облегчит вашу участь. Но понятно, что для власовцев это было бы самоубийством. Тем не менее, в Праге осталось до тысячи власовских солдат, я говорю о здоровых, а не тех, кто был ранен и лежал в госпиталях. Один артиллерийский дивизион остался, несколько других групп, те, кто поверил в «концепцию прощения и искупления вины».

— А потом они все были расстреляны или отправлены в сталинские лагеря?
— Да, их судьба была трагична.

Раненых власовцев вывезли из больниц и расстреляли
Только на Ольшанском кладбище были расстреляны 187 человек

— Есть ли данные о том, сколько именно солдат из дивизии Буняченко погибло при оказании помощи Пражскому восстанию?
— Есть оценки. Точных цифр нет, но есть оценки, и они следующие. Думаю, они очень близки к действительности. Большую роль в установление этих цифр внесли два чешских историка: покойный полковник Станислав Ауски и молодой талантливый ученый Томаш Якл из Института военной истории Чешской Республики. На эту тему, о потерях, шла, кстати, речь на конференции в Праге 14 ноября прошлого года, посвященной Пражскому манифесту. Примерные цифры следующие. 325–330 человек — это власовцы, похороненные в Праге, в предместьях Праги, на кладбищах, люди, чьи могилы установлены.
Но 325 человек погибших — в эту цифру включены и власовцы, убитые после прихода в Прагу Красной армии — девятого, десятого, одиннадцатого мая. Только на Ольшанском кладбище были расстреляны 187 человек. Их вывезли из госпиталей, в том числе и из Виноградской больницы, пленные немцы выкопали им могилы, и раненых расстреляли. И сразу же на месте в эти ямы закопали. Это раненые и больные власовцы, которых Буняченко не смог эвакуировать из Праги. Так что думаю, что собственно в боях в Праге 6–8 мая потери власовцев убитыми составили в пределах 200 человек.

Потери Красной армии
— Итак, власовцы покидают город. Поздним утром в Прагу из пригородов входят немецкие части, уже относительно небольшие, но комендант генерал Туссен, еще до появления армии Конева, подписывает капитуляцию. Затем приходит Красная армия. Всюду говорят о том, что при освобождении Чехословакии погибло более ста тысяч солдат Красной армии. Но сколько человек погибло при освобождении Праги, если это можно назвать освобождением?

— Чешский историк Зденек Ручка в альбоме, посвященном истории Пражского восстания, приводит цифры потерь советских военнослужащих 9 мая — несколько десятков человек. В бою у Манесова моста 9 мая немцы сожгли танк Т-34 из 63-й гвардейской танковой бригады. Командир экипажа Гвардии лейтенант Иван Гончаренко погиб. Вот посмотрим оперативную сводку № 1163-й гвардейской танковой армии за 9 мая. Действия частей 7-го гвардейского танкового корпуса: уничтожены — 4 самоходки и 4 бронетранспортера, захвачены — 6 самоходок и 1 бронетранспортер. Вместе с тем в журнале боевых действий армии данные о потерях в личном составе по 2 мая есть, а дальше нет. Среди погибших солдат и офицеров Красной армии в Праге есть те, кто погибли девятого, десятого, одиннадцатого мая в Праге — по разным причинам. Это и боевые потери, и неразминированные мины, и фанатики СС, и отравления недоброкачественным спиртом и так далее. Прага использовалась как крупный санитарно-медицинский узел, в Праге разворачивались госпитали — и тех, кто умирал в госпиталях, вплоть до осени 1945 года, тоже хоронили в Праге. Вместе с тем вопрос о точных цифрах боевых потерь войск Конева в Праге 9 мая — после окончания войны — необходимо обсуждать и уточнять.
Для спасения не хватило двух дней

Власовцам не хватило как раз двух дней
— Кирилл, как могла сложиться судьба дивизии Буняченко, если бы она не пошла на помощь Пражскому восстанию? Удалось ли бы солдатам попасть в Зальцбург, достичь первоначальных планов генерала Власова?
— До Зальцбурга они бы не дошли, но ушли бы в американскую зону, где смогли бы самораспуститься. И гораздо больше людей осталось бы в живых. А так, когда они в результате дошли до американской зоны, уже 10–11 мая, американцы их остановили на зональной границе между советскими и американскими войсками. Власовцам не хватило как раз двух дней, чтобы уйти в Южную Чехию, где уже можно было распустить дивизию.

— Союзники выдали Сталину власовцев. Почему? Разве они не понимали, что тех в СССР не ждет ничего хорошего?
— Это результат Ялтинских соглашений, подписанных в феврале 1945 года. Правда, в тексте соглашений нет указаний на то, что репатриация должна быть насильственной. Там просто обязательства, что «мы должны способствовать возвращению советских граждан». О принудительной выдаче всех советских граждан, вероятно, существовали только устные договоренности.
Выжили лишь сотни человек
— Многим ли власовцам удалось спастись, не попасть в СССР, где их расстреляли или отправили в лагеря?
— Если говорить о Первой дивизии Буняченко, то это всего лишь сотни человек. Правда, включая несколько старших офицеров. Командиры 1-го, 2-го и 4-го полков — подполковник-марковец Андрей Архипов, подполковник Вячеслав Артемьев — бывший Гвардии майор Красной армии, полковник Игорь Сахаров — бывший лейтенант армии Франко — они оказались на Западе. Командир третьего полка подполковник Георгий Петрович Александров-Рябцев — бывший майор Красной армии — застрелился при роспуске дивизии. Командир полка снабжения подполковник Яков Иванович Герасимчук — бывший интендант II ранга Красной армии — застрелился. Командир артиллерийского полка подполковник Василий Жуковский — бывший капитан Красной армии — сам добровольно вернулся на советскую сторону, его расстреляли уже в СССР. Командование дивизии — генерала Сергея Буняченко, начальника штаба подполковника Николая Николаева — бывшего капитана Красной армии, начальника контрразведки капитана Павла Ольховика — бывшего старшину советского флота — американцы выдали в советскую зону оккупации 15 мая 1945 года. Буняченко повесили вместе с Власовым, а Николаева и Ольховика расстреляли по-отдельности.

— То есть у тех солдат, кто попал к американцам, шансов выжить практически не было?
— Позиция американского командования была такая — всех выдать. Но многие офицеры армии США, на уровне капитанов и майоров, давали возможность власовцам бежать вглубь американской оккупационной зоны.
https://www.radio.cz/ru/rubrika/tema/soldaty-armii-generala-vlasova-vzyat-pragu-dlya-spaseniya-bratev-chexov
]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_08_20_k_shelkov_pragu_osvobozhdal_ne_konev_a_b Mon, 20 Aug 2018 22:41:06 +0300
<![CDATA[Оккупация Чехословакии. 1968]]> "Оккупация" – Пражская весна (1968)

https://www.youtube.com/watch?v=E34lwjK60fw


Radio [Free] Prague (Soviet Invasion of Czechoslovakia 1968)

https://www.youtube.com/watch?v=Gy50YIU4P8E

Czechoslovakian Revolt 1968

https://www.youtube.com/watch?v=SVIp5lUJhCs

PRAGUE 1968: invasion de la Tchécoslovaquie par le Pacte de Varsovie

https://www.youtube.com/watch?v=GCaq2NAQH2k

Occupation of Czechoslovakia 1968

https://www.youtube.com/watch?v=BUaMkQAYQNw

Okupace Československa 21. srpna 1968 - první hlášení

https://www.youtube.com/watch?v=IE0VddDqJa8

1968 Invasion of Prague

https://www.youtube.com/watch?v=-XgxLgnpRYw

The USSR invades Czechoslovakia. 1968 The Prague Spring

https://www.youtube.com/watch?v=2IfEyf-XvWo

Prague Spring 1968

https://www.youtube.com/watch?v=_FfR64aJ7fI

Prague 1968 Seven Days To Remember

https://www.youtube.com/watch?v=A5DJ0kOdyFU

21.8. 1968 Day occupation of Czechoslovakia by Warsaw Pact troops

https://www.youtube.com/watch?v=6jsuDs09Eu4

«Называть вещи своими именами»
Запись трансляции чехословацкой Свободной телестудии «Север» 27 августа 1968 года.

Предисловие публикатора
Передача, транскрипт которой публикуется ниже, прекрасно передает чувства, владевшие тогда гражданами Чехословакии, и то, в каком контексте они воспринимали интервенцию. Запись сделана в переломный с психологической точки зрения момент (о чем свидетельствует и сбивчивость речи участников программы, значительно сглаженная в переводе). До 27 августа чехи и словаки не знали, что происходит на переговорах в Москве (туда была насильственно вывезена часть руководства страны, другая часть – в основном, находившаяся в контакте с советскими властями, была приглашена чуть позже – «Полит.ру»). Оставшись без официального руководства, они осознали свою ответственность за судьбу страны и почувствовали себя в праве принимать самостоятельные решения (в частности, для этого был созван XIV Чрезвычайный съезд Коммунистической партии Чехословакии). Но 27 августа все изменилось. После возвращения участников переговоров в Прагу, после выступления по радио президента Людвика Свободы и первого секретаря КПЧ Александра Дубчека стало ясно, что правительство, еще недавно действовавшее в духе Пражской весны, теперь подчиняется указаниям ЦК КПСС. Вскоре в руководстве страны и в партии начались чистки, решения Чрезвычайного съезда КПЧ (собравшегося, несмотря на оккупацию 22 августа – «Полит.ру») были отменены, все реформаторы постепенно отошли от дел; в 1969 году с поста был смещен Александр Дубчек. Только в 1989 году, вместе с быстрым, но неожиданным падением коммунистического режима, для Чехословакии завершился начавшийся в то время период «нормализации».
Вацлав Гавел, один из участников публикуемой беседы, драматург, известность которого в 1968 году едва ли выходила за пределы театрального и литературного мира, стал центральной фигурой в процессе перехода страны от одного государственного строя к другому. В 1989 году он был избран президентом Чехословакии, а после появления на политической карте Европы двух разных стран – Чехии и Словакии – десять лет возглавлял Чешскую Республику. Именно он произнес в эфире слова о том, что военная интервенция может парализовать политическую жизнь страны на 20 лет.  И сказанное будущим президентом – сбылось.
Вел передачу Мирослав Гладик, в тот момент – главный редактор отдела по работе с прессой Выставочного центра г. Либерец; с 1970 по 1989 год ему пришлось сменить самые разные профессии – от садовника до сторожа; после 1989 года он вернулся к работе журналиста. Вторым участником беседы стал актер театра и кино Ян Тршиска, которого в 1977 году вынудили эмигрировать в США. В Америке он продолжал сниматься (российскому зрителю известен фильм Милоша Формана «Народ против Ларри Флинта», где у Яна была эпизодическая роль); только после 1989 года у него снова появилась возможность играть в чешском кино. Недавно он исполнил главную роль в театральной постановке последней пьесы Гавела (написана им уже после ухода с поста президента).
Наконец, несколько слов о самой записи. 21 августа 1968 года в г. Либерец группа энтузиастов взялась за создание независимой телевизионной студии «Север». 25 августа студия начала вещание. Трансляция публикуемой беседы стала, по-видимому, одной из последних передач «Севера». По воспоминаниям Мирослава Гладика, после выступления президента Людвика Свободы (он выступил днем 27 августа) сотрудники сочли свою дальнейшую деятельность бессмысленной, и студия вскоре прекратила работу.
Транскрипт записи взят с сайта www.totalita.cz, миссия сайта сформулирована так: стать «напоминанием и предостережением для тех, кому посчастливилось не встретиться с тоталитарными режимами лицом к лицу», он посвящен «памяти всех, кто в бою с тоталитарными режимами отдал свои жизни за лучшее будущее».
Трансляция, запись которой приведена ниже, велась чехословацкой Свободной телестудии «Север» 27 августа 1968 года. Публикация и перевод Елены Глушко.

Запись
Ян Тршиска: Я не политик и не оратор. Я не занимаю общественных должностей. И, наверное, именно это мне позволяет говорить сегодня то же, что я говорил вчера. Далеко не всегда так происходит, как я сегодня с огорчением выяснил. Теперь нам осталось только одно – думать, а значит, и говорить то же, что вчера. И сейчас у меня есть возможность здесь, в этой телевизионной студии, сказать то же, что я говорил вчера на пражском телевидении.
Я, правда, не могу с этим смириться. Я не могу смириться с тем, что то, что вчера было «а», сегодня за одну ночь вдруг превратилось в «б». Не могу смириться с выступлениями, которые… с которыми не согласен не только я, с которыми, я уверен – я вижу, об этом написано на всех улицах, и слышу, как люди говорят об этом, – с выступлениями, с которыми очевидным образом не согласен весь народ. Я просто не могу с этим смириться. Я не могу смириться с тем, что кто-то меня заражает, что кто-то заражает народ разочарованием. Я говорю «заражает», потому что считаю, что разочарование – это болезнь. Я считаю, что это болезнь, которую очень тяжело лечить и от которой люди, и целые народы, лечатся иногда десятилетиями. Я не смирюсь с этим. Я, конечно, рискую, что другие не смирятся со мной, пусть, но я с радостью пойду на этот риск. Я хочу говорить сам за себя, не хочу в нынешней ситуации делать какие-то рокировки. Искать какой-то лучший, более удачный выход. Я не буду сейчас делать рокировки. Но я за себя говорю, что не смирюсь с этим. Единственное, о чем я теперь думаю, – что не изменю своему характеру. Это, наверное, все, что мне остается, и я не могу отделаться от впечатления, что только это остается вообще всем. Сохранить собственное лицо, свою точку зрения, любой ценой сохранить собственный характер, потому что я очень не люблю самому себе плевать в лицо.

Редактор Мирослав Гладик: Думаю, пан Тршиска прекрасно выразил и мои чувства. Прежде чем передать микрофон дальше, я бы хотел только чуть-чуть добавить, описать собственную позицию. Вы говорили о характере. Я думаю, что тот, кто знает, что такое характер, кто может себе представить весь объем этого понятия… с ним, пожалуй, будет тяжеловато сладить. Я лично не знаю и не представляю себе, как эти люди, имена которых я все еще вижу на стенах, имена, мимо которых шествовал наш народ, наши трудящиеся, наши рабочие, и они плевали на эти имена на стенах… сегодня эти люди, наверное, посмеют, наберутся наглости и хамства предстать перед лицом этих рабочих, перед лицом нашего народа? (Речь идет о функционерах, входивших в просоветскую фракцию чехословацкого правительства, в частности, о Василе Биляке и Алоисе Индре, подписавших письмо к Брежневу с просьбой о «помощи». – Прим. переводчика) Видимо, характер тоже имеет границы. Пожалуйста, пан Гавел, еще, если бы Вы были так любезны, Ваше мнение.

Вацлав Гавел: У меня мнение такое же, как у вас. Я думаю, что та огромная сила, та нравственная сила, то единство, которое возникло во время тяжелейших дней этой оккупации, – это капитал, который не может исчезнуть. Это и есть кредит, прибыль, которую мы сейчас получили. Нравственное возрождение целого народа спустя много лет. Оно не может утонуть в каком-нибудь новом Мюнхене. (Имеется в виду Мюнхенский договор 1938 года между Германией, Великобританией, Францией и Италией, по которому часть территории Чехословакии была передана Гитлеру. Мюнхенский договор надолго стал символом национального унижения для Чехословакии. – Прим. переводчика)
Я думаю, нам осталось только стоять до последнего на том, что мы говорили раньше.
Оккупанты – это оккупанты. Люди, которые здесь на улицах стреляют в детей, – это варвары, а не наши друзья. Это не союзники, если они в рамках этого (Варшавского. – Прим. переводчика) договора… одно государство… если они могут готовить военную операцию против него, смотрите, ведь ее месяцы нужно было готовить, без его ведома, а потом напасть. Это не тот договор, который может нам обеспечить безопасность или суверенность.
И если Дубчек и другие, которых схватили, вывезли в Москву, если сегодня они возвращаются к своим обязанностям, то только благодаря этому абсолютному единству целого народа, который не допустил, чтобы здесь появилось марионеточное правительство. Это крах, которого никогда ни одна оккупация не переживала, – чтобы неделю была такая военная сила против гражданского населения, и даже марионеточное правительство не удалось составить. И худшее, что может случиться, – если бы вдруг теперь в марионеточное правительство превратились те, кто сейчас как раз символизирует это нравственное единство народа.
Но я отнюдь не смотрю на наше положение пессимистически. Я думаю, что самое худшее мы уже пережили. Это вторжение, эту агрессию. Надо только продержаться, и я верю в Дубчека. Это человек, это политик, который умеет адаптироваться к ситуации, умеет считаться с людьми. Он всегда говорит: можно поменять правительство, центральный комитет, функционеров, кадры, но нельзя поменять народ. Он знает, что народ – это и есть суверенный властитель, и он и сейчас это должен понять. Он неделю жил в изоляции настоящей, клетке какой-то, где ни радио, ни телевидение, ничего не мог слушать. Теперь это все вокруг… Он же не знал, естественно, что делали эти Индры и все эти. Там только с ним переговоры вели и прочее. Я думаю, что он, как только увидит эту ситуацию, ему придется приспособиться. Нужно развить давление, страшное давление. Пусть все снова и снова повторяют, что просто не пойдут ни на какой компромисс. И это и есть та помощь, которую мы можем ему оказать. Это та помощь, которой он просит. «Антисоциалистические силы», «контрреволюционные силы» – они не смеют говорить, что такие силы есть, потому что это такая цепочка. Как только согласишься на один компромисс, требуется другой. Как только скажут, что здесь есть такие силы, на другой день их начнут сажать.

Редактор Мирослав Гладик: Всех сажать.

Вацлав Гавел: Да. Да. Я думаю, что от них зависит, будут здесь «антисоциалистические» и «антикоммунистические» силы или их не будет. Потому что, если они как-то обманут это доверие, которое к ним ко всем сегодня есть, и у некоммунистического большинства страны, это абсолютное доверие, которое коммунистической партии оказали, если они вот теперь, в эту минуту обманут это доверие, то они тут получат тысячи, миллионы антикоммунистов. Это от них сейчас зависит. Они сейчас не могут уступить, они должны признать Чрезвычайный съезд, новый Центральный комитет, новое руководство. Они должны признать, что эти все – они предатели, они коллаборанты. И я уверен, что они это поймут, что они это сделают. Я не вижу другого выхода. Это была бы нравственная катастрофа еще на двадцать лет. Травма. Всенародная... (Пауза. Тихо.) Я немного нервничаю сегодня…

Редактор Мирослав Гладик: Думаю, нам всем было понятно, что говорил Александр Дубчек. Но, думаю, еще понятней нам всем были эти страшные паузы в его речи. Они не говорили, они кричали, они не говорили, и все же кричали, и они призывали, чтобы мы действовали. Именно они мобилизовывали все лучшие силы. Все эти прекрасные, эти честные силы, которые вдруг сейчас явились среди всех слоев народа, среди всех категорий граждан… которые теперь, неожиданно, заслужили эпитет «антисоциалистических»! Среди этого абсолютного единства народа!

Вацлав Гавел: Ни один человек не должен быть выброшен за борт. Это стало бы началом конца. Я всю оккупацию пережил в Либереце, и это было нечто поразительное, непредставимое, когда видишь социальные подвижки, которые породила эта пограничная ситуация. Когда бродяги вместе с Общественной безопасностью (милиция в ЧССР, одно из двух подразделений Корпуса национальной безопасности: вторым была Государственная безопасность. – Прим. переводчика) обеспечивали порядок. И это что-то фантастическое, когда вдруг стираются все политические границы, все различия. Когда вдруг пробуждается это самое национальное самосознание, когда люди вдруг понимают, что умеют быть бесстрашными. И все это, все это нельзя обмануть, ни за что, даже во избежание какой угодно опасности.

Редактор Мирослав Гладик: Думаю, нам действительно осталось одно – держаться до конца. Хранить то же мужество, то же единство, как в те страшные дни.

Ян Тршиска: И быть готовыми пойти на этот риск.

Редактор Мирослав Гладик: Да. Принять последствия этого единства и устроить, насколько можно, так, чтобы Дубчек и все, Свобода, – все эти люди, к которым мы в молитвах взывали все то время, пока их здесь не было, – чтобы они об этом знали. Что за ними есть народ, что за них стоят до конца, до последней своей минуты и до последней капли крови, пожалуй. И если мы будем исходить из этого, то нравственная сила народа должна же к ним перейти, должна им придать огромную, невероятную силу. Друзья, хотите что-нибудь добавить?

Вацлав Гавел: Наверное, еще одно можно было бы сказать, если позволите, в заключение. Неоднократно отмечалось во всех комментариях, по радио, по телевидению и так далее, что главной особенностью всей этой странной, абсурдной оккупации, которую мы здесь пережили, было то, что тут побеждали ум, нравственная сила, сообразительность, фантазия людей. Над жестокостью, над штыками. Дух побеждает грубую силу. Это один из лозунгов, которые я видел в Либереце. Я думаю, что это – указание, как надо работать. То, что мы делали, нужно продолжать делать дальше. Это означает – не сражаться на их уровне, потому что мы проиграем. У нас нет танков, у них есть. Воевать с оружием в руках невозможно, но все прочее… против этого мы бессильны. Это же полное фиаско, эта оккупация. И будет все большее и большее фиаско. Но нужно только снова и снова, все лучше и умнее делать то, что мы делали, не уступать, называть вещи своими именами. Спустя сколько десятилетий вещи вдруг стали называть своими именами? И какое это было облегчение для всех.

Редактор Мирослав Гладик: И никто этим не злоупотребил.

Вацлав Гавел: Никто этим не злоупотребил.

Редактор Мирослав Гладик: Дорогие друзья, время, отведенное для вечерней трансляции из Свободной студии «Север», истекает. Позвольте мне от своего и вашего имени поблагодарить наших замечательных гостей за прекрасные слова, которые они здесь произнесли, за то, что, может, и вы смогли почерпнуть из их выступлений крупицу мужества для себя. Конечно же, мы встретимся еще сегодня вечером. С каждым часом мы будем становиться мудрее, с каждым часом мы будем лучше понимать, что дальше, как себя вести, что делать, чтобы не упасть на колени, друзья. Это, думаю, самое важное: стоять твердо, гордо, непоколебимо, как мы стояли – сжатые зубы, сжатые кулаки, но не опускаться на колени. Ни за что не опускаться на колени, друзья. Я от всего сердца желаю вам всего самого доброго от имени всех сотрудников, которые сделали возможной эту нашу передачу, желаю вам всего доброго от имени актера Яна Тршиски, от имени писателя Вацлава Гавела. Еще раз спасибо вам, и жду встречи с вами всеми сегодня вечером на экране.
http://www.polit.ru/institutes/2008/08/22/audio68_print.html

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_08_16_okkupaciya_chehoslovakii_1968 Thu, 16 Aug 2018 03:31:13 +0300
<![CDATA[10 лет без войны и мира. Разговор на «Свободе»]]>
https://www.youtube.com/watch?v=3M4OIeOZ6ys&feature=youtu.be

Текст:
https://www.svoboda.org/a/29417186.html
]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_08_08_10_let_bez_voyni_i_mira_razgovor_na_sv Wed, 08 Aug 2018 17:08:47 +0300
<![CDATA[Кто выстрелил первым?]]> начало военных действий. Рассмотрение Южной Осетии и Абхазии в нем как де-факто самостоятельных субъектов международных отношений принято исключительно для целей анализа проводившихся военных действий.

Исходя из этого предположения предпринята попытка выяснить, когда впервые были совершены действия, расцениваемые международным правом как агрессивные, против субъекта международных отношений: или де-факто, но не де-юре (Абхазии и Южной Осетии) или и де-факто и де-юре (России и Грузии), и, следовательно, какая из сторон – российско-абхазско-югоосетинская коалиция (Россия, Абхазия, Ю.Осетия) или Грузия – была первой при совершении этих действий.



Как видно, в подавляющем большинстве случаев инициатива осуществления агрессивных шагов принадлежала коалиции (точнее: российскому руководству). Из 57 случаев агрессивных действий, т.е. действий, подпадающих согласно резолюции №3314 Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 г. под определение агрессии, в 53 случаях такие действия были совершено либо исключительно российской (коалиционной) стороной, либо они были совершены обеими сторонами, но российской (коалиционной) стороной они были совершены ранее, чем Грузией. Из четырех контрагрессивных действий (действий по прекращению огня и боевых действий) все четыре действия первыми были совершены грузинской стороной, при этом одно действие было повторено российской стороной с существенной задержкой по сравнению с грузинской, а три контрагрессивных действия (объявление и осуществление одностороннего прекращения огня вечером 7 августа и днем 8 августа) российской стороной так и не были повторены.

Этот пост не следует рассматривать в качестве какого-либо признания или согласия с признанием независимости Абхазии и Южной Осетии. Результаты анализа представлены в таблице.
]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_08_07_kto_vistrelil_pervim Tue, 07 Aug 2018 15:16:39 +0300
<![CDATA[Как Кремль готовил и начал агрессию против Грузии – 5]]> 10. Начало Большой войны, 29 июля – 6 августа 2008 г.

29 июля юго-осетинские силы впервые открыли огонь по группе наблюдателей ОБСЕ и Совместных миротворческих сил. В тот же день они подвергли артиллерийскому обстрелу позиции грузинских миротворцев на высоте Сарабук. Впервые с 2004 г. юго-осетинская сторона применяла артиллерию калибром более 100 мм, запрещенную СНГ в зоне конфликта[1]. На следующий день также впервые юго-осетинские силы подвергли артиллерийскому обстрелу села с этнически смешанным населением, находившиеся под контролем грузинского правительства[2].

В 8:00 утра 1 августа грузовик грузинской полиции был подорван на мине. В результате подрыва пятеро грузинских полицейских получили тяжелые ранения. Три часа спустя четыре съемочные группы центральных российских телеканалов в составе 15 журналистов, со всей необходимой техникой вылетели из Москвы во Владикавказ для того, чтобы освещать войну, о которой в Грузии еще никто не знал. Судя по времени вылета журналистам было невозможно оказаться на борту самолета из-за того, что им стало известно о подрыве грузинского автомобиля. Попасть на этот рейс журналисты могли, очевидно, лишь получив соответствующие указания своего руководство, командировочные удоствоерения и деньги, как минимум, 31-го июля, когда никто в целом мире – разумеется, за исключением организаторов проведенной на следующий день диверсии – не знал, что произойдет на следующее утро с грузовиком грузинской полиции.

Рано утром 2 августа другая группа российских журналистов выехала из столицы Дагестана Махачкалы в Южную Осетию. Иностранным журналистам, за исключением съемочной группы украинского телеканала «Интер», связанного с Партией регионов, был запрещен въезд на территорию Южной Осетии. Российский МИД объяснил это «проблемами с их документами». Российские журналисты начали прибывать в Цхинвали утром 2 августа. К 7 августа их число достигло пятидесяти[3].

С середины дня 1 августа до утра следующего дня юго-осетинские и грузинские силы вели перестрелки, в результате которых погибло 6 осетинских военных и 13 человек были ранены.

2 августа официально завершились военные учения «Кавказ-2008». Но войска, участвовавшие в маневрах, не ушли со своих позиций. Более того, подразделения российских регулярных войск начали просачивание на территорию Южной Осетии. Совокупная численность российского и осетинского «миротворческих» батальонов была незаконно увеличена в общей сложности с 1000 до 1700 военнослужащих[4], однако численность грузинского батальона осталась прежней – 500 бойцов.

2 августа Южная Осетия начала эвакуацию женщин и детей из Цхинвали и окружающих сел. К полуночи 7 августа более 20 тысяч гражданских лиц были эвакуированы из Южной Осетии в Россию[5]. Это составило более девяноста процентов населения основной части зоны будущих военных действий и около сорока процентов всего населения Южной Осетии. Властями фактически была поставлена задача достичь той же пропорции числа эвакуированных ко всему населению региона, какая была зарегистрирована в Косово в 1999 г., когда косовары бежали от действий сербской армии.

2 августа 2008 г. такие разные люди, как Сергей Миронов, Теймураз Мамсуров и командующий Воздушно-десантными войсками Валерий Евтухович, практически одновременно сделали заявления, в которых обещали, что российские силы войдут в Грузию «для защиты российских граждан и помощи миротворцам».

На следующее утро заместитель министра обороны России Николай Панков, заместитель начальника военной разведки и командующий 58-й армией СКВО Анатолий Хрулев прибыли в Цхинвали, где встретились с военным и политическим руководством Южной Осетии, командующим Смешанными миротворческими силами Маратом Кулахметовым и командиром северо-осетинского миротворческого батальона Константином Фриевым. Грузинские источники утверждают, что целью встречи было уточнение деталей плана действий частей и подразделений 58-й армии в Южной Осетии[6]. Одновременно с этим 3 августа было созвано заседание Совета Безопасности Абхазии в Сухуми.

В тот же самый день, 3 августа, на Северном Кавказе началась мобилизация «добровольцев» и казаков. Первые 300 наемников перешли государственную границу России с Грузией и на следующий день были в Южной Осетии. Как объяснял верховный атаман Союза казачьих войск России и зарубежья и вице-губернатор Ростовской области Виктор Водолацкий, мобилизация добровольцев осуществлялась «централизованно через призывные пункты в областных и районных военных комиссариатах» регионов Северного Кавказа. Большинство добровольцев было придано 19-й мотострелковой дивизии СКВО и северо-осетинскому миротворческому батальону, а остальные подписали контракты непосредственно с министерством обороны Южной Осетии (его существование, согласно Дагомысским соглашениям, также было незаконным[7]).

4 августа войска СКВО выдвинулись непосредственно к государственной границе России с Грузией, заняли Рокский и Мамисонский перевалы, разместились в районе Нижнего Зарамага, чтобы «в максимально сжатые сроки перебросить войска на помощь миротворческим силам в Южной Осетии[8]». В тот же день медицинские подразделения и подразделения связи 58-й армии прибыли в Южную Осетию, а одиннадцать самоходных гаубиц «Гвоздика» были переброшены из Джавы в Цхинвали[9]. По грузинским данным численность подразделений регулярных российских войск в Южной Осетии достигла 1200 военнослужащих. На авиабазу в Моздок прибыли военные самолеты системы дальнего радиолокационного обнаружения и управления типа АВАКС, а несколько тяжелых бомбардировщиков Ту-22М3 были переброшены с постоянного места дислокации под Новгородом в Саратовскую область[10].

На фоне этих интенсивных военных приготовлений машина пропагандистской войны заработала с новой силой. 3 августа юго-осетинский Государственный комитет по информации и печати (ГКИП) опубликовал статью, озаглавленную «Если завтра война…», в которой предполагалось, что боевые действия начнутся со дня на день[11]. Информационное агентство «Осинформ» разместило статьи «Южная Осетия готовится к войне[12]», «Россия видит угрозу войны между Грузией и Южной Осетией», «Хроники необъявленной войны[13]». Рано утром 4 августа юго-осетинские спецслужбы запустили блог под названием «Голос души», предназначенный для пропагандистского сопровождения разворачивавшейся войны. Его первая запись сообщила, что мирные жители, которых начали эвакуировать 2 августа, были направлены в Северную Осетию, «где им предстоит переждать сложившуюся ситуацию»[14]. Англоязычная версия этого пропагандистского блога под названием «Voice of Soul» начала работу в ночь с 6 на 7 августа[15]. «Независимая газета» опубликовала 4 августа статью, озаглавленную «Отложенная война[16]». Радио Южной Осетии уверенно заявило, что «война может начаться завтра[17]». Российский депутат Константин Затулин потребовал немедленно провести «операцию принуждения к миру[18]». Сергей Багапш заявил в Сухуми, что если начнется война, то Абхазия «не будет стоять в стороне[19]». 5 августа в блоге «Голос души» был размещен постинг «В ожидании войны[20]».

5 августа еще несколько единиц бронетехники, сорок артиллерийских систем и разведывательный батальон 33-й отдельной горно-стрелковой бригады пересекли по Рокскому тоннелю российско-грузинскую границу и вошли в Южную Осетию. Еще тридцать артиллерийских орудий были переброшены в Грузию через Кударский перевал[21].

Руководители операции не скрывали, что цели коалиции России, Абхазии и Южной Осетии в надвигавшейся войне могут выйти далеко за пределы спорных территорий Южной Осетии и Абхазии. Министр внутренних дел Южной Осетии Михаил Миндзаев заявил, что Южная Осетия может претендовать на некоторые районы Грузии, включая Боржоми и Бакуриани[22] и пообещал «бомбить Гори, Карели и одну из курортных зон[23]». Постоянный представитель Южной Осетии в Москве Дмитрий Медоев пообещал начать в Грузии «рельсовую войну» и добавил: «Посмотрим, как Грузия сможет выполнять свои обязательства по международному транзиту нефти[24]». В интервью «Независимой газете» 5 августа министр иностранных дел Абхазии Шамба не исключил возможность открытия второго фронта против Грузии. Неназванный источник в разведывательных службах Абхазии предсказывал, что «специально подготовленные диверсанты могут подорвать нефтепровод Баку–Тбилиси–Джейхан[25]». Это предсказание полностью сбылось через сутки, когда в результате взрыва неподалеку от турецкого города Эрзинджана нефтепровод был временно перекрыт.

К вечеру 5 августа у северного портала Рокского тоннеля были размещены следующие российские подразделения: 135-й и 693-й мотострелковые полки 19-й дивизии 58-й армии, 104-й воздушно-десантный и 234-й десантно-штурмовой полк 76-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, 217-й парашютно-десантный полк 98-й воздушно-десантной дивизии и 31-я отдельная десантно-штурмовая бригада. В их составе находились 11 693 военнослужащих, 891 единица бронетехники и 138 артиллерийских орудий[26]. Терские и донские казаки формировали свои отряды и направляли их в Южную Осетию.

С 6 августа стали закрываться учреждения и магазины Цхинвали. Шла спешная эвакуация мирных жителей в Россию, откуда, в свою очередь, прибывали российские наемники и российские журналисты. В тот же день юго-осетинские войска открыли минометный огонь по селам Эредви, Приси, Авневи, Двани и Нули. В результате возникшей перестрелки несколько человек с обеих сторон получили ранения. «Известия» с гордостью сообщили, что добровольцы прибывают в Южную Осетию из самой Москвы[27], по осетинскому радио было передано сообщение о начале войны[28].

В ночь с 6 на 7 августа полевой штаб СКВО был размещен в Джаве, а Ленинградского военного округа – в нижней части Кодорского ущелья[29]. Корреспондент агентства АПН сообщала из Владикавказа: «Вся республика... все видели (начиная с вечера шестого) движение огромного числа войск в сторону [Рокского – А. И.] тоннеля[30]». Журналистка «Независимой газеты», спешно отправившаяся из Владикавказа в Цхинвали, чтобы не упустить начало разворачивающейся войны, сообщила, что наблюдала собственными глазами 6 августа: «Россия стягивает к границам Грузии серьезные военные силы. По Транскаму от Алагира до Зарамага движутся военные колонны и отдельные машины с личным составом, бронетехника. Военные заявляют, что продолжаются учения, но нет сомнений, что Россия таким образом демонстрирует решимость защитить своих граждан в Южной Осетии. Вплоть до проведения операции по принуждению к миру[31]». Три недели спустя она подчеркивала: «Я видела нашу армию в полной боевой готовности[32]».

Заур Алборов, выступавший от имени юго-осетинского военного командования, отсчитывал время до начала вторжения: 2 августа – «Учение "Кавказ-2008" завершено, как раз все отработали, теперь мы эвакуируем мирное население, проведем мобилизацию, а после кое-кому не поздоровится[33]», 5 августа – «Несколько дней РФ подождет, чтобы весь мир увидел, кто агрессор, а за это время мы и "добровольцы" продержимся, а потом одной агрессивной силе придется несладко[34]»; «Короче, джорджия будет испытательным полигоном для новых образцов вооружения и боеприпасов и утилизации старых, в частности, на складах много ФАБов разного калибра с истекающим сроком, так что бекфаеры особо их экономить не будут[35]», 6 августа – «Сегодня мы разделаемся с агрессорами, они ответят за все[36]». В 22:58 6 августа он с уверенностью предсказывал: «Думаю, начнется в ближайшие часы, у меня есть основания так говорить[37]».

6 августа 2008 г. президент Грузии Саакашвили попытался срочно связаться по телефону с президентом России Дмитрием Медведевым для обсуждения опасного поворота событий в Южной Осетии и в российско-грузинских отношениях. Ответ российского МИДа, ответственного за переговоры между президентами, был холодным: «Время для переговоров президентов еще не настало[38]».


[1] The Kulakhmetov Report, in Timeline of Russian Aggression in Georgia,   http://mfa.gov.ge/index.php?lang_id=ENG&sec_id=461&info_id=7664
[2] “Georgia reports shootout in S. Ossetia”, Civil Georgia, 29 July 2008, http://www.civil.ge/eng/article.php?id=18854.
[3] Brian Whitmore, ” Scene At Russia-Georgia Border Hinted At Scripted Affair”, Radio Free Europe/Radio Liberty, 23 August 2008, http://www.rferl.org/content/Russia_Georgian_Scripted_Affair/1193319.html.
[4] Ирина Куксенкова, «Добро пожаловать в ад!», http://www.mk.ru/blogs/MK/2008/08/10/abroad/365780/
[5] О масштабах эвакуации из Южной Осетии в Россию см. http://davnym-davno.livejournal.com/7479.html
[6] 58-ая армия РФ готова войти в Цхинвали [http://www.apsny.ge/news/1217792861.php]
[7] Виктор Водолацкий: «Казаки одними из первых встали на защиту народа Кавказа» [http://skavkaz.rfn.ru/region/rnews.html?id=150137&rid=1051]
[8] Егор Созаев, «Российская армия подошла к границе Южной Осетии», в  Life.ru [http://life.ru/news/27624]
[9] Хронология российской агрессии в Грузию,  http://mfa.gov.ge/index.php?lang_id=ENG&sec_id=461&info_id=7664
[10] Выступление Давида Кезерашвили перед Временной парламентской комиссией 27 октября 2008 г. [http://www.parliament.ge/index.php?lang_id=ENG&sec_id=1329&info_id=21926]
[19] “Volunteers from neighboring regions rush to help Georgia’s separatist region”, Interfax, 7 August 2008
[21] Выступление Давида Кезерашвили перед Временной парламентской комиссией 27 октября 2008 г. [http://www.parliament.ge/index.php?lang_id=ENG&sec_id=1329&info_id=21926
[22] Южная Осетия может предъявить Грузии территориальные претензии [http://osradio.ru/news/all/41.html;
http://www.rosbalt.ru/2008/08/06/510922.html]
[23] Миндзаев: Будем бомбить Гори, Карели и одну из ваших курортных зон, http://www.apsny.ge/news/1217981312.php
[24] http://newsru.com/data/video/1037.html [http://www.regnum.ru/news/1036622.html]
[25] Марина Перевозкина, «Абхазия готова открыть второй фронт», в: Независимая газета, 5 августа 2008 [http://www.ng.ru/cis/2008-08-05/1_abhazia.html]
[26] Выступление Давида Кезерашвили перед Временной парламентской комиссией 27 октября 2008 г. [http://www.parliament.ge/index.php?lang_id=ENG&sec_id=1329&info_id=21926]
[31] Марина Перевозкина, «Это не конфликт, это – война», в: Независимая газета, 8 августа 2008 [http://www.ng.ru/politics/2008-08-08/1_war.html]
[32] Марина Перевозкина, «Маленькая победоносная война », в: Независимая газета, 1 сентября 2008, http://www.ng.ru/courier/2008-09-01/15_war.html

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_08_07_andrey_illarionov_kak_kreml_goto_10_nachalo_bol Tue, 07 Aug 2018 14:33:52 +0300
<![CDATA[Как Кремль готовил и начал агрессию против Грузии – 4]]> 8. Финальные приготовления к Большой войне, февраль – апрель 2008 г.

Провозглашение независимости Косово 17 февраля 2008 г. вывело подготовку к войне против Грузии на финишную прямую. Путин заявил: «У нас на этот случай есть особый план»[1]. Через четыре дня после провозглашения независимости Косово, когда процесс международного признания бывшего автономного края Югославии шел полным ходом, Владимир Путин и Михаил Саакашвили встретились в последний раз в качестве президентов. Оценивая итоги встречи, тогдашний министр иностранных дел Грузии Давид Бакрадзе сказал Михаилу Саакашвили, что Путин «угрожал нам [грузинам – А. И.] войной»[2]. По словам президента Грузии, Путин заявил ему (а также присутствовавшим при этом министру иностранных дел Давиду Бакрадзе и его заместителю Григолу Вашадзе), что «у них будут двусторонние отношения с Грузией – будут возобновлены полеты, возможно, они подумают насчет того, чтобы разрешить импорт ваших вин, но что касается... этих спорных территорий – Южной Осетии и Абхазии – мы будет давать ответ по поводу этих территорий не вам, а Западу – Соединенным Штатам и НАТО – в свете Косово. Тут вы, пожалуйста, не нервничайте. Это не должно вас беспокоить. То, что мы намереваемся сделать, не будет направлено против вас. Это будет наша реакция на их действия»[3].

Очередным свидетельством подготовки российского руководства к войне стало назначение 1 марта 2008 г. российского генерала Василия Лунева, бывшего заместителя командующего армией в Сибирском военном округе и бывшего военного комиссара Пермского края, министром обороны Южной Осетии. 11 марта генерал-полковник Сергей Макаров, один из опытных российских офицеров, был назначен начальником штаба Северо-Кавказского военного округа (СКВО), 31 мая он стал командующим СКВО.

4 марта парламент Южной Осетии, а 7 марта парламент Абхазии призвали Россию, СНГ и ООН признать независимость отколовшихся от Грузии территорий. 6 марта Россия в одностороннем порядке окончательно вышла из режима санкций против Абхазии, введенного на саммите СНГ 19 января 1996 г. С этого времени российские власти стали лихорадочно возобновлять экономические, финансовые, торговые, транспортные и военные контакты с де-факто властями Абхазии. 13 марта 2008 г. Государственная Дума России на своем закрытом заседании обсудила доклад, подготовленный российскими спецслужбами и МИДом, о выработке стратегии по достижению независимости Абхазии и Южной Осетии[4]. 21 марта 2008 г. Госдума приняла резолюцию с поддержкой обеих просьб о признании[5]. Константин Затулин, заместитель председателя комитета Думы по делам СНГ, заявил, что признание Абхазии и Южной Осетии не следует откладывать, поскольку «возможность, открывшаяся с признанием Косово, не будет существовать вечно»[6]. Неназванный российский дипломат сообщил «Независимой газете», что «МИД рекомендовал президенту [России] признать независимость Абхазии и Южной Осетии в двух случаях: если начнется реальный процесс присоединения Грузии к НАТО или военная агрессия против этих республик»[7].

Между тем на саммите НАТО в Бухаресте 3-5 апреля канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что страны с нерешенными территориальными спорами не могут быть приняты в НАТО. Ссылаясь на этот принцип, который при распространении на Западную Германию в 1955 г., не позволил бы последней вступить тогда в НАТО, саммит отказал Грузии и Украине в предоставлении Плана действий по подготовке к членству. Через двадцать минут после публикации бухарестского коммюнике президент России выступил с заявлением о том, что «мы окажем эффективную помощь Южной Осетии и Абхазии в ответ на решение НАТО»[8]. Владимир Путин послал письма Багапшу и Кокойты, обещая предпринять «практические шаги» по отмене санкций и налаживанию дипломатических отношений между Россией и двумя республиками[9]. 8 апреля Лавров вновь заявил, что Россия «сделает все, что в ее силах, чтобы не допустить приема Грузии и Украины в НАТО»[10].

Со своей стороны, начальник российского Генерального штаба Юрий Балуевский добавил, что «мы сделаем все [необходимое], чтобы не допустить вступления Грузии в НАТО». Позже, беседуя с группой натовских военных, он прямо предупредил их о возможности вторжения российских войск в Грузию уже в 2008 г. Его собеседниками это заявление не было воспринято всерьез «и расценено как бахвальство»[11].

Радикальное решение было принято несколькими днями спустя. 16 апреля 2008 г. президент Путин поручил российскому правительству и региональным органам власти установить прямые отношения с де-факто правительствами в Сухуми и Цхинвали. Предложенные им отношения особого типа были практически идентичны существовавшим между Москвой и субъектами Российской Федерации. Грузинское правительство справедливо отметило, что поручение Путина юридически равносильно полной аннексии Россией двух регионов Грузии[12]. ЕС, ОБСЕ, НАТО, США, Великобритания, Франция и Германия осудили решение Путина и призвали его отказаться от него[13]. Призыв был проигнорирован. Между тем 17 апреля еще 300 российских военнослужащих с тяжелым вооружением прибыли на военную базу Очамчире в Абхазии.

9. Война малой интенсивности, 20 апреля – 28 июля 2008 г.

20 апреля 2008 г. российский самолет МиГ-29, поднявшийся с авиабазы в абхазском городе Гудаута, сбил грузинский беспилотный летательный аппарат (БПЛА), а затем взял курс на север, в воздушное пространство России. Камера, установленная на грузинском беспилотнике, зафиксировала атаку и успела отправить видеозапись на землю. Грузия обвинила Россию в вооруженной агрессии, Россия отвергла обвинение. Однако расследование, проведенное Миссией ООН по наблюдению в Грузии (МООННГ), подтвердило, что атака была совершена российским истребителем[14].

Согласно резолюции №3314 Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 г., произведенная атака представляла собой совершенно бесспорный акт агрессии. Следовательно, именно с того момента, когда был сбит беспилотник, можно говорить о том, что Россия начала открытую войну против Грузии. Война относительно малой интенсивности продолжалась до 29 июля.

За неделю с 4 мая российские (абхазские?) войска сбили еще несколько грузинских беспилотников. 6 мая генерал Владимир Шаманов, начальник Главного управления боевой подготовки и службы войск Вооруженных Сил России, заявил, что российская армия больше не позволит грузинским самолетам летать над зонами конфликта.

В нарушение договоренности о миротворческих операциях СНГ, в апреле 2008 г. Москва начала размещать в Абхазии части Новороссийской воздушно-десантной дивизии. В начале мая им были дополнительно приданы три зенитно-ракетных комплекса «Бук», четырнадцать гаубиц Д-30, десять 122-миллиметровых реактивных систем залпового огня БМ-21, двадцать противотанковых орудий, 120 ПТУРСов, два вертолета, а также направлены 180 российских технических специалистов для обслуживания этих систем вооружения[15]. Российский Черноморский флот в апреле-мае провел восемь учений, в ходе которых отрабатывалась высадка морского десанта. 1 мая российские войска установили в Абхазии дополнительные несанкционированные блокпосты на дорогах в Ткварчельском и Очамчирском районах. Через неделю Москва подтвердила, что численность ее сил в Абхазии была увеличена с 1997 до 2542 военнослужащих[16]. С другой стороны, грузинские источники заявили, что в действительности численность российских военных на территории Абхазии достигла 4000. 14 мая Сергей Багапш обратился к России с просьбой об установлении в Абхазии постоянного военного присутствия[17]. Его идею немедленно поддержал главнокомандующий Военно-воздушными силами России Александр Зелин[18].

В начале мая Минобороны России призвало на военные сборы бывших пилотов военных вертолетов, имевших опыт полетов в горной местности. 14 мая 2008 г. ВВС начали семнадцатидневные учения для вновь призванных летчиков в Нальчике[19]. Ключевой этап военных приготовлений начался 26 мая, когда в Абхазии был размещен корпус российских железнодорожных войск численностью 400 человек для восстановления 54-километровой железнодорожной линии, соединяющей Сухуми с портом Очамчире в непосредственной близости от абхазо-грузинской лини размежевания[20]. На авиабазе Бомбора около Сухуми были спешно построены три новых ангара для самолетов и боеприпасов.

К 6 июня несколько новых российских боевых самолетов Су-25 и Су-27 приземлились на базе в Гудауте. Одновременно с этим Зеленчукская горно-стрелковая бригада СКВО начала десятидневные учения с целью «отработки действий на незнакомой территории и на удалении от места постоянной дислокации». Вскоре после этого грузинские власти задержали группу российских миротворцев в Зугдидском районе на грузинской стороне грузино-абхазской демаркационной линии, конфисковав двадцать противотанковых ракет, а также другое тяжелое вооружение, запрещенное к размещению в зоне конфликта. В ответ на это заместитель начальника Генерального штаба России генерал Александр Бурутин пообещал кровопролитие в том случае, если Грузия вновь конфискует российское оружие, поскольку, по его словам, российские «миротворцы» имеют право открывать огонь[21]. В интервью газете «Резонанси» российский военный аналитик Павел Фельгенгауэр заявил, что решение о начале войны против Грузии уже принято, и предсказал, что военные действия, вероятно, начнутся в августе[22].

В последний день июня силы Северо-Кавказского военного округа совместно с военнослужащими ФСБ начали семидневные «маневры в лесистой горной местности недалеко от границы с Грузией». В тот же день Багапш закрыл абхазско-грузинскую границу вдоль реки Ингури, а российский военный транспорт с 250 военнослужащими на борту вышел из российского города Сочи и направился в абхазский порт Гагра.

В июне власти самопровозглашенной Южной Осетии запустили интернет-сайт под названием «Геноцид осетин». 30 июня 2008 г., под конец своей 10-дневной поездки в Южную Осетию, Александр Дугин, известный своими связями в российской армии и спецслужбах, объявил: «Россия решилась на признание [Южной Осетии и Абхазии – А. И.]. Для всего этого вы все подготовили идеально... Если Россия признает независимость Южной Осетии и введет туда свои не миротворческие, а пограничные войска, то вопрос о принятии Грузии в НАТО будет снят с повестки дня... До декабря мы должны признать Южную Осетию и Абхазию[23]». Через несколько дней он пояснил для российской публики: «Осетины ждут войны. Страна готова к войне. Все мужское население мобилизовано. Всем людям, которым небезразлична судьба России, особенно, молодежи, которая хочет проявить свои патриотические качества, – вот куда надо ехать, в Осетию. Там есть возможность биться с оружием в руках против наших глобальных фундаментальных врагов – против НАТО, против американцев[24]».

2, 8 и 17 июля осетинское информационное агентство «Осинформ» опубликовало статьи Заура Алборова, в котором он подробно описывал участие частей 58-й армии в «будущих операциях по принуждению Грузии к миру[25]». 2 июля информационное агентство «Росбалт» опубликовало интервью с министром обороны Абхазии Мерабом Кишмария, в котором тот заявил, что «у его войск достаточно оружия, зенитных пушек и авиации...» и что «абхазскую армию обучают российские инструкторы... И на этот раз я дойду до Кутаиси[26]». 3 июля министр внутренних дел Абхазии Сергей Шамба в интервью «Независимой газете» сделал зловещее предупреждение о том, что Абхазия «не может гарантировать, что не начнет войну». Уже на следующий день сайт «Кавказ-центр» уверенно предсказывал, что Россия нападет на Грузию в августе 2008 г.: «Путин принял политическое решение о войне с Грузией еще до того, как Медведев был избран президентом России. Интенсивная подготовка к войне продолжается уже несколько месяцев»[27].

В тот же день Кокойты объявил в Южной Осетии всеобщую мобилизацию, хотя к вечеру (из-за неполной мобилизации российских войск в регионе) был вынужден отменить свое решение. На следующий день главный редактор Forum.msk.ru Анатолий Баранов, находившийся в поездке по Северному Кавказу, сообщал, что война с Грузией еще никогда не была так близка, и что «армия хочет воевать[28]».

6 июля силы Северо-Кавказского военного округа начали учения «Кавказ-Рубеж-2008». 7 июля, ровно за месяц до начала войны, оба российских миротворческих батальона в Абхазии и Южной Осетии одновременно начали фортификационное укрепление своих позиций[29].

В тот же день в Абхазии были размещены дополнительные российские зенитно-ракетные комплексы и тяжелое вооружение, а четыре российских боевых самолета вторглись в воздушное пространство Грузии над Южной Осетией. Примечательно, что российский МИД впервые открыто признал вторжение, объяснив, что это было сделано для того, «чтобы остудить горячие головы»[30]. 10 июля Багапш и Кокойты были вызваны в Москву для консультаций с российскими властями. Главнокомандующий Северо-Кавказским военным округом генерал Сергей Макаров пообещал дальнейшую военную поддержку российским миротворцам на территории Грузии.

На протяжении всего лета руководством Грузии и представителями международных организацией неоднократно делались предложения о начале и ведении двусторонних и многосторонних переговоров с целью поиска мирного решения конфликтов. Среди таких предложений были предложения, сделанные грузинским правительством (весь июль вплоть до 7 августа), США (8 июля), Германией (14 июля, 18 июля, 25 июля, 30 июля и 31 июля), Европейским Союзом (19 июля и 22-24 июля), ОБСЕ и Финляндией (25 июля и 30 июля). Однако все эти предложения без исключения были отвергнуты лидерами России, Южной Осетии и Абхазии.

Пока Грузия и международное сообщество готовили мирные предложения, 15 июля 2008 г. войска Северо-Кавказского военного округа начали крупномасштабные военные маневры «Кавказ-2008» с участием более 8000 военнослужащих сухопутных сил, внутренних войск и ФСБ, включая 700 единиц боевой техники, при поддержке ВВС и Черноморского флота. Целью учений было объявлено проведение «операции по принуждению к миру»[31]. Участникам учений раздали листовки, озаглавленные «Воин! Знай вероятного противника!» с описанием основных характеристик грузинских вооруженных сил.

18 июля десантно-штурмовой полк 76-й Псковской воздушно-десантной дивизии занял позиции на Рокском и Мамисонском перевалах через Главный Кавказский хребет, а воздушно-десантный полк Волгоградской мотострелковой дивизии был переброшен в Краснодарский край. 20 июля мотострелковый батальон с четырнадцатью БТРами вошел в нижнюю часть Кодорского ущелья, а три дня спустя 135-й мотострелковый полк 19-й Владикавказской мотострелковой дивизии заменил псковских десантников на Рокском перевале. 25 июля специальный медицинский отряд развернул полевой госпиталь «Тарское», способный ежедневно принимать 300 раненых. «По просьбе местных властей» госпиталь остался на месте после окончания учений для «оказания местным жителям консультативно-диагностической помощи», как утверждалось в официальном сообщении пресс-службы Минобороны[32]. На следующий день официально было завершено строительство базы Угаданги недалеко от Джавы.

Вполне откровенным заявлением о намерениях России стали слова Теймураза Мамсурова, главы Северной Осетии, который 26 июля пообещал читателям «Независимой газеты», что российские войска «войдут в Грузию, чтобы защитить российских граждан и помочь миротворцам... У северного портала Рокского тоннеля стоит бронетехника, в том числе, танки. Они размещены в демонстративных целях, но они там не для того, чтобы просто стоять...»[33]

Двумя днями позже журнал «Огонек» сообщил, что от сорока пяти до пятидесяти железнодорожных вагонов с танками были перевезены в Гальский район на абхазско-грузинской границе; эшелоны шли и днем и ночью[34]. Неназванный полковник «миротворческих сил» сообщил о том, что оружия и боеприпасов в Абхазию завезли столько, «что хватит на несколько лет конфликта». «Что-то будет, чувствую, что-то будет», – добавил он[35]. Наконец, 30 июля, шестью днями ранее намеченного срока, российские военные железнодорожники закончили ремонт железной дороги Сухуми-Очамчире[36]. Подготовка к войне подошла к концу. Теперь ее можно было начинать.

[1] Выступление Михаила Саакашвили перед Временной парламентской комиссией 28 ноября 2008 г. http://www.parliament.ge/print.php?gg=1&sec_id=1329&info_id=21678&lang_id=ENG
[2] Встреча президента Михаила Саакашвили с членами Бюро Парламента Грузии 24 августа 2008 г., http://www.president.gov.ge/?l=E&m=0&sm=1&st=0&id=2721
[3] Выступление Михаила Саакашвили перед Временной парламентской комиссией 28 ноября 2008 г. http://www.parliament.ge/print.php?gg=1&sec_id=1329&info_id=21678&lang_id=ENG;Georgian pundits comment on results of Putin-Saakashvili meeting”, 24 Saati, 28 February 2008.
[4] Марина Перевозкина, «Полет на опережение», «Независимая газета», 14 июля  2008 г. [http://www.ng.ru/cis/2008-07-14/1_abhazia.html]
[6] “Paper Mulls Official Ties with Abkhazia, S. Ossetia”, Civil Georgia, 14 April 2008.
[7] Марина Перевозкина, «Москва ответит НАТО Абхазией», «Независимая газета», 14 апреля 2008 г. [http://www.ng.ru/printed/209407]; Svante E. Cornell and David J. Smith, “Moscow Moves to De Facto Annexation of Georgian Breakaway Regions”, Central Asia-Caucasus Analyst, April 16, 2008. [http://www.cacianalyst.org/?q=node/4839]
[8] Выступление Михаила Саакашвили перед Временной парламентской комиссией 28 ноября 2008 г. http://www.parliament.ge/print.php?gg=1&sec_id=1329&info_id=21678&lang_id=ENG;Political commentator ridicules Putin's instructions on Abkhazia, South Ossetia”, Novaya Gazeta, April 27, 2008.
[9]Georgian Speaker slams Putin for liaising with separatist leaders”, Mze TV, 4 April 2008.
[10] [10]«Москва не допустит вступления Украины и Грузии в НАТО», РИА «Новости», 8 апреля 2008 г., http://en.rian.ru/russia/20080408/104105506.html
[11] John Vinocur, Georgia is a focal point in US—NATO Russian Tension, in New York Yimes, 4 May 2009, http://www.nytimes.com/2009/05/05/world/europe/05iht-politicus.html?pagewanted=2
[12] Vladimir Socor, “Russia Moves toward open annexation of Abkhazia, South Ossetia”, Eurasia Daily Monitor, 18 April 2008.
[13] “Russia criticized over Abkhazia”, BBC News, 24 April 2008.
[14] Vladimir Socor, ”UN mission confirms Georgia, rejects Russian version of air clash”, Eurasia Daily Monitor, 27 May 2008.
[15] Выступление Давида Кезерашвили перед Временной парламентской комиссией 27 октября 2008 г. [http://www.parliament.ge/index.php?lang_id=ENG&sec_id=1329&info_id=21926]
[16] Минобороны РФ грозит увеличением миротворцев в зоне грузино-абхазского конфликта - до предельного лимита, http://www.newsru.com/russia/08may2008/minobor_print.html
[17] Сухуми готов разместить на своей территории военную базу России, http://www.regnum.ru/news/999755.html?forprint
[18] Главком ВВС России: Возможное создание военной базы РФ на территории Абхазии способствовало бы повышению качества охраны госграницы, http://www.regnum.ru/news/1000830.html?forprint
[21] Russian General to Georgia: Russian peacekeepers’ patience running out”, International Herald Tribune, 19 June 2008.
[22] Россия начнет войну против Грузии предположительно в августе - П. Фельгенгауер, http://www.apsny.ge/news/1213985330.php
[23] Александр Дугин:«Мы приехали как сторонники независимости Южной Осетии, а уедем её фанатиками», http://sojcc.ru/rus/1148.html
[24] Осетины ждут войны: Александр Дугин о ситуации в Южной Осетии  [http://geopolitica.ru/Video/7/]
[26] ”Abkhazians warn to capture Kutaisi”, Kavkaz-Center, 4 May 2008, http://www.kavkazcenter.com/eng/content/2008/05/04/9551.shtml
[27] “Moscow to launch war operations against Georgia in late August” Kavkaz Center, 5 July 2008, http://www.kavkazcenter.com/eng/content/2008/07/05/9984.shtml
[28] Анатолий Баранов, «Россия стоит на грани большой Кавказской войны» [http://forum.msk.ru/print.html?id=496351]
[29]Russian peacekeepers in Abkhazia enhance combat readiness”, Itar-Tass, 7 July 2008 (BBC Monitoring); Константин Тимерман: "Наши парни погибли не для того, чтобы мы сдались", в: «Известия», 2 октября 2008 г. [http://www.izvestia.ru/russia/article3121131/].
[30] “Russia confirms its aircraft intruded into Georgia”, Civil Georgia, 10 July 2008, http://www.civilgeorgia.ge/eng/article.php?id=18748.
[31]Caucasus 2008”, сайт российского министерства обороны, 15 июля 2008, http://www.mil.ru/eng/1866/12078/details/index.shtml?id=47629
[33] «Независимая газета», 26 июля 2008.
[34] “Russia deploys more military hardware in Abkhazia, Georgia says”, Rustavi-2 TV, 6 July 2008.
[35] Павел Шеремет, «Абхазия: ни мира, ни войны, ни отдыха...», в: «Огонек», #31, 2008 [http://www.ogoniok.com/5057/18/]
[36] Россия приступила к выводу железнодорожных войск из Абхазии, http://www.lenta.ru/news/2008/07/30/railroad/_Printed.htm
]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_08_07_andrey_illarionov_kak_kreml_goto_8_finalnie_pr Tue, 07 Aug 2018 14:25:59 +0300
<![CDATA[Как Кремль готовил и начал агрессию против Грузии – 3]]> 30 июня 2006 г. Путин издал указ о создании к 1 декабря 2007 г. двух горно-стрелковых бригад. В качестве мест их дислокации были определены Ботлих в Дагестане и станица Зеленчукская в Карачаево-Черкесии – населенные пункты, расположенные на высоте более двух тысяч метров над уровнем моря, в 50-60 километрах от государственной границы с Грузией.[1] Расходы, связанные с формированием этих соединений общей численностью 9 тыс. военнослужащих составили 23 миллиарда рублей, или, по валютному курсу того времени, около одного миллиарда долларов[2], что было лишь немногим меньше всего оборонного бюджета Грузии с армией в 32 тыс.чел. в год ее пиковых военных расходов в 2008 г.


Неделей позже, 7 июля, Совет Федерации принял закон, позволявший российскому президенту использовать вооруженные силы страны за пределами национальной территории «для пресечения международной террористической деятельности».[3] Вскоре после этого вице-премьер Южной Осетии Борис Чочиев объявил: 98% жителей региона уже получили российское гражданство. Напряженность вокруг сецессионистских территорий возросла после того, как после мятежа Верхнем Кодори местного лидера Эмзара Квициани 23-25 июля 2006 г. Тбилиси провел полицейскую операцию по восстановлению реального контроля над Кодорским ущельем – единственным районом Абхазии, остававшимся под властью Грузии после 1993 г.

6. «Шпионская война», сентябрь-ноябрь 2006 г.

Началом новой фазы эскалации стало 27 сентября 2006 г., когда министр внутренних дел Грузии Вано Мерабишвили объявил о разоблачении шпионской сети, действовавшей под руководством офицеров ГРУ. В результате операции, проведенной грузинской контрразведкой, были задержаны четверо российских офицеров и 11 грузинских граждан.[4] Сразу же после этого посол Грузии был вызван в российский МИД для дачи разъяснений. В ответ на это МВД Грузии распространило видеозаписи показаний пяти грузинских граждан, признавшихся в сотрудничестве с российской военной разведкой, а также кадры, на которых российские офицеры передавали им деньги. Бывший президент Шеварднадзе подтвердил: у грузинских спецслужб уже давно имелись данные о шпионской деятельности России на территории страны.

Реакция Кремля на этот инцидент стала поистине беспрецедентной. Москва потребовала созыва экстренного заседания Совета Безопасности ООН по «абхазскому вопросу». Одновременно российское посольство в Тбилиси прекратило прием заявлений на получение виз от грузинских граждан, посол Вячеслав Коваленко был отозван в Москву, а российское МЧС направило в Грузию самолет для эвакуации семей российских военнослужащих и дипломатов. Министр обороны Сергей Иванов заявил, что «бандитизм в Грузии приобрел государственные масштабы»,[5] а МИД порекомендовал россиянам «воздержаться от поездок в Грузию». В ответ спикер грузинского парламента Бурджанадзе расценила действия Москвы как «политический шантаж», а Саакашвили назвал реакцию российского руководства «истерической».[6]

29 сентября для четырех российских разведчиков и десяти грузинских граждан тбилисский суд избрал мерой пресечения содержание под стражей. Еще трое российских офицеров были признаны виновными в шпионаже заочно. В ответ Москва эвакуировала из Тбилиси оставшихся российских граждан,[7] объявила на базах в Грузии состояние повышенной боевой готовности, и сообщила о приостановке вывода военнослужащих с баз в Ахалкалаки и Батуми. Грузинское посольство в Москве было окружено нарядами милиции и ОМОНа, российские войска на Северном Кавказе, приведенные в состояние полной боеготовности, выдвинулись к границе, а Черноморский флот России начал широкомасштабные учения у побережья Грузии. Наращивая давление на экономическом «фронте», глава Федеральной миграционной службы России Вячеслав Поставнин пообещал депортировать из страны большинство грузинских рабочих-мигрантов и ужесточить контроль над теми, кто останется.[8]

В качестве жеста доброй воли грузинские власти 2 октября освободили четырех офицеров российской разведки и отправили их на родину. Кроме того они разрешили российским миротворцам патрулировать Кодорское ущелье, лишь недавно взятое под контроль грузинскими войсками. Однако в ответ на эти демонстративные уступки Россия 3 октября полностью прервала транспортное (воздушное, морское и железнодорожное), а также почтовое сообщение с Грузией – в нарушение правил Всемирного почтового союза.[9] Тем самым она ввела тотальное эмбарго против Грузии. В Москве тем временем грузинское посольство окружили войска, были установлены металлодетекторы и резко ограничен доступ в здание. Лавров объяснил эти действия так: «Нельзя оскорблять Россию в то время, как здесь работают и кормят свои семьи тысячи граждан Грузии». В кафе, рестораны, гостиницы, увеселительные заведения и другие предприятия, принадлежавшие этническим грузинам, были направлены сотрудники налоговой, пожарной и санитарной инспекций. Запланированные культурные мероприятия с участием грузинской стороны были отменены. В российских СМИ развернулась массированная антигрузинская кампания.[10]

К 4 октября антигрузинские меры переросли в полномасштабную «охоту на ведьм». Госдума одобрила санкции против Грузии, а в Федеральной миграционной службе был учрежден специальный «грузинский» департамент.[11] Грузинам – обладателям многократных виз, уже находившимся на российской территории, вдвое сократили срок пребывания в стране. На следующий день Путин дал премьер-министру Михаилу Фрадкову указания ввести квоты по странам для въезда зарубежных граждан, а директорам школ было приказано составить списки учеников с грузинскими фамилиями.[12] Генеральный прокурор Юрий Чайка заявил, что считает меры против грузинских граждан «адекватными»,[13] а МВД тем временем начало проверку на предмет источников дохода в отношении Бориса Акунина (Георгия Чхартишвили), одного из самых популярных современных российских писателей. Счетная палата, в свою очередь, заявила о выявленных нарушениях в использовании государственных средств Академией художеств, возглавляемой Зурабом Церетели. Этнических грузин начали депортировать из России транспортными самолетами, а корабли российского ВМФ прпятствовали заходу иностранных судов в грузинские порты.[14] 17 декабря во время депортации 58-летний гражданин Грузии Тенгиз Тогонидзе скончался от приступа астмы в аэропорту Домодедово – ему не была оказана своевременно медицинская помощь.[15]

«Клиенты» Москвы поспешили последовать ее примеру: 12 октября парламент Южной Осетии обратился к руководству российских автономных республик – Северной Осетии, Карачаево-Черкесии и Кабардино-Балкарии – с просьбой «признать правовую и моральную ответственность Грузии за геноцид южных осетин в 1920 и 1989-1992 годах». Не отставал и абхазский парламент: он вновь попросил российское руководство признать независимость республики и установить между двумя странами ассоциированные отношения. В обращении отмечалось, что более 90% жителей Абхазии являются гражданами России. В то же время президент Чечни Алу Алханов заявил, что в случае войны в Абхазии и Южной Осетии чеченцы окажут им помощь.[16]

На саммите стран СНГ в Москве 26 октября Саакашвили встретился с Путиным. На основе выступлений обоих президентов по итогам этих встреч было видно, что им фактически ни о чем не удалось договориться.

7. Подготовка к Большой войне набирает обороты, декабрь 2006 г. – апрель 2008 г.

К концу 2006 г. стало ясно, что ни один из многочисленных актов давления и запугивания со стороны российского руководства не привел Грузию к отказу от курса на самостоятельное развитие, экономические и правовые реформы, а также от усилий по восстановлению территориальной целостности страны мирными средствами. Так, параллельно с переизбранием Эдуарда Кокойты на должность президента Южной Осетии 12 ноября 2006 г., грузинские власти провели альтернативные президентские выборы в контролируемой ими части Южной Осетии (примерно половине провинции). Победителем стал Дмитрий Санакоев, который ранее был одним из лидеров сепаратистского движения, занимал пост министра обороны и премьер-министра Южной Осетии, но тем не менее был готов к нахождению взаимоприемлемого соглашения с грузинскими властями[17].

28 ноября 2006 г., обмениваясь репликами с Саакашвили на саммите СНГ в Минске, Путин пообещал устроить ему «Северный Кипр»[18]. Госдума России обсуждала призыв к признанию независимости Абхазии и Южной Осетии[19]. 11 декабря 2006 г. российский генерал Андрей Лаптев был назначен министром обороны Южной Осетии, сменив на этом посту Анатолия Баранкевича, который возглавил Совет Безопасности Южной Осетии[20].

События в Грузии не были изолированными. Частью более широкой картины стала знаменитая ныне «мюнхенская речь» Владимира Путина, с которой он выступил на конференции по международной безопасности в баварской столице 10 февраля 2007 г. Его слова были восприняты как объявление открытой конфронтации с Западом. Через два дня Михаил Саакашвили пообещал, что Грузия вступит в НАТО в 2009 г. На это Кокойты 16 февраля возразил, что ни Южная Осетия, ни Абхазия никогда в НАТО не вступят. «Грузия может вступать в НАТО, – заявил он, – но без Южной Осетии и Абхазии»[21].

Теперь уже наблюдатели открыто предсказывали, что грузино-российская конфронтация может вылиться в настоящую войну. В октябре 2006 г. независимый российский военный аналитик Павел Фельгенгауэр заявил, что российско-грузинская война теперь «практически неизбежна»[22]. 27 февраля 2007 г. российская газета «Сегодня» опубликовала статью «Почему Грузия проиграет будущую войну»[23] за подписью «независимого военного аналитика» Заура Алборова, выступавшего, по-видимому, от имени военных и спецслужб Южной Осетии. В своей статье Алборов подробно описывал действия российских регулярных сил в будущей войне с Грузией за Южную Осетию, войне, которая в действительности началась семнадцатью месяцами позже. 10 марта Алборов опубликовал еще одну статью, в которой предположил, что ответом на возможное размещение в Грузии системы противоракетной обороны станет признание независимости Абхазии и Южной Осетии.

Хотя полномасштабная война началась лишь через полтора года, российское руководство вплотную подошло к ведению реальных боевых действий. 11 марта 2007 г. российские военные вертолеты обстреляли грузинские административные здания в Кодорском ущелье Верхней Абхазии[24]. Весь следующий день по грузинским селам в Кодорском ущелье велся артиллерийский огонь из Ткварчельского района Абхазии, а также с бортов российских боевых вертолетов. Эти провокации немедленно привели к серии обоюдных дипломатических шагов. 13 марта грузинский парламент отреагировал на обстрелы, единогласно проголосовав за вступление Грузии в НАТО. Два дня спустя его поддержал американский Сенат, проголосовав в поддержку приема Грузии и Украины в НАТО, Палата представителей Конгресса США выразила свою поддержку 27 марта[25]. На той же неделе парламент Абхазии вновь попросил признать ее независимость до того, как Грузия вступит в НАТО.

Провокации были проведены и в Южной Осетии. 25 марта 2007 г. из засады был обстрелян автомобиль грузинской полиции; в результате погибли двое полицейских. Расследование подтвердило, что обстрел совершила осетинская сторона[26]. 29 марта МИД России призвал грузинское правительство прекратить поддерживать альтернативное юго-осетинское правительство Дмитрия Санкакоева. 7 мая Кокойты объявил о прекращении всех переговоров с Грузией до тех пор, пока Тбилиси не прекратит все контакты с администрацией Санакоева в селе Курта. Через четыре дня Кокойты объявил о начале полной блокады всех грузинских сел Южной Осетии[27].

12 мая российский МИД обвинил Грузию в размещении в зоне конфликта запрещенного зенитного оружия, однако Грузия категорически отвергла это обвинение. Не успели международные наблюдатели начать расследование инцидента, как юго-осетинские военные поторопились отбуксировать обнаруженную зенитную установку в неизвестном направлении[28].

Летом 2007 г. стали появляться новые признаки того, что российское руководство решило начать войну. 27 июня Россия неожиданно и с опережением согласованного графика закончила вывод своих войск с военной базы в Ахалкалаки[29]. Тогда это выглядело не совсем логичным, но позже оказалось, что это тоже был еще один важный шаг к войне. Выяснилось, что Москва хотела избежать ситуации, при которой российские базы могли бы быть окружены, военнослужащие оказались бы в заложниках, а боевая техника и вооружение могли бы быть захвачены Грузией. На следующий день российская бронетехника заблокировала строительство дороги, ведущей в грузинский анклав Никози – Авневи. Специальный посланник России в Южной Осетии Юрий Попов потребовал срочного проведения заседания СКК, а Кокойты вылетел в Москву.

13 июля Владимир Путин подписал указ о прекращении участия России в Договоре об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ)[30]. Свое решение он обосновал планами США по размещению системы противоракетной обороны в Польше и Чехии. Тогда немногие обратили внимание на то, что решение об этом размещении еще не было принято, равно как не был построен (как и по сей день не построен) ни один из элементов этого противоракетного щита. Потребовалось более года для того, чтобы стал понятен подлинный мотив этого шага, а именно то, что он устранил все ограничения на размещение российских войск и боевой техники на Северном Кавказе в рамках подготовки к войне против Грузии. Двумя неделями позже российский вице-премьер Александр Жуков объявил, что Абхазия будет участвовать в создании инфраструктуры для Зимних Олимпийских игр 2014 г. в Сочи.

Тем же летом произошло то, что можно назвать «генеральной репетицией» войны. 6 августа, пока большинство западных лидеров были в отпусках, два российских самолета Су-25 вторглись в воздушное пространство Грузии и разбомбили радиолокационную станцию недалеко от Цителубани, на границе с зоной конфликта в Южной Осетии. Грузия обвинила в инциденте Россию, Россия отвергла обвинение. Однако ракета не взорвалась, что позволило западным экспертам исследовать ее и подтвердить ее российское происхождение[31].

В августе 2007 г. созданная по решению российского президента 34-я Зеленчукская горная мотострелковая бригада провела военные учения на высоте 4500 метров над уровнем моря, завершив их занятием обеих вершин Эльбруса, всего в 10 км от российско-грузинской границы. Описывая маневры, военный корреспондент особо подчеркнул, что оттуда «можно выйти к горным проходам, за которыми уже Грузия» и что «это самый короткий путь к Черноморскому побережью и в долины Закавказья»[32].

Одновременно с военными учениями к северу от Главного Кавказского хребта, по его другую сторону, в нескольких десятках километров к югу от Эльбруса, абхазские войска проводили маневры в нижней части Кодорского ущелья с применением тяжелого вооружения и в нарушение действовавших соглашений. В ходе учений, проведенных 20-24 августа, было продемонстрировано новое дорогостоящее оружие абхазской армии, включая самолеты и вертолеты, только что поставленное из России. Во время маневров российские самолеты неоднократно нарушали воздушное пространство Грузии над Верхней Абхазией[33].

В результате молниеносной операции, завершившейся 15 ноября, Россия закончила вывод своих войск с баз в Грузии[34]. Таким образом, мероприятие, на которое, согласно неоднократным заявлениям российских властей, требовалось не менее одиннадцати лет, было проведено менее чем за пять месяцев. Результатом эвакуации стало то, что в случае начала войны на территории Грузии не было бы российских военнослужащих, которых можно было бы окружить или взять в плен, а также российского военного снаряжения, какое могло бы быть легко захвачено грузинами. В ноябре того же года Россия начала операцию по очистке абхазского порта Очамчире от ила и различных осадочных отложений[35].

1 декабря завершилось формирование двух горно-стрелковых бригад – 33-й и 34-й[36]. Командующий Северо-Кавказским военным округом генерал Александр Баранов публично заявил, что «место дислокации 33-й бригады выбрано не случайно», поскольку оно открывает «непосредственно выход к границам Грузии»[37]. 3 декабря вступил в силу закон о прекращении участия России в ДОВСЕ. Он устранил все ограничения на размещение российского тяжелого вооружения на южном фланге европейского театра военных действий. В течение недели Россия начала перебрасывать военнослужащих и военную технику в Очамчирский район Абхазии[38].

4 февраля 2008 г. Владимир Путин лично проверил боеготовность Ботлихской и Зеленчукской горных мотострелковых бригад. В эфире российского телевидения был показан знаменательный диалог, который произошел между Путиным и одним из офицеров бригады у строящейся дороги: «Путин спросил: куда ведет эта дорога? Ему сказали, что дорога ведет в Грузию. Он заявил: отремонтируйте эту дорогу немедленно, нам нужна еще одна дорога, ведущая в Грузию»[39].

[2] Игорь Плугатарев, «Ради Олимпийского спокойствия», «Независимое военное обозрение», 19 октября 2007 г., http://nvo.ng.ru/printed/203144; «В Карачаево-Черкесии завершается формирование горной мотострелковой бригады», http://new.09biz.ru/2007/04/23/v_karachaevocherkesii_zavershaetsja _formirovanie_gornojj_motostrelkovojj_brigady.html
[3] «Совет Федерации наделяет президента полномочиями по использованию вооруженных сил за рубежом», ИТАР-ТАСС, 7 июля 2006 (BBC Monitoring)
[4] «Россию поймали в шпионскую сеть», «Коммерсант»,  28 сентября 2006 г., http://www.kommersant.com/page.asp?idr=530&id=708235
[5] «Российский министр обороны обвиняет Грузию в бандитизме», ИТАР-ТАСС, 28 сентября 2006 г.
[6] “Russian Spies to Appear in Court”, RFE/RL, 29 September 2006, http://www.rferl.org/content/article/1071683.html.
[7] «Первый самолет МЧС приземлился в Тбилиси для эвакуации россиян», «Интерфакс», 29 сентября 2006 г.
[8] “Russia deports Georgians amid rising diplomatic tensions”, Voice of America, 6 October 2006.
[9] “Russia suspends all transport, postal links with Georgia”, USA Today, 3 October 2006.
[10] Masha Lipman, “’Enemy’ Schoolchildren in Moscow”, Washington Post, 20 October 2006.
[11]«На грузин не пожалели законодательства», «Коммерсант», 5 октября 2006 г.
[12] Maria Danilova, “Moscow asks schools for names of children with Georgian surnames”, Associated Press, 7 October 2006.
[13] «Чайка: меры в отношении грузинских граждан в России не являются чересчур жесткими», «Интерфакс», 6 октября 2006 г.
[14] “Russian navy violating Georgian waters, impeding shipping – Georgian minister”, AFX Europe, 18 October 2006, in Europe Intelligence Wire.
[15] “Georgian deportee dies in Moscow”, BBC News, 17 October 2006.
[16] «Алханов: Абхазии и Южной Осетии могут помочь чеченские добровольцы», «Интерфакс-АВН», 20 октября 2006 г.
[17] “Two referendums and two ‘presidents’ in South Ossetia”, Caucaz.com, 20 November 2006.
[18] Выступление Михаила Саакашвили перед Временной парламентской комиссией 28 ноября 2008 г. http://www.parliament.ge/print.php?gg=1&sec_id=1329&info_id=21678&lang_id=ENG
[19] “Georgia opposed to Russian discussion of South Ossetia referendum”, Xinhua, 7 December 2006.
[20] «В Южной Осетии назначено новое правительство», http://www.annews.ru/news/detail.php?ID=60518
[21] «Глава Южной Осетии меняет министра обороны», Государственный комитет по печати и информации Республики Южная Осетия, 11 декабря 2006 г.
[22] «После заявлений Путина война с Грузией «практически неизбежна: эксперт», «Эхо Москвы», 2 октября 2006 г.
[24] «Грузия сообщает об артобстреле Кодорского ущелья», «Эхо Москвы», 12 марта 2007 г.
[25]Russian paper links shift in Georgian leader's rhetoric to US Senate's NATO vote”, Nezavisimaya Gazeta, 20 March 2007; «Палата представителей Конгресса США проголосовала за вступление Грузии и Украины в НАТО», РИА «Новости», 7 марта 2007 г.
[27] «Движение транспорта в зоне грузино-осетинского конфликта остановлено», РИА «Новости», 11 мая 2007 г.
[28] «ССПМ выясняет принадлежность обнаруженных в Южной Осетии средств ПВО» [http://www.kavkaz-uzel.ru/newstext/news/id/1186180.html]
[31] См. http://www.mod.gov.ge/?l=E&m=14&sm=3&st=0&id=698; Svante E. Cornell, David J. Smith, and S. Frederick Starr, The August 6 Bombing Incident in Georgia: Implications for the Euro-Atlantic Region, CACI & SRSP Silk Road Paper, October 2007.
[32] Игорь Плугатарев, «Ради Олимпийского спокойствия», «Независимое военное обозрение», 19 октября 2007 г.,  http://nvo.ng.ru/printed/203144
[33] «Абхазия отрицает нарушение российскими самолетами воздушного пространства Грузии», «Интерфакс», 25 августа 2007 г.
[34] «Россия выведет войска из Грузии раньше срока», НТВ-Мир, 10 ноября 2007 г.
[35] Выступление Михаила Саакашвили перед Временной парламентской комиссией 28 ноября 2008 г. http://www.parliament.ge/print.php?gg=1&sec_id=1329&info_id=21678&lang_id=ENG
[36] «34 отдельная мотострелковая бригада (горная), дислоцированная в Карачаево-Черкесии обрела боевое знамя», http://www.kchr.info/news/2294-.html
[37] «На Северном Кавказе завершилось формирование мотострелковых бригад сухопутных войск», http://www.scannews.ru/docu/gzt.ru/Obschestvennaya_zhizn/230626/Na_Severnom_Kavkaze_zavershilos_formirov/index.html
[38] “Peacekeeper rotation under way in Georgia’s Abkhazia”, Mze TV, 7 December 2007.
[39] Встреча президента Михаила Саакашвили с членами Бюро Парламента Грузии 24 августа 2008 г. http://www.president.gov.ge/?l=E&m=0&sm=1&st=0&id=2721
]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_08_07_andrey_illarionov Tue, 07 Aug 2018 14:17:10 +0300
<![CDATA[Как Кремль готовил и начал агрессию против Грузии – 2]]> 4. Май 2004 г. – апрель 2005 г.: Эскалация напряженности. Российские наступления на паспортном, транспортном и энергетическом направлениях. «Битва за абхазское президентство».

После аджарского кризиса произошел качественный перелом в отношениях Москвы с Грузией. Военный и административный контроль России над Абхазией и Южной Осетией был усилен, поставки оружия в эти регионы вышли на новый уровень, ускорена раздача российских паспортов для их жителей. В этот период российские власти также предприняли попытку (оказавшуюся неудачной) навязать Абхазии нового лидера, в отличие от того, что им удалось сделать в Южной Осетии.

Через несколько дней после аджарского кризиса российский президент подписал, очевидно, секретный указ правительству России с поручениями по Южной Осетии. В соответствии с ним, в частности, было начато строительство военных баз в Джаве (Изиугоми) и Цхинвали, открытие при Владикавказском военном училище специального отделения для курсантов из Южной Осетии, а также направление в регион нескольких десятков российских военных инструкторов. Речь шла и о переводе российских офицеров в Южную Осетию для прохождения воинской службы, а также о назначении российских граждан руководителями силовых структур самопровозглашенной республики.[1] Цель состояла в том, чтобы превратить слабо организованное, плохо вооруженное и необученное юго-осетинское ополчение в настоящую регулярную армию численностью до 7000 человек.[2]

25 мая 2004 г. МИД РФ начал последний этап паспортизации населения Южной Осетии. Уже 7 июня парламент самопровозглашенной республики обратился к Госдуме России с просьбой признать ее независимость и защитить проживающих в регионе «российских граждан».[3] Стоит отметить, что именно с этого момента Андрей Кокошин, тогдашний председатель думского Комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками, заговорил о том, что Россия обязана защищать своих новообретенных граждан.[4]

После проведении грузинскими властями операций по борьбе с контрабандой на Эргнетском рынке напряженность в Южной Осетии усилилась. 2–6 июня Россия передала Цхинвали 70 основных боевых танков T-72, 20 установок залпового огня «Град», и более 200 переносных зенитно-ракетных комплексов «Игла».[5] Министром обороны Южной Осетии был назначен Анатолий Баранкевич – полковник российской армии, имевший боевой опыт участия в афганской и чеченских войнах.[6]

15 июня юго-осетинские войска попытались воспрепятствовать сооружению дороги, которая должна была соединить грузинское село Эредви с грузинским анклавом к северу от Цхинвали: с селами Курта и Тамарашени. На следующий день Россия прекратила подачу электроэнергии в Грузию. 8 июля грузинские власти захватили девять грузовиков с российским оружием и боеприпасами, предназначенными для Южной Осетии.[7] Днем позже пятьдесят грузинских миротворцев были разоружены и подвергнуты публичному унижению: их заставили встать на колени на центральной площади Цхинвали. Репортаж об этом многократно передавался по основным российским телеканалам.[8] В ту же ночь контролируемые грузинскими властями села Тамарашени и Курта, а также грузинские блок-посты на их окраинах были подвергнуты артиллерийскому обстрелу.[9] Ведущий российского телеканала ОРТ Михаил Леонтьев заявил в эфире: «Мы расставили грузинам ловушку. И на сей раз, похоже, они в нее попались».[10] Днем позже российский МИД обвинил Грузию в «организации провокаций» и пообещал, что Москва защитит российских граждан в Южной Осетии. В ту же ночь в результате обстрела юго-осетинской артиллерией было ранено трое грузинских миротворцев и один полицейский. Перестрелки в Южной Осетии продолжались до 20 августа 2004 г., после чего грузинские войска покинули регион. К этому моменту погибло 19 грузинских солдат и пятеро осетин.[11]

Нападение террористов на школу в северокавказском городе Беслане 1-3 сентября 2004 г. было использовано российским руководством в качестве предлога для дальнейшей централизации власти в самой России, а также для усиления давления на Грузию. Некоторые грузинские журналисты, освещавшие трагедию в Беслане, добирались до города по Военно-грузинской дороге. 4 сентября со ссылкой на «террористическую угрозу» российские власти закрыли движение по этой магистрали через таможенный пункт Ларси – последний из трех таких пунктов на российско-грузинской границе, остававшийся под контролем Тбилиси (два других – Рокский тоннель и переход через реку Псоу – контролировались соответственно де-факто властями Южной Осетии и Абхазии).[12] Три недели спустя, когда граница с Грузией все еще оставалась закрытой, Россия установила прямое автобусное сообщение между российским городом Сочи и столицей Абхазии Сухуми.[13]

Напряженность в Южной Осетии несколько спала, но угрозы Москвы применить силу не прекратились. 8 и 12 сентября начальник Генштаба российских вооруженных сил Юрий Балуевский и министр обороны Сергей Иванов заявили о готовности Москвы наносить превентивные удары по объектам, расположенным за пределами России. 11 сентября президент России Путин распорядился сформировать две горно-стрелковые бригады численностью в 4500 военнослужащих каждая.[14] Министр обороны Иванов намекнул: перед этими соединениями будут ставиться «совершенно новые» задачи, «принципиально отличающиеся от [задач] других подобных частей».[15]

Развитие событий вскоре показало, что слова об ударах за пределами России адресовались именно Тбилиси. 14 и 20 сентября 2004 г. взрывами были уничтожены участки высоковольтных линий электропередачи «Картли-2» и «Кавкасиони» на территории Грузии, в результате чего многие районы страны остались без электроэнергии. 9-10 октября новые взрывы нанесли сильнейшие повреждения ЛЭП «Картли-2» и «Лиахви», а также уничтожили линии электропередачи в Западной Грузии. 20 октября Михаил Саакашвили заявил о нейтрализации устроившей эти взрывы группы диверсантов из Южной Осетии.[16]

В Абхазии тем временем приближались президентские выборы. В конце августа Путин принял в своей сочинской резиденции абхазского премьера Рауля Хаджимбу. Эта встреча спровоцировала резкую отповедь со стороны грузинского правительства, но она же дала понять, кого Москва хотела бы видеть преемником больного Ардзинбы после выборов, запланированных на 11 октября. Однако «помазание» рукой Путина, судя по всему, не принесло Хаджимбе дополнительных голосов: его легко победил Сергей Багапш. Москва была настолько недовольна таким результатом, что между сторонниками двух претендентов началось открытое противостояние. Оно продолжалось до тех пор, пока 1 ноября обоих не вызвали в Москву.[17] Российские власти потребовали от Багапша выйти из борьбы, но тот отказался уступить и продолжал заявлять о своей победе. За несговорчивость Багапша Москва наказала весь регион: 15 ноября был закрыт абхазский участок российско-грузинской границы, 1 декабря – прервано железнодорожное сообщение с республикой, а 2 декабря – введен запрет на импорт абхазской сельхозпродукции. Затем в Сухуми отправилась специальная делегация из представителей российских силовых ведомств. После изнурительных переговоров 6 декабря было достигнуто соглашение о разделе власти между Багапшем и Хаджимбой при санкции договоренности со стороны российского руководства.[18] Неспособность Москвы обеспечить победу своего кандидата свидетельствовала об ограниченности ее влияния в Абхазии по сравнению с Южной Осетией. Однако контроль над силовыми структурами абхазского правительства Россия сохранила.

Российское руководство развернуло кампанию по заполнению основных постов в силовых ведомствах обоих регионов за российскими офицерами и чиновниками. 17 января 2005 г. председателем юго-осетинского КГБ (сохранившего это название с советских времен) стал начальник управления Федеральной службы безопасности (ФСБ) по Республике Мордовия Анатолий Яровой.[19] В марте 2005 г. генерал-лейтенант Анатолий Зайцев, бывший заместитель командующего Забайкальским военным округом, уже занимавший к тому времени пост заместителя министра обороны Абхазии, был назначен вдобавок и начальником Генштаба вооруженных сил республики.[20] 25 апреля 2005 г. бывший начальник штаба МВД Республики Северная Осетия – Алания Михаил Миндзаев занял должность министра внутренних дел Южной Осетии.[21] 4 июля 2005 г. правительство Южной Осетии возглавил коммерческий директор Курской топливной компании и давний деловой партнер Кокойты Юрий Морозов.

Эти назначения сопровождались эскалацией подрывной деятельности российских спецслужб в Грузии. Особенно вопиющим инцидентом стал взрыв полицейского участка в грузинском городе Гори 1 февраля 2005 г., в результате которого трое полицейских погибли, а еще 17 получили ранения. В ходе расследования, проведенного грузинским Министерством внутренних дел и длившегося пять месяцев, было установлено, что взрыв организовала российская военная разведка – ГРУ.[22]

На этом фоне все нагляднее проявлялась поддержка Москвой двух сепаратистских регионов. Так, в ходе визита в Тбилиси министр иностранных дел России Сергей Лавров отказался возложить венок к памятнику грузинам, погибшим в борьбе за территориальную целостность Грузии (в Абхазской войне). Однако несколькими неделями спустя – 3-4 апреля 2005 г. – Лавров на официальном уровне принял в Москве министров иностранных дел Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья, как будто бы они представляли независимые государства. На следующий день с Багапшем и Кокойты в своей сочинской резиденции встретился Путин.[23]

Кадровые перестановки в Абхазии и Южной Осетии обеспечили российскому руководству эффективный контроль над обеими провинциями. С начала 2005 г. российская телекоммуникационная фирма «Мегафон» была подключена к созданию в Южной Осетии отдельной, не связанной с грузинской, системы мобильной связи, предназначенной для использования российскими военными и спецслужбами.[24] С 2004 г. российские власти существенно увеличили экономическую помощь двум этим регионам Грузии, постепенно повышая субсидии – в 2008 г. объем российской финансовой помощи Южной Осетии, к примеру, уже вдвое превысил ВВП самой республики. Основная часть субсидий направлялась на военные расходы, составлявшие до 50% ВВП Абхазии и 150% ВВП Южной Осетии – последняя, надо полагать, поставила в этом смысле мировой рекорд.

5. Срок начала войны определен. Атаки на «винном» и «минеральном» фронтах, май 2005 г. – август 2006 г.

30 мая 2005 г. министр иностранных дел Грузии Саломе Зурабишвили и ее российский коллега Сергей Лавров подписали наконец совместное коммюнике о сроках и графике вывода российских военных баз из страны. В соответствии с этим документом все российские военнослужащие должны были покинуть Грузию к концу 2008 г. Это решение грузинской стороной было расценено как серьезный дипломатический успех Тбилиси в деле обеспечения суверенитета страны. В тот момент, похоже, никто не понял, что график эвакуации российских военных баз из Батуми и Ахалкалаки совпадал со сроками, установленными для себя российским руководством не только для легализации военных баз, нелегально существовавших в то время на территории Абхазии и Южной Осетии, а также создания там новых баз, но и для открытых военных действий против Грузии, которые привели бы к пленению военнослужащих баз, находившихся в Ахалкалаки и Тбилиси.

К началу 2006 г. российские военные поставки Абхазии и Южной Осетии достигли такого масштаба, что по общему объему арсенал вооружений, снаряжения и боеприпасов этих двух регионов с совокупным населением в 250 тыс. человек превзошел соответствующие показатели Грузии с населением 4,5 млн. чел. К началу 2008 г. два мятежных региона обладали запасами оружия и снаряжения (полученными к тому же бесплатно), вдвое большими, чем имелось в распоряжении Тбилиси. По темпам роста вооружений и уровню милитаризации оба региона, в особенности Южная Осетия, в 2003-2008 гг. не имели себе равных в мире.

Поскольку решение начать войну к тому времени уже было принято, российскому руководству стало незачем скрывать свои намерения. 26 января 2006 г. на заседании Совета Безопасности ООН российская сторона отказалась от прежней поддержки главного принципа, на котором основывались усилия международного сообщества по урегулированию грузино-абхазского конфликта, – определения статуса Абхазии в рамках грузинского государства – и исключила из проекта резолюции Совбеза ООН ставшее к тому времени общепринятым (хотя пока только теоретически) упоминание о Баденском документе. Более того, Москва объявила, что этот документ не следует рассматривать в качестве основы для переговоров о статусе Абхазии.[25] 31 января 2006 г. в ходе пресс-конференции Владимир Путин заметил: «Если кто-то считает, что Косово можно предоставить полную государственную независимость, то тогда почему мы должны отказывать в этом абхазам или южноосетинам?» Одновременно президент России дал указание министру иностранных дел Сергею Лаврову выработать «универсальную» правовую формулу по вопросу о независимости Косово, которую можно было бы применять в других аналогичных случаях.[26] В марте помощник российского премьера заявил, что решение об объединении Северной и Южной Осетии «в принципе» уже принято.[27] В мае МИД России приступил к консультациям с Абхазией, Южной Осетией и Приднестровьем о статусе этих территорий.

В феврале 2006 г. 58-я армия Северокавказского военного округа (СКВО) провела масштабные учения, на которых отрабатывались задачи по «оказанию немедленной помощи российскому миротворческому батальону в Южной Осетии». В ходе учений ряд частей выдвинулся по Транскавказской магистрали в районы, непосредственно прилегающие к Рокскому тоннелю на российско-грузинской границе.

В Южной Осетии усиливалось российское кадровое присутствие: 3 марта 2006 г. полковник Николай Долгополов, прежде возглавлявший управление ФСБ России по Республике Мари-Эл, сменил Анатолия Ярового во главе юго-осетинского КГБ.[28] В том же месяце Кокойты направил в Конституционный суд Российской Федерации запрос о признании Россией независимости Южной Осетии.[29]

Москва перешла и к более целенаправленному использованию экономических рычагов давления. В декабре 2005 г. главы российских энергетических компаний, работавших в Грузии, были вызваны в Администрацию президента России; им задали вопрос: можно ли прекратить подачу топлива и электроэнергии через границу. [30] Бизнесмены ответили отрицательно, но на этом дело не закончилось. Через несколько недель, 22 января 2006 г., серия одновременных взрывов на территории Северной Осетии вывела из строя два газопровода и линию электропередачи, соединявшие Россию и Грузию.[31] В результате взрывов в разгар зимы – одной из самых холодных за десятилетие – была прекращена подача газа и электроэнергии в Грузию. 26 января еще один взрыв повредил высоковольтную линию, по которой снабжались электричеством восточные районы Грузии.

В течение 2006 г. Кремль последовательно пытался нанести Грузии экономический ущерб, чтобы «покарать» Тбилиси за противодействие российской подрывной деятельности на своей территории. В конце марта грузинские власти задержали офицера российского ГРУ Бойко за шпионскую деятельность. Тбилиси без лишнего шума депортировал разведчика, не став раздувать этот инцидент.[32] Тем не менее 29 марта российское правительство запретило импорт грузинских вин со ссылкой на медико-санитарные причины.[33] В мае последовал запрет на ввоз популярных марок грузинской минеральной воды – «Боржоми» и «Набеглави».[34] Наконец, чтобы у Тбилиси не оставалось никаких сомнений относительно направленности всех этих шагов, министр обороны Сергей Иванов выступил с заявлением: «у России всегда есть право на превентивный удар».[35]

В дополнение к двум уже имевшимся у России военным базам в Южной Осетии Москва в марте 2006 г. начала сооружать еще одну базу в Элбаките – в двух километрах к северо-востоку от Джавы. [36] База была рассчитана на размещение 2500 военнослужащих. Складские помещения на базах в Очамчире и Гали (Абхазия) были расширены, чтобы обеспечить хранение вооружения, снаряжения и топлива для 100 тыс. военнослужащих.[37]

Под очевидным воздействием Москвы 14 июня на саммите в Сухуми лидеры Абхазии, Южной Осетии и Приднестровья подписали Договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи, а также декларацию о создании Сообщества «За демократию и права народов».[38] Они взяли на себя обязательства оказывать друг другу военную помощь в чрезвычайных ситуациях и решили создать совместные миротворческие силы на тот случай, если российские миротворцы будут выведены из трех регионов. Главы непризнанных республик также заявили о своей лояльности российским властям. Владимир Путин, в свою очередь, объявил, что судьбу этих республик определит воля их народов в соответствии с принципом самоопределения наций. Две недели спустя он подчеркнул: Россия сохранит свои миротворческие контингенты в этих регионах «несмотря на провокации».[39]


[2]«Южная Осетия рассчитывает, что ее будут защищать российские солдаты?» //»Национальные интересы», 12 декабря 2006 г.  http://www.niros.ru/news/13708.html
[3] “South Ossetia urges Russian Parliament to recognize its Independence,” Rustavi-2 TV, 7 June 2004.
[4] Кокошин заявил: «Российские граждане составляют большую часть населения, проживающего на территории Южной Осетии и Абхазии. Россия обязана защищать их жизнь, здоровье, имущество, честь и достоинство всеми доступными средствами, как это делают США и другие западные страны». См. «Россия должна использовать любые средства для защиты соотечественников в Грузии, утверждает высокопоставленный парламентарий», «Интерфакс-АВН» (Агентство военных новостей), 1 июня 2004 г.
[6] «Южная Осетия готова воевать с Грузией», «Независимая газета» [http://www.ng.ru/politics/2005-12-12/1_barankevich.html]
[7] “Arms Seizure Flares Tensions in South Ossetia, Causes Controversy in Georgian Cabinet,” Civil Georgia, 7 July 2004, http://www.civil.ge/eng/article.php?id=7280
[8] “Tbilisi says “No” to the Use of Force, Despite Attacks on Georgia Checkpoints in South Ossetia,” Civil Georgia, 8 July 2004, http://www.civil.ge/eng/article.php?id=7353
[9] «Обстрел грузинской деревни в зоне грузино-осетинского конфликта», «Интерфакс», 10 июля 2004 г.
[10] ОРТ, 11 июля 2004 г.
[11] “Georgia gives “last chance for Peace ”in South Ossetia,” Civil Georgia, 19 August 2004,   http://www.civil.ge/eng/article.php?id=7658
[12] “People Stuck at Border, Journalists – in Vladikavkaz,” Civil Georgia, 7 September 2004, http://www.civil.ge/eng/article.php?id=7762  
[13] ”Timeline-2004,” Civil Georgia, 3 January 2005, http://www.civil.ge/eng/article.php?id=8712&search=2004%20timeline
[14] «На Северном Кавказе сформированы мотострелковые горные бригады», «Коммерсант», http://www.kommersant.ru/doc.aspx?DocsID=814395; «Контрактники ушли в горы», http://www.strana.ru/doc_print.html?id=82060&cid=8
[15] Игорь Плугатарев, «Пока решен вопрос только с ослами и мулами», «Независимое военное обозрение», http://www.abkhaziya.org/server-articles/article-47408de6b7d7402bbf0e6fd2676178fd.html
[16] “Saakashvili says Energy “Saboteurs Destroyed,” 21 October 2004, Civil Georgia, http://www.civil.ge/eng/article.php?id=8129&search=october%202004%20saakashvili; “Temporary (AD HOC) Parliamentary Commission on investigation of the military aggression and other actions of the Russian Federation undertaken against the territorial integrity of Georgia,” Parliament of Georgia, 7 January 2009,  http://www.parliament.ge/index.php?lang_id=ENG&sec_id=1315&info_id=22617; “Emergency Statement by President Saakashvili,” President of Georgia, 22 January 2006, http://www.president.gov.ge/?l=E&m=0&sm=3&st=130&id=1365
[17] «Оба кандидата в президенты Абхазии прибыли в Москву для переговоров», ИТАР-ТАСС, 2 ноября 2004 г.
[18] «Кандидат в президенты Абхазии называет главного союзника в качестве будущего премьера», Информационное агентство «Апсныпресс», Сухуми, 8 декабря 2004 г.
[20] «В Абхазии назначены руководители Министерства обороны», Информационное агентство «Апсныпресс», Сухуми, 23 марта 2005 г.
[21]Georgia: New interior minister appointed in South Ossetia” Kavkasia-Press news agency, Tbilisi – 26 April 2005.
[22]Georgian interior minister proud of "high precision" work on Gori blast case”, Imedi TV, Tbilisi, 27 July 2005; “Georgian minister says Russia not helping with car bomb probe”, Radio 1, Tbilisi - 10 November 2005; “Georgian TV shows documentary on Gori car bombing”, Rustavi-2 TV, Tbilisi, 1 February 2006.
[24]Georgia Orders Megafon to Pay Fine”, St. Petersburg Times, 24 June 2008, http://www.sptimes.ru/index.php?story_id=26358&action_id=2
[26] «Путин призывает к «универсальному подходу» при разрешении межэтнических конфликтов», РТР, 31 января 2006 г.
[27] «Единая Осетия: правительство России готово присоединить грузинскую республику», «Ведомости», 23 марта 2006 г.
[28] Председателем КГБ Южной Осетии назначен Николай Долгополов. Регнум, 3 марта 2006 г.
https://regnum.ru/news/600181.html.
[29]Georgia dismisses South Ossetian unification appeal to Russia” Prime-News, Tbilisi - 22 March 2006.
[30] Встреча президента Михаила Саакашвили с членами Бюро Парламента Грузии 24 августа 2008 г., http://www.president.gov.ge/?l=E&m=0&sm=1&st=0&id=2721Your.
[31] “Georgian leader accuses Russia of "major act of sabotage,” Rustavi -2 TV, Tbilisi - 22 January 2006
[32] Встреча президента Михаила Саакашвили с членами Бюро Парламента Грузии 24 августа 2008 г.,  http://www.president.gov.ge/?l=E&m=0&sm=1&st=0&id=2721Your.
[33] «Главный санитарный врач России требует ввести запрет на ввоз молдавских и грузинских вин», «Интерфакс», 27 марта 2006 г.
[34] «Россия может запретить импорт еще одной марки грузинской минеральной воды», РТР, 6 мая 2006 г.
[35] RFE/RL, 12 July 2006.
[36] Выступление Давида Кезерашвили перед Временной парламентской комиссией 27 октября 2008 г. http://www.parliament.ge/index.php?lang_id=ENG&sec_id=1329&info_id=21926
[37] Встреча президента Михаила Саакашвили с членами Бюро Парламента Грузии 24 августа 2008 г., http://www.civil.ge/rus/_print.php?id=17462
[38] «Непризнанные республики на территории Грузии и Молдовы планируют укреплять сотрудничество», «Эхо Москвы», 14 июня 2006 г.
[39] Сергей Благов, «Путин заявляет Тбилиси: наши миротворцы останутся на месте», Eurasia Insight, 27 июня 2006 г., http://www.eurasianet.org/departments/insight/articles/eav062706.shtml.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_08_07_andrey_illarionov_kak_kreml_goto Tue, 07 Aug 2018 14:09:43 +0300
<![CDATA[Как Кремль готовил и начал агрессию против Грузии – 1]]> По случаю 10-летия наиболее горячей части российско-грузинской войны полагаю возможным разместить свой доклад «Как Кремль готовил и начал агрессию против Грузии. Сентябрь 1999 г. – 6 августа 2008 г.»

1. Предварительные замечания.

Первое. Для того, чтобы нарисовать полную, объективную, сбалансированную картину подготовки российского руководства к агрессии против Грузии, исследователям не хватает ряда важных документов. И десять лет спустя после наиболее горячей фазы российско-грузинской войны они не имеют доступа ко многим ключевым решениям официальных российских властей, по которым можно описать действия главных действующих лиц. Поэтому автор не утверждает, что знает каждый шаг российского руководства, его мотивацию, доступные ему варианты действий, а также существенные детали осуществления его военных планов. Хотя некоторые важные детали до сих пор отсутствуют, общая картина подготовки российскими властями войны тем не менее выглядит достаточно понятной. То, что можно сделать сегодня – это предоставить возможность читателю познакомиться с наиболее полной и детальной хронологией событий с максимально аккуратным описанием того, что сейчас уже известно вполне достоверно. Получающееся полотно говорит само за себя. Не вызывает сомнения, что в дальнейшем – при появлении дополнительной информации и уточнении доступной в настоящее время – картина подготовки российским руководством войны против Грузии станет еще более полной и более впечатляющей.

Второе. В этом тексте не ставится задача ни описать ответную реакцию грузинских властей на российские действия, ни предложить возможные объяснения реакции российской стороны на действия Грузии. Не вызывает сомнения, что каждая из сторон – российско-абхазско-юго-осетинская коалиция (понятна, естественно, условность термина «коалиция», являющаяся эвфемизмом термина «российское руководство»), с одной стороны, и Грузия, с другой, – сделали свои шаги навстречу военному решению кризиса или, что точнее, кризисов в своих отношениях. Тем не менее совершенно очевидно и то, что в подавляющем большинстве случаев инициатива осуществления агрессивных шагов принадлежала коалиции (точнее: российскому руководству). Из 57 случаев агрессивных действий, т.е. действий, подпадающих согласно резолюции №3314 Генеральной Ассамблеи ООН от 14 декабря 1974 г. под определение агрессии, в 53 случаях такие действия были совершено либо исключительно российской (коалиционной) стороной, либо они были совершены обеими сторонами, но российской (коалиционной) стороной они были совершены ранее, чем Грузией. Из четырех контрагрессивных действий (действий по прекращению огня и боевых действий) все четыре действия первыми были совершены грузинской стороной, при этом одно действие было повторено российской стороной с существенной задержкой по сравнению с грузинской, а три контрагрессивных действия (объявление и осуществление одностороннего прекращения огня вечером 7 августа и днем 8 августа) российской стороной так и не были повторены (см. пост «Кто выстрелил первым?»).
.

Третье. Роль грузинских властей в конфликте не была исключительно пассивной. Тем не менее существующие данные убедительно опровергают часто распространяемые (и, совершенно очевидно, неверные) утверждения, согласно которым именно грузинское правительство под руководством Михаила Саакашвили сыграло решающую роль в провоцировании войны. Дело в том, что наиболее серьезные шаги, сделавшие российско-грузинскую войну неизбежной, были предприняты российским руководством в период между сентябрем 1999 г. и июнем 2003 г. Каким бы предполагаемым или реальным ни был вклад правительства Саакашвили в ухудшение российско-грузинских отношений, ни он сам, ни его коллеги по правительственной команде не занимали каких-либо постов в структурах грузинской исполнительной власти до конца ноября 2003 г. Напротив, российское руководство осуществляло серьезную подготовку к агрессии против Грузии в течение почти целого десятилетия. Следует особенно отметить, насколько детальными, тщательными, скоординированными и секретными оказались планирование и подготовка военных действий со стороны, прежде всего, российского Генерального штаба, которые застали бОльшую часть мира врасплох в августе 2008 г.

Четвертое. Сегодня, кажется, уже нет дискуссии относительно причин и факторов, побудивших российское руководство начать войну против Грузии. Тем не менее отдельного обсуждения заслуживает вопрос о том, когда именно российские власти приняли принципиальное решение начать российско-грузинскую войну. Имеющаяся информация позволяет утверждать, что ключевые решения об использовании силы против Грузии были приняты еще в 1999-2001 гг. Таким образом, все последующие действия российских властей представляли собой лишь этапы реализации «общего плана», выработанного на рубеже 1990-2000-х годов. Поэтому если и есть какой-либо нерешенный вопрос, то он заключается в следующем: существовал ли общий план развязывания войны с Грузией с самого начала, или он возник в результате конкретного развития событий, лишь после провала неоднократных попыток российского руководства ослабить, подорвать и ликвидировать грузинскую государственность невоенными средствами?

Пятое. Оказание российским руководством давления на Грузию отмечается с сентября 1999 г. В 2001 г. Кремлю удалось заменить руководство Южной Осетии – с искавшего мирные компромиссы с Грузией Л.Чибирова на воинствующего Э.Кокойты, – один этот факт сам по себе сделал российско-грузинскую войну неизбежной. Однако российское руководство не остановилось на этом. Осуществив массовые поставки тяжелого вооружения в Южную Осетию в январе-феврале 2003 г. (включая двенадцать танков Т-55), российское руководство в своих отношениях с Грузией намеренно выбрало путь военной конфронтации. Разместив в Южной Осетии в мае-июне 2004 г. семьдесят дополнительных танков Т-72, сотни БМП и БТР, тяжелую артиллерию, десятки РСЗО, огромное количество другой военной техники и военного снаряжения российское руководство проложило путь к полномасштабной войне.

Шестое. Не менее важной темой обсуждения в последние годы был вопрос о времени принятия российским руководством решения о ведении войны против Грузии. То, что это решение было принято не в 15 часов 8 августа 2008 г., совершенно очевидно. Вопрос остается: когда? Существующая на сегодняшний момент информация позволяет сделать вывод о том, что принципиальное решение о начале массированного военного вторжения в Грузию было принято в Кремле не позже 2 августа 2008 г.

Седьмое. Желание российского руководства провести агрессию против Грузии было столь сильным, что независимо от действий или бездействия грузинского руководства такая война состоялась бы все равно. Очевидно, что какие бы действия ни совершили грузинские власти, война была неизбежной. Даже сегодня, десять лет спустя со времени наиболее интенсивной фазы российско-грузинской войны, пришедшейся на август 2008 г., никто во всем мире так и не смог предложить реалистичного и убедительного  варианта поведения для руководства страны, подвергшейся нападению, при следовании которому Грузии (или, например, Украине, подвергшейся аналогичной агрессии в 2014-2018 гг.) удалось бы избежать войны с могущественным соседом, решившим во что бы то ни стало провести агрессию против выбранной им жертвы.

2. Сентябрь 1999 г. – декабрь 2002 г.: первый раунд выкручивания рук. Захват президентства Южной Осетии.

Шестилетний период с октября 1993 по август 1999 г. был периодом относительной стабильности и мира в российско-грузинских отношениях. В определенной степени это относилось и к отношениям Грузии с де-факто властями Абхазии и Южной Осетии. Хотя в этих отношениях было немало проблем, но все же этот почти шестилетний период радикально контрастирует как с предыдущим пятилетним периодом 1988–1993 гг., так и с последующим десятилетним периодом, начавшимся в сентябре 1999 г., когда премьер-министром России стал В.Путин. Конечно, нельзя сказать, что со всех сторон наблюдалось искреннее желание к взаимным сотрудничеству и интеграции, но все же после нескольких лет кровопролития это был период постепенного восстановления доверия между Грузией и Абхазией и особенно между Грузией и Южной Осетией. При этом российское руководство в то время (1993-1999 гг.) проводило, если не полностью нейтральную, но точно менее интервенционистскую политику, чем как до этого, так и после этого периода. Общая атмосфера на этом этапе явно контрастирует как с предыдущим пятилетним периодом – 1988–1993 гг., так и с последующими событиями начиная с 1999 г. до сегодняшнего дня.

Этот период относительного спокойствия был прерван в сентябре 1999 г. На следующий месяц после назначения в России нового премьер-министра (В.Путина) именно российское правительство (а не российский президент, отвечающий согласно Конституции России за международные отношения) радикально изменило свою политику по отношению к Грузии. В одностороннем порядке оно сняло запрет на пересечение абхазского участка российско-грузинской границы мужчинами призывного возраста, введенный совместным решением президентов СНГ от 19 января 1996 г.[1]

9 ноября 2000 г. российское правительство проинформировало Тбилиси о намерении ввести визовый режим для граждан Грузии, желающих въехать на территорию России. Несмотря на энергичные протесты грузинской стороны Россия вышла из соглашения СНГ, отменившего визы в рамках Содружества, и в декабре 2000 г. ввела визовый режим для граждан Грузии. Одновременно и демонстративно российские власти ввели упрощенный визовый режим для жителей Абхазии, Аджарии и Южной Осетии.[2]

Два месяца спустя, в феврале 2001 г., сотрудник российских спецслужб организовал так называемую «встречу четырех» – секретное совещание, в котором участвовал он сам, и трое, как считалось тогда, наиболее радикальных деятелей Южной Осетии. Речь идет об интеллектуальном лидере юго-осетинского национального движения Алане Чочиеве, бывшем работнике юго-осетинского обкома КПСС и к тому времени дважды премьере Южной Осетии Герасиме (Резо) Хугаеве, а также бывшем торговом представителе Южной Осетии в Москве Эдуарде Кокоеве (Кокойты), пользовавшимся сомнительной репутацией в качестве бизнесмена и профессионального борца. Целью встречи была выработка стратегии, которая не позволила бы действовавшему тогда президенту Людвигу Чибирову победить на президентских выборах, запланированных на конец года.[3]

Л.Чибиров, историк по образованию и профессор осетинской истории, был президентом Южной Осетии с 1996 г. Он искренне пытался найти компромисс с властями Грузии в решении двустороннего конфликта и был готов согласиться на статус расширенной автономии для Южной Осетии в составе Грузии. Как минимум трижды он встречался с Эдуардом Шеварднадзе – во Владикавказе в 1996 г., в Джаве в 1997 г. и в Боржоми в 1998 г. В 1999 г. при посредничестве ОБСЕ Л.Чибиров и Э.Шеварднадзе подписали совместный документ, который будучи парафированным 14 июля 2000 г. в пригороде Вены Бадене, получил название Баденского и который открывал путь мирного разрешения грузино-осетинского конфликта.[4] Баденский документ стал высшей точкой в процессе укреплении доверия между двумя этническими общинами после столкновений конца 1980-х – начала 1990-х годов и одновременно политическим приговором для Чибирова. Для российского руководства такой путь эволюции грузино-осетинских отношений был абсолютно неприемлемым.

Вскоре после «встречи четырех» стало ясно, что А.Чочиев не готов играть роль, отводившуюся для него российским руководством (в последующие годы он подвергся преследованиям не только со стороны юго-осетинских, но и северо-осетинских властей, был арестован и вынужден был скрываться). Г.Хугаев не смог преодолеть регистрационные барьеры. Единственным кандидатом, поддержанным российскими властями на президентских выборах ноября 2001 г., оказался Э.Кокойты. Во втором раунде выборов 6 декабря 2001 г. Кокойты был избран президентом Южной Осетии, набрав 53% голосов. 9 января 2002 г. он назначил Г.Хугаева премьер-министром.

Несколько дней спустя, в январе 2002 г., Эдуард Кокойты провел встречу за закрытыми дверями с представителями юго-осетинской элиты: в ней приняли участие примерно 50 наиболее авторитетных деятелей региона. Кокойты изложил им план, рассчитанный на то, чтобы добиться официальной независимости Южной Осетии путем развязывания войны с Грузией. Большинству участников встречи его предложение показалось настолько экстравагантным, что они сочли его абсолютно неприемлемым.[5] В последующем все участники встречи, кто возражал Кокойты, исчезли с юго-осетинской политической сцены: кто-то покинул республику, кто-то оказался в цхинвальской тюрьме, кто-то ушел из жизни при невыясненных обстоятельствах.

По настоянию Кокойты в марте 2002 г. парламент Южной Осетии принял постановление с просьбой к российским властям о признании независимости республики и принятии ее в состав Российской Федерации.[6] Спикер юго-осетинского парламента Станислав Кочиев лично доставил это обращение в Москву.

Летом того же года правительство России начало подготовку к массовой выдаче российских паспортов жителям Южной Осетии, Абхазии и Аджарии. В июне 2002 г. российский парламент внес соответствующие поправки в Закон о гражданстве, что вызвало резкий протест грузинского президента Э.Шеварднадзе.[7] Тем не менее к 4 апреля 2003 г. 56% населения Южной Осетии стали владельцами российских паспортов.[8]

Тем временем российско-грузинские отношения продолжали ухудшаться. Россия потребовала от Грузии разрешение на использование ее воздушного пространства для поддержки своих операций в Чечне. 6 августа 2002 г. российские ВВС нанесли бомбовый удар по территории Грузии в Панкисском ущелье. Это привело к жертвам среди мирного населения: один человек погиб, несколько получили ранения. Грузия выразила протест, но российские власти категорически отвергли сам факт действий ее авиации в этом районе.[9] Однако миссия ОБСЕ в Грузии, проведя тщательное расследование, подтвердила факт бомбардировки российскими самолетами грузинской территории.

Под воздействием российского руководства началась координация действий Цхинвали и Сухуми. 7-8 сентября 2002 г. Кокойты нанес визит в Сухуми и подписал – очевидно, по указанию и при поддержке Москвы – договор с Абхазией о военном союзе против Грузии.[10] Несколько дней спустя, в первую годовщину терактов 11 сентября в Соединенных Штатах, российский президент Владимир Путин предъявил Грузии ультиматум, охарактеризовав ее как страну, от которой исходит «террористическая угроза».[11] Путин, ссылаясь на статью 51 Устава ООН, заявил о готовности России применить военную силу против Грузии.[12] 22 ноября Шеварднадзе дал ответ на путинский ультиматум. Выступая на саммите НАТО в Праге, он заявил о намерении страны вступить в Североатлантический альянс.[13]

Спираль эскалации напряженности продолжала раскручиваться. В конце 2002 г. Кокойты начал расставлять на государственные посты в Южной Осетии представителей российских «силовых министерств» (министерства обороны, в т.ч. ГРУ, ФСБ). Кроме того, несмотря на резкие протесты Тбилиси, российские власти 25 декабря 2002 г. возобновили железнодорожное сообщение между Россией и Абхазией, остановленное по решению президентов стран СНГ в 1996 г.[14]

Таким образом, еще в 1999-2002 гг. Россия начала оказывать жесткое давление на правительство Шеварднадзе, добилась избрания «своего человека» в Южной Осетии, предприняла шаги, ставившие под угрозу территориальную целостность Грузии, и даже приступила к военным акциям, одновременно пытаясь подорвать репутацию этой страны на международной арене, изображая ее прибежищем террористов.

3. Бряцание оружием и «битва за Аджарию», январь 2003 г. – апрель 2004 г.

15 января 2003 г. Эдуард Кокойты вновь обратился к Владимиру Путину с просьбой о признании независимости Южной Осетии. 2 февраля 2003 г. российское руководство отреагировало на эту просьбу, переправив в Южную Осетию через Рокский тоннель значительную партию военной техники и снаряжения, включая двенадцать танков T-55.[15] Данная акция строго соответствует критериям агрессии, установленным ООН. Боевая техника и вооружение были размещены в северной части региона – в поселке Джава, куда международные наблюдатели в зоне конфликта доступа не имели. Эта передача современного тяжелого вооружения Москвой произошла за девять месяцев до «революции роз» и прихода к власти Михаила Саакашвили в ноябре 2003 г. Ни при каких условиях ответственность за «провоцирование» российского руководства на такие действия не может быть возложена на М.Саакашвили и его правительство.

В этот период камнем преткновения в отношениях между Тбилиси и Москвой стал вопрос о российских военных базах в Грузии: российская сторона затягивала выполнение обязательств, взятых на себя в ходе Стамбульского саммита ОБСЕ в 1999 г. Во время двусторонних переговоров о выводе российских войск из Грузии, проходивших 18-19 февраля 2003 г., Тбилиси потребовал завершить этот процесс в течение трех лет, т.е. к началу 2006 г. Москва утверждала, что сможет эвакуировать базы лишь через одиннадцать лет, к 2014 г. Другим инструментом давления на Грузию стал отказ российской стороны от участия в очередном заседании Смешанной контрольной комиссии по урегулированию грузино-осетинского конфликта в Вене, запланированном на 20–21 февраля 2003 г.[16]

В июле того же года Россия еще раз нарушила международное эмбарго, введенное в отношении Абхазии в 1992–93 гг., направив туристическое судно из Сочи в Сухуми. В том же месяце де-факто власти Южной Осетии отозвали свою подпись под Баденским документом.[17]

Угрозы Москвы в адрес Грузии продолжались. 2 октября 2003 г. министр обороны Сергей Иванов заявил, что Россия не исключает возможность нанесения превентивных ударов в различных регионах мира «для обеспечения свой безопасности».[18] В свете бомбардировки Панкисского ущелья в августе 2002 г. это заявление было воспринято как словесная подготовка к новому удару по Грузии и как попытка Кремля воспользоваться прецедентом, созданным Соединенными Штатами в ходе операции в Ираке.

После откровенно подтасованных парламентских выборов в Грузии 2 ноября 2003 г. Шеварднадзе резко активизировал телефонные контакты с Путиным. Что касается лидера Аджарии Аслана Абашидзе, то он общался с российскими коллегами не только по телефону, но и лично, за короткий срок нанеся целую серию визитов в Москву. Впервые со времени выборов он прилетел в Москву 13 ноября 2003 г. Он приезжал в российскую столицу также 29 ноября 2003 г., 14 января, 7 февраля и 3 марта 2004 г. Всего, таким образом, с середины ноября 2003 г. он нанес в Россию, как минимум, пять визитов. Шестой визит – 6 мая 2004 г. – оказался (к настоящему времени) последним.

23 ноября 2003 г. российский министр иностранных дел Игорь Иванов, направленный Путиным в Тбилиси в качестве посредника, способствовал достижению договоренности об отставке Шеварднадзе. В результате к власти в Грузии пришел триумвират – Михаил Саакашвили, Зураб Жвания и Нино Бурджанадзе.

После «революции роз» консультации между Москвой и сепаратистскими регионами Грузии интенсифицировались. В ходе совещания в Москве 29 ноября Игорь Иванов обсуждал вопросы стратегии и тактики с российскими «доверенными лицами» в Грузии: лидерами Южной Осетии и Аджарии Эдуардом Кокойты и Асланом Абашидзе, а также премьер-министром Абхазии Раулем Хаджимбой (президент Абхазии Владислав Ардзинба не смог участвовать во встрече по состоянию здоровья). Одно из принятых на совещании решений было связано с ускорением процесса предоставления российского гражданства жителям этих трех грузинских территорий. МИД России приступил к изготовлению для этих регионов десятков тысяч бланков паспортов. Четыре дня спустя в отношении Аджарии был введен новый, еще более упрощенный, визовый режим.[19]

11 февраля 2004 г. в Москве состоялась первая встреча Владимира Путина с только что избранным президентом Михаилом Саакашвили. Российский лидер обратился к грузинскому коллеге с двумя просьбами: во-первых, воздержаться от требований вывода российских военных баз из Грузии, и, во-вторых, «хорошо беречь» грузинского министра госбезопасности Валерия Хабурдзания (то есть сохранить его на этом посту).[20] Вернувшись в Тбилиси, Саакашвили пятью днями позже (16 февраля) объявил о радикальной реформе Министерства госбезопасности и переводе Хабурдзания на должность заместителя генерального прокурора. Через некоторое время Хабурдзания покинул Грузию и оказался в Москве на посту исполнительного вице-президента корпорации «Система». В 2013 г. он заявил о намерении вернуться в Грузию и создать там  там «первую по-настоящему пророссийскую партию»[21].

Одним из первых шагов Саакашвили на посту главы государства стала ликвидация «удельного княжества» Абашидзе в Аджарии в результате массовых народных акций по методу, похожих на те, что происходили в ходе «революции роз». Москва отреагировала без промедления. Путин вновь отправил министра иностранных дел Игоря Иванова в Грузию для урегулирования кризиса, но тот не смог предотвратить события, получившие название «аджарской революции». 6 мая 2004 г. Иванов на своем самолете вывез Абашидзе из Батуми в Москву. В состоявшемся после этого телефонном разговоре Саакашвили поблагодарил Путина за вклад в мирное разрешение кризиса. Ответ Путина был жестким: «А сейчас запомните: мы не вмешивались в Аджарии, но не ждите от нас подарков в Южной Осетии и Абхазии».[22]







[1] “Georgia near Exit from CIS,” The Jamestown Foundation, 11 May 2006, http://www.jamestown.org/single/?no_cache=1&tx_ttnews%5Btt_news%5D=31670
[3] Марина Перевозкина, Автономный режим, «Московский Комсомолец», 4 апреля 2004 г.  [www.mk.ru/numbers/268/article8775.htm]; Alan Chochiev, ‘Kudar-bashists’ Horz Lapu against Gabachiev and Chochiev: Who is For What?http://uasdan.com/chochiev/16-kudar-bashisty-khorz-lapu-protiv-gabachieva-i.html
[5] Информация предоставлена одним из участников встречи – Дмитрием Санакоевым.
[6] ”Fighting Terrorism in Another Failed State,” Center for Defense Information, 22 March 2002, [http://www.cdi.org/terrorism/georgia.cfm]
[7] ”Georgia Protests about Russian Citizenship Law Amendments,” Rustavi-2 Television 1600 GMT, 10 June 2002.
[8] Марина Перевозкина, Автономный режим, «Московский Комсомолец», 4 апреля 2004 г., [www.mk.ru/numbers/268/article8775.htm]
[9] Российский министр обороны отрицает бомбардировку Панкиси, «Интерфакс», 26 августа 2002 г.
[10] “Breakaway States Get Together”, Institute for War and Peace Reporting, Caucasus Reporting Service no. 146, 12 September 2002.
[11] “Putin Accuses Georgia in Letter to UN,” The Russia Journal, 12 September 2002, http://www.russiajournal.com/node/11993
[12] “Putin Considers Strike on Georgia,” Moscow Times, 12 September 2002, http://www.moscowtimes.ru/article/850/49/243668.htm
[13] “Shevardnadze Officially Requests Invitation to Join NATO”, RFE/RL, 22 November 2002, http://www.rferl.org/Content/Article/1101463.html
[14] “Kurieri,” Rustavi-2 Television 1700 GMT, 26 December 2002.
[15] Информация предоставлена автору Дмитрием Санакоевым: в то время ему, высокопоставленному чиновнику в правительстве Южной Осетии, была поручена приемка танков; “South Ossetian Leader Denies Georgian Reports on Deployment of Tanks,” Prime News Agency Tbilisi, 28 February 2003.
[16] “US calls for International Monitoring of Roki Tunnel,” Civil Georgia, 2 March 2006, http://www.civil.ge/eng/article.php?id=11972   
[17] Баденский документ дезавуировал Хугаев [http://www.vist-telecom.ru/item/35/10739]
[18] Россия: «Военинформ», военный информационный бюллетень за октябрь 2003 г., Информационное агентство Министерства обороны РФ «Военинформ», 11 декабря 2003 г.
[19] “Georgia protests over Russian visa move,” Rustavi-2 TV, 9 December 2003.  
[20] Давая показания парламентской комиссии по расследованию событий, приведших к войне, Саакашвили сообщил следующее: «Он (Путин) сказал, что ваш министр безопасности, действующий, является нашим другом, мы просим вас беречь его и иметь хорошие отношения с ним. Разговор был о Валерии Хабурдзания. У меня никаких личностных претензий к Валерию Хабурдзания не было, но это факт, что Путин, лидер того государства, которое нас бомбило, вдруг заявил, что наш министр безопасности является их другом, и не трогать его поэтому». «Аласания ушел в отставку с политическими планами», Civil Georgia, 6 декабря 2008 г. http://www.civil.ge/eng/article.php?id=20086
[21] Солнце снова восходит на севере. Грузинам предложили выбирать между Россией и США. Лента.ру, 28 января 2013 г. https://lenta.ru/articles/2013/01/28/allies/
[22] Встреча президента Михаила Саакашвили с членами Бюро Парламента Грузии 24 августа 2008 г., http://www.president.gov.ge/?l=E&m=0&sm=1&st=0&id=2721Your.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_08_07_kak_kreml_gotovil_i_nachal_agressiyu_prot Tue, 07 Aug 2018 13:49:09 +0300
<![CDATA[Д.Травин: «Я – бенефициар системы»]]> продолжающегося голосования, спровоцированного необычным утверждением Д.Травина о А.Собчаке (промежуточные результаты – 18 к 82), мое внимание привлекли к его разговору с П.Усановым на недавней конференции Института Хайека.

2:49:00 – 2:50:10:
П.Усанов: Ты согласен с тем, что те самые реформаторы, о которых ты говоришь, фактически являются участниками и бенефициарами во многом нынешней административной модели политики, экономики и вообще в целом иерархической системы? Они в нее так или иначе вписались... в целом... эти люди в известном отношении виновны в том пути развития, по которому мы сейчас идем?
Д.Травин: Ну это концепция Илларионова, которую он сейчас развивает. Опять же и да и нет. Ну, Илларионов – бенефициар. Два раза был советником, сначала – премьера, потом – президента. Еще какой бенефициар! И я – бенефициар. Мне сегодня живется гораздо лучше, чем когда я был...
П.Усанов: Нет-нет, в смысле – часть системы, часть системы. Часть элит.
Д.Травин: И я – часть системы. А, что, я – не часть системы?
П.Усанов: Административного аппарата? Ты возглавляешь крупный банк?...

Нельзя не отметить отваги Дмитрия Яковлевича, публично признающего себя частью и бенефициаром нынешней политико-экономической системы.

В том же, что касается моей персоны, то он, естественно, неправ.

Прежде всего он подменяет понятия, давая два качественно различных ответа на один и тот же вопрос: в одном случае он говорит о бенефициаре системы – по факту давно закончившейся работы в госаппарате («был советником»), во втором – о бенефициаре состояния («сегодня живется гораздо лучше»).

Бенефициарами состояния теоретически можно назвать всех (большинство) граждан страны, в том числе и не причастных к государственному аппарату (если допустить, что конкретные действия властей привели в целом к улучшению ситуации в стране). Также и проигравшими можно назвать всех (большинство) граждан страны (если принять, что действия властей привели в целом к ухудшению ситуации в стране).

В отличие от этого к бенефициарам политико-экономической системы в принципе можно отнести лишь тех, кто имел (имеет) непосредственные контакты с этой самой системой, кто получал (получает) от нее какие-то «бенефиты». «Бенефициар» («выгодоприобретатель») системы – это получатель либо денежных платежей (зарплат, дотаций, субсидий, грантов, иных выплат и т.п.), либо неденежных привилегий, обусловленных особым (близким) положением получателя к источнику ограниченных (дефицитных, регулируемых, находящихся в монопольном распоряжении) ресурсов (ценных бумаг;  движимого и недвижимого имущества; позиций в государственном аппарате, в государственных или полугосударственных компаниях, общественных фондах, комитетах; привилегированного доступа к средствам массовой информации и т.п.).

Автор данных строк действительно работал советником и премьер-министра (в 1993-94 гг.) и президента (в 2000-05 гг.). В то время он действительно получал денежные платежи в виде заработной платы.

Однако, как я уже отмечал ранее, никаких других денежных или неденежных ресурсов «во время своей работы в администрации президента России я не получал, я также не приобретал в свою собственность какой-либо недвижимости – квартир, дач, земельных участков; не получал и не приобретал в свою собственность какого-либо государственного имущества (например, автомобилей). За время своей работы в администрации президента России я не получал из государственных или частных источников каких-либо дотаций, грантов, кредитов и т.п. Несмотря на многочисленные предложения я не участвовал в каких-либо бизнес-проектах или бизнес-операциях. Несмотря на отсутствие в то время соответствующего запрета я отклонил все предложения занять какие-либо посты в советах директоров и наблюдательных советах государственных и иных компаний...
После моего ухода из администрации президента России 27 декабря 2005 г. и получения в ней итогового расчета я не получал от администрации, каких-либо представителей Кремля, органов государственной власти России каких-либо денежных средств, имущества, недвижимости.
Акций, облигаций, других ценных бумаг не имею.
В операциях на рынке ГКО не участвовал».

Тем не менее есть несколько весьма специфических «бенефитов», действительно полученных мною от нынешнего политического режима, какие в связи с затронутой темой было бы несправедливо не упомянуть:

1. С июля 2004 г. и до моего увольнения с поста советника Президента 27 декабря 2005 г. моя заработная плата была снижена на треть бывшим тогда руководителем администрации Д.Медведевым за систематические нарушения мною его запрета на свободное общение с журналистами. Таким образом, в течение последних 18 месяцев работы в администрации президента моя фактическая зарплата составляла примерно две трети от официально назначенной. Кажется, это единственный случай такого рода в истории администрации президента.

2. С того же июля 2004 г. и по сей день моя фамилия находится в т.н. «черном списке» федеральных телеканалов, запрещающем им мое участие в каких-либо телепрограммах.

3. В 2007 г. моя фамилия была также включена в подготовленный прокремлевскими авторами т.н. «список 12 главных врагов Путина».

Безусловно, полученные мною «бенефиты» существенно уступают тем «наградам», которыми режим «удостоил» многих лидеров и активистов российского либерально-демократического движения, в т.ч. Г.Старовойтову, С.Юшенкова, Ю.Щекочихина, А.Политковскую, М.Салье, Б.Немцова.

В отличие от них судьбы главных (наряду с Б.Ельциным) создателей нынешнего политико-экономического режима – Е.Гайдара и А.Чубайса – сложились иначе. Нынешний режим не только не тронул ни одного, ни другого, но, более того, он по достоинству оценил работу обоих «отцов-основателей»:
- Е.Гайдар при жизни получил освобождение своего института от всех налогов и платежей, а после смерти – запрет на критику в государственных СМИ, исключительно позитивное освещение его «жизни и деятельности», а также президентский Указ о государственном увековечивании его имени;
- А.Чубайс получил спасение от многочисленных уголовных преследований, а также государственную компанию с фактически неограниченным бюджетным финансированием.

Следует также заметить, что автор данных строк в последние годы избирался членом Координационного совета российской оппозиции, а также членом постоянного комитета Форума свободной России. Обе общественные организации находились и находятся под жесточайшим давлением со стороны нынешнего режима, многие члены КС были репрессированы, один из них был убит недалеко от Кремля, большинство членов ПК ФСР из-за преследований со стороны режима были вынуждены покинуть Россию.

В свою очередь, Дмитрий Яковлевич Травин последние 6 лет является членом Комитета гражданских инициатив А.Кудрина, организации, за это время не испытывавшей на себе никакого давления со стороны нынешнего режима, наслаждающейся устойчивым финансовым положением, организации, члены которой (слава богу) не подвергались репрессиям, они не только не были вынуждены покидать Россию, но и имели и имеют свободный доступ к российским СМИ, включая и государственные телеканалы, предоставляющие исключительно благожелательное освещение деятельности КГИ; руководитель же этой организации недавно получил высокую должность в той самой политико-экономической системе, частью и бенефициаром которой не стесняется называть себя Дмитрий Яковлевич.
]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_08_06_d_travin_ya_beneficiar_sistemi Mon, 06 Aug 2018 18:13:53 +0300
<![CDATA[Российско-грузинская война не закончилась]]> Чем закончилась война 08.08.08». Война не закончилась. И название статьи, и ее содержание – тому самые убедительнейшие подтверждения. Потому что эта статья – еще один весьма циничный выстрел в (дез)информационной части продолжающейся уже почти три десятилетия Второй российско-грузинской войны.

1. Название войны. С.Маркедонов называет ее и «войной 08.08.08», и «августовской», и «пятидневной», и «скоротечной» – т.е. всеми теми дезинформационными титулами, какие были вброшены в публичное пространство российскими спецслужбами для сокрытия ее агрессивной сущности и ее длительного характера. Естественно, автор ни разу не использует единственно корректное наименование войны – российско-грузинская (о названиях войн см. текст «Это российско-грузинская война»).

2. Название статьи. Вослед Кремлю С.Маркедонов пытается объявить войну «законченной». Но война заканчивается мирным договором. Никакого мирного договора не только не было заключено, но и не предвидится. И дело не столько в том, что с этим не согласна Грузия – безотносительно к тому, какое правительство находится у власти в Тбилиси, сколько в том, что военные действия не остановлены. И они не остановлены именно со стороны России. За 10 лет, прошедших с момента прекращения наиболее горячей фазы военных действий, в рамках т.н. ползучей аннексии, российские войска взяли под свой контроль дополнительно 103 грузинских села.

3. Сопоставление дипломатического признания независимости Косова, с одной стороны, и Абхазии и Южной Осетии, с другой. С.Маркедонов: «Да, спустя 10 лет количество стран, согласившихся с решением Москвы поддержать абхазскую и югоосетинскую независимость, по-прежнему невелико и ограничивается несколькими странами Латинской Америки и Океании. Но это тот случай, когда количественные параметры не так важны: Турецкую Республику Северного Кипра с 1983 г. признала только Турция, а Косово в течение 17 лет было признано одной лишь Албанией – важен прецедент».

Как видим, весьма информированный автор намеренно сопоставляет несопоставимое – 10 лет после 2008 г. для Абхазии и Южной Осетии и 17 лет до 2008 г. для Косово. Поэтому у него и получается, что Косово за 17 лет признало одно государство (Албания), а Абхазию и Южную Осетию за десять лет – целых пять.

Однако в таких «подсчетах» очевидны, как минимум, две подтасовки.

Первая из них заключается в том, что сравнивать следует сопоставимые периоды. Даты первого (одностороннего) провозглашения независимости у всех трех образований близки: в первый раз Косово провозгласило свою независимость 7 сентября 1990 г., Южная Осетия – 29 мая 1992 г., Абхазия – 26 ноября 1994 г. Со времени первого провозглашения независимости до 2008 г. независимость Косово признало одно полноценное независимое государство – член ООН (Албания), однако независимость Абхазии и Южной Осетии не признало ни одно государство мира (в том числе и Россия).

Во второй раз Косово провозгласило свою независимость 17 февраля 2008 г. Шесть месяцев спустя, 21 августа 2008 г., Абхазия и Южная Осетия провели т.н. «общенациональные сходы», на которых были приняты обращения к России с просьбой признать их независимость. После 17 февраля 2008 г. независимость Косово признали 111 независимых государств – членов ООН, после 21 августа 2008 г. независимость Абхазии и Южной Осетии признало только 5 независимых государств – членов ООН.

Число независимых государств – членов ООН, признавших независимость:
Периоды Косово Абхазии и Южной Осетии
До 2008 г. 1 0
После 2008 г. 111 5

Вторая подтасовка заключается в том, что срок, в течение которого шел процесс признания независимости, следует вести от последней даты ее провозглашения. Поскольку Косово провозгласило свою независимость в последний раз 17 февраля 2008 г., то срок ее признания надо вести именно от этой даты. Что касается Абхазии и Южной Осетии, то сроки провозглашения ими независимости остались прежними – 26 ноября 1994 г. и 29 мая 1992 г. Таким образом, получается, что за 10 лет независимости Косово это государство признало 111 государств, а за соответственно 26 лет «независимости» Южной Осетии и 24 года «независимости» Абхазии их признало 5 государств.

На этом фоне утверждения о том, что «количественные параметры не так важны» и «важен прецедент» характеризуют прежде всего подход их автора.

4. Применение военной силы. С.Маркедонов: «С тех пор попыток изменения сложившегося порядка с помощью военной силы не предпринимается». Это утверждение, естественно, не имеет под собой оснований – см., например, приведенные выше данные о захвате российскими войсками 103 грузинских сел, совершенных с помощью применения военной силы.

5. Роль России, США, ЕС. С.Маркедонов: «Присутствие России в Абхазии и Южной Осетии, а США и ЕС – в Грузии год от года растет». Это утверждение пытается исказить реальное положение дел – в то время как Россия оккупировала 20% грузинской территории, разместив там свои военные базы, десятки тысяч военнослужащих, военную технику, вооружения, ни США, ни тем более ЕС (!) никаких военных баз на территории Грузии не создавали, свои войска там не размещали, грузинскую территорию не оккупировали.

6. Роль Тбилиси. С.Маркедонов: «И не одна Москва, но в значительной степени и Тбилиси способствовал тому, что российские подходы на абхазском и югоосетинском направлении менялись не в пользу Грузии». Это совершенно непристойная попытка переложить ответственность за агрессию на ее жертву. Если и была «вина Тбилиси», то только в том, что бесконечные инициативы грузинского руководства по нормализации отношений между грузинами, абхазами и осетинами, а также программа модернизации этнически смешанного анклава в Южной Осетии, находившегося под управлением Д.Санакоева, оказались настолько удачными и настолько привлекательными для многих южных осетин, что это заставило Москву спешно переходить к силовым действиям.

7. Проблема «первого выстрела». С.Маркедонов: «в дискуссиях по-прежнему актуальна «проблема первого выстрела»». Эта проблема актуальна только для тех, кто не знаком с реальной историей российско-грузинской войны, не хочет знакомиться с ней, или же для тех, кто с ней хорошо знаком, но по политическим (идеологическим, финансовым и т.п. соображениям) отказывается признавать очевидное. Для тех, кого действительно интересует ответ на этот вопрос, соответствующие материалы давно доступны:

Российско-грузинская война. Кто был первым? Часть первая.
https://aillarionov.livejournal.com/319046.html
Российско-грузинская война. Кто был первым? Часть вторая.
https://aillarionov.livejournal.com/319444.html
(На сайте «Новой газеты» соответствующей таблицы, размещенной там в 2009 г., сейчас уже нет).

8. Причины войны. Пытаясь идентифицировать «дополнительные причины войны» (кроме личной неприязни В.Путина к М.Саакашвили) С.Маркедонов увеличивает горизонт своих изысканий до декабря 1991 г. и в их ходе называет фундаментальную, с его точки зрения, причину: «надо было решить вопрос, где начинаются и где заканчиваются границы «нашего государства», что есть, собственно, «наше государство» и для кого оно, собственно говоря, является нашим». Автор, похоже, даже не понял того, что, неуклюже пытаясь найти «вину грузин», он выдал главную государственную тайну российских имперцев, в течение почти трех десятилетий неспособных примириться с международно признанными границами России по состоянию на 25 декабря 1991 г. и потому с помощью российско-грузинской, российско-украинской и бог знает еще каких войн пытающихся решить вопрос, где начинаются и где заканчиваются границы «нашего государства».

9. Прогноз-манифест. С.Маркедонов: «Ожидания, что распад единой многоэтничной страны пройдет строго по бывшим административным границам союзных республик, не реализовались. И это, пожалуй, главный итог войны 2008 г., знакового события в процессе формирования наций-государств на обломках Советского Союза. И лишь когда все эти пограничные споры завершатся...» Пожалуй, это одно из наиболее важных утверждений указанной статьи. Как известно, ни у российского Генштаба, ни у российских спецслужб таких ожиданий никогда не было. Более того, их активная деятельность по изменению бывших административных границ России, начавшаяся еще до роспуска СССР, получила мощную военную, политическую и дипломатическую поддержку в 2008 г. и 2014 г. Информированный автор статьи, очевидно, небезосновательно полагает, что дело на этом не остановится – до тех пор, пока все эти пограничные споры не завершатся...

10. Демократизация в новых государствах. С.Маркедонов: «Только оформив окончательно свои политические идентичности, новые государства, возникшие в результате событий 1991 г., сделают приоритетными вопросы демократизации». Дело даже не в том, что автор не упоминает, что в Грузии, Армении, даже в непризнанных Абхазии и Нагорном Карабахе уровни демократии, хотя и относительно низкие – с точки зрения мировых стандартов, но все же выше, чем в сегодняшней России. Более важным является то, что это указание в гораздо большей степени относится к самой России. Тем самым в собираемом на страницах этого блога полку «проектантов-прогнозистов» откладывания наступления демократии в нашей стране (от Клямкина, Ясина, Травина до Миграняна, Суркова, Караганова) еще одной фигурой прибыло.

В заключение следует заметить, что российско-грузинская война, конечно же, закончится.
Но она закончится совсем не так, как полагают в сегодняшнем Кремле.
Она закончится подписанием мирного договора между свободной Россией и свободной Грузией о восстановлении международно признанной границы между двумя странами.

П.С.
А это предварительные итоги российско-грузинской войны от 12 августа 2008 г.:
https://aillarionov.livejournal.com/10307.html
В целом они сохранили свою актуальность и по сей день.
]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_08_04_rossiysko_gruzinskaya_voyna_ne_zakonchilas Sat, 04 Aug 2018 22:14:11 +0300
<![CDATA[Воровал ли Собчак?]]> воспроизведенной в предыдущем постинге, я дошел до следующего его утверждения: «самое потрясающее на взгляд из сегодняшнего дня, он не воровал». Поэтому возникший у меня вопрос «Воровал ли Собчак?» я и хотел поначалу задать читателям этого блога.

Однако, после освежения памяти информацией о ряде событий в жизни Анатолия Александровича и его супруги Людмилы Борисовны, мой предполагаемый вопрос читателям как-то сам собой приобрел немного другую формулировку: «А не гангстеры ли Собчаки?»

После еще некоторых размышлений мне вдруг показалось, что эти вопросы получаются какими-то уж совсем мелкими, неважными, совершенно малозначимыми на взгляд из сегодняшнего дня, на самом деле надо интересоваться мнением читателей совсем по другому вопросу.

Как известно, оценки деятельности и личности А.Собчака со стороны разных людей различаются, иногда они оказываются, мягко говоря, полярными. Достаточно взглянуть на мнения Д.Травина и Е.Смулянского в предыдущем посте. Поэтому чтобы дать уважаемым читателям наилучшие возможности для максимально объективной оценки и для их ответов на задаваемый в самом конце этого поста вопрос, ниже приведены цитаты: вначале – с одной точки зрения, затем – с другой, наконец – общая позиция сторон.

Один взгляд на А.Собчака
Д.Травин:
Каких-то очевидных глупостей он никогда не делал, при этом он был достаточно демократичным, вменяемым человеком, и, что самое потрясающее на взгляд из сегодняшнего дня, он не воровал...
Собчак подобрал в свою команду весьма толковых людей...
https://ok-inform.ru/politics/domestic/99231-dmitrij-travin-lyudi-komandy-sobchaka-segodnya-upravlyayut-rossiej.html

В.Путин:
Анатолий Александрович Собчак был нашим учителем в самом широком смысле этого слова...
Он был одним из тех, кто утвердил в нашем обществе и государстве законы нравственности, пропагандировал и утверждал демократию. Он был одним из авторов Основного закона страны – Конституции России...
...он всей своей деятельностью утвердил в Конституции самое главное: впервые в истории нашего государства в основу, в центр Конституции был поставлен человек, был поставлен гражданин с его свободами и правами...
...никто не может отказать ему в главном: он всегда был искренним и абсолютно честным человеком...
http://kremlin.ru/events/president/transcripts/24142

Анатолий Александрович действительно был одним из действительно последних романтиков. Он человек, который умел мечтать... Он был очень одаренным человеком. Это был настоящий интеллектуал, блестящий оратор, это мы с вами все хорошо знаем. И удивительно добрый человек; решительный и добрый одновременно...
Я вспомнил эту историю 1995–1996 года, когда была развернута эта кампания с попыткой возрождения печальной памяти ленинградского дела. И как результаты этой работы впрямую были использованы в политической борьбе, как впрямую были использованы правоохранительные органы, чего мы в бывшем КГБ СССР даже представить себе не могли. И я обратился к залу: «Ведь мы сейчас находимся накануне думских выборов, и все сегодняшние депутаты хотят и требуют от Правительства, чтобы выборы были честными и открытыми».
http://kremlin.ru/events/president/transcripts/24141

Он был честным и очень порядочным человеком. И во всей своей деятельности руководствовался общественными интересами. Это первое. И второе, на мой взгляд, очень важное его качество – он умел быть терпимым человеком, в том числе в отношении тех, кого считал своими врагами.
http://kremlin.ru/events/president/transcripts/22129

...в сердцах граждан нашей страны он навсегда останется блестящим представителем того поколения политиков, которые боролись за создание в России истинно нового демократического порядка...
Абсолютно порядочный и глубоко честный человек...
http://kremlin.ru/events/president/transcripts/23627

У меня не было соблазна остаться на третий срок – никогда. С первого дня работы в качестве Президента Российской Федерации я для себя сразу решил, что не буду нарушать действующую Конституцию. Эту «прививку» я получил, ещё работая с Анатолием Александровичем Собчаком. И я считаю, что это очень важный сигнал для общества вообще: все должны соблюдать действующее законодательство – начиная с главы государства. Считаю, что это принципиальный вопрос...
http://kremlin.ru/events/president/transcripts/24835

...только при мэре Собчаке город мог вернуть своё историческое имя – Санкт-Петербург. Это мог сделать в то время только он.
...не только страна, но и, прежде всего, конечно, город ему должны быть благодарны за всё, что он сделал.
...дело его, идеалы, которые он отстаивал, должны быть у нас перед глазами, мы должны ими руководствоваться.
http://kremlin.ru/events/president/news/47716

«Главные мои жизненные университеты – время работы с Анатолием Александровичем. В это время у меня окончательно сформировались основные принципы отношения к делу, к службе, к людям», – признался Владимир Путин.
http://www.spb.aif.ru/culture/person/ot_triumfa_do_izgnaniya_sudba_pervogo_mera_peterburga _anatoliya_sobchaka

Д.Медведев:
Анатолий Александрович был настоящим петербуржцем. И дело не только в том, что он вернул нашему городу его первое имя. Это, безусловно, его заслуга, и с учётом того, в какой период это происходило, это было мужественное решение...
Он ко мне пришёл и, на удивление, заговорил не о том, как будет выглядеть новая конфигурация власти, если изберут нашего кандидата, что будет происходить в Москве, в стране (конечно, его тоже это волновало), но он заговорил о Петербурге.
Он мне сказал такую вещь: «Вы знаете, сейчас так всё может измениться, но нам обязательно нужно подумать о том, чтобы кто‑нибудь из уехавших в Москву на работу вернулся руководить нашим городом». И посмотрел мне проникновенно в глаза. Мне этого сделать по известным причинам не удалось, но сейчас городом руководит Валентина Ивановна Матвиенко, которая в тот период работала в Правительстве нашей страны...
...он был открытый, честный и свободный человек, о чём мне довелось недавно говорить, он был человеком, который впервые принёс в советскую политику правовые конструкции...
Нам и сейчас очень не хватает таких политиков во власти и на уровне региона...
Анатолий Александрович... дал всем тогда блестящий урок того, как надо заниматься государственной политикой...
Искренне вам желаю, чтобы те профессиональные навыки и те научные качества, которые были присущи Анатолию Александровичу Собчаку, удалось освоить и вам. И тогда в вашей жизни будет очень сильная мотивация, и тогда к вам придёт успех.
http://kremlin.ru/events/president/transcripts/6933

«Нам было по 23–24 года, – вспоминает Дмитрий Медведев. – Поэтому Анатолий Александрович сказал: „Владимир как взрослый будет среди вашей группы старшим товарищем“».
https://www.business-gazeta.ru/article/385712



А.Кудрин:
...затем, в нулевые, вся его команда стала руководителями страны. Начиная от Путина, Козака, Грефа… Можно назвать еще несколько человек из петербургской мэрии времен Собчака, которые стали федеральными министрами. Это говорит о том, что Собчака-то недооценили. У него был нюх на современных людей. Кстати, и меня он назначил начальником городского финансового управления, почти не будучи со мной знакомым. Ему дали характеристики, он выслушал отзывы, поинтересовался, пригляделся и принял решение.
https://akudrin.ru/news/intervyu-informatsionnomu-agentstvu-rosbalt

А.Чубайс:
Знаете, я представил, что свой вопрос — проиграли ли мы страну? — вы задаете нам с Гайдаром в ноябре 1991 года. И по секрету сообщаете, что у страны к 2008 году позади 10 лет экономического роста, 7-е место в мире по ВВП, председатель Центрального банка Сергей Игнатьев, министр финансов Алексей Кудрин, министр экономики — ученица Ясина и Уринсона Эльвира Набиуллина, премьер-министр — бывший помощник Собчака Владимир Путин, а президент — молодой юрист из Санкт-Петербурга (тоже из команды Собчака)... Думаю, мы бы оба просто зарыдали!
http://www.sps.ru/?id=226953&PHPSESSID=532c3deedabb4fca9aeef118c680a944

А.Собчак ( в изложении В.Гельмана):
Собчак... отвечал твердо – так, как некоторые университетские профессора делают вид, будто раскрывают истину первокурсникам: «Вы знаете, мы теперь во власти, это и есть демократия».
https://aillarionov.livejournal.com/1077118.html

В.Базыкин:
Под ангелом на шпиле Петропавловской крепости спрятана позолоченная капсула с письмом Анатолия Собчака дочери Ксении. Об этом в программе «Малахов. Прямой эфир» рассказал заслуженный летчик России Вадим Базыкин, который в 1995 году поднимал вертолетом отреставрированного ангела к вершине шпиля Петропавловского собора. По словам Базыкина, в послании, адресованном Ксении Собчак, содержатся «очень теплые стихи». Также там находится письмо самого летчика своей дочери. По его словам, вскрыть капсулу можно будет только в 2045 году.
https://ok-inform.ru/obshchestvo/105426-na-shpile-petropavlovskoj-kreposti-okazalos-spryatano-pismo-ksenii-sobchak-ot-ottsa.html



К.Собчак:
...действительно Владимир Путин, когда он говорит, что Анатолий Собчак — мой учитель, он не лукавит, это действительно так.
https://echo.msk.ru/programs/kulshok/2212780-echo/

Л.Нарусова:
«Он был на таком подъеме: „Мой Володя будет президентом! Ну я не смог, он сможет“», – вспоминает Нарусова о последних месяцах жизни своего мужа...
Тем временем начинает формироваться «дело Собчака» как таковое: 122 тома уголовного разбирательства. Показания дают почти все члены собчаковской команды – от Путина до Кудрина. Но о чем оно? Всего лишь о том, как семья Собчаков решила расширить свои апартаменты на Мойке за счет расселения соседней коммунальной квартиры за №17. Из прессы тех лет следует, что коммуналку расселили за $54 тысячи. Квартира Собчаков выросла еще на четыре комнаты общей площадью 135 кв. метров. «Если бы я знала, что это так повредит, я бы сожгла это все», – признается Людмила Нарусова в разговоре с дочерью Ксенией.
https://www.business-gazeta.ru/article/385712



Другой взгляд на А.Собчака
В.Черкесов:
В Ленинградском управлении КГБ работало несколько тысяч сотрудников, и подразделение, в котором он [Путин. – А.И.] служил, не соприкасалось с моей сферой деятельности. Познакомились мы в 1990 году, когда его направляли помощником к председателю Ленсовета Анатолию Собчаку.
http://www.mk.ru/politics/interview/2011/10/27/637250-kak-drug-putina-stal-oppozitsionerom.html

Ю.Швец:
Потом он попадает в помощники Собчака. Почему? Потому что Собчак – агент КГБ.
http://gordonua.com/news/war/sokursnik-putina-eks-razvedchik-kgb-shvec-sobchak-yanukovich-i-azarov-agenty-kgb-178107.html

О.Литвиненко:
Затем Собчак, вопреки мнению Шутова, взял себе в помощники Путина. Из-за этого произошел конфликт между Шутовым и Собчаком, по этой причине Шутов прекратил с ним работать. Шутов был категорически против участия в работе правительства города бывших сотрудников КГБ. В дальнейшем Шутов становится резко оппозиционным разоблачителем разворовывания бюджета Собчаком и его командой, основную роль в которой играл Путин.
https://aillarionov.livejournal.com/1053785.html

Ю.Шутов:
...Путин, являвшийся в то время сотрудником действующего резерва КГБ, был “обязан собирать требуемую его службе информацию, работать с внутриуниверситетской агентурой и вербовать новых осведомителей… в сетку интересов госбезопасности угодил преподаватель Собчак… Собчак охотно информировал помощника проректора Путина по всему спектру интересовавших его вопросов. Папочка с оригинальными рукописными донесениями этого информатора, называемая на канцелярском языке УКГБ “Рабочее дело агента”, впоследствии, в 1990 году, оказалась очень весомым аргументом при поступлении Путина на работу в качестве советника председателя Ленсовета Собчака”.
http://www.compromat.ru/page_9532.htm

Б.Вишневский:
Ну а что же сам Собчак? Вопреки прочно укоренившемуся мифу на протяжении длительного времени он выступал категорически против переименования города. Сперва он говорил, что это оскорбляет память блокадников и защитников Ленинграда. Потом о непомерных расходах на изготовление новых вывесок, штампов, печатей, бланков и справочников. Лишь в последние дни перед опросом 12 июня он все-таки поддержал переименование Ленинграда в Санкт-Петербург.
http://www.compromat.ru/page_15748.htm

М.Салье:
Одновременно мэр города А.Собчак обратился за дополнительной поддержкой к Е.Гайдару. В своем письме он ссылался на принятые ранее Е.Гайдаром решения (разрешение от 5 декабря 1991 года и поручение от 9 января 1992 года). Фактически немедленно — на следующий же день — Е.Гайдар откликнулся на просьбу В.Путина и А.Собчака и выпустил новое поручение правительства от 28 января 1992 года № ЕГ-5-03444:
«КВЭСу при МИД России (т. Авену), Минэкономики и финансов России (т. Нечаеву).
Поддерживаю без изменения квот и экспортных пошлин.
По экспортным пошлинам согласен по договорам, заключенным между Мэрией Санкт-Петербурга и поставщиками до 15.01.92 г.
В.В.Путину под личную ответственность.
Е.Гайдар
»...
Какой оказалась «личная ответственность В.Путина», под которую давал поручение Е.Гайдар, выяснилось скоро. Нефтепродукты, лес, редкоземельные металлы, другое сырье по полученным для Санкт-Петербурга лицензиям были экспортированы, однако импортные продовольствие и медикаменты в город не поступили. А.Собчак, проявивший столь невероятную настойчивость в выбивании экспортных лицензий и в осуществлении на их основании экспорта сырьевых ресурсов, какой-либо интерес к получению потребительских товаров для жителей возглавляемого им города внезапно и решительно потерял.
Общая сумма потерь города от первого пакета квот и лицензий, по данным комиссии М.Салье, составила 92 миллиона долларов. Всего же гайдаровское правительство выдало мэрии Санкт-Петербурга квот и лицензий, по данным М.Салье, на сумму около одного миллиарда долларов. Из них не менее 850 миллионов долларов «сгинуло» в недрах КВС, руководителем которого был В.Путин...
Когда петербургские депутаты в лице комиссии М.Салье провели расследование и потребовали по его результатам отстранения от дел В.Путина и А.Собчака, то российское правительство встало на сторону руководства петербургской мэрии. Более того, российское правительство лишило юридических полномочий по выдаче экспортных лицензий регионального уполномоченного МВЭС А.Пахомова и передало их КВС В.Путина... ...на помощь В.Путину немедленно пришли А.Собчак и Е.Гайдар. М.Салье так прокомментировала действия А.Собчака и Е.Гайдара:
«...Собчак мгновенно назначил Путина уполномоченным МВЭС по Санкт-Петербургу, с двойным подчинением... Путина назначили, а Болдырева сняли... В прокуратуре дело так и осталось не расследованным. Как вы понимаете, история с лицензиями, с продовольствием, десятками миллионов долларов, которые тогда заработали люди, к этому причастные (я не знаю, кто; люди, которые этим занимались), очень крепко связала Собчака и Путина. Это видно по всем документам. Собчак знал о всех деталях этого дела. Он «закрыл» Путина. Письмо Гайдара, в котором он согласился с иезуитскими формулировками Собчака, закрыло все. Путину разрешили оформлять лицензии и узаконили лицензии, выданные ранее».
https://aillarionov.livejournal.com/466339.html

Ю.Шутов:
Признательность Харченко «патрону» была безгранична. Из благодарности он первое время готов был задушить Собчака в могучих объятиях морехода. Победив с помощью «патрона» своего министра в такое смутное, но воистину золотое время захапывания народного добра, Харченко враз огрознел к своим врагам. Собчак же, для которого широчайший спектр манящих соблазнов, таящихся в недрах пароходства, был, вне всяких сомнений, радостной новацией, вскоре использовал на свою потребу весь их разнообразный лот: от круизов, морских прогулок и частного прибыльного бизнеса до бесплатных, обильно сервированных хрусталем и серебром судовых ресторанных обедов вместе с валютным потрошением палубных игровых автоматов...
Что касается Кулагина, то депутаты за проявленную им смелость и принципиальность выдвинули его начальником управления учета и распределения жилья. Это полностью ломало схему Собчака в дальнейшей раздаче квартир сообразно лишь собственному желанию. Поэтому, как только горожане почти единодушно избрали «патрона» мэром, первый подписанный им документ был приказ об увольнении Кулагина.
https://www.e-reading.club/chapter.php/100801/11/Shutov_-_Sobchach%27e_serdce.html

В.Береснев:
Те, кто помнят Питер в начале 90-х, знают, что так ужасно город выглядел разве что во время блокады. Обшарпанные фасады домов, гниющие заживо коммуналки, очереди за хлебом и за водкой. И рядом с этим – люди в малиновых пиджаках и кожанках, словно бы пародирующие «кожаную моду» большевиков. В «Деле Собчака» их имена почему-то не звучат, но мы можем вспомнить их хотя бы ради исторической справедливости: Владимир Кумарин-Барсуков, Костя-Могила (Яковлев), Руслан Коляк (Пучеглазый), Илья Трабер (Антиквар), Александр Анисимов (Акула) и пр. Тамбовские, малышевские, казанские, выборгские... Кого-то из них давно нет, как Коляка и Могилы, а кто-то далече, подобно Барсукову, но в те годы они цепко держали в своих руках Северную столицу, сделав ее без всякого преувеличения «бандитским Петербургом». Что делал в этой компании «человек в клетчатом пиджаке»? Проповедовал ли он среди них римское право? Призывал ли их иметь больше «чувства собственного достоинства»? Или же просто жил в параллельном мире, стараясь не пачкаться о возникшую против его воли постсоветскую реальность? Но нет, пачкаться все-таки приходилось: недаром на своей инаугурации в 1991 году Собчак принял от Трабера роскошную статуэтку Екатерины II. Принял как символ власти.
https://www.business-gazeta.ru/article/385712

А.Кириленко:
Филиал CreditLyonnais в Петербурге, который охранял KOC, использовался тогда, в частности, для переправки коррупционных денег на Запад, утверждает Зедельмайер. Вот что он рассказал в интервью TheInsider:
«Вначале Путин был со мной недружелюбен. Потом он понял, что я не представляю угрозы действующей системе, и поменял отношение. Путин был фиксером, он покрывал все, что делал Собчак. Раз в 7-10 дней Собчак приходил в CreditLyonnais, который охраняла моя компания KammennyOstrovJointStockCompany и приносил полный портфель кэша.
Услуги банка ему понадобились в связи с тем, что он столкнулся с трудностями на таможне при попытке перевести большую сумму денег за рубеж. Эту задачу стал выполнять CreditLyonnais. И тогда это стало нашей проблемой, потому что моя компания охраняла этот банк...
Когда Собчак уехал, куда он направился? Какое совпадение – в Париж! В то время я ни от кого не слышал, что Путин берет взятки. Но он абсолютно точно покрывал Собчака, чтобы у него не было конфликтов с правоохранительными органами. То, что он не уволился из КГБ, придя в мэрию, было очевидно».
https://theins.ru/korrupciya/46539

В.Лебедев:
А.Собчак является рантье: он зарабатывает около FF 300 тыс. в год в виде процентов по депозитам и трастам, размещенным в банках Credit Lyonnais и BNP (Banque National De Paris). В бытность мэром С.-Петербурга Собчак помог этим финансовым институтам открыть дочерние банки в России; Credit Lyonnais и BNP в долгу не остались.
http://www.compromat.ru/page_10050.htm

О.Pумянцев:
В самом первом нашем проекте конституции 1990 года (Ельцин еще и президентом-то не стал) никакого слова «подряд» не было... Мы подготовили документ, в котором полномочия Верховного совета и президента были примерно равны. Президент мог избираться только на два срока по 4 года, не больше — эта цифра ни у кого не вызывала сомнений, казалась оптимальной. Слово «подряд» Ельцину потом принесут на блюдечке его соратники — Анатолий Собчак — мэр Санкт-Петербурга, доктор юридических наук, завкафедрой хозяйст­венного права ЛГУ, и Шахрай.
http://esquire.ru/constitution-75

С.Григорьянц:
...идет Война в Заливе, обсуждается, соответственно, общеполитическая ситуация в Европе, на Ближнем Востоке, Собчак, нимного – нимало, в этой, в общем, слегка вооружившейся даже Испании, заявляет, что «надо иметь в виду, что Советский Союз традиционно необычайно дружественен к Саддаму Хусейну, и ему может быть оказана не только моральная, но и военная помощь Советским Союзом»...
На следующий день обсуждалось положение в Советском Союзе и демократическое движение: его успехи, его проблемы, его перспективы. Незадолго перед этим был вот этот вот разгром на Вильнюсской телевышке, где было убито тринадцать человек, и это было страшным таким событием, десятки, если не сотни, тысяч выходили с демонстрациями протеста, это обсуждалось во всем мире. Когда дошла очередь выступать Собчака, он сказал по этому поводу, что «ну а что касается событий в Вильнюсе, то надо иметь в виду, что преступления, совершаемые нынешними правительствами в так называемых демократических прибалтийских республиках – Литвы, Латвии и Эстонии – далеко превышают все те преступления, которые совершались в сталинскую эпоху»!..
Ну я понял, что Собчак сдает экзамен... ...очевидно, что Собчак и впрямь близко сотрудничал с Лубянкой и был такой запасной картой. Конечно, именно поэтому он был вывезен Путиным, когда ему и впрямь угрожал арест.
https://aillarionov.livejournal.com/422165.html

В.Щербаков (в изложении М.Гессен):
...Собчак позвонил в Ленинград и распорядился поставить ОМОН охранять все входы и выходы в здание ленинградского телевидения... Салье с Беляевым очевидно не пустил на телевидение именно установленный Собчаком ОМОН...
Собчак, в отличие от своих коллег, избрал тактику сидения на двух стульях: он совершал все ожидаемые от демократа символические действия, но с большим опозданием и только после переговоров с путчистами...
После телевизионного выступления Собчак исчез. Фактически его администрация разделилась: командовать сопротивлением остался вице-мэр Щербаков, а Собчак с Путиным и автоматчиками провели следующие два дня в бомбоубежище Кировского завода.
Вячеслав Щербаков все эти дни спал у себя в кабинете в Мариинском дворце, сдвинув пять стульев. В первый вечер, укладываясь спать, он снял пиджак и обнаружил на лацкане иголку-«жучок», которую решил не трогать, рассудив, очевидно, что лучше знать, где у тебя «жучок», чем не знать этого...
Утром 21 августа Вячеслав Щербаков спал на своих пяти стульях в своем кабинете. «Просыпаюсь, чувствую, кто-то надо мной стоит, — рассказал он в интервью сотруднику питерского «Мемориала» в 2008 году. — Анатолий Александрович подъехал. "Спите-спите, Вячеслав Николаевич. Все нормально, все хорошо. Я вас поздравляю". Я раз — и за воротник, а иголки нет. То есть кто-то из моего очень близкого окружения ее поставил, и он же ее вынул, чтобы потом не обнаружили. Кто-то работал на другую сторону».
http://www.snob.ru/selected/entry/39655

Н.Андрущенко:
...под влиянием Путина, Золотова он стал интересоваться помимо своих дел и госсобственностью. К нам до сих пор в редакцию заходит молодой человек, который из-за всех этих склок в доме на Мойке лишился квартиры...
Одна моя книга «Россия — страна КГБ-ния» вышла в Дании небольшим тиражом в 2003-м... Там была моя версия того, как погибли двое следователей, которые расследовали дело Собчака, как его вывозили за границу и так далее...
В 2004 году бывший председатель Дзержинского райсовета Сергей Тарасевич, чего-то сильно испугавшись, ушел в монахи. Он хорошо знал Собчака, обеспечивал ему собственность в центральном районе (бывшем Дзержинском).
https://aillarionov.livejournal.com/993551.html

Николай Андрущенко был избит неизвестными и, не приходя в сознание, скончался 19 апреля 2017 г.

Телефонный разговор 2 октября 1997 г.:
СОБЧАК. Спасибо, Анатолий Борисович! Хотел еще сказать о главном: последнее время очень настораживает активность Рохлина, я по поводу его заявлений и выступлений в СМИ. Он фактически призывает к неконституционным действиям по смене власти. В отношении него просто необходимо возбудить уголовное дело, он же призывает...
ЧУБАЙС. Но он же депутат, дело не имеет перспектив.
СОБЧАК. Да, но возбуждать надо, чтобы другие задумались...
http://www.compromat.ru/page_26662.htm

Лев Рохлин был убит 3 июля 1998 г.



Телефонный разговор 25 мая 1998 г.
НАРУСОВА: ...Михаил Михайлович! Опять сегодня по радио была прямая трансляция. Шутов опять витийствовал о коррупции, о квартирах (или кассирах? Нрзб. – Ред.). Вы знаете, надо подействовать через Кумарина. Он, вполне возможно... Его надо просто заткнуть.
МИРИЛАШВИЛИ: Ну, вы знаете, надо будет переговорить.
НАРУСОВА (перебивает): ...Здесь уже, извините, я действую как гангстер.
МИРИЛАШВИЛИ: Надо сегодня переговорить. Не будем по телефону...
НАРУСОВА (перебивая): ...Это уже становится просто неприличным...
МИРИЛАШВИЛИ (успокаивая): Я понимаю, давайте сегодня поговорим...
НАРУСОВА (перебивая): Надо действовать очень жестко...
http://www.compromat.ru/page_10236.htm

В феврале 1999 г. Юрий Шутов, будучи депутатом ЗАКСа Санкт-Петербурга, был арестован в нарушение закона о депутатской неприкосновенности. 16 ноября 1999 г. был освобожден судом из-под стражи в зале суда, через несколько минут захвачен группой вооруженных сотрудников СОБР.
«Я думаю, что больше всего это (арест Шутова) понадобилось Собчаку, его жене Нарусовой и Путину…», писала в газете «Час пик» жена Шутова — Лариса.
http://tr.rkrp-rpk.ru/get.php?2142

Юрий Шутов не вышел из заключения. Он скончался в тюрьме «Белый Лебедь» 12 декабря 2014 г.

Общий взгляд обеих сторон на А.Собчака:
Наряду с некоторыми разногласиями между сторонниками двух взглядов у всех у них есть две общие, консенсусные, позиции:

1. Анатолий Собчак стал главным учителем Владимира Путина. Без Собчака Путин никогда бы не стал тем, кем он стал, никогда бы не овладел в совершенстве искусством подавления демократии и гражданского общества, нарушения права, презрения к общечеловеческой морали, захвата чужой собственности. Без Собчака Путин никогда бы не вырос из ученика путинизма в его мастера, он никогда бы не стал не только президентом России, но даже и помощником председателя Ленсовета.

2. Без Собчака никогда не была бы создана столь разветвленная и эшелонированная государственная система лжи, коррупции, насилия, никогда не были бы подобраны и обучены в питерской мэрии кадры, получившие наименование «сборной Собчака-Путина», занимающие ключевые позиции в сегодняшней российской власти: Д.Медведев, А.Чубайс, А.Кудрин, А.Миллер, Г.Греф, И.Сечин, В.Зубков, Д.Козак, В.Мутко, С.Нарышкин, В.Чуров, В.Золотов.



Поэтому мой вопрос читателям заключается не в том, воровал ли Собчак? И даже не в том, являлись ли супруги Собчаки гангстерами? Или же только заказчиками гангстеров?
Мой вопрос вытекает из выше процитированных утверждений В.Путина: «страна... должна быть благодарна [ему] за всё, что он сделал... ...дело его, идеалы, которые он отстаивал, должны быть у нас перед глазами, мы должны ими руководствоваться».

Поэтому был бы признателен уважаемым читателям за ответ на вопрос:
Должна ли наша страна быть благодарна Собчаку за всё, что он сделал?
Должны ли российские граждане быть благодарны Анатолию Собчаку за главное – за Владимира Путина и его команду?
Должны ли мы все руководствоваться делами и идеалами Собчака?
Да или нет?

View Poll: Должна ли мы быть благодарны Собчаку за Путина и его команду?


]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_08_03_voroval_li_sobchak Fri, 03 Aug 2018 16:39:19 +0300
<![CDATA[Д.Травин и Е.Смулянский о А.Собчаке]]> Ко мне обратился политический обозреватель из Санкт-Петербурга Ефим Смулянский с просьбой познакомиться с его ответом на статью об Анатолии Собчаке известного экономиста и публициста Дмитрия Травина. Как выяснилось, статья Д.Травина была опубликована почти год тому назад – по случаю 80-летию А.Собчака, а вот рецензию Е.Смулянского питерские газеты публиковать не стали.

Прочитав текст, я посчитал возможным поделиться им с читателями. Хотя прецедентов такого рода в этом блоге не было. Почему?

Во-первых, потому что отказ оппоненту в его праве возразить я считаю несправедливым.
Во-вторых, потому что темы, затронутые в обоих текстах, представляются мне общественно значимыми.
В-третьих, потому что по ходу знакомства с обоими текстами у меня возникло одно соображение, которому будет посвящен следующий постинг.

Поскольку с обоими авторами я знаком лично, а также для удобства читателей я посчитал возможным разместить ниже оба текста – и Д.Травина и Е.Смулянского.

Дмитрий Травин: Люди «команды Собчака» сегодня управляют Россией
10.08.2017
10 августа исполнилось бы 80 лет Анатолию Собчаку. Эксперт ОК-информ рассуждает, что значила личность главы Санкт-Петербурга для страны и может ли такая фигура возникнуть на политическом поле сегодня
Дмитрий Травин, политолог, профессор Европейского университета в Петербурге:
- Когда Собчак был у власти, среди горожан была масса тех, кто был недоволен, как он управляет городом. Но, на мой взгляд, с тех пор в Северной столице наметилась печальная закономерность – каждый новый градоначальник оказывался хуже предыдущего. Если вспомнить губернаторские «подвиги» Владимира Яковлева, Валентины Матвиенко и нынешнего главы города Георгия Полтавченко, то на этом фоне Собчак выглядит чуть ли не идеальным градоначальником.
Если посмотреть на трудности, которые испытывал Ленинград-Петербург в период с 1991 по 1996 год, то они, в общем, были не большими, чем трудности, которые испытывала вся страна. Это было связано с реформами, со структурной ломкой городской экономики, часть предприятий перестраивалась на выпуск новой продукции - нет смысла даже перечислять всю палитру изменений, которая тогда происходила. Собчак в этих условиях не мог сотворить никаких чудес: он  управлял городом, как умел.

Каких-то очевидных глупостей он никогда не делал, при этом он был достаточно демократичным, вменяемым человеком, и, что самое потрясающее на взгляд из сегодняшнего дня, он не воровал. Понятно, что его обвиняли во всех смертных грехах, но есть же довольно объективные вещи. Так, когда он вынужденно эмигрировал в Париж, где жил несколько лет, он проживал там очень скромно и в чужой квартире. В отличие от многих нынешних ведущих чиновников страны, у Собчака не было никакой зарубежной недвижимости и миллионных счетов в западных банках. Уже это говорит о том, что он был честным человеком, хотя в каких-то вопросах, конечно, серьезно ошибался.

Многие говорят, что к концу своего правления он был непопулярен среди горожан. Мне кажется, это неправда: даже на выборах 1996-го, которые он проиграл своему бывшему заму Владимиру Яковлеву, перевес Яковлева был очень небольшим. То есть большая часть горожан к Собчаку относилась хорошо и за него голосовала. Более того, Яковлев сумел выиграть те выборы во многом благодаря коалиции, которая сложилась против Собчака, когда все конкуренты мэра во втором туре поддержали именно Яковлева.

Правда, на мой взгляд, в том, что Собчака не любила городская олигархия. Это «красные директора», которых как раз представлял Яковлев, неудавшиеся политики, которых представлял Юрий Болдырев, оппозиционные партии, которых представлял «яблочник» (и нынешний глава ФАС России) Сергей Артемьев. Все эти люди тогда каким-то образом сумели объединиться в единый избирательный «кулак».

В то же время простые петербуржцы, наоборот, разделились. Но большей их части нравилось, что после долгого перерыва во главе города стоит яркий политик, который умеет хорошо говорить, понимающий, в каком направлении должен двигаться город, и явно желающий изменить старую советскую жизнь. Интеллигенция очень активно поддерживала Собчака – я видел это своими глазами. Но городские элиты и олигархи выступили против него, что, в конечном счете, и привело к его свержению.

Я бы не стал говорить, что «от Собчака остался целый ряд свершений»: обычно люди, о которых так говорят, это плохие лидеры. Вот от Владимира Яковлева, например, остался Ледовый дворец, на который он потратил бешеные деньги и, в общем, сделал это довольно бездарно. Можно сказать, что от Собчака осталось переименование Ленинграда в Петербург, но я не считаю, что личная роль мэра стала в этом настолько определяющей. Этого в первую очередь желала большая часть горожан и местных элит – иначе из этой затеи просто бы ничего не вышло.

Собчак делал в городе, что мог, а полномочия мэра на тот момент были весьма невелики - в сравнении, например, с нынешним губернатором. Важной его заслугой можно считать то, что ситуация в Ленинграде-Петербурге не оказалась еще хуже: например, не развалилась вся система городских финансов или городского хозяйства. В принципе, в ситуации начала-середины 1990-х это ведь вполне могло случиться. Но Собчак подобрал в свою команду весьма толковых людей, которые сумели профессионально управлять городом. При этом я не имею в виду Владимира Путина – по той простой причине, что роль Комитета по внешним связям, который возглавлял нынешний президент, на тот момент была крайне невелика и на повседневную жизнь города практически никак не влияла. А вот экономикой и финансами управляли люди вроде Алексея Кудрина, и поэтому в этих сферах царил относительный порядок.

После смерти первого мэра произошли две яркие перемены в общественном сознании. Из яркого лидера, которого в 1991-м любило подавляющее большинство петербуржцев, он превратился в человека, который проиграл выборы мэра, по сути, имея на руках все козыри. Но это было связано не только с трудностями, которые действительно испытывал Петербург, а с некоторыми чертами характера Собчака. Его главные негативные черты состояли в том, что, во-первых, он был очень самоуверенным человеком. Во-вторых, он управлял городом в том стиле, в котором умудренный жизнью профессор управляет студентами.

Поэтому против него, собственно, и возникла коалиция элит: люди вроде Яковлева, Болдырева, Беляева или Артемьева не готовы были постоянно чувствовать себя «студентами». Если бы Собчак больше прислушивался к хорошим советникам и следовал здравому смыслу, он, безусловно, выиграл бы выборы 1996-го и еще как минимум пять лет руководил бы Петербургом. Но история, разумеется, не терпит сослагательного наклонения, ведь в этом случае сейчас у нас был бы совсем другой президент.

В итоге сегодня люди «команды Собчака» стали управлять Россией, а первого мэра многие западные историки стали рассматривать не как «отца демократии», а как «отца авторитаризма». В этом есть определенный парадокс, ведь Собчак по своим взглядам вовсе не был авторитарным человеком, он был авторитарным по повадкам - «профессор, привыкший строить студентов», не более того. Но при этом я абсолютно убежден: то, что в итоге сделал со страной Владимир Путин, Собчаку категорически бы не понравилось. Его стиль управления и цели, в конечном счете, были совсем другими.

Сформированный сегодня в СМИ образ первого мэра как такого «романтического демократа» – настолько же односторонний, как и его образ «отца гэбистского авторитаризма» или «отца трудностей, которые мы претерпели в 1990-е». Все три эти точки зрения в равной степени мифологические и неправильные. Мне кажется, что Собчак, безусловно, склонялся к демократии, но не был демократом в своем повседневном поведении.

Для подчиненных он был автократом, а в городе он хотел быть харизматичным лидером, которого бы уважали и поклонялись ему. Я думаю, что вскоре настанет время, когда историки будут писать о Собчаке серьезные научные работы. Время его правления – сама по себе тема для хорошей диссертации. Когда уйдут те поколения, которые лично помнят время правления Анатолия Александровича, история будет писаться более объективно, чем сегодня.
https://ok-inform.ru/politics/domestic/99231-dmitrij-travin-lyudi-komandy-sobchaka-segodnya-upravlyayut-rossiej.html

Е.Смулянский. Мэр А.А.Собчак. Может, будем всё же говорить правду?

Вот уже несколько месяцев, как появилась эта панегирическая статья Дм.Травина о «великом демократе» и первом мэре нашего города Анатолии Александровиче Собчаке:

Конечно, он сыграл крайне важную, а можно сказать, и уникальную роль в истории нашей перестройки. Если бы автор статьи написал бы об этом, у меня бы и мысли не появилось, чтобы что-то оспорить. Но… уважаемого публициста почему-то понесло на минное поле административной деятельности нашего выдающегося прораба перестройки. Видимо, именно отсюда в статье большое количество трудно объяснимых нелепостей, что даже странно для публициста такого ранга как Дм.Травин. У меня сразу же появились многочисленные возражения на резоны автора, и я даже попытался высказать их ему лично, но единственной реакцией стало его пожелание мне написать такую статью самому.

По разным причинам сделать это было настолько сложно, что только сейчас, спустя много времени у меня появилась такая возможность… Тем не менее, я делаю это даже с таким опозданием, потому что считаю одной из самых важных задач восстановление хотя бы частичной, неполной истины в описании наших «проклятых 90-х» – ведь участники и очевидцы тех событий закономерно уходят и скоро в живых  останутся только сочинители, которые такого наговорят… А уже сегодня вокруг тех или иных имён и тех или иных событий сложилось столько легенд, искажающих их реальную суть – как говорится, «мама, не горюй!».

Самый простой, лежащий, буквально, на поверхности пример, касающийся нашего героя, возвращение Ленинграду его исторического имени – как пишет Дм. Травин «…от Собчака осталось переименование Ленинграда в Петербург». К сегодняшнему дню сложилось поддерживаемое многими СМИ и, оказывается, некоторыми политологами устойчивое представление о том, что будто бы А.А Собчак был первым вдохновителем этой идеи и чуть ли не главным зачинщиком её продвижения сквозь полчища ярых противников. Так вот, оба этих мнения совершенно не верны!

Первыми идею проведения городского референдума на эту тему выдвинули непримиримые идейные противники тогдашнего Председателя горсовета А.А.Собчака (решение о переименовании города и об избрании его мэром города были приняты в один день) – депутаты поистине исторического первого демократически избранного в 1990-м году Ленсовета 21-го созыва.

Справедливости ради надо обязательно сказать, что А.А.Собчак был таким же яростным противником этой идеи, как и депутаты Ленсовета сторонниками. Свидетели этой борьбы в стенах Мариинского дворца хорошо помнят, насколько она была суровой. Собчак не только в своих выступлениях выступал категорически против переименования, но голосовал и против проведения городского референдума на эту тему, а после того, как горожане на референдуме сказали своё твёрдое «ЗА», на пленарном заседании проголосовал «ПРОТИВ»  переименования – в этом легко убедиться, посмотрев итоги голосования. Вот вам и первая легенда… Но это было ещё до его мэрской каденции…

А если серьёзно, то с уверенностью можно сказать, как это ни обидно, что именно при Анатолии Александровиче и произошло превращение стольного града Санкт-Петербурга в «бандитский Петербург».

Излишним, наверное, будет говорить, что я совсем не разделяю мнение автора статьи, что в нашем городе «каждый новый градоначальник оказывался хуже предыдущего» – на мой взгляд, все они друг друга стоят, и пытаться ранжировать их бессмысленно, т.к. заметной пользы городу не принёс ни один, но вот вреда… сверх меры. Достаточно вспомнить, сколько при каждом из них было уничтожено памятников архитектуры… А сколько было возведено зданий-уродцев, «архитектурных монстров», на века исказивших так ценимую знатоками «небесную линию  Петербурга»...

Вообще-то говоря, на мой взгляд, при существующих у нас во власти порядках найти более или менее приличного организатора – мэра или губернатора – да при этом ещё и честного хозяйственника, знающего специфику этой работы…очень и очень непросто. Мне кажется, назвать такого за все почти 30 лет новой власти я не смогу! Не станем же мы говорить чего-то доброго в адрес мужа нашей некогда самой богатой предпринимательницы страны – Ю.М.Лужкова…

Дм.Травин совершенно прав, характеризуя управленческий стиль мэра: он «управлял городом, как умел», а умел он это делать «никак»… так и управлял – делалось только то, что не могло не делаться. Тем более, совершенно непонятно из чего журналист делает вывод, что Собчак понимал «в каком направлении должен двигаться город» – нет никаких свидетельств этого…разве что почти сразу же провалившаяся идея Чубайса о «свободном городе». А вот то, что «очевидных глупостей он никогда не делал» – это уже совсем неочевидно.

К примеру, ленсоветовский Комитет по собственности до разгона всего совета в 93-м году подал в суд 10 исков о признании недействительными распоряжений мэра о передаче тех или иных объектов городской собственности каким-то частным структурам. Суды рассмотреть успели только 6, и все они были выиграны Комитетом, хотя в суде им противостоял маститый ленинградский адвокат Ю.М.Новолодский, который тогда был начальником Юридического комитета мэрии.

Расскажу здесь только о двух выигранных показательных делах. По одному из них частным структурам была отдана знаменитейшая на весь мир Новая Голландия!? Слава Богу, стараниями Комитета её вернули городу… Интересно, что в ходе слушаний этого дела позицию Комитета поддержала даже Прокуратура города.

А со вторым ещё интереснее. Тогдашний руководитель Водоканала Ф.Кармазинов решил создать с известной французской компанией «Женераль дез О» новое совместное предприятие под названием «Санкт-Петербургу – чистая вода». Когда в Комитет попали соответствующие документы, там были потрясены – согласно им через очень непродолжительное время – буквально несколько лет – соответствующие тарифы стоимости водоснабжения и водоотведения для жителей Петербурга определяли бы в Париже в офисе головной компании на Кэ д*Орсе. Пришлось опять же через суд ломать этот, видимо, такой «вкусный» для руководства Водоканала кабальный договор… Забавно, что это всё равно не помешало главе этой почтенной организации Кармазинову, едва не продавшему весь петербургский «Водоканал» с потрохами предприимчивым и жуликоватым французам, через несколько лет получить звание почётного гражданина нашего великого города…

Кстати говоря, и разгон Ленсовета в декабре 93 года был совершён согласно указа Ельцина, который был инициирован настоятельной просьбой нашего выдающегося демократа А.А. Собчака. Может, именно этот поступок  Дм.Травин собирается записать в графу глупостей «неочевидных»… Хотел бы спросить у обычных людей: какой уважающий себя демократ может позволить себе поднять руку на законно избранных народных представителей??? Ответ очевиден: только «великий», «выдающийся»!

Я также не знаю, к какому разряду отнести и способ приобретения квартиры на набережной Мойки через Горжилобмен и всю остальную не очень красивую историю с этой квартирой и её расширением… 

Я не могу что-либо определённое утверждать о нелегальных доходах нашего бывшего мэра, но у меня нет никаких сомнений в том, что он был в курсе большинства из того, что его именем за его спиной совершал его первый зам В.В.Путин… недаром же он его защищал и «отмазал» от прокурорского расследования после нашумевшего доклада Ю.Гладкова и М.Салье…

А громкая история с кредитом в миллионом долларов, выданным по распоряжению мэра на строительство то ли огроменной башни, то ли чего другого столь же грандиозного под названием «Пётр Великий», которую собрался соорудить на Васильевском острове печально известный петербуржцам никешинский «20-й трест». Эту почти космическую идею, как все могут, к несчастью,  созерцать, сейчас успешно претворяет в жизнь наш Газпром – слава Богу, что не напротив Смольного собора – хоть эти поползновения отбили…

Наконец, воспоминания о выборах 96 года у автора рассматриваемого панегирика весьма странные, если не сказать резче. Его утверждение, что «…все конкуренты мэра во втором туре поддержали именно Яковлева» просто не соответствует действительности. Я об этом сужу весьма ответственно, поскольку входил тогда в  избирательный штаб Ю.Ю.Болдырева и достаточно часто с ним общался.

Так вот, утром буквально на следующий день после первого тура выборов, когда стало известно, что «неудавшийся политик» (как пишет Д.Травин… A propos, напоминаю, что спустя всего два года этот «неудавшийся политик» провёл в ЗАКС самую большое среди всех партий количество своих сторонников, которые на поверку оказались, правда, проплаченными предателями) Болдырев проиграл несколько процентов Яковлеву, мне позвонил В.В.Путин и попросил каким либо образом донести до Ю.Ю. их просьбу выступить в СМИ с призывом к своим избирателям проголосовать во втором туре за Собчака. Я тут же позвонил в Москву в Главное контрольное управление  Президента, где тогда служил Ю.Ю., и передал ему этот разговор. Обычно очень нерешительный и раздумчивый Ю.Ю. на этот раз почти не думал: «Передайте Владимиру Владимировичу, что бы они попробовали мне доказать, что шествие геев и лесбиянок в Катькином саду накануне первого тура голосования организовали не они. Если предоставят неопровержимые доказательства, то я выполню их просьбу. Дело осложняется только тем, что сегодня в 15.00 я улетаю в командировку в Париж.  Но это уже – как они мне это будут доказывать – дело не моё…». Такой гей-парад, действительно, состоялся, и наверняка Ю.Ю. справедливо считал, что он сыграл свою роль в тех проигранных жалких процентах.

После этого я связался с В.В. и всё ему передал. Он коротко поблагодарил и сказал, что они это обязательно сделают. Через пару дней в СМИ  я прочитал напечатанным такое нужное Собчаку обращение Болдырева к своим избирателям… Уже потом Ю.Ю. рассказал мне, что видеокассету с доказательством того, что гей-парад был устроен по заказу мастера грязных политтехнологий Алексея Кошмарова из избирательного штаба В.А.Яковлева, в Париж ему привёз прилетевший специально по распоряжению В.В. крупный тогда издатель и телевизионщик Олег Руднов. Такая неординарная история…

Ещё одно, мягко говоря, оригинальное суждение автора: «Собчак по своим взглядам вовсе не был авторитарным человеком, он был авторитарным по повадкам». Что-то я плохо разумею ситуацию, при которой повадки противоречат, не совпадают со взглядами… ведь повадки – это и есть проявление взглядов в реальности, на практике! И повадки, и взгляды – это, как я понимаю, одновременно и сущность, и характер, и ментальность человека – и между ними, в принципе, не может быть противоречий…

Насмешила меня фраза автора статьи «Если бы Собчак больше прислушивался к хорошим советникам и следовал здравому смыслу, он, безусловно, выиграл бы выборы 1996-го…» – «здравый смысл» оставим в покое, поскольку он, практически, никогда не мешает, а вот кого имеет ввиду автор под «хорошими советниками» – загадка. Уж не тех ли, кто помог ему успешно проиграть те злосчастные выборы? Или у него были советники ещё качественнее?.. Ну, и, конечно, такие предсказания задним числом всегда содержат изрядную долю юмора…

А вот ещё забавная эскапада в тексте: «…даже на выборах 1996-го, которые он проиграл своему бывшему заму Владимиру Яковлеву, перевес Яковлева был очень небольшим. То есть большая часть горожан к Собчаку относилась хорошо и за него голосовала»! Как же он проиграл, если «большая часть горожан… за него голосовала»? Трудности с логикой у Дм.Травина лично для меня совершенно необъяснимы…

На «отца авторитаризма» А.А.Собчак, конечно, не тянет: В.В.Путин стал президентом страны совсем не стараниями Собчака… ну, разве что первое время люди помнили, что он входил в ту команду, но с течением времени это забывается… И что «сегодня люди «команды Собчака» стали управлять Россией…» – это тоже изрядное преувеличение, поскольку ни один их этих «людей» и близко Россией не управляет – ею управляет один человек и его имя всем хорошо известно. Все же остальные  (из «команды Собчака» или из какой другой – безразлично) выполняют распоряжения, получаемые от НЕГО либо непосредственно, либо спущенные через особо доверенных лиц, проводя в жизнь ЕГО государеву волю.

Е.Смулянский также поделился ссылками на свои другие тексты, посвященные А.Собчаку.
О докладе А.А.Собчака о тбилисских событиях апреля 89-го года:
https://yefim-s.livejournal.com/2109.html
https://memuarist.com/de/events/47402.htm

Продолжение моей истории с А.А.Собчаком:
https://yefim-s.livejournal.com/2408.html

О Собчаке и Сунко:
https://yefim-s.livejournal.com/3809.html
]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_08_03_d_travin_i_e_smulyanskiy_o_a_sobchake Fri, 03 Aug 2018 14:23:13 +0300
<![CDATA[С.Суханкин. Группа Вагнера]]> Кто есть кто в группе Вагнера?
Ключевой вопрос сводится к идентификации участников в вагнеровской саге. Важно рассмотреть и личности, составляющие группу Вагнера, и факторы, влиявшие на ее деятельность.

Лидер
Группу Вагнера возглавляет бывший генерал-лейтенант ГРУ (в отставке) Дмитрий Уткин.



Первоначально нанятый Moran Security Group, Уткин позже принял участие в сирийской кампании в составе Славянского Корпуса. Известный своими симпатиями к ультраконсервативным идеологиям – в одном украинском докладе было высказано предположение о том, что русские неонацисты присоединились к группе Вагнера сначала в Украине, а затем в Сирии, чтобы служить высшей цели достижения «Русского мира» за пределами России – Уткин продемонстрировал лояльность и преданность идее «Русского мира» Кремля. Его ценный опыт работы в российских элитных вооруженных силах в сочетании с относительно глубоким знанием сирийской среды (несмотря на плохую работу Славянского корпуса в Сирии) сделал его одним из самых опытных и харизматических лидеров ЧВК в России. Его успех в качестве командира группы Вагнера в Украине и Сирии возвысил Уткина до такой степени, что он и его коллеги были приглашены в Кремль 9 декабря 2016 года. Фото Уткина, стоящего рядом с Владимиром Путиным, было распространено в российских СМИ, он был награжден орденом Мужества.



Методы обучения
Учебный центр Вагнера расположен в поселке Молькино Краснодарского края. Объект принадлежит 10-й бригаде спецназа ГРУ. Примечательно, что недавняя модернизация базы была профинансирована Минобороны России, которое потратило на нее около 41,7 миллиона рублей (675 тыс. долларов США). Все это указывает на тесные связи между Группой и ГРУ и министерством обороны. В частности, группа Вагнера имеет доступ к методам обучения и ресурсам, используемым элитными российскими военными формированиями, что сделало ее превосходящей другие российские ЧВК, а также их противников в Сирии.

Оружие и оборудование
Различные источники идентифицировали, что члены группы Вагнера вооружены современным стрелковым оружием и легкими вооружением. Кроме того, в период наибольших боевых успехов этой ЧВК в новостных сообщениях отмечалось использование группой Вагнера, в частности, боевых танков Т-72, реактивных систем залпового огня БМ-21 Град, 122-миллиметровых гаубиц Д-30. Регулярное обучение предполагает постоянную практику стрельбы с различными типами оружия. Также важно отметить, что перед развертыванием на театре военных действий персонал группы Вагнера проходит комплексную двухмесячную подготовку на базе в Молькино.

Управление и контроль
Группа Вагнера поддерживает четкую и хорошо развитую систему командования и контроля. Для 2349 человек, которые, как сообщалось, были направлены в Сирию в 2016-2017 годах, командование группы Вагнера состояло из командира и управляющего офицера, а также командования среднего уровня. Последне включает административную группу (388 человек), общий штат (19 человек) и контрольную группу (36 человек). Кроме того, группа Вагнера уделяет особое внимание координации «военной части», в которой ключевая роль приписывается Отделу военной подготовки. Различные подразделения в Отделе военной подготовки отвечают за огневую подготовку, инженерную подготовку, подготовку экипажей танков и БМП, тактическую подготовку, а также артиллерийскую и противовоздушную подготовку.



Важно отметить, что четкое разделение функций и обязанностей, а также хорошо зарекомендовавшая себя система командования и контроля группы Вагнера соответствуют стандартам Вооруженных сил России. Эти стандарты позволяют группе Вагнера и другим российским ЧВК выполнять наступательные миссии или операции, обычно выполняемые регулярными вооруженными силами. Это означает, что группа Вагнера могла проводить операции против сил, считающихся недружественными по отношению к российскому и сирийскому режимам, независимо от сирийских сил, и даже иногда вместо регулярных военных сил Башара Асада.

Финансы
После 2014 года в России наблюдался заметный экономический спад, в результате которого быстро упали уровень жизни и реальная заработная плата. Эти тенденции оказались особенно болезненными для россиян, живущих в глубинке. Частные интервью и журналистсике расследования показали, что многие мужчины среднего возраста (35-50 лет), обладающие военным опытом, не смогшие приспособиться к реальностям гражданской жизни, при наличии на их содержании иждивенцев и/или семей (во многих случаях обремененных финансовыми проблемами), искали работу в составе российских ЧВК.

Финансирование группы Вагнера трудно определить точно, но в эту фирму явно идет устойчивый поток наличных денег. Следует отметить, что информация о «финансовой стороне» участия в группе Вагнера довольно противоречива (разные источники сообщают разные детали). Однако исходя из имеющихся данных можно привести некоторые основные цифры. До развертывания в Украине или Сирии члены группы могут рассчитывать на получение 80 тыс. рублей (1300 дол. США) в месяц во время курса подготовки в Молькино; 120 тыс. рублей ($ 1900) ежемесячно на территории Украине; и 180 тыс. рублей (2900 дол. США) ежемесячно за «установление порядка» на территории «Луганской Народной Республики».

В дополнение к зарплате при исполнении служебных обязанностей гарантировалось еще 60 тыс. рублей (960 дол. США) в неделю. В случае смерти компенсация семье варьировала от 2 до 3 млн. рублей (32 – 48 тыс. дол. США). Для сравнения «боевики» из Донецкой и Луганской «народных республик» получали около 15 тыс. рублей (240 дол. в США) в месяц. Дифференциация доходов была убедительным аргументом в пользу участия в боевых действиях  на востоке Украины в качестве члена ЧВК.

С другой стороны, оплата участия в Сирии состояла из двух частей. В 2015 – 2016 годах средняя зарплата, получаемая вагнеровцами, могла достигать 240 тыс. рублей в месяц (3800 дол. США). В то же время во время пика российской сирийской кампании (в начале 2017 года) российские источники указывали, что месячная зарплата могла достигать 500 тыс. рублей (8 тыс. дол. США). Однако эта цифра противоречила другим источникам, какие говорили о зарплате в размере 250 – 300 тыс. рублей (4000 – 4800 дол. США) в месяц. Смерть в бою, как сообщалось, приводила к выплате компенсации семье в размере до 5 млн. рублей (80 тыс. долл. США), что, в частности, является стандартной компенсацией за смерть официального российского контрактника.

Логистика
Еще одним важным аспектом успеха группы Вагнера являлось стремление властей предоставить ей логистические ресурсы всего Южного федерального округа (ЮФО) [Южного военного округа – ?]. Нужно особо подчеркнуть стратегическую роль Ростова-на-Дону в плане развития и функционирования группы Вагнера. Город расположен в южной части ЮФО, что делает его одним из ключевых логистических центров на юге России. Ростовская область играет ключевую роль в проведении боевых действий на востоке Украины, выступая в качестве главной артерии для технико-материального обеспечения сепаратистских сил Донбасса. В то же время Ростову предназначана главная роль в переброске российских военнослужащих (как регулярных военных, так и контрактников) в Сирию через воздушную компанию Cham Wings (пользующейся также гражданским Airbus A320s). Скорее всего, члены группы Вагнера были переправлены в Сирию по этой же схеме, используя международный аэропорт Платов (также в Ростовской области).

Структура собственности
Восприятие группы Вагнера как частной армии связанного с Кремлем российского миллиардера Евгения Пригожина (известного как «шеф-повар Путина») действительно приобрело широкую популярность, особенно в свете сделки по энергетике в мае 2017 года, которая предоставила Пригожину 25%-ную долю в добыче нефти и природного газа в Сирии. Эта оценка также подтверждается тем фактом, что группа Вагнера принимала участие в поглощении и последующей защите нефтяных и газовых месторождений в Сирии. Однако этот факт поднимает вопрос о том, каким образом один магнат (пусть и близкий к Путину, но все же не самый влиятельный) имеет возможность единолично играть такую ​​важную роль в сирийском конфликте.

Здесь примечательно вспомнить внесенный в Государственную Думу 27 марта 2018 года законопроект, который должен был легализовать ЧВК в России (ЧВК являются технически незаконными в России). Несмотря на потенциальную выгоду от этой меры, инициатива потерпела поражение после того, как ее единогласно отвергли Минобороны, МИД, Росгвардия, ФСБ, СВР и ФСО. Ощущение конфликта усилилось из-за того, что в предыдущих случаях такие ключевые фигуры, как министр иностранных дел Сергей Лавров, бывший вице-премьер по вопросам обороны и космической отрасли Дмитрий Рогозин, видные члены фракции силовиков (такие, как генерал-полковник Владимир Шаманов) и даже сам президент Владимир Путин выступали за легализацию ЧВК.

Вышеизложенное приводит к трем предположениям, которые могли бы объяснить нежелание властей легализовать ЧВК несмотря на явное расширение масштабов использования этих групп.

Во-первых, российские чиновники могут быть озабочены вопросами лицензирования и возможных конституционных поправок, непредсказуемостью деятельности ЧВК и/или возможностью отрицания государством – эти, скорее поверхностные, аргументы чаще всего встречаются в российских официальных СМИ.

Во-вторых, деятельность группы Вагнера в Сирии была в конечном счете настолько слабой, что потенциальная легализация ЧВК могла бы бросить тень на военный профессионализм российских официальных военных сил, используемых за рубежом. Этот аргумент был озвучен Леонидом Ивашовым, утверждавшим: «Мы добились успеха в отношении плохо вооруженных террористических формирований; тем не менее против США у нас нет никаких аргументов, кроме наших стратегических ядерных сил, которых в Сирии нет».

В-третьих, благодаря своему юридически неоднозначному статусу группа Вагнера является востребованным инструментом для выполнения таких задач, в каких обычные вооруженные силы не стоит вмешивать (например, захват контроля над газовыми и нефтяными месторождениями и критической инфраструктурой).

Однако эти соображения не исключают четвертого варианта, который может представлять собой комбинацию вышеупомянутых аргументов. А именно то, что заинтересованные стороны могут в настоящее время использовать частные военные компании для достижения конкретных экономических целей, а принципы асимметричной войны могут быть одновременно протестированы в условиях боевых действий в реальном времени. Кстати, этот вариант, естественно, отражает мышление ведущих российских авторов и анализ роли и характера российских ЧВК.

Украинская глава и ее последствия
Группа Вагнера берет свое начало в так называемом Славянском корпусе, зарегистрированном в Гонконге Вадимом Гусевым и Евгением Сидоровым из группы безопасности Moran. Участники этой более ранней ЧВК в конечном итоге и сформировали основу группы Вагнера. Впервые группа Вагнер провела боевые операции на юго-востоке Украины в 2014 году. Российский журналист-расследователь Руслан Левиев сообщал, что группа Вагнера приняла активное участие в незаконной аннексии Крыма в России. В то время группа Вагнера состояла из лоскутного одеяла различных элементов – от остатков Славянского Корпуса до местных добровольцев с личными мотивами. Однако российские источники отрицали, что на том этапе группа включала «добровольцев». В любом случае, в то время как в Украине группа Вагнера в основном действовала на территории самопровозглашенной Луганской Народной Республики, она оставалась одним из наименее известных боевых подразделений из-за того, что она была неактивной в социальных сетях и ни в коем случае не упоминалась местными властями. Ее высокий уровень компетентности в этом горячем месте свидетельствовал о том, что группой Вагнера управляет ГРУ, оно же организует ее и оснащает. Российские и украинские источники отмечали, что группа Вагнера выполняла операции на территории ЛНР, что требовало высокого уровня военного мастерства. Например, члены группы Вагнера несут ответственность за убийство «министра обороны» ЛНР Александра Беднова; убийство Алексея Мозгового, лидера бригады «Призрак»; разоружение «Одесской» механизированной бригады; а также за широкомасштабные репрессии против русских казаков, ранее служивших в Луганской области, но с крахом поддержанного Москвой проекта «Новороссия» на юго-востоке Украины ставших более «независимыми» от Кремля.

Группа Вагнера в боях за Дебальцево в 2015 г.



https://www.youtube.com/watch?v=RE4UgEXhUXM&feature=youtu.be

«Украинская глава» истории группы Вагнера показала ее способность решать задачи относительно высокой сложности довольно аккуратно. Этот аспект позволил ей брать на себя все более сложные задачи и обязанности, а также расширять географическую сферу операций.

«Сирийская глава»: от триумфа до «русского Иловайска»
Деятельность группы Вагнера в Сирии – это история успеха, за которым последовал провал, по крайней мере, по состоянию на середину 2018 года. Во время отвоевания Пальмиры у Исламского государства (весна 2016 года) главное наступление на древний сирийский город проводилось группой Вагнера. Этот факт был неявно признан командующим Вооруженными Силами России в Сирии генерал-полковником Александром Дворниковым, который отметил наличие определенных «сил специальных операций [...], которым были поручены различные специальные миссии». Кроме того, сообщалось что вблизи Латакии и Алеппо члены группы Вагнера (и, предположительно, члены других ЧВК, таких как ENOT) координировались ГРУ и ФСБ по выполнению различных задач. Возможно, на этом предварительном этапе, когда Вагнер сыграл важную роль в том, чтобы дать возможность про-асадовским силам вновь завоевать часть страны, военные успехи были в большей степени обусловлены слабостью противника, а не силе и непобедимости, присущим российской ЧВК. Как справедливо указал генерал-полковник Ивашов, главные противники группы Вагнера, находившиеся в то время в Сирии, были плохо организованы и недостаточно подготовлены, лишены опыта, координации и надлежащего командования. В то же время группа Вагнера отнюдь не выполняла роль стандартной ЧВК в западном смысле: как характер ее операций, так и способ ее действий показывали, что группа выполняет исключительно военные функции, а не вспомогательные, какие, как правило, поручаются западным ЧВК в рамках их корпоративных миссий.

Резня группы Вагнера в Дейр-эз-Зоре, где группа была развернута для захвата нефтяных и газовых месторождений в начале 2018 года, проиллюстрировала крах тактики маскировки, в том числе использования российских наемников в сочетании с сирийскими силами в условиях пустыни. Примерно 200 человек из состава группы Вагнера были убиты в бою с объединенными американо-курдскими силами.

«Русский Иловайск»: что случилось в Дейр-эз-Зоре?
Децимация Вагнерской группы в районе Дейр-эз-Зора – это инцидент, иногда называемый «русским Иловайском», из-за огромных потерь, понесенных украинскими войсками в августе 2014 года от рук регулярных российских войск. Это поражение можно отнести к сочетанию ряда факторов:

Более низкое качество обучения и оборудования. Несмотря на то, что изначально превосходные подготовка и оснащение группы Вагнера, а также боевые качества ее персонала впоследствии стали снижаться. В частности, обычная огневая подготовка была отменена, качество оружия и боеприпасов снизилось, их количество было ограничено. Кроме того, отсутствие какой-либо воздушной поддержки (один из ключевых факторов, лежащих в основе трагического разгрома ЧВК в 2018 году) сделали группу Вагнера чем-то средним между регулярной боевой единицей и партизанским отрядом, что серьезно ограничило ее оперативные возможности и снизило ее эффективность.

Низкое качество персонала. До 2017 года с очень незначительным исключением (подразделение «Карпаты» во главе с российским подполковником Олегом Демьяненко) группа состояла из граждан России с некоторым уровнем базового военного образования. Но впоследствии эта политика претерпела изменения. В частности, в 2017 году была сформирована бригада «Весна», состоящая преимущественно из этнических украинцев (численностью 100-150 человек), не имевших подтвержденного военного опыта. Кроме того, группа по анализу конфликтов (CIT), исследующая участие России в конфликтах во всем мире, отметила отсутствие элитных спецназовцев среди жертв группы Вагнера в Сирии и Украине. Другие известные примеры также показывают, что качество персонала постепенно снижается, особенно с 2017 года.

Задолженность по оплате. По состоянию на 2017 год финансирование группы Вагнера (природа которого по-прежнему не очень ясна из-за часто противоречивой информации), как утверждается, является исключительной ответственностью сирийского правительства, что привело к «постоянным задержкам в оплате и препирательствам по обещанной сумме». Только первоклассным специалистам была предоставлена ​​максимально возможная ежемесячная зарплата, равная 240 тыс. рублей (3300 долларов США); тогда как военнослужащим с более низкими званиями платили 2200 долларов в месяц. Эти изменения оказали глубокое влияние как на обучение, так и на имеющееся оборудование. В то же время это привело к снижению качества новобранцев. Изменения в платежной политике все еще остаются неясными и нуждаются в обсуждениях и прояснениях. Эти изменения часто объясняют борьбой между Пригожином и Шойгу за влияние и перераспределение экономических ресурсов, хотя отсутствие точных данных не дает убедительных ответов на этот вопрос.

Вышеуказанные факторы, несомненно, сыграли главную роль в драматическом поражении группы Вагнера в начале 2018 г. Однако этому также способствовали и другие факторы:

Сравнительно низкий уровень подготовки. При столкновении с группами боевиков вагнеровцы еще могут похвастаться своими боевыми навыками. Однако американские военные представляют собой противника, обладающего превосходящим оружием и, по крайней мере, таким же или даже более подготовленным персоналом. Действительно, отсутствие авиационной поддержки, устаревшее оружие и боеприпасы (включая устаревшие транспортные средства), так же как и отсутствие ПВО сделало группу Вагнера легкой мишенью для атаки.

Эффект неожиданности. Большинство доступных источников указывает на то, что подразделения группы Вагнера не ожидали воздушной атаки такого масштаба и решительности, хотя объяснения различаются в зависимости от того, почему не ожидали. Группа двигалась по совершенно открытому пространству, не приняв никаких мер предосторожности; возглавляемая силами США атака явно застала их врасплох. Поэтому предположение том, что группу Вагнера каким-то образом «предали», приобрело известную популярность среди некоторых российских экспертов.

Особенности «русского стиля» нелинейной войны. Исторически сложилось так, что Россия вела успешную партизанскую войну против сильного противника в обороне (что означало, что это было  на территории России) и в дружественном природном ландшафте (леса и болота). В Сирии ни того ни другого не было.

И все же, несмотря на недостатки группы Вагнера и ее военное поражение в Сирии, последние данные свидетельствуют о том, что российские власти не отказалась от идеи использовать группу Вагнера в качестве геополитического инструмента по противостоянию Западу.

Жизнь после смерти: перспективы на будущее
Несмотря на потери среди вагнеровцев в Сирии российские ЧВК продолжают расширяться. Например, некоторые аналитики обращали внимание на растущее присутствие России в других зонах нестабильности, таких как Центральноафриканская Республика (ЦАР) и Судан, где были развернуты подразделения группы Вагнера. Кроме того, украинский ресурс «Информационное Сопротивление» предоставил информацию о том, что группа Вагнера не только изменила свое название на «Лига» (при сохранении прежних командиров), но и прозвела некоторые изменения в системе командования и контроля с введением четырех новых категорий специалистов. Характер этих общих изменений позволяет предположить, что части Вагнера могут быть в конечном итоге переброшены в Донбасс.

Также похоже на то, что основная база подготовки персонала группы Вагнера может быть перенесена из базы в Молькино (которая теперь оказалась скомпрометированной) в другие регионы. Наиболее логичными вариантами, по-видимому, являются Таджикистан, Приднестровье, Карабах и/или Абхазия, хотя и другие места исключить нельзя. Группа Вагнера (или ее аналог) нуждается в базе обучения, если группа собирается оставаться пригодной, и если сферы ее миссий, похоже, будут расширяться (например, в Африке).

Так или иначе использование ЧВК практически наверняка остается существенной частью российской военно-стратегической повестки дня. Этот доктринальный аспект поддерживается следующим:

Во-первых, позиция отрицания, т.е. московские отговорки «настамнет», существенно усиливает маневренность российской стороны. Этому способствует затемненность фактических военных потерь, понесенных Россией в локальных военных конфликтах, поскольку погибший персонал ЧВК обычно не включается в списки обычных жертв. Такое сокрытие инфлормации является важным элементом пропаганды, распространяемой российскими государственными СМИ, целью которой является представление имиджа Вооруженных сил России как непобедимой силы, превосходящей армии других государств.

Во-вторых, присутствие ЧВК на поле битвы обеспечивает гибкость и способствует выполнению дополнительных задач. Таким образом, эти структуры могут быть использованы практически на любой стадии конфликта нового типа (гибридного/нелинейного), как это и было определено Герасимовым в его доктрине.

В-третьих, растущая рентабельность войны. В 2013 году, как отметил президент ЧВК «РСБ-Групп» Олег Криницын, «приближается эпоха местных и корпоративных войн, и услуги ЧВК будут востребованы в большей степени». Примечательно однако, что Криницын добавил, что он не видит «светлого будущего для российских ЧВК» в плане их предстоящей легализации. Дополнительные доказательства – как прямые, так и скрытые – указывают на то, что различные части правящих элит России по-прежнему озабочены идеей использования этих видов корпоративных организаций для достижения конкретных целей силовой экономики. РСБ-Групп, например, занимается сбором разведывательных данных, юридическими и военными консультациями, обучением, а также защитой морских судов.

В-четвертых, вопрос частично будет определяться уровнем реакции общественности на военные кампании Москвы за рубежом. Мешки для трупов убитых вагнеровцев не имеют такого же эффекта, как фотографии тел погибших регулярных российских военных, отправляемых домой. Таким образом, гибель российских граждан в Сирии, представленная российскими СМИ либо как изобретение американской информационной войны, либо (если отчасти она была признана) представленных в качестве «наемников», умирающих за экономическую выгоду, не вызывает особой озабоченности населения России, тем самым освобождая Кремль от растущего общественного недовольства.

В-пятых, заполнение бойцами ЧВК линий фронта предлагает российским властям надежный источник «пушечного мяса». Плохие условия жизни, широко распространенная преступность и различные трудности, мешающиие российским солдатам адаптироваться к гражданской жизни, создали огромный резервуар новобранцев (особенно мужчин среднего возраста), желающих участвовать в региональных конфликтах. Некоторые информированные источники утверждали, что «состав группы Вагнера был истреблен по меньшей мере уже пять раз» из-за огромных потерь ее персонала.

Вывод
В конечном счете, выращивая все большее число ЧВК, таких, как группа Вагнера, российские власти создали мощное и удобное оружие нелинейной войны, а также инструмент для российских элит для достижения своих геоэкономических целей. С военной точки зрения операции группы Вагнера в Донбассе и Сирии, по-видимому, отчасти были нацелены на проверку ее способности «контролировать территорию», в соотвествии с концепцией, выдвинутой Герасимовым и Генштабом России. Важно отметить, что ЧВК предлагают Кремлю неприкосновенность и скрывают свою ответственность за гибель российских солдат в зарубежных операциях. Кроме того, российские ЧВК и особенно группа Вагнера допускают потенциальную интеграцию иностранцев (из обнищавших частей постсоветского пространства), что дает Кремлю еще один мощный инструмент влияния за рубежом. Несомненно, что модель Вагнера появилась не для того, чтобы исчезнуть, а для того, чтобы остаться.
https://jamestown.org/program/continuing-war-by-other-means-the-case-of-wagner-russias-premier-private-military-company-in-the-middle-east/?mc_cid=efdddbeac9&mc_eid=d5174fbf6b
]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_08_01_s_suhankin_gruppa_vagnera Wed, 01 Aug 2018 21:02:11 +0300
<![CDATA[Одобрение деятельности В.Путина упало ниже докрымского уровня]]> Варианты ответов Показатели по датам: Изменения, июль 2018 г.
по сравнению с: Докрым-ский уровень, февраль 2014 г. Посткрым-ский пик, июнь 2015 г. Поствыбор-ный пик, апрель 2018 г. Послед-няя дата, июль 2018 Февралем 2014 г. Июнем 2015 г. Апрелем 2018 г. Вы в целом одобряете или не одобряете деятельность Владимира Путина на посту президента (премьер-министра) России? Одобряю 69 89 82 67 -2 -22 -15 Не одобряю 30 10 17 32 2 22 15 Нет ответа 1 1 1 1 0 0 0 Вы в целом одобряете или не одобряете деятельность Дмитрия Медведева на посту председателя правительства (президента) России? Одобряю 54 66 42 31 -23 -35 -11 Не одобряю 45 33 57 69 24 36 12 Нет ответа 2 2 1 1 -1 -1 0 Вы в целом одобряете или не одобряете деятельность правительства России? Одобряю 47 62 47 37 -10 -25 -10 Не одобряю 51 37 53 62 11 25 9 Нет ответа 2 1 1 1 -1 0 0 Вы в целом одобряете или не одобряете деятельность Государственной Думы России? Одобряю 39 54 41 33 -6 -21 -8 Не одобряю 59 44 57 65 6 21 8 Нет ответа 2 2 2 2 0 0 0 Источник: https://www.levada.ru/indikatory/odobrenie-organov-vlasti/
]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_07_31_odobrenie_deyatelnosti_v_putina_upalo_do Tue, 31 Jul 2018 10:38:36 +0300
<![CDATA[А.Собчак: «Мы теперь у власти. Это и есть демократия!»]]> Предисловие к книге «Авторитарная Россия».

Был прекрасный солнечный день лета 1990 года, когда я сидел в приемной Мариинского дворца в Ленинграде. Мне было двадцать четыре года, я был активистом антикоммунистического продемократического движения, которое получило большинство мест в ходе недавно состоявшихся выборов в горсовет.


После этой победы я получил два весьма разных предложения о работе от двух групп моих знакомых. Одно из них было от группы социологов, которые проводили исследования политических и социальных изменений в городе и в стране в целом. Они пригласили меня присоединиться к их рядам и убеждали, что мое инсайдерское знание новых социальных движений было бы большим преимуществом для начала профессиональной карьеры по изучению политики. Другая группа включала вновь избранных депутатов, занятой организацией новой системы городского правительства. Они полагали, что мой опыт избирательных кампаний и моя репутация активиста будут ключевым активом для улучшения довольно хаотичного процесса принятия решений. Мне надо было выбирать между позицией младшего научного сотрудника в Институте социологии Академии наук и положением, скорее всего, средней руки чиновника в новообразованном аппарате городского совета.

Последний вариант изначально казался соблазнительным, и я пришел на собеседование с председателем городского совета Анатолием Собчаком. Профессор права, избранный в советский парламент на первых полусвободных выборах 1989 года, он приобрел большую популярность как заметный и откровенный критик советской системы; на следующий год ленинградские депутаты пригласили Собчака на должность председателя городского совета в случае, если ему удастся выиграть место на довыборах. Как обычно, ему потребовалось немало времени, чтобы прибыть на назначенную встречу, и, ожидая его, я общался с секретарем в приемной Димой, улыбающимся разговорчивым пареньком того же возраста, что и я.

Наконец, Собчак прибыл, и мы вошли в его необычно огромный офис с прекрасным видом на Исаакиевский собор. Не спрашивая меня ни о чем и даже не принимая мое присутствие во внимание, мой потенциальный босс начал долгую и страстную речь, как будто он говорил перед сотнями людей, хотя в комнате никого не было (думаю, что он использовал эту возможность как
испытательную площадку для одного из своих публичных выступлений, приносивших ему
тогда общенациональную славу). Слова Собчака были полны яркой риторики, но довольно расплывчатыми по существу, – он обвинял предыдущую систему, жаловался на нынешнюю турбулентность и обещал, что город будет процветать под его руководством. После речи, казавшейся бесконечной, он сделал паузу, и я смог задать ему вопрос, какой я считал необходимым для моей будущей работы: «Анатолий Александрович, что вы думаете о системе городского управления, какую планируете создавать?»

Собчак, наконец, повернулся ко мне, переключил свое внимание на землю, и изменил свой тон на более искренний и откровенный реестр. «Что ж... есть депутаты городского совета, которых много, они шумны и дезорганизованы; им надо отвечать на жалобы обычных граждан и в основном работать в округах по месту избрания вместо того, чтобы участвовать в длительных дискуссиях. Еще есть городской исполком, он должен заниматься вопросами повседневной жизни – такими, как разбитые дороги и протечки труб, но он не должен выходить за рамки таких обязательств. А я [широкий взгляд на офис], с помощью моего аппарата [пристальный взгляд на меня], будет проводить политику в городе». Я был потрясен, услышав эти довольно циничные слова человека, имевшего публичный имидж демократической иконы.

«Но это звучит почти так же, как и раньше, при коммунистах... и что относительно демократии?» Собчак, вероятно, был удивлен тем, что кто-то, кто должен был стать членом его новой команды, задал такой наивный вопрос. Он отвечал твердо – так, как некоторые университетские профессора делают вид, будто раскрывают истину первокурсникам: «Вы знаете, мы теперь во власти, это и есть демократия».

Это было поразительно – мои великие ожидания демократической политики были разрушены, я просто не мог заставить себя превратиться во второстепенный винтик в новой политической машине. Я повернулся и вышел из кабинета Собчака, даже не попрощавшись. Оттуда я пошел прямо к Институт социологии и присоединился к миру науки, а не к миру политики.

Это был поворотный момент во всей моей профессиональной карьере. К сожалению, у меня не было возможности получить формальное образование в социальных и политических науках, но несмотря на это (или, возможно, благодаря этому), позже я стал профессором политических наук в двух университетах в двух странах. А уроки, полученные мной от Собчака в его кабинете много лет назад, стоили для меня десятков учебников по нормативной политической теории. Я понял, что конечной целью политиков является максимизация власти – другими словами, они стремятся оставаться во власти любыми средствами как можно дольше и приобретать ее как можно больше, независимо от их демократической риторики и публичного образа; в этом и есть суть политики. Проблема только в том, что некоторым политикам удается достичь этой цели, другие же не столь успешны. В первой категории мы обнаруживаем диктатуры разных типов – от Мобуту в Заире до Лукашенко в Беларуси, а во второй – разновидности других политических режимов (не обязательно демократических).

Фактически Собчак также не смог добиться этой цели и не смог максимизировать свою власть в Ленинграде и (после 1991 года) в Санкт-Петербурге. Шесть лет спустя, в 1996 году, будучи мэром города, он столкнулся в жесткой выборной кампании со своим заместителем Владимиром Яковлевым и проиграл ему с незначительным счетом. Его другой заместитель, по имени Владимир Путин, в своей карьере в качестве политика выучил у Собчака некоторые уроки, но эти уроки сильно отличались от тех, какие стали ясны мне касательно разницы между политикой и политической наукой. Путин, по крайней мере, пока смог максимизировать свою власть в качестве президента и премьер-министра России, хотя в последнее время он сталкивается с растущими проблемами. А Дима, которого я встретил в тот памятный день, тоже выучил некоторые уроки: Дмитрий Медведев тоже побывал на постах президента и премьер-министра России. Он по-прежнему очень приятный, часто улыбающийся и разговорчивый паренек, но в некотором смысле он все еще остается секретарем в приемной.
https://www.amazon.com/Authoritarian-Russia-Analyzing-Post-Soviet-European/dp/082296368X/ref=sr_1_1?ie=UTF8&qid=1532949543&sr=8-1&keywords=authoritarian+russia
]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_07_30_a_sobchak_mi_teper_u_vlasti_eto_i_est Mon, 30 Jul 2018 14:34:31 +0300
<![CDATA[Ответы И.Клямкина]]> развернувшейся полемике о невозможности (или возможности) перехода (пост)коммунистических стран одновременно к демократии и рыночной экономике Игорь Моисеевич Клямкин ответил на заданные мной вопросы. Чтобы его ответы не потерялись в ФБ, выношу их сюда, сопроводив их своими ответами на те же вопросы.

Восемь вопросов, ответы И.Клямкина и мои:
1. Способствовала ли горбачевская демократизация 1985-1991 гг. проведению рыночных реформ в СССР?
ИК: Сама по себе не способствовала.
АИ: Безусловно способствовала. Горбачевская демократизация – переход к полусвободным (СНД СССР) и свободным (СНД России и верховные советы союзных республик) выборам вместе с политикой гласности (какой бы ограниченной она ни была) – была начата с целью изменить баланс политических сил в стране и обеспечить перевес сторонников изменений над консервативным партийным аппаратом, препятствовавшим горбачевской рыночной реформе, проводившейся с 1987 г. Горбачевская демократизация не только привела к желаемому результату, но и произвела очевидный «овершутинг» – избранные законодательные органы в целом оказались более радикальными, чем позиция самого Горбачева, они поддержали гораздо более решительные идеи (например, программы «400 дней» и «500 дней», разработали гораздо более рыночное законодательство (например, приватизационное), чем задумывалось Горбачевым.

2. Способствует ли вообще демократизация политической системы переходу от плановой экономики к рыночной?
ИК: Способствует, если в обществе и его выборных представителях доминирует ориентация на такой переход.
АИ: Безусловно способствует. Из ответа ИК следует, что если в обществе и среди его выборных представителей не доминирует ориентация на такой переход (от плановой экономики к рыночной), то демократизация политической системы (расширение политических свобод) препятствует переходу от плановой экономики к рыночной. Хотелось бы узнать, в какой стране и когда что-нибудь подобное имело место.

3. Препятствует ли вообще демократизация политической системы переходу от плановой экономики к рыночной?
ИК: Вообще не препятствует, но и не гарантирует.
АИ: Не препятствует. Дополнительный вопрос аналогичен предыдущему – в каких странах и когда демократизация политической системы не сопровождалась переходом от плановой экономики к рыночной?

4. Возможно ли одновременное проведение демократизации и рыночных реформ?
ИК: Возможен при поддержке внешнего субъекта и ориентации общества и элиты на заимствование его институциональных стандартов. Албания и Монголия оснований для общего вывода не дают, эти прецеденты надо рассматривать отдельно.
АИ: Естественно, возможно. Вопрос касался возможности, а не всеобщей закономерности. И Албания, и Монголия, и Грузия относятся к немалому числу стран, в которых одновременно проводились и демократизация и рыночные реформы без какой-либо значительной поддержки со стороны внешнего субъекта (Евросоюза). Эстония провела свои политические и экономические реформы, не получив на них ни цента от МВФ. Тем не менее самым ярким примером одновременного проведения демократизации и рыночных реорм без поддержки внешнего субъекта (ЕС) является СССР (1987-1991). Следует также отметить, что внешняя финансовая помощь, какая оказывалась руководству СССР, в целом замедлила процессы рыночных преобразований.

5. Возможно ли одновременное проведение двух переходов – от несвободной политической системы к свободной (от тоталитаризма к демократии) и от централизованно планируемой экономики к рыночной (от плана к рынку)?
ИК: Не улавливаю принципиальных отличий от предыдущего вопроса.
АИ: Безусловно возможно. Более того, такой переход произошел в большинстве (75%) случаев транзита – в 22 из 29 переходных стран.

6. Что предшествует чему (что является условием чего) – рынок предшествует демократии? Или же демократия – рынку? Где и в каких условиях?
ИК: Исходя из опыта посткоммунистических стран демократизация предшествует. Но, исходя из опыта же других таких стран, продвижение к рынку может осуществляться под патронажем имитационно демократических авторитарных режимов, однако насколько далеко на таком пути можно продвинуться к свободной экономике и демократии, – вопрос открытый. Скорее всего, сталкивания с системными ограничениями неизбежно.
АИ: Рынок – один из наиболее древних человеческих институтов. В большинстве исторических случаев человеческого общества рынок предшествует не только демократии, но и любым иным формам политического режима. Полномасштабная ликвидация рыночной экономики и последующее сохранение нерыночной экономики имели место почти исключительно только в коммунистических государствах в результате осуществления политического насилия и его дальнейшего поддержания. Поэтому восстановление рыночной экономики в коммунистических и посткоммунистических государствах требует сугубо политических решений: либо при сохранении политической власти коммунистов (в Китае, Вьетнаме, Северной Корее, на Кубе), либо при ее ликвидации (в большинстве переходных стран).

7. Помогает ли авторитаризация (переход от демократии к авторитарному режиму) маркетизации – переходу от плановой экономики к рыночной? Есть ли в мировой истории примеры этого? Где? Когда?
ИК: Посткоммунистические (посттоталитарные) реформации такого материала не предоставляют, другие – предоставляют.
АИ: За редчайшими исключениями (Чили) не помогает. За пределами посткоммунистических стран примеров полномасштабной плановой экономики нет, следовательно, нет и примеров переходов от полномасштабной плановой экономики к рыночной. Наиболее известные примеры переходов от неполномасштабной плановой экономики к полномасштабной рыночной – Чили (при авторитарном режиме), Великобритания и Индия (при демократическом).

8. Какова авторская формулировка базовой закономерности (базового прогноза), на которую постоянно идет отсылка: «Что же касается России, то у меня нет пока серьезных оснований отказываться от старого прогноза». В чем именно заключался «старый прогноз»?
ИК: Исходный прогноз был насчет того, что экономическая модернизация будет осуществляться при авторитарном режиме. Потом, кстати, узнал, что на год раньше из этой посылки стали исходить Васильев и Львин. В реальности прогноз в итоге потвердился лишь наполовину: получился авторитаризм без модернизационного потенциала, авторитаризм выживания. И от этой «половины» у меня нет оснований отказываться. Не тот получился авторитаризм, что предполагалось, но – авторитаризм. Дальше вопрос о перспективах, т.е. во что он может трансформироваться. Пока не вижу субъектов реальной модернизационной альтернативы ему – ни демократической, ни авторитарной. Поэтому при моем мировоззрении остается индивидуальная стратегия – критика режима с депократически-правовых позиций, чем и занимаюсь уже 25 лет. При очень большом желании тут можно, наверное, усмотреть и «запрос на диктатуру», но то уже не моя проблема. Могу разве что добавить, что другие стратегии, которыми в разное время соблазнялись отдельные люди, надеясь этот тип авторитаризма превратить в модернизаторский, казались и кажутся мне, в лучшем случае, самообманом этих людей.
Могу добавить только, что все вышесказанное к РФ прямого отношения не имеет. Ибо прецедентов преобразования посттоталитарных и одновременно постимперских систем с унаследованной имперско-державной инерцией и ядерным оружием в системы рыночно-демократические в мире пока не наблюдалось.
АИ: Если понимать под экономической модернизацией осуществление реформ, расширяющих масштабы экономической свободы, то наиболее интенсивно экономическая модернизация в России проводилась в 1990-2004 гг., т.е. в те годы, когда политический режим в СССР, а затем в России был полусвободным, иными словами, не авторитарным. Когда же политический режим в России окончательно превратился в авторитарный (по классификации Фридом Хауз – в 2004 г.), то процесс экономической модернизации фактически остановился. Даже если ориентироваться на самые жесткие критерии авторитаризма (по Б.Геддес начало авторитарной политической системы положено в октябре 1993 г.), то переход к рыночной экономике в главном произошел до этого (либерализация цен, унификация валютного курса, ликвидация значительной части субсидий, появление частного сектора, малая приватизация, даже начало большой приватизации – все это было сделано до октября 1993 г.). Таким образом, прогноз, согласно которому экономическая модернизация в СССР или России будет осуществляться авторитарным режимом (при авторитарном режиме), оказался неверным.
https://www.facebook.com/andrei.illarionov.7/posts/10217701411433733?comment_id=10217703342282003&reply_comment_id=10217707782473005& comment_tracking=%7B%22tn%22%3A%22R%22%7D
]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_07_30_otveti_i_klyamkina Mon, 30 Jul 2018 00:54:20 +0300
<![CDATA[Л.Баткин. Мертвый хватает живого]]>
Л.Баткин. Мертвый хватает живого
«Демократический диктатор» – хуже не придумаешь.
Продолжаем разговор по проблемам, поднятым в диалоге И.Клямкина и А.Миграняна «Нужна «железная рука»?» («ЛГ» от 16 августа с. г.).

I
Итак, опять диктатура, опять ради лучшего будущего и опять... по науке? Разъяснения даны на строгой основе фактов и логики, исходя из истории и политологии. Как тут нам ни оробеть!

Ученые люди, Игорь Клямкин и Андраник Мигранян, вообще-то любят демократию ничуть не меньше, чем самые пылкие ее поклонники, вроде вас, читатель, или вот меня. Как конечную цель, как идеал. Но каков возможный механизм перехода к действительно органичной, эффективной, устойчивой демократии, которая ведь в свою очередь немыслима без разгосударствленной собственности, без конкуренции товаропроизводителей на свободном рынке, регулируемом
посредством налоговой, кредитной, инвестиционной политики? Между тем: «мы начинаем от нуля». То-то и оно. Неизбежно долгий и тяжелейший переходный этап, по мнению авторов, осуществим лишь посредством передачи то ли «народом» (И.К.), то ли аппаратом (А.М.) в руки «лидеру-реформатору» чрезвычайных полномочий, «прекратив, понятно, на время действие всех остальных институтов власти» (А.М.). Только такой диктатор способен довести перестройку до конца. Он отстранит заскорузлые, безнадежные, прокаленные в печи тоталитаризма партийно-государственные структуры, он обуздает ни к чему хорошему не ведущий митинговый и забастовочный разгул. Просвещенная личная диктатура обеспечит простор для новых экономических форм, для выработки цивилизованных навыков общежития.

В общем, так: если для создания демократии требуется определенный уровень цивилизованности, то почему нам нельзя начать с завоевания авторитарно-диктаторским путем предпосылок для этого определенного уровня, а потом уже, на основе государственного патернализма и возникшего благодаря ему цивилизованного рынка, броситься догонять другие народы? Такая концепция...

Спокойней, говорю я себе, спокойней. Оба автора, с которыми я знаком, в высшей степени симпатичные, интеллигентные люди, вовсе не авторитарные, напротив застенчивые. Но они выступают в ответственной роли специалистов по политике, экспертов, и тут уж ничего не поделаешь, приходится честно поставить диагноз и выписать необходимое лекарство. Мы ведь не сердимся на врача, если диагноз оказывается суровым, а лекарство горьким, с неприятными побочными эффектами.

Мало ли чего нам (?) хочется, а кому и не хочется. Важней всего взвесить, каким может быть реальный пусковой механизм демократии в такой стране, как наша, каков возможный переходный процесс, где взять силы для него. Темпераментный Мигранян заявляет без оглядки «Да, я в настоящий момент за диктатуру, за диктатора. Но лучше диктатура персонифицированная, чем так называемое «коллективное руководство»». И, по Миграняну, это руководство консервативной
партократии все же лучше, чем гражданская смута и хаос из-за того, что разгневанные, демократически не воспитанные «массы врываются в политику со своими интересами». Тихий, милый И.Клямкин, однако, сознается, что неумолимые выводы, к которым он приходит как теоретик, противоречат его же принципам как человека. Диктатура закономерна, а все-таки
«слиться с таким режимом? Но я не хочу с ним сливаться. Я не хочу сливаться с любым диктатором, даже если он станет таковым во благо демократии. Я хочу иметь право отстаивать свое демократическое мнение».

Как все это выглядит удручающе! Предельно искренне, впрочем. И мужественно.

II
Хотя, казалось бы, какое мужество в том, чтобы предлагать самому могущественному лицу в партии и государстве, уже и без того наделенному огромными юридическими полномочиями, диктаторский мандат (А.М.)? Или заявлять об объективной неизбежности этого (И.К.). О, не скажите. Во-первых, когда всякое утверждение сопровождается нежеланием «сливаться» или требованием к демократическому меньшинству на Съезде более определенно и решительно
«дистанцировать себя от Горбачева» (А.М.), это далеко от какого-то угодничества. Кроме того, Горбачев не собирается в диктаторы, столь прямолинейная логика создает неловкость; авторы нападают на его тезис о расширении народоправства как решающем условии перестройки в экономике. Во-вторых, эти рассуждения вряд ли понравятся тем официальным либералам, которые ни за что не станут «дистанцироваться», но «сливаются» сколько есть мочи. В-третьих, полемизируя с «реформаторским ядром» в аппарате, авторы предлагают мгновенно прихлопнуть все нынешние структуры власти, поставив на их место «Комитет национального спасения» (А.М.). В-четвертых, будучи враждебными номенклатуре, Клямкин и Мигранян бросают своими политологическими выкладками вызов и разбуженным массам, причем не только популистским настроениям (подразумевающим совсем другую «сильную руку», для других целей), но и всем тем,
кто боролся против аппаратного гнета, впервые ощутил свое демократическое достоинство, а во многих случаях — победив на выборах — и силу. В-пятых, тезисы политологов само собой не обрадуют тех национал-патриотов, что смешивают в своей демагогии нацистские идеи с верноподданной «социалистической» фразеологией. В-шестых, авторы «ЛГ» прекрасно знают, насколько, мягко говоря, непопулярны «авторитаристские» идеи в собственной, интеллигентской среде, как шокируют они даже друзей, а это психологически трудней всего.

Перед нами действительно смелые люди, выстроившие «модель», которая не устраивает, а то и бесит чуть ли не всех — и правых, и левых, и начальство, и толпу. Но... мои знакомцы прочитали уйму книг на английском языке и пришли к убеждению, что без «харизматического» диктатора (то есть такого, которому просто «верят», повинуются властным токам его личности) свободной экономики, а впоследствии когда-нибудь и демократии не построить. Понимаете, так выходит
по науке. Поэтому я снимаю шляпу — без малейшей иронии – перед интеллектуальным мужеством тех, кто способен высказывать свои убеждения, если придется, и в отчаянном одиночестве. Сократ спокойно выпил цикуту, ибо знал: правы не афиняне, прав он. Но... Сократ был действительно прав. А это довольно существенное обстоятельство. Дай Бог здоровья моим оппонентам, до цикуты и плачущих учеников дело, разумеется, не дойдет, но экспертиза несерьезна и потому скверна.

Первое, что бросается в глаза: в стране нет таких достаточно влиятельных социальных слоев, которые были бы кровно заинтересованы в авторитарной модели и готовы немедленно послужить массовой опорой для «вождя», То есть не для «вождя» вообще, а вот именно для такого, придуманного Миграняном и Клямкиным, антиаппаратного и ориентированного на рыночную экономику, на Запад, но и достаточно по-восточному (или по-генеральски) крутого, этакого прогрессивного и склонного к терпимости партийного монарха. Модель не сообразуется с раскладкой сил и настроений в обществе, с социально-психологическими сдвигами последнего года, с нашей изрядной исторической прививкой против идеи какой бы то ни было диктатуры и боязнью отката к недавней несвободе, еще не забытой и не изжитой, с кипением народных фронтов, «неформалов», стачечных комитетов и т. п.

«Модель» бросает вызов (так, между прочим) мощным движениям к национально-государственной суверенности, к радикальной децентрализации, хотя бы и в рамках СССР. Логика авторитаризма означает, что жизнь унитарного государства должна быть продлена. Советские народы с новым московским диктатором, пусть наипрогрессивным, не смирились бы, да и русскому народу в большинстве его обрыдло быть носителем и жертвой имперской идеи. Достаточно было бы задаться для начала одннм-единственным вопросом: как отнесутся к «Комитету национального (?) спасения» нации Прибалтики, Украины, Закавказья – чтобы признать «модель» провоцирующей ту самую смуту, которой И.К. и А.М. желали бы избегнуть.

Да авторы, собственно, и не отрицают, что это так... теоретические мечтания, выводимые нз чего угодно, и якобы из «мирового опыта», но во всяком случае не из конкретного анализа столь динамичной ситуации в СССР. И.Клямкин: «Думаю, что подобного исхода (то есть вручения Горбачеву диктаторского мандата. — Л. Б.) у Съезда в принципе быть не могло. На это не пошли бы ни аппаратчики, ни демократы» (для последних это было бы не только «предательством собст-венных принципов» но и «выступлением против своих избирателей»! (выделено мной. – Л.Б.). А.Мигранян откликается: «Вот я и говорю, что Съезд вообще не стоило созывать. Гораздо лучше было бы, чтобы наш лидер получил усиление своей власти аппаратным путем».

Но хочет ли, готов ли партаппарат, начиная с ЦК, дать Горбачеву такой мандат? Подходит ли для подобной роли сам М.С.Горбачев? Что значит «гораздо лучше было бы» в устах делового эксперта-политолога? И в случае, если «было бы», допустим, осуществилось, какова будет по необходимости природа и поведение диктатуры, порожденной Аппаратом?

Все-таки политолог, насколько я понимаю, это прежде всего специалист по технологии власти, дающий сугубо практические оценки и рекомендации. И если рекомендации носят характер благого пожелания (увы, заодно и не благого), уже принципиальная неосуществимость ставит под сомнение их компетентность. Именно потому, что речь отнюдь не о «лишь некоем нравственном ориентире общества, его идеале» (как оценивает И.К. предложения А.Д.Сахарова, а о сугубо практических «путях перехода».

III

Итак, пока всецело в логике самих авторов — каким-то образом не то «народ» (который этого не хочет), не то аппарат (который этого боится) дает некий демонстративный, формальный мандат
реформистскому диктатору. Замечательно! Но при помощи каких таких новых институтов власти взамен всех распущенных, каких полчищ управленцев Горбачев (ибо реально это только он) сумел бы пронизать своей волей страну от Бреста до Камчатки? Если при помощи обновленных и крепких Советов, избранных населением свободно, демократично, сверху и донизу, если в диалоге с народными фронтами, независимыми профсоюзами (которые, судя по событиям в Кузбассе, могут появиться и у нас), если при поддержке будущего большинства в парламенте или, скажем, на основе прямых выборов Председателя и Верховного Совета — это, конечно, совсем не то, что имеют в виду акторы. Тогда — как раз «идеалистическая» программа Сахарова. Тогда — контроль избирателей над лидером. Если же это вовсе не распущенный, а мобилизованный и перестроенный все тот же партаппарат, то... что же, собственно, нового в политологической схеме И.К. и А.М.? Как раз главный для их «механизма перехода» вопрос авторы странным образом обходят. Кто и как будет управлять в каждом селе, городе, районе? Да те же «кадры», как бы их ни тасовать, — назначенные люди. Где взять миллион прогрессивно настроенных маленьких, местных авторитарных управителей? Мигранян в «Новом мире» отвечает: путем разрушения номенклатуры и «активного вовлечения масс», путем «действительного разделения партийных, законодательных, исполнительных и судебных властей» (№7, с.178). Ну, во-первых, это не вполне авторитаризм, а надежда на некоторый подпор снизу. Во-вторых, призывы такого рода уже есть в партийных документах. В-третьих, авторитаризм не терпит самодеятельности масс. В-четвертых, если к трем видам власти добавить еще партийную, то от идеи их классического «разделения» остаются рожки да ножки.

«Сильная рука» может остановить страну по пути к демократии, но повести ее по этому пути диктатор бессилен по определению. И насадить на пустыре свободную экономику — тоже. «Диктатор силен только тогда, когда располагает кадрами слепо верующих исполнителей» – политология Надежды Яковлевны Мандельштам для меня убедительней, чем политология И.К. и А.М. Она писала: «Партия строится, как церковь с ее подчинением авторитету, но без Бога...» Эта эпоха кончилась или кончается, а вот теперь посмотрим...

История слагается не по политологическому «плану», а в борьбе реальных сил, демократия рождается мучительно, но рождается, если есть демократы, если вызревают силы, готовые за нее постоять. Только что они появились словно из-под земли, зеленые, пока еще слабые, но обнадеживающие росточки нашего будущего. Теперь понятно, в чем долг интеллигенции. Даже и такое первое появление низовых демократических сил — сюрприз для тех политологов, которые, играя в теоретические кубики, поставили крест на возможностях пробуждения самосознания в усталых, изверившихся «массах».

И.К., впрочем, собирается и после торжества разработанной ими «модели» оставаться инакомыслящим и «критиковать лидера слева». Зато А.М. (в «Новом мире») предупреждает: при авторитаризме не исключаются «определенные элементы демократического режима», но «авторитаризм разрешает и определяет пределы допустимого инакомыслия», «серьезная легальная оппозиция запрещена». Так в какой оппозиции собирается быть милейший Игорь Моисеевич — в нелегальной? или в несерьезной? Известно ли ему, в каких пределах будут допущены его будущие мысли? И не суждено ли нам с ним, если победит очередная прогрессивная диктатура, завершать этот спор где-нибудь при встрече на пересылке?

Странно мне слышать эти вечные толки о политической непрактичности предложений Сахарова. Неужели до сих пор не ясно, что он именно в практическом, историческом плане оказался провидчески прав; и сейчас тоже его последовательно демократическая, хотя и вовсе не чуждая сдержанности и реализма позиция лишь на очень поверхностный взгляд менее практична, чем прочие позиции. Она-то и практична. За то, что не может пока осуществиться, браться-то нужно уже сегодня, чтобы это стало осуществимым послезавтра. Сахаров, исходя нз современных мировых реалий, предлагает не просто нравственный, но политический ориентир — именно так — на переходную эпоху. Не надо, коллеги, утешать себя: «авторитаристские модели» враждебны этим ориентирам, и практическому, и нравственному. Ведь и наши — тем паче публичные — рассуждения и полемика, это тоже ма-а-а-ленькие камушки из тех, что трутся в истории друг о друга, участвуя в сложении исторических воль. Ответственность на каждом из нас. Видите ли, «подталкивать» лидера слева можно, лишь твердо находясь действительно слева, без двойного (нравственно-демократического и теоретически-авторитарного) сознания.

IV

Вы считаете, что тоталитаризм у нас не кончился, что мы вынуждены ныне переходить к демократии непосредственно от него; я же полагаю, что уже даже хрущевско-брежневская эпоха — это нечто сильно отличное от «чистого» сталинского тоталитаризма. Это разлагающийся, одряхлевший и приближающийся к вашему «авторитаризму» неосталинизм, оставляющий в покое прически, моды и личную жизнь граждан, хватающий их почти только за дело, то есть за открытое несогласие с мерами режима. Это тоталитаризм деидеологизированный, циничный, не уверенный в себе, с теневой экономикой и пр. После 1985 — 1987 гг. он резко либерализовался и, сохранив пока в основном прежние структуры, сдвинулся в сторону практичной, с вашей точки зрения, комбинации партийного авторитаризма и «определенных элементов демократического режима», свидетельством чему и является эта наша полемика на страницах газеты с массовым тиражом. И если власть для структурных реформ действительно пока слаба, то не потому, что она недостаточно авторитарна, а потому, что пока слабы демократические «элементы», и авторитаризма слишком много. Мертвый хватает живого.

Авторы желают исходить из того, что наше общество — «традиционное», пусть с оговорками. И поэтому считают обязательным «оглядываться на соответствующие страны», начиная с Англии или Франции XVII века (!) Якобы нам предстоит сопоставимый «переход от дотоварной экономики к товарной» и от тоталитаризма к демократии через «обязательный промежуточный авторитарный период». Правда, «дотоварной» экономика в Западной Европе не была, по крайней мере, с XIII – XIV вв., а только докапиталистической; правда, «промежуточный период» тут помянут не к месту, поскольку тоталитаризм абсолютистским монархиям или бонапартизму не предшествовал. «Промежуток-то» был качественно иной... Вся картинка получается совершенно фантастической. Большинство «сопоставлений» И.К. и А.М. исторически некорректно или даже недопустимо, но об этом ниже. При всей преемственности и метаморфозах российской государственной несвободы после 1917 г. у нее, конечно, более чем нетрадиционная — небывалая, неслыханная природа. Поэтому И. Клямкину приходится, настаивая вместе с А.Миграняном на мнимой «традиционности» советского общества, одновременно толковать и о том, что оно, так сказать, гораздо хуже традиционного, со «значительными минусами»: «Никто, даже страны соцмира, не начинал свой переход с этой точки». В самом деле, нигде и никогда не бывало полного уничтожения мелкого землевладения, крестьянства как класса, корпоративности, частной торговли и ремесла, короче, всяких основ традиционализма. Но, ежели наше положение своеобразно, как справедливо констатирует И.К. даже в сопоставлении с нынешней Восточной Европой, то, может быть, вспоминать о Людовике XIV, или Наполеоне, или даже Александре II не так уж обязательно? «Мы не знаем (не хотим знать) всего мирового опыта. Или же опять претендуем на особую роль в истории, на исключительность» (И.К.).

Однако подлинно исключительными, повторяю, были и Октябрь, и вся совокупность последующих обстоятельств и структур, наконец, отечественная и мировая ситуация, обусловившая перестройку. Дело не в «претензиях» на исключительность, лучше бы ее, ей-богу, не было. Но она есть. «Формация» действительно новая. Это признает также А.Мигранян: «...у нас и государства-то реального нет» (имея в виду роль партии).

Так что, возможно, ведущий беседу Г.Целмс слишком поспешил с заявлением — «в логике вам не откажешь». Я, признаться, склонен был бы отказать.

V

Единственное оружие политолога — экстраполяция, и более всего И.К. и А.М. пугают нас ссылками на «весь путь мировой цивилизации» (А.М.). Всегда, говорят они, «сначала модернизация в духовной сфере», затем — в экономике, «и тогда только... изменение политической системы» (А.М.). «Это подтвердила вся мировая практика и XVII, и XX века», — вторит И.К. Вот, собственно, вся мысль авторов. Зря Горбачев затеял «демократизацию», ничего не выйдет, сначала надо создавать «рынок». Как? «Сильной рукой». Вот как «абсолютистский режим создавал национальный рынок», а уж если он «не мог справиться», приходил новый авторитарный режим бонапартистского типа, который решал те же самые задачи, «железной рукой создавал условия для... гармонизации». И на все это требовалось этак лет двести. Так что авторы были бы по-настояшему логичны и последовательны только в том случае, если бы предложили сделать власть Горбачева наследственной...

Соотношение трех сфер — экономики, политики и культуры — всегда было и остается в тысячу раз более тонким и запутанным, а главное, оно зависит от типа общества. Ведь меняются и сами «законы» («механизмы») исторического движения. И это непредсказуемое переналаживание истории происходит с Нового времени непрерывно, все чаще и быстрей, и на наших глазах особенно; между прочим, поэтому Маркс и ошибся, он еще не мог знать, что будущий капитализм нельзя экстраполировать из современного ему. Никто, ни Ришелье, ни Кромвель, ни латиноамериканские хунты (из цыганского борща политологов), конечно, национальные рынки не «создавал». Они сами создавались. И средневековые монархии становились «абсолютными» благодаря их появлению. И в свой черед создавали для укрепления «третьего сословия» благоприятный политический фон, но не только благоприятный, отчего и случилась в конце концов Великая Французская революция, для которой в схеме авторов как-то не достается логического местечка между Людовиками и Наполеоном. Между тем Наполеон со своим «Кодексом» продолжал дело революции, а не абсолютизма...

Легкое перелетание через века и континенты, понимание реальной истории как неизбежно повторяющихся обстоятельств, посреди которых политолог отлавливает общее, — очень характерно. Мигранян в «Н.М.» отстаивает «абстрактные политические характеристики» и называет «право-авторитарными» режимы от Луи Наполеона до Муссолини. А режим Гитлера — «правый тоталитарно-авторитарный», а режим Сталина — «лево-тоталитарный». Как бы выпаривается «весь путь мировой цивилизации», и на дне колбы остается несколько бесцветных кристалликов.

Подавляющая часть исторических «аналогий» наших авторов рушится, потому что старинный «авторитаризм» вышедших из средневековья наследственных монархий, — это одно. «Авторитаризм» же генералов по ходу быстрого втягивания отсталых стран в мировой контекст постиндустриальной ситуации — это совсем иное. Главное же: переход от того или иного авторитаризма к демократии после традиционалистского прошлого, тянущегося из глубины средневековья, — это одно. А переход после тоталитаризма — это абсолютно иное. Рассуждая о непременном «промежуточном» периоде, авторы это смешивают. Будто от Кромвеля до Александра II, до какого-нибудь Стресснера был тоталитаризм, и вот их власть была «механизмом перехода» от него. А коли не так, какое отношение имеют эти «примеры» к теме? Что же бывало именно после тоталитарных режимов XX века, ранее невозможных? После уничтожения нацизма страны, сохранившие капиталистическую инфраструктуру, прямиком обратились в лоно традиционной западной демократии. Что до соцлагеря и его врастания в демократию, то с кем же тут аналогии? Многие считают, что пока только с Венгрией и Польшей. Только их опыт достоин тщательного изучения в качестве прямого прецедента... хотя даже и тут различие условий более чем очевидно. Ничего не поделаешь, уникальным был Октябрь, уникальна ныне и перестройка. Нет заведомо обязательных для нас аналогий. Мы торчим тут одинокие, как брежневский перст посреди липовой истории...

Но вот что. Все «модели», все способы цивилизованного ведения дел в экономике и политике уже давно известны, нам не нужно, как Франции с XVIII века, в муках изобретать их. Конечно, мы не можем и не будем все и попросту перенимать, у нас свой путь. А все же это крайне облегчает дело. Это — раз. Далее, мы хотя и отсталые, но щи лаптем уже не хлебаем. Современные возможности по части производительных сил у огромной страны есть. Это — два. Есть и давление военно-политических обстоятельств, и мировое сообщество, на которое А.М. справедливо указывает как на важную гарантию перестройки. Но Запад ждет от нас именно успехов горбачевской демократизации, а не поворота к диктатуре, пусть и «лево-авторитарной». Существует — радость-то какая! — «капиталистическое окружение», и нашему рынку поможет мировой рынок, если мы откроемся для него. Это все — три!

VI

Создать новую экономику тяжко, но все же легче, чем думают многие, потому что требуется не столько «создавать» ее, сколько разрешить. Но для этого действительно необходим очень мощный, радикальный государственный стартовый толчок, а для этого — сильная власть. В этом политологи совершенно правы. Однако почему демократическая власть не может быть сильной? Для целей перестройки как раз пригодна только такая власть, сильная низовой заинтересованностью, и Горбачев это формулирует точно. Откуда она возьмется? Из бездонной глубины нашего кризиса на фоне чужого процветания; из гласности, позволяющей очень многое обговорить публично, а значит, и обдумать миллионам; из нашего драматического цейтнота. Из того, что все мыслимые и немыслимые ошибки мы уже совершили, — из страшного нашего опыта. Черносотенцы и мракобесы, разумеется, не способны вытянуть страну из кризиса, в их массовый успех я поэтому не верю, дураков у нас много, но не настолько же. В таких динамических («революционных») ситуациях, как теперь в СССР, население научается за месяцы тому, что обычно требует десятилетий. Это — в-четвертых, в-пятых и в-десятых.

Мы идем по краю пропасти, и пока еще отнюдь не взявшись за руки Неудивительно, что многим страшно. В рассуждениях И.Клямкина и А.Миграняна объективно выразились тупики перестройки, включая не только сопротивление правых, но и пока что рыхлость, слабость «межрегиональной» оппозиции.

Говорите, некому передавать власть от обкомов и райкомов, «нет государства»? Так давайте быстрее создавать демократическое государство, в котором решать будут избиратели. Давайте бороться — как в Марте и несравненно более успешно, чем в Марте. Это не принесет нам само по себе спасения и счастья. Демократия счастья вообще не приносит. Она только позволяет каждому отстаивать собственное его понимание. Демократия колбасы и мыла не делает. Но демократия дает больше надежд на то, что они будут.

Премьер-министр Польши Т.Мазовецкий на днях заметил: «Некоторые значительные исторические моменты показали, что поляки способны пойти на новые решения, нетипичные, новаторские. Усматриваю надежду в том, что такой психологический момент наступил сейчас, люди чувствуют, что от них кое-что зависит». Наша страна станет сдвигаться как-то иначе; но и у нас теперь люди почувствовали, что «от них кое-что зависит». У нас будут свои «нетипичные решения»!

По-моему, хуже не придумаешь чем то, что высказали (при некоторых второстепенных различиях между собой) мои уважаемые коллеги. Но хорошо уже то, что можно (и нужно!) «придумывать».

Надеяться надо на историческое творчество народов. То есть на себя.
http://www.shpl.ru/readers/special_interests/bd_east_view_literaturnaya_gazeta_polnyj_elektronnyj_arhiv_19292011/
]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_07_29_l_batkin_mertviy_hvataet_zhivogo Sun, 29 Jul 2018 07:25:42 +0300
<![CDATA[Запрос на диктатуру из 2018 года]]> интервью И.Клямкина и А.Миграняна 29-летней давности, автор этих строк не подозревал, насколько современным и своевременным оно окажется. Особенно после того, как на публикацию отреагировал один из его авторов.

Републикация этого интервью 1989 г. «Нужна железная рука» была сделана ради трех соображений:

1. Напомнить современному читателю, возможно, уже позабывшему дискуссии рубежа 1980-90-х годов (или же вовсе не знакомому с ними), что «случившийся» в России авторитарный политический режим оказался не просто какой-то странной исторической неожиданностью, по ошибке, недосмотру или стечению обстоятельств навязанной стране «группой захвата» из корпорации спецслужб, второй столицы, кооператива «Озеро» и т.п., а реализацией идей, какие активно, профессионально, аргументированно отстаивали (объясняли, прогнозировали, призывали к осуществлению) весьма серьезные (возможно, наиболее подготовленные тогда) отечественные специалисты в сфере политических наук.

2. Показать на ярком примере (тогда их было немало – от записки Ленинградской АСЭН «Жестким курсом» до статьи «Пока не приватизирован Кремль» С.Кугушева, сотрудника КГБ и ближайшего соратника Е.Гайдара), насколько популярными в то время были идеи (запросы, требования) авторитарной модернизации – то есть проекта осуществления экономической модернизации с помощью инструментария авторитарного политического режима, который должен был быть в состоянии эффективно подавлять (ради целей модернизации, естественно) демократию, гражданские права, политические свободы.

3. Наконец, продемонстрировать на примерах недавней истории трех десятков переходных стран, что данная концепция, безотносительно к тому, из каких корней она вырастала у разных авторов – из искренних ли размышлений академического характера о судьбах родины или же из аккуратно подброшенных конторой глубокого бурения полезных для нее идеек, – что данная концепция оказалась по большому счету опровергнутой реальными фактами: в большинстве переходных стран вообще обошлись без авторитаризма, а там, где им воспользовались, промежуточные результаты перехода оказались намного хуже, чем там, где к этому инструменту не прибегали.

Казалось бы, выводы из этих трех соображений для России сегодняшнего дня – совершенно прозрачны.
Да, действительно, в истории нашего общества были такого рода идеи.
Да, действительно, в свое время они были популярны.
Да, действительно, с их помощью кое-кто пытался оправдывать прожитый отечеством трагический опыт.

Но – сегодня!
Сегодня совершенно ясно, что эти идеи этически неприемлемы, с экономической точки зрения неэффективны, а с исторической – опровергнуты большинством случаев фактически состоявшихся в мире переходов.

Поэтому главный вывод для России сегодняшнего дня, казалось, весьма очевиден: следует не только покончить с нынешним кремлевским авторитаризмом, но и ни в коем случае не допустить его повторения. В любом виде. Под любыми соусами. Под любыми новыми (или старыми) «крышами», идеями, проектами, прогнозами. Будь то «либеральная империя», «авторитарная модернизация» или «жесточайшая диктатура для построения правового государства».

И каким же оказывается изумление читателя, знакомящегося с ответом Игоря Моисеевича Клямкина на републикацию его старинного интервью? Оказывается:
- жаль, что «коллеги все еще не могут забыть эту публикацию»;
- что это был не проект построения авторитаризма, а только прогноз его появления;
- что авторитарные тенденции за эти годы проявились в большем количестве стран;
- что там, где удалось обойтись без них, это произошло только благодаря Евросоюзу;
- а «что касается России, то у меня [И.Клямкина. – А.И.] нет пока серьезных оснований отказываться от старого прогноза»;
- да и вообще жаль, что «перспективы авторитарной модернизации в ней [России. – А.И.] со временем стали выглядеть проблематичными».

Упссс....
Даже не знаешь, с чего начать.
Начнем с начала.

Первое. Если со стороны Игоря Моисеевича (в отличие от Андраника Мовсесовича) это был, по его мнению, не проект (установления авторитаризма), а только «прогноз возможного развития событий», который, по его мнению, в итоге действительно осуществился, то зачем же тогда печалиться о том, что об этом прогнозе сейчас напомнили общественности? Наоборот, стоит радоваться тому, что нашлись почитатели творчества, вспомнившие о качественных прогнозах, сделанных задолго до того, а потом воплотившихся в реальной жизни. Репутация политолога, корректно спрогнозировавшего авторитарный срыв, так же, как и экономиста, предсказавшего финансовый катаклизм, точно не пострадает. Скорее наоборот.

Второе. Был ли тот, 29-летней давности, прогноз только прогнозом? Не буду спорить с более поздними авторскими утверждениями, но некоторые цитаты, окрашенные авторской эмоциональной оценкой происходившего, позволяют, как минимум, неоднозначную их интерпретацию:
«Вот, казалось бы, чрезвычайно привлекательна позиция Сахарова. Но ведь это лишь некий нравственный ориентир общества, его идеал. Мы же говорим о путях перехода».
«Однако целью демонтажа [старой политической структуры. – А.И.], и это надо сознавать, должно быть не развитие демократии, а усиление власти лидера-реформатора. Демократизация, как мы уже не раз говорили, вовсе не способствует реформам».

Возникает вопрос: применение модального глагола «должно» – это, с точки зрения автора, не проект? Только прогноз? «Должно быть не развитие демократии, а усиление власти лидера» – это не целеполагание?

Третье. Вообще говоря, квалифицированному полемисту нет особой необходимости прибегать даже к помощи глаголов долженствования. Достаточно сказать: таковы общемировые закономерности, это всеобщие законы развития, во всех подобных исторических случаях было так и только так. И как тогда неподготовленным читателям/слушателям возражать авторитету, ссылающемуся на действие общемировых законов? Тогда большой разницы нет – прогноз это или проект:
«Переход от дотоварной экономики к товарной, к рынку никогда и нигде, ни у одного народа не осуществлялся параллельно с демократизацией. Политическим переменам всегда предшествовало более или менее длительное господство авторитарных режимов. Это подтвердила вся мировая практика и XVII, и XX веков. Возьмем Англию, Францию, Испанию, Португалию, страны Латинской Америки... Если режим с ними не мог справиться, ему на смену приходил новый авторитарный режим бонапартистского типа, который решал те же самые задачи. Но уже более жестко. Наполеон — это ведь не только диктатура, но и «кодекс Наполеона» (правовая реформа), закрепление прав собственности, развитие рынка. То есть он железной рукой создавал условия для согласия, гармонизации».
«Если мы претендуем на параллельность экономических и политических реформ, значит, мы не знаем (не хотим знать) всего мирового опыта. Или же опять претендуем на особую роль в истории, на исключительность. Хорошо известно, куда подобные претензии завели».

Иными словами, профессионал хладнокровно «забивает гвоздики»: жесткий авторитаризм в нашей стране абсолютно неизбежен, поскольку предопределен всей предшествовавшей мировой историей. Да и Наполеон в качестве диктатора, железной рукой закреплявший права собственности, для российской публики был, наверное, поавторитетнее Пиночета.

Четвертое. Но у любознательного читателя тем не менее возникает вопрос: а о каком историческом опыте говорит автор? О каких переходах к рынку параллельно с демократизацией в XVII веке? Где именно тогда происходила демократизация? А где – переход к рыночной экономике? Пусть даже не в XVII, а в ХХ-м? До революций в Центральной Европе 1989 года, без, как сам Игорь Моисеевич отметил, предшествовавшего военного поражения? О чем идет речь? В каких странах в какие периоды в принципе предпринимались попытки проведения параллельных реформ по созданию рыночной экономики и демократической политической системы, и где, столкнувшись с не(мало)преодолимыми препятствиями, власти вынуждены были пойти на создание авторитарной политической системы? В Англии, Франции, Испании, Португалии, странах Латинской Америки? Где? Когда?

Естественно, ни в одной стране до 1989 г. (не считая тоталитарных режимов, потерпевших военное поражение во Второй мировой войне и исключенных самим И.Клямкиным из рассмотрения) ничего подобного не было. Переход к рынку и к демократии (одновременный или последовательный, быстрый или постепенный) – это феномен исключительно последних трех десятилетий мировой истории. Следовательно, никакой мировой практики XVII, XVIII, XIX, XX веков (вплоть до 1989 года), никакого всего мирового опыта в принципе не было. И, следовательно, ссылки на такого рода якобы закономерности – это откровенное введение читателей в заблуждение.

Более того, в том же самом интервью автор совершенно справедливо именно это, отсутствие какого-либо предшествовавшего мирового опыта, и признал:
«Ни одна из названных нами стран не осуществляла перехода при полном уничтожении рынка, при тотальном огосударствлении экономики».

Спустя 29 лет он еще раз опроверг самого себя, тогдашнего:
«...переходов от огосударствленной плановой экономики к рыночной и от тоталитаризма к демократии без предшествующего военного поражения мир еще не знал».

Но если, по утверждениям автора, ни одна страна не осуществляла такого перехода, если таких переходов мир еще не знал, то о какой мировой практике, о каком всем мировом опыте можно было говорить? И как на основе отсутствия такого опыта можно было утверждать о неизбежности для России жесткого авторитарного режима бонапартистского типа, железной рукой загоняющего общество в рынок?

Пятое. В дополнение к мировому опыту (которого, как мы выяснили, не было) есть, по мнению автора, еще один аргумент в пользу неизбежности диктатуры в России. Даже на фоне других (пост)коммунистических стран, говорил он, ситуация в России сложнее:
«Никто, даже страны соцмира, не начинали своего перехода с этой точки. В Венгрии, например, не было такой коллективизации, как у нас. В Китае тоже сохранилось крестьянство. Там не успели подрубить и выкорчевать все корни. У нас же три поколения жили в представлении, что наша форма собственности всегда и во всем превосходит частную собственность. Предприимчивость сохранилась разве что в нелегальной экономике. Словом, мы начинаем с нуля».

Сейчас не будем обсуждать, насколько ситуация в России отличалась (или не отличалась) от этих стран, какое крестьянство сохранилось (или не сохранилось) в Китае, какая коллективизация была (или не была) в Венгрии, какой была реальная сфера рынка в позднем СССР.

Лишь обратим внимание на то, что в двух странах, использованных Игорем Моисеевичем в качестве примеров, политическая эволюция обществ пошла по принципиально разным траекториям. В Венгрии был создан и действует полноценный демократический режим (не без проблем, конечно), несопоставимо более свободный, чем нынешний российский. А в Китае авторитарный режим является гораздо более жестким, чем сегодняшний российский. Таким образом, названные И.Клямкиным факторы – проведенная ранее коллективизация, наличие крестьянства, распространенность рыночных отношений – не имели и не имеют существенного значения для формирования и развития ныне действующих политических режимов в Венгрии и Китае – демократического в одном случае, жестко авторитарного в другом.

Шестое. А зачем, по мнению автора, нужен авторитарный политический режим? Опять же, следуя просьбе Игоря Моисеевича, будем считать, что нижеследующие цитаты – это изложение не его «проекта», а его «прогноза»:
«Брежневу... власти было вполне достаточно. Для реформатора же, естественно, ее нужно гораздо больше. Ведь предстоит ломка и дестабилизация... В этот момент лидеру-реформатору требуется дополнительная порция власти. Как ее получить?... Итак, остается единственная возможность: получить дополнительную власть от народа. То есть в данном случае демократизация нужна не для осуществления реформ, а для усиления власти лидера... И... Горбачев получил на Съезде мандат представителя народа... создание второй структуры власти увеличило его власть и возможности для политического маневра... Возникает настоятельная необходимость переложить ответственность (или часть ее) на общество, на новую структуру, сохранив при этом власть за собой».
И еще:
«...целью демонтажа [предыдущей политической структуры. – А.И.], и это надо сознавать, должно быть не развитие демократии, а усиление власти лидера-реформатора. Демократизация, как мы уже не раз говорили, вовсе не способствует реформам».

Итак, читаем еще раз, медленно, по пунктам:
- по сравнению с Брежневым лидеру нужно больше власти,
- ему требуется дополнительная порция власти,
- единственная возможность: получить дополнительную власть от народа,
- демократизация нужна не для осуществления реформ, а для усиления власти лидера,
- ответственность надо переложить на общество,
- при этом сохранить власть за собой.

Комментарии нужны?

Еще раз, следим за логикой автора: лидеру нужно больше власти; эту власть дает демократизация; демократизация нужна не для осуществления реформ, а для усиления власти лидера; полученная лидером власть требуется, чтобы переложить ответственность (за реформы? за переход к рынку?) на общество; при этом возросшая власть сохраняется у лидера.

Вот это и есть кратчайшее изложение сути концепции авторитарной модернизации.
Воспетой и Игорем Моисеевичем и рядом других популярных авторов.

Седьмое. А как ограничить власть диктатора и заставить его все же делать необходимые реформы? Об этом спрашивал Георгий Целмс, проводивший то самое интервью: Нет ли опасности, что лидер-реформатор, ставший диктатором, не станет проводить реформы, ограничивающие его власть?

Да, соглашался Игорь Моисеевич, есть такая опасность:
«Что же касается узурпации власти, такой вариант исключить нельзя. И Луи Бонапарт, и Гитлер пришли к власти путем всенародного волеизъявления — выборов, а затем стали делать со своими избирателями все, что только хотели...»

Правда, он находит пару современных «ограничений» против такой узурпации:
«...сегодня можно говорить о существовании определенных гарантий против этого. Во-первых, они заложены в самой технологии современного производства. Нынче страхом мало кого заставишь хорошо работать. Уровень технологии тре­бует от работника внутренней мотивации. Внешний, «палочный» контроль становится абсолютно неэффективен».
Во-вторых, это внешний фактор.

Прошедшие годы убедительно показали, явились ли названные факторы какими-либо «гарантиями» против узурпации власти, захваченной т.н. «лидерами-реформаторами».

Восьмое. Прошедшие годы показали также, что если «авторитарные тенденции и обнаруживали себя среди относительно успешных переходных стран» (в Сербии, Хорватии, Армении, Грузии, Киргизии, Румынии при Илиеску, Словакии), то они не были связаны с переходом этих стран к рынку, с осуществлением в них экономических реформ. Авторитаризм был нужен руководителям в этих странах не для осуществления т.н. модернизации, а совсем для другого – для того, что сам Игорь Моисеевич так точно описал: для перекладывания ответственности за происходившее на общество при сохранении возросшей власти за собой.

Таким образом, ни в одной из этих стран авторитаризм не был нужен собственно для провозглашенной цели – для перехода к рыночной экономике.

Девятое. Самое поразительное, что этот вывод верен не только для относительно успешных стран, перешедших к рынку при сохранении демократического политического режима (в том числе и для стран, упомянутых в предыдущем пункте), но и для неудачников перехода. В самой России переход к рыночной экономике (основные критерии этого – либерализация цен и конвертируемость валюты) в главном произошел до сентября-октября 1993 г., поворотного пункта в формировании российского авторитарного режима.

Таким образом, не где-нибудь в Португалии (?) и не когда-нибудь в XVII веке (?), а в нашей собственной стране на наших глазах создание рыночной экономики произошло в условиях демократии, при относительно свободном политическом режиме, существовавшем до сентября-октября 1993 г. И лишь тогда, когда переход к рынку в основном состоялся, началось ускоренное строительство авторитарного режима.

Для чего?

Ответ на этот вопрос всем интересующимся российским гражданам хорошо известен – для проведения нелегальной приватизации государственной собственности, утвержденной президентским указом, обманным образом отменившим законодательство, принятое демократически избранной представительной властью. А затем – залоговые аукционы, кредиты МВФ, ФИМАКО, дефолт и т.д. и т.п.

Иными словами, авторитаризм в России потребовался, в точном соответствии со словами И.Клямкина, не для осуществления реформ, а для усиления власти лидера(ов), обогащения его(их) друзей, перекладывания бремени происходившего на общество, при сохранении полученной власти и богатств за собой и своими друзьями.

Десятый пункт относится уже не к интервью 1989 г., а к комментарию 2018 г. Игорь Моисеевич соглашается с тем, что его давний прогноз «применительно ко многим странам не подтвердился, и спорить тут не о чем. А не подтвердился, прежде всего, потому, что в нем не учитывалась возможность восполнения дефицита внутреннего модернизационного ресурса внешним влиянием и добровольным его приятием. Не учитывалась ориентация многих посткоммунистических стран на Евросоюз и его готовность их в себя интегрировать при соблюдении ими соответствующих жестких требований».

Увы, и это объяснение не подтверждается фактами.
Одной из самых успешных стран в деле перехода к свободному рынку и к полноценной либеральной демократии стала Монголия, имевшая и имеющая нулевые шансы на интеграцию в Евросоюз. Если было и есть внешнее влияние на Монголию, то это влияние не далеких демократических ЕС, НАТО, США, а двух соседних автократических гигантов – России и Китая, между которыми страна зажата и будет зажата в исторической перспективе. Что, как видим, вовсе не помешало ей при осуществлении ее демократического транзита. Оба перехода – к рынку и демократии – были успешно проведены также в Албании, и по сей день не являющейся членом Евросоюза. Самые радикальные экономические и институциональные реформы последних двух десятилетий были проведены в Грузии – Михаилом Саакашвили и Кахой Бендукидзе – не только не благодаря, а вопреки чудовищному сопротивлению международной бюрократии из Евросоюза, МВФ, МОТ.

Наконец, самое поразительное, если не сказать, невероятное, заключается в сегодняшней оценке Игорем Моисеевичем его же собственного прогноза 29-летней давности: «Что же касается России, то у меня нет пока серьезных оснований отказываться от старого прогноза. С той лишь оговоркой, что и перспективы авторитарной модернизации в ней со временем стали выглядеть проблематичными».

Иными словами, авторитаризм – будет, модернизация – нет. То есть это означает, что по прошествии всех этих лет автор по-прежнему настаивает на неизбежности сохранения авторитаризма в России. Несмотря на отсутствие предшествовавшего всего мирового опыта, несмотря на опровержение этого прогноза историей последних трех десятилетий, несмотря на неработающее объяснение внешними воздействиями, несмотря на все то, что этот авторитаризм с Россией сделал, и к каким последствиям ее привел.

Возможно, некоторые читатели решат, что не следовало так подробно останавливаться на разборе нескольких текстов одного из крупных отечественных специалистов в области политических наук, сторонника правового государства и конституционной реформы в нашей стране Игоря Моисеевича Клямкина.

Но, к большому сожалению, в наше время это далеко не единственный пример того, когда уважаемые специалисты, традиционно относимые и относящие себя к либерально-демократическому крылу российского общества, так или иначе выступают против демократизации, за открыто или скрыто авторитарное решение наших проблем.

Известный экономист и публицист Владислав Иноземцев еще несколько лет назад пытался объяснить, почему якобы «невозможна демократия в России»: «Почему же Россия не была, не является и, вероятно, не будет или, в лучшем случае, не скоро станет демократией?»

Профессору Европейского университета Дмитрию Травину не нравится термин «вестернизация», а с модернизацией, по его мнению, не надо спешить, это долгий процесс, на десятки, если не на сотни, лет: «...от термина «вестернизация» в науке стали отказываться... Сегодня говорят о «модернизации», поскольку давно признано, что прямое заимствование даже лучших западных институтов редко способствует успеху преобразований. В каждой стране есть свои особенности, сформировавшиеся на долгом историческом пути, которые примитивной вестернизацией не сломаешь. Даже Петр I не был вестернизатором, поскольку не отменял, скажем, крепостное право. Оно рухнуло лишь через полтораста лет — когда для освобождения крестьян созрели объективные обстоятельства. Первое, что должен усвоить любой студент...: страна не может... вестернизироваться с налету. Модернизация — это долгий процесс, идущий от поколения к поколению, впитывающийся в плоть и кровь народа по мере того, как люди адаптируются к современности».

А вот доктор исторических наук Ирина Павлова вообще считает, что России не нужна демократия, а нужна жесточайшая диктатура: «Стране жизненно необходимо правовое государство как альтернатива модернизированному сталинизму, как антитеза т.н. государству «диктатуры закона», что в переводе с путинско/сталинского языка означает диктатуру воли господствующей верхушки, возведённую в закон. Установление правового порядка сверху предполагает, что к власти в стране приходит условный Джон Голт с командой, в которой все будут людьми с правовым сознанием, воспитанными в условиях правовой цивилизации, с разработанным планом последовательного превращения  России в правовое государство. В этом государстве перед законом все будут равны – люди из Кремля и жители из российской глубинки. Эта команда вынуждена будет установить в стране жесточайшую диктатуру – иначе не изменить  традиционно неправовую страну. Причём следует иметь в виду, что любой новый порядок  нереально создать за два года переходного правительства, о котором говорят Каспаров и Ко».

Как бы это ни показалось странным, но неприятие уважаемыми коллегами вестернизации, то есть одновременного создания, поддержания, развития ключевых западных политико-правовых институтов, прежде всего верховенства права и демократии, не так уж сильно отличается от подхода Владислава Суркова: «Вестернизация, легкомысленно начатая Лжедмитрием и решительно продолженная Петром Первым, за четыреста лет была испробована всякая... Ради европейских ценностей... Санкт-Петербург выступил... Потом евроценности сменились на противоположные... В конце прошлого века стране наскучило быть «отдельно взятой», она вновь запросилась на Запад... Но и такая, умаленная и приниженная Россия не вписалась в поворот на Запад».

Вначале было слово...

Движение к свободе и праву в нашей стране начинается с первого шага – с отказа от идей авторитаризма и диктатуры, создаваемых, желаемых, прогнозируемых под каким угодно соусом и ради каких угодно целей, включая и цели т.н. модернизации или даже правового государства. Свобода, человеческое достоинство, верховенство права, демократическая республика, публичная власть, ограниченная и разделенная, – все это нужно нам не для достижения каких-то иных целей – не для т.н. «модернизации», не для того, чтобы «догнать Португалию», «удвоить ВВП» или «войти в пятерку самых крупных стран мира».

Они нужны нам сами по себе – как безусловные ценности свободных российских граждан.
]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_07_27_zapros_na_diktaturu_iz_2018_goda Fri, 27 Jul 2018 15:18:44 +0300
<![CDATA[Центр Разумкова: «Мы не нашли цифр, представленных в интервью»]]> сослался на данные респектабельной украинской социологической службы – Центра Разумкова, согласно которым «40% населения Луганской области и 83% населения АР Крым в 2012 г. , по словам Венедиктова, хотели переехать в Россию».

А.Венедиктов: Перед тем как была встреча, я объясню, как я готовлюсь: я встречаюсь с людьми, которые готовят для одного президента и для другого президента разные справки... Моя точка зрения, впрочем, как и ваша, должна основываться на фактах и на мнениях лиц, которые вовлечены...
Е.Рыковцева: Вы считаете, что там был идеологический раскол до войны по линии Россия – Украина, а я считаю, что его не было.
А.Венедиктов: Отвечаю вам: по опросам украинским в 2012 году 40% Луганской области хотело уйти на Россию, 40%! И 60% остаться в Украине.
Е.Рыковцева: Они что, проводили опросы, хотите ли вы уйти в Россию?!
А.Венедиктов: Да, они проводили опросы, и в Крыму проводили опросы. Откройте Гугл, Гугл помнит все.
Е.Рыковцева: Гугл вам такое нарассказывает.
А.Венедиктов: Вы не верите опросам.
Е.Рыковцева: Чьим опросам?
А.Венедиктов: Вы бы очень хорошо были бы сейчас с донецким руководством, они тоже не верят опросам.
Е.Рыковцева: Чьим опросам?
А.Венедиктов: Украинских институтов, Разумкова.
Е.Рыковцева: Хорошо, были опросы, согласно которым 40% населения Луганской области хотело бы быть в России. Сколько людей в Крыму хотело быть в России?
А.Венедиктов: 83%.
Е.Рыковцева: И эти опросы проводили украинцы?
А.Венедиктов: А кто мог проводить эти опросы, когда это была Украина? Я просто говорю, что вы хотите упростить. Это большая проблема, в том числе наших слушателей, которые думают, что это можно решить просто.
https://www.svoboda.org/a/29376619.html
https://echo.msk.ru/blog/pressa_echo/2243672-echo/

Последовав прозвучавшему совету, я обратился к Гуглу, который помнит все.
Но Гугл не смог найти цифры, названные А.Венедиктовым.
Правда, нашлись иные данные, собранные другими социологическими службами.

Research & Branding Group по заказу ООН:
Удельный вес сторонников автономного статуса Крыма в составе РФ среди жителей Крыма:
Июнь 2011 г. – 53%,
Сентябрь 2012 г. – 38%.
http://argumentua.com/novosti/vpervye-bolshinstvo-krymchan-khotyat-videt-krym-v-sostave-ukrainy

International Republican Institute Baltic Surveys Ltd./The Gallup Organization, May 16 – 30, 2013:
Public Opinion Survey Residents of the Autonomous Republic of Crimea
По вашему мнению каким должен быть статус Крыма?
Вариант ответа «Крым должен быть отделен от Украины и передан России»:
Октябрь 2011 г. – 33%,
Май 2013 г. – 23%.
http://pdf.usaid.gov/pdf_docs/pnaec705.pdf

КМИС, 2 марта 2014 г.:
Данные соцопроса о желании жителей отдельных областей Украины присоединиться к Российской Федерации:
АР Крым – 41% опрошенных;
Донецкая область – 33,2%;
Луганская область – 24,1%.
http://www.profi-forex.org/novosti-mira/novosti-sng/ukraine/entry1008201702.html

Фонд «Демократические инициативы им. И.Кучерива», 22-27 ноября 2014 г.:
Общественное мнение освобожденных районов.
Если говорить о политическом будущем Донецкой и Луганской областей, какой вариант Вы предпочли бы?
Славянск Краматорск Объединённые массивы
4. – чтобы Донбасс стал частью Российской Федерации 6,3 4,2 5,3
http://dif.org.ua/ua/publications/press-relizy/obshestv-raionov.htm

КМИС, 6-17 декабря 2014 г.:
Вы считаете для вашего региона было бы лучше...
Стать субъектом федерации в составе Российской Федерации:
Донецкая область – 14,3%
Луганская область – 6,1%
https://zn.ua/project/opros2014/donbass

Не найдя с помощью Гугла данных Центра Разумкова, названных А.Венедиктовым, я обратился непосредственно в эту организацию. И получил ответ, подписанный директором социологической службы Центра Разумкова Андреем Быченко. Воспроизвожу его текст ниже:

«Уважаемый Андрей Николаевич,

В наших исследованиях за 2012 год мы не нашли цифр, представленных в интервью.

В 2012 году социологическая служба Центра Разумкова проводила одно социологическое исследование, результаты которого были репрезентативны не только для Украины в целом, но и для каждой из областей (включая Луганскую область и АР Крым), – это исследование, проведенное с 27 июля по 9 августа 2012 года. Было опрошено 10979 респондентов во всех регионах Украины. Единственный вопрос в исследовании, который каким-либо образом выражал отношение респондентов к движению в сторону России и ответы на него по Украине в целом, а также по Луганской области и АР Крым, приведены ниже
:

В каком интеграционном направлении должна идти Украина?
АР Крым Луганская область Украина в целом
Вступление в ЕС 17,1 15,7 37,6
Вступление в Таможенный союз России, Беларуси и Казахстана 64,8 59,3 31,8
Неприсоединение ни к ЕС, ни к Таможенному союзу 10,0 13,6 13,7
Затрудняюсь ответить 8,2 11,4 16,9

В декабре 2012 года (21-24 декабря) социологическая служба Центра Разумкова провела всеукраинское исследование, в ходе которого задавался, в частности, такой вопрос: «Если бы у Вас была такая возможность, Вы бы выехали из Украины на постоянное проживание в другую страну?» В ходе исследования было опрошено 2009 респондентов во всех регионах Украины. Этого количества опрошенных недостаточно для определения результатов по отдельным областям, в т.ч. по Луганской области и Крыму. Результаты по Украине в целом представлены ниже:

Если бы у Вас была такая возможность, Вы бы выехали из Украины на постоянное проживание в другую страну?
Нет 52,2
Выехал бы в страну Европейского Союза 29,2
Выехал бы в страну Таможенного союза (Россия, Беларусь, Казахстан) 7,3
Другое 0,7
Затрудняюсь ответить 10,7

Других опросов в 2012 году, которые каким-либо образом касались бы обсуждаемого опроса, социологическая служба Центра Разумкова не проводила.

С 21 февраля по 14 марта 2011 года проводилось репрезентативное исследование в Крыму (в АР Крым и Севастополе было опрошено 2020 респондентов). Среди вопросов исследования был такой вопрос: «Какой из перечисленных ниже вариантов будущего Крыма является для вас наиболее предпочтительным?» Распределение ответов на этот вопрос приведено ниже:


Какой из перечисленных ниже вариантов будущего Крыма является для вас наиболее предпочтительным? Вы хотели бы, чтобы Крым…
Вышел из состава Украины и стал независимым государством 6,0
Вышел из состава Украины и присоединился к России 24,4
Вышел из состава Украины и присоединился к Турции 2,4
Сохранил свой нынешний статус автономной республики в составе Украины с существующими правами и полномочиями 7,1
Сохранил свой нынешний статус автономной республики в составе Украины, но с более широкими правами и полномочиями 44,7
Стал русской национальной автономией в составе Украины 2,3
Стал крымскотатарской национальной автономией в составе Украины 3,5
Стал одной из областей Украины, как это было до 1991г. 1,1
Затрудняюсь ответить 8,6

После этого исследования социологическая служба Центра Разумкова больше не проводила специализированных репрезентативных исследований по Крыму. Специализированных репрезентативных исследований по Луганской области в 2011-2012 гг. социологическая служба Центра Разумкова не проводила».

Таким образом:
1. В 2012 г. ни Центр Разумкова, ни другие известные социологические службы не проводили ставших публичными исследований по вопросу, какой был назван А.Венедиктовым в интервью радиостанции «Свобода».

2. Опросы, наиболее близкие по содержанию к теме, поднятой А.Венедиктовым, накануне российско-украинской войны и в ее начале были проведены несколькими социологическими службами. Однако их результаты существенно отличаются от цифр, названных А.Венедиктовым (40% для Луганской области и 83% для Крыма):

Февраль-март 2011 г., Центр Разумкова:
Удельный вес жителей Крыма, выступающих за выход из состава Украины и присоединение к России, – 24,4%.

Сентябрь 2012 г., Research & Branding Group:
Удельный вес жителей Крыма, выступающих за автономный статус Крыма в составе РФ, – 38%.

16-30 мая 2013 г., International Republican Institute/The Gallup Organization:
Удельный вес жителей Крыма, согласных с тем, чтобы Крым был отделен от Украины и передан России, – 23%.

2 марта 2014 г., КМИС:
Удельный вес жителей отдельных областей Украины, желающих присоединиться к Российской Федерации:
АР Крым – 41%;
Донецкая область – 33,2%;
Луганская область – 24,1%.

22-27 ноябпя 2014 г., Фонд «Демократические инициативы им. И.Кучерива»:
Удельный вес жителей отдельных областей Украины, желающих, чтобы Донбасс стал частью Российской Федерации, – 5,3%.

6-17 декабря 2014 г., КМИС:
Удельный вес жителей отдельных областей Украины, считающих, что для их региона было бы лучше стать субъектом федерации в составе Российской Федерации:
Донецкая область – 14,3%,
Луганская область – 6,1%.
]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_07_25_centr_razumkova_mi_ne_nashli_cifr_pred Wed, 25 Jul 2018 16:19:33 +0300