Выбор редакции

Турхан Дильмач: «В ситуации с путчем Рустам Минниханов проявил чуткость и понимание»

Турхан Дильмач: «Турция справилась с большой опасностью. Не хочется даже думать о возможных последствиях, если бы попытка переворота все-таки оказалась удачной» Фото: Сергей Елагин

«ОДНИМ ИЗ ПЕРВЫХ ЭРДОГАНУ ПОЗВОНИЛ ИМЕННО ПУТИН»

— Господин Турхан Дильмач, совсем скоро, 9 августа, в Санкт-Петербурге должна состояться встреча двух президентов — России Владимира Путина и Турции Реждепа Тайипа Эрдогана. Поистине это будет историческая встреча после затяжного 7-месячного конфликта. О чем будут говорить руководители двух стран, что предполагается обсудить в ходе этой встречи? Это дорожная карта восстановления отношений или же будет рассматриваться спектр международных проблем?

— Вы все, естественно, отслеживали ситуацию и хорошо знаете, что был перерыв в российско-турецких отношениях. Но где-то месяц назад начали предприниматься конкретные шаги на пути нормализации этих отношений. В рамках этой нормализации встречались и министры, и другие посредники, рангом пониже. Теперь пришла очередь для встречи на высшем уровне.

Встреча в Санкт-Петербурге несет в себе стратегическую задачу, потому что два лидера будут затрагивать не только двухсторонние взаимоотношения наших государств, здесь будут обсуждаться и общемировые, международные вопросы. Что касается международных отношений, нужно, наверное, сказать о некоторых вещах, чтобы в России было правильное понимание ситуации. Все свои внешнеполитические решения Турция принимает самостоятельно и принимает их в рамках своих интересов.

Россия играет очень важную роль в этом внешнеполитическом контексте. Она наш сосед и будет продолжать оставаться нашим соседом. Но это не просто геополитическое соседство — Турция и Россия могут взаимодействовать по различным вопросам. География и спектр этих взаимоотношений достаточно широки. Это и Балканы, и Средняя Азия, и Черное море, и Средний Восток, и другие регионы. Поэтому взаимодействие и взаимопонимание между нашими государствами очень важно для стабильности во всех этих перечисленных регионах.

Исходя из этого, встреча Владимира Путина и Реджепа Эрдогана может стать платформой для обсуждения многих аспектов, в том числе в качестве компенсации того пробела, который с ноября прошлого года наметился в наших отношениях. Важно, чтобы отношения не просто восстановились, а вышли на еще более высокий уровень.

Очень важно отметить, что встреча в России двух президентов на высшем уровне пройдет после попытки военного переворота в Турции. В нашей стране знают, что одним из первых, возможно, самым первым со словами поддержки господину Эрдогану позвонил именно господин Путин. А в минувшую пятницу с первым официальным визитом в нашу страну прибыл президент Казахстана Нурсултан Назарбаев. Такие жесты имеют очень большое значение. Мы разговариваем в Казани, и надо отметить, что президент Татарстана господин Рустам Минниханов тоже проявил чуткость и понимание в ситуации с путчем. Он отправил письмо со словами поддержки и в адрес президента Турции, и в адрес мэров Анкары и Стамбула, с которыми он находится в тесном контакте, это очень важно для нас.

«Встреча Владимира Путина и Реджепа Эрдогана может стать платформой для обсуждения многих аспектов, в том числе в качестве компенсации того пробела, который с ноября прошлого года наметился в наших отношениях» Фото: kremlin.ru

«ВСЕ В ЭТОТ МОМЕНТ РЕШИЛИ ЗАМОРОЗИТЬ ПРЕЖНИЕ ПРОЕКТЫ И ПЕРЕЖДАТЬ»

— До конфликта, связанного со сбитым бомбардировщиком Су-24, инвестиционные вложения Турции в Татарстан составили 2 миллиарда долларов. Изменилась ли эта цифра за минувший год? Если изменилась, то в какую сторону?

— Точную цифру назвать сложно в связи с постоянным изменением курса доллара. Однако в любом случае об уменьшении речи даже не идет. Это невозможно. Благодаря большим усилиям господина Минниханова и всей его команды инвестиции, которые сюда были вложены до перерыва в межгосударственных отношениях, продолжали работать. Да, были введены некоторые экономические санкции, но крупных инвестиций они не коснулись, в том числе и благодаря позиции Республики Татарстан.

— Неужели не было никакого ощутимого ущерба?

— Ущерб был, если учитывать, что до известных событий существовали договоренности о важных инвестициях. Естественно, они были приостановлены. Здесь, конечно, не только российская сторона повлияла, но и наши бизнесмены испугались. В других российских регионах за пределами РТ прессинг турецкими бизнесменами все равно чувствовался. И, разумеется, все в этот момент решили заморозить прежние намеченные проекты и переждать. Тем не менее Татарстан сумел сохранить свою инвестиционную привлекательность и свой имидж в глазах инвесторов из Турции. Вероятно, потому, что турецкие предприниматели видели: Татарстан в этот сложный период сумел отделить экономику от политики, и в рамках своих возможностей сберег существующие инвестиции на рынке. С точки зрения уже последующих шагов это будет играть решающую роль. Известно, что татарстанская сторона не прерывала своих отношений с турецкими партнерами, с миром турецкого бизнеса. Понятно, что ничто не вечно, поэтому и сложности не могут продолжаться вечно. И важно, что налаженные связи обе стороны сумели сохранить.

— Но ведь все равно какие-то проекты пришлось свернуть?

— Был серьезный проект по созданию в Татарстане инвестиционного парка организованной промышленной зоны Гебзе. Кроме того, обсуждались проекты в сфере легкой промышленности, текстильного производства и проч. Предполагаем, что в ближайшее время эти замороженные проекты будут продолжены.

В скором будущем планируется символическое для возобновления наших экономических взаимоотношений мероприятие. В Елабуге есть два турецких завода Тракья Дам (Шишеджам), которые давно работают, но никак не могут провести церемонию открытия. Надеемся, что будущей осенью открытия состоятся и министр экономики Турции приедет в Елабугу на церемонию.

«ТЮРКСОЙ — международная организация, центр которой, да, находится в Турции, но это всемирная организация наподобие ЮНЕСКО, и ее генеральный секретарь даже не гражданин Турции» Фото: elitat.ru

«ТАТАРЫ И ТУРКИ ЯВЛЯЮТСЯ БРАТЬЯМИ, А ТУРКИ И РОССИЯНЕ — СОСЕДЯМИ. ЭТО РЕАЛЬНОСТЬ, И ЕЕ НЕВОЗМОЖНО ИЗМЕНИТЬ»

— В прежние времена из Татарстана в Турцию ездили на отдых в среднем 250 тысяч человек. Как сейчас, после обмеления туристических потоков, обстоят дела?

— Конечно, отношения в сфере туризма пострадали за семимесячный период охлаждения между нашими странами. Но сейчас они возобновляются. У Турции есть такое свойственное ей преимущество: она быстро восстанавливает то, что вроде бы было утрачено. Во-первых, соотношение цены и качества в Турции является преимуществом. Тем более что с возобновлением чартеров цены на турпутевки упадут еще ниже. Большое значение имеет также географическая близость наших стран.

Не надо забывать и о таком факторе, как привычка и наработанные связи. Туроператоры и связанная с ними сеть по всей стране легко могут восстановиться и возобновиться. Это важно для двух сторон. Иногда кажется, что только Турция страдает от сворачивания туризма. На самом деле туризм трудоустраивает и значительное количество россиян. Россия тоже от этого получает прибыль. В Турции действует безвизовый режим, и он никуда не исчез, его действие продолжается. В нашу страну россияне могут приезжать без виз на срок до 60 дней. Учитывая все это, я уверен, что туристическая отрасль быстро придет в себя. В этом году для туризма в нашей стране случилось все негативное, что могло случиться. Мы надеемся, что и экономическое положение в России будет постепенно выправляться. Мы всегда хотели, чтобы соседи наши были обеспеченными. Ваш достаток — это наш достаток. Нам важно, чтобы соседи были богатыми.

— Говорят, что одна из причин, по которой туристам из России запретили посещать Турцию, — это вопросы безопасности. Я подразумеваю взрыв в стамбульском аэропорту, другие теракты. Как собираются обеспечить безопасность россиян?

— Да, эта тема будет подниматься на встрече господина Эрдогана с господином Путиным. Но до встречи техническая группа уже выезжала в Турцию для изучения вопроса. Несколько дней назад турецкая сторона предоставила письменное обязательство. Вообще, сейчас вопросы безопасности являются актуальными по всему миру с появлением этого страшного феномена — международного террора. В Европе тоже различные события происходят. К сожалению, когда я в Москве работал, произошли печальные события в Домодедово. Свести риски к нулю, наверное, нереально, но все необходимые шаги в этом направлении Турция предпринимает. К счастью до сегодняшнего дня именно на береговой части страны, в туристической зоне, терактов или других трагических событий не случалось.

— Как обстоят дела с культурными контактами между Анкарой и Казанью? Все-таки в настоящее время приостановилось участие Татарстана в ТЮРКСОЙ и других проектах.

— Нужно отметить, что в этот семимесячный сложный период генконсульство сумело все-таки сохранить культурные взаимоотношения. 6 - 7 культурных мероприятий было проведено: концерты, выставки, другие мероприятия. И интерес к ним был достаточно высоким. Вы правы, я все время об этом говорю: были созданы какие-то непонятные препятствия во взаимоотношениях Татарстана и других российских регионов с ТЮРКСОЙ. Это международная организация, центр которой, да, находится в Турции, но это всемирная организация наподобие ЮНЕСКО, и ее генеральный секретарь даже не гражданин Турции. Он казах, деятель искусства из Казахстана. Если честно, то Турция каких-то больших выгод от ТЮРКСОЙ не имеет. Выгоду имеют участники этой организации. Между министерством культуры России и ТЮРКСОЙ было заключено соглашение о сотрудничестве, которое было подписано в Казани. Мне кажется, восстановятся эти связи, ТЮРКСОЙ и регионы РФ должны только сделать шаг навстречу друг другу для налаживания отношений.

Большой ущерб в отношениях ощущается хотя бы в том, что Уфа должна была стать культурной столицей тюркского мира, как Казань в 2014 году, но не смогла. Сейчас это город Шеки в Азербайджане. Если бы это место заняла Уфа, это улучшило бы ее узнаваемость на международной арене.

— А в личностном плане, на бытовом уровне наблюдалось какое-то ухудшение отношений между татарами и тюрками?

— Братские отношения не могут измениться. Наши отношения основаны на прочных исторических, общих культурных, языковых, религиозных связях. Приведем один пример из кризисного периода — даже в один из самых острых моментов этого кризиса баскетбольная команда «УНИКС» выезжала в Трабзон на игры. Там зрители развернули плакаты: «Добро пожаловать, татарстанские друзья!» Реальность состоит в том, что татары и турки являются братьями, а турки и россияне — соседями, и ее невозможно изменить.

«Даже в один из самых острых периодов этого кризиса баскетбольная команда «УНИКС» выезжала в Трабзон на игры. Там зрители развернули плакаты: «Добро пожаловать, татарстанские друзья!» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ТУРЦИЯ СПРАВИЛАСЬ С БОЛЬШОЙ ОПАСНОСТЬЮ»

— Ваше отношение к попытке госпереворота 15 июля? Кто был заинтересован в победе хунты? В интернете писали, что спецслужбы России помогли президенту Эрдогану избежать смерти, сообщив ему важную информацию. Это так и было?

— Я тоже в интернете об этом читаю. Нужно осторожно и вдумчиво относиться к информации, размещаемой в сети интернет. На самом деле там какой-то правдоподобной почвы для такой темы нет. Главное в том, что свою позицию Россия четко определила. Высказала, что она является сторонницей действующего правительства, что выступает против военного переворота. Прокомментировала, что борьба Турции с террористической организацией Фетхуллаха Гюлена является внутренним делом официальной Анкары. Такой подход — подход с пониманием — мы так и не смогли увидеть от некоторых наших союзников.

Действительно, Турция справилась с большой опасностью. Не хочется даже думать о возможных последствиях, если бы попытка переворота все-таки оказалась удачной. Была бы очень сложная ситуация и для Турции, и для соседей — для всего региона и мира в целом. Преимущественно в западных СМИ, реже и в российской прессе появлялись материалы, которое вызывают двойственное отношение. Попытка военного переворота была направлена не только на избранное правительство и президента. Сама идея переворота была заточена против Турции и могла бы повести нашу страну по совершенно другому пути. Если бы путчисты действительно пеклись о народных интересах, то оппозиционные партии выступили бы с их поддержкой или выразили бы другую позицию по отношению к организаторам переворота. Но этого не произошло, и избранное правительство, а также оппозиционные партии и народ единодушно осудили переворот.

Есть некоторые слои населения, которые настойчиво не хотят принять и понять это, в том числе в США и других западных странах. Эти государства должны принять и согласиться с тем, что Турция является независимой страной, самостоятельно принимающей решения и определяющей свою внутреннюю политику. Сама организация, которая осуществляла попытку этого переворота, на первый взгляд кажется образовательной, просветительской структурой, довольно безобидной (подразумевается общественное движение «Хизмет», созданное Гюленом, — прим. ред.). Но на самом деле она смогла организовать своего рода параллельное государство со своей иерархией и сетью. Часть людей, находящихся на руководящих должностях, в том числе и в турецкой армии, принимали свои решения, руководствуясь поручениями, полученными извне. Турция сейчас ведет борьбу с этой структурой. Все проходит в рамках закона и соблюдения прав человека. Хочется верить, что все эти процедуры будут закончены и стабильность будет восстановлена.

— Недавно Реджеп Эрдоган заявил, что Гюлен сам явился пешкой в руках неких внешних сил. Что это за силы? Можете вы их назвать?

— Называть здесь какие-то имена было бы неуместно. В Турции существует уверенность в том, что эта организация управляется, к сожалению, внешними силами. Мы не думаем и не хотим думать, что этой внешней силой является наш союзник — Соединенные Штаты Америки. Но Фетхуллах Гюлен длительное время проживает в этой стране, и сейчас Турция снова запросила Вашингтон, чтобы он был выдан. Мы надеемся, что Америка не причастна к событиям 15 июля и выдаст Гюлена. Поживем — увидим.

«Мы разговариваем в Казани, и надо отметить, что президент Татарстана Рустам Минниханов тоже проявил чуткость и понимание в ситуации с путчем Фото: Сергей Елагин

«КАЗАНЬ ЗАНИМАЕТ ОСОБОЕ ПОЛОЖЕНИЕ В РОССИЙСКО-ТУРЕЦКИХ ОТНОШЕНИЯХ»

— Хорошо, а что вы можете сказать о сторонниках Гюлена в Татарстане? Известно, что у них здесь были в свое время образовательные и культурные учреждения. И сейчас иногда в прессе встречается информация, что якобы Татарстан является регионом, где влияние этой организации остается сильным.

— В России гораздо проще вести борьбу с этой организацией, чем в других странах, потому что организация этого человека и его книги официально запрещены в РФ. В свое время самое большое количество учебных заведений в России, связанных с Гюленом, открывалось в Татарстане. Иногда эти школы по ошибке называют татаро-турецкими лицеями. Это неверно. Турецкое государство и раньше не имело никакого отношения к данным школам. Эти лицеи в 2008 году стали государственными, перестали иметь отношение к упомянутой структуре. Последняя начальная школа, связанная с этой организацией, была в прошлом году передана муниципалитету, а работающие там турецкие граждане были отправлены из России домой. Таким же образом деятельность организации «Диалог Евразия» три-четыре года назад была приостановлена. Суммируя, стоит отметить: в данный момент в Татарстане нет действующих активных организаций, связанных с упомянутой структурой. Есть только одна ассоциация, длительно не проводившая никаких мероприятий.

В свое время были татарстанцы, которые чувствовали симпатию к этим школам, обучали там своих детей. По всей вероятности, встречались и люди, испытывавшие интерес и симпатию к этой структуре. Однако не думаю, что после последних событий, особенно в связи с попыткой военного переворота в Турции, останутся люди, продолжающие симпатизировать этой организации. Что до тех российских граждан, которые действительно имеют реальные связи с организацией или ее членами, — это уже совершенно другой вопрос, им занимается российская сторона. Турецкая сторона открыта к сотрудничеству в этом вопросе, если будет такая необходимость.

Пользуясь случаем, хотел бы сказать о том, что для того, чтобы проводить экономические, культурные, гуманитарные мероприятия, необходимо осуществлять их через официальные каналы, то есть через наше генконсульство.

«Татарстан в этот сложный период сумел отделить экономику от политики и в рамках своих возможностей сберег существующие инвестиции на рынке»Фото: Сергей Елагин

— Что вы можете сказать о сотруднике генконсульства Турции в Казани, который после поражения путчистов бежал в Японию? Какую должность он занимал? Можно ли узнать его имя и возраст?

— Очень много в прессе об этом говорилось, и мы можем вам предоставить информацию. Около 200 сотрудников внешних дипломатических представительств Турции по всему миру в связи с последними событиями были отозваны обратно в министерство в Анкаре. Среди них был и один сотрудник нашего генконсульства. Несмотря на то что он должен был вернуться в Турцию до 10 августа, он сразу же незаконно сбежал в Японию — страну, где он ранее жил и язык которой знал. Юридический процесс в отношении этого человека, который задержан в Японии, продолжается. Кроме того, хочу добавить, что он был самого низшего ранга из назначенных из Турции на службу в Казань сотрудников.

— Прежде чем отношения наших стран испортились, была запланирована встреча Эрдогана с Путиным в Казани. По понятным причинам она не состоялась. Тем не менее в будущем Казань еще сможет стать площадкой для встречи двух президентов?

— В декабре совет высшего сотрудничества должен был пройти в одном из городов России. Тогда Казань была предложена как один из вариантов площадок. Потом, если не ошибаюсь, выбор пал на Санкт-Петербург, но, в принципе, в Казани в будущем может состояться такая встреча. Потому что Казань, РТ занимают особое положение в российско-турецких отношениях. И Татарстан неоднократно становился площадкой для турецко-российских мероприятий. Здесь проходило и заседание межправительственной комиссии, и общественный форум. При организации такого рода мероприятий обычно учитываются еще и логистические преимущества.

— Каков ваш прогноз: вернутся ли отношения России и Татарстана с Турцией на прежний уровень?

— Һичшиксез (в переводе с татарского — «без всякого сомнения» — прим. ред.).



НОВОСТИ ПО ТЕМЕ
ВЫБОР РЕДАКЦИИ