Источник
Александр Проханов, писатель и журналист - LiveJournal.com
23 февраля, 14:45

Александр Проханов // «Завтра», №8, 23 февраля 2017 года

  • 0

Явление вождяБеседа главного редактора газеты «Завтра» Александра Проханова с заместителем Председателя ЦК Трудовой Партии Кореи Ким Ги Намом.[Александр Проханов:]— Уважаемый товарищ Ким Ги Нам, в нашей стране после кончины Сталина были лидеры, но не было вождя. В вашей стране роль вождя очень важна. Я бы хотел понять, как появляется вождь? Можно выучить и воспитать инженера, врача, учителя, но нельзя выучить вождя. А как в вашей стране рождается вождь? Какими свойствами должны обладать и человек, и среда, в которой он воспитывается, чтобы возникла такая мощная и значительная величина?[Ким Ги Нам:]— Это непростой вопрос, Александр Андреевич. На него нельзя ответить коротко.[Александр Проханов:]— Это вопрос не только непростой, но и совершенно секретный.[Ким Ги Нам:]— Не совершенно секретный, конечно, но этот вопрос занимает центральное место в теории кимирсенизма, кимирченизма, он ключевой. У нас есть народная поговорка: "Нашему народу повезло с вождями". А наши вожди часто говорили, что им повезло с народом. Все наши вожди вышли из народа.В 1974 году я в составе большой делегации корейской ассоциации работников общественных наук посетил Японию. Мы объехали почти всю страну, побывали в 47 уездах. Встречались с японскими учёными, в том числе с первым генеральным директором Международного института изучения идей чучхе, видным, признанным в мире специалистом по международному праву. Я тогда задал ему вопрос: каким образом Ким Ир Сену удаётся вникать во все вопросы жизни страны и мудро руководить делами революции и строительства, в чём секрет?Это почти такой же вопрос, Александр Андреевич, что вы задаёте мне. И тогда он тоже затруднился ответить на мой вопрос. Но тогда я, не задумываясь, сказал то, в чём всегда был убеждён: товарищ Ким Ир Сен считал народные массы своим учителем. А народ мудр. И у него можно научиться всему.Такое основополагающее отношение к народу как учителю подчёркивал и товарищ Ким Чен Ир, и в настоящее время наш высший руководитель товарищ Ким Чен Ын.В своей новогодней речи Ким Чен Ын дважды — в начале и в конце своего выступления — повторил, что ему не хватает знаний и опыта руководителя, чтобы самым достойным образом служить народу. И он поклялся перед всем народом ещё усерднее, самоотверженней трудиться и учиться у народа. Не помню примера, чтобы руководитель страны, глава народа делал такое признание и давал бы клятву усерднее работать, самоотверженней служить народу и учиться у него. Вот так могу ответить на ваш вопрос.[Александр Проханов:]— Можно ли сказать, что вождь соединён двумя пуповинами, которые питают его соками: одна пуповина связывает его с народом, а другая связывает с небесами?[Ким Ги Нам:]— Наши вожди — товарищи Ким Ир Сен, Ким Чен Ир и сейчас товарищ Ким Чен Ын — всегда подчёркивали, что народ для них — это небо. Девизом товарища Ким Ир Сена были слова "Поклоняться народу, как небу". По-корейски эта фраза состоит всего из четырёх слов, и в этих словах глубокий смысл, в них заключено поклонение народу и самоотверженное служение ему.Вы, Александр Андреевич, наверное, слышали об успешном запуске нашей страной баллистических ракет. И когда были запуски ракет, Ким Чен Ын непосредственно на месте несколько дней и ночей напролёт работал, руководил процессом. А это северные районы, где очень холодно. Помимо того ещё и очень опасно, ведь не исключены аварии. Но он находился рядом со специалистами, учёными, которые монтировали ракету. Наш товарищ Ким Чен Ын работает именно так — дни и ночи. Я привык, что его звонки звучат и на рассвете, и днём, и ночью. У нас есть выражение "стальной полководец". Наш Ким Чен Ын — истинный стальной полководец.[Александр Проханов:]— После вашего ответа хочется, чтобы когда-нибудь ночью мне позвонил товарищ Ким Чен Ын.[Ким Ги Нам:]— Я знаю, что товарищ Ким Чен Ын очень уважает вас, Александр Андреевич. Вы известны у нас в народе. Ваши заслуги, работа писателя снискали большое уважение у народа КНДР.[Александр Проханов:]— Спасибо, я очень тронут.Товарищ Ким Ги Нам, не правда ли, что вождь лишь тогда — вождь, когда он с народом не только в минуты праздников, но и в минуты трагедий? Триумф страны — это триумф вождя. Трагедия страны — это трагедия вождя.[Ким Ги Нам:]— Вы правы у нас в прошлом году в северо-восточных регионах было сильнейшее наводнение, вызванное тайфуном и сильными дождями. Оно привело к огромным разрушениям. Американцы говорили, что корейцы не переживут такое, не встанут на ноги.На ликвидацию последствий нами были направлены военные подразделения. И хотя военные не были строителями, они за 2 месяца построили 15 тысяч квартир. И это не просто квартиры — их оборудовали бытовой техникой, мебелью, предметами обихода. Весь мир изумлённо воскликнул, что это чудо. Товарищ Ким Чен Ын руководил работами, сделал всё возможное для облегчения участи пострадавших. Я и сам был там на новосельях, и хочу сказать, что даже в Пхеньяне нет таких квартир, какие построены там и переданы людям.[Александр Проханов:]— Ныне учение чучхе очень актуально, поскольку теория марксизма практически исчезла. Американцы сегодня после прихода Трампа констатируют крах американской мечты. Мусульманский мир, который пытался предложить свой вариант вселенской идеологии, разбомблен, уничтожен. Китайцы тоже не могут предложить мечту всему миру, у них нет универсальной идеи. Возник вакуум, и в этот вакуум должно войти учение чучхе, не правда ли?[Ким Ги Нам:]— В конце 80-х—начале 90-х годов распался Советский Союз, Горбачёв, который был у власти, посадил в тюрьму членов ГКЧП. Они провели в тюрьме несколько месяцев. Но никакой вины на них не было, и власти вынуждены были их освободить. Среди них были министр обороны Дмитрий Язов и Олег Шеин. Они несколько раз приезжали в нашу страну. Олег Шеин написал статью, где говорил о том, что международное коммунистическое движение исчезло, центром мировой революции станет КНДР, и возглавить это движение может только товарищ Ким Чен Ир.[Александр Проханов:]— Сейчас для российского президента очень важна проблема вождя. Кто он, Владимир Путин? То ли он отличный менеджер, который пришёл к управлению корпорацией. Или он лидер. Либо он — вождь. И мы, идеологи, пытаемся объяснить, как Путин превращается из лидера в вождя.[Ким Ги Нам:]— Да, это будет хорошая работа, нужное объяснение.[Александр Проханов:]— Вы запустили целую стаю баллистических ракет. Национальной птицей КНДР является сапсан. Это стая баллистических сапсанов. Поздравляю вас.[Ким Ги Нам:]— Мы делаем упор на своё собственное производство вооружения, ядерного в том числе, наши ракеты сделаны нашими руками. В последнем запуске и установка была нашего производства.Наши пусковые установки — передвижные, и враги поняли, что им не удастся в ответ нанести по КНДР превентивный удар. Противник ахнул, увидев, что наши ракетчики уже после пятиминутной подготовки могут производить запуск. В мире считаные страны — буквально только три государства — могут позволить себе такие технологии, и мы добились того, что стали обладать такими технологиями.[Александр Проханов:]— А какова дальность ракет?[Ким Ги Нам:]— Точной цифры у меня нет. Но есть предположения, что это 6 тысяч километров. Это удивительная технология, высокий уровень, потому что ракеты запускаются вертикально и потом выходят за атмосферу, там летят. Затем возвращаются, достигая цели на земле. И противник боится, потому что знает, что наши ракеты выходят за пределы атмосферы, а когда возвращаются, поражают цель. Это высокая, сложная техника. И мы уже создали её.[Александр Проханов:]— Как советский писатель я описал советскую ядерную триаду. Я был на пусках таких вот мобильных установок, которые двигались по огромным пространствам и были неуязвимы для врага. На атомной подводной лодке я уходил в океан, где проходило дежурство, проводились стрельбы из-под воды. Летал на стратегическом бомбардировщике, который двигался из Белоруссии в сторону Западной Германии и готов был нанести по ней удар. Может быть, мне удастся описать корейскую ядерную триаду?[Ким Ги Нам:]— Как знать…[Александр Проханов:]— Но вернёмся к теме вождя. Как, по-вашему, создаётся, формируется вождь, как возникает феномен вождя?[Ким Ги Нам:]— Вожди не создаются. Вождями рождаются. Вождь должен иметь преемника.[Александр Проханов:]— А если у вождя родится не сын, а дочь?[Ким Ги Нам:]— Не обязательно должно быть кровное родство между преемником и вождём. У нас самые тесные связи — это пэктусанские связи, они как кровное родство и даже больше, чем кровное. Гора Пэктусан — это героическое место, где действовали партизаны, сражался Ким Ир Сен. Там в партизанском отряде родился Ким Чен Ир. И эта энергия победы, коренящаяся в народе, перетекает от вождя к вождю, соединяет их в неразрывное целое.[Александр Проханов:]— Прощу вас, уважаемый товарищ Ким Ги Нам, передайте мой нижайший поклон товарищу Ким Чен Ыну.

23 февраля, 14:20

Александр Проханов // «Завтра», №8, 23 февраля 2017 года

  • 0

От автора. События, приведённые в публикуемом тексте, являются вымыслом и не имеют ничего общего с действительностью. У персонажей, фигурирующих в повествовании, нет реальных прототипов. Совпадение имён тех, кто фигурирует в тексте, с реально существующими персонами является результатом эстетических ухищрений и ни в коей степени не должно побуждать читателя искать в героях романа реальных людей.Невзороф.Liveглавы из нового романаГлава 29. ПокаяниеАлександр Глебович Невзороф очень любил моргать. Бывало, уставится на кого-нибудь и смотрит, смотрит, а потом начнёт моргать быстро-быстро, и моргает до тех пор, пока человек не бросится бежать. Так Александр Глебович несколько раз разгонял Государственную думу, а также правозащитников, собиравшихся в Центре Сахарова. Александр Глебович очень любил Россию и любил русский народ. Он жалел русский народ, потому что русский народ находился в первобытном состоянии: он ничего не умел, ни о чём не знал. Александр Невзороф надумал его спасать.Он создал Общество спасения русского народа. В это Общество входили Ольга Бычкова, Ольга Журавлёва, Оксана Чиж, Антон Орех, Станислав Белковский, Глеб Павловский, Майя Пешкова, Нателла Болтянская, Юрий Кобаладзе, Алексей Венедиктов, Евгений Ясин, Владимир Познер и Михаил Горбачёв. Общество ставило себе задачу создать новый русский народ, просвещённый и грамотный. И они начали учить русских говорить по-русски. Обучение шло столь успешно, что вскоре Евгения Альбац стала окать, как владимирская крестьянка. Станислав Белковский обучился северному вологодскому выговору и стал говорить так, что его невозможно было понять. Это объяснялось тем, что он говорит на северном русском диалекте. Ольга Бычкова в своих передачах стала говорить "чаво", "куды" и "откеда", словно она была старообрядкой. Сам же Александр Невзороф сначала усвоил диалект жителей русских лесов, стал говорить "поемши", "поспамши", "куримши", "поиграмши", а потом совсем перешёл на древнерусский и стал говорить "прийдоха", "выпивоха", "обмираха", "забываха". О его говоре проведали студентки из фольклорной экспедиции и пришли к нему записывать его говор. Потом издали записанное, и это называлось "сказы". Нателла Болтянская распевала русские народные песни о холокосте, а Владимир Познер играл деревянными ложками, притоптывал и повторял: "Ай-люли, ай-люли".Когда Александр Невзороф увидел, каких успехов достигли новые просвещённые русские люди, он решил вывезти их в Европу и повторить Дягилевские вечера, которые в своё время имели большой общеевропейский успех. Майя Пешкова должна была танцевать, как танцевала в Париже Ида Рубинштейн. Для неё придумали деревянный саркофаг, из которого на сцене выпадала мумия, забинтованная множеством слоёв. И когда десятки слоёв этих бинтов разматывали, из них появлялась обнажённая Майя Пешкова и начинала танцевать.Вся группа погрузилась в самолёт и прилетела в Европу. Но когда они вышли в Париже, их группу спутали с сирийскими беженцами и арестовали. Всех поместили в лагерь беженцев на берегу Ла-Манша, где они долгое время томились и бунтовали. Их не пускали в основной тоннель, соединяющий Францию с Англией. А Невзороф и все остальные стремились в Англию, где у них были связи. Тогда Невзороф приказал копать собственный тоннель под Ла-Маншем, чтобы перебраться в Англию. Все стали копать.Копали долго, но, должно быть, под землёй сбились с курса и поэтому прокопали тоннель не в Англию, а в сектор Газа, где палестинцы были окружены израильскими войсками. Первым из тоннеля вылез Владимир Познер и, когда увидел небо, крикнул: "Друзья! Мы на свободе!". Но, оглядевшись, увидел, что его окружают бойцы ХАМАС в чёрных масках и с автоматами. Когда все вылезли из тоннеля, бойцы ХАМАС спросили: "Вы кто и откуда?". Познер ответил: "Мы из России, мы русские, у нас кокошники".Бойцы ХАМАС посмотрели их вещи и под кокошниками нашли множество кип. И они поняли, кто к ним явился. Бойцы ХАМАС взяли их в плен и поместили в подземелье, где когда-то содержался еврейский капрал Гилад, а сами известили Израиль о том, что держат у себя неких пленников, и послали в знак подтверждения кипу.В секторе Газа не хватало продовольствия, особенно овощей. Лидеры ХАМАС решили обменять пленников на овощи и предложили Израилю этот обмен. В Газу прибыл сам Шимон Перес и начал торговаться. За Алексея Венедиктова давали луковицу, за Евгения Ясина — помидор, за Владимира Познера — морковку, за Ольгу Быкову — редиску, за Ольгу Журавлёву — редьку, за Юрия Кобаладзе, поскольку он ходил немного в раскоряку, давали корень женьшеня, а Александра Невзорофа хотели отдать израильтянам бесплатно в виде "комплимента". Однако сделка не состоялась: Израилю самому нужны были овощи, и он отказался от обмена. Тогда пленников вновь поместили в подземелье, где содержался когда-то капрал Гилад. И охранники, сторожившие пленных, слышали, как из подземелья раздаётся "чаво", "куда", "откеда", а также "прийдоше", "обреташе", "побираше".У пленников не было надежды на спасение, но тут в Газу из России прилетел пузатый писатель, у которого были хорошие отношения с лидерами движения ХАМАС, и вызволил пленников. Он привёз пленников в Россию, но не в Москву, не на радиостанцию "Эхо Москвы", а в Орёл, к подножью памятника Ивану Грозному. Пузатый писатель сказал прибывшим: "Покайтесь, ехидны!".Те стали каяться и целовать копыта коня. А когда покаялись, все без исключения приняли православие. Пузатый писатель вернул их в Москву на станцию "Эхо Москвы", и только Нателла Болтянская отказалась вернуться на радио. Она устроилась работать на бензоколонку, и у неё случались романы с попутными дальнобойщиками.Когда все обучились русскому языку, Александр Глебович Невзороф решил написать для русских новую историю. Он считал, что история русского народа началась с Гайдара, и тогда же появилась новая династия — гайдарычи. Губернатор Белых, управлявший в Вятке, был вятичем. Юрий Кобаладзе, у которого наблюдалась некоторая кривизна носа, был кривичем. Глеб Павловский и Станислав Белковский, которые умели накрывать поляну, были поляне. Евгений Ясин, самый древний, был древлянин. Михаил Горбачёв с родимым пятном на лбу был родимич. А Владимир Познер был ильменский славянин.продолжение следует

23 февраля, 14:16

Александр Проханов // «Завтра», №8, 23 февраля 2017 года

  • 0

Судьба и крест Игоря Шафаревича19 февраля на 94-м году жизни скончался выдающийся отечественный мыслитель и учёный, автор книг "Социализм как явление мировой истории" и "Русофобия", академик Игорь Ростиславович Шафаревич.На излёте советской эры существовало три великих диссидента: Сахаров, Солженицын и Шафаревич. Академик Сахаров стал непререкаемым лидером демократического направления, амулетом свободомыслия и либерализма, его именем назвали проспект, на котором недавно собирались наши "оранжисты".Солженицын не сразу вернулся в Россию, выжидая, чем кончится переворот августа 1991-го года. Он сел на триумфальный поезд во Владивостоке, двинулся через всю Россию; его встречали хлебом-солью и венчали на пост великого писателя. И в этом качестве, почти непререкаемом, он прожил последние годы своей жизни.И только Игорь Ростиславович Шафаревич снискал совершенно иную долю. Он был окружён плотным облаком тьмы. Официальная пропаганда, господствующие либералы не замечали его или же именовали фашистом — так же, как Распутина или Бондарева.Откуда эта ненависть, это неприятие? По-видимому, из-за того, что Шафаревич организовал свою интеллектуальную и духовную атаку не просто на конструкцию советского строя, не просто на неприемлемый для него коммунизм, а гораздо глубже.Он сформулировал концепцию "русофобии" как настроения, господствующего в России начиная с конца XIX столетия. Он обвинил в русофобии целые пласты современного и минувших дней либерализма, говоря, что через неприятие всего русского: истории, литературы, менталитета — осуществляется подавление и уничтожение громадного народа.Одновременно с этим он продолжил и разработал теорию "малого народа", который, оседлав малоподвижное большинство, угнетает его. Эти концепции сделали Игоря Ростиславовича неприемлемым для победившего либерально-демократического направления.Более двадцати лет Шафаревич и его интеллектуальные проявления оставались вне официального информационного поля. Зато все эти годы он был несомненным интеллектуальным лидером национально-патриотического движения. Шафаревич являл собой академический, аналитический ум, способный сформулировать мысли и чувства, которые патриотические массы несли в своём сердце, но не могли выразить в концептуально-безупречной форме. Игорь Ростиславович был кумиром патриотических вечеров. Когда он выходил на сцену и очень спокойно произносил свои формулы, зал импульсивно реагировал — вскакивал, бурно аплодировал.Идеи Шафаревича абсолютно актуальны и плодотворны в наше время. Многие думают, что когда он говорил о "малом" и "большом" народах, речь шла о евреях и русских. Взгляды Шафаревича были гораздо шире и глубже. Сегодня мы присутствуем при агрессии гомосексуального меньшинства, которое стремительно завоёвывает мир, подчиняет своему влиянию человечество. Такое ощущение, что мы накануне гомосексуальной диктатуры. Это блестяще организованное, оснащённое современными технологиями меньшинство, обладающее влиятельным лобби в политике, культуре, информационной сфере. Оно предлагает миру другой вариант существования, и мир, корчась, вопя и страдая, подчиняется давлению этого "малого народа".Однажды в день моего рождения Шафаревич подарил мне бронзовый литой крест, и он украшает мой семейный иконостас.Игорь Ростиславович Шафаревич высоко, гордо и непреклонно нёс свой крест все эти наполненные русским страданием и русским пафосом годы.Царствие ему Небесное!

19 февраля, 19:58

Александр Проханов // «Завтра», №8, 23 февраля 2017 года

  • 0

Русская литература встаёт из гробаКакой дьявольский визг и вой подняли либералы, узнав о поступке ПрилепинаЗахар Прилепин уехал воевать на Донбасс, стал заместителем командира батальона, надел мундир с погонами майора. Уехал туда, где недавно был взорван его друг Моторола. Где был растерзан на куски героический Гиви. Где день и ночь грохочут украинские установки залпового огня, сметая посёлки, испепеляя людей. Сейчас он там, где дымятся камни и раскалённая докрасна арматура. Он поехал воевать на свою вторую войну. В Чечне он не раз менял расстрелянные рожки автомата на новые, плюхался с разбега на броню БТРа, стоял на блокпостах под пулями и привёз домой в своём запылённом ранце великолепную русскую прозу.Прилепин поехал воевать на Донбасс за русское дело, охваченный всё тем же таинственным вихрем, который увлёк туда тысячи добровольцев от Владивостока до Смоленска, от Вашингтона до Марселя. Так когда-то под музыку «Прощание славянки» двигались русские добровольцы на линию огня под Плевну и Шипку. Так летели в Испанию под фашистские бомбы люди всех континентов, сражаясь за правду, красоту, мечту, за великую иллюзию о справедливом божественном мире. Среди них из России — Кольцов, написавший свой «Испанский дневник». Из Америки — Хемингуэй на звук великого трагического колокола. Прилепин — в их череде, один из них, один из прекрасных и бесподобных.Русский писатель никогда не сидел на печи, когда войска государства шли в свои великие, прекрасные и горькие походы. «Слово о полку Игореве» было написано древним русским воином, с которого, быть может, и началась русская литература. Граф Лев Толстой воевал на Кавказе, написал своих бесподобных «Казаков» и «Хаджи-Мурата», а в Севастополе на флэшах свои «Севастопольские рассказы». И Господь чудом сберёг его от пуль и подарил нам великого художника и мыслителя.Художник Верещагин шёл с войсками Скобелева через Усть-Урт, умирая от жажды, где каждый колодец был отравлен, и полки редели от налётов врага и солнечных ударов. Какое счастье для русского писателя идти с войсками страны в её самые острые и горькие великие периоды! Как велик «певец во стане русских воинов»! Как велик художник Верещагин, отплывший на броненосце «Петропавловск» вместе с адмиралом Макаровым в своё последнее плавание, погибший со всем экипажем на японских минах!Русский писатель в солдатском и офицерском мундире, будь то Бондарев или Воробьёв, были не просто воины. Они принесли с фронтов не только раны, но и великие свидетельства.Прилепин отправился воевать, заступая на место своих погибших товарищей. Но он поехал и за книгой. Мастер, восхитительный прозаик, зоркий стилист, он теперь — среди своих героев, героев своей будущей книги. Как я завидую ему, что он может стоять на блокпостах с этими чудесными, обросшими щетиной людьми, бросаться при первых залпах в окопы, занимая место у пулемёта! Завидую тому, как остро смотрит ему в глаза заснеженная, с рыжей стернёй, степь, где чернеют сгоревшие украинские танки. Ноздри его трепещут, вдыхая вольный ветер донских степей. А ночью, снявшись с поста, он может выпить рюмку водки за победу русского дела, за Новороссию.Донбасс, русское восстание в Донецке и Луганске — это эпос ХХI века. Это схватка идей, чудовищный узел, в который затянут мир. Этот узел придётся вновь развязывать России. И Прилепин — из тех, кто его станет развязывать. А нет, так разрубит.Прилепин — на Донбассе среди воюющих частей, а это значит, что русская литература встаёт из гроба, куда её уложили мерзкие победители девяносто первого года, полагая, что этот год завершает русскую историю, а вместе с ней и русскую литературу.Но нет конца истории, нет конца русской литературе. Она прорвалась из-под каменных плит, куда её затолкали либеральные победители. Они натянули целлофановые мешки на головы всех русских писателей, шельмовали их, называли фашистами, отказывали в публикациях, замалчивали, хохотали над всеми святынями, над идеальной русской мыслью и русской душой. Предлагали вместо Литературы Откровения литературу низменных страстей, сардонического сатанинского хохота, литературу синюшней болотной гнили и распада, литературу смерти.Но русская литература разодрала покровы савана, в который её обмотали, и пошла воевать на Донбасс. И вслед за Прилепиным поднимутся молодые писатели-пехотинцы, писатели-офицеры, писатели-генералы и двинутся в прорыв.Какой дьявольский визг и вой подняли либералы, узнав о поступке Прилепина! Сколько ненависти, смрада, сколько гнилых зубов хотело бы впиться в его плоть! Сколько лучей смерти тянутся ему вслед! Так было и с теми писателями, которые шли с войсками в афганский поход. Так было с теми, кто воевал на чеченских войнах: в лицо им стреляли враги, в спину им били либеральные кинескопы, а теперь — пропитанные ядом странички фейсбука. Все черви, скарабеи, жучки-трупоеды, мерзкие долгоносики и зловонные зелёные мухи — все они мчатся вслед Прилепину, норовят укусить и ужалить.Молюсь за тебя, Захар, прорывая своей любовью и восхищением тот кокон тьмы, в который они хотят тебя поместить. Усмиряю их крестным знамением, от которого они разбегутся и вновь попрячутся в смердящую могильную плоть. Бейся на передовой под Донецком и Луганском! Бейся у Дебальцево! Набирай впечатлений для своей будущей великой книги. А я, покуда есть силы сражаться, прикрою тебя со спины.Люди русские, смотрите на великое чудо — одно из наших вечных воскресительных русских чудес: русская литература встаёт из гроба.

16 февраля, 13:09

Александр Проханов УБИЙСТВО ГОРОДОВ (переиздание, 2017)

  • 0

Александр Проханов "Убийство городов" // Москва: "Центрполиграф", 2017, твёрдый переплёт, 288 стр., тираж: 2.000 экз., ISBN 978-5-227-07337-2

16 февраля, 12:57

Александр Проханов // «Завтра», №7, 16 февраля 2017 года

  • 0

ТОРЖОК БЕСПОДОБНЫЙВосхитителен русский город Торжок, что под Тверью. Голубые снега и янтарное солнце. Нарядные милые дома вдоль улиц среди белоснежных сугробов. Тёмная, незастывшая Тверца, что течёт через город в белых своих берегах. И церкви, монастыри, обители… Одни — ещё обветшалые, разорённые, другие — в строительных лесах, третьи сверкают златом. Кое-где — остатки старых купеческих лабазов, купеческих домов — ладных, на каменных подклетях. Люд, живущий в Торжке, расторопен, деловит, прижимист, знает цену и копейке, и добротному изделию. И как славно пожить среди этой русской тишины и чистоты, среди таинственных воспоминаний о минувшем, которые посетят тебя у монастырской стены, у ампирного особняка или у резных деревянных наличников!Но Торжок — не музей, не хранитель старинного уклада, о котором так восхитительно, с русским восторгом писали и Бунин, и Тургенев, и Чехов. За Торжком, за городом, где начинается чистое поле, день и ночь рокочут вертолёты, кружат в синем студёном небе. Пятнистые, знакомые каждому Ми-8, способные переносить десантные группы. Хищные, стремительные Ми-24, громящие своим огнём на поле боя танки. И новейшие "Аллигаторы", виртуозные и грозные.Здесь базируется вертолётный полк, а рядом с ним — уникальный, единственный на всю Россию учебный центр, где вертолётчики, пересаживаясь со старых машин на новые, проходят обучение. Взлетают, садятся, стреляют на полигонах, осваивают приборы ночного видения, новые оптические электронные и лазерные прицелы, новую тактику полёта и боя. Из полка улетают экипажи в Сирию, где идут на удары и громят ИГИЛ, подбирают и высаживают сирийских десантников, доставляют в разорённые города продовольствие, выносят из зоны боёв раненых. Если увидишь среди зимних снегов Торжка смуглое загорелое лицо вертолётчика, ты знаешь, откуда он, солнце каких степей и пустынь опалило это мужественное, строгое, повидавшее виды лицо.Если вертолёты стрекочут в синем небе, вышивая на нём невидимые узоры, то в центре Торжка работает небольшая милая фабрика, где стрекочут швейные машинки и мерцают иглы, пропуская сквозь бархат, сафьян, парчу золотую нить. Здесь работают знаменитые золотошвеи, чьё тонкое рукоделие украшало златом и серебром митры патриархов, эполеты и мундиры царских генералов и камергеров. И сегодня это таинственное, мистическое шитьё, пленяя глаз, воспроизводит орнаменты русских волшебных сказок, узорных летописных буквиц.Герб Торжка — шесть летящих голубей: три золотых — символ богатства и благополучия, три серебряных — символ целомудрия и благочестия. И все шесть птиц опоясаны знаменитыми поясками, на которых золотой нитью вышита церковная молитва "Живый в помощи". С такими поясами не расставался русский человек ни зимой, ни летом, ни на улицах, ни даже в банях. И сегодня здесь, в Торжке, витает идея мистического круга — волшебного пояса, который служит неприступной для злого духа преградой, сберегает не только отдельного человека, но и всю матушку-Россию. Этот огромный, сшитый из синего бархата пояс, украшенный золотой вязью, хранится в музее, который напоминает скорее часовню, чем выставочный зал. Ты можешь обойти этот пояс и прочитать вышитые на бархате заветные письмена. И местные радетели, хранители мистических русских традиций, мечтают провезти этот пояс по всей России — с запада на восток и с севера на юг — чтобы сквозь это охранное кольцо были пропущены все русские пространства и русские рубежи, все русские леса и города, озёра и северные льды. И русский человек — будь то боевой генерал, академик или пахарь — чтобы всякий прошёл сквозь этот пояс и через него соединился со всеми в единое нерасторжимое братство, неодолимое, исполненное света и благодати.Торжок уходит своими околицами в снежные поля и леса. Из этих полей и лесов примчался на окраины города, как грозный бронепоезд, небывалый завод и остановился на окраине. В его длинных цехах почти безлюдно, только раздаются грохоты, скрипы, скрежет и звон. Здесь пилят лес. Этот завод, как утверждают, самый крупный не только в России и Европе, но и в мире. Здесь работают современные станки и машины — американские и немецкие. Они изготовляют не просто доски, не просто привычную всем нам вагонку — они создают особый, небывалый материал, который впервые был задуман в американских секретных лабораториях, обслуживающих военно-промышленный комплекс.Бревно, которое поступает на автоматические линии, распиливается на тонкие пластины. Эти похожие на пергамент пластины вновь склеиваются, укладываются пластами, в которых по особой методике перемежаются хвойные и лиственные породы. Эти склеенные древесные страницы двигаются под прессом, сушатся, греются, их разрезают на брикеты и вновь склеивают. И в результате из них получается удивительный материал, как будто бы не древесное, а какое-то новое вещество. Из этого материала делают опоры домов. Он лёгкий и более прочный, чем сталь, не горит в огне, не пропитывается влагой. Должно быть, из этого материала можно делать не только дома, но и шпангоуты кораблей и подводных лодок.Тут же из опилок, стружек и всевозможных отходов прессуются плиты дивной красоты, золотые, как янтарь. Из них строятся жилые дома — прочные, лёгкие, чистые, с тончайшим дыханием соснового леса.Кончаются, слава Богу, времена, когда мы гнали за рубеж кругляк, сводили огромные пространства леса, а получали за это копейки. Теперь мы продаём за рубеж драгоценный, прошедший глубокую переработку материал. Он рождается на глухих лесных делянках, где автоматические машины пилят, срезают древо под самый корень, обрубают суки, а на месте лесосеки высаживается новый лес. Десятки грузовиков днём и ночью доставляют древесину на завод, а с завода машины везут изделия в петербургский порт и оттуда по морям-океанам аж до самой Австралии.Русская провинция одолевает невзгоды девяностых годов. Побывайте в Торжке — и развеются мрачные мифы об унылом народе, о пьющих мужиках, о бездельниках, которые, потеряв работу, пьют горькую и ропщут, клянут всё на свете. Торжок трудится. Сюда приезжает множество людей. Здесь нужны сварщики, токари, инженеры, нужны умные, деловые люди.Сидя с местным священником отцом Николаем в его тёплом, уютном доме среди книг, светских картин и икон, мы говорили о любимой, хранимой Богом России, которую Богородица окружила своим золотым шитьём.

16 февраля, 12:55

Александр Проханов // «Завтра», №7, 16 февраля 2017 года

  • 0

«До свиданья, друг мой, до свиданья…»памяти Якова СемёноваУмер Яков Фёдорович Семёнов, Яша, мой бесценный друг, блистательный и безупречный воин, офицер спецназа — того, что в 1979 году штурмовал в окрестностях Кабула дворец Амина.Это он со своими товарищами на бронемашинах прорывался к янтарному дворцу сквозь пламя, взрывы гранат, кинжальный огонь пулемётов. Это он бежал по парадным лестницам вверх, среди взрывов, осколков, кровавых брызг. Это он добрался до верхнего этажа, где стоял резной золочёный бар, у которого завершился штурм. И он, Яков Семёнов, задыхаясь от пороховой гари, передал по рации знаменитое: "Главному — конец". Что означало смерть Амина и начало новой, грозной, героической и мучительной эры, именуемой афганским походом.Сейчас он умер тихо, мгновенно, без мук — вздохнул и упал. И в этом последнем вздохе пронеслась вся его великолепная жизнь.Пройдя афганскую войну, испив горькую чашу потерь, наглядевшись на пожары и взрывы, он уехал в родную Карелию, в заповедник и жил там среди сосняков, озёр, лесных оленей и медведей, словно остужал свою душу в хладных северных реках, омолаживал и целил её под белыми карельскими звёздами.А потом вернулся в Москву, на космическое предприятие, где строят аппараты и спутники, улетающие в дальний космос.И жизнь его сложилась из войны, природы и космических странствий — жизнь воина, творца и мыслителя.Дорогой Яков Фёдорович, милый Яша, не забуду, как мы сидели в Кабуле на военном опорном пункте у подножия телевизионной вышки и смотрели, как опускается солнце на глиняный город, клетчатый, похожий на вафлю, и он казался малиново‑красным.Не забуду, как мы сидели с тобой в Карелии у реки — стремительной, холодной, чистейшей — и гадали, где её конец и где начало. И ты сказал, что это река жизни.И потом в просторных цехах завода мы касались хрупких антенн волшебного спутника, который несёт наше прикосновение в беспредельный космос.Тебя уже нет среди нас. Но я знаю, что все мы, так любящие нашу родину, мы снова сойдёмся вместе у той самой — чистой студёной реки, которая берёт своё начало здесь, на земле, и уходит в сияющую небесную беспредельность. Целую тебя, до встречи.

16 февраля, 12:50

Александр Проханов // «Завтра», №7, 16 февраля 2017 года

  • 0

От автора. События, приведённые в публикуемом тексте, являются вымыслом и не имеют ничего общего с действительностью. У персонажей, фигурирующих в повествовании, нет реальных прототипов. Совпадение имён тех, кто фигурирует в тексте, с реально существующими персонами является результатом эстетических ухищрений и ни в коей степени не должно побуждать читателя искать в героях романа реальных людей.Невзороф.Liveглавы из нового романаГлава 28. Невская водаКогда вода в Неве спадала, у Александра Глебовича Невзорофа начинал высыхать ум. Тогда он ложился в наполненную ванну и ждал, когда мозг его снова станет влажным и в нём появится мысль. Каждый раз с появлением мысли начинали загораться огни на Невском проспекте и прекращались бомбардировки в восточном Алеппо. Это убеждало Александра Глебовича Невзорофа в том, что мозг — это мыслящая материя.Александр Глебович Невзороф давно мечтал стать академиком. И он решил организовать Академию мысли. В качестве академиков в свою Академию он пригласил Ольгу Бычкову, Ольгу Журавлёву, Оксану Чиж, Нателлу Болтянскую, Антона Ореха, Майю Пешкову, Юрия Кобаладзе и Алексея Венедиктова. У всех у них были мысли, и они совершали открытия.Ольга Бычкова обнаружила, что если негромко постукивать палкой по пустой кастрюле, то у Дондурея начинает повышаться температура и постепенно достигает комнатной. Ольга Журавлёва обнаружила, что если в слабый раствор поваренной соли опустить живого жука-плавунца, то Евгения Альбац начинает раздвигать пальцы рук и ног, словно ждёт, что между пальцами вырастут перепонки. Алексей Венедиктов мыслил, но мысль его не приводила к открытию, а только к землетрясению в Японии, что грозило повторением Фукусимы. Оксана Чиж сделала открытие, что если сунуть дробинку в нос Антону Ореху и легонько её там пошевеливать, то начинают бурно расти мхи, которыми порос Юрий Кобаладзе с северной стороны, что помогало заблудившимся грибникам отыскать дорогу к дому.Все эти открытия патентовались и составляли золотой фонд Академии мысли. Однако Александру Глебовичу Невзорофу хотелось большого проекта, ради которого и была создана Академия. В диссертации министра культуры Владимира Мединского он прочитал, что на Земле существовала древняя цивилизация говорящих муравьёв, и решил научить муравьёв говорить.Сначала муравьёв учила говорить Марина Королёва, но странным образом сама онемела и выговаривала только одно звукосочетание "му", что означало то ли "мужчина", то ли "муравей". Муравьёв водили небольшими группами в театры Константина Райкина и Иосифа Райхельгауза. Там ставили русскую классику, где дядя Ваня при виде пресловутого шкафа начинал материться, а Анна Каренина произносила слово "блин" и впадала в спячку. Наконец после вечера поэзии, на котором Дмитрий Быков читал свои стихи, один муравей заговорил. Он поведал академикам тайну происхождения жизни на Земле. Оказывается, жизнь на Землю была занесена из космоса в первичной примитивной недоразвитой форме, а именно — в виде Виталия Дымарского. Он прилетел из космоса на Землю, попал в первичный бульон и стал там быстро размножаться. От него повелись бактерии, такие как Ганапольский, Сергей Бунтман, и более развитые виды, такие как Евгений Ясин и Сергей Алексашенко. И наконец, в первичном бульоне появились первые рыбы. Их было много. Когда они умерли, то окаменели, а некоторые оставили свои отпечатки на камне. Александр Глебович Невзороф пошёл на кладбище окаменелых рыб и отыскал там три большие окаменелости. Это были Светлана Сорокина, Юлия Латынина и Наргиз Асадова. А Майя Пешкова не сохранилась в виде каменной рыбы, но оставила свой отпечаток на кремне.Александр Глебович Невзороф собрал рыб и отпечаток Майи Пешковой и решил устроить палеонтологический музей. Он расставил каменных рыб и днём водил экскурсии любознательных детей, а ночью оставался наедине с окаменелыми рыбами. Он долго глядел на окаменелую Светлану Сорокину и постепенно понял, что любит её. Каменная рыба Светлана Сорокина тоже полюбила Александра Глебовича, и Невзороф решил вывести её в свет. Однако она была плохо одета, и Александр Глебович повёл её в дорогие бутики, где сам выбирал для неё нижнее бельё. Когда Светлана Сорокина облекала свои каменные груди в кружевной лиф, Невзороф, стараясь не смущать её, отворачивался.В это время в Таврическом дворце был бал. Александр Глебович Невзороф явился туда со Светланой Сорокиной, и их появление вызвало восхищение. Все знали, что Александр Глебович — человек с немалым состоянием и завидный жених, и завидовали Светлане Сорокиной.Александр Глебович пригласил Светлану Сорокину на первый танец, и они танцевали. Светлана Сорокина разрумянилась и выглядела прелестно. Такой её заметил режиссёр Серебренников. Он снимал фильм "Война и мир" и решил пригласить каменную рыбу Светлану Сорокину на роль Наташи Ростовой. По замыслу фильма, Наташа Ростова пробиралась в стан исламистов и освобождала заложников, среди которых находились Станислав Белковский и Глеб Павловский. Однако выполняя опасное задание штаба, Светлана Сорокина, она же Наташа Ростова, сама попала в плен к террористам и стала заложницей. Её бросился выручать Александр Глебович Невзороф, вооружившись блесной и леской. Он забрасывал блесну и леску в помещение, где содержались заложники, и ждал, когда начнётся клёв. Первой клюнула каменная рыба Светлана Сорокина и была спасена. Глеб Павловский долго не клевал и только обмусоливал червячка, но потом и он клюнул и был благополучно избавлен из плена. Станислав Белковский, недоверчивый ко всякого рода приманкам, вообще не стал клевать. Он так и остался в плену исламистов и принял мученическую смерть от коня своего, черепом которого сам и являлся.Александр Глебович Невзороф с триумфом вернулся в Санкт-Петербург и сыграл пышную свадьбу, но не со Светланой Сорокиной, а с девушкой Красовским, который ловко подвернулся и сам себя вставил в сценарий. А Светлана Сорокина, продолжая любить Александр Глебовича, старилась в одиночестве и нянчила детей, родившихся у девушки Красовского от Глеба Павловского, который служил у Александра Глебовича камердинером.Александр Глебович Невзороф всё время ходил на набережную Невы и замерял воду. Когда он убеждался, что уровень воды падает, то торопился в гостиницу "Гельвеция", где его встречал домовладелец Юнис, отводил его в номер, клал в ванну и пускал воду. Убеждаясь, что вода тёплая, и что, ложась в ванну, Александр Глебович Невзороф не забыл снять ботинки, он повторял: "Мозг — это мыслящая материя!" — и ждал, когда на Невском проспекте загорятся фонари.продолжение

13 февраля, 11:48

Александр Проханов (интервью) // "Комсомольская правда", 4 февраля 2017 года

  • 0

Александр Проханов: «Те, кто воюет против Донбасса, скоро будут массово переходить на его сторону»Писатель-буревестник считает, что это произойдет не только в фильме, который по его роману снимает Владимир Бортко, но и в жизни.звук (.mp3)— Александр Андреевич, это Гамов, Радио "Комсомольская правда".— Да, Саша... Рад слышать.— Вот когда снова начались эти ужасные события в Донбассе, где вы много раз бывали, у меня сразу — несколько замечаний к писателю Проханову. В вашем донбасском романе "Убийство городов" — одна война. Вот... А здесь — на самом деле — уже третья идет. Вы что? Я почему с такими претензиями к вам? Многие уже привыкли, что и в жизни — после ваших романов — все сбывается. А здесь сейчас почему-то мир не наступает. Может, вы что-то не так написали...— Нет, я все написал так. Моя работа заканчивается на очень трагической — высокой военной ноте. А вчера вышло второе издание моего романа "Убийство городов". И я собираюсь опять отправиться в Донбасс, и снова провести там презентацию книги. Но не на Саур-Могиле, как в прошлый раз, а — на передовой.Потому что, буквально все, что там творится, — все это уже описано в моем романе. Все баталии... Трагедия... Когда славяне сражаются со славянами.Это — огромный тупик! Это — мука. И — величайшее терпение, стоицизм людей Донбасса. Все это — в романе и, мне кажется, что сегодня — сражающимся военным Донецка и Луганска — было бы важно из моих рук получить эту книгу. Потому что роман — о них, о сегодняшнем дне. Это роман пылающий, он — не завершенный. Еще много будет завершений — неизвестно каких...— А вы можете в третьем издании "Убийства городов" с войной покончить счеты? Ведь, понимаете? Я почему-то думаю, что — и от вас это зависит, да и от многих... Можете закончить все-таки.— Войну в Донбассе могу завершить таким образом... Я сконцентрирую всю свою волю, всю свою любовь, всю свою ненависть, всю свою прозорливость... И направлю полки ополченцев, военных Донбасса туда, где им надлежит быть — в Мариуполь, Харьков и Днепропетровск.— Вы считаете, только так может закончиться эта война?— Только так можно ее завершить. Прекратить! Потому что мы рвемся там в бой, а нас останавливают. Мы хотим возмездия, а нас останавливают. Противная сторона — она должна опомниться, очнуться. Когда полки наши прорежут ее насквозь. Русские люди и украинцы, которые сражаются в рядах ВСУ, они понимают, что это — бессмысленно. Они будут массово переходить на сторону нашего Донбасса. Поэтому для меня единственный способ завершить войну — в полной мере очертить круг Новороссии и выставить там, на этой границе, блок-посты.— Скажите, а что же тогда теперь будет делать режиссер Владимир Владимирович Бортко, которому государство выделило деньги на съемки фильма о Донбассе по вашему роману? Как и что он будет снимать?— Он будет снимать все, что сейчас снимает. И я уже представляю, как висит над полем боя, когда уже враг повержен, как это было в Великую Отечественную войну, — белая простыня, и победители смотрят фильм Бортко, который уже снят пр моему роману. Там — нет, не будет ничего придуманного и опоздавшего. Этот фильм — в самое яблочко.— Он уже снимается...— Да, производство начато.— Скажите, когда фильм будет закончен? К завершению войны...— Я думаю, что от скорости и сроков съемок этой ленты зависит и исход военной кампании в Донбассе. Чем быстрее фильм будет снят, тем быстрее там все закончится.— Понял. Спасибо огромное!— Благодарю. С Богом!— Удачи...беседовал Александр Гамов

Выбор редакции
13 февраля, 11:38

Александр Проханов (радио-эфир) // радио "Комсомольская правда", 12 февраля 2017 года

  • 0

АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ в программе НЕПАРАДНЫЕ ПОРТРЕТЫведущий: Александр Гамовзвук (.mp3)

10 февраля, 23:59

Александр Проханов (теле-эфир) // "Первый канал", 10 февраля 2017 года

  • 0

АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ в программе ПЕРВАЯ СТУДИЯведущий: Артем ШейнинТема выпуска — идеология современной Украины. Одна половина страны ставит памятники Степану Бандере и переименовывает улицы, которые носили имена героев Великой отечественной войны, вторая имеет своих героев, открещиваясь от неофашистских настроений. Эксперты «Первой Студии» пытаются разобраться, кого сегодня можно читать связующим мифом Украины? Кто настоящие герои этой страны? Кому выгодно разжигать антироссийские настроения на Украине? И какое будущее ждет украинский народ?

09 февраля, 20:24

Александр Проханов (теле-эфир) // "Первый канал", 9 февраля 2017 года

  • 0

АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ в программе ВРЕМЯ ПОКАЖЕТведущие: Екатерина Стриженова и Анатолий КузичевТема выпуска — особенности государственной политики Украины. Эксперты говорят о военном противостоянии в Донбассе как способе решить внутренние проблемы страны и получить дополнительное финансирование от Евросоюза.