Источник
Александр Проханов, писатель и журналист - LiveJournal.com
Выбор редакции
13 декабря, 17:44

Александр Проханов // "Завтра", №49, 12 декабря 2018 года

  • 0

Его величество матВ итоговой воскресной программе "Вести недели" на главном российском телеканале Дмитрий Киселёв в своей блистательной, безукоризненной манере, с использованием логики и метафор произнёс апологию мату.Он заявил, что мат — это неотъемлемая часть великого русского языка, а значит, и русской культуры. Причём та его часть, где русский народ демонстрирует глубинные ресурсы своей энергии, воли и своих представлений о мире. Что мат является драгоценным ресурсом России, может быть использован в минуты величайшего напряжения, и расходовать его надо крайне бережно и осмысленно.Эти суждения убеждают нас в том, что обещанного рывка в развитии может и не быть — его вполне заменит мат. Мат как русский рывок. Цивилизация русского мата.Эта апология мата связана с тем, что на поверхность неожиданно и в огромном количестве вышла так называемая молодёжная рэперская субкультура, насыщенная матом, насыщенная всё отрицающей раскалённой энергией. Группы рэперов двигаются по российским городам, выступают в самых престижных наполненных залах наших мегаполисов. Власть, пытаясь запретить эти концерты, отменяя их, лишь провоцирует протестные настроения среди молодёжи, которые накаляются и грозят превратиться в явление массовое и трудно предсказуемое.Но, полагая, что уступкой молодёжной субкультуре остановит триумфальное движение матерных протестов по России, власть заблуждается, и, идя на уступки этим огненным социальным процессам, своими собственными руками лишь протачивает им русло.Это происходит на фоне того, что российским городам усилиями просвещённых и церковных кругов присваиваются имена великих русских святых: княгини Ольги, Александра Невского, Николая Второго, русских художников и мыслителей. И мат-"культура" оскверняет эти возвышенные стремления. Как себя будут чувствовать псковичи, когда в их город с аэропортом, посвящённым святой княгине Ольге, приедет группа матерных рэперов и устроит серию концертов, в том числе и у стен Псково-Печерского монастыря?Принято считать, что на церковно-славянском языке разговаривают в раю ангелы, на классическом русском языке разговариваем все мы в нашей обыденной жизни, и на этом языке написана наша литература. А мат — это язык ада. Когда грешника окунают в расплавленное олово, он выкрикивает матерные слова и вновь погружается в чудовищный страшный расплав.Растабуирование мата является частью растабуирования великих сдерживающих констант, с которыми связана любая культура, в том числе русская православная культура. Выход мата есть выход глубинных адских сокрушительных сил, живущих в недрах любого народа и любой культуры. Это может обернуться не просто социальной катастрофой, но и катастрофой всего российского мировоззрения. Всё, что происходит сейчас в Париже, — это растабуированный мат. Жёлтые жилеты — это французские матерщинники, которые, не встречая на своём пути преград, громят ценности, размалёвывают святыни французской столицы. Во Франции против матерщинников используют водомёты и резиновые пули. В Китае на площади Тяньаньмэнь были использованы пулемёты. Что будут использовать в русских городах и столицах, когда растабуированный мат выльется на улицы гигантскими толпами обезумевших людей, грохочущих в бубны, с электрогитарами, как это было когда-то на Манежной площади, не забывшей погром, который учинили футбольные фанаты?По-видимому, теперь, когда мат узаконен, он хлынет не только с молодёжных рок-вечеров, но и со сцен классического театра, и мы увидим множество переделанных русских драматических произведений, где традиционные герои безудержно матерятся. Нет уверенности в том, что и Чехов не будет переписан матерным языком. И, открывая рассказ Чехова "Дом с мезонином", мы возможно, скоро увидим последнюю фразу этого рассказа, которая будет звучать: "Мисюсь, где ты, мать твою?"

Выбор редакции
12 декабря, 22:25

Александр Проханов // "Завтра", №49, 12 декабря 2018 года

  • 0

На колымской широтеМой поиск русской мечты продолжается. Кажется, моё странствие не имеет конца. Просторы необъятной России, каждая её земля несут в себе свою неповторимую тайну, своё стремление к бесконечности, придавая мечте множество самых разных оттенков. Русская мечта — это хрусталь, который в своих гранях переливается радугами. Как ухватить эти переливы русского света? Где найти описание этой неуловимой русской мечты?Я в Магадане, в Колымском крае. Вот оно, студёное Охотское море. Грохочут его волны, снег осыпается в чёрную воду, на берегу — сизый лёд. Здесь, где я стою, в 1928 году причалил пароход, привёз машины, продовольствие, приборы. На землю сошли сильные мужественные люди: геологи, первопроходцы, возглавляемые Юрием Билибиным. Ступили на эту землю так, как, быть может, очень скоро русские люди ступят на поверхность Луны. Но этот берег не был пустым. На нём испокон веков жили эвены, коряки. Их яранги, чумы то приближались к самому морю, то удалялись в тайгу. Эти люди ловили рыбу, били китов, шаманили под осенней луной. Позднее сюда пришли русские казаки. Рубили остроги, основывали селения, ставили храмы. Они добывали пушнину, добывали морского зверя.Но Билибин причалил сюда, зная, что в колымских горах, в непролазных чащобах таится золото. В золоте нуждалась страна Советов, начиная свою предвоенную индустриализацию. Золото было необходимо не для роскошных ожерелий, не для золотых цепей. На него покупали дорогие заморские станки, выписывали инженеров, строили заводы, производящие танки, самолёты, подводные лодки. Город Магадан был основан неподалёку от места высадки экспедиции Билибина. Вначале это был рабочий посёлок, откуда уходили на промысел геологи, добытчики золота.Магаданский порт — это пуповина, соединяющая с материком эти безлюдные, безжизненные края. К бетонному причалу приплывают и чалятся сухогрузы, контейнеровозы, танкеры с топливом. Когда замерзает Охотское море, сюда пробиваются ледоколы и тянут за собой караваны судов. С заместителем генерального директора по эксплуатации Максимом Анатольевичем Горячевым мы беседовали на ветру, слыша как скрипят краны, ухает в трюмах железо. Говорили о вековечной русской работе, связанной с освоением неудобиц, безлюдных скалистых гор, непролазных чащоб и топей. Господь дал русским во владение необъятные земли, дал золото, алмазы, бесценные руды, реки, полные рыбы, леса, полные зверя. И одновременно нагрузил русских тяжкой непосильной для других народов работой — одухотворить, облагородить эти пустыни, проложить в них дороги, построить города, пустить эти пространства в оборот, чтобы они плодоносили, окормляли не только Россию, но и всё остальное человечество. Русские испокон веков брали на себя это тягчайшее бремя.Когда другие народы по берегам тёплых морей, в устьях тропических рек создавали свои рафинированные цивилизации, русские ломились сквозь камни, рубили просеки. Они делали это в давние времена, делают это и теперь. Когда-нибудь, и это время не за горами, они двинутся за марсоходами, прокладывая в марсианских песках русскую бесконечную дорогу.Магадан — небольшой ухоженный советский город. Некоторые его улицы и проспекты напоминают ленинградские, потому что их строили архитекторы-ленинградцы. Другие, с чертами сталинского ампира, строили пленные японцы. Целые кварталы составлены из пятиэтажек — это магаданские Черёмушки. Летом Магадан просто прекрасен своими фонтанами, скверами, окрестными сопками, розовыми от багульника и иван-чая. Театры, музеи, университет, научный центр, где исследуется поведение человека в Арктике, а также в марсианских условиях… Академический центр, где геологи, рассматривая карту колымских земель, предсказывают в этих горах золото, серебро, олово, другие металлы. Прекрасный онкологический центр, уставленный современным оборудованием…Но Магадан — не просто столица Колымского края. Это столица ГУЛАГа. Сюда причаливали пароходы, где в мокрых трюмах томились заключённые. Их выгоняли на берег. В самом центре города была огромная пересылка с бараками, штрафными изоляторами, с казармами конвоя. Отсюда по этапам гнали заключённых по бесконечному Колымскому тракту — туда, где начинали работать первые золотоносные прииски. Путь от Магадана до приисков мог длиться целый месяц. И не все добредали до этих грохочущих драгами поселений. Здесь отбывали заключение Сергей Королёв, наш великий космист, Георгий Жжёнов, непревзойденный актёр, Вадим Козин, дивный певец, Варлам Шаламов, запечатлевший колымский ад писатель.На сопке над городом высится громадный монумент скульптора Эрнста Неизвестного "Маска скорби", отлитая из серого бетона. Окаменевшее в горе лицо, пронзённое множеством смертельных ударов — символ беспросветного горя, неодолимой беды. Глядя на эту громаду под свистящим полярным ветром, спасая глаза от колючего снега, ты чувствуешь, как сердце твоё превращается в камень. Этот камень в тебе рыдает, горе живших до тебя людей становится твоим горём, проходит сквозь тебя и погружает это горе в лежащий у подножия сопок город. Памятник Неизвестного — великолепное свидетельство страшной русской беды. В сегодняшней России тема ГУЛАГа не утихла. Вопиет, воспроизводится в нашей исторической памяти, иногда достигает непомерных размеров, оттесняя все остальные переживания, накладывает на всю русскую жизнь эту каменную чёрную маску, с которой нельзя творить, сражаться, рожать детей, а только рыдать и скорбеть.Но заключённые не только умирали от голода и цинги, не только падали под пулями расстрельщиков, они являли собой не просто бессмысленные, безответные жертвы, над которыми глумилась слепая беспощадная сила. Они, надрываясь, строили великие оборонные заводы, работали в "шарашках" над системами нового оружия, добывали золото, столь необходимое стране в её предвоенном строительстве. Узники ГУЛАГа вместе со всем народом строили предвоенную советскую цивилизацию, своими трудами и жизнями пополняли список героев, приближавших День Победы.В мае 1945 года, когда над куполом Рейхстага взвилось победное Красное знамя, его древко держали как известные всему свету советские пехотинцы, так и безызвестный заключённый, добывавший здесь, в Магадане, горькое золото победы.Сегодня в острой идеологической схватке, где история является полем идеологической битвы, Магадан находится в самом её центре. Здесь формируются представления о русской истории, пусть в её очень горьких и ужасных проявлениях, а также о творящем процессе, где русские люди преодолевают кромешную тьму, превращая её в свет и в победу.В центре Магадана — прекрасный белоснежный, сияя золотыми куполами, высится Свято-Троицкий Собор, посвящённый новомученикам, что погибли здесь, в колымских землях. Золотой иконостас, чудесные фрески, и одна из них, на своде храма, похожа на облако, из которого смотрит на нас святомученик. Священник отец Дмитрий показывал мне собор, рассказывал, как каждый год владыка объезжает заброшенные в тайге лагеря, и среди бараков, витков колючей проволоки служит поминальный молебен о всех невинно убиенных и усопших. Когда-то в дореволюционном Колымском крае было 10 храмов. Все они были разрушены. Но теперь их больше двадцати, и возводятся новые алтари. Храмы преображают эти глухие территории, преобразуют тьму в свет. "Маска скорби" Эрнста Неизвестного и Свято-Троицкий собор находятся друг с другом в негласной полемике, той самой, что ведётся сегодня по всей России, делая нас страной непросыхающих слёз и страной неувядаемого ликования.Пережитые здесь несчастья не делают магаданцев угрюмыми, несчастными, замкнутыми. На их лицах нет маски скорби. Они приветливы, дружелюбны, откликаются на доброе слово, готовы идти на помощь, склонны к открытым разговорам и дружбам. Заключённые, которые здесь страдали, не делают город склепом и местом вечных поминовений. Магаданцы дорожат именами Жжёнова, Шаламова, Королёва, Козина. Эти люди, по мнению магаданцев, служат славе города, делают его привлекательным.Колымский тракт, по которому я добирался из Магадана до золотоносных приисков. 12 часов двигался сквозь пургу и заносы по этому тракту, ведущему от Охотского моря до самой Якутии, — 2000 километров пути, и дальше, быть может, до Луны, её обратной стороны, где Море Дождей. Колымский тракт — образ русской мечты. По этой дороге мой народ сквозь все терзания и ужасы, сквозь великие труды и радения шёл к возвышенной таинственной цели, тому итогу, что именуется царством добра.Колымский тракт — драгоценная нить, соединяющая побережье с роскошными петербургскими проспектами. Быть может, там в этот час идёт ночное гулянье, сверкают вывески дорогих ресторанов, блещут витрины дорогих магазинов, и люди, живущие в великолепных городах, не ведают, что в этот час где-то на Колымском тракте бульдозер раскалённым от мороза железом двигает груды гравия на ямину, промятую тяжеловесными фурами. А незадачливый наливник не удержался на скользкой дороге и свалился в обочину.Я двигался по Колымскому тракту, и мне рассказывали, что здесь, в Долине смерти, когда-то замерзли вместе со своим конвоем бредущие по этапу невольники: когда на них пролился ледовый дождь, они не смогли развести костры. Так и остались лежать у обочины, охваченные льдом.Тракт — драгоценный, за ним ухаживают, его берегут. По сторонам, то здесь, то там, поставлены пункты обогрева: контейнеры с солнечными батареями, системами связи. Их можно открыть, войти туда, выпить горячего чая, спастись от пятидесятиградусного мороза.Как было славно встретить на этом безлюдном тракте молодых жизнелюбивых парней, которые прокладывают вдоль тракта кабель Интернета, цепляя его за стальные высоковольтные вышки! Тянут этот кабель от Магадана до отдалённых приисков. Здесь, на тракте, все люди равны, все люди братья. Никто не проедет мимо застрявшего в снегу наливника, никто не промчится мимо остановившейся на тракте машины.Нас застиг на перевале снежный буран. Дорогу вмиг завалило. Вся окрестность скрылась из вида. Было страшно свалиться в кювет, обрушиться в пропасть. И тогда сидевший с нами в машине высокий магаданский чиновник, министр областного правительства, выскочил из салона и, утопая по колено в снегу, пошёл впереди автомобиля, указывая ему путь, то возникал, то пропадал в снегопаде.Колымский тракт — мучительная дорога к русскому счастью, к многотрудной русской мечте. На девятом часу пути мы увидели в темноте огни. Это был сверкающий прииск. Я вдруг оказался среди могучей грохочущей техносферы золотодобывающей компании "Полюс Магадан". Операционный директор прииска Шайлообек Таиров водил меня среди циклопических машин, озарённых прожекторами, рассказывал, как даётся колымское золото.На карьере взрывами колется скальный грунт. Непомерные мёрзлые глыбы подхватываются огромными экскаваторами, засыпаются в кузова громадных самосвалов. Те, похожие на стадо упорных, идущих друг за другом слонов, привозят эти глыбы на мельницу, ссыпают их в грохочущий зев. Глыбы дробятся, измельчаются, попадают вновь на громадную дробилку, похожую на чудовищных размеров цилиндр, в котором стучат и грохочут дробящие шары. Измельчённая в крупу порода движется в центрифуге, выделяются те фрагменты, что тяжелее остальных, ибо в них содержатся крупицы золота. Добытые в центрифугах тяжёлые гранулы растворяются в кислотах, их помещают в ванны, пропуская сквозь них электричество. Золото осаждается на пластинах, а потом помещается в плавильные печи, откуда изливается огненной слепящей струей.Громадный прииск собрал в себя взрывников, горнорабочих, бульдозеристов, водителей самосвалов, химиков, специалистов по электролизу, металлургов. Эта машинерия управляется "цифрой". Каждый самосвал, скорость его движения, частота появления его у мельниц, работа стальных гигантов, потоки измельчённой породы — всё это управляется здесь через спутник, завязано между собой через космос. Люди, работающие на прииске среди морозных ночных огней, и впрямь напоминают космонавтов, опустившихся на дикую планету. Здесь люди работают вахтами по одному, по два месяца, живут в удобных домах, приезжают сюда не только со всей России, но и с Украины, Белоруссии, Киргизии, Молдовы. Образуют единое колымское братство тех, кто когда-то жил едино в могучем государстве. Их вновь породнила колымская земля.Смотрю на золотой слиток, остывающий на бархатной скатерти. Это колымское золото, добытое в великих трудах и лишениях, всегда служило и служит государству Российскому. В сталинские предвоенные годы каждая крупица его работала на Победу, превращалась в Т-34, в "Петляковы", в "Илы", в "Катюши". Оно сверкало в боях под Сталинградом, в победном салюте 1945 года, на эполетах непобедимых советских маршалов.В наше время колымское золото пополняет хранилище государства, множит его валютный запас, укрепляет государство среди экономических напастей и санкций. Чем больше золота в руках государства, тем крепче оно, тем устойчивее на золотых колымыских ногах. Это золото и сегодня служит обороне государства Российского. Его драгоценные капли находятся в прицелах самолётов и танков, в системах навигации громадных подводных лодок, в электронных схемах баллистических ракет.Касаясь рукой золотого слитка, поминаю мучеников, когда-то его добывавших, землепроходцев, проложивших путь к руднику, и тех, кто работает сегодня на этом громадном карьере, и тех, кто несётся сегодня на одиноких машинах по заснеженному колымскому тракту. Русская мечта дана нам в откровении о Царствии Небесном, к которому русский человек идёт по этапу, мчится в горящих танках, шествует по неудобицам в великих трудах по преображению мира.Но колымское золото — не только в банковских золотых хранилищах, не только в микросхемах, управляющих подводными лодками. Оно сверкает в ожерельях и подвесках прелестных женщин, украшает корпуса дорогих мужских часов. Оно в Кремлёвском зале, где на мраморных плитах начертаны имена гвардейских батарей и полков, на куполах восхитительных храмов, которые в туманные снежные дни сияют, как божественное солнце.Эти нежные ювелирные изделия, эти крохотные самородки, напоминающие маленьких птиц и лесных зверьков, морских волшебных рыб, это золото в россыпь добыто концерном "Арбат". Он принадлежит одному из самых влиятельных магаданских мужей Александру Александровичу Басанскому. Он не Рокфеллер, не Морган, не Ротшильд. Он великолепный русский мужик, обаятельный, сильный, простой, добившийся своих несметных богатств умом и смекалкой. Он одолевал неудачи, побеждал уныние. Он приехал сюда с Украины в советское время совсем ещё молодым парнем. Работал слесарем, механиком, водил бульдозер, был изобретателем, рационализатором. На этих изобретениях скопил немалые деньги и уже в советское время стал богачом. Теперь он владелец вертолётов, множества машин, которые моют золото на таёжных притоках Колымы. Не скрою, приятно запустить руки в россыпи самородков, наполнить ладони их тяжестью, а потом ссыпать золотые пригоршни, слыша, как постукивают самородки, словно капли золотого дождя.Но не только своим богатством славен Александр Александрович Басанский. Он назвал своё предприятие "Арбат", мечтая, чтобы здесь, в колымских чащобах, возник когда-нибудь колымский Арбат с гуляньями, с музыкой, с нарядной счастливой толпой. Своё золото он не прячет в кубышку. Посёлок Палатка, где находится контора его предприятия, расположен на Колымском тракте, в двух часах езды от Магадана. Александр Александрович превратил Палатку в чудесный оазис, цветущий среди тяжеловесных угрюмых промзон.На свои личные средства он обустроил этот поселок так, что он со своими фонтанами, статуями, огромными светящимися шарами, сияющими, словно небесные светила, чем-то напоминает Версаль. Унылые пятиэтажки превращены в красивые современные дома с нарядными фасадами, с тёплыми уютными квартирами. Храм, который он построил посреди поселка, расписан палехскими мастерами. Дворец красоты принимает в свои залы местных женщин. Там работают лучшие модельеры и парикмахеры. Здесь есть спортивный зал, чудесная школа и лучшие учителя. Люди перестали просто выживать среди этих колымских неудобиц — стали жить полнокровной насыщенной жизнью.Преображённая Палатка — это не прихоть Басанского. Это плод его убеждений, согласно которым русский человек видит в другом русском человеке брата, должен делиться с ним, любить и беречь. Будучи первоклассным, успешным предпринимателем, он несёт в себе это русское стремление блага не только для себя, но и для ближних. Хочет, чтобы земля, сделавшая его счастливым и богатым, и для других людей, приехавших в Магадан, стала любимой и ненаглядной родиной.Этот посёлок, преобразивший жизнь магаданских людей, стал для меня образом русской мечты, которая чужих и далеких тебе людей делает вдруг дорогими и близкими.Прибрежный посёлок Ола, что под Магаданом — посёлок рыбаков и рыбоделов. Когда-то по всему побережью было разбросано множество небольших рыбных заводиков и рыбных магазинов. Заводы перерабатывали рыбу, выловленную в Охотском море. А деликатесы на полках магазинов могли вскружить голову столичным гурманам. Разорение 90-х годов коснулось и этих краёв. Смело магазинчики и заводы, сократило рыбную флотилию, и остался один рыбный завод — небольшой, хорошо оборудованный, с производственными линиями, на которых перерабатывается улов. Селёдка, горбуша, кета, икра всех видов, кальмары, крабы, трубачи, морская капуста. Рыбу разделывают на маленькие мягкие тушки, похожие на лепестки. Консервируют капусту, расфасовывают кальмаров.В зале — дегустация этих рыбных продуктов, этих восхитительных даров моря. Из-за них стоило лететь в Магадан, терпеть лишения на Колымском тракте, замерзать в пятидесятиградусные морозы и пропадать в снегопаде.Всеми этими дарами кишит Охотское море. Там, за туманами, плавают суда этой рыбной тихоокеанской компании. Один из её руководителей, Александр Александрович Беличенко, сетует на неурядицу и нерасторопность российских инстанций, не позволяющих рыбакам сбывать свою добычу, отправлять в центральную Россию из дальневосточных портов, где спрос на них весьма велик. Поэтому, рыбаки, наполнив трюмы своих кораблей свежей рыбой, везут её в Японию и Южную Корею и там сбывают, услаждая деликатесами японцев и корейцев.Магаданская рыба — это морское золото, это источник благополучия и доходов, это магнит, который привлечёт сюда, в Магадан, предприимчивых людей. Компания, где трудится Беличенко, растёт, развивается, закладывает на стапелях рыболовецкие суда. С трудами, но пробивается на рынки, собирается открыть ещё один завод на побережье. Охотское море — это море отважных людей, способных добывать драгоценную рыбу из кипучей пучины.Здесь, у берегов Охотского моря и глубже, в чащобах, живут удивительные народы — эвены, коряки, пасущие оленей, ставящие капканы на зверя, добывающие рыбу, шьющие из звериных шкур тёплую одежду, которую украшают дивным узором. Эти народы — дети природы, боготворящие горы и реки, луну и звёзды, рыб и зверей. Их мало, они стиснуты морозами, крутыми берегами, морскими льдами, но они восхитительны в своей простоте, наивной откровенности, благоговении перед жизнью.В косторезной мастерской два мастера-эвена — Юрий Ханькан и Станислав Манига — восхищали меня своими работами. По осени они отправляются в глухую тайгу, где обитают лоси. Там самцы сбрасывают свои ветвистые рога. Косторезы находят эти рога, приносят в мастерскую, режут из них удивительные фигуры: таинственные луновидные женские лики, волшебных зверей и птиц. Они — два кудесника, работы которых представляют на выставках. Иностранцы предлагают за эти работы баснословные деньги. Но они не торопятся продавать свои изделия, оставляют их в мастерской, чтобы те жили, дышали, излучали свой мистический свет.Косторез Юрий рассказал мне сочинённую им чудесную сказку о девушке, которая увидела у озера сошедший с небес месяц. Этот месяц омывал себя озёрной водой, потому что в его руках был чудесный цветок. Девушка вместе с ним стала поливать этот небесный цветок. И месяц забрал её с собой на небо. Ясными ночами можно видеть сияющую в небе луну, и на ней девушку с лейкой, поливающую небесный цветок.Великолепны танцы эвенов, звуки бубнов, всплески рук, магические ритмы. На эти ритмы, кажется, слетаются из леса все птицы, всплывают с поверхности вод все морские рыбы, расцветают среди снегов цветы. Я был заворожён восхитительными танцами ансамбля песни и танца народов Севера "Энэр". И думал: какое счастье, что Россия приняла в себя множество народов, культур, языков, верований, какое это драгоценное достояние. В нашей державе ни один из этих народов не является лишним. Каждый составляет драгоценную полноту нашего российского мира. Нет малых и больших народов, а каждый народ велик, потому что над каждым народом сверкает необъятный, уходящий в беспредельность космос. И каждый народ поддерживает витающий над ним купол звёздного неба.Эвены, коряки пришли на встречу со мной, расселись на скамьях, плечом к плечу, похожие на разноцветных птиц. Мы беседовали о магаданской мечте. И это была мечта о красоте и божественной правде, о цветах, которые растут на луне. О духовном космосе, который породил нас всех для братской, земной любви.С губернатором Магаданской области Сергеем Константиновичем Носовым мы обсуждали два процесса, которыми охвачена область. Один процесс — ведущий своё начало с окаянных 90-х годов, когда приезжие из Москвы реформаторы заявляли магаданцам, что им не следует оставаться здесь, жить осёдлой жизнью в городах и селениях, и нужно уезжать обратно в центральную Россию, а сюда являться вахтовыми методами. Люди, испуганные этой злой перспективой, стали покидать свои города и посёлки. Закрывались заводы и фабрики, умолкали машины на золотоносных приисках. Край начал стремительно мелеть. Этот исход населения продолжается и поныне. Усилия губернатора, усилия нынешних московских властей направлены на то, чтобы удержать и остановить этот исход населения, вернуть сюда трудоспособный люд. Два этих встречных процесса соперничают.Вот-вот запустят ещё несколько агрегатов Колымской ГЭС, питающей своей электроэнергией золотые прииски. Заказан генеральный план Магадана, который выполняется петербургскими архитекторами. И город переживёт второе рождение. Новые проспекты, площади, фонтаны станут вместилищем новых, свободных, здоровых людей, преодолевающих невзгоды и идущих к таинственной русской мечте.Какова она, магаданская мечта? Какова глубинная суть колымской мечты, которая так важна всей остальной России? Здесь продолжается великое освоение. Эти земли открывают России свои глубинные кладовые. Здесь, где витают сумрачные тени ГУЛага, совершается превращение тьмы в свет, безверия и уныния — в творчество и стремление к русской победе. Здесь золото, составляющее крепость и силу государства Российского, превращается из металла в драгоценные людские помыслы, в которых люди стремятся к братству, любви, справедливости. Здесь наша державная имперская мощь соткана из множества песен, языков, сказаний, демонстрирует своё восхитительное цветение. Здесь происходит преодоление жутких 90-х. И вот среди скелетов концлагерей, разрушенных поселений и фабрик возводятся новые посёлки, ставятся храмы, летят над лесами и сопками стальные журавли высоковольтных линий.Колымская земля — та, о которой поэт сказал: "О, я хочу безумно жить: всё сущее — увековечить, безличное — вочеловечить, несбывшееся — воплотить".

Выбор редакции
11 декабря, 22:53

журнал ИЗБОРСКИЙ КЛУБ, №8(64), 2018 год

  • 0

номер журнала в формате PDF

Выбор редакции
11 декабря, 22:47

журнал ИЗБОРСКИЙ КЛУБ, №7(63), 2018 год

  • 0

номер журнала в формате PDF

Выбор редакции
11 декабря, 22:42

Александр Проханов // "Завтра", №49, 12 декабря 2018 года

  • 0

Возвращение в райПервые люди в раю питались плодами райских садов, они не строили жилищ и не шили себе одежд. Когда Господь за первородный грех изгнал Адама и Еву из рая, он повелел им трудиться, «добывать хлеб свой в поте лица своего». Вся история рода людского связана с трудом — с этим божественным повелением, природа которого кроется в воле Господа.Коммунизм в Советском Союзе был религией труда. Труд обожествлялся и был богом: «…владыкой мира станет труд». В Советском Союзе скульптуры металлургов, сталеваров, хлеборобов, учёных были подобны античным статуям. Они ставились на вершины сталинских домов, которые своим видом напоминали храмы.Мухинская скульптура «Рабочий и колхозница» — одно из самых великих религиозных изображений. Два трудящихся человека: мужчина и женщина, что когда-то были изгнаны из рая, — теперь возвращаются в этот рай, который они сотворяют своими руками. Сияющие серебром, стремящиеся в небеса, мужчина и женщина подобны ангелам, вокруг голов которых светится воздух. Гениальный скульптор Вера Мухина постигла мистику труда и изобразила двух светящихся, исполненных трудолюбия людей.При крушении Советского Союза труд был свергнут с божественного пьедестала, перестал цениться, превратился в синоним чего-то ничтожного, низменного. Закрывались великие заводы — эти вместилища великих трудов. Разгонялись рабочие коллективы, которым было под силу строить невиданные машины, возводить небывалую космическую цивилизацию. «Золотой телец» занял пьедестал, на котором ещё недавно возвышался рабочий. Банкир, меняла, финансовый спекулянт стали хозяевами мира. Вместо труда проповедовались безграничное потребление, поедание, наслаждение. Эта праздность усыпляла в человеке совесть, ум, творчество, побуждая его ко всё более утончённым, низменным наслаждениям.По мере того как в России после крушения Советского Союза стало возрождаться государство, оно, возрождаемое из пепла девяностых годов, требовало трудов — упорных, непрерывных, самозабвенных. Возводились заводы, строились мосты, прокладывались дороги, проектировались будущие марсианские города. Вновь заколосились поля, ещё недавно пустые, заросшие сорняками. Стройки сегодняшних дней: Крымский мост, космодром Восточный, завод по сжижению газа на кромке Ледовитого океана, — это плоды великого русского труда, который вновь становится мистической категорией. Крымский мост ведёт нас к крымскому чуду. Восточный космодром — устремляет нас к Марсу. Ямальский завод в Сабетте превращает Арктику в поле великих деяний.Урал — то место, где испокон веков свершались великие русские труды. Уральская идея — это труд: тяжёлый, мощный, могучий, переворачивающий горы, уходящий вглубь земли, переливающий потоки расплавленного металла, производящий золотые слитки и лучшие в мире танки. Труд на Урале — это не просто работа, создающая грандиозные изделия: танки, ракеты, атомные станции. Труд становится категорией, созидающей само государство Российское. Уральский труд времён Демидова побеждал под Нарвой и Полтавой. Труд сорок первого года спасал государство Российское от Гитлера. Танки Уралвагонзавода в сорок пятом году станцевали русскую кадриль на руинах имперской канцелярии. Уральские труды создавали государство Российское между трёх океанов.Но этими трудами сотворяется, помимо земного царства, и Царствие небесное, богочеловек, праведник, человек великого служения. В сказе Бажова Данила-мастер стремится создать из холодных подземных камней божественный цветок — символ бессмертной красоты и любви. Каменный цветок Бажова есть образ уральской мечты, возвышающий человека до райских цветников. Так же как аленький цветочек Аксакова есть образ евразийской мечты, превращающей зло в добро, уродство в красоту, ненависть в любовь.Танк Т-34 — грозное оружие, несущее смерть врагам, последнее пристанище, в котором сгорали и умирали танкисты, стал оружием Победы, стал святым. Он вознесён на постаменты во всех городах России, на всех перекрёстках русских дорог. Памятник Т-34 — это памятник великому труду и великой Победе.В Нижнем Тагиле живёт человек по имени Владислав Тетюхин. Став миллиардером, одним из собственников громадного титанового производства, он продал свои акции и на полученные миллиарды построил в окрестностях Тагила удивительный медицинский центр, которому нет равных и в Европе. Свои труды и своё богатство он посвятил земле, которая его породила, и народу, который его взрастил. Он «раздал имение своё», совершив христианский подвиг, открывающий людям путь в Царствие небесное.Я только что побывал на Урале и был поражён удивительным явлением. Я познакомился с уральским богачом Андреем Симановским. Он начал своё дело один, с нуля. Потом с двумя-тремя товарищами создал компанию «Сима-ленд», в которой теперь работает больше девяти тысяч человек. В окрестностях Екатеринбурга он построил громадных размеров здание, длиной едва ли не с километр, с холодным аскетичным фасадом. Однако внутри этого здания открывается непрерывная анфилада залов, каждый из которых по красоте и богатству сравнится с императорскими дворцами и кремлёвскими палатами. Эти залы, непохожие один на другой, украшены мрамором, малахитом, дорогими камнями. Хрустальные люстры сияют, словно солнца. Здесь позолота, как на храмовых куполах. В этих залах, под их драгоценными сводами, трудятся тысячи молодых, энергичных юношей и девушек. Сидя за компьютерами, они следят по Интернету за состоянием рынков, за движением товаров, за взлётом и падением цен, за появлением новых производственных центров и угасанием прежних. Эти молодые оснащённые люди, стремящиеся к совершенству, к карьерному росту, знают цену своему умению и своим возможностям.Андрей Симановский, создавая эти великолепные залы, создавал вместилище труда, стремился к тому, чтобы труд людей проходил не в унылых тесных помещениях, не в серых пуританских интерьерах, а в храме, во дворце. И этим труд возвышается, одухотворяется, превращается в священнодействие, труд снова становится восхитительным божественным делом. Здесь каждое утро тысячи молодых людей поднимаются со своих мест и исполняют гимн России.Урал — это парад государствообразующих заводов. Эти заводы когда-нибудь будут увенчаны орденом Труда, который займёт своё место на фасадах рядом с советскими орденами Трудового Красного Знамени. Труд — это мерило справедливости. Труд должен быть вознаграждён и оплачен. В девяностые годы рабочие по полгода не получали зарплату и трудились бесплатно ради того, чтобы спасти заводы, спасти свои рабочие места, чтобы там продолжить вменённые им труды, за которые они должны получать достойное, справедливое вознаграждение.В государстве Российском, которое взрастает, одолевая множество неурядиц, труду будет возвращено его возвышенное почётное место. И вновь «вершиной мира станет труд».Кто они, мухинские «Рабочий и колхозница», взлетающие с постамента в небо? Это Адам и Ева, которые возвращаются в рай, совершив тысячелетние труды и работы, на коих стоит сегодняшнее человечество.

Выбор редакции
10 декабря, 00:38

Александр Проханов (видео) // "Россия 24", 9 декабря 2018 года

  • 0

Авторский цикл Александра Проханова В ПОИСКАХ РУССКОЙ МЕЧТЫ > двенадцатая серия: «Мечтание неизъяснимое»Не один месяц автор цикла Александр Проханов путешествует по русским городам и весям. Он - землепроходец, землемер, кладоискатель: он ищет русскую мечту. Ту загадочную могучую сущность, которая делает народ бессмертным, непобедимым, проводит его сквозь огни, и воды, и медные трубы, переносит через черные ямины истории, двигает народ к его великой, возвышенной цели. О чем мечтает русский народ?

Выбор редакции
06 декабря, 14:34

Александр Проханов // "Завтра", №47, 28 ноября 2018 года

  • 0

Амурские волныЯ напоминаю себе геолога, который бродит по земле в поисках подземных кладов. Я ищу русскую мечту, как ищут нефть, уран, каменный уголь, которые питают своими энергиями земную жизнь. Русская мечта — это источник колоссальных исторических сил, двигающих всю непомерную махину России, что переносит её из века в век. Я создаю географию русской мечты.Благовещенск на берегу Амура — чудесный город. Ухоженный, зелёный, с прямыми улицами, с синим блеском Амура, с туманными небоскрёбами китайского города Хэйхэ на другом берегу. И кажется, что среди этих улиц, среди зелёных парков и скверов, удивительной изящной набережной дует таинственный ветер. Вот уже 300 лет он подхватывает поколения русских людей, переносит их через Урал и двигает на восток, в загадочную даль, к Тихому океану, Аляске, до Форта Росс. Первопроходцы, казачьи отряды рубили остроги и ставили деревянные храмы. Среди каменных кварталов вдруг увидишь бревенчатый дом с наличниками и расписными ставнями. Увидишь тучные и дородные дома купцов. Столыпинские переселенцы двигались бескрайними вереницами на скрипучих подводах. Неутомимые строители тянули через эти земли на восток Транссибирскую дорогу, а позднее — и великий БАМ. По этим дорогам шли войска, проходили тюремные вагоны с узниками ГУЛАГа.Здесь разумно спланированы советские кварталы из силикатных пятиэтажек и высотные здания, выходящие фасадами на Амур. Ветер, который я чувствую здесь, это ветер русской мечты, не оставляющий нашу душу в покое, томящий её загадочными видениями будущего о чудесной заморской земле, где царит благодать. Этот вихрь создавал у Тихого океана великолепные русские города, могучий флот, громадные заводы. Под Благовещенском этот вихрь вдруг меняет свою траекторию и устремляется ввысь, словно русская мечта устремилась к звёздам. Там померещилось ей несказанное счастье.Космодром "Восточный" — в трёх часах езды от Благовещенска. Громадная из литого бетона платформа, в недрах которой работают люди, проходят трубы, протягиваются электрические кабели. Стартовый стол, готовый принять на себя многотонную тяжесть ракеты, выдержать удар раскалённой плазмы, содрогнуться и отпустить ракету в пылающий космос. Башня, как высотное здание, рассечена на горизонтальные площадки. В этой башне на разных уровнях работает боевой расчёт, готовя ракету к старту. Ракету привозят из-за Урала по частям. Собирают здесь, на космодроме. Осторожно, как драгоценную статую, привозят на стартовый стол и медленно вздымают вверх. Башня с боевым расчётом приближается вплотную к ракете. Её просвечивают, прослушивают, согревают, насыщают водородом, кислородом, следят за сотнями датчиков, вплоть до того долгожданного мгновения, когда полыхнёт под соплами ревущая плазма. Она ударит в бетон, помчится по бетонному желобу вдаль, к лесам. А ракета на мгновение повиснет, как пылающая люстра, прянет ввысь, умчится в дальневосточное небо, развешивая по орбите спутники. Ракета, ещё не собранная, зачехлённая, покоится в туманном ангаре. Она похожа на огромный кокон, из которого родится фантастическая трепещущая бабочка.Почему здесь, под Благовещенском, возник космодром Восточный, на котором уже трижды осуществлялся ракетный старт, а, стартуя отсюда, ракета выносит на геостационарную орбиту спутник, где тот недвижно висит над Землей, наблюдая за одним и тем же участком планеты? Мы дублируем Байконур, который сегодня является территорией другой, сопредельной страны. Страна эта дружественная, но мы, наученные горьким опытом, привыкаем к экспромтам, которыми нас дарит история. Здесь, на космодроме "Восточный", мы становимся независимыми от прихотливых исторических колебаний. Мы переносим на Дальний Восток сгусток энергии, строим у космодрома город Циолковский, который в дальнейшем превратится в наукоград с лабораториями, научными учреждениями, учебными центрами. Захолустный край становится центром могучих экономических, технократических преобразований. Строительство второй очереди космодрома — уже не для ракет "Союз", а для "Ангары" и будущей сверхтяжёлой ракеты, приближает нас к лунному и марсианскому проектам. С началом этих проектов Луна и Марс становятся "пригородами" Благовещенска, а Благовещенск становится космическим городом.Русские землепроходцы, создавая государство между трёх океанов, оставляли за Россией не только земли, но и огромный космический купол, накрывающий сверху Россию. Сегодня, строя космодром "Восточный", мы пользуемся достижениями наших далёких предков. Елена Тарасова — молодая очаровательная женщина, член боевого расчёта, управляющая махиной стартового стола. Она родом из тихого окрестного селения. Став инженером, получила возможность участвовать в грандиозной космической работе. Она говорила мне, что с детства мечтала о могучих прекрасных машинах. Каждый старт, в котором она принимала участие, вызывал в ней ликование, как если бы она присутствовала при чудесном явлении, сотворяемом ею самой. Сейчас она мечтает о запусках сверхтяжёлых ракет. Мечтает о том, чтобы Россия снова стала передовой космической державой. Я слушаю её рассказ о ракетных пусках и вспоминаю слова Николая Гумилёва: "Это Млечный путь расцвёл нежданно садом ослепительных планет".Молодой дальневосточник Денис Иванов получил от государства в дар дальневосточный гектар. Он запускает с этого гектара в небо не ракеты, а хищных птиц: кречетов, соколов, ястребов. С детских лет он увлёкся этой древней русской охотой, когда сокол или кречет срывается с плеча сокольничего, взмывая свечой вверх, и оттуда с лёта бьёт утку, гуся, куропатку, позволяя человеку созерцать удивительное, грозное зрелище. Денис Иванов пристрастился к этой царской забаве. На полученном гектаре он выращивает не сою, не корнеплоды. Он поставил птичники, в которых дремлют пернатые красавцы. Выводит этих птиц, как выводят в курятнике кур. Одних продаёт, с другими охотится. Он поставил себе целью восстановить популяцию белых ястребов, когда-то обитавших на Дальнем Востоке, но в годы неурядиц и бед покинувших благодатный край. Он мечтает здесь, на обретённом гектаре создать кружки, в которых дети, школьники, как когда-то он сам, познавали бы красоту этой вольной охоты, прекрасной своей русской удалью и молодечеством.В Амур впадают могучие реки: Зея, Бурея. На них в разное время построены гидроэлектростанции — каждая в своей красоте. На Бурейской ГЭС, куда я сейчас попал, мне было особенно хорошо. Я уже был здесь 12 лет назад. Тогда работали только первые два агрегата. Кругом грохотали бульдозеры, валились глыбы гранита, здесь протягивалось и звенело железо. Сегодня станция показалась мне великолепной. Своей плотиной, своим хрустальным машинным залом она соединяла две кручи, висела, как бетонный занавес. Её простота и величие показались мне совершенными, напоминали античный храм, возведённый современными технократами среди дикой природы. Гигантские турбины и могучие генераторы, готическое серебро трансформаторных станций и высоковольтных мачт. Плотина, перегородившая реку, в которую вживлены тысячи чутких приборов. Они реагируют на подземные толчки, на давление воды, на состояние грунта, его твёрдость и влажность. Сама станция — это сгусток электроники, цифровых технологий. И сюда, к станции, нет-нет да и спустятся с сопок медведь или медведица в сопровождении медвежат. И тогда работники станции с удивлением рассматривают записи камер наблюдения.Директор станции Александр Сергеевич Гаркин — мой старый знакомый. Обаятельный, могучий, настоящий мечтатель. Он мечтал, и мечта его сбылась. Ниже по Бурее строится Нижне‑Бурейская ГЭС. В верховьях на притоке Буреи задуманы ещё две гидроэлектростанции. Здесь создаётся могучий энергоузел. Его энергия будет питать растущую индустрию Дальнего Востока. Директор говорил об электричестве как о движущей силе сегодняшнего дальневосточного освоения. Рассказывал о своей Бурейской ГЭС, а мыслил пространствами Сахалина, Курил, Камчатки — где грохочут заводы, льётся нефть, блещет пойманная рыба. Бурейская ГЭС прекрасна не только своей внешней красотой и изысканностью. Она начала строиться ещё в советское время. Строительство было прервано на долгие годы. В чёрные 90-е казалось, что государство исчезло, и станции не бывать. Бурейская ГЭС была первой электростанцией, запущенной новым государством. Директор говорил мне, что 15 лет назад они запускали эту гидроэлектростанцию и одновременно запускали новое государство Российское. Эта станция — сбывшаяся мечта о государстве Российском.Дальневосточники — это люди летящие, лёгкие, подхваченные таинственным русским ветром, что несёт их над землёй до самого океана. И они же — люди земные, тяжёлые, умеющие уцепиться за землю, основать на этой земле свой дом, свой храм, свой могучий завод. Дальневосточные люди — это мечтатели.Роберт Валентинович Каминский — один из них. Он живёт неподалеку от города Свободный. Он бизнесмен, умелец. Умеет строить хозяйство, умеет зарабатывать деньги. Казалось бы, что ещё нужно? Но он возмечтал о невероятном. Он знает, что в этих местах испокон веков жили старообрядцы, те, что переехали сюда из Центральной России, пахали землю, рожали детей, создавали плотное, здоровое, зажиточное население — опору России на Дальнем Востоке. С началом Красной эры, когда "по долинам и по взгорьям шла дивизия вперёд", и "партизанские отряды занимали города", в пекле Гражданской войны богатых старообрядцев стали гнать и избивать. Они схлынули, перешли через Амур в Китай, где свили свои гнездовья — ненадолго, до той поры, пока Мао Цзэдун не стал строить своё красное китайское общество. Русские старообрядцы подверглись гонениям и ушли из Китая, осели — кто в Уругвае, кто в Бразилии, и там стали распахивать землю, рожать детей, читать по крюкам древнерусские псалмы.Роберт Валентинович возмечтал вернуть старообрядцев в Россию. Он списался с ними, купил на свои деньги сотни гектар земли. Построил им дома, помог обзавестись скотом, семенами. И первые 50 человек приехали на Дальний Восток, создали свою старообрядческую беспоповскую общину. Каминский объяснял мне свою мечту. Он захотел, чтобы здесь, на Дальнем Востоке, возродился, как и в прежние времена, крепкий, основанный на этике, нравственности, уклад. Чтобы людьми двигали не только корысть, не только земной труд, но и вера, обожание. Он хочет, чтобы эти первые 50 старообрядцев стали "дрожжами", которые заквасят дальневосточную жизнь, одухотворят её, напомнят нынешним поколениям о возвышенной жизни, о духовном отношении к труду, к природе, к человеку.Старообрядцы приехали и поселились здесь. Хлебосольно угощали меня, подносили выращенные на этой земле огурцы, помидоры, выловленную в водоёмах рыбу. А потом раскрыли свои старинные книги, уселись плечом к плечу стар и млад и стали распевать божественные сладкие, тягучие, как мёд, псалмы, читая их по своим староверческим крюкам. Я подумал, что эти люди, кои мыкались по белому свету, прежде чем приехать в Россию на Дальний Восток, чутко всматривались, вслушивались в русскую жизнь: не грозит ли им здесь новая беда, не настигнут ли их снова гонения. Они приехали сюда, потому что убедились — сегодня в России всё хорошо. Беды миновали. Поселившись на дальневосточных землях, они шлют письма в Уругвай, созывая сюда своих единоверцев, как Ной на своём ковчеге отсылал в пространство бушующих вод голубей. И те в конце концов принесли ему весть, что открылась суша, есть земля, на которой зеленеют ветви.Крепкий светлобородый хозяин дома Фёдор Савельевич. У него 12 детей, 60 внуков и 70 правнуков, многие из которых ещё живут в Уругвае, и он их никогда не видел. Дрожжи, воистину дрожжи.В моих странствиях я увидел узкоколейку, которая вела через леса и горы. Некоторое время я двигался по шпалам среди этих смуглых стальных путей. Узкоколейка вела от города Свободный к какому-то заброшенному руднику. И имела свою историю. Город Свободный был основан в начале ХХ века. И был связан с путешествиями государя-императора, тогда ещё не царя, а великого князя, по Дальнему Востоку. Маленький городок, через который проезжал государь, был назван Алексеевск в честь цесаревича Алексея. После Февральской революции 1917 года дальневосточники, обуянные свободой, радуясь падению монархии, переименовали Алексеевск в город Свободный. С этим названием город пережил казнь царя, цесаревича Алексея в подвале Ипатьевского дома, страшную бойню Гражданской войны и предвоенные времена ГУЛАГа. В городе Свободный помещалась одна из самых крупных за Уралом пересылок. Через эту пересылку прошли Павел Флоренский, Анастасия Цветаева, Александр Солженицын. Заключённые строили эту узкоколейку, обливаясь кровавым потом, изнемогая и падая замертво. Эта узкоколейка пережила 90-е годы, когда каждый кусок металла, каждый висящий провод обрывался, его сдавали на металлолом, и он служил для пропитания бездольного населения. Узкоколейку сберегли. Теперь по ней движется небольшой тепловозик и маленькие вагончики, в которых сидят дети. В тепловозе рядом с машинистом сидит ребёнок. Детям нравится это путешествие. Они смотрят за окно, ликуют, хохочут. Там, где тепловоз останавливается, они разбегаются по лужайке и играют. Шагая по этим железным путям, я вдруг остро и слезно ощутил мою Родину, в которой рай сменяется адом, а ад, наполненный слезами и стенаниями, запечатывается детским смехом, детскими шалостями. И долго ли нам качаться между светом и тьмой, между преисподней и раем, долго ли нам качаться на этих русских качелях от одного океана до другого? И не эти ли чувства переживал поэт Велимир Хлебников, написав : "Русь, ты вся — поцелуй на морозе! Синеют ночные дорози".Амурский газоперерабатывающий завод. Его стройка напоминает сотворение новой земли и нового неба. До горизонта что-то дымит, искрит, двигаются огромные машины, грохочут бульдозеры, спиливаются вершины гор, насыпаются другие соседние горы, протачиваются русла, по которым будут уложены громадные газоносные трубы. Не о таких ли стройках думал академик Вернадский, утверждая, что человечество становится геологической силой, меняя землю от её недр до самых высоких вершин? Завод располагается на самом конце бесконечно длинного газопровода "Сила Сибири" у китайской границы. С двух месторождений в Иркутской области и Якутии движется газовый поток. Это не просто метан, которого ждёт от нас Китай, чтобы сжигать его в топках своих электростанций. Это смесь метана с множеством других драгоценных компонентов. Завод, получая этот газовый поток, делит его на метан и на другие составляющие. Метан, отделённый от прочих смесей, возвращается в магистральную трубу и уходит в Китай. А остальные компоненты, разделённые на множество составляющих, отправляются на соседние близлежащие производства. Одно из них принадлежит компании "СИБУР" и будет производить пластмассы, плёнки, уникальные продукты нефтехимии. Заместитель главного инженера этого строящегося гиганта Евгений Александрович Шилкин, показывая мне это грохочущее хозяйство, был похож на садовода, что взращивает здесь небывалый — из железа и бетона — сад. Он говорил, что завод такого масштаба оказался только теперь под силу государству Российскому. С появлением этой стройки сюда явились тысячи исполненных энергией и силы людей: рабочих, техников, инженеров. Их появление преобразило край, преобразило область, преобразило город Свободный. Сюда пришла цивилизация и могучими ударами иссекает из земли новые формы, новые сознания. Здесь присутствует организация, которая под силу лишь зрелому обществу. Сотни фирм немецких, французских, японских, китайских доставили сюда своё оборудование. Это оборудование нужно было найти на рынках, отобрать, включить в проектный замысел, создать этот технократический интернационал. Это возможно лишь при глобальной экономике, при глобальном разделении труда. Но это не отрицает нашу русскую волю, нашу русскую суверенность. Это ли не развитие — развитие, к которому сегодня приступает наше государство, не прибегая к насилию, к труду невольников? Это свободный труд свободно собравшихся людей. Среди этих туманных далей, в этом стальном бетонном саду вызревает неведомый плод, имя которому — русская мечта.Город Благовещенск — порубежный. Здесь под боком Китай. Многомиллиардный, огромный придвинулся к Амуру своими небоскрёбами, своими бурно растущими дорогами и заводами. Китайская и русская цивилизация встретились здесь, на Амуре, встретились не как два врага, не как две разнящиеся мировые силы. Русские люди, пережившие в 30-е годы небывалый подъём, создавшие в результате рывка небывалую цивилизацию, учатся у Китая, наблюдают за ним, хотят понять природу этого могучего преображения. Китайская мечта, которая внесена в документы Коммунистической партии Китая, направлена на восстановление китайского достоинства, которое попиралось Западом в течение нескольких веков. Это мечта о полноценном присутствии в мире великой китайской цивилизации. Русская мечта — это мечта о великой вселенской справедливости, о благом человечестве, о грядущем мировом совершенстве. Две эти мечты не противоречат одна другой. Между ними нет антагонизма. Амур сегодня есть река добрососедства, дружбы и взаимного влияния. Здесь между Китаем и Россией происходит непрерывный обмен людьми — концертными коллективами, делегациями с предприятий. Недавно здесь, на Амуре, на расчищенном сверкающем льду состоялось состязание двух команд — китайской и российской.Губернатор Амурской области Василий Александрович Орлов объяснял мне дальневосточную мечту как неудержимый, растянувшийся на несколько веков порыв, одолевающий невзгоды, историческую непогоду. Дальневосточная мечта летит в космос, отправляется на могучих военных кораблях в далёкие походы, поёт по крюкам старообрядческие псалмы, гонит по БАМу и Транссибирке грохочущие составы с контейнерами, выпускает в небо соколов и кречетов, сверкает на ночном Амуре стаями серебряных рыб.Прекрасной и сердечной была моя встреча с "афганцами". Я помню их по Кандагару и Герату, по Джелалабаду и Файзабаду, по Кабулу и Гардезу. Мы поминали павших товарищей, поднимая третий тост. А следующий тост был за живущих. Мы славили Дальний Восток — край русских мечтателей и героев.Когда земное притяженьеСтальные разомкнёт тиски,Я опущусь в слепом круженьеНа марсианские пески.Китайцы ели не спеша.Цветной фонарь горел на ветке.В пиалах плавала лапша,И в ней туманились креветки.Они возделывали грядцы,Сажали лук и красный перец,Они звались старообрядцы,И я был их единоверец.Когда печально и понуроПогаснут гор седые глыбы,Тогда из чёрного АмураВсплывут серебряные рыбы.Сияй, сияй во дни ненастьяВ краю обугленных берёз,Звезда пленительного счастья,Луна невыплаканных слёз.

Выбор редакции
06 декабря, 14:29

Александр Проханов (видео) // "Россия 24", 2 декабря 2018 года

  • 0

Авторский цикл Александра Проханова В ПОИСКАХ РУССКОЙ МЕЧТЫ > одиннадцатая серия: «Колымская песня»Золотые прииски и слепящие снежные равнины. Североморская рыба - еще одно золото Магадана. Танец эвенков и коряков под звуки бубнов. И память о боли узников Колымы. Что меняется и что неизбывно в этом суровом крае - в авторской программе Александра Проханова "Русская мечта".

Выбор редакции
06 декабря, 14:26

Беседа Александра Проханова с Василием Орловым // "Завтра", №48, 5 декабря 2018 года

  • 0

От Благовещенска до МарсаБеседа главного редактора газеты «Завтра» Александра Проханова с губернатором Амурской области Василием Орловым.[Александр Проханов:]— Василий Александрович, через территории, на которых вы живёте, которыми управляете, издревле нёсся на Восток стремительный русский поток. Был какой-то вихрь в русском сознании, который выносил в этот поток огромные массивы людей, идей, темпераментов. В этом направлении двигался Ермак, потом — Арсеньев, двигались переселенцы столыпинской волны. В этом направлении двигалась молодая советская сталинская индустрия. В этом же направлении по этапу шли заключённые, которых бросали на здешние стройки. Двигались и войска, когда готовилась война с Японией.В последние десятилетия в этом направлении двигались идеи, формы, формулы. Владивосток, остров Русский…И реки здесь текут в том же направлении. Здесь БАМ, Транссиб. То есть ваша область — это мощный транзит, через который несутся времена, идеи, потоки, целые поколения.И здесь, рядом с вами, огромный, таинственный, загадочный Китай.А какая новая волна ощущается вами сегодня? Что происходит в губернии в этом стремлении на Восток?[Василий Орлов:]— После упадка начала 90-х годов, после того, как Советский Союз трансформировался в современную Россию, у Дальнего Востока был очень сложный период, Александр Андреевич. И продолжался он около десяти лет. Сложность была связана в том числе с огромным оттоком населения. Ведь ряд комсомольских строек, которые реализовывались здесь в последние годы Советского Союза (в том числе БАМ), притягивали население из других регионов. А как только нарушились устойчивые экономические связи, то большое количество людей отсюда уехало. Причём весьма активное население — молодёжь. И это создавало общий негативный фон.Сегодня, в эпоху модернизации промышленности России, на Дальнем Востоке воплощается сразу несколько очень крупных инвестиционных проектов. К счастью, некоторые из них — на территории Амурской области. В нашей области находятся два города президентского внимания: это город Свободный, где реализуется проект Амурского газоперерабатывающего завода, а впоследствии будет реализовываться проект СИБУРа, и город Циолковский, где воплощается проект нового космодрома России — Восточный. Там уже начато строительство второй очереди, и я очень надеюсь, что рано или поздно с космодрома Восточный мы начнём осуществлять пилотируемые пуски. Мы ощущаем, что страна обратила внимание на свой форпост, на Дальний Восток, и подтверждает это внимание очень важными, серьёзными проектами.[Александр Проханов:]— Эти проекты сказываются и на демографии?[Василий Орлов:]— Бесспорно. Хотя, к сожалению, нам пока не удаётся переломить тенденцию к оттоку населения. Но я уверен, что в перспективе мы сможем изменить ситуацию. Сегодня весь мир переживает новую ментальную парадигму: люди переезжают в крупные мегаполисы. Это происходит и в Китае, и в Европе, и везде. Так что мы не являемся исключением.Решить демографическую проблему, проблему оттока населения могут, на мой взгляд, два вопроса. Они непростые, многокомпонентные, но решать их придётся. Первый — транспортная доступность. Важны качество и доступность авиационного сообщения, в первую очередь, с Большой землёй. Второй — высококвалифицированные рабочие места, их качество и количество. Именно высококвалифицированные рабочие места создают здесь, у нас, условия для жизни и развития. И проекты, осуществляемые у нас: газоперерабатывающий завод и космодром, — позволят решить эти вопросы.[Александр Проханов:]— Я сказал о движении, многоаспектном векторе на Восток. С появлением космодрома Восточный этот вектор как бы изогнулся и пошёл ввысь. Не сомневаюсь, что здесь начнут разрабатывать и лунные, и марсианские проекты. Более того, эти проекты уже существуют. В Москве созданы КБ, есть группы учёных, которые работают над этими темами. По существу, создаются типы лунных и марсианских поселений. И если говорить образно, то Марс и Луна станут как бы пригородами Благовещенска: от Благовещенска до Марса — рукой подать. А как вами ощущается появление этого вектора? Только лишь как кипение социальной жизни? Или оно увеличивает потенциал знаний, усиливает техническую интеллигенцию?[Василий Орлов:]— Конечно, этот проект имеет огромное значение для Амурской области. И уже сегодня он даёт не только налоговый эффект и рабочие места. Принципиально важно, что он трансформирует систему подготовки кадров в регионе. В перспективе город Циолковский — это наукоград. И по мере развития на космодроме Восточный пилотируемой программы (что, я надеюсь, произойдёт), у нас будут созданы беспрецедентные условия для развития научной среды. Мы с большим вниманием и с большой надеждой смотрим на этот проект. На базе Амурского государственного университета ведётся подготовка специалистов по ряду космических специальностей. И выпускники наших вузов уже работают на космодроме Восточный. Ведётся плодотворная работа и с теми вузами страны, которые всегда занимались подготовкой специалистов для космоса. Мы рассчитываем, что это сотрудничество будет развиваться.[Александр Проханов:]— Надо отметить, что космизм — это очень русская затея. И это не только технический и военный космос, не только космос Циолковского, но и мистический космос, космос Николая Фёдорова. А мы либо забыли, либо редко вспоминаем, что Циолковский был учеником Николая Фёдорова. Великий русский космист Николай Фёдоровин создал теорию воскрешения мёртвых. Он говорил, что первородный грех сделал людей смертными, но их воскресил, искупив их грехи, Иисус. Фёдоров считал, что первородный грех можно преодолеть и усилиями человека. Считал, что возможно соединение сверхсовременных научных знаний и особого духовного, молитвенного состояния человека и человечества. Он мечтал как бы о богочеловеке. А поскольку он и близкие ему люди верили, что воскрешение состоится, и земля наполнится всеми воскрешёнными поколениями, то Циолковский разрабатывал ракету для того, чтобы расселить людей по мирозданию. И Циолковский — создатель теории ракетостроения, первой, второй космической скорости — в глубине души был мистиком и русским космистом. Мне кажется, что когда-нибудь рядом с городом Циолковский возникнет город Фёдоров, где будут не только космодромы, но и монастыри, и новые богословские школы.[Василий Орлов:]— Хочу отметить, что у нас много представителей разных конфессий в области: католики, мусульмане, достаточно большая армянская диаспора. Православных очень много. Много атеистов, кстати сказать.И хотя церковь по законодательству отделена от государства, у нас хорошие взаимоотношения и с православной церковью, и с другими конфессиями.[Александр Проханов:]— Вторая христианизация, о которой говорит Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл, осуществляется новыми миссионерами?[Василий Орлов:]— Да. Но очень важно, чтобы зерно было брошено в благодатную почву. В этом вопросе мало просто финансовых вложений, инвестиций. Надо готовить общественное восприятие. И это процесс не быстрый.К моему большому удовлетворению, в Благовещенске идёт полномасштабное благоустройство набережной реки Амур, в рамках которого предусмотрен проект "золотой мили": это так называемая намывная территория площадью порядка 40 гектаров, где будет построен ряд объектов — в первую очередь социально-культурных. Напротив Благовещенска, как вы знаете, расположен китайский город Хэйхэ. И мы со следующего года планируем строить канатную дорогу, по которой можно будет за несколько минут добраться из Благовещенска до Хэйхэ, а из Хэйхэ — в Благовещенск.Планируя благоустройство набережной, мы на сайте администрации города проводили голосование, и жителями Благовещенска было принято решение о строительстве на территории этой "золотой мили" храма. Думаю, сначала поставим часовню. Нужно, чтобы люди поняли, что это не просто красивое культовое сооружение, но и лицо страны.[Александр Проханов:]— Я с удивлением и с огромным воодушевлением узнал, что в Амурскую область переселились староверы из Уругвая. А ведь староверы — очень осторожные и осмотрительные люди. Они испытали на своём веку много и за границей, видимо, немало хлебнули. И если они решили приехать сегодня в Россию, значит, в России всё хорошо. Да, много всякой тьмы, сумерек, и либеральные опросы говорят, что чуть ли не половина россиян хочет уехать из страны, но если староверы сюда приехали, то это как ласточки прилетают: значит, будет весна. А что их переезд в область даёт вам?[Василий Орлов:]— Мы очень надеемся, что это действительно первые ласточки. Это, безусловно, очень симптоматично, и говорит о том, что люди, видя нашу жизнь со стороны, понимают, что Россия меняется, в частности, меняется Дальний Восток. Мы оказываем этим людям поддержку в рамках наших полномочий. Ведь они попадают в принципиально иную ментальную среду, потому что та Россия, из которой они уезжали, и та Россия, в которую они вернулись, сильно отличаются. За это время много исторических событий произошло.Для нас пока это всё-таки ещё экзотика, но надеемся, что в перспективе их переселение к нам будет хорошим знаком, и сможет привлечь не только людей из дальнего зарубежья, но и наших соотечественников, которые приедут на новый российский Дальний Восток. А предпосылки для создания нового российского Дальнего Востока уже есть. Это и возведение промышленных предприятий, объектов, о которых мы с вами говорили, и самое главное — внимание руководства страны к развитию Дальнего Востока.[Александр Проханов:]— К прибывшим староверам надо отнестись бережно. Я в своё время ездил на Ставрополье, куда из Турции приехало около тысячи булавинских казаков, которые при Петре эмигрировали. И они после возвращения все как бы растворились. Они живут среди населения, молодёжь идёт в институты… И вот исчезла неповторимость. Это неизбежно, конечно.Но в то же время мы же сберегаем, например, неповторимость наших северных народов, считая, что это уникальное явление России. Оберегаем хантов, ненцев, коряков, потому что полагаем, что этот элемент драгоценен для нашей цивилизации, нашей державы. Может, проявлять такое же отношение к староверам? Хотя, думаю, всё-таки их "засосёт" наша действительность.[Василий Орлов:]— Да, наверное, потому что, к сожалению, пока их слишком мало. Так что процесс ассимиляции неизбежен, как мне кажется, погружение в русскую культуру имеет объективный характер.[Александр Проханов:]— Помимо таких проектов, как завод по газопереработке и космодром, здесь создаётся ещё и мощный энергетический узел — строятся гидроэлектростанции. Первой была Зейская, и я помню, как её строили. А Бурейская ГЭС — по существу первая станция новой России. Сейчас строится Нижне-Бурейская. И возникает ощутимый энергетический сгусток.[Василий Орлов:]— В развитии экономики региона можно отметить семь основных направлений: космос, газонефтехимия, энергетика, сельское хозяйство, туризм, транспорт и добыча полезных ископаемых. Мы стабильно занимаем третье место в России по добыче золота. Дальний Восток и Амурская область принципиально отличаются от остальных территорий России тем, что у нас огромное количество неразведанных запасов. Или же запасов, которые уже стоят на балансе, но месторождения ещё не разработаны. Это не только золото, но и другие полезные ископаемые: редкоземельные металлы, уголь. Для развития региона это создаёт огромный потенциал.Наш регион относится к рискованному земледелию. Тем не менее сельское хозяйство — традиционное для нас направление. У нас миллион двести тысяч гектаров пахотной земли, и мы являемся житницей Дальнего Востока. Например, почти половина сои в стране — больше миллиона тонн — выращивается у нас.В прошлом году на трёх гидроэлектростанциях, которые расположены у нас в области, было сгенерировано порядка 14 миллиардов киловатт-часов электроэнергии. Примерно половину мы употребили сами, остальное продали: большую часть — в Хабаровск и Приморье. Небольшая часть этой электроэнергии, порядка 3 миллиардов киловатт-часов, продана в Китай.[Александр Проханов:]— Дальний Восток сейчас и сам нуждается в электроэнергии.[Василий Орлов:]— Безусловно. Главным энергопотребителем является РЖД, ведь у нас проходят две магистрали — БАМ и Транссиб. Сегодня государство тратит огромные средства для расширения пропускной способности, для электрификации БАМа. И мы понимаем, что наш энергетический потенциал вскоре едва будет перекрывать потребности, в том числе железной дороги. Поэтому с коллегами из Минэнерго мы обсуждаем вопрос строительства 4-й гидроэлектростанции — Нижне-Зейской.Для области огромная тема — это Китай. Помню, когда я в первый раз сюда приехал, Благовещенск казался столичным городом, а на той стороне — крохотный барачный Хэйхэ с кривыми нелепыми трубами, наверное, это были индивидуальные котельные. Прямо напротив набережной на той стороне было поле, и по нему шёл крестьянин, погоняя запряжённого вола, который тащил то ли плуг, то ли соху. Сейчас Китай — это по существу другая цивилизация. Вообще, при наших сложных отношениях с Западом альянс с Китаем — крайне актуальная тема. Китай даёт нам передышку в нашей конфронтации с Европой и с Америкой.Но с другой стороны, мои друзья, которые бывают в Китае, возвращаются оттуда с комплексом неполноценности под впечатлением от потрясающего китайского взлёта, взмаха. Эти хайвеи, небоскрёбы…А даёт ли нам Китай какие-то новые знания, новые представления о том, что надо делать, как вести хозяйство, извлекаем ли мы уроки? Ведь китайский вариант экономики пока что у нас не привился. Мы двигаемся в других парадигмах. Вот что такое для Благовещенска — Китай?[Василий Орлов:]— Для Благовещенска Китай — это близкий друг и сосед. У нас действительно были непростые отношения в истории. Но сегодня, к счастью, эти отношения находятся на очень хорошей, дружеской волне. Для нас, конечно, Китай — это большой опыт. Мы с интересом наблюдаем, как развивается город Хэйхе, который находится прямо напротив Благовещенска. Это развитие на наших глазах происходит. Да, этот город за последние годы пережил революционный всплеск. В частности, город Хэйхэ вырос во многом благодаря тому, что в Китае есть государственная программа развития приграничных территорий. Сегодня и у нас есть аналогичная программа — "Социально-экономическое развитие Дальнего Востока и Байкальского региона". И в том числе набережная Благовещенска строится за счёт федеральных средств. Мы перенимаем китайский опыт и понимаем, насколько важно развивать приграничные территории.Во взаимодействии с Китаем, прежде всего, необходимо развивать транспортную инфраструктуру. И у нас завершается строительство мостового перехода Благовещенск — Хэйхэ. В конце 2019 года этот автомобильный мост будет запущен. В проработке два проекта железнодорожных мостов. Один — в створе строящегося автодорожного моста Благовещенск — Хэйхэ. А второй мост — на севере, это переход Джалинда — Мохэ. И он создаёт перспективы для развития северного пути, потому что даёт нам прямой выход на Нерюнгри, на Якутию в целом, по железной дороге. Проекты очень непростые с точки зрения реализации межправительственных соглашений и находятся в стадии проработки. Чтобы с Китаем начать полноценно взаимодействовать, в том числе торговать, обмениваться технологиями, необходимо строить транспортную инфраструктуру.К этой же инфраструктуре можно отнести и строительство уникальной трансграничной канатной дороги над рекой Амур. Мы рассчитываем, что в следующем году начнем её строить: есть инвесторы и с нашей, и с китайской стороны.Всё это позволит не только значительно увеличить туристический поток, но и повысить качество культурного обмена, потому что у нас с Китаем проводится огромное количество совместных культурных мероприятий. И как некий апогей культурного сотрудничества в этом году на Восточном экономическом форуме мы представили совместную экспозицию Амурской области и провинции Хэйлунцзян. И представили её лидерам двух стран — Владимиру Владимировичу Путину и Си Цзиньпину, которые пришли на нашу экспозицию.У нас проходит ряд традиционных мероприятий в сфере культуры и спорта. Например, ежегодная Ярмарка культуры и искусства, проводится ежегодный совместный заплыв через реку Амур. В этом году уже в третий раз пройдёт международный хоккейный матч на льду реки Амур. Я назвал только основные, ключевые мероприятия, а их ежегодно проводится несколько десятков. И для нас это очень важно, потому что мы пытаемся посмотреть на взаимоотношения глазами восточного соседа.Чем принципиально отличается восточная философия от западной? Тем, что для восточного человека необходимо, чтобы взаимоотношения между партнёрами выстраивались на основе взаимопонимания, в том числе культурного и ментального взаимопонимания. Это принципиальная позиция восточных людей. Очень важно, чтобы мы разговаривали на одном языке. И когда есть общий интерес, общие ценности в культуре, в спорте, в искусстве, то все остальные бизнес-процессы, научные процессы гораздо легче идут. У западных людей иначе. Они считают, что нечего тратить время на ненужные, на их взгляд, непрактичные вещи. Вот есть бизнес-процесс, вот бизнес-кейс, давайте быстрее всё это решим. Вот нам прибыль, вот — затраты…. На Востоке это работает иначе.[Александр Проханов:]— Теперь мой любимый вопрос — о мечте. Все народы мира, даже самые маленькие — мечтатели. В каждом народе заложена какая-то таинственная энергия, загадочная сила, влекущая их вперед по историческому пути. Если народ теряет мечту — он исчезает. И если народ мечту замещает целью, он тоже исчезает: достигает цели и исчезает. А русский народ — один из самых мечтательных, потому что только мечта могла перенести нас через чёрные пропасти нашей истории, через смутные времена, через крах 90-х годов, только вера в путеводную звезду заставила нас воскреснуть после гибели и смерти. Губернаторы, хотя они заняты железными дорогами, ЖКХ, производствами, по природе — мечтатели. Они просто вынуждены заглядывать за горизонт, то есть мечтать. Как вы, Василий Александрович, понимаете амурскую мечту и свою собственную?[Василий Орлов:]— Я дальневосточник в четвёртом поколении, Александр Андреевич. Поэтому на 100% могу считаться амурчанином, дальневосточником. И скажу вам так: дальневосточник — это звучит гордо. У меня отец — военный, я в своё время учился в школе в Москве, позже в институте там учился. И всегда ментально чувствовал себя дальневосточником. А одна из характерных черт людей, которые здесь живут, это то, что люди ощущают себя гражданами, выполняющими государственную задачу по сохранению территорий, по охране границ. Благовещенск ведь долгое время был закрытым городом, потому что у нас были непростые взаимоотношения с Китаем, здесь достаточно большая группировка стояла, которая защищала границу. И в крови у каждого дальневосточника есть понимание: мы — на страже рубежей Родины!А что касается дальневосточной мечты, то, как любой человек, каждый из нас хочет, чтобы наш край развивался, чтобы Родина ценила то, что у России есть Дальний Восток, то, что есть люди, которые живут на Дальнем Востоке. Жизнь ведь здесь очень непростая. Из-за расстояния, из-за логистики мы очень оторваны от центра, а ментально — очень русские, и это не просто переживать — свою оторванность.У российского Дальнего Востока очень большие перспективы. И государству под силу сделать так, чтобы жизнь на Дальнем Востоке была долгой, счастливой, чтобы люди хотели бы здесь жить, не стремились уехать, а наоборот, приезжали сюда. Такая вот у нас мечта — оставаться хранителями рубежей Родины. Чтобы Родина любила нас, как мы любим её.[Александр Проханов:]— Спасибо, Василий Александрович, за беседу.[Василий Орлов:]— Вам спасибо большое, Александр Андреевич.

Выбор редакции
06 декабря, 14:21

Александр Проханов // "Завтра", №48, 5 декабря 2018 года

  • 0

Беловежский червякПредполагал ли Ельцин в Беловежской пуще, подписывая смертельный приговор Советскому Союзу и выпуская «на свободу» Украину, что когда-нибудь в Керченском проливе русские военные расстреляют из пулемётов украинских военных, ранят троих, а остальные будут доставлены в московскую тюрьму Лефортово? Знал ли Ельцин, подписывая беловежский листок, что украинские установки залпового огня станут гвоздить по Донецку, разбивая в прах изумительный аэропорт, разрывая на части детей и женщин? Знал ли Ельцин, расчленяя Советский Союз и рассовывая части расчленённого тела по разным углам, что русский Крым, который он насильно сунул за пазуху Кравчуку, восстанет и вернётся в Россию? Знал ли Ельцин, что после «котла» в Дебальцево, где сложили головы сотни ополченцев, бесславно погибли тысячи киевских солдат, знал ли он, что ополченцы, как буря, двинутся вслед отступавшим киевлянам и едва не захватят Мариуполь? Знал ли Ельцин, разбивавший кувалдой Советский Союз и откалывавший от страны кусок, именуемый Украиной, знал ли он, что этим самым он раскалывает Русскую православную церковь и украинская автокефалия после этого неизбежна?Захват бандеровцами Киево-Печерской и Почаевской лавры случился в тот момент, когда три беловежских предателя поставили под своим пактом отвратительные закорючки. Когда мы сегодня до хрипоты спорим, кто виноват в инциденте, случившемся у Крымского моста, когда мы пытаемся выяснить, кто первый начал артиллерийский огонь у линии разграничения на Донбассе, выяснить, как велика вина Константинопольского патриарха в расколе православной веры, мы должны признаться, что исконным виновником всего этого является Борис Ельцин и его беловежское преступление.Разрушение великого Красного государства, которое после Победы 1945 года обеспечивало стабильность в мире, крах этого государства породил множество больших и малых геополитических трещин, разбегающихся сегодня по миру. В эти дни в государстве Российском дают оценку событиям давней и недавней истории, и наконец-то по истечении тридцати лет 40-я армия, проливавшая кровь в предгорьях Гиндукуша, — эти прекрасные, твёрдые волей и духом, солдаты и офицеры афганского похода — сволакивают с себя мерзкие личины предателей, палачей и преступников, в которые их обрядили горбачёвские и ельцинские «историографы». И теперь, когда афганский поход новое политическое обоснование, исправляя уродливый выверт либерального исторического сознания, наступает время дать политическую оценку Беловежскому соглашению и роли в этом соглашении Бориса Ельцина. Он по-прежнему числится в отцах-основателях нынешнего государства Российского, является кумиром российских либералов. Ельцин-центры, как ядовитые болотные грибы, начинают расти по городам России. Они суть памятники небывалого в истории России предательства, истребления тех ценностей, которые создавали, часто ценой своей жизни, великие народы, населявшие Красную державу.Эти Ельцин-центры, если они всё же появятся в наших городах и селениях, очень скоро превратятся в музеи, рассказывающие о величайшем в истории России злодеянии — ельцинском расчленении государства. В этих музеях будет рассказано о том, кто совершил тот пресловутый «мирный» развод составлявших нашу державу народов. О том, как ельцинские танки в 1993 году стреляли по русским людям, а на стадионе «Асмарал» у пленных баррикадников выкалывали глаза.В этих музеях расскажут о войне в Приднестровье, когда в Дубоссарах и Бендерах лежали неубранными трупы, а по улицам двигались огромные самодельные броневики с устрашающими пулемётами. Там расскажут о жуткой гражданской войне в Таджикистане, ужаснувшей мир своей страшной первобытной резнёй. О киргизских кровавых событиях, в которых погибли тысячи киргизов. Тот «мирный» развод обернулся, наконец, для государства Российского и необходимостью направить свои самолёты и корабли в Сирию, где сложился мощный радикальный клубок, нацеливший свои удары на русский Северный Кавказ и прилегающие к России пространства Средней Азии. Грузия, ставшая плацдармом НАТО, развязала в 2008 году бойню, и русские танки вынуждены были прийти в Закавказье и избавить от истребления Южную Осетию и Абхазию.«Мирный» развод, совершаемый среди окровавленных тел и отрезанных голов, продолжается и по нынешний день. Высокомерный и капризный Трамп, отказавшийся встречаться с Путиным на аргентинской «двадцатке», посмел бы он отказаться от встречи с Иосифом Сталиным? Или стоял бы часами в приёмной и ждал, пока русский вождь не кончит ловить рыбу на Чистых прудах и принесёт на встречу с ним пойманного карася?Беловежский сговор — это гнилое яблоко, из которого выполз мерзкий червяк, разросся в скользкого дракона и жалит теперь весь мир. Ельцинизм — это бессчётное количество истреблённых русских заводов и великих технологий. Это миллион неродившихся русских людей. Это гибель национальных культур и великих национальных репутаций. Ельцинизм должен быть осуждён общественным мнением России и политическими институтами государства в ближайший период.

Выбор редакции
27 ноября, 20:47

Александр Проханов // "Завтра", №47, 28 ноября 2018 года

  • 0

Русская оборонная инициативаНедавно Путин пригласил к себе представителей крупнейших оборонных предприятий, а также военных аналитиков и стратегов. Обсуждались темпы, с которыми происходит создание новых образцов вооружений и переоснащение армии. Директора танковых и орудийных заводов, главы судостроительной и самолётостроительной корпораций, академики, создающие гиперзвуковые ракеты, изобретатели, предлагающие новые типы атомных подводных лодок и систем противоракетной обороны. Время, в которое было созвано это совещание, всё чаще называется предвоенным. Предчувствие новых грозных столкновений ползут по миру. Слово «война» звучит в выступлениях президентов и премьер-министров. Русское вооружение, о котором шла речь на путинской встрече, должно либо предотвратить предстоящую войну, либо сделать Россию победительницей.После 1991 года Ельцин и его приспешники подвергли советскую оборонную промышленность чудовищному разгрому, осуществляя гитлеровский план «Ост». Заводы, производившие блистательные самоходные гаубицы, закрывались, а коллективы рабочих разгонялись. Великие предприятия, производившие сверхсовременные подводные лодки и лучшие в мире танки, отключались от финансирования и умирали, как выброшенные на побережье киты. Закрывались военные факультеты в университетах. Прерывались военные исследования в академиях. Всё это превращало Россию в жалкий сателлит победивших мировых держав, отказывало русскому народу в праве на суверенитет и историческое творчество. Разгром оборонной промышленности был столь глубоким и всеобъемлющим, что восстановление казалось немыслимым. Народ, утративший свою армию и оборонную промышленность, переставал быть народом.Но случилось непредвиденное, объяснимое только чудом, которым объясняется множество явлений русской истории: Россия восстановила свой оборонный комплекс и сделала это тайно, под носом у кичливых победителей. Велик подвиг советских оборонщиков, которые утаивали от грабителей секреты военных изделий, военные технологии, уносили их из сейфов на своей груди, как уносят от врага полковое знамя, обернув в него своё израненное тело. Рабочие по полгода не получали зарплату, но не оставляли своих конвейеров, верфей и стапелей. Падали в обморок, наблюдая, как увозят на переплавку боеспособные танки и бэтээры. Морские офицеры пускали себе пулю в лоб, видя, как их лодки разрезаются гильотинами, привезёнными из Америки.Велика путинская заслуга по восстановлению оборонного комплекса России, его план по созданию алтарей и оборонных заводов. Заводы создают оружие, дающее отпор врагу в земных пределах, а алтари прикрывают Россию с неба покровом божественной благодати. Сегодня Россия вновь имеет лучшие в мире танки и самолёты, непревзойдённые системы противовоздушной обороны, подводные лодки, способные прорывать любые морские заграждения.Обладая сверхсовременным оружием и новой переоснащённой армией, государство Российское осуществляет сегодня три грандиозных геостратегических проекта, связанных с восстановлением русских оборонных рубежей. На севере взамен разгромленной советской арктической цивилизации создана новая. Она включает в себя военно-арктические гарнизоны, выдвинутые к Северному полюсу. Система радаров дальнего обнаружения расположена по всей кромке Ледовитого океана. Русские лодки нового поколения барражируют у полюса под толщей льда. Русские дальние бомбардировщики долетают до Северного полюса, откуда открывается оперативный простор силового воздействия на всё Западное полушарие.Южный оборонный проект связан с возвращением Крыма, сбережением Севастополя и Черноморского флота, установлением контроля над Чёрным морем, выходом в Средиземное море, где создаётся сводная эскадра. Две военные русские базы на побережье Сирии гарантируют присутствие России в ближневосточном регионе — этом «солнечном сплетении» мира. Тихоокеанский флот на Дальнем Востоке пополняется новейшими кораблями и подводными лодками. Заводы Комсомольска-на-Амуре и Приморья вновь строят великолепные корабли и самолёты.А Курильские острова, вокруг которых сотворяется столько легенд и мифов, никогда не вернутся Японии. Ибо присутствие японцев, а затем и американцев на этих островах делают бессмысленным существование Тихоокеанского флота, который оказывается запертым в пограничной акватории.Эта гигантская, часто не видимая российскому населению работа требует непомерных затрат, немыслимого напряжения сил. Дороговизна товаров, налоговое бремя, злосчастная пенсионная реформа — это оборотная сторона российской военной политики. Русскому народу который уже раз приходится выбирать между безопасностью и благополучием. Так сотворены пространства, данные нам в управление, так проходят в России хребты и океанские побережья, так расположены вокруг России враждебные цивилизации, что русский выбор между крепкой обороной и благоденствием есть выбор между свободой и оккупацией, суверенитетом и рабством, самостоятельным историческим творчеством и воспроизведением чужих директив и приказов.Создавая оборонную промышленность в сталинские предвоенные времена, советский народ заплатил чудовищную цену: надрывался на колхозных полях, на стройках первых пятилеток, погибал в бараках ГУЛАГа. Победа сорок пятого года, добытая неимоверными жертвами, завоевала нашему народу право на жизнь.Сегодня мы снова вынуждены жертвовать своим благополучием, помещая в продовольственную корзину всё меньше продуктов, опустошая на бензозаправках свой тощий бумажник. Народ, понимая источник своих неурядиц, согласится с ними, если границы России останутся незыблемыми, если американская морская пехота не пройдёт парадным шагом по дымящимся российским городам. Народ готов нести непомерные траты, если эти траты несут все — включая верховных правителей. Если в «шапку», которая пускается по кругу в час опасности или беды, падают не только медные пятаки бедняков, но и бриллианты аристократов, золотые часы, снятые с запястья банкиров. Мобилизационный проект, который медленно и плавно реализуется сегодня в России, должен охватить всех, каждого обложить бременем надвинувшихся на Россию невзгод. Во время Великой Отечественной войны в танках и самолётах сидели дети высокопоставленных представителей партии и правительства. Как и обычные люди, они гибли в контратаках, тонули на подводных лодках, умирали в фашистских концлагерях. Народ должен знать, во имя чего он испытывает невзгоды. Должен знать, что все эти невзгоды делятся поровну. И стоя у станков на оборонных заводах, отрабатывая приёмы спецназа во льдах и пустынях, народ не должен чувствовать, что ему в затылок дышит предательство.

Выбор редакции
25 ноября, 16:37

Беседа Александра Проханова с Евгением Куйвашевым // "Завтра", №46, 21 ноября 2018 года

  • 0

Урал — замковый каменьБеседа главного редактора газеты «Завтра» Александра Проханова с губернатором Свердловской области Евгением Куйвашевым.[Александр Проханов:]— Евгений Владимирович, вы — человек с огромным жизненным опытом. Кем вы только ни перебывали за свою жизнь! Вам знаком физический труд, вы управляли небольшим регионом, потом руководимые вами пространства разрастались. Вы знаете политику, знаете систему власти. А система власти в России — весьма загадочное явление, она не даётся чужаку, пришлому.Вы шли очень сложным путём. И складывается ощущение, что своей судьбой готовили себя к тому, чтобы получить в управление грандиозный, сложный, во многом таинственный регион, имя которому — Урал. Это одна из мощнейших земель современной России. А как вы чувствуете эту таинственную мощь, огромность, эту, с одной стороны, неповоротливость, а с другой — стремительную динамичность региона?[Евгений Куйвашев:]— Действительно, Александр Андреевич, для меня огромная честь и большая ответственность — работать у нас в области, на Урале. И вы абсолютно правильно подметили: здесь огромная энергетика, которая даёт силы людям, придаёт силы региону для его развития. Здесь происходит постоянное движение, всё пребывает в динамике. И, безусловно, та невидимая мощь, энергетика присуща людям, которые здесь живут и работают. Урал — удивительная пассионарная земля, энергия которой тянется к небесам. И я каждый день убеждаюсь в этом. У людей — особый склад ума, своё мировоззрение. Здесь нельзя никого заставить силой сделать что-то, здесь нужна сила убеждения, нужна идея. И когда идеи овладевают людьми, когда ты убеждаешь в значимости того, что необходимо сделать, люди горы свернут.[Александр Проханов:]— Эта земля и берёт, и даёт. А чего больше? Чтобы управлять такой махиной — заводами, лабораториями, институтами — нужно столько тратить! А с другой стороны, ведь силы восполняются?[Евгений Куйвашев:]— Конечно. И, особенно приятно, что люди удивительным образом решают самые сложные задачи. Мы у себя на Урале производим практически всё, что окружает нас, в чём человек испытывает необходимость в своей жизни. И каждый на своём месте, начиная от индивидуального предпринимателя, от маленького завода до крупных гигантов, ставит перед собой задачи, и, как правило, с успехом их решает, добивается результатов. Безусловно, в этом — огромные усилия каждого человека. Но и, конечно, управленческих команд: на заводах, в наших городах, районах и, конечно же, в правительстве области. А когда люди объединены общей идеей, целью, удаётся решать многие задачи. И я, пожалуй, не вспомню какой-то большой поставленной задачи, в том числе и тактического характера, которую бы люди не смогли решить и не добились бы поставленных целей.Так было всегда. Достаточно вспомнить Уральский добровольческий танковый корпус. Когда во время Великой Отечественной войны страна оказалась в тяжелейших условиях военной жизни, когда нужны были усилия, рывок для того, чтобы прогнать фашистов за пределы нашей страны, тогда в январе 1943 года газета "Уральский рабочий" призвала собрать средства на формирование новых боевых частей. И за три месяца был сформирован Уральский добровольческий танковый корпус. Люди отдавали свои сбережения, вносили личные пожертвования, работали сверхурочно для того, чтобы собрать средства и сформировать танковый корпус. И в первый же день его создания было подано свыше 10 тысяч заявлений от граждан, желающих вступить и воевать в этом соединении. И оно дало один из первых боёв в Курской битве, ставшей, как мы знаем, переломной в ходе всей Второй мировой войны. Люди были объединены идеей, объединены бо́льшим, чем то, что их окружало в повседневной жизни. И, на мой взгляд, это во многом показывает суть, характер людей, которые здесь живут и работают.[Александр Проханов:]— Конечно, Урал — это и природа, и недра, и великие заводы, и человеческие отношения. И на Урале есть какая-то загадочная русская тайна. Такое ощущение, что через Урал проходят таинственные синусоиды, таинственные силовые линии русской истории. И достойно осмысления, почему именно здесь, на Урале, завершил свою жизнь последний государь — Николай II. А вместе с ним закончила своё существование романовская империя. Ещё до того, как на Ганиной Яме был построен монастырь, я смотрел в ту щель, в провал, куда бросали изуродованные останки царской семьи: туда, в эту щель кануло всё 300-летнее романовское царство. Туда ушёл и Петербург, и Полтавский бой, и пушкинский "Евгений Онегин", и "Могучая кучка", и все наши победы, и все наши свершения. В этот маленький пролом в земле ушла вся русская история! Ганина яма всосала в себя всю историю.Или, например, на Урале родился Ельцин. Случайность? Конечно, случайность. А может быть, не случайность, потому что ведь именно Ельцин положил конец Красной империи. Его усилиями, его Беловежскими делами завершилась Красная эра. Значит, Урал как бы собрал в себе энергию двух великих цивилизаций — романовской и советской. Здесь они, так или иначе, получили своё завершение, свой финал. Эта тайна уральских гор, уральских недр. Эти магнитные исторические линии вы чувствуете?[Евгений Куйвашев:]— Здесь действительно особая энергетика, которой питаются талантливые люди. У нас потрясающий слой научных деятелей, художников, писателей, поэтов. Здесь особые люди, потому здесь необходим особый подход к жизни, к управлению. И это ко многому обязывает.[Александр Проханов:]— Но Урал очень важен для государства Российского не только тем, что он куёт оружие, оборону, в трудную минуту подставляет стране свой Уральский хребет, свою спину, а именно тем, что здесь каким-то образом сходятся сами судьбы государства Российского. Этот вопрос не разгадать ни в беседе, ни в практике, здесь нужен то ли мистик, то ли какой-то проникновенный человек, который мог бы священную роль Урала в судьбах государства Российского разгадать. Иногда страшно становится от огромности Урала. Урал — замковый камень государства Российского. Здесь в этом году прошёл грандиозный крестный ход. И человеческий наплыв на кровавую тропу от Ипатьевского дома до Ганиной Ямы — это тоже великое таинство.[Евгений Куйвашев:]— Безусловно. Собралось более 100 тысяч человек, и патриарх Московский и всея Руси Кирилл возглавил этот крестный ход. Я сам прошел весь путь — прямо за Святейшим: шли больше четырёх часов без остановки. И дело даже не в монархической идее, хотя наверняка в этом крестном ходе были люди, которые придерживаются монархических убеждений. Но верующие люди собрались для того, чтобы, во-первых, не забывать того, что произошло 100 лет назад, чтобы такого больше не происходило. Каждый на этом долгом пути думал о своём. Но я уверен, что все те, кто принимал участие в крестном ходе, хотели, чтобы не было больше подобных трагедий в нашей истории.И во многом это заслуга нашей Церкви, что она нашла слова, которые необходимы людям, чтобы побудить их сплотиться на этом крестном пути. Безусловно, нет никакого оправдания тому, что произошло. Но наша общая задача, и моя в частности, не допустить, чтобы такое происходило в дальнейшем.[Александр Проханов:]— И есть какой-то парадокс, который для меня до сих пор неразрешим, как, думаю, и для большинства наших людей. С одной стороны, совершено злодеяние. Даже самые яростные коммунисты понимают, что уничтожение этих принцесс, детей, женщин, семьи — это чудовищное злодеяние. И это злодеяние отбрасывает чёрную тень на весь последующий период истории. Но, с другой стороны, последующий период истории и создал великий советский индустриальный Урал: эти заводы, этот взлёт цивилизации. И как одно с другим совместить? То ли это проклятый период, то ли это великий период, то ли это и проклятый, и великий период? Я даю себе такой ответ: это злодеяние, после которого царь был наречён святым. И он, царь‑святой, не требовал возмездия и проклятия, а требовал, наоборот, прощения и благословения. Потому что мы-то, земные, можем требовать мести, а святые не могут быть наполнены местью. И поэтому эти мученики, включая царя, смотрели на последующую жизнь государства Российского с благоговением и молитвой, то есть стремились взрастить здесь новую живую силу.[Евгений Куйвашев:]— Вы правы: здесь такое огромное смешение и чувств, и деяний! И та энергетика, которая образовалась благодаря этому смешению, должна быть направлена именно для развития. В этом, наверное, и кроется ответ, почему мы такие неспокойные, почему всегда двигаемся вперёд, почему здесь у нас своеобразная политическая культура. Безусловно, всё это даёт движение, даёт возможность не застаиваться и постоянно быть в поиске новых проектов, новых идей. И это касается абсолютно всех: не только меня как губернатора, но и подавляющего большинства граждан, которые здесь живут именно так. Уральцы — трудолюбивый народ. И вы правильно отметили: всё то, что здесь происходило, даёт силу, энергию для движения вперед, и каждый для себя черпает уроки из происходящего.[Александр Проханов:]— Урал переживал несколько периодов освоения или становления. Демидовский, строгановский период, когда сюда пришла промышленная элита петровской, екатерининской России. Это первые заводы, первые домны, рудники. Потом советский период Урала. Это и предвоенный этап, когда шло бурное строительство оборонных заводов. И когда началась война, сюда перекочевало огромное количество заводов. В истории Урала — это мощнейший период. Затем период, который называют застоем, хотя это никакой не застой. Это было ровное, плавное наращивание возможностей, создание новых типов оружия — новый этап уральской цивилизации. Далее — крах Советской Родины и здесь — уничтожение заводов. Я езжу по Уралу и до сих пор вижу пустыри, где прежде были великолепные заводы. И целый период после 90-х — воссоздание этой цивилизации. Сколько энергии было потрачено, какие подвиги совершали, особенно советские старики, которые сберегли технологию, падали в голодном обмороке, но не оставляли цеха! И сейчас всё это задышало, задвигалось, зазвенело. А какой следующий период ожидает Урал? Предстоит ли какой-то рывок? Просматривается он или нет?[Евгений Куйвашев:]— Вы верно описали то, что было. Ещё 20 лет назад здесь сложно было представить, что можно достичь такого уровня в промышленности, в развитии социальной сферы, который видим сегодня. Я прекрасно помню, какая была безысходность не только на Урале, но и везде. А сегодня мы уверенно стоим на платформе развития, и я убеждён, что и Свердловскую область, и весь Урал, и страну в целом ждёт серьёзный рывок технологического развития, социальной сферы. И уже сегодня, если говорить сухим языком цифр, наблюдается неплохая динамика в развитии нашего промышленного сектора — не только оборонных предприятий, но и гражданских, высокотехнологичных отраслей. Сегодня молодое поколение учёных готово совершить тот самый рывок. Это не пустые слова: общаясь с научным сообществом, со студентами, с людьми в трудовых коллективах на заводах, можно убедиться — всё готово для того, чтобы Урал совершил рывок. Где-то этот рывок уже начался. Где-то мы предпринимаем попытки для того, чтобы сдвинуть ту или иную отрасль, то или иное направление в развитии. Но сегодня люди — наш самый главный потенциал — готовы совершить тот самый рывок. И я нисколько не сомневаюсь в наших людях, в их стремлении и способности этот рывок совершить.[Александр Проханов:]— А что это будет? Старые предприятия попросту перейдут на новый технологический уклад, или появится цифровая тема?[Евгений Куйвашев:]— Надо сказать, что старые предприятия переходят на новый технологический уклад уже сейчас. И речь идёт не только о совершенствовании и модернизации существующих промышленных предприятий. Речь — о новых отраслях. Мы ежегодно сдаём десятки совершенно новых по своим подходам к производству предприятий. Кто бы подумал ещё 10 лет назад, что у нас на Урале появится своя авиационная промышленность? Сегодня она есть. И это серьёзный кластер, который бурно развивается.[Александр Проханов:]— А что вы строите?[Евгений Куйвашев:]— Во-первых, мы скоро будем сдавать завод по производству гражданских самолётов L-410. В особой экономической зоне "Титановая долина" одним из крупнейших мировых авиастроителей введён в строй самый большой в мире завод по обработке металлоконструкций и изделий из титана. Вокруг титанового производства, вокруг производства самолётов развивается целый авиастроительный кластер, авиационная отрасль. Ещё несколько лет назад никто об этом и не думал. Во-вторых, мы ставим себе задачу внедрять цифровые технологии во все сферы нашей жизни — речь идёт об "умном регионе". Это предполагает внедрение самых передовых технологий для организации жизни, производства, нашей повседневной работы. Это огромная задача, которую необходимо реализовывать. И не только внедрять технологии. Мы должны быть готовы и сами постоянно чему-то новому обучаться. Только это способно обеспечить рывок.У нас сегодня происходит полный цикл производства инсулина, выпускаем антибиотики. Прекрасная линейка лекарственных препаратов разработана и реализована нашими российскими учёными. Совершенно новые отрасли для нашего региона! И это всё внедрено за 20 лет. Огромный кластер развития связан с нашими предприятиями атомной промышленности. Мы всерьёз задумались и начали реализовывать программу создания ядерного медицинского центра. Практически все высокотехнологичные отрасли развиваются и реализуются здесь, у нас.[Александр Проханов:]— Я был на Ямале, и когда говорил с губернатором Дмитрием Артюховым, видел, как он погружён в гигантский инфраструктурный проект — в создание коммуникаций, в соединение железных дорог и их выход к океану — в Сабетту, в создание порта Северного морского пути. И такое ощущение, что там совершается очередной этап в освоении планеты. А здесь есть крупные проекты, которые могут заворожить? Проект "Северный Урал" реализуется?[Евгений Куйвашев:]— Да. Более того, те проекты, которые реализуются на Ямале, напрямую касаются и нас. Я прекрасно знаю проект Северного широтного хода, область участвует в нём. Мы думаем (уже даже просчитывали с нашими экономистами и транспортниками) о создании ещё одного транспортного коридора — меридионального: соединение по хребту Урала, в направлении как раз к той части, где строят порт Сабетта. Создание транспортного логистического хаба, можно сказать, мирового уровня, влечёт за собой огромные возможности развития. Всё это имеет под собой серьёзные экономические выкладки, и мы уже сегодня этим вплотную занимаемся.Поскольку мы находимся в самом центре нашей страны, наши логистические центры, наши хабы развиваются очень стремительно. Мы являемся мостом между Европой и Азией, и любая транспортная логистика из Европы на Дальний Восток, в Азию, так или иначе, идёт через Урал. У нас многоаспектные хорошие отношения с нашими китайскими партнёрами, да и не только с китайскими. Мы занимаемся созданием мощнейшего транспортного логистического центра, и этот проект, поверьте, не менее значим, чем Северный широтный ход.[Александр Проханов:]— Если смотреть на Урал, то увидишь: он зарождается где-то в астраханских пустынях, потом медленно возвышается через Челябинск, проходит среднюю зону, доходит до океана, ныряет под воду, там где-то под водой копошится, затем выныривает в виде Новой Земли, потом опять ныряет под воду… И, по сути, вы владеете Полюсом. И если юристы будут разбираться и смотреть пути, шельфы, делить Арктику, по существу, Урал своим подводным хребтом даёт нам право претендовать на Северный полюс. Поэтому вы одновременно — Урал Аркаима и Верхотурья, а также Урал Северного полюса.Я думал, какую бы найти метафору для Урала. Что Урал отличает от других наших земель? Ясно, что всё отличает. Но что в нём главное? Я был на форуме в Сочи. Это место для отдыха, для празднования, там казино роскошные, люди в санаториях отдыхают, в море купаются. Или Калининград — это пограничный регион, очень сложный, оторванный. А что для Урала наиболее характерно? Я подумал, что метафорой Урала является труд.[Евгений Куйвашев:]— Верно. У нас очень трудолюбивые люди.[Александр Проханов:]— В советское безбожное время место Бога занял труд. "Владыкой мира будет труд!" И труд был почитаем как вероисповедание. Фигуры сталеваров, шахтёров, учёных, колхозниц возводили, словно античных греческих богов. А сейчас труд у нас в стране ушёл на задний план. На первом — деньги, экономика, престижность. Мне кажется, что сегодняшний Урал, который пережил период восстановления народного хозяйства, мог бы сформулировать общенациональную идеологию труда.Евгений Владимирович, а есть на Урале такие философы, которые не только бы строили танки и атомные электростанции, а сформулировали бы эту огромную, важную для страны доктрину — доктрину труда?[Евгений Куйвашев:]— Конечно, есть. И не только философы: у нас достаточно мощное профсоюзное движение, которое создано не по чьей-либо указке, и это — целая философия труда. У нас множество других общественных объединений, которые не просто говорят о том, что необходимо сделать для защиты человека труда, а реально его защищают и отстаивают права. И, безусловно, ничто не мешает трудиться и верить в Бога, ничто не мешает трудиться, зарабатывая средства на жизнь семьи. И такое мировоззрение на Урале нормально, здесь ненормально думать и относиться к труду иначе.[Александр Проханов:]— Но профсоюзы вряд ли сумеют сформулировать философию труда.[Евгений Куйвашев:]— Согласен, но я говорю о том, что здесь есть и люди, которые способны на эту тему рассуждать, формулировать концепции. И есть общественные движения, умеющие сплотить трудящихся людей. И здесь, на Урале, действительно очень важно, престижно трудиться, здесь непрестижно не трудиться и ничего не делать![Александр Проханов:]— Мне кажется, что рывку, о котором мы говорим, может предшествовать формулирование новой философии для сегодняшней России. Мы Россию опять возродили из праха — трудами. А ведь, если говорить о религиозном наполнении этого термина, то сказано: "Царствие Небесное усилиями даётся". Или, другими словами, "Царствие Небесное трудами даётся". То есть мы трудимся, не только создавая материальные ценности. Мы трудами создали государство, трудами строим нашу историю. Вся наша история — непрерывный огромный труд. И сформулировать труд как священную, божественную категорию можно в основном на Урале! В Сочи её не сформулируешь…[Евгений Куйвашев:]— Там люди тоже трудятся, но в других отраслях, в сфере услуг. На Урале люди приучены трудиться руками, изобретать, внедрять. И здесь огромное количество компетенций у людей, в том числе и научных, технических. И всё вокруг — та самая энергетика, с чего мы с вами начинали разговор, — позволяет нам говорить о труде как главной метафоре Урала.[Александр Проханов:]— Сейчас идёт сражение за месторасположение выставки "ЭКСПО-2025". Екатеринбург участвует в конкурсе на право проведения этой выставки. Расскажите об этой задаче, этих трудах. Ведь, конечно, ЭКСПО в Екатеринбурге — это было бы грандиозное событие.[Евгений Куйвашев:]— У нас и конкуренты сильные. Это Осака (Япония), Баку (Азербайджан). Нам выпала честь представлять Россию в конкурентной борьбе за право проведения. Сейчас идёт планомерная работа по продвижению нашего города. Тема нашей заявки — "Преобразуя мир: инновации и лучшая жизнь для будущих поколений".[Александр Проханов:]— Чем вы пленяете экспертную комиссию, какими аргументами?[Евгений Куйвашев:]— Самый главный аргумент, конечно же, — это наша тема. И второй, не менее важный — то, что мы хотим устранить историческую несправедливость. Дело в том, что Россия принимает активное участие в выставочном движении уже 160 лет. Наши павильоны, достижения, российские разработки всегда удостаивались самых высоких наград международного выставочного сообщества. И павильон, который был в Париже в 1900 году, находится здесь, в музее, он полностью выполнен из каслинского литья, и тоже завоевал все возможные титулы. А вот самой выставки в России ещё никогда не было. В Японии же выставка была несколько раз. Мы рассказываем о преимуществах нашей заявки. Наши коллеги, надо сказать, проделали огромную работу, подготовив заявочную книгу. Мы зарезервировали самый большой участок из всех городов-кандидатов на право проведения — 555 гектаров на берегу Верх-Исетского пруда. Это живописнейшее место в Екатеринбурге. По идеологии создания "Экспо-парк" будет со всех сторон "умным проектом". На основе смарт-технологий предполагается управление жилыми домами, социальной сферой, внедрение беспилотных технологий. Наш проект предусматривает создание биологического парка. Безусловно, предполагается внедрение самых передовых технологий в организации как городской жизни, так и в ведении бизнеса. И после проведения выставки мы получаем самое лучшее наследие — научно-образовательный центр, центр международного общения. Это даст толчок к развитию научного, культурного, гуманитарного и политического диалога со всеми.[Александр Проханов:]— Перед войной была Всемирная выставка в Париже. И там два павильона стояли один против другого: фашистский немецкий и советский. У фашистского символом был огромный орёл из нержавеющей стали. Он держал какой-то венок, свастику. А с другой стороны стояла скульптура Мухиной "Рабочий и колхозница". И, по существу, этот памятник для Всемирной выставки стал лучшим памятником всей русской скульптуры всех веков. Когда я проезжаю мимо этой скульптуры, рабочий и колхозница стоят, как два серебряных ангела.И я подумал, что если Бог даст, и в Екатеринбурге будет проходить ЭКСПО, а ЭКСПО всегда нуждается в символах, это же не просто выставка товаров, это символизм, то Россия могла бы предложить миру как символ категорию труда, причём труда божественного, а не чистогана и Золотого тельца. И если б появилась новая Вера Мухина и создала символическую скульптуру, связанную с трудом, тогда продолжилась бы ваша традиция.[Евгений Куйвашев:]— Не представляете, Александр Андреевич, сколько идей рождается вокруг выставки! И я должен сказать, что мы, несмотря ни на что, будем реализовывать то, что задумали. У нас есть энергетика, есть идеи, как всё задуманное реализовать. И мы при любых условиях будем воплощать намеченные планы.[Александр Проханов:]— Если будет удача, приглашайте меня. И спасибо, Евгений Владимирович, за оказанное внимание.[Евгений Куйвашев:]— Обязательно пригласим, Александр Андреевич. Спасибо и вам.