Источник
Александр Проханов, писатель и журналист - LiveJournal.com
17 сентября, 18:17

Vlad Shurygin // "Facebook", №37, 16 сентября 2017 года

  • 0

* * *Александр Андреевич Проханов...Меня часто спрашивают, какой он? Что он за человек? И много лет это вопрос ставит меня в тупик. Как ответить на него? Кто он? Для меня это человек, который изменил мою жизнь. Изменил круто и навсегда. Человек, настолько необычный и не укладывающийся ни в какие клише и рамки, что, когда всего через три месяца работы рядом с ним, мне пришлось выбирать судьбу – я оставил всё, и пошёл за ним.Хотя, если быть точным, то не я выбирал, а он выбрал меня, пригласив работать в создаваемую им зимой девяносто первого газету «День». И я до сих пор не знаю, по каким, одному ему известным критериям он это сделал. Что такое разглядел во мне?С тех пор прошло уже двадцать шесть лет, и ни одной секунды я не жалел о сделанном тогда им выборе. Точнее – все эти годы я бесконечно благодарен ему за этот его выбор.Писать о Проханове сложно.Есть даже огромный роман, где скрупулезно день за днём, факт за фактом разобрана до винтика вся его жизнь. Обстоятельный и талантливый роман-исследование, но закрыв его последнюю страницу, я вдруг понял, что так и не увидел в нём того Проханова, которого вижу каждый день. Это был рассказ слепца самым тщательным образом изучившего до миллиметра на ощупь Сикстинскую капеллу…Проханов невыразим словами. Любое его описание, любой рассказ о нём будет неполным потому, что уходя в детали, в суть, он тут же эту суть будет утрачивать. Так, срезая цветущую ветвь для изучения её жизни, мгновенно отбираешь у неё жизнь.И только на языке образов, ускользающих метафор можно попытаться описать его.Проханов - ронин.Ронин - самурай, потерявший господина, «блуждающая волна», странник. И потеряв своего господина, оставшись после его смерти в живых, ронин терял репутацию. Отныне его ничто не связывало с миром. Его путь это путь уносимого ветром листа.Проханов - ронин Красной Империи СССР.И с её смертью его больше ничего не связывает с миром, а точнее - ничего не ОБЯЗЫВАЕТ никому.Но странным образом, приняв судьбу ронина, он стал Последним Солдатом Империи.И в этой своей судьбе приобрёл Непоколебимость Духа последнего солдата.Нет более изысканного зрелища, чем наблюдать за телепоединками – современными вариантами старинных рыцарских ристалищ и гладиаторских боёв с его участием. На них Проханов просто в куски рвёт противников, испепеляет своей энергетикой, изламывает как солому и превращает в бессильных карликов. Кумиры публики и маститые политики, фехтовальщики слова и мастера полемики – перед Прохановым они все съёживаются и усыхают как листва перед пламенем.…Я никогда не встречал людей настолько безразлично относящихся к собственной репутации. Проханова ничуть не волновало, когда сразу после августа 1991 года, когда газета открыто выступила против Ельцина и его банды, телефоны редакции буквально разрывались от проклятий «патриотов России», клеймивших нас за то, что мы посмели выступить против «символа русского возрождения» САМОГО Бориса Николаевича Ельцина. Ему было это безразлично и «газета союза писателей СССР» вышла с подзаголовком «Газета духовной оппозиции». Как не задевали его проклятия после интервью с Березовским, Ходорковским или после беседы с Чубайсом.Помню, как перед публикацией интервью с Чубайсом я не выдержал и спросил его, не боится ли он, что мы как газета потеряем репутацию у наших читателей после такого интервью?- Надо либо работать на репутацию и тогда бегать к батюшкам за благословлениями на каждый чих, либо жечь репутации и делать то, что тебе интересно и что ты считаешь важным и правильным. Нет ничего более бессмысленного, чем репутация… - ответил Проханов.Это не дословная цитата, но почти дословная…Проханов бесконечен.В нём запечатан иссушающий зной Анголы и сводящая с ума духота никарагуанской сельвы, кампучийские рисовые поля и снега афганского Саланга, руины Грозного и радиоактивный жар Чернобыля, подземные ходы Газы и грозные башни Изборска.И драма сегодняшней России в том, что она не способна вместить всего Проханова, как современные «токомаки» не могут удержать термоядерную плазму.Поэтому Власть с таким опасением и страхом приближается к нему. Не имея возможности разделить его энергию, сепарировать его, усмирить и заключить в свои реакторы, она лишь пользуется его взрывной мощью, направляя её на врагов России, испепеляя их.Проханов это ядерное оружие в великой войне Проектов и Смыслов, которая вот уже второе столетие идёт в России. Западнический, либеральный проект беспощадно сражается с Русским имперским проектом, русской вселенной. И в этой войне сила Проханова описывается в цифрах мегатонн…Но у Проханова есть ещё целая вселенная – литература. И в её мирах герои Проханова бредут, сжимая цевьё «калаша» сквозь дрожащие миражи Регистана, переплывают на мокоро через Окаванго, сражаются в болотах Риа Коко с «контрас», пикируют на дворец Дудаева. И в каждом из них кусочек души самого Проханова, поэтому, подобный бодисатве, он живёт одновременно в сотне миров и воплощений.А ещё он живой человек. Мудрец, друг, рыцарь.…Я не знаю другого такого человека, который столь спокойно и мудро принимал удары Судьбы и предательство друзей. Я помню, как осенью девяносто первого демонстративно вышел из редколлегии его друг, которого он очень любил, и который потом в своих статьях злословил и отрекался от дружбы, я помню обещание другого друга Проханова Александра Руцкого «дать срок» тому, кто написал «Слово к народу». Срок Проханову, автору этого взорвавшего общество текста. Меня тогда поразило, как спокойно, стоически он отнёсся к этим известиям, словно яд предательства никак не зацепил его сердце. Потом я привык к этому его стоицизму, и стал учиться ему, открыв удивительный закон Духа – обида делает сильного слабым. Спокойствие сердца – даёт силу.Спустя годы один из предавших, пряча глаза, пришёл просить прощения и возможность публиковаться, а другой превратился в политического карлика и растворился в безвестности.И это тоже не вызвало в Проханове никаких эмоций, словно ещё двадцать лет назад он знал о том, как закончится их история.Я был рядом с Прохановым в Чечне, Сербии и Приднестровье.Я был с ним на судах и на митингах.Проханов встретил меня на пороге больницы в октябре 1993 года, когда я был выписан после ранения. Приехал, несмотря на то, что сам тогда был в розыске и скрывался. Санкцию на его арест отменили только в ноябре...Он бывает неправ, бывает вспыльчив и импульсивен, бывает прельщён и очарован, но он не бывает мелок, лжив и непорядочен.К булату, из которого он выкован грязь не липнет…

15 сентября, 13:22

Михаил Кильдяшов // "Завтра", №37, 14 сентября 2017 года

  • 0

Не надо отчаиваться!О романе Александра Проханова «Крейсерова соната» (Ad Marginem, 2003; «Центрполиграф», 2015).Время — субмарина: погружается в глубины бытия и ловит отголоски прошлого и грядущего. Ловит своим чутким ухом смыслы там, где нет зримых образов, где есть только колебания звука. Ловит гул истории, голоса предков: лица неразличимы, но слышны мелодии знакомых песен и стихов. В иных звуках живут иные голоса — тех, кто ещё будет рождён через века и тысячелетия, тех, кто сложит новые песни, напишет новые стихи.Некоторые звуки едва уловимы: в них слышен праязык, что был внятен не только человеку, но и всему живому — птице небесной и цветку земному. Язык всеобщего благоденствия, язык — устроитель мира, способный и солнце останавливать и горы переставлять.Порой время ловит неотмирный звук: последний берёзовый лист опускается на выпавший снег. Но тонкая берёза стоит не на бренной земле, а посреди Русского Рая. Рай до поры никому не ведом, Рай до поры — лишь мечта, упование и молитва. Но тихий ангел в самую тяжёлую для человека минуту срывает с древа иссохший лист, не слух, но сердце внемлет кружению, крепнет вера, уста изрекают: "Не надо отчаиваться!".Так от неуловимого прошлого до непостижимого будущего колеблется амплитуда времени. Она рождает причудливые синусоиды, каждая из которых вычерчивает определённый этап истории.От синусоиды к синусоиде движется в своих романах Александр Проханов. Взрыв, расколовший великий красный континент, сместивший ось бытия, исказивший представление о справедливости, разорвавший связь поколений — породил новый период в жизни отечества, новый период в творчестве писателя. Быть может, самый мучительный, потребовавший нечеловеческих сил для преодоления отчаяния, для решительной схватки с врагом. Период, когда последний солдат империи, столкнувшись лицом к лицу с всеразрушающим Господином Гексогеном, уже не воспевал былую техносферу — советскую мегамашину, не пытался срастить космос технический и космос метафизический. Период, когда уже не требовалось примирения старого и нового: ветхого деревенского дома и мощного завода-исполина. Период, когда из сачка разведчика-энтомолога безвозвратно упорхнула таинственная бабочка, облетевшая, как волшебный лепесток, все континенты. Период, когда вместо красных духов, излетевших из Кремлёвской стены, Родину заполонили чёрные духи, до поры таившиеся на чердаках истории в ожидании грядущего хама, в предвкушении великого предательства.Этот период подобен "Саду земных наслаждений" Босха. Адские образы как предчувствие возникали во многих предшествующих романах Проханова, теперь же налетели полчищами саранчи из Апокалипсиса. Они принесли неприкрытую скверну, расплодились серыми недотыкомками и безжалостными палачами, явились рвать и обгладывать живое тело России, всаживать гвозди в её ладони.Но есть и иные босхианские образы: смиренный лик несущего крест в окружении гонителей и хулителей. Вежды на этом лике сомкнуты, под ними сокрыт образ Рая. На устах молитва об одолении врага, о всеобщем спасении.Подобный лик Проханов будет выписывать в каждом романе босхианского периода, будет приводить в равновесие мир, покосившийся под тяжестью зла. Каждый роман станет полем битвы "Чёрного квадрата" Малевича и "Чаши" Поздеева. Первый образ будет расчленять мир на мегапиксели, на атомы зла, а второй — удерживать единство силой света, притягивать добро.Босхианский период — это всегда два полюса бытия, это точка жизни и точка смерти. Проханову и в жанре, и в языке, и в образах удаётся сочетать несочетаемое. Язык памфлета, гротеска и абсурда — для сил тьмы, и язык проповеди — для сил света. Раблезианские мотивы — для грешников, и житийные — для праведников. Но последние станут первыми, смерть окажется посрамлена, как и в романе "Крейсерова соната".Роман начинается с одного из самых чёрных событий нашей новейшей истории — с гибели подводной лодки. В страшные дни неизвестности, неопределённости казалось, что толща морской воды давит не только на затонувшую лодку, но и на всю Россию. Сама страна уподобилась крейсеру, получившему огромную пробоину. Каждый новый вздох давался с величайшим трудом, хотелось, находясь на берегу, задержать дыхание, сберечь в мироздании как можно больше воздуха, чтобы там, в спасительных отсеках, его хватило морякам до заветного избавления. В любом звуке на земле — в дожде, бьющем о стекло, плаче ребенка, ходе часов — мерещилось "спасите наши души". Из всех зеркал, как сквозь могильную плиту воды, на тебя взирал уже смирившийся с Божьей волей мученик, в ответ на свои сигналы SOS услышавший тихую поступь Спасителя.В "Крейсеровой сонате" подводная лодка именуется "Москвой". Это не просто боевая машина, направляющаяся с секретным заданием в акваторию противника. Это храм, монастырь, где экипаж — братия, молящаяся за Отечество: "Наш Бог — это Родина. Мы, мужчины, облачённые в чёрную форму подводников, — монахи и воины России". Град подводный идёт на заклание, чтобы искупить грехи града земного. Крейсер принимает на себя адский удар, заслоняет собой всю Россию и, погибнув, становится ковчегом спасения. Подводная "Москва" идёт на дно ради того, чтобы Москва земная просияла, как всплывший со дна озера град Китеж.Но град земной настолько впитал в себя тьму, что свет подвига не может окончательно её развеять. Необходим посланец, вестник, что придёт из "вод многих" со словом, подобным огненному мечу Архангела.Главный герой романа — подводник-акустик Плужников — пахарь, что возделывает не пашню плодородную, а глубины морские. Плужников — очарованный странник. Он заступает на вахту, словно отправляется в паломничество, погружается на лодке в воду, будто каждый раз принимает крещение. Он ищет в водном пространстве землю обетованную, ищет себя самого, вопрошая у небес: "Кто я?".Плужникову внятен язык морских существ, язык стихий. Он слушает Крейсерову сонату и из её нот создаёт зримые образы проходящих мимо судов и подводных лодок. Но последняя нота этой сонаты оказывается смертоносной. Взрыв оглушает и ослепляет очарованного странника. Но именно его Богородица избирает проводником света и вестником спасения: "Верь в то, что я тебя никогда не оставлю. Знай, что смерти нет. А есть Любовь. Есть Жизнь бесконечная…". Вдохнув жизнь в истерзанное тело, тихий ангел вызволяет моряка из водного плена и переносит в уподобившуюся многоголосному Вавилону Москву.Первое время Плужников нем и глух, он пребывает в забытье, не осознавая ни себя, ни окружающих. В его памяти разверзлась непреодолимая пропасть, подобная пробоине в торпедированном крейсере, и в неё стремительно уходят время и жизнь. Очарованному страннику чёрные духи города "сжимали мозг в безразмерную, моментальную точку, которая таила в себе угрозу взрыва, чудовищной вселенской катастрофы, где, вдребезги расшвыривая звёзды и галактики, могла взорваться Вселенная".И только песня пращуров о том, как святой собирает в Раю берёзовые веточки, возвращает Плужникова к жизни, останавливает распад сознания. От спасительной мелодии проходит контузия, восстанавливается череда событий, обретается дар пламенного слова для проповеди.Плужников стремится развеять тьму красотой, помня, что только она спасёт мир, но надо успеть спасти саму красоту, защитить её от уродства, боли и страдания. Нужно успеть омыть, отчистить от копоти лик Москвы, чтобы она вновь просияла как третий Рим, как Новый Иерусалим, а не сгорела от семи чаш гнева Божия. Нужно успеть найти главный источник зла, заглушить его живоносными смыслами, спаять эти смыслы в учение о Русской Победе: "Победа — это и дело, и время, и учение, и Дух живой, и Россия земная, и Россия Небесная, и Рай, который тоже — Россия. Не всякий это учение может сказать словами, но всякий им дышит, спасается и спасает других". Всё на свете враг может победить, и лишь Победа неодолима. В ней едины народы великой державы, в ней дух преодолевает материю, а подвиг — отчаяние.Но до эпицентра зла добраться непросто, у него свои тайные организации и законспирированные агенты, своя дьявольская идеология, замаскированная под благо. В цитадели зла укрылись преемник первого президента Истукана Счастливчик — и его политтехнолог Модельер. Он по лекалам, присланным из-за океана, кроит русскую действительность, как чёрный маг управляет волей министров и олигархов. Именно он из первичного бульона демократии синтезировал Счастливчика, пропустил через него ток истории и оживил, как Франкенштейна, выдул из мутного стекла неказистый сосуд, который можно заполнять чем угодно. Модельер, как древний летописец, повёл родство гомункула от Рюриковичей, как коварный искуситель, посулил новоявленному правителю все царства земные.В топку сатанинского мирового господства отправляется русская демография и география. Модельер будто извлекает из потаённого архива план Барбароссы и реализует его уже в новом веке. Как отравляющий газ, русских людей душит уныние, их сталкивают в массовых побоищах, изгоняют из отчих домов и вытесняют с родной земли. Круглыми сутками, как в Освенциме, работает крематорий, молох требует всё новых и новых жертв, чтобы сократить население втрое и обеспечить роскошную жизнь оставшейся трети. Ради единого всемирного царства на Дальний Восток призывают китайцев, на Курилы — японцев, в Калининград — просвещённых европейцев. Россию пытаются лишить не только своей земли, но и своей воды, когда отправляется на заклание военный крейсер, лишить своего неба, когда, как мифическую птицу, сбивают в полёте космическую станцию "Мир".Москва — тонет, мир — рушится. Мессианский народ вновь должен взять на себя ответственность за бытие. Но русское мессианство искажается Модельером, как в кривом зеркале. Для проповеди спасительных смыслов теперь необходимо отказаться от самих себя, открыть ворота чужаку, склонить голову перед врагом, слиться с ним в дружеских объятиях в надежде, что враг в итоге уподобится тебе, растворится в твоей культуре. "Раздарить всё, чтобы всё обрести". "Стать ничем, чтобы овладеть всем". "Потерять себя, чтобы найти Вселенную". "Отдать богатства, чтобы снискать сокровища". "Перестать быть народом, дабы стать человечеством".Модельер — идеолог такого капитулянтского, коллаборационистского мессианства — умело уничтожает всех противников Счастливчика, для которого остается лишь одна забава — погоня за рейтингом. Счётчики этого рейтинга расположены повсюду, увеличивающееся число тайными знаками проступает на рекламных плакатах и магазинных вывесках, между букв надписи на колокольне Ивана Великого, в лёгкой ряби Москвы-реки. И кажется, что это число зверя показывает не популярность президента, а зашкаливающую адскую радиацию, уровень русского горя.Последней помехой в реализации плана Барбароссы оказывается свет, источаемый русским праведником. Как царь Ирод, узнавший о рождении Младенца, Модельер начинает беспорядочно сеять смерть, неудержимо преумножать тьму. Он знает, что Москва жива и Бог милостив к ней, пока здесь пребывает праведник: "Пришёл в Москву русский праведник с бесами биться, Москву спасать!.. Бесы Москву на дно морское опустили, а он её в небеса подымет!.. Она как солнце станет, потому как русский праведник в ней объявился!".В последней схватке, где Плужников и Модельер столкнулись лицом к лицу, в решающий момент, когда силы тьмы несравнимо превосходили силы света, над столицей явился чёлн небесный — крейсер "Москва", в райском сиянии, со святой братией на борту.Оградительный свет одолел стреляющую тьму. Из столицы были исторгнуты вопиющие бесы, золотым и небесным озарились храмы, в них замироточили лики святых, и сама Москва воссияла, подобно обновившейся державной иконе. На ней горели лишь воспалённые рубцы, но к ним приложили образы русского Рая, что оставил на своих рисунках Плужников, взятый духовным воинством на борт небесного ковчега.А в русском Раю перешёптываются берёзы и кружится снег. Сергий Радонежский и Серафим Саровский поют задушевную песню. Дмитрий Донской и маршал Жуков хранят учение о русской Победе. За общим столом встречаются предки и потомки, и у Бога все молоды, у Бога все живы.Из русского Рая столпом света на Россию нисходит крест. Из спасительного сияния то ли святой, то ангел, то ли Богородица шлёт завет: "Не надо отчаиваться!"

14 сентября, 00:59

Беседа Александра Проханова с Вячеславом Битаровым // "Завтра", №37, 14 сентября 2017 года

  • 0

Осетия сокровеннаяБеседа главного редактора газеты «Завтра» Александра Проханова и главы республики Северная Осетия-Алания Вячеслава Битарова.[Александр Проханов:]— Вячеслав Зелимханович, я в последнее время мыслю такими категориями, как национальная мечта. Вот у американцев есть мечта. Более того, она для них стала образом поведения — исторического, национального. Они её формулируют как "град на холме". То есть холм, на нём стоит град, крепость, оттуда видны долины, другие селения, города, американцы всеми повелевают, если что — из бойниц обстреляют… И если американская мечта — это град на холме, то у нас — храм на холме. Мы ставим наш храм на холме, чтобы он был ближе к небу, к божеству.И у каждого народа есть своя мечта Как вы полагаете, в чём состоит осетинская мечта, то чувство, которое народ несёт через столетия, тысячелетия, проносит сквозь пожары, беды, несчастья, сохранив верность этой мечте?[Вячеслав Битаров:]— Не посчитайте мои слова громкими, Александр Андреевич, но любой человек в нашей республике скажет, что Осетия хотела быть частью этого храма на холме. Осетия — часть России, и если Осетия выжила, и осетины выжили как народ, то только благодаря русскому народу, благодаря России. Это откровенное, от души высказывание. И это мнение любого человека из нашего народа. Многочисленные исторические факты свидетельствуют, что никогда не было каких-то конфликтов или непонимания великой России в Осетии. Мы — составная часть России, и мы бы очень хотели быть в этом храме на этом холме. Это мечта любого осетина. История Осетии неразрывно связана с Россией. Наши предки определились с этим вопросом. На Мемориале славы во Владикавказе отражено это историческое событие, как наши старейшины получают верительную грамоту Екатерины о вхождении в состав России. Народ уже тогда понял, что не выжить без России. История это неоднократно подтверждала.Со своей стороны, Осетия всегда преданно служила России, потому что Россия — это наша родина. Возьмите хотя бы такой факт: в советские времена у нашего малочисленного народа был 81 Герой Советского Союза! В Осетии нет такого дома, откуда бы мужчины не ушли на фронт. Добровольно. У меня дома хранятся и письма отца с фронта, и моего дяди, который офицером долго воевал, потом в некоторых городах Европы был комендантом, и только в 1947 году демобилизовался. В фильмах видим, как клянутся: "Я вступаю в партию и буду сражаться до последней капли крови". А у меня письма с такими словами дома есть. И я не понимаю, как можно, прочитав эти письма, видеть себя вне этого храма?[Александр Проханов:]— Россия — счастливая страна. Хотя и с огромными трудностями, проблемами, которые никуда не уходят, одни проблемы меняются на другие… Но она счастлива тем, что состоит из множества народов, языков, верований, культур, темпераментов. Осетины — это народ с особой внутренней музыкой. Осетинская история, осетинское представление о небе, о бытии, о жизни, о смерти, о любви, о героизме отличается от всех остальных представлений. Оно уникально. Осетия — сокровенная, и мечта осетинская — сокровенная, и её ещё предстоит открыть. А в чём неповторимость осетинского мышления, осетинского сознания?[Вячеслав Битаров:]— Что касается осетинского духа, сознания, то у нас, как, наверное, и у любого народа, — особое отношение к своей истории, к старшим. Всё это воспитывает у людей патриотизм. Патриотизм не только в отношении маленькой Осетии, малой родины, но и патриотизм в отношении большой родины — России. Об этом свидетельствуют не только исторические факты, но и нынешняя история. Наш земляк Валерий Гергиев — это достояние и Осетии, и всей России, может быть, всего мира. Да и многие мои земляки достойно представляют и прославляют нашу страну.[Александр Проханов:]— Валерий Гергиев потрясающ! Будучи дирижёром, он является великим воином, богатырём. Для него музыка — это стихия мироздания. Он сумел музыку превратить в управление историей. Когда он играл в Пальмире, оказалось, что это сильнее любых бомбардировок, любых атак. Музыка сметала с лица земли этих вандалов, варваров. То, что он стал человеком мира, оставаясь осетином, — это тоже результат огромной осетинской творческой истории.[Вячеслав Битаров:]— Безусловно, это не только великий музыкант, но и очень мужественный человек. С ним рады общаться и короли, и президенты любых государств. И он остаётся верен России и своей малой родине.[Александр Проханов:]— Мы живём среди огромных толчков, сотрясений, событий. Иногда трагических, иногда потрясающих по своей творческой силе. Война в Южной Осетии, по существу, поставила осетин на грань истребления. Их хотели, если бы не вмешалась Россия, испепелить. И осетинский народ лишился бы своей очень драгоценной части. То, что этого не произошло, что Южная Осетия стала независимой — это тоже сказалось на миросознании сегодняшних осетин. Это входит в мечту осетинскую: соединиться, стать одной судьбой и одним государством?[Вячеслав Битаров:]— Объединить юг и север Осетии — вот что входит в мечту. Ведь мы — один народ. То, что классифицирует нацию, народ, — у нас всё общее, по всем признакам, и язык, и культура. У нас никто не ставил вопрос о том, чтобы быть отдельным государством. А есть мечта объединиться и быть республикой в составе великой России. Думаю, что настанет время, когда Россия возьмёт в свой состав юг Осетии. Это мечта всех наших предков, историческая мечта нашего народа — объединиться и быть составной частью великой России. На юге сегодня только об этом и просят Россию.[Александр Проханов:]— Как лично вы переживали эту войну? Она же была очень тревожная, были такие моменты: да, нет…[Вячеслав Битаров:]— Если бы не Россия, не армия российская, эта война бы, скорее всего, превратилась в войну не только юга Осетии. Тогда все способные воевать мужчины выдвинулись на поддержку наших братьев на юге. А те, кто оставался здесь, были готовы во втором эшелоне поддержать наших братьев и рядом с ними встать. Спасибо Всевышнему, что это не понадобилось, потому что пришли российские войска и буквально за сутки навели порядок.[Александр Проханов:]— Я посетил "город ангелов", где похоронены погибшие в бесланской трагедии. Я был в той бесланской школе, когда на полу спортзала ещё лежали разбросанные детские рисунки. Конечно, та трагедия — это рана, которая никогда не зарубцуется в сердце. Это тоже страшный толчок, и он как-то сформировал новое осетинское мышление. Эта травма, эта беда, что она для осетинского сознания? Она расшатала, сплотила, изменила мышление?[Вячеслав Битаров:]— Да, это большая боль, которая никогда не заживёт и никогда не зарубцуется в сердце любого осетина и всех народов, которые в республике проживают. И когда происходили теракты, народы республики всегда сплачивались, были вместе, и никто не различал, осетинской национальности человек или русской, армянской, азербайджанской, грузинской. Всегда все были вместе. И такие события в очередной раз показывают, что нет паники, а народ сплачивается и помогает пережить горе тем, кто потерял детей, близких. Может быть, 90-е годы наши народы как-то разделили, но после этих событий народ сплотился и помог друг другу пережить и по сегодняшний день помогает переживать эту трагедию.[Александр Проханов:]— Когда мы шли мимо могил, увидели немолодую женщину, у которой там похоронена дочь. Женщина её оплакивала: голосила, рыдала, причитала. Мне сказали, что сложилась целая поминальная культура: стихи, поэмы, музыка, песни, обряды. Эта беда превратилась в эпос народный, который не исчезнет уже никогда.[Вячеслав Битаров:]— Да. И эта трагедия затронула сердца людей всего мира. Уже сколько прошло лет, но каждый год накануне поминальных дней к нам прибывают представители разных народов, разных конфессий, чтобы в эти дни сопереживать вместе с нами. Это не только горе нашего народа, а многих, в том числе и зарубежных стран.[Александр Проханов:]— У меня был друг Виктор Петрович Поляничко, многое нас с ним связывало. Мы с ним были и в Карабахе, и в Афганистане. И он погиб здесь во время так называемого осетино-ингушского конфликта. Какой-то свет пролился: кто, почему, мотивы, случайно это или засада на него была?[Вячеслав Битаров:]— На сегодняшний день достоверных и опубликованных сведений о данном преступлении нет, но моё личное мнение, что это не случайное убийство, а оно было подготовлено. Всё делалось для того, чтобы внести раскол между народами на Кавказе. И я твёрдо убеждён, что эта политика западных государств на Кавказе продолжается.[Александр Проханов:]— Виктор Петрович пришёл как миротворец сюда, ему была поставлена задача — погасить конфликт.[Вячеслав Битаров:]— Конечно. И он всё делал для того, чтобы конфликт, который там разгорелся, не только погасить, но чтобы загладить и не допустить дальнейшего кровопролития. Кому и зачем нужна была эта гибель? Думаю, что трезво мыслящим людям ни осетинской, ни ингушской стороны не надо было, ведь война ничего хорошего не приносит ни одной из противоборствующих сторон. Я считаю, что смысл только один — это продолжение дальнейшего конфликта. А конфликт — даже самый маленький на Кавказе — это конфликт на всём Кавказе. Здесь не может быть так, что конфликтуют локально каких-то два народа. Это обязательно выливается в конфликт на всём Северном Кавказе. Силы, которым необходим пожар на юге России, скорее всего, и совершили.[Александр Проханов:]— Конфликт, который тогда был таким страшным и кровавым, ушёл в глубину, но остаётся внутри. Удаётся решить эту проблему хотя бы отчасти? Какие пути решения этой проблемы?[Вячеслав Битаров:]— Этому конфликту уже 25 лет. Конечно, он до сих пор остаётся в сердце и ингушского, и осетинского народов. С другой стороны, большинство народа — это трезво мыслящие люди, которые прекрасно понимают, что нам надо жить вместе, в соседстве. История так распорядилась, хотим мы или не хотим этого, но живём и должны жить в соседстве. Поэтому надо выстраивать соседские отношения, чтобы они не перерастали в конфликтные. Я горжусь дружбой с главой Республики Ингушетия Юнус-беком Евкуровым, это человек достойный, Герой России. И мы с Юнус-беком Баматгиреевичем всё делаем для того, чтобы на Кавказе было спокойно. Мы с ним дружны и постоянно находимся на связи.[Александр Проханов:]— Сейчас этот конфликт — это конфликт-воспоминание, конфликт о пролитой крови или всё-таки есть нерешённые проблемы: земельные, житейские?[Вячеслав Битаров:]— Да, остаётся много житейских проблем, потому что в те годы — 25 лет назад — на территории республики было около ста тысяч беженцев с внутренних районов Грузии, конфликт произошёл и на юге Осетии. Тогда ведь с грузинской стороны было такое же нападение, как и в 2008 году, и шли боевые действия. Опять-таки благодаря вмешательству России, вводу миротворческих сил конфликт был остановлен. Но с внутренних районов Грузии практически были изгнаны все жители, да и с Южной Осетии много было беженцев. Чтобы их обустроить, практически в открытом поле были построены населённые пункты, которые с тех пор, к сожалению, не обустроены должным образом. То же самое в ингушских населённых пунктах: нет детских садов, дорог, просто в открытом поле построены дома. Конечно же, народ недоволен.И когда что-то делаешь для ингушского села — это вызывает недовольство в соседнем осетинском селе, в котором такие же проблемы. Когда делаешь для осетинского — недовольство в ингушском селе. Всё это надо учитывать и очень осторожно действовать, чтобы не вызывать недовольства. Полпреды по Северо-Кавказскому округу — сейчас Олег Евгеньевич Белавенцев, а до него Сергей Алимович Меликов — всё делали и делают для того, чтобы укреплять отношения между Ингушетией и Осетией, проявляют заботу об этих сёлах, их благоустройстве.Когда пришёл Олег Евгеньевич, были проведены совещания по этому вопросу, направлены письма в адрес президента Российской Федерации Владимира Владимировича Путина. Я сам был у президента и попросил его решить эти проблемы. Владимир Владимирович дал распоряжение, и сейчас подготовлены проекты на общую сумму около 7 миллиардов рублей, рассчитанные на 3 года. Мы отразили в представленных проектах все проблемы этих населённых пунктов. Думаю, если мы их решим и будем работать над созданием рабочих мест, жизнь наладится.Рабочие места — важнейшая проблема, нужно, чтобы люди могли получать работу, чтобы не выезжали за территорию Северного Кавказа с целью трудо­устройства. Над этими вопросами работаем. Буквально на днях создали Агентство развития республики. Мы будем обязательно создавать рабочие места, в том числе в Пригородном районе. Такая же проблема у нас и Моздокском районе. Сейчас пытаемся решить эти вопросы. Моздокский район многонациональный — это русское, кумыкское, чеченское, ингушское, осетинское население. Надо, чтобы были решены если не все, то основные социальные проблемы. Я думаю, что это снимет напряжение и позволит нам жить так, как жили в советские времена: дружно сообща работали. Что ещё немаловажно. На Кавказе нужна дисциплина. Дисциплина в смысле исполнения всех законов на территории Кавказа, потому что на таком маленьком клочке земли проживает столько национальностей, и если не будут все по закону жить, а будут решать вопросы по принципу кто сильней, ни к чему хорошему это не приведёт. Потому, наверное, в советские времена все жили тихо и спокойно здесь, на Северном Кавказе, да и по всему Советскому Союзу, что дисциплина была.[Александр Проханов:]— Вам досталось тяжёлое наследие. В проклятые 90-е Ингушетия, Осетия лишились огромного количества рабочих мест. Исчезли производства, заводы и связанная с ними инфраструктура. Образовалась дыра промышленно-экономическая. Всё-таки Осетия, благодаря оборонному производству, была республикой цивилизационной, она выпускала цивилизационный продукт: электронику, военные элементы современного оружия. Теперь всё это ушло. Осталось земледелие, скотоводство, но это понижает цивилизационный уровень республики. Как его опять поднять?[Вячеслав Битаров:]— Я с вами полностью согласен. Осетия была промышленной республикой. И образование среднее, высшее было нацелено на выпуск специалистов для промышленности. Я сам из шахтёрского посёлка Садон, где в советские времена производилось 50% всех пуль из свинца, который добывался на Садонском свинцово-цинковом комбинате. Этот комбинат считался зародышем промышленности Северной Осетии.Уже в послевоенные годы в республике размещали заводы, фабрики, чтобы загрузить работой население, и в Осетии образовался кластер, как сейчас принято говорить, военной промышленности: около 14 заводов военно-промышленного комплекса, которые в 90-е годы практически остановили свою работу. А ведь на них около 40 тысяч человек работало. Для нашей маленькой республики это большое количество рабочих мест. Остались без работы высококвалифицированные инженеры и другие представители промышленности. Конечно, это потянуло за собой целый ворох проблем — и образование, и кадры, которые выпускались под производство: горные инженеры и так далее. И вот они уже в республике не востребованы. Вся цепочка нарушена. Промышленность республики была практически остановлена. Сейчас нам надо всё делать, чтобы её восстановить.Мы готовили программу развития, а прежде провели большой анализ, аудит всех возможностей республики: всех ущелий, всех природных ресурсов — и определили для себя основные приоритеты. На территории республики остаётся около десяти заводов ВПК. Все они практически недействующие, лишь пара предприятий, да и то на ладан дышащие. Как только я пришёл к должности, встретился и с Дмитрием Олеговичем Рогозиным по этому вопросу, встречался и с Сергеем Викторовичем Чемезовым. И были даны распоряжения по вопросу, как реанимировать оставшиеся заводы.[Александр Проханов:]— Всё-таки возрождение предстоит?[Вячеслав Битаров:]— Очень тяжело пока идёт, реальных сдвигов ещё нет, но есть разработка "дорожных карт". Идёт подготовительная работа. Параллельно идёт проработка вопросов с получением оборонного заказа, чтобы на одном из этих предприятий заняться ремонтом военной техники. Ведь в республике базируется 58-ая армия, а технику на ремонт почему-то из республики увозят в другие регионы России. То есть имеются резервы. Мы сейчас их продумываем совместно с заводом "КамАЗ", который занимается ремонтом техники, чтобы на этих площадках наладить производство, люди бы могли получить рабочие места. Думаю, это позволит нам, как это было в советские времена, создавать филиалы этих заводов на территориях сельских районов, где производились комплектующие и тоже создавались рабочие места.Большие резервы у нас в развитии туризма. Агентство развития республики занимается привлечением туристов. Сейчас мы у себя зарегистрировали туроператора, который займётся пока внутренним туризмом и в дальнейшем будет привлекать путешественников в республику отовсюду.[Александр Проханов:]— Но если территория производит самолёты или космические корабли, то селения, строящие эти самолёты и корабли, находятся на определённом цивилизационном уровне. Они строят суперпродукты. Это требует квалификации, умения, знаний. И возникает атмосфера большого, мощного дела. А туризм, конечно, хорошо, но это сфера обслуживания, развлечений. И как бы здорово ни был поставлен туризм, он не приводит к развитию человека как такового. Мне кажется, что по всему Кавказу наблюдается отток русских. Во многом для меня это непонятное явление, это трагическое явление. Я считаю, что в Осетии, которая тоже потеряла часть русского населения, это связано именно с закрытием цивилизационных больших объектов.[Вячеслав Битаров:]— Вы правы. Я сам из такого рабочего посёлка, где в большинстве своём проживало русское население, потому что все шахты работали благодаря русским инженерам. А мы все образование получали благодаря русским учителям, которые прибывали в республику, здесь оставались, выходили замуж, женились. Я даже в своём классе не отличал тогда, кто какой национальности. Мы в братских отношениях учились, выросли: и русские, и чеченцы, и ингуши. Конечно, это ещё с дореволюционных времён повелось: в республику были привлечены русские инженеры, которые запустили шахты и работали, учили наше население работать.А после того, как шахты закрылись, люди стали уезжать. Такая же ситуация и с военно-промышленным комплексом: в основном там работали русские инженеры, которые после того, как заводы позакрывались, остались без работы. А ещё те трагические явления, которые в 90-е годы произошли на Кавказе. Все эти события, конечно же, плюс безработица, создали тяжёлую ситуацию.Но Осетии, я считаю, это коснулось меньше всего. Да, некоторое количество русского населения из республики уехало, но мы сейчас всё делаем, чтобы в дальнейшем этого не происходило. Специально разработали программу, из нашего скромного бюджета нашли средства: мы строим, ремонтируем сейчас в Моздокском районе дороги, водопроводы, больницы. Я в прошлом году выступал на Дне Моздока, и сказал, что прежде всего надо земли выделять под фермерские хозяйства казакам, русскому населению, чтобы тот уклад жизни, который они вели, могли продолжать и сейчас. Это будет сдерживать отток русского населения. Ведь даже неизвестно, когда здесь совместно стало проживать столько народов. Русские, осетины, греки, армяне… Все так сплелись, и так выстроились отношения, что если выпадет какой-то из народов из совместного общежития, это ударит по всем остальным. Это часовой механизм напоминает: когда он слаженно работает, все комфортно проживают во взаимопонимании. Когда какая-то часть выпадает, то начинается сбой. И если будет отток какого-то из народов, проживающих сегодня в республике, это нелучшим образом скажется и на осетинском населении.[Александр Проханов:]— Какой сейчас любимый проект, куда вы вкладываете свои основные мечты, идеи, силы? Есть в республике инициатива, которая вам особенно дорога, над чем вы работаете?[Вячеслав Битаров:]— Экономика республики. Потому что если людям не будут обеспечены рабочие места, и человек, который хочет работать, не будет иметь возможности зарабатывать, то это будет недовольный, злой человек, или же человек, который покинет свою малую родину в поисках лучшей жизни. Мне бы не хотелось этого. Поэтому самая главная задача — развитие экономики. И, конечно же, делать всё для того, чтобы улучшались отношения с нашими соседями. Потому что без мира не будет и экономики. Прежде всего — мир, экономика и создание рабочих мест, чтобы люди могли содержать себя. Я распоряжение дал, чтобы до минимума упростили регистрацию предприятий, упростили предоставление земли желающим работать на этой земле, упростили предоставление земельных участков под строительство кафе, ресторанов, магазинов, тем более для производственных предприятий. И мы работаем над большим проектом — более 250 миллионов вложено — это создание национального телевидения.Во всех республиках на территории России в своё время реализовывалась программа по созданию национального телевидения, каждой республике предоставлялись средства. Наша республика тогда осталась в стороне. И мы сейчас уже из внебюджетных средств, благодаря нашим землякам, неравнодушным людям, разрабатываем этот проект, он уже практически на выходе.[Александр Проханов:]— Для этого требуется что: вышка, коммуникация, кабели или создание штата репортёров, журналистов?[Вячеслав Битаров:]— Всё. Это и кадры, и оборудование, и помещение. Над этим всем в комплексе работаем. Месяца через два представители нашей республики, да и любой гражданин, кто захочет, может на "Триколоре", на спутнике, в любой точке мира смотреть, как живёт республика. Предоставим обязательно всем национально-культурным обществам время, чтобы они также могли вещать, говорить, как они сегодня живут в республике. Тогда, может быть, вернутся и те, которые уехали когда-то. Ведь это же их родина, могилы их предков.[Александр Проханов:]— Вы создаёте культурно-информационную среду, в которой людям было бы интереснее и комфортнее находиться?[Вячеслав Битаров:]— Да. Я сейчас встречаю много представителей и русского населения, и армянской части населения нашей республики, которые когда-то уехали, но они всегда помнят, что их родители или дедушки, прабабушки, предки похоронены здесь. Эти люди, потомки возвращаются. Может быть, они здесь не остаются, но каждый старается посетить родные могилы.[Александр Проханов:]— Вячеслав Зелимханович, мы сегодня очень вкусно пообедали в одном ресторанчике. Мне сказали, что это ваш ресторанчик, вы с него начинали, что вы успешный предприниматель, который сделал свой бизнес не на нефти и не на алмазах, а на общепите. А зачем вы пошли во власть? Вы были депутатом, сейчас стали главой республики. Почему бы вам не заниматься было ресторанным, гостиничным бизнесом? Что для вас власть?[Вячеслав Битаров:]— Моё мнение таково: пусть человек улицы подметает или арбузы продаёт, лишь бы он честно зарабатывал свои деньги и лишь бы его услуги были востребованы народом. А я начал свою деятельность не с общепита, хотя и горжусь тем периодом своей деятельности, считаю, что это богоугодное дело.Свою деятельность начал с сельского хозяйства. Я по образованию инженер-механик сельского хозяйства. Работал в пригороде Владикавказа в совхозе, которого уже, к сожалению, нет. 30 лет был заместителем директором этого совхоза. Тепличный комбинат был в совхозе, земли были. А потом, когда разрешили в конце 80-х — начале 90-е годов заниматься собственным производством, частной деятельностью, я арендовал землю этого совхоза, 13 гектаров. Сам садился за штурвал трактора, пахал землю. Сеял кукурузу, пшеницу, сажал картофель. Потом у меня появилась ферма. Тогда хорошие кредиты давали, я взял кредит. Около ста голов крупного рогатого скота, дойного стада. Я продавал молоко здесь, в городе: сам развозил, сам реализовывал. Держал небольшую птицеферму, сам также вывозил своих цыплят, продавал их. И так далее. Я горжусь, что мне пришлось всё это пройти.Потом появился ресторанчик, один, второй. Затем пиво-безалкогольное производство… Да, успешно бизнес развивался. Я получал удовольствие от своей работы, от всего того, что делал. Сам я вырос в высокогорной семье, в семье простых крестьян, Мы держали скот, косили траву, заготавливали сено, выращивали картофель, другие сельскохозяйственные культуры. Наша семья не была богата, но в то же время никогда не бедствовала. Я привык к труду. Наверное, когда человек через всё это проходит, он ценит своих сотрудников, которые занимаются на его предприятии и простым трудом. Кто грузчиком работает, кто руководителем. Я всегда старался для них всё, что мог, делать. Мы построили дом шестидесятиквартирный и предоставили квартиры своим сотрудникам.Но я никогда не готовился к той должности, которую сегодня занимаю. Да, я был депутатом. Да, у меня было своё мнение по поводу каких-то дел в республике. Это естественно, у каждого человека должно быть своё мнение. И я пытался его реализовывать. Если не удавалось в масштабах республики, я реализовывал его на тех предприятиях, которые организовал. Занятие бизнесом для меня было в удовольствие: видеть ежедневно плоды своих трудов. Уверяю вас, речь не о заработанных средствах, а приятно было видеть реальные результаты труда.Но так судьба сложилась. Раньше не верил в судьбу. Думал — стечение всех обстоятельств. Сейчас верю. Наверное, когда человеку Всевышний уготовил судьбу и его движение по жизни — никуда от этого не деться, значит, надо работать для своего народа. Может, некоторые думают, что это громкие слова, но я действительно стараюсь так работать.[Александр Проханов:]— А сверхзадача есть какая-то у вас? Ведь в вашей работе очень много рутинного, и как-то забывается сверхцель, мне кажется. Но она время от времени всплывает, становится мечтой.[Вячеслав Битаров:]— На днях ездил на свою родину, в Алагирский район. Посёлок наш разрушен, в 2002-м году там трагедия произошла, наводнение снесло практически весь посёлок, шахты закрыты, затоплены. А в соседнем посёлке Мизур, в двух километрах, сейчас строится Зарамагская ГЭС, каскады электростанции. Я посетил строительство. Потом встречался с народом — раздражённое население: люди, не имеющие возможности заработать, чтобы кормить свои семьи, полуразрушенные подъезды. Эта разруха 90-х сегодня ещё продолжается. Очень много недовольных, злых людей. И вот мне бы хотелось, чтобы за время моей деятельности число таких людей сократилось до минимума, чтобы стало больше довольных жизнью людей и тех, которые хотят жить в республике, какой бы национальности они ни были, чтобы было больше людей, не желающих уезжать из нашей республики.[Александр Проханов:]— Сделать народ счастливым?[Вячеслав Битаров:]— Это слишком, может, громко. Но хотя бы снять недовольство, раздражённость у людей.[Александр Проханов:]— Я являюсь председателем Изборского клуба. Мы двигаемся по России и создаём свои филиалы. Смысл этого движения — помочь создать идеологию нового российского государства. Это непростой вопрос. Мне кажется, что идеология новой России складывается из идеологий отдельных её элементов, народов, земель, территорий. Потому что каждый русский регион имеет свою идеологию. А как бы вы посмотрели на то, если бы мы у вас создали филиал Изборского клуба и попросили ваших интеллектуалов, ваших художников, мыслителей, сформулировать осетинскую мечту? Это непростое дело, но оно очень интересное, оно мобилизует умы.[Вячеслав Битаров:]— Я был бы вам благодарен за это, Александр Андреевич. Со своей стороны окажу всяческое содействие. Я думаю, что это будет с удовольствием воспринято нашей интеллигенцией. Да и не только интеллигенцией, всеми жителями нашей многонациональной республики, а у нас проживает более ста национальностей. Я думаю, что работники культуры, образования, здравоохранения — представители всех национальностей — с удовольствием вошли бы в этот клуб и пополнили ваш интеллектуальный запас.[Александр Проханов:]— Лидера найдёте?[Вячеслав Битаров:]— Найдём! Это должен быть патриот России, кто вокруг себя таких же людей объединит.[Александр Проханов:]— Спасибо большое, Вячеслав Зелимханович, за беседу.

13 сентября, 22:22

Александр Проханов (теле-эфир) // “Первый канал”, 13 сентября 2017 года

  • 0

АЛЕКСАНДР ПРОХАНОВ в программе ВРЕМЯ ПОКАЖЕТтема: «Матильда» — в жизни и в киноведущие: Артём Шейнин и Екатерина СтриженоваТема выпуска – скандал вокруг новой картины Алексея Учителя "Матильда". Еще не вышедшая на экраны историческая драма стала объектом пристального внимания ведущих критиков, депутатов и Генпрокуратуры. В ноябре 2016 года депутат Госдумы Наталья Поклонская попросила проверить фильм Алексея Учителя "Матильда" о судьбе балерины Матильды Кшесинской и ее отношениях с будущим последним российским императором Николаем II, посчитав картину "угрозой национальной безопасности".

13 сентября, 13:40

Александр Проханов // "Завтра", №37, 14 сентября 2017 года

  • 0

На атаку своей страницы в Фейсбуке, что Александр Проханов считает составной частью информационно-идеологической войны против России и Русского мира, писатель и главный редактор "Завтра" отвечает новым циклом под условным названием "Покайтесь, ехидны!".«Я — Земля!»На радиостанции "Эхос Мундис" работали ведущие. У них был ум. Они были умницы. Они много думали и делали открытия, а главный редактор "Эхос Мундис" Алексей Алексеевич Венедиктов внедрял. Умницы изобрели, чтобы протестные демонстрации проводились кормящими матерями и матери несли на демонстрациях грудных младенцев, кормили их грудью. Когда навстречу им выбегал ОМОН, они бы отнимали младенцев от груди и давали грудь омоновцам, а те брали грудь и становились, как дети. Ещё умницы изобрели ввести систему "Платон" на всей территории Москвы. А Москву перерыть по Садовому кольцу и бульварам, тогда Москва превратится в город пешеходов и в город скороходов. Москвичи начнут быстро перемещаться и перестанут страдать от ожирения.Ещё они изобрели, чтобы у режиссёра Серебренникова взять пробы на содержание в нём серебра. Пробы взяли, но серебра в нём не нашли, одно только золото, которое передали обедневшему режиссёру Усманову. Ещё они изобрели, чтобы Алишер Усманов снял киноролики, послал их в Голливуд, чтобы они там получили столько Оскаров, сколько в своё время получил фильм Копполы "Крёстный отец", где возвеличивалась мафия. Ещё они изобрели, чтобы Алексей Навальный снял фильм про Дмитрия Медведева, но не про его угодья, а о том, как в детстве он спас ежа, упавшего в реку. Ёж стал тонуть, а Дмитрий Медведев кинулся его спасать и вытащил на берег, держа во рту. Ещё умницы сделали открытие, что надо переселять пятиэтажки, и всех москвичей, которые живут в пятиэтажках, переселять в подмосковный город Балашиха, селить их там в шалашах, а Балашиха будет называться Шалашиха.Умницы продолжали изобретать, а Алексей Алексеевич Венедиктов внедрял; он преобразил свою радиостанцию в КБ и получил крупный заказ от "Роскосмоса". "Роскосмос" начал строить тяжёлую ракету, но там никто не знал, как измерить тяжесть ракеты, потому что не было таких весов. "Роскосмос" поручил Алексею Алексеевичу Венедиктову и его КБ построить такие весы, чтобы можно было взвешивать тяжёлые ракеты. Алексей Алексеевич Венедиктов стал искать отечественные разработки, но не нашёл. Стал искать зарубежные разработки, но и там не нашёл. А надо сказать, что одна из умниц — Евгения Марковна Альбац — часто ходила в храм, проводила время на папертях и питалась слухами. И она сообщила, будто в некоем селе Мормонихе, что на Алтае, живёт человек по имени Соломон Тёмный, который взвешивает разные тяжести и взвесил Землю. Земля оказалась очень тяжёлой, поэтому может сорваться и упасть, тогда наступит конец света.Евгения Марковна Альбац рассказала Венедиктову об этих слухах, и тот решил направить своих умниц на поиск этого человека. Он послал в Мормониху Оксану Чиж, чтобы она у Соломона Тёмного выведала секрет и привезла его обратно. Оксана Чиж была умницей и очень быстро на Алтае нашла Мормониху, а в ней жителя по имени Соломон Тёмный. А Соломон Тёмный был Станиславом Александровичем Белковским, который отыскал это имя в старинных святцах. Оксана Чиж пришла к Соломону Тёмному и просила показать ей устройство, которым тот взвешивает Землю. Соломон Тёмный пригласил Оксану Чиж на печь, там они грелись целую ночь. Соломон Тёмный рассказывал Оксане Чиж, как устроена печная труба, из которой идёт дым. Оксана Чиж срисовала печную трубу и отвезла её Алексею Алексеевичу Венедиктову. Тот изучил рисунок, и отверг, и послал к Соломону Тёмному другую умницу — Ольгу Бычкову.Та явилась к Соломону Тёмному и просила показать устройство, которым тот взвешивает Землю. Соломон Тёмный опустил Ольгу Бычкову в колодец в бадье и там держал несколько дней. Ольга Бычкова срисовала бадью и отвезла её Алексею Алексеевичу Венедиктову. Тот изучил рисунок и отверг.Тогда он послал к Соломону Тёмному Ольгу Журавлёву. Та явилась в Мормониху и просила Соломона Тёмного показать ей устройство, которым тот взвешивает Землю. Соломон Тёмный отвёл Ольгу Журавлёву в баню и там парил её много раз, снимая с неё банные листики, а потом показал ей веник и сказал, что взвешивает Землю веником и когда Землю хлещут, она становится легче, оттого и войны. Он отнёс её на перину, а та с утра отправилась обратно к Алексею Алексеевичу Венедиктову и принесла ему веник. Алексей Алексеевич Венедиктов сам был веником. Он изучил принесённый из Мормонихи веник и отверг.Тогда он послал в Мормониху Ксению Ларину, которая явилась к Соломону Тёмному, просила того показать устройство, которым он взвешивает Землю. Соломон Тёмный посадил Ксению Ларину в деревянную ступу, в которой толок зерно. Ступа пришлась Ксении Лариной впору, и та попросила у Соломона Тёмного метлу. Метлы не оказалось. Ксения Ларина немного полетала в ступе без метлы. Она срисовала ступу и принесла рисунок Алексею Алексеевичу Венедиктову, но тот ознакомился с рисунком и отверг.Тогда он послал в село Мормониху самую большую умницу — Евгению Марковну Альбац. Евгения Марковна Альбац изучала кумранские рукописи. И в одной из рукописей она прочитала, что далеко на севере живёт народ, который питается капустой, взвешивает эту капусту устройством, пригодным для изучения звёзд. Евгения Марковна Альбац прибыла в Мормониху, явилась в избу к Соломону Тёмному и начала издалека. Она попросила Соломона Тёмного накормить её капустой. Тот принёс кочан и сказал Евгении Марковне Альбац: "Ешь, сколько хочешь". Та отвечала, что не привыкла есть много капусты, и ест не более двух пудов в сутки. Попросила взвесить капусту. Соломон Тёмный принёс безмен и взвесил капусту, а Евгения Марковна Альбац съела капусту и расспрашивала Соломона Тёмного про безмен. Что это за устройство? Соломон Тёмный отвечал ей, что это устройство, с помощью которого корабли находят путь по звёздам. Евгения Марковна Альбац догадалась, что это и есть то самое устройство, о котором говорили Кумранские рукописи и о котором она слышала на паперти, и этим устройством можно взвесить Землю. Она попросила у Соломона Тёмного позволения забрать безмен, залезть с ним на крышу и оттуда ночью наблюдать звёзды. Тот разрешил. Евгения Марковна Альбац ночью залезла на крышу, прихватив с собой безмен, прикладывала безмен к звёздам и делала вид, что изучает. Жители Мормонихи, которые ночью проходили мимо избы Соломона Тёмного, видели на крыше Евгению Марковну Альбац и удивлялись, думали, что это коза.Пока Соломон Тёмный сидел в избе, думая, что Евгения Марковна Альбац придёт к нему на печь, та соскочила с крыши и побежала с безменом к Алексею Алексеевичу Венедиктову. А Алексей Алексеевич увидел безмен и понял, что это те самые весы, которыми можно взвесить Землю, потому что людей на Земле становилось всё больше, и Земля — всё тяжелее. Но он не знал, где надо поместить безмен, чтобы подцепить к нему Землю. Он стал читать диссертацию министра культуры Мединского, и там было сказано, что Землю можно взвесить, подцепив её за кочерыжку, потому что Земля — как большой кочан. Кочерыжка эта находится в Парке культуры и отдыха среди аттракционов. И этот аттракцион называется "Взвесь себя". Алексей Алексеевич Венедиктов, прочитав диссертацию министра культуры Мединского, побежал в Парк культуры искать кочерыжку. Он нашёл этот аттракцион "Взвесь себя". Поместил в этом аттракционе безмен, нацепил себя на круг и взвесил. Безмен показал вес 84 кг 200 гр. Алексей Алексеевич Венедиктов понял, что столько весит Земля, и обрадовался, что вес Земли совпадает с его собственным весом. И тогда он понял, что он и есть Земля. Он взял безмен и пошёл по улице, повторяя: "Я — Земля, я — Земля!".В это время в Москву явился Соломон Тёмный, он же — Станислав Александрович Белковский, который хотел вернуть себе украденный безмен. Он увидел Алексея Алексеевича Венедиктов с безменом, который шёл по улице и повторял:— Я — Земля, я — Земля!Станислав Александрович Белковский решил, что это позывные, и стал отвечать:— Земля, Земля, я первый, как слышите меня, Земля?Алексей Алексеевич Венедиктов отвечал ему:— Первый, я Земля, я Земля, слышу вас хорошо. Приём!Тогда Станислав Александрович Белковский произнёс в эфир:— Земля, Земля, я первый, положи безмен на Землю и сам отойди от него на сто шагов вперёд. Как понял меня, Земля?Алексей Алексеевич Венедиктов отвечал:— Первый, я Земля, понял вас хорошо. Положу безмен на Землю и отойду от него на сто шагов вперёд. Приём!Алексей Алексеевич Венедиктов положил безмен на Землю и отошёл от него на сто шагов. А Станислав Александрович Белковский посылает ему в эфире новое указание:— Земля, Земля, я первый! Земля, Земля, я первый! Теперь повернись на 180 градусов и думай о вечном.Алексей Алексеевич Венедиктов ответил:— Первый, я Земля, слышу вас хорошо. Вас понял. Поворачиваюсь на 180 градусов и думаю о вечном.Он повернулся к безмену спиной и стал думать о вечном, о том, как хорошо, что он и Земля — это одно и то же, и что Господь Бог сотворил их одинаковыми, а значит, он угоден Богу. А в это время Станислав Александрович Белковский подкрался к лежащему безмену, схватил его и побежал. А Алексей Алексеевич Венедиктов всё размышлял, кто он: Земля или Алексей Алексеевич Венедиктов, и не мог решить. И тогда стал спрашивать Первого:— Первый, я Земля, я Земля, кто я?А Станислав Александрович Белковский убегал и не отвечал. И Алексей Алексеевич Венедиктов снова спрашивал его:— Первый, я Земля, я Земля, кто я?И тогда Станислав Александрович Белковский, который уже был вне досягаемости, ответил:— Я первый, я первый, Алексей Алексеевич, ты дурак и больше никто!И унёс безмен в Мормониху.

Выбор редакции
07 сентября, 12:24

Александр Проханов // "Завтра", №36, 7 сентября 2017 года

  • 0

Предчувствие чудаВыступление на встрече с учителями в Сургуте.Я хотел бы поделиться своими представлениями, переживаниями, которыми охвачен в последнее время. Из числа наиболее сильных и острых для меня — это явление в интернет-пространстве, в цифросфере рэперов Оксимирона и Гнойного. В интернете появился ролик, показывающий состязание этих двух. Рэперы, стоя один напротив другого, нападают друг на друга, покрывая соперника чудовищным матом. Это сквернословие — едкое, смешное, чудовищно мерзкое и удивительно привлекательное. Потому что в этом состязании, в столкновении пульсируют жгучие животные энергии. Это напоминает бои без правил, которые интересны именно тем, что на ринге торжествуют самые страшные инстинкты, вплоть до инстинкта убийства. Вокруг этих молодых людей стоят тоже молодые люди, с наслаждением слушают состязание, хохочут, аплодируют. Видно, какая там экзальтация, как они заряжаются этой энергией. Этот сравнительно небольшой ролик моментально получил десть миллионов просмотров. То есть в интернет была вброшена энергетическая бомба, которая за пять-семь минут своей продолжительности создала новую молодёжную субкультуру. Эта субкультура — не спасение китов или дельфинов, не ношение ирокезов зелёного или красного цвета. Это субкультура чудовищного нигилизма, отторжения, весёлого, едкого. Она оказалась настолько заразительной, настолько яркой, что инфицировала целые слои молодёжи. Я не исключаю, что сейчас во многих дворах России появились рэперы, своего рода гладиаторы, которые сами сочиняют матерные частушки, неумелые, но наполненные хрипом, свистом, яростью, и весь двор наполняется слушателями.И у меня возникло одно прозрение. Эти молодые люди создают среду, в которой совершается терроризм. Не тот терроризм, когда человек орудует ножом или топором, а терроризм гораздо более страшный и эффективный. Потому что каждое матерное слово, произнесённое под рэп, с какой-то внутренней музыкой, является лингвистической бомбой, которую эти люди забрасывают в среду русского языка, в среду, которая всех нас сделала русским народом. Ведь нас сделал русским народом в том числе и русский язык, он соединяет наш народ, наши сердца и наш дух с таинственными сферами, откуда мы черпаем музыку наших чувств, этику, способность выживать в чудовищно сложных условиях, представления о жизни и смерти… И вот в русский язык вбрасываются эти бомбы. Вбрасываются в язык, который создавался на протяжении тысячелетий, язык, что подобен атмосфере, которую надышали дубравы, леса и сосновые, еловые боры. Язык, который создавали Державин, Лермонтов и Пушкин. Язык, на котором рождали потрясающие философско-религиозные школы Толстой и Достоевский. Язык Серебряного века — рафинированный, волшебный русский язык, который по существу привёл в ХХ веке наших великих открывателей к созданию нового искусства, новой архитектуры, новой музыки. Произведения Платонова. Музыка Прокофьева. И вот эти бомбы разрывают наш язык, ломают его, сокрушают хрупкие и восхитительные сооружения нашего языка.Как с этим справиться? Как защитить и сберечь эти коды, на которые ведётся мощнейшая атака, и она, казалось бы, ничего не стоит: на эту атаку не надо расходовать деньги для создания ракет, авианосцев, системы ПРО. И террористическое убийство целых народов совершается за счёт такого рода диверсий.Коды, что сделали нас народом, дали нам наше мировоззрение, дали нам вероисповедание, связаны, как мне кажется, с четырьмя великими ценностями, которые по-прежнему живут в недрах каждого сознания: и просвещённого, и не просвещённого. И сознания, которое чем-то затмилось. Однако поскольку русский человек живёт в России, он живёт под этим небом, то в глубине его сознания всё равно живут эти коды. В них наше религиозное представление о Небе, о смерти, бессмертии. Это всё то, что даёт нам наша православная вера, наше православное каноническое вероисповедание, наши алтари, наши храмы, вероучения отцов и сегодняшних проповедников.Но не только это. Природа, среди которой мы живём, — вторая наша религия. Вторая религия русских людей. Потому что до того, как мы получили от князя Владимира фаворский свет крещения, мы жили среди наших озёр, рек, цветущих лугов, дубрав. Мы поклонялись древним языческим богам, которые жили в заводях, лесных чащах, на огородах, домах, на небесах. И религия русской природы — это одно из самых ценных и возвышенных переживаний, которое есть в каждом из наших людей.Третье вероисповедание, третья вера, третья религия, которая теснится в нашей душе, в глубинах нашего подсознания, — это русская словесность, русский язык. Русский язык — одна из таинственных стихий, таинственных субстанций, что соединяют нашего человека с безбрежным миром вечности, с Небом, из которого благодаря нашему языку, благодаря нашей поэзии, благодаря нашим пророкам, учителям мы вычерпываем множество навыков и смыслов. И они делают нас народом-воином, народом-хлебопашцем, народом-страстотерпцем. Делают нас самым наивным и беззащитным народом, а также самым великим, непобедимым и могучим народом, народом-творцом, народом, которому вменено великое русское мессианство. Это тяжёлый, страшный и великий удел — брать на себя всю Тьму мира, страдать от этого, класть на преодоление этой Тьмы лучшие наши силы и превращать Тьму в Свет.И четвёртое вероисповедание, которое существует в сознании нашего человека — это государство, это вера в государство, вера в то, что государство, которое мы создавали так трудно, иногда страшно, государство, которое бывает очень жестоким и беспощадным, государство, которое порой трудно упрекнуть в милосердии к своим соотечественникам, согражданам, оно спасает нас от истребления. Оно аккумулирует нашу волю к историческому творчеству. Оно продлевает существование нашего народа в русском времени.Эти четыре вероисповедания, четыре верования живут среди нас, переплетаясь одно с другим, меняясь местами, создавая сложные духовные ансамбли. Эти коды иногда дремлют, иногда вообще завалены огромными свалками мусора.После 1991 года, когда была разгромлена красная страна, пришедшие к власти либералы поставили задачу — перекодировать русский народ: отнять у русского народа его упорную, упрямую веру в свою самобытность, в свой самобытный исторический путь; объяснить русскому народу, что русская история — это тупик. Что русские вожди, цари, великие князья — это либо параноики и убийцы, либо дегенераты. Объяснить, что русский народ вечно заблуждается, что ему надо сменить свои ориентиры, сменить кожу. На это была направлена огромная машина подавления этих кодов. Когда угоняется автомобиль, угонщики открывают двигатель и зубилом стёсывают заводские номера — выбивают коды, которые показывают принадлежность машины тому или иному хозяину. И вот с 1991 года все 90-е годы эти наши коды стёсывались. Да и вся перестройка — время стирания этих кодов, мощнейшая акция, куда были подвёрстаны самые талантливые силы — западные либеральные мыслители, философы, колдуны, чародеи. Они создавали новую реальность, куда помещали наш народ, который потерял такое количество территорий! Народ, который потерял 30 миллионов своих соотечественников, отчуждённых от материковой России.Казалось, что после 90-х годов у нашего государства, у нашего народа нет будущего. Мы перестали быть государством, перестали в каком-то смысле быть народом. Если после 1945 года, после восхитительной русской победы мы превратились в новый народ, в народ-исполин, народ-великан, народ поднебесный, то за перестройку и 90-е годы мы превратились в народ-лилипут. Мы всё отдавали. Мы терпели страшное духовное насилие. Огромное количество людей предавало свои идеалы, терялось, не знало, что делать. Теперь, после 2000-х, когда началось медленное, мучительное, противоречивое возрождение новой страны, нового государства Российского, мы привносим в это создание, в это строительство те незыблемые вечные коды, которые позволили нам уцелеть среди грозных столетий, грозных тысячелетий.Изборский клуб, председателем которого я являюсь, — это уникальное для современной России образование, когда в одно место сошлось большое количество лучших русских интеллектуалов: экономисты, историки, философы, конфликтологи, религиозные деятели, писатели, люди разных мышлений, иногда фантасмагорических. Все они объединены идеей государства российского и готовы посвятить свои усилия и труды воссозданию этой духовной оболочки, восстановлению кодов, созданию идеологии нового государства российского, основанного на том, что позволяет нам выжить.Изборскому клубу уже пять лет. Мы за это время написали множество работ, докладов, вменили эти доклады государственным институтам и добились того, что власть стала говорить во многом изборским языком, стала говорить представлениями, которые мы выстрадали в своих работах. И мы подумали: а почему бы нам, изборянам, не предложить учебным заведениям — и высшим, и средним — наши представления об этих кодах, попробовать противодействовать духовным диверсантам, попробовать пробиться сквозь чёрные оболочки и тронуть те тонкие клавиши, которые живут в сознании малых и старых?Мы создали духовный, интеллектуальный концепт, который направлен на восстановление утраченных энергий. Ведь если взять самого отпетого, самого безнадёжного, наполненного тотально нигилистическими энергиями человека, который отрицает семью, отрицает государство, Господа Бога, и к нему правильно прикоснуться, если дотянуться до этих струн, если прошептать ему заповедное слово — он очнётся. Он встанет из гроба, как встаёт спящая царевна, если её поцелует обожающий её царевич.В современной жизни нашего государства, наполненной сумбурами, кризисами, склоками, абсурдизмом наших телевизионных компаний, тем не менее, существуют явления, которые могли бы в каждом молодом человеке тронуть эти струны, эти клавиши. Что это за явления? Их мы вложили в этот свой концепт.Во-первых, Арктика. Россия опять возвращается — с новыми энергиями — в Арктику. Великая советская арктическая цивилизация в годы безвременья 90‑х была разрушена. И по кромке океана, где некогда стояли станции слежения, где были военные городки, где были пристани, были научные и климатологические лаборатории, уже было разорение, разруха. Всё погибло. Но мы строим заново арктическую цивилизацию.Арктика сегодня — это место, где таятся углеводороды, столь необходимые нам. Создание новых нефтеносных полей как на шлейфе, так и под водой — это огромная цивилизационная технологическая задача. Конечно, Арктика, это и оборонный пояс. Здесь, в Арктике, в подполярной шапке крутится карусель подводных лодок: наших и американских. Идёт охота друг за другом. Наши "Наутилусы" и "Бореи" плавают, и американский "Лос-Анджелес" крутится. Северный полюс — тот рубеж, куда могут прилететь американские Б-52 и сбросить свои ядерные крылатые ракеты. И мы должны отражать эти атаки, поэтому создаём системы слежения и ПВО.Арктика — это Северный морской путь, куда устремились не только мы, русские, но и китайцы, японцы, скандинавы. Это всё так. Но помимо всего Арктика существует как манящая звезда для русского сознания, потому что Арктика, Заполярье всегда томили русского человека, человека-мечтателя, который не довольствовался своими огородами, околицами, своими просёлками. Ему хотелось чего-то большего, огромного, необъятного, бесконечного, созвучного нашей русской душе. И русские люди шли за тридевять земель. В том числе шли на Север. Ведь недаром у поморов и вообще у русских старообрядцев устье Оби, Тазовская губа — это место, где, как они предполагали, существует Рай земной, что здесь существует земля обетованная, Беловодье: здесь люди живут, не ведая бед, не ведая насилия. Они живут по правде, обожают друг друга. Это райская земля. И они шли сюда, в эту землю, по пути создавая селения, города, добывая рыбу, добывая зверя.Северный полюс — до сих пор одна из таинственных точек земли, до конца не изученная. Это место, где земля пуповиной прикреплена к космосу. По этой пуповине на землю стекаются волшебные загадочные космические энергии, которые, может быть, и были той первоосновой, что породила земную жизнь. Северные сияния, магнитные линии…. Освоение этих энергий — задача будущего. Я не исключаю, что где-нибудь на Северном полюсе будет стоять энергетическая машина нового поколения, которая станет вырабатывать энергию, использующую плазменные явления нашего полярного неба.Север, освоение Арктики является областью русской мечты, русской загадки, русского обожания, русской тайны. И сегодня Арктика, помимо того, что это углеводороды, оборона, Северный морской путь, является фабрикой для воссоздания русского духа и возвращения русскому человеку пассионарности, утраченной после 1991 года, когда нас так страшно разгромили, затоптали и лишили энергии, повергли в уныние, в отчаянье, в постоянное неверие, в жалобы, робость. Арктика должна стать мощным энергетическим заводом, который вернёт русскому народу пассионарность. И мы об этом рассказываем, пишем об этой звезде пленительного арктического счастья — Полярной звезде. Русские — это нордический, северный народ. У нас отняли южные земли: отняли чернозёмы Украины, нас выдавили из Средней Азии, нас отсекли от тёплых морей. И мы возвращаемся на Север. Здесь мы опять обретаем свою исконную таинственную полярную родину.Вторая тема, которой мы коснулись и которая пульсирует сегодня, — это Крым. Каждый из нас в той или иной степени воспринял возвращение Крыма как чудо. Я сам испытывал ликование, изумление. Крым пришёл к нам не в результате военных потёмкинских усилий, не в результате защиты Сапун-горы или Малахова кургана. Он пришёл как чудо. Он был отторгнут и вдруг опять влился в наше русское тело. Возвращение Крыма было явлением чудесным, связанным с восстановлением нашего миросознания.Чем нам важен Крым? Конечно, тем, что это база Черноморского флота. После того как флот умирал, ржавел, выбывали один за другим корабли, сегодня флот пополняется новыми лодками, фрегатами, новыми корветами, флот живёт. Из-под киля флагмана Черноморского флота крейсера "Москва" берут воду, освящают её и кропят этой водой в храмах Крыма. Это святая вода Черноморской бухты, Черноморского флота.Конечно, Крым — это и Малахов курган. Там погибли великие наши адмиралы: Нахимов, Корнилов, Лазарев, Истомин. И там же, в центре Севастополя, они погребены. Конечно, Крым — это и Сапун-гора. На Сапун-горе компас начинает крутиться, потому что вся гора набита осколками, пулями. Это железная гора, из неё можно добывать руду, добывать металл.Крым — это и удивительное место, где русские художники, писатели обретали второе дыхание. В крымском воздухе — воздухе моря, цветущих самшитовых рощ — есть нечто, что делает художественную мысль утончённой, возвышенной. Это и Чехов, и Бунин, и Волошин… Во времена Советского Союза в Крыму, в Коктебеле был Дом отдыха писателей, туда сходились лучшие советские литераторы.Крым — это и Ливадия, это Ливадийский дворец в Ялте, куда в 1945 году, сошлись Сталин, Черчилль и Рузвельт, и Иосиф Виссарионович, который задавал тон, показывал им, каким будет мир: он жёрдочкой на песке рисовал будущее устройство мира. И англосаксы кивали, соглашались со сталинским планом передела послевоенного мира.Но Крым, помимо всего прочего, являет ещё одну мистическую русскую загадку. Владимир Владимирович Путин в одной из своих речей произнёс фразу, которая прошла незамеченной. Он сказал, что с возвращением Крыма в Россию вернулся сакральный центр российской государственности, сакральный центр, может быть, даже русской власти.Ведь именно в Крыму, в Херсонесе, произошло крещение Святого Владимира, и через него фаворский свет православия хлынул на огромные пространства до Ледовитого океана, до Урала, до Тихого океана. В одночасье был создан Русский мир. Это явление до сих пор до конца не раскрыто.Что такое русский мир? Русский мир — это сочетание России небесной, вечной, нетленной, России горней, России, не подверженной тлению, не подверженной ржавчине, с Россией земной, в которой множество границ, они меняются, одни народы приходят, другие уходят. Иногда земное русское государство превращается в чёрную дыру, оно практически исчезает. Но небесная Россия, нетленная, всегда позволяет этому государству восстать из праха. Опять две-три светоносные капли — и из чёрной дыры возникает новое государство. Так вместо Киевско-Новгородской Руси с храмами Софии Киевской и Новгородской возникло государство на семи московских холмах — Московское царство. После него — великая Романовская империя. А после краха Романовской империи на станции Дно возникла красная сталинская эра, победившая фашизм, давшая такой разбег нашей цивилизации, что даже Солженицын, враг Сталина, сказал: да, мы потеряли тот разбег, который дал нам Сталин. Когда кончилась красная эра, мы опять возрождаемся благодаря той таинственной горней силе, которая опять капнула несколько капель живой воды в чёрную ямину 90-х годов. И мы опять возрождаемся.Русский мир, который возник в Херсонесе - он и есть плод великой сакральной силы, которая таится в этом храме. Я смею догадываться, что у Путина в эволюции его представлений о себе самом после присоединения Крыма возникло новое самоощущение. После своего первого президентского срока он говорил, что он не более чем менеджер, которого пригласили на работу, сделает своё дело, ликвидирует последствия катастрофы и потом уйдёт, поблагодарив тех, кто его нанял на эту работу.После второго срока он был настолько измождён (а его многие призывали остаться на третий срок, в том числе и мы, наша газета "Завтра"), что сказал: я страшно устал, я раб на галерах. У него действительно было измождённое лицо, он измотался с чеченскими войнами, с террористами, с Бесланом, с утонувшим "Курском", с убитыми горем вдовами, с новыми программами спасения остатков оборонных заводов…И третье его самоощущение. На одной из пресс-конференций я спросил его: Владимир Владимирович, что для вас значит проект "Россия"? Он сказал: Россия — это не проект, это судьба. То есть он сказал, что для него Россия — не просто место работы, не просто место его проектных усилий и начинаний. Это место, где он родился и где умрёт! Если Россия проиграет, он проиграет вместе с нею, но он никогда не покинет этот корабль. А если Россия выиграет и победит, он будет победителем, он будет венценосец вместе с ней. Для него Россия — судьба.Но когда он произнёс фразу, что с возвращением Крыма (а Крым — это была его операция, он её выносил, он её обеспечивал) вернулся сакральный, то есть божественный центр российской власти, он и свою власть тоже стал оценивать в какой-то степени как божественную. Вообще, власть в России всегда носит божественный характер. Ты можешь прийти в Кремль и сесть на кремлёвский престол даже дилетантом. Но тайные силы Грановитой палаты и кремлёвских колоколен на тебя воздействуют и тебя преображают.И Крым в нашей программе является второй зоной, где мы надеемся разбудить русские коды.Третье — это, конечно, наши победы, наши войны. Все, наверное, заметили, что во время парадов, когда Шойгу на открытом автомобиле выезжает из Спасских ворот, он крестится. Я как-то спросил его: что это, часть действа? Он сказал: нет, это порыв. Парады, которые происходят последние четыре года, напоминают мистерии. Это не просто маршевые "коробки", не просто движение гусеничных броневых колонн. Это своего рода литургия, и эти парады среди наших соборов, храмов выглядят, как религиозное действие. И оружие, которое двигается по площади, в представлении наших людей несёт элемент святости, потому что в любом "Искандере", в любом танке "Армата" есть хотя бы две-три частички металла, которые находились в шлеме Дмитрия Донского или в мече Александра Невского — святых, которые создавали государство Российское. И то святое оружие, которое создавало наше государство, двигается через все века, через эры, через Бородинское, через Сталинградское поле и приходит к нам. Ощущение нашей победы как чего-то священного вернулось в XXI веке, когда в наше сознание вновь пришло православное мышление. И победа 1945 года — это, конечно, гигантская геополитическая победа, это идеологическая победа, коммунистическая, это победа военная. Но это ещё и победа райских смыслов над адскими смыслами. Если фашизм является абсолютной тьмой, абсолютным адом, то силы, которые одолели этот ад, могут быть только райскими, могут быть только святыми и непорочными.Наша победа — нечто божественное, райское, данное нам и в дар, и в наказание, потому что мы столько потеряли на этой войне! Сегодня мы относимся к победе как к религии. Недаром Бессмертный полк, который двигается по Москве, по всем городам, по Сургуту, он, с одной стороны, является поминовением, когда люди несут с собой портреты своих пращуров, воевавших, погибших. А с другой стороны, он является пасхальным крестным ходом. Он носит пасхальное, религиозное мироощущение. Иногда неизвестно, кто кого несёт: мы несём своих предков или они нас несут. Они нас сберегают. Они делают нас молящимися, светоносными, чувствующими людьми. И тема победы, тема святых мучеников великой войны — Зои Космодемьянской, Матросова, тех людей, которые сделали для России не меньше, чем Серафим Саровский и Сергий Радонежский, — тоже очень важна для нас.Четвёртая тема — русская мечта. Ведь самые великие народы и государства стремятся сформулировать свою мечту. Американская мечта — это град на холме. То есть холм возвышается над всей землёй, на этом холме стоит град или крепость с бойницами, откуда видны все долины, все селения, все города, оттуда ведётся наблюдение, управление всеми городами. Если какой-то город или селение взбунтовалось, его покрывают ударами крылатых ракет. Идея доминирования, владычества над миром заложена в американскую мечту.А что такое русская мечта? Что нас движет на протяжении тысячелетий? Конечно же, мы пашем землю, добываем нефть. Но и другие люди пашут землю и добывают нефть. А что нас заставляет молчать и умирать под пытками, но не предавать родину? Что заставляет явиться на бесконечные гари, пепелища и опять создавать великолепные города? Что заставляет в часы страшных уныний, когда другие народы просто исчезали с лица земли, вновь возрождаться? Эта мечта, о чём она?Мы исследуем эту мечту, начиная от древних русских сказок, в которых говорится о бессмертии, о молодильных яблоках, о живой и мёртвой воде, о победе добра над злом, об отношениях между людьми и природой как идеальных, божественных, симфонических отношениях. Мы исследуем наших святых отцов, старца Филофея, который был создателем великой теории "Москва — Третий Рим", уповая на сбережение православной веры. Мы исследуем наших великих вероучителей Толстого и Достоевского, нашего великого русского космиста Николая Фёдорова, который верил в возможность бессмертия, в воскрешение отцов усилиями детей. Исследуем большевиков, которые решили построить Царствие Небесное на земле. Это им, увы, пока не удалось. Но такие попытки будут предприняты — если не в России, то в других частях мира.Русская мечта — это построение справедливого, идеального, совершенного общества, огромной общины, огромного русского собора, в котором торжествуют любовь, милосердие, обожание, соединение человека и государства, государства и общества, человека и машины, машины и природы, звезды небесной и цветка — самого скромного маленького цветочка у обочины.И если американская мечта — это град на холме, то русская мечта — это храм на холме. Мы выбираем самый высокий холм, чтобы он был ближе к небу, ставим на нём храм и через этот храм соединяем земное с небесным. Оттуда, из этого храма на холме, который мы строим на протяжении всей нашей истории, мы соединяемся с самыми возвышенными силами, которые не дают погибнуть не только нам на земле, но и вселенной в целом. Потому что задача человечества, как говорили наши космисты, как говорил Вернадский, — в том, чтобы оживлять погибшие участки вселенной, вновь возжигать погасшие звёзды. И в этом — наше русское мессианство, в этом — наши русские исторические корни.Русская мечта — это предчувствие чуда.

Выбор редакции
06 сентября, 03:00

Александр Проханов // "Завтра", №36, 7 сентября 2017 года

  • 0

На атаку своей страницы в Фейсбуке, что Александр Проханов считает составной частью информационно-идеологической войны против России и Русского мира, писатель и главный редактор "Завтра" отвечает новым циклом под условным названием "Покайтесь, ехидны!".Горе от чеснокаУ сотрудников радиостанции "Эхос Мундис" стали выпадать зубы. Первыми выпали бивни у Ольги Бычковой. Потом свои резцы потеряла Ольга Журавлёва. У Майи Пешковой выпали сразу все молочные зубы. Евгения Марковна Альбац потеряла зуб мудрости. Причём, когда он выпадал, он пробил пол, пролетел насквозь несколько этажей и застрял на том, где размещалась галерея изящных искусств. Выпавшие зубы образовали в коридоре "Эхос Мундис" целые горы. Посетители "Эхос Мундис" спотыкались о них и ломали себе ноги. И тогда Алексей Алексеевич Венедиктов, который лишился всей верхней челюсти, понял: на "Эхос Мундис" пришла цинга. Это была беда, потому что беззубые ведущие "Эхос Мундис" в эфире стали страшно шепелявить.Алексей Алексеевич Венедиктов попросил своих кавказских друзей привезти с Кавказа свежую черемшу — дикий чеснок, который растёт в горах и побеждает цингу. Кавказские друзья Алексея Алексеевича Венедиктова привезли на "Эхос Мундис" несколько мешков черемши. И сотрудники "Эхос Мундис" стали жевать эту черемшу. Цинга была побеждена, зубы стали снова расти. У Евгении Марковны Альбац вместо одного зуба мудрости выросло сразу четыре, и они с трудом помещались во рту. Майя Пешкова, которая успела поставить себе искусственные зубы, вдруг почувствовала, что под искусственной челюстью стали расти молочные зубы. Пришлось снять "мосты". Ольга Бычкова, потерявшая бивни, вместо них получила зубы голубой акулы и стала делать с ними селфи, потому что красиво улыбалась. А у Ольги Журавлёвой, которая утратила свои милые девичьи резцы, стали расти зубы саблезубого тигра. Груду выпавших прежде зубов отправили в политологический музей, и на их фоне любил фотографироваться Александр Глебович Невзороф.Но, поборов цингу, сотрудники "Эхос Мундис" пропитались чесночным запахом. И так крепко пропитались они запахом чеснока, что никак не могли от него избавиться. Они мылили себя шампунями, тёрли битым кирпичом. Некоторые старались сделать себе пересадку кожи, заменив пропахшую чесноком свежей, которую покупали в кожгалантерее. Ничего не помогало — все они ужасно пахли чесноком.Тогда они решили заглушить запах чеснока другими ароматами. Ольга Бычкова стала кропить себя духами "Шанель №5". Однако все, кто принюхивался к Ольге Бычковой, улавливали запах "Шанель № 5" и острый запах чеснока. Ксения Ларина обкладывала себя лепестками роз, но все, кто принюхивался к Ксении Лариной, чувствовали, что от неё одновременно пахнет лепестками роз и чесноком. Евгения Марковна Альбац пошла ещё дальше — она полила себя ацетоном. И все, кто принюхивался к Евгении Марковне Альбац, улавливали запах ацетона и запах чеснока. Причём маринованного. Запах чеснока был столь силён, что его улавливали очень далеко за пределами радиостанции "Эхос Мундис". И люди находили эту редакцию по запаху чеснока.Запах чеснока, исходивший от "Эхос Мундис", унюхали и держатели окрестных ресторанов, которые в приготовлении блюд испытывали дефицит чеснока. Они стали тайно являться в редакцию "Эхос Мундис" и выкрадывать у сотрудников "Эхос Мундис" части их туалета, чтобы использовать пропахшую чесноком одежду для приготовления блюд. У Ксении Лариной украли шляпку и варили её вместе с бараниной и рисом для изготовления харчо. У Ольги Журавлёвой украли туфли и использовали их для приготовления чахохбили.Когда сотрудники "Эхос Мундис" обнаружили пропажу одежды, они обратились в полицию, и там им указали на владельцев соседних ресторанов. Сотрудницы "Эхос Мундис" потребовали у ресторанов, чтобы те возвратили их одежду. Те возвратили. Теперь Евгения Марковна Альбац пахла не только ацетоном и чесноком, но и харчо. А Ксения Ларина пахла не только лепестками роз и чесноком, но и чахохбили с мацони. Ольга Бычкова по-прежнему благоухала "Шанель №5", от неё дико разило чесноком, но к этим запахам примешался запах люля-кебаба. Ситуация складывалась невыносимая. Гости "Эхос Мундис", которых приглашали к микрофонам, стали являться в противогазах. Это во время передач меняло их голос, и все они издавали трубный глас.Запах чеснока был столь силён, что стал передаваться через эфир: вместе с электромагнитной волной запах переносился далеко за океан. Заокеанские слушатели "Эхос Мундис" улавливали во время передач острый запах чеснока. Это им нравилось, потому что они использовали эти передачи в качестве чесночной приправы. Алексей Алексеевич Венедиктов решил перевести свои передачи в цифру. Тогда запах чеснока передавался абсолютно неискажённым, и это называлось "чеснок в цифре". Слушатели радиостанции "Эхос Мундис", жившие за океаном, превратились в нюхателей станции "Эхос Мундис". Они выходили на берег Атлантического океана и нюхали передачи радиостанции "Эхос Мундис". На радиостанцию "Эхос Мундис" стали являться представители других фирм, производящих остро пахнущие материалы, те, что рекламируют сероводород в баллонах, запасы испорченной атлантической сельди и запахи московского зоопарка, особенно слоновника.Алексей Алексеевич Венедиктов не знал, что поделать. Ситуация была критической. Тогда он решил обратиться к своему другу Станиславу Александровичу Белковскому. Станислав Александрович Белковский был офицер. Он изучил ситуацию на "Эхос Мундис" и принял решение поистине офицерское, потому что когда офицеры попадают в окружение, они передают сигнал "вызываю огонь на себя". И Станислав Александрович Белковский вызвал чеснок на себя. Все чесночные запахи сотрудниц "Эхос Мундис" моментально перешли на него. Он стал источать невыносимо острый запах чеснока, и его покинули все друзья, а также соседи по дому. Опустел район, в котором жил Станислав Александрович Белковский. Стала пустеть Москва. И мэр Собянин, боясь, что столица обезлюдеет, решил выслать из Москвы Станислава Александровича Белковского. Принимать его на жительство отказывались все города, все деревни, сёла, все хутора, его пришлось выслать в отдалённые необитаемые районы Сибири, где он стал жить один в тайге на заимке. Местность вокруг него на расстоянии ста километров была огорожена колючей проволокой. Были развешаны знаки "Стой! Чеснок!". На этом знаке в красном круге изображался Станислав Александрович Белковский в виде чесночной головки.Из таёжной местности, где на заимке поселился Станислав Александрович, стало разбегаться всё живое. Бежали лисы, волки, белки, олени, бежали медведи. Причём один из естествоиспытателей, наблюдавший и фотографирующий исход зверей, разместил в интернете снимок убегавшего медведя, который на бегу закрывал себе ноздри правой лапой. Из этого района улетели птицы, улетели комары, и даже померкли звёзды. Запахом чеснока стали пропитываться грунтовые воды, ручьи, речки, они впадали в большие сибирские реки, а те — в Байкал. И Байкал скоро пропитался запахом чеснока. Когда в ресторанах на берегу Байкала готовили цыплят табака, повара черпали воду прямо из Байкала и использовали её в качестве чесночной подливки.Станислав Александрович Белковский, пропахший чесноком, тяготился своим одиночеством, как будто стал нерукопожатным. Жизнь Станислава Александровича Белковского на заимке стала невыносимой, и он обратился к народам мира, чтобы те спасли его. Народы мира не откликалась, а откликнулся только один закрытый научно-исследовательский институт, который изучал возможности космонавтов, попавших на необитаемые планеты, где действовали молодые сероводородные вулканы и невозможна была какая бы то ни было жизнь. Работник закрытого института по имени Дмитрий Быков решил отправиться на заимку к Станиславу Александровичу Белковскому и выяснить: не является ли Станислав Александрович бактерией, способной жить в условиях постоянных сероводородных извержений. Для путешествия в эту необитаемую зону для Дмитрия Быкова создали специальное оборудование. Его облачили в скафандр, который выдерживает температуру 3.000 градусов и не подвержен воздействию чеснока. На него надели свинцовую обувь, в которой он мог бы ходить по раскалённой и радиоактивной земле. Надели ещё один герметичный скафандр, где кислород для дыхания вырабатывали специальные приборы, применяемые на подводных лодках. Поскольку он был очень тяжёлый и не мог самостоятельно двигаться, его поставили на колёсики, снабдили дистанционным управлением и в таком виде отправили на заимку к Станиславу Александровичу Белковскому.Когда возле своей заимки его увидел Станислав Александрович, то подумал, что это вернулся убежавший медведь, потому что он, Станислав Александрович Белковский, жил как праведник, и к нему стали возвращаться медведи. И он обратился к пришельцу:— Здравствуй, дорогой медведь! Теперь я буду не один, и мне будет, с кем разделить мой чесночный запах.Тогда медведь голосом Дмитрия Быкова сказал ему:— Теперь я вижу, что ты не бактерия, а человек, хотя и со всеми признаками чесночной головки. Сейчас я избавлю тебя от чесночного запаха, слушай мои стихи.Дмитрий Быков, используя секретную технологию, разработанную в закрытом институте, стал читать свои стихи. Эти стихи он стал читать на высокой горе до восхода солнца, при ветре, который весь чесночный запах унесёт из России в сторону Америки в штат Огайо, где жили люди, которые не могли обходиться без чесночного запаха. Дмитрий Быков на восходе солнца читал Станиславу Александровичу Белковскому свои стихи, и, когда взошло солнце и поднялся предрассветный ветер, Станислав Александрович лишился своего ужасного чесночного запаха. Но теперь он приобрёл запах тихоокеанской сельди, которая долго пролежала на солнце.

Выбор редакции
31 августа, 14:19

Александр Проханов // "Завтра", №35, 31 августа 2017 года

  • 0

Время ЧеЧе Гевара умер. Че Гевары нет несколько десятилетий. Но он есть. Потому что Че Гевара был всегда. Революция была всегда. Она возникла в момент сотворения мира. Господь создавал материки, звёздное небо, океаны. И он создал революцию. Революция – это то, что движет континентами, движет галактиками, не даёт погаснуть звёздам. Революция сражается с энтропией. Смерть сражается с воскрешением из мёртвых. Прометей был Че Гевара. Спартак был Че Гевара. Иисус в своей человеческой ипостаси был Че Гевара. Лютер был Че Гевара. Емельян Пугачёв был Че Гевара. Пестель был Че Гевара. Ленин был Че Гевара. Че Гевара – это не человек, это скорость света. Если бы физикам поручили написать историю человечества в физических терминах, они бы написали её формулой E = MC в квадрате. Где С – скорость света, это Че Гевара, М – это революция, а Е – история человечества.Че Гевару убили и отрезали ему руки. Но и отрезанными, руки Че Гевары делают свое дело. Они лепят мир, они рисуют эскиз будущего человечества. Они вытирают слёзы обиженному ребёнку. Они сжимают цевьё автомата. Их рукопожатие спасает людей от уныния.Че Гевара – порождение бушующего латиноамериканского континента. Идея христианской божественной справедливости, таинственная, уходящая в недра материковых платформ, мистическая энергия ацтеков и инков, огненное семя социализма – всё это превращает Латинскую Америку в один сплошной революционный вулкан. Революционные вулканы Латинской Америки не погасли. Из них поднимается стальной дым, плещет огонь раскалённого земного ядра.Никарагуа, где я был опалён никарагуанской революцией Сандино, – это дело рук Че Гевары. Сандино – это никарагуанский Че Гевара. В никарагуанском городке Сан-Педро дель Норте, где мы отбивали атаку контрас, идущих лавиной из Гондураса, нам помогал Че Гевара. В заливе Фонсека, где сражались пограничные катера никарагуанцев и гондурасцев, обмениваясь пулемётными очередями, и пули летели на палубу нашего катера вместе с летучими сверкающими рыбами, тот бой вёл Че Гевара. На берегу Рио Коко, где сандинисты пробирались по расплавленной ядовитой сельве, я нёс на плече трубу миномёта, помогая солдатам, а рядом со мной в этом парном (молочном) тумане шёл Че Гевара. Буржуи и олигархи выловили Че Гевару, били его, отсекли ему кисти рук, думая, что они его победили. Но мучеников нельзя победить. Они управляют человеческой историей из своих застенков. Они управляют ею и на плахе. Тогда буржуи и олигархи придумали дьявольскую хитрость. Они решили приручить Че Гевару. Те, кто его когда-то убил, решили сделать его своим символом, своей эмблемой. Стали печатать его бородатое лицо, его чёрный берет на роскошных одеждах, на сувенирных майках, на фасадах ресторанов Лас-Вегаса, выкладывая это лицо сверкающими бриллиантами. Они решили покрыть Че Гевару сахарной пудрой, полагая, что в этом обличии он будет безопасен. Но попробуйте покрыть сахарной пудрой ручную гранату. Попробуйте покрыть сладкой патокой ствол гранатомёта.Сегодня мир охвачен мировой революцией. Люди ищут новой правды, новой красоты, новой божественной справедливости. Мир нуждается в героях. А революция нуждается в своих пророках и мучениках. Посмотрите на карту мира. Везде, где бушует народное негодование, где люди откладывают мотыги, лопаты и берутся за автоматы, защищая свои пороги, своих детей, могилы предков, защищая те принципы и великие речения, которые легли в основу великих мировых законов, в основу священных текстов, повсюду там – Че Гевара. Время Че наступило.

Выбор редакции
30 августа, 20:10

Александр Проханов // "Завтра", №35, 31 августа 2017 года

  • 0

Ярмарка чудесБрянская Свенская ярмарка! Какое чудо, какая отгадка всех наших нынешних русских печальных загадок! Народная энергия, красота, воля, смех, гогот, смекалка – всё это пришло сюда, на огромный зелёный Андреевский луг у древних стен Свенского Успенского монастыря с его золотыми куполами.Несколько лет назад я приходил в этот монастырь. И на месте главного собора был ещё только голый фундамент. А сегодня – великолепная златоглавая громада с иконостасом, с дивным хором. Всё это живёт, дышит, возрождается. А под стенами монастыря под его колокольные звоны, под его благовест раскинулась дивная брянская Свенская ярмарка. С XVII века сюда стекались торговцы со всей Руси, из Литвы, а также татары, турки. Шёл торг, стоял гомон, складывалось огромное русское изобилие. И теперь после всех невзгод, после печалей, после пожарищ войны, после кромешной перестройки опять стали пробиваться русские стебли, русские цветы, начался русский рост. Ярмарка – тому свидетельство. Потоки людей – десятки, сотни тысяч. Для чего они туда идут? Чтобы купить огромный погрузочный кран? Или приборы для самолётов, или навигационные системы для железнодорожного транспорта, или переговорные устройства для метрополитена? Может быть, и так. И возможно, какой-нибудь толстосум хотел бы купить огромный тягач-ракетовоз. Но, конечно, не за этим идут люди. Приходит народ сюда и поторговаться, и прицениться, и купить что-нибудь. Но главное – ощутить себя частью этого вселенского русского многолюдья. Потолкаться, пошутить, похохотать, слизнуть с пальца каплю мёда, кваску хлебнуть, кого-то под микитки пихнуть. Приходит поликовать, отдышаться от огромных супермаркетов, от бездушных торговых сетей, где человек сам становится подобен тому товару, который он идёт покупать, и сам становится частью кассового аппарата.Здесь не то! Здесь ликование, гульба, здесь лукавые глаза, притоптывание, присвисты. Здесь такое количество артистов! Сарафаны, картузы, кокошники. Здесь поют дурашливые, незамысловатые частушки. Вот кто-то в чёрном цилиндре, видимо, один из тютчевских героев, а вот царь Фёдор Иоаннович со своей кралей царицей, которую описал Алексей Толстой. И вот я здесь, в этом скопище.Проходя в торговых рядах, я увидел одного умельца-изобретателя. Может быть, он действительно Королёв или Циолковский. Он изобрёл ракету, которая работает на воде. Этот умелец видимо, в воду добавляет укропа, а может, и немножко деревенского самогона. И вот он мне показывает свою ракету. Небольшая, пластмассовая, она наполняется водой и накачивается воздухом. И ребёнок, накачав в эту пластмассовую ракету воздуха, запускает её. И летит эта ракета на игрушечный Марс или игрушечную Венеру. А на ящике, в котором эта ракета лежит, надпись: «Булава», импортозамещение.А вот вижу – топится печь. Подхожу, стоит печник, он печи кладёт. И замыслил он сложить такую печь, чтобы она была вселенской, чтобы вокруг этой печи все остальные печи мира плясали и танцевали. Это великая идея. Потому что русская печь – она наша и спасительница, и кормилица, она же и наш гужевой транспорт. Емеля на печи носился как сумасшедший, нарушая все правила, его гаишники остановить не могли, он превышал скорость, он был «мажор» Древней Руси. И эта наша печь улетела с Гагариным на космическую орбиту. Сейчас эту печь делают в Северодвинске, она опускается в морские пучины и плывёт там на радость нам, на страх врагам.А какое здесь обилие хлебов, караваев, баранок, пирогов, сыров, мёда, варенья! Тут и творог, масло, сметана! А какие квасы! И кленовый, и на берёзовом соке! Тут и корзины, и валенки! Тут и тракторы, велосипеды, тягачи!Русский человек, конечно, труженик, русский человек – копатель, он всю жизнь землю копает. То он копает окопы, чтобы обороняться от нашествия. То копает котлованы под здания, то копает свои огороды. Он всё время смотрит в землю. И можно подумать, что русские – это народ-землекоп. Конечно, он – землекоп. А ещё он в землю хлеб сажает. Он хлебороб и хлебопашец. А если приходит враг – берёт меч и становится народом-меченосцем. И Брянщина – она и хлебы печёт, она и ракеты возит, она и отбивает напасти во все века.И наш народ – мечтатель. Он всегда смотрит за горизонт, смотрит на звёзды, он ищет обетованную землю. Он всегда исполнен мечтой о рае, о дивном бытии. И эта мечта здесь, на Брянщине, обретает свою брянскую красоту и силу. Ведь Брянск бился с половецкой степью. Брянск бился с татаро-монгольским игом. Здесь были засеки, спасающие Русь от нашествия. Брянские князья полегли на поле брани. Брянск – это земля обороны, земля великих русских героев и мучеников. На Брянщине родился Пересвет, тот дивный витязь, что был благословлён Сергием Радонежским. Он сразился с татарским богатырём Челубеем и пал в Куликовской сече, где родилось новое государство российское.Здесь родился Тютчев, и отсюда полились тютчевские стихи, отсюда полилось его «В Россию можно только верить». Здесь появился Алексей Толстой с его «Колокольчики мои, цветики степные, что глядите на меня, тёмно-голубые». А брянский лес, что «шумел сурово»? Наполненный партизанами – опалёнными, уносящими в свои партизанские урочища боль, беду, осиротевших детей. Это огромное лесное русское сопротивление одолело натиск группы «Центр». А потом, на этом пепелище, как возрождался Брянск! Какие возникли чудесные сталинские дворцы, театры, похожие на парфеноны со скульптурами советских богов в виде колхозниц, рабочих, учёных, созидателей.Перестройка принесла много бед. Но мы преодолели эту напасть. Мы переплыли чёрное перестроечное море. И вот на Брянщине крестьяне-фермеры собирают по 110 центнеров пшеницы с гектара. Не верите? И я не верил. Но пойдите и посмотрите, как комбайны молотят хлеба и сколько намолачивают, и какая дивная пшеничная золотая гора высится посреди брянской ярмарки. Это чудо. Но это и есть брянская мечта. Брянская мечта складывается из печалей, из побед, из одолений, из молитв. И брянская мечта связана с воинским подвигом, с великой русской поэзией, со звёздным небом, с хлеборобными трудами. Брянская мечта – на этой ярмарке. Эта ярмарка и есть стремление к брянской мечте, и есть воплощение русского народного чуда.Какое счастье, какая радость пройтись по Андреевскому лугу среди чудесных светящихся лиц, милых, очаровательных, молодых, старых. Люди приходят сюда, чтобы возликовать от того, что мы – русские. А русский человек – самый светлый в мире, трудолюбивый, отходчивый, незлопамятный, доверчивый, талантливый.На Брянщине губернатор – Александр Васильевич Богомаз. Богомаз – это тот, кто иконы пишет. Так пусть сей Богомаз из Брянщины напишет такую икону, чтобы она просияла, возликовала, чтобы на неё все молились, чтобы прикладывались, чтобы она всех спасала, чтобы люди под ней венчались, а когда отходят в Царствие Небесное, чтобы икона их провожала тихими поклонами.Славься, Брянщина! Славься, ярмарка!

Выбор редакции
30 августа, 13:26

Александр Проханов // "Завтра", №35, 31 августа 2017 года

  • 0

Весёлый птицеловАрестован режиссёр Кирилл Серебренников, кумир либеральной культуры. Его подозревают в мошенничестве в особо крупных размерах. На его защиту поднялось несметное количество либералов, которые заполонили искусство, прессу, политические организации, институты власти. Так к разорённому филином птичьему гнёздышку слетается множество всевозможных пичуг: вьются, кричат, пикируют на филина. То же и с Кириллом Серебренниковым. Похоже, в этом случае власть разыгрывает операцию под кодовым названием «Весёлый птицелов». Поймали птицу Кирилла Серебренникова и, приговаривая «ах, попалась, птичка, стой», — надели на него браслеты.Защищать его явились режиссёры, киноактёры, музыканты, писатели, литературные и кинокритики, активисты партий — огромная шумная стая, в которой кого только нет! И чижи, и зяблики, и сойки, и трясогузки, и мухоловки, и клесты, и щеглы, и иволги, и дрозды, и канарейки, и снегири, и свиристели... Шумят на тысячи голосов. Вот здесь бы весёлому птицелову и накрыть их всех одной большой сеткой. Они сразу умолкнут, просунут головки сквозь ячею и будут молчать, мерцая глазками. И снести всех на птичий рынок — то место, где птицы в цене. Там за умеренную цену продавать. Люди будут брать канареек, щеглов, дроздов, зябликов, относить их к себе домой, где те будут петь на благо простому народу, наладив долгожданную связь искусства и жизни. А люди будут слушать пение птиц и благодарить весёлого птицелова.Однако это не более чем метафора, которая в действительности не описывает отношения культуры и государства.Президент Путин, которого разгневанные либералы винят в аресте Серебренникова, в свой предвыборный период испытывает огромное давление. Либеральные властители дум: Розовские, Райхельгаузы, Марки Захаровы, Константины Райкины, Андреи Смирновы, Александры Сокуровы — все они требуют, чтобы президент своей волей выпустил Серебренникова на свободу. Требуют, а сами наблюдают: поддастся ли президент на их давление. Если не поддастся, то он подлежит демонизации, к которой немедленно подключится всё мировое культурное сообщество, состоящее наполовину из геев и педофилов. А если сдастся и пойдёт на поводу у российских либералов, то Путин — слабый президент, пластилиновый. И он вступает в новое президентское правление ослабленным, униженным, идущим на поводу у либерального толпища. Мучительный для президента выбор.Так вышло, что после 1991 года, когда ломали хребет всему советскому, патриотическому, когда русских деятелей культуры называли фашистами, а певцам советской эры грозили тюрьмой, из культуры, из литературы, из музыки были изгнаны все значительные представители-патриоты, и их место на всех уровнях — от элиты до самых мелких литобъединений и концертных группок — заняли либералы. Это плотная, солидаризованная, жестокая масса являет собой мощный энергетический сгусток, который управляет культурными и идеологическими процессами в современной России, подавляет культурное инакомыслие, не пускает в свою среду патриотически настроенных режиссёров, сценаристов, писателей, объявляет им явный и неявный бойкот. Отсекают людей от глубинных слоёв культуры, которые делают народ стойким, выносливым, одухотворённым. Они постоянно натравливают народ на государство. Всеми силами ослабляют государство, видят в нём главного врага. Для них государство российское, русская самобытность являются враждебными, странными, подвергаются постоянному осмеянию. И сегодня шабаш вокруг Кирилла Серебренникова демонстрирует их мощь, которая по своей силе сопоставима с Болотной площадью, когда государство российское испытывало громадное давление, и лишь выступление патриотов на Поклонной горе укротило Болотную.Ситуация в сегодняшней российской культуре стала невыносимой настолько, что Никита Михалков, человек терпеливый, вышел из попечительского совета Фонда кино, где свили гнездо либералы, обрекающие на прозябание патриотически настроенных кинорежиссёров и сценаристов. Какие только фильмы не субсидирует этот Фонд кино! Бесконечные фэнтези, дурацкие развлекаловки и унылые, замшелые протестные темы. О певце Цое, ставшем благодаря его наркотическим стенаниям символом перестройки, сегодня снимают фильмы три режиссёра, включая Кирилла Серебренникова, и все они получили деньги из Фонда кино. А фильм «Донбасс», который хотел снимать Владимир Бортко, забит и зарублен на корню этими либеральными ненавистниками Крымской весны и русского восстания на Донбассе.Министр культуры Мединский, чьё министерство опростоволосилось, получая средства на реставрацию памятников русской культуры и разбрасывая их в неизвестных направлениях, министр, чьи заместители сидят в тюрьме или находятся под следствием, кто выглядит не культуртрегером, а ловким пиарщиком, кто мечтает вынести Ленина из мавзолея и прибивает доски Маннергейма на стены петербургских зданий, — где слово этого министра в защиту попираемой и стенающей русской культуры, будь то русский фольклор или современное русское искусство?Огромное количество птах всех пород и расцветок собрались в стаю и шумят на все голоса в защиту Кирилла Серебренникова. Но нет среди этой птичьей стаи имперских орлов, сталинских соколов и ласточек русской весны. Весёлый птицелов, будь осторожен, как бы эти чижи и зяблики не накинули сетку на тебя самого и не снесли на птичий рынок. Там за тебя не дадут и копейки.

Выбор редакции
30 августа, 13:23

Александр Проханов // "Завтра", №35, 31 августа 2017 года

  • 0

На атаку своей страницы в Фейсбуке, что Александр Проханов считает составной частью информационно-идеологической войны против России и Русского мира, писатель и главный редактор "Завтра" отвечает новым циклом под условным названием "Покайтесь, ехидны!".ИзвиненияМежду Ольгой Бычковой, которая была ведущей радиостанции «Эхос Мундис», и Михаилом Веллером, который приходил на станцию на прямой эфир, произошла ссора. Их полемика касалась непорочного зачатия, в результате которого на свет появился главный редактор «Эхос Мундис» Алексей Алексеевич Венедиктов. Во время этой полемики Михаил Веллер в сердцах назвал Ольгу Бычкову «макаронами по-флотски», а Ольга Бычкова назвала Михаила Веллера «домашним пельменем». Михаил Веллер ушёл из эфира, и между ним и Ольгой Бычковой возникла распря. Михаил Веллер требовал, чтобы Ольга Бычкова принесла ему извинения. Ольга Бычкова, в свою очередь, ждала извинений от Михаила Веллера. Они выходили каждый из своего дома, становились по разные стороны улицы и ждали, что им принесут извинения. Извинения никто не приносил.Прошли первые часы после ссоры, но извинения никто не приносил. Прошли первые дни после ссоры, но извинения никто не приносил. Прошли недели и месяцы, но не было никаких извинений. Так они стояли каждый на своей улице и ждали, что кто-нибудь из них первый принесёт извинения. Они стояли в дождях, снегопадах, приходила весна, и наступала осень. Но извинений не было. Шли времена, сменялись поколения, но извинений не было. Ольга Бычкова стала покрываться мхом с северной стороны, а у Михаила Веллера, который был покрыт мелкими трещинками, из этих трещин стали вырастать маленькие деревья, потому что в трещины ветер наносил почву. Жизнь вокруг менялась. Пятиэтажки, которые окружали Ольгу Бычкову, были снесены мэром Собяниным. Он поставил одну на другую и сделал из них стоэтажки. Вокруг Михаила Веллера появилось множество лотков, в них торговали батарейками, поддельными паспортами, дипломами, а также шаурмой. Когда маленькие дети проходили мимо Михаила Веллера, то спрашивали учительницу:— Кому здесь поставлен памятник?Учительница отвечала:— Это памятник Ивану Грозному.Дети проходили мимо Ольги Бычковой и спрашивали учительницу:— А это памятник кому?И учительница отвечала:— Это конная статуя Петра Первого.У памятников завелись фанаты. Изображение Михаила Веллера стало появляться на майках. Такое же изображение Ольги Бычковой стало появляться на других майках. Грязные майки стирали в одной и той же машине, а потом сушили на одной и той же верёвке. И тогда эти майки, высыхая на одной верёвке, начинали между собой дружить. Иногда майку с Михаилом Веллером вешали поверх майки с Ольгой Бычковой. Тогда Ольга Бычкова из-под майки Михаила Веллера говорила: «Мне приятно».А иногда майка с Ольгой Бычковой оказывалась поверх майки с Михаилом Веллером. И тогда звучал голос Веллера: «Мне очень приятно!».Однажды случилось непредвиденное. Дул сильный ветер, сорвал обе майки и унёс их в разные стороны света. Майка с изображением Ольги Бычковой опустилась в фанзе у корейского рыбака, а майка с изображением Михаила Веллера опустилась на вилле римского патриция, и они надолго потеряли друг друга из вида. В то время в Москве объявился Станислав Александрович Белковский, он был прокурор и сталинист. Он вёл дело космополитов, а также дело врачей-отравителей. По делу космополитов проходили Ольга Журавлёва, Оксана Чиж, Ирина Воробьёва, Ксения Ларина, Майя Пешкова, Наргиз Асадова и Евгения Марковна Альбац. По делу врачей-отравителей проходила совсем другая группа. Она состояла из Ольги Журавлёвой, Оксаны Чиж, Майи Пешковой, Ксении Лариной, Наргиз Асадовой, Нателлы Болтянской, Ирины Воробьёвой и Евгении Марковны Альбац. Станислав Александрович Белковский обвинял космополитов в том, что они приглашают в эфир Наталью Ивановну Басовскую, и та ни разу в своих исторических хрониках не упоминала полян, древлян, вятичей, радимичей, кривичей и ильменских славян, а говорила всё про Капетингов и Меровингов, и это отвращало радиослушателей от родной истории. А врачам-отравителям Станислав Александрович Белковский предъявил другое обвинение. Он обвинял их в том, что они почти до смерти залечили Алексея Алексеевича Венедиктова. У Алексея Алексеевича Венедиктова в печени появились камни. Эти камни, как из каменоломни, добывал мэр Собянин и делал из них отличную гранитную плитку, а также гранитную крошку. Врачи постоянно простужали Алексея Алексеевича Венедиктова. У него не прекращался насморк, и из него всё время текло. И чтобы не высохнуть, ему приходилось каждый день выпивать четыре ведра воды.Приговор обеим группам был обвинительным, и Станислав Александрович Белковский два дела объединил в одно. Космополиты были приговорены к ссылке на Дальний Восток в город Биробиджан. Оттуда по радиостанции «Эхос Мундис» они должны были вещать в страны ближнего зарубежья. Туда же к нанайским поселениям были высланы врачи-отравители. Их заставили лечить двух нанайских близнецов. Этими нанайскими близнецами были Глеб Павловский и Леонид Радзиховский. Они срослись не головами, не желудками, не скелетами – уних была одна на двоих предстательная железа, и они не могли размножаться порознь. Врачи удалили предстательную железу, нанайские близнецы расстались и, удалившись друг от друга, стали главами районов.Алексей Алексеевич Венедиктов утомлённый вечным насморком, решил поехать в Италию погреться на солнце. Там он оказался на вилле римского патриция. Каково же было его удивление, когда в римском патриции он узнал Михаила Веллера. Они сидели на берегу Адриатического моря, замотавшись в туники, и пили вино.Радиостанция «Эхос Мундис» вещала из города Биробиджана на страны ближнего зарубежья. Её передачи услышал проживавший в фанзе корейский рыбак, которым была Ольга Бычкова. Она узнала голоса своих подруг, построила лодку, переплыла море и соединилась со своими подругами по радиостанции «Эхос Мундис». В это время случилась амнистия и реабилитация, и появилась возможность всем вернуться в Москву. Вернуться в Москву захотел и Михаил Веллер. Он решил поехать в Москву из Владивостока поездом через всю Сибирь, чтобы лучше узнать народную жизнь, как это сделал в своё время Александр Исаевич Солженицын. Там, во Владивостоке, и встретились Михаил Веллер и Ольга Бычкова. Они поженились и решили ехать в Москву в одном купе. В других вагонах им сопутствовали бывшие космополиты и врачи-отравители. Это были Ольга Журавлёва, Ксения Ларина, Оксана Чиж, Ирина Воробьёва, Нателла Болтянская, Наргиз Асадова и Евгения Марковна Альбац. Там же ехали главы районов Глеб Павловский и Леонид Радзиховский. Первую половину пути Михаил Веллер и Ольга Бычкова ехали как Александр Исаевич Солженицын и Наталья Солженицына. Однако другую половину пути они ехали как Андрей Дмитриевич Сахаров и Елена Боннэр. Таким образом, они выехали из Владивостока вдвоём, а вернулись в Москву вчетвером.В Москве Алексей Алексеевич Венедиктов и его сотрудницы вернулись на радиостанцию «Эхос Мундис» и продолжили вещание. А Глеб Павловский и Леонид Радзиховский, лишившись присмотра врачей, снова срослись в предстательной железе и опять превратились в нанайских близнецов. Став неразлучными, они много думали о том, как обустроить Россию и как реорганизовать Рабкрин.Когда Александр Исаевич Солженицын и Андрей Дмитриевич Сахаров прибыли в Москву со своими жёнами, их посадили в автомобиль и повезли туда, где стояли памятники Михаилу Веллеру и Ольге Бычковой. Александр Александрович Солженицын, который давно не был в Москве, спросил у Андрея Дмитриевича Сахарова, указывая на памятник Михаилу Веллеру: «Кто это такой?». И тот ответил: «Это памятник нашему благодетелю Юрию Андропову».А когда Александр Исаевич Солженицын спросил у Андрея Дмитриевича Сахарова, указывая на памятник Ольге Бычковой: «Кому этот памятник?», тот ответил: «Это памятник крейсеру «Аврора».Слушая эти слова, Елена Боннэр сделала глубокую затяжку папиросой «Беломор», выпустила длинную густую струю дыма и, указывая на памятник «Авроре», сказала: «Когда-то и из неё шёл дым».

Выбор редакции
24 августа, 22:21

Беседа Александра Проханова с Георгием Малинецким // "Завтра", №34, 24 августа 2017 года

  • 0

Рывок или откат?беседа главного редактора газеты «Завтра» Александра Проханова и доктора физико-математических наук Георгия Малинецкого[Александр Проханов:]— Георгий Геннадиевич, ещё лет 20-25 назад я не раз слышал суждения, что человечество вместо того, чтобы продолжать заниматься наукой, стало заниматься чепухой. Оно перестало интересоваться атомным ядром, сверхскоростями, звездолётами, а занялось сетевой дурью, мобильными телефонами, гаджетами. Но вдруг выяснилось, что при этом человечество открыло новую сферу, которую сейчас называют цифросферой. Произошло открытие: через сетевые электронные технологии мы получили новую землю и новое небо, а вместе с тем возникло другое человечество. Как вы на это смотрите?[Георгий Малинецкий:]— Произошло не открытие, а закрытие, Александр Андреевич. Закрытие фантастического масштаба. Вспомним 1957 год — первый советский спутник. 1961 год — первый человек в космосе. 1969 год, человек на Луне — это мечта! Мы шли к звёздам. Дальше 1973 год — всё кончается, всё оборвалось. И мы вместо экстраверсии пошли во внутреннюю сферу — в интроверсию. И потери громадные, потому что сейчас мы смотрим изнутри и внутрь себя. Опросы показывают, что наши школьники не знают размер Земли, далеко ли от нашей планеты до Солнца.Вспомним литературу 60-х годов. Взлёт научной фантастики: Беляев, Станислав Лем, Азимов, Кларк. Далёкие галактики, иные миры… А дальше? Фэнтези. А что такое фэнтэзи? Это будущее в прошлом. Человечество вместо того, чтобы двигаться вперёд, застыло в наркотическом тумане. Российские социологи показали, что самому важному, а именно — своей жене и детям, российский мужчина в среднем уделяет 45 минут в день, а телевизору, гаджетам и компьютерам (в контексте развлечений, а не работы) — 4,5 часа. Мы обменяли право первородства на чечевичную похлёбку, произошла смена истинных, подлинных вещей на суррогат. Вспомните библейское: "Возлюби ближнего своего, как самого себя". Масса людей не знает соседей по лестничной площадке, но они там, где-то в Сети, возлюбили дальнего. И возлюбили дальнего за счёт ближнего.[Александр Проханов:]— Но эта реальность сложилась. Я тоже — жертва этой цифросферы. Я человек не цифры, а слова. Я верю в то, что в начале было слово, а не цифра, и слово было у Бога, а не цифра была у Бога. Тем не менее я думаю, что всегда наряду с потребностью добывать энергию, снимать тяготы физического труда, у человечества была задача управлять своей историей. И в том, что сейчас происходит, мне кажется, сделан ещё один шаг в управлении историей. За счёт этих "пустяковых" гаджетов, интернета и компьютера создались условия, чтобы управлять огромными массами людей, гигантскими социальными процессами. Если так, разве это не открытие?[Георгий Малинецкий:]— Нет-нет-нет. Это не открытие, а закрытие. И цифры здесь ни при чём. Вы абсолютно точно поставили проблему — это управление историей. По сути, есть две основные тенденции. Первая тенденция: мы хотим построить Царство Божие на земле, хотим прорваться в будущее. И вот — Красная страна. Песня "Нам нет преград ни в море, ни на суше" — это стремление в будущее. Отсюда культ космонавтики, Гагарин. Это прорыв в будущее. А будущее и капитализм несовместны, потому что капитализм — это общество для 1% людей, а 99% остальных должны жить в наркотическом тумане: в телевизоре, в компьютерах, в гаджетах. А поскольку будущего у капитализма нет (это признают и его идеологи), нужно вернуть прошлое. Но как? Очень просто. Лишить людей ощущения будущего, истории, ощущения, что что-то должно происходить.Заметьте: совершенно разное отношение к будущему в культуре Китая, России и Америки. Китай мыслит веками. Американцы живут, чтобы жить сегодня. Сегодня! А мы — цивилизация будущего. "Россия — Третий Рим, и четвёртому не бывать". Мы — в будущем. И одна из главных потерь 90-х годов — то, что будущего нас лишили. А жить сегодняшним днём — несовместимо с нашей цивилизацией. И вы абсолютно правы: это попытка остановить историю, заменив её иллюзией. Примерно как в фильме "Матрица" братьев Вачовски. Когда, не умея справиться с реальными проблемами, с действительностью, элита (тот самый 1%) выдаёт всем некую наркотическую реальность, в которой они как бы и живут, а реальные их тела — в питательном бульоне. Именно путь к этому сейчас и торит цифровая реальность.Когда говоришь с молодёжью, возникает ощущение, что им нужно подсказывать, где смайлик ставить, что смешно или не смешно. Я был в шоке, когда в США впервые увидел различные забавные комедийные шоу, где люди за экраном смеются. Это чтобы зритель знал, как реагировать. И у нас сделано ровно то же. Это огромное снижение наших способностей — познавательных, эмоциональных, интуитивных. Гигантский шаг назад, значение которого ещё пока не осознано.[Александр Проханов:]— Я разделяю вашу точку зрения, но пытаюсь встать на противоположную. Разве не благодаря этим новым открытиям, программам, новым представлениям о числе удалось создать прорыв в генной инженерии, например? Или новые типы самолётов и ракет? Разве не они могут гармонически соединить техносферу и биосферу, создать балансы регулирования и управления? Ведь большие системы умирают очень часто потому, что нет аппарата управления.[Георгий Малинецкий:]— Нет. Большие системы умирают потому, что нет людей, которые понимают, зачем эта система создана. Есть человек, он несёт некие смыслы, понимает, как это должно быть отстроено, вдохновляет других людей. Это — удивительное творчество. Цифра — только инструмент. Вы говорите "благодаря этим технологиям…". Но возьмём, к примеру, анестезию — замечательная вещь. Когда опиум используется для того, чтобы облегчить страдания, — благородно. Но нельзя наркоманию и наркотик как лекарство поставить на одну доску. Не надо мешать чёрное и белое, свет и тьму.И компьютеры в своей области приложений — очень хороши, конечно. Если индустриальная эпоха избавила людей от тяжёлого физического труда, то компьютерная эпоха позволила избежать рутинного умственного труда. Действительно, нам приходится иметь дело с большими массивами информации. Есть, скажем, генная инженерия. Наш геном — это три миллиарда букв: А (аденин), Г (гуанин), Ц (цитозин), Т (тимин). Мы с вами живём около трёх миллиардов секунд и не в состоянии даже прочитать каждую буковку своего генома. Чтение генома требует суперкомпьютеров. А откуда взялись компьютеры? Я работаю в Институте прикладной математики им. М.В. Келдыша и знаю об этом не понаслышке. Как и большинство инноваций, они появились в связи с военной сферой. Первая атомная бомба была рассчитана на логарифмической линейке. Лаврентий Павлович Берия, чтобы учёные считали поточнее, заказал большие линейки. Поскольку этим занимались выдающиеся физики, они смогли свести необходимые расчёты к самым простым, которые можно было произвести на линейке. А вот с космосом уже так не получается, здесь нужно считать не только много, но и очень быстро. Стало понятно, что для сохранения нашего суверенитета требуется создание гигантской отрасли промышленности, связанной с вычислительной техникой. Эти задачи были решены.Но сейчас люди становятся придатками своих компьютеров, зависят от них. Типичная ситуация, когда школьники не знают таблицу умножения и сразу лезут за калькуляторами. Вспомним ЕГЭ. Мы пытаемся наших детей поставить на уровень роботов, которые должны решать стандартные задачи. Попытка заменить человека компьютером в "человеческих" делах — на мой взгляд, это кощунство.[Александр Проханов:]— Кощунство, может быть. Но как ни странно, вы вместо того, чтобы опровергать меня, со мной соглашаетесь. Вы согласились с тем, что развитие традиционного прогресса оказалось невозможным без создания цифросферы. Что такое спроектировать Третью мировую войну? Это война в космосе, под водой, на континентах. Это огромное количество компонентов, которые должны действовать синхронно. Синхронизировать их не в состоянии ни Жуков, ни Сталин, ни Монтгомери. Их в состоянии синхронизировать компьютер. Значит, ЭВМ совершенствуется по мере того, как развиваются человеческие задачи и потребности. Развиваясь, они не могут остановиться и эволюционируют. Цифросфера эволюционирует туда, где людей в большом количестве не нужно![Георгий Малинецкий:]— Александр Андреевич, я советую вам читать Проханова, он толкует про Бога и дьявола, про свет и тьму. Разве не шок, что 70% американцев (по данным последнего опроса) говорят: вполне уместно уничтожение целых стран, если это не затронет США? В своё время Сергей Петрович Капица, выдающийся просветитель России, рассказывал мне, как наш большой правозащитник Андрей Сахаров явился к советским военным и сказал: есть возможность создания таких термоядерных бомб, которые в момент "Ч" могут просто смыть и Атлантическое, и Тихоокеанское побережье Штатов. Военные ему ответили: нет тех смыслов и ценностей, которые оправдывают уничтожение целых народов.Вспомните Библию: "Богу богово, кесарю кесарево". Человек первичен. И попытка заменить человека чем-то компьютерным — порочна. Более того, мы находимся в точке бифуркации. Сейчас делается важнейший выбор. Первый выбор — это многоэтажный мир. Как, собственно, вы его и обрисовали: есть 1% людей, неважно, по какому признаку отобранных: элита, не элита. Его как бы обслуживают роботы. Это зелёная зона. Дальше есть жёлтая зона. Нужны же какие-то ресурсы для забавы верхним. И есть красная зона, куда можно спихивать всех остальных. Радикальные представители американской элиты говорят, что на Земле есть место для миллиарда человек. Американцы до Барака Обамы никогда не говорили явно и жёстко, что они являются избранными. На наших глазах строится многоэтажный мир, когда за одну и ту же работу люди в разных странах получают по-разному. Это громадное региональное и иное неравенство. Это тупик, это поздний Рим, раковая опухоль, когда 1% пожирает то, что есть у остальных 99%. В результате этот 1% губит и себя, и остальные 99%.Есть альтернатива. В ней человек — сверхценность. "Для Бога нет ни эллина, ни иудея", все люди равны. И они равны в главном — в праве на жизнь, это то, что называется "традиционные ценности". Пойдём дальше. Что главное в исламе? Справедливость. "Свобода. Равенство. Братство" — лозунг Французской революции, подхваченный коммунистами. А дальше — ирония истории! Ведь новая Россия пошла к капитализму, к неравенству. И вот сейчас президент Путин в статье в "Нью-Йорк Таймс" говорит, что ни одна нация, ни одна социальная прослойка не имеет морального права считать, что она чем-то выделена по отношению ко всем остальным. И либо мы идём по пути многоэтажного мира, и тогда в конце будет как у Уэллса: элои, морлоки, то есть тотальное неравенство. Причём сейчас это неравенство потребления, а дальше будет более жёсткое неравенство. Это будет антиутопия, когда люди различаются и по времени жизни. Как у Ефремова в "Часе быка", как в "1984" и в антиутопии "О, дивный новый мир", когда детям в мозг закладываются разные профессии. Но если считаем, что человек является сверхценностью и все семь миллиардов человек на планете для нас важны, то надо решить, как их накормить, создать достойный уровень жизни, обеспечить безопасность. Главный нерв XXI века именно в этом.Или мы будем идти по первому пути, а именно — остановка истории, наркотическая культура для 99% населения и жуткий поздний Рим, варварский капитализм, возможно, с одной или двумя мировыми войнами на XXI век. Либо это путь, который прочерчивали в своё время коммунисты. Третьего не дано.[Александр Проханов:]— Вы говорите "нас ведут". Но, может быть, мы все ведомые? Ведомые чем-то, что не является человеческой волей. Ведь развитие машин, техники ушло от рычага, от колеса, прошло стадию пара, ядерной энергии. Сейчас вошло в цифровую сферу. С какого момента это развитие стало дьявольским, а не божественным? Со стадии колеса? То, что делал Келдыш, и то, что делал Курчатов, — это стадия уже дьявольская или стадия божественная?[Георгий Малинецкий:]— Есть книга Клауса Шваба "Четвёртая промышленная революция". Клаус Шваб — создатель Давосского экономического форума. Мы видим там обычно людей в хороших костюмах, полагая, что это некая политическая тусовка. Но всё гораздо серьёзнее. Это огромная экспертная площадка, где эксперты со всего мира вырабатывают понимание того, что происходит. И дальше — проектируют будущее. А затем олигархам, политикам "подсказывают", куда вкладывать деньги и куда вести мир.Посмотрим, что предлагается. Они полагают, что до 2025 года будет 21 переломный момент. Какие это моменты? Один из них — вживляемые мобильные телефоны. Даже сейчас, если у вас есть мобильный телефон и он выключен, то всё равно можно установить, где вы находитесь. Но если он вживляем — это уже матрица. Следующее: 10% людей носят одежду, подключённую к интернету. Нас, скажем, "большие братья" постоянно смотрят по телевизору определённых фирм. Но в случае подключения одежды к интернету, мы будем носить с собой постоянный детектор лжи.Вся культура, начиная с Античности, шла к тому, чтобы сила становилась более мягкой; она шла к свободе, к тому, чтобы человек мог реализоваться. А здесь наоборот — мы спускаем человека до уровня марионетки.Удивительная вещь: когда подписывают контракт с космонавтом, обязательно оговаривается (психологи настояли), что у человека должен быть час времени, когда за ним с Земли не наблюдают. Это его личное время, личное пространство. А здесь компьютерные технологии полностью лишают человека и личного времени, и личного пространства.И вот уже в прогнозе Давоса появляется первый робот в составе корпоративного совета директоров. Это поражение человека! Человеческие решения к 2025 году будут приниматься роботами. У Станислава Лема есть рассказ, когда на некую планету прислали роботов. Им сказали, что надо гармонизировать то, что есть на планете. Роботы подумали: как гармоничнее всего? Когда все равны, когда полная стабильность. И они всех людей превратили в большие монеты, в диски. Давос прокладывает путь к расчеловечиванию.[Александр Проханов:]— Расчеловечиваются всё, в том числе и те, кто расчеловечивает? Или они выводятся за скобки?[Георгий Малинецкий:]— В сущности, это главный вопрос, который сейчас решают американцы. Мне довелось знакомиться с их системой образования, и из 500 американских вузов 450 очень плохи — хуже большинства наших. Наукой занимаются примерно в пятидесяти вузах, и есть пятнадцать вузов мирового уровня. К сожалению, беда нынешней России в том, что у нас таких институтов сейчас нет.Более того, примерно половина людей в тех сверхвузах, сверхуниверситетах учатся бесплатно, потому что работает система социальных лифтов: олимпиады, фонды, которые должны из человеческой массы выделять талантливых людей и выводить их в элиту. Но есть некое заблуждение у американцев, как было у римлян, что этот самый 1% людей на самом верху может быть независимым от остальных. С роботами или иначе — неважно. Проезжаю по Рублёвке, там четырёхметровые заборы. Шофёру говорю: видите, как отгородились. И шофёр, который возит элиту, отвечает: "Если что, газом возьмём". Это же растущая ненависть 99% к 1%! Американские учёные это осознают. Книга нобелевского лауреата Джозефа Стиглица "Великое разделение" — про то, что американская экономика с 70-х годов росла ради этого 1%, то есть 99% людей почти ничего не получили. Но никогда 1% не удержит 99%.[Александр Проханов:]— Это правда, но мой вопрос — о другом. Негативные последствия всего этого, которые касаются 99%, касаются и одного оставшегося процента. Потому что всё человечество едино. Мы едины. И по ком звонит колокол? По всем он звонит. Поэтому элита, которая как бы устанавливает правила игры, первой становится жертвой этих правил.У обычных людей есть несколько форм отношения к цифросфере. Большинство и не заметят эту цифросферу. Они будут смотреть телепередачи, вкушать визуальные наркотики. Они рабы этой машины, и машина на них зиждется. Есть те, кто стремится улучшить машину, найти огрехи. Существует категория тотальных революционеров-нигилистов, которые считают, что мега-машины не подвержены улучшениям. И они должны быть уничтожены. Вот это — тотальная революция. Есть беглецы. Россия — страна пространств, есть, куда сбежать. И есть таинственная категория, которая может овладеть цифросферой. Где находится та категория, которая может овладеть этой цифросферой?[Георгий Малинецкий:]— Думаю, что неизбежности нет. В своё время считали, что и в опиуме нет ничего предосудительного. Люди не осознавали в полной мере, куда ведёт этот путь. Но потом поняли. Более того, в промышленной Англии было тотальное пьянство. А сейчас есть разумная политика, и пьянство пошло на убыль. "Цифромания" — тоже социальная болезнь. И я думаю, что сейчас часть людей понимает, что менять реальную жизнь на виртуальный мир — это искусственно состарить себя. У человека есть внутренние ограничения. Он не может посмотреть, не повредившись психически, тысячи убийств — у него утратится ощущение ценности человеческой жизни. Сейчас эти ограничения просто игнорируют, но их непременно осознают.Мне в своё время американцы рассказывали, как они видят войну. Очень просто. Человек у себя за столом восемь часов, перед ним компьютер. А далеко в Ираке есть беспилотники, машины, которые будут взрываться, есть смертники, и он, как в компьютерной игре, играет ими восемь часов. Потом приходит сменщик. У них есть иллюзия, что война — игра, это как те самые 70% американцев, которым не жалко уничтожить целые страны. И другое дело — реальная жизнь, кровь, смерть. В этом смысле американцы неполноценны, они не воевали на своей территории, не понимают в полной мере, что такое война, когда это касается не других, а своих матерей, жён, детей. И, к сожалению, это огромная вина нашей страны, потому что, когда был Советский Союз, было понимание, что альтернативная сила есть. И я думаю, что человечество это осознает. Есть поучительный пример. Когда в мире была вторая сверхдержава, было принято ключевое решение ХХ века — об ограничении стратегических вооружений. Если бы мы не ограничили себя в этой сфере, возможно, нас бы уже не было. Поэтому я думаю, что мы стоим перед очень серьёзными ограничениями и в сфере цифровой реальности. Думаю, что с мегамашиной мы совладаем.[Александр Проханов:]— Тогда человеческая воля много значила: воля генсека, воля президента американского. А сейчас воля правителей мало что значит, она стремительно уменьшается, другие факторы начинают действовать. Я думаю, что роботизации не избежать. Значит, будет освобождаться от физического труда всё большее количество людей. Как с ними обойтись? Во-первых, либеральный фашизм предлагает резко сократить численность, уничтожив их — когда либерализм, создающий сверхтехнологии, находит способы уменьшения населения.Есть, мне кажется, и другой путь, который, быть может, избрал бы Советский Союз, не откажись он от Ефремова или Беляева. Если бы Советский Союз изучал человека, если была бы создана теория человека, мы бы не распались. В частности, больше внимания уделялось бы иррациональному в человеке. Мне кажется, освобождённого человека, не бездельного, не праздного, могли бы использовать, научившись раскрепощать его эмоциональную психическую энергию. На основании этой эмоциональной психической энергии можно было бы совершать грандиозные открытия, которые, мне кажется, в цивилизации если не XXI, но XXII века будут бесценны. Они будут дороже продуктов, белков, углеводородов. Человеческая мечта, например. Человеческая мечта может быть реализована в повседневности. Сама по себе мечта является той субстанцией, которая позволяет человечеству существовать на новом сверхчеловеческом уровне. Мне кажется, что задача науки будущего в том, чтобы научиться выделять в человеке те его свойства силы и умения, из которых можно создавать огромный мировой космогонический продукт, связанный с силой мечты.[Георгий Малинецкий:]— Конечно. Думаю, то, что мы говорим о цифровой реальности, — это вчерашний день. Мир толкают опять назад, в прошлое. Когда я учился в школе, то считал, что математика — большая серьёзная наука, а физика в два раза проще, чем математика. Химия тоже в два раза проще, чем математика, а биология ещё в два раза проще, чем химия. Если мы возьмём науку и посмотрим цитируемость статей в разных областях (какие надежды связываются с той или иной областью, насколько активно научное сообщество), то увидим: науки биологического цикла — это 50, вся химия — это 10, вся физика — это 8, вся математика — 1,5, а вся информатика — та самая цифровая реальность — 1,5. То есть компьютерная наука в некотором смысле кончилась. Мы видим то, что происходит на излёте. Когда мы толкаем людей в цифровую реальность, мы их направляем назад. Будущее — это биология.И мы игнорируем две революции, которые произошли после промышленной. Что такое индустриальная эпоха? Это массовые производство, потребление, образование, культура, оружие массового уничтожения. В нынешней цифровой реальности значение каждого человека может быть несравненно больше. Он может оказаться в нужное время в нужном месте и очень многое изменить. Реальность такова.Второе. В индустриальной революции важны деньги. Вот у нас капитал, деньги, которые приносят деньги… Это кончилось. Вот вы — Саудовская Аравия или Катар, у вас много денег, у вас треть мировых запасов газа… И что? Вы всё равно оказываетесь игрушкой в руках тех людей, у которых оружие и технологии. Сейчас наше правительство всё ещё играет в деньги и с замиранием сердца следит, какая будет цена на нефть. А мы уже живём в мире технологий. Если у нас нет технологий, то деньги и газ отберут тем или иным способом, с войной или без войны.Наконец, сейчас на пороге третья революция, мы называем её гуманитарно-технологической. У вас есть деньги и технологии, но если во власти мошенники, некомпетентные люди — вы ничего не можете сделать. И будущее — за людьми, за их самоорганизацией, за людьми, которые поддерживают друг друга. Возьмите газету "Завтра". Я был поражён, как мало людей, которые оказывают такое большое влияние на умы. И один в поле воин! Когда создавался Физтех (Московский физико-технический институт) нобелевскими лауреатами академиками Николаем Николаевичем Семёновым и Петром Леонидовичем Капицей отбирались лучшие из лучших. Огромная нагрузка и на студентов, и на преподавателей. Когда Капице задали вопрос: а с чем связаны эти сверхнагрузки? Зачем это всё? Будет ли это оправдано? Он ответил: если мы вырастим за двадцать лет одного человека уровня Эйнштейна или Ньютона, то все наши деньги и потерянное здоровье — всё будет оправдано. Они, как Прометей, откроют человечеству новое, которое может изменить всё. Именно поэтому американцы до сих пор с огромной опаской относятся к нам. Именно к этой непредсказуемости, к прометеевскому началу. Непонятное опасно! Сейчас ничего нет, но, возможно, в лаборатории, в подвале человек придумал такое, что может мир направить по другому руслу.Но есть и другой подход. В постиндустриальной экономике два человека из сотни кормят себя и всех остальных, десять из ста работают в производстве, производят товары для себя и остальных. Зачем нужны другие? Современный капитализм отвечает: они не нужны, мы их будем развлекать и занимать. Праздный мозг — мастерская дьявола. И главная функция цифросферы — это убийство свободного времени. Это первый путь. Но есть и второй. На мой взгляд, коммунисты поступали очень честно. Они учили научному коммунизму, рассказывали, куда они хотят привести мир, указывали цель.Действительно, для промышленного производства достаточно 10-15 человек из ста. А что же делать остальным? Это главный вопрос XXI века. На мой взгляд, сейчас есть фантастические возможности для творчества в самых разных сферах. Например, у вас есть ребёнок, и вы видите в нём что-то выдающееся. Вы вкладываете в него многое, и он действительно воплощает свои и ваши идеи и мечты. Видимо, профессия учителя, воспитателя и педагога будет главной профессией XXI века.Думаю, что гуманитарно-технологическая революция будет связана с тем, что мы вернём человеку много человеческого. Эмоции, переживания. Мы видим признаки этого. Вот я читал вчера замечательные рассказы Екатерины Глушик "Своё стояние" и "Чертовская красота". Я подумал: удивительно, для одного читателя — это просто кошмар, ему это будет сниться по ночам, потому что она — талантливый художник. А другой воспримет это более-менее спокойно. Разным людям нужна разная литература.Ведь все люди разные. Более того, мы сами разные. Мы в юности — одни, нам хочется переступать пределы. Мы другие — в зрелости. И совсем иные — на краю жизни. Поэтому, на мой взгляд, должно быть примерно так. Допустим, у нас есть материальное изобилие, и человек может выбрать: какой образ жизни в этот период его устраивает.Учёные, которые создавали ядерное оружие, говорили, что это было самое счастливое время. Востребованность работы страной и ощущение, что можно сберечь мир. Коммунизм, к сожалению, не учёл, что на разных стадиях жизни люди различны. Я думаю, что наука к этому придёт.Одно из главных открытий ХХ века — двойная спираль ДНК. Уотсон, нобелевский лауреат, сказал, что мы поймём сознание и природу психических заболеваний не раньше, чем через пятьдесят лет, но в ближайшие десять лет будет сделано следующее. Ребёнок ещё в утробе матери, а мы уже видим, кто придёт в мир: выдающийся спортсмен, гениальный математик, музыкант. А когда вы с детства понимаете, к чему человек способен, это изменит всё. Если будущее состоится, то во главе будет не цифросфера, не наркотическая культура, не виртуальные миры, а человек. По-моему, у Сартра есть фраза: "Ад — это другие". И когда мы с вами сумеем сначала понять, а потом объяснить и другим людям, что рай — это другие, настоящие люди, а не виртуальные персонажи, то с этим ничего не сравнится. И тогда всё у нас получится.[Александр Проханов:]— Спасибо, Георгий Геннадьевич, за разговор.