Источник
Вестник "Красной Империи" - LiveJournal.com
Выбор редакции
22 июня 2016, 09:15

Запретные работы К. Маркса и Ф. Энгельса. Часть 25. Национализация земли

  • 0

Одна из самых актуальных работ для юриспруденции. Ибо тема "собственности как естественного права" просто заполонила мозги нынешних теоретиков. Взято из тома №18.Земельная собственность, первоначальный источник всякого богатства, стала великой проблемой, от решения которой зависит будущее рабочего класса [В черновой рукописи перед этой фразой помечено: «К пункту 1». Ред.].Не ставя себе задачей обсудить здесь все доводы, приводимые защитниками частной собственности на землю — юристами, философами и экономистами, я лишь отмечу здесь, во-первых, что они приложили немало усилий, чтобы прикрыть первоначальный факт завоевания «естественным правом». Если завоевание создало естественное право для меньшинства, то большинству остается только собрать достаточные силы и приобрести таким образом естественное право на завоевание того, что было у него отнято.В ходе истории завоеватели сочли удобным придать своему первоначальному праву, вытекавшему из грубой силы, некоторую общественную устойчивость [В черновой рукописи вместо слова «устойчивость» написано: «санкцию». Ред.] посредством законов, продиктованных ими самими.Затем появляется философ и доказывает, что эти законы подразумевают и выражают всеобщее согласие человечества [В черновой рукописи вместо слова «человечества» написано: «общества». Ред.]. Если в самом деле частная собственность на землю основана на таком всеобщем согласии, то она, очевидно, должна перестать существовать в тот момент, когда большинство общества не пожелает более сохранять ее.Однако, оставляя в стороне так называемые «права» собственности, я утверждаю, что экономическое развитие общества, рост и концентрация населения — те условия, которые заставляют фермера-капиталиста применять в сельском хозяйстве коллективный и организованный труд и прибегать к помощи машин и подобных изобретений — будут все более и более делать национализацию земли «общественной необходимостью», против которой бессильны всякие рассуждения о правах собственности. Настоятельные потребности общества должны быть и будут удовлетворены, изменения, продиктованные общественной необходимостью, сами проложат себе путь и рано или поздно приспособят законодательство к своим интересам.Мы нуждаемся в ежедневно увеличивающемся производстве, и его потребности не могут быть удовлетворены при таком положении, когда кучка людей может регулировать это производство соответственно своим прихотям и частным интересам или невежественно истощать почву. Все современные методы, такие как орошение, дренаж, паровой плуг, химические продукты и т. п., должны широко применяться в сельском хозяйстве. Но научные познания, которыми мы обладаем, и технические средства ведения сельского хозяйства, которыми мы располагаем, такие как машины и т. п., могут быть успешно применены лишь при обработке земли в крупном масштабе.Если обработка земли в крупном масштабе (даже современным капиталистическим методом, низводящим самого производителя до уровня простого вьючного животного) оказывается настолько более выгодной с экономической точки зрения [В черновой рукописи слова «с экономической точки зрения» отсутствуют. Ред.], чем ведение хозяйства на мелких и раздробленных участках, то разве ведение хозяйства в национальном масштабе не дало бы еще больший толчок развитию производства?Непрерывно растущие потребности населения, с одной стороны, и постоянный рост цен на сельскохозяйственные продукты — с другой, неопровержимо доказывают, что национализация земли стала общественной необходимостью.Уменьшение сельскохозяйственной продукции в результате произвола отдельных лиц станет, разумеется, невозможным, когда возделывание земли будет вестись под контролем нации [В черновой рукописи далее следует: «за ее счет и в ее интересах». Ред.] и для ее блага.Все граждане, которых я здесь слышал во время обсуждения этого вопроса, защищали национализацию земли, но они придерживались весьма различных точек зрения [В черновой рукописи эта фраза отсутствует; она, по-видимому, принадлежит Дюпону. Ред.].Неоднократно ссылались на Францию; но со своей крестьянской собственностью она гораздо дальше от национализации земли, чем Англия со своим лендлордизмом [В черновой рукописи перед этой фразой помечено: «К пункту 5». Ред. ]. Во Франции, правда, земля доступна каждому, кто в состоянии ее купить, но именно эта доступность привела к раздроблению земли на мелкие участки, которые обрабатываются людьми, располагающими небольшими средствами и рассчитывающими преимущественно на свой личный труд и труд своих семейств. Эта форма земельной собственности и обусловленная ею обработка земли мелкими участками, исключая всякое применение современных усовершенствований в сельском хозяйстве, в то же время превращает самого земледельца в решительного противника всякого социального прогресса и, в особенности, национализации земли. Он прикован к земле, к которой должен приложить все свои жизненные силы для получения сравнительно ничтожного дохода, он вынужден отдавать большую часть своего продукта государству — в виде налогов, судебной клике — в виде судебных издержек и ростовщику — в виде процентов; он абсолютно ничего не знает о социальном движении вне своего ограниченного поля деятельности и все же он с фанатической привязанностью цепляется за свой клочок земли и за свое чисто номинальное право собственности на него. Таким путем французский крестьянин был вовлечен в роковой антагонизм с промышленным рабочим классом.Поскольку крестьянская собственность является самым большим препятствием для национализации земли, Франция, в ее современном состоянии, безусловно, не является той страной, где мы должны искать решение этой великой проблемы.Национализация земли и передача ее мелкими участками отдельным лицам или товариществам рабочих, когда власть находится в руках буржуазии, только породила бы беспощадную конкуренцию между ними, и в результате привела бы к увеличивающемуся росту ренты, а это в свою очередь принесло бы новые выгоды землевладельцам, живущим за счет производителей.На конгрессе Интернационала в Брюсселе в 1868 г. один из наших товарищей сказал:«Мелкая частная собственность на землю осуждена наукой, а крупная земельная собственность — справедливостью. Остается, таким образом, только одно из двух: земля должна стать либо собственностью сельских товариществ, либо собственностью всей нации. Будущее решит этот вопрос».Я же говорю наоборот: [В черновой рукописи вместо последующих слов написано: «будущее решит, что земля может быть только национальной собственностью». Ред.] социальное движение приведет к решению, что земля может быть только собственностью самой нации. Отдать землю в руки объединенных сельскохозяйственных рабочих значило бы подчинить общество исключительно одному классу производителей.Национализация земли произведет полную перемену в отношениях между трудом и капиталом, и в конечном счете, совершенно уничтожит капиталистический способ производства как в промышленности, так и в сельском хозяйстве. Тогда исчезнут классовые различия и привилегии вместе с той экономической основой, на которой они покоятся [В черновой рукописи вместо слов «на которой они покоятся» написано: «из которой они произошли, и общество превратится в объединение свободных производителей». Ред.]. Жизнь за счет чужого труда канет в прошлое. Не будет больше правительства или государства, отделенных от самого общества! Сельское хозяйство, горное дело, фабричная промышленность — одним словом, все отрасли производства — постепенно будут организованы наиболее целесообразным образом. Национальная централизация средств производства станет национальной [В черновой рукописи вместо слова «национальной» написано: «естественной». Ред.] основой общества, состоящего из объединения свободных и равных производителей, занимающихся общественным трудом по общему и рациональному плану. Такова та гуманная [В черновой рукописи слово «гуманная» зачеркнуто. Ред.] цель, к которой ведет великое экономическое движение XIX столетия.Написано К. Марксом в марте — апреле 1872 г.Напечатано в газете «The International Herald» № 11, 15 июня 1872 г.Печатается по тексту газеты, сверенному с черновой рукописьюПеревод с английского

Выбор редакции
21 июня 2016, 09:46

Запретные работы К. Маркса и Ф. Энгельса. Часть 24. Английская гуманность и Америка

  • 0

Англосаксы с годами не меняются. Взято из тома №15.Гуманность служит теперь в Англии, как свобода во Франции, предметом экспорта для traders in politics [торговцев политикой. Ред.]. Нам вспоминается время, когда царь Николай приказал своим солдатам выпороть польских дам, а лорд Пальмерстон нашел «неполитичным» нравственное возмущение этим событием со стороны некоторых парламентских деятелей. Нам вспоминается, что лет десять тому назад на Ионических островах вспыхнуло восстание[320], в связи с чем тамошний английский губернатор приказал высечь немалое число греческих женщин. Probatum est [Правильно. Ред.], — сказали тогда Пальмерстон и его коллеги-виги, находившиеся у власти. Как было совсем недавно доказано в парламенте на основании официальных документов, в Индии сборщики налогов применяют против жен райятов [крестьян. Ред.] настолько отвратительные средства принуждения, что о них невозможно распространяться подробно. Правда, Пальмерстон и его коллеги не отважились оправдывать эти гнусности, но какой бы крик подняли они, если бы какое-нибудь иностранное правительство дерзнуло открыто заявить о своем возмущении этими английскими мерзостями, а не только недвусмысленно намекнуть на вмешательство, в случае отказа Пальмерстона и его коллег немедленно дезавуировать индийских сборщиков налогов. А между тем, сам цензор Катон не мог бы ревнивее следить за нравами римских граждан, чем английские аристократы и их министры следят за «гуманностью» воюющих янки!Леди из Нового Орлеана, желтолицые красавицы, безвкусно увешанные драгоценностями и похожие на жен древних мексиканцев, с той только разницей, что не съедают своих рабов in natura [живьем. Ред.], — вот кто на этот раз явился поводом для проявления британско-аристократической гуманности (прежде таким поводом служили портовые заведения Чарлстона). Английские женщины, голодающие в Ланкашире (правда, они не леди и не владеют рабами), не удостоились до сих пор упоминания ни в одной парламентской речи; вопли ирландских женщин, — которых все усиливающийся процесс концентрации мелких арендных участков на Зеленом Эрине [древнее название Ирландии. Ред.] полуголыми выбрасывает на улицу, сгоняет с насиженных мест, словно на их родину обрушилось татарское нашествие, — вызвали до сих пор только один-единственный отклик со стороны палаты лордов, палаты общин и правительства ее величества — проповеди об абсолютном праве земельной собственности. Но леди из Нового Орлеана — это, конечно, совсем другое дело! Эти леди слишком просвещенны, чтобы, подобно олимпийским богиням, принять участие в военной передряге или, подобно женам сагунтинцев, броситься в пылающий костер. Они придумали новую и притом безопасную форму героизма — форму, которая могла быть изобретена только рабовладелицами, да еще в такой стране, где свободная часть населения состоит из лавочников по профессии, из торговцев хлопком, сахаром или табаком, не владеющих, в отличие от граждан античного мира, собственными рабами. Когда мужья этих леди разбежались из Нового Орлеана или спрятались в своих домах, сами леди выскочили на улицы и стали плевать в лицо победоносным унионистским войскам, показывать им язык или вообще, подобно Мефистофелю, делать «неприличные жесты», сопровождая их оскорбительными выражениями. Эти мегеры были уверены, что смогут бесчинствовать «безнаказанно».Таков был их героизм. Генерал Батлер издал прокламацию, в которой предупредил их, что с ними будет поступлено, как с уличными девками, если они будут продолжать вести себя, как уличные девки. Батлер, хоть и адвокат по профессии, по-видимому, недостаточно основательно изучал английское statute law. В противном случае, он, по аналогии с законами, навязанными Ирландии при Каслри, наверное, запретил бы им вообще показываться на улицах. Предостережение Батлера по адресу новоорлеанских «леди» привело в такое негодование графа Карнарвона, сэра Дж. Уолша (игравшего столь смешную и неблаговидную роль в Ирландии) и г-на Грегори, уже год тому назад требовавшего признания Конфедерации, что граф в палате лордов, а рыцарь и человек «without a handle to his name» [ «без титула». Ред.] в палате общин обратились к правительству с запросом, какие шаги намерено оно предпринять во имя оскорбленной «гуманности». И Рассел и Пальмерстон обрушились на Батлера, оба выразили уверенность, что он будет дезавуирован вашингтонским правительством, а столь чувствительный Пальмерстон, который за спиной королевы и без ведома своих коллег, из одного лишь «гуманного» восхищения, признал декабрьский coup d'etat 1851 г. (по случаю которого некоторые «леди» были даже застрелены, а другие изнасилованы зуавами), — этот чувствительный виконт прямо назвал предостережение Батлера «позором». В самом деле, леди, да еще леди, владеющие рабами, не могут безнаказанно излить свою ярость и злобу на простых унионистских солдат — крестьян, ремесленников и прочий сброд! Это ли не «позор»!Никто из здешней публики не заблуждается относительно этого фарса гуманности. Цель его состоит в том, чтобы отчасти вызвать, отчасти поддержать настроение в пользу интервенции, прежде всего со стороны Франции. И действительно, после первых мелодраматических излияний рыцари гуманности в палате лордов и в палате общин сбросили, как по команде, свои трогательные маски. Их декламация послужила только прологом к запросу, не обратился ли император французов к английскому правительству с предложением о посредничестве и не было ли это предложение, как им хотелось бы надеяться, благожелательно принято английским правительством. И Рассел и Пальмерстон заявили, что ничего не знают о подобном предложении. Рассел заявил, что он считает настоящий момент крайне неблагоприятным для какого бы то ни было посредничества. Пальмерстон, более осторожный и сдержанный, ограничился замечанием, что английское правительство в данный момент не думает, о посредничестве.План таков: во время перерыва в заседаниях английского парламента Франция выступит в роли посредницы, а осенью, когда положение в Мексике будет упрочено, она начнет интервенцию. Затишье на американском театре военных действий вновь вывело из оцепенения дельцов в Сент-Джемсе и Тюильри, спекулирующих на интервенции. Само это затишье является результатом стратегической ошибки военного командования северян. Если бы Кентуккийская армия после своих побед в Теннесси не дала отвлечь себя к югу, вниз по Миссисипи, а быстро двинулась бы на железнодорожные центры Джорджии, то Рейтер и К° не могли бы теперь спекулировать слухами об «интервенции» и «посредничестве». Как бы то ни было, Европа ничего не желает так горячо, как того, чтобы coup d'etat попытался «восстановить порядок в Соединенных Штатах» и «спасти цивилизацию» также и в этой стране.Написано К. Марксом 14 июня 1862 г.Напечатано в газете «Die Presse» № 168, 20 июня 1862 г.Печатается по тексту газетыПеревод с немецкого

Выбор редакции
20 июня 2016, 09:41

Запретные работы К. Маркса и Ф. Энгельса. Часть 23. Договор против работорговли

  • 0

Борятся против работорговли, но не против рабства. Том №15.Американские газеты публикуют теперь in extenso [полностью. Ред] договор о борьбе с работорговлей, заключенный 7 апреля с. г. в Вашингтоне между Соединенными Штатами и Англией. Главные пункты этого важного документа заключаются в следующем. Право осмотра взаимно, но может осуществляться с обеих сторон только теми военными кораблями, которые имеют на это специальные полномочия от одной из договаривающихся держав. Договаривающиеся державы время от времени представляют друг другу исчерпывающую статистику о той части своего флота, которая предназначена для надзора за торговлей неграми. Право обыска имеет силу только по отношению к торговым судам, в зоне на расстоянии 200 миль от африканского побережья, к югу от 32° северной широты, и на расстоянии 30 морских миль от берегов Кубы. Осмотр судов — как английских судов американскими крейсерами, так и американских судов английскими крейсерами — не допускается в той части моря, которая относится к английской или к американской территории (то есть на. расстоянии трех морских миль от берега); не допускается также осмотр вблизи портов или колоний других держав.Решения о задержанных судах выносятся смешанными судебными трибуналами, находящимися в Сьерра-Леоне, Капштадте и Нью-Йорке и состоящими наполовину из англичан, наполовину из американцев. В случае вынесения обвинительного приговора по отношению к судну, судовая команда, если это осуществимо без чрезмерных расходов, передается судебным властям той нации, под флагом которой судно плавало. При этом не только судовая команда (капитан, штурман и т. д.), но и владельцы судна несут наказание, положенное по законам данной страны. Торговые суда, в отношении которых был вынесен оправдательный приговор смешанными трибуналами, получают в течение года возмещение от той державы, под флагом которой плавал захвативший их военный корабль. Законным поводом для ареста судов считается не только присутствие на них захваченных негров, но и наличие в снаряжении судна специальных приспособлений для работорговли, ручных кандалов, цепей и прочих орудий для того, чтобы содержать негров под стражей, наконец, съестных припасов в количестве, явно превышающем потребности команды. Судно, на котором будут обнаружены подобные подозрительные предметы, должно доказать свою невиновность, причем даже в случае оправдания оно не может претендовать на какое-либо возмещение.Командир крейсера, превысивший предоставленные ему договором полномочия, несет ответственность перед правительством соответствующей стороны. Если командир крейсера одной из договаривающихся держав заподозрит какое-нибудь торговое судно в том, что оно под эскортом одного или нескольких военных кораблей другой договаривающейся державы везет на борту негров или принимало участие в торговле африканскими рабами или снаряжено для такой торговли, — то он должен сообщить о своих подозрениях командиру эскорта и вместе с ним обыскать заподозренное судно, которое затем должно быть отведено в место пребывания одного из смешанных судебных трибуналов, если это судно, согласно условиям договора, подходит под категорию подозрительных судов. В случае вынесения обвинительного приговора, негры, находившиеся на борту данного судна, передаются в распоряжение правительства, под флагом которого произошла поимка. Негры немедленно отпускаются на свободу, и их пребывание на свободе гарантируется тем правительством, на территории которого они находятся. Договор может быть расторгнут только по истечении десяти лет. Он остается в силе в течение одного года с момента заявления о его расторжении одной из договаривающихся сторон.Настоящий англо-американский договор, который является результатом Гражданской войны в Америке, наносит смертельный удар торговле неграми. Действие этого договора будет усилено законопроектом, внесенным недавно сенатором Самнером, который отменяет закон 1808 г. в части, касающейся торговли неграми на побережье Соединенных Штатов, а перевозку рабов из одного порта Соединенных Штатов в другой наказует как преступное деяние. В результате принятия этого законопроекта будет парализована большая часть торговли, которую ведут штаты, разводящие негров (border slave states [пограничные рабовладельческие штаты. Ред.]), со штатами, потребляющими негров (slave states [рабовладельческими штатами. Ред.] в собственном смысле слова).Написано К. Марксом 18 мая 1862 г.Напечатано в газете «Die Presse» № 140, 22 мая 1862 г.Печатается по тексту газетыПеревод с немецкого

Выбор редакции
19 июня 2016, 09:33

Запретные работы К. Маркса и Ф. Энгельса. Часть 22. Гражданская война в Америке

  • 0

Том №15 постепенно заканчивается.С какой бы точки зрения ни рассматривать Гражданскую войну в Америке, она представляет зрелище, не имеющее себе равного в летописях военной истории. Огромные размеры территории, из-за которой идет борьба; большая протяженность фронта операционных линий; громадные массы неприятельских армий, при создании которых вряд ли можно было опереться на какую-нибудь ранее существовавшую организационную базу; баснословные расходы на содержание этих армий; способ руководства ими и общие тактические и стратегические принципы ведения войны — все это совершенно ново для европейского наблюдателя.Сецессионистский заговор, организованный задолго до начала войны и пользовавшийся покровительством и поддержкой правительства Бьюкенена, дал Югу возможность выступить первым — преимущество, с помощью которого он только и мог надеяться на достижение своей цели. Испытывая угрозу со стороны населяющих его территорию рабов и значительной части самих белых, выступающих за сохранение Союза, имея на две трети меньше свободных жителей, чем Север, но зато более готовый к нападению благодаря множеству авантюристических бездельников, укрывшихся на его территории, Юг мог добиться успеха только в случае быстрого, смелого, почти дерзновенного наступления. Если бы южанам удалось занять Сент-Луис, Цинциннати, Вашингтон, Балтимор и, быть может, Филадельфию, то они могли бы рассчитывать на панику, во время которой дипломатия и подкуп сумели бы обеспечить признание независимости всех рабовладельческих штатов, В случае же неудачи этой первой атаки, по крайней мере в решающих пунктах, их положение с каждым днем неизбежно должно было ухудшаться при одновременном усилении Севера. Это обстоятельство было правильно расценено лицами, в подлинно бонапартистском духе организовавшими сецессионистский заговор. Они открыли кампанию соответствующим образом. Их банды авантюристов набросились на Миссури и Теннесси, в то время как их считавшиеся более регулярными войска напали на Восточную Виргинию, подготовляя coup de main [внезапный удар. Ред.] против Вашингтона. Неудача этого предприятия означала с военной точки зрения проигрыш всей кампании южан.Север вступил на арену военных действий неохотно, вяло, как этого и следовало ожидать при его более высоком промышленном и торговом развитии. Социальный механизм здесь несравненно сложнее, чем на Юге, и потребовалось гораздо больше времени, чтобы направить его движение по этому необычному пути. Вербовка добровольцев сроком на три месяца была большой, но, быть может, неизбежной ошибкой. Политика Севера заключалась в том, чтобы на первых порах ограничиваться обороной во всех решающих пунктах, организовывать свои силы, тренировать их посредством операций небольшого масштаба, не подвергая риску решительных сражений, и, наконец, как только организация достаточно укрепится, а армия одновременно более или менее очистится от предательских элементов, перейти в энергичное непрерывное наступление и, прежде всего, отвоевать Кентукки, Теннесси, Виргинию и Северную Каролину. Превращение граждан в солдат должно было занять на Севере больше времени, чем на Юге. Но, добившись однажды этого превращения, можно было рассчитывать на индивидуальное превосходство северян.В общем и целом, за вычетом ошибок, объяснявшихся скорее политическими, чем военными причинами, Север действовал в соответствии с вышеуказанными принципами. Малая война в Миссури и Западной Виргинии, наряду с защитой населения, сохранившего верность Союзу, приучала в то же время войска к полевой службе и к огню, не подвергая их опасности серьезных поражений. Позор Булл-Рана[297] был до известной степени результатом прежней ошибки — вербовки добровольцев на три месяца. Было нелепо бросить необученных рекрутов в лобовую атаку против сильной позиции, в неудобной местности, при наличии лишь незначительно уступающего им по численности неприятеля. Паника, которая в решающий момент овладела войсками Союза и причины которой до сих пор еще не выяснены, не могла удивить людей, хоть сколько-нибудь знакомых с историей народных войн. Подобные вещи случались очень часто с французскими войсками в 1792–1795 гг., что, однако, не помешало тем же войскам одержать победы при Жемапе и Флёрюсе, Монтенотте, Кастильоне и Риволи[298]. Плоские шутки европейской печати по поводу паники у Булл-Рана можно извинить только одним обстоятельством — предшествующим бахвальством части североамериканской прессы.Шестимесячная передышка, последовавшая за поражением при Манассасе, была лучше использована Севером, чем Югом. Это выразилось не только в том, что войска северян получили более значительные пополнения, чем южные войска. Их офицерам были даны более правильные инструкции; дисциплина и обучение войск не наталкивались у них на такие препятствия, как на Юге. Предатели и негодные элементы, пробравшиеся в армию, были мало-помалу удалены, и период булл-ранской паники отошел в прошлое. К армиям обеих сторон нельзя, конечно, подходить с меркой больших европейских армий или хотя бы даже прежней регулярной армии Соединенных Штатов. Наполеон действительно мог уже в течение первого месяца подготовить в учебно-запасных частях батальон необученных новобранцев, на второй месяц отправить их в поход, а на третий — пустить в бой, но в этом случае каждый батальон получал достаточное количество опытных офицеров и унтер-офицеров, каждая рота — несколько старых солдат, а в день боя молодые войска включались в одни бригады вместе с ветеранами и, так сказать, обрамлялись ими. Все эти условия в Америке отсутствуют. Без значительного числа опытных в военном деле людей, иммигрировавших в Америку вследствие европейских революционных волнений 1848–1849 гг., организация унионистской армии потребовала бы гораздо большего времени. Весьма небольшое число убитых и раненых, в сравнении с общей численностью участвовавших в бою людей (обычно один к двадцати), доказывает, что в большинство боевых столкновений, даже в последних боях в Кентукки и Теннесси, применялось главным образом огнестрельное оружие, причем на значительном расстоянии, а случайные штыковые атаки либо вскоре пресекались огнем противника, либо противник обращался в бегство, прежде чем дело доходило до рукопашной схватки. Между тем, благодаря успешному продвижению Бьюлла и Галлека через Кентукки в Теннесси, новая кампания началась при более благоприятных предзнаменованиях.Отвоевав Миссури и Западную Виргинию, Союз открыл кампанию наступлением на Кентукки. Здесь сецессионисты удерживали три сильных позиции, три укрепленных лагеря: Колумбус на Миссисипи — на левом фланге, Боулинг-Грин — в центре и Милл-Спрингс на реке Камберленд — справа. Их фронт простирался на 300 миль с запада на восток. Такая растянутость фронта лишала эти три группы войск возможности взаимной поддержки и позволяла унионистам нападать на каждую из них в отдельности превосходящими силами. Серьезная ошибка в расположении войск сецессионистов проистекала из их попытки удерживать в своих руках все позиции. Один-единственный сильно укрепленный лагерь в центре, предназначенный для того, чтобы стать местом решающего сражения, и занимаемый основной массой войск, был бы несравненно выгоднее для обороны Кентукки. Он либо привлек бы к себе главные силы унионистов, либо поставил бы их в опасное положение, если бы они попытались продвигаться вперед, не считаясь с такой сильной концентрацией неприятельских войск.При данных обстоятельствах унионисты решили атаковать эти три лагеря поочередно, выманить из них противника и заставить его принять бой в открытой местности. Этот план, отвечавший всем правилам военного искусства, был осуществлен быстро и энергично. Примерно в середине января войска унионистов, численностью приблизительно в 15000 человек, двинулись на Милл-Спрингс, где находилось 10000 сецессионистов. Унионисты маневрировали таким образом, чтобы создать у противника впечатление, будто перед ним лишь слабый разведывательный отряд. Генерал Цолликоффер тотчас же попался в ловушку, выступил из своего укрепленного лагеря и атаковал унионистов. Вскоре он убедился, что имеет дело с превосходящими силами неприятеля. Он пал в бою, а его войска потерпели такое же сокрушительное поражение, как унионисты при Булл-Ране. Но на. этот раз победа была использована совершенно иначе. Победители преследовали по пятам разбитую армию до тех пор, пока она не добралась до своего лагеря в Милл-Спрингсе, разгромленная, деморализованная, без полевой артиллерии и обоза. Этот лагерь был расположен на северном берегу реки Камберленд, так что в случае нового поражения войска не имели бы другого пути к отступлению, кроме переправы через реку на немногих пароходах и парусных судах. Вообще мы видим, что почти все свои лагери сецессионисты располагали на неприятельском берегу реки. Такое расположение, когда в тылу есть мост, не только отвечает правилам, но и весьма выгодно. Лагерь служит в таком случае предмостным укреплением и дает возможность командованию перебрасывать по своему усмотрению находящиеся в нем войска на любой берег реки, чем обеспечивается полное господство над ней. Но зато нахождение лагеря на неприятельской стороне реки без моста в тылу отрезает в случае неудачного боя путь к отступлению и вынуждает войска к капитуляции или же обрекает их на истребление и гибель в воде, как это случилось с унионистами при Болс-Блаффе на неприятельском берегу Потомака, куда их завело предательство генерала Стона.Добравшись до своего лагеря в Милл-Спрингсе, разбитые сецессионисты сразу же поняли, что либо надо отразить атаку противника на их укрепления, либо в скором времени им придется капитулировать. После урока, полученного утром, они уже не верили в силу своего сопротивления. И когда унионисты на следующий день двинулись в наступление, они обнаружили, что неприятель использовал ночь, чтобы переправиться через реку, оставив на другой стороне лагерь, обоз, артиллерию и все припасы. Таким образом, крайний правый фланг оборонительной линии сецессионистов был оттеснен к Теннесси, и Восточный Кентукки, где масса населения настроена враждебно к партии рабовладельцев, снова перешел к унионистам.В это же время — около середины января — начались приготовления к вытеснению сецессионистов из Колумбуса и Боулинг-Грина. Была снаряжена сильная флотилия из судов, вооруженных мортирами, и бронированных канонерок, причем всюду объявлялось, что она должна сопровождать многочисленную армию, идущую вдоль Миссисипи из Кейро на Мемфис и Новый Орлеан. Однако все демонстрации на Миссисипи были только отвлекающим маневром. В решающий момент канонерки были переправлены на реку Огайо, а оттуда на реку Теннесси, по которой они поднялись до форта Генри. Этот пункт, вместе с фортом Донелсон на реке Камберленд, составлял вторую оборонительную линию сецессионистов в Теннесси. Позиция была выбрана удачно, так как в случае отступления за Камберленд эта река прикрывала бы их фронт, а река Теннесси — их левый фланг; узкая же полоса земли между обеими реками была достаточно защищена двумя вышеуказанными фортами. Однако быстрыми действиями унионистов вторая линия была прорвана раньше, чем были атакованы левый фланг и центр первой линии.В первую неделю февраля канонерки унионистов появились перед фортом Генри, который сдался после короткой бомбардировки. Гарнизон ускользнул в форт Донелсон, так как сухопутных сил экспедиционного отряда было недостаточно для окружения форта Генри. После этого канонерки вернулись обратно, по реке Теннесси, поднялись по реке Огайо, а оттуда направились вверх по реке Камберленд к форту Донелсон. Одна из канонерок смело поплыла вверх по реке Теннесси, через самый центр штата Теннесси, миновала штат Миссисипи и дошла до Флоренса на севере Алабамы, где ряд болот и мелей (известных под названием Mussel Shoals [Масл-Шолс (Ракушечные мели). Ред.]) делает реку несудоходной. Тот факт, что находившаяся в отдельном плавании канонерская лодка проделала этот длинный путь, не менее чем в 150 миль, и затем вернулась обратно, ни разу не подвергнувшись нападению, доказывает, что в районе реки преобладают настроения в пользу Союза и что унионистские войска выиграют очень много, если они проникнут сюда.Речная флотилия на Камберленде сочетала свои операции с действиями сухопутных сил, которыми командовали генералы Галлек и Грант. Сецессионисты в Боулинг-Грине были введены в заблуждение относительно передвижений унионистов. "Они продолжали спокойно оставаться в своем лагере, между тем как неделю спустя после падения форта Генри форт Донелсон был обложен со стороны суши 40-тысячной армией унионистов, а с реки ему угрожала сильная флотилия канонерских лодок. Подобно лагерю в Милл-Спрингсе и форту Генри, форт Донелсон также был обращен тылом к реке, не имея моста на случай отступления. Это была самая сильная из всех крепостей, атакованных унионистами до сих пор. Укрепления форта были возведены с особой тщательностью, а сама крепость была достаточно велика, чтобы укрыть ее 20-тысячный гарнизон. В первый день наступления канонерки заставили умолкнуть батареи, направленные на реку, и подвергли обстрелу внутренние укрепления, в то время как сухопутные войска оттеснили неприятельские форпосты и принудили основную массу войск противника отойти непосредственно под защиту орудий форта. На второй день канонерки, сильно пострадавшие накануне, действовали, по-видимому, слабо. Зато сухопутным войскам пришлось выдержать продолжительный и местами весьма жаркий бой с отрядами гарнизона, пытавшимися прорвать правый фланг неприятеля, чтобы обеспечить себе путь для отступления на Нашвилл. Однако энергичная атака против левого фланга сецессионистов, последовавшая со стороны правого фланга унионистов, и значительные подкрепления, полученные левым флангом унионистов, решили исход сражения в пользу атакующих. Некоторые внешние укрепления были взяты штурмом. Гарнизон, загнанный за внутренние оборонительные линии, без шансов на отступление и явно неспособный оказать на следующее утро сопротивление новой атаке, сдался на другой же день без всяких условий.С падением форта Донелсон артиллерия, обоз, военные припасы противника попали в руки унионистов; 13000 сецессионистов сдались в день взятия форта, еще 1000 человек — на следующий день, и как только передовые части победителя появились у Кларксвилла, города, лежащего выше по течению Камберленда, он открыл им свои ворота. Здесь тоже оказалось большое количество провианта, заготовленного для сецессионистов.Во взятии форта Донелсон загадочным является лишь одно обстоятельство: бегство генерала Флойда с 5000 человек на второй день после начала обстрела. Число беглецов было слишком велико, чтобы тайком ускользнуть ночью на паровых судах. При известных мерах предосторожности со стороны нападавших они не могли бы уйти.Спустя семь дней после капитуляции форта Донелсон федералисты заняли Нашвилл. Расстояние между двумя этими пунктами составляет около 100 английских миль, и переход по 15 миль в день по отвратительным дорогам в самое неблагоприятное время года делает честь унионистским войскам. Получив известие о падении форта Донелсон, сецессионисты очистили Боулинг-Грин; неделю спустя они оставили Колумбус, отступив на один из островов Миссисипи, расположенный на 45 миль южнее. Таким образом, Кентукки был целиком отвоеван Союзом. Теннесси же сецессионисты смогут удержать лишь в том случае, если они дадут и выиграют большое сражение. С этой целью они как будто действительно уже сосредоточили 65000 человек. Ничто, однако, не мешает унионистам противопоставить им еще более значительную силу.Руководство кампанией в Кентукки во время продвижения от Сомерсета до Нашвилла заслуживает величайшей похвалы. Возвращение столь обширной области, продвижение от Огайо до Камберленда в течение одного лишь месяца свидетельствуют об энергии, решительности и быстроте, которые редко достигались регулярными армиями в Европе. Сравните, например, медленное продвижение союзников от Мадженты до Сольферино в 1859 г. — без преследования отступающего противника, без всяких попыток отрезать отстающих или обойти и окружить целые войсковые части неприятельской армии.Галлек и особенно Грант представляют прекрасные образцы решительного военного командования. Не обращая ни малейшего внимания ни на Колумбус, ни на Боулинг-Грин, они концентрируют свои силы против главных пунктов — форта Генри и форта Донелсон, — быстро и энергично атакуют их и именно этим ставят в безвыходное положение Колумбус и Боулинг-Грин. Затем они сразу же идут на Кларксвилл и Нашвилл, не дав времени отступающим войскам сецессионистов закрепиться в Северном Теннесси. Во время этого стремительного преследования часть войск сепессионистов в Колумбусе оставалась совершенно отрезанной от центра и правого фланга своей армии. Английские газеты напрасно критиковали эту операцию. Если бы даже атака на форт Донелсон оказалась неудачной, сецессионисты у Боулинг-Грина, скованные войсками генерала Бьюлла, все равно не могли бы послать такое количество людей, которое дало бы возможность гарнизону преследовать разгромленных унионистов на открытой местности или поставить под угрозу их отступление. Что же касается Колумбуса, то он удален настолько, что никак не мог бы помешать передвижениям Гранта. В самом деле, после того как унионисты очистили от сецессионистов Миссури, Колумбус потерял для последних всякое значение. Войска, составлявшие его гарнизон, должны были в самом спешном порядке отступить к Мемфису или Арканзасу, чтобы избежать опасности бесславной сдачи.В результате очищения штата Миссури и отвоевания штата Кентукки театр военных действий сузился настолько, что различные армии получили возможность по всей операционной линии действовать до известной степени совместно и добиваться определенных результатов. Другими словами, война только теперь начинает принимать стратегический характер, и географическая конфигурация страны приобретает новый интерес. Задача генералов армии Севера заключается теперь в том, чтобы отыскать ахиллесову пяту хлопковых штатов.До взятия Нашвилла между Кентуккийской армией и армией на Потомаке не могло быть никакой стратегической общности. Они были слишком отдалены друг от друга. Они находились на одной и той же линии фронта, но их операционные линии были совершенно различны. Лишь после победоносного наступления в Теннесси операции Кентуккийской армии приобрели значение для всего театра военных действий.Инспирируемые Мак-Клелланом американские газеты поднимают большой шум вокруг плана «Анаконда». Согласно этому плану, огромная линия армий должна окружить мятежников, все более и более сжимать свои звенья и, в конце концов, задушить противника. Это — чистое ребячество. Это — возрождение изобретенной в Австрии около 1770 г. так называемой «кордонной системы», которая с таким большим упрямством и всегда так неудачно применялась в 1792–1797 гг. против французов. При Жемапе, Флёрюсе и особенно при Монтенотте, Миллезимо, Дего, Кастильоне и Риволи с этой системой было покончено. Французы перерезали «удава» надвое, нанося удар в том пункте, где они сосредоточивали превосходящие силы. Затем отдельные части «удава» изрубались поочередно.В густонаселенных и более или менее централизованных государствах всегда имеется центр, занятие которого неприятелем означало бы прекращение национального сопротивления. Блестящий пример — Париж. Но в рабовладельческих штатах нет такого центра. Они заселены редко, в них мало крупных городов, да и те расположены на побережье. Спрашивается: существует ли у них все-таки военный центр тяготения, с потерей которого был бы сломлен спинной хребет их сопротивления, или же они, подобно России в 1812 г., не могут быть завоеваны без занятия каждой деревни и каждого местечка, — одним словом, без занятия всей периферии?Бросим взгляд на географические очертания отделившейся территории с ее длинной береговой полосой вдоль Атлантического океана и таким же вытянутым побережьем вдоль Мексиканского залива. Пока конфедераты держали в своих руках Кентукки и Теннесси, занимаемая ими территория составляла большую компактную массу. С потерей двух этих штатов в их территорию вгоняется огромный клин, отделяющий штаты у северного побережья Атлантического океана от штатов на берегу Мексиканского залива. Прямой путь из Виргинии и обеих Каролин в Техас, Луизиану, Миссисипи и отчасти даже в Алабаму ведет через Теннесси, который занят теперь унионистами. Единственный путь, который после полного завоевания Теннесси Союзом будет связывать обе группы рабовладельческих штатов, проходит через Джорджию. Это доказывает, что Джорджия служит ключом к сецессионистской территории, С потерей Джорджии Конфедерация оказалась, бы разрезанной на две части, лишенные всякой взаимной связи. Обратное же взятие Джорджии сецессионистами было бы едва ли возможно, потому что унионистские боевые силы сосредоточились бы в одном центральном пункте, в то время как их противники, разделенные на два лагеря, не смогли бы собрать достаточно сил для общего наступления.Требуется ли для подобной операции завоевание всей Джорджии, включая побережье Флориды? Отнюдь нет. В стране, где сообщение, особенно между отдаленными пунктами, в гораздо большей степени зависит от железных дорог, чем от шоссейных, достаточно захватить железные дороги. Самая южная железнодорожная линия между штатами, расположенными на берегу Мексиканского залива, и Атлантическим побережьем проходит через Мейкон и Гордон у Милледжвилла.Занятие обоих этих пунктов разрезало бы сецессионистскую территорию на две части и дало бы унионистам возможность разгромить их поочередно. Из вышеизложенного также следует, что никакая южная республика не жизнеспособна без обладания Теннесси. Без Теннесси столица Джорджии оказалась бы на расстоянии всего лишь восьми- или десятидневного перехода от границы; Север постоянно держал бы тогда кулак над головой Юга, и при малейшем нажиме Юг должен был бы отступить, либо снова начать борьбу за свое существование в таких условиях, когда одно-единственное поражение отнимало бы у него всякие шансы на успех.Из всего изложенного следует:Потомак не является важнейшей позицией на театре военных действий. Взятие Ричмонда и дальнейшее продвижение Потомакской армии к югу, — затрудненное многочисленными реками, пересекающими ее путь, — могло бы произвести огромное моральное впечатление. С чисто военной точки зрения это не решило бы ничего.Решение исхода кампании зависит от Кентуккийской армии, находящейся сейчас в Теннесси. С одной стороны, эта армия ближе всего к решающим пунктам, с другой — она занимает территорию, без которой сецессионистское государство нежизнеспособно. А потому эту армию следовало бы усилить за счет всех остальных, пожертвовав для этой цели всеми мелкими операциями. Ближайшими объектами для ее действий были бы Чаттануга и Долтон в районе верхнего Теннесси, эти важнейшие железнодорожные центры на всем Юге. После их занятия связь между восточными и западными сецессионистскими штатами ограничилась бы коммуникационными линиями Джорджии. Дальнейшая задача состояла бы в том, чтобы, захватив Атланту и Джорджию, отрезать другую железнодорожную линию и, наконец, захватив Мейкон и Гордон, уничтожить последнюю связь между обеими группами[303]. Если же вместо этого будет проводиться план «Анаконда», то, несмотря на все успехи в отдельных пунктах, даже на Потомаке, война может затянуться до бесконечности, открывая в то же время широкий простор финансовым затруднениям и дипломатическим интригам.Написано К. Марксом и Ф. Энгельсом в марте 1862 г.Напечатано в сокращенном виде в «The Volunteer Journal, for Lancashire and Cheshire» № 80, 14 марта 1862 г. и полностью в газете «Die Presse» №№ 84 и 85; 26 и 27марта 1862 г.Печатается по тексту газеты, сверенному с текстом журналаПеревод с немецкого

Выбор редакции
18 июня 2016, 09:41

Запретные работы К. Маркса и Ф. Энгельса. Часть 21. Американофильский митинг

  • 0

И снова тема гражданской войны в США из 15-го тома не отпускает нас.Антивоенное движение английского народа крепнет и ширится с каждым днем. Многолюдные митинги в самых различных частях страны настаивают на третейском урегулировании конфликта между Англией и Америкой. Составленные в этом духе меморандумы сплошным потоком поступают в адрес главы кабинета, а независимая провинциальная печать почти единодушна в своей оппозиции против воинственного пыла лондонской прессы.Ниже приводится подробный отчет о митинге, состоявшемся в прошлый понедельник в Брайтоне; он представляет особый интерес потому, что был созван по инициативе рабочего класса, а оба главных оратора, гг. Кенингем и Уайт, — влиятельные члены парламента, принадлежащие к той части палаты, которая поддерживает правительство.Проект первой резолюции, внесенный г-ном Вудом (рабочим), гласил,«что причиной настоящего конфликта между Англией и Америкой является неправильное толкование международного права, а не преднамеренное оскорбление британского флага; что поэтому данный митинг высказывается за передачу всего спорного вопроса на третейское решение какой-нибудь нейтральной державы; что при данных обстоятельствах война с Америкой ничем не может быть оправдана — наоборот, она вызвала бы лишь осуждение со стороны всего английского народа».В обоснование своего предложения г-н Вуд, между прочим, сказал:«Говорят, что это новое оскорбление является лишь последним звеном в длинной цепи оскорблений, нанесенных Англии Америкой. Предположим, что это так; о чем говорило бы в таком случае бряцание оружием в настоящий момент? Оно говорило бы о том, что пока Америка была единой и сильной, мы терпеливо сносили ее оскорбления, а теперь, в опасный для нее момент, мы спешим воспользоваться своей выгодной позицией, чтобы отомстить за нанесенное оскорбление. Разве подобное поведение не заклеймило бы нас в глазах цивилизованного мира как жалких трусов?»Г-н Кенингем:«… В настоящий момент в самом Союзе все более ярко проявляется политика освобождения (аплодисменты), и я твердо надеюсь, что никакая интервенция со стороны английского правительства не будет допущена (аплодисменты)… Неужели вы, свободнорожденные англичане, дадите вовлечь себя в войну против американской республики? Ведь именно таковы намерения «Times» и тех, кто стоит за этой газетой… Я призываю английских рабочих, которые больше всего заинтересованы в сохранении мира, возвысить свой голос протеста, а в случае надобности и поднять руку для предотвращения этого величайшего преступления (громкие аплодисменты)… «Times» использует все средства, чтобы разжечь воинственный пыл в нашей стране и вызвать враждебное настроение среди американцев своими оскорбительными выпадами… Я не принадлежу к так называемой партии мира. «Times» поощряет политику России; эта газета всеми силами стремилась (в 1853 г.) заставить нашу страну спокойно взирать на военные захваты русских варваров на Востоке. Я был среди тех, кто протестовал против этой неправильной политики. Когда в парламент был внесен билль о заговорах, имевший своей целью облегчить выдачу политических эмигрантов, газета «Times» не щадила усилий, чтобы форсировать прохождение этого билля в палате общин. Я был одним из тех 99 членов палаты, которые выступили против этого посягательства на свободы английского народа и свергли министра. (Аплодисменты.) Этот министр возглавляет теперь кабинет. Я предсказываю ему, что если он попытается вовлечь нашу страну в войну с Америкой без серьезных и веских оснований, то его замысел потерпит позорный провал. Я уверен, что он потерпит новое позорное поражение, еще более жестокое, чем то, которое выпало на его долю в связи с биллем о заговорах (громкие аплодисменты)… Я не знаком с официальным посланием, отправленным в Вашингтон, но, согласно общераспространенному мнению, королевские юристы рекомендовали правительству стать на узко юридическую точку зрения, заключающуюся в том, что эмиссары Юга не могли быть арестованы без судна, на котором они ехали. На этом основании выдвигается в качество conditio sine qua non [непременного условия. Ред.] требование выдачи Слайделла и Мэзона.Предположим, что народ, живущий по ту сторону Атлантического океана, не позволит своему правительству выдать этих лиц. Неужели вы дадите вовлечь себя в войну ради спасения этих двух посланцев рабовладельцев?.. В нашей стране существует партия сторонников войны против американской республики. Вспомните о последней войне с Россией. Из опубликованных в Петербурге тайных депеш выяснилось с полной несомненностью, что статьи, печатавшиеся в «Times» в 1853 г., были написаны лицом, имевшим доступ к секретным русским государственным бумагам и документам. Г-н Лейард зачитал тогда в палате общин наиболее разительные места из этих статей, и обескураженная газета «Times» тотчас переменила тон и на следующее же утро подняла воинственную шумиху… «Times» неоднократно нападала на императора Наполеона и поддерживала наше правительство в его требовании неограниченных кредитов для сооружения сухопутных укреплений и плавучих батарей. И вот, после того как прозвучало это тревожное предостережение против Франции, «Times» хочет теперь путем вовлечения нашей страны в заатлантическую войну оставить наше побережье незащищенным перед лицом угрозы со стороны французского императора… Есть основание опасаться, что нынешние серьезные военные приготовления проводятся не только ввиду инцидента с «Трентом», но и на случай возможного признания правительства рабовладельческих штатов. Если Англия сделает это, она навсегда покроет себя несмываемым позором».Г-н Уайт:«Необходимо отметить, что рабочий класс является инициатором этого митинга и что все расходы по его устройству взял на себя комитет рабочих… Нынешнее правительство никогда не отличалось большим тактом и не было искренним и правдивым в своем обращении с народом… Я никогда ни на минуту не верил даже в отдаленную возможность войны в связи с делом «Трента». Я открыто высказывал многим членам правительства свое мнение, что ни один из них не верит в возможность войны из-за инцидента с «Трентом». К чему же эти энергичные приготовления? Я думаю, что Англия и Франция договорились между собой о том, чтобы ближайшей весной признать независимости южных штатов, К тому времени Великобритания сможет сосредоточить в американских водах мощный флот. Канада будет полностью подготовлена к обороне. Если северные штаты захотят тогда рассматривать признание южных штатов как casus belli [повод к войне. Ред.], Великобритания будет готова к войне…»Оратор подробно остановился далее на опасностях войны с Соединенными Штатами, напомнил о сочувствии, проявленном Америкой по поводу смерти генерала Хавлока, о помощи, которую американские матросы оказали английским судам во время неудачного сражения на Байхэ, и т. д. В заключение он заявил, что гражданская война закончится отменой рабства и что поэтому Англия безусловно должна поддерживать Север.После того как собрание единогласно приняло проект первой резолюции, был внесен, обсужден и принят меморандум Пальмерстону.Написано К. Марксом 1 января 1862 г.Напечатано в газете «Die Presse» № 5, 5 января 1862 г.Печатается по тексту газетыПеревод с немецкого

Выбор редакции
17 июня 2016, 09:35

Запретные работы К. Маркса и Ф. Энгельса. Часть 20. Кризис в вопросе о рабстве

  • 0

Все тот же 15-й том не хочет отпускать нас и идти дальше.В Соединенных Штатах явно наступил переломный момент в основном вопросе всей гражданской войны, — в вопросе о рабстве. Генерал Фримонт отстраняется от своего поста за то, что объявляет свободными рабов, принадлежащих мятежникам. Вскоре после этого вашингтонское правительство публикует инструкцию генералу Шерману — командующему экспедиционной армией в Южной Каролине, — которая идет дальше, чем прокламация Фримонта, предписывая принимать в качестве наемных рабочих беглых рабов даже лояльных рабовладельцев и при известных условиях вооружать этих рабов; при этом «лояльных» собственников утешают перспективой на получение компенсации в будущем. Полковник Кокрен идет дальше, чем Фримонт, требуя в качестве меры, вызванной военной необходимостью, всеобщего вооружения рабов. Военный министр Камерон официально одобряет «мнение» Кокрена. После этого министр внутренних дел от имени правительства дезавуирует заявление военного министра. Последний еще более энергично подтверждает свое «мнение» на официальном собрании и заявляет, что он поставит этот вопрос в своем докладе конгрессу. Преемник Фримонта в Миссури генерал Галлек, так же как и генерал Дикс в Восточной Виргинии, изгоняет беглых негров из военного лагеря и запрещает им впредь появляться в районе позиций, занимаемых его армией. В то же самое время генерал Вул принимает с распростертыми объятиями черную «контрабанду» в крепости Монро, Прежниелидеры демократической партии — сенатор Дикинсон и Кроссуэлл (бывший член так называемого демократического регентства) — заявляют в открытом послании о своем согласии с Кокреном и Камероном, а полковник Дженнисон в Канзасе превосходит всех своих предшественников-военных, обращаясь к своим войскам с речью, в которой, между прочим, говорится:«Никакого колебания в отношении мятежников и тех, кто им сочувствует... Я заявил генералу Фримонту, что я не взялся бы за оружие, если бы думал, что рабство переживет эту войну. Рабы, принадлежащие мятежникам, всегда найдут защиту в нашем лагере, и мы будем защищать их до последнего бойца и до последней пули. Я не желаю иметь среди своих солдат ни одного человека, который не является аболиционистом (I want по men who are not Abolitionists); у меня нет места для них, и я надеюсь, что таких людей среди нас нет, так как все знают, что вопрос о рабстве лежит в основе этой дьявольской войны, составляет ее суть и смысл... Если же правительство не одобряет моих действий, то оно может взять обратно данные мне полномочия, но в этом случае я буду действовать на свой собственный страх и риск (on my own hook), даже если бы у меня было для начала всего лишь полдюжины солдат».В пограничных рабовладельческих штатах, особенно в Миссури, в меньшей степени в Кентукки и т. д., вопрос о рабстве решается уже практически. Там наблюдается громадный отлив рабов. Из Миссури, например, исчезло около 50000 рабов, одна часть которых бежала, а другая переправлена самими рабовладельцами в более отдаленные южные штаты.Ни в одной английской газете, как это ни странно, не отмечено в высшей степени важное и знаменательное событие. 18 ноября на острове Гаттерас собрались представители 45 графств Северной Каролины, которые назначили временное правительство, отменили акт о сецессии и заявили о возвращении Северной Каролины в лоно Союза. Избиратели округов той части штата, которая была представлена на этом конвенте, созываются для выборов представителей в вашингтонский конгресс.Примечания к русскому изданию: Написано К. Марксом 10 декабря 1861 г. Напечатано в газете «Die Presse» № 343, 14 декабря 1861 г.

Выбор редакции
16 июня 2016, 09:25

Запретные работы К. Маркса и Ф. Энгельса. Часть 19. Гражданская война в Соединенных Штатах

  • 0

Продолжаем исследовать 15-й том Собрания Сочинений.«Пусть убегает, он не достоин твоего гнева!» Этот совет Лепорелло покинутой возлюбленной Дон-Жуана английская государственная мудрость вновь и вновь преподносит Северу Соединенных Штатов — еще недавно такой совет прозвучал из уст лорда Джона Рассела. Если Север позволит Югу убежать, то он будто бы освободится от всякой связи с рабством, от своего исторического первородного греха, и создаст основу для нового, более высокого развития.Действительно, если бы Север и Юг представляли собой два самостоятельных государства, как, например, Англия и Ганновер, то их отделение друг от друга было бы не труднее, чем отделение Англии от Ганновера. Однако «Юг» не представляет собой ни области, строго отделенной от Севера в географическом отношении, ни единого целого в духовном отношении. Вообще это не страна, а боевой лозунг.Совет разойтись полюбовно предполагает, что южная Конфедерация, хотя и является нападающей стороной в гражданской войне, ведет ее, по крайней мере, в целях обороны. Думают, что для партии рабовладельцев дело идет лишь о том, чтобы объединить области, в которых она господствовала до сих пор, в самостоятельную группу штатов и изъять их из-под верховной власти Союза. Не может быть представления более ложного. «Югу нужна вся его территория. Он хочет и должен ее иметь». Таков был боевой клич, с которым сецессионисты напали на Кентукки. Под «всей территорией» Юга они подразумевают прежде всего все так называемые пограничные штаты (border states) — Делавэр, Мэриленд, Виргинию, Северную Каролину, Кентукки, Теннесси, Миссури и Арканзас. Кроме того, они претендуют на всю территорию к югу от линии, проходящей от северо-западной окраины Миссури до Тихого океана. Следовательно, то, что рабовладельцы называют «Югом», охватывает более чем три четверти прежних владений Союза. Большая часть территории, на которую они претендуют, находится еще во владении Союза и сначала должна быть у него отвоевана. Что же касается так называемых пограничных штатов, включая и те, которые находятся во владении Конфедерации, то они никогда не были собственно рабовладельческими штатами,. Они скорее составляют область владений Соединенных Штатов, в которой система рабства и система свободного труда, существуют рядом друг с другом и борются за господство, представляя собой настоящее поле битвы между Югом и Севером, между рабством и свободой. Война, которую ведет южная Конфедерация, является, следовательно, не оборонительной, а захватнической войной, войной за распространение и увековечение рабства.Горная цепь, которая начинается в Алабаме и тянется на север до реки Гудзон, образуя как бы позвоночный столб Соединенных Штатов, разрезает так называемый Юг на три части. Горная область, образуемая Аллеганскими горами с их двумя параллельными цепями — Камберлендской грядой на западе и Голубым хребтом на востоке, — подобно клину отделяет низменность западного побережья Атлантического океана от низменности южных долин Миссисипи. Обе эти разделенные горной областью низменности, с их огромными болотами рисовых полей и широко раскинувшимися хлопковыми плантациями, и представляют подлинную зону рабства. Длинный горный клин, врезающийся в самое сердце рабовладельческой территории и обладающий живительной атмосферой, здоровым климатом и почвой, богатой углем, солью, известняком, железной рудой, золотом, короче — всеми видами сырья, необходимыми для всестороннего промышленного развития, является уже теперь в большей своей части свободной страной. По своим физическим свойствам почва здесь может успешно обрабатываться лишь свободными парцелльными крестьянами. Рабовладельческая система лишь спорадически прозябала здесь и никогда не пускала глубоких корней. Из жителей этой горной области и состоит в большей части так называемых пограничных штатов ядро свободного населения, которое уже в интересах самосохранения становится на сторону Севера.Рассмотрим отдельные части спорной области.Делавэр, самый северо-восточный из пограничных штатов, находится фактически и в духовном отношении во владении Союза. Все попытки сецессионистов создать здесь хотя бы одну дружественную им партийную фракцию терпели неудачу с самого начала войны благодаря единодушию населения. Контингент рабов в этом штате уже давно находится в процессе вымирания. Только за период с 1850 по 1860г, число рабов уменьшилось наполовину, так что Делавэр насчитывает теперь, при общей численности населения в 112 218 человек, лишь 1798 рабов. Несмотря на это, южная Конфедерация требует передать ей Делавэр, и в военном отношении Север действительно не смог бы его удержать, как только Юг овладел бы Мэрилендом.Вышеупомянутый конфликт между горной областью и равниной имеет место и в самом Мэриленде. На 687034 человека всего населения здесь приходится 87 188 рабов. То, что подавляющее большинство населения идет за Союзом, еще раз убедительно доказали недавние всеобщие выборы в вашингтонский конгресс. Тридцатитысячная армия Союза, занимающая в настоящее время Мэриленд, должна не только служить резервом армии на Потомаке, но также, в особенности, удерживать в повиновении мятежных рабовладельцев во внутренних районах страны. Здесь обнаруживается то же явление, что и в других пограничных штатах, где основная масса населения стоит на стороне Севера, а численно незначительная партия рабовладельцев — на стороне Юга. Свою малочисленность партия рабовладельцев возмещает средствами власти, которыми она располагает в результате долголетней монополии на все государственные должности, непрерывных занятий из поколения в поколение политическими интригами и концентрацией огромных состояний в немногих руках.Виргиния представляет в настоящий момент огромный военный лагерь, где главная армия сецессионистов и главная армия Союза противостоят друг другу. В северо-западных гористых местностях Виргинии число рабов составляет 15000, в то время как в двадцать раз превышающее его свободное население состоит большей частью из независимых крестьян. Напротив, восточная равнина Виргинии насчитывает около полумиллиона рабов. Разведение негров и продажа их в южные штаты являются для нее главным источником дохода. Когда зачинщики мятежа в равнине путем интриг провели в законодательном собрании штата в Ричмонде акт о сецессии и поспешили открыть южной армии ворота Виргинии, северо-запад Виргинии отмежевался от сецессионистов, образовал новый штат и теперь под знаменем Союза с оружием в руках защищает свои владения от вторжений южан.Теннесси, с населением в 1109847 жителей, среди которых 275784 раба, находится в руках южной Конфедерации, подвергнувшей всю страну осадному положению и системе проскрипций, как во времена римских триумвиратов. Когда рабовладельцы зимой 1861г предложили созвать всенародный конвент, который должен был так или иначе решить вопрос о сецессии, большинство населения отвергло какой бы то ни было созыв конвента, чтобы тем самым уничтожить всякий предлог для сецессионистского движения. Позднее, когда Теннесси был уже захвачен войсками южной Конфедерации и там была установлена система террора, все же больше одной трети голосовавших на выборах высказалось в пользу Союза. Подлинный центр сопротивления против партии рабовладельцев составляет здесь, как и в большинстве пограничных штатов, горная область — Восточный Теннесси. 17 июня 1861г в Гринвилле собрался всенародный конвент Восточного Теннесси, который высказался в пользу Союза, делегировал бывшего губернатора штата Эндрью Джонсона, одного из ревностных приверженцев Союза, в вашингтонский сенат и опубликовал «declaration of grievances» — жалобу, раскрывающую все средства обмана, интриг и запугивания, с помощью которых Теннесси был «отголосован» [«hinausvotiert»] из Союза. С этого времени сецессионисты силой оружия удерживают Восточный Теннесси в повиновении.Такое же положение, как в Западной Виргинии и Восточном Теннесси, мы встречаем на севере Алабамы, северо-западе Джорджии и на севере Северной Каролины.Дальше к западу, в пограничном штате Миссури, где насчитывается 1173317 жителей и 114965 рабов, — последние по большей части сосредоточены в северо-западной части штата — народный конвент в августе 1861г высказался в пользу Союза. Джэксон, губернатор штата и орудие в руках партии рабовладельцев, выступил против законодательного собрания Миссури и был объявлен вне закона; после этого он возглавил вооруженные банды, напавшие на Миссури из Техаса, Арканзаса и Теннесси, чтобы поставить Миссури на колени перед Конфедерацией и разрубить мечом узы, связывающие его с Союзом. Миссури, наряду с Виргинией, является в настоящий момент главным театром гражданской войны.Новая Мексика — не штат, а только территория, куда во время президентства Бьюкенена были ввезены 25 рабов, чтобы вслед за ними прислать из Вашингтона рабовладельческую конституцию; Новая Мексика, как это признает даже Юг, вовсе не добивалась присоединения к нему. Зато Юг добивался Новой Мексики и поэтому перебросил через границу из Техаса вооруженную банду авантюристов. Новая Мексика взывала к правительству Союза о защите от этих «освободителей».Читатель, вероятно, уже заметил, что мы придаем особое значение численному соотношению между рабами и свободными жителями в отдельных пограничных штатах. И действительно, это соотношение является решающим. Это термометр, которым следует измерять жизненные силы всей системы рабства. Душой всего сецессионистского движения является Южная Каролина. Этот штат насчитывает 402541 раба на 301271 свободного жителя. Далее следует Миссисипи, давший южной Конфедерации ее диктатора Джефферсона Дэвиса. Этот штат насчитывает 436696 рабов на 354699 свободных жителей. На третьем месте стоит Алабама, где 435132 раба приходятся на 529164 свободных жителя.Последний из спорных пограничных штатов, который нам предстоит еще рассмотреть, — это Кентукки. Его недавняя история особенно характерна для политики южной Конфеде­рации. Кентукки насчитывает на 1135713 жителей 225490 рабов. Во время трех следовавших друг за другом всенародных выборов — зимой 1861г, когда избирались делегаты на конгресс пограничных штатов, в июне 1861г, когда состоялись выборы в вашингтонский конгресс, и, наконец, в августе 1861г, при выборах в законодательное собрание штата Кентукки, — неизменно возрастающее большинство высказывалось в пользу Союза. Зато Магоффин, губернатор Кентукки, и все высшие должностные лица штата являются фанатическими сторонниками партии рабовладельцев, равно как и Брекинридж, представитель Кентукки в вашингтонском сенате, вице-президент Соединенных Штатов при Бьюкенене и кандидат на президентских выборах 1860г от партии рабовладельцев. Влияние партии рабовладельцев оказалось слишком слабым для того, чтобы склонить Кентукки на сторону сецессии, но достаточно сильным для того, чтобы заставить этот штат объявить в начале войны о своем нейтралитете. Конфедерация признавала нейтралитет до тех пор, пока тот служил ее целям, пока она была занята подавлением сопротивления в Восточном Теннесси. Как только эта цель была достигнута, она стала стучать ружейным прикладом в ворота Кентукки с кличем: «Югу нужна вся его территория. Он хочет и должен ее иметь!»Разбойничьи банды Конфедерации ворвались в «нейтральный» штат одновременно с юго-запада и юго-востока, Кентукки очнулся от сна нейтралитета, его законодательное собрание открыто стало на сторону Союза, приставило к предателю-губернатору комитет общественной безопасности, призвало народ к оружию, объявило Брекинриджа вне закона и приказало сецессионистам немедленно очистить захваченную территорию. Это был сигнал к войне. Армия южной Конфедерации двинулась на Луисвилл, в то время как волонтеры из Иллинойса, Индианы и Огайо устремились в Кентукки, чтобы спасти его от вооруженных миссионеров рабства.Попытки Конфедерации присоединить к себе, например, Кентукки и Миссури против воли этих штатов доказывают нелепость предлога, будто бы она борется за права отдельных штатов против посягательств на них со стороны Союза. Конфедерация, правда, признает за отдельными штатами, которые она причисляет к «Югу», право отделиться от Союза, но отнюдь не признает за ними права оставаться в Союзе.Даже собственно рабовладельческие штаты не свободны от противодействующих элементов, хотя война вовне, военная диктатура внутри и рабство повсюду придают им в данный момент видимость гармонии. Ярким примером является Техас, где 180388 рабов приходятся на 601039 жителей. Закон 1845г, в силу которого Техас вошел в состав Соединенных Штатов в качестве рабовладельческого штата, давал ему право образовать из его территории не один, а целых пять штатов. Таким образом Юг приобрел бы в американском сенате десять новых голосов вместо двух, а увеличение числа голосов в сенате было главной целью его тогдашней политики. Однако рабовладельцы не считали возможным в 1845—1860гг разделить Техас, где большую роль играет немецкое население, хотя бы на два штата, чтобы не дать при этом во втором штате партии свободного труда преимущества по сравнению с партией рабовладения. Это — лучшее доказательство того, как сильно противодействие рабовладельческой олигархии в самом Техасе.Джорджия — самый большой и самый населенный из рабовладельческих штатов. Из общего числа жителей в 1057327 человек здесь насчитывается 462230 рабов, что составляет почти половину всего населения. Несмотря на это рабовладельческой партии до сих пор не удалось санкционировать в Джорджии путем всенародного голосования конституцию, навязанную Югу в Монтгомери.На конвенте штата Луизиана, собравшемся 21 марта 1861г в Новом Орлеане, политический ветеран штата Розелиес заявил:«Монтгомерийская конституция — это не конституция, а заговор. Она учреждает не народное правительство, а ненавистную и неограниченную олигархию. Народу не было дозволено принять участие в этом деле. Конвент в Монтгомери вырыл могилу политической свободе, и теперь нас созывают, чтобы присутствовать на ее похоронах».В самом деле, олигархия 300000 рабовладельцев использовала конгресс в Монтгомери не только для того, чтобы провозгласить отделение Юга от Севера. Она использовала его также и для изменения внутреннего устройства рабовладельческих штатов, для полного подчинения той части белого населения, которая сохраняла еще некоторую самостоятельность под защитой демократической конституции Союза. Уже в период с 1856 по 1860г политические лидеры, юристы, моралисты и теологи рабовладельческой партии старались доказать не столько правомерность рабства негров, сколько то, что цвет кожи не имеет значения для существа дела и что трудящиеся классы всюду созданы для рабства.Итак, мы видим, что война, которую ведет южная Конфедерация, является в полном смысле слова захватнической войной, войной за распространение и увековечение рабства, Большая часть пограничных штатов и территорий находится еще во владении Союза, на сторону которого они стали сначала посредством своего волеизъявления на выборах, а затем и с оружием в руках. Конфедерация же причисляет их к «Югу» и стремится отвоевать их у Союза. В тех пограничных штатах, которые Конфедерации пока удалось захватить, она удерживает в повиновении сравнительно свободные горные районы посредством осадного положения. Что же касается собственно рабовладельческих штатов, то и там Конфедерация вытесняет прежнюю демократию, заменяя ее неограниченной олигархией 300000 рабовладельцев.Отказавшись от своих завоевательных планов, южная Конфедерация признала бы свою нежизнеспособность и отказалась бы от цели, которая ставится сецессией. Ведь сецессия произошла только потому, что в рамках Союза превращение пограничных штатов и территорий в рабовладельческие штаты оказалось более невозможным. С другой стороны, мирно уступив южной Конфедерации спорные области, Север предоставил бы рабовладельческой республике более чем три четверти всей территории Соединенных Штатов. Север потерял бы целиком побережье Мексиканского залива и Атлантического океана, за исключением узкой полосы от бухты Пенобскот до залива Делавэр, и сам отрезал бы себя от Тихого океана. Миссури, Канзас, Новая Мексика, Арканзас и Техас последовали бы за Калифорнией. Крупные земледельческие штаты, расположенные в котловине между Скалистыми горами и Аллеганами, в долинах Миссисипи, Миссури и Огайо, будучи не в состоянии вырвать устье Миссисипи из рук сильной и враждебной им рабовладельческой республики на Юге, были бы вынуждены в силу своих экономических интересов отделиться от Севера и присоединиться к южной Конфедерации. Эти северо-западные штаты, в свою очередь, вовлекли бы в тот же водоворот сецессии и все прочие северные штаты, расположенные далее к востоку, за исключением, быть может, штатов Новой Англии.Таким образом, в действительности произошло бы не распадение Союза, а реорганизация его, реорганизация на основе рабства под признанным контролем рабовладельческой олигархии. План такой реорганизации был открыто провозглашен главными ораторами Юга на конгрессе в Монтгомери и воплощен в том параграфе новой конституции, который предоставляет любому штату прежнего Союза право свободно присоединиться к новой Конфедерации. Рабовладельческая система заразила бы весь Союз. В северных штатах, где рабство негров практически неосуществимо, белый рабочий класс был бы постепенно низведен до уровня илотов. Это вполне соответствовало бы открыто провозглашенному принципу, что только определенные расы могут пользоваться свободой и что, если на Юге самый тяжелый труд является уделом негров, то на Севере он является уделом немцев и ирландцев или их прямых потомков,Современная борьба между Югом и Севером есть, следовательно, не что иное, как борьба двух социальных систем — системы рабства и системы свободного труда. Эта борьба вспыхнула потому, что обе системы не могут долее мирно существовать бок о бок на североамериканском континенте. Она может закончиться лишь победой одной из этих систем.Если пограничные штаты, эти спорные области, где обе системы до сих пор боролись за господство, являются шипом в теле Юга, то, с другой стороны, нельзя не признать, что они в минувший период войны были наиболее слабым пунктом Севера. Часть рабовладельцев этих округов по приказанию заговорщиков Юга выказывала лицемерную лояльность по отношению к Северу; другая часть действительно считала, что в соответствии с ее реальными интересами и традиционными представлениями ей следует быть на стороне Союза. Те и другие в одинаковой степени парализовали Север. Забота о том, чтобы удержать расположение «лояльных» рабовладельцев пограничных штатов, боязнь бросить их в объятия сецессионистов, — одним словом, трогательное внимание к интересам, предрассудкам и чувствам этих сомнительных союзников с самого начала войны чрезвычайно ослабило правительство Союза, принудило его к полумерам, заставило лицемерно скрывать принцип войны и щадить самое уязвимое место противника, корень зла — само рабство.Если еще недавно Линкольн малодушно отверг Миссурийскую прокламацию Фримонта об освобождении рабов, принадлежащих мятежникам, то это произошло лишь из опасения перед громким протестом «лояльных» рабовладельцев Кентукки. Однако переломный момент уже наступил. Кентукки — последний из пограничных штатов — был втянут в борьбу между Севером и Югом. С началом действительной войны за пограничные штаты в самих пограничных штатах исход этой борьбы уже не будет зависеть от дипломатических и парламентских переговоров. Одна часть рабовладельцев сбросит маску лояльности, другая же удовольствуется перспективой денежного вознаграждения, подобного тому, какое Великобритания заплатила вест-индским плантаторам. Сами события заставляют провозгласить решающий лозунг — освобождение рабов.О том, что даже самые неисправимые деятели демократической партии и дипломаты Севера независимо от своей воли приходят к такому выводу, свидетельствуют некоторые заявления, сделанные в последнее время. Генерал Касс, военный министр при Бьюкенене и до сих пор один из самых ревностных сторонников Юга, в открытом послании объявляет освобождение рабов conditio sine qua non {непременным условием} спасения Союза. Д-р Браунсон, лидер католической партии Севера, по его собственному признанию, самый энергичный противник аболиционистского движения с 1836 по 1860г, публикует в октябре, в последнем номере своего «Обозрения» статью за освобождение рабов.«Если мы», — говорит он между прочим, — «до сих пор боролись против освобождения рабов, считая это опасным для Союза, то тем решительнее должны мы выступить против сохранения рабства теперь, когда убедились, что дальнейшее его существование несовместимо с сохранением Союза или нашей нации как свободной республики».Наконец, «World», нью-йоркский орган дипломатов вашингтонского кабинета, заключает одну из своих громовых статей против аболиционистов следующими словами:«В день, когда будет решаться, что должно погибнуть — рабство или Союз, в этот день будет вынесен смертный приговор рабству. Если Север не может победить без освобождения, то он победит при помощи освобождения».Написано К. Марксом в конце октября 1861гНапечатано в газете «Die Presse» №306, 7 ноября 1861гПечатается по тексту газетыПеревод с немецкого

Выбор редакции
15 июня 2016, 09:15

Запретные работы К. Маркса и Ф. Энгельса. Часть 18. Гражданская война в Северной Америке

  • 0

Взято из тома №15. Работ в томе много интересных, немало я выложу на днях.Задающая тон лондонская пресса — еженедельные и ежедневные газеты — уже несколько месяцев повторяет все те же перепевы о Гражданской войне в Америке. Подвергая оскорблениям свободные штаты Севера, она в то же время боязливо защищается от подозрения в симпатиях к рабовладельческим штатам Юга. В самом деле, она постоянно пишет по две статьи: одну статью, в которой нападает на Север, и другую статью, в которой оправдывается за свои нападки на Север. Qui s'excuse s'accuse {кто оправдывается, тот признаёт себя виновным}.Мотивы оправдания в основном гласят: война между Севером и Югом — война из-за тарифа; далее, эта война беспринципна, она не затрагивает вопроса о рабстве, так как в действительности дело идет о притязаниях Севера на верховенство; наконец, если даже право на стороне Севера, то разве не напрасной будет попытка насильственно подчинить себе 8 миллионов англосаксов! Разве отделение от Юга не избавит Север от всякой связи с рабством негров и не обеспечит ему с его 20 миллионами жителей и огромной территорией более высокое, прежде едва ли мыслимое развитие? Разве Север не должен был бы поэтому приветствовать сецессию как радостное событие, вместо того чтобы стремиться побороть ее путем кровавой и напрасной гражданской войны?Мы рассмотрим пункт за пунктом защитительные речи английской прессы.Война между Севером и Югом, — так гласит первое оправдание, — есть просто война из-за тарифа, война между покровительственной системой и системой свободной торговли, и Англия стоит, разумеется, на стороне свободной торговли. Должен ли рабовладелец пользоваться всеми плодами труда рабов или же он должен быть обманным образом лишен части этих плодов протекционистами Севера? Вот вопрос, о котором будто бы идет речь в этой войне. Газета «Times» ограничилась этим блестящим открытием; «Economist», «Examiner», «Saturday Review» и tutti quanti {иже с ними} развивали тему дальше. Для данного открытия характерно, что оно сделано не в Чарлстоне, а в Лондоне. В Америке каждому, конечно, было известно, что в 1846—1861гг господствовал фритредерский тариф и что депутат Моррилл провел в конгрессе свой протекционистский тариф 1861г лишь после того, как мятеж уже вспыхнул. Таким образом, сецессия произошла не потому, что в конгрессе прошел тариф Моррилла, а в лучшем случае, тариф Моррилла прошел в конгрессе потому, что произошла сецессия. Когда в 1832г в Южной Каролине имела место первая попытка сецессии, протекционистский тариф 1828г, несомненно, послужил предлогом, но всего лишь предлогом, как это известно из заявления генерала Джэксона. На этот раз, однако, прежний предлог в самом деле не повторился. На конгрессе сецессионистов в Монтгомери избегали всякого упоминания вопроса о тарифах, так как производство сахара в Луизиане, одном из влиятельнейших штатов Юга, покоится целиком на покровительственных пошлинах.Война Соединенных Штатов, — продолжает свои оправдания лондонская пресса, — является не чем иным, как войной за насильственное сохранение Союза. Янки не могут решиться зачеркнуть 15 звезд на своем знамени. Они хотят изображать на мировой арене колоссальную фигуру. Другое дело, конечно, если бы война велась за уничтожение рабства! Но вопрос о рабстве, — как, между прочим, категорически заявляет «Saturday Review», — не имеет никакого отношения к этой войне.Прежде всего следует напомнить, что инициатива войны исходила не от Севера, а от Юга. Север обороняется. В течение месяцев он спокойно смотрел, как сецессионисты захватывали форты, военные арсеналы, судовые верфи, таможни, кассы, корабли, запасы оружия Союза, оскорбляли его знамя, брали в плен отдельные отряды его войск. Наконец, сецессионисты решили шумным военным выступлением заставить правительство Союза отказаться от его пассивной позиции и только поэтому предприняли бомбардировку форта Самтер у Чарлстона. 11 апреля (1861г) их генерал Борегар во время переговоров с командиром форта Самтер майором Андерсоном узнал, что форт обеспечен продовольствием лишь на три дня и, таким образом, по истечении этого срока должен будет сдаться без боя. Чтобы предупредить эту сдачу без боя, сецессионисты начали рано утром на следующий же день (12 апреля) бомбардировку, которая через несколько часов привела к падению форта. Едва только это известие было передано по телеграфу в Монтгомери, где заседал конгресс сецессионистов, как военный министр Уокер публично заявил от имени новой Конфедерации: «Никто не может сказать, где закончится начавшаяся сегодня война». Одновременно он пророчествовал, «что знамя южной Конфедерации еще до 1 мая будет развеваться над куполом старого Капитолия в Вашингтоне, а в скором времени, быть может, и над Фанл-холлом в Бостоне». Только тогда последовало воззвание, в котором Линкольн призывал 75000 человек на защиту Союза. Бомбардировка форта Самтер отрезала единственно возможный конституционный выход, а именно — созыв всенародного американского конвента, как это было предложено Линкольном в его обращении при вступлении в должность президента. Для Линкольна оставался только один выбор: либо бежать из Вашингтона, очистить Мэриленд и Делавэр, отдать Кентукки, Миссури и Виргинию, либо на войну ответить войной.На вопрос о принципе Гражданской войны в Америке отвечает боевой лозунг, который провозгласил Юг, нарушив мир. Стивене, вице-президент южной Конфедерации, заявил на конгрессе сецессионистов, что конституция, высиженная в Монтгомери, существенно отличается от конституции Вашингтона и Джефферсона тем, что теперь впервые рабство признается само по себе благодетельным институтом и краеугольным камнем всего государственного здания, в то время как революционные предки, люди, опутанные предрассудками XVIII века, смотрели на рабство как на исходящее от Англии и устранимое с течением времени зло. Другой матадор Юга, г-н Спратт, воскликнул: «Для нас дело идет о создании великой рабовладельческой республики (a great slave republic)», — Итак, если Север и обнажил меч только для защиты Союза, то разве Юг не заявил уже раньше, что дальнейшее существование рабства несовместимо более с дальнейшим существованием Союза?Подобно тому как бомбардировка форта Самтер дала сигнал к началу войны, победа на выборах республиканской партии Севера, избрание Линкольна президентом, послужили сигналом к сецессии. Линкольн был избран 6 ноября 1860 года. 8 ноября 1860 г. из Южной Каролины телеграфировали: «Сецессию здесь считают решенным делом». 10 ноября законодательное собрание штата Джорджия уже занималось планами сецессии, а на 13 ноября было назначено специальное заседа­ние законодательного собрания штата Миссисипи, чтобы рассмотреть тот же вопрос о сецессии. Но избрание Линкольна само явилось лишь результатом раскола в демократическом лагере. Во время избирательной борьбы демократы Севера отдали свои голоса Дугласу, а демократы Юга — Брекин-риджу, и именно этому раздроблению голосов демократов обязана своей победой республиканская партия. Почему, с одной стороны, получила перевес республиканская партия на Севере? Почему, с другой стороны, произошел раскол внутри демократической партии, обе части которой на Севере и на Юге более полустолетия действовали совместно?Власть над Союзом, которую Юг постепенно узурпировал благодаря своему сговору с демократами Севера, достигла своего кульминационного пункта во время президентства Бьюкенена. Последний Континентальный конгресс 1787г и первый конгресс, созванный на основе конституции в 1789—1790гг., законодательным путем запретили рабство во всех территориях республики к северо-западу от Огайо. (Территориями называются, как известно, расположенные внутри самих Соединенных Штатов колонии, население которых еще не достигло численности, необходимой по конституции для образования самостоятельных штатов.) Так называемый Миссурийский компромисс (1820г), в результате которого Миссури вошел в состав Соединенных Штатов в качестве рабовладельческого штата, запрещал рабство во всех остальных территориях к северу от 36°30' широты и к западу от Миссури. Благодаря этому компромиссу, область рабовладения продвинулась на несколько градусов долготы, между тем как, с другой стороны, его будущее распространение, казалось, было ограничено вполне определенной географической линией. Этот географический барьер был, в свою очередь, опрокинут в 1854г так называемым биллем Канзас-Небраска, автором которого являлся Ст. А. Дуглас, тогдашний лидер демократов Севера. Этот билль, прошедший в обеих палатах конгресса, отменял Миссурийский компромисс, ставил рабство и свободу в равные условия, предписывал правительству Союза относиться к ним обоим с одинаковым безразличием и предоставлял народному суверенитету, т. е. большинству колонистов, решение вопроса о том, вводить или не вводить рабство в какой-либо территории. Так впервые в истории Соединенных Штатов были устранены всякие географические и юридические преграды для распространения рабства в территориях. Под действием этого нового законодательства свободная до тех пор территория Новая Мексика — территория, в пять раз большая, чем штат Нью-Йорк — была превращена в рабовладельческую территорию, и сфера рабства была продолжена от границы Мексиканской республики до 38° северной широты. В 1859 г. Новая Мексика получила рабовладельческий кодекс, который может соперничать в варварстве с кодексами законов Техаса и Алабамы. Между тем, как доказывает перепись 1860г, Новая Мексика с населением почти в 100000 жителей не насчитывает и полусотни рабов. Таким образом, для Юга было достаточно послать через границу нескольких авантюристов с немногими рабами и затем, с помощью центрального правительства в Вашингтоне, а также его чиновников и поставщиков в Новой Мексике, созвать с невероятным шумом мнимонародное представительство, чтобы навязать этой территории рабство и тем самым господство рабовладельцев.Однако в других территориях этот удобный метод оказался неприменимым. Тогда Юг сделал следующий шаг и апеллировал от конгресса к Верховному суду Соединенных Штатов. Этот суд, насчитывающий девять судей, из которых пять принадлежат Югу, был издавна послушнейшим орудием рабовладельцев. В 1857г, по пресловутому делу Дреда Скотта он постановил, что каждый американский гражданин имеет право взять с собой на любую территорию всякую признанную конституцией собственность. Конституция признает рабов собственностью и обязывает правительство Союза защищать эту собственность. Следовательно, на основании конституции владельцы могут принудить своих рабов к труду в территориях, и каждый отдельный рабовладелец может, таким образом, вводить рабство в свободных до сих пор территориях против воли большинства колонистов. Законодательные собрания территорий лишались права запрещать рабство, а на конгресс, наряду с правительством Союза, возлагалась обязанность защищать пионеров рабовладельческой системы.Если Миссурийский компромисс 1820г расширил географические границы рабства в территориях, если билль Канзас-Небраска 1854г уничтожил всякую географическую границу и поставил на ее место политическую преграду — волю большинства колонистов, то Верховный суд Соединенных Штатов своим решением в 1857 г. уничтожил и эту политическую преграду, превратив все территории республики, настоящие и будущие, из рассадников свободных штатов в рассадники рабства.В то же время при правительстве Бьюкенена в штатах Севера беспощадно проводился изданный в 1850г более суровый закон о выдаче беглых рабов. Казалось, что поимка рабов для южных рабовладельцев стала конституционным призванием Севера. С другой стороны, чтобы по возможности задержать колонизацию территорий свободными поселенцами, партия рабовладельцев срывала все меры по созданию так называемого фонда свободных земель [Freesoil-Maβregeln], то есть меры, которые должны были безвозмездно обеспечить колонистам определенное количество невозделанных государственных земель.Как во внутренней, так и во внешней политике Соединенных Штатов интересы рабовладельцев служили путеводной звездой. Фактически Бьюкенен добился поста президента благодаря изданию Остендского манифеста, в котором приобретение Кубы, будь то путем покупки или силой оружия, провозглашалось великой задачей национальной политики. Вовремя его правления Северная Мексика была уже поделена между американскими земельными спекулянтами, которые нетерпеливо ждали сигнала, чтобы наброситься на Чиуауа, Коауилу и Сонору, Непрерывные пиратские экспедиции флибустьеров против государств Центральной Америки подобным же образом направлялись Белым домом в Вашингтоне. В теснейшей связи с этой внешней политикой, открытой целью которой было завоевание новых областей для распространения рабства и господства рабовладельцев, находилось втайне поддерживаемое правительством Союза возобновление торговли рабами. 20 августа 1859г Ст. А. Дуглас сам заявил в американском сенате: за последний год негров из Африки ввезено больше, чем за какой-либо другой год, даже по сравнению с тем временем, когда работорговля еще была разрешена законом; число ввезенных за последний год рабов достигает 15000.Вооруженное распространение рабства вовне сделалось признанной целью национальной политики; Союз действительно стал рабом 300000 рабовладельцев, господствовавших на Юге. К такому результату привел целый ряд компромиссов, которыми Юг обязан своему союзу с демократами Севера. Об этот же самый союз до сих пор разбивались все периодически повторявшиеся с 1817г попытки оказать сопротивление непрерывно возраставшему натиску рабовладельцев. Наконец наступил переломный момент.Едва только прошел билль Канзас-Небраска, который уничтожал географическую границу рабовладения и ставил введение рабства в новых территориях в зависимость от воли большинства колонистов, как вооруженные эмиссары рабовладельцев, пограничный сброд из Миссури и Арканзаса, с охотничьим ножом в одной руке и револьвером в другой, набросились на Канзас и путем неслыханных зверств пытались прогнать колонистов с заселенной ими территории. Эти разбойничьи набеги поддерживались центральным правительством в Вашингтоне. Отсюда чрезвычайно сильная ответная реакция. На всем Севере, а особенно на Северо-Западе, образовалась Организация помощи с целью оказать поддержку Канзасу людьми, оружием и деньгами. Из этой Организации помощи и возникла республиканская партия, которая, следовательно, обязана своим появлением борьбе за Канзас. После того как потерпела крушение попытка силой оружия превратить Канзас в рабовладельческую территорию, Юг пытался достигнуть того же результата посредством политических интриг. Правительство Бьюкенена прилагало все силы, чтобы путем принудительных мер заставить Канзас войти в состав Соединенных Штатов в качестве рабовладельческого штата, навязав ему рабовладельческую конституцию. Отсюда новая борьба, которая велась на этот раз главным образом в вашингтонском конгрессе. Даже Ст. А. Дуглас, лидер демократов Севера, решительно выступил теперь (1857—1858гг) против правительства и против своих союзников на Юге, так как навязывание рабовладельческой конституции противоречило принципу суверенитета колонистов, проведенному в билле о Небраске в 1854 году. Дуглас, сенатор от северо-западного штата Иллинойс, потерял бы, конечно, все свое влияние, если бы он захотел признать за Югом право с оружием в руках или посредством актов конгресса отнять колонизованные Севером территории. Таким образом, подобно тому как борьба за Канзас вызвала к жизни республиканскую партию, она послужила одновременно причиной первого раскола внутри самой демократической партии.Республиканская партия выдвинула свою первую программу на президентских выборах 1856 года. Несмотря на то, что ее кандидат Джон Фримонт не победил, огромное количество голосов, которое он получил, безусловно свидетельствовало о быстром росте партии, особенно на Северо-Западе. На своем втором национальном конвенте перед президентскими выборами (17 мая 1860 г.) республиканцы повторили свою программу 1856г, снабдив ее лишь некоторыми дополнениями. Основное содержание ее было таково: рабству не предоставляется более ни одной пяди новых территорий; пиратская внешняя политика должна быть прекращена; возобновление торговли рабами клеймится позором; наконец, должны быть изданы законы о свободных землях для поощрения свободной колонизации.Самым важным пунктом этой программы было то, что рабству не предоставлялось ни пяди новых земель, — напротив, предлагалось навсегда ограничить его пределами тех штатов, где оно уже было узаконено. Таким образом, рабство как бы интернировалось; но непрерывное расширение территории и непрерывное распространение рабства за пределы его старых границ — это условие существования рабовладельческих штатов Союза.Возделываемые рабами культуры предметов южного экспорта — хлопок, табак, сахар и т. д. — являются доходными лишь в том случае, если они производятся большими группами рабов в массовом масштабе и на обширных пространствах естественно плодородной почвы, требующей лишь примитивного труда. Интенсивные культуры, зависящие не столько от плодородия почвы, сколько от вложенного капитала, образованности и инициативности работника, противоречат самому существу рабства. Отсюда быстрое превращение таких штатов, как Мэриленд и Виргиния, ранее применявших рабский труд для производства товаров на экспорт, в штаты, разводящие рабов, чтобы затем экспортировать их в отдаленные районы Юга. Даже в Южной Каролине, где рабы составляют четыре седьмых населения, культура хлопка в течение ряда лет почти совсем не развивается вследствие истощения почвы. Больше того, Южная Каролина под давлением обстоятельств частично уже превратилась в штат, разводящий рабов, так как она ежегодно продает рабов в штаты крайнего Юга и Юго-Запада уже на 4 миллиона долларов. Как только наступает такой момент, становится необходимым приобретение новых территорий, для того, чтобы одной части рабовладельцев с их рабами предоставить новые плодородные земли, а другой, оставшейся части, создать новый рынок для разведения, а следовательно, и для продажи рабов. Так, например, не подлежит сомнению, что если бы не присоединение к Соединенным Штатам Луизианы, Миссури и Арканзаса, рабство в Виргинии и Мэриленде давно бы исчезло. Один из лидеров южан, сенатор Тумбе, удачно выразил на конгрессе сецессионистов в Монтгомери экономический закон, который требует непрерывного расширения территории рабовладения:«Если не произойдет значительного увеличения рабовладельческой территории», — сказал он, — «то через 15 лет придется разрешить рабам убегать от белых, или же белые вынуждены будут бежать от рабов».Представительство отдельных штатов в палате представителей конгресса зависит, как известно, от соответствующей численности их населения. Так как население свободных штатов растет несравненно быстрее, чем население рабовладельческих штатов, то число представителей Севера должно было вскоре обогнать число представителей Юга. Поэтому подлинным средоточием политической власти Юга все больше и больше становится американский сенат, где каждый штат, независимо от численности его населения, представлен двумя сенаторами. Следовательно, для того чтобы утвердить свое влияние в сенате, а через сенат и свою гегемонию в Соединенных Штатах, Юг нуждался в непрерывном образовании новых рабовладельческих штатов. Но это было возможно лишь путем захвата чужих земель, как было с Техасом, или же путем превращения принадлежащих Соединенным Штатам территорий сначала в рабовладельческие территории, а затем в рабовладельческие штаты, как это было с Миссури, Арканзасом и другими. Джон Калхун, которым рабовладельцы восхищаются как своим государственным деятелем par excellence {по преимуществу, в истинном значении слова}, уже 19 февраля 1847г заявил в сенате, что только сенат обеспечивает Югу равновесие сил, что необходимо расширение территории рабовладения, чтобы сохранить это равновесие в сенате между Севером и Югом, и что именно этим оправдываются попытки Юга насильственным путем создать новые рабовладельческие штаты.Наконец, число собственно рабовладельцев на Юге Союза не превышает 300000 — ограниченная олигархия, которой противостоят многие миллионы так называемых «белых бедняков» (poor whites), масса которых постоянно возрастала вследствие концентрации землевладения и положение которых можно сравнить лишь с положением римских плебеев во времена крайнего упадка Рима. Только приобретением и надеждой на приобретение новых территорий, а также пиратскими набегами удается примирять интересы этих «белых бедняков» с интересами рабовладельцев, давать безопасное направление их беспокойной жажде деятельности и прельщать их перспективой самим когда-нибудь стать рабовладельцами.Итак, ограничение рабства пределами его старой территории должно было, согласно экономическому закону, привести к его постепенному исчезновению, уничтожить политическую гегемонию, осуществляемую рабовладельческими штатами через сенат, и, наконец, подвергнуть рабовладельческую олигархию опасностям, угрожающим ей внутри ее собственных штатов со стороны «белых бедняков». Своим принципом, что всякое дальнейшее расширение рабовладельческих территорий должно быть воспрещено законом, республиканцы, таким образом, подсекали самый корень господства рабовладельцев. Победа республиканцев на выборах должна была поэтому привести к открытой борьбе между Севером и Югом. Однако сама эта победа была обусловлена, как указывалось выше, расколом в лагере демократов.Уже борьба за Канзас вызвала раскол между партией сторонников рабовладения и ее союзником — демократами Севера. Тот же спор снова вспыхнул в более общей форме теперь, во время президентских выборов в 1860 году. Демократы Севера, во главе со своим кандидатом Дугласом, ставили вве­дение рабства в территориях в зависимость от воли большинства колонистов. Партия рабовладельцев, во главе со своим кандидатом Брекинриджем, утверждала, что из конституции Соединенных Штатов, как это разъяснил также и Верховный суд, законно вытекает рабство; рабство-де уже само по себе является законным во всех территориях и не нуждается ни в какой особой натурализации. Следовательно, в то время как республиканцы воспрещали всякое увеличение рабовладельческих территорий, партия южан претендовала на все территории республики как на гарантированные законом домены. То, что рабовладельцы пытались проделать в качестве примера с Канзасом, — навязать территории рабство с помощью центрального правительства против воли самих колонистов — они теперь объявляли законом для всех территорий Союза. На такую уступку не могли пойти лидеры демократов, так как она привела бы только к дезертирству их армии в лагерь республиканцев. С другой стороны, партию рабовладельцев не мог удовлетворить «суверенитет колонистов», предложенный Дугласом. То, чего она хотела добиться, необходимо было провести в ближайшие четыре года при новом президенте; это могло быть проведено только средствами центрального правительства и не допускало дальнейших отсрочек. От внимания рабовладельцев не ускользнуло, что образовалась новая сила, Северо-Запад, население которого почти удвоилось за время с 1850 по 1860г и находилось уже примерно на одном уровне с белым населением рабовладельческих штатов. Эта сила не была склонна ни по традициям, ни по темпераменту, ни по образу жизни тащиться от компромисса к компромиссу, подобно старым северо-восточным штатам. Для Юга Союз имел ценность лишь постольку, поскольку он предоставлял ему федеральную власть как средство для проведения политики в интересах рабовладельцев. В противном случае для него лучше было порвать теперь же, чем еще в течение четырех лет созерцать развитие республиканской партии и подъем Северо-Запада, чтобы затем начать борьбу при неблагоприятных условиях. Итак, партия рабовладельцев играла ва-банк! Когда демократы Севера отказались и дальше играть роль «белых бедняков» Юга, Юг доставил Линкольну победу благодаря раздроблению голосов и воспользовался затем этой победой как предлогом для того, чтобы обнажить меч.Все движение, как это ясно видно, покоилось и покоится на вопросе о рабстве. Не в том смысле, должны ли рабы быть немедленно освобождены внутри существующих рабовладельческих штатов, а в том, должны ли 20 миллионов свободных жителей Севера и далее подчиняться олигархии 300 тысяч рабовладельцев; должны ли огромные территории республики служить основой для создания свободных штатов или стать рассадниками рабства; наконец, должна ли национальная политика Союза сделать своим девизом вооруженное распространение рабства в Мексике, Центральной и Южной Америке.В следующей статье мы рассмотрим утверждение лондонской прессы, будто Север должен приветствовать сецессию как наиболее благоприятное и единственно возможное разрешение конфликта.Написано К. Марксом 20 октября 1861гНапечатано в газете «Die Presse» №293, 26 октября 1861гПечатается по тексту газетыПеревод с немецкого

Выбор редакции
14 июня 2016, 09:01

Запретные работы К. Маркса и Ф. Энгельса. Часть 17. Избирательная коррупция в Англии

  • 0

Взята из тома №13. Вообще по Марксу-Энгельсу можно писать учебник по истории Англии XIX века.Комиссии, назначенные для обследования положения дел в избирательных округах Глостера и Уэйкфилда, своими ежедневными открытиями только подтверждают слова старика Коппока, бывшего агента Реформ-клуба по выборам, о том, что подлинную конституцию британской палаты общин можно выразить в одном слове — коррупция. Особенный интерес нынешнему обследованию придает то обстоятельство, что Глостер представляет собой исконное «гнилое местечко», а Уэйкфилд является избирательным округом, созданным парламентской реформой, и что в Глостере подкупы осуществляются завзятым тори, сэром Робертом Карденом, стяжавшим себе славу Догбери, а в Уэйкфилде — радикалом, г-ном Литамом, зятем г-на Брайта. Младенческая невинность, проявленная в обоих случаях парламентскими кандидатами, производит в наш испорченный век скептицизма прямо-таки отрадное впечатление. Оба кандидата находят деньги на покупку голосов, по оба делают все, чтобы не знать, на что идут эти деньги. С начала и до конца выборов счета их поверенных растут в геометрической прогрессии, но в той же прогрессии растет и их вера в незапятнанную чистоту избирателей, представлять которых в парламенте для них, по их словам, есть предел их земных вожделений. Взгляните, например, на этого образцового квакера, на достопочтенного г-на Литама. В 1857 г. он баллотировался по округу Уэйкфилд и при этом пользовался услугами поверенного по имени Уэйнрайт в качестве своего «друга-юриста». В припадке чистосердечной откровенности Уэйнрайт отводит своего друга-квакера в сторону для беседы; простодушный г-н Литам поражен, он считал себя l'homme qu'on aime pour lui-meme {человеком, которого любят ради него самого, за его личные качества. Ред.}, и что его должны избрать в парламент pour le roi de Prusse {даром, ради прекрасных глаз. Ред.}, а тут ему весьма ехидно сообщают, что выборы — это прежде всего вопрос фунтов, шиллингов и пенсов, а потому «потребное» должно быть найдено во что бы то ни стало. Уэйнрайт определяет нужную сумму в 1000 фунтов. Литам восклицает: «такой суммы у меня нет, но я раздобуду ее в долг», и, верный слову, Литам через посредство Оверенда и Гёрни, квакерских банкиров с Ломбард-стрита в Лондоне, переслал Уэйнрайту 1000 фунтов. Вскоре после этого Уэйнрайт, видимо охотник до таинственных pourparlers {переговоров. Ред.}, снова отводит Литама «в сторону», шепчет ему на ухо, что, как оказывается, выборы обойдутся дороже, чем он думал раньше, и требует еще 500 фунтов. Простодушный Литам «находит это несколько странным», но все же, поразмыслив и вспомнив, что выборы 1852 г. обошлись в 1600 фунтов, расширяет кредит еще на 500 фунтов. При этом всего любопытнее, что ему будто бы не вполне ясно, откуда поступили эти деньги. Но вот проходят еще две недели, и неумолимый Уэйнрайт настаивает на новой сумме в 1000 фунтов стерлингов. Тут уж наш Литам, эта воплощенная невинность, разыгрывает мелодраму.«Это требование», — говорит он, — «меня весьма рассердило, и я это прямо заявил ему, прибавив, что многое, что творится в его конторе, мне далеко не по вкусу. Я замечал там много каких-то странных личностей, но все же надеялся, что там не происходит ничего предосудительного. Уэйнрайт сказал: «Вы должны предоставить это дело мне и не задавать никаких вопросов. Вы должны дать в мое распоряжение еще 1000 фунтов, хотя я не думаю, что они мне понадобятся». Я был весьма безрассуден, согласившись на его требование; деньги, как я думаю, были получены из того же источника, что и раньше».Таинственный незнакомец, «достававший деньги», является компаньоном г-на Литама, однако в настоящее время он не присутствует при производстве следствия, так как, несмотря на довольно неподходящее время года, ему вздумалось совершить поездку по континенту.Если квакер Литам, несмотря на свой доверчивый характер, питает некоторые опасения, по ухитряется успокоить свою совесть тем, что «не задает никаких вопросов», то сэр Р. Карден, с другой стороны, — ведь «для чистого все чисто», — чувствовал себя настолько ободренным своим глостерским избирательным опытом 1857 г., что в 1859 г. снова выставил свою кандидатуру от того же самого местечка, хотя на этот раз неудачно. Настоящая причина, побудившая его попытаться пройти в двери церкви св. Стефана на плечах глостерских избирателей, заключалась в том, что он считал Глостер столь непорочным, что для него было бы честью и знаком особого почтения стать его представителем в парламенте, «тогда как Коппок со своими мирмидонянами обычно называл Глостер сыром», потому что он «столь вкусно разложился», короче говоря, потому что от этой помойной ямы разило подкупностью. С суммы в 500 фунтов, которая была установлена вначале, избирательные расходы внезапно подскочили почти до 6000 фунтов, и тем не менее даже после отчета контролера, определяющего легальные расходы в 616 ф. 8 шил. 1 п., убеждение сэра Кардена в безукоризненности ведения дела в Глостере оставалось непоколебленным.«Еще несколько дней назад он верил, что выборы были проведены безукоризненно, когда вдруг он был прямо-таки потрясен, услышав ужасные разоблачения, которые были сделаны. Эти разоблачения явились для него полной неожиданностью».Итак, вся избирательная философия парламентских кандидатов состоит в том, что они позволяют своей левой руке не ведать, что творит правая, и, таким образом, умывают обе руки в воде невинности. Открывать свои карманы, не задавать никаких вопросов и верить в добродетель человеческого рода — все это устраивает их наилучшим образом.Что касается сословия юристов — стряпчих, поверенных и адвокатов, к услугам которых прибегают при выборах, то они, разумеется, имеют совершенно законное право на свой гонорар. Нельзя же требовать от них, чтобы они тратили свое время и «устраивали» дело даром.«Вот еще», — воскликнул один из этих глостерских делателей членов парламента, — «стану я давать им мой голос задаром! Поглядите-ка на 24 адвокатов, что получают по 25 фунтов единовременно и по 5 гиней в день; стану я давать им мой голос задаром!»А г-н Джордж Бьюкенен, джентльмен, собиравший голоса в компании с сэром Р. Карденом, говорит:«Действительно, тут все наперебой старались дорваться до денег. Мне неприятно, что так поносят бедняков за их 3 шил. 6 п. в день, а профессионалы, получавшие большие куши за ничегонеделание, вышли сухими из воды».Что касается самих делателей членов парламента, то для их характеристики достаточно нескольких примеров. Г-н В. Клаттербак, поверенный и собиратель голосов для сэра Р. Кардена, посмеивается себе в кулак, говоря, что «Глостер продажен не более, чем любое другое место в Англии». Он сразу наметил себе«семью Купи». Этих Купи восемь или девять человек, и семья их с незапамятных времен играла выдающуюся роль в глостерских выборах. «Это люди, — говорит Клаттербак, — которых надо забавлять», и поэтому он ходил к Купи, курил с Купи трубку, болтал с Купи, однако прямых обещаний им не давал, нет, никоим образом! Но все-таки «подал им надежду на кое-что». По его следам пошел и г-н Джон Уорд — подрядчик, который предложил каждому из Купи по 5 фунтов стерлингов. Двое из Купи, говорит он, взяли деньги. Один из них, правда, уже умер, однако за него голосовал кто-то другой.«Я», — говорит подрядчик Джон Уорд, — «дал девяти из них по 5 фунтов каждому, а покойному 3 фунта. Во время выборов 1857 г. его уже не было в живых, однако его голос был подан за сэра Р. Кардена».Затем выступает г-н Мейси.«Я», — говорит он, — «держу лавочку со всяким товаром, а по профессии я — парикмахер».Мейси убедился в том, что «подкуп шел во всю», и потому покупал избирателей, платя от 2 до 12 фунтов за штуку. Простым смертным, которому посчастливилось получить 12 фунтов, был некто Эванс.«Этот человек», — говорит наш почтенный парикмахер, — «хорошо знал всех избирателей из низших сословий. Эванс стоил 20 фунтов, как избиратель и соглядатай».Как видно, Мейси, этот молодчина парикмахер, подбил нескольких головорезов с некиим Клементом во главе, чтобы в день выдвижения кандидатов они похитили одного старого избирателя по имени Уортен из трактира «Белого льва», впрочем сам он (Мейси) не видел, чтобы у этого «льва» «сдирали со спины шкуру». Этот человек, сказал Мейси во время допроса, «был слишком стар и слеп, чтобы сопротивляться, и к тому же пьян». В Уэйкфилде цены были выше, чем в Глостере, голос стоил там от 5 до 70 фунтов. В то же время противники прибегали здесь к более насильственным методам. По мнению некоего г-на Смита, имевшего многолетний опыт, Уэйкфилд был самым продажным избирательным округом во всей Европе, и за деньги и пиво в нем можно было добиться избрания кого угодно. На последней стадии борьбы, происходившей между квакером Литамом, радикалом, и г-ном Чар-лзуортом, консерватором, «весь город знал, что можно получить сколько угодно денег в конторе Уэйнрайта», агента нашего беспорочного квакера. Единственной значительной чертой, отличавшей консерваторов от либералов, было то, что последние, при случае, не брезгали выпуском «поддельных банкнот», тогда как первые платили полноценными деньгами. Около полдюжины уэйкфилдских избирателей образовали клуб, с тем чтобы перетянуть чашу весов, куда им вздумается, когда голосование будет подходить к концу. Некто Т. Ф. Тауэр, цырюльник, голосовал за г-на Литама по той причине, что один из литамовских собирателей голосов дал ему 40 фунтов за щетку для волос. Один исключительно щепетильный субъект, Джон Уилкокс, не голосовал вовсе, ибо он получил 25 фунтов за голос в пользу Литама и 30 фунтов за голос в пользу соперника Литама. «Он вышел из положения таким образом, что вовсе не явился на выборы». Некто Бенджамин Ингам, голосовавший за Литама, не мог даже сказать, сколько он получил денег, ибо «в то время он, как правило, был пьян». Top it заманили некоего Джемса Кларка, гадальщика и прорицателя по звездам, на постоялый двор, где напоили его допьяна и «несколько дней держали его в одной из комнат гостиницы, давая вволю есть и пить». Однако под конец ему все же удалось удрать, и он голосовал за Литама, «отчасти желая досадить синим за то, что они посадили его под замок, а отчасти, чтобы получить 50 фунтов».Далее, был некто Уильям Диксон, по профессии водопроводчик, который в это утро был занят работой в белильне г-на Тила.«Когда он пришел в помещение наверху забрать еще несколько труб для окончания своей работы, дверь снаружи внезапно захлопнулась, ее заперли на замок и забили гвоздями. В комнате было трое мужчин и мальчик, чтобы принудить его держать себя смирно; при них была веревка, чтобы связать его в случае необходимости».Словом, если либералы отличались своими «фальшивыми банкнотами», то консерваторы стали знамениты тем, что пускали в ход физическую силу.По поводу этих возмутительных разоблачений английской избирательной системы лорд Брум счел нужным выступить с длинной речью в Брадфорде, в которой он открыто признал, что преступления, связанные с подкупом, быстро растут, что они были сравнительно редки до 1832 г., но сильно возросли со времени парламентской реформы 1832 года. Лорд Брум намеревался уменьшить это зло. Каково же это любопытное средство, найденное лордом Брумом? Не давать избирательного права трудящимся классам до тех пор, пока мелкая буржуазия, поддающаяся подкупу, и высшие классы, подкупающие ее, не исправятся! Только старческим слабоумием можно объяснить такой парадокс.Написано К. Марксом 18 октября 1859 г.Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 5783, 4 ноября 1859 г.Печатается по тексту газетыПеревод с английского

13 июня 2016, 09:50

Запретные работы К. Маркса и Ф. Энгельса. Часть 16. История торговли опиумом

Из тома №12. Раскрывается история, как миролюбивые англосаксы травили китайцев опиумом.Вести о новом договоре исторгнутом у Китая полномочными представителями союз­ников, по-видимому, породили такие же фантастические перспективы колоссального расши­рения торговли, какие мерещились купцам в 1845 г. по окончании первой китайской войны. Если даже допустить, что телеграммы из Петербурга соответствуют действительности, мож­но ли быть вполне уверенным в том, что увеличение числа открытых для торговли пунктов непременно повлечет за собой рост торговли с Китаем? Можно ли рассчитывать на то, что война 1857—1858 гг. приведет к лучшим результатам, нежели война 1841—1842 годов? Ведь совершенно бесспорно, что договор 1843 г., вместо того чтобы увеличить американский и английский экспорт в Китай, лишь содействовал ускорению и углублению торгового кризиса 1847 года. Точно так же и нынешний договор, вызывая мечты о неисчерпаемом рынке и поощряя спекулятивный ажиотаж, может способствовать подготовке нового кризиса как раз в тот самый момент, когда мировой рынок так медленно оправляется от недавнего всеобщего потрясения. Помимо этого своего отрицательного результата, первая опиумная война стиму­лировала также рост торговли опиумом за счет обычной торговли, и такой же точно резуль­тат будет иметь эта вторая опиумная война, если только давление со стороны всего цивили­зованного мира не заставит Англию отказаться от принудительного производства опиума в Индии и вооруженной пропаганды его сбыта в Китае. Мы не будем подробно останавливать­ся на нравственной стороне этой торговли, о которой даже англичанин Монтгомери Мартин писал следующее:«Да что там! торговля рабами была просто милосердной по сравнению с торговлей опиумом; мы не разру­шали организм африканских негров, ибо наш непосредственный интерес требовал сохранения их жизни; мы не унижали их человеческой природы, не развращали их ума, не умерщвляли их душ. А продавец опиума убивает тело, после того как развратил, унизил и опустошил нравственное существо несчастных грешников; ненасыт­ный Молох каждый час требует все новых жертв, и убийца-англичанин и самоубийца-китаец соперничают друг с другом в приношении этих жертв на его алтарь».Китаец не может покупать одновременно и товары и наркотик; в нынешних условиях расширение торговли с Китаем означает расширение торговли опиумом; а рост последней не совместим с развитием легальной торговли, — эти положения уже два года тому назад были признаны почти повсюду. Комиссия палаты общин, назначенная в 1847 г. для рассмотрения состояния торговых связей между Англией и Китаем, докладывала:«Мы должны с сожалением признать, что торговля с этой страной за последнее время находится в весьма неудовлетворительном состоянии и что результат расширения наших сношений отнюдь не оправдал справед­ливых ожиданий, которые, естественно, основывались на факте свободного доступа к этому великолепному рынку. Мы считаем, что препятствием для развития этой торговли является вовсе не недостаток спроса в Китае на английские товары и не растущая конкуренция других государств; плата за опиум — вот что поглощает все серебро к большому ущербу для общей торговли китайцев; а за остальные товары они уже вынуждены распла­чиваться чаем и шелком».«Friend of China» от 28 июля 1849 г., обобщая те же самые факты, высказывается совер­шенно определенно:«Торговля опиумом непрерывно растет. Рост потребления чая и шелка в Великобритании и Соединенных Штатах привел бы только к дальнейшему росту торговли опиумом; у фабрикантов нет перспектив на торговлю с Китаем».Один крупный американский купец в Китае в статье, напечатанной в январе 1850 г. в «Merchant’s Magazine», издаваемом Хантом, весь вопрос торговли с Китаем свел к сле­дующему:«Какую отрасль торговли следует ликвидировать — торговлю опиумом или экспортную торговлю амери­канскими и английскими товарами?»Сами китайцы смотрят на дело точно так же. Монтгомери Мартин рассказывает:«Я спросил даотая в Шанхае, что, по его мнению, могло бы наилучшим образом способствовать расшире­нию нашей торговли с Китаем, и он, в присутствии консула ее величества капитана Бальфура, тут же ответил мне: «Перестаньте посылать нам так много опиума, и мы будем в состоянии покупать ваши изделия»».История всей торговли за последние восемь лет дала новую, поразительную иллюстрацию этому положению; но прежде чем рассмотреть вредное влияние торговли опиумом на ле­гальную торговлю, мы дадим краткий обзор происхождения и роста этой необычной торгов­ли, которая, если учесть трагические коллизии, образующие, так сказать, ось, вокруг которой она вращается, или ее влияние на все отношения между восточным и западным миром, стоит особняком в летописях человечества.До 1767 г. количество опиума, вывозимого из Индии, не превышало 200 ящиков весом каждый около 133 фунтов. Ввоз опиума для лечебных целей был разрешен китайским зако­ном при уплате пошлины приблизительно в 3 доллара с ящика; при этом почти единствен­ными экспортерами опиума в Небесную империю были португальцы, привозившие его из Турции.В 1773 г. полковник Уотсон и вице-президент Уилер, лица, достойные занять место рядом с Эрмантье, Палмерами и прочими всемирно известными отравителями, подали Ост-Индской компании мысль начать торговлю опиумом с Китаем. В результате был устроен склад опиума на судах, стоявших на якоре в бухте к юго-западу от Макао. Эта афера потер­пела неудачу. В 1781 г. вооруженный корабль с грузом опиума был отправлен в Китай бен­гальским правительством, а в 1794 г. большой корабль Компании прибыл с опиумом в Вампоа — якорную стоянку кантонского порта. По-видимому, Вампоа оказался более подходя­щим складом, нежели Макао, так как уже через два года после того, как он был избран для этой роли, китайское правительство сочло нужным издать закон, согласно которому китай­ским контрабандистам-торговцам опиумом угрожало избиение бамбуковыми палками и со­гласно которому их должны были выставлять напоказ в деревянных ошейниках. Около 1798 г. Ост-Индская компания перестала быть непосредственным экспортером опиума, зато она сделалась его производителем. В Индии была учреждена монополия на производство опиума, и в то время как собственным кораблям Компании торговля этим снадобьем была лицемерно запрещена, разрешения, которые Компания давала частновладельческим судам, торгующим с Китаем, содержали условие, по которому они подвергались штрафу за провоз опиума, произведенного не самой Компанией.В 1800 г, ввоз в Китай достиг уже 2000 ящиков. Если в течение XVIII века борьба между Ост-Индской компанией и Небесной империей носила такой же характер, как и вообще все стычки между иностранными купцами и китайской таможней, то с начала XIX века она при­няла черты совершенно особые и исключительные. В то время как китайский император, с целью приостановить самоубий­ство своих подданных, запрещал одновременно и ввоз этого яда иностранцами и потребле­ние его китайцами, Ост-Индская компания стремительно превращала производство опиума в Индии и его контрабандную продажу в Китае в неотъемлемую часть своей собственной фи­нансовой системы. В то время как полуварвар отстаивал принцип морали, представители ци­вилизованного мира противопоставляли ему принцип наживы. То, что колоссальная импе­рия, население которой составляет почти треть человечества, прозябающая вопреки духу времени, изолированная насильственным выключением ее из системы мировых связей и по­этому умудряющаяся обманывать самое себя иллюзией насчет своего «небесного совершен­ства», что такая империя должна погибнуть, в конце концов, в смертельном поединке, в ко­тором представитель одряхлевшего мира следует этическим побуждениям, а представитель самого современного общества борется за привилегию покупать на самых дешевых и прода­вать на самых дорогих рынках, — это, поистине, трагедия, необычайный сюжет которой ни­когда не дерзнула бы создать даже фантазия поэта.Именно присвоение британским правительством монополии на производство опиума в Индии явилось мерой, приведшей к запрещению торговли опиумом в Китае. Жестокие нака­зания, которым законодатель Небесной империи подвергал своих непослушных подданных, и предписанный китайским таможням строжайший запрет ввоза опиума оказались одинако­во бессильными. Непосредственным результатом морального сопротивления китайцев было то, что англичане развратили имперские власти, таможенных чиновников и вообще всех мандаринов. Коррупция, которая пропитала всю систему бюрократии Небесной империи и разрушила оплот патриархального уклада, была вместе с ящиками опиума контрабандным путем ввезена в империю с английских кораблей-складов, стоявших на якоре в Вампоа.Питаемая Ост-Индской компанией, безуспешно запрещаемая центральным правительст­вом в Пекине, торговля опиумом неуклонно возрастала в объеме ив 1816 г. уже выражалась в сумме около 2500000 долларов. Разрешение в 1816 г. свободной торговли в Индии, за единственным исключением торговли чаем, которая и поныне продолжает составлять моно­полию Ост-Индской компании, дало новый мощный толчок деятельности английских кон­трабандистов. В 1820 г. число ящиков, ввезенных контрабандой в Китай, достигло 5147, в 1821 г. — 7000, а в 1824 г. — 12639. Между тем китайское правительство, обращаясь с про­тестами и угрозами к иностранным купцам, в то же самое время наказывало гонконгских купцов, которые были известны как их сообщники, развивало необычайную энергию в преследовании туземных потребителей опиума и применяло все более строгие ме­ры в своих таможнях. Конечным результатом всех этих усилий, как и в 1794 г., было лишь перенесение складов опиума из мест ненадежных в места более удобные для торговли опиу­мом. Из Макао и Вампоа они были переброшены к острову Линтин у входа в реку Кантон, где их постоянным местонахождением стали вооруженные до зубов специально приспособ­ленные суда с многочисленными командами. Равным образом, когда китайскому правитель­ству временно удалось прекратить операции старых кантонских фирм, торговля перешла лишь в другие руки, к более мелким торговцам, которые были готовы вести ее с каким угод­но риском и любыми средствами. В этих новых, более благоприятных для нее условиях тор­говля опиумом за десять лет — с 1824 по 1834 г. — возросла с 12639 до 21785 ящиков.1834 год, подобно 1800, 1816 и 1824 годам, знаменует собой эпоху в истории торговли опиумом. Ост-Индская компания не только лишилась в этом году своей привилегии на тор­говлю китайским чаем, но и вообще должна была прекратить всякие торговые дела. Вследст­вие этого преобразования Компании из торгового учреждения в чисто административное, торговля с Китаем перешла полностью к частным английским предпринимателям, которые взялись за дело так рьяно, что уже в 1837 г., несмотря на отчаянное сопротивление прави­тельства Небесной империи, в Китай удалось ввезти контрабандным путем 39000 ящиков опиума стоимостью в 25000000 долларов. Здесь обращают на себя внимание два факта: во-первых, начиная с 1816г., на каждом этапе развития экспортной торговли Англии с Китаем непропорционально большая доля неизменно приходилась на контрабандную торговлю опиумом и, во-вторых, одновременно с постепенным исчезновением чисто коммерческой заинтересованности англо-индийского правительства в торговле опиумом возрастала его фискальная заинтересованность в этой недозволенной торговле. В 1837 г. китайское прави­тельство, наконец, оказалось в таком положении, когда необходимо было немедленно при­нять решительные меры. Непрерывный отлив серебра, вызываемый ввозом опиума, начал вносить расстройство как в дела казначейства, так и в денежное обращение Небесной импе­рии. Сюй Най-цзи, один из самых выдающихся государственных деятелей Китая, предложил узаконить торговлю опиумом и извлекать из нее доходы; однако после всестороннего, длив­шегося свыше года обсуждения, в котором приняли участие все высшие сановники империи, китайское правительство пришло к решению, что «ввиду вреда, причиняемого народу этой гнусной торговлей, она не должна быть узаконена». Уже в 1830 г. 25%-ная пошлина принес­ла бы казне доход в 3850000 долларов, в 1837 г. она увеличила бы его вдвое, но «небесный» варвар не пожелал взимать налог, который неизбежно стал бы возрастать в той же пропор­ции, в какой деградировал бы его народ. В 1853 г. нынешний император Сянь-фын, находясь в еще более тяжелых обстоятельствах и полностью сознавая тщетность всех усилий прекра­тить растущий ввоз опиума, все же остался верен непреклонной политике своих предков. За­мечу en passant, что, преследуя потребление опиума как ересь, император предоставил тем самым торговле опиумом все преимущества пропаганды запретного религиозного учения. Чрезвычайные меры китайского правительства в 1837, 1838 и 1839 гг., кульминационным пунктом которых было прибытие в Кантон правительственного комиссара Линя и последо­вавшая по его приказу конфискация и уничтожение контрабандного опиума, послужили по­водом для первой англо-китайской войны, которая в свою очередь привела к восстанию в Китае, к полному истощению императорской казны, к успешному вторжению России с севе­ра и к колоссальному размаху торговли опиумом на юге. Хотя торговля опиумом и запреща­лась договором, которым Англия закончила войну с Китаем, начатую и проведенную в целях защиты этой торговли, однако на деле с 1843 г. она продолжалась совершенно безнаказанно. Общая стоимость ввоза опиума в Китай в 1856 г. оценивается приблизительно в 35000000 долларов, причем в том же самом году англо-индийское правительство получило от опиум­ной монополии доход в 25000000 долларов, то есть ровно шестую часть всего своего госу­дарственного дохода. События, послужившие поводом ко второй опиумной войне, относятся к очень недавнему прошлому и не нуждаются в каких-либо комментариях.В заключение нашего анализа мы не можем не отметить особо одного вопиющего внут­реннего противоречия христианско-ханжеского, спекулирующего цивилизацией британского правительства. В качестве имперского правительства оно делает вид, будто не имеет ничего общего с контрабандной торговлей опиумом, и даже заключает договоры, запрещающие ее. Однако в качестве индийского правительства оно навязывает Бенгалии производство опиума к великому ущербу для производительных сил этой страны; одну часть индийских райятов оно принуждает сеять мак, другую часть соблазняет на это же посредством денежных ссуд. Оно держит в своих руках строгую монополию на все производство этого вредного снадобья, следит с помощью целой армии официальных шпионов за выращиванием мака, за его доставкой в определенные пункты, за его выпариванием и приготовлением опиума применительно к вкусам китайских потребителей, за его упаковкой в тюки, специально приспособленные для удобства контра­банды и, наконец, за его перевозкой в Калькутту, где опиум продается с аукциона на прави­тельственных торгах и государственные чиновники передают его спекулянтам, а те — кон­трабандистам, которые выгружают его в Китае. Ящик, который обходится британскому пра­вительству около 250 рупий, продается на торгах в Калькутте по цене от 1210 до 1600 рупий. Но, не довольствуясь такого рода фактическим сообщничеством, это же самое правительство и по сей день участвует непосредственно в прибылях и убытках купцов и судовладельцев, которые пускаются на рискованную операцию по отравлению целой империи.Индийские финансы британского правительства в действительности поставлены в зави­симость не просто от торговли опиумом с Китаем, но именно от контрабандного характера этой торговли. Если бы китайское правительство узаконило торговлю опиумом и одновре­менно допустило разведение мака в Китае, это означало бы серьезную катастрофу для анг­лоиндийского казначейства. Открыто проповедуя свободную торговлю ядом, британское правительство тайком охраняет монополию его производства. Всякий раз, когда мы внима­тельно присматриваемся к природе британской свободной торговли, мы в основе ее «свобо­ды» почти повсюду видим монополию.Написано К. Марксом 3 сентября 1858 г.Печатается по тексту газетыНапечатано в газете «New-York Daily Tribune»Перевод с английского№ 5438, 25 сентября 1858 г. в качестве передовой

Выбор редакции
12 июня 2016, 09:27

Запретные работы К. Маркса и Ф. Энгельса. Часть 15. Британское правительство и торговля рабами

  • 0

Взято из тома №12.На заседании палаты лордов 17 июня епископ оксфордский поднял вопрос о торговле рабами и подал петицию против этой торговли от имени приходской общины св. Марии на острове Ямайка. У всякого сколько-нибудь беспристрастного человека эти дебаты в палате наверняка создадут впечатление, что теперешнее британское правительство проявило крайнюю сдержанность в данном вопросе и твердо решило избегать малейшего повода для ссоры с Соединенными Штатами. Своим заявлением, которое приводится ниже, лорд Малмсбери совершенно снял вопрос о «праве производить досмотр», когда это касается кораблей, плавающих под американским флагом:«Соединенные Штаты заявляют, что ни при каких обстоятельствах, ни в каких целях, какие бы подозрения ни возникали, ни один корабль, кроме американского, не может подойти борт о борт к судну, идущему под американским флагом; что на капитана корабля, приближающегося к борту такого судна или задерживающего его, падает вся ответственность за последствия этого действия. Я не признавал это положение, сформулированное американским министром иностранных дел, соответствующим международному праву до тех пор, пока оно не было одобрено и утверждено королевскими судебными чиновниками. Но признав его, я со всей возможной строгостью предупредил американское правительство, что если станет известно, что американский флаг прикрывает любое беззаконие, то каждый пират и работорговец будет стараться плавать только под этим флагом; что это покроет позором ныне уважаемый американский флаг; и что вместо того, чтобы поддержать честь страны, американцы, твердо следуя сделанной ими теперь декларации, достигнут как раз обратного результата; наконец, что американский флаг будут проституировать для самых низких целей. Я буду настаивать, как и прежде, на том, чтобы в наш цивилизованный век, когда бесчисленное множество судов бороздит океан, на океанских просторах дежурила полиция; чтобы страны — если это не будет предусмотрено международным правом — сами договорились между собой о порядке выяснения национальной принадлежности каждого судна и об определении его права плавать под флагом той или иной нации. Тон моей речи, мои беседы с американским министром-резидентом здесь, в Англии, и замечания, какие по этому вопросу делает генерал Касс в своей искусно составленной записке, вселяют в меня большую надежду относительно того, что с Соединенными Штатами можно будет договориться о таком соглашении, которое после получения определенных указаний должностными лицами обеих стран даст нам возможность проверять флаги всех стран без риска нанести оскорбление той стране, которой принадлежит то или иное судно».Со скамей оппозиции также не было сделано попыток отстоять право досмотра Великобританией судов Соединенных Штатов, но граф Грей заметил:«Англичане в свое время заключили договоры с Испанией и другими державами с целью предотвратить торговлю рабами. И если у них имелись основательные причины подозревать, что то или иное судно было использовано для этой гнусной торговли и что, вовсе не являясь в действительности американским судном, оно все же воспользовалось для этого американским флагом, — то они имели право подвергнуть данное судно тщательному осмотру и произвести на нем обыск. Но если судно могло представить американские документы — пусть даже оно было битком набито невольниками, — они обязаны были отпустить задержанное судно, предоставив Соединенным Штатам нести позор за эту несправедливую торговлю. Я выражаю надежду и уверенность, что наши крейсеры получат строгие предписания в этом отношении и что все должностные лица, допустившие нарушение этих правил, понесут заслуженное наказание».Далее вопрос вращается исключительно вокруг этого пункта, но даже и этот пункт — а именно, можно или нельзя потребовать представления документов от судов, которые подозреваются в незаконном использовании американского флага, — оказался как бы забытым лордом Малмсбери. Лорд Абердин прямо отрицал возможность возникновения какой бы то ни было полемики из-за подобной практики, так как, мол, английские должностные лица получили инструкции, на основании которых им надлежит действовать в данном случае. Инструкции эти, выработанные д-ром Лашингтоном и сэром Дж. Кокбёрном, своевременно были сообщены-де американскому правительству и одобрены представителем этого правительства г-ном Уэбстером. Поэтому-де, если эти инструкции не подвергались изменениям и если должностные лица действовали в пределах этих инструкций, то «у американского правительства не могло быть никаких оснований для жалоб». На самом же деле общественное мнение, по-видимому, сильно заподозрило Пальмерстона в том, что он пустил в ход один из своих обычных трюков, введя некоторые произвольные изменения в предписания, данные в свое время английским-крейсерам. Известно, что Пальмерстон, хвастаясь своим усердием в борьбе с работорговлей, за одиннадцать лет своего управления министерством иностранных дел, вплоть до 1841 г., нарушая все существующие договоры, касающиеся работорговли, ввел постановления, которые английскими судебными властями были квалифицированы как преступные и которые фактически послужили причиной предания суду одного из исполнителей его предписаний, а одного работорговца поставили под защиту законов Англии против своего же собственного правительства. Пальмерстон избрал для себя работорговлю в качестве поля битвы и превратил ее в простое орудие для провокации ссор между Англией и другими странами. Перед своим уходом в 1841 г. он дал такие инструкции, которые, по словам сэра Роберта Пиля, «должны были привести к столкновению с Соединенными Штатами, если бы их вовремя не отменили». Сам Пальмерстон говорил, что он приказал морским офицерам «не слишком уважать международное право». Лорд Малмсбери намекал, правда крайне сдержанно, что «послав британскую эскадру в кубинские воды, вместо того чтобы оставить ее у берегов Африки», Пальмерстон снял ее с того места, где до начала войны с Россией ей почти удалось ликвидировать работорговлю, и направил ее в такое место, где она могла лишь послужить поводом к ссоре с Соединенными Штатами. А бывший посол при санкт-петербургском дворе лорд Вудхаус, ставленник Пальмерстона, соглашаясь с этим высказыванием, заметил:«Неважно, какие инструкции были даны; если правительство отдало приказ, согласно которому значительное количество английских судов было отправлено в американские воды, — это рано или поздно должно было привести к недоразумениям между нами и Соединенными Штатами».Однако каковы бы ни были тайные планы Пальмерстона, ясно, что правительство тори расстроило их в текущем 1858 г. так же, как оно сделало это в 1842 г., и что крики о войне, так громко раздававшиеся в конгрессе и подхваченные печатью, превратились в «много шуму из ничего».Что же касается самого вопроса о работорговле, то епископ оксфордский, а также лорд Брум разоблачили Испанию как страну, представляющую основной очаг этой гнусной торговли. Оба они призывали британское правительство всеми имеющимися в его распоряжении средствами заставить Испанию придерживаться политики, которая была бы совместима с существующими договорами. Еще в 1814 г. между Великобританией и Испанией был заключен общий договор, и уже в этом договоре Испания недвусмысленно осуждала работорговлю. В 1817 г. был заключен особый договор, согласно которому Испания обязалась с 1820 г. запретить своим подданным работорговлю, и в качестве компенсации за убытки, которые могли понести ее подданные при осуществлении этого договора, она получила денежное возмещение в 400000 фунтов стерлингов. Деньги положили в карман, но обязательства не выполнили. В 1835 г. был заключен новый договор, по которому Испания формально обязалась ввести достаточно суровый уголовный закон с тем, чтобы сделать невозможным для своих подданных продолжение работорговли. Но снова произошла оттяжка, снова в точности последовали испанской поговорке: «A la manana» [ «Отложим до завтра». Ред.]. Этот уголовный закон был введен лишь десять лет спустя, но по какой-то странной причине в нем оказалась опущена основная статья, за которую боролась Англия, а именно, приравнение работорговли к пиратству. Словом, ничего не было сделано; зато генерал-капитан Кубы, министр внутренних дел, камарилья и, если верить слухам, даже члены королевской фамилии нажились на этом деле, взимая в свою пользу налог с работорговцев и продавая лицензию на право торговли человеческим мясом и кровью за столько-то дублонов [испанская золотая монета. Ред.] с головы.«Испания», — говорил епископ оксфордский, — «не может оправдываться том, что эта торговля является системой, которую испанское правительство не в состоянии отменить, так как оно недостаточно сильно. Ведь генерал Вальдес доказал, что такая отговорка не может казаться сколько-нибудь правдоподобной. Прибыв на остров, он созвал наиболее известных работорговцев, дал им шесть месяцев сроку для окончания всех сделок по торговле рабами и заявил им о своем намерении добиться того, чтобы к моменту истечения указанного срока работорговля была прекращена. И что же? В 1840 г., то есть за год до того, как генерал Вальдес стал управлять островом, на Кубу с берегов Африки прибыло 56 кораблей с невольниками; в 1842 г., когда генерал Вальдес был генерал-капитаном, их прибыло только 3. В 1840 г. на остров было перевезено не менее 14470 рабов; в 1842 г. — 3100».Что же Англия должна предпринять в отношении Испании? Снова протестовать, увеличить количество своих депеш, возобновить свои переговоры? Сам лорд Малмсбери признает, что документами, какими бесцельно обменялись оба правительства, можно было бы покрыть все водное пространство от берегов Испании до Кубы. Или, быть может, Англия должна настаивать на своих требованиях, санкционированных таким множеством договоров? Но здесь-то и начинаются главные затруднения. На сцену выступает зловещая фигура «августейшего союзника», ныне признанного ангела-хранителя работорговли. Третий Бонапарт, покровитель рабства во всех его видах, запрещает Англии действовать согласно ее убеждениям и соответственно ее договорам. Как известно, лорда Малмсбери сильно подозревали в том, что он находился в противозаконной близости с героем Сатори. Однако это не помешало лорду Малмсбери в самых откровенных выражениях разоблачить Бонапарта как известного во всей Европе работорговца, как человека, который возродил эту позорную торговлю в ее наиболее подлой форме — под предлогом «добровольной эмиграции» чернокожих во французские колонии. Граф Грей дополнил это разоблачение, заявив, что «войны в Африке были предприняты с целью получить пленников и продать их затем агентам французского правительства». Граф Кларендон добавил, что «как Испания, так и Франция соперничают на африканском рынке, предлагая определенную цену за человека; и нет ни малейшей разницы в обращении с этими неграми, независимо от того, везут ли их на Кубу или во французскую колонию».Вот в каком завидном положении находится теперь Англия после того, как она оказала этому человеку помощь в разгроме республики. Вторая республика, как и Первая, уничтожила рабство. Бонапарт, который достиг власти исключительно потому, что он раболепствовал перед самыми низкими людскими страстями, может удерживать эту власть только тем, что постоянно покупает себе все новых и новых сообщников. Таким путем он не только восстановил рабство вообще, но возобновлением работорговли подкупил плантаторов. Все, что унижает совесть нации, для него является новым залогом власти. Самым верным средством закабаления Франции было бы превращение ее в страну, торгующую рабами. А ведь эта же самая Франция некогда имела достаточно мужества, чтобы бросить в лицо всему миру клич: Долой колонии и да здравствуют принципы! Бонапарт достиг, по крайней мере, одного: работорговля стала лозунгом борьбы между приверженцами Империи и республиканцами. Если сегодня Французская республика будет восстановлена, то завтра же Испания будет вынуждена прекратить эту позорную торговлю.Написано К. Марксом 18 июня 1858 г.Напечатано в газете «New-York Daily Tribune» № 5366, 2 июля 1858 г.Печатается по тексту газетыПеревод с английскогоНа русском языке публикуется впервые

Выбор редакции
11 июня 2016, 09:52

Запретные работы К. Маркса и Ф. Энгельса. Часть 14. Британская конституция

  • 0

Статья из тома №11.Лондон, 2 марта. В то время как британская конституция во всех ее звеньях терпела провал всюду, где война подвергала ее испытанию, внутри страны обанкротилось коалиционное министерство, самое конституционное из всех, какие знала английская история. 40000 британских солдат пали на берегах Черного моря жертвой британской конституции! Офицерский корпус, генеральный штаб, интендантство, медицинское ведомство, транспортная служба, адмиралтейство, верховное командование, артиллерийское управление, армия и флот— все они обанкротились, сами подорвали свой престиж в глазах всего света. Но все при этом находили удовлетворение в сознании, что они лишь выполнили долг перед британской конституцией! Газета «Times» была ближе к истине, чем сама полагала, когда писала по поводу этого всеобщего банкротства, что «сама британская конституция стоит перед судом»! Конституция предстала перед судом и была признана виновной.Но что представляет собой эта британская конституция? Заключается ли ее суть в представительных учреждениях и в ограничении исполнительной власти? Эти черты не отличают ее ни от конституции Соединенных Штатов Северной Америки, ни от уставов бесчисленных английских акционерных компаний, которые «знают свое дело». Британская конституция является в действительности лишь стародавним, пережившим себя, устаревшим компромиссом между неофициально, но фактически господствующей со всех решающих сферах буржуазного общества буржуазией и официально правящей земельной аристократией. Первоначально после «славной» революции 1688 г. в компромисс была включена только одна фракция буржуазии — финансовая аристократия. Билль о реформе 1831 г. включил и другую фракцию — магнатов промышленной буржуазии — «millocracy» — как их называют англичане. История законодательства с 1831 г. представляет собой историю уступок, сделанных промышленной буржуазии, начиная с нового закона о бедных до отмены хлебных законов и начиная с отмены хлебных законов до введения налога на наследование земельной собственности.Если буржуазия — собственно только высший слой буржуазии — была в общем признана господствующим классом и в политическом отношении, то это было сделано лишь на том условии, что все действительное управление во всех его звеньях, даже исполнительные функции законодательной власти, то есть практическое законодательство в обеих палатах парламента, оставалось в руках земельной аристократии. Буржуазия в 1830-х годах предпочла возобновление компромисса с земельной аристократией компромиссу с массой английского парода. И вот аристократия, хотя и подчинилась известным принципам, выставленным буржуазией, но неограниченно господствует в кабинете министров, в парламенте, в государственном управлении, в армии и флоте; эта аристократия, составляющая в известной степени важнейшую часть британской конституции, вынуждена теперь подписать свой собственный смертный приговор и перед лицом всего света признать себя неспособной дальше управлять Англией. Какие только попытки не предпринимаются, чтобы гальванизировать ее труп! Одно министерство за другим образуется лишь для того, чтобы объявить о своем роспуске после нескольких недель пребывания у власти. Кризис становится непрерывным, правительство — лишь временным явлением. Всякая политическая деятельность приостановлена, и каждый сознает, что он претендует лишь на то, чтобы смазать политическую машину и не дать ей совсем остановиться. Палата общин уже не узнает себя в тех министерствах, которые сама создала по своему-образу и подобию.В этой обстановке всеобщей беспомощности приходится не только вести войну, но и бороться с противником куда более грозным, чем царь Николай. Этим противником является торгово-промышленный кризис, который, начиная с сентября прошлого года, с каждым днем усиливается и становится всеобщим. Его железная рука сразу зажала рот тем пошлым апостолам свободы торговли, которые в течение ряда лет проповедовали, что после отмены хлебных законов переполнение рынков товарами и социальные кризисы навсегда ушли в область предания. Но переполнение рынков стало ныне фактом, и никто так громко не кричит о недостаточной предусмотрительности фабрикантов, не сокративших-де производства, как те же самые экономисты, которые всего лишь пять месяцев тому назад твердили с догматической непогрешимостью, что перепроизводства никогда больше не будет.В хронической форме болезнь обнаружилась уже во время забастовки в Престоне. Вскоре после этого переполнение американского рынка вызвало кризис в Соединенных Штатах. Индия и Китай, хотя и были завалены товарами, продолжали играть роль отводных каналов перепроизводства так же, как Калифорния и Австралия. Английские фабриканты, не имея больше возможности сбыть свои товары на внутреннем рынке без снижения цен, стали прибегать к опасному средству — к отправке товаров на консигнацию в другие страны, особенно в Индию, Китай, Австралию и Калифорнию. Этот прием позволял им избегать в течение некоторого времени тех затруднений, которые возникли бы для торговли, если бы все товары были сразу выброшены на внутренний рынок. Однако, как только экспортируемые товары были доставлены по назначению, они тотчас же повлияли на цены на рынках соответствующих стран, и к концу сентября последствия этого начали ощущаться и здесь, в Англии.Тогда хроническая форма кризиса сменилась острой. Первыми предприятиями, которые потерпели крах, оказались ситценабивные фабрики — в том числе старинные фирмы Манчестера и его окрестностей. За ними наступила очередь судовладельцев и купцов, ведущих торговлю с Австралией и Калифорнией, затем торговых домов, ведущих торговлю с Китаем и, наконец, с Индией. Очередь дошла до всех; большинство из них несли крупные убытки, многие вынуждены были приостановить дела, и ни для одной из этих отраслей торговли опасность еще не миновала. Напротив, эта опасность еще больше увеличивается. Владельцы шелковых фабрик также оказались задетыми кризисом; производство шелка в настоящее время свелось почти к нулю, и в центрах этого производства царит величайшая нужда. Затем наступила очередь фабрикантов хлопчатобумажной пряжи и тканей. Некоторые из них уже не выдержали и еще большее число обречено на ту же участь. Как мы уже отмечали, тонкопрядильные фабрики перешли на неполную рабочую неделю, и к такой же мере скоро вынуждены будут прибегнуть владельцы фабрик, производящих грубую пряжу. Часть этих предприятий уже теперь работает лишь несколько дней в неделю. Долго ли они смогут так продержаться?Еще несколько месяцев — и кризис в фабричных районах достигнет размеров кризиса 1842 г., если не больших. Но как только рабочий класс в полной мере почувствует на себе его влияние, начнется вновь то политическое движение, которое среди этого класса в той или иной мере дремало в течение последних шести лет и сохраняло лишь кадры для новой агитации. Конфликт между промышленным пролетариатом и буржуазией снова начнется в тот самый момент, когда конфликт между буржуазией и аристократией достигнет своей высшей точки. Маска, скрывавшая до сих пор от заграницы истинные черты политической физиономии Великобритании, будет, наконец, сорвана. И только тот, кто не знает, какими богатейшими людскими и материальными ресурсами обладает эта страна, может сомневаться в том, что она выйдет победоносной и обновленной из надвигающегося большого кризиса.Написано К. Марксом 2 марта 1855 г.Напечатано в «Neue Oder-Zeitung» № 109, 6 марта 1855 г.Печатается по тексту газетыПеревод с немецкого