Выбор редакции

Герман Греф: «Пылающий костер кризиса предлагают залить деньгами, но он будет еще ярче»

Дополнительно:

 

Как президент Сбербанка призвал уволить глав неэффективных госкомпаний и назначил Сергея Глазьева главой Центробанка

Пленарная сессия биржевого форума в Москве стала бенефисом главы Сбербанка Германа Грефа, который сделал несколько ярких заявлений. Корреспондент «БИЗНЕС Online» услышал, как бывший министр призвал строить «Государство 3.0» и объявил занимающий более 70% экономики госсектор угрозой нацбезопасности. Эльвира Набиуллина тем временем нащупала у бизнеса «точку фрустрации».

Эльвира Набиуллина сообщила, что сырьевой фактор пора списать в утиль — по крайней мере, рост экономики нефть больше не обеспечивает

«ЗДЕСЬ ТРИ МИНИСТРА ЭКОНОМИКИ И ДВА МИНИСТРА ФИНАНСОВ, ЕСЛИ СЧИТАТЬ МЕНЯ»

Очередной биржевой форум, открывшийся сегодня в столице России, совпал с 25-летием Московской биржи. Как выразился присутствующий здесь глава Сбербанка Герман Греф, это «наш правнук в пятом поколении» (Сбер является акционером биржи с долей 10% и в ноябре с помпой отметил 175-летие). Возможно, именно юбилей обязывал — пленарное заседание и панельные дискуссии носили нейтральные или сдержанно-оптимистические названия. При этом пленарка «На пути к росту» по традиции собрала весь цвет экономического истеблишмента — по крайней мере, либерального его крыла, а дискуссию модерировал Алексей Кудрин. Помимо прочего, он возглавляет наблюдательный совет Московской биржи, но более известен другой своей ипостасью. В этом качестве он первым делом позволил себе легкую шутку-намек.

«В нашей панели участвуют ключевые люди нашей страны, которые отвечают за экономическую политику. Здесь сегодня председатель ЦБ Эльвира Набиуллина, министр финансов Антон Силуанов, министр экономического развития Максим Орешкин, президент Сбербанка Герман Греф, глава РФПИ Кирилл Дмитриев. Но есть еще особенность нашего состава. Здесь три министра экономики: один действующий, два предыдущих. Здесь два министра финансов, если считать меня. Но еще, что интересно, три руководителя центра стратегических разработок: Герман Греф, Эльвира Набиуллина и ваш покорный слуга, — сказал Кудрин и добавил с легкой улыбкой. — Внимательно следите: кто следующий станет руководителем ЦСР, тот наверняка займет одну из ведущих позиций в будущем правительстве».

 

Алексей Кудрин: «Внимательно следите: кто следующий станет руководителем ЦСР, тот наверняка займет одну из ведущих позиций в будущем правительстве»

 

Зачитав приветствие президента РФ Владимира Путина, Кудрин не стал тянуть резину, попросив гостей озвучить макроэкономический прогноз на 2017-й и последующие годы. Глава МЭР Максим Орешкин куда-то торопился, поэтому ему позволили отстреляться первым. Министр быстро сослался на собственные прежние прогнозы («Рост увидим и в ближайшие три года, наши ожидания я уже высказывал»), а потом слегка освежил их. По его словам, последние данные, в частности по энергопотреблению, указывают на максимальный рост за последние несколько лет, превышающий уровни 2013 - 2014 годов. «Что касается 2018, 2019 и 2020 годов — этот рост зависит только от нас, от того, насколько мы будем двигаться вперед по пути изменений. Если это будет происходить, то рост будет хороший», — отметил он. Надо сказать, что во многом Орешкин не погрешил против истины. Во всяком случае, именно сегодня агентство Markit опубликовало неплохие данные по экономике России. По информации его аналитиков, деловая активность в сфере услуг в марте выросла в сравнении с февралем на 1,1 п. п. до 56,6 пункта, причем рост показателя оказался максимальным за четыре года — с четвертого квартала 2012-го. Совокупный индекс объема производства составил 56,3 балла против февральских 55,4 балла, хотя в обрабатывающих отраслях ускорение было незначительным.

Затем пришла очередь делиться ожиданиями еще одному акционеру биржи — Центробанку в лице его главы Эльвиры Набиуллиной. Та сообщила, что сырьевой фактор пора списать в утиль — по крайней мере, рост экономики нефть больше не обеспечивает. «Наш прогноз на этот год — 1 - 1,5 процента [ВВП], на следующие три года — 1,5 - 2... При любой цене на нефть без структурных преобразований мы стабилизируемся на планке 1,5 - 2 процента. При этом наши оценки показывают, что зависимость экономического роста от цены на нефть не очень высокая. Если брать диапазон от 40 до 60 долларов [за баррель], если цена будет высокая, это даст где-то 1 процентный пункт, не больше», — привычно рассказала она и бросила камень куда-то в сторону экономистов Столыпинского клуба, в глазах которых является едва ли не исчадием ада на зарплате у мировой финансовой закулисы. «Денежно-кредитная политика и фискальные стимулы при нынешнем состоянии рынка труда и институциональных ограничениях могут привести только к краткосрочному всплеску, дальше только сдуванию пузыря. На мой взгляд, сейчас их применять для подстегивания роста и нецелесообразно, это может иметь негативные последствия», — тщательно сформулировала Набиуллина.

НАБИУЛЛИНА И ТОЧКА ФРУСТРАЦИИ, ИЛИ КАК ВЫСОКАЯ ПРОЦЕНТНАЯ СТАВКА ПРИВОДИТ К СНИЖЕНИЮ ИНФЛЯЦИИ

Следующий тезис главы Центробанка заставил корреспондента «БИЗНЕС Online» в который раз пожалеть об атмосфере предельной политкорректности, в которой проходят все подобные дискуссии. Насколько острые вопросы бы ни поднимались, ответы на них формулируются столь обтекаемо, что плохо разбирающемуся в предмете человеку порой непонятно, о чем вообще идет речь. То ли дело те же «патриотические настроенные» экономисты — они могут плавать в вопросах собственно экономических, но зато жгут глаголом, а временами и напалмом. Раньше ситуацию иногда спасал Алексей Улюкаев, вступающий в «перестрелку» с тем же министром финансов РФ Антоном Силуановым, но по известным причинам он выбыл из обоймы ораторов. Впрочем, и на сей раз нашелся тот, кто раскачал слушателей, — Греф, но об этом позже.

«Вспомните, мы когда-то жаловались на налоговое администрирование, но смогли навести порядок, — говорила Набиуллина. — Точно так же мы можем достичь прогресса в контрольно-надзорной деятельности и снижении барьеров для бизнеса. Это обсуждение и формирование стабильных правил налогообложения, потому что сейчас идут дискуссии. Куда они повернут, пока не для всех понятно. Для бизнеса это точка фрустрации, потому что должна быть понятна система налогообложения на среднесрочную хотя бы перспективу». Напомним, сейчас в деловой среде развернулась бурная дискуссия по предложенному минфином налоговому маневру (ненефтегазовому). Силуанов и Ко хотят повысить НДС до 22% и параллельно снизить страховые взносы до 22%. Однако три из четырех крупнейших в стране объединения предпринимателей — «Опора России», «Деловая Россия» и Торгово-промышленная палата — подвергли идею разгромной критике. По их мнению, безопасная для бюджета формула «22/22» приведет к росту налоговой нагрузки на бизнес на 2,6% и может ударить по предприятиям, ориентирующимся на внутренний рынок. Из слов Набиуллиной можно было понять, что от идеи маневра глава ЦБ не в восторге, на что среагировал модератор.

«Когда мы спросили Эльвиру Сахипзадовну, рассчитывали, что она ответит очень просто: что мы будем снижать ставки процентные и так далее. Но ответ был немножко другой, на стороне правительства», — уколол он собеседницу, но не застал ее врасплох.

«Да, высокая процентная ставка ограничивает кредитную активность, но процентная ставка приводит к снижению инфляции. И это дает больше позитивного эффекта к снижению процентных ставок», — с расстановкой пояснила Набиуллина.

«Антон Германович, вы тоже так считаете?» — Кудрин попытался все же втянуть Силуанова в спор. Но тот не менее дипломатично ответил: мол, ЦБ делает все необходимое и «уже предпринял шаг в этом направлении» — начал снижать ключевую ставку.

На этом призрак спора рассеялся.

«МЫ ВИДИМ, ЧТО СЕЙЧАС ПРОИСХОДИТ С ОПЕК: ОНА УХОДИТ С РЫНКА»

Жару поддал Греф, до которого дошла очередь. Его прогноз по форме выгодно отличался от предыдущих. «Рост 2017 - 2018 годов уже предопределен, потому что экономика — штука достаточно консервативная, поменять что-либо уже тяжело, — начал глава Сбера и неожиданно закончил. — Хотя можно поменять... например, цифры роста будут зависеть от того, кому будет подчиняться Росстат». Зал плеснул смехом и дружно зааплодировал. Греф дождался тишины и закончил: «Цифры 2019 года мне было бы тяжело прогнозировать. Конечно, многое будет зависеть от того, какая команда придет в правительство в 2018 году».

Вслед за Набиуллиной Греф обратился к корням нынешних проблем, и от него вновь прилетело «столыпинцам». «Все, по-моему, пришли к выводу, что кризис, в котором мы сегодня находимся, не циклический, а структурный. И, в общем, бороться с ним надо совершенно понятным набором мер — нельзя его заливать деньгами. Нельзя, как некоторые псевдоученые (я их иначе назвать не могу), который год подряд призывающие нас залить весь этот пылающий костер деньгами... Костер будет еще более ярким, понятно. И сегодня нет никакого другого средства, кроме как, наконец, заняться структурными реформами», — сказал он. (Под маской псевдоученых в версии Грефа, скорее всего, скрывался Сергей Глазьев — главный апологет крупной денежной эмиссии под покупку государственных облигаций. Хотя его имя не было названо, но других ярких адресатов этой заочной полемики подобрать трудно. Впрочем, и сам Глазьев за словом в карман не лезет и при любом удобном случае заявляет о «спекулянтах, которые контролируют Московскую биржу» и манипулируют курсом рубля.)

«Я знаю, вы принесли презентацию, может, два-три слайда нам покажете?» — поинтересовался Кудрин.

«Два-три? Их там восемь всего... Может, все восемь?» — выдвинул контрпредложение Греф, который на редкий форум приходит с пустыми руками, без «цифровых» иллюстраций. В зале вновь засмеялись — любимец публики определился.

Презентация же зрителей порадовать не могла. Только несколько цифр из нее: Россия занимает 108-е место в индексе эффективности госуправления, 88-е — в индексе качества институтов, а объем инвестиций составляет 21% ВВП («Очень и очень мало, нужно повышать в разы»). «20 процентов ВВП — доля нефтегазового сектора, но этот потенциал исчерпан полностью», — сообщил Греф, после чего некоторое время вспоминал русский аналог английского shale. «Сланцевый», — подсказал кто-то из спикеров. «Сланцевая нефть и сланцевый газ стали всемирным регулятором, — подхватил глава Сбербанка. — Они могут подавать на рынок очень быстро, замещая сокращение. Мы видим, что сейчас происходит с ОПЕК: она уходит с рынка, количество буровых увеличивается, американские и канадские сланцевые месторождения замещают добычу. Поэтому не нужно ждать какого-то нового нефтяного бума. Соответственно, нам необходимо сделать маневр в части опоры на интеллектуальную экономику», — сказал он.

 

.

 

 

«БОЛЬШИХ НАДО ПРЕССИНГОВАТЬ, А МАЛЕНЬКИХ — ПОДДЕРЖИВАТЬ»

Значительную часть выступления Грефа заняла тема непропорционального представительства в экономике госкомпаний и малого бизнеса. Из уст главы крупнейшего банка страны с участием государства это звучит несколько парадоксально, однако он известен этими воззрениями со времен пребывания в МЭР. «Приватизация является, на мой взгляд, сегодня вопросом в том числе национальной безопасности. Когда сегодня свыше 70 процентов экономики — госсектор, конечно, говорить о конкуренции и об эффективности структуры экономики невозможно. Нужна приватизация и крупных компаний, и малых», — отметил Греф, добавив, что и объем регулирования «запределен».

Если не будет изменена система управления, все остальное не имеет значения, утверждал глава Сбера. «Мы говорим о том, что нам можно проскочить несколько стадий в развитии госуправления, необходимо строить самую последнюю модель. Нужно использовать самые продвинутые IT-технологии, самые продвинутые аналитические платформы. У нас есть и бизнес-практики, и специалисты, и технологии. И конечно, необходимо внедрять это все в систему госуправления. Не нужно идти последовательным путем, не нужно экспериментировать на наших чиновниках и идти шаг за шагом, нужно сразу же внедрять, скажем так, „Государство 3.0“», — подвел итог Греф.

Кудрин его не перебивал, хотя последнее высказывание удивительным образом совпадало с одной из сегодняшних публикаций СМИ. Как пишут «Известия», генпрокуратура рассматривает возможность перехода на «цифру» и запуска интерактивных онлайн-сервисов для работы с гражданами и органами власти. Что характерно, разработка новой концепции ведется совместно с ЦСР, который возглавляет бывший министр финансов. Цифровой трансформации подвергнутся и сами функции прокуроров: помимо прочего, они получат возможность вести надзор за расследованием преступлений в сфере IT — например, в онлайн-играх и социальных сетях. Неизвестно, насколько Греф об этом информирован, но в данном направлении он явно нашел единомышленника в лице Кудрина.

Но кадры по-прежнему решают все. «Можно сколько угодно сейчас делать структурных программ по проведению реформ банковской системы, проведению монетарной политики и детально расписать каждый шаг, который должен сделать Центральный банк... А потом на место главы Центрального банка назначить Сергея Юрьевича Глазьева», — отреагировал Греф на реплику модератора, вызвав в зале настоящий хохот. Помощнику президента РФ, должно быть, сегодня икалось.

Что касается госкомпаний, демонстрирующих вопиющую неэффективность, то Греф кроме сокращения «переразмеренного госсектора» предлагает по-простому разбираться с руководителями. «Каждый год нужно либо принимать решение, что менеджеры справились с задачей, либо менять менеджмент. Ничего волшебного делать не нужно», — заявил он. Тут уже икнулось Игорю Сечину и Алексею Миллеру. Банкир тем временем избавил слушателей от когнитивного диссонанса от собственных речей. «Большим не надо помогать, наоборот, больших надо прессинговать, а вот маленьких нужно поддерживать. Нас поддерживать точно не надо, я думаю, на нас можно эксперименты все ставить, мы выживем», — не стал делать он исключения для Сбербанка. Грефу охотно верилось: Сбер в 2016 году прибрал к рукам более половины прибыли всего банковского сектора — до 542 млрд. рублей, какая уж тут помощь.

Закончил же дозволенные речи он очередным почти афоризмом. «У нас сегодня не права собственности, а привилегии собственности, потому что привилегии можно лишить, а прав лишить нельзя. Пока мы не переведем права собственности из статуса привилегий, которые можно забрать, передать и так далее, в права, которых лишить нельзя (и это будет фундаментальной основой, в которую поверят все), люди не будут инвестировать», — подытожил Греф.

Из прочих выступлений можно отметить один из «подходов» Силуанова. Говоря об администрировании налогов, глава минфина раскрыл довольно любопытную статистику. «На 1 апреля за первый квартал налоги (поступления) у нас неплохо растут — на 25 процентов, в том числе не связанные с нефтью и газом — на 11 процентов. Что позитивно, у нас растет НДС на 16 процентов к уровню прошлого года. Налог на прибыль — более 20 процентов... Мы залезаем в теневой сектор и именно за счет этого должны привлекать дополнительные ресурсы в бюджетную систему, а не за счет увеличения налоговой нагрузки», — сказал Силуанов.

Еще более интересную информацию сообщил он журналистам уже по окончании пленарки. По словам министра финансов РФ, расходы федерального бюджета в 2017 году могут быть увеличены на 200 млрд. рублей за счет дополнительных ненефтегазовых доходов. Но для этого госкомпании должны выполнить другое условие, зафиксированное в бюджете, — выплатить 50% прибыли в виде дивидендов, а с этим, как известно, могут быть проблемы.

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ