Выбор редакции

О валюте и деньгах

Когда речь заходит о современном рынке товаров и услуг, то обычно считается, что цена того или иного товара формируется на основе баланса спроса и предложения. Чем выше спрос и чем более ограниченным является предложение, тем выше может быть цена какого-либо товара. Чем выше предложение и ниже спрос, тем цена меньше. Есть в этом рассуждении, правда, один момент, который как-то сам собой опускается. И этот момент – себестоимость производства данного товара. Если себестоимость производства оказывается выше той цены, за которую данный конкретный товар можно продать, то этот товар в нормально функционирующей экономике просто не будут производить из чисто экономических соображений. Его производство в условиях ориентированной на получение прибыли рыночной экономики становится бессмысленным, в убыток себе никто торговать не будет.

Таким образом, если более строго подходить к вопросу формирования рыночной цены товара, то она представляет собой себестоимость производства товара плюс прибыль, которая определяется как раз тем самым балансом спроса и предложения. Торговец может продавать какой-либо товар себе в убыток на протяжении какого-то времени с целью расширить за чужой счет охват рынка и увеличить объемы продаж, но это, во-первых, не может продолжаться вечно, и, во-вторых, это делается в расчете на то, что будущая прибыль с лихвой покроет текущие убытки. Так, например, в свое время поступила компания Sony, выпустившая и продававшая ниже себестоимости переносные телевизоры, в расчете на увеличение продаж портативных радиоприемников. Прибыль является важнейшей движущей силой современной рыночной экономики, и ее максимизация является главной целью любого предпринимателя.

Проблема заключается в том, что на определенном уровне развития техники и технологий себестоимость производства того или иного товара у всех примерно одинакова, что ведет к насыщению рынка этим товаром и постепенному уменьшению прибыли в результате снижения цены товара к стоимости производства. Это характерно для любых товаров без какого-либо исключения. В этих условиях для повышения нормы прибыли необходимо тем или иным способом снизить стоимость производства, после чего начинается новый цикл снижения рыночной цены к этому рубежу.

Говоря о товарах, как-то забывается тот факт, что деньги – это тоже товар, и хотя их считают особой формой товара, но их товарная суть от этого ничуть не меняется. И будь это унция золота или выпускаемая казначейством США бумажка с сотенным номиналом, но для них также, как и для любого другого товара, характерно то, что их рыночная цена вне зависимости от получаемой в данный конкретный момент прибыли рано или поздно, но неизбежно вернется к себестоимости их производства.

Если же посмотреть на результаты прошлого 2016 года, то эффективность производства унции золота и американской банкноты с сотенным номиналом и их рыночные цены довольно показательны. При рыночной цене унции золота примерно в 1250 американских дензнаков стоимость ее производства у двух крупнейших золотодобытчиков в мире составляла 1113 ам.дензанков или 89% рыночной цены. Для производства же банкноты в 100 ам.дензнаков американскому казначейству требовалось потратить всего 13,4 цента или 0,13% рыночной цены. Что называется, сравните эффективность. Фактически ни за что иметь возможность получить все, разве это не практически наступивший коммунизм для отдельной группы конкретных физических лиц?

Совершенно неудивительно, что при такой эффективности производства центральные банки и власть предержащие будут костьми ложиться лишь бы не допустить возврата к обеспеченным деньгам. Более того, они стремятся еще больше повысить свою прибыль, стремясь вынудить всех остальных участников рынка полностью отказаться от расчетов наличными и полностью урезав издержки на изготовление бумажных банкнот.

Однако на пути к этой светлой для них цели есть все то же вполне объективное экономическое препятствие: уменьшение прибыли в результате снижения цены товара к себестоимости производства. И пространства для падения бумажной необеспеченной валюты в отличие от твердых обеспеченных денег здесь более чем достаточно. Этот возврат к себестоимости производства бумажной валюты может происходить постепенно, как сейчас, но, что гораздо хуже, может быть и практически мгновенным, если доверие участников рынка к бумажной валюте будет окончательно потеряно. В этом случае единственным средством расчетов вновь станут обеспеченные деньги – золото и серебро.

Когда это произойдет, это станет самым масштабным за всю историю человечества перераспределением общественного богатства, поскольку в современной глобальной структуре активов, включающих в себя недвижимость, облигации, акции и драгоценные металлы, доля живых денег – физического золота и серебра – исходя из их текущей стоимости, выраженной в мировой резервной валюте, составляет менее 1%. Если точнее, то всего 0,8%, но именно они станут тем единым стандартом, относительно которого придется пересчитывать стоимость всех остальных товаров и услуг.

Деньги – это энергия для экономики, тогда как необеспеченная бумажная валюта – это неоплатные долги третьих лиц, от которых тем или иным способом придется избавляться. И когда придет время, золото и серебро станут теми немногими товарами, чья ценность либо сохранится, либо, что гораздо вероятнее, заметно вырастет относительно всех иных товаров.

Мои книжки
«Крах «денег» или как защитить сбережения в условиях кризиса»,
«Золото. Гражданин или государство, свобода или демократия»,
«Занимательная экономика»,
«Деньги смутных времен. Древняя история»,
«Деньги смутных времен. Московия, Россия и ее соседи в XV – XVIII веках»
можно прочитать или скачать по адресу http://www.proza.ru/avtor/mitra396


Яндекс.Метрика