Выбор редакции

Детский нефролог Владимир Длин: «Почки беспечности не прощают»

Почему так происходит? Когда нужно обращаться к детскому нефрологу?

Слово – и. о. директора Научно-исследовательского клинического института педиатрии им. академика Ю. Е. Вельтищева ФГБОУ ВО РНИМУ им. Н. И. Пирогова, президенту межрегиональной общественной организации «Творческое объединение детских нефрологов», доктору медицинских наук, профессору Владимиру Длину.

Успехи диагностики

Татьяна Гурьянова, «АиФ Здоровье»: Владимир Викторович, какими болезнями почек чаще всего страдают дети у нас в стране?

Владимир Длин: И у нас, и в других странах большая часть нефрологических пациентов – это дети с инфекциями мочевой системы (с пиелонефритами, циститами). Процент тяжёлых заболеваний почек (гломерулонефриты, наследственные заболевания почек, аномалии органов мочевой системы, осложнённые мочевой инфекцией) у детей колеблется от 5 до 10%.

– Число больных растёт?

– Относительно. Во многом это связано с технологической перестройкой нашей системы здравоохранения и с широким внедрением ультразвуковой и других, новых методов диагностики, благодаря чему улучшилась выявляемость почечной патологии у детей. А с тех пор как УЗИ стали повсеместно делать в роддомах, многие почечные проблемы и аномалии развития органов мочевой системы стали выявлять у совсем маленьких детей.

Ангина ни при чём?

– Принято считать, что болезни почек у детей чаще всего возникают после простудных, инфекционных заболеваний – после ангины, например. Это правда?

– Лет тридцать назад так и было: ангина и впрямь была серьёзным фактором риска для развития постстрептококкового гломерулонефрита. Но в связи с широким (и, к сожалению, не всегда адекватным) назначением антибиотиков роль ангины в возникновении заболеваний почек существенно снизилась. Сейчас таких больных мы почти не видим.

Однако скарлатина, например, по-прежнему остаётся высоким фактором риска развития почечной патологии. Но далеко не ведущим. Процентов семьдесят заболеваний почек в детском возрасте связано с аномалией развития мочевой системы. Одной из наиболее частых причин поражения почек является пузырно-мочеточниковый рефлюкс (заброс мочи из мочевого пузыря в мочеточник). Если рано его диагностировать и правильно пролечить, в том числе оперативно, с применением современных эндоскопических методов, можно добиться очень хороших результатов. А вот если его пропустить, то через 7–10 лет можно получить ребёнка с терминальной стадией хронической почечной недостаточности. И к сожалению, мы нередко с такими случаями сталкиваемся. Особенно у мальчиков, у которых болезнь может протекать в скрытой форме, а проявиться уже тогда, когда помочь бывает крайне сложно.

– Неужели при этом нет никаких симптомов?

– Нередко болезни почек начинаются с немотивированного подъёма температуры, головной боли, повышения артериального давления, которые участковые врачи в дет­ских поликлиниках нередко принимают за вегетососудистую дистонию. А могут симптомы и полностью отсутствовать. И в этом главное коварство почечной патологии.

На высшем уровне

– К вам в институт, которому, кстати, скоро исполнится 90 лет, поступают самые тяжёлые пациенты?

– Да, ведь НИКИ педиатрии – учреждение экспертного уровня. А в последнее время контингент наших больных резко утяжелился, что во многом связано с изменениями правил госпитализации в федеральные центры, внедрением государственных заданий на высокотехнологичную помощь. Это привело к увеличению количества пациентов с резистентными (устойчивыми к лечению), гормонозависимыми и часто рецидивирующими формами гломерулонефрита, а также с тяжёлыми генетическими заболеваниями почек. Регионы перестали задерживать у себя таких тяжёлых пациентов, а сразу стали направлять их в федеральные клиники.

– Чем у вас в институте могут помочь таким детям?

– У нас имеется практически весь спектр диагностики почечных заболеваний, включая нефробиопсию, МРТ, КТ, современные лабораторные, молекулярно-генетические обследования. Есть у нас и большой спектр современных лекарственных средств, многие из которых проходят клиническую апробацию на базе нашего института, в том числе при редких генетических патологиях, в диагностике и лечении которых НИКИ педиатрии является одним из мировых лидеров. При этом большое количество наследственных болезней почек мы выявляем не только у детей, но и у их родителей, а также у их братьев и сестёр, подчас даже более тяжёлые, чем у наших пациентов. Просто на проблемы этих людей ­вовремя не обратили внимание.

Не опоздай!

– Кстати, о диагностике. В последнее время многие наши читатели сетуют на низкую доступность специализированной медицинской помощи. У нас в стране детских нефрологов хватает?

– В настоящее время в России работает много детских нефрологов на разных уровнях оказания помощи нефрологическим больным. И кстати, попасть на приём к детскому нефрологу в России гораздо легче, чем в ряде стран Европы, где на это может потребоваться достаточно длительный срок.

– Тем не менее многие ваши коллеги обеспокоены сокращением нефрологических коек...

– Этот процесс сейчас действительно идёт. Но бояться этого не надо. Ведь очень большой процент нефрологических больных с нетяжёлыми заболеваниями не требуют госпитализации и могут обследоваться и лечиться амбулаторно в рамках стационарзамещающей помощи. Главное – вовремя обратиться к врачу, пройти адекватное лечение, а потом регулярно проходить контрольное обследование и проводить профилактическое лечение. Почки – орган очень благодарный. Но беспечного к себе отношения не прощают.

Когда обращаться к детскому нефрологу

Это нужно обязательно сделать, если у ребёнка есть:

Немотивированные подъёмы температуры, которые не сопровождаются симптомами вирусной инфекции и других заболеваний.Нарушение частоты и появление болезненности мочеиспусканий.Внезапное появление ночного недержания мочи или если оно сохраняется у детей старше 4–5 лет.