Выбор редакции

Ученые: "Чиновники хотят превратить институты РАН во что-то вроде шарашек"

В Сети появились первые отклики на законопроект «О научной, научно-технической и инновационной деятельности», который подготовило Минобрнауки РФ. Мнения целого ряда авторитетных ученых приводит издание «Аргументы Недели Иркутск» в материале "Кредо ФАНО — профанация?" Так, член-корреспондент РАН Виктор Рукавишников назвал проект нового закона продолжением процессов интеллектуальной коллективизации, начатой в 2013 году реформированием РАН. «То, что происходит сейчас и предлагается авторами законопроекта, это не просто объединение научных ресурсов для экономии бюджетных средств. Запускаются более глубинные процессы, как минимум речь идет о сокращении количества научных сотрудников», — уверен он. По его мнению, на ситуацию оказывает влияние и необходимость выполнять т.н. «майские указы» президента, предусматривающие в числе прочего увеличение заработной платы в бюджетной сфере на 200% к 2018 году: «Как, за счет чего повышать зарплату? Только за счет оптимизации, по-другому никак. У нас ежегодно сокращаются объемы финансирования Российского фонда фундаментальных исследований, экономика который год находится в стагнации — все это не дает развиваться научным структурам. На фоне этого в новом законе некие разработчики, «эффективные менеджеры», демонстрируют полное непонимание предмета и не хотят слушать самих ученых. По их представлениям, научные институты должны стать чем-то вроде «шарашек», которые сами себе зарабатывают на пропитание».


Здание Президиума Российской академии наук. Фото: Сергей Михеев

Принятие закона без продуманных поправок в него приведет к тому, что ситуация будет еще хуже, чем в 90-х годах, - считает академик РАН Михаил Кузьмин. «Но в пресловутых 90-х у нас хотя бы была самостоятельность. Научные институты могли заключать договоры с международными фондами, участвовать в проектах, получать финансирование и самостоятельно распоряжаться им, — напоминает академик. — Сегодня эти возможности закрыты, а бюджетом по своему усмотрению управляет ФАНО. Если ситуация будет и дальше развиваться в этом направлении, то России грозит реальная участь перейти в число второстепенных стран с точки зрения развитости науки, проводимых фундаментальных исследований. В итоге мы потеряем свой статус и престиж на международном уровне».

Проект закона «О научной, научно-технической и инновационной деятельности» с перспективой его принятия ставит точку в процессе коммерциализации науки. «Авторы фиксируют законопроект как окончательную попытку внедрить бизнес-технологии в управление наукой и не понимают, что это не просто вредно, а смертельно для нее, — рассуждает член-корреспондент РАН Николай Горячев. — Всю российскую науку пытаются запихнуть в какую-то примитивную схему, поставить на одну доску и научные структуры, и вузы, и ученых как физических лиц». По его мнению, законопроект не учитывает решение уже назревшей проблемы, связанной с кадровым обеспечением научной сферы. «У нас вырождается класс специалистов, которые умеют аналитически мыслить. Но развитие науки без анализа невозможно! А сейчас из школ выходит молодежь, привыкшая к тестовой системе. Если так будет продолжаться, то мое дальнейшее видение будущего науки весьма пессимистично», — прогнозирует Николай Горячев.

Член-корреспондент РАН Евгений Григорьев присоединяется к мнению о том, что ситуация с кадрами обостряется. «Научная часть, связанная с медициной, после небезызвестных реформ перестала развиваться. Этому способствуют и другие процессы. В медицинских вузах уничтожили субординатуру, интернатуру, сократили ординатуру и аспирантуру. А кем теперь будет пополняться медицинская наука? Ответа нет. В условиях дефицита научных кадров звания и степени присуждают людям, не имеющим должного уровня знаний, опыта, — говорит он. — В основе сегодняшних негативных процессов, которые мы наблюдаем, лежит прежняя ошибка в объединении под «крышей» РАН трех академий и создание ФАНО. Нет единоначалия, мы пытаемся впрячь в одну повозку коня и трепетную лань, что уж удивляться результату. Организованности нет, кадрового наполнения нет, финансирования нет. Поэтому мы и находимся на распутье, а не на пути к развитию».

«Чем дальше в лес, тем становится страшнее», — описывает ситуацию с будущим науки Виктор Рукавишников. «Сложно сказать, чем руководствуются эти «эффективные менеджеры», писавшие проект закона. Вполне возможно, тем, что Академия наук пока остается одной из немногих структур, доносящих правду до президента, — предполагает он. — Чиновники не хотят правды, им не нужны независимые ученые. Может быть, поэтому и затеяны все реформы. Тогда нам остается ждать только одного — пока кто-то умный и обладающий властью не напишет что-то в духе знаменитой статьи «Головокружение от успехов».

«Чтобы иметь хорошие перспективы на завтра, надо бережно сохранять опыт предыдущих поколений. У нас этого пока не получается. Возьмем, к примеру, ситуацию с нашими студентами, выступающими на международных олимпиадах. На протяжении десятилетий мы брали первые места и имели сильнейшие позиции по физике, математике, а сейчас держимся во второй десятке. Мы губим наше образование, скатываемся с завоеванных позиций. Минобразования заставляет школы, вузы, научные институты думать о вещах, не связанных с учебной и научной деятельностью. Изменение такой системы — первое, с чего нужно начинать, — подчеркивает Михаил Кузьмин. — Второе, нужно дать хотя бы небольшую альтернативу финансирования научной среды. В стране много людей, желающих стать спонсорами, содействовать разработкам ученых. Нужно поощрять эту практику, разработать систему налоговых поощрений и льгот для таких людей и компаний».

«У меня грустный прогноз. Что-то начнет меняться тогда, когда изменится подход к научному сообществу. Нынешнее кредо ФАНО: если вы хотите учить и заниматься наукой — научитесь зарабатывать. Но надо думать головой и понимать, что при таком подходе вся наука и образование сосредоточатся только в Москве и Санкт-Петербурге. А кто будет готовить врачей и педагогов для Урала, Сибири, Дальнего Востока?! — вновь и вновь задается вопросом Виктор Рукавишников. — Чиновники не понимают, что настоящая наука формируется в интеллектуальном бульоне, в котором должны присутствовать все формы — и малые, и большие институты. Только тогда появится научный прорыв. И его целью должно быть не количество диссертаций и статей, а результат, когда мы с гордостью скажем, что, к примеру, наши истребители летают в четыре раза быстрее иностранных».

Александр Аргучинцев считает, что при складывающихся обстоятельствах уже через пять-семь лет, возможно, будет поздно спасать науку и образование. «Мы можем тратить миллиарды на закупку оборудования, строительство новых корпусов вузов и научных институтов. Но сейчас мы стоим перед реальной опасностью разрыва поколений, потерей сложившихся научно-педагогических коллективов. И никакие деньги не позволят потом преодолеть этот разрыв, мы лишимся как высочайшего уровня нашей фундаментальной науки, так и грамотного преподавания знаний молодым поколениям», — предупреждает он.

Вы также можете подписаться на мои страницы:
- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy

- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky
- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy
- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/
- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky
- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky