Источник
Александр Проханов, писатель и журналист - LiveJournal.com
Выбор редакции
01 апреля, 23:22

Александр Проханов // "Завтра", №13, 1 апреля 2020 года

  • 0

Горы умирают, холмы остаются29 марта 2020 года на 97-м году жизни скончался выдающийся русский советский писатель Юрий Васильевич Бондарев.Больше нет Юрия Васильевича Бондарева — великого и счастливого человека. Судьба поставила его свидетелем гигантских событий. Его пощадили пули и осколки врагов. Его не сломили наветы клеветников. Он добился величайшего признания и величайшей славы. Он изведал опалу, забвение, хулу. Он прошёл путь, такой понятный и близкий русским писателям.Бондарев — родной человек. Он — родной множеству русских людей, которые видели мир глазами Бондарева. Они не умели сказать того, что сказал Бондарев, и они поручили Бондареву высказать своё представление о мире, о величии Советского Союза, о красоте и божественной чистоте природы, о чуде и о таинстве любви.Юрий Бондарев, когда к нему пришло забвение, когда его хулили, когда он стал опальным, он, напоминая древнего эллина, удалился в свою усадьбу и там одиноко, ни с кем не общаясь, размышлял о жизни, писал свои небольшие эссе. А ночами, как говорила его супруга, выходил в сад и смотрел на звёзды. Он сравнивал звезду с раздавленным алмазом.Теперь, когда по Красной площади мимо Храма Василия Блаженного пройдут под знаменем Победы наши полки, сверкая саблями, отдавая честь, среди этих полков пойдёт Бондарев. Он будет вести эти полки. Он — полководец, он — художник, воспевший величайшие человеческие проявления: подвиг, бессмертие, бесстрашие. Бондарев сравним с Гомером, написавшим свою "Трою". Теперь бондаревская Троя: бондаревские рассказы, его "Горячий снег", "Батальоны просят огня", — эти удивительные, восхитительные вещи вошли в анналы русской литературы, и оттуда уже не исчезнут, как не исчезнут Гоголь, Тургенев, Толстой.

Выбор редакции
01 апреля, 23:19

Александр Проханов // "Завтра", №13, 1 апреля 2020 года

  • 0

Твой часАлександр Блок в поэтическом цикле "На поле Куликовом" писал:"Доспех тяжёл, как перед боем.Теперь твой час настал. — Молись!"После обращения Путина к нации последовала масса комментариев на этот счёт. И все комментаторы обращали внимание на меры по предотвращению эпидемии коронавируса. Говорили о карантине, о мерах поддержки слабых, о выплатах безработным, о пролонгировании всевозможных кредитных льгот, о том, какие меры предпринимаются для того, чтобы обеспечить существование граждан, в одночасье лишившихся работы.Но практически никто не упомянул о главном, не совсем явном содержании обращения. Этим обращением, мерами, озвученными в нём, Путин начал трансформацию Российского государства. В условиях этой драмы он приступил к переформированию того общества, которое сложилось в России. Он впервые за своё правление потеснил богатых. Впервые дал понять богатым, что они не неприкосновенны. Что страна существует не для них. Что Ермак совершал свой поход за Урал и добывал России Сибирь с её нефтью не ради них. Что герои Великой Отечественной войны погибали под Сталинградом и миллионами умирали на фронтах не для того, чтобы кучка богачей покупала личные самолёты и яхты, вела гедонистический образ жизни, забыв о народе.Путин начинает медленно, но неуклонно, последовательно выполнять наказ, который давала и даёт ему патриотическая общественность. Он совершил во время своего правления три грандиозных дела. Он утвердил государство Российское после полного краха и провала российской государственности в 1991 году. Делал это среди бед, террористических актов и войн. Он вооружил государство, обеспечил его безопасность, дав гарантии того, что трагедия 1941-го не повторится. Он ввёл в обращение российского общества ценности, которые были утрачены после крушения Советского Союза: справедливость, стремление к божественной справедливости, стремление к ценностям, которые выше денег, выше земных благ. Он построил и восстановил на Руси огромное количество монастырей, по существу, провёл вторую христианизацию.После 2014 года Путин остановился в своих деяниях, замедлил процесс управления. И стали говорить о том, что президент утомился, устал, что он выполнил те роли, на которые его подвигла история, достиг предела. Но выяснилось, что это не так. В драматический период, в дни растерянности, иногда паники, народ увидел, что у него есть лидер, есть вождь, есть человек, который знает, что нужно делать, и готов взять на себя ответственность. Путин предлагает России отказаться от гедонистических представлений, которые погубили и губят у нас на глазах западную цивилизацию. Предлагает людям отказаться от эгоизма. Предлагает задуматься не о себе, а о ближнем и о государстве как о высшей ценности, которую создаёт народ.Некоторые люди, наблюдая Путина после 2014 года, говорят, что он выдохся, потерял интерес к политическому управлению, что ему нужна смена, необходим транзит власти. Но сегодня мы видим, что в условиях бури, в условиях высочайшего напряжения — ни о какой смене власти речи быть не может. Во главе страны должен оставаться тот, кто затеял это государство, знает его сильные и слабые стороны, знает ту ось, вокруг которой вращается государство. И он остаётся во власти не потому, что он себялюбец, эгоист или боится каких-то последствий. Его во власти оставляет трагедия государства Российского.И сегодняшняя ситуация подтверждает вероучение Русской Мечты. Потому что Русская Мечта — это мечта о сильном, мощном, справедливом государстве, способном выдерживать величайшие вызовы истории. И русские люди, двигаясь к этой Мечте, переходя из огня в огонь, из полымя в полымя, преодолевая нашествия, взлёты и падения, переживая тучные и тощие годы, нарабатывают коды, которые ведут их к осуществлению Русской Мечты, к осуществлению Победы. Потому что создание государства божественной справедливости — это и есть Победа. И это Победа не только 1945 года, это вселенская Русская Победа. При преодолении той драмы, которая опять настигла Россию, включаются все вековечные русские коды. Это код артели, общины, код солидарности. Это код жертвенности, мужества, код понимания того, что именно государство является главным хранителем народа, хранителем русской истории и русского исторического творчества. Русский код — это код постоянного воскрешения, возрождения. После падения, поражения, после неудачи русские никогда не опускали руки, а по-прежнему стремились вперёд, выходили из самых страшных, тяжёлых ситуаций и вновь укрепляли своё государство и продолжали движение к реализации Русской Мечты.Нынешнее обращение Путина — это обращение не "нового Путина", это обращение того подлинного Путина, кому судьба в своё время вверила бразды правления в этом загадочном, огромном, великом и божественном государстве, имя которому — Россия.

Выбор редакции
27 марта, 14:23

журнал ИЗБОРСКИЙ КЛУБ, №1(77), 2020 год

  • 0

номер журнала в формате PDF

Выбор редакции
26 марта, 21:53

Александр Проханов // "Завтра", №12, 25 марта 2020 года

  • 0

Мобилизация или смертьВ первые пятилетки, закладывая оборонные заводы-гиганты на Украине, в Белоруссии, в Центральной России, Сталин имел план эвакуации этих заводов на восток, за Урал в случае мгновенного наступления неприятеля. Ещё выбирались для этих заводов огромные пустыри, ещё вбивались первые сваи, закупалось на Западе оборудование, готовились в ремесленных училищах будущие рабочие, а уже существовал стратегический план эвакуации. Прокладывались железнодорожные пути, готовилось необходимое количество платформ и вагонов, подбирались бригады, которые демонтируют это оборудование, погрузят и отправят его на восток. А там, на востоке, уже оснащались места для приёма этих, ещё даже не построенных, заводов, собирались рабочие коллективы, определялись источники сырья. Эвакуация мощнейшей индустрии на восток в первые дни войны обеспечила Победу.Красная Армия в 1941-1942 годах потеряла половину своего личного состава, но оборонная промышленность уцелела и снабжала армию танками, пушками, боевыми самолётами. Мобилизационный план, осуществлённый в индустрии, действовал и в других отраслях советского общества. Так же планировались научные отрасли и строились университеты, лаборатории, набирались студенты для будущих исследований. Так же готовились пашни Сибири на случай потери плодородных земель Украины, Кубани, Белоруссии. Так же, ещё в мирной стране, формировались группы подпольщиков на территориях, которым угрожал захват. Так же предлагалось композитору Исааку Дунаевскому писать песни, такие, как "Широка страна моя родная". Советский Союз был мобилизационным проектом, был единой громадной организацией, созданной великим конструктором, организацией, по своей эффективности и точности превосходившей организацию Гитлера.Сегодня в условиях бактериологической войны, объявленной всему человечеству, Китай проявляет чудеса стойкости. Полуторамиллиардное население, все его подразделения: наука, армия, медицина, общественные организации, — слаженно, синхронно выполняют грандиозную, смертельно опасную стратегическую задачу, избавляющую Китай от погибели. Китай все эти десятилетия живёт в условиях мобилизационного проекта: мощнейшего государства, незыблемой партии, которая является интеллектом нации, регулятором всех имеющихся в стране противоречий. Стратегическое планирование, способность громадного населения к мобилизации, подчинение личных интересов, капризов и прихотей общей цели и задаче, упование на государство позволяют Китаю справиться с ужасной эпидемией среди других, неподготовленных к этой напасти народов, у которых главенствуют гедонизм, слепое потребление, жажда наслаждений, идея безудержной индивидуальной свободы, отказ от государства.Россия встретила эпидемию демобилизованной. Демобилизация — вот слово, которым можно описать существование постсоветской России. Индивидуальный и групповой эгоизм, интересы отдельных граждан или привилегированных групп, что ставятся выше интересов государства и общества в целом, философия потребления, наслаждения, неутомимого поиска всё новых и новых развлечений, отказ от мобилизующей культуры, которая пробуждает в человеке стойкость, жертвенность ради рода, ради Родины.Десятилетиями население России осознанно рас­тлевается ведущими телевизионными каналами, предлагающими зрителю образы распада, падения, высшей деструкции. Блистательные, бесподобные, неподражаемые проповедники нигилизма, иронии, высмеивающие и ниспровергающие всё, что когда-то считалось ценным и незыблемым. Ксения Собчак или Андрей Малахов, что создали могучую многоцветную индустрию разложения и распада, вывели несколько поколений распущенных мещан, пошляков, нигилистов, для которых государство, в лучшем случае — абстракция, но чаще — враг, с которым нужно находиться в непрерывной борьбе и схватке. Россия встретилась с этой вселенской напастью неподготовленной, не имея организации. Мы видим, как у нас на глазах строится эта организация — противоречиво, скоропалительно, отдельными частями, и одна часть отрицает другую, создавая абсурдистское турбулентное движение противоречий. Создание организации — это высшее искусство, высший тип социальной инженерии. Легче построить звездолёты для полёта на Марс, чем сконструировать, спроектировать организацию, способную создавать и запускать такие сверхмашины.Путин закрепляет за собой право пожизненного правления не для того, чтобы набивать счета в иностранных банках нефтедолларами. Не для того, чтобы продолжать увлекательную, которой нет равных, игру на международной арене, обставляя искусных игроков в Старом и Новом свете. Он посвятит свои силы созданию государственной организации, в которой появится управленец нового типа, отличный от бессмысленных и малоэффективных губернаторов и министров. Создание таких управленцев есть часть нового мобилизационного проекта.Мобилизационный проект — это не бутовские расстрельные рвы, не берцовые кости, которые в нас кидали противники мобилизации, сторонники гедонизма. Мобилизация — это создание такой организации, которая способна во всех своих частях: и в центре, и в самой далёкой периферии, — мгновенно откликаться на вызовы. Синхронизировать эти реакции, концентрировать имеющиеся, всегда небогатые, ресурсы на главных направлениях развития, планировать, оперировать не только нефтью, банковскими системами или курсом рубля, но культурой, идеологией, в которой идея государства занимает главенствующее место. Искусственный интеллект, на создание которого пускается такое количество денег, бессилен, если нет организации. Только организация, оснащённая искусственным интеллектом, способна добиваться грандиозных результатов развития. Сам же искусственный интеллект, запущенный в рыхлое, наполненное хаосом и дурными энергиями общество, приведёт в катастрофическому разрушению.Вступая в схватку с коронавирусом испуганным, неподготовленным, социально разрозненным народом, мы выйдем из этой борьбы, пусть и с большими потерями, но народом, обретшим организацию, создавшим мобилизационный проект, без которого России не выжить среди нарастающих, один серьёзнее другого, исторических вызовов. В основе мобилизационной организации России может и должна быть идеология Русской Мечты.Мобилизация или смерть.

Выбор редакции
26 марта, 21:49

Александр Проханов (видео) // "ДЕНЬ-TV", 25 марта 2020 года

  • 0

Александр Проханов: Срочное обращение Путина. Что оно означает для насПрезидент РФ Владимир Путин выступил со срочным обращением к гражданам РФ. Комментирует писатель, главный редактор газеты Завтра Александр Проханов.

Выбор редакции
25 марта, 12:25

Александр Проханов // "Завтра", №12, 25 марта 2020 года

  • 0

Хула на ПобедуВ Москве был демонтирован стоящий неподалёку от Иверской часовни, у въезда на Красную площадь, памятник маршалу Советского Союза Георгию Константиновичу Жукову. Мотивом этого разрушения послужило якобы бытующее общее мнение о неудачном творении скульптора, раздражавшем многих эстетов столицы. Памятник был уничтожен без обсуждения, без дискуссии. Быть может, он действительно многим не нравился, но мне, Проханову, он нравился. И его уничтожили, не спросив меня, Проханова, нравится мне этот памятник или нет.Памятник Жукову — это произведение русского гения Вячеслава Клыкова. Каким бы ни был этот памятник, как бы ни была поставлена передняя нога коня или взметён его хвост, — это памятник целой русской культуры, это памятник гениального Клыкова, который поставил множество удивительных шедевров по всей России. Памятник Жукову — это триумф его искусства. Но, грубо распиленный, памятник был увезён на свалку.А вместо него мгновенно был поставлен другой, неизвестно откуда взявшийся, в какое время отлитый, по чьему заказу, с какой целью. Пресный, дистиллированный, новый памятник ни в коей мере не улучшал, а напротив, опустошал это священное место. Дополнением к этому явилась странная, загадочная доска, в которой сообщается, что новый памятник подарили Москве вельможные люди нашего града, включая пресловутого Мединского. Какое отношение Мединский имеет к памятнику Жукова и к Победе 1945 года? Почему он опять, как странный выскочка, возник на этом месте, хотя уже покинул свой министерский пост?Демонтаж подлинного памятника и замена его эрзацем, паллиативом, который затем тоже убрали, оставив только пустой пьедестал, — акт не простой, а ритуальный. Место это — священное, за ним следят тысячи зорких глаз охранников, его стерегут снайперы. Это место особой бдительности для Федеральной службы охраны. Именно в канун великого праздника разрушение этого памятника воспринимается как ритуальный акт, уничтожающий один из самых великих русских национальных кодов — кода Победы. Борьба кодов, которая, казалось, знаменует торжество русских национальных кодов, эта борьба, оказывается, имеет переменный успех.В эти же дни Госдума приняла закон, согласно которому осквернение памятников, связанных с войной, с подвигами и жертвами русских солдат, карается, осквернителям и русофобам грозят тюрьма и штрафы. Посягновение на клыковский памятник в канун юбилея Победы нужно расценивать как осквернение, уничтожение этого русского кода — кода Победы, расценивать как акт вандализма, осквернения, оскорбления самого драгоценного для русского сердца полководца — Георгия Жукова. Необходимо провести тщательное расследование. Власти должны дать возмущённому обществу подробный отчёт о результатах этого расследования.

Выбор редакции
25 марта, 12:19

Александр Проханов (теле-эфир) // "Россия. Культура", 23 марта 2020 года

  • 0

Александр Проханов в программе ОТКРЫТАЯ КНИГАтема: роман «Гость»ведущий: Сергей Шаргунов

Выбор редакции
25 марта, 12:08

Александр Проханов (интервью) // "Комсомольская правда", 24 марта 2020 года

  • 0

Александр Проханов: Наши телеканалы наконец поняли, что именно Сталин победил коронавирус фашизмаГлавный редактор газеты «Завтра» побеседовал с нашим обозревателем Александром Гамовым.аудио (.mp3)— Александр Андреевич, как вы себя чувствуете?— Я понемножку выздоравливаю (на днях Проханов перенёс очень сложную операцию на сердце. — А.Г.). Я уже поднимаюсь со своего дивана, вернулся домой и хожу смотреть на свои любимые весенние березы.— Классно. А что вам в эти непростые дни добавляет оптимизма?— Я слушаю телевизионные программы наших каналов, вижу, что довольно быстро, в силу обстоятельств, мировоззрение наших телеведущих начинает бурно совпадать с моим, сталинистским. Я помню времена, когда надо мной смеялись и хохотали на программе Соловьева, называли меня сталинистом, пугали ГУЛАГом, берцовыми костями, но я утверждал тогда, что организация общества, организация страны по сталинской модели спасла Советский Союз и всё человечество от чудовищного коронавируса фашизма, гитлеризма.— А теперь многие прозрели?— Сегодня я вижу, что на китайском примере это поняли все, что именно централизованная, мобилизованная, социалистическая модель организации этого огромного, сложного и мучительного мира обеспечит человечеству выживание. И это придает мне оптимизм. Хотя в этом нет гордыни, боюсь, что, когда кончится этот пожар, улягутся ужасы и страсти, наши либералы, наши миллиардеры опять ползучим образом войдут в нашу русскую, российскую организацию и опять всё повернут на свой лад.— И где же тут оптимизм?— У меня есть надежда на то, что Путин, оставаясь у власти, следующий период своего правления посвятит трансформации российского общества и изгнания из него всей этой антигосударственной трухи, нигилизма антигосударственного… этой иронии, когда иронизируют над самыми святыми и базовыми основами русского самосознания. Вот об этом мои помышления в период моего выздоровления.— А выздоровление нормально идет? Всё хорошо? Мы получили того же Проханова, что был и до операции?— Ну, по крайней мере, усы и дымящаяся трубка с «Герцеговина Флор» остается на прежнем месте.

Выбор редакции
19 марта, 11:58

Александр Проханов // "Завтра", №11, 18 марта 2020 года

  • 0

Конец сроков, начало времёнСталин был человеком проекта, для воплощения которого ему не хватило жизни. Он бился за власть и вырвал её у Временного правительства. Он отстоял эту власть в страшной Гражданской войне. Он укрепил эту власть, когда она шаталась, и был создателем первых хрупких основ нового государства. Он затеял индустриализацию гигантской страны, застроив её заводами от Ледовитого океана до песков Каракумов, от Карпат до Тихого океана. Он переворошил всю громадную крестьянскую страну, оторвал от вековечных основ русское крестьянство и направил его в города на великие стройки. А в предчувствии войны он создавал армию и оборонную промышленность, выращивал офицерский корпус и формулировал идеологию будущей победы. Вёл чудовищную, изнурительную, непосильную ни для одной другой страны войну и выиграл её.Выиграв войну, он создал особый — советский красный глобализм, закрасив в красный цвет две трети земного шара. За считанные годы он восстановил лежавшую в руинах страну и обеспечил её мощное развитие. Он создал ракетно-ядерную оборону, которая обеспечила существование страны и сделала её неуязвимой для внешних ударов. Ему предстоял заключительный этап проекта, которым он хотел вознаградить советский народ за все великие траты и лишения, сделать его самым счастливым, просветлённым и просвещённым народом мира. Он строил университеты, величайшим из которых является университет на Воробьёвых горах. Строил в индустриальных центрах дворцы культуры, своей роскошью и красотой не уступавшие дворцам императоров, старался обожествить труд, сделать труд простого советского человека священным. Он не выполнил последний этап проекта, ибо силы человека не безграничны, а жизнь не бесконечна. Проект "Сталин" стоит рядом с такими проектами, как проект "Князь Владимир Святой", "Царь Иван Васильевич Грозный", "Пётр Великий". И никому во время этих грандиозных, идущих одна за другой перемен не приходило в голову требовать от Сталина смены власти.Владимир Путин воплощает проект. Путин без борьбы, без схватки, без кровавых распрей, одним промыслом Божьим встал во главе страны в период, когда у России ещё не было государства. Первый этап проекта он посвятил созданию этого государства: хрупкого, неловкого, выстраивающего свои стены и башни среди кавказских войн, предательских суверенитетов и террористических актов. Он построил это государство под самым носом могущественных глобальных империй, которые перестали принимать Россию во внимание и стёрли её с карты мира. Построив это хрупкое государство, Путин сделал всё, чтобы оно не подверглось нападению очнувшихся и прозревших соседей. Он вооружил государство Российское, создал армию нового типа, где ракетно-ядерное оружие нового поколения обеспечивает безопасность ещё столь молодой и столь несовершенной России.Духовная пустота, которая разверзлась в стране после крушения красной идеологии, была заполнена им православной церковью, для воссоздания которой он сделал не меньше, чем апостол Павел, проведя вторую христианизацию России, восстановив христовые обители, сделав Россию страной алтарей и оборонных заводов. Виртуозно лавируя между подводных утёсов, Путин вернул Россию в лоно мировых держав, обеспечив тем самым её существование, ибо, если Россия — не мировая держава, то она не держава и не Россия.Триумфом правления Путина было возвращение Крыма, которое породило в русских сердцах ликование и чувство Победы, а в международных отношениях — бесконечно длящуюся интригу, грозящую существованию России. Путин искусно вёл эту интригу, побеждая соперников в Европе и на Ближнем Востоке.Теперь перед Путиным, как в своё время перед Сталиным, стоит завершающая задача — венец путинского проекта: наградить русский народ за все великие труды и траты, которые он перенёс в ХХ и ХХI веках. Сделать жизнь народа обильной и благодатной, нравственно осмысленной и творческой. И этот период наступил. Наступил он в тяжелейшие, смутные времена мирового кризиса, глобальных обострений, чудовищных экспромтов, которые приготовила нам загадочная биосфера.Этот завершающий акт путинского проекта несёт в себе множество промежуточных грозных вызовов, без одоления которых русское развитие невозможно. Избавить сегодняшнюю Россию от удельных князей, которые поделили между собой страну на восемьдесят почти независимых уделов. Изъять из воровских закромов неправедные, наворованные деньги и направить их в медицину и образование. Укрепить русский народ в сознании своей непобедимости. И кто-то хочет, чтобы Путин, осуществляя этот свой грандиозный проект, уступил своё место другому — либеральному прозападному выскочке или неотёсанному, одномерному главе корпорации? Так может быть, Сталину надо было в 1943 году, во время Сталинградской битвы, уступить своё место генералу или сметливому члену Политбюро?Путин, верши своё дело, продолжи и закончи свой грандиозный проект. Ты не должен уйти из политики, оставив Крымский мост, покрытый мхами и лишайниками, а Керченский пролив — липкой ряской. Какое отвратительное словосочетание — "обнуление сроков"! Есть времена, а есть сроки. Когда кончаются сроки, начинаются времена.А что касается Конституции... Вы хотите, чтобы я боготворил Конституцию, которую писал Шахрай? Конституцию, над которой надругались Полторанин и Бурбулис в сумерках Беловежской пущи? Моя Конституция — это красное знамя Победы, расстрелянное последними пулями великой войны. Моя Конституция — это Андреевский флаг, обугленный и разорванный, вывешенный морскими пехотинцами на дворце Дудаева.Как бы мне хотелось увидеть мой народ счастливым, одухотворённым, исполненным Русской Мечты!

Выбор редакции
12 марта, 00:29

Александр Проханов // "Завтра", №10, 11 марта 2020 года

  • 0

Место сборки — сердцеЧерез моё сердце прошёл бронепоезд, протащил за собой множество тяжеловесных платформ, нагруженных орудиями, броневыми плитами и боекомплектами. В меня что-­то вкалывали, ввинчивали, врезали, вкручивали, искали свободное место в вене, куда можно было бы воткнуть катетер. То и дело брали кровь, пичкали препаратами, которые разжижают кровь и не дают образовываться в них тромбам. Когда кровь становилась слишком жидкой, в неё добавляли вещества, делающие её более вязкой. Под капельницей в меня вливали препараты, позволяющие сердцу поддерживать синхронные ритмы. Я часами лежал, обклеенный липкими присосками. И надо мной мониторы выдавали бесшумные цифры моего давления, моего пульса, а по экрану пробегали тёмненькие червячки, каждый из которых, встречаясь с предшествующим, вызывал несколько всплесков. Меня помещали в компьютерный топограф, в эту огромную белую лохань, в которую втягивалась моя голова, перед глазами зажигались какие­то знаки и символы, и моё сердце нарезалось на множество тончайших лепестков колбасы.Меня заставляли проглатывать чешуйчатые серообразные трубки со змеиными головками, и я весь содрогался от рвоты, хрипел и обливался слезами. Тончайшие трубки вставляли в мои лёгкие, и через них откачивали воду, чтобы мне было легче дышать. То и дело над моей головой чавкал, хлюпал, чмокал ультразвук, показывая на бледно­сером экране уродливый пульсирующий пузырь моего сердца, в котором притаился тромб. Этот тромб был подобен жемчужине, что образуется в недрах океанской раковины. Но помещённый в этой раковине на тоненькой ножке, он был готов оторваться в любой момент. И тогда тромб, этот сгусток дурной мёртвой крови, мог через аорту ударить в мозг и навсегда лишить меня рассудка. Хирурги резали моё сердце, высекая вместе с сердцем этот коварный, колеблющийся на черенке тромб.Постоянно собирались консилиумы. В одном месте сходились хирурги, кардиологи, пульмонологи. Они совещались, выносили решения, меняли шкалы медикаментов и расходились, чтобы через некоторое время в другом месте встретиться в новом составе: гематологов, невропатологов, специалистов по реанимации. Меня помещали в огромные камеры, где с нескольких сторон надвигались белоснежные кубы, вбирая в свои рентгеновские окуляры кровоточащее надрезом сердце. Обслуживающий персонал устанавливал эти огромные агрегаты, а сам торопливо исчезал и разглядывал меня сквозь толстое непроницаемое стекло.Я был помещён, быть может, в самый лучший военный госпиталь — имени Вишневского, что в Красногорске. Это собрание ультрасовременных технологий и исключительно высокой квалификации врачей — драгоценный фонд российской медицины. Сквозь сумрачное сознание я слышал, как к госпиталю подлетали вертолёты, садились на площадки, расположенные тут же, перед приёмным покоем. И я не знал, кого выносят из вертолёта на носилках: потерпевших ли крушение на гигантской карусели МКАД, где то и дело что­то искрилось, скрежетало, сталкивалось, страдало, мучалось или погибало? Или это были бойцы из сирийских пустынь или предместий Донецка, и их перебрасывали в Москву на огромных транспортных самолётах, пересаживали на вертолёты и доставляли к операционным столам?Но самыми сильными впечатлениями от пребывания в госпитале были два момента. Первый момент — это погружение в наркотический сон. Я лежал голый на операционном столе, и анестезиологи крепили на мне катетеры, вставляли иглы капельниц, хватали запястья рук и щиколотки ног железными клешнями, какие используют автолюбители при "прикуривании", и шло непрерывное считывание электрокардиограмм, сопровождаемое множеством электронных звуков: писков, стонов, элементов гаммы. Анестезиолог, наклонившись надо мною, воздел руку, сжатую в кулак, и произнёс фразу, которую я не запомнил, но воспринял как крик конника атакующей армии Тухачевского: "Даёшь Варшаву!" А потом бесшумно сверкнул клинок, который отсёк и этот возглас, и поднятую руку с сжатым кулаком, и весь реальный мир. Исчез и я — безбольно и бесследно на веки веков. И быть может, это было самым правильным и самым гуманным завершением жизни, если бы за этим не последовало пробуждение ото сна — такой же сложный и мучительный процесс, как и наркотическое усыпление.В меня вводили препараты: то пробуждали сознание, то вновь его усыпляли. И вывод из наркотического сна был подобен подъёму с большой морской глубины — осторожный и бережный, чтобы избежать смертельной кессонной болезни. И когда я, наконец, проснулся, мой пробудившийся разум вскипел. Он вскипел так, словно в нескольких местах в него были погружены электронные тэны, и вокруг каждого тэна бурлило таинственное бытие, и моя личность, рассечённая на четыре части, существовала отдельно в каждом из этих фрагментов. В них, как в колбе, совершалось стремительное химическое действо, шла психическая реакция восстановления травмированного разума. Мне трудно это передать, потому что я присутствовал в каждом из этих четырёх бурлящих центров, пытаясь осмыслить совершающееся там и дать происходящему образ.В одном из кипящих, бурлящих сосудов проходили военные действия в сирийском Идлибе. Там двигались турецкие танки, я видел их траки, отпечатки этих траков на сухой сирийской земле, запорошенные пылью танковые башни. Турецкие танки вращались на месте, а потом куда-­то шли длинной колонной — я не знал, куда, но знал, что задействован в сирийском военном конфликте с участием турок, русских воздушно-­космических сил и регулярной армии Башара Асада.В другом сосуде, особенно большом и прозрачном, наполненном какими­то хрустальными ночными бабочками, шла борьба с коронавирусом. Этот вирус разрастался, заполнял собой всю банку, и белые бабочки в масках и медицинских халатах падали на этот вирус, закрывая его своими телами. Я знал, что коронавирус старается вырваться из стеклянного сосуда, и всеми имеющимися у меня силами сдерживал этот прорыв, не позволял коронавирусу, похожему на подводную мину, вырваться за пределы сосуда.Третьим центром, где шло бурление, и сталкивалась моя раненая травмированная жизнь с другой загадочной жизнью, были процессы русской политики, в которой осуществлялись поправки к Конституции. Я плохо понимал суть этих поправок и не видел текста Конституции, куда поправки должны быть внесены, но странным образом этот текст представлялся мне печатной книгой, в строки которой вставлялись ягоды лесной землянки, ежевики, смородины, малины, и весь процесс поправок сводился к инкрустации белоснежных страниц разно­цветными лесными ягодами.И ещё одним центром, где билась моя рассечённая на четыре части личность, был кусок земли подле моего дома, под старой сосной, где уже сходил снег, и земля открывалась, а я вглядывался: не появятся ли на этой земле хрупкие стебельки крокусов, литые головки гиацинтов, стрелки тюльпанов. Вглядывался — и не мог разглядеть; знал, что они здесь, где­-то рядом, стремился дать им выход, и не мог.Все эти четыре действа проходили одновременно, составляли процесс моего пробуждения. Мука был в том, что я понимал связь всех этих процессов, сознавал, что каждый из них зависел от другого, что в них была общая сила и устремление, и следовало напрячься и отыскать эту общность. Общность турецких танковых траков, ягод земляники, которые составляли страницы моей Конституции, планетарного, явившегося из других галактик нашествия коронавируса и моей родной сосны, из­-под которой вот­-вот должны были проклюнуться хрупкие стебельки божественных весенних цветов.Мука моего пробуждения состояла именно в том, что я не мог обнаружить эту связь, зная, тем не менее, что она существует. Все усилия моего рассечённого разума, разрезанного сердца были направлены на выявление общих начал, но они не выявлялись, они отодвигались куда-­то вдаль, в какую-то бесконечность, где кончалась моя жизнь, а также жизнь моих детей, моих внуков, моих правнуков. Там, в той бесконечности, эта связь обнаруживалась, и, будучи обнаруженной, она прекращала турбулентное кипение рассечённого мира, обретая великое спокойствие, тишину и гармонию.Когда в 1993 году расстреливали Дом Советов, мне запомнился кадр, как один из депутатов, не помню теперь его имя, уклоняясь от пуль, подпрыгивал, похожий на огромного испуганного зайца, не желавшего, чтобы его убили. Я помню его длинные нелепые конечности, несуразность его прыжков и движений, поношенные, вытянутые на коленях штаны, а также слишком короткие брюки, не прикрывавшие худых щиколоток, и на этих щиколотках я видел большие кости его бессильных, нетренированных ног. Этот человек метался, отпрыгивая то от одной пули, то от другой. И этим человеком был я.Так мне запомнилась операция на сердце, которая изменила множество моих представлений: моральных, психологических, эстетических. Теперь я живу с неполным сердцем. А как живёт тот, кто унёс с собой обрезок моего бедного сердца?

Выбор редакции
26 февраля, 20:39

Информационная служба // "Накануне.ru", 26 февраля 2020 года

  • 0

«Есть операции крупномасштабные, а мои — более простые». Александр Проханов встретил 82-летие в военном госпиталеПисателю Александру Проханову сегодня исполнилось 82 года. В столь почтенном возрасте литератор сохраняет бодрость духа и позитивный настрой. О том, как проходит этот день, «певец боевых колесниц» рассказал Накануне.RU:«Этот день я встречаю великолепно, в военном госпитале Бурденко в окружении врачей-профессионалов, которые делают по нескольку операций в день. Одну из них они сделали мне.Слово «операция» имеет двойное значение. В военной терминологии «провести операцию» — например, захватить Аляску у Соединённых Штатов Америки. Это крупномасштабная операция. А есть такая небольшая, как устранение родинки или отрезание части сердца, как это сделали мне. Я думаю, что мои операции более простые, они закончатся быстрее, чем те, о которых я сказал вначале».Тем не менее, Александру Проханову устроили праздник прямо в клинике.«Близкие мне люди испекли массу блинов, привезли всякую вкусную снедь и устроили здесь праздник. Вокруг собирается родня, близкие, друзья. Едут, я слышал, цыгане, едут мои предки-молокане, движется полк отставников — ветеранов афганского движения, движется уже престарелый спецназ из Никарагуа и Анголы. Одним словом, сегодня я буду встречать свой день рождения в тишине, покое, среди единомышленников», — не без свойственной аллегоричности и иронии заметил писатель.Накануне.RU присоединяется к поздравлениям, желает Александру Андреевичу здоровья, неиссякаемой энергии и реализации творческих планов.

Выбор редакции
26 февраля, 15:10

Александр Проханов (интервью) // «Комсомольская правда», 25 февраля 2020 года

  • 0

Александр Проханов: Я перенёс тяжелейшую операцию на сердце. Спасибо всем, кто за меня молился26 февраля — день рождения великого писателя-буревестника. Наш обозреватель Александр Гамов дозвонился к нему в палату.аудио (.mp3)— Александр Андреевич! За многие годы я хорошо изучил вашу тактику — накануне своего дня рождения куда-то скрываться, подальше от журналистов. Чтобы не петь разбойничьи песни с Гамовым... Я правильно ваш характер изучил?— Ты знаешь, Саш, петь с тобой разбойничьи песни — это большая радость. Выходить ночью на большую дорогу и пугать проезжих купцов.— Да!— Ты обычно запеваешь, а я уже подхватываю, размахивая кетменьком. И — все деньги наши. Едем кутить в трактир.— "Щас споём"? Или пока не будем.— Отложим.— Отложим? Тогда дайте — вот рецепт, пожалуйста, Александр Андреевич! Рецепт вашего оптимизма. Потому что сейчас — вот сложное такое время, и очень многим этого самого оптимизма не хватает. Что нужно, чтобы у нас что-то прохановское тоже было — вот у меня, у моих друзей, у журналистов, у читателей... Можете сделать вот такую милость нам?— Ты знаешь, ведь я сейчас лежу в военном госпитале...— Да, конечно, знаю.— И мне взрезали сердце. Я лежу после тяжелейшей операции на сердце. И медленно прихожу в себя.И у меня было видение — ведь эта операция проводится под полным наркозом...А видение такое — в виде идеи: предложить всем членам Государственной Думы, всем крупным чиновникам, губернаторам, крупным военным, дипломатам — чтобы их прожиточный минимум не превышал прожиточного минимума Христа. И — если этот прожиточный минимум их устраивает, они остаются на служении нашему Отечеству. Если же нет — им там не место.И тут вдруг развернулись вокруг этого такие страсти!И вот ты говоришь, чтобы я внёс элемент оптимизма...А что, если те, кого я перечислил, поставят для себя такой вопрос: способны ли они умерить свои желания, умерить свои алчности и жить — не богаче, а так же, как наш Спаситель Иисус Христос?И — если способны, ты представляешь, какой начнётся потрясающий ренессанс в нашей стране, сколько чудесных будет построено городов, университетов, удивительных открытий свершится?И вот я хочу, чтобы и каждый из наших граждан задал себе этот вопрос: хотел бы он, чтобы Христос жил в нашей жизни или не хотел бы? Ну, вот тебе мой ответ.— Может быть, вам что-то надо, что-то принести? Как вы себя чувствуете?— Я себя чувствую все лучше и лучше. Слабость... Но меня тешит одно — в мой день рождения моя семья принесет в мою палату, в мою клинику горячие блины с красной икрой, и мы утешимся, и мне будет хорошо среди моих любимых людей.— Ну, считайте, что я буду в этот день рядом с вами. Причём — не я один, я не знаю — вам говорили или нет? Когда вы мне сказали, что вы в больнице и что все очень серьёзно, я взял и без согласования с вами написал в соцсетях: давайте помолимся за Александра Проханова.И мы все — сотни, тысячи — все за вас молились.— И мне это помогло. Спасибо всем. Потому что сегодня я уже чувствую себя более — менее славно.А завтра самый вкусный блин, самый масляный, самый пропеченный — это я тебе, Саш, прямо из моих рук.— Мы вас очень любим, Александр Андреевич. Поправляйтесь. Я позвонил вам, чтобы получить рецепт оптимизма. И я его получил.— Обнимаю тебя. Спасибо.беседовал Александр Гамов