Выбор редакции

Прогноз военных опасностей и угроз РФ

… в основу совершенствования методологии программно-целевого планирования развития ВВСТ был положен ряд принципов,
содержание которых уточнено
применительно к новым условиям:
– системность формирования программ
и планов развития военной организации;
– реалистичность … то есть их адекватность финансовым возможностям страны
и потребностям обороны;
– непрерывность управления реализацией программ[1]

В. Буренок, профессор

Естественно, что требование к оценке собственно военной мощи страны и коалиции имеет важнейшее значение.

Сравнение и сопоставление различных потенциалов ЛЧЦ требует некого общего знаменателя, интегрирующего основные показатели с тем, чтобы была возможность, как минимум, экстраполяции соотношения потенциалов ЛЧЦ в стратегической перспективе. Это теоретически можно сделать попытавшись предоставить различные «веса», придающие разные значения для тех или иных потенциалов. Прежде всего, с точки зрения его возможных военно-политических последствий. Примером может служить нижеследующая матрица.

Оценка вклада различных потенциалов цивилизаций и наций
в совокупный военный потенциал цивилизации (страны)
[2]

 

Военно-экономический потенциал

Военно-политический потенциал (нематериальный)

Военный

Управленческий потенциал

Потен-циал
человеческого
развития

Коалиционный потенциал

Военно-экономический потенциал

1

0,3

0,7

0,25

0,75

5

Военно-политический потенциал

 

1

0,5

0,5

0,5

3

Военный потенциал

 

 

1

0,5

1

3

Управленческий потенциал

 

 

 

1

0,5

0,25

Потенциал человече
ского развития

 

 

 

 

1

2

Коалиционный потенциал

 

 

 

 

 

1

Современные условия планирования предотвращения конфликтов

Хорошая стратегия должна быть описана
на двух страницах. Если это невозможно сделать, то данная стратегия не является
хорошей[3]

плановая служба «General Electric»

Планирование стратегических процедур[4] в целях предотвращение военных конфликтов является одной из основных функций государственной власти и главным предметом деятельности ее военной организации, сформулированных в Стратегии национальной безопасности. Этот процесс происходит в динамично изменяющейся международной обстановке (МО) и военно-политической обстановке (ВПО), которые, в свою очередь, формируются под влиянием четырех групп факторов.

Напомню, что само по себе стратегические процедуры, используемые для планирования, традиционно состоят из:

– стратегического прогнозирования;

– стратегическое программирование;

– стратегическое проектирование.

При этом стратегическое проектирование является последним из этапов стратегических процедур, который, в свою очередь, включает несколько самостоятельных подразделов так или иначе, сводящихся к известной логической схеме.

[5]

Важно отметить, что все стратегические процедуры происходят в определенных внешних и внутренних условиях, формирующих МО и ВПО, которые условно можно разделить на два блока – внешние условия формирования ИД, и внутренние условия.

В самом общем виде эти условия можно описать в логической модели политического процесса, которая не раз уже использовалась в работе.

Как видно из рисунка, Блок «А» – внешние условия, опасности и угрозы – влияет не только на формулирование политических целей и задач, но и на правящую элиту, а также на систему ценностей и национальных интересов.

Блок «Б» – внутренние условия и ресурсы – оказывает прямое влияние на политические цели, правящую элиту и трансформацию системы национальных ценностей и интересов.

Таким образом современные условия для формирования исходных данных необходимо делить на условия (внешние и внутренние) и ресурсы[6]. В целях конкретизации представляется, что это необходимо сделать раздельно. Так, внешние условия необходимо рассматривать во взаимосвязи всех факторов и тенденций, формирующих современную международную и военно-политическую обстановку, а не раздельно, но подгруппам, ибо МО и ВПО представляют собой системы взаимосвязанных и взаимовлияющих факторов и тенденций, а не простой их количественный набор.

Такая модель была создана на сайте www.eurasian-defence.ru в 2014–2016 годы, где были отобраны десятки тысяч факторов, формирующих МО и ВПО.

Внешние условия, факторы влияния, вызовы и угрозы,
влияющие на формирование исходных данных
для планирования стратегических процедур

   ???????

В качестве примера анализа влияния отдельных факторов МО можно взять традиционные факторы – государства и локальные человеческие цивилизации (ЛЧЦ), которые превращаются в коалиции.

Для выявления наиболее вероятного сценария развития МО и его влияния на формирование исходных данных необходимо проанализировать совокупность всех четырех групп факторов и общие тенденции мирового развития, образующие основной вектор развития международной системы. Ко второй группе относится активность государственных субъектов международных отношений. В эту группу можно условно включить не только сами государства, но также союзы государств и локальные человеческие цивилизации, поскольку государства являются основными элементами их составляющими. Государственные акторы являются наиболее влиятельными субъектами международных отношений и их деятельность может оказывать существенное воздействие на формирование сценариев развития МО, как по темпам, так и по курсу[7].

Так, например, некоторые государства могут быть заинтересованы, в консервации существующей системы международных отношений, другие – в том, чтобы она эволюционировала в желательном для них направлении. Как следствие, общий вектор развития международной системы может испытывать серьезные колебания и отклонения от изначальной траектории предопределенной объективными тенденциями мирового развития. При этом совершенно нельзя исключать, что, при целенаправленной и длительной активности группы влиятельных государств, общий вектор развития международной системы будет изменен и начнет развиваться в другом направлении.

По этой причине анализ активности государственных и межгосударственных субъектов международных отношений имеет важное значение не только для выявления наиболее вероятного сценария развития МО, но и для понимания того, является ли общий вектор развития международной системы достаточно устойчивым или он может поменять свое направление. А от этого в свою очередь будет зависеть адекватность всего стратегического прогноза.

Этот этап анализа и прогноза предполагает использование достаточно традиционного подхода, который, в конечном счете, сводится к исследованию влияния отдельных (прежде всего основных) субъектов на формирование и развитие сценариев МО – как возможных, так и наиболее вероятных. Естественно, что на формирование того или иного сценария развития МО отдельные субъекты оказывают разное влияние. Если взять крайности – такие субъекты международных отношений как США и Монако, например – то очевидно, что роль, значение и влияние этих субъектов на формирование сценариев развития МО сильно различаются.

Чтобы формализовать оценку влияния таких субъектов в системе международных отношений можно составить соответствующие матрицы. В самом общем виде влияние того или иного фактора (субъекта, актора, групп акторов и т. д.) можно оценить, например, по 100-балльной шкале (от 10 баллов – незначительное влияние на МО, до 100 баллов – решающее влияние на формирование того или иного сценария МО. Применительно к ЛЧЦ такая матрица могла бы выглядеть следующим образом: (табл.)[8]

Общая матрица оценки влияния ЛЧЦ в XXI веке

Название ЛЧЦ

Оценка влияния
в 2015 г.

Оценка влияния
в 2030 г.

Оценка влияния
в 2050 г.

Западная ЛЧЦ

70

60

40

Китайская ЛЧЦ

30

50

60

Индийская ЛЧЦ

15

30

50

Латиноамериканская ЛЧЦ

10

20

30

Индонезийская ЛЧЦ

10

20

30

Российская ЛЧЦ

15

20

25

Исламская ЛЧЦ

40

50

60

Аналогичную матрицу (табл.) можно предложить для анализа влияния государств и прогноза их влияния в XXI веке, ограничившись, например, «большой 20-кой» или 10 наиболее перспективными кандидатами.

Общая матрица оценки влияния отдельных государств в XXI веке

Название ЛЧЦ

Оценка влияния
в 2015 г.

Оценка влияния
в 2030 г.

Оценка влияния
в 2050 г.

1. США

60

50

35

2. ЕС

30

30

30

3. КНР

25

45

55

4. Россия

15

15

20

 

 

 

30.

 

 

 

Такую же матрицу (табл.) можно предложить для международных организаций – союзов, коалиций и других акторов, выделив, естественно, наиболее важные из них.

Общая матрица оценки влияния отдельных
международных организаций

Название ЛЧЦ

Оценка влияния
в 2015 г.

Оценка влияния
в 2030 г.

Оценка влияния
в 2050 г.

1. НАТО

75

65

60

2. ШОС

15

25

30

Еще более важным является изменение этого влияния по времени, что ведет к переменам в глобальном и региональном соотношении сил. Так, изменение доли ВВП США с 18% в мировом ВВП в 2015 году до 16% в 2025 году и до 12% в 2045 году, естественно, не может не отразиться на соотношении сил в мире, которое, однако, не может быть простой экстраполяцией падения влияния США: за эти же годы США могут усилить другие составляющие своей мощи – военную силу, коалиционную мощь или качество национального человеческого капитала и его институтов.

Таким образом, задачей анализа и прогноза является определение в среднесрочной и долгосрочной перспективах влияния отдельных ЛЧЦ и государств на МО, а через изучение их целей – и на возможные и вероятные сценарии развития МО. В самом общем виде это можно представить на следующей логической схеме (рис.)[9].

Логическая схема анализа и прогноза влияния отдельных субъектов
международных отношений (ЛЧЦ и государств)
на формирование сценариев развития в среднесрочной (2021–2022 гг.)
и долгосрочной (2045–2050 гг.) перспективах[10]

Примеры:

а) степень влияния США (динамика изменения экономической, финансовой, научно-технической и пр. мощи) на МО в среднесрочной (2021–2022 гг.) и долгосрочной (2045–2050 гг.) перспективах;

б) степень влияния РФ (динамика изменения экономической, финансовой, научно-технической и пр. мощи) на МО в среднесрочной (2021–2022 гг.) и долгосрочной (2045–2050 гг.) перспективах;

в) степень влияния КНР (динамика изменения экономической, финансовой, научно-технической и пр. мощи) на МО в среднесрочной (2021–2022 гг.) и долгосрочной (2045–2050 гг.) перспективах.

Так, из приведенных примеров видно, например, что к 2021–2022 годам степень влияния КНР и США сравняются, а к 2045–2050 годам влияние КНР в мире на формирование МО существенно превысит влияние США, т.е. в 2015 году мир будет «китаеориентированным» больше, чем «америкоориентированным».

Примечательно, что влияние России прогнозируется на рисунке как усиливающееся, что в период «равенства» США–КНР в 2021–2025 годах может сыграть важную роль.

Внутренние условия и факторы влияния на формирование стратегии можно условно сконцентрировать в некой матрице, требующей, естественно, более детальной конкретизации.

Матрица внутренних условий и факторов влиянию
на формирование ИД

Национальная система ценностей, самоидентификация и интересы

Национальные и коалиционные ресурсы и возможности

Культурно-духовные

Образовательные

Экономические

Технологические

Военно-политические

Научно-технические

Природные

Геополитические

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Автор: А.И. Подберезкин


[1] Буренок В.М. Эволюция и перспективы программно-целевого планирования развития системы вооружения Российской Федерации / Вооружения и экономика, 2012. – № 4. – С. 9–10.

[2] Стратегическое прогнозирование международных отношений / под ред. А.И. Подберезкина, М.В. Александрова. – М.: МГИМО (У), 2016. – С. 273.

[3] Стратегический менеджмент / Под ред. Петрова А.Н. – СПб.: Питер, 2005. – 496 с.

[4] Стратегические процедуры – зд. последовательность действий в процессе стратегического планирования.

[6] См. подробнее: Подберезкин А.И. Военные угрозы России. – М.: МГИМО (У), 2014.

[7] См. подробнее: Стратегическое прогнозирование международных отношений: кол. монография / под ред. А.И. Подберезкина, М.В. Александрова. – М.: МГИМО (У), 2016. – 743 с.

[8] См. подробнее: Стратегическое прогнозирование международных отношений: кол. монография / под ред. А.И. Подберезкина, М.В. Александрова. – М.: МГИМО (У), 2016. – 743 с.

[9] См. подробнее: Стратегическое прогнозирование международных отношений: кол. монография / под ред. А.И. Подберезкина, М.В. Александрова. – М.: МГИМО (У), 2016. – 743 с.

[10] См. подробнее: Стратегическое прогнозирование международных отношений: кол. монография / под ред. А.И. Подберезкина, М.В. Александрова. – М.: МГИМО (У), 2016. – 743 с.

 

 

19.05.2017
  • Аналитика
  • Проблематика
  • Россия
  • Европа
  • США
  • Глобально
  • НАТО