Выбор редакции

ХРИСТИАНЕ И КОММУНИЗМ

Оригинал взят у ded6442 в ХРИСТИАНЕ И КОММУНИЗМ

Отрывки из книги доктора теологии Хьюлетта Джонсона – настоятеля Кентерберийского собора (Великобритания). Над этой книгой он работал в течение 40 лет, изучая процессы, происходящие в СССР. У нас книга была издана в 1957, 1996 годах (последнее издание: Москва, «Былина», 1996). )
«Я сетую не на то, что в мире существует коммерческий и социальный эгоизм, и даже не на то, что он, по-видимому, господствует в обществе, а на то, что его глубокая враждебность духу Христане признается.»

Хьюлетт Дж. «Христиане и коммунизм»

«

Итак, по плодам их узнаете их».

Евангелие от Матфея,гл. 7, стих 20

Эта книга посвящена вопросу о точках соприкосновения между христианством, с одной стороны, и коммунизмом, а также его подготовительной стадией – социализмом – с другой.

Коммунистическая вера завладела миром с такой силой, как не одно другое движение со времен появления христианства. Хотя на первый взгляд коммунистическое учение в том виде, как его излагают (или, вернее, искажают), как будто противоречит идеям христианства, и требуют, чтобы ему было оказано сопротивление. При более глубоком понимании обоих вероучений, коммунизма и христианства, можно обнаружить, – и я уверен, что это будет сделано, – множество точек соприкосновения между ними и тем самым подготовить почву для их объединения.

Итак, настоящие очерки написаны с целью поставить на обсуждение весь этот вопрос об отношении христианской веры к коммунистической вере и побудить более сильные и честные умы глубже разобраться в нем. Христианские богословы во многих странах мира уже берутся или даже взялись прямо или косвенно за эту задачу.

Дальновидный американский банкир Томас Ламонт писал президенту Т. Рузвельту из Москвы, после того как новая революция смела старый порядок: «Ленин – отнюдь не временное явление, лучше договориться с ним». То же самое повторил и Лоуренс Аравийский, который назвал Ленина величайшим человеком нашего столетия. Я тоже решаюсь без всяких колебаний повторить слова: «Коммунизм – отнюдь не временное явление». Чрезвычайно важно поэтому, чтобы мы попытались ясно понять, что такое коммунизм, и постарались найти те пункты, в которых он согласуется с христианской верой и которые послужат основой для дальнейшего синтеза.

Коммунизм – это живое вероучение, оказывающее глубокое влияние на жизнь сотен миллионов людей, которые страстно верят в него. Никто из тех, кому довелось поездить в наши дни по России, Китаю или странам Восточной Европы, не может это отрицать. В Китае некая девушка – коммунистка, приговоренная к смерти за свои коммунистические убеждения, стоя перед теми, кто должен был ее расстрелять, воскликнула: «Вы живете ради ничтожной цели. Я же умираю во имя великой цели. Я предпочитаю умереть ради великой цели, чем жить ради ничтожной цели». Это – живая вера, и она типична для миллионов.

Коммунизм бросает вызов христианам. Этот вызов необходимо принять. Я лично убежден, что синтез этих антагонистических лишь по внешней видимости, а не по существу образов мышления и укладов жизни возможен и что в конечном итоге он принесет счастье человечеству.

Что такое коммунизм?

Карл Маркс 80 лет назад в одном из своих известных произведений дал определение как коммунизму, так и социализму (подготовительной фазе коммунизма).

Вот эти два определения.

Сначала социализм: «От каждого – по способностям, каждому – по труду».

Затем коммунизм: «От каждого – по способностям, каждому – по потребностям».

Мы видим, что в обоих определениях есть одно общее положение: «от каждого – по способностям». Все должны трудиться, и трудиться в меру своих способностей. Интересно отметить, что Советский Союз был первым государством, вписавшим в свою Конституцию не только права человека, но и его обязанности.

Само собой разумеется, что если все должны трудиться, то всем должна быть предоставлена возможность трудиться. И это подводит нас ко второй части определения социализма: «каждому – по труду». Она обеспечивает право на соответствующее вознаграждение за труд. Далее, поскольку труд различается по своей ценности или количеству, вознаграждение в социалистическом государстве также должно различаться по своим размерам. Социалистическое общество – вовсе не обязательно уравнительное общество. Социалистическое общество – это общество на той стадии его развития, на какой оно находится в нынешней России . Положение о том, что каждый должен получать соответственное вознаграждение за свой труд наряду с обеспечением возможности трудиться, предполагает плановую экономику. Оно предполагает также, что земля, энергетические ресурсы, все природные богатства и производственные процессы находятся под контролем всего общества и используются в его интересах.

Но по-христиански ли всё это? Есть ли здесь какие-либо точки соприкосновения с христианством? Это жизненно важный вопрос. Сказать, что все должны трудиться, – это истинно по-христиански. Сказать, что всем должна быть предоставлена возможность трудиться, – это истинно по-христиански. Сказать, что все должны получать соответствующее вознаграждение за свой труд, – это также истинно по-христиански.

Вспомним притчу о талантах: человек, отправляясь в чужую страну, призвал рабов своих и поручил им имение свое. И одному дал он 5 талантов, другому – 2, иному – 1, каждому по его силе, и велел пустить им свои таланты в оборот. Один из рабов зарыл свой талант в землю и был сурово осужден за это. Мысль Христа ясна: все мужчины и женщины одарены той или иной способностью, все они обязаны развить эту способность и все должны трудиться.

Таким образом, мы можем констатировать, что:

1. В этом частном вопросе социализм гораздо ближе к идее Христа, выраженной в притче о талантах, нежели те, кто считает себя вправе жить в полной праздности на унаследованные богатства.

2. Если скажут, что в Палестине времен Христа с ее хозяйством мелких хлебопашцев и мелких ремесленников легче было обеспечить людям постоянную работу и справедливую оплату, нежели в наши дни, в условиях массового производства и неустойчивых рынков, то тут можно возразить, что по этой именно причине социализм и коммунизм требуют коллективной собственности и общественной экономики, основанной на научном планировании.

Вторая часть социалистической программы едва ли нуждается в оправдании: «каждому – по труду».

Христиане не только ничего не имеют против этого положения – об оплате соответственно произведенному труду, – но на этом настаивают. Не должны они сетовать ни на различия в оплате, которые являются стимулом к увеличению производства.

У христиан есть серьезные основания сетовать на фантастические различия в оплате, существующие в нашем нынешнем обществе мультимиллионеров.

Какой строй является в этом отношении более христианским – контролируемый социалистический или неконтролируемый капиталистический, о котором профессор Кейнс, преуспевающий капиталист, честно сказал: «Современный капитализм не признает решительно никакой религии, он лишен внутреннего единства и сколько-нибудь заметного общественного духа. Часто, хотя и не всегда, это всего лишь скопище собственников и карьеристов». Перейдем теперь к марксову определению другого слова – «коммунизм». Как и социализм, коммунизм требует ото всех труда в условиях плановой экономики: «от каждого – по способностям», но на этом сходство кончается. Вторая часть определения гласит: «каждому – по потребностям». Заметьте: не по труду, а по «потребностям».

С начала создается социализм, затем – коммунизм. Сразу достигнуть коммунизма нельзя. Для коммунизма должна быть подготовлена почва. Объясняется это двумя причинами:

1. Только народ, обладающий Волей-к-Добру, может отважиться на строительство общества, основанного на правильных человеческих отношениях.

2. Только богатое государство может располагать достаточным количеством потребительских товаров, чтобы дать «каждому – по потребностям».

Такой порядок не удержится в обществе, которое чуждается труда на общее благо.

Проиллюстрирую достижения Советского Союза на истории, которая могла бы относиться и к любой из колониальных стран. Она относится к далекому Таджикистану, республике Средней Азии, граничащей с Афганистаном, Пакистаном, Индией и Китаем. До революции во всем Таджикистане насчитывалось 12 врачей и 13 учителей; там была всего одна больница на 10 коек. В 1930 году столица Таджикистана была деревней с населением 7 тысяч человек, которые жили в глинобитных хижинах. Сейчас в Таджикистане 5 тысяч врачей и ассистентов. До революции в Таджикистане лишь один человек из двухсот мог написать свою фамилию, там не было ни одной женщины, которая умела бы читать и писать. Теперь каждый ребенок, поступающий в школу, будет учиться там до 17 лет.

Каждая школа имеет своего постоянного врача. Каждую четверть все школьники подвергаются медицинскому осмотру. Здесь, в Англии, моих собственных дочерей пока что за все годы их учения в школе осматривали только три или четыре раза.

Для слепых и глухих детей, а также детей, одаренных каких-либо талантом, существуют специальные школы.

Сельское население, работающее в замечательных, высокомеханизированных колхозах, процветает.

Столицу республики Сталинабад, который ныне представляет собой город протяжением в 7 километров с населением более 200 тысяч человек, пересекают величественные улицы, обсаженные прекрасными деревьями. По улицам быстро мчатся автомобили и троллейбусы. Со всех сторон высятся большие здания, на улице бьет фонтан. Сталинабад, совершенно неграмотный до революции, имеет теперь свой собственный медицинский университет, университет с двумя тысячами слушателей и Академию наук, насчитывающую 16 докторов наук, 96 кандидатов наук и 150 аспирантов.

Если бы в отсталой Кении мы действовали так же, как Советский Союз в столь же отсталом Таджикистане, то эта страна с населением в 5,5 миллиона человек против 1,5 миллиона в Таджикистане изобиловала бы теперь школами. Повсеместная безграмотность исчезла бы. В стране было бы множество библиотек. Кения имела бы 15 тысяч врачей. Бедность исчезла бы.

Освобожденный от глубоко противной христианству помехи в виде производства, направляемого в погоне за личной наживой, делавший основой производственной деятельности не прибыль, а пользу всего общества, идущий к осуществлению коммунистической цели, как она определена К. Марксом: «от каждого – по способностям, каждому – по потребностям», – коммунизм выработал для нашего времени весьма важную моральную теологию:


  • Коммунизм установил идеальные правила отношений человека к человеку.

  • Коммунизм объявил аморальной эксплуатацию одним классом другого.

  • Коммунизм объявил аморальными национальные войны из-за рынков.

  • Он объявил аморальным угнетение зависимых и колониальных народов.

  • Он объявил аморальным неравенство в распределении материальных благ, образования, медицинской помощи и досуга.

  • Он объявил аморальной частную собственность на средства производства.

Коммунизм отваживается понимать слова о любви к ближнему буквально, о чем свидетельствует совершившийся за 25 лет поразительный подъем всех социалистических стран от варварства к вершинам цивилизации.

Коммунизм признает за женщиной полное равенство с мужчиной. Здесь мы поистине имеем элементы того братского общества, о котором нас призывают молиться как о Царстве Божьем на земле, как о верном пути к любящей Сущности, любящему Богу.

Я хотел бы добавить, что в этом дружественном обществе (в Советском Союзе), сплотившемся ради общей благородной цели – создания Божьей семьи народов на земле, людям доступны радости (вдохновенного труда на общее благо, бескорыстной дружбы, высокой любви), о которых большинство из нас, живущих в капиталистическом мире, не может и мечтать!

Эта Радость, проявляющаяся во всех областях человеческой деятельности, и есть путь к Богу. Через такую любовь человека к человеку мы обретаем понимание и уважение к Сущности, служащей источником этой Любви. Мы научимся понимать и верить столь безоговорочно, что сможем без страха встретить величайший Переход (смерть).

Нужно ли мне спрашивать вас теперь, как должны относиться христиане к коммунистической программе?

Я ответил на этот вопрос пятьдесят лет назад. Эта программа – глубоко христианская, сказал я. И когда я узнал, что она будет претворена в жизнь в России и будет основана на научно-планируемом и находящемся в общественной собственности хозяйстве, я добавил, что, по моему мнению, она является не только христианской и высоконравственной, но также практичной и научной и она увенчается успехом.

Я сочувствовал этой программе на протяжении всех последующих лет со всеми их взлетами и падениями. Она пользовалась моим сочувствием заслуженно, ибо (несмотря на все ошибки и темные пятна) она опирается на основополагающую веру в человечество, на ту основополагающую истину, что все люди, каковы бы ни были их воспитание или их способности, – мои братья и что с ними нужно обращаться так, как я стал бы обращаться со своими братьями по крови, которым я всегда стараюсь давать, насколько это в моих силах, по их потребностям.

Х.Джонсон