Рабкор.ру http://so-l.ru/news/source/rabkor_ru Wed, 01 Apr 2020 15:00:15 +0300 <![CDATA[День святого Карантина]]>

 

День святого Карантина

 

Ещё в середине марта в социальных сетях предлагали ввести у нас новый праздник — день святого Карантина. И дарить в этот день друзьям и любимым «карантинки» — марлевые и тряпичные маски с пожеланиями здоровья. Тем более, что из продажи маски в Москве исчезли вовсе, а потому могут и вправду считаться за очень ценный подарок.

Теперь можно уже с полной уверенностью назначить день святого Карантина на 30 марта.

Но вернемся на несколько дней назад.

После того, как главной темой дня стал коронавирус, изменилось и содержание политики. Президент, объявив 25 марта следующую неделю нерабочей, самоизолировался на Валдае, предоставив руководителям предприятий и чиновникам разбираться с многочисленными противоречиями, порожденными его указом (что такое, кстати, нерабочая неделя, которая не является ни выходной, ни праздничной?). Население реагировало на инициативы власти либо унылой паникой, либо веселой безответственностью. В то время как одни скупали маски и гречневую крупу, другие отправились в гости и на шашлыки, распространяя заразу.

В условиях кризиса нет ничего хуже запоздалых и половинчатых мер. И санитарно-эпидемиологический кризис последних дней лишь очередное тому подтверждение. Вместо того, чтобы играть на опережение, власть запутала ситуацию и запуталась сама.

Социальные меры, провозглашенные в речи президента, должны были поднять настроение граждан, но оказались на практике невыполнимыми. Более или менее конкретным было лишь обещание дополнительных пособий для матерей с маленькими детьми, но и его практическое исполнение оказалось осложнено кучей бюрократических проблем. Получить повышенное пособие по безработице тоже не стало решением, поскольку для того, чтобы его получить требовались многочисленные справки, которые большая часть потерявших доход работников собрать не могла. Как сработают обещания Путина через полгода или год (когда, как объяснили чиновники, будет завершена их реализация), говорить пока рано, но людям-то нужно было что-то такое, что поможет решить их стремительно нарастающие проблемы немедленно, сейчас. А этого не было.

В ответ на недоуменные вопросы правительство и пресс-секретарь президента давали невнятные и противоречивые пояснения, из которых стало ясно, что высшая власть от практической работы самоустраняется.

Не удивительно, что в таких обстоятельствах инициатива практических мер должна была исходить от региональной власти. Возможно для мэра Москвы Сергея Собянина это был и отличный шанс повысить свой статус в преддверии неминуемой борьбы за президентский пост, но даже если бы на его месте оказался менее амбициозный политик, всё равно пришлось бы что-то решать.

29 марта власти Москвы ввели по факту в городе карантин, хотя само это слово старательно избегают употреблять. С точки зрения правовой, действия мэрии, конечно, незаконны, о чем не преминули напомнить не только оппозиционные блогеры, но даже печально известный сенатор Андрей Клишас, услугами которого Кремль в прошлом пользовался, когда нужно было вносить инициативы, ограничивающие права и свободы граждан. Теперь он неожиданно, но, конечно, не случайно, озаботился превышением полномочий со стороны столичных властей. Зато Собянина поддержали многие либеральные публицисты, включая авторов «Эха Москвы».

Однако проблема, в конечном счете, не в том, насколько законны решения московской мэрии. Даже если они совершенно противозаконны, даже если у полиции нет юридических прав применять насилие к людям, заподозренным в слишком дальних прогулках или в походе в не самый близкий к дому магазин, это никого не спасет. Ведь у нас наказуемо любое несогласие с «законными требованиями» полиции. А любые, даже самые абсурдные и противоправные требования полицейского автоматически признаются законными.

Нет, проблемы, с которыми столкнется столичная власть, совершенно иного рода.

Во-первых, отсутствие официальных полномочий и правовых оснований для действий мэрии суть не результат каких-то нестыковок в управлении или того, что Владимир Путин якобы боится сообщать народу плохие новости, как утверждает Екатерина Шульман (на худой конец анонсировать данные решения мог бы Совет Федерации). Дело в ином — внутри власти идет острая борьба, которая раскалывает её и парализует процесс принятия решений. В итоге каждый губернатор должен действовать самостоятельно, поскольку согласованной линии поведения на федеральном и местном уровне просто не может быть.

Инициатива Москвы спровоцировала неминуемую волну новых инициатив уже в других регионах, дав начало тому, что политолог Илья Гращенков назвал «коронавирусным сепаратизмом». Мало того, что региональные власти почувствовали свою значимость, они обнаружили, что федеральный центр оставил их один на один с проблемами, решать которые они будут самостоятельно или вместе, но в любом случае — отдельно от Москвы. И в этом смысле Собянин уже проиграл решающую политическую битву: столица и регионы стремительно отдаляются друг от друга.

Во-вторых, меры, принятые в столице командой Сергея Собянина, выявляют все административные и бытовые противоречия, накапливавшиеся годами и игнорировавшиеся бюрократией. Как быть с людьми, не имеющими московской регистрации? С теми, кто живет не по месту регистрации? С теми, кто вынужден был работать за «серую» зарплату, не говоря уже о тех, кто работал неофициально? Как наладить контроль, если вы плохо представляете себе объект, который собираетесь контролировать?

Мэрия начинает давать путаные и противоречивые объяснения. Да, похоже, карантин и в самом деле готовили по меньшей мере дней десять (то, что мы наблюдаем сейчас, полностью подтверждает информацию, поступавшую в виде утечек из столичной мэрии в течение предыдущей недели). Но к сожалению, недостаточно просто проводить совещания и разрабатывать проекты постановлений. Нужно обладать адекватной информацией и подготовленными, дисциплинированными кадрами.

На протяжении прошедших лет российская бюрократия на всех уровнях решала лишь две задачи — воспроизводила текущие управленческие процедуры независимо от того, насколько адекватны они были меняющейся социальной реальности, а также осваивала бюджеты и воровала деньги. Нижние этажи аппарата были в основном заняты первой задачей, что позволяло верхним концентрироваться на второй. Добавим к этому полное отсутствие интереса к реально существующему обществу и составляющим его людям — не проводилось никаких серьезных исследований меняющейся социальной и экономической структуры, её динамики и перспектив её эволюции. Потому не было никаких внятных сценариев поведения для власти в условиях не только кризиса, но и просто значимых изменений в общественной обстановке. К этому надо добавить нерациональную структуру самой власти, основанную на избыточной централизации, очень удобной для контроля над финансовыми потоками, но крайне затрудняющей принятие оперативных решений на местах, когда нужно просто помочь людям. Зато сверхцентрализация порождает возникновение параллельных центров внутри самой же центральной власти. Каждое отраслевое подразделение превращается в самостоятельную силу, с собственными безответственными хозяевами, действующими на основании личных договоренностей с высшими начальниками.

Современная российская бюрократия (в отличие, кстати, от советской) совершенно не приспособлена к действиям в сложных и резко меняющихся условиях. Именно поэтому, между прочим, делается отчаянная ставка на всевозможные запреты, штрафы и наказания, которые, в свою очередь, окажется невозможно применить с учетом масштабов неминуемых массовых нарушений. Размеры штрафов достигают такой величины, что среднестатистическому гражданину будет проще идти в тюрьму, чем платить их. Поскольку эта истина ясна любому постовому полицейскому, то нарушителей придется либо прощать, либо нказывать требованием умеренной взятки. А главное, нет четких критериев, позволяющих отделить нарушителей от законопослушных граждан.

Если Собянин действовал автономно от федерального центра, то многие из его собственных подчиненных продолжали действовать автономно, не сильно оглядываясь на усилия мэрии, поскольку их собственные интересы этого требовали. Самодурство и произвол наверху неминуемо сопровождаются безответственно-корыстным поведением чиновников на нижестоящих уровнях — для того, чтобы это усвоить, достаточно прочитать «Ревизор» Н.Гоголя. Но в российских верхах школьный курс русской литературы давно забыли.

Не удивительно, что на местах назревает разброд и дезорганизация. Бюрократия начинает впадать в панику, принимать бестолковые и противоречивые решения, назначать и отменять меры, не думая о последствиях. Паникующая бюрократия — хуже запаниковавшей армии.

И наконец, последнее. Дезорганизация бюрократического управления на фоне внутриэлитного противоборства и экономического кризиса — идеальный рецепт политического коллапса. Какую конкретно форму он примет — вопрос ближайших нескольких месяцев. Но шансов избежать его очень мало.

Путин пока что прячется от надвигающейся катастрофы на Валдае. Но не окажется ли Валдай новым Форосом?

Запись День святого Карантина впервые появилась Рабкор.ру.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_03_30_den_svyatogo_karantina Mon, 30 Mar 2020 20:08:40 +0300
<![CDATA[Внезапный час расплаты: коронавирус и капитализм]]>

Внезапный час расплаты: коронавирус и капитализм

 

Пандемия коронавируса вызвала тяжёлый экономический и социальный кризис, в ходе которого приходится расплачиваться за бесконтрольность капитализма

Есть что-то символическое в том, что эпидемия коронавируса нанесла серьёзный удар по западному миру примерно в мартовские иды, день, когда в Древнем Риме по традиции происходила выплата долгов[1]. Предыдущая неделя напоминала поездку на американских горках. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ), наконец, объявила, что распространение болезни носит характер пандемии, правительства мобилизовались, коронавирус стал основной повесткой дня в новостях, СМИ оказались заполнены как непроверенными слухами, так и откровенной дезинформацией, города и даже целые страны закрылись на карантин, всевозможные рынки и биржи рухнули, а корпорации объявили о приостановке производства. Стало ясно, что какими бы ни были происхождение, способы распространения и смертность от вируса, называемого сейчас Covid-19, пандемия станет суровым испытанием для западного капитализма и его механизмов противостояния угрозе. С самого начала было практически очевидно, что в них возникнет нужда. В конце концов, проблемы, накапливавшиеся в западной капиталистической системе, усиливали дисбаланс в течение десятилетий, по крайней мере, с тех пор, как после кризиса 70-х гг. прошлого века был избран неолиберальный путь, которого и придерживались, не задумываясь, к каким проблемам и кризисам он ведёт.

На протяжении этих десятилетий были проведены серьёзные исследования, показывающие, что западный капитализм покупал себе отсрочку, накапливая долги, как государственные, так и частные, чтобы оттянуть выплаты. Проблема узости и неразвитости рынков только усугублялась свойственной неолиберализму принципиальной тенденцией к понижению заработных плат и цен.

Кризис 2008 г. стал предыдущим моментом истины. Он, впрочем, привёл не к серьёзному изменению политики, а только к национализации непомерных частных долгов, так как банки оказались «слишком большими, чтобы лопнуть», поэтому их вытащили, а топ-менеджеров посчитали «слишком большими, чтобы их посадить», поэтому они продолжили управлять по-старому. И только лишь простые смертные потеряли дома и рабочие места, оказавшись под гнётом нищеты и жёсткой экономии ради повышения правительственных доходов.

Сегодняшняя пандемия отличается от всех прочих не потому, что она более смертоносна, чем предыдущие (это не так), и не потому, что она вызвала крах на финансовых рынках (к чему приводило большинство кризисов неолиберальной эпохи), а потому, что она выявила все слабости, искажения и нарушения баланса, свойственные той производственной системе, которую неолиберализм формировал на протяжении десятилетий.

Предполагалось, что неолиберализм придаст новые силы капитализму и возродит «дух жизнерадостности»[2], который, как считалось, сдерживался ограничивающим влиянием государства (the «dead hand of the state»). Достигнуть этого, однако, ему не удалось. Темпы роста на протяжении последних сорока лет были гораздо ниже тех, что поддерживались в «этатистский» послевоенный «золотой век» капитализма. Вместо этого производственная система под управлением западного капитализма оказалась перегруженной в трёх различных аспектах. В географическом отношении она растянулась по всему миру. Во временно́м отношении возникающие напряжения вызваны системой производства «точно в срок», при которой не создаётся запасов и остаётся небольшая финансовая подушка на случай непредвиденных обстоятельств. Наконец, в социальном плане при ней значительно усиливается давление на трудящихся и малый бизнес, отчего они вынуждены работать за низкую зарплату и производить товары по низкой цене: тем самым на них перекладываются всевозможные социальные и финансовые риски.

Действительно, пертурбации, вызванные вирусом и теми мерами против него, которые уже приняты и которые ещё придётся принимать, обошлись недёшево: ключевые отрасли мировой экономики не могут приостановить производство на месяцы без подобного рода издержек. Однако здоровая система, обладающая определённым количеством жира, которым можно пожертвовать, сопротивлялась бы гораздо лучше, чем наша сухая, перегруженная и туго натянутая производственная система, в которой подходят сроки выплаты по счетам.

На второй неделе марта, когда ВОЗ объявила о «глобальной пандемии» коронавируса, произошёл беспрецедентный обвал на мировых рынках. Финансовые рынки в США пережили крупнейшее однодневное падение со времён краха 1987 г., несмотря на то, что Федеральная резервная система США за неделю до того экстренно снизила ключевую ставку и пообещала влить в систему триллионы долларов. Никакой удовлетворительной «коррекции» не произошло. Вопреки обыкновению, обвал затронул не одни только финансовые рынки, считающиеся наиболее рискованными. Помимо них пострадали рынки облигаций, а также такие активы, которые считаются «наиболее надёжными» — ценные бумаги Казначейства США и золото, поскольку инвесторы уходили в ликвидность.

Более того, ущерб оказался не только финансовым. По мере того, как страны одна за другой вводили карантин и ограничивали сообщение, авиаперевозчики, круизные компании, аэропорты и другие представители широкого и считающегося переоценённым рынка услуг, в котором производство и потребление происходит при личном общении, закрывались и переживали сокращение или приостановку деятельности. Прерывание производственных цепочек и закрытие рынков ударило и по промышленности. В довершение всего, в сырьевой отрасли разногласия между странами ОПЕК и другими нефтепроизводителями привели к войне на понижение цен, из-за чего добыча сланцевой нефти, остававшаяся одной из ярчайших звёзд на экономическом небосклоне США, потускневшем в других отношениях на протяжении последнего десятилетия, стала нерентабельной в силу своей зависимости от высоких цен на нефть.

Масштаб этого бедствия выходит далеко за рамки проблем, вызванных собственно вирусом, что, однако не остановит неолиберальные правительства перед тем, чтобы возложить ответственность за экономический спад на пандемию. В конце концов, Джордж Буш Мл. объявил теракт 11 сентября причиной рецессии, которая фактически началась за несколько месяцев до того, и обратился к американцам с известными призывами проявить свой патриотизм, отправившись на шопинг.

Существуют по меньшей мере четыре аспекта расплаты по долгосрочным счетам, с которыми западные капиталистические страны столкнулись во время «наихудшего кризиса для системы общественного здравоохранения в жизни целого поколения».

 

Проблема спроса и её решение в рамках монетарной политики

 

Наиболее фундаментальная проблема заключается в низком уровне совокупного спроса по отношению к производственной мощности (не говоря уже о производственном потенциале), что и послужило причиной замедления роста в 70-х гг. прошлого века. Подход, которого придерживались страны Запада, — неолиберализм — не только не решил эту проблему, но даже усугубил её, облегчив «инвестирование» путём сокращения заработных плат и государственных расходов, что привело к росту неравенства. Неравенство же привело только к тому, что деньги переместились в карманы тех, кто не станет их тратить или вкладывать в производство. Единственным результатом этого стало увеличение и без того громадных объёмов денег, вхолостую обращающихся на рынках спекулятивных активов. Таким образом, расплата по счетам откладывалась сначала путём увеличения государственных заимствований на не особо нужные социальные выплаты, введения всё более неприличных налоговых льгот для богатых, значительного увеличения военного бюджета, предоставления субсидий корпорациям и т. п., а затем через возрастание частной задолженности, кульминацией чего стал кризис 2008 г.

Экономический рост, который мог предложить подобный неолиберальный подход, был связан, в основном, с пузырями на рынках активов, вызванными «эффектом богатства»[3]. Они позволяли увеличивать своё потребление только узкому кругу элиты. За прошедшие 12 лет «жёсткой экономии» даже такой прирост обмелел и превратился в ручеёк на фоне того, что в странах Запада были зарегистрированы наименьшие темпы роста за все десятилетия неолиберализма. Неолиберальный подход уже исчерпал себя даже как стратегия анемичного роста. Динамика спроса на протяжении последних десятилетий находится в стагнации, а наибольший спрос, как потребительский, так и инвестиционный, сосредоточивается в Китае и других незападных странах.

Потрясение, которое пережил спрос на фоне разворачивающейся пандемии, усугубило и без того тяжёлую ситуацию. Неравенство, возросшее за десятилетия неолиберализма, способствует распространению пандемии, которая, в свою очередь, приведёт к росту неравенства, отчего проблема спроса только обострится.

В течение последнего десятилетия западные правительства и центральные банки нашли новый способ покупать отсрочку для капиталистической системы: они устраивают грандиозное шоу, пытаясь решить проблему спроса при помощи исключительно монетарных инструментов. Они гипнотизируют публику, изобретая один подход за другим. Подобно факирам, они прибегают ко всё более изощрённым, даже нелепым, способам доставать монетарных кроликов из своей шляпы — ещё более низкие процентные ставки, нулевые процентные ставки, количественное смягчение, вмешательство центробанков в монетарную политику, к тому же — почему бы и нет? — они создают впечатление, будто напрягают каждую клеточку своего серого вещества, чтобы спасти мировую экономику. Однако всё это не более чем классический способ пускать пыль в глаза: Джон Мейнард Кейнс  ещё давно предупреждал[4], что наступит время, когда одних только инструментов монетарной политики будет недостаточно «для обеспечения оптимального размера инвестиций» — и, следовательно, для поддержания приемлемых темпов роста. Прибегать к таким методам — всё равно, что толочь воду в ступе.

Все эти разговоры о монетарной политике только отвлекают внимание публики от политики фискальной, то есть, от увеличения государственных расходов и инвестиций. В финансовой прессе эта проблема, правда, признаётся, однако авторы в своих фантазиях полагают, будто и небольшой доли государственных инвестиций будет достаточно. Они забывают, что Кейнс не останавливался и в следующем же предложении продолжал: «Я  представляю  себе  поэтому,  что  достаточно  широкая  социализация инвестиций окажется единственным средством,  чтобы обеспечить приближение к полной занятости,  хотя это не должно исключать всякого рода компромиссы и способы сотрудничества государства с частной инициативой»[5]. (С точки зрения Кейнса, полная занятость — это наиболее значимая цель экономической политики, достижение которой, не будет слишком большим преувеличением сказать, станет первым шагом от капитализма к лучшему обществу).

Надо ли говорить, что то, что Кейнс осторожно называл «широкой социализацией инвестиций», приведёт к тому, что правительства вынуждены будут прибегнуть к определённого рода социалистическим практикам по той простой причине, что частный сектор не способен или не желает осуществлять подобные инвестиции. Другими словами, масштаб фискальных мероприятий, необходимых для восстановления приемлемого уровня экономического роста, занятости и спроса, оказывается в действительности настолько велик, что это неизбежно поднимает фундаментальные вопросы. Если капиталисты не способны или не желают сделать то, что позволило бы терпимо относиться к худшим из них, — а именно, осуществлять инвестиции и увеличивать занятость — то для чего вообще нужен капиталистический класс? Почему наши демократические государства должны отдавать им рычаги управления экономикой? В таком положении капитализм находился на протяжении последнего десятилетия. Возможно, нынешний кризис не позволит более игнорировать сложившееся положение вещей.

 

Монетарная политика заходит в тупик

 

Пока акцентирование на монетарной политике отвлекало общественное внимание от проблемы гораздо более насущных фискальных мероприятий, сами монетарные инструменты, нанеся колоссальный урон, полностью исчерпали себя даже в своей извращённой сущности. Финансовый сектор, главный выгодополучатель от направления на отмену регулирования и вызванных ею неблагоприятных условий спроса, благодаря которым средства изымались из инвестирования в производство и перераспределялись в пользу финансовых рынков, сегодня столкнулся с тем, что самый его фундамент оказался поколеблен. Обвал рынков 1987 г. стал первым крупным финансовым кризисом неолиберальной эпохи. Алан Гринспен, председатель ФРС США, отреагировал на него введением печально известного пут-опциона Гринспена, что привело, в целом, к восстановлению исчезавшей ликвидности, так что пуншевый кубок был снова наполнен, и спекулятивная пирушка могла продолжаться. С тех пор ФРС и её собратья — западные центробанки — реагировали на финансовые кризисы очередными вливаниями ликвидности, как путём понижения процентных ставок, так и более прямолинейными методами покупки наименее ликвидных активов, что известно под названием количественного смягчения.

Применение этих методов оправдывалось необходимостью восстановления инвестиций, экономической активности и занятости. Однако единственным, что они восстанавливали, была способность финансового сектора продолжать свои непродуктивные и ведущие к росту неравенства спекулятивные практики. Результатом стала серия финансовых пузырей, которые увеличивали богатство одного, в меньшей степени — десяти процентов населения, в то же время обрушивая экономические бедствия на остальные 90% после того, как они лопались. Эта печально известная череда включает в себя обвал 1987 г., разнообразные финансовые кризисы начала и середины 90-х гг., которые завершились азиатским финансовым кризисом 1997-98 гг., сюда же входят крах доткомов 2000 г. и кризис 2008 г.

Однако по мере того, как монетарная политика приводила к новым вливаниям пунша в кубок, пирушка становилась всё более и более унылой. Объёмы международных потоков капитала, например, не превышают 65% от своего максимума до кризиса 2008 г., несмотря на всю щедрость центральных банков. Банки и финансовые институты отягощены повышенными требованиями к объёму резервов, каковые им были навязаны в рамках принятия посткризисных мер по ужесточению регуляции, во всех прочих отношениях малоэффективных. Учитывая, насколько суровые порядки необходимо наводить монетарными методами для того, чтобы было возможно зарабатывать на финансовых рынках, то даже столь относительно мягкие меры смогли повлиять на прибыль в финансовом секторе.

И тем не менее, за прошедшее десятилетие на рынках ценных бумаг образовались значительные пузыри, которые теперь, судя по всему, лопнули. Меры, предпринятые Федеральной резервной системой в начале марта — экстренное снижение процентной ставки и обещание влить триллионы долларов — не произвели эффекта. В ответ ФРС анонсировала дальнейшее снижение ставки практически до нуля, выкуп большего объёма активов, а 15 марта, незадолго до открытия рынков на востоке, прибегла к обычным для себя обещаниям «использовать весь спектр инструментов». Сделав так, ФРС израсходовала практически весь свой арсенал. С 2015 г. она повышала процентную ставку с очевидной целью иметь некоторый запас сухого пороха на случай кризиса, чтобы располагать пространством для снижения ставки. ФРС пускала этот запас в ход на протяжении последних шести месяцев, и бо́льшую часть — в марте 2020 г. От этого ничего не осталось. Отрицательные же процентные ставки — это попросту нонсенс. Даже европейцы, гораздо более склонные к авантюрам, не опускали ставку ниже –0,5%, а ФРС до сего момента и вовсе не желала переходить в отрицательную область. В свете этого тот факт, что на следующий день рынки отказались реагировать, посыпавшись, как камни, с востока утром до запада вечером, выносит свой неумолимый приговор возможностям монетарной политики.

Неважно, насколько высоко оцениваются активы в спекулятивной лихорадке, неважно, насколько ФРС превозносит их — они, в конечном итоге, находятся в гравитационном поле производственного сектора, его нужд и требований. Пузырь доткомов неизбежно должен был лопнуть по причине обесценивания массы необеспеченных активов. Пузырь на рынке ипотечного кредитования лопнул в 2008 г., когда процентную ставку пришлось поднять, чтобы поддержать курс доллара на фоне роста цен на нефть, что привело к снижению темпов роста цен на недвижимость, в результате чего всё большее число ипотечных кредитов стали оцениваться выше, чем заложенное под них жильё. Хотя сегодняшние трудности на рынках ценных бумаг и вызваны пандемией коронавируса, они затрагивают более глубокие проблемы.

Рынки ценных бумаг, на которых осуществляются финансовые спекуляции на основе уже произведённой стоимости, в ходе своего роста потеряли всякое разумное соотношение с рынками производственной деятельности — инвестированием в производство новых товаров и услуг (что иногда называют «реальной» экономикой) — несмотря на то, что сами спекулятивные активы зависят от производства. В рамках сегодняшнего кризиса, наиболее подходящее соотношение таково: банки и финансовые институты размещают у себя депозиты промышленных корпораций, которые выступают в качестве наиболее надёжных источников финансирования банков. Однако под воздействием шока, парализовавшего спрос и поставки, промышленные фирмы не только изымают депозиты, но даже прибегают к заимствованиям — более того, все крупные корпорации делают это одновременно.

Хотя подобная практика и не привела к немедленному банковскому кризису, он может оказаться не за горами: как отмечает один из колумнистов Financial Times, закон Додда-Франка и прочие законодательные акты, принятые после 2008 г. и ужесточающие регуляторные механизмы, благодаря которым банки стали более устойчивыми, вынуждают их поддерживать минимальный уровень подобных надёжных депозитов. «Потеря этих депозитов с такой скоростью угрожает обрушить график ликвидности и затрудняет выполнение норм регуляторов для самих банков. И это тогда, когда мы ещё не увидели волну корпоративных сокращений и дефолтов, которая приведёт к ещё большим проблемам с финансированием».

Предложение ликвидности со стороны ФРС уже не приводит ни к какому эффекту потому, что экономика сейчас нуждается в каком-нибудь способе для создания спроса, как потребительского, так и инвестиционного, с целью восстановления и расширения производства. В текущих обстоятельствах, когда инвестиции и расходы со стороны частного сектора находятся на низком уровне, такую работу может проделать только правительство. Так возникает проблема. С одной стороны, если эта работа не будет проделана, то в ближайшем будущем нас ожидает всеобщий финансовый и экономический кризис, гораздо более глубокий, нежели чем временный спад производства и потребления, вызванный одной только пандемией. С другой стороны, если правительство всё же вмешается и выполнит то, что необходимо, то это поставит под вопрос будущее капитализма.

 

Перенапряжение производственного сектора

 

Как мы уже указывали, для перегруженной во временно́м, географическом и социальном аспектах производственной системы, которая сложилась на протяжении сорока лет неолиберализма, наступает час расплаты по счетам. В период 1995-2005 гг. промышленные цепочки поставок стран Запада обогнули половину земного шара и замкнулись на Китае, однако рост объёмов торговли начал замедляться задолго до кризиса 2008 г. в силу совокупности факторов, включающих в себя как насыщение западных рынков, удушаемых неолиберализмом, так и рост заработных плат в Китае. Более того, с переходом к режиму жёсткой экономии после 2008 г. Запад начал пожинать плоды действовавших на протяжении десятилетий «соглашений о свободной торговле», которые в действительности представляли собой соглашения об освобождении инвестиций от ограничений, налагаемых трудовыми, экологическими и прочими стандартами. В защиту тезиса о том, что западные уровни заработных плат и занятости никак не связаны с торговлей, написаны горы литературы, на самом же деле торговые соглашения оказывали самое непосредственное влияние на оба этих показателя для западной экономики, в особенности для «синих воротничков».

В то время как вспыхнувшее недовольство, по идее, должно было бы мобилизовать прогрессивные партии, этого не случилось по причине десятков лет очернения левых со стороны набирающих силу неолиберальных правых и десятков же лет правого крена, характерного для традиционных партий левого толка (произошедшего, возможно, в силу их собственных исторически глубоко заложенных ограничений). Вместо этого правые популисты воспользовались страданиями народа и связанными с ними раздорами, чтобы победить на выборах при помощи уловок вроде Брексита или торговых войн, одновременно мало что сделав для смягчения этих страданий. В результате и без того шаткая система международных соглашений дестабилизировалась ещё сильнее. Эпидемия коронавируса только приблизила час расплаты.

 

Кризис антикризисного управления

 

Последний ингредиент этого тошнотворного коктейля относится к механизмам, при помощи которых капитализм исторически сложившимся способом преодолевал кризисы — речь идёт о государстве и политике. За десятилетия неолиберализма как государство, так и более широкие политические институты на Западе оказались настолько подорваны, что мы уже не можем опираться на них, чтобы солидарно противодействовать нынешнему кризису, будь то меры по взятию под контроль и прекращению пандемии в краткосрочной перспективе, или же необходимые шаги по долгосрочной переориентации экономики.

Это наиболее очевидным образом проявляется в той медлительности, с которой Запад реагирует на пандемию. Потратив несколько месяцев на поиски ошибок в действиях Китая, сам Запад отреагировал гораздо менее решительно, чем Пекин. В заключении отчёта о совместной технической миссии ВОЗ и КНР по проблеме новой коронавирусной инфекции (англ.) утверждается следующее:

 

Перед лицом неизвестного ранее вируса Китай развернул, пожалуй, самые амбициозные, оперативные и агрессивные усилия по сдерживанию болезней в истории. Стратегия, которая лежала в основе этих усилий по сдерживанию, изначально была национальным подходом, которому способствовал универсальный мониторинг температуры и мытье рук. Однако по мере развития вспышки и накопления знаний был применен научно-обоснованный подход, позволяющий адаптировать реализацию мероприятий, приспосабливая степень конкретных мер сдерживания к контексту провинции, округа и даже сообщества, возможностям обстановки и характеру новой передачи коронавируса в конкретных условиях.

Контраст по сравнению с мерами, предпринятыми Западом, вряд ли может быть более полным. Взять, например, два ведущих неолиберальных государства, США и Великобританию. В обоих странах сорок лет неолиберализма снизили потенциал государства, уничтожили критические институты и привели к потере лучших кадров. В обоих странах правящие классы утратили доверие народа, а политические системы пришли в такой беспорядок, что высшие государственные должности достаются откровенным проходимцам. Каким же образом настолько ослабленные системы смогут проявить политическую волю и реализовать государственный потенциал, чтобы преодолеть разворачивающийся кризис? (Мы можем здесь добавить, что пандемия коронавируса испытывает на прочность саму архитектуру Еврозоны).

В США с их системой частного здравоохранения принимаемые меры продолжают носить нерегулярный характер, поскольку на них оказывают влияние страховка, цена и прочие коммерческие параметры, так что даже тестирование на вирус производится бессистемно, отчего истинные масштабы самой пандемии остаются неясными. В Великобритании, где более десяти лет жёсткой экономии уже довели Национальную систему здравоохранения до неспособности справиться с обыкновенным сезонным гриппом без того, чтобы не отложить выборы, попытались возвести нужду в добродетель и объявили о том, что стремятся к наступлению «коллективного иммунитета». Это не более чем благопристойный способ расписаться в собственном банкротстве, от которого изрядно попахивает геноцидом. Учитывая, что пандемия сильнее всего ударит по бедным, принимая в расчёт, что вирус будет распространяться и у людей умрут десятки близких, что выживут только сильнейшие, то это всё равно, что заявить «умри ты сегодня, а я завтра». В западных медиа доминируют частные компании, отчего сведения, распространяемые в СМИ, всегда содержат в себе как непроверенные данные, так и дезинформацию, что только усугубляет проблему.

Более того, неспособность справиться с трудностями на национальном уровне усугубляется международным соперничеством и противоречиями между государствами, что затрудняет реализацию скоординированных международных усилий. Причины этого соперничества, характерного для XXI века, заключаются в том, Запад утрачивает роль мирового экономического центра. Ко всему этому добавляются проблемы замедленного экономического роста на Западе в течение десятилетий неолиберализма, а также способность Китая и ряда других стран успешно избежать адаптации к неолиберальным структурам. Запад уже давно стал реагировать на эти перемены агрессивно, разжигая экономические и «горячие» войны против соперников и «выскочек». Рост популизма никоим образом не облегчает ситуацию.

В то время как степень международного согласия после 2008 г. всё время преувеличивалась, а усилия «Большой двадцатки» по смягчению кризиса не дали существенного результата, наступление эпохи Брексита и лозунга «Америка прежде всего» обозначает переход разногласий на новый уровень. Попытка Трампа предложить фармацевтическим компаниям «большие суммы» за право эксклюзивного доступа к вакцине — на сегодняшний момент, пожалуй, самое подлое из того, что совершили западные государства в условиях кризиса. В западных политических и медийных кругах, по большому счёту, не хотят даже поучиться успешному опыту у Китая, так что успехи в области лечения коронавирусной инфекции замалчиваются, не говоря уже о том, чтобы их обсуждали или перенимали. Между тем, режим международных санкций не позволяет странам, превращённым в козлов отпущения, например, Венесуэле, закупать медикаменты или получать врачебную помощь.

Если бы пандемия коронавируса поразила здоровую и гармоничную мировую экономику, то она бы всё равно нанесла серьёзный ущерб, но этот ущерб был бы ограничен во времени и пространстве. Однако пандемия поразила мировую экономику и капиталистическую систему, которые ослаблены десятилетиями неолиберализма. Масштаб её последствий неразрывно связан с этими внутренними слабостями. Предстоящие события, безусловно, будут заключать в себе огромные возможности для левых. Об этом, однако, нужно говорить отдельно.

 

Радика Десай — профессор Отдела политических исследований Университета Манитобы, в настоящее время исполняет обязанности директора Группы экономических исследований в области геополитики.

Перевод: Виктор Журавлёв

 

Источник:

https://canadiandimension.com/articles/view/the-unexpected-reckoning-coronavirus-and-capitalism

 

[1]             Красивая метафора, но, будучи сам специалистом по истории Древнего Рима, могу сказать, что это не так, по крайней мере, мне не удалось найти подтверждение этому факту в источниках. В Древнем Риме выплаты по долгам происходили в календы, первый день месяца. (Прим. перев.)

[2]             «Дух жизнерадостности» («animal spirits») — термин, введённый Дж. Кейнсом для обозначения тех инстинктов, предрасположенностей и эмоций, которые, по его мнению, управляют человеческим поведением, в том числе в экономической деятельности. Кейнс писал: «Вероятно, большинство наших решений сделать какой-нибудь положительный шаг… могут быть фактически приняты только под воздействием духа жизнерадостности, самопроизвольного побуждения скорее сделать, чем бездействовать, а вовсе не как результат расчёта…» Кейнс Дж. М., Общая теория занятости, процента и денег. М., 1948 с. 155. (Прим. перев.)

[3]     «Эффект богатства» («wealth effect») — в поведенческой экономике, предположение, что чем большим богатством обладает человек, тем больше он тратит. (Прим. перев.)

[4]     Кейнс Дж. М. Указ. соч. С. 364-365.

[5]     Там же. С. 365.

Запись Внезапный час расплаты: коронавирус и капитализм впервые появилась Рабкор.ру.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_03_30_vnezapniy_chas_rasplati_koronavirus_i_ka Mon, 30 Mar 2020 19:55:46 +0300
<![CDATA[Коронавирус и экономика здорового человека]]>

 

Коронавирус и экономика здорового человека

 

Белорусский публицист А. Ш. пишет о коронавирусе: «Заболевание опасное, но меры, которые уже приняты на борьбу с эпидемией в Европе, уничтожают экономику западных стран. Месяц карантина будет экономически очень болезненен. А если продлиться больше, то экономика информационного общества, которая строится на услугах, даст огромную трещину. По сути, во многих странах почти все фирмы, занятые сферой услуг, сейчас закрыты на карантин — рестораны, салоны, непродовольственные магазины и т.д. Люди не работают. И не работают в огромной массе. Это значит, что идёт инфляция. Денежная масса та же, а товаров и услуг на заметный процент меньше. В общем в мировых масштабах сейчас ожидается “реформа Павлова”, убившая СССР».

Да, такое количество офисных услуг и менеджеров никому не нужно. Стоило только вирусу покорежить общество и миллионы людей лишились работы. Ровно то же самое происходит во время периодических финансовых кризисов и войн. Перво-наперво в условиях любого кризиса потребители отказываются от того, без чего в принципе могут обойтись. Продукты, лекарства, удобное жилье, транспорт — вот что им нужно, а это — нет. Так может быть мировая экономика должна стоять на более прочных основаниях?

У меня вообще вызывает глубокое неприятие избыточность и несправедливость унизительной экономики услуг. Производство не может заниматься всем этим, пока не удовлетворены полностью базовые потребности всего населения. А базовые потребности — это качественные еда и одежда, комфортные жилье и общественный транспорт, хорошее образование и медицина. Сегодня все увидели, во-первых, что не может быть и речи ни о каких сокращениях расходов на медицину, а во-вторых, что медицина является важнейшей отраслью экономики и туда должны быть брошены ресурсы, несопоставимые с тем, что тратят сегодня. И речь не только о коронавирусе. Я не в состоянии понять, как может экономика быть нацелена на производство излишеств для богатых, в условиях, когда люди не научились лечить массу болезней, от которых умирают ежедневно.

Мне не нужны сверкающие стены больниц только-для-богатых и дежурные улыбки. Мне не нужны миллионы офисов. Пусть стены будут неказистыми и серыми, а лица врачей – суровыми, если так надо, но пусть каждый человек получит доступ к хорошему специалисту и необходимым препаратам. Пусть, наконец, человечество избавится от рака и шизофрении!

Сферой услуг, впрочем, называют разные вещи. Некоторые записывают туда и транспортные услуги, и энергетику, и вообще любые коммунальные услуги, и хайтек, и ту же медицину. Все это, беспорно, важно, полезно, необходимо большинству людей и нуждается в  развитии, в качественном и количественном росте. Но тратить миллиарды долларов на дорогие магазины с супер-модной одеждой, на оплату офисной чепухи, участники которой то ли перебирают бумаги, то ли (в свободное от просмотра порно время) пытаются продать по телефону какую-то гадость? “Все это надо прекратить”, — как говаривал Модест Матвеевич Камноедов.

Экономика здорового человека — это сети коллективных самоуправляющих предприятий, охватывающие городские кварталы и сельские районы. Эти предприятия станут производить все необходимое работающему населению – самим себе. Одновременно они избавят человечество от унизительных и бесполезных для большинства занятий. Вместо мира “чего-изволите” — мира официантов, продавцов и проституток, кооперативное образование, устроенное ассоциациями самоуправляющихся коллективов, станет готовить квалифицированных специалистов, приносящих пользу друг другу — грамотных врачей, хороших учителей, знающих программистов, умелых механиков, операторов роботизированных станков и авторов новых изобретений, ученых и инженеров… и наконец, дизайнеров и других специалистов, чтобы украсить все это!

Автономные непартийные Рабочие Советы, выбранные от этих компактных коллективов производителей и местных жителей (с правом отзыва любого делегата в любой момент, если он не исполняет наказы коллектива) станут политической и законодательной формой нового общества — трудовой республики, о которой мечтали эсеры-максималисты и автономное рабочее движение в Европе (чье развитие связано с такими именами, как Отто Рюле, Антон Паннекук или Герман Гортер). Утвердив свою власть — власть работников, непартийные Советы (непартийные, потому что должны служить коллективам работников, а не политическим группировкам) станут планировать развитие общества в интересах большинства, находясь под прямым контролем этого большинства.

Социализм, при всем уважении к правам некоторых меньшинств, означает освобождение трудящегося большинства. Освобождение как от унизительного наемного труда, где командуют начальники, так и от нужды. Никто не должен испытывать нужду в необходимых ему качественных жилье и одежде, образовании и медицинских услугах. Сколько еще эпидемий человечество должно пережить, прежде чем работники осознают это?

Запись Коронавирус и экономика здорового человека впервые появилась Рабкор.ру.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_03_29_koronavirus_i_ekonomika_zdorovogo_chelove Sun, 29 Mar 2020 06:06:32 +0300
<![CDATA[Путин проиграл «удалёнщикам»]]>

 

Путин проиграл «удалёнщикам»

 

Несмотря на указ президента о недельных выходных, IT-компании не захотели останавливать цифровое производство. Чем закончилось противостояние платформ с государством и почему в этой ситуации больше всего пострадали рядовые работники?

 

Можно долгие годы закрывать глаза на политику, можно ничего не понимать в экономике, но одного уже не опровергнешь: эпоха сменилась, в марте мы словно проснулись в ином измерении и запомним этот месяц на всю жизнь. Окружающий мир стряхнул с себя пелену застоя. Даже быт пропитался моральными дилеммами.

 

В среду днём Владимир Путин в обращении к гражданам России объявил следующую неделю выходной. Многие наёмные рабочие обрадовались, но айтишники, которые уже пару недель трудятся удалённо, напряглись. Вопрос о том, заставят ли их работать вопреки указу, моментально загудел в воздухе.

 

Если говорить честно и откровенно, то отмена удалённой работы на распространение коронавируса никак бы не повлияла. В случае с айтишниками риск даже вырос. Сидеть всю неделю дома тяжело, рано или поздно привыкшие к ударному труду и продуктивности айтишники полезли бы на улицу — подхватывать пресловутый коронавирус. А так сидят себе за ноутбуками, пишут код, проектируют новые интерфейсы. Созваниваются в Zoom попить чайку.

 

Но сложнее всего пришлось менеджменту IT-компаний. Недельный простой сулил убытки, а неработающие сограждане резко нагрузят сервисы. Сервера упадут, их нужно будет поднимать. Увеличатся обращения в техническую поддержку, которая не отдыхает даже в новогодние праздники. Кому-то нужно править срочные баги.

 

Как рассказать айтишникам, что вся Россия не работает, но они — не вся Россия? Здесь понадобились убедительные оправдания.

 

Понадобились они, конечно, не всем. Те компании, что не пекутся о репутации, наплевали на распоряжение правительства и объявили неделю рабочей. В их числе, по слухам, «Лаборатория Касперского». Непослушание лояльной режиму компании в этом случае показательно.

 

Но если недобросовестные компании нарушили указ, не моргнув, то что было делать тем, кто печётся о репутации? Они не могли выгнать сотрудников на работу директивно; айтишники — народ избалованный и обидчивый, шансы подорвать доверительные отношения со специалистами были высоки. В условиях дикого кадрового голода ошибка могла обернуться долгосрочными проблемами. Сменить компанию, где царит принудиловка, для айтишника не проблема. Проблема — быстро найти ушедшему специалисту равноценную замену.

 

Первым на раскалённой сковороде зашипел Яндекс. Компания причислила себя к круглосуточному сервису и попросила сотрудников поработать волонтёрами. Естественно, привязала свою позицию к так любимой айтишниками социальной значимости продуктов. В частности, к Яндекс.Такси и Яндекс.Еде.

 

«Мы поиск и агрегатор актуальной информации, мы доставка товаров, еды и лекарств, мы безопасное такси, мы наконец кино по вечерам. Мы — «градообразующее» предприятие. Нам обязательно нужно работать»

 

Неужели таксисты и доставщики будут работать? На них указ Путина не распространяется?

 

Впрочем, вернёмся к IT. Рядовых рабочих должны волновать этические проблемы иного рода. Среди айтишников много либеральных оппозиционеров: людей, выступающих за свободную конкуренцию, независимые суды, борьбу с коррупцией и — за беспрекословное соблюдение прав и законов.

 

Но можем ли мы требовать от государства соблюдения прав и законов, если сами нарушаем их при первой же вероятности потерпеть убытки? И почему IT-компании вместо переадресации своего негодования государству призывают айтишников «работать ещё больше и лучше»? И, в конце концов, если компания игнорирует абсурдный указ, связанный с вирусом, то почему в следующий раз она не должна игнорировать притянутый за уши «День единства», день Конституции, безразличный бизнесу Первомай?

 

Это далеко не все вопросы, навеянные заявлением Яндекса. Фраза Худавердяна «Я и мои подчиненные — остаемся» была призвана превратить вертикальную директиву в призыв на совместный подвиг. И многие на этот призыв откликнулись. Лояльные айтишники оперировали тезисом «Мы все плывём в одной лодке, убытки скажутся на нас самих». Остальную часть работников компании невольно поставили перед сложным этическим выбором: ослушаться указа правительства и работать всю неделю, либо «предать» компанию и отдыхать.

 

Дело в том, что ведущие IT-компании давно перешли на работу по методологии Scrum. Коллектив разделён на маленькие команды полного цикла; любой не вышедший на работу сотрудник перекладывает свою часть работы на остальную команду, теряет уважение и подставляет людей, с которыми ежедневно работает бок о бок.

 

Но тяжёлый этический выбор делать не пришлось. В пятницу власть в очередной раз удивила нас глубиной своего сумасшествия. Дмитрий Песков заявил:

 

«Мы исходим из того, что те, кто работал до сих пор на удаленке, будут продолжать работать, как и работали, на следующей неделе. Речь не идет о выходных или праздничных днях в классическом понимании этого слова. Этот режим нерабочих дней введен для того, чтобы снизить контакты между людьми по максимуму».

 

Выходит, что Путин дал гражданам выходные, которые не выходные, а нерабочие дни, в которые мы должны работать удалённо.

 

Те из айтишников, кто уже сделал трудный выбор и отказался работать волонтёром, раскрыли рты. Через несколько часов Минтруд добавил в исключения «организации, осуществляющие деятельность в сфере информационных технологий и связи». Естественно, IT-компании тут же отменили все просьбы о помощи и объявили следующую неделю рабочей.

 

Очередной юридический нонсенс доказал две вещи.

 

Кажется, власть окончательно потеряла чувство реального и не способна договориться даже между собой. Путину уже приходится не только лично приезжать в Госдуму и опровергать досрочные выборы, но и отменять собственные решения на следующий день. При этом президент способен обнулить собственные сроки и ввести в обход ТК РФ новое понятие «нерабочие дни», которым невозможно оперировать ни для составлении документации, ни для защиты своих прав. И это в условиях пандемии и жёсткого экономического кризиса.

 

А наёмные сотрудники, способные трудиться удалённо, поняли: как только возникает угроза потерять прибыль, белые и пушистые компании «нового типа» с печеньками и расширенным пакетом ДМС превращаются в старых добрых капиталистов, готовых нарушать закон и давить на собственных сотрудников. Ведь давить на рабочих намного легче, нежели на государство. Намёки на рост безработицы, грядущие сокращения и настойчивые призывы продемонстрировать лояльность посыпались практически моментально.

 

Печально не то, что государство устроило нам очередной спектакль. Печально то, что в тяжёлой ситуации работники остались с этическими проблемами один на один. В таких случаях помог бы профсоюз, но представить его эффективность в условиях крайней сытости IT-сферы относительно остальной России сложно.

 

При всей растерянности понимаешь, насколько сильно тучи сгущаются над менее стабильными секторами. Заведения Петербурга уже «сокращают» маркетологов, шеф-поваров и линейный персонал (читай — выгоняют на улицу, т.к. большинство зарплат в ресторанной сфере «чёрные» или «серые»). Пока айтишники размышляют о справедливости принуждения к труду, бармены и официанты, прочитав данную статью, лишь грустно усмехаются. Прекариат начинает мечтать о лишней работёнке, в том числе — в путинскую неделю выходных… нет, нерабочих дней, в которые нужно работать. С сохранением зарплаты.

Последние два дня показали прежде всего уровень разобщённости трудовых масс в России. Защищать нас особо некому, сложные вопросы приходится решать в одиночку.

 

Да, мир бурлит… И вместе с тем сдувает пыль с таблички, на которой красуется подзабытая за годы путинского застоя надпись: «Будет весело и страшно».

 

Артем Сошников

Запись Путин проиграл «удалёнщикам» впервые появилась Рабкор.ру.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_03_28_putin_proigral_udalenshikam Sat, 28 Mar 2020 15:14:47 +0300
<![CDATA[Кто ответит за подлог и рукоприкладство?]]>

 

Кто ответит за подлог и рукоприкладство?

 

Нарушения закона давно стали нормой жизни для касты неприкасаемых. К этим избранным относится стройкомплекс вместе с организациями, обслуживающими его интересы. Что касается граждан, то если они будут противостоять этому монстру в одиночку, то таких борцов за правду либо проигнорируют, либо запишут в правонарушители или вовсе обвинят в преступлениях.

Вчера полиция задержала экоактивистку из Лосиноостровского района Москвы Ольгу Кузьмину. В полицию ее доставили в наручниках – как опасную преступницу. А она всего лишь потребовала от строителей предъявить документы, разрешающие буровые работы в зеленой зоне возле жилых домов.

Документы были, но только для деятельности на пустыре. На бумаге озелененная территория с деревьями и кустарниками оказалась заброшенным пустырем, который и выделили под реновацию. И это не просто какой-то клерк написал, а якобы данные топографической съемки. Выходит, что налицо подлог документов. Как такое могло получиться – вопрос в данном случае не риторический, а вполне конкретный из практики борьбы с коррупцией.

На месте озелененной территории начали разворачивать площадку под реновацию. Рядом стоящие дома снесут, а заодно уничтожат более ста взрослых деревьев, почти столько же кустарников и газон. Вырубать могут спокойно без порубочных документов, потому что официально на этой территории просто ничего нет – махинаторы постарались. Так как на бумаге никаких зеленых насаждений не значится, то их уничтожение, разумеется, жителям района никто не компенсирует.

Выход один – объединяться и защищать свои права.

Ольгу Кузьмину из отделения полиции выпустили, составив протокол за мелкое хулиганство с наложением штрафа 500 рублей. Сразу после освобождения она вместе с экоактивистами из Свиблово обратилась в медицинское учреждение для фиксации факта побоев, а затем встретилась с журналистами «Активатики».

Эта история в Лосиноостровском районе очень показательна. Прежде всего, отношением власти к закону, своим прямым обязанностям и к гражданам. И такое положение дел необходимо менять. Для восстановления справедливости требуются коллективные действия. Гражданам необходимо объединятся и вставать на защиту своих прав.

 

Запись Кто ответит за подлог и рукоприкладство? впервые появилась Рабкор.ру.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_03_28_kto_otvetit_za_podlog_i_rukoprikladstvo Sat, 28 Mar 2020 06:14:46 +0300
<![CDATA[Дайджест новостей на 28.03.2020]]>

 

Дайджест новостей на 26.03.2020

 

[В мире]

 

США и Южная Корея рассматривают сокращение учений из-за коронавируса

 

https://ria.ru/20200225/1565151149.html

 

Кувейт запретил полеты в ряд стран из-за коронавируса

 

https://ria.ru/20200225/1565151321.html

 

Бахрейн перестал принимать рейсы из Дубая и Шарджи из-за коронавируса

 

https://ria.ru/20200225/1565151597.html

 

Трамп запросил у конгресса $ 2,5 млрд на борьбу с коронавирусом

 

https://ria.ru/20200225/1565151756.html

 

[Внешняя политика]

 

Саудовская Аравия готова утроить поставки нефти в Европу по цене $25 за баррель

 

https://tass.ru/ekonomika/7960755

 

[Внутренняя политика]

 

Путин подписал закон о поправках в Конституцию РФ

 

https://www.interfax.ru/russia/699112

 

[Экономика]

 

Глава «Газпром нефти» рассказал о плюсах низких цен на нефть

 

https://ria.ru/20200315/1568630125.html

 

[Общество]

 

В Казахстане женщину с коронавирусом накажут за сокрытие контактов

 

https://ria.ru/20200315/1568630445.html

 

[Происшествия]

 

В России подтверждено заражение гражданина Италии коронавирусом

 

https://www.interfax.ru/russia/697854

 

В Швейцарии зафиксировали первый в стране случай смерти от коронавируса

 

https://www.interfax.ru/world/697875

 

Первые случаи заражения коронавирусом выявлены в Словении и в Боснии и Герцеговине

 

https://www.interfax.ru/world/697891

 

[Протесты]

 

В Киеве прошел митинг за поэтапное внедрение земельной реформы

 

https://ria.ru/20200206/1564338091.html

 

[Пенсии]

 

В Госдуме отклонили поправки о закреплении пенсионного возраста

 

https://ria.ru/20200303/1568068803.html

 

[Культура]

 

В музее Серебряного века открылась выставка о Фазиле Искандере

 

https://ria.ru/20200315/1568574236.html

 

[В мире]

 

Из Израиля эвакуировали более 400 граждан Южной Кореи из-за коронавируса

 

https://ria.ru/20200225/1565152859.html

 

Гонконг разрешит въезд из Южной Кореи только своим жителям

 

https://ria.ru/20200225/1565155157.html

 

Власти Бахрейна запретили подданным ездить в Иран из-за коронавируса

 

https://ria.ru/20200225/1565182543.html

 

Школу в Англии закрыли из-за опасности распространения коронавируса

 

https://ria.ru/20200225/1565187479.html

 

[Внешняя политика]

 

ОПЕК отменила заседание техкомитета в марте

 

https://tass.ru/ekonomika/7959935

 

[Внутренняя политика]

 

Дума приняла закон о покупке правительством у ЦБ акций Сбербанка

 

https://www.interfax.ru/russia/698782

 

[Экономика]

 

Bloomberg предупредил о крупнейшем падении спроса на нефть в истории

 

https://ria.ru/20200315/1568633766.html

 

[Общество]

 

Россияне стали чаще покупать крупы и консервы на фоне коронавируса

 

https://ria.ru/20200315/1568636458.html

 

[Происшествия]

 

На самоизоляцию придется отправиться въехавшим в Москву из 11 стран, включая США

 

https://www.interfax.ru/moscow/698070

 

В России зарегистрировано шесть новых случаев коронавируса

 

https://www.interfax.ru/russia/698081

 

Число инфицированных коронавирусом в мире превысило 100 тысяч человек

 

https://www.interfax.ru/world/698134

 

[Протесты]

 

В Париже прошла очередная акция протеста против пенсионной реформы

 

https://ria.ru/20200206/1564359453.html

 

[Пенсии]

 

Зеленский раскритиковал работу пенсионного фонда Украины

 

https://ria.ru/20200304/1568158934.html

 

[Культура]

 

Меч из венецианского монастыря оказался одним из самых древних в мире

 

https://ria.ru/20200315/1568584635.html

Запись Дайджест новостей на 28.03.2020 впервые появилась Рабкор.ру.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_03_28_daydzhest_novostey_na_28_03_2020 Sat, 28 Mar 2020 06:02:01 +0300
<![CDATA[Дайджест новостей на 26.03.2020]]>

 

Дайджест новостей на 26.03.2020

 

 

[В мире]

 

Еврокомиссия ограничила командировки сотрудников в Китай

 

https://ria.ru/20200224/1565140344.html

 

Во Франции число туристов сократилось на 30-40 % из-за коронавируса

 

https://ria.ru/20200224/1565142517.html

 

ЕС выделит дополнительно 230 миллионов евро на борьбу с коронавирусом

 

https://ria.ru/20200224/1565136458.html

 

В Китае отложили ежегодную парламентскую сессию из-за коронавируса

 

https://ria.ru/20200224/1565135797.html

 

[Внешняя политика]

 

Путин заявил, что Россия создает ситуацию, при которой никому не придет в голову воевать с ней

 

https://tass.ru/politika/7875719

 

[Внутренняя политика]

 

Госдума одобрила поправки в Конституцию

 

https://www.kommersant.ru/doc/4283450

 

[Экономика]

 

Цена на нефть марки Brent опустилась ниже $48 долларов за баррель

 

https://ria.ru/20200306/1568247966.html

 

[Общество]

 

Первым пациентом с подозрением на коронавирус в Ставрополье оказался главный инфекционист края

 

https://www.kommersant.ru/doc/4298603

 

[Происшествия]

 

У летевшего через Москву иностранца обнаружен коронавирус

 

https://www.interfax.ru/russia/697352

 

Иранский чиновник умер от коронавируса

 

https://www.interfax.ru/world/697344

 

Коронавирус добрался до Ватикана

 

https://www.interfax.ru/world/698049

 

[Протесты]

 

В Черногории полиция отказалась охранять шествия верующих

 

https://ria.ru/20200205/1564296039.html

 

[Пенсии]

 

Экономия бюджета от пенсионной реформы составила выше 21 млрд рублей

 

https://ria.ru/20200303/1567542159.html

 

[Культура]

 

Картину Сальвадора Дали нашли на барахолке в США

 

https://ria.ru/20200313/1568572418.html

 

[В мире]

 

«Зеленая зона» Багдада подверглась обстрелу

 

https://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/7874527

 

На Украине сменилось правительство

 

https://lenta.ru/brief/2020/03/04/prav_ukr/

 

В Саудовской Аравии арестованы члены королевской семьи

 

https://www.bfm.ru/news/438333

 

Таджикистан прекратил авиасообщение с Ираном из-за коронавируса

 

https://ria.ru/20200224/1565143278.html

 

[Внешняя политика]

 

Белоруссия не откажется полностью от поставок нефти из РФ

 

https://tass.ru/ekonomika/7881473

 

[Внутренняя политика]

 

Песков объяснил согласие Путина с поправкой о президентских сроках

 

https://ria.ru/20200312/1568482895.html

 

[Экономика]

 

В Петербурге рассказали о возможных потерях из-за отмены Петербургского международного экономического форума

 

https://ria.ru/20200306/1568249401.html

 

[Общество]

 

Пугавший алмаатинцев кашлем в метро пранкер получил 10 суток ареста

 

https://ria.ru/20200315/1568619618.html

 

[Происшествия]

 

Посольство РФ в США сообщило о четырех россиянах на лайнере Grand Princess

 

https://www.interfax.ru/world/698142

 

Минздрав Украины подтвердил первый случай коронавируса в стране

 

https://www.interfax.ru/world/697539

 

У двоих россиян в ОАЭ обнаружили коронавирус

 

https://www.interfax.ru/world/697642

 

[Протесты]

 

В Ираке в ходе столкновений пострадали более 80 человек

 

https://ria.ru/20200205/1564300901.html

 

[Пенсии]

 

Власти Москвы могут ввести доплаты к пенсиям заслуженных тренеров

 

https://rsport.ria.ru/20200303/1567760835.html

 

[Культура]

 

Уникальные вещи из архива Пабло Неруды продадут на аукционе

 

https://ria.ru/20200316/1568583545.html

 

[В мире]

 

ВОЗ повысила до «очень высокого» риск распространения коронавируса

 

https://www.interfax.ru/world/697157

 

Оман приостанавливает авиасообщение с Ираном из-за коронавируса

 

https://ria.ru/20200224/1565144820.html

 

ВОЗ предупредила об угрозе пандемии коронавируса

 

https://ria.ru/20200224/1565145943.html

 

Консульство Украины в Милане приостановит работу из-за коронавируса

 

https://ria.ru/20200224/1565148536.html

 

[Внешняя политика]

 

В ОАЭ предложили создать новое соглашение ОПЕК+

 

https://iz.ru/985684/2020-03-11/v-oae-predlozhili-sozdat-novoe-soglashenie-opek

 

[Внутренняя политика]

 

Совет Федерации утвердил решения регионов по поправкам в Конституцию

 

https://ria.ru/20200314/1568593590.html

 

[Экономика]

 

Чеснок в России подорожал в феврале на 11%

 

https://ria.ru/20200306/1568258313.html

 

[Общество]

 

В Греции арестовали 96 человек за нарушение карантина по коронавирусу

 

https://ria.ru/20200315/1568628719.html

 

[Происшествия]

 

Первый случай смерти от коронавируса признали в Испании

 

https://www.interfax.ru/world/697653

 

Первый пациент с коронавирусом выявлен в Аргентине

 

https://www.interfax.ru/world/697655

 

Число заболевших коронавирусом в Белоруссии выросло до шести

 

https://www.interfax.ru/world/697696

 

[Протесты]

 

Жертвами столкновений в Ираке стали 11 человек

 

https://ria.ru/20200206/1564303270.html

 

[Пенсии]

 

Комитет Госдумы поддержал поправку к Конституции об индексации пенсий

 

https://ria.ru/20200303/1568020593.html

 

[Культура]

 

На Венецианской биеннале представят самый черный в мире цвет

 

https://ria.ru/20200316/1568580468.html

 

 

Запись Дайджест новостей на 26.03.2020 впервые появилась Рабкор.ру.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_03_28_daydzhest_novostey_na_26_03_2020 Sat, 28 Mar 2020 05:51:03 +0300
<![CDATA[Вирус как учитель]]>

 

Вирус как учитель

 

Если верить официальным отчетам, больных коронавирусом COVID-19 у нас в России пока очень мало, а умерших вообще единицы. Правда, численность диагностированных носителей вируса понемногу увеличивается, но пока ещё она очень далека от показателей большинства европейских стран.

 

Относительно числа заболевших я официальной статистике не верю. Убежден, что в условиях, когда тестирование толком не было организовано, изрядная доля заболевших проходила как пациенты с «обычной» пневмонией. Что отчасти подтверждается резким превышением показателей по этой позиции. Например, ТГ-канал НЕЗЫГАРЬ сообщает: «В Свердловской области за неделю зафиксировано 718 случаев обычной (по официальной статистике) пневмонии, средняя летальность которой по области — 15 человек в неделю. От коронавируса же в регионе официально не скончался никто».

 

Можно подозревать, что и число умерших из-за COVID-19 на самом деле больше, чем нам сообщают. И тем не менее по данной позиции я пока готов, хоть и с оговорками, официальной статистике поверить. И не только потому, что массовую смертность скрыть было бы трудно. Но главное — наши люди в массе своей просто не доживают до того возраста, когда коронавирус становится смертельным. Если в Италии большинство умерших от эпидемии — сильно старше 70, то в России средняя продолжительность жизни мужчин 68,5 лет. А покойникам уже никакой вирус не страшен.

 

Прада, женщины живут в среднем на десять лет дольше мужчин. Так что основная доля жертв может прийтись именно на пожилых женщин. Но опять же, у нас старики гораздо менее активны социально, более изолированы, а потому менее рискуют заразиться. Короче говоря, в данной ситуации «минусы» для России оборачиваются «плюсами».

 

Катастрофа, произошедшая в Италии, вызвана была не столько размахом эпидемии, сколько коллапсом системы здравоохранения. На протяжении десятилетий во всех странах, следовавших неолиберальному экономическому курсу (а это практически все страны мира с несколькими экзотическими исключениями, один из которых, впрочем, является Китай), проводилась оптимизация, которая привела к резкому сокращению не только финансирования и числа койкомест в больницах, но и квалифицированного персонала. И если финансирование можно резко нарастить, а больницы экстренно построить, то институциональные условия для работы системы формируются годами и десятилетиями. А это значит, что катастрофа коронавируса оказывается строго пропорциональна состоянию медицины и социального государства. Об этом уже написано в передовице «Рабкора»: http://rabkor.ru/columns/editorials/2020/03/20/neoliberalism_and_the_virus/ .

 

Казалось бы на этом основании можно было бы прийти к неожиданно позитивным выводам относительно России: у нас всё уже так плохо, что хуже не будет — почти все, кто мог бы умереть от вируса, уже умерли не дождавшись эпидемии. Но во-первых, это всё же не совсем так, счет смертям ещё только начинается. И тот факт, что масштабы потерь на душу населения окажутся меньше, чем в Италии, будет малым утешением тем, кто будет терять своих близких. А во-вторых, экономические меры, принимаемые властью в ходе карантина, окажутся по своим последствиям, скорее всего, куда опаснее вируса.

 

В отличие от западных стран, использующих эпидемию как повод, чтобы отказаться от некоторых неолиберальных догм, несостоятельность которых давно экспериментально доказана, отечественные власти продолжают держаться прежнего курса, игнорируя не только критику, но и саму объективную реальность. В этом, строго говоря, и состоит экономическое содержание российского олигархического авторитаризма — можно долгое время проваливать одно дело за другим, не неся за это никакой ответственности и систематически наказывая или подавляя тех, кто пытается остановить подобную практику.

 

Если в Европе и США пытаются использовать, хоть и в ограниченных масштабах, пряник, то российское начальство не знает ничего кроме кнута — всевозможные запреты, наказания для нарушителей карантина, угроза сажать в тюрьму на 7 лет каждого, кто несанкционированно выйдет из дома. Наши законодатели даже не задумываются о том, что суды в соответствии с требованием того же карантина не работают, а задерживая и сажая в тюрьмы десятки тысяч людей вы как раз и нарушаете принцип изоляции, ради которого всё делается.

 

Как понимать речь Путина? Власть искренне хочет понравиться населению. Проблема в том, что это, в данном случае, её единственная задача. Которая, думаю, была решена успешно. Но предложить несколько популярных мер — совсем не то же самое, что сформулировать стратегию борьбы с кризисом.

 

Сразу видно, что речь президента готовили не экономисты, а пиарщики. И даже если предлагаемые меры социальной поддержки граждан и мелкого бизнеса, безусловно, представляют собой шаги в правильном направлении, увы, это слишком мало и слишком поздно. Как и всякие вынужденные, непродуманные и не решающие никаких стратегических задач тактические маневры, они лишь запутывают ситуацию. Для того, чтобы справиться с кризисом недостаточно раздать бедным немного денег и пообещать (но ещё не принять) санкции против вывода в офшор доходов, которых сейчас у компаний всё равно нет. Нужны массированные вложения, стимулирующие экономический рост и повышение спроса. Этого не только никто не предлагает, об этом никто даже не думает.

 

Из Путина невозможно сделать Рузвельта даже на уровне пиара. Потому что новый курс невозможен без новой власти, опирающейся на совершенно иные общественные интересы, чем те, которые отстаивает команда президента. В рамках олигархического капитализма социальная модернизация невозможна. А потому основные проблемы, с которыми мы столкнемся, будут вызваны не ростом смертности (во всяком случае, есть основания надеяться), а прогрессирующим экономическим кризисом, когда цена нефти падает на фоне снижения хозяйственной активности. Иными словами, одновременно исчезают и внутренние и внешние условия роста. Власти готовы помогать только крупным корпорациям и олигархам, но никак не населению и мелкому или среднему бизнесу. Но это уже провоцирует социальный конфликт.

 

Эпидемия во всем мире продемонстрировала слабые стороны существующей системы. И сделала это настолько наглядно и убедительно, что радикальным агитаторам просто нечего делать: их работу может выполнить любой добросовестный наблюдатель. Вирус уже убил многих, но куда большее число людей он научил пониманию социальных процессов. И когда эпидемия закончится, мы обнаружим не столько перемены в нашем образе жизни, сколько в нашем сознании.

 

Россия в этом смысле не является исключением.

Запись Вирус как учитель впервые появилась Рабкор.ру.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_03_27_virus_kak_uchitel Fri, 27 Mar 2020 06:04:16 +0300
<![CDATA[Левые — мейнстрим «прогрессивного» консерватизма]]>

 

Левые — мейнстрим «прогрессивного» консерватизма

 

Историю уже не вершат, в неё теперь верят. Ей служат, как служили Богу. Но не чтобы стать праведником в Царстве Небесном, а чтобы получить гражданство в будущей Республике Коммунизма. А гражданами станут те, кто сознательно отказался от сиюминутного буржуазного счастья ради вечного изобилия в будущем и смиренно в нищете служит великой идеи Истории. Всех остальных История испепелит в революционном апокалипсисе. Так мыслят исторически заблудившиеся монахи — левые, пытающиеся весь мир превратить в огромный монастырь ордена Святого Маркса и апостола Энгельса.

 

Мы живём в то время, когда производственные отношения приобретают новую форму, а производительные силы достигли исторических пределов. Внутреннее противоречие капитализма приобретает очертание. Чтобы компенсировать падение нормы прибыли, нужны новые рынки. Отсюда возникают рынки информации, услуг, развлечений, инноваций. Постиндустриализм не рождение нового общества, а конец старому. Углубляется разделение труда. Индустриализм вышел за пределы завода и стал мировым, страны в глобальном производстве разделяются как заводы на цеха. Но индустриализм становится и повседневным.

 

Устройство государства основано на специализации не только ветвей власти, но и самих уровней власти. Происходит специализация общественных функций: профессиональные политики, общественные и культурные деятели. Люди постоянно ищут себя, точнее в поисках той специализации, которая будет благом для них и пользой для общественного производства.

 

На этом фоне левые оказываются пережитком прошлого, мировоззрения крестьянского суеверия, мечтающие об идеальном едином крестьянском хозяйстве на основе технологического прогресса. Они крестьяне, потерявшие плуг, но сохранившие веру.

 

Труд крестьян определял их мировоззрение. Зависимость урожая от природы, от стихии, сформировала веру в метафизическое, наличие чего-то внешнего, то на что они не могут повлиять, но от чего они сильно зависят. Такое мировоззрение левые пытаются привить индустриальному обществу, где революция явится как стихия, и к ней нужно готовиться. Исторические условия для левых являются моментом, который предсказывают, как крестьяне когда-то пытались предсказать погоду, от которой зависел будущий урожай.

 

Но исторические условия не что-то внешнее, а результат общественных отношений. В недрах старых общественных отношений зарождаются средства для изменения этих же самых отношений. Откуда взялось машинное производство, если кругом был ручной ремесленный труд? Для станков необходимо много металла. Но рост вооружения армии, особенно тяжёлой артиллерии, создаёт спрос на металл, что естественно увеличило объём его добычи. Также должно быть достаточно рабочих, которые смогли бы станок собрать и на нём работать. Так что в процессе развития мануфактурного производства возникли необходимые условия как материальные, так и организационные.

 

В мире крестьян не существовало противоречия. Для большинства крестьян мир состоит не из противоречий, а из противоположностей. Вечное противостояние добра и зла. Коммунизм для крестьян не результат противоречий капитализма, а является всего лишь противоположностью капитализму. Коммунизм — добро, а капитализм — зло. Левые за добро в форме коммунизма.

 

Добро — это культура угнетённых, пролетарская, зло — культура угнетателей, буржуазная. Но не существует борьбы добра со злом. Общественные отношения едины и распространяются на всех. Без феодалов не было бы развития крестьянского хозяйства. Феодалам необходимо зерно, значит, часть зерна, изымаемого у крестьян, нужно вкладывать в развитие производительных сил или как минимум их расширение. Крестьяне создавали слишком незначительный излишек, чтобы стать самостоятельными, феодалы эти излишки концентрировали и превращали в «инвестиции». Но увеличивая производительность крестьян, они тем самым создают самостоятельного производителя — фермера, которому феодал уже не нужен.

 

Левые зациклились на книге «Положение рабочего класса в Англии». Но нищета результат смены исторических формаций, которую великолепно описал Энгельс. Когда натуральное хозяйство уже не могло поддерживать старые отношения, а капиталистические отношения ещё не развились. Индустриализм — это избыточная рабочая масса при дефиците капитала, отсюда и углубление разделения труда, так называемый научно-технический прогресс. В реальности капитализм нуждается в здоровой рабочей силе, потому что только рабочие создают прибавочную стоимость. Капитализм не гарантирует нам хорошей жизни, но не позволит умереть, не создав прибавочную стоимость.

 

Капитализм всё же общественный прогресс. И проблема капитализма не в его «античеловечности», а в его исторической ограниченности. С накоплением капитала важней становится сохранить накопленное. То есть снижение издержек на воспроизводстве капитала будет давать больше свободного капитала, чем если продолжать по-старому накапливать капитал.

 

Избавление же рабочих будет не в производстве как можно большего количества товаров, а в ином принципе распределения капитала. Капитализм не производит много для людей, он много производит для накопления капитала. Но он создаёт достаточно широкую и огромную технологическую базу, на основе которой возникнет новая система организации труда. Технология, основанная на разделении труда, создаёт материальные и организационные условия для возникновения новой технологии, основанной не на принципах разделения труда.

 

Крестьянское хозяйство не было прогрессивным, потому что имело стабильное число занятых. А для интенсивного производства требуется рост числа трудящихся. Рынок же объединяет множество ранее независимых производителей в общественное производство. Специализирует труд. Каждый отныне не столько производит для рынка, сколько не может производить без рынка. Рыночные отношения отчуждают продукт труда. Но именно в процессе этого отчуждения и создаётся общественный продукт. И проблема не в отчуждении продукта труда, а в том, кто им распоряжается.

 

В представлениях левых рынок человека поработил. Человек стал шестерёнкой большого механизма, где от него ничего не зависит, и подчиняется чуждым ему силам, что человек утратил свою производственную независимость, какими были крестьяне. Но никто так не зависел как крестьянин. Вовремя не посеял весной, остался на весь год голодным, вовремя летом не заготовил сена для скота, остался на весь год голодным, вовремя не собрал осенью урожай, остался на весь год голодным, и не заготовил на зиму дров, умер от холода. Крестьянин трудился как белка в колесе. Рынок же создаёт иной круговорот, иная жизнедеятельность, которая крутится в ожидании выходных и дня зарплаты.

 

Никто не регулирует производство товаров и их цены, да это и бессмысленно. Производят только то — что купят. А если купят, оно необходимо. Нельзя заставить рабочего купить то, что ему не нужно, потому что у него нет лишних денег. Идея планировать производство происходит от религиозного опыта, жизни в монастыре, где планируется труд монахов и нормируется минимальное материальное обеспечение, чтобы освободить помыслы служению Богу; и от вульгарного понимания капиталистического кризиса перепроизводство.

 

Проблема рынка, что цена, сообщая о ситуации в экономике, не даёт производителям необходимые средства, чтобы поступить рационально. Поэтому рынок отклоняется от точки равновесия. Он нуждается в регулировании, но ни цен, а общественных отношений. Общественные отношения, которые будут влиять на распределение капитала. Распределяют не продукцию, а капитал, продукцией снабжают. Именно несбалансированное распределение капитала ведёт к перепроизводству. Цены же регулируются распределением капитала, то есть его доступностью.

 

Рынок в действительности заставляет экономику работать в интересах общества. Разрушение природы, например глобальное потепление, результат мирового охлаждения трудовых конфликтов. Темпы внедрения технологий зависят от роста заработной платы, чем дороже труд, тем выгодней его заменять техникой. Но в мире резко увеличился рынок труда, за счёт азиатских стран, в особенности Китая, что соответственно привело к удешевлению рабочей силы. А при удешевлении труда невыгодно внедрять технологии. Таким образом мир стал перед проблемой глобального потепления и вообще экологической катастрофы. Сможет ли рынок спасти планету? Да. Если только начать регулировать общественные отношения, которые приведут к росту зарплаты во всём мире. Сейчас ситуация обратная. Ради спасения планеты рабочие должны будут соглашаться на меньшую зарплату, чтобы капиталисты смогли приобрести дорогую «зелёную» технологию. Но всё это приведёт к ухудшению экологической ситуации в мире, потому что капиталисты будут снижать зарплату рабочим и увеличивать свои доходы, оправдывая это ухудшением экологической обстановкой.

 

В мире крестьян полезность не измеряется, у неё нет ценности. Если полезно для общества, то должно быть бесплатным. От добра добра не ищут. Труд для крестьян категория духовная, а не производственная. Христиане должны в поте лица добывать себе хлеб, не потому что его тяжело добыть, а чтобы искупить первородный грех. Из-за этого тяжёлый труд считается необходимым, он спасает вашу душу. А рынок зло, потому что коммерциализирует добро. По этой же причине рост благосостояния человека воспринимается грехом. И отобрать чужое, что добыто не тяжёлым трудом, и поделить является праведным делом.

 

Крестьянский коллективизм как право каждого на труд, на спасение души через тяжёлый труд. Рынок же специализирует труд. Труд перестаёт быть духовным, спасающий душу, и становится производительным, дающий благо земное. При разделении труда продукт труда становится общественным, в нём выражается труд многих людей. Поэтому ценностью обладает не сам труд, а товар.

 

В общественном производстве нельзя производить больше того, в чём нуждается общество. Нельзя вложить больше труда, чтобы заработать больше. То есть человек должен производить то, в чём нуждается общество, на что есть спрос, но при этом делать эффективно, снижать трудовые затраты на единицу продукции. А это рабочий может сделать в том случае, если как класс овладеет средствами производства, потому что от них зависит производительность труда.

 

Крестьяне в постоянном дележе земли и продукта труда нуждались в ком-то, кто справедливо рассудит. Крестьянам нужен был верховный судья, судья у которого нет мирских забот, то есть Царь. Царь лицо сакральное, ему нет дела до мирских забот, поэтому может справедливо рассудить. Добрый Царь в общем символ справедливости, а не верховного правителя. Он наместник Бога, то есть заместитель верховного судьи. Крестьяне не страдали патернализмом. Патернализм явление бюрократическое. Бюрократ всю свою карьеру кому-то подчиняется. А потом когда становится главным, то подчинять уже больше некому.

 

Но левые продолжают видеть в государстве сакральную силу, которая может справедливо поделить, альтернативу рынку. Кроме анархистов, для которых государство дух абсолютного зла, с чем нужно вести священную войну. Левые не могут понять государство как аппарат угнетения. Аппарат угнетения нужен меньшинству над большинством. А что будет если большинство овладеет аппаратом, кого оно будет угнетать? Большинству не нужен аппарат, чтобы угнетать меньшинство. Поэтому аппарат угнетения и отмирает, становится просто-напросто ненужным.

 

У крестьянина не было гарантий выживания, даже он являлся собственниками земли. Поэтому крестьянам с оружием в руках не чего было терять, кроме голода. Но у рабочих есть возможность выжить, продавая рабочую силу. Поэтому рабочие и не стремятся восстать с оружием, а ждут конъюнктуры, чтобы выгодно продать оковы и цепи, превратить их в орудия освобождения.

 

Средства революции изменяются при смене общественных отношений. Капиталисты, как и феодалы ранее, создают собственных могильщиков. Феодалы нуждались в большой армии, а рекрутов приходилось набирать из крестьян. Так всеобщая воинская обязанность вооружила, обучила и дисциплинировала крестьян, которые с оружием в руках восстали против феодалов. Но и капитализм, вооружает своих могильщиков, новым революционным средством.

 

При капитализме развивается либеральное законодательство и буржуазная демократия, чтобы гарантировать капиталистам право владеть капиталом, им распоряжаться. Но этим же они вооружают рабочих. Да, рабочие и капиталисты имеют равные права, в ином случае не мог бы существовать между ними общественный договор. Но существует неравенство в реализации своих прав. Таким образом в буржуазной демократии для реализации своих прав у рабочих появляется политический интерес, интерес собственников рабочей силы, они становятся классом. Класс, который может начать диктовать свои условия общественного договора. Рабочий класс отбирает не заводы и фабрики, а право на капитал.

 

И последнее. Левые не понимают, что социалисты и либералы идут одной дорогой. Либералы говорят про равенство политических прав. Социалисты согласны, но добавляют равенство в реализации политических прав. Либералы говорят о демократии, что народ должен управлять страной, а не отдельный человек. Социалисты согласны, но добавляют, демократия должна распространяться на все общественные отношения, что экономикой должен управлять весь народ, а не отдельный капиталист. Социалисты и либералы идут одной дорогой, вот только социалисты не собираются останавливаться на полпути.

Запись Левые — мейнстрим «прогрессивного» консерватизма впервые появилась Рабкор.ру.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_03_26_levie_meynstrim_progressivnogo_konse Thu, 26 Mar 2020 05:25:46 +0300
<![CDATA[У страха глаза велики…]]>

 

У страха глаза велики…

 

…А еще сильнее кошки зверя нет, говорит седая мудрость. Эти пословицы как нельзя лучше поясняют суть, пожалуй, самых горячих споров современных отечественных марксистов или по крайне мере тех, кто к таковым себя относит. Но кто та кошка, которая напугала марксистских мышей всех партий, течений и оттенков?

Феминизм!

И речь идет не о массовом движении женщин, отстаивающих свои права, а о нескольких работах известных заграничных профессоров преимущественно женского пола и немногочисленных местных популяризаторах их идей. Несомненно, что феминизм, пропагандируемый этим узким, но подчас шумным кругом, является буржуазным по своему характеру.

Находятся те, кому этот вполне очевидный факт дает повод поспешно возвести, как им кажется, надежные защитные сооружения, призванные остановить феминистское нашествие. Раз феминизм бывает только буржуазным, то надо приложить все силы для того, чтобы не пустить его сторонников за стены марксисткой крепости. Однако, если дело дошло до осады, то в крепости всегда есть «пятая колонна», которая готова открыть двери противнику при первой возможности. Предательство зреет среди тех, кто решился запятнать чистое имя марксизма и сделать его прилагательным, а значит, подчиненным и униженным по отношению к феминизму. Марксистский феминизм – это сочетание несочетаемого, чудовищный оксюморон, но вместе с тем и метка, выдающая ни много ни мало изменников дела рабочего класса.

Могут сказать, что я преувеличиваю и изображенная картина есть плод моей фантазии. Но если мы обратимся к очерку Юрия Симоненко «Марксизм и феминизм» (хотя правильнее было бы назвать его «Марксизм или феминизм»), то обнаружим вполне серьезным тоном высказанное обвинение в адрес «так называемых марксистских феминисток» в пособничестве буржуазным феминисткам. По Симоненко, если союз «так называемых марксистских» и обычных буржуазных феминисток победит, то нас ждет раскол рабочего класса на два параллельных рабочих класса по половому признаку.

Это могло бы сойти за шутку, но Симоненко слишком верит в могущество буржуазных феминисток и их «пособниц», чтобы шутить. Процитирую, чтобы не быть голословным: «Называющие себя “марксистскими” феминистки якобы применяют марксистский классовый подход, отделяя женщин рабочего класса от женщин класса буржуазии, но они также разделяют и сам рабочий класс, фактически превращая его в два параллельных рабочих класса, вводя свою “концепцию патриархата”, которая у них общая с другими течениями феминизма. Причем по линии “борьбы с патриархатом” “марксистки”-феминистки часто смыкаются с прочими феминистками, оправдывая такую смычку агитацией “неправильных” товарок в свое, “правильное” течение. Мужчин же они считают товарищами только тех, кто согласен с тем, что женщина-пролетарка “угнетена дважды”, капиталистической системой и “патриархатом” − то есть, самим товарищем-мужчиной» [1].

Присмотримся к этой крайне симптоматичной по своему характеру цитате поближе. И что же мы увидим? Панику, охватившую публициста, который даже стал злоупотреблять кавычками до такой степени, что в глазах рябит. Автор в испуге пускается в долгий поход против теории феминизма, чтобы предотвратить грядущую катастрофу рабочего класса. Но вместо того, чтобы тратить чернила на доказательство теоретической несостоятельности конструкций буржуазных феминисток, ему стоило задаться вопросом, насколько этот масштабный вредительский план по созданию двух параллельных рабочих классов может быть реализован на практике. Достаточно минимального мыслительного напряжения и капли здравого смысла, чтобы понять, что такой план попросту неосуществим, а значит, и весь испуг напрасен.

«Пусть себе буржуазные феминистки думают что хотят, но реальная жизнь поправит их идеи, подошьет их под себя, как костюм (а идеи на деле не более чем сшитый дурно ли, хорошо ли костюм, надетый на тело реальной жизни)», − вот каким должен быть ответ свободного от паники марксиста. «Но жизнь бывает дурной, а дурная жизнь порождает дурные идеи. Слишком часто человечество ходило в старых лохмотьях или довольствовалось безвкусной одеждой», − должен будет продолжить марксист, если он действительно заинтересован не только в критике несуразных идей буржуазного феминизма, но и в критике той общественной реальности, которая, будучи не в ладах сама с собой, обильно порождает призрачные духовные образования, дающие ложные ответы на действительные проблемы общественной жизни. «Даже туманные образования в мозгу людей, и те являются необходимыми продуктами, своего рода испарениями их материального жизненного процесса, который может быть установлен эмпирически и который связан с материальными предпосылками. Не сознание определяет жизнь, а жизнь определяет сознание» [2], − написал давным-давно некто Карл Маркс.

Марксистская критика идеологий заключается в выявлении того объективного общественного запроса, на который эти идеологии являются неудовлетворительными ответами. Буржуазный феминизм неверен не только потому, что он в теоретическом отношении допускает промахи, которые могут быть вызваны различными причинами, но прежде всего потому, что не дает правильного выражения действительному положению женщин и не может служить крепким идейным фундаментом для критики этого положения. Именно общественное бытие женщины является месторождением идей о женщине, и к этому источнику марксисту следовало бы направить свое внимание. Но именно этим с поразительной легкостью пренебрегают иные защитники марксисткой ортодоксии и начинают долгие блуждания в тумане теорий буржуазного феминизма, отбиваясь то одного призрака, то от другого. И выходит так, что вместо того, чтобы открыто смотреть на реальные проблемы женщин, люди, именующие себя марксистами, просто отговариваются от этих проблем, обрушивая всю свою критическую мощь на буржуазный феминизм. Общественное положение женщины для них остается в лучшем случае terra incognita, окутанной мифами, но еще чаще оказывается вне поля зрения, а значит, не получает правильного теоретического выражения. Отсутствие ответа сложно признать за ответ, но эта, казалось бы, азбучная истина не всем ясна.

«Сейчас женский вопрос не актуален. Если он и обсуждается в общественных дискуссиях, то лишь по инициативе теоретиков буржуазного феминизма, которые тем самым оправдывают свои ученые степени. Следуют же за их бредовыми идеями просто по недоразумению или глупости, других причин просто быть не может», − так рассуждают иные самозваные марксистские ортодоксы.   Создается впечатление, что эти товарищи в результате долгих блужданий в лабиринтах буржуазных теорий не только теряют остатки марксистского мировоззрения (при условии того, что оно у них было), но и селятся на постоянное место жительства в своем странном мире, где женщины либо отсутствуют полностью, либо присутствуют исключительно в виде теоретизирующих буржуазных феминисток, профессионально рождающих несуразные идеи, которые можно то с героическим видом, то играючи опровергать.

Так, например, Симоненко легко разоблачает нелепость требования оплаты бытовых забот домохозяек («…вы получаете эту оплату в виде крыши над головой, еды в холодильнике, электричества, от которого работает холодильник, стиральная машина, пылесос, телевизор, компьютер и т. д.»), выражает негодование («…не завидую я детям, чьи матери считают свою материнскую заботу о них работой, за которую требуют оплаты»), обвиняет феминисток в неприязни к семейному быту и воспитанию детей и подводит под этим жирную черту с выводом о том, что Маркс и Энгельс не высказывали пожеланий разрушить семью как свободное сожительство мужчины и женщины, но лишь показывали неизбежность крушения буржуазной семьи.

Но если бы Симоненко вдруг решился бы на свой страх и риск принять всерьез тезис об объективном крушении буржуазной семьи и его последствиях и обратился к реальности, то он как минимум в половину сэкономил бы свое красноречие и оставил при себе столь изысканные по ядовитости инвективы. Обратимся к скупой статистике. Доля женщин, основным занятием которых является ведение домашнего хозяйства, в России в 2017 году составляла лишь 4,8%. Для сравнения: 63,3% женщин работают, а 21,7% находятся на пенсии, и даже студенток больше, чем домохозяек (7,5%) [3]. То есть абсолютному большинству мужчин не стоит опасаться гнева домохозяек, которые будут снимать с них последнюю рубашку, мотивируя это необходимостью платы за бытовые услуги. А если женщина и снимет рубашку с мужчины, то, скорее всего, для того, чтобы ее постирать, а затем погладить, дабы ее вторая половина выглядела достойно. А после эта женщина, как и ее избранник, отправится на работу, после которой ее ждет приготовление ужина, уборка, занятия с детьми. Но если вдруг женщина решит высказать своему благоверному свои возражения насчет подобного распределения бытовых обязанностей, то рискует получить в ответ тысячи отговорок или обвинений, в том числе и тех, на которые так щедр Юрий Симоненко.

Можно только гадать, как злые буржуазные феминистки при гипотетическом удовлетворении своих требований будут законодательным путем добиваться платы за домашнюю работу, но что мы точно знаем, так это то, какие усилия предпринимает и на какие ухищрения идет государство для взимания алиментов на детей с должников. «Анализ исполнительных документов указанной категории показал, что почти 83% от общего количества находящихся в ФССП России исполнительных производств о взыскании алиментов возбуждены в отношении мужчин. Женщин, задолжавших средства на содержание собственных детей, почти в 5 раз меньше» [4], – отчитывается перед обществом Федеральная служба судебных приставов по работе в первом квартале 2018 года. Но даже если алименты выплачиваются, то их сумма редко бывает достаточной для полноценного содержания ребенка. Не секрет, что основные заботы, связанные с воспитанием детей как в браке, так и после его расторжения в подавляющем количестве случаев ложатся на плечи женщин, и один этот факт показывает, насколько уязвимее положение женщины по сравнению с положением мужчины и насколько сильно оно зависит от внешних факторов: общей экономической ситуации, развитости системы социальной защиты материнства и детства, в конце концов, от добропорядочности и честности мужа или сожителя.

Но то, что высказывает Симоненко, вопреки его воле является лучшим способом агитации за справедливость требований буржуазного феминизма. Представляется картина, как молодой мужчина вроде бы марксистских взглядов читает женщине проповедь примерно такого содержания: «У тебя же есть стиральная машина, холодильник и микроволновка – и все это куплено мною, на мои деньги для тебя, чтобы облегчить тебе жизнь, а ты тут смеешь с меня требовать, чтобы я еще денег дал тебе на расходы! На что ты свою зарплату извела? Может, свою стряпню за еду считаешь, а то, что чуть-чуть покрутишься на кухне, – за работу?  Да, и заботы тебе о детях в тягость, не думал, что ты такая плохая мать! Совсем обленилась, не следишь за чистотой в доме и смеешь высказывать неприязнь к семейному быту! Может быть, ты еще ко всему прочему решила феминисткой стать?». У собеседницы велик соблазн ответить: «А почему бы и нет!».

Как бы ни убеждал Симоненко себя и своих читателей, что поводов для возмущения у трудящейся женщины нет, женщины все чаще будут его высказывать и чем дальше, тем более громко и открыто. Причины этому стоит искать отнюдь не в том, что женщины повально зачитываются литературой идолов буржуазного феминизма. Не вызывает сомнений то, что сознание большинства женщин заражено буржуазными идеями (правда, не стоит переоценивать свободу от этих идей у мужской половины человечества), но было бы большим преувеличением считать, что буржуазно-феминистские по своему духу идеи среди них составляют сколь бы заметной величины. Напротив, любому непредвзятому наблюдателю очевидно, что их доля очень мала. Что касается подавляющего большинства женщин, то они живут в мире патриархальных предрассудков и впитывают они эти предрассудки, обходясь без усердного чтения Домостроя и катехизисов. Сам быт и общественные отношения, минуя царство высокоразвитых теорий, производят и поддерживают привычный взгляд на вещи и социальные роли людей.  Вот с этим подкрепленным каждодневным опытом патриархальным мировоззрением сложнее всего идейно порвать женщине, обретшей осознание своего действительного положения. Ей с неизбежностью придется обратить свое возмущение именно против патриархальных привычек, и только ослепленный этими же привычками мужчина может утверждать, что такое возмущение напрасно. Именно так поступает Симоненко, ведь, с его точки зрения, повода возмущаться у трудящейся женщины нет, а право на абсурдный, но хоть какой-то бунт – это привилегия буржуазной феминистки с ученой степенью, и с такой женщиной Симоненко может развить многостраничную заочную дискуссию ради того, чтобы показать, что с обретением формального равенства женский вопрос утрачивает всякий смысл. Освобождение уже случилось, чего же еще желать? Разве что всяких глупостей.

Замечательно, что Симоненко не упустил случая отметить роль СССР в освобождении женщины, но так, чтобы, с одной стороны, задеть буржуазных феминисток, а с другой – не раскрыть всех аспектов советских преобразований. «Советская власть объявила войну тому неравенству, о котором писал Энгельс, и победила, вернув женщину в производство и сформировав фактически новый тип семьи» [1], − отмечает он. Но Юрий забывает, что именно капитализм вовлекал женщин в невиданных ранее масштабах в производство, в экономическую жизнь вообще. Социализм же продолжал эту тенденцию, но на других принципиально отличных социально-экономических основаниях. Но что это были за основания и как они поменяли реальное существование женщины, Симоненко не упоминает.

Похвально, что автор очерка связывает изменение института семьи с изменениями общественно-экономических отношений, но делается это механическим образом. Там, где надо видеть живой процесс, в котором долго изживаются явления прошлого, Симоненко видит перемещение поезда от станции Капитализм к станции Социализм: на первой станции вошли люди еще с буржуазными, а кое-где и с феодальными семейно-брачными традициями и привычками, а на следующей вышли уже готовые ангелоподобные жители коммунистического будущего. Заметим, что сейчас советскому проекту социалистического строительства нужны не похвалы, а критика, но в очерке Симоненко удивляет другое: за дифирамбами советской семье автор просмотрел то, что СССР уже давно нет и живем мы при капитализме. Вместе же с капитализмом не просто возвращается скрытая проституция, облеченная в форму буржуазного брака, победе над которой в СССР так радуется Симоненко, но и прямая форма проституции, не прикрытая никакими приличиями и оговорками. Достаточно посмотреть сводку криминальных новостей, чтобы узнать, что показательные облавы на притоны стали обыденностью, а если обратиться к материалам независимых журналистов в любом российском городе, можно окончательно ощутить, что с продажной любовью в нашей стране полный порядок.  Но все это оказалось вне поля зрения борца с феминизмом и вопросом, как сказывается реставрация капитализма на реальном существовании женщин. Действительно, к чему это все, когда феминистки у ворот, а за стенами крепости зреет заговор?

Вернемся к советскому опыту освобождения женщины. Он предлагал, помимо слома всех препятствий и ограничений на пути к формальному равенству (что для начала XX века было более чем радикальным заявлением), еще и изменение условий массового участия женщин в производстве, которое при капитализме всегда означало неравенство и унижения (достаточно вспомнить неравную оплату труда и негласную, но при этом повсеместную традицию права первой брачной ночи на английских фабриках XIX века), а также нечто другое, что капитализм не может в принципе предложить, – нечто приближающее общество к достижению подлинного содержательного равенства между мужчиной и женщиной, приближающее больше, чем тысячи деклараций безоговорочного признания человеческого достоинства за женщиной.

На базе развития социалистического производства в СССР строилась система общественного воспитания и образования, здравоохранения, общественного питания и детского отдыха, росла доступная каждому гражданину сфера услуг, велась небывалая по охвату популяризация научного мировоззрения, шла борьба с суевериями, патриархальными предрассудками и религиозным мракобесием, массово пропагандировалось педагогическое знание и внедрялись в быт основы гигиены. Даже в самых отдаленных уголках страны возводились учреждения культуры и укреплялась система защиты женщин от семейного насилия. Без совокупности этих мер провозглашенное равенство полов осталось бы формальной декларацией. Для здравомыслящего человека очевидно, что без широкой программы, направленной на изменение условий существования женщины, ее полноценное участие в общественной жизни остается под вопросом. Женщины, если смотреть на дело по-марксистски, вправе требовать пересмотра своего общественного положения и критиковать всякое решение, связанное с их ежедневными нуждами, профессиональным и личным будущим. Без участия самих женщин изменить их существование невозможно.

Описывая положение женщин в послевоенной Западной Европе и рост феминистского движения, Симона де Бовуар отмечала: «Сегодня многие из них требуют для себя нового статуса… Им не нужно, чтобы их превозносили как женщин: они хотят, чтобы в них самих, как и в человечестве в целом, трансценденция одержала верх над имманентностью; они хотят, чтобы им наконец были предоставлены абстрактные права и конкретные возможности, без сочетания которых свобода не более чем мистификация» [5]. Прибегая к привычному для неё философскому жаргону, одна из самых известных и авторитетных теоретиков феминизма выразила мысль о том, что абстрактные права, за которые в середине XX века продолжали бороться женщины многих стран Западной Европы, сами по себе не дают полноценного доступа к участию в процессе изменения мира. Чтобы женщина смогла на равных с мужчиной участвовать в общественной борьбе и труде, необходимо реализовать целый комплекс мер, призванных разрушить устоявшиеся формы жизни, перепахать быт, привести к тому, что биологические особенности женщины, которые были веками тяжким ограничением для нее, стали моментом ее свободы, разделяемой вместе с ней всем обществом. Так, способность женщины к рождению ребенка на протяжении всей предыдущей истории человечества подчинялось общественным отношениям, характер и функционирование которых меньше всего завесили от воли женщин. Именно поэтому ребенок приходил в мир либо как дань общественным требованиям, либо как результат случайности; оба варианта исключают свободное сознательное решение и делают женщину заложницей неконтролируемых ею социальных отношений. Феминизм настаивает на том, что рождение ребенка должно перестать быть катастрофой, отделяющей женщину от участия в жизни общества, и стать, напротив, событием, влекущем за собой выстраивание позитивных отношений с миром. Будет ли марксист протестовать против такой постановки вопроса? По-моему, ответ очевиден. Другое дело, что марксист скажет, что феминистки, определив верно общее направление и цель движения, предлагают при этом либо извилистые, либо неверные пути для их достижения и именно за это они подвергаются справедливой критике. Но критика – это не ругань, она предполагает выявление сильных (если есть таковые, конечно) сторон критикуемого идейного течения. В феминизме сильные стороны определенно имеются, но они остаются тайной за семью печатями для Симоненко.

Но вернемся в СССР, где широко проводилась борьба за освобождение женщины. Конечно, этот процесс не был завершен, имелось множество недочетов и упущений, часто делались отступления, но общее направление движения было всем понятным. Женщина, жившая до Октябрьской революции, и женщина, чья общественная активность приходилась на 1970-е годы, представляли столь разительный контраст, что никому в голову не приходило отрицать революционных преобразований в деле охраны и защиты прав женщин. На любую попытку игнорировать новую реальность, сложившуюся в отношении полов, существовало множество вполне действенных ответов, запускающих механизмы приведения в чувства всякого гражданина, который стал бы вдруг тосковать по патриархальных временам, не говоря уже о попытках их возрождения. Именно поэтому советской женщине не нужно было обращение к ярким и экстравагантным формам защиты своих прав, которыми славится буржуазный феминизм. Так, никому не приходило в голову делать выводы об ущемлении прав женщин в СССР на основании подсчетов количества лиц женского пола в партийном и государственном аппарате. Какая разница, какого пола директор твоего завода, ведь это никоем образом не сказывалось на то, что ему придется считаться с объективными требованиями, относящимся к реальным нуждам и женщин, и мужчин? Участие женщин в общественной жизни и количество женщин, занимающих руководящие посты, неуклонно возрастало в СССР.

«Все советские годы шла массированная пропаганда феминизма, впрочем, без использования этого термина. Трактористка Паша Ангелина, женщина-посол Александра Коллонтай и т.д. были ролевыми моделями, которым следовало подражать. В СССР никогда не было неравной оплаты труда для мужчин и женщин − что до сих пор остается едва ли не главным пунктиком западных феминисток и что было нормой в США и многих европейских странах, вытекавшей именно из консервативно-религиозных устоев этих обществ. К тому же существовала мощная законодательная система социальной защищенности женщин на работе: декретные отпуска, сохранение рабочего места на период беременности, родов и воспитания детей, чего тогда не имелось на Западе» [6], − неожиданно расхваливает советский опыт в своей статье Максим Артемьев, журналист «Форбса» одного из столпов буржуазной прессы.

Интересно, насколько легко расхваливающий советские преобразования в области защиты прав женщин буржуазный журналист сходится в выводах с бойцом крепости марксисткой ортодоксии Юрием Симоненко, и вывод это звучит примерно так: «Нам эта заграничная зараза под названием феминизм не нужна». Различие позиций Артемьева и Симоненко прослеживается в том, что первый просто недоумевает, зачем такое диковинное явление пересаживать на отечественную почву, а второй погружается в теоретические глубины, вычерчивая монструозный образ марксистских феминисток – самой пугающей разновидности женщин. Откуда же, по Симоненко, берутся марксистские феминистки, кто они такие?

Мы узнаем, что «явление это, как и все “модное” и “прогрессивное”, пришло в российскую полупериферию из стран центра и пока еще не окрепло настолько, чтобы оформиться в политическую организацию или партию, но дело явно движется к этому» [1]. Симоненко легко сводит суть идейного течения к моде, а так как модное законодательство пишется в других странах, то получается, что отечественные граждане (в данном случае, гражданки) обречены на подражание. Раз речь идет о подражании, то никаких корней в реальности нашей страны это явление иметь не может. Для Симоненко мода – причина более чем достаточная для того, чтобы возникла опасность появления могущественной партии, хотя если это женская партия, то без моды обойтись не могло, ведь кто-кто, а женщины падки на модные аксессуары, в том числе идейные, для них это что-то вроде духов от известного бренда.

Блюститель чистоты марксисткой ортодоксии сам не замечает, что таким сомнительным аргументом можно многое объяснить. К примеру, появление марксизма в Российской империи, которое также было результатом «моды». Марксизм – европейское идейное течение, идеология пролетариата, а Российская империя – страна особая, в ней пролетариата было в разы меньше, чем крестьянства. Что же касается большевизма, то это особый русский коммунизм: переварили зарубежную моду своими тысячекилометровыми просторами. Именно так – сочетанием моды и русским мессианством – объяснял марксизм-ленинизм Бердяев. Но если бердяевскую логику применить к феминизму, то с потерей модной славы он вполне мог бы окунувшись в третьеримскую купель, стать частью нашей отечественной тысячелетней культуры. И не такую невидаль приручали! Но эта возможность отрицается хранителем марксисткой чистоты прямо с порога. И с праха создан и в прах он обратится. Модой был, модой и останется. Но мода – вещь быстропроходящая и изменчивая, стоит ли из-за нее так нервничать? Феминизм не иначе как легкая простуда без вмешательства врачей пройдет.

Но продолжим. Симоненко пишет: «Я лишь обозначил симптоматику, констатировал: субкультура феминисток есть, и эта субкультура уже начала проникать в “левую” среду под видом так называемого “марксистского” феминизма. Но это следствия» [1]. Следствия чего, спросим мы? Неужели моды, моды на все западное? Симоненко, спохватившись, оговаривается: «Откуда болезнь, угрожающая российской “левой”, проникает в умы будущих “марксисток”-феминисток? Кто-то ответит просто: “с Запада!”, имея в виду, что, как и большинство субкультур, российский феминизм суть подражание феминизму западному. Отчасти это, конечно же, так. Но только отчасти» [1]. И это «только отчасти» остается без пояснения, примерно как любимый в свое время поэтический оборот Бориса Гребенщикова «что-то еще».

Разъяснение этого «только отчасти» ведет борца за чистоту марксисткой ортодоксии к сравнению феминисткой субкультуры с другими субкультурами (молодежными, отметим про себя). Последуем и мы за Симоненко и посмотрим, что такого уникального есть у обеспокоившего его варианта контркультуры. И снова вспомним Бориса Гребенщикова: «Панки любят грязь, а хиппи – цветы», а вот феминистки, если верить борцу за марксистскую ортодоксию, цветы радикально не любят, грязь воспринимают нормально, но это не главное, главное то, что они … много читают. «Это только на первый взгляд может показаться, что чтобы нормальная девушка или женщина стала феминисткой, ей достаточно перестать брить ноги и подмышки, выкрасить волосы на голове в кислотно-ядовитый цвет, наделать побольше татуировок и вставить как можно больше железа в разные части тела, надеть уродливую (чтобы окружающие не “объективировали”) одежду и избегать часто мыться. Все это “преображение” имеет идеологическую основу. Феминистки много читают» [1]. Получается, для женщины вершиной контркультурного поведения является не экстравагантный внешний вид (тут они мастерицы неожиданно меняться), но обильное чтение.

Записав феминисток в субкультуру, Симоненко не замечает два обстоятельства, первое из которых заключается в том, что представителей любого идейного, социального или политического течения можно утрамбовать в понятие определенной субкультуры, добавив соответствующие прилагательное. Можно, например, сказать, что есть зюгановская субкультура, для представителей которой не так важен внешний вид и чтение марксисткой литературы, как ностальгия по СССР, вера в доброго дяденьку Грудина и обряд хождения на выборы. Что касается сравнения феминисткой субкультуры с молодежными субкультурами, то тут есть момент, который Симоненко не приходит в голову: молодым ты становишься и перестаешь быть, а вот женщиной, за исключением крайне редких обстоятельств, – нет, с этим живешь всю жизнь. Молодежные субкультуры не ставят задачи внести глубокие изменения в жизнь общества, концентрируясь прежде всего вокруг неформального досуга, феминистки же видят своей целью изменение общественного положения женщин. Проще говоря, они ставят женский вопрос в связи с проблемой изменения жизненного уклада и привычек всего общества. Отсюда и столь удивляющее Симоненко стремление к обильному чтению, которое является необходимостью для представителя любого общественного течения, которое определяет в качестве смысла своего существования изменение действительности. Для того, чтобы изменить действительность, ее надо понять. Можно критиковать теоретиков феминизма за то, что общественная действительность предстает в их идеях однобоко, неполно, ошибочно, но то, что они обращаются к существованию женщины в современных общественных условиях с точки зрения изменения этих условий, делает им честь. Но марксистский ортодокс видит здесь что-то вроде субкультурного шибболета: мол, панки похваляются ирокезами, а феминистки – знанием модных теорий.

В феминизме Симоненко видит то чудачество, то дьявольскую опасность, но никак не выражение объективного общественного запроса. Для него при советской власти женский вопрос был окончательно и решен в нашей стране. В этом Симоненко поддерживает буржуазный журналист Артемьев: «Гендерное разнообразие – великая вещь на самом деле, и россияне это давно поняли, не нуждаясь в высокопарной риторике. Когда в экономику на равных включены как мужчины, так и женщины, то это приводит к раскрытию потенциала каждого индивидуума, что, в конечном счете, идет на пользу всем» [6]. Так что, женщины, раскрывайте свой потенциал, а вот рот для возражений раскрывать не смейте, ведь этот мир для вас теперь как дом родной.

Марксисту претит высокопарная риторика, которая звучит в приведенной цитате буржуазного журналиста, но запомним, что и Симоненко, и Артемьев считают феминизм зверем, излишним в отечественной фауне. Симоненко, правда, добавил бы, что стоит истребить этого зверя и в ареале естественного обитания, потому что европейских левых брак с феминизмом привел к поражению, и пусть для нас это будет уроком бдительности. Главной причиной ненужности российскому обществу феминизма являются (и по Артемьеву, и по Симоненко) старания советской власти по части ликвидации неравноправия вообще и неравенства между мужчиной и женщиной в частности. А потому любое недовольство женщин можно пресечь через демонстрацию успеха отдельных женщин в современном обществе. Могу предположить, что марксист Симоненко ответит на возмущение женщин примерно так: «Что же вы подняли вой о неравенстве, посмотрите, сколько ваших сестриц ученые степени имеют и сочиняют для вас теории, призванные убедить вас в том, что вы угнетены, и расколоть рабочий класс!». Буржуазный журналист, которому несвойственен страх раскола рабочего класса, всей своей статьей радостно утверждает: «Посмотрите, дорогие сограждане, сколько женщин у нас в администрации и бизнесе, побольше, чем в иных европейских странах! Можно и больше, но и так неплохо!».

Но такие «ответы» говорит скорее о том, где вращаются и с кем общаются доблестные отрицатели феминизма. На женщину-работницу, а таких абсолютное большинство среди женщин, подобные аргументы не подействуют. Может, для кого-то будет открытием, что не все женщины (и даже мужчины) проявляют стремление стать научными деятелями с мировыми именами и успешными представителями бизнеса. Отсутствие такого стремления – результат объективных общественных ограничений и механизмов разделения труда, а также того, что не все имеют к этим родам занятости субъективную предрасположенность. Не может общество состоять сплошь из ученых и предпринимателей, большинство женщин (как и мужчин) заняты в иных сферах. Куда чаще среди женщин встречаются продавщицы, швеи, учительницы, бухгалтера, чем дипломированные создательницы возмутительных для Симоненко теорий. Женщину-работницу интересуют конкретные проблемы, связанные с ее жизнью: как удержаться на работе, как устроить детей в детский сад, как получить для себя и своих детей достойное медицинское обслуживание, как защитить себя от унижений на трудовом месте и в быту и т.д. Вся совокупность проблем, возникающих вокруг общественного положения женщины, называется женским вопросом. Неужели ему сейчас нет места в общественных дискуссиях, как считают иные товарищи?

Трудно отрицать, что наша страна за последние несколько десятилетий не только потеряла значительную часть промышленного потенциала, но и лишилась широкой государственной программы по действенной охране и защите прав женщин. Современное буржуазное государство предпочитает откупаться подачками, снабженными громкими названиями и разрекламированными как панацея от всех общественных бед, и продолжает ежечасно лить пошлый елей «духовности». Стоит ли удивляться, что те явления, которые связывались с дремучим прошлым, возвращаются и становятся частью обыденной жизни. Под окропление святой водой и пение муэдзина вновь утверждают средневековую патриархальную мораль. Фашиствующие и черносотенные мыслители не прочь порассуждать о святости очага и гармонии в отношениях между полами, которое было в прошлом и которое хорошо бы насадить, внедрить, учредить вновь на нашей благословенной почве. Со всех сторон, не жалея сил и средств, казённые СМИ стараются внушить женщине то, что нет у нее повода протестовать. И марксист Симоненко присоединяется к этому хору. В ситуации, когда идет разрушение всех завоеваний Октябрьской революции, он «лучше выдумать не мог», как начать борьбу с буржуазным феминизмом, видимо, считая, что это самый главный враг коммунистического движения! Но если марксисты сегодня и находятся в осаде, то явно не в осаде ордами феминисток. Товарищу Симоненко не приходит в голову, что при нынешних условиях буржуазное феминистское движение, если оно станет массовым, окажется прогрессивным шагом, особенно в той его части, которая будет касаться борьбы с домашним насилием и воспитанием в женщине элементарного самоуважения.

Может быть, Симоненко боится, что буржуазные феминистки дурно подействуют на женщин из марксистского движения и собьют их с правильного пути? Это напрасно, во-первых, потому что осознавший верность марксизма человек вряд ли будет соблазнен глупостью (а Симоненко потратил столько сил, чтобы доказать, что феминизм не более чем глупость), а если и соблазнится, то сознание его было неглубоким и такой человек принесет больше вреда, чем пользы. Отличный способ очистить ряды от неустойчивых элементов дают нам буржуазные феминистки! Во-вторых, соблазнять фактически некого: женщин в коммунистическом движении раз-два и обчелся. Для того, чтобы женщин у марксистов кто-то увел, нужно сначала завоевать доверие этих женщин, а с этим дело обстоит плохо, и едва ли позиция Симоненко переломит ситуацию.

Именно об этом стоит задуматься марксистам, найти объективные причины такого печального обстоятельства, дать практический ответ на женский вопрос, а не бегать от него и не прятать по-страусиному голову. Отрицание актуальности женского вопроса Симоненко и ему подобными приводит к тому, что буржуазные феминистки получают возможность вербовать начинающих осознавать свое угнетенное положение трудящихся женщин. Да, буржуазные феминистки дают неправильный ответ, но так дайте, если вы марксисты, правильный ответ, а не отделывайтесь отговорками. Придет к вам женщина со своими бедами и решится заговорить о них, как может, как умеет, а вы скажете, что это все не важно, есть дела посолидней. Есть классовая борьба, а для классовой борьбы женщины и ее проблем просто не существует. А будет настаивать, так аттестуете ее как буржуазную феминистку, и делу конец. Отличный у вас марксизм выходит, товарищ Симоненко!

Подавляющие число женщин нашей страны – это трудящиеся женщины. Ученых, производящих странные и не очень теории, удачливых бизнес-леди и разгневанных домохозяек капля в море по отношению к числу представительниц других профессий и сфер занятости. На работе и в быту женщины сталкиваются с проблемами, часть которых мужчинам не известна вовсе, а другая часть затрагивает их значительно реже, чем женщин. Это очевидные факты, и позволю себе даже не уточнять, что имеется в виду. Трудящиеся женщины составляют объективное единство, социальную группу, имеющую свою специфику, существование которой невозможно отменить никакими теоретическими ухищрениями.

Рабочий класс также представляет единство, которое включает различные категории трудящихся, в том числе и трудящихся женщин. Классовая борьба рабочего класса во всех ее формах (экономическая, политическая и идейная) является борьбой против эксплуатации и за освобождение (экономическое, политическое и идейное) всех категорий трудящихся. Борьба за права женщин является важной частью, необходимым моментом классовой борьбы. Рабочий класс кровно заинтересован в борьбе за права женщин, без этой борьбы немыслим успех общей борьбы рабочего класса за свое освобождение. Никто, кроме коммунистов (если они коммунисты не только по названию), не может быть последователен в деле отстаивания прав женщин. Именно коммунистам как сознательным представителям рабочего класса лучше всех известно, что наступление на права женщин бьет по всему рабочему классу. Это знает любой сознательный трудящийся мужчина на собственном опыте. Всеобщее освобождение человека не может стать реальностью без того, чтобы права женщин были надежно защищены.

Именно поэтому, будь Симоненко марксистом, то он бы не пугался бы зря и не бил бы напрасно во все колокола, услышав, что кто-то завел речь о синтезе марксизма и феминизма. Он спокойно бы ответил бы в том духе, что такой синтез излишен не потому, что женский вопрос чужд марксизму, а потому, что борьба за права женщин является необходимым моментом и важнейшим направлением борьбы рабочего класса за свое освобождение. В теоретическом отношении это означает, что требуется не механическое объединение отдельных элементов, позаимствованных из концепций буржуазного феминизма, с марксизмом (до этого Симоненко догадался), а изучение, популяризация, пропаганда и развитие марксистского взгляда на женский вопрос в связи с современным положением женщины (это уже не укладывается сознании Симоненко). Но было бы ошибкой считать, что от концепции буржуазного феминизма можно отмахнуться, как от надоедливой мухи. Буржуазная наука и теория, в данном случае буржуазный феминизм, является косвенным, непрямым, искаженным выражением истины, но часто именно буржуазная мысль улавливает в превратных формах актуальные тенденции в общественной жизни. Задача марксисткой критики – обнаружить эти моменты, критически усвоить их и правильным образом развить, сделав их достоянием марксисткой теории. Это идейное направление борьбы рабочего класса можно назвать марксистским феминизмом, а можно приложением метода исторического материализма к женскому вопросу – есть ли смысл спорить о словах? Но Симоненко так напуган словом «феминизм», так боится того, что женщины вдруг обретут свой голос и начнут участвовать в обсуждении общественных вопросов, касающихся их непосредственно, что теряет связь с реальностью и начинает верить в выдуманное им самим могущество буржуазных феминисток, сочиняет историю про сговор марксистских и буржуазных феминисток, который несет непоправимые беды рабочему классу. Но если бы Симоненко отбросил свой страх, он бы увидел, что марксистский феминизм – это не более чем изучение истории женского вопроса с точки зрения исторического материализма и практическое применение марксистских методов борьбы прежде всего силами самих женщин.

Могут возразить, что такого явления в нашей общественной жизни нет, что женщин очень мало среди профсоюзных деятелей и политических активистов, что даже в марксистских кружках женщин единицы. Соглашусь, но из этого согласия не следует вывод, что женский вопрос неактуален. Напротив, целью сознательных марксистов должно стать привлечение женщин к участию в коммунистическом движении, участию в качестве не молчаливых статисток, но имеющих свой голос и свою позицию равноправных товарищей. Конечно, наивно считать, что такой результат достижим в один миг. Потребуются большие усилия со стороны как коммунистов-мужчин, которых ныне большинство, так и женщин, стремящихся к настоящей защите своих прав. Но уже сейчас можно перестать бояться женщин, которые осознают свое положение и могут при этом ошибаться, заблуждаться, высказывать неоднозначные суждения. Этот самый простой и самый первый шаг вызывает, судя по всему, ужас у Симоненко и ему подобных горе-марксистов, которые свои личные страхи и раздутое мужское самолюбие выдают за защиту марксисткой ортодоксии, но на деле вредят марксистскому движению, причем вредят так, как ему не смогут навредить и сотни самых крикливых и богатых на тиражи теоретиков буржуазного феминизма.

 

Александр Дубровских

Анна Дубровских

 

  1. Симоненко Юрий. Марксизм и феминизм http://samlib.ru/s/simonenko/marxism_and_feminism.shtml
  2. Маркс К., Энгельс Ф. Т. 3. С. 25
  3. Женщины и мужчины России 2018. Статистический сборник. М. 2018 – с. 93
  4. Должники по алиментам – молодые и трудоспособные https://fssprus.ru/news/document25838207/?print=1
  5. Бовуар С. де. Второй пол. – СПб. 2019. – с. 183
  6. Максим Артемьев. Исторический феминизм. Почему в России так много женщин-руководителей. https://www.forbes.ru/forbes-woman/358537-istoricheskiy-feminizm-pochemu-v-rossii-tak-mnogo-zhenshchin-rukovoditeley

 

 

Запись У страха глаза велики… впервые появилась Рабкор.ру.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_03_26_u_straha_glaza_veliki Thu, 26 Mar 2020 05:01:46 +0300
<![CDATA[Экобессрочка в Уфе: давление на протестующих]]>

 

Экобессрочка в Уфе: давление на протестующих

 

Уфимская экобессрочка родилась в ноябре 2019 года, и создана была для поднятия важных экологических тем и помощи протестующим в Сибае, Нефтекамске и Куштау, где развернулись сербезные конфликты. Немного позже был образован экосоциальный комитет. Активность движения была направлена на объединение экологических народных протестов в единую организацию с целью координации действий для эффективного давления на власть.

На базе народного протеста организаторы движения надеются в будущем создать эко-социалистическую зеленую партию: «Ведь мы понимаем, что все экологические проблемы-логическое следствие алчности капиталистов,и остановка в одном конкретном месте-это не решит проблемы,а лишь заметет ее под ковер, где она будет еще долго напоминать о себе. У нас удалось объединить в эту организацию часть экобессрочек».

 

После объявления о целях организации экосоцкомитета, сразу ко всем активистам экобессочки Уфы пришли сотрудники полиции, предупреждая “о недопустимости экстремистских действий”, что отпугнуло часть активистов. Однако после этого экобессрочка только окрепла. В конце января движение объявило уже о инициативе создания эколагеря, после чего началась слежка за активистами, включая организатора группы Андрея Горских.

Еще в конце прошлого года к экобессрочке присоединилась Альфия Загидуллина,которая еще с ноября занималась темой экопротеста вокруг Куштау, и сразу зарекомендовала себя как хорошего лидера экобессрочки. 2-3 февраля она стала лидером экобессрочки. 19 февраля ночью были задержанны два активиста уфимской экобессрочки людьми с удостоверением ФСБ. Координатора группы Андрея Горских увезли в 7 отделение полиции по Республике Башкортостан, где предупредили, что темой Куштау заниматься не надо (тем, кому надо, те и занимаются). Альфию Загидуллину также двое сотрудников ФСБ увезли в Затон, на окрайну города Уфы, где закрыли в квартире, после требовали прекратить заниматься темой Куштау, угрожая в противном случае заведением уголовных дел и проблемой с учебой. Время от времени один из сотрудников шутил “вот изнасилуют тебя тут, и что делать будешь?”. После Альфия вернувшись домой написала обращение с просьбой помочь,на которую однако не многие отозвались.

Запись Экобессрочка в Уфе: давление на протестующих впервые появилась Рабкор.ру.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_03_23_ekobessrochka_v_ufe_davlenie_na_protestu Mon, 23 Mar 2020 18:46:52 +0300
<![CDATA[Дайджест новостей на 23.03.2020]]>

 

Дайджест новостей на 23.03.2020

 

[В мире]

 

Греция отменила образовательные поездки в Италию из-за коронавируса

 

https://ria.ru/20200223/1565127511.html

 

Шесть провинций Китая понизили уровень чрезвычайной ситуации из-за коронавируса

 

https://ria.ru/20200224/1565131218.html

 

Новая Зеландия продлила запрет на въезд из Китая из-за коронавируса

 

https://ria.ru/20200224/1565131508.html

 

[Внешняя политика]

 

Китай рассчитывает на сотрудничество с Россией в сфере здравоохранения

 

https://ria.ru/20200224/1565135151.html

 

[Внутренняя политика]

 

Путин поручил провести миграционную реформу

 

https://www.kommersant.ru/doc/4282952

 

[Экономика]

 

Коронавирус привел к задержкам поставок электроники на несколько месяцев

 

https://www.interfax.ru/world/697679

 

[Общество]

 

В Петербурге продают «заговоренную от коронавируса» воду

 

https://ria.ru/20200306/1568260192.html

 

[Происшествия]

 

Вице-президент Ирана по делам женщин заразилась коронавирусом

 

https://www.interfax.ru/world/696958

 

У россиянина в Азербайджане выявлен коронавирус

 

https://www.interfax.ru/world/697084

 

В Мексике зафиксировали первые случаи заражения коронавирусом

 

https://www.interfax.ru/world/697137

 

Первые смерти от коронавируса зафиксированы в Австралии и Таиланде

 

https://www.interfax.ru/world/697256

 

[Протесты]

 

В Абхазии вышли на протест инициаторы антикоррупционного закона

 

https://ria.ru/20200204/1564229572.html

 

[Пенсии]

 

Ветерану, жившему под Уфой в старом доме без воды, дали новую квартиру

 

https://realty.ria.ru/20200302/1566881541.html

 

[Культура]

 

В третьяковскую галерею привезли картины Левитана, Тропинина и Серебряковой из Чувашии

 

https://ria.ru/20200313/1568550316.html

 

[В мире]

 

Минздав Украины запретил передавать еду эвакуированным из Китая

 

https://ria.ru/20200224/1565132700.html

 

В КНР намерены искоренить привычку населения есть мясо диких животных

 

https://ria.ru/20200224/1565138946.html

 

Армения временно прекратит сухопутное сообщение с Ираном

 

https://ria.ru/20200224/1565135025.html

 

Парламент Южной Кореи закрыли на дезинфекцию из-за коронавируса

 

https://ria.ru/20200224/1565135745.html

 

[Внешняя политика]

 

Минобороны сообщило, что РФ не может гарантировать безопасность авиации Турции над Сирией

 

https://tass.ru/armiya-i-opk/7874225

 

[Внутренняя политика]

 

Работы по уборке Москвы усилят в связи с коронавирусом

 

https://ria.ru/20200225/1565163163.html

 

[Экономика]

 

В Азиатском банке развития назвали возможный размер ущерба экономике Азии от коронавируса

 

https://ria.ru/20200306/1568239168.html

 

[Общество]

 

Во Франции из больниц украли более одиннадцати тысяч медицинских масок

 

https://ria.ru/20200306/1568271122.html

 

[Происшествия]

 

Первые случаи заражения коронавирусом выявлены в Чехии

 

https://www.interfax.ru/world/697299

 

В Португалии зафиксирован первый случай заражения коронавирусом

 

https://www.interfax.ru/world/697400

 

У приехавшего из Италии россиянина обнаружили коронавирус

 

https://www.interfax.ru/russia/697390

 

[Протесты]

 

В Грузии митингует оппозиция, требуя изменить избирательную систему

 

https://ria.ru/20200205/1564269766.html

 

[Пенсии]

 

Путин предложил поправку об индексации пенсий не реже раза в год

 

https://ria.ru/20200302/1567094807.html

 

[Спорт]

 

Церемония прибытия олимпийского огня в Японию пройдет без детей

 

https://rsport.ria.ru/20200306/1568242376.html

Запись Дайджест новостей на 23.03.2020 впервые появилась Рабкор.ру.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_03_23_daydzhest_novostey_na_23_03_2020 Mon, 23 Mar 2020 18:15:09 +0300
<![CDATA[Дайджест новостей на 21.03.2020]]>

 

Дайджест новостей на 21.03.2020

 

[В мире]

 

Трамп поздравил Сандерса с победой на праймериз в Неваде

 

https://ria.ru/20200223/1565123458.html

 

Умер бывший президент Египта Хосни Мубарак

 

https://www.interfax.ru/world/696591

 

Палестинское государство будет демилитаризовано в рамках «сделки века»

 

https://ria.ru/20200128/1563988768.html

 

[Внешняя политика]

 

Лукашенко подтвердил обещание РФ компенсировать потери за налоговый маневр

 

https://news.ru/economics/lukashenko-podtverdil-obeshanie-rf-kompensirovat-poteri-za-nalogovyj-manyovr/

 

[Внутренняя политика]

 

Федеральная налоговая служба оценила потери бюджета при отмене НДФЛ для малоимущих

 

https://gazeta.spb.ru/2224027-fns-otsenila-poteri-byudzheta-pri-otmene-ndfl-dlya-maloimushhih/

 

[Экономика]

 

Падение рынков в России

 

https://www.kommersant.ru/doc/4283297

 

[Общество]

 

Российские власти назвали традицией низкие зарплаты женщин

 

https://lenta.ru/news/2020/03/13/tradition/

 

[Происшествия]

 

Число жертв коронавируса в Италии возросло до десяти человек

 

https://ria.ru/20200225/1565197862.html

 

В отеле на Канарских островах, где выявили коронавирус, находятся двое россиян

 

https://ria.ru/20200225/1565199615.html

 

Первый случай заражения коронавирусом в Ухане произошел еще в ноябре

 

https://www.gazeta.ru/social/news/2020/03/13/n_14153095.shtml

 

В Хорватии и Австрии выявили первые случаи заражения коронавирусом

 

https://www.interfax.ru/world/696609

 

[Протесты]

 

В Черногории прошло самое массовое шествие в защиту Сербской церкви

 

https://ria.ru/20200202/1564172837.html

 

[Пенсии]

 

Пенсии россиянам будут назначаться автоматически

 

https://iz.ru/986457/natalia-bashlykova/vam-rassylka-pensii-rossiianam-budut-naznachatsia-avtomaticheski

 

[Культура]

 

На фреске Рафаэля в Ватикане нашли автографы туристок из Украины

 

https://ria.ru/20200311/1568419965.html

 

[В мире]

 

Президент Ливана выразил солидарность с палестинцами по «сделке века»

 

https://ria.ru/20200129/1564009091.html

 

Американцы могут остаться без антибиотиков из-за коронавируса

 

https://iz.ru/979040/vladimir-dobrynin/za-tabletochku-amerikantcy-mogut-ostatsia-bez-antibiotikov

 

В Милане из-за коронавируса отменили ряд мероприятий недели моды

 

https://ria.ru/20200223/1565127275.html

 

[Внешняя политика]

 

Российским послам хотят запретить иметь двойное гражданство

 

https://lenta.ru/news/2020/02/28/double/

 

[Внутренняя политика]

 

Путин заявил, что не возглавит Госсовет после президентского срока

 

https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2020/03/06/824679-putin

 

[Экономика]

 

Угроза глобальной рецессии растет

 

https://www.vedomosti.ru/economics/articles/2020/03/15/825191-ugroza-retsessii

 

[Общество]

 

Терешкова обвинила критиков поправки о президентских сроках в непатриотичности

 

https://www.mk.ru/politics/2020/03/12/tereshkova-obvinila-kritikov-popravki-o-prezidentskikh-srokakh-v-nepatriotichnosti.html

 

[Происшествия]

 

Первый француз умер от коронавируса

 

https://www.interfax.ru/world/696736

 

Всех заболевших пневмонией в России будут проверять на коронавирус

 

https://www.interfax.ru/russia/696799

 

В Грузии подтвержден первый случай заражения коронавирусом

 

https://www.interfax.ru/world/696832

 

У украинки в Италии диагностировали коронавирус

 

https://www.interfax.ru/world/696847

 

[Протесты]

 

На Украине 14 горняков остались под землей из-за долгов по зарплате

 

https://ria.ru/20200204/1564221435.html

 

[Пенсии]

 

В 2021 году пенсии по инвалидности начнут назначать автоматически

 

https://ria.ru/20200302/1565341102.html

 

[Культура]

 

В Нидерландах картину Ван Гога продали за 15 миллионов евро

 

https://ria.ru/20200311/1568432722.html

Запись Дайджест новостей на 21.03.2020 впервые появилась Рабкор.ру.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_03_23_daydzhest_novostey_na_21_03_2020 Mon, 23 Mar 2020 18:13:01 +0300
<![CDATA[Дайджест новостей на 19.03.2020]]>

 

Дайджест новостей на 19.03.2020

 

[В мире]

 

Ученые проследили источник распространения коронавируса в Китае

 

https://ria.ru/20200222/1565104428.html

 

В иранской провинции из-за коронавируса закрыли учебные заведения

 

https://ria.ru/20200222/1565105351.html

 

Южная Корея объявила наивысший уровень угрозы из-за коронавируса

 

https://ria.ru/20200223/1565114279.html

 

[Внешняя политика]

 

Обострение в Идлибе. Главное

 

https://www.kommersant.ru/doc/4270113

 

[Внутренняя политика]

 

Силуанов считает, что денег в бюджете хватит на четыре года даже при цене нефти $30 за баррель

 

https://www.kommersant.ru/doc/4274154

 

[Экономика]

 

Создание скоростной железнодорожной магистрали Москва-Казань отложено из-за высокой стоимости

 

https://www.kommersant.ru/doc/4283047

 

[Общество]

 

В Италии могут находиться до 20 тысяч российских туристов

 

https://ria.ru/20200225/1565187587.html

 

[Происшествия]

 

В Китае число жертв коронавируса достигло 2663 человек

 

https://ria.ru/20200225/1565151660.html

 

В Японии умер еще один пассажир с Diamond Princess

 

https://ria.ru/20200225/1565152326.html

 

В Приморье поместили на карантин семерых россиян с Diamond Princess

 

https://ria.ru/20200225/1565153515.html

 

На Тенерифе изолировали отель, где у постояльца нашли коронавирус

 

https://ria.ru/20200225/1565158229.html

 

[Протесты]

 

Число задержанных в результате протестов в Чили возросло до 124

 

https://ria.ru/20200131/1564114482.html

 

[Пенсии]

 

Песков заявил, что все ветераны-граждане России получат выплаты к 9 мая

 

https://ria.ru/20200227/1565274071.html

 

[Культура]

 

Двустороннюю картину Обри Бердслея впервые показали широкой публике

 

https://ria.ru/20200307/1568284512.html

 

[В мире]

 

Израиль ужесточил правила въезда для прибывающих из Австралии и Италии

 

https://ria.ru/20200223/1565120048.html

 

Турция закрыла границу с Ираном из-за коронавируса

 

https://ria.ru/20200223/1565120321.html

 

Иордания запретила въезд граждан из ряда стран из-за коронавируса

 

https://ria.ru/20200223/1565120674.html

 

[Внешняя политика]

 

Пакистан выплатил России советский долг в $93,5 млн

 

https://www.gazeta.ru/business/2020/02/26/12977635.shtml

 

[Внутренняя политика]

 

За нарушения в ходе голосования по Конституции может грозить до 4 лет колонии

 

https://www.kommersant.ru/doc/4274055

 

[Экономика]

 

Биржи США закрылись в «красной зоне» на опасениях вокруг коронавируса

 

https://ria.ru/20200225/1565150995.html

 

[Общество]

 

На производителя «Арбидола» завели дело из-за рекламы про коронавирус

 

https://ria.ru/20200225/1565190430.html

 

[Происшествия]

 

На юге Италии выявили первый случай заражения коронавирусом

 

https://ria.ru/20200225/1565160881.html

 

В Анкаре посадили на карантин пассажиров и экипаж рейса из Тегерана

 

https://ria.ru/20200225/1565181438.html

 

В Австралии подтвердили первые два случая заражения коронавирусом

 

https://ria.ru/20200225/1565182666.html

 

В Хорватии зарегистрировали первый случай заболевания коронавирусом

 

https://ria.ru/20200225/1565183132.html

 

[Протесты]

 

В Палестине более 110 человек пострадали в столкновениях с военными

 

https://ria.ru/20200201/1564130834.html

 

[Пенсии]

 

Пермский пенсионер, у которого уменьшилась пенсия, получил доплаты

 

https://ria.ru/20200228/1565307039.html

 

[Культура]

 

Нидерланды нашли кинжал индонезийского принца после долгих поисков

 

https://ria.ru/20200308/1568285020.html

 

[В мире]

 

Афганистан приостановил сообщение с Ираном из-за вспышки коронавируса

 

https://ria.ru/20200223/1565121546.html

 

В Италии из-за вируса отменили Венецианский карнавал

 

https://radiosputnik.ria.ru/20200223/1565121891.html

 

Пакистан временно закрыл границу с Ираном из-за короновируса

 

https://ria.ru/20200223/1565122170.html

 

[Внешняя политика]

 

Эрдоган заявил о позитивном для Турции развитии событий в Идлибе

 

https://ria.ru/20200227/1565282930.html

 

[Внутренняя политика]

 

В Кремле объяснили выбор даты голосования по поправкам в Конституции

 

https://ria.ru/20200227/1565273363.html

 

[Экономика]

 

Компания Samsung возобновила работу завода, где выявили заражение коронавирусом

 

https://ria.ru/20200225/1565183362.html

 

[Общество]

 

Замешанный в миллиардном хищении российский чиновник отделался условным сроком

 

https://secretmag.ru/criminal/zameshannyi-v-milliardnom-khishenii-rossiiskii-chinovnik-otdelalsya-uslovnym-srokom.htm

 

[Происшествия]

 

У замминистра здравоохранения Ирана выявили коронавирус

 

https://ria.ru/20200225/1565183388.html

 

Иранский парламентарий сообщил, что заразился коронавирусом

 

https://ria.ru/20200225/1565188451.html

 

В Каталонии подтвердили первый случай заражения коронавирусом

 

https://ria.ru/20200225/1565191946.html

 

В Швейцарии выявили первый случай заражения коронавирусом

 

https://ria.ru/20200225/1565193270.html

 

[Протесты]

 

В Ливане протестующие забросали камнями посольство США

 

https://ria.ru/20200202/1564164155.html

 

[Пенсии]

 

Лукашенко анонсировал пенсионную реформу в Белоруссии

 

https://ria.ru/20200228/1565321162.html

 

[Культура]

 

В России стартует фестиваль индийского кино

 

https://ria.ru/20200310/1568392874.html

Запись Дайджест новостей на 19.03.2020 впервые появилась Рабкор.ру.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_03_22_daydzhest_novostey_na_19_03_2020 Sun, 22 Mar 2020 01:27:42 +0300
<![CDATA[Деконструкция криминальной истории]]>

 

Деконструкция криминальной истории

Рецензия на книгу Владимира Коваленко «Из-под ногтей»

 

Бывают случаи, когда сам по себе авторский текст невозможно закрыть до тех пор, пока читатель не дойдёт до самых последних строк, что и произошло с данной работой. Важно уточнить, что интерес того, кто решит познакомиться с содержанием данной книги, удерживается не только детективным сюжетом, но и множеством загадок, а главное сложностью философско-бытийного пласта. Герой/и (к этой дихотомии мы ещё вернемся) задаётся/ются важнейшими вопросами, сталкивается/ются с реальностью, которая не даёт ответы, а, кажется, только опошляет всё происходящее и вокруг и внутри каждого человека. Думается, что эта мысль является главной для автора. И читатель, с одной стороны, принимает такую пессимистическую позицию, но с другой – пытается думать вслед за автором, что опровергает мысли о тепличности и амёбности современного человека. Получается, что книга служит тем выходом из круга замкнутости, тесноты и пошлости, который и был нарисован в ней.

Если говорить о структуре произведения, то, она развёрнута нетривиально. Здесь имеется в виду использование двух параллельных линий: «рассказчик, который нашёл материалы дела, и герой-допрашиваемый». Голос рассказчика и голос героя мы слышим одновременно, но благодаря графике, чётко разграничиваем их. Однако, они постепенно сливаются в один голос. Поэтому есть смелое предположение, что рассказчик и герой – это одно лицо (или здесь мы наблюдаем раздвоение личности?). Но прочесть это можно как осознание осознания. Герой выделяется, доминирует на протяжении всего произведения. Он не масса, он не шаблон. Поэтому читатель ему симпатизирует, старается тоже оторваться от быта, чтобы заглянуть в бытие. Но при этом сильны мотивы из Достоевского: «этот герой всё-таки убийца…». То есть можно сказать, что перед нами современный Раскольников.

Если ещё говорить о форме, то хотелось бы отметить иконизм (уподобление формы произведения его содержанию). Автор часто прибегает к такому приёму, и это действительно можно назвать эффектным. Более того, иконизм работает на суггестивность (определённое воздействие на читателя) – происходит полное погружение в произведение. В процессе чтения не покидала мысль о том, что это  постмодернистский роман. Хоть сам термин «постмодерн» и противоречив, за что нередко подвергается критике, здесь мы употребляем его с положительной коннотацией. Однако,мне все элементы текста можно назвать выдержанными. Во время первого знакомства с текстом было много вопросов (это, наверное, неплохо), но они были не совсем приятные. Возможно, что первые страницы большинству читателей могут показаться слишком претенциозными. Автор здесь обнажает свой замысел, слишком прямо и навязчиво ведя диалог с читателем. Такая же интонация встречается и на протяжении всего текста, но её намного меньше, чем в начале. И я думаю, что от этого текст только выигрывает. Однако при всём этом такая нравоучительность может оттолкнуть читателя. Если автор будет ставить себя в положение заведомо более высокое, положение «надчитателем», то не возникнет необходимого доверия. Подобная претенциозность, как мне кажется, есть и в названии книги. Конечно, это эффектно и захватывающе, когда читатель только на последних страницах понимает, почему на обложке именно такой заголовок. При этом его можно отнести и ко всему тексту, который рождается из глубины человеческой души, «из-под». Хотелось бы так же отметить, что автор делает очень интересные культурные аллюзии, реминисценции и отсылки. Это тоже вписывает текст в постмодернизм в хорошем смысле слова. Произведение глубоко и широко, в том числе благодаря культурному пласту, на который опирается автор.

 

Анастасия Паршутич

Запись Деконструкция криминальной истории впервые появилась Рабкор.ру.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_03_22_dekonstrukciya_kriminalnoy_istorii Sun, 22 Mar 2020 01:15:19 +0300
<![CDATA[Рабочие Верхнего Уфалея запустили остановленный завод]]>

 

Рабочие Верхнего Уфалея запустили остановленный завод

 

Как сообщает издание URA.RU: в Верхнем Уфалее, одном из моногородов Челябинской области, рабочие остановленного НПП «Микрон» самостоятельно запустили завод и отделили его баррикадами от остальной промплощадки. Об этом сообщил URA.RU заместитель директора предприятия Игорь Антонюк.

«В день Парижской коммуны, 18 марта, рабочие сами включили производственную линию, которую хотел продать глава ООО „СтройТэкУрал“ („СТУ“) Михаил Сиземин (у него „Микрон“ арендует производственный участок). От остальной территории, которую охраняет ЧОП, отделились баррикадами из заполненных пластиковых мешков», — рассказал URA.RU Антонюк.

По словам Антонюка, Сиземина и директора охранного предприятия «АЛЕТ» Александра Миронова не пустили на территорию «исходя из соображений профилактики — у них явно была повышена температура и не было респираторов».

«Баррикады возводили 16 человек, которые ранее просили президент Путина и главу региона Алексея Текслера защитить производство от возможного захвата. Теперь они написали в полицию заявления на Сиземина за клевету», — добавил замдиректора НПП.

«Вчера крепкие мужчины с татуировками сместили охрану и вошли на территорию. Сейчас они вывозят с наших складов то, что там лежит, и пытаются работать на принадлежащем нам оборудовании. Мы подали заявление в ГУ МВД и прокуратуру области, а также в правоохранительные органы Верхнего Уфалея», — заявил URA.RU Сиземин. По его словам, используемое «Микроном» имущество и оборудование принадлежит его компании, а свои претензии оппоненты обосновывают «поддельным договором аренды».

Задумка удалась, СМИ создали невероятный ажиотаж. О проблеме предприятия  начали говорить. Многие парламентские партии, как ожидается  в ближайшее время  начнут на перебой поддерживать рабочих, хотя до этого имели другое отношение к рабочему движению. Их мотивы можно понять, на носу выборы и каждая партия желает урвать голоса избирателей поддержав рабочих „Микрона“ .

 

Ссылка на источник: 

https://gorzavod.ru/rabochie-verxnego-ufaleya-zapustili-ostanovlennyj-zavod/

 

Запись Рабочие Верхнего Уфалея запустили остановленный завод впервые появилась Рабкор.ру.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_03_21_rabochie_verhnego_ufaleya_zapustili_ostano Sat, 21 Mar 2020 16:41:54 +0300
<![CDATA[Неолиберализм и вирус]]>

 

Неолиберализм и вирус

 

Эпидемия коронавируса меняет наш мир. Это уже банальная очевидность. Но как и почему меняет?

Многочисленные комментарии в соцсетях, посвященные происходящим событиям, могут быть сведены к трем основным позициям:

1) коронавирус — новая чума, вселенская катастрофа, которая всё перевернет, после чего всё изменится, но на самом деле останется по-старому: такое же точно общество, только работать будем удаленно, учиться дистанционно и всюду будут летать дроны;

2) коронавирус — совершенно не опасная инфекция, что-то вроде эпидемии гриппа, а паника раздута искусственно, истерия и карантины нанесут больше ущерба, чем сама эпидемия;

3) коронавирус — повод для закулисных манипуляторов, глобальной элиты и правителей мира, чтобы ввести новый фашизм, поставить всех под контроль и укрепить свою власть.

Легко догадаться, что ни одна их этих версий не опирается на анализ фактов — социальных или медицинских, а отражает лишь собственные представления говорящих и пишущих о жизни.

Итак, посмотрим на факты. Коронавирус и впрямь не слишком страшен, если его сравнивать с чумой XIV века или даже с эпидемией испанки в начале ХХ века. Оценочная вероятность летального исхода около 1%. Однако, как справедливо заметил экономист Майкл Робертс, эти цифры что-то значат лишь с учетом масштабов заражения. Если эпидемия охватит, например, в Европе 100 миллионов человек, то мы получаем миллион смертных случаев, что уже сопоставимо с результатами серьезной войны. А в планетарном масштабе ситуация может оказаться во много раз хуже. Так что данные о «всего лишь» одном проценте погибающих не должны нас успокаивать.

Главная проблема, однако, состоит не в процентном соотношении умерших и выздоровевших, а в состоянии медицины. Пока вакцины от коронавируса нет, врачи могут помогать больным, обеспечивая им необходимый уход, борьбу с симптомами и осложнениями, что и гарантирует низкий уровень летальности. Если медицинского ухода нет, то, как мы прекрасно знаем, смерть может наступить и от обычного гриппа.

А вот тут-то и обнаруживается главная проблема. Медицинские системы развитых стран, включая Россию, не только не готовы к борьбе с эпидемией, но и находятся сейчас в этом отношении на более низком уровне, чем 30-50 лет назад. И причиной тому социально-экономическая политика, проводившаяся почти всеми правительствами мира на протяжении прошедших десятилетий.

Неолиберальная концепция представляет медицину как одну из отраслей сферы услуг, ориентированных на текущий спрос. Иными словами, если люди пока не болеют, нет смысла держать «про запас» лишние койкоместа, нет необходимости оплачивать «лишний» медицинский персонал и готовить специалистов. Напротив, логика оптимизации требует постоянного сокращения расходов, уменьшения числа работников, что повышает рыночную эффективность затрат. Оптимизация здравоохранения, проходившая повсеместно, привела к стремительному сжатию всей системы, причем параллельно развивавшаяся коммерческая медицина была ориентирована на текущий платежеспособный спрос, а потому оказывалась сверх-специализированной и не имеющей потенциала быстрого развертывания в кризисной ситуации. Как раз наоборот, в кризисной ситуации, когда платежеспособный спрос падает, частные больницы не только не становятся дополнительным элементом медицинской защиты населения, но, напротив, страдают от экономического кризиса как и любые другие фирмы в сфере услуг.

Нарастающая система социального апартеида ведет к тому, что качественные «медицинские услуги» в принципе оказываются недоступными части населения. Но беда в том, что захватывая менее благополучные слои общества, эпидемии легко распространяются и на более богатых «клиентов». В ХХ веке здравоохранение развивалось не как отрасль сферы услуг, а как система обеспечивающая общественные потребности, не здоровье отдельного «клиента», а здоровье общества в целом. Именно поэтому все медицинские системы были в ХХ веке принципиально «избыточными» с точки зрения рынка, а неолиберальные реформы и оптимизации неминуемо вели к их свертыванию. Что в свою очередь не только стало причиной неготовности системы к массовым эпидемиям, но и само по собе стало одним из важнейших условий массового распространения эпидемий в среде, где текущие меры медицинской профилактики были устранены как «неэффективные» с организационно-хозяйственной точки зрения.

Главная угроза массовой эпидемии, как мы видим на примере Италии, состоит даже не в росте числа заболевших как таковом, а в том, что вместе с этим ростом возникает критическая нагрузка на систему здравоохранения. Происходит коллапс, после чего люди начинают умирать уже от обычного гриппа и пневмонии. Смертность на фоне коронавируса растет с «нормальных» 1-2% до 3-5% по отношению к числу заболевших.

Выход состоит в том, чтобы как в Средние Века остановить разрастание эпидемии с помощью карантинных мер. Но кто может осуществить эти меры? Структурами, способными справиться с ситуацией, оказываются военно-полицейские силы.

И тут мы обнаруживаем чудесный парадокс. Военно-полицейский комплекс оказался единственным сектором государственной системы, не только не подвергшейся массовым сокращениям и оптимизациям, но и разросшимся практически во всех странах в эпоху неолиберализма. Объясняется это вполне рациональными причинами. В отличие от медиков или учителей, которым постоянно приходится доказывать свою рыночную состоятельность, военные и полиция могут в любой момент обосновать не только необходимость своего существования как «защитников системы», но и накапливать резервы. Все прекрасно понимают, что армия в мирное время должна готовиться к войне. Генералов, в отличие от ученых, не получится перевести на работу по проектному принципу. А если у кого-то и возникнут сомнения в необходимости содержать толпы вооруженных людей, то можно всегда оправдать это реальными текущими угрозами — терроризм, международная напряженность, массовые волнения. Чем более «рыночным» является развитие общества и мировой экономики, тем острее конкуренция, тем сильнее конфликты и противоречия, как между элитами, так и внутри общества — между богатыми и бедными. Защита интересов правящего класса требует организованной силы, на этом не экономят.

Не удивительно, что именно к полиции, военным и репрессивной бюрократии обращаются за помощью правительства в сложившихся условиях. А уж эти службы работают так, как умеют, своими привычными средствами. Потому любой город, оказавшийся в карантине, напоминает территорию, оккупированную вражеской армией.

Эпидемия коронавируса разворачивается на фоне экономического кризиса и сама становится фактором этого кризиса. То, что рецессия была неизбежна в любом случае, предупреждали все ведущие эксперты задолго до того, как в Ухани был выявлен первый больной. Но тут сошлись несколько процессов, имевших один и тот же корень. Нарастающий общий кризис неолиберальной модели капитализма мы наблюдаем сразу во многих сферах (падение спроса из-за низких зарплат трудящихся, деградация науки, здравоохранения и образования из-за оптимизации, замена местного производства дешевым импортом с одновременным избыточным ростом международных коммуникаций, деградация политической культуры из-за концентрации власти в руках олигархии и т. д.). Эти процессы, дополняя друг друга, сошлись в одной точке.

Многие аналитики сравнивают текущие события с Великой депрессией 1929-32 годов, апеллируя к масштабам экономических потерь. И в самом деле спад производства и спроса грозит нам нешуточный. Однако куда более точной будет аналогия с другим кризисом, потрясшим мир в 1914-20 годах.

К счастью, о большой войне речь в данный момент не идет. Но важно то, что система либеральной рыночной экономики и стремительный рост финансовой глобализации, типичные для периода 1890-1910-х годов, привели к такому же накоплению и обострению противоречий, политических и социальных одновременно. В 1914 году назревал острейший экономический кризис, который, если бы ему дали развиваться «естественным» образом, скорее всего предвосхитил бы Великую Депрессию. Правящие круги попытались найти выход в серии политических импровизаций и агрессивных решений с непрочитанными последствиями, что привело к Мировой войне, а затем к революционным кризисам, кульминацией которых стали события 1917-19 годов.

Чрезвычайные обстоятельства были порожденны на глобальном уровне противоречиями самого же либерального экономического режима. Рынок рухнул не из-за чьих-то ошибок, а в результате логически развивашегося процесса. Но кто-то должен был склеивать «разбитые горшки». Большевики, пришедшие к власти в России, лишь смогли осуществить один из вариантов социалистических мер, неизбежность которых осознавалась на самых разных концах политического и идеологического спектра. Введение продразверстки в сельском хозяйстве обсуждалось уже царским правительством, государственный контроль над железными дорогами стал реальностью в первые же дни войны, экспроприации и национализации оказались необходимым условием поддержания производства и жизнеобеспечения в условиях, когда экономическая жизнь не давала компаниям получать прибыль.

Забота об общественных потребностях заменила ориентацию на потребление.

Стабилизировать капитализм удалось лишь к началу 1950-х годов за счет масштабных социальных реформ, отменой которых, собственно, и занимались неолиберальные правительства начиная с 1980-х годов по настоящий момент. Меры по демонтажу социальных завоеваний ХХ века оказались, несмотря на массовое сопротивление, в целом «успешными», благодаря чему мы и попали в ситуацию, во многом похожую на ту, что имела место сто с лишним лет назад.

В России, находящейся на периферии мировой капиталистической экономики, но остающейся в центре мировой политики, системные противоречия неминуемо принимают наиболее разрушительную форму. К этому надо добавить наши специфические «домашние радости» вроде череды непоправимых ошибок правящей бюрократии и олигархии. Коронавирус сочетается тут уже и с падением цен на нефть, и крушением рубля, и конституционным кризисом, с ростом массового недоверия к власти. Запутавшись в собственных импровизациях, правящие круги колеблются между соблазном использовать коронавирус как повод для усиления репрессивного контроля над обществом в условиях ими же спровоцированной политической неразберихи, и предлогом, чтобы отложить голосование по конституционным поправкам, которое стало центральным звеном этого рукотворного кризиса.

Объективные и субъективные факторы опять сходятся, как в 1914 году, когда реальность кризиса была дополнена чередой чудовищных ошибок. Однако это совпадение не случайно: растерянность правящих кругов, их моральная и интеллектуальная несостоятельность лучше всего проявляется именно в такие моменты.

Интеллектуалы и левые часто предрекают крушение реакционного порядка, но время от времени такие пророчества сбываются. Часто к изумлению самих же пророков, не готовых жить и действовать в новых условиях.

Однако так или иначе, процесс системного разрушения уже начался. Ближайшие несколько месяцев покажут, как далеко он зайдет. И насколько острой станет объективная потребность в принятии очередного пакета социалистических мер, без которых из данной ситуации вряд ли удастся выбраться.

Запись Неолиберализм и вирус впервые появилась Рабкор.ру.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_03_20_neoliberalizm_i_virus Fri, 20 Mar 2020 14:07:43 +0300
<![CDATA[Китай: как связаны экономика, политика и коронавирус?]]>

 

Китай: как связаны экономика, политика и коронавирус?

 

Весь мир обсуждает историю с коронавирусом в Китае и беспрецедентные меры безопасности, которые были предприняты в этой стране в связи с распространением болезни. Почему руководство КНР решило сразу закрыть Ухань — город, где началась эпидемия?

Напрасно говорят, что в КНР режим держится благодаря “коммунистической идеологии” или “конфуцианству”. В КНР давно построена современная капиталистическая экономика, интегрированная с США и Евросоюзом — крупнейшими мировыми рынками. От большевизма осталась только диктатура КПК (Коммунистическая партия Китая). 70 процентов населения заняты в частном секторе, и лишь 30 в государственном. Госсектор производит около 40 процентов ВВП. В Китае наблюдается экономический рост в течение 40 лет в среднем на 8 процентов в год. Поэтому китайцы и терпят режим, который они не выбирали. Не думаю, что конфуцианство тут принципиально или что так уж важна официальная идеология КПК, в которую давно не верят ни начальники, ни народ. Сами руководители КНР оценивают свой режим объективно, считая, что при росте экономики менее 6 процентов в год Китай могут ожидать народные бунты и революции. И, возможно, в стране наступает именно такой момент. В том числе из-за эпидемии.

Китай, это политическая диктатура. обеспечивающая свою легитимность с помощью высоких темпов экономического роста, политической и экономической стабильности.

Экономические реформы в Китае — отмена аналога кохозов (принудительных государственных аграрных хозяйств) и передача государственной земли в личное пользование крестьянам (с правом прордавать свои продукты) — начались с крестьянских бунтов. Как отмечает один из ведущих специалистов по современному Китаю, российско-американский исследователь Александр Панцов, крестьяне стали нападать на местных руководителей компартии, распускать колхозы (они назывались в Китае “коммунами”) и захватывать земли в личное пользование в конце 1970-х годов. Китайский руководитель Дэн Сяопин пошел навстречу этому движению, опасаясь, что оно сметет государство (как неоднократно случалось в истории Китая, где крестьянские восстания являются древней народной традицией). Таким образом, экономические реформы начались снизу, хотя Дэн придал, конечно, этим реформам определенные формат и направление.

Приблизительно похожая ситуация с рабочими волнениями. В последние годы забастовки в КНР вспыхивают вcе чаще. Поскольку в этой стране запрещены любые профсоюзы, кроме официальных (официальные профсоюзы — полностью под контролем правительства и обычно не подерживают забастовки), китайские рабочие бастуют, организуясь с помощью неформальных групп. Некоторые стачки носят радикальных характер, вплоть до силовых столкновений с властью. В 1989 году во время беспорядков, китайские рабочие стали массово присоединяться к протестующим студентам и требовали передать заводы в самоуправление трудовых коллективов. Рабочее движение приобрело такие масштабы, что руководство КНР тогда использовало армию для его ликвидации. Тем не менее, и тогда, и сегодня, в условиях, когда забастовочное движение снова растет, китайское правительство вынуждено постоянно думать о создании рабочих мест и иногда идет на уступки, повышая зарплату.

Дело в том, что КНР — страна с огромной плотностью населения и ее режим испытывает большой страх перед восстаниями или бунтами. Достаточно вспыхнуть одному крупному городу или региону и человеческая волна сможет быстро разнести протест по всей стране. Некоторые китаисты, в частности ведущий российский специалист по КНР, Александр Габуев, приводят такую аналогию: Китай — это как  очень плотный большой муравейник. В Китае куда меньше пустого пространства, чем, например, в России. Случится что-то в одном месте, и данное событие быстро охватит всю страну, распространившись повсеместно.

Страх перед восстаниями, забастовками и бунтами, и шире, страх перед гигантскими людскими волнами, способными быстро распространятся в такой плотной среде, заставляет правительство постоянно думать об обеспечении высоких темпов экономического роста. Последнее рассматривается как важнейшая политическая задача. Исследователь из лондонской школы экономики, Бранко Миланович, называет это системой “политического капитализма”. Здесь именно опасения руководства страны, политической верхушки (впрочем, большинство семей китайских правителей связаны с владельцами огромных состояний, крупных компаний), которые заставляют их максимально стимулировать экономическое развитие.

Приблизительно тот же круг проблем связан с короновирусом. Высокая плотность населения и угроза быстро разнести болезнь по всей стране вызвали решимость властей справиться с болезнью.

Но эпидемия усугубляется другими факторами. Дело в том, что в ряде регионов Китая слаба местная медицина, поликлиник и больниц недостаточно. Поэтому режим был напуган угрозой распространения болезни в таких местах — а там сотни миллионов жителей. Это могло бы привести как к росту смертности, так и к массовым беспорядкам. Именно поэтому руководство КНР приняло беспрецедентные меры, вроде блокады 15-миллионной Ухани. Кроме того, важно учитывать, что эпидемия может нанести серьезный ущерб экономике. А как уже говорилось выше, экономический рост является для правительства КНР вопросом исключительной важности по политическим причинам. Это обстоятельство так же объясняются суровые меры режима по борьбе с болезнью. Он заинтересован в том, чтобы покончить с ней как можно быстрее.

Но проблема заключается сегодня в другом. Блокада целых регионов, страх эпидемии, снижение посещения рынков, магазинов и других мест скопления людей, привели к замедлению экономики, уменьшению производства товаров и количества продаж. Это, в свою очередь, может вызвать опасные для режима последствия в виде забастовок. И руководство КНР вынуждено будет стимулировать экономический рост после окончания борьбы с эпидемией.

Коронавирус не является “вырвавшимся из-под контроля биологическим оружием”.  Этот сюжет из научно-фантастического кино не связан с реальностью. А.Габуев отмечает, что появление вируса вызвано естественными причинами. Куда важнее сегодня понять другое.

Экономика, политическая система КНР и социальные проблемы этой страны (в настоящее время связанные, прежде всего, с эпидемией коронавируса) постоянно вынуждают руководство решать сложные комплексные задачи и оно не всегда справляется с ними. Это может привести к дестабилизации политической системы и экономики КНР, а с ними и всей Азии. Но одновременно постоянная практика решения сложных задач держит руководство КНР в тонусе.

Запись Китай: как связаны экономика, политика и коронавирус? впервые появилась Рабкор.ру.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_03_20_kitay_kak_svyazani_ekonomika_politika_i Fri, 20 Mar 2020 00:31:33 +0300
<![CDATA[В ходе конфликта вокруг «южной хорды» в Москве задержан Георгий Федоров]]>

 

В ходе конфликта вокруг «южной хорды» в Москве задержан Георгий Федоров

 

В Москве продолжаются столкновения между активистами и полицией, вызванные попытками власти проложить дорожный проект т.н. «южной хорды» через радиоактивный могильник. Активную роль в сопротивлении играет «Гражданская солидарность».

Вечером 19 марта лидера «Гражданской солидарности» Георгия Федорова, а также Сергея Власова и ряд других активистов, стоявших на защите склона у платформы “Москворечье” погрузили в автозаки. Перед этим Федоров получил заряд из перцового баллона от сотрудника правопорядка на Хорде. Они были доставлены в отделение полиции «Москворечье-Сабурово».

“Ситуация очень напряженная, — констатировал Георгий.  — Возможно обострение. Власти должны снять оцепление вокруг строительной площадки, иначе это может плохо закончиться”.

Информацию о происходящем см. тут:

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=4327933960565616&id=100000471657577

Запись В ходе конфликта вокруг «южной хорды» в Москве задержан Георгий Федоров впервые появилась Рабкор.ру.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_03_19_v_hode_konflikta_vokrug_yuzhnoy_hordi_v Thu, 19 Mar 2020 22:20:15 +0300
<![CDATA[Умер Эдуард Лимонов]]>

 

Умер Эдуард Лимонов

 

Во вторник, 17 марта, из-за осложнений после операции умер Эдуард Лимонов (настоящее имя писателя — Эдуард Вениаминович Савенко). Ему было 77 лет.

 

Писатель, публицист и общественный деятель, он имел множество недругов и поклонников, он стремился превратить собственную биографию в литературный сюжет. В его жизни была и эмиграция, и тюрьма, и попытки вооруженной борьбы против власти. Взгляды Лимонова были противоречивыми и часто для него было важнее эпатировать зрителя или читателя, нежели убедить его. Но так или иначе, Лимонов оставался важнейшей частью политической и литературной жизни нашей страны на протяжении прошедших 30 лет.

 

Совсем недавно Эдуард Лимонов был гостем «Рабкора». Запись его беседы с Борисом Кагарлицким смотрите тут: https://www.youtube.com/watch?v=aX54b1Cmbk4&t=254s

Запись Умер Эдуард Лимонов впервые появилась Рабкор.ру.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2020_03_17_umer_eduard_limonov Tue, 17 Mar 2020 20:53:23 +0300