Выбор редакции

МакSим: «Менталитет нашей страны не поддается никаким теоретическим наукам»

МакSим: «Бог дал мне такой дар — моя вышедшая песня становится популярной» Фото предоставлено пресс-службой МакSим

«И В НАШИ НЕЛЕГКИЕ ВРЕМЕНА МНОГИЕ ПОДРОСТКИ КОПЯТ, ЧТОБЫ КУПИТЬ БИЛЕТ НА КОНЦЕРТ»

— Марина, ваш нынешний казанский концерт начался в 23:00 по московскому времени, соответственно, во всех афишах города шел по разряду «18+». Не лишились ли вы из-за этого серьезной части зрителей, ведь принято считать, что основная аудитория певицы МакSим — это совсем юные барышни?

— Несмотря на то что площадка была немаленькая, на концерте было очень плотно. Поэтому, если бы запускали всех людей, желающих попасть на выступление, к тому же подростков и детей, им бы было очень тяжело в толпе, могла начаться настоящая давка. Я не первый раз даю концерт в Казани, и в зависимости от площадки и времени на концерты приходят абсолютно разные слушатели. И я рада, что моя целевая аудитория настолько расширена.

— А вообще, когда даете концерты в Казани, есть ощущение, что работаете перед родным зрителем? И есть ли какая-то специфика публики в зависимости от того или иного региона или страны?

— Безусловно, выступая в родном городе, испытываешь другие эмоции. Да и от публики чувствую немного другое тепло, нежели обычно. К тому же Татарстан славится своим гостеприимством. Я очень люблю давать концерты в Казани — сразу много воспоминаний из детства, родители и лучшие друзья, которые остались у меня еще со школы, рядом.

— Довольно долгое время у вас в родном городе было неожиданное основное место для выступлений — ресторан «Траттория», сейчас — более вместительный «Корстон». Нет желания собрать в Казани Дворец спорта?

— Вопрос с местом выступления решаем ведь не мы. Мы соглашаемся на те площадки, которые нам предлагают организаторы. Но скажу откровенно, что небольшие заведения меня привлекают больше. Хотя, например, в том же «Корстоне» не такая уж и маленькая площадка, там помещается достаточно много народа.

Лучше почаще приезжать, побольше общаться, видеть глаза людей. Мне кажется, во время выступления должна быть теплая атмосфера. Когда очень много людей и артист на сцене для кого-то размером с мизинчик, это тоже не совсем хорошо. К тому же некоторые, как и я в детстве, экономив на школьных обедах, копили деньги на альбом группы «Гости из будущего» (смеется). Я знаю, что и в наши нелегкие времена многие подростки действительно копят, чтобы купить билет на концерт. В итоге им достаются не самые хорошие места, мне становится как-то не по себе, потому что сама это проходила. 

— Не считая концертов, часто удается бывать в родном городе?  

— Часто приезжать не удается, слава богу, чаще родители приезжают сами. До этого концерта я здесь была в последний раз только в январе на свадьбе моего родного брата. Я, конечно, не могла не приехать, не поздравить. Безусловно, когда тебя полгода нет в родном городе, ты начинаешь очень сильно скучать. Приезжая, охватывает такая ностальгия, накатывают разные трогательные воспоминания, когда проезжаешь мимо каждого уголочка, каждой улочки Казани. 

«Я надеялась, что в первую очередь звание «Заслуженная артистка республики» получу именно от Татарстана, но почему-то случилось так, что первыми его мне дали в Карачаево-Черкесии» Фото: tatarstan.ru

«Я ПАТРИОТ, И СОВЕРШЕННО БОЛЬНА СВОЕЙ СТРАНОЙ»

— В начале этого года вы стали заслуженной артисткой Татарстана, все республиканские СМИ опубликовали фото, где соответствующее удостоверение вам вручает вице-премьер РТ Василь Шайхразиев. Насколько все это стало для вас сюрпризом?

— С нами связались, когда мы находились в Москве, после моего поста в социальных сетях о поддержке образа Казани и установке изображения города на новую рублевую купюру. Я, естественно, слежу за тем, что происходит на моей родине, и, если мне действительно важно какое-то событие, поддерживаю его. Кроме того, на одном из популярных российских телеканалов вышла передача, где я показываю достопримечательности родного города и знакомлю зрителей с теплой татарской атмосферой. Возможно, поэтому я была замечена правительством нашей республики.

Если честно, я надеялась, что в первую очередь звание «Заслуженная артистка республики» получу именно от Татарстана, но почему-то случилось так, что первыми его мне дали в Карачаево-Черкесии. Это было, конечно же, совершенно неожиданно. Когда мы просто приехали на гастроли, нам сказали, что ждет сюрприз. Пригласили прямо на стадион, там присутствовало руководство республики, мне вручили медаль, награду. Это было целое событие.

— То есть татарстанская награда — это такой запоздалый жест, все-таки вы уже лет 10 как одна из самых популярных поп-певиц в стране.

— Что ж, пусть и спустя даже не 10, а 20 лет (столько я работаю на сцене профессионально) меня заметили в родной республике, оценили. Это очень приятно.   

— При этом вас практически не привлекают в культурные программы крупных татарстанских мероприятий: Универсиада, чемпионат мира по водным видам спорта, футбольный Кубок конфедераций… Почему? У вас нет друзей среди республиканских чиновников? Или, может быть, дело в том, что вы не татарка?

— Ну мне это неведомо. На те мероприятия, на которые меня приглашают, я, конечно, с удовольствием приезжаю и поддерживаю их. Другое дело, что еще и график не совсем позволяет активно участвовать в спортивной и не только жизни Татарстана. Возможно, поступают предложения моим помощникам, но именно в тот момент я занята.

Что касается этого года, гастрольный график достаточно мощный, не так давно был большой концерт в Москве, в Питере мы отыграли сольник. С самого начала все понеслось с какой-то сумасшедшей скоростью, а хочется все-таки оставаться адекватной мамой. У меня две дочки, младшая совсем маленькая, ей сейчас очень нужна мама.

— Дочек берете с собой на гастроли?

— Они остаются с няней, но сейчас я контролирую свой график. Собственно, и для самого артиста необходимо нормальное концертное расписание. Мы прошли большие испытания с просто нечеловеческими графиками. И конечно, в конце концов все это превращается в конвейер из концертов. Это не очень хорошо. Важно — и это один из главных моментов — выходить на сцену с горящими глазами и отдаваться полностью. 

— Но все-таки за тем, что происходит в республике, стране и мире, успеваете следить.

— Да, потому что я патриот и совершенно больна своей страной. Но ни в чем не участвую. Сделать что-то, конечно, хочется, но я не могу себе позволить, так как у меня очень тонкий вид профессии. Как медийное лицо я не могу отклониться от музыкальной сферы. Для рок-музыкантов это как-то естественнее, а я все-таки про любовь (улыбается).

«ДО СИХ ПОР ПИШУ НА БУМАГЕ, НЕ ПЕРЕШЛА НИ НА НОУТБУК, НИ НА КОМПЬЮТЕР»

— При том что вы уже давно в шоу-бизнесе, до сих пор не перестаешь удивляться, по сути, уникальности вашей истории успеха. Уехав в Москву совсем юной, сами смогли проложить себе дорогу к славе, не имея богатых родителей, знакомств…

— Я начала работать в 14 лет, знала многих татарских исполнителей, со многими даже дружила. Мы много путешествовали от министерства культуры. Я была, наверное, одной из очень немногих, кто пел по-русски. Затем я захотела уехать в Москву, собрала вещи и поехала. И вот не помню, чтобы мне приходилось проходить огонь, воду и медные трубы. Видимо, это просто судьба. Без меня мои песни стали популярными. Я тогда ничего не понимала в интернете, но благодаря ему стала популярной и в Казани. 

— Тогда ведь ваши композиции приписывали другим исполнителям…

— Да, кем я только не была: певицей Светой, группой «Тату», потом мне придумали псевдоним Maxi-M. В общем, была такая белиберда, что в итоге не пришлось ничего особенного выдумывать, какой-то образ, не надо было никого из себя строить — просто быть самой собой, и в первом клипе я действительно такая, какая я есть. Все получилось благодаря слушателям, это все они сделали. Поэтому, наверное, у певицы МакSим самый большой и активный фан-клуб в стране.

— В 2007 году вы стали самой коммерчески успешной певицей в России. Сейчас смогли бы повторить этот успех?

— Вы знаете, иногда я боюсь писать песни, боюсь их выпускать. Бог дал мне такой дар — моя вышедшая песня становится популярной. Когда едва ли не каждая обретает популярность, ты «едешь». У меня столько предложений, от которых сложно отказаться, столько гастролей, что это становится просто физически тяжело. И есть даже такой психологический аспект — когда садишься писать песню, думаешь: а надо ли?..

До сих пор, кстати, пишу на бумаге, не перешла ни на ноутбук, ни на компьютер. Я совсем к ним не привыкла. У меня еще появилась собака, и ей тоже очень нравятся мои песни, поэтому она их ест (смеется). Потом я пытаюсь вспомнить, что там вообще написала, и... песни нет.

«ПОЖАЛУЙСТА, ТОЛЬКО НЕ НАДО ЭТИХ РАМОК, МЕНЯ В НИХ НЕЛЬЗЯ»

— Именно в 2007-м вышел ваш первый альбом «Трудный возраст». Песни ваши эволюционировали с тех пор, все-таки трудный возраст позади?

— Ну конечно. Я себе сейчас не позволю написать такие песни, про первую любовь уже не напишешь, это будет просто смешно — женщине четвертый десяток (смеется). А трудный возраст никуда не делся, он продолжается, я продолжаю учиться. Вообще, у меня бывает по-разному — иногда получаются какие-то сложные тексты, например «Я буду жить», «Блюз», которые как раз должны петь рок-исполнители. Причем таким мужским жестким голосом.

— Почему тогда вы выбрали поп-музыку, а не рок?

— Пожалуйста, только не надо этих рамок, меня в них нельзя. Я поэтому с удовольствием называю себя поп-исполнительницей, хотя в нашей стране это ругательное словосочетание. Меня никогда не заморачивали такие штампы. Это определение меня расслабляло и давало свободу. Если, например, песня «Дорога» в моей голове звучала в стиле фолк, она и звучит в стиле фолк. Если, скажем, песня «Весна» — это чистый рок-н-ролл, то она и будет звучать так. Лирика значит лирика, баллада значит баллада. Ты не загоняешь себя в рамки. Я могу экспериментировать. Можно, конечно, взять электрогитару и, как у нас многие любят, петь такие же попсовые песни, но играя рок.

— На заказ не пишете?

— В общем, пишу. Для меня это естественно. А иногда, наоборот, возвращаюсь во что-то такое старое. Сейчас я написала песню «Чистое», которая еще не видела свет, но увидит обязательно, возможно, в шестом альбоме. Кроме того, скоро мы будем выпускать сингл «На двоих» и будем снимать видеоклип. Она такая про любовь, как обычно…

Я не очень разговорчива в устной форме, спасаюсь песнями. Для меня еще с детства было естественно писать песни. Так как на уроках нельзя разговаривать, мы с подругой переписывались в стихотворной форме на листочке. Она еще до сих пор, кстати, является соавтором моих некоторых песен, мы по-прежнему дружим. Не понимаю, как можно не уметь писать стихи. Для кого-то муза куда-то должна приходить, куда-то она уходит. Я же совершенно спокойно пишу песни.

«ИЗ МЕСТНЫХ ПЕВЦОВ ЗНАЮ ХАНИЮ ФАРХИ, КОНЕЧНО, САЛАВАТА ФАТХЕТДИНОВА»

— Один из наших излюбленных вопросов артистам, покинувшим республику: есть ли в Москве татаро-казанское землячество? Общаетесь ли вы с известными выходцами из Казани?

— С Чулпан Хаматовой я с удовольствием сотрудничаю. Она руководит благотворительным фондом, и по этому поводу мы довольно часто общаемся, я навещаю деток. Правда, стараюсь это оставлять все-таки за кадром, потому что это такое личное мое спасение, не афиширую такие вещи. В общем, больше мы общаемся по работе, потому что мы все занятые. С теми, кто имеет отношение к музыке, лично я не знакома, но всегда очень радуюсь их победам. Тем более что действительно есть очень хорошие, качественные голоса. Из местных певцов знаю Ханию Фархи, конечно, Салавата Фатхетдинова.

— С Чулпан Хаматовой общаетесь только в рамках ее благотворительной деятельности?

— Мы больше нигде не можем соприкасаться, у нас совершенно разные структуры. Поэтому, сколько бы меня ни приглашали в кино, я не буду в этом участвовать, потому что у меня все-таки музыкальное образование. Хотя многие у нас любят появиться, засветиться хоть где-нибудь. Это совсем не для меня.

— Многие знаменитости любят в графе «О себе» добавлять: певица, актриса, модель, режиссер и т. д.

— А в итоге никто. Не можешь вспомнить, что за личность. Я получала музыкальное образование, я музыкант.

«Я с удовольствием называю себя поп-исполнительницей, хотя в нашей стране это ругательное словосочетание. Меня никогда не заморачивали такие штампы»Фото: ©Екатерина Чеснокова, РИА «Новости» 

«Я ЗАКАНЧИВАЛА КАИ НА ЗАОЧНОМ ОТДЕЛЕНИИ»

— Вы ведь еще и КНИТУ- КАИ имени Туполева окончили и стали дипломированным специалистом по связям с общественностью.

— Я оканчивала КАИ на заочном отделении. Тогда уехала уже в Москву, было тяжело, пропускала много лекций. Но училась очень внимательно. Дело в том, что тогда вообще ничего не понимала в интернете и денег на компьютер у меня не было. Несмотря на то что многие тогда уже скачивали работы, сидела как настоящая отличница (в школе я ею не была, но закончила очень неплохо), высиживала огромное количество часов в Ленинской библиотеке. При этом я неусидчивая совершенно.

Но была страсть к обучению, мне очень нравился мой курс по PR. Я защищала диплом по специфике, которую у нас не преподают на PR, — по продвижению, формированию имиджа личности в шоу-бизнесе. Было очень интересно. Получила пятерку.

Знаете, уезжая в Москву, я даже не хотела быть артисткой. Мама хотела, чтобы я стала юристом, сама я кем-то только не хотела стать, но музыкальная сцена всегда была для меня поводом отлынивая от уроков, контрольных. Судьба есть судьба, она привела меня на свое место.  

— Помогли знания, полученные в КАИ, при формировании собственного имиджа?  

— Конечно. Теоретически помогло, потому что практически у нас в стране это не может помочь. У нас данная отрасль находится все-таки на менее профессиональном уровне. Так что все зависит от каких-то факторов, многое должно сложиться. Теория у нас пока не способна научить этому. Ну и вообще менталитет нашей страны не поддается никаким теоретическим наукам. Мы настолько непонятны для всего мира, настолько отличаемся...

— В интернете можно узнать, что вы теперь еще заочно учитесь в Рязанском университете на факультете теологии. Это правда? И не превращаются ли в таком случае лекции и семинары с вашим участием в фото- и автограф-сессии? Что вас подвигло к получению нового образованию?

— Да, я поступила на второе высшее. Я считаю, что теология — это в первую очередь наука обо всем. Несколько лет назад я увлеклась историей России и прочитала очень много книг на эту тему, прочитала историю искусства, религиоведение, книги по философии и психологии и поняла, что в моей голове все смешалось в одну кашу. Возможно, из-за того, что читала несколько книг одновременно и в большом количестве, плюс каждый автор интерпретирует историю по-своему, некоторые моменты описаны по-разному. Чтобы собрать все знания в одну кучу и сложить все в голове по полочкам, я пошла на курсы теологии.

У нас небольшой класс, в основном это взрослые люди, которые получают второе или третье высшее, которые действительно заинтересованы в изучении данной темы, поэтому приходят на лекции в первую очередь за знаниями, а не за автограф-сессиями.

«ВСЕ ВРЕМЯ СЕБЕ ПОВТОРЯЮ — Я ЖЕ МАТЬ»

— Не могу не спросить про отношения с поклонниками «Спартака». Ваша песня «Знаешь ли ты» стала гимном фанатов футбольного клуба.

— Это событие для меня было умилительным. Здоровые мужики поют слезную песню о любви. Причем где? На футбольном матче. Это вызывает только добрую улыбку.

— А какую свою песню вы бы предложили в качестве гимна фанатам «Рубина»?

— «Рубиновские» поклонники и поклонники ЦСКА тоже одно время пели эту песню. Получилось, что эта композиция стала объединяющей для фанатов разных клубов.

— Сами вы любите более экстремальные виды спорта, быструю езду. В одном интервью рассказывали, что даже случались серьезные аварии. Все это как-то не вяжется с вашим образом «самой нежной» певицы российской эстрады. 

— Да, с тормозом, конечно, плохо совсем. Как-то я приезжала на соревнования гоночных байков, уговаривала себя, что буду ехать очень аккуратно, медленно, вместе со всеми. Но, естественно, адреналин, вечный мой огонь, нажала в «тапочку»... пролетела, перевернулась четыре раза. Со мной такое бывает. К счастью, Бог бережет. Но я все время себе повторяю — я же мать (смеется). Не дай бог, конечно, купить мотоцикл. Хочу, но останавливаю себя и приобретаю все-таки комфортный и безопасный транспорт, потому что со мной часто ездят дети.