Выбор редакции

Как Порошенко проиграл Украину России

Хотите, я расскажу вам о том, как Россия победила одного из самых мощных в своей истории противников? Причём победила ещё на этапе расстановки фигур! Хотите? Но сначала потребуется отступление.
Представьте, что на дворе июнь 1812 года, а Его Императорское Величество Александр I — не "плешивый щёголь, враг труда…", а всезнающий матёрый "попаданец" в духе популярных фантастических романов. Он знает, когда и с какими силами нападёт Наполеон, знает, что достаточные для противостояния силы стянуть удастся не раньше сентября, но Москву всё равно придётся оставить. И вот он решает сделать хитрый ход, максимально истощив базу, на которую будет опираться в своём походе Бонапарт. Он превращает территории на пути будущего наступления в выжженную землю, угоняет скот, вывозит продовольствие, запахивает посевы, разгоняет крестьян по лесам, чтобы им нечем было кормиться, кроме нападений на обозы. А заодно и Москву сжигает — всё равно добру пропадать. И довольный собой встаёт лагерем восточнее Первопрестольной, предвкушая, в какую калошу сядет корсиканец.
Вот только Наполеон, собака, не нападает… Зато шляхта западных окраин, шокированная суровыми мерами помазанника и сомневаясь в его психическом здоровье, провозглашает воссоздание Великого Княжества Литовского, требуя кто широкой автономии по финскому образцу, а кто и полной самостийности. А гарантом незалежности просит выступить Наполеона, который так благородно ведёт себя по отношению к полякам (а особенно полькам) в Герцогстве Варшавском.

Поэтому, когда к нашему герою является бравый гусарский полковник, рассчитывавший на предстоящей войне прославиться и даже написавший впрок несколько лихих стишков о прелестях кровавой резни и бивачного пьянства, с предложением дать ему казачков для карательного похода на "новых литовских", Александр цепляется за эту идею. Либо бойкий Денис Давыдов усмирит гонористых жителей Окраины, либо Бонапарт, дабы не ронять авторитет хранителя шляхетских вольностей, пойдёт в атаку и наступит на все те грабли, которые для него заботливо разложили.
Скажете, описанная история — плод больного воображения, и вообще, где тут про обещанный триумф России? А вы попробуйте заменить в ней Александра на администрацию Обамы, Наполеона — на нынешнюю РФ, Давыдова — на Порошенко, а "новые польско-литовские княжества" — на республики Новороссии! Ведь именно по описанной схеме всё и произошло! К концу 2013 года логика экономических связей, противостоять которой 20 лет помогала лишь распродажа наследия УССР, неумолимо склоняла Украину к возвращению на орбиту Москвы, вступлению в ТС и ЕврАзЭС.
Но Вашингтон и украинская элита в страхе перед наступлением "русского мира", по принципу "так не доставайся же ты никому" пошли на превращение страны в руины. Первый так привык ощущать себя победителем холодной войны, что не мог смириться с мыслью даже о локальном поражении. Вторая же остро осознавала, что в едином экономическом пространстве она вся вместе с прикормленной национальной интеллигенцией на фиг никому не нужна.
Действовали наспех, рассчитывая, что Кремль запаникует и попытается проглотить Украину со всеми заложенными в ней минами. Однако "Бонапарт слил", как сказали бы французские патриоты, откажись император от похода на Москву. Капкан остался пуст, разорённая Украина, вместо того чтобы стать большим геморроем для Москвы, стала розой в западном саду.
В Москве и Киеве следили за выборами в США, надеясь на победу "своего" кандидата почти так же, как в Атланте в 1864 году за вторым походом Линкольна на Белый дом. И если нынешняя американская администрация всерьёз продолжит настаивать на тезисе о том, что санкции будут действовать до возвращения Крыма, она лишь ограничит себе пространство для манёвра, став заложницей собственной киевской "шестёрки". Тем более что сейчас уже и в Кремле не уверены, что нам реально нужно снятие западных санкций, и, вообще, не стоит ли решать вопросы о правилах экономического взаимодействия отдельно с каждой страной.
Применительно к ситуации на Украине для США расходы непропорциональны возможным выгодам. Надо понимать, что нам требуется содержать лишь часть двух украинских областей, а американцы, если хотят продолжать эту игру дальше, должны будут взять на баланс всю остальную Украину. И если США для триумфа требуется однозначная и бесспорная победа, а призом в ней будет разорённая Украина, то нас вполне устроит сохранение статус-кво. Украина не может вступить в НАТО, не отказавшись от Крыма и Донбасса (ну не берут туда страны, имеющие неразрешённые территориальные споры), украинская конкуренция нашим компаниям упорно стремятся к нулю, транспортные потоки благополучно обходят Незалежную, потеря украинского рынка вполне компенсируется для нас притоком дешёвой рабочей силы. Мы можем играть в эту игру до бесконечности.
В конце концов, тридцатипятимиллионное население Украины может предоставить ВСУ свыше трёх миллионов рекрутов, причём, с учётом нынешнего уровня безработицы, на экономике это скажется даже положительно. Дело и не в психологическом эффекте, который оказывают на украинское общество эти потери. Даже по официальным (многократно заниженным) данным, Украина уже потеряла в Донбассе пропорционально к численности населения больше, чем СССР за 10 лет в Афганистане.
Для активного же контрнаступления в стратегическом масштабе у Новороссии очевидно недостаточно сил. И даже в случае оперативных успехов ополченцам очень скоро придётся остановиться, как это было после Дебальцевского котла — значительного увеличения обороняемой линии фронта при одновременном добивании атошников в "мешках" им не потянуть.
Так что эта стратегически проигранная США и их ставленниками в Киеве война может продолжаться ещё неопределённо долго — пока решение о необходимости её прекратить не примут в Вашингтоне либо пока Украина не утратит последние элементы государственности. Для США более выгодным будет первый вариант, поскольку позволит сохранить лицо, свалив всю историю на идиотизм предыдущей администрации и, возможно, даже что-то выторговать.
Для России, как ни странно, тоже. Поскольку лучше иметь рядом не представляющую более военной угрозы и остро нуждающуюся в экономическом сотрудничестве Украину, чем оказаться перед необходимостью интегрировать в себя это пространство и наводить на нём хоть какой-то порядок. В конце концов все наши братья, живущие там и считающие себя русскими, вполне могут переехать сюда — у нас вон Сибирь с Дальним Востоком обезлюжены. А весь остальной балласт нам ни к чему.