Источник
Александр Проханов, писатель и журналист - LiveJournal.com
27 июля, 01:03

Александр Проханов // "Завтра", №30, 27 июля 2017 года

  • 0

Три тупика20 июля состоялась дискуссия бывшего министра обороны самопровозглашенной Донецкой народной республики (ДНР), лидера движения "Новороссия" Игоря Стрелкова (Гиркина) с лидером антипутинской оппозиции Алексеем Навальным. Дискуссия транслировалась агентством Reuters, медиа-холдингом "Дождь", интернет-каналом "Рой-ТВ" и личным YouTube-каналом Навального, став заметным не только медийным, но и политическим событием.Интерес общества к такой злободневной проблеме, как коррупция, — грандиозен. И на данных дебатах мы услышали подходы к этой теме на том уровне, который отсутствует в государственных институтах и СМИ. Разговоры о борьбе с коррупцией, что ведутся в парламенте, на официальных телеканалах выглядят убого и неполноценно. А в дискуссии Навального и Стрелкова мы услышали мощные соображения по этой проблеме.Сами дебаты, диалог двух очень сильных людей — событие абсолютно неожиданное для российского общества. В официальном политическом поле полемики подобного рода не происходит. В непрерывных ток-шоу на телеканалах идёт забалтывание всевозможных тем. А огромное количество проблем и вовсе остаётся за пределами эфиров, да и сами транслируемые подходы ущербны. Из телевизионной сетки почти исчезла программа Владимира Соловьёва "Поединок", в ходе которой у двух оппонентов на протяжении значительного промежутка времени есть возможность высказывать свои суждения и вести концептуальный спор. Даже на "Эхе Москвы", которое кичится своим свободомыслием, таких дискуссий нет. В так называемом "Особом мнении" гость программы, будь он либерал или патриот, сталкивается с мелкотравчатыми ведущими, которые не дискутируют, а лишь мешают говорить.Здесь Навальный продемонстрировал себя как абсолютный либерал. Для него вопрос денег, благосостояния, достатка является главным, а может быть, и единственным. Он равнодушен к таким сложным категориям русского сознания, русской политической мысли, как народ, метаистория, русское мессианство, тайна русского государства. Навальный занимается только повтором либеральных постулатов: конкуренция, независимые суды, свободные выборы и т.п.Чего не скажешь о Стрелкове. Он, безусловно, — государственник-националист или даже государственник-империалист. Стрелков неравнодушен к той непростой и возвышенной тематике, с которой сталкивается политик, намеревающийся возглавить такую страну, как Россия. Ведь, желая взять власть в России, нельзя игнорировать такие категории, как русская тайна и русская мечта.Но меня разочаровало в дискуссии то, что, хотя и были представлены две модели, не было показано, как их можно осуществить. А ведь самое главное — технология реализации этих моделей. Если Навальный думает, что он победит на выборах, состязаясь с Путиным, — то это смехотворно. Если Стрелков полагает, что его идеал русской государственности будет достигнут через конституционные процедуры, — это наивно. Или речь пойдёт о "революции снизу", а не о "революции сверху", о которой мечтал Стрелков. Но революционные процессы, которые очень вероятны, искривят все проекты. Революция идёт в одном направлении, а заканчивается совсем в ином ландшафте. И все модели, о которых говорили участники данной дискуссии, в результате революционной стихии могут быть биты и возникнет другая, куда более чудовищная модель, чем та, в которой мы живём. Ведь и сама власть зашла в тупик своего развития, подавшись в грубый меркантилизм.И после этой дискуссии у меня возникло ощущение, что я увидел три тупика: стрелковский, навальновский и кремлёвский.

27 июля, 01:02

Александр Проханов // "Завтра", №30, 27 июля 2017 года

  • 0

Офицеру, художнику и другупамяти Владимира Васильевича КарповаВладимиру Васильевичу, Царствие ему Небесное, 28 июля могло бы исполниться 95 лет. И он вполне мог бы сегодня находиться среди нас. Очаровательный элегантный человек, красавец, умница, наделённый талантом художника и исследователя. Трудно было поверить, что этот человек во время войны столько раз пробирался за линию фронта, надрезая кусачками колючую проволоку. В немецких тылах врывался в блиндажи и окопы, брал языков и волок на себе под вспышками осветительных ракет и шквальным пулемётным огнём. Карпов — герой. И потому, что на груди его сияет Золотая Звезда, и по сути своей, по природе он — герой. Он изведал всю тяжесть предвоенной тюрьмы, куда попал, когда, оскорблённый хамским поведением старшего офицера, ударил того кулаком. А кулак этот был кулаком чемпиона по боксу. И потом всю жизнь, будучи мягким и изящным, бил кулаком туда, откуда раздавалась хула в адрес его родины, в адрес родной советской культуры.Он говорил мне, что был командиром полка в отдалённом туркменском гарнизоне Кизыл-Арвате, в той "дыре", куда в своё время ссылали провинившихся офицеров, и там они спивались или играли в "русскую рулетку". Мне довелось побывать в Кизыл-Арвате. Действительно, это гарнизон среди чёрной горячей пустыни, почти безводной, солёной, куда воду завозили цистернами. И когда я был в этом гарнизоне, отправляясь с полком в пустыню на манёвры, я вспоминал рассказы Владимира Васильевича о его гарнизонной службе.Лично я обязан Владимиру Васильевичу очень многим. Он печатал мои романы в журнале "Новый мир", когда волею судеб стал там главным редактором, и куда мне был заказан путь во времена предшествующих ему главных редакторов, будь то Твардовский или Залыгин.А когда на последнем советском писательском съезде председатель Союза писателей Георгий Мокеевич Марков, выйдя на трибуну, стал зачитывать свой доклад, ему стало худо: он там же, на трибуне, перенёс инсульт. Его увели из зала, а недочитанный доклад остался лежать на трибуне. Тогда Владимир Васильевич занял место на трибуне и дочитал доклад. И было ясно, что он стал председателем Союза писателей.Как и многие в ту пору, поначалу он был обольщён перестройкой, обольщён Горбачёвым. Но очень скоро понял весь трагизм случившегося. И мои разговоры с ним показывали, как горько и мучительно он переживал беду родины. Тогда перестройщики-либералы одну за другой захватывали газеты, телевизионные каналы, захватили и мою любимую "Литературную газету", в которой я спецкором работал многие годы, отправляясь в горячие точки. Газета стала гнездовьем демократов, она открыла огонь по всем, кто являл собой пример служения Советскому Союзу. Многие патриотические писатели были изгнаны со страниц "Литературной газеты", там появлялись только едкие антисоветские ненавистнические материалы. И тогда у Карпова возникла идея создать другую газету — для писателей, исповедующих государственный русский патриотический символ веры. Он пригласил меня к себе и предложил стать главным редактором этой газеты. И согласился со мной, что газета будет называться "День". Мы создали с ним эту газету. И он утвердил её незадолго до того, как ушёл из Союза писателей.Вместе с ним мы ездили в воюющую Чечню. Летели на вертолёте над чёрными, без единого огонька, пространствами. В сёлах, кишлаках не было света, и пылали красные факелы взорванных нефтепроводов. Мы стояли на вертолётной площадке, над нами, рассекая звёздное небо, крутились лопасти огромного транспортного вертолёта, Владимир Васильевич отозвал меня в сторону, чтобы не мешал шум винтов, и сказал: "А почему бы тебе не использовать эстетику твоих едких передовиц в твоих романах, в твоей прозе?". Я внял его совету, и благодаря этому появилось несколько моих ядовитых босхианских романов — таких, как "Политолог" или "Теплоход Иосиф Бродский". Столько раз мы беседовали с Владимиром Васильевичем, столько раз участвовали в застольях! Столько раз я слушал его умные, вкрадчивые речи, читал и перечитывал его романы, особенно роман "Полководец"!Он, пострадавший в дни сталинских репрессий, был сталинистом, потому что он был победителем, был героем страны-победительницы и связывал триумф советской русской победы с триумфом Иосифа Сталина. Он ушёл. Остались его книги, осталась память о нём. Осталось в памяти его благородное красивое лицо, над которым были не властны ни годы, ни хворь.Как нам вас не хватает, дорогой Владимир Васильевич!

27 июля, 01:01

Александр Проханов // "Завтра", №30, 27 июля 2017 года

  • 0

Воля или безволиеЖурналисты во всём мире гадают, о чём во время "двадцатки" переговаривались Путин и Трамп. Поскольку содержание разговора остаётся неизвестным, журналистам приходится описывать их рукопожатия, манеру говорить, выражение глаз, то, как сидел в своём кресле Трамп, и как иронично или, наоборот, сочувственно смотрел на него Путин. Оставив сущностное содержание беседы закрытым, журналистам бросили незначительные куски, на которые те жадно набросились. Но можно догадываться, о чём говорили Путин и Трамп, в чём суть их тайной договорённости, в чем её необходимость.И против Трампа, и против Путина действует одна и та же мощная интернациональная либеральная рать, которая стремится срезать Трампа в Америке, а Путина — в России. Эта рать, хотя и говорит на разных языках, по существу едина. Она наполнена одной и той же энергией, питается одними и теми же деньгами, одним и тем же неприятием к государству как таковому. И американские, и российские либералы очень опасны. И неизвестно, чем кончится их столкновение с действующей властью. Поэтому Путин и Трамп, встречаясь на полях "двадцатки", могли договариваться о неявной взаимной помощи. Путин готов помогать Трампу, не реагируя на его антироссийские высказывания, которые являются бутафорией, заслоняющей Трампа от свирепых демократов. Потому Россия столь сдержана, порой даже труслива по отношению к нападкам Трампа.Путин же получает от Трампа обещания не поддерживать, не спонсировать либеральные антикремлёвские силы. Эта неявная договорённость прослеживается сквозь политические укоризны, которыми обмениваются Москва и Вашингтон.И одновременно мы видим, как торжествует принцип, провозглашённый ещё Мао Цзэдуном: остриё на остриё. Ещё недавно весь мир с содроганием наблюдал за приближением американских авианосцев к берегам Северной Кореи. Десятки самолётов, находящихся на борту авианосца, готовы были взлететь и нанести ядерные удары по ракетным и атомным объектам КНДР. Какая страшная риторика звучала! Как демонизировался Ким Чен Ын! Как громыхали, обличая северокорейский строй и предрекая его близкую кончину, репродукторы Южной Кореи, установленные на границе с Северной Кореей в районе 38-й параллели! Но стоило северокорейцам проявить волю, мужество и осуществить запуск очередной серии баллистических ракет, как Южная Корея, сдалась, сникла и побежала к Ким Чен Ыну договариваться. Южная Корея отступила в этой лобовой атаке. Вместе с Южной Кореей потерпела поражение Америка — все эти грозные авианосцы, все неисчислимые атомные силы. Вот что делает воля в политике! Политическая воля оказывается мощнее армий и сильнее банковского капитала.В сегодняшней России действуют две силы, исключающие одна другую. Одна, которой управляет Путин и которая одобряется большинством российского населения, — это ставка на усиление Родины, на укрепление Российского государства, на возвращение России былого величия, достоинства, былого места среди других цивилизаций. Вторая сила, которая очень плотно припала к власти, облепила Кремль, как пиявки впиваются в полнокровное тело — это олигархический строй. Ему наплевать на русское величие, Россия ему нужна как добыча, Эта сила, как заявил Чубайс, уверенно, что в мире правят не моральные ценности, а интересы. И он, Чубайс, с его предшественником Гайдаром и безвременно ушедшим Немцовым, демонстрировали превосходство экономических, материальных, земных денежных интересов над моралью, над этикой, над русской философией и историей, над всеми категориями высшего русского сознания, которые позволяли России не склонятся, выстоять среди чудовищных атак враждебного ей мира.Две эти тенденции — тенденция на усиление России и тенденция на её ослабление — каждый день показывают их несовместимость. Олигархи демонстрируют своё господство в российском обществе, свою ненаказуемость, позиционируют себя как сверхлюдей. Чего стоит Полонский, который, будучи совершенно очевидным преступником, избежал наказания и с хохотом покинул здание суда, оставив всё российское общество в недоумении, шоке и тоске?! Гражданам ещё и ещё раз продемонстрировали безнаказанность миллиардеров.Чего стоит просьба правозащитницы Людмилы Алексеевой к президенту помиловать убийцу и бандита, организатора терактов, на руках которого кровь десятков людей, бывшего сенатора, сбежавшего с наворованными миллионами в Швейцарию, откуда он был выманен нашими спецслужбами? Она не попросила за несчастного инвалида, брошенного в тюрьму по обвинению в краже мопеда, не просит за Удальцова и Квачкова, находящегося в колонии. Какая гадость эта ваша "заливная" Люда!Чего стоят непрекращающиеся так называемые прокурорские скандалы, и очередной — на Кубани, в Краснодарском крае, где свадьба судейской дочки обошлась в несколько миллионов долларов. Туда слетелась наша музыкальная челядь, обслуживая, ублажая своим пением эту свадьбу, на которую были брошены деньги, добытые тяжёлым трудом на полях Кубани. Этот казус показал абсолютную уродливость и чудовищность нашей действительности. Мы говорим о возрождении казачества, а казачество не ограничивается только формой, эполетами и георгиевскими крестами. Оно хочет возродить свой казачий уклад, казачье подворье, казачью земельную собственность, казачье ощущение родной степи, родного хлеба. Но большинству казаков достаются одни только нагайки и фуражки с околышами, крохотные земельные наделы. А огромные пространства хлебных полей скуплены на криминально нажитые деньги олигархами-латифундистами.Власть неравномерно делит свои симпатии между разными слоями нашего общества, между либералами и патриотами. С одной стороны, опора нынешней власти — это патриотическое сознание, это большинство, народа, терпеливое, вменяемое, трудолюбивое, верящее в русское грядущее, в русскую победную звезду. С другой стороны — чванливое лукавое, капризное вероломное либеральное меньшинство, которое для власти не представляет прямой опасности, но с которой власть связана своим рождением во времена перестройки и проклятых девяностых годов.Патриотам, в том числе — и газете "Завтра", не спускают любой просчёт. любую неосторожность. Всякая, самая малая оговорка, сделанная журналистами газеты "Завтра", её авторами, преследуется Роскомнадзором. Газету замучили штрафами, абсолютно неправомерными и несправедливыми. Газета, борясь с русофобами, осуждая их, давая отпор, указывает, какие приёмы, какие словеса те употребляют в поношении, унижении нашей Родины. И за это нас карают, накладывают огромные штрафы. В то время как сами русофобы на страницах своих газет, на сайтах, на телеэкранах, на радиостанциях позволяют себе чудовищные изречения, но остаются безнаказанными и продолжают каждый день лить страшную хулу на русских, на наше государство, историю, на нашего президента.Конечно, отвратительно выглядит обливание зелёнкой представителей либеральной мысли, когда неприятного патриотам либерала мажут нечистотами, травмируют. Недопустимо недавнее нападение на Юлию Латынину, дом которой уже в который раз облили нечистотами, нанеся ей моральный и физический урон. Но ненависть, что брызжет из передач Латыниной, отвратительное русофобство, которым она руководствуется в передачах, таковы, что порождают ответную ненависть. И ненависть в обществе разрастается.Когда мы слышим лицемерные жалобы либералов, что в России культивируют вражду, которая может привести нас к гражданской войне, нужно вспомнить, кто начал поход ненависти? Кто начал во времена перестройки хулу в отношении всего советского, всего русского, всего государственного? Это были либералы, те демоны перестройки, которые не оставляли камня на камне ни от одной государственной и советской ценности, а вместе с ними уничижали и оскорбляли всех тех, кто выступил против Горбачёва и развала Советского Союза. Мы слишком хорошо помним эти времена, и на нас не зажили те рубцы. Если сегодняшние либералы страшатся разрастания ненависти, пускай они перекроют вентили, которые питают их собственные радиостанции и газеты страшным для общественного развития ядом.Что может объединить наше расползающееся общество? Что может соединить эти два берега русской общественной жизни, которые отдаляются один от другого, оставляя между собой зияющую пропасть? Не силовые приёмы власти. Не юридические ухищрения. Не призывы гуманистов прекратить вражду и остановить возгонку ненависти. Распадающийся русский мир может соединить только одно — развитие. То долгожданное развитие, которое недопустимым образом задерживается, обрекая Россию на неподвижность и стагнацию. Только стремительное развитие может вовлечь в этот поток и левых, и правых, и монархистов, и атеистов, и либералов, и носителей высокой государственности.Магнит, когда он прикладывается к хаотически, разбросанным по столу железным кристаллам, выстраивает эти кристаллы, упорядочивает их. Пускай магнит русского развития выстроит нас в динамичную великую державу, способную выдержать удар грядущих, направленных на Россию, напастей.Свобода лучше, чем несвобода. Воля лучше, чем безволие. Подвижник лучше, чем вор. Мы — за Россию без Навального и Абрамовича!

22 июля, 09:22

Александр Проханов // "Завтра", №29, 20 июля 2017 года

  • 0

Час русофобаПорой среди ясного неба собираются тучки, их становится всё больше, они темнеют, сливаются в большую тёмную тучу. Ещё светит солнце, но уже рокочут дальние громы, блещут зарницы, и недалёк тот час, когда эта туча надвинется, заполонит всё небо, и из неё посыплются злые трескучие молнии. Так и в современной политике: тёмная протестная туча движется по летнему небу, приближаясь к Кремлю, и с первым осенним листом ударят ядовитые молнии.Навальный перестаёт быть просто политиком, просто протестным лидером. Он становится явлением, которое растекается по поверхности русской политической жизни, как пятно жира по поверхности воды. Заработала технология, небывалая в прежние времена, когда на площади и улицы под дубины Росгвардии и полиции выводятся дети. Политические педофилы используют детей как орудие против кремлёвских законов и порядков, надеясь, что ударами этих дубин будут разбиты две-три детские головы и на мостовых появится детская кровь. И горе тем полицейским, тем государственным политикам, при которых эта кровь прольётся.Поразительно оживились геи, это таинственное племя, которое, являясь меньшинством, рвётся господствовать в культуре, в политике, в общественной жизни. Прикрываясь либеральными установками, декларирующими свободу всем малым и слабым, эти люди стремятся к диктатуре, к подавлению нормального большинства, и их неустанная деятельность приводит к успеху: они проникают в коридоры власти, начинают доминировать в кино и театрах, влияют на молодёжную моду.Чего стоит недавний скандал в Чечне, когда правозащитники стали искать гомосексуалистов в чеченских тейпах, порождая в чеченском народе чувство омерзения, ужаса и яростного протеста.А бесконечные театральные постановки, которые ставят геи о геях, где геи являются мучениками и святыми, выступают носителями высшей морали и ценностей! А скандал в Большом! Когда на сцене императорского академического театра, среди золочёных лож, в которых сидели цари и вожди, появляется обнажённый танцор с гипертрофированными признаками своих половых извращений. И всё для того, чтобы показать беспомощному и одураченному большинству, кто хозяин в театре, хозяин в искусстве, кто законодатель эстетических норм.А серебренниковские кинофильмы и пьесы, гоголь-центры, где один педераст ставит пьесу другого, и зал, наполненный педерастическими критиками, аплодирует! Этим инфернальным искусством убивают русскую традицию, традицию мировую.Небывало активизировались русофобы. В прошлые времена книга Игоря Ростиславовича Шафаревича казалась экзотической малостью, и явление русофобии было опасной, но незначительной аномалией. Теперь русофобия стала мощным тараном, который днями и ночами бьёт по русскому сознанию, по русским символам, по русским традициям и устоям. Один из русофобов открыто на ведущей радиостанции заявляет, что ему хорошо и сладко только в компании русофобов… И этот "король русофобов" безбоязненно и вызывающе ведёт за собой целые толпы придворных и слуг.Бранить Россию, бранить её императоров, её вождей, её монахов, её праведников, поэтов, бранить русскую архитектуру, русскую историю, литературу, русскую живопись, хохотать над самим словом "русский" — стало хорошим тоном. И этот "хороший тон" не карается властью, не изгоняется со страниц газет, из фейсбучных текстов.Всё это вместе взятое сливается в нарастающую грозную силу, за которой стоит не только отечественный русофоб. Он подкрепляется, поддерживается европейским, американским, мировым русофобом и служит одному — срезу сегодняшнего государства Российского.А что государство? Что оно может противопоставить напору враждебных сил? Конечно, отряды Росгвардии. Конечно, поиски на фейсбучных страницах экстремистов и злоязыких националистов. Конечно, введение в уголовный и гражданский кодексы всё новых и новых уложений, запретов. Но при этом власть оставляет открытыми для ударов самые уязвимые, самые незащищённые места в своём государственном теле. Это отсутствие долгожданного развития. Это гнетущая несправедливость. Это воровство и коррупция — та тёмная сила, которая проникла во все сферы государственного управления и демонстрирует свою безнаказанность.Мы, патриоты, отвергаем Навального, который использует войну с коррупцией, чтобы повести за собой миллионы негодующих россиян. Но как нам быть в нашей борьбе, когда на глазах у всех коррупционер и вор Полонский, хулиган и бесстыдник, обманувший множество людей, выходит на свободу и нагло обещает и дальше творить своё дело? Хохочет над судьями и обворованными людьми. Что позволило ему, виновному, выйти, а не остаться за решёткой? Неужели его миллиарды, которые он скопил, ограбив несчастных дольщиков?И почему русофобы могут вещать с телевизионных каналов, радиостанций, которые субсидируются государством? Почему в фонд Навального, помимо прочих неведомых нам финансовых вливаний, идут деньги олигархов, которые отчисляют ему миллионы только потому, что люто ненавидят кремлёвскую власть за Крым, за Донбасс, за нарастание в русском народе чувства собственного достоинства и самосознания?Народ, несмотря на все вывихи и переломы внутренней русской политики, продолжает поддерживать власть, потому что знает, как страшно будет в России, если эта власть падёт и на смену ей придёт та беспощадная ядовитая тьма, которая сожрала Советский Союз. Ведь все те, кто ломал хребет красному государству, кто глумился над нашими ценностями, над победой, над мучениками и героями, — никуда не делись, они здесь и продолжают своё страшное дело. Чего стоят их заявления о том, что в случае своей победы они не допустят просчётов прежних эпох, они проведут полную люстрацию, избавившись от всех, кто смеет сегодня защищать суверенность нашей великой Родины!Что сделают они, если, не дай Бог, придут в Кремль? Они сразу вернут Крым Украине. Пустят в Донбасс карателей, превращая два восставших героических региона в кровавое месиво. Передадут русский ракетно-ядерный комплекс американцам и сделают нас беззащитными перед их цивилизационной мощью. Они добьются превращения сегодняшней централизованной России в хаос парламентской республики, когда в турбулентном политическом процессе рассыплются русские пространства, отделятся Кавказ и Поволжье.Так будем же сражаться на наших русских баррикадах! Не пропустим эту тьму в кремлёвские палаты.И особенно странной на этом фоне кажется политика Министерства культуры и министра Владимира Мединского. Политика в отношении Донбасса, в отношении кинофильма по сценарию Владимира Бортко, написанному по мотивам моего романа "Убийство городов". Этот уже готовый к производству фильм должен быть мощным ответом всем русофобам, педофилам, всем киевским бандеровцам и фашистам, всей европейской и американской камарилье, которая сегодня танцует на окровавленных русских костях в Донбассе. Почему этому фильму не дают хода? Почему Министерство культуры отказывается финансировать этот фильм, в то время как Киев снял свой жёсткий антирусский фильм о войне в Донбассе под названием "Иней" и готов показывать его на международных кинофестивалях? Почему Министерство культуры финансирует бесконечные "Матильды" и "гоголь-центры"? Почему тратит деньги на скандальные театральные постановки и кинофильмы?Господин Мединский, Владимир Ростиславович, определитесь, являетесь ли вы русским историком, который развенчивает чудовищные мифы о России, или же для вас история — это только прошлое, а не нынешнее трагическое настоящее, когда сотворяется история нового русского времени. Чего вы хотите? Вынести Ленина из мавзолея? На каждом доме повесить доску Маннергейма? Вы против "чудовищного советского прошлого" — или вы за товарища Сталина, на фоне которого фотографировались при открытии памятника? Знайте, в то время, как вы отклоняете мою и Владимира Бортко работу, бендеровские снаряды разносят в прах русские селения на Донбассе, превращая в кровавые кляксы борцов за русское дело.Не будем обольщаться лазурью, которая сияет сегодня над Красной площадью. В Замоскворечье в районе Болотной уже потемнело небо, и начинают рокотать таинственные неведомые громы. Готовьтесь к грозе, соотечественники. Готовьтесь к граду, готовьтесь к дурной погоде. Встретим её во всеоружии духа!

22 июля, 09:17

Александр Проханов // "Завтра", №29, 20 июля 2017 года

  • 0

На атаку своей страницы в Фейсбуке, что Александр Проханов считает составной частью информационно-идеологической войны против России и Русского мира, писатель и главный редактор "Завтра" отвечает новым циклом под условным названием "Покайтесь, ехидны!".С мыслью о ЛенинеДмитрий Быков хотел перезахоронить Ленина и предать земле его останки по православному обычаю. Ночью он собрал своих единомышленников с радиостанции "Эхос Мундис" и тайно отправился к Мавзолею, чтобы выкрасть оттуда Ленина. Однако писатель Проханов разгадал его планы, явился в Мавзолей раньше Дмитрия Быкова, отодвинул Ленина в сторону и спрятал его, а вместо Ленина положил под стекло Станислава Александровича Белковского, которому за час до этого дал снотворное. Когда Дмитрий Быков со сторонниками прокрались в Мавзолей, вместо Ленина они выкрали оттуда Станислава Александровича Белковского. Лицо вождя показалось им знакомым, оно напоминало лицо Станислава Александровича Белковского, Дмитрий Быков подумал: "Смерть делает всех одинаковыми".Тело Станислава Александровича Белковского, думая, что это тело Ленина, Дмитрий Быков со сторонниками несли на себе просёлками и принесли в Санкт-Петербург на Волковское кладбище, где и похоронили по православному обычаю. Но об этом узнали коммунисты Ульяновска. На следующую ночь они прокрались к свежей могиле, в которой лежало тело вождя (а в действительности тело Станислава Александровича Белковского), откопали его и просёлками понесли хоронить в Ульяновск, где когда-то родился Ульянов (Ленин). По дороге они увидели, что тело, которое они несли, плохо забальзамировано. И перед тем, как похоронить, решили его добальзамировать. Для этого они натёрли его рыбьим жиром и несколько дней держали в ванне, которую заполнили рыбьим жиром. После чего похоронили на кладбище в Ульяновске.Но об этом прослышали коммунисты Сибири, прокрались на кладбище Ульяновска, откопали тело Ленина, то есть Станислава Александровича Белковского, и перевезли хоронить в Шушенское. Они заметили, что тело Ленина очень плохо пробальзамировано, и решили его просмолить, как смолят лодку. Они положили тело в ванну с горячей смолой и ждали, когда смола застынет. Потом они тайно похоронили тело Ленина в Шушенском. А Станислав Александрович Белковский всё это время крепко спал, потому что снотворное, которое дал ему писатель Проханов, было очень сильным.Коммунисты Сибири, похоронив тело Ленина, решили, что в одной с ним могиле должно лежать тело его жены — Надежды Константиновны Крупской. Они тайно прокрались в Москву, вырыли кости Надежды Константиновны, отвезли в Шушенское и захоронили их в одной могиле со Станиславом Александровичем Белковским. Когда Станислав Александрович наконец очнулся от сна, он обнаружил себя под землёй, натёртым рыбьим жиром и залитым смолой. Рядом с ним находились кости какой-то неизвестной женщины. Он выкарабкался из земли и хотел бежать из Шушенского. Но об этом узнали еврокоммунисты, схватили его, отвезли в Швейцарию, в Лозанну, где он когда-то находился со своими соратниками, и там закопали в землю. Но перед этим сняли с него посмертную маску, положив на лицо Станислава Александровича Белковского кусок теста.Когда еврокоммунисты разошлись с его могилы, Станислав Александрович выбрался из земли наружу. Он догадался, что скоро сюда придут коммунисты Франции, отвезут его в Лонжюмо и там закопают. Поэтому решил бежать из Швейцарии в Германию и там просить о помощи, так как знал, что в Германии хорошо относятся к беженцам и дают им квоты. Он прибежал в Германию и просил квоту, но германский Генштаб решил посадить его в пломбированный вагон и отправить через Финляндию в Россию.Об этом узнали коммунисты Санкт-Петербурга и на Финском вокзале устроили встречу любимому вождю, а для этого раздобыли где-то броневик. Когда Станислав Александрович Белковский сошёл с поезда, его поставили на броневик. И он стоял на броневике, обмазанный рыбьим жиром, просмолённый, с кусками теста на лице. Таким он и запомнился встречавшим его рабочим, которые писали потом об этом в своих мемуарах, рассказывая, каким был Ленин.Станислав Александрович Белковский сбежал с броневика и решил укрыться на Украине. А в это время на Украине разрушали памятники Ленину, там был ленинопад. И когда бандеровцы увидели Станислава Александровича Белковского и узнали, что это Владимир Ленин, они повалили его на землю и стали бить кувалдой. Станислав Александрович чудом вырвался из рук бандеровцев и уехал туда, где никогда не было рабочего движения и никто не знал о Владимире Ильиче Ленине. Это были острова Папуа в Полинезии, где он укрылся в джунглях и стал жить, как художник Гоген. Он жил вместе с обнажёнными красавицами и забыл обо всём мирском.Дмитрий Быков, который дружил с иностранцами, повёл их на Красную площадь к Мавзолею, чтобы показать им место, где когда-то лежал Владимир Ильич Ленин. Когда вместе с иностранцами он пришёл на Красную площадь, то увидел огромную очередь, которая тянулась к Мавзолею. В этой очереди он увидел Геннадия Андреевича Зюганова и попросил его провести группу иностранцев и его самого в Мавзолей. Когда они пришли в Мавзолей, то увидели, что под стеклом находится невредимый Владимир Ильич Ленин. И это чудо так поразило Дмитрия Быкова, что он сошёл с ума. Он чувствовал себя грешником. И чтобы искупить свой грех, он встал у дверей в Мавзолей, где когда-то стояли солдаты на посту номер один, и занял их место. Так он стоял у Мавзолея и днём, и ночью, и зимой, и летом — долгие годы. Иностранные туристы, которые приезжали посмотреть на Красную площадь и Мавзолей, увидев его, говорили: "Это вдова Владимира Ильича Ленина, она полна неутешного горя".

14 июля, 15:58

Александр Проханов // "Завтра", №28, 13 июля 2017 года

  • 0

На атаку своей страницы в Фейсбуке, что Александр Проханов считает составной частью информационно-идеологической войны против России и Русского мира, писатель и главный редактор "Завтра" отвечает новым циклом под условным названием "Покайтесь, ехидны!".Жертва сталинизмаАдвокат Генри Маркович Резник очень не любил таблички на стенах домов, на которых указано, что здесь выступал товарищ Сталин. Как только Генри Маркович видел такую табличку, он сразу же перебегал на другую сторону улицы, но и там на стене висела табличка с указанием, что здесь выступал товарищ Сталин. Тогда Генри Маркович Резник вновь перебегал на другую сторону, бежал вдоль неё и видел, что на стенах зданий висят таблички, говорящие, что здесь выступал товарищ Сталин. Он перебегал на противоположную сторону улицы, но и там находил таблички. Так он бежал по проспекту, перебегая с одной стороны на другую, и всё увеличивал скорость.Станислав Александрович Белковский наблюдал с балкона за тем, как бегает взад-вперёд через улицу адвокат Генри Маркович Резник. И он понял, что именно по такому принципу работает циклотрон, который разгоняет частичку. Тогда он побежал перед Генри Марковичем и на зданиях стал развешивать таблички, где указывалось, что здесь выступал товарищ Сталин. Генри Маркович Резник бежал всё быстрее и быстрее и, наконец, достиг второй космической скорости, и улетел на орбиту. Некоторое время он находился на геостационарной орбите. Станислав Александрович Белковский стал забрасывать на эту орбиту таблички, в которых указывалось, что здесь, на орбите, выступал товарищ Сталин. Генри Маркович пугался этих табличек и улетел с геостационарной орбиты в дальний космос. И там превратился в светило.Станислав Александрович Белковский наблюдал за этим светилом в телескоп, посещая обсерваторию имени Михельсона, и высказал предположение, что на этом светиле есть жизнь. Он решил полететь на это светило, чтобы убедиться, есть ли на нём жизнь. По подсчётам, полёт на светило, которым стал Генри Маркович Резник, должен был занять несколько лет. Для такого полёта нужна была пища. А Станислав Александрович в детстве читал, что Магеллан, отправляясь в плавание, взял с собой солонину. И Станислав Александрович Белковский решил засолить Алексея Алексеевича Венедиктова. Ещё он взял с собой несколько тюбиков с космической едой: там находились растёртые в пасту Ольга Бычкова, Ольга Журавлёва, Майя Пешкова, Оксана Чиж, Наргиз Асадова, Ксения Ларина и Евгения Марковна Альбац. Во время космического полёта Станислав Александрович Белковский ел солонину, приготовленную из Алексея Алексеевича Венедиктова. Она казалась ему волокнистой и прогорклой. Зато он очень любил выдавливать из тюбиков Ольгу Бычкову, Ольгу Журавлёву, Оксану Чиж, Ксению Ларину, Майю Пешкову. Он осторожно брал тюбики за попку и выдавливал, и это скрашивало его полёт. А Евгению Марковну Альбац он не выдавливал, потому что она не выдавливалась.Когда он приземлился на планете, которой был Генри Маркович Резник, на планете была пыльная буря и царила тьма, потому что начали извержение несколько грязевых вулканов. Когда пыльная буря кончилась, Станислав Александрович Белковский в скафандре вышел на незнакомую планету, которой был адвокат Генри Маркович Резник. И первое, что он увидел, была лежащая в пыли табличка, а на ней указано, что здесь, на этой планете, выступал товарищ Сталин. От таблички по пыльной поверхности вели следы, и Станислав Александрович поначалу решил, что это следы товарища Сталина, и стал делать с них слепки. Но вскоре обнаружил, что следы женские, слегка косолапят, и он понял, что это следы политолога Шульман. Оказывается, Генри Маркович Резник, улетая в космос, унёс с собой земную жизнь в виде бактерии. В космосе, где были благоприятные условия для существования жизни, эта бактерия развилась в политолога Шульман, которая одиноко бродила по Генри Марковичу Резнику в поисках жениха. Когда Станислав Александрович Белковский увидел на дикой планете политолога Шульман, он в неё влюбился и стал просить у Генри Марковича Резника её руки. Генри Маркович ответил согласием. Он говорил при этом с грузинским акцентом. Станислав Александрович Белковский и политолог Шульман решили сыграть свадьбу, но не знали, откуда взять гостей. Тогда Станислав Александрович Белковский взял остатки солонины и превратил её в Алексея Алексеевича Венедиктова, а из тюбиков, где ещё оставалось немного пасты, он сделал Ольгу Бычкову, Ольгу Журавлёву, Майю Пешкову, Оксану Чиж, Ксению Ларину и пригласил их на свадьбу. А тюбик, в котором находилась Евгения Марковна Альбац, не пригласил, потому что она так и не вылезла из тюбика.Генри Резник на свадьбе был тамадой и произносил тосты с грузинским акцентом. Когда он собирался поздравить новобрачных, неожиданно появился публицист Вассерман, который славился своей девственностью. Однако космос располагал к прелюбодеянию. Вассерман схватил за руку Ольгу Бычкову и уволок её в соседнюю комнату. Оттуда стали раздаваться крики, похожие на крики викинга, который побеждает врага. Через некоторое время Вассерман вернулся и сказал, что он перестал быть девственником.Вслед за Вассерманом появился экономист Евгений Ясин, который тоже был девственником. Следуя примеру Вассермана, он взял за руку Ольгу Журавлёву и увёл её в соседнюю комнату, откуда стали раздаваться жалобные крики и мольбы о помощи. Через некоторое время Ольга Журавлёва с Ясиным вернулись, и Ясин смущённо сообщил, что он так и остался девственником.Потом здесь появился кинорежиссёр Учитель, который недавно снял фильм "Матильда", а вслед за ним появилась сама Матильда и сообщила, что является депутатом Поклонской, и что обе они, и Матильда, и Поклонская, являются монархистками. Затем появился протоиерей Всеволод Чаплин и стал грозить собравшимся гостям тем, что отлучит их от Церкви, если они не посмотрят фильм режиссёра Учителя "Матильда". Все стали смотреть фильм, а Всеволод Чаплин схватил со стола тюбик, в котором находилась Евгения Марковна Альбац, и исчез в соседней комнате. Через некоторое время он вернулся, весь перепачканный кремом для бритья.Ксения Ларина, подняв бокал вина, обратилась к Генри Марковичу Резнику с просьбой вернуться на землю, потому что без него жизнь не полная. Генри Маркович стал отказываться, говоря, что боится сталинизма. Тогда Вассерман сообщил ему, что все таблички с домов, на которых указывалось, что здесь выступал товарищ Сталин, давно сняты и заменены табличками, в которых говорится о том, что в этом месте Генри Маркович Резник перебегал улицу. И проспект, по которому бежал Генри Маркович, стал называться Резниковским проспектом. Он был самым длинным в мире, потому что начинался на Земле, уходил на геостационарную орбиту и дальше — в открытый космос.Все решили собирать подписи под воззванием, призывающим Генри Марковича Резника вернуться на Землю. Пока все собирали подписи, Станислав Александрович Белковский удалился в соседнюю комнату вместе с новобрачной политологом Шульман, и они там притаились. Через некоторое время они вернулись обратно, и политолог Шульман сообщила всем, что состоялось первое в открытом космосе зачатие. Все решили вернуться на Землю, и только Генри Маркович Резник отказался вернуться и остался в открытом космосе. На память он подарил Станиславу Александровичу Белковскому кусочек своего грунта, потому что Станислав Александрович повсюду любил брать пробы грунта.Настала пора возвращаться на Землю. Но и для обратного пути тоже потребовалась пища. Станислав Александрович Белковский снова превратил в солонину Алексея Алексеевича Венедиктова, а Ольгу Бычкову, Ольгу Журавлёву, Ксению Ларину, Майю Пешкову, Оксану Чиж снова превратил в пасту, загнал в тюбики и всю обратную дорогу выдавливал. А Евгения Марковна Альбац так и осталась в тюбике, и никто её не ел, потому что вышел срок годности.Когда они вернулись на Землю, их встречали как героев и поселили в Звёздном городке. Вассерман на земле пустился во все тяжкие и не давал покоя девочкам. Кинорежиссёр Учитель стал монархистом и вместе с протоиереем Всеволодом Чаплиным и депутатом Поклонской стал возрождать монархию. А у Станислава Александровича Белковского и политолога Шульман родился ребёнок, которого они назвали Генри в честь Генри Марковича Резника. Станислав Александрович любил шутить над своим младенцем. Бывало, наклонится над люлькой, сделает ему "гули-гули" и спрашивает: "Генри, ты кто такой? Генри Маркович Резник или Генрих Боровик?" — и ребёнок начинал плакать.

14 июля, 15:54

Александр Проханов // "Завтра", №28, 13 июля 2017 года

  • 0

«Афганистан: годы, пули, судьба»в Москве, в объединении «Фотоцентр» проходит выставка фоторабот Александра и Василия ПрохановыхЯ был в Афганистане не один раз. Помню дворец на горе за Кабулом, где располагался штаб 40-й армии. На втором этаже был деревянный резной бар, рассечённый автоматной очередью, которую дал мой друг, царство ему небесное, и этой очередью был уничтожен Амин. Или дорога на Панджшер: сначала Чарчак, где стоял танковый батальон, потом Джабаль-ус-Сарадж в предгорьях, а потом начинался Саланг — этот бесконечный подъём через серпантины, через заставы. Застава Самида, откуда в момент атаки моджахедов на наши наливники вылетала резервная бронегруппа и вступала в бой. Кругом уже дымились горящие цистерны, и танки сдвигали, сбивали с дороги горящие наливники, чтобы дать пройти колоннам.Или Кандагар с его "зелёнкой", с чёрной площадью, на которой стояли трофейные английские пушки. И первая за Кандагаром застава ГСМ, которую потом расстреляли из откаток, сожгли всё дотла, кроме, слава богу, людей. Оттуда уходили колонны и шли в сторону Шинданда. И все, кто там служил, помнят, как выходили войска дивизии в Герат, в расположение 101-го полка, а потом вставали в окрестностях Герата, и начиналась армейская операция: бронегруппы, БМП входили в тесные улочки района Диванчи, где засели моджахеды, и, развернув пушки "ёлочкой", шли по улочке, стреляя по дувалам, подрываясь на минах. А также Панджшер: первый Панджшер, второй Панджшер, третий Панджшер — три панджшерских армейских операции.Киджоль, где в крутой горе были пробиты пещеры. Там стояли моджахеды, их крупнокалиберные пулемёты ДШК стреляли по нашим танкам, которые выходили на прямую наводку и били по этим дырам, чтобы позволить нашему конвою пройти сквозь захваченную дорогу. Я помню эти танки: они возвращались для пополнения боекомплекта и горючего и все были утыканы стальными сердечниками, были похожи на ежей, потому что сердечники врывались в вязкую броню и застревали там, как иглы.А пустыня Регистан, красная, как Марс, как марсианский пейзаж с красными песками. Туда ходили вертолёты спецназа на поиски караванов, которые шли через эту пустыню. Когда находили караван, один вертолёт барражировал по кругу, а другой садился в песке, мы выскакивали из-под винтов и быстро бежали в сторону каравана, ожидая автоматную очередь. Если караван был пустой, если в его мешках была контрабанда или колючки для топлива, его отпускали с богом, а если нет — его уничтожали.И вывод войск, когда уходили танковые полки. Они мчались по трассе в Турагунди и, развернув пушки в разные стороны, били по вершинам — это предупреждающий, тревожащий огонь.Афганистан… Эта война, эти названия, эти реки, эти прекрасные афганские, красные от солнца, благородные лица, и лица наших солдат — молодых, с носами, на которых от солнца лезла кожа. Эти батальонные полковые самодельные бани — отрада для всех, кто воевал там, изнурённо служил на заставах и двигался среди наливных колонн.Эта война — загадочная, неопознанная, оклеветанная — эта великая русская советская война не умерла. Она хранится в сердцах тех, кто жив, кто прошёл эту войну, как герой. Она хранится в небольших, но ярких книгах — свидетельствах этой войны. Хранится во множестве фотографий. Она хранится в потрясающих песнях, которые сочиняли афганцы: врачи, санитары, спецназы, десантно-штурмовые батальоны, мотопехота, вертолётчики. В каждом подразделении были свои поэты и свои музыканты, и они сочинили саги — восхитительные, наивные, неумелые, но такие сердечные, такие великолепные песни! Оказавшись на этой выставке, я очень радуюсь, что по моим стопам прошёл и продолжает идти мой сын. И, может быть, у тех, кто присутствует на этой выставке, кто воевал там, дрогнет сердце от боли и от любви.Выставка будет работать до 20 июля по адресу: ст. м. "Кропоткинская", Гоголевский бульвар, 8. Ежедневно, кроме понедельника, с 11:00 до 19:00.отсюда

14 июля, 15:51

Александр Проханов // "Завтра", №28, 13 июля 2017 года

  • 0

Неописуемое гореУмер Илья Сергеевич Глазунов — несравненный, великолепный, божественный… Умер мой друг, мой наставник, мой постоянный собеседник, с которым я говорил даже тогда, когда он был далеко.Глазунов — это вместилище всего русского, это храм, куда сама судьба, сама русская природа собирали свои энергии, свои святыни, свои краски, свои словеса, свои помыслы.За последние пятьдесят, а может, и больше — шестьдесят лет не было в России ни одного русского национального движения — художественного, культурного, политического, идеологического, — которое бы не окормлялось Глазуновым. Кого только нельзя было встретить у него в гостях, кто только не припадал к его стопам, кого только он не наставлял на служение великому русскому делу!Молодым человеком я оказался в мастерской Глазунова (которая была ещё на Арбате) среди его икон и картин. Он поставил для меня на проигрыватель огромный диск, привезённый ему из Парижа, где звучал записанный ещё в годы войны хор донских казаков. Эти рокочущие, восхитительные, божественные песнопения до сих пор звучат для меня как начало нашего знакомства, нашей дружбы с Глазуновым.Его художества — это грандиозный стоический прорыв. Он писал на своих картинах, своих огромных фресках многолюдие святых и праведников, преступников и носителей адских сил. Эти полотна создали абсолютно новый, небывалый жанр — это картины-иконы, картины-окна, через которые мы смотрим на век минувший и на век грядущий.Как я любил бывать в его галерее на Волхонке, куда стекались мои друзья и соратники, где мы проводили презентации моих книг, — он всегда гостеприимно открывал мне двери своей галереи! Как я любил бывать в его усадьбе — той, что недалеко от Садового кольца! Сколько внимания он уделял мне, рассказывая о своих трудовых впечатлениях, о своих переживаниях, о своих странствиях по миру, о замысле своей книги "Россия, кровью умытая"!Глазунов был империалист. Он был поборник и поклонник Русской Империи. Для него имперская русская идея носила религиозный, священный смысл. Он ненавидел, презирал всё красное и советское, но я, сталинист, провозвестник советского, был ему мил, был ему люб. Наша дружба покоилась на ощущении звёздного русского неба, которое живёт над нами; русских цветов, которые расцветают у нас под ногами.Он сделал множество огромных дел. Создал Академию, в которой обучаются традиционному русскому искусству молодые художники. Почти завершил свой дом, в котором мечтал создать музей русских укладов: крестьянского, мещанского, дворянского, аристократической русской культуры. Он всё время находился среди людей, он не делал различия между именитым и малым мира сего. Он всё время проповедовал, делился своим самым сокровенным…Глазунов ушёл. Отцвёл великолепный русский цветок, но его волшебные семена разлетелись по миру. И теперь они цветут русскими цветами, русской красотой и русским благоуханием. Милый, дорогой, любимый Илья Сергеевич, как мне будет тебя не хватать! Как бы мне хотелось прижать тебя к своему сердцу! Как бы мне хотелось увидеть твои сияющие восторженные глаза…

14 июля, 15:49

Александр Проханов // "Завтра", №28, 13 июля 2017 года

  • 0

Книга-откровениеРедкая книга производила на меня такое впечатление, как "Фактор КРА" чеченского философа, мыслителя Джамбулата Умарова. Её представление в респектабельном "Президент-отеле" собрало сотни политиков, писателей, государственных мужей, политологов и философов.Эта книга — идеологический трактат. Идеология сотворяется не в книгах, не за ломберными столами, не в кабинетах. Она сотворяется на поле брани, в великих странствиях, в неистовых молениях, в непомерных тратах и приобретениях. Ведь идеология — это не только труд ума. Не только труд изобретательной мысли. Не только собирание огромного опыта. Идеология создаётся через откровение. Только через откровение, когда разверзаются небеса, к тебе приходит понимание того, как устроен мир. Как живут народы. Почему эти народы великие. Почему они сражаются насмерть, а потом братаются, обнимаются.И Джамбулат — человек откровения. Русскую историю невозможно понять без категории чуда, без него многие явления русской истории были бы непонятны. В ней действуют не только экономические законы, не только поведение элит. В ней действует чудо, которое и сохраняет нашу родину, позволяет ей избежать страшных катастроф и несчастий, и мы продолжаем тысячелетиями существовать и славить Господа своей историей.Историю русско-чеченских отношений я знаю не понаслышке. Я был на Сунже, когда ещё грохотали выстрелы и лежали убитые. Два раза видел стёртый с лица земли Грозный. И искалеченные артиллерией деревья поднимали к небу свои страшные ветки-обрубки, молились: "Господи, что они наделали с миром и с нами?".И я верю, что в недрах чеченских войн, этих страшных событий, произошло чудо — чудо появления Ахмата-хаджи Кадырова. Он не был предусмотрен чеченской историей. Не был объясним суровым и страшным кровавым двадцатым веком. Он появился как что-то внезапное, непредвиденное и необходимое всему миру: и чеченцам, и русским, и самому Всевышнему. Иначе как объяснить, что он, страстный ревнитель чеченской веры, чеченской гордости, независимости, державший в руках не только мусульманские чётки, но и автомат Калашникова, — этот человек повернулся лицом в сторону мира? Это трудно объяснить. Может быть, его сын мог бы рассказать об этом. Или кто-то из очевидцев. Но мне кажется, когда он принимал это решение, он принял его моментально, в одночасье, не раздумывая, и в это время с ним был ангел. А может быть, решение пришло к нему во сне. Но это решение было грандиозным. Оно было подобно тому, как если бы навстречу бронепоезду, который мчался с огромной скоростью, грохоча пушками и стреляя из пулемётов, выбежал одинокий безоружный человек, пытаясь остановить несущуюся громадину. И бронепоезд остановился.Ведь это была пора, когда два народа — чеченский и русский — сошлись в смертельной схватке, и оба неслись в пропасть, неслись к катастрофе, потому что возникла неуправляемая страстная военная сила. А чеченцы, своим сопротивлением вызывавшие симпатии многих народов, живущих в России, порождали трещины, которые двигались через российскую государственность. И Ахмат-хаджи остановил падение двух народов в бездну, падение в бездну нашей матушки-России. Конечно, он знал, на что идёт. Он знал о своей грядущей гибели. Он поступил так, как поступают христиане — герои и мученики. Как поступают правоверные мусульмане. Он поступил как герой и как святой. Недаром его могила стала объектом поклонения: не просто поклонения великому человеку, политику и вождю. А поклонения праведнику, поклонения святому.Этот остановленный вихрь безумия достался его сыну — Рамзану Ахматовичу. Истерзанный народ, наполненный хаосом, наполненный непониманием, местью, стенанием, кровью, — этот народ нуждался в спасении и исцелении. И радениями сына было продолжено великое дело отца.Во время нашего ночного сидения в Гудермесе Рамзан Ахматович сказал мне, что его цель — сделать чеченский народ самым счастливым, самым просвещённым, самым великим народом на земном шаре. Это грандиозная цель. Быть может, недостижимая. Но эта великая, праведная цель поставлена.Я спросил его, как ему удалось построить на пепелище такой величественный, божественный город, удалось укротить страсти? Были советники, были архитекторы с мировыми именами, великие философы Запада? И он сказал: "Нет, ничего этого не было. Но у меня был принцип, который я воспринял от отца. И принцип звучит так: "Любить народ, бояться Бога"."Любить народ, бояться Бога", — эти слова я бы начертал на дверях всех наших губернаторов, всех министров.Сейчас взрастают две грандиозные энергии: энергия пассионарного чеченского народа и русская пассионарная энергия. Они цветут одновременно, они, как два стебля, переплетаются, создавая энергию нашей новой строящейся державы. И чтобы слить эти два потока, эти две энергии в общее русло, нужно грандиозное усилие лидеров. И такими лидерами являются Владимир Путин и Рамзан Кадыров.Их явление — это тоже чудо, тоже тайна. Конечно, оба они умны, оба сильные, проницательные, за обоими стоит опыт, доверие народа. Но кроме того — в них обоих вселилась история. История искала гнездо, в которое она могла бы поселиться. Она не сразу нашла эти гнёзда. Но она всё-таки свила их в Путине и Рамзане Кадырове. И эти два человека приближают к нам великую российскую эру, где каждый народ — и крохотный, малый, как нанайцы, которые живут в устье Амура, и огромные народы, такие, как русский народ — все равны и незаменимы. Каждый народ держит над собой свод звёздного неба. Если этот свод начнёт проваливаться, прогибаться, то рухнет вся страна. И так — в единстве — мы построим своё великое отечество.Во время первой чеченской войны я наблюдал в Грозном удивительную картину. Стоял февраль. В частном секторе Грозного, разрушенном, разбитом, был взорван газопровод. Струя газа вырывалась из трубы и горела. Это был факел на улице — ревущий красный ночной пламенеющий огонь. Кругом мороз, холод, а здесь, в шаре огня и света, было тепло. Там росла вишня. Она попала в это облако света, тепла — и расцвела. Эта маленькая вишня была окутана белыми цветами. Она ожила в вихре огня, пламени, смерти. Я поразился этой метафоре. Среди кромешных войн, беспощадной резни, о какой ещё Лермонтов в "Валерике" сказал: "Мы резались жестоко", — внутри этой резни возник ангел — цветущая вишня.Прочитайте книгу Джамбулата Умарова, и вы услышите полёт этого ангела.

12 июля, 08:07

Александр Проханов (видео) // "ДЕНЬ-TV", 9 июля 2017 года

  • 0

Памяти художника Русской Империи Ильи Сергеевича ГлазуноваИзвестный советский и российский художник Илья Глазунов скончался в возрасте 87 лет. Илья Глазунов — один из самых известных российских художников, сценограф, книжный иллюстратор, автор более трех тысяч произведений, основатель Российской академии живописи, ваяния и зодчества. Комментирует писатель, главный редактор газеты «Завтра», председатель Изборского клуба Александр Проханов.

Выбор редакции
10 июля, 13:11

журнал ИЗБОРСКИЙ КЛУБ, №4(50), 2017 год

  • 0

номер журнала в формате PDF

06 июля, 13:17

Беседа Александра Проханова с Максимом Калашниковым // "Завтра", №27, 6 июля 2017 года

  • 0

Будущее как возмездиеБеседуют главный редактор «Завтра» Александр Проханов и писатель Максим Калашников.[Александр Проханов:]— Максим, ты один из немногих, а может, единственный футуролог в наше время, то есть человек, который формулирует будущее, подходит к нему с разных сторон, творит его, терпит поражение, опять творит. А будущее — оно неуклонно вырастает из настоящего, или оно рождается в голове провидцев, является открытием и, будучи таковым, подтягивает к себе унылое настоящее?[Максим Калашников:]— Скорее, Александр Андреевич, будущее рождается в голове немногих фанатиков. Одни это будущее придумывают, как правило, воображают. Они смотрят на настоящее, но видят в нём ростки будущего. А вторые его делают. Просто человек берёт и делает, невзирая на то, есть запрос рынка или нет. Рынок, как правило, близорук. Если бы мы шли за рынком, до сих пор бы ездили в каретах. Но человек-творец, допустим, знает, что нужно перемещение в пространстве — быстрое, удобное, безопасное. И он вместо кареты создаёт железную дорогу, автомобиль. Вот такие мечтатели, с одной стороны, а с другой стороны — творцы-демиурги — и создают будущее. А затем все начинают подтягиваться к ним. Создаётся некая прорывная новация, она начинает менять мир, и все остальные тянутся за ней. Вот как, с моей точки зрения, создаётся будущее. И если ты не создаёшь будущее, за тебя его создадут. И ты окажешься в мире, сформированном другими. Почему я с пеной у рта, заработав столько клейм, продолжаю воевать? Русские должны сами создавать своё будущее, иначе ты окажешься в чужом, где ты на подчинённом положении. К сожалению, пока у нас Российская Федерация обращена в прошлое, а не в будущее.[Александр Проханов:]— А если настоящее остановилось, а ментальное будущее, которое рождено в сознании творцов-демиургов, от него удаляется, и этот разрыв увеличивается, то как настигается будущее настоящим? Что это за рывок? Это революция? Каждый раз приходится это отставание, эту пропасть преодолевать через взрыв?[Максим Калашников:]— Либо через взрыв… Но я бы выразился иначе. Если ты свою страну консервируешь в некотором настоящем, если всё превращаешь в вечный мемориал, в воспоминания о былом, но не трогаешь настоящее, его законсервировал, будущее, как правило, тебя наказывает. Наказание приходит в виде поражения, как правило, военного. Правда, сейчас эта реальность несколько размыта. Всё таки ядерно ракетное оружие создало некий предохранитель. Раньше наказание за отставание, что ты законсервировался и не создаёшь будущее, следовало очень быстро. Оно приходило в виде ревущих бомбардировщиков Савойя-Маркетти (Savoia-Marchetti). Сейчас это немножко иначе. Некий "ядерный хранитель мира", который остался от империи Советского Союза, сейчас РФ защищает. Прямой военной угрозы для нас нет, они не нападут на нас. Несмотря на всю истерию, которая сейчас надувается, я не верю, что США совершат нападение. Побоятся. У них нет средств быстро нейтрализовать наш ракетно-ядерный арсенал. Они могут нанести поражение на другом фронте, что и делают. Это будет не военное поражение, а поражение в экономике, в научно-технологической сфере. Сейчас хозяева Запада создают мир, где РФ как поставщик сырья практически не нужна. Они создают новые, очень экономные способы организации производства. Та же 3D-печать, я по-старому называю — стерео-печать. Все эти эконом-технологии: новая энергетика, экономное производство, где не нужны большие запасы сырья.Например, что такое стерео-печать? Снижается потребность в материалах. Легирующие добавки из нанотрубок — это новые материалы. Ты легируешь этими нанотрубками цемент, алюминий, сталь. Получаются гораздо более прочные и долговечные материалы, и они тоньше, их нужно меньше на пролёты мостов, например. Это всё снижает потребность в сырье и энергии, потребность в нефти. А корпорация "Локхид Мартин" (Lockheed Martin) в 2019 году обещает показать первый компактный термоядерный реактор. Это компактный реактор с авиационным двигателем, большой, по советскому сценарию. И это будет гвоздь в гроб так называемой энергетической сверхдержавы, по сути дела, сырьевого придатка.То есть поражение может последовать в виде экономического краха, и они нам эту ловушку сейчас строят. Тогда придётся столкнуться с дилеммой: либо разваливаться, либо рывком догонять. К сожалению, времени много упущено.[Александр Проханов:]— Думаю, догонять придётся большим числом жертв. Догнать можно, но всё это будет мучительнее и, может быть, страшнее. Этот рывок не заложен в сегодняшнее общественное сознание, в сознание элиты, в сознание руководителей, но он необходим. Будущего не избежать. Оно придёт к нам как возмездие. А что инициирует этот рывок, где этот вихрь зарождается в сегодняшнем российском обществе?[Максим Калашников:]— Этот вихрь сейчас зарождается в некоторых, по сути, маргинальных слоях. Они не входят в мейнстрим. Трагедия нынешней РФ заключается в том, что правящей "элите" не нужен никакой рывок. Они живут в уютном для себя мире. Сырьевая экономика — это их стихия. Любое развитие породит новые отряды общества, новых промышленников. Вернее, это будут науко-промышленники, потому что наука в будущем шестом техноукладе с промышленностью тесно сливается. Это новые инженеры-рабочие, а не просто рабочие. Это новый класс конструкторов, создателей новых изделий, поскольку мы идём к роботизированному производству. Эти новые общественные отряды попросят нынешнюю элиту не то чтобы потесниться, просто скажут: зачем ты нужна?[Александр Проханов:]— А где они сейчас? Ты говоришь: маргинальные зоны. Что это? Это станции детской технической самодеятельности? Где они?[Максим Калашников:]— Я предпринял своего рода поиск таких людей. Сразу же оговорюсь, Александр Андреевич: есть верховные имитаторы, которые выставляют себя этакими приверженцами будущего. Но, как правило, они просто-напросто берут западные представления, западные кальки. И они пытаются его приспособить для РФ. Сами эти люди-имитаторы никогда ничего не создавали, не придумывали, они не новаторы, они теоретики. Кудрин, например. Посмотрите на его программу Агентство стратегических инициатив (АСИ). Это полная калька с западных журналов о будущем. И они сейчас сказали: Путин заболел цифровой экономикой, все эти смешные вещи говорят… Хотя как можно цифровать сырьевую экономику? Имитаторы!Я в странствиях обнаружил совершенно потаённых людей, которые не сидят на станциях юных техников. Оказалось, что в стране есть люди, которые пошли в бизнес, создали фирмы и чудом что-то делают. А ведь вся экономическая система РФ направлена против этого: нет дешёвых кредитов, до грантов не доберёшься….К примеру, прихожу на выставку "Архимед" и вижу питерскую фирму "Биохим Агент". Они делают новые типы обезболивающих, которые "включают" твои гены, и фактически сам организм выбрасывает эндорфин, и у тебя болевой порог повышается. Это не опиаты никакие, которые вызывают привыкание, это новый класс лекарств.Им не помогает никакое "Сколково", ни "Роснано" их не замечает, ни АСИ. Они работают с зарубежными партнёрами, проводят совместно исследования. Они показали действие препарата на лабораторной мышке, которая обычно живёт два года. Для мышки один год эквивалент сорока человеческим годам. А контрольные мышки вместо двух лет прожили 3,8 года. То есть фактически удвоена жизнь мышек. И это удвоение жизни человека. Но нет денег, чтобы продолжать исследования.Дальше. Питерский тракторный завод — часть Кировского завода. Сергей Серебряков, молодой амбициозный управленец, смог за четыре последних года завод поднять из руин. Он делает умные тракторы из отечественных частей. Это не крупно-узловая сборка. Его тракторы уже умные, они общаются с навесными орудиями. Он ведёт дело к появлению тракторов-автоматов, самоуправляемых тракторов. Это тракторы для умного сельского хозяйства, которые по спутниковой навигации пашут с калибровкой полей.Работает этот человек бешено — робот боевой. Он поднимает завод и делает умные русские трактора. Говорит: "Максим, видишь лазерные, раскроечные станки стоят, знаешь, кто это?". Я читаю: "Юнимаш". Это наши, тоже питерская фирма, тоже чудом создали раскроечные лазерные комплексы. Это не импортные, не сборка из готовых частей. В Питере я наткнулся на мир людей, этаких самураев будущего. У них есть идеи, как развивать, как вести страну вперёд, сделать её технократической державой. Но они не входят ни в какой президентский кадровый резерв. Их не замечает никто.Зеленоград. Фирма "Лазеры и аппаратура". Дмитрий Сапрыкин, его отец и команда делают оптомехоинтронические обрабатывающие центры — это сверхточные обрабатывающие центры, где работает лазер-резец. Хотя слишком много было убито в стране и там много западных комплектующих — это наши разработки. Кто-то их видит? Телевизионные экраны, все медиа заняты кем? Вечными теоретиками-либералами, которые нас поучают, и начальниками-дилетантами, которые в своей жизни ничем продуктивным не руководили. А "Берёзовый мир"! Эти фанатики семнадцать лет работают! Они задумались: почему берёста считалась целебной? Взяли экстракт берёсты и стали исследовать её действие, заказывая исследования научным институтам. И наткнулись на удивительные вещи. Экстракт берёсты творит чудеса. Это и антиоксидант, это средство для задержки старения, усиление действия вакцин… Они даже добивались излечения гепатита С.Я вижу потаённый пласт людей и на своём "Рой ТВ" стараюсь их показывать. Это золотой запас. Такие как Серебряков, как директор "Ростсельмаша" Мальцев, как Константин Бабкин. Это элита настоящая.[Александр Проханов:]— Большевики обладали образом будущего. Причём этот образ не был технологическим — это был макрообраз. Они видели будущее человечества, видели соотнесение человека с человеком, человека и государства, государства и общества, машины и природы, небес и земли. Они обладали и макрообразом будущего. И этот образ соединил их, сплотил, это была маргинальная, но партия. Партия будущего. А сегодня есть ли такой макрообраз будущего и есть ли люди, которые в состоянии нести грядущее, не просто считывая новую энергетику, допустим, а новое человечество в целом?[Максим Калашников:]— Есть. Сразу скажем: у большевиков, красных, всегда была очень сильная технократическая подложка — этакая футуристическая, технологическая. Само учение красных — развитие производительных сил: мы должны превзойти по производительным силам, по производительности капитализм. Задача не была выполнена, но была поставлена.Дальше. Они учили, что именно развитие производительных сил принесёт человеку свободу, даст досуг. Машины будут работать за тебя. Ты, человек, сможешь выйти из пыльных тесных коридоров, от конвейеров, сможешь развиваться. Это был их идеал. Роман Александра Богданова "Красная звезда" о полёте на Марс. Это было ещё до "Аэлиты". Записка Ленина — набросок первоочередных научно-технических работ 1918 го года. Да её хоть сейчас можно публиковать — некоторые задачи не утратили своей актуальности. Сила красных была в том, что они под свою огненную мечту подкладывали сильный технологический фундамент. Вспомните, с 1918 го года большевики, эти "проклятые мародёры", которые грабили церкви, как сейчас говорят, — создают ЦАГИ (гидродинамический институт), комиссию по развитию тяжёлой авиации, воздухоплавательное, космическое общество. А когда начинают развиваться те центры-зародыши, которые дальше вырастут при Сталине? То есть они были ребятами, которые к мечте прилагали чертёж. Что в них поражает? Они не выдержали эту логику дальше. Пошли подражать Западу, утратили смелость. Но первоначальное направление намерений у них было очевидное. Есть ли такие люди сейчас? Есть. Если вы возьмёте, например, Серебрякова с Питерского тракторного, этот танк, этого робота, и мягкого, интеллигентного Константина Бабкина, выпускника МФТИ, — у них есть образ будущего мира.[Александр Проханов:]— Эти люди — каждый из них, по-видимому, настоящий пророк, и они друг с другом знакомы и встречаются на форумах. Но являют ли они собой социальный таран, который сдвинет с места остановившуюся льдину?[Максим Калашников:]— Пока нет, Александр Андреевич. И 20 е, и 30 е, и 40 е годы ХХ века — золотой век красных. Они были одержимы будущим, грезили прорывом будущего. Выставка в Нью-Йорке 1939 го года "Мир будущего": книги, симпозиумы, архитектура будущего. Люди стремились вперёд, рвались к звёздам. И красные здорово вписались в это. Беда нынешних и Сапрыкина, и Бабкина, и Серебрякова, и других — они в Российской Федерации оказались в среде, которая ненавидит будущее. И не только элита. И массовое сознание! И потому люди, которые могли бы составить таран, который сдвинет льдину, — под перекрёстным огнём с двух сторон. С одной стороны, они не нужны верхам, поскольку представляют собой угрозу: как это так, какие-то промышленники… Причём они пытаются развивать свои предприятия, не имея налоговых вычетов, которые на Западе есть у промышленников. У них, как правило, фирмы и там, и здесь. Они не имеют таких кредитов под такие проценты. Они выживают вопреки. А с другой стороны, есть больное общество, демонтированный народ, которому вообще ничего не хочется менять в будущем. Мы прекрасно знаем по своему "Рой ТВ": ролик, посвящённый будущему, технологиям набирает 10-15 тысяч просмотров. А ролик о том, как борются сталинист с антисталинистом, набирает в несколько раз больше, то есть люди обращены в прошлое. Поэтому эти люди пока ещё не могут сложиться в таран.[Александр Проханов:]— Но ведь будущее, как мне кажется, это не просто образы, которые создаются в сознании людей. Будущее — некая субстанция, которая уже есть и которая вытягивает на себя человечество. И это будущее формирует своих носителей. Не носители формулируют будущее, а будущее ищет, в кого вселиться. И оно селится в тех, кто просторен для него. Ты говоришь, что этим людям трудно пробиться. А почему? Если их выбрало будущее, если оно в них вселилось, то их победа неизбежна, потому что будущее всегда побеждает настоящее.[Максим Калашников:]— К сожалению, не всегда. Действительно, будущее отбрасывает тень, и оно вселяется в тебя и делает тебя одержимым. Знаю по себе. Когда в 1995 году увидел мир будущего, больше не мог заниматься ничем другим. Он манил. И этот сияющий мир русских полубогов, который открывался мне впереди (если мы это сделаем, мы победим), до сих пор меня тянет. Я, может быть, многие свои перспективы с точки зрения "премудрых пескарей", приспособленцев себе обрубил. Но я не могу предать эту мечту, не могу предать этот образ. Это моё личное будущее. Видимо, так же происходит с другими.Но нельзя рассчитывать, что победа произойдёт автоматически. Ведь была страна, которая убила своё будущее в своё время и за это жестоко поплатилась. Китай, конец XV века. Бумажные деньги, книгопечатание, компас, большие многопалубные корабли, походы на Мадагаскар. Они чуть-чуть перевалили за Африку и до Европы пошли. Но Китай принял решение законсервироваться в вечном прошлом, и расплатился сначала Маньчжурским завоеванием, потом застоем, потом позором в XIX веке, начиная с опиумных войн, страшными войнами, гибелью масс народов. Мы, к сожалению, повторяем этот путь. Я всё время чувствую, что это видел уже, я испытываю сильнейшее дежавю. Вспоминаю свои разговоры 1981-82-го годов — то же самое. Это опаснейший момент. Сейчас будущее просто-напросто душат. 2000-2014-е годы назовут годами упущенных возможностей. Ведь тогда русские, пережив страшную катастрофу 1991 года, получают подарок судьбы — высокие цены на нефть. Но эти золотые дожди проедаются или уходят в американские ценные бумаги. На этот ресурс можно было построить совершенно новую страну, поставить республики учёных, настоящие инновационные центры, агентства передовых разработок. Шанс не был использован. А сейчас мы оказываемся у разбитого корыта. Если так будет дальше, мы придём ко второй перестройке.[Александр Проханов:]— Китай — да, они законсервировались, но всё равно к ним пришло будущее. Будущее — это субстанция, от которой не увильнёшь. Можно топтаться на пороге, уйти влево или вправо, но в конце концов ты в него вклеишься, потому что будущее не может быть не персонифицировано, оно не может витать только в области ноосферы. Оно придёт сюда, оно тебя возьмёт за шкирку…[Максим Калашников:]— Золотые слова, Александр Андреевич, только боюсь, что придёт чужое будущее, сформированное другими, конкурентами.Давайте вернёмся к Китаю. Знаете, в чём дело? Действительно Российская Федерация в чём-то копирует Китай XV века, но она не имеет того предохранителя, который позволил Китаю пережить эти многовековые потрясения. Рождаемость. У китайцев она была выше и в XV, и в XVI, и в XVIII, и в ХХ веках. Но мы-то входим в аналог китайского застоя, самоуглубления в прошлое, обладая сверхнизкой рождаемостью. Мы не переживём таких потрясений, мы просто исчезнем физически, если ввинтимся в круг нового распада, разброда. Это первое.Второе: у китайцев был ещё один мощнейший спасительный механизм. Китайцы были уверены, что они — единственные люди на земле, что их культура самая развитая. Да, это иногда не выдерживало столкновения с реальностью, но они в это верили. У нынешних россиян — культурно иммунитет выбит. Они даже язык-то свой теряют на глазах. Не сопротивляются чужой экспансии, навязыванию чужих образов, нет того культурного стержня, который позволял считать: мы самые крутые, мы переживём. Россияне с лёгкостью перенимают чужой язык, чужие праздники. Они подвержены комплексу национальной неполноценности, неверия в собственные силы. Боюсь, что в сочетании с низкой рождаемостью, то есть биологическим угасанием дефицит некоего национального культурного иммунитета может привести нас к концу, и тогда будущее придёт в образе американского или великой глобалии. А они найдут механизмы отключения старения. Это только вопрос времени: ремонт организма изнутри. За доступ к бессмертию сырьевая "элита" любого на блюдечке принесёт им. У них всё есть, они купаются в деньгах, они всё попробовали, выкупались в роскоши, попробовали все виды любви. Не хватает только жизни вечной. А у хозяев в великой глобалии вечная жизнь будет — приходи, присягай. Только ты должен будешь проходить процедуры регулярно, чтобы продлевать свою жизнь. А за доступ к бессмертию — не за деньги, деньги у них самих есть — ты должен присягнуть. Представляете, какая власть над миром?[Александр Проханов:]— Во-первых, каждая нация, каждый народ имеет своё отдельное будущее. Оно называется мечтой, у нас — русской мечтой. Когда наступит будущее, проблема рождаемости исчезнет, потому что в этом будущем есть инструменты к стремительной репродукции населения.Но я хочу вернуться к своей линии. Посмотри, действительно есть много потрясающих умов. И в сфере техносферы и в сфере лингвистики, и в сфере социологии, которые создают новые образы, новые модели мира и новые модели России. А меня всё время удивляет, что эти люди, эти гиганты, я с некоторыми из них был знаком (Побиск Кузнецов, Спартак Никаноров), при их универсальном сознании и способности создавать сверхсложные модели не обладают инструментарием внедрения своих открытий в социум. Ведь чем были могущественны большевики? Во-первых, тем, что они имели образ будущего. Далее, тем, что они были консолидированы. Это была этакая семья, ложа мощная. И третье: они обладали способностью инкрустировать свои цели, своё будущее в социум. Эта технология называлась революцией. Сегодня этого нет.Сегодня нет (или я просто не знаю) этого концепта будущего. Есть умные трактора и эликсиры бессмертия, а концепта будущего человека — его нет. Эти отдельно взятые ядра не консолидированы в движении. Все попытки создать партию развития кончались ничем.Значит, этого нет, и нет инструментария внедрения своей идеологии, своей мечты в социум. Манхэттенский проект как возник? Проникли в коридоры власти — и этот проект возник. И тогда — занимайся революционной деятельностью, создай теорию революции в середине XXI века. Ничего этого почему-то нет. Меня удивляет, почему.[Максим Калашников:]— Совершенно не удивляюсь. И Побиску Кузнецову, и Спартаку Никанорову не за что каяться на Небесах. Невозможно высеять зёрна на голом стекле. Они в этом мире, в РФ — в самодовольной, напыщенной, сырьевой, обывательской, мещанской — оказались лишними. Эта среда их отторгала. Вспомните фотографии: Ленин на испытаниях электроплуга, 1920-й год. Уже думали об электрификации сельского хозяйства. Представить себе нынешних наших руководителей на фоне чего-то подобного невозможно.[Александр Проханов:]— Неверная аналогия, потому что надо тогда представить себе Николая II на испытании плуга. Этого не произошло, как и сегодня. А Ленин, который занимался испытанием плуга, в ту пору, когда необходима была модернизация, стрелял в зайцев. У него не было плуга, у него не было технократов, он занимался теорией революции — я говорю о предреволюционном Ленине, который уже носил в себе этот образ, он был членом огромной мощной ячейки.[Максим Калашников:]— Согласен. Мы действительно сейчас имеем дело с неким коллективным аналогом Николая II. Даже ухудшенной версией. Всё-таки Николай II помогал Сикорскому с его многомоторными аэропланами. Электроплуг — это большевики уже у власти. Революционер товарищ Артём как погиб? На испытаниях аэровагона. Представить себе советских вождей, которые, имея проблемы с недофинансированием науки, неразвитием промышленности, утратой технологий, вкладывали бы гигантские деньги в футбол, в олимпиады, в стадионы — невозможно. Квинтэссенция нынешнего совокупного элитного обывателя (в стране, которой надо технологически развиваться, научно) — вложения в Сочинскую олимпиаду, в "мундиаль" футбольный. Это преступление. Но это их сущность. И наши зёрна падают на гладкое стекло. Мы не прорастаем.И новая индустриализация воспринимается коллективным обывателем как угроза. Вы говорите: создайте теорию революции. Но революция подразумевает смену нынешней элиты, а это достаточно насильственное действие. За это полагается наказание. Вспомните дела Мухина, Барабаша, Соколова, Парфёнова. Только за попытку инициировать референдум, принятие закона об ответственности власти, законный референдум на законных основаниях — людей уже два года держат в СИЗО.[Александр Проханов:]— Будущее стоит этого. Повторю: будущее — это примета веры, это Господь Бог. И Господь Бог придёт всё равно, осуществит себя. Так история развивается. Ты же очень сильный, мощный, оптимистический человек, и вдруг у тебя возникает интонация стратегической жалобы.[Максим Калашников:]— Нет, не стратегическая жалоба. Я хорошо информированный оптимист. За двадцать пять лет глубоко изучил создавшийся после 1991 года порядок и знаю, что у этой сказки не будет счастливого конца. Атаковать в лоб я не могу и мы не можем — нас сомнут. Нас сминают, к нам приходят, арестовывают. Крупные воры ходят на свободе, а хватают патриотов под видом экстремистов. Так зачем кидаться под паровоз, под его колёса?[Александр Проханов:]— Почему кидаться? Изобрети способ. Ты изобрёл эликсир бессмертия, вторгся в геном, тебя хватило на то, чтобы сделать это супероткрытие, и тебя не хватает для того, чтобы реализовать своё открытие в этом жалком смертном социуме?[Максим Калашников:]— Люди не могут подняться на определённый уровень. Но я пришёл к одному выводу. Я знаю, что впереди перестройка-2. Созданная с 1991 года система имеет свой срок жизни. Сейчас мы присутствуем при начале её финала. Теперь мы умнее и не должны проиграть следующую перестройку.Я, видимо, встречу вторую перестройку в возрасте, в каком вы были в 1991 году. Но теперь у меня есть ваш опыт, через ваши книги переданный, свой личный опыт есть. Я не буду простачком. Здесь надо попробовать сыграть. Мы пробовали запустить некий революционный процесс. Наша совесть чиста. Мы писали наверх, писали книги об этом возможном будущем, снимали фильм, показывали этот путь. Но мы натолкнулись на сопротивление, некоторых из нас стали бросать в тюрьмы. Что ж, тогда мы сработаем по-другому — мы дадим системе умереть. Если она отвечает тюрьмой и обысками, если при ней выживают хамелеоны и самые бесхребетные подхалимы, люди без чести и совести, мы берём нейтралитет — мы дадим ей умереть. Мы её не сможем спасти. Если она выбрала себе путь Китая XV века, наша задача — выиграть перестройку-2. Другого выхода не вижу.[Александр Проханов:]— Ты думаешь, что на распаде возможно цветение?[Максим Калашников:]— Нет. Наша задача — избежать распада.[Александр Проханов:]— Я не понимаю: как ты дашь системе умереть и одновременно избежишь распада?[Максим Калашников:]— Я не отождествляю систему со страной. Мы с вами уже живём в куске страны. Это не наша страна полностью — только часть её. Мы как люди с мозгами понимаем, что системе всё равно не выжить. Лишённая обратной связи, безответственная, она творит ошибку за ошибкой и упускает шанс за шансом. Ей конец: она начинает ранить себя уже: нет обратной связи, нервы отключены, она боли уже не чувствует. Если это происходит — мы не будем ей мешать уничтожать себя. Наша главная задача — быть наготове.[Александр Проханов:]— Здесь кончается моё понимание тебя. Что значит "быть готовым": быть готовым застрелиться, быть готовым взять власть?[Максим Калашников:]— Да.[Александр Проханов:]— Так нет этой готовности. У большевиков была эта готовность. У большевиков была партия. У большевиков была стратегия. А ты печалишься.[Максим Калашников:]— Я не печалюсь. Но если мы начнём создавать партию, мы попадём под удары с двух сторон. Сейчас борются две силы. Это два извода либералов. Этакие великодержавные либералы. Вернее, гибриды: сталинская внешняя политика, но экономика по Кудрину, Чубайсу и прочим. Есть прозападные либералы. Вот это две силы. Мы — третья. Мы ни те, ни другие. Но мы подвергаемся удару с двух сторон. Любая попытка создать партию наталкивается а) на дикий вой второй силы: "у, фашисты!"; б) приход людей, так сказать, с внимательными глазами к тебе домой. Я напомню, что большевики до Февральской революции тихо сидели за границей. Они вступили и начали бурно развиваться как раз в момент слома, когда николаевский застенок, очень коррупционный, сломался. Тогда для большевиков настал звёздный час. Думаю, нас ждёт что-то подобное. А до тех пор на нас будут ставить, с одной стороны, ярлыки русских фашистов, при этом шарлатанов, а с другой стороны — клеймо 282-й статьи. Я сам хожу под ударом. Я боюсь, что и мне уготована участь сидеть. В таких условиях, Александр Андреевич, укорять нас не стоит.[Александр Проханов:]— Я не укоряю. Я хочу ответить себе на постоянно возникающий вопрос: почему такие великие умы не находят извилин, чтобы свои суперпроекты реализовать?[Максим Калашников:]— Нужны ресурсы. Ни один суперпроект не может быть реализован на чистом энтузиазме.[Александр Проханов:]— Почему? Значит, надо искать инструментарий, средства. Большевистский грандиозный прорыв, который будет повторён неизбежно, — ведь он схлопнулся потому, что системе не хватало новых представлений, не хватало знаний о человеке. Они не могли предположить предательства Хрущёва, не могли предположить утомления всего народа, что наступит разочарование в этой мечте. Они не знали, как предотвратить это всё. Поэтому и схлопнулись. Если бы у них было знание не об экономике, не о техносфере, а о человеке — этого не произошло бы. Знание о человеке позволило бы им пролонгировать свой полёт. И сегодня среди футурологов, мне кажется, русская мечта не включает в себя знания о человеке. Или недостаточно включает. А если бы это знание присутствовало, то возник бы инструментарий внедрения, трансплантации идей в человечество. Путь есть, есть каналы, их просто надо нащупать.[Максим Калашников:]— Красные шли первыми, и понятно, что ошибки были. Они просто вошли в совершенно новый мир. Они спасли страну, которая уже не должна была существовать. Советский Союз — это Россия, которая существовала вопреки. Она в 1917-м должна была распасться. Нынешние футурологи вынуждены работать на кухнях. Нас никто не финансирует. Мы не можем создать междисциплинарные коллективы. Это никому из нынешних не нужно. Это опасно для них.[Александр Проханов:]— Не жалуйся. Николаю II тоже Ленин не был нужен.[Максим Калашников:]— А мне не на что жаловаться, Александр Андреевич, 47 книг я одолел. Я сумасшедший фанатик. То, что я мог выплеснуть, — выплеснул. Я не жалуюсь, я объясняю.[Александр Проханов:]— Надо искать. Надо искать каналы.[Максим Калашников:]— Мы искали. Александр Андреевич, я прекратил это дело, потому что искал эти каналы без малого двадцать лет. Больше нет смысла. Нет заинтересованности наверху в будущем. Для верхов наших, для нашей "элиты" если бы будущее вообще не наступило — был бы идеальный вариант. Они боятся этого будущего. Для них оно враждебно и непонятно. Что я могу сделать? Мои книги, передачи всем открыты. Я всегда буду это делать. Даже когда я пишу критические статьи, вторая часть всегда про то, "что нужно сделать".[Александр Проханов:]— Если верить в будущее как в божество (а оно и есть божество, потому что время — это божественная субстанция), то вы будете востребованы. Более того, вы уже востребованы.[Максим Калашников:]— Пока не очень вижу. Я вижу тех людей, которые реально создают будущее. Но они не попадают ни в какие обоймы. А туда попадают молодые люди, которые в жизни ничего не сделали, не осуществили ни одного проекта, ни одной инновации. Я не напрашиваюсь на их место, но человек, который имеет реальный опыт осуществления инноваций, почему не он стоит, не практик? Вы сказали про Манхэттенский проект. К Рузвельту пришёл Александр Сакс, банкир, принёс письмо Эйнштейна. Рузвельт любил будущее. Поэтому он понял Сакса с атомным проектом. А нынешние стратеги, если к ним прийти со своим атомным проектом, тебя пошлют.[Александр Проханов:]— А как бы ты определил категорию "русская мечта"?[Максим Калашников:]— Русская мечта — это Царство Божие на земле. Всё. Не на Небесах. Здесь мы его должны построить вопреки всем и всему. И вся наша техника должна этому служить, вся наша внешняя политика, всё наше государство — строительству Царства Божия на земле, не меньше. И мы все разными словами об этом говорим.[Александр Проханов:]— Ты в Бога веруешь?[Максим Калашников:]— В привычном смысле, наверное, нет. Я знаю, что есть некая высшая сила.[Александр Проханов:]— Ты будешь строить Царство Божие на земле — значит, ты предполагаешь идеал, божественный идеал?[Максим Калашников:]— Да. Мы православные атеисты. Я русский, и мой удел глубоко во мне сидит, он действительно православный, а если копнуть дальше, так это с язычества снято.[Александр Проханов:]— Можешь о себе сказать, что ты — строитель Царства Божия? Ты же чувствуешь своё мессианство?[Максим Калашников:]— Пусть потомки скажут. О себе говорить неудобно. А наверное, если бы не чувствовал, не писал бы книги.[Александр Проханов:]— Если это так, значит, ты — строитель Царства Божия.[Максим Калашников:]— В умах, во всяком случае, да. О себе говорить этого не хочу.[Александр Проханов:]— Я о тебе это говорю.[Максим Калашников:]— Я живу так, как будто строю Царство Божие, да. Только моё Царство Божие — с роботами, роботизированными заводами, с трассами скоростного транспорта, с людьми новой породы. Вот это моё царство будущего. То есть Царство Божие — оно же царство будущего.[Александр Проханов:]— А когда ты построишь это технократическое царство, ты доведёшь до своего нейромира, когда люди будут ангелами и не нужны уже будут эти поезда просто-напросто.[Максим Калашников:]— Может быть, это только промежуточный этап, когда люди перейдут. А нейромир — это предел, это сияющая мечта. Это люди-боги. То есть люди, равные Богу, можно сказать. Пусть это звучит еретически с точки зрения классической теологии. Это новые существа совсем.[Александр Проханов:]— Россия переживает сейчас мучительный период, по существу, она ещё не вышла из периода своей смерти и находится в чёрной дыре, в яме после 1991 года. И к ней сейчас претензии такого рода, которые ты предъявляешь, нельзя предъявлять, потому что она ещё на ложе смерти лежит. Но русская миссия в том, чтобы формулировать будущее. Русские были созданы на земле для того, чтобы будущее было вместе с ними. И этот ген, эти коды будущего, живут в современном русском народе, какую бы страшную пору он в своей истории не переживал. Твоя миссия, твои книги, твои страдания даже, сам факт твоего присутствия на земле — в том, чтобы будить коды. А эти коды рано или поздно сложатся в целую симфонию.[Максим Калашников:]— Я в этом уверен. Одна из моих любимых книг — "Моби Дик" Германа Мелвилла. Есть там такой образ. Индеец Тэштиго на тонущем "Пекоде" приколачивает флаг. На последнем ударе он уже уходит под воду. Да, "Пекод" столкнулся с Моби Диком, с символом зла. Моби Дик разбил корабль, корабль уходит, но индеец Тэштиго приколачивает флаг, чтобы флаг до последнего был. Этот образ будет жить во мне всегда. До конца. Надо жить, делать своё дело. Делай, что должен, и будь что будет. Ты должен драться до конца. И второй образ, который будет со мной жить. Экипаж ТБ 7, который упал в 1941 году в Финляндии. Командир экипажа снял вооружение с самолёта, окопался и держался до последнего. Вот это русские. По-русски. Значит, будем сражаться так. Если даже нам суждено уйти под воду, мы уйдём с флагом, не спустим свой флаг. И ещё один момент. Да, русские должны показывать будущее, но чтобы ещё к твоему голосу прислушивались, ты сам должен представлять кое-что как народ. Иначе тебя будут принимать за полоумного, за бредящего перед концом. Поэтому я остаюсь приверженцем новой индустриализации. Нам нужно подняться, чтобы с нами считались. А это не только оружие, это и другие отрасли промышленности. Так что, Александр Андреевич, и я навсегда остаюсь вашим учеником. Ваши книги на меня влияние оказали. Вы меня благословили на первую книгу, на "Сломанный меч империи".[Александр Проханов:]— Да, я помню "Сломанный меч империи", как ты эту книгу вынашивал. Блестящая работа. Помню, только что прочитал я её и поехал в Белоруссию, посетить там наши военные объекты, станции слежения: одна для слежения за подводными лодками, другая — дальнего обнаружения. Я иду через колючие проволоки, КПП, прихожу к командиру этой антенной системы и на столе вижу твою книжку.Спасибо тебе, дорогой.[Максим Калашников:]— Спасибо большое.