Выбор редакции

Обратная сторона Дональда Трампа

Что и кто стоит за сенсационной победой республиканского кандидата 8 ноября

Триумф семью Трампа

 

Что же, собственно, произошло в США на президентских выборах 8 ноября 2016 года, что происходит после них и чего можно ожидать в ближайшем будущем? Почему 45-м президентом этой страны сенсационно был избран республиканский кандидат Дональд Трамп, а не его соперница от Демократической партии Хиллари Клинтон, победу которой обещали все опросы, прогнозы и — якобы — даже предсказания покойных Ванги с Эдгаром Кейнсом на пару?

Очевидный ответ на эти вопросы можно получить, если посмотреть на электоральную карту состоявшихся выборов: подавляющее большинство штатов США проголосовало почти так же, как четыре года назад, когда демократ Барак Обама, получив 65,9 млн. голосов и голоса 332 выборщиков из 26 штатах, обошёл республиканца Митта Ромни (60,9 млн. голосов и 206 выборщиков из 24 штатов) и остался хозяином Овального кабинета в Белом доме на второй президентский срок — правда, уже тогда "уступив" сопернику, по сравнению с триумфальными для себя выборами 2008 года, два штата: Индиану и Северную Каролину.

Теперь же "сменили цвет" с "синего", демократического, на "красный", республиканский, сразу шесть штатов: Айова (6 выборщиков), Висконсин (10), Мичиган (16), Огайо (18), Пенсильвания (20) и Флорида (29). Эти 99 выборщиков и должны сделать Дональда Трампа 45-м президентом США, с запасом обеспечив ему необходимое для избрания большинство в 270 голосов, хотя в целом за республиканского кандидата проголосовало меньше избирателей, чем за Хиллари Клинтон (согласно текущим, но еще не окончательным официальным данным — 60,35 млн. против 61 млн.).

Такая ситуация в истории США стала четвёртой по счёту, а за истекшие 16 лет сложилась уже во второй раз — в 2000 году республиканец Джордж Буш-младший стал 43-м президентом США (271 выборщик), хотя за него проголосовало всего 50,46 млн. избирателей против 51 млн. у демократа Альберта Гора. На этот раз "синие" после "восьмилетия Обамы" снова оказались в проигрыше.

Следующий вопрос: почему это произошло? — судя по всему, уже не имеет столь простого и однозначного ответа. Видимо, прежде всего, речь может идти об усилении кризисных явлений в американской экономике, которые за истекшие четыре года сильно затронули промышленную агломерацию Среднего Запада, к которой относятся четыре (за исключением Флориды), а если учитывать и территориально примыкающую к ним аграрную Айову — то и пять из шести "сменивших окраску" в пользу Трампа штатов.

Вот что писал об этом ещё 3 ноября в "Хаффингтон Пост" известный кинорежиссёр-документалист Майкл Мур, изначально — сторонник "антисистемного" демократа Берни Сандерса: «Трамп добьёт Клинтон. Когда он стоял в тени завода "Форд Мотор" во время мичиганских праймериз, Трамп пригрозил корпорации, что если она действительно закроет этот завод и перенесёт его в Мексику, он наложит 35%-ную пошлину на каждый автомобиль, произведённый в Мексике и ввезённый обратно в США. О, какой сладкой музыкой были эти слова для ушей рабочего класса Мичигана! А когда он ещё подкинул угроз в адрес "Эпл", что запретит ей делать айфоны в Китае и заставит перенести производство в Америку, сердца людей растаяли, и Трамп ушёл с победой, которая должна была достаться соседнему губернатору Джону Касичу… Имеет Трамп это в виду или нет, вроде неважно, потому что он говорит такие вещи людям, которым плохо, но именно поэтому каждый побитый, безымянный, забытый работяга, который когда-то был частью того, что называется средним классом, любит Трампа. Он — человек-коктейль Молотова, которого они так долго ждали; человек-граната, которую они могут на законных основаниях бросить в систему, укравшую их жизнь. А 8 ноября, хотя они потеряли свои рабочие места, хотя банк отобрал их дом, что привело к разводу и потере жены и детей, хотя их машины заложены, у них годами не было настоящего отдыха, им всучили дерьмовый "бронзовый план" Obamacare, хотя они, по существу, потеряли всё, что имели, за исключением одной вещи — одной вещи, которая не стоит ни цента и гарантирована им американской конституцией: права голоса.

Они могут быть без денег, они могут быть бездомными, они могут быть обманутыми и забитыми — это не имеет значения, потому что в день выборов они равны: миллионер имеет такое же количество голосов, как и безработный, — один. И народу из бывшего среднего класса больше, чем из класса миллионеров. Поэтому 8 ноября разорённый избиратель пойдёт в кабину для голосования, получит бюллетень, закроет занавес, возьмёт этот рычаг или ручку, или нажмёт на сенсорный экран и поставит большой X в графу с именем человека, который обещает перевернуть вверх ногами ту систему, которая разрушила их жизнь: Дональд Трамп.

Они видят, что элита, которая разрушила их жизнь, ненавидит Трампа. Корпоративная Америка ненавидит Трампа. Уолл-стрит ненавидит Трампа. Карьерные политиканы ненавидят Трампа. СМИ ненавидят Трампа — после того, как они возлюбили и создали его, а теперь ненавидят. Спасибо, СМИ: враг моего врага — это тот, за которого я проголосую 8 ноября.

Да, 8 ноября вы — простак Джо, простак Стив, простак Боб, простак Билли, все простаки Америки — встанете и пойдёте, чтобы взорвать всю чёртову систему, потому что это ваше право. Избрание Трампа будет самой большой вздрючкой, когда-либо зарегистрированной в истории человечества, и это будет чертовски здорово!»

Разумеется, в любой охваченной кризисом системе "периферия" страдает раньше и сильнее "центра". Центр Среднего Запада, штат Иллинойс и мегаполис Чикаго, 8 ноября 2016 года остались "синими". По всей Америке "центры" голосовали за Клинтон, а "периферия" — за Трампа. И если бы президентские выборы в США были прямыми, нью-йоркский миллиардер сегодня был бы не "винером", а "лузером". Но "закон есть закон", в американскую электоральную систему изначально был заложен мощный механизм, который сегодня многие называют анахронизмом, но который позволяет не доводить дело до краха всей системы в угоду её "центрам", поэтому, согласно действующим избирательным нормам, победу празднуют сторонники Дональда Трампа, а не Хиллари Клинтон.

В том числе — и благодаря штату Флорида, который, казалось бы, не только пользуется почти всеми благами "глобальной экономики", но и в значительной степени населён представителями этнических меньшинств, которые должны были "по определению" голосовать за Хиллари Клинтон. Но в этом "солнечном штате", где каждый пятый избиратель является испаноязычным и, в основном, эмигрантом с Кубы, нормализация отношений с Островом Свободы при сохранении там власти братьев Кастро была воспринята чрезвычайно негативно. И Флорида проголосовала за Трампа: 4,605 млн. голосов против 4,486 млн.! По большому счёту, можно сказать, что именно эти "лишние" 120 тысяч флоридских избирателей — вместе с "пенсильванским прорывом" Трампа — и решили исход голосования 8 ноября…

На примере Флориды, где за Трампа проголосовало на полмиллиона человек больше, чем за Митта Ромни четыре года назад, наглядно видны ещё два механизма, которые сработали против Хиллари Клинтон: некомпетентность "команды Обамы", с разочарованием в ней "ядерного" электората "партии осла", а также позиционирование кандидата от Демократической партии в качестве чуть ли не 100%-ной аватары 44-го (и первого "небелого") президента США.

Так вот, те миллионы американских избирателей, которые 8 лет назад поверили в "чудо Обамы" и его лозунг "Yes, we can!" ("Да, мы сможем!"), за истекшее время убедились, увы, в обратном. За Барака Обаму в 2008 году проголосовало рекордно большое число американских избирателей — почти 69,5 млн. В 2012 году их число сократилось до 65,9 млн., которых всё же хватило для победы, а теперь за Хиллари Клинтон проголосовало всего лишь 61 млн., и их для победы уже не хватило, хотя Трамп получил в целом даже меньше голосов, чем Митт Ромни четыре года назад. Поддержка демократического кандидата со стороны традиционного электората, который представляет собой, говоря словами Фрэнсиса Фукуямы, "коалицию женщин, афроамериканцев, испаноамериканцев, борцов за окружающую среду, и ЛГБТ" (а также, добавим от себя, получателей "вэлфера") по разным причинам оказалась слабее запланированной.

Что это за причины? Провальная реформа здравоохранения Obamacare, сокращение объёма и качества программ социальной помощи, экономическая стагнация с гигантской реальной безработицей, вследствие чего реальный уровень жизни среднего американца не превышает уровня 1972 года, плюс сверхвысокий рост долгов: федерального, отдельных штатов, муниципального, корпоративного и частных домохозяйств на фоне растущего социального неравенства, позволяющего говорить о "среднем американце" только как о "статистическом фантоме", и запредельных трат на "продвижение демократии во всем мире" — всё это и многое другое привело к тому, что уже на промежуточных выборах 2014 года многие кандидаты от Демократической партии "на местах" попросту отказывались от публичной поддержки со стороны президента Обамы — чтобы не оттолкнуть от себя избирателей. Хиллари Клинтон пошла по другому пути: ни в чём не критикуя действующего президента США и полностью принимая на себя его курс. Возможно, "мозговые штабы" демократов дезориентировали рекордно высокие цифры отрицательного рейтинга Дональда Трампа, против которого, согласно данным социологических опросов, высказывались более 67% респондентов, в то время как против Хиллари Клинтон — "всего лишь" 54%, но, как выяснилось, из тех 65 млн. избирателей, которые не испытывали "трампофобии", в конечном итоге за республиканского кандидата проголосовали почти 60 млн., то есть электорат Трампа был мобилизован более чем на 90%, в то время как у его соперницы аналогичный показатель составил всего лишь 67%. Иными словами, каждый третий потенциальный сторонник Хиллари Клинтон на выборы попросту не пришёл. То есть голосование, вопреки расхожим штампам, всё-таки шло не "против", а "за". И демократы его проиграли.

Важнейшую роль здесь сыграло изменение электорального профиля американского общества. Классическая и стандартная для стабильного общества "гауссиана", которую так возлюбили отечественные "либерасты", что даже считают этот "профиль одногорбого верблюда" единственно возможным на "честных выборах" распределением голосов, трансформировалась в столь же классический для кризисного общества "профиль двугорбого верблюда" с двумя пиками: "правым" и "левым", — а также с очевидным провалом в центре. Если до выборов 2016 года кандидаты двух партий вели бои за "центр", теперь центристская позиция, которую занимала Хиллари Клинтон, была заведомо проигрышной. И если в её соперничестве с Берни Сандерсом этот провал удалось купировать — пусть и не без потерь — при помощи административного ресурса "партии осла", то привлечь на свою сторону "левый" антиолигархический электорат экс-первой леди и экс-госсекретарю США, которая была, можно сказать, живым олицетворением американской политической и финансовой олигархии, понятное дело, не удалось.

Выбор 8 ноября 2016 года для граждан США был выбором между инерционным продолжением прежнего курса американской элиты и его достаточно резкой, но вполне определённой сменой. Программа Трампа, направленная на возрождение реального сектора американской экономики и отказ от агрессивной политики имперского глобализма, выраженная в его геттисбергской речи 22 октября, не является предвыборной "пустышкой", о которой политик спокойно забывает на следующий день после своей победы на выборах.

Ещё более показательным с данной точки зрения было выступление Трампа 19 октября в Лас-Вегасе на благотворительном вечере, где присутствовали практически все "сливки" американской "элиты", включая и Хиллари Клинтон. Республиканский кандидат не просто призвал всех собравшихся голосовать за себя, но и вывалил на свою оппонентку несколько тонн убойного компромата, включая ограбление ею "гаитянских деревень" и необходимость "вспомнить всё" на предстоящей беседе с главой ФБР Джеймсом Коми (через девять дней после выступления Трампа в Лас-Вегасе этот достойный наследник Эдгара Гувера напишет конгрессу США, что расследование против Хиллари Клинтон не закрыто, данная информация станет достоянием гласности и сыграет, по мнению самой Клинтон, решающую роль в её поражении). Более того, на личную послевыборную конфронтацию с Трампом "леди Вау" после многочасовых колебаний всё-таки не пошла, поздравив своего соперника с победой и дистанцировавшись от массовых протестов под лозунгами "Not my president!" ("Не мой президент!").

Можно ли считать этого нью-йоркского миллиардера, занимающего 131-е место в списке "Форбс" самых богатых людей США, неким "антисистемным" кандидатом, "американским Жириновским", политическим фриком, вознесённым на вершины власти стихийной волной народного волеизъявления? Разумеется, можно. Но это всего лишь одна, лицевая сторона медали избранного 45-го президента США. Обратная сторона свидетельствует о том, что к этому месту он присматривался больше четверти века. Уже в 1988 году на шоу сверхпопулярной Опры Уинфри 42-летний тогда Дональд Трамп отвечал на явно "заказанный" им вопрос о своём будущем президентстве.

"Опра Уинфри: Вы сказали, что если когда-нибудь будете баллотироваться на пост президента, то выиграете.

Дональд Трамп: Я не знаю, но я думаю, что выиграю. Я не пойду на проигрыш. Я никогда в жизни не шёл на проигрыш. И если бы я решился это сделать, у меня был бы огромный шанс выиграть. Не знаю, как думает ваша аудитория, но, по-моему, люди устали смотреть, как их страну грабят. И я не могу обещать всего, но могу точно сказать, что эта страна заработает гораздо больше денег без тех, кто двадцать пять лет на ней наживался. Всё изменится, поверьте мне!"

Знаете, что здесь самое интересное? Самое интересное здесь — это временная отсылка в устах Дональда Трампа, отсылка на 25 лет назад, то есть к 1963 году, году убийства 35-го президента США Джона Кеннеди, демократа по партии и католика по вероисповеданию. Кстати, единственного президента США, который хотел вернуть американскому государству право эмитировать национальную валюту — право, в 1913 году делегированное Федеральной резервной системе…

Именно после 1988 года молодой миллиардер-строитель из Нью-Йорка стал, вопреки законам большого бизнеса, активно работать в американском медиа-пространстве и нарабатывать себе узнаваемый имидж: выступать с публичными лекциями, организовывать конкурсы красоты и "бои без правил", вести телевизионные шоу и спонсировать политиков. Через 12 лет, в 2000 году Трамп впервые попробовал участвовать в президентских выборах — от Реформистской партии, бросив вызов другому миллиардеру, Росу Перро, который в 1992 и 1996 годах, выступая как независимый кандидат в связке с вице-адмиралом Джеймсом Стокдейлом, отбирал голоса у республиканцев (соответственно, 18,9% и 8%), помогая побеждать Биллу Клинтону. Тогда Трамп — в связке с той же Опрой Уинфри — даже "взял" два штата, Мичиган и Калифорнию, но быстро понял, что "третья сила" в соперничестве между Альбертом Гором и Джорджем Бушем-младшим уже не нужна и снял свою кандидатуру. В 2004 году вступил в Демократическую партию, став одним из её спонсоров, в 2009 году, после победы Барака Обамы, перешёл в стан "слонов"-республиканцев. Всё это позволило Трампу, не оставляя свой бизнес, достаточно глубоко разобраться в тонкостях американской политики.

Вопрос заключается в том, насколько он делал это, исходя из своих внутренних потребностей, а насколько его "вели" внешние политические силы.

Если рассматривать историю того поколения семейства Трампов (или даже клана Трампов-Маклеодов), к которому относится 45-й президент США, то можно зафиксировать один чрезвычайно интригующий момент: его невероятное — для "обычной" семьи миллионеров — возвышение началось после того, как младший брат Дональда Роберт в 1984 году женился на Блейн Бёрд, известнейшей "светской даме" Нью-Йорка. Именно после этого домохозяйка Мэриэнн Трамп-Барри начала свою головокружительную судейскую карьеру, в конце концов став старшим окружным федеральным судьёй (чтобы понять, что это такое, надо сказать, что таких судей всего девять на все США, а возглавляемый ею апелляционнный суд совсем недавно наложил штрафы на 14 крупнейших ТНК общей суммой свыше 100 млрд. долл.), Элизабет Трамп стала работать в системе Chase Manhattan Bank, став сначала "executive assistance" то есть заместителем исполнительного директора, а затем — "executive officer", то есть собственно исполнительным директором отделения в Нью-Йорке — уже JPMorgan Chase. А сам Дональд Трамп со своим младшим братом продолжили заниматься строительным, игорным и прочим бизнесом — разумеется, используя кредиты Chase Manhattan и защиту со стороны адвоката Роберта Барри, супруга окружного судьи Мэриэнн Трамп-Барри…

Удивляет ли вас после этого тот факт, что в списке сил, поддерживавших Трампа на президентских выборах 2016 года, значатся и JPMorgan Chase, и Carlyle Group, и Credit Suisse, и ряд других крупнейших ТНК, а стоимость осуществлённой медиа-раскрутки данной фигуры оценивается в несколько десятков миллиардов долларов — при том, что прямые затраты Дональда Трампа на проведение своей выборной кампании оказались в 50(!) раз меньше, чем аналогичный показатель Хиллари Клинтон. Удивляет ли вас очевидная поддержка Трампа со стороны целого ряда американских спецслужб, включая ФБР и военную разведку? Кроме того, рядом с нью-йоркским миллиардером вроде бы случайно, но постоянно возникают фигуры иерархов католической церкви — и, даже несмотря на его публичные пикировки с папой Римским Франциском, 52% американских избирателей-католиков проголосовали за Трампа (практически все "латинос" США являются католиками). Не так много по сравнению с 81% WASP (белых англо-саксонских протестантов), но гораздо больше, чем за Хиллари Клинтон.

Что дальше? Почему избрание Трампа вызвало такой шок у глобалистов всех мастей по всему миру? Почему соросовские НКО организуют протесты в крупных городах США, выплачивая их участникам по 150 долларов в сутки? Почему американские "звёзды" шоу-бизнеса и спорта не приемлют победы республиканского кандидата, как мантру, повторяя предвыборные обвинения Хиллари Клинтон своего оппонента и его сторонников в "расизме, фашизме, сексизме, гомофобии, ксенофобии, исламофобии — всего не перечесть"?

Для ответа на эти вопросы можно сформулировать следующую рабочую гипотезу: победа Трампа хоронит модель "однополярного глобализма" Pax Americana, в рамках которой только и могут существовать — в своём нынешнем привилегированном статусе — указанные выше социальные страты.

Единый глобальный рынок нынешней "империи доллара" отныне подлежит "многополярной" фрагментации, и в этой связи тезис о "новой Ялте" с гипотетическим участием Дональда Трампа, Си Цзиньпина и Владимира Путина обладает не меньшей прогностической силой, чем тезис о том, будто целью Трампа является раскол российско-китайского стратегического союза с выводом США в привычную им по двум мировым войнам ХХ века позицию "мудрой обезьяны, наблюдающей за схваткой тигров в долине". Для реализации подобной стратагемы у США сейчас нет ни времени, ни ресурсов, ни возможности "уйти в тень" и "выйти из тени".

Да, Трампа двинули на президентский пост с целью списать глобальные долги — в первую очередь, американские — и перераспределить мировые активы. В чью пользу? — бенефициары, по большому счёту, уже известны. Но сделать это ему предстоит не путём развязывания ядерной войны, а путём "компромисса с позиций силы", пока это ещё возможно, пока в распоряжении "вашингтонского обкома" еще находятся десятки, если не сотни политических аналогов комплекса Swifton Village (Цинциннати, штат Огайо), с которого некогда начался бизнес-взлёт Дональда Трампа. Филиппины для КНР, Украина для России — это лишь самые очевидные "переговорные позиции" в руках у человека, который считает своё "искусство заключать сделки" важнейшим конкурентным преимуществом.

Начнёт ли при этом 45-й президент США, как обещал, полноценный аудит Федрезерва, превратив этот главный эмиссионный центр современного мира в новую "Компанию Южных морей", — пока неизвестно. Вернее, уже известно, что нынешняя глава ФРС Джанет Йеллен доработает до 2018 года, но не будет рекомендована Дональдом Трампом на следующий срок полномочий.

Подводя итоги, можно сказать, что сейчас в мировой истории наступает эпоха переговоров. Окажется ли она всего лишь недолгим затишьем перед новой финансово-экономической и военно-политической бурей, или же в результате будет достигнут некий устойчивый и способный к динамическому развитию баланс сил, — во многом зависит от того "глобального треугольника XXI века", который был описан в нашей книге, увидевшей свет ещё два года назад.

"Центр современного мира можно представить в виде "глобального треугольника", вершинами которого являются Соединённые Штаты Америки, Китайская Народная Республика и Российская Федерация.

Если США продолжают оставаться признанным информационно-финансовым, научно-технологическим и военно-политическим лидером, а КНР к титулу самого населённого государства нашей планеты (свыше 1,3 млрд. человек) уже в начале 2000-х годов добавила статус "мастерской мира", то Россия — настоящая "кладовая мира", поскольку на её гигантской территории (включая шельфы морей и океанов) расположено, по разным оценкам, от четверти до трети всех запасов полезных ископаемых Земли, а кроме того — она является наследницей "советской империи", что в данном случае не менее важно. В рамках этого "глобального треугольника", скорее всего, и решится ближайшее будущее человеческой цивилизации. При этом остальные метарегионы планеты (Евросоюз, с особой ролью Великобритании как наследницы Британской империи, исламский мир, Латинская Америка, "чёрная" Африка, Индия и "жёлтая" Азия, включая Японию и Австралию) будут играть несамостоятельную — то есть вспомогательную и подчинённую — роль"..

Оценивая избрание Дональда Трампа 45-м президентом США, мы можем констатировать, что наш прогноз полностью оправдывается, а создание "тройственного союза" между Вашингтоном, Пекином и Москвой вместо реализации любой конфликтной модели является оптимальным условием для преодоления глобального кризиса человеческой цивилизации.

Александр Нагорный, Владимир Винников

http://zavtra.ru/blogs/obratnaya_storona_donal_da_trampa

 

 

Америка, ты уволена? Победа Дональда Трампа и Россия

Александр НАГОРНЫЙ, заместитель председателя Изборского клуба.

Уважаемые коллеги! Сегодня темой нашего обсуждения будет уже закреплённая голосованием коллегии выборщиков и решением конгресса США победа Дональда Трампа на президентских выборах. Мы видели, какие усилия прилагали его оппоненты, стараясь если не поставить под сомнение своё поражение, то хотя бы оправдать его – видимо, в глазах своих спонсоров и в своих собственных глазах. Судя по тому шторму, который был устроен не только в глобальных масс-медиа, но и на улицах ряда крупнейших американских городов, включая Нью-Йорк и Лос-Анджелес, которые голосовали в целом за Клинтон, на эту работу были брошены немалые финансовые и организационные ресурсы – вплоть до того, что противники Трампа, похоже, были готовы пойти даже на слом всей американской политической системы, устроив очередную «цветную революцию» в самих США. Но, несмотря на это, система устояла, хотя и была поставлена под вопрос. Все мы знаем тот лозунг, под которым кандидат от республиканской партии шёл на президентские выборы: «Сделаем Америку снова великой!» Но вся страна и даже весь мир смотрели его телешоу «Кандидат», где Трамп произносил совсем другую «коронную» фразу» «Ты уволен!» Не станет ли его президентство «увольнением» Америки с привычного для неё места работы «глобальным лидером человечества», пусть даже ситуация внутри США улучшится? И какими могут оказаться последствия такого «увольнения» для всего мира?

Александр ДОМРИН, политолог.

Никогда еще слова американской рок-группы REM «It’s the end of the world, as we know it! And I feel fine!», впоследствии воспроизведенные на русском языке группой «Аквариум» не были более актуальными: «Мир, как мы его знали, подходит к концу! И Бог с ним!»

Дональд Трамп официально стал президентом США. «Мы сделали это! Спасибо всем моим сторонникам, мы только что официально победили на выборах (несмотря на все искаженные и неточные сообщения в СМИ)», — написал Трамп в своем Twitter-аккаунте.

Не будет преувеличением сказать, что Трамп доказал свое превосходство трижды: на выборах 8 ноября, после пересчета голосов в штате Висконсин и на коллегии выборщиков.

За Трампа проголосовали те, кто устал от политкорректности, приведшей к тому, что меньшинства в США оказывались в привилегированном положении. Проголосовали занятые в реальном секторе рабочие, фермеры, ковбои. Проголосовали против того, чтобы налоги, которые с них дерёт федеральное правительство, уходили на пособия тем, кого даже работать нельзя заставить, не рискуя быть обвинёнными в расизме.

Америкa превратилась в тоталитарный, политкорректный Четвёртый рейх, где люди боятся говорить о том, о чем они думают. Согласно недавнему исследованию Ассоциации американских вузов, только 17% преподавателей в США осмеливаются говорить на «неполиткорректные» темы.

Здоровые чувства американского большинства не приемлют однополых браков и протестуют против превращения их великой страны в подобие европейской помойки «мультикультурализма».

Мы стали свидетелями тектонического сдвига. Революция Трампа - это отражение общих настроений в мире: антиглобалистских, консервативных, традиционалистских. Не думаю, что сами американцы планировали такой исход. Это неожиданность, которая показывает, что в Америке не всё так гладко. А зачем иначе Трампу был нужен лозунг «Сделаем Америку великой снова»? Разве сейчас она - не великая? Но, тем не менее, американцы за него проголосовали.

И победа Трампа, на мой взгляд, также станет катализатором перемен в Европе.

Либеральную пену и «неоконсерваторов» в США не ждет ничего хорошего. Самые сообразительные из них присягнут сами и перекрестятся с облегчением. Бизнес может играть в политику, но условия всегда ставит власть. Победа Трампа означает поражение русофобов, стоящих за Обамой и Хиллари в Америке, в Европе, на русофобской периферии Большой России. В частности, не оправдались надежды киевской хунты на то, что «Хиллари придёт, порядок наведёт!», и нанесён сильный удар по пятой колонне, либерал-фашистам в нашей стране.

Если вы помните, истерика в прямом эфире на «Эхе Москвы» началась уже в 5 часов утра в среду, 9 ноября с первыми результатами выборов. Затем на телеканале «Дождь» Евгения Курицына, более известная как Божена Рынска, заявила: «В наших домах мы не стали бы принимать женщину такого класса, как Меланья Трамп!» Отдохните! Трамп пришел всерьёз и надолго.

Трамп и его избиратели вскрыли гнойник, болевую точку, раковую опухоль своей страны и всего мира. За Трампа проголосовала здоровая Америка. Америка, которую я люблю. Америка, которая не желает жить в «прекрасном новом мире» либерального тоталитаризма.

И последнее. Впервые о том, что «на сегодняшний момент самое яркое пятно в политической жизни США — безусловно, Дональд Трамп», и что он «абсолютно заслуживает» стать новым президентом США я написал в газете «Завтра» еще 6 августа 2015 года!

Любой богобоязненный человек не станет загадывать на будущее. Как говорил известный литературный персонаж: «Человек смертен, но это было бы еще полбеды. Плохо то, что он иногда внезапно смертен, вот в чем фокус!» Но если обойтись без булгаковщины, повторюсь: Трамп пришел всерьёз и надолго!

Америки и мира, который мы знали после 1991 года, больше нет.

Елена ЛАРИНА, конфликтолог.

Чтобы понять то, что случилось в Америке - я имею в виду избрание Дональда Трампа, - надо понимать, что собой представляет современная Америка. Используя метод анализа связанных структур, предложенный еще в 80-е годы прошлого века Кириллом Васильевичем Сомиком, и доступные нам открытые базы данных, удалось установить, что в американской элите в настоящий момент существуют три сильно связанные группы, то есть группы, где перекрёстное владение собственностью, участие в советах директоров компаний, переход первых руководителей из одной компании в другую, участие в одних и тех же политических кампаниях и т.д., всего около 15 параметров, находятся в диапазоне 60-70%. Что это за группы?

Первая из них – это индустриальная группа, это группа аграрной экономики, группа второй промышленной революции, «одноэтажной Америки» и так далее.

Вторая – это финансиализированная группа, это банкстеры, Уолл-Стрит, сюда же входят элиты, связанные с энергетическим сектором, поскольку нефтедоллар является основой глобального господства «империи доллара».

Наконец, третья группа  - это представители новой экономики: всего, что связано с третьей производственной революцией, с IT-Америкой.

Считается, что «неоконсерваторы» и Хиллари Клинтон представляют вторую из названных мною групп. А кого представляет Дональд Трамп? Кажется, что он – представитель первой группы, индустриальной, аграрной Америки, Америки «среднего класса». Но вот вопрос: могла ли эта первая группа политически победить вторую без поддержки третьей? Понятно, что ответ на такой вопрос может быть только отрицательным. Но интересно, что такой поддержки не было. На выборах 8 ноября совершенно чётко проявилась закономерность: чем выше уровень образования, тем больше было преимущество демократов. Избиратели в возрасте от 18 до 35 лет отдали голоса преимущественно демократам. Штаты, которые проголосовали за Клинтон, производят 68% американского ВВП, а те, которые проголосовали за Трампа, - всего лишь 32%. Из 100 графств с наибольшим уровнем ВВП на душу населения в 81 победила Клинтон и только в 19 - Трамп. Причём все эти 19 графств занимались в основном финансами и сланцевой нефтью. Клинтон победила везде, где работает IT-экономика, где она является базой социальной жизни, включая 16 из 17 крупнейших мегаполисов США, где проживает 110 миллионов человек и 12 из 13 «высокотехнологичных», согласно индексу Bloomberg, штатов. В целом за Клинтон, по официальным данным, было подано на 2,865 миллиона голосов избирателей больше, чем за Трампа, итоговую победу которому принесли всего 103 тысячи человек в трёх штатах «ржавого пояса». Следовательно, реально ситуация обстоит совершенно иначе: финансиализированная Америка, Америка Уолл-Стрита, использовала гнев и надежды индустриальной Америки, чтобы руками Трампа нанести поражение Америке новой экономики. Две фразы Трампа – в подтверждение данного тезиса. Когда он ещё участвовал в республиканских праймериз, то сказал своему оппоненту Теду Крузу: «Разница между нами в том, что вы ждёте, когда ваши спонсоры с Уолл-Стрит готовы будут с вами встретиться, а я иду вместе с ними пить кофе». А относительно Клинтон он высказался ещё более уничижительно: «Хиллари и её муж побираются у моих друзей и работают у них интеллектуальной обслугой. Зачем голосовать за обслугу? Лучше голосуйте за меня!» И о том же говорит поведение фондовых рынков, где после избрания Трампа на 5-7% выросли акции нефтяных компаний, выросли акции крупнейших банков и на те же 5-7% упали показатели высокотехнологичных компаний: Apple, Google, Amazon, Microsoft, Facebook и других. Предполагалось, что за республиканского кандидат будут голосовать те штаты, где наиболее велика безработица, - ведь Трамп обещал весь импорт обложить огромными пошлинами - с тем, чтобы вернуть в Америку производства, вернуть рабочие места. Но никакой корреляции между уровнем безработицы и голосами, отданными за Трампа, на выборах 8 ноября не было. Зато была чёткая зависимость его поддержки от уровня занятости избирателей рутинными, повторяющимися операциями (в американской статистике они называются «монотонной работой»). То есть на самом деле Америка боится не Китая или Мексики, а боится роботов, боится роботизации производства. Мы знаем, что у США – гигантский долг, гигантский бюджетный дефицит, гигантское отрицательное сальдо внешней торговли. Но при этом, если посмотреть статистику, окажется, что Америка - в значительной степени самодостаточная страна. 82% сделок внутри США совершается с их собственной продукцией, и только 18% - с импортной. Причём не менее половины стоимости этой импортной продукции составляют платежи за американские ноу-хау, патенты, оборудование и так далее. То есть всё это тоже, можно сказать, работает на американскую экономику. Вернее, на американские корпорации. И Трамп – это государственный налог на них, на их доходы и сверхприбыли, не более того.

Михаил ДЕЛЯГИН, директор Института проблем глобализации.

Это чрезвычайно интересные данные, но мне кажется, что они могут быть интерпретированы и с других позиций. Потому что сегодня 95% финансовых инструментов не имеют текущего покрытия реальными активами в виде товаров и услуг. Насколько я понимаю, Хиллари Клинтон выражала идеологическую и экономическую позицию, согласно которой ради сохранения глобального спекулятивного бизнеса можно пожертвовать Соединенными Штатами. Пусть будет «ржавый пояс», пусть будет деградация и уничтожение среднего класса – ничего страшного, перетопчутся. Главное – сохранить глобальный спекулятивный бизнес, глобальное пространство для спекуляций. Уже Обама стал отказываться от этой идеи, потому что суть Трансатлантического и Транстихоокеанского партнёрств заключались в том, что он попытался вырезать из мира наиболее сладкие куски, изолируя БРИКС - прежде всего, Китай, но и Россию тоже, - от американских «зон совместного процветания». Это была вполне внятная перспектива, но Америка от этой перспективы отказалась. Причём еще до победы Трампа. Она голосами республиканских конгрессменов и сенаторов отказалась ратифицировать заключенный 5 октября 2015 года договор о Тихоокеанском партнёрстве, хотя ничто не мешало им это сделать. Кроме понимания связанной с этим партнерством – и аналогичным Трансатлантическим - перспектив превращения США в два побережья с пустыней между ними и, соответственно, с полным крахом республиканцев, как политической силы, которая представляет иную концепцию. Концепцию, согласно которой, наоборот, ради Америки можно пожертвовать глобальным спекулятивным рынком, сохранением единства страны. То есть выступили за разделение мира на макрорегионы, отражением которого является прорастание патриотизма в самых, казалось бы, странных и неожиданных местах, включая Пятую авеню Нью-Йорка, где стоит «Башня Трампа».

Разумеется, что такая «картина мира», которую предлагает избранный 45-й президент США, является сном наяву для наших либералов во власти, которых не устраивала модель глобального рынка от Обамы и Клинтон, где они были бы низведены на уровень «недочеловеков», не имеющих права на реальную власть и собственность. И это объясняет как внезапную их очарованность Трампом, так и возможность охлаждения отношений России с Китаем. У нас с пекинскими товарищами очень много замечательных разговоров, объятий и даже иногда бывают выпивки, что в нынешнем Китае большая редкость, поскольку там в рамках борьбы с коррупцией запретили выпивать за казённый счёт. Но одна из главных проблем Си Цзиньпина заключается в том, что его концепция двух Шёлковых путей очень здорово буксует, почти не реализуется – в том числе из-за противодействия финансово-экономического блока правительства РФ. Сотрудничество с Китаем для Кремля предельно прагматично, и это лишний раз показали недавние переговоры Путина с японским премьер-министром Синдзо Абэ. То есть с одной стороны мы произносим все нужные и правильные слова, гордимся «поворотом на Восток», даже строим разные «Силы Сибири», но наши либералы исторический Китай ненавидят, взаимодействие с Китаем для них противоестественно, а вот Трамп – как раз то, что нужно.

Андрей КОБЯКОВ, экономист, доцент МГУ им. М.В.Ломоносова.

Елена Сергеевна коснулась вопроса о реакции мировых рынков на избрание Дональда Трампа, но осветила его только в аспекте того, что происходило в ночь с 8 на 9 ноября. Дальнейшая динамика показала, что никаких серьёзных последствий этот, казалось бы, крутой политический поворот в главной экономике мира не вызвал. Наверное, отсутствие реакции рынков на вроде бы сенсационный результат президентских выборов в США и является их реакцией, поскольку они в целом ведь очень чувствительны к политическим сигналам, и это сказывается на экономической динамике, на монетарных, биржевых индикаторах и так далее. То есть налицо уже некая система сигналов, что Трамп – точно не «черный лебедь» типа Рона Пола, а потому ждать от него каких-то радикальных шагов, попыток всерьёз изменить правила игры или устроить «наезд» на основных бенефициаров этих рынков, оснований нет. Фондовые рынки продолжают расти и уже вплотную приблизились к рекордной отметке в 20000 пунктов по индексу Доу-Джонса. Это, конечно, абсолютная перегретость, и ситуация здесь в чём-то напоминает ту, которая была накануне 2001 года, когда леверидж, то есть отношение текущей капитализации компаний к их текущей прибыли, приближался к 30. И сегодня он устойчиво превышает уровень 25, то есть полностью оторван от реального состояния экономики. И это является следствием очень серьёзного уровня манипуляций, связанного с накачкой сюда запредельных объёмов денежной эмиссии, политики «количественного смягчения» последних лет. Официально все эти QE Федрезерв уже прекратил, но на деле они продолжаются, другого объяснения динамике фондовых рынков нет. Вот уже несколько десятилетий биржевые крахи в США наблюдаются примерно каждые 8,5 лет. Последний из них приходится, как мы помним, на конец 2008-начало 2009 годов, то есть достаточно высока вероятность того, что уже в первой половине 2017 года перегретый фондовый рынок США, что называется, «рванёт». Со всеми вытекающими отсюда последствиями – тем более, что предыдущий кризис не расчистил площадку, а был залит денежной «пеной». При этом после длительного, годичного перерыва ФРС на декабрьском заседании комитета по открытым рынкам повысила свою учётную ставку на четверть процентного пункта, что подтвердило уже обозначенную рынком тенденцию повышения спроса на американские гособлигации, куда теперь побегут деньги со всего мира, задавленного отрицательными ставками, включая и фондовые рынки, в том числе – фондовый рынок самих США.

Юрий ТАВРОВСКИЙ, профессор Российского университета дружбы народов.

Сегодня США понимают, что для их глобального лидерства есть только одна реальная угроза – Китай. Сейчас США дают около 20% мирового ВВП, а КНР – около 13%. Однако к 2049 году, когда должен быть завершен долгосрочный план «Китайская мечта о великом возрождении китайской нации», на долю «красного дракона» придётся уже 30% мирового ВВП, что автоматически сделает его главной экономикой  ведущей державой мира. Не в этом ли долгосрочный смысл лозунга Трампа «Make America great again»?

При Трампе, думаю, сдерживание Китая поднимется на новый уровень. Противодействие в Азиатско-Тихоокеанском регионе, которое началось при Обаме, скорее всего, обострится.

Неудача с «островным» конфликтом в Южно-Китайском море может быть компенсирована масштабным конфликтом с участием Тайваня. Отказ от Транстихоокеанского торгового партнерства – серией двусторонних договоров с преференциями для США и дискриминационными статьями против КНР. Военные соглашения с Японией, Южной Кореей и другими странами региона могут быть пересмотрены в сторону уменьшения американских расходов, но не отразятся на мощи «ядерной дубинки», висящей прямо на входной двери Поднебесной.

Начало перехода от нынешнего, «тихоокеанского» этапа сдерживания Китая к новому, «глобальному», уже проявляется в активизации Киссинджера, Вулси и других «классиков» противостояния Советскому Союзу в годы «холодной войны». Похоже, Трамп и его «мозговой центр» снова собираются разыграть нехитрую, но чрезвычайно эффективную политическую комбинацию «на троих». Россия, несмотря на свою слабеющую на глазах экономику, компенсирует эту слабость активной внешней политикой и военными успехами. Суммарный результат позволяет Москве выглядеть серьезной силой на мировой арене и делает ее привлекательным партнером в глобальных долгосрочных играх.

Не этим ли объясняется повышенное внимание Трампа к Путину, не поэтому ли в Кремль зачастил почетный профессор МГИМО и академик РАН Генри Киссинджер? Не этим ли объясняется подчеркнутое почтение Председателя КНР Си Цзиньпина, который хорошо информирован о реальной финансово-экономической ситуации в России, но разделяет мнение китайской элиты о русских как о «боевой нации» (чжаньдоу миньцзу)?

То, что закулисные переговоры о создании новых конфигураций в «большом треугольнике» уже идут, не стоит сомневаться. Наступает пора тайных договоренностей, компромиссов, больших обещаний и ожиданий. Вот что говорит, например, Джеймс Вулси, старший советник Дональда Трампа по национальной безопасности, обороне и разведке: «Я предвижу заключение великой сделки: США признают китайскую политическую и социальную систему и обещают не подрывать их любыми способами в обмен на обязательство Китая не бросать вызов статус-кво в Азии. Это может быть соглашение даже не на словах, а молчаливое понимание, которое будет определять отношения в предстоящие годы».

Подобные «великие сделки», возможно, уже были озвучены в Кремле в конце минувшего года тем же Киссинджером. В начале 70-х годов ХХ века ему удалось оседлать антисоветское течение в Пекине и переориентировать Китай от пограничных стычек на всестороннюю конфронтацию, на многолетнюю «холодную войну» против СССР, несколько раз грозившую переходом в «горячую». Думаю, успех Киссинджера объяснялся не только его дипломатическими талантами, но и объективным расхождением национальных интересов СССР и КНР на том историческом этапе.

В конце ХХ века национальные интересы России и Китая снова, как в 50-е годы, совпали. Это видно по быстрому развитию «стратегического партнерства» между двумя странами. Но интересы совпадают, к сожалению, не в области экономики, где показатели двусторонней торговли, инвестиций, научно-технического взаимодействия являют собой, как верно отметил Михаил Геннадиевич, жалкое зрелище. Совпадение — в противодействии США и их союзникам, которые своими действиями сами подтолкнули Москву и Пекин встать «спиной к спине и плечом к плечу», или, как говорят китайцы, «стать друг для друга как губы и зубы».

Похоже, что роль маоцзэдуновского Китая 70-х в «большом треугольнике» теперь предлагается исполнить путинской России. Тогда в обмен на активное участие в глобальном антисоветском фронте с Китая сняли многолетнюю экономическую и дипломатическую блокаду, дали место постоянного члена Совета Безопасности ООН с правом вето, открыли доступ к капиталам, технологиям и рынкам, без чего Дэн Сяопину и его команде вряд ли удалось бы осуществить «китайское экономическое чудо».

В наши дни Кремлю, как и Пекину в обрисованной Вулси «большой сделке», может быть обещано «не подрывать политическую и социальную систему любыми способами». Могут быть отменены или ослаблены санкции, признаны «особые интересы» в прилегающих регионах и предоставлены иные бонусы. Встречное условие – не помогать или, еще лучше, препятствовать Китаю в его планах изменить статус-кво в Азии и всем остальном мире.

Думаю, что в Кремле, на Смоленской площади и во всем российском истеблишменте найдется достаточно деятелей, готовых пойти на такую «большую сделку». Для кого-то это обусловлено страхом за припрятанные на Западе авуары. Кто-то может искренне считать это соответствующим национальным интересам России. В Пекине, кстати, - примерно та же картина. Там, несмотря на все более сильные антиамериканские настроения, немало высокопоставленных деятелей в центральных учреждениях, в регионах и в наиболее прибыльных отраслях экономики поддержали бы достижение «перемирия» с США. В то же время, и в Москве, и в Пекине свои позиции сохраняют дальновидные деятели, понимающие начатую игру команды Трампа, которая пытается при скудости козырей переиграть удачливых партнеров, которые всё чаще подыгрывают друг другу. Удастся ли президенту Трампу решить проблемы Америки за счет тонкой дипломатической игры? Скоро мы получим ответ на этот вопрос.

Владимир ОВЧИНСКИЙ, юрист.

Обама в самые последние недели своего президентства делает и будет делать всё, чтобы создать Трампу «прокладку» для будущего импичмента. Ведь, обвиняя Россию в прямом кибервмешательстве в американские выборы, объявляя новые антироссийские санкции и высылая российских дипломатов в духе «холодной войны», Обама бьёт не по Путину, а именно по Трампу. Если русские повлияли на выборы, то новый президент нелегитимен! Вот в чем суть игры Обамы, Клинтонов и всех врагов Трампа. Естественно, Трамп это прекрасно понимает и делает всё, чтобы доказать, что русские никак не повлияли на результаты выборов, а выводы последних докладов спецслужб сомнительны и не содержат доказательств.

Вместе с тем, должен заметить, что тема «Трамп – друг Путина» или даже «Трамп – марионетка (шпион) Путина», которую широко вбрасывали в мировое медиа-пространство сторонники Клинтон и неоконсервативного дискурса, не имеет ничего общего с действительностью. Да, для России президентство Трампа – это несколько «окон возможностей», которых могло бы и не быть в случае победы Клинтон. Но ни одно «окно угроз» для нашей страны со стороны США при этом не исчезает. Давайте посмотрим, кого Трамп набирает в свою команду.

Госсекретарь – Рекс Тиллерсон из ExxonMobil. Очень хорошо, он - кавалер российского Ордена Дружбы народов и всё время, мягко говоря, «плевал» на санкции Обамы, но он же – настоящий «тираннозавр» глобальной энергетики, который будет заниматься Ближним Востоком и Россией совершенно с иных позиций, чем это делали Хиллари Клинтон и Джон Керри. Тут всё окажется серьёзнее некуда. Нельзя также забывать, что Тиллерсон всегда добивался отмены запрета на экспорт сырой нефти из США и снятия ограничений на развитие проектов экспорта сжиженного газа. А это, как считает ряд экспертов, может негативно отразиться на нефтяных ценах.

Советник по национальной безопасности Майкл Флинн. В этом году вышла его книга под названием «Поле боя. Как победить в глобальной войне против радикального ислама и его союзников», где Россия в качестве противника ставится фактически в один ряд с ИГИЛ. Написана она  в соавторстве с Майклом Ледином. Если кто не знает, кто такой Майкл Ледин, – это человек, которого в своё время аналитики назвали современным Парвусом (в смысле глобальной провокативной роли в мировой политике). За последние 40 лет ни одна крупная провокация или разведывательная операция США не проходила без участия Майкла Ледина. Он активно участвовал в  деле «Иран-контрас». Как прекрасный знаток итальянского терроризма и фашизма (его диссертация была посвящена революционной деятельности Муссолини), он был одним из контролеров деятельности террористов «красных бригад» по компрометации левого движения в Италии. Взрыв в Болонье, когда там 180 человек разорвало на куски – тоже он (вместе с известной ложей «П», на счету которой немало кровавых «дел»). Его тогда за руку поймали, дали на него прямые показания в суде. Он выпутался, сбежал в Америку, опять оказался у руля на должностях консультанта Совета национальной безопасности США, Государственного департамента и Министерства обороны. Мало того, вся операция по вводу американских войск в Ирак и подделка всех документов по оружию массового поражения у Саддама Хусейна были организованы лично Майклом Ледином и его людьми. Ему сейчас 75 лет. Он в прекрасной физической форме. Это фактический куратор Майкла Флинна, то есть именно Ледин, а не Флинн будет отвечать за сектор национальной безопасности в администрации Трампа. Отметим при этом патологическую ненависть Ледина к Ирану и его призывы «бомбить  Тегеран». Согласитесь, в ситуации тесного партнерства России и Ирана в последнее время — это тревожный фактор.

Министр обороны – Джеймс Мэттис. Генерал морской пехоты, прошёл Ирак и Афганистан, «ястреб» из «ястребов», также настроен резко против Ирана и России.

Поэтому не стоит преуменьшать реальные российские проблемы, связанные с избранием Дональда Трампа.

Владимир ВИННИКОВ, культуролог.

Так получилось, что еще до начала президентской кампании в США мне заказали книгу о Трампе, и поэтому больше года пришлось достаточно плотно заниматься данной темой: его биографией, его бизнесом, его связями, его семьёй и так далее. Разумеется – только по открытым источникам. Но в результате начали проясняться чрезвычайно интересные моменты, связанные с фигурой избранного 45-го президента США.

Прежде всего, должен заметить, что Дональд Трамп – это не внутриамериканский, а глобальный политический проект, корни которого уходят в начало 80-х годов ХХ века. Жила-была себе в Нью-Йорке простая семья миллионера немецкого происхождения Фреда Трампа. Ну, не совсем простая, но в «высшую лигу» даже местной элиты она не входила. Пятеро детей: Фред-младший, Мэриэнн, Элизабет, наш герой Дональд и Роберт. Их мама – из ставшего культовым после фильма 1986 года и сериала «Горец» шотландского клана Маклеодов-Маклаудов с острова Льюис. В 1981 году старший сын погибает, официально – «от сердечного приступа вследствие алкоголизма», а вскоре после этого в судьбах других детей Фреда Трампа-старшего начинается стремительный взлёт. Это касается не только Дональда, но и его, как выражаются в Америке, сиблингов: Мэриэнн из хорошо образованной домохозяйки становится, в конце концов, одной из девяти старших окружных судей США, Элизабет из клерка среднего звена – исполнительным директором нью-йоркского отделения банка Chase Manhattan, а Роберт – «серым кардиналом» семейного клана, женатым на «некоронованной королеве» нью-йоркского высшего света Блейн Бёрд.

Юрий Вадимович Тавровский в своей биографии Си Цзиньпина очень хорошо  описал, через какие испытания провели нынешнего Председателя КНР его старшие партийные товарищи, прежде чем доверить ему высшую власть. С Дональдом Трампом в Америке произошло примерно то же самое. Есть известная запись телешоу Опры Уинфри, датированная августом 1988 года, где 42-летний тогда миллиардер отвечает согласием на вопрос о возможности баллотироваться в президенты США. И не просто согласием, а утверждением о том, что «эта система» грабит страну и людей, эту систему нужно сломать, и он, став президентом, её сломает – когда придёт время, а пока: «Я не пойду на проигрыш, я никогда в жизни не шёл на проигрыш». И вот, почти тридцать лет, шаг за шагом, через банкротства и ток-шоу, через эпатаж и благотворительность, Трамп шёл - или его вели? – к этой цели. В результате в 2016 году никому в США не надо было объяснять, кто он такой – Дональда Трампа знала вся Америка.

Показательный факт: в 1999-2001 годах, уже после своего первого банкротства, он строит – напротив здания штаб-квартиры ООН гигантскую черную Trump World Tower, которая буквально давит творение Нимейера и ле Корбюзье как символ ялтинско-потсдамского мира. Никакие протесты дипломатов всего мира не помешали ему сделать это. На Всемирной выставке в Париже 1938 года была «война павильонов»: советского и немецкого. Пятнадцать с лишним лет такая же война идёт в Нью-Йорке. Наверное, в событиях 9/11 самолёты могли бы протаранить и не Всемирный торговый центр, а Мировую башню Трампа, но Трамп – не Сильверстайн, понимаете?

В сети выложена запись выступления Трампа 19 октября 2016 года на благотворительном ужине фонда Альберта Смита в Лас-Вегасе – Хиллари Клинтон там тоже присутствовала и тоже выступала, они приехали туда прямо с последнего раунда своих публичных дебатов. Видно, что Трамп уже тогда – за две недели до выборов – знал, что победит. И он несколько раз напрямую обращался к кардиналу США Тимоти Долану. Официально Трамп позиционирует себя как прихожанина пресвитерианской церкви, но с католической церковью у него прекрасные отношения. Не хуже, чем с еврейским лобби – к тому же, здесь они закреплены, можно сказать, династическим браком: любимая дочь Трампа, Иванка, в 2009 году вышла замуж за Джареда Кушнера и перешла в иудаизм под именем Яэль. Есть и другие глобальные «завязки», об этом можно долго говорить.

Но, уверен, что без восьмилетнего президентства Барака Обамы «проект Дональд Трамп» победить в США не мог бы. Тут всё сошлось в одном фокусе, это как вывод космического корабля на орбиту: точный расчёт и высочайшая надёжность всех элементов и систем. Это не случайная и не спонтанная победа. И есть такое ощущение, что «полезная нагрузка» данного запуска для многих окажется неожиданной.

Шамиль СУЛТАНОВ, руководитель Центра стратегических исследований «Россия – исламский мир». 

Я считаю, что уже очень скоро – может быть, через год-полтора, мы будем с определённой ностальгией вспоминать период Обамы, поскольку всё происходящее сейчас, до боли напоминает мне ситуацию, которая была в конце 70-х годов. Помните, был такой Джимми Картер, тоже «незапланированный» президент США? Почему-то наши люди, особенно в МИДе и в ЦК КПСС, невзлюбили этого, в принципе, симпатичного человека, так сказать от земли, от американской земли, от американской сохи. Как только его не обзывали?! Даже «арахисом», да. И всё из-за чего? Из-за того, что он, как истинный представитель Демократической партии, сделал акцент на правах человека. Как будто не они сами перед этим подписывали Хельсинкские соглашения.

Так вот, все говорят, что сейчас на президентских выборах победил Дональд Трамп. Но, с моей точки зрения, сейчас к власти в Вашингтоне пришёл «коллективный Рейган». Иначе бы в будущей администрации не рассматривалось по 10-15 человек на одну и ту же должность. То есть кадровая политика Трампа определяется в ходе торгов между разными фракциями элиты, которые его подержали, сам он здесь не занимает ключевого места. Это второй момент.

Третий момент, который связан с этим. В своё время Кеннеди летом 1963 года как-то сказал одну вещь в интервью. Это было за несколько месяцев до того, как его убили. Он сказал так: единственное, говорит, то, что мне разрешила система (бюрократическая система, система управления) сделать самостоятельно на посту президента – это перепланировать лужайку перед Белым домом. Поэтому упомянутая выше трампофилия вообще не имеет под собой никаких оснований.

И. наконец, четвёртая мысль. Почему у нас такое восприятие Трампа? С моей точки зрения, оно глубоко ошибочно и вызвано тем, что в России вся политическая система традиционно выстраивается вокруг одного человека. А на Западе и особенно в США - система иная. Но мы, к сожалению, отвыкли после советского периода, что есть такие вещи, как система, которая выше, чем личности. Даже выдающиеся личности. Поэтому приход в Белый дом Трампа и его команды, по большому счёту, может изменить какие-то тактические моменты, но не стратегическую задачу сохранения и укрепления американского глобального лидерства.

Американцы сейчас ведут сложную многоуровневую игру, в которой решают сразу несколько противоречащих друг другу задач. Ослабить Китай. Создать конфликты по периметру китайских границ и внутри китайского общества. Ослабить Россию. Создать конфликты по периметру российских границ и внутри российского общества. Ослабить Европу. Создать конфликты по периметру границ Евросоюза и внутри европейских стран. Ослабить исламский мир. Вовлечь его во внешние и внутренние конфликты. Держать под контролем мировые цены на все ключевые товары и услуги. Для этого максимально держать под контролем все товарные, информационные и финансовые потоки. И они стратегически очень последовательно, а тактически очень гибко все это делают. Не получилось Россию сломать низкими ценами на нефть и санкциями Обамы – попробуют «задушить» в объятиях Трампа. По крайней мере, первые шесть-восемь месяцев после его инаугурации, 200-250 дней, Путину будут предлагать за разрыв отношений с Китаем кое-что весьма существенное, «пряники» и по ценам на энергоносители, и по Украине с другими «постсоветскими республиками», и по снятию санкций – при этом одновременно пугая Европу «русской агрессией» и требуя полной оплаты американского «зонтика безопасности»: как взносами в бюджет НАТО, так и подписанием двухсторонних торговых соглашений по лекалам Трансатлантического партнерства. Не для всего ЕС, а для тех стран, кто «будет себя хорошо вести». Путина же они всё равно попытаются валить, начиная с осени 2017 года, он как лидер России категорически неприемлем для США, кто бы ни занимал Овальный кабинет вашингтонского Белого дома.

Энвер АХМЕТОВ, политолог.

Хочу обратить ваше внимание, что реакция лидеров ЕС на президентскую кампанию в США была настолько неадекватной, что можно говорить о системном политическом сбое, который, на мой взгляд, далеко не случаен. Сам выбор между семидесятилетними Клинтон и Трампом – это явный сбой в американской системе подготовки политических лидеров. А был еще 75-летний Берни Сандерс, оппонент Хиллари Клинтон внутри демократической партии. Это что, в бой идут одни старики? Сбой был и по управлению общественным мнением, через структуры масс-медиа, и по стратегическому планированию, поскольку понадобилась срочная смена одобренного практически всем экспертным сообществом США, а это, извините, полмиллиона специалистов минимум, курса давления на Россию. Каждый из этих сбоев был, может быть, и небольшим, но все вместе они дали тот сенсационный результат, который мы сегодня обсуждаем.

Похоже, Европу даже специально настраивали на президентство Хиллари Клинтон, на то, что Дональд Трамп не имеет никаких шансов на победу. Вообще никаких. И лидеры ЕС на этот «крючок» попались. Во всяком случае, Ангела Меркель и Франсуа Олланд, которые позволяли себе недопустимые для политиков такого уровня высказывания в адрес кандидата республиканцев. Теперь, кто бы ни пришёл им на смену, задачей номер один у новых лидеров Германии и Франции (правда, насчёт Германии стопроцентной уверенности в смене бундесканцлерин еще нет) будет заглаживание вины перед 45-м президентом США. Я уже не гвоорю о таких великих политиках, как Йенс Столтенберг из Норвегии, Дональд Туск из Польши и Жан-Клод Юнкер из Люксембурга, которые даже после 8 ноября позволяли себе указывать Трампу, что ему будет разрешено, а что нет в отношениях с Европой и НАТО. Конечно, и Европейский союз, и Организация Северо-Атлантического договора создавались очень умными, опытными людьми, поэтому все разговоры о скором развале этих структур – от лукавого. НАТО вообще был, есть и, наверное, еще долго будет самым устойчивым и эффективным военно-политическим союзом в мировой истории. Кому-то это может нравиться, кому-то – нет, но это факт, против которого, как говорится, не попрёшь. И до появления какого-то серьёзного интегрирующего лидера этим союзом по-прежнему будет управлять не номинальный генеральный секретарь, а его заместитель Александер Вершбоу, которого мы все хорошо знаем, как бывшего посла США в Российской Федерации. Тем более, что его мандат не имеет временных ограничений, и он уже семь лет отлично этим занимается и будет заниматься столько, сколько сочтут нужным в Белом доме, Пентагоне и Госдепе.

При этом совершенно очевидно, что по всем приоритетным, ключевым направлениям американской политики, а это, во-первых, Китай, во-вторых - союзники по «коллективному Западу» (Европа, Япония плюс Великобритания с «доминионами» типа Канады и Австралии-Новой Зеландии, даже Индию я бы сюда включил) и, в-третьих - мировая энергетика, - везде, по всем этим направлениям присутствует Россия, но на роли второго плана. Нас принимают в расчёт как «страну-бензоколонку» и страну со стратегическим ядерным потенциалом, не более и не менее того. Но сейчас никто не рассуждает всерьёз о военном конфликте. Наращивание вооружений – это да, модернизация вооружённых сил – разумеется, оборонные расходы – сладкая тема, но чтобы начинать реальный военный конфликт – никто на это не пойдёт.

Тем более – Трамп, который далеко не «средний американец», как мы его представляем, а весьма грамотный человек, автор уже 17 бестселлеров, который уже тридцать с лишним лет ведёт бизнес по всему миру и прекрасно знает, что, где и когда. В качестве примера могу привести случай с журналисткой из Молдавии, которую он сразу «вычислил» - не каждый американец может сказать, где эта Молдавия находится, а Трамп к любому, подчеркиваю – к любому! – контакту, к любым переговорам готовится серьёзно. Кстати, итоги президентских выборов в Молдавии и Болгарии – это не победа Игоря Додона и Румена Радева, а поражение их оппонентов, которые явно «потеряли хозяина».

Дмитрий ЕВСТАФЬЕВ, профессор Высшей школы экономики.

На мой взгляд, главная проблема Трампа, заключается в том, что у него слишком обширная «повестка дня», то есть замах на рубль, а удар может оказаться на копейку. Например, он анонсировал укрепление американских вооружённых сил. Безусловно, армия США - это не ржавые танки и гнилые ракеты, не надо шапкозакидательства. На сегодня в США военные программы отложены вследствие решения сделать пропуск производственного цикла. Но второго пропуска быть не может, а на новые программы нужны деньги.  Какой у Трампа в этой ситуации выбор? Что он должен сделать? Замечательный эсминец Zumwalt – по-моему, военно-морской идиотизм всех столетий, в нём замечательно уместился. Но он же не один такой. Во что ни ткнёшься: в бронетехнику – та же самая история, в самолёт F-35 – та же самая история. Какая у него альтернатива? Всё это прекратить? А чем он тогда будет загружать промышленность, создавать рабочие места? Потому что следующие подходящие для серийного производства образцы, которые будут чему-то соответствовать, появятся только лет через десять, и Трамп до них уже не доживёт – во всяком случае, в должности президента. Уже неприлично держать на вооружении ракеты «Минитмен», им уже скоро полвека будет. Поэтому, в той или иной степени, Трамп обязан продолжать военно-политическую инерцию, загружать американскую «оборонку» заказами на те образцы военной техники, которые есть у США сейчас.

Поэтому понятнее становится, например, его ставка на морпехов, которые в новой президентской команде будут, что называется, через одного. Потому что морпехи – тот род войск, в котором исторически сложилось оптимальное соотношение активных штыков и балласта. То есть в процентном отношении обслуживающих боевых подразделений в морской пехоте намного меньше, чем, например, в сухопутных войсках. Сколько, например, сейчас могут выставить войск США в случае крупного регионального конфликта? При Буше-старшем, когда принималась концепция так называемых «двух войн», они должны были в течение полугода последовательно в двух конфликтах задействовать по 250-300 тысяч человек, всего 500-600 тысяч. На сегодняшний день для американских вооружённых сил это запредельная фантастика. У них столько людей попросту нет.

Но, с точки зрения внешней политики, США: что при Трампе, что без него, - «обречены» на региональные конфликты, поскольку у них, у их корпораций и банков есть интересы по всему миру. А вспомним войну против Югославии – на какой день у них крылатые ракеты кончились? На одиннадцатый? Ну, может быть, на пятнадцатый, но не более того. Две недели – это всё. Несерьёзно как-то. Поэтому Трамп, конечно, хотел бы внешнеполитического активизма и хотел бы вернуться к политике с позиций силы, но от союзников США он будет зависеть ровно так же, как Обама. Поэтому рано или поздно ему придётся с ними разговаривать, как разговаривал Обама. Сможет ли он это сделать? Это очень большой человеческий вопрос. На мой взгляд, он на это не способен.

Алексей ПОДБЕРЁЗКИН, профессор МГИМО.

Недавно один из ведущих американских «мозговых центров», Rand Corporation, подготовил большое, подробное и очень конкретное исследование о возможной войне между Китаем и США и её последствиях. С различными сценариями, прописанными до мельчайших деталей. И вот что там сказано. Во-первых, они не считают, что противоречия, которые нарастают между Вашингтоном и Пекином, достигнут уровня военного конфликта. Они считают, что есть много других способов достичь своих целей, помимо военных, и что с китайцами у них намного больше взаимных интересов, чем с Россией. То есть, хотя Китай и обозначен в качестве «стратегической цели номер один», самые плохие – всё-таки мы, Россия. Но все цели на территории КНР обозначены, сроки и последовательность ударов по ним прописаны, возможные военные и гражданские потери обеих сторон конфликта – всё это там присутствует и должно выступать как своеобразный фактор сдерживания в отношениях с «красным драконом»: мол, вот что возможно, если вы не пойдёте на компромисс на наших условиях. То есть американцы всё серьёзно просчитывают, будут давить, но, по возможности, не доводить дело до прямого вооружённого конфликта с Китаем.

А в отношении России такие же планы есть? Разумеется, есть, как не быть. Но их американцы не публикуют, потому что мы для них – враги. И не надо считать, что наша армия сегодня – самая сильная, самая современная и самая боеспособная. У нас по сравнению с 2008 годом, когда пришлось собирать ударную группировку против грузинского вторжения в Южную Осетию буквально со всей страны, ничего всерьёз не изменилось. К масштабной войне Россия вообще не готова, силы НАТО превосходят нашу группировку в европейской части РФ примерно в 25 раз – это без Украины и Грузии. Плюс под предлогом «российской угрозы» в Европу перебрасываются новые военные контингенты из США, создаются новые военные базы, с техникой и боеприпасами. А личный состав, похоже, усиленно вербуется на Большом Ближнем Востоке и тоже перебрасывается в Европу. Это такая не слишком скрытая мобилизация, несколько месяцев на «курсы молодого бойца» - и у вас готова минимум полумиллионная армия вторжения. С территории Украины, например. И что, на кого сбрасывать наши ядерные бомбы, по кому запускать стратегические ракеты в таком случае?

Александр НАГОРНЫЙ.

Я благодарю коллег за высказанные в рамках нашего «круглого стола» мнения. Обсуждение этой темы будет продолжено, Должен сказать, что недавно я совершенно случайно набрёл на фильм, который называется «Inside Job» («Инсайдеры»). Потрясающий совершенно фильм, в 2011 году он получил кучу наград. Сделал его годом ранее режиссёр Чарльз Фергюсон, которому удалось опросить практически все первые фигуры крупнейших структур. И все они сказали, что, собственно говоря, финансовый кризис 2007-2009 гг. фактически был организован и повёрнут в том направлении, которое было нужно сверхкрупному капиталу. Там же был показан Обама, который восемь лет назад точно так же, как Трамп сейчас, резко критиковал Уолл-Стрит в ходе своей избирательной кампании, а потом, как ни в чём не бывало, работал и с Ларри Саммерсом, и со всеми остальными представителями ТНК, которые были привлечены для реализации конкретной политики США. У Трампа это выражено еще сильнее и нагляднее В этом смысле единственный вариант, который сейчас в трампизме вызывает, мне кажется, более или менее чёткое понимание, – это его фронтальная атака на КНР.

Совсем недавно мы с Сергеем Юрьевичем Глазьевым были в Китае, встречались с видными деятелями КНР из разных секторов «властной вертикали», и должен сказать, что все они чрезвычайно встревожены словами и действиями нового президента США. И все ждут, что действительно будут повышены торговые тарифы. Может быть, не на 45%, но если они будут повышены даже на 10-15%, - это нанесёт ошеломляющий удар по китайской внутренней ситуации. Китайцы не успели подготовиться к переходу на внутреннее потребление, на развитие вокруг своей экономики пояса сопредельных стран, с которыми они могут работать в больших экономических проектах. То есть единственным эффективным ответом Китая на атаку Трампа будет сброс американских трежерис. Но это может привести к такому финансово-экономическому катаклизму, от которого, содрогнётся весь мир, а отдельные его части просто рухнут. Возможно, не исключая и Россию, хотя мы вот уже два с половиной года живём в режиме санкций. Те шаги, которые предпринял Трамп по отношению к Тайваню – очень знаковый момент, поскольку ни один из американских политических деятелей со времен Никсона не осмеливался сказать ничего против формулы «Одного Китая», а Трамп запросто, даже не вступая в контакт с Пекином, сумел её дезавуировать, показав, что не собирается следовать диктату КНР, но будет делать всё то, что считает нужным. И этот момент тоже стоит принимать во внимание при выстраивании отношений с «Америкой Трампа».

Существует и еще одно фундаментальное встроенное противоречие между Америкой и Китаем. США требует от Китая ревальвации юаня, необходимой для расширения собственного производства Америки, что было ключевым программным обещанием избранного президента Трампа. В свою очередь, Китай стоит на грани резкой девальвации свой валюты в связи с угрозой потери своих уже традиционных экспортных рынков в США, АТР и Европе, что вызвано удорожанием рабочей силы в Китае. Ревальвация угрожает катастрофической дестабилизацией социально-экономической ситуации в Китае. Следствием этой ситуации станет неизбежная вспышка торгово-экономической войны между двумя экономическими колоссами. Понятно, что в обстановке столкновения американских и китайских интересов либеральная проамериканская партия внутри России будет стараться максимально нарушить политическую связку Москвы и Пекина. На мой взгляд, в этом кроется наибольшая угроза российским интересам.

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ