Источник
То, что время пощадило, то, что память сберегла :: LiveInternet
Выбор редакции
23 февраля, 05:36

Необычайная история об изобретении воздушного шара, о великом ученом Монгольфье, о шелковой юбке и горящей жаровне

  • 0

Bo4kaMeda 01 Владычина, Галина. Необычайная история об изобретении воздушного шара, о великом ученом Монгольфье, о шелковой юбке и горящей жаровне. Рисунки Бориса Земенкова. М., Молодая гвардия, 1927. 8 с. с ил. Тираж 7000 экз. В цв. издательской литографированной обложке. 29 х 23 см. Чрезвычайная редкость 02 С некоторыми работами «Общества станковистов» перекликаются иллюстративные циклы Б. Земенкова. Этот тонкий и остроумный художник был человеком разносторонних дарований; одно время он примыкал к немногочисленной группе литераторов-экпрессионистов, а позднее получил известность как авторитетный москвовед, умевший воскрешать в своих книгах, рисунках, устных рассказах облик давно исчезнувших домов и улиц. Впрочем, как свидетельствуют современники, к его рассказам следовало относиться осторожно—обожавший всевозможные мистификации Земенков принадлежал к числу самых колоритных московских чудаков и оригиналов. Одна из его бесспорных удач в книжной графике — оформление «Необычайной истории об изобретении воздушного шара...» Галины Владычиной (1927). 03 04 Авторы использовали подлинную фамилию французских естествоиспытателей XVIII в. братьев Жозефа и Этьена Монгольфье, но фигуры прототипов слились в единый откровенно гротескный образ главного героя—чудака-изобретателя в камзоле и накрахмаленном парике, постоянно курящего огромную трубку. Поэт и иллюстратор не стремились достоверно воссоздать историю важного технического открытия, объяснить его физическую природу. Им было гораздо важнее показать, насколько наивно выглядит это открытие сегодня. Даже в пределах одного разворота Земенков использовал разные стилистики: Монгольфье изображен в карикатурной, но по-своему изысканной манере, обстановка его лаборатории воспроизводится с реалистической основательностью, дома и любопытные прохожие словно нарисованы ребенком, недавно научившимся держать в руках карандаш. Наборный шрифт постоянно чередуется с рукописным. Но этот сознательный эклектизм не мешает восприятию книги, усиливает ее комический эффект. На обложке название стихотворения написано прямо на облаках, а композиция последней страницы построена на контрастном сопоставлении изящных летательных аппаратов и неуклюжих, скособоченных домов. 05 06 07 08 09 10 Земенков, Борис Сергеевич (1903, Москва — 1963, Абрамцево Московской области), художник, поэт, москвовед. Родился на Плющихе, с 1907 родители Земенкова снимали квартиру в 1-м Переяславском переулке, затем у Красных ворот, на углу Орликова переулка (Доходный дом Афремова). В дальнейшем Земенков жил в Большом Козловском переулке. В 1918—21 учился в МУЖВЗ (Вхутемасе). В 1919 участвовал на стороне Красной Армии в боях на Восточном фронте; в 1920 издал книгу стихов «Стеарин с проседью. Военные стихи экспрессиониста», вошёл в группу экспрессионистов, но вскоре вышел из неё. Посещал вечера в литературном кафе «Домино», «Стойло Пегаса», позднее изобразил их в серии «акварелей-воспоминаний», был знаком с Н. Н. Асеевым, С. А. Есениным, В. В. Маяковским, С. Спасским и др. Вскоре перешёл из группы экспрессионистов в скандальную литературную группу ничевоков ( С. Мар, Р. Рок, О. Эрберг и др. ), провозгласившую лозунг: " В поэзии ничего нет; только - Ничевоки ". Одно из четырёх самых значительных последних модернистских объединений 20-х годов – ничевоки. Эта литературная группа числилась одной из самых скандальных, превзойдя в этом плане даже имажинистов и ранних кубофутуристов. Она сложилась в Москве в начале 1920 года и окончательно оформилась в августе того же года при Союзе поэтов в Ростове-на-Дону. Членами группы ничевоков были Рюрик Рок (Р.Ю.Геринг), Сергей Садиков, Борис Земенков, Аэций Ранов, Лазарь Сухаребский, Елена Николаева, Денис Уманский, Сусанна Мар (Чалхушьян) и Константин Эрберг. С ничевоками были связаны и сотрудничали ростовский поэт Владимир Филов и представитель тифлисского издательства "Хобо" в Москве Мовсес Агабабов. Участник многих международных выставок и выставок советского искусства за рубежом: в Токио (1927), Винтертуре (1929), Данциге (1930), Париже (1931, 1937), Лионе (1932). Провел персональные выставки в Москве и Ленинграде (1941). Творчество представлено в ряде музейных собраний, в том числе в ГТГ, Государственном литературном музее, Музее истории Москвы и других. Жена — Владычина, Галина Леонидовна (1900—1970), поэтесса Серебряного века, писательница, драматург, киносценарист. pudl.princeton.edu raruss.ru .

Выбор редакции
23 февраля, 05:34

1817 Волшебный фонарь, или Зрелище С.-Петербургских расхожих продавцов

  • 0

Bo4kaMeda Волшебный фонарь,или Зрелище С.Петербургских расхожих продавцов, мастеров и других простонародных промышленников, изображённых верною кистию в настоящем их наряде и представленных разговаривающими друг с другом, соответственно каждому лицу и званию. Ежемесячное издание на 1817 год. №№ 1-12. Санкт-Петербург, в типографии В. Плавильщикова, 1817. [ №№ 11 и 12 вышли в 1818]. 187 с., 1 л. цветной фронтиспис, 40 л. цветных иллюстраций, 1 л. - не крашенный. Всего 42 иллюстрации. В одном шагреневом переплёте. Переплёт в стиле подносных экземпляров середины XIX века. Фронтиспис - литография, иллюстрации - гравюры - офорты на меди, крашенные акварелью тогда же. 25,9 x 20 см. Издание выходило тетрадками с текстом П. П.Вяземского и с приложением на отдельных листах картинок, изображающих народные типы. Первый номер «Фонаря» вышел в январе 1817 года, а последний номер цензурован 11 января 1818 года. Подписная цена без пересылки была назначена на веленевой бумаге 45 рублей, на Любской – 30 рублей! Так что экземпляры разнятся и по качеству бумаги. Заглавие и текст на русском, французском и немецком языках. Издание украшено 42 картинками, из которых 41 гравированы офортом на меди, почти без теней, а одна «Масленица – народный праздник на Невском» литографирована. Были также экземпляры с чёрно-белыми рисунками. Как пишет Н. В. Соловьёв в своём знаменитом 105 каталоге: «Чрезвычайно редкое издание, особенно, в комплектном (42 илл.) и хорошем виде. Содержит в себе кроме 40 раскрашенных гравюр еще добавочную гравюру «Горы» и знаменитую «Масленицу», первую русскую литографию, как об этом упоминается в Предисловии к изданию. Лист этот почти всегда отсутствует и представляет собой большую редкость». На самом деле первая русская литография «Всадники» А. Орловского появилась в марте 1816 года. Цель издания изложена в Предисловии: «Мы ограничиваемся характеристическим описанием Рускаго простаго народа, во всей его оригинальной простоте нравов и самаго наречия. В сем издании - как бы в волшебном фонаре - увидят почтенные читатели искусно выгравированныя и раскрашенныя фигуры разных лиц, занимающихся в городе разными промыслами, представленныя в настоящем их наряде, разговаривающими друг с другом, сходно с естественным их положением. Разговор их займет с приятностию досужные часы утружденнаго делами общественными; а изображение лиц остановит взор любопытнаго, и доставит ему удовольствие видеть хорошую картинку». Величайшая антикварная книжная редкость, особенно, крашенный экземпляр! В мировой истории книгоиздательства есть термин «Крики Парижа» («cris de Paris»). Первоначально это громкая реклама парижских торговцев. Этим крикам придавалась ритмическая стихотворная форма; каждый определенный «крик» – это четверостишие, посвященное предложению и восхвалению одного определенного товара. Первый сборник «криков Парижа», составленный Гильомом де Вильнев, относится к XIII веку. На протяжение веков издания менялись и в конечном счете превратились в издания с рисунками, повествующими о ремесленниках города. Схема простая: рисунок и небольшой рассказ к нему. Первая подобная книга о Санкт-Петербурге вышла в 1792 году Изображения санкт-петербургских разносчиков, выгравированные на меди, и объяснение фигур. Издание состояло из трех тетрадей по 6 листов. Гравюры были исполнены в технике акватинты, некоторые выпуски раскрашены акварелью. Её создателями были Х. Г. Гейслер и Х. Г. Шенберг. Об этом издании я ранее рассказывал. Но по настоящему первым российским изданием, без привлечения художников со стороны, явилось «Волшебный фонарь, или Зрелище…» (1817–18). Название не случайно, волшебный фонарь — это прибор с помощью которого изображение предмета в красках проецировалось на специальный экран. Как пишет в предисловие сам составитель «В сем издании — как бы в волшебном фонаре — увидят почтенные читатели искусно выгравированные и раскрашенные фигуры разных лиц, занимающихся в городе разными промыслами, представленные в настоящем их наряде, разговаривающими друг с другом, сходно с естественным их положением». Гравированные картинки, «спроецированные» на его страницы, изображали уличные сценки, в которых участвовали разные ремесленники, всё в лучших традициях жанра. Но в отличие от европейских появляются нетипичные фигуры, как например: «Разнощик с книгами и сочинитель». Иллюминированные акварелью контурные гравюры сопровождали подписи на русском, французском и немецком языках. Мне кажется, это первый пример иллюминированных иллюстраций для достаточно массового издания. Если верить предисловию, помещенном в первом номере, то именно здесь опубликована первая русская литография. Предисловие целиком я приведу в конце заметки. Разнощица календарей и журналов Молошница и прачка «Волшебный фонарь» (лат. Laterna magica; магический фонарь, фантаскоп, skioptikon, lampascope, туманные картины и др.) — аппарат для проекции изображений, изобретённый, вероятно, в середине XVII века профессором математики Афанасием Кирхером и очень распространённый в XVII—XX вв., XIX в. — в повсеместном обиходе. До сих пор точно неизвестно, кто, именно, изобрел "Волшебный фонарь". Является значимым этапом в истории развития кинематографа. Изобретение «волшебного фонаря» приписывается и голландскому учёному Христиану Гюйгенсу; датский математик Thomas Walgensten впервые ввёл в обиход термин Laterna magica и стал главным популяризатором аппарата, путешествуя с показами по городам Европы. Изначально волшебный фонарь служил для развлечения принцев и дворян. Однако вскоре он стал очень популярен среди простого населения. В раннем периоде использования фонаря устроители представлений скрывали фонарь от глаз зрителей. Образы проецировались на клубы дыма, стены или экраны и имели небольшой формат, из-за слабых источников света. Часто демонстраторы использовали так называемые «оптические ящики» на колесах. Конфетчик и парикмахерский ученик Масленица на Неве Их стены были сделаны из прозрачной материи на которой и показывали картинки. Маленькая машина, которая показывает в темноте на белой стене различные призраки и страшные чудовища; таким образом, тот, кто не знает секрета, думает, что это делается с помощью магического искусства. Скрывая фонарь и проецируя образы на клубы дыма, демонстраторы добивались эффекта присутствия в затемнёном зале светящихся фантасмагорий (от греч. φάντασμα — призрак и ἀγορεύω — публично выступаю), что вызывало приступ страха у тогдашних зрителей и дало аппарату имя «фонарь ужаса». Этому способствовало использование волшебных фонарей иезуитами в религиозных целях, показывая верующим ужасы преисподней. На этом фоне в январе 1817 года в Санкт-Петербурге появился журнал «Волшебный фонарь». Гравированные картинки, «спроецированные» на его страницы, изображали уличные сценки, в которых участвовали разносчики, дворники, маляры, водовозы, трубочисты... Торговка и Еврей. Гребеншцик и девка Так называемые «крики». Иллюминированные акварелью офорты сопровождали подписи на русском, французском и немецком языках. Как анонсировалось в предисловии к первому выпуску, издатели ставили перед собой задачу дать «характеристическое описание русского простого народа во всей его оригинальной простоте нравов и самого наречия». Если для Англии, Франции или Германии жанровые альбомы в ту пору уже не были редкостью, то в России «Волшебный фонарь» стал первым в своём роде, а потому традиционно воспринимается как своеобразная веха в истории российского книгопечатания. Несмотря на обильную литературу, посвящённую изданию, с абсолютной достоверностью можно назвать лишь имена его типографа - В А Плавильщикова и цензора - И.О. Тимковского. Известен также автор литографированного фронтисписа первой тетради «Русский народный праздник под Невским» - урождённый москвич, выпускник Венской академии, известный художник-портретист, гравёр и литограф К. К. Гампельн. Будучи глухонемым от рождения, что обычно указывал в подписи («Sourd-muet»), он как раз с 1817 года начал преподавать рисование и гравирование в Петербургском училище глухонемых. И хотя его литография, помещённая в «Волшебном фонаре», вовсе не «первая в России», как указывается в предисловии, это не снижает ценности «Народного праздника под Невским» - одной из ранних жанровых многофигурных русских литографий. Что касается авторства других изображений и текстов к ним, то этот вопрос до сих пор вызывает споры специалистов. Авторами офортов чаще всего называют А. Г. Венецианова и гораздо менее именитого, но всё же ставшего впоследствии академиком живописи Капитана Алексеевича Зеленцова, известного своим подражательством Венецианову. Шарлатан и школьник Купец покупает орехи Девочка покупает варенные груши Господин и извощик Квасник и сбитенщик Разнощик с цветами и госпожа Повар покупает сосиски Матрос и лакей Торговка и щеголек Рыбак и разнощик дичи Моляр и щекотур Почталион и градской страж Водовоз Дворник и трубочист Разнощик бюстов Разнощик с карзинами Разнощик ваксы Кормилица и разнощик Хлебник Пирожник Модная торговка и бухарец Стекольщик и конопатчик. Разнощик сапогов и башмаков Чухонец продает масло Разнощик с книгами и сочинитель Предисловие Предисловие ПРЕДИСЛОВИЕ. Предлагаем почтеннейшей Публике для приятного чтения и для услаждения любопытного взора Журнал совершенно в новом роде. — Много периодических изданий посвящено Словесности, Политике и даже Моде. Чаятельно, доставят удовольствие любопытным и обещанные Изображения заморских нарядов, экипажей и мебелей в последнем вкусе. — Мы ограничиваемся характеристическим описанием русского простого народа, во всей его оригинальной простоте нравов и самого наречия. В сем издании — как бы в волшебном фонаре — увидят почтенные читатели искусно выгравированные и раскрашенные фигуры разных лиц, занимающихся в городе разными промыслами, представленные в настоящем их наряде, разговаривающими друг с другом, сходно с естественным их положением. Разговор их займет с приятностию досужные часы утружденного делами общественными; а изображение лиц остановить взор любопытного, и доставит ему удовольствие видеть хорошую картинку. Для Иноземцев, желающих иметь понятие как о роде промыслов городских, так и о самых промышленникax, относительно внешнего их вида и нравственного характера, присовокупляем перевод русских разговоров на французский и немецкий языки. В заглавии вместо виньета изображен Русский народный праздник под Невским, рисованный и отпечатанный на камне, по новому изобретению, называемому Lithographie. Сие полезное для художества, новое в XIX веке изобретение, еще первое в сем Издании в России является в свете. Алексей Гаврилович Венецианов (7 [18] февраля 1780, Москва — 4 [16] декабря 1847, село Поддубье Тверской губернии) — русский живописец, мастер жанровых сцен из крестьянской жизни, педагог, член Петербургской академии художеств, основатель так называемой венециановской школы. Венецианов, Алексей Гаврилович (1780 - 1847). Живописец, гравер и литограф, мастер жанровых сцен, карикатурист, преподаватель. Живописью и рисованием занимался самостоятельно. С 1807 г. жил в Петербурге, учился у В. Л. Боровиковского. Почетный вольный общник ИАХ (1810 Г.), с 1811 г. - академик. Член ОПХ, при содействии кн. П.П. Вяземского завел художественную школу. С 1830 т. - придворный живописец Императора Николая I. Искусствоведы не исключают, что в этом случае мастер и его последователь оказались в положении соавторов. Если же говорить о тексте, то в разное время он приписывался П. А. Вяземскому, Н. И. Гречу, Ф. Н. Глинке, а также скромному переводчику при Императорском вольном экономическом обществе Павлу Ильичу Петрову. Об этом пишет И.М. Остроглазов в своих «Книжных редкостях». Так что «связка» Венецианов – Вяземский, всё-таки предпочтительнее. «Волшебный фонарь» выходил ежемесячно по три изображения с текстами в каждой тетради. Номера 11 и 12 немного задержались и появились только в январе 1818 года. На этом издание своё существование закончило. Его полный комплект редок сам по себе, а раскрашенные экземпляры, как отмечает в своей монографии В. А. Верещагин, попадаются значительно реже и ценятся значительно дороже. Портрет молодого Гоголя от Алексея Венецианова. Петров, Павел Ильич — писатель и переводчик; в 1822 г. в чине надворного советника он был переводчиком при Императорском Вольно-Экономическом Обществе, в 1825 г. занимал ту же должность и был коллежским советником. П. напечатал несколько переводов в «Новых Ежемесячных Сочинениях» 1792 года (ч. LXXI: «Ардостан», перев. с фр.), 1793 г. (ч. LXXXVIII: «Речь Аннибала к П. Сципиону о мире», перев. с латинского) и 1795 г. (ч. СIII: «О врачебном употреблении верховой езды», перев. с немецкого) и в издававшемся в Москве В. С. Подшиваловым «Чтении для вкуса, разума и чувствований» 1792 года (ч. V: «Макандаль Нигритянин», перев. с немецкого, и ч. VII: «Землетрясение в Лиссабоне», перев. с немецкого). raruss.ru aldusku.livejournal.com .

Выбор редакции
23 февраля, 05:32

Иван Пуни

  • 0

Bo4kaMeda Жан Пуни (Jean Pougny) - художник-авангардист - Автопортрет Иван Пуни (1892?), представитель русского авангарда XX века, известен в России гораздо меньше, чем Малевич, Ларионов, Попова, Кандинский, Гончарова и другие художники-авангардисты, с которыми он был дружен и которые тусовались в его петербургской квартире в доходном доме отца. «…Это была петербургская разновидность дома Экстер, только богемнее. У Пуни бывали … все: Хлебников, Маяковский, Бурлюк, Матюшин, Северянин. Остроумная, полная энергии, внешне обаятельная Ксана Пуни очень скоро сумела оказаться центром, к которому тяготели влачившие довольно неуютное существование будетляне.…». Но, эмигрировав в конце 1919 года, сначала в Германию, а потом перебравшись во Францию, Иван Пуни окончательно отказался от прежнего авангардного стиля, написав в 1923 году книгу «Современная живопись». В ней он пересматривает свое отношение к авангарду и резко критикует всё, чему поклонялся больше десяти лет, что активно продвигал финансами и организаторской деятельностью. 1921 Универсальный музыкант Во многом благодаря ему прошла первая выставка художников-авангардистов («Трамвай В») и легендарная последняя выставка художников-авангардистов («Ноль десять»), на которой Казимир Малевич впервые выставил свой «Черный квадрат». Именно там Малевич раздавал свой «Манифест супрематизма», написанный совместно с женой Пуни Ксенией Богуславской, а сам Иван Альбертович раздавал листовки о беспредметной живописи. Но с момента выхода книги "Современная живопись", Пуни практически перестает писать кубофутуристические работы, сведя на нет игру угловатых деталей, называя ее «беспредметным конструированием». На смену авангарду приходят пейзажи и натюрморты, с налетом легкой иронии. Заграница оказалась к Ивану Пуни вполне благосклонна. Только первые годы, особенно берлинский период, где он еще по инерции писал авангардные картины, были трудными. Не хватало заказов, не было денег на рамы для картин, приходилось едва-едва сводить концы с концами. Jean Pougny 1894-1956 (Russian) La fenêtre ouverte, Côte d'Azur, 1926-27 gouache on paper 50 х 34 cm Но после переезда в 1924 году во Францию и разворота от авангарда к фигуративной живописи и импрессионизму, его адаптация к новой жизни пошла вполне успешно. Иван Пуни становится Жаном Пуни, в 1946 году, после двадцати лет проживания во Франции, он получает долгожданное французское гражданство, его награждают орденом Почетного легиона,наконец, он становится офицером ордена. Художник с успехом начал выставляться во многих европейских и американских музеях. Его картины раскупались и пользовались большим успехом, за каждую давали по 350-400 франков. Только во Франции у Пуни прошло девять персональных выставок, и несколько десятков групповых. В биографических очерках об Иване Пуни утверждается, что тридцать лет французской эмиграции были для него самыми плодотворными, особенно если успех измерять количеством картин, число которых превышает 1200. Французская энциклопедия относят художника к числу младших импрессионистом, а его фигуративно-импрессионистический стиль сравнивают со стилем Боннара и Вюйяра. Jean Pougny 1894-1956 (Russian) Still life with basket and a bow, 1925 Французская пресса так и называла Ивана Пуни - «русский Вюйяр». С Вюйяром художника роднит изысканность, легкость и нежность тонов, в которых он передает впечатления от парижских улочек и скверов, от пляжей и приморских деревушек, от интимных домашних интерьеров. Приятные и ласковые, лишенные резкости тонов они создают поэтичную, слегка завуалированную реальность, больше похожую на туманные грёзы. Но историки искусства единодушно признают: картины именно русского периода - лучшие из всего, созданного художником. Именно они делают его фигурой, значимой для современной живописи. Наверное, и сам художник чувствовал какое-то неудобство от своей популярности, постоянно прячась в мастерской, что находилась недалеко от женского монастыря. Прятался, как прячется улитка в свою раковину. Будучи застенчивым и кротким, он всегда сторонился шумных компаний, предпочитая уединение всему остальному. Иван Пуни. Король. Эскиз театрального костюма. 1921-22 гг. Мастерская Пуни – это музей наоборот... Вещи, оставшиеся на своих местах... Серые и белые фотографии, холсты, портреты на стенах – всё несёт на себе цвета Пуни – цвета радостного взгляда на мир, смешанные с удивлением перед тайнами жизни... Жак Превер. Поэма «Мастерская» С французским паспортом и гражданством, художник оставался русским по духу, скучая по России и чувствуя себя к концу жизни совершенно одиноким. Отсюда во многих картинах парижского периода печальная созерцательность. В своем маленьком убежище, в мастерской, где он провёл сорок лет, художник и умер 28 декабря пятьдесят шестого года. Русская рулетка 1912-1914 Посмертная жизнь Ивана Пуни полностью обязана его жене Ксении Леонидовне Богуславской, оставившей свои занятия живописью ради того, чтобы сохранить память о муже. Последние пятнадцать лет она полностью посвятила изданию каталога-монографии о Пуни. Для этого Ксения Леонидовна вынуждена была продать несколько картин художника швейцарскому торговцу хлопком Бернингеру. Бернингер, в свою очередь, так увлекся авангардом и творчеством Пуни, что превратился в страстного коллекционера. Совместными усилиями они выпустили отличный двухтомный каталог-монографию о художнике. Кроме того, Ксения Леонидовна, чтобы увековечить имя мужа, передала в 1964 году 66 картин, раньше экспонировавшиеся в музее Оранжери, Лувру. Позднее, часть картин она передала в Музей современного искусства Парижа, а документы и гравюры – в Национальную библиотеку. Фрак 1917 Интерес к художнику возник только в семидесятые годы, когда вообще появился интерес к русскому авангарду. Тогда же стали появляться монографии и статьи об Иване Пуни, которых сегодня насчитывается несколько сот. * * * Родился Иван Пуни в Куоккале 1892 году, по другим источникам – в 1894. Родился в английско-итальянской семье, известной как семья музыкантов: дед писал музыку к балетам Мариинского театра, отец – играл в том же театре на виолончели. Кроме того, он владел на Петроградской стороне доходным домом. Отец хотел видеть сына то архитектором, то офицером, отдав в конечном итоге мальчика учиться в военное училище. В эти годы параллельно с учебой в училище Иван берет уроки рисования у разных преподавателей, в том числе и у Репина, жившего недалеко от дома Пуни-отца. Иван Пуни Пейзаж с домом. 1912 По окончании училища, Иван открывает свою мастерскую в доходном доме отца, а через год выпрашивает у него небольшую сумму, чтобы отправиться учиться живописи в разных «академиях» Парижа. Но лето он неизменно проводит в родных пенатах, где пишет пейзажи и портреты. В 1912 году Пуни едет в Италию, где знакомится со своей будущей женой Ксенией Богуславской, поэтом и художницей. Вернувшись в Россию, знакомится с поэтами-футуристами и художниками-авангардистами: Маяковским, Хлебниковым, братьями Бурлюками, Малевичем, Ларионовым, Гончаровой и другими. Оставив прежние увлечения фигуративной и пейзажной живописью, Иван начинает писать в новом стиле, пробуя кубизм, футуризм, супремтизм, примитивизм и изобретает свое личное направление леттризм, который использует в картинах буквы. Иван Пуни. Вист Накануне Первой мировой, в 1913 году, Ксения Богуславская и Иван Пуни стали мужем и женой, отправившись в свадебное путешествие в Париж, где оба продолжают учиться живописи. С этим багажом они возвращаются в Петербург. В 1914-м году художник создает эскиз обложки скандального альманаха с программными текстами лидеров авангарда и рисунками художников-авангардистов. Сборник запрещён цензурой из-за «порнографии», а тираж почти полностью уничтожен. Следующие два года он участвует в кружке Малевича «Супремус». После революции Ивана Пуни, как и других художников-авангардистов, привлекает к работе Луначарский, очень любивший авангард. Привлекает к оформлению Петрограда к годовщине Октябрьской революции. В в 1919 его приглашает в Витебск для преподавания в народном училище Марк Шагал. Иван Пуни. Литейный. Эскиз оформления. 1910 г. Но вскоре, полностью разочаровавшись в новой власти, Пуни решает эмигрировать, что и делает в конце 1919 году, тайно перейдя границу Финляндии, на территории которой оказалась дача отца. Вскоре, получив визу, Ксения и Иван Пуни навсегда покинули Россию... INSTRUMENTS DE MUSIQUE ET VASE DE FRUITS oil on canvas 89.3 by 130 cm Ivan Puni (1892-1956) Portrait of Artist's Wife (Портрет жены художника), 1914 oil on canvas 89 x 62.5 cm The Russian Museum, Saint Petersburg sotvori-sebia-sam.ru wikipedia .

Выбор редакции
23 февраля, 05:31

Воскресенский Ново-Иерусалимский монастырь. История. Часть 1.

  • 0

Bo4kaMeda Ново-Иерусалимский монастырь богат на историю, легенды, любопытные детали его судеб и в целом сам по себе весьма удивителен. Ведь в этом монастыре практически воссозданы основные новозаветные святые места, связанные с жизнью, страданиями и вознесением Спасителя. Воскресенский Новоиерусалимский монастырь — исторически ставропигиальный мужской монастырь Русской православной церкви в городе Истра Московской области. Монастырь основан в 1656 году патриархом Никоном. Обитель эта была любимейшей из трех основанных Святейшим Патриархом монастырей: Иверского, Крестного и Воскресенского. Здесь он прожил более восьми лет после своего удаления из Москвы и все свои силы употребил на воплощение своего замысла – создать в Подмосковье точное подобие знаменитого Иерусалимского храма Воскресения Господня, чтобы дать возможность русскому народу созерцать места спасительных страстей и Воскресения Христова, не подвергаясь дорогостоящему и небезопасному путешествию для того времени на Ближний Восток. Земли, на которых патриарх предполагал расположить новую обитель, находились во владении вотчинников, и Никон добился от царя Алексея Михайловича особого права приобретать земельные владения. До создания обители все земельные приобретения оформлялись на Валдайский Иверский монастырь. К территории будущего монастыря присоединились бывшие земли боярина Василия Шереметева, князя Алексея Трубецкого, стольника Романа Боборыкина. Монастырские сооружения были возведены на землях деревни Редькино, купленной у дьяка Лукьяна Голосова. Патриарх Никон (1605 - 1681) Окрестности будущей обители подверглись перепланировке: лес по берегу реки Истры вырублен, а холм, на котором возводился монастырь, досыпан и укреплён. Прежние наименования были изменены на новые, взятые из евангельских текстов. Мужской монастырь был заложен на холме, прозванном Сион. К востоку от него располагался Елеонский холм с каменной Елеонской часовней, на севере - холм Фавор. Был также основан небольшой женский монастырь - Вифания, названный по городу, упомянутому в Новом Завете. Некоторые здания повторяют очертания сооружений Иерусалима, как, например, Воскресенский собор (1656-1685), что создан по образу и подобию Храма Гроба Господня. При Никоне на территории монастыря был возведён комплекс традиционных для русского зодчества деревянных сооружений. В 1656 году построена деревянная Воскресенская церковь с трапезной, келарской и служебными помещениями. 18 октября 1657 года на её освящении присутствовал царь Алексей Михайлович. Именно он, глядя на постройки обители с Елеонского холма, впервые назвал монастырь Новым Иерусалимом, это обстоятельство было отмечено на памятном кресте, установленном на Елеоне. Почти сразу после основания монастырь стал крупным землевладельцем. В разных уездах России для него были приобретены вотчины. На большую часть земли царём Алексеем Михайловичем выдавались жалованные грамоты. Перспективный план Воскресенского монастыря. Металлография с тоном. 1852 год. На берегу реки Истры, переименованной в Иордан, был также построен скит патриарха (до середины XIX века назывался «отходной пустынью»), в котором были размещены две церкви - Богоявления и апостолов Петра и Павла (освящены в 1662 году). Скит Патриарха Никона. 2018. В монастыре работали белорусские мастера, присланные Никоном ещё до опалы. Первым архитектором Нового Иерусалима стал П.И. Заборский - «золотых, серебряных и медных, ценинных и всяких рукодельных хитростей изрядный ремесленный изыскатель, потрудившийся о украшении сея святые церкви в ценинных и в иных делах немалое время». Строительные работы остановились после того, как Никон был сослан в Ферапонтов монастырь, а по указу Алексея Михайловича от 22 декабря 1667 года мастера (всего 31 человек) из Нового Иерусалима были переведены в Оружейную палату. Церковный собор 1666-1667 годов определил статус монастыря как рядовой подмосковной обители. Единая вотчина была разделена: Иверскому и Крестовому монастырям были возвращены их земли по состоянию на 1658 год. Воскресенский монастырь не имел более средств на продолжение строительства. После удаления Никона его противники пытались лишить обитель вотчин, однако они (кроме вотчин приписных монастырей) были признаны приобретёнными законно и в 1668 году утверждены за Воскресенским монастырём Соборной грамотой. Строительство возобновилось в правление Фёдора Алексеевича, ученика Никона, который, под влиянием тётки, Татьяны Михайловны, обратил внимание на дела обители. Царь приписал Новому Иерусалиму 20 монастырей, пожаловал ему новые земли. С 1679 года монастырь был передан в ведение отделения Приказа Большого Дворца - Мастерской палаты, сам царь принимал активное участие в управлении и благоустройстве обители. В 1678 году Новому Иерусалиму были возвращены все прежние приписные монастыри и дарованы новые. В 1681 году Никону, уже тяжело больному, было разрешено вернуться в Воскресенский Новоиерусалимский монастырь, на пути к которому он скончался 17 августа в Николо-Тропинском приходе напротив Ярославля. Его похоронили в приделе Усекновения главы Иоанна Предтечи Воскресенского собо Гробница патриарха Никона После смерти Царя Федора Алексеевича, при котором всё здание Воскресенского собора было доведено до сводов, строительство продолжалось при Царях Иоанне и Петре Алексеевичах и 18 января 1685 года (старого стиля) собор был освящен Патриархом Иоакимом. В 1686 году державные ктиторы Воскресенского собора даровали Воскресенской обители жалованную, так называемую «вечно утвержденную грамоту» на все её тогдашние вотчины и угодья. Воскресенский собор и Подземная Церковь святых Константина и Елены С 1684 года монастырь был передан в Приказ сыскных дел. По завершению строительства Воскресенского собора, 18 января 1685 года он был освящён. После этого события царевна Софья Алексеевна указала место для строительства на территории монастыря у задней стены собора «церкви с трапезною тёплой каменной и службы по чину Иерусалимскому». В день освящения собора дьяку Сыскного приказа Борису Остолопову было поручено его описание. Церковь Рождества Христова с трапезными палатами была освящена в 1692 году. Воскресенский собор и Подземная Церковь святых Константина и Елены, гравюра, середина XVII века из собрания Д. С. Ровинского Наследники царей, строивших собор Воскресения Христова, продолжали особенно милостиво относиться к Ново-Иерусалимской обители. В царствование Императрицы Елизаветы Петровны, после падения в 1723 году шатрового завершения ротонды (фото 08), под которым находилась часовня Гроба Господня, и пожара 1726 года, клонившийся к окончательному разрушению собор в 1749-1759 годах был возобновлен по ее воле и отделан внутри лепниной по проекту и рисункам зодчего графа Растрелли, под непосредственным наблюдением настоятеля обители архимандрита Амвросия (Зертис-Каменского), скончавшегося в 1771 году в сане архиепископа. Императрица Екатерина II продолжала благоустройство Воскресенского монастыря и также пожертвовала средства для возобновления монастырских зданий после пожаров 1762 и 1792 годов. Кувуклия Гроба Господня. Воскресенский собор. Последующие Государи устраивали в Воскресенском соборе престолы в память рождения Наследника, Императорами Павлом и Николаем устроены два придела во имя Святого Благоверного Александра Невского (память празднуется дважды в году) и придел во имя Рождества Пресвятой Богородицы в память рождения в этот день Цесаревича Николая Александровича. Ротонда Храма Гроба Господня К XIX веку относится начало научного изучения истории Нового Иерусалима, крупнейшим историком монастыря стал архимандрит Леонид (Кавелин), исследователь памятников христианского Востока, рукописей Нового Иерусалима, калужских древностей и надписей Троице-Сергиевой Лавры. Его фундаментальный труд «Историческое описание Воскресенского, Новый Иерусалим именуемого монастыря», изданный 1874 году содержит не только исторический очерк, но и публикацию многих ныне утраченных ценных документов XVII века. Архимандрит Леонид основал монастырский музей, в котором были выставлены личные вещи Патриарха Никона, картины, иконы, книги, ткани из собрания монастыря. Воскресенский Новоиерусалимский монастырь, вид с севера В XIX и в начале ХХ века монастырь был одним из самых популярных центров паломничества, число его посетителей особенно возросло после проведения поблизости от него Николаевской, а затем Рижской железных дорог. В 1913 году монастырь посетило около 35 000 человек, на средства монастыря были построены странноприимный дом для бедных паломников и гостиницы. О постоянном внимании Императорской семьи к монастырю и в это время свидетельствуют богатые вклады в ризницу. В 1875 году архимандрит Амфилохий (Казанский) издает «Описание библиотеки Воскресенского монастыря», в котором описаны 242 рукописи XI-XVIII веков и 135 печатных книг XVI-XVII веков. В библиотеке Воскресенского монастыря хранились Воскресенская и Никоновская летописи, «Изборник Святослава 1073 года» - вторая по древности датированная русская рукопись. В 1907 году рукописные книги из монастырской библиотеки были переданы в Синодальную библиотеку, где составили особое Воскресенское собрание, в 1920 году Воскресенское собрание было передано в Исторический музей, где хранится и поныне Воскресенский Новоиерусалимский монастырь, вид с севера-запада, гравюра, 1850-е годы В 1919 году монастырь был закрыт. С 1921 года на его территории работало два музея: Художественно-исторический и родного края, которые в 1922 году объединились в Государственный художественно-исторический музей. В его коллекцию вошли предметы из монастырских храмов и ризницы, экспонаты Музея памяти патриарха Никона, картины из художественной галереи, расположенной в Трапезных палатах, материалы археологических раскопок, предметы из усадеб западной части Московской губернии. В 1941 году во время Великой Отечественной войны минёры немецко-фашистской дивизии СС «Райх» взорвали Воскресенский собор. Многие архитектурные памятники были уничтожены, некоторые были полностью разрушены, сведения о разрушениях в Новом Иерусалиме фигурировали в Нюренбергском процессе. Начиная с 50-х годов в монастыре велись активные реставрационные работы, в результате которых архитектурный комплекс монастыря был поднят из руин, начаты работы по реставрации внутренней отделки Воскресенского собора. В 1959 году музей возобновил работу, сооружения монастыря восстановлены, за исключением основной архитектурной доминанты - исполинской ярусной звонницы XVII века. В конце 1970-х - начале 1980-х годов трест «Мособлстройреставрация» разработал документацию на восстановление шатра ротонды с использованием металлоконструкций (архитекторы А. Климанов и Б. Малхасов). Кувуклия (Храм Гроба Господня). Воскресенский собор. Состояние перед реставрацией 80-х. Фото Уильяма Брумфилда В 1983 году начались работы по восстановлению шатра Воскресенского собора по проекту, выпущенному в 1980 году. К 2014 году рядом с Воскресенским собором восстановлена уничтоженная в 1941 году немецкими войсками колокольня и установлены новые колокола. Реставрация монастыря, который представляет собой единственную успешную попытку воссоздания образа Святой Земли, обошлась в 10 млрд рублей, из которых почти 1 млрд 300 млн составили народные пожертвования. В 1994 году возобновлён ставропигиальный Воскресенский Ново-Иерусалимский мужской монастырь. 18 июля 1994 года Священный синод Русской православной церкви утвердил архимандрита Никиту наместником возрождающегося ставропигиального Ново-Иерусалимского монастыря. К концу 2016 года реставрационные работы в монастыре были закончены Новый Иерусалим. Общий вид монастыря от Иордана. Почтовая открытка. Начало XX века vladimirdar.livejournal.com .

Выбор редакции
22 февраля, 05:51

Геннадий Павлов. В час перед рассветом

  • 0

Bo4kaMeda Псков. Церковь Покрова и Рождества Богородицы Геннадий Павлов родом из века семнадцатого, в лучшем случае – восемнадцатого, хотя родился в послевоенном сорок седьмом. Но укоренен он в иной традиции, в той культуре, которая сегодня почти скрылась в историческом тумане. Имена художников той эпохи известны разве что только узким специалистам, а их работы в своем большинстве утрачены. На поверхности остались Рокотов, Боровиковский, Левицкий да еще с десяток имен. И Геннадий Павлов – тоже мало кому известен, о нём нет почти никакой информации, кроме официальной. Псков. Преображенский собор Мирожского монастыря Выгуливание кота в лунную ночь Геннадий Матвеевич Павлов – москвич, что очень удивительно, если знать, о чем его странные картины. Его любимая книга – русского философа князя Евгения Трубецкого о русской иконе. Там – всё его, всё ему родное, всё, в чём укоренен и из чего растет его творчество. Простые по сюжеты и сложные по внутреннему смыслу, картины печальны, но печаль эта светла. В них царят тишина и безмолвие, мир и покой. Здесь нет людей, храмы и улицы пусты, но всё здесь светится Божественным светом, как на иконах, а русские храмы – те же лики святых, источающие Небесный свет. Метафизический пейзаж с облаками И Свет во тьме светит и тьма Его не объяла, хотя всё происходит в полутьме, в сумерках, то ли вечерних, то ли утренних, когда спускается ночь или когда вот-вот настанет утро. Или это лунный свет делает их сказочно-чудесными? Его храмы - живые, с мудрыми взорами, с расправленными крыльями, готовые взлететь Туда, откуда родом. Московские дома и улицы тоже сказочные, и люди – необычны. Вот кто-то в полночь выгуливает на поводке своего кота-баяна, кто-то выгоняет скот на пастбища, кто-то рыбачит. Но все они по сравнению с домами, природой и животными очень маленькие, словно находятся на периферии мира. Здесь - не они главные. Обыденский переулок Нереальный мир Геннадия Павлова живет по иным законам, здесь всё таинственно и необычно, пришли они из обычной жизни, но из той, что уже давно канула в небытие – из улочек старой Москвы, многие из которых приказали долго жить, из той русской старины, к которой навсегда остался привязанным художник. И не он один. Картины заставляют задуматься, и смотреть их нужно не спеша, потому что наполнены трепетным отношением к миру, природе, к тому теплу, свету и тайне, что они источают. Мир Геннадия Павлова добрый, летний, уютный, мир старых маленьких двориков, великолепных деревьев и чистоты, дивных сказочно-красивых облаков с необычными очертаниями. Идиллический пейзаж с лошадью Все картины окрашены в меланхолическое настроение, но от этого они не становятся менее притягательными, скорее наоборот. Золотой сон, в котором современный мир с его железной хваткой преображается в инобытие, наполняясь духовностью. Именно ей, духовной жизни мира, природы, старинных улочек, домов и храмов посвящает сказочный художник свое творчество. Во многом именно поэтому судьба художника складывалась очень непросто. Чиновники не жаловали его картины, с чванливостью вынося свой приговор: «Нельзя выставлять, темы какие-то непонятные: коты, кресты, странные улицы и чудаки». Неглинка Но пришли иные времена, и через двадцать лет его картинам всё-таки нашлось место в выставочных залах: и в Третьяковке, и в частных коллекциях, и в провинциальных музеях, и в музеях запада, куда Геннадий Павлов с большой неохотой отдает свои полотна Романтический пейзаж с облаками Московский пейзаж Павлов Г. М. 1978 Холст, масло 50 х 60 В лунную ночь. Павлов Г.М. 1991 Холст, масло 53 х 70 Белая ночь на Яузском бульваре velhsqabkby.livejournal.com sotvori-sebia-sam.ru subscribe.ru sovcom.ru monumental-art.ru .

Выбор редакции
22 февраля, 05:37

Легенды Родины: Авоська - кормилица

  • 0

Bo4kaMeda На Всероссийской выставке плакатов авоська была вне конкуренции 1991 год Фото: ТАСС Плетеная из суровых ниток, крошечная и невесомая, она стратегически помещалась в карман, портфель или даже в изящную дамскую сумочку. И была всегда готова поймать в свои сети дефицитный товар, который посчастливится достать ее обладателю. Слово "авоська" впервые прозвучало в октябре 1939 года из уст молодого сатирика Аркадия Райкина со сцены Колонного зала Дома союзов. И разлетелось по всему Советскому Союзу. Для миллионов людей авоська была палочкой-выручалочкой, кормилицей. И даже источником вдохновения. Великий клоун Олег Попов поймал в авоську ... Солнце! ("Солнце в авоське" называлась его известная миниатюра), а поэт Андрей Вознесенский поместил в нее Землю... И так же весело и свойски, как те арбузы у ворот, - земля мотается в авоське меридианов и широт! Андрей Вознесенский Напраска и авось Авоськой популярная в народе продуктовая сетка стала именоваться в конце 1930-х годов. Словечко родилось на улицах Москвы, когда в конце 1935 года в очередной раз были отменены продовольственные карточки, но поставка товаров все еще осуществлялась нерегулярно, со сбоями, из-за чего вводилось ограничение по отпуску товаров в одни руки. Граждане вынуждены были приспосабливаться к новым условиям и учиться жить по принципу ""хватай, что дают, а то потом не будет". Народное словотворчество как нельзя лучше отразило стихию советской повседневности: исконно русская частица "авось" означает надежду на случайную удачу, везение - "надежду русско-советского обывателя на встречу с каким-либо необходимым ему продуктом или предметом". Неологизм был подхвачен молодым сатириком Аркадием Райкиным и в октябре 1939 года впервые прозвучал со сцены Колонного зала Дома союзов на I Всесоюзном конкурсе артистов эстрады. Миниатюра "Авоська" рисовала до боли знакомую зрителям картину городской жизни: простой работяга, выходя из дома, непременно берет с собой две хозяйственные сетки. Одна из них "авоська" - для необходимых вещей ("авось что-нибудь куплю"), а вторая "напраска" - для ненужных, но все равно купленных вместо тех, которые не смог найти. Удивительно, но эта, не совсем беззубая сатира не только была воспринята властью благосклонно, но и принесла Райкину вторую премию на конкурсе (первую не дали никому) и открыла дорогу в будущее. В декабре того же года Райкин познакомил с авоськой самого Сталина - артиста вызвали в Георгиевский зал Кремля развлекать гостей на юбилее отца народов, и миниатюра была исполнена перед высшим руководством страны. Шуточное название разлетелось по всему Союзу и намертво приклеилось к провизионной сетке. Сходила за хлебом Фото: ТАСС Конечно, сама по себе хозяйственная сетка, плетенная из суровой нити, не была ни советским изобретением, ни исключительно советским аксессуаром - во всем мире с такими сумками ходили за продуктами. Появилась она не позднее конца XIX века. Например, Антон Павлович Чехов оценил удобство будущей авоськи еще в 1898 году: увидев в Ницце, как местные кухарки ходят на базар с мешками из сетки, он отправил такой "сак" (от фр. sac - сумка) сестре в Мелихово. Впрочем, на звание изобретателей авоськи претендуют не французы, а чехи: якобы в 1920-е годы именно они наладили производство ситёвок (чешск. - sit ovka), привязав ручки к сеточке для волос. Очевидно, использовать в хозяйстве сеть, аналогичную рыболовной, приспособились значительно раньше. Плетение ее не составляло труда и выполнялось в буквальном смысле вслепую. Недаром в СССР производством хозяйственных сеток занимались инвалиды в учебно-производственных комбинатах и артелях Всероссийского общества слепых. Девять из десяти советских авосек вязали инвалиды, а десятую - заключенные. В исправительных учреждениях были оборудованы специальные цеха для плетения сеток из отходов прядильной промышленности. Для незрячего мастера норма выработки была - тринадцать сеток в день, в тюрьмах - семь или восемь. Авоська "государственного образца" представляла собой сетку из 14 рядов по 24 ячейки. Стоила недорого, учитывая, что служила верой и правдой не один год: в 1950-е сетку покупали за 3 рубля, в 1980-е - за 2 рубля 55 копеек. В 1960-е, годы "сплошной химизации", авоськи стали вязать из капроновых нитей, что сделало полюбившуюся тару еще более компактной и практически невесомой. Капрон был намного прочнее и эластичнее хлопка - изделие из него выдерживало нагрузку до 70 килограммов, - но при этом нещадно врезался в руки, поэтому ручки капроновых авосек стали оборачивать искусственной кожей или каучуковыми трубочками. Кстати, и сетки, и "аксессуары" к ним изготавливались исключительно из производственных отходов - и экономично, и экологично! Цветовая гамма в 1960-е также значительно расширилась - и очереди запестрели нарядными авоськами. Жена похвалит! "Сумчатость" советского человека особенно бросалась в глаза иностранцам, чуждым реалиям социалистического хозяйствования. Встретив крепко отоварившегося гражданина в театре или цирке, интуристы искренне поражались: неужели нельзя было отложить покупки на потом? Зато соотечественники знали, что "потом" ничего не останется, и, завидев полную авоську, спешили узнать: "Где брали?" Прозрачность авоськи исключала приватность покупок: взглянув на сетку выходившего из магазина счастливца, люди тут же узнавали, что там "дают". Потому и социальное расслоение спрятать было невозможно - стоило бросить беглый взгляд на сетку "ответственных работников", полные дефицитных товаров. В годы Великой Отечественной войны Николай Февр, корреспондент единственной в Европе русскоязычной газеты "Новое время", иронизировал: "Авоська стала принадлежностью туалета советских граждан. Принадлежностью столь необходимой, что если муж или жена, выйдя на улицу, вдруг вспоминали, что забыли захватить с собой авоську, то бежали назад с такой поспешностью, как будто забыли надеть брюки или юбку". Но журналист-антисоветчик ехидничал совершенно напрасно: в условиях войны и послевоенной разрухи уйти из дома без авоськи означало оставить семью голодной. Труженики тыла, окончив тяжелый рабочий день, рыскали по магазинам и толкучкам в надежде отоварить карточки и найти что-то, что еще можно было купить. Корреспондент "Красной Звезды" Всеволод Иванов емко описал эту примету военного быта: "Если бы я пожелал дать картину зимы 1943 года в Москве для кино, я снял бы вестибюль "Правды". Открываешь дверь. Блестящие металлические вешалки, отполированный прилавок, за ним - женщина, принимающая пальто. Однако пальто нет. А на всех вешалках - авоськи из сеток, в них кастрюльки, какие-то мешки... С первого взгляда похоже на то, что брошены сети...". Писатель Александр Фадеев не выпускал авоську из рук даже во время загранкомандировок, что отметил его коллега Борис Полевой: "Как всегда за границей, Фадеев одет с подчеркнутой элегантностью: отлично выглаженный плащ перехвачен поясом, широкая, на французский манер замятая шляпа. А в руках его хозяйственная сумка, какие в Москве называют "авоськами"... Из пакета победно торчат аппетитно поджаристые рогалики, из другого высовывает нос копченая колбаса". Да что там колбаса! Великий клоун Олег Попов поймал в авоську ... Солнце! Солнце в авоське великого клоуна Олега Попова. Авоська незаменима, потому что в ней: - зимой за неимением холодильника вывешивали за окно продукты; - хранили на антресолях лук, чеснок и арбузы; - носили в пункт приема стеклотару (помещалось до 15 бутылок!) и макулатуру; - красили яйца на Пасху (цветные хлопковые авоськи сильно линяли). А еще в авоську собирали грибы, ловили ею раков и делали из нее сетки на дворовые баскетбольные кольца. rg.ru .

Выбор редакции
22 февраля, 05:35

Русский военный флот: [Альбом]. СПб: тип.-лит. Евг. Тиле, 1905 | ЧАСТЬ 2

  • 0

Bo4kaMeda Иллюстрации выполнены в техниках автотипии, цинкографии, гравюры на дереве и воспроизведены в технике фототипии. В цветном иллюстрированном цельнотканевом (коленкор) издательском переплёте с полихромным художественным тиснением. Представлены фотографии и рисунки военных кораблей, яхт, пароходов, крейсеров, броненосцев, учебных судов, канонерских лодок 1688 - 1905 гг., а также планы морских сражений, портреты деятелей морского флота. Предваряет издание снимок с собственноручной записки государя Петра Великого о находке ботика и первых плаваниях его Величества. Oblong. 23 х 33 см. Альбом вышел летом 1904 года. При его издании были использованы фотографии, отобранные знаменитым морским фотографом Н. Н. Апостоли (1884-1937) для выпуска его известной всем морским историкам и коллекционерам номерной серии почтовых карточек с изображением кораблей. В большинстве случаев отсюда и все недочёты альбома. Что же касается дешевой бумаги и пр., то издание было предназначено для массового читателя и должно было быть доступным для всех... Российский флот на открытках и фотографиях 151 152 153 154 155 156 157 158 159 160 161 162 163 164 165 166 167 168 169 170 171 172 173 174 175 176 177 178 179 180 181 182 183 184 185 186 187 188 189 190 191 192 193 194 195 196 197 198 199 200 201 202 203 204 205 206 207 208 209 210 211 212 213 214 215 216 217 218 219 220 221 222 223 224 225 226 227 228 229 230 231 232 233 234 235 236 237 238 239 240 241 242 243 244 245 246 247 248 249 250 251 252 253 254 255 256 257 258 259 260 261 262 263 264 265 266 267 268 269 270 271 272 273 274 275 276 277 278 279 280 281 282 283 284 285 286 287 288 289 290 291 292 293 294 295 296 Апостоли, Николай Николаевич (1861 — 1937) — фотограф русского флота, капитан 1 ранга, основатель морской фотографии, издатель открыток. Представитель династии морских офицеров — основателем которой был подполковник Корпуса корабельных инженеров В. Г. Апостоли. Сын Николая Николаевича — Апостоли, Борис Николаевич — также морской офицер. Апостоли родился 1 мая 1861г. в Николаеве. Его отец Апостоли, Николай Васильевич (1836-1868 гг.) был морским офицером, служил на кораблях Черноморского флота. Во время Крымской войны (1853-1856 гг.) юнкером участвовал в героической обороне Севастополя, получил ранение в голову, от последствий которого скончался. Вскоре умерла и мать Николай Николаевича. Оставшись круглым сиротой Николай был взят на воспитание в семью адмирала Г. И. Бутакова, супруга которого была родственницей (теткой) Николая Апостоли. По окончании Морского кадетского корпуса (1884) произведен в мичманы. В 1893 — младший флаг-офицер при начальнике эскадры Атлантического океана. В 1894 — флаг-офицер штаба командира учебно-артиллерийского отряда Балтийского флота. С 1900 — старший флаг-офицер учебно-практического отряда Балтийского моря. В 1905−1907 — штаб-офицер оперативного отдела штаба Кронштадтского порта. В 1907−1910 — капитан 1-го ранга (1910), заведовал службой наблюдения на Балтийском море, затем был начальником службы связи Балтийского флота. Сделал фотографии большей части кораблей российского флота конца ХIX — начала ХХ веков. Его высокохудожественный иллюстрированный материал о кораблях русского флота вошёл во многие пособия, справочники и книги. Автор книг «Руководство к изучению практической фотографии для морских офицеров и туристов» (1893) и «Популярное руководство по фотографии для начинающих» (1915). Служил в Красном флоте с 1918 года, руководил фотолабораторией политуправления Балтийского флота, заведовал фототехнической лабораторией Музея истории Ленинграда. С 30 ноября 1924 года был зачислен в Пубалт на вакансию инструктора, и с этой должности по сокращению штатов был уволен от службы 15 июня 1926 года. В том же году принят лаборантом в ВВМУ им. Фрунзе, есть упоминания о том, что он преподавал фотодело в этом учебном заведении. Н.Н. Апостоли неоднократно арестовывался. Первый раз – 4 сентября 1918 года — Петроградской ЧК «как лицо, проходящее по делу об убийстве Урицкого». Второй раз – 16 сентября 1919 года по обвинению в попытке перехода финской границы, отправлен Вологду на принудительные работы. Освобожден через год по ходатайству Управделами НКМД. С 1930 года находился в отставке. 28 ноября 1930 года Н.Н. Апостоли вновь арестован. обвинен по ст. 193-24 УК РСФСР. 7 октября 1931 года осужден к лишению права проживать в 12 крупных городах и Республике немцев Поволжья на 3 года. Реабилитирован в 1989 г. Николай Николаевич скончался после тяжелой болезни в Ленинграде в 1937 году. Нельзя не сказать еще об одном - значительная часть «корабельных» открыток, выпущенных в России различными издательствами, являются репродукциями с фотографий Н. Н. Апостоли... РГБ raruss.ru .

Выбор редакции
22 февраля, 05:33

Русский военный флот: [Альбом]. СПб: тип.-лит. Евг. Тиле, 1905 | ЧАСТЬ 1

  • 0

Bo4kaMeda 01 Иллюстрации выполнены в техниках автотипии, цинкографии, гравюры на дереве и воспроизведены в технике фототипии. В цветном иллюстрированном цельнотканевом (коленкор) издательском переплёте с полихромным художественным тиснением. Представлены фотографии и рисунки военных кораблей, яхт, пароходов, крейсеров, броненосцев, учебных судов, канонерских лодок 1688 - 1905 гг., а также планы морских сражений, портреты деятелей морского флота. Предваряет издание снимок с собственноручной записки государя Петра Великого о находке ботика и первых плаваниях его Величества. Oblong. 23 х 33 см. Альбом вышел летом 1904 года. При его издании были использованы фотографии, отобранные знаменитым морским фотографом Н. Н. Апостоли (1884-1937) для выпуска его известной всем морским историкам и коллекционерам номерной серии почтовых карточек с изображением кораблей. В большинстве случаев отсюда и все недочёты альбома. Что же касается дешевой бумаги и пр., то издание было предназначено для массового читателя и должно было быть доступным для всех... Российский флот на открытках и фотографиях 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123 124 125 126 127 128 129 130 131 132 133 134 135 136 137 138 139 140 141 142 143 144 145 146 147 148 149 150 Апостоли, Николай Николаевич (1861 — 1937) — фотограф русского флота, капитан 1 ранга, основатель морской фотографии, издатель открыток. Представитель династии морских офицеров — основателем которой был подполковник Корпуса корабельных инженеров В. Г. Апостоли. Сын Николая Николаевича — Апостоли, Борис Николаевич — также морской офицер. Апостоли родился 1 мая 1861г. в Николаеве. Его отец Апостоли, Николай Васильевич (1836-1868 гг.) был морским офицером, служил на кораблях Черноморского флота. Во время Крымской войны (1853-1856 гг.) юнкером участвовал в героической обороне Севастополя, получил ранение в голову, от последствий которого скончался. Вскоре умерла и мать Николай Николаевича. Оставшись круглым сиротой Николай был взят на воспитание в семью адмирала Г.И. Бутакова, супруга которого была родственницей (теткой) Николая Апостоли. По окончании Морского кадетского корпуса (1884) произведен в мичманы. В 1893 — младший флаг-офицер при начальнике эскадры Атлантического океана. В 1894 — флаг-офицер штаба командира учебно-артиллерийского отряда Балтийского флота. С 1900 — старший флаг-офицер учебно-практического отряда Балтийского моря. В 1905−1907 — штаб-офицер оперативного отдела штаба Кронштадтского порта. В 1907−1910 — капитан 1-го ранга (1910), заведовал службой наблюдения на Балтийском море, затем был начальником службы связи Балтийского флота. Сделал фотографии большей части кораблей российского флота конца ХIX — начала ХХ веков. Его высокохудожественный иллюстрированный материал о кораблях русского флота вошёл во многие пособия, справочники и книги. Автор книг «Руководство к изучению практической фотографии для морских офицеров и туристов» (1893) и «Популярное руководство по фотографии для начинающих» (1915). Служил в Красном флоте с 1918 года, руководил фотолабораторией политуправления Балтийского флота, заведовал фототехнической лабораторией Музея истории Ленинграда. С 30 ноября 1924 года был зачислен в Пубалт на вакансию инструктора, и с этой должности по сокращению штатов был уволен от службы 15 июня 1926 года. В том же году принят лаборантом в ВВМУ им. Фрунзе, есть упоминания о том, что он преподавал фотодело в этом учебном заведении. Н.Н. Апостоли неоднократно арестовывался. Первый раз – 4 сентября 1918 года — Петроградской ЧК «как лицо, проходящее по делу об убийстве Урицкого». Второй раз – 16 сентября 1919 года по обвинению в попытке перехода финской границы, отправлен Вологду на принудительные работы. Освобожден через год по ходатайству Управделами НКМД. С 1930 года находился в отставке. 28 ноября 1930 года Н.Н. Апостоли вновь арестован. обвинен по ст. 193-24 УК РСФСР. 7 октября 1931 года осужден к лишению права проживать в 12 крупных городах и Республике немцев Поволжья на 3 года. Реабилитирован в 1989 г. Николай Николаевич скончался после тяжелой болезни в Ленинграде в 1937 году. Нельзя не сказать еще об одном - значительная часть «корабельных» открыток, выпущенных в России различными издательствами, являются репродукциями с фотографий Н. Н. Апостоли... РГБ raruss.ru .

Выбор редакции
22 февраля, 05:31

АННА ВЫРУБОВА И ЦАРСКАЯ СЕМЬЯ | ЧАСТЬ 21

  • 0

Bo4kaMeda ЧАСТЬ 1 ЧАСТЬ 2 ЧАСТЬ 3 ЧАСТЬ 4 ЧАСТЬ 5 ЧАСТЬ 6 ЧАСТЬ 7 ЧАСТЬ 8 ЧАСТЬ 9 ЧАСТЬ 10 ЧАСТЬ 11 ЧАСТЬ 12 ЧАСТЬ 13 ЧАСТЬ 14 ЧАСТЬ 15 ЧАСТЬ 16 ЧАСТЬ 17 ЧАСТЬ 18 ЧАСТЬ 19 ЧАСТЬ 20 Александра Федоровна и А. А. Вырубова в Сиреневой гостиной Не всех, однако, радовало это возвращение долголетних отношений в нормальное русло. «…Из-за Анны Александровны и Григория Распутина, – записала 25 августа в свой дневник старшая сестра лазарета В. И. Чеботарева, – столько грязи набросали на Ее светлый образ […] Вчера Государыня была веселая, бодрая, довольная. Приехала после обедни в Екатерининский собор, была вдвоем с Марией Николаевной, а сегодня была там же… с Анной Александровной! И к нам с нею же приехала. И стало так грустно, так больно. Зачем этот вызов, эта бравада? Ведь знает же А. А., как ей не верят, зачем в такую минуту дразнить гусей» («Скорбный Ангел». Царица-Мученица Александра Новая в письмах, дневниках и воспоминаниях». Сост. С. Фомин. М. 2005. С. 301). Слева направо: старшая хирургическая сестра В.И. Чеботарева, Великая Княжна Татьяна Николаевна, хирург княжна В. И. Гедройц, и доктор Неделин перевязывают корнета Д. Я. Маламу. Осень 1914 Как видите, общество считало себя не только вправе судить, но уже и диктовать, с кем могла дружить и даже встречаться Государыня, а с кем нет. Отсюда было уже полшага до измены. «…Постоянное пребывание Распутина в Царском Селе, – писал, имея в виду частые приезды Григория Ефимовича в Царское Село к поправлявшейся от ран А. А. Вырубовой, генерал В. Ф. Джунковский, – явилось причиной еще большего наплыва к нему посетителей, которые являлись к нему за разными благами. В течение месяца, с 9 января до 9 февраля, несмотря на то, что Распутин большую часть времени проводил в Царском, у него на квартире в Петрограде перебывало разных лиц – 53 человека, посещений же было 253» (В. Ф. Джунковский «Воспоминания». Т. 2. С. 481) Это не могло не волновать врагов Царского Друга и Анны Александровны, а заодно недругов Самодержавия. «Каждое слово госпожи Вырубовой, – подчеркивала баронесса С.К. Буксгевден, – каждый ее жест улавливались и комментировались сотнями и сотнями людей» (С. К. Буксгевден «Венценосная Мученица». М. 2006. С. 274). Духовные связи были чреваты аналогичными последствиями. По словам той же Анны Александровны, «фигура Гр[игория] Еф[имовича] всегда привлекала любопытство, подозрение и интерес публики» («Дорогой наш Отец». С. 219). Ю. А. Ден свидетельствовала: «После этого она смогла ходить только на костылях, тело ее было изуродовано, но даже после этого клеветники не оставили ее в покое, а некоторые злые языки в Петербурге утверждали, будто Анна Вырубова не только подруга Государыни, но и любовница Императора!» (Ю. Ден «Подлинная Царица». С. 45). Императрица Александра Феодоровна с А. А. Вырубовой и Ю. А. Ден Одна из любительниц подобного рода сплетен, старшая сестра лазарета Царицы В. И. Чеботарева записала в дневнике (17.7.1915): «Ходят слухи, что Драчевский требует удаления и Ани [А. А. Вырубовой]… Того [Г. Е. Распутина] уже выслали, болтают что-то про письма, только теперь от него отобранные. Ведь в его чистоту верит и как жестоко страдает эта Благородная, Чудная Женщина [Императрица] ввиду только непонимания, глубоко объясняющего Ее истерический страх перед этим человеком. Всякое вмешательство в Ее личную жизнь так больно бьет по самолюбию. Ведь никто не знает, как Она высоко благородна и кристаллически чиста, потому и не допускает и не понимает необходимости уступок, отказа от своей [немецкой] крови даже» (В. Чеботарева «В Дворцовом лазарете в Царском Селе. Дневник: 14 июля 1915 – 5 января 1918». Публ. В. П. Чеботаревой-Билл. Прим. Д. Скалона // Новый журнал. № 181. Нью-Йорк. 1990. С. 175). Бывший с 1907 г. градоначальником С.-Петербурга, генерал-майор Даниил Васильевич Драчевский (1858–1918), поддерживавший польско-еврейский элемент в Градоначальстве, был причастен к убийству его предшественника В. Ф. фон дер Лауница (см. об этом в кн.: С.В. Фомин «Боже! Храни Своих!» Изд. 2. М. 2013. С. 426-429). В 1915 г. против Драчевского б ыло возбуждено уголовное дело о растрате 150 тысяч рублей, продолжавшееся влоть до февральского переворота. Генерал Драчевский был исключен из Свиты Его Величества. Убит большевиками во время красного террора под Адлером Реакция на подобного рода мерзкие домыслы Государыни хорошо известна. В дни царскосельского заключения 1917 г. Императрица высказала Свое резкое неприятие поведением фрейлин, которые избегали посещать А. А. Вырубову во время ее болезни корью. В ответ на объяснение обер-гофмейстерины Е. А. Нарышкиной: «…Это потому, что они считали, что она принесла Вам много зла», Государыня в сердцах воскликнула: «Она Мне всю жизнь отдала […] Я не могу им этого простить» («С Царской Семьей под арестом. Дневник обер-гофмейстерины Е. А. Нарышкиной» // «Последние Новости». № 5553. Париж. 1936. 7 июня. С. 2). Правда иной раз даже те, которые собирали и распространяли всяческие сплетни, становились в тупик: настолько искусственно созданный образ разительно отличался от подлинника. Так, французский посол М. Палеолог, видевший А. А. Вырубову на обеде у Великого Князя Павла Александровича в воскресенье 2/15 августа 1915 г., писал: «Госпожа Вырубова еще не поправилась полностью после ужасного происшествия […] и она появилась на обеде, опираясь на костыли. […] На ней неброская одежда, соответствующая самому заурядному провинциальному стилю. На ней жемчужное ожерелье стоимостью не более тысячи рублей. Ни один фаворит какого-либо Монарха не выглядел столь скромно» (М. Палеолог «Дневник посла». С. 342). Государыня и А. А. Вырубова после выздоровления последней от ранения Однако не одним лишь повышенным интересом и злословием было чревато дальнейшее развитие событий. Всю эту взаимосвязь и опасность понял еще летом 1914 г. во время покушения на Г.Е. Распутина в Покровском протоиерей Иоанн Восторгов, написавший на следующий день после случившегося Анне Александровне доверительное письмо: «Трудно разобраться на первых порах в мотивах и обстановке преступления. Но ясно одно: человека затравили газетами, на нервнобольных людей воздействовали зажигательными речами в Думе и статьями в прессе буквально ежедневными, подготовили убийц […] …Надобно быть ему осторожным. И Вам лично нужно иметь осторожность; опасность ближе, чем Вы можете думать и предполагать; она – и из мести выйти может, и из нервной психопатии может родиться. […] …Вообще мысль об убийстве живет, это уже несомненно. […] От души желаю и молю Вам мира душевного и успокоения. Я сам много времени ходил под бомбами (в Тифлисе и здесь в 1905-6 гг.), испытал и выстрелы в упор в меня, – и знаю, как ожидания, волнения бывают мучительнее самой непосредственной опасности. Храни Вас Бог на то дело, о котором я писал Вам, и да подаст Он Вам и терпение, и смирение, и благодушие, и ту настроенность, без которой нельзя довести добра до конца» (ГАРФ. Ф. 623. Оп. 1. Е.х. 25. Л. 1-2). И действительно, сразу же после выздоровления А. А. Вырубова стала получать письма с угрозами физической расправы. Приходили они в таком количестве, что Анна Александровна не могла игнорировать это. Посоветовавшись с Царем и Царицей, она, собрав их, 31 июля 1915 г. послала Дворцовому коменданту В. Н. Воейкову, сопроводив краткой пояснительной запиской: «Я получаю эти письма ежедневно. Их В[величества] мне приказали послать Вам, узнать, если возможно, кто и что – вчера я получила три. Тысячу приветов. А[нна] В[ырубова]» (Б. Г. Колоколов «Жандарм с Царем в голове. Жизненный путь руководителя личной охраны Николая II». М. 2009. С. 388. Со ссылкой на: ГАРФ. Ф. 1467. Оп. 1. Е.х. 627). Императрица с Анной Вырубовой на зимней прогулке. И всё-таки были люди, пусть и находившиеся вдали от Двора, но духом они были близки Царю и Царице, а вместе с Ними и Анне Александровне и Григорию Ефимовичу. Пусть их было не так много, но они были, да к тому же впоследствии подтвердили свои слова верности кровью. Речь идет о выдающемся военачальнике, рыцаре Империи, генерале от кавалерии графе Ф. А. Келлере. Генерал от кавалерии граф Федор Артурович Келлер (1857–1918) с личным своим значком с изображением Спаса Нерукотворного, Собственноручно вышитым для него Императрицей Александрой Феодоровной. Судя по письму Императрицы Государю (17.6.1916), Федор Артурович заявил встретившемуся с ним брату Анны Александровны, что он и А. А. Вырубова одинаково, каждый на своем месте, служат Государю и Государыне. «Он так мило сказал Сержу Тан[ееву], что он (Келлер) и Аня одинаково Нам служат, каждый на своем месте, и вот почему он ее так любит. Поэтому Я сказала А[не], чтоб она попросила Нашего Друга за него помолиться, Я сказала ей вчера вечером, чтоб она передала Ему это сегодня». sergey-v-fomin.livejournal.com .

Выбор редакции
21 февраля, 05:37

Экспрессивные портреты современного художника Мстислава Павлова

  • 0

Bo4kaMeda 01 Мстислав Павлов пишет исключительно экспрессивные портреты женщин, потрясающая эффектность которых заключена в пастозности масляной техники, которую использует художник при написании своих творений. 02 03 Нельзя сказать, что эта техника - находка автора, так как впервые изобрел подобные технические приемы Николай Фешин - знаменитый русско-американский художник первой половины ХХ века. Она предусматривает, во-первых, яркую красочную палитру и во вторых, сочетание объемных фактурных мазков на ряду с гладкой живописью. Так, фактурные платья, в которые одеты женщины будто обволакивают их бархатную гладкую кожу. Корпусные мазки мастихином выглядят очень эффектно. 04 05 А сами женские образы на полотнах художника лишены конкретности, они обобщены. Иногда воспринимаются как намек, как видение или сон, а иногда - реальны и ярко выражены, чарующие и манящие. 06-07 08 09 10-11 Художник в своих работах делает ставку на цвет. Яркая палитра красок, используемая в пастозной манере придает необычное звучание картинной плоскости и изображаемым предметам, а именно рельефность и легкий объем. Иногда кажется, что прошел красочный дождь и разноцветные капельки, перемешавшись между собой, застыли на полотне. 12-13 14 15 16 Мстислав Павлов (1967 г.р.) родом из Санкт-Петербурга. За плечами у мастера и художественное училище, и академический институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И. Е. Репина. По окончании вуза получил диплом, который был признан «Лучшим дипломом года». С 2002 - член Союза художников России. Свои работы с успехом выставлял на отечественных и Международных выставках и различных художественных форумах. А на сегодняшний день уже более тысячи полотен созданных мастером разошлись по ведущим галереям Европы и Америки и по частным коллекциям. 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 nevsepic.com.ua kulturologia.ru aloban75.livejournal.com .

Выбор редакции
21 февраля, 05:35

Животные в императорской семье Романовых

  • 0

Bo4kaMeda И.-А Швабе Любимцы императорской семьи 1867 В интерьере рабочего кабинета великого князя Константина Николаевича, брата императора Александра II, в Павловском дворце придворный художник «собрал» по высочайшему заказу коллективный портрет реальных императорских собак разных пород. Здесь левретка и бульдог, чихуахуа и уэльский терьер, керн-терьер и уиппет. А в центре – ньюфаундленд, принадлежащий Александру II. В художественном собрании музея-заповедника "Царское Село" есть одна интересная и необычная картина - это работа И.-А Швабе "Любимцы императорской семьи" (или другое название "Собаки") , написанная в 1867 году. Во времена Романовых она висела в Передней императора Александра II в Зубовском флигеле Екатерининского дворца. На полотне запечатлены комнатные собаки семейства императора Александра II. Они были настоящими членами семьи: делили с хозяевами все радости и горести, вместе с ними совершали путешествия, сопровождали владельцев к местам военных действий. На картине И.-А. Швабе 11 любимых императорских собак и почти незаметная маленькая обезьянка. Трогательное полотно, но все же отражающее реальную картину - в семье Романовых за все 300 лет царствования животных любили и создавали для них хорошие условия жизни, и даже после смерти питомцев относились к ним с почтением. Сохранилось несколько живописных изображений императоров с собаками и множество фотографий, где сами императоры и императрицы и их дети проводят время вместе со своими питомцами. А. Дюма вспоминал в своих заметках о путешествии по России: "Захотев как-то вознаградить одного из своих сыновей, Николай I уложил его рядом со своей кроватью на расстеленную на полу ту самую старую шинель, на которой спал его пес Гусар. Гусар, старый и грязный спаниель с серой шерстью, был любимчиком императора Николая; он никогда не отлучался от хозяина и пользовался всеми привилегиями избалованной собаки." Франц Крюгер Портрет императора Николая I 1836 холст, масло Государственный музей-заповедник Петергоф Сверчков Н. Е. Портрет императора Александра II Холст, масло 213 x 140 см Московский музей-усадьба Останкино 19th century Так собаки на протяжении всей жизни Александра II были его верными спутниками, с ними он почти никогда не разлучался: путешествовал по России и за границей, совершал прогулки, посещал концерты. В Гатчине Александр III, предпочитавший Гатчинский дворец другим резиденциям, под окнами своего кабинета похоронил верного друга - собаку Камчатку, с которой связана трогательная история. Император Александр II с любимым спаниелем Милордом Фото Императора Александра II Мастерская Г. Франка, Париж, 1860-е гг. Размер 62 х 109 мм Александр II с супругой Марией Александровной Император Александр II с императрицей Марией Александровной и любимой собакой Ливадия Конечно же надо вспомнить и о лошадях, без которых трудно себе представить жизнь того времени. У Романовых были среди них тоже свои любимцы и память о них увековечена на специальном мемориальном кладбище в Царском Селе. ИМПЕРАТОР НИКОЛАЙ Второй на коне Император Николай II на лошади Так в церемонии похорон императора Александра I приняли участие два персональных царских пенсионера - мерин Толстой Орловской и кобыла Аталанта, которые свои пенсии получили за участие в войне с Наполеоном - обе дважды побывали в Париже. После смерти Александра заботу о "ветеранах" взял на себя вступивший на престол Николай I. Он приказал послать лошадей в Царское Село, где были выстроены Пенсионерские конюшни и создано лошадиное кладбище. Лошадиное кладбище Современное фото Автором и исполнителем надгробий стал мастер Степан Анисимов. Каждый памятник состоял из трех плит разного известняка с мраморной доской сверху: на ней указаны имя, даты жизни и отдельные "заслуги" покойника. На кладбище хоронили только лошадей-пенсионеров, и всего образовалось 122 захоронения. Здесь покоятся Флора, любимая лошадь Николая I, носившая его под Варной, Коб, на котором Александр III объезжал войска. Якобы здесь же похоронен и Лорд, с которого Паоло Трубецкой лепил знаменитую конную статую Александра III. Последнее захоронение сделано в 1915 году и кладбище даже пережило Великую Отечественную войну... Будущий император Александр III с собакой Император Александр III и собака Камчатка Памятник собаке Камчатка Но вернемся к собакам... Собаку Камчатку подарили императору Александру III матросы крейсера "Африка", она стала любимой собакой всей семьи. Не стало Камчатки в октябре 1888 года. Тогда царская семья возвращалась в Петербург из Крыма в императорском поезде и едва не погибла в железнодорожной катастрофе. Александр III и его близкие чудом остались живы, император на своих руках удержал обломки крыши вагона и спас семью. Но вот Камчатка... Тело пса привезли в Гатчинский дворец и похоронили в Собственном Его Императорского Величества садике. Тут же спустя годы стали хоронить и других животных - попугаев, кошек, собак. Великая княгиня Мария Фёдоровна с детьми: сыном Георгием, дочерью Ксенией и старшим сыном Николаем (будущим императором Николаем II) и бульдожкой 1876 год Императрица Мария Федоровна с детьми и собакой Семейное фото: император Александр III, императрица Мария Федоровна, Великий князь Сергей Александрович и другие с собакой Grand Duchess Ella, Grand Duke Sergei, and Grand Duke Alexei Alexandrovich with their brother Alexander III, his wife Marie Feodorovna, and a young Nicholas II Любимыми собаками Николая II были Ворон, Иман и Эйра, наследник постоянно играл со спаниелем Джоем, а у девочек был любимец - французский бульдог Ортино (в другой транскрипции Ортипо) подаренный великой княжне Татьяне выздоравливающим офицером - Маламой Дмитрием Яковлевичем, штабс-ротмистром Лейб-гвардии Уланского Её Величества полка. Император Николай II с любимой собакой цесаревича Алексея Джоем Великие княжны Татьяна и Анастасия с французским бульдогом Ортипо Цесаревич Алексей с Джоем С 1905 года семья Николая II постоянно живет в Царском селе и имеется настоящий зверинец - его обитатели от обычных кур и баранчиков до слонов. и конечно же в доме живут и собаки и кошки, их берут с собой в путешествия и на прогулки. Великая княжна Ольга Александровна с собаками Grand Duchess Olga Alexandrovna Romanova of Russia,photographed with her favourite hunting hound, Diana Семья императора Александра III на прогулке Слон в парке Царского Села И для их упокоения отведен специальный уголок, вернее остров посреди пруда - "Детский остров" в Александровском парке. Во второй половине XIX века на острове появилось несколько захоронений любимых императорских собачек с небольшими надгробиями. Здесь и нашли последний приют любимые собаки Ворон, Иман и Эйра и другие животные... Милые животные помогали воспитывать по-настоящему добрых людей, не отсюда ли идут истоки милосердия и любви к несчастным? Еще несколько фотографий с животными Великий князь Михаил Александрович, императрица Мария Федоровна с собачкой, Великая княжна Ольга Александровна и Великая княжна Ксения Александровна в Гатчине 1898 Великий князь Сергей Александрович с императрицей Марией Федоровной с собачкой на первом плане Императрица Александра Федоровна с собачкой Скотти Великая княгиня Елизавета Федоровна с собачкой в Марфо-Мариинской обители Великая княгиня Елизавета Федоровна с собачкой на прогулке Великий князь Михаил Александрович с собакой 1917 Великая княгиня Ольга Александровна с собакой на прогулке Grand Duchess Xenia Alexandrovna Romanova of Russia with a dog Великая княжна Ольга Николаевна Александр III с детьми Михаилом и Ольгой, учителями К. Хисом (слева) и Ф. Тормейером у снежной крепости в Гатчинском парке. Конец 80-х-начало 90-х ггю ЦГАКФФД СПб. Императрица Мария Федоровна, император Николай II, княжны Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия на борту императорской яхты «Полярная звезда» в 1912 году А у Марии Фёдоровны была маленькая собачка Типа. Вот она рядом с Камчаткой Alexandra and Dagmar and their pets take a nice open air carriage ride wearing matching dresses in this print кликабельно Александр III и Мария Фёдоровна в гостях у датского короля Христиана IX Александр III и Мария Фёдоровна в гостях у датского короля Христиана IX Maria Feodorovna, Tsar Alexander III and Grand Duke George Александр III и Мария Фёдоровна с сыном Георгием на борту яхты. 1892 Император Александр III и императрица Мария Федоровна в окружении членов императорской фамилии. Ателье «Братья де Йонг». Красное Село (?), 1887, 1891 или 1892 Александр III с придворными на пикнике. И тут есть собака, даже две Начало 1890 х В Горном Студне. Сидит - Александр II, четвёртый справа - вел. кн.Сергей Александрович. 1877 Русско-Турецкая война. Александр II и Великие Князья Александр III с семьёй у короля Дании Христиана IX на крыльце королевского дворца Фреденсборг. 1891 01. Вел.кн. Сергей А. 1866 02. Вел.кн. Дмитрий Константинович с таксой Вел.кн. Михаил А. Великая княгиня Ольга и ее муж принц Ольденбургский Вел.кн.Павел Александрович в гостях у греческого короля Георга I и Ольги Константиновны. Вел.кн.Сергей Александрович с адъютантом. Италия. 1881 Дети Александра III на палубе корабля. Севастополь, 1890 Императрица Мария Фёдоровна с сестрой Александрой Императрица Мария Фёдоровна с сыном Георгием. 1896. Аббас-Туман Камчатка, любимая лайка Александра III Мария Александровна и её муж Альфред (по обе стороны стола), дочери Виктория, Александра и Беатриса, и сын Альфред, вел.кн. Павел Александрович. Кобург, 1893 год Николай II, Александра Фёдоровна, Мария Фёдоровна, Христиан IX и Ольга в Петергофе Thyra, Dagmar, and Alexandra Grand Duchess Sisters: Princess Thyra, Empress Marie and Queen Consort Alexandra. Тут фотограф застал Камчатку врасплох Tsarevich Alexei Nikolaevich of Russia plays with a sheep during the visit of his family in Hesse, Germany. Цесаревич Алексей. Яхта Штандарт. На даче у Анны Вырубовой foto-history.livejournal.com romanovs-russia.blogspot.com runivers.ru .

Выбор редакции
21 февраля, 05:33

1932 «Наш смотр». Фрейберг Паула Фрицовна.

  • 0

Bo4kaMeda 01 Наш смотр Издатель: Москва : ОГИЗ Молодая гвардия Дата: 1932 Иллюстратор: Фрейберг Паула Фрицовна Описание: Оригинал хранится в [Библиотеке Принстонского университета] Объём: 6 л. Целевая аудитория: для взрослых, научная 02 03 04 05 06 07 08 09 19 pudl.princeton.edu arch.rgdb.ru .