Источник
То, что время пощадило, то, что память сберегла :: LiveInternet
Выбор редакции
24 марта, 05:33

Лайза Миннелли (Liza Minnelli)

  • 0

Bo4kaMeda 01 02 Мейр Джордж Лайза Миннелли. История жизни Это случилось вечером, 8 ноября 1964 года. В сентябре Джуди Гарленд готовилась к концерту в одном из своих любимых залов, лондонском «Палладиуме», перед своей самой любимой публикой – англичанами. По почте ей пришла новая пластинка ее дочери «Лайза, Лайза!», на которой среди прочих песен имелась и «Постарайся вспомнить» из «Фантастике». Джуди была потрясена тем, как дочь исполнила эту песню. Она тотчас позвонила Лайзе. — А ты бы не хотела выкупить со мной в «Палладиуме»? — Ой, нет, что ты, – возразила та. – Это уж слишком — Джуди и ее чадо! Почему ты не хочешь петь одна? 03. Лайза Минелли и Джуди Гарленд Джуди, которая уже рисовала себе, какой фурор они произведут, выступив вместе, пустила в ход материнский авторитет, заявив, что не желает слышать никаких отказов. Лайза просто обязана выступить с ней вместе. Джуди повесила трубку, собрала вокруг себя лондонских репортеров и объявила, что 8 ноября они выступят дуэтом с дочерью. Билеты разошлись мгновенно, и организаторы тотчас же запланировали второй концерт. И снова билеты оказались распроданы в считанные часы. Через океан полетел еще один звонок: «Все распродано, до единого билета! Ну кто бы мог подумать!» Дочери ничего не оставалось, как уступить, но мать вряд ли тогда могла предполагать, чем все это обернется. И если имеется классический пример того, что значит открыть ящик Пандоры, то настоятельное желание Джуди видеть рядом с собой на сцене «Палладиума» дочь и есть та самая иллюстрация. 04. Джуди Гарленд и Лайза Минелли 05. Джуди Гарленд и Лайза Минелли До отъезда в Лондон Лайза попросила своего однокашника по нью-йоркской школе актерского мастерства, Марвина Хэмлиша, сделать для нее несколько сольных аранжировок. 9 сентября Лайза прилетела в Хитроу, где ее встретил тогдашний муж Джуди, Марк Херрон. Наступило 8 ноября, и впервые за всю их взрослою жизнь Лайза и Джуди вместе вышли на сцену перед забитым до отказа залом. Кто-то из английских критиков сумел тонко подметить атмосферу концерта: «Временами возникало невероятное ощущение, будто в Лайзе вам виделась и слышалась Джуди Гарленд, какой она была двадцать лет назад». 06. Лайза Минелли 1964 Лайза выступила с восемью сольными номерами, Джуди исполнила десять. Вместе они спели двадцать песен, причем Лайза обратилась к матери с вариацией на тему «Хэлло, Долли»: «Хэлло, мама, ты все растешь, мама… ты все еще сильна…» Чувство, с каким она исполнила «Кто теперь жалеет?», заставило публику повскакивать с мест. Буквально все в зале ощутили некий электрический заряд, в том числе и Джуди, которая наконец поняла, что ее собственная дочь заняла в сердцах слушателей положенное ей, певице с именем, место. Неожиданно для себя то же самое открытие сделала смущенная, испуганная и взволнованная Лайза. Своим выступлением она затмила собственною мать, заставив ее поблекнуть на фоне своей искрящейся молодости. Джуди тотчас перешла в контрнаступление — она попыталась оттеснить Лайзу на второй план, перебивала ее, а в какой-то момент попробовала даже бесцеремонно сплавить со сцены. 07. Джуди Гарленд и Лайза Минелли 08. Джуди Гарленд и Лайза Минелли «В нашей семье жизнь всегда летела быстрей, чем у других, — скажет Лайза четверть века спустя. — За эти два часа мы прошли с ней такой путь, на который матери и дочери обычно требуются годы. Это было даже забавно, потому что, когда концерт только начался, я еще ничего не успела сделать. И вот я слышу ее полный гордости голос: «Дамы и господа! Лайза Миннелли». И я выхожу на сцену, пою, публике это нравится, мне слышно, как мама из-за кулис подбадривает меня: «Давай, давай, бэби! Молодчина, так держать». 09 Но постепенно, после сольных номеров Лайзы и ее дуэтов с матерью, отношения между ней и Джуди стали совершенно иными. Когда по окончании концерта настал момент уходить со сцены, Джуди отправила дочь в гримерную. Лайза уже было собралась пойти туда, однако, обернувшись, увидела, что мать направилась обратно на сцену, чтобы в одиночку сделать положенный звезде последний поклон. И тогда что-то взорвалось в душе дочери, и она тоже бросилась к публике, чтобы поклониться в последний раз вместе с матерью. И если вначале на сцену еще вышли мать и дочь, то теперь они превратились в соперниц. Это был конец карьеры одной из них и начало карьеры другой. 10-11 «Когда я была молоденькой, – вспоминала Лайза, – я любила запрыгнуть на сцену, чтобы потанцевать, пока мама пела, и это было нечто естественное, спонтанное, нечто такое, что шло от души. Но в «Палладиуме» маме стало ясно, что у нее взрослая дочь, что я уже не ребенок. Уверена, что такой перелом наступает в отношениях .любой матери и дочери. Но в случае с моей мамой это произошло на глазах восьми тысяч зрителей. Мама почувствовала во мне соперницу. Я была уже не Лайза, а другая женщина в ярком свете рампы». Каждая из них повстречала свою судьбу, и с тех пор они больше никогда не выступали вместе. 12-13.Лайза Миннелли с мамой Джуди Гарланд 14-15. Лайза Миннелли с мамой Джуди Гарланд 1946 А началось все в 7.58 утра 12 марта 1946 года в голливудской клинике «Ливанские Кедры». Лайза Миннелли, будущая звезда осчастливила своим появлением на свет двух других звезд, Джуди Гарленд и Винсенте Миннелли. Лайза появилась на свет при помощи кесарева сечения и весила 6 фунтов и 10,5 унций. Несмотря на все опасения Винсенте, что ребенок будет похож на него, малышка Лайза была просто прелесть, унаследовав огромные темные глаза отца и прекрасную кожу матери. Через несколько дней мать и дочь отправились к себе домой, в особняк на Эвансвью-Драйв, где к этому моменту для Лайзы уже была готова детская, которая стоила ни много ни мало 70 тысяч долларов. Вот что значит родиться в Голливуде! То-то еще будет впереди! 16. Родители Лайзы Минелли: Винсент Минелли и Джуди Гарленд 17. Папа, мама и дочь 18. Лайза Минелли, 1940-е Родись Лайза мальчиком, ее назвали бы Винсенте, но поскольку она родилась девочкой, мать с отцом дали ей имя Лайза в честь их старого доброго друга Айры Гершвина, который написал песню о Лайзе и Мей, матери Винсенте. Вот что ... писал не чаявший в ней в ту пору души отец: «Вскоре мне было позволено взглянуть на нашу малышку. Разумеется, она была самой хорошенькой девочкой во всей палате. Все остальные вокруг нее были какие-то сморщенные, как старички, — так и хотелось вставить им в рот по сигаре на манер Эдди Манникма в студии. Лишь один ребенок здесь являл собой само совершенство — никаких морщин. А как она кричала! Заслушаешься, вот это голос!» 19. Лайза Минелли с папой, Винсентом Минелли 20. Лайза Миннелли с отцом 21. Лайза Минелли и Френк Синатра Фрэнк Синатра был первым, кто нанес визит Лайзе, едва она только появилась на свет. Продолжение статьи ЗДЕСЬ 22 23. Лайза Миннелли, 12 лет в 1958 году 24. Лайза Миннелли 1963 25. Лайза Миннелли, март 1963 27. Лайза Миннелли 1967 28. Лайза Миннелли 1973 29. Лайза Миннелли 1977 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39-40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53-54 55-56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75. Лиза Минелли позирует на диване в спальне отеля. Фото Терри О'Нила 76. Лиза Миннелли и Венделл Бертон 1969 77. Лиза Минелли, Июль 1991 78. 79. 1977 80 81. Лайза Миннелли и Уенделл Бертон в фильме Sterile Cuckoo 82. Лайза Минелли с Мартой Грэхэм и Рудольфом Нуреевым 83. Лиза Миннелли и Барбра Стрейзанд 1970 84. Майкл Джексон и Лайза Минелли 85. Принцесса Диана и Лайза Минелли 86. Лиза Миннелли и Михаил Барышников 1977 Оказывается, у Лайзы Минелли был грандиозный роман с русским танцовщиком Михаилом Барышниковым, который одним из первых оказался на Западе. Страстная любовь, несбыточные планы, острый разрыв, долгое необщение. Он молчал о ней, она же на каждом шагу говорила: «Ми-ша!» 17 лет спустя они вновь стали общаться, и она училась у него танцевать. 87. Лиза Миннелли и Михаил Барышников 1977 88 89. 1973: Liza Minnelli, *Cabaret*, in Halston. 90 91. Лайза Минелли и Сэмми Дэвис 92. Лайза Минелли и Джоэл Грей 93. Лиза Миннелли в роли Салли Боулз в сцене из мюзикла "Кабаре", Режиссер Боб Фоссе, Германия, 1972 94. В фильме Кабаре 95. В фильме Кабаре 96. Лайза Минелли и Джоэл Грей 1973 97. Книга Джорджа Мейра — незабываемый портрет знаменитой Лайзы Миннелли, чье имя неразрывно связано с Бродвеем, американской эстрадой и кино. О личной жизни и сценической карьере, об успехах и провалах, о вкусах и привычках этой талантливой актрисы и певицы рассказывается на ее страницах. Перед читателем также предстанет нелегкий жизненный путь ее родителей — легендарных Винсенте Миннелли и Джуди Гарленд и многих других всемирно известных деятелей шоу-бизнеса. Мейр Джордж. Лайза Миннелли. История жизни ФОТОГРАФИИ .

Выбор редакции
24 марта, 05:32

«Али-Баба, или Сорок разбойников». Москва. Изд. Т-ва И. Д. Сытина, 1916.

  • 0

Bo4kaMeda Али-Баба или сорок разбойников: [сказка] Издатель: Москва : Издание т-ва И. Д. Сытина Дата: 1916 Описание: Оригинал хранится в Российской государственной библиотеке; Загл. с обл.: Али-Баба РГБ .

Выбор редакции
24 марта, 05:31

Иван Васильевич, Царь Британский...

  • 0

Bo4kaMeda Marcus Gheeraerts the Elder (c. 1520 – c. 1590) Portrait of Elizabeth I between 1580 and 1585 oil on panel 45.7 х 38.1 cm The Portland Collection, The Harley Gallery А ведь и так могло быть... Вспомним историю 500-летней давности, когда Царь Иоанн IV предлагал руку и сердце королеве Англии Елизавете, а чуть погодя, её племяннице Марии Гастингс. Самое интересное, что он делал это будучи счастливо женатым... Конечно, было бы здорово, если бы королева Елизавета стала бы женою Иоанна, ездили бы мы сейчас все на Ягуарах и Роверах. Впрочем, тут возможен и пессимистичный сценарий - возможно, островитяне пересели бы на Жигули... Но, не сложилось. Ответила хитрая Елизавета нашему соколику, что уже повенчана... с Англией, и будет хранить ей верность, оставаясь девственницей. А иначе, мол, её подданные не поймут. Этот отказ очень оскорбил мужское самолюбие Иоанна, да и женское легкомыслие, не понимающее всех выгод династического брака его сильно раздражало... Сохранилось письмо, переданное русским царём Елизавете: Мы думали, что ты в своем государстве государыня и сама владеешь и заботишься о своей государевой чести и выгодах для государства, — поэтому мы и затеяли с тобой эти переговоры. Но, видно, у тебя, помимо тебя, другие люди владеют, и не только люди, а мужики торговые, и не заботятся о наших государских головах и о чести и о выгодах для страны, а ищут своей торговой прибыли. Ты же пребываешь в своем девическом звании, как всякая простая девица. Иван Грозный, портрет в шляпе Обиженный Иоанн в ярости принялся за соотечественниц, но на восьмой жене он опять вспомнил о туманном Альбионе. Прослышал Иоанн, что есть у Елизаветы племянница красоты необыкновенной, Мария Гастингс, Маша значит по нашему) Но, слухи слухами, а брать кота в мешке всё ж таки не хотелось. И послал Иоанн спецпосланника с особым заданием, Фёдора Писемского. Он должен был привезти портрет невесты и подробно сообщить, в меру ли она дородна, бела ли... Послу были даны инструкции: если скажут, что Государь уже женат, отвечать, что взял он в жены дворянскую дочь, не по царскому своему положению. И если племянница королевы достаточно дородна и "великого дела достойна", то объявить, что Государь жену свою оставит и возьмет в жены Марию Гастингс. Елизавета, наслышанная о любовных подвигах Ивана, решила спасти племянницу. Она сказала послу: "Я слышала, что Государь любит красивых, моя же племянница некрасива... Кроме того, девица лежала в оспе, и нельзя с нее писать портрет, ибо больна она сейчас..." Писемский согласился ждать, пока Мария выздоровеет. Мурыжили его очень долго, но Фёдор был не из тех, кто отступает. И тогда Елизавета пошла на хитрость. Переодела она в дорогие наряды толстую рябую служанку, да и показала Писемскому, выдав за красавицу Марию... Вот только не учла коварная Елизавета то, что на Руси именно такие толстухи и были в цене! Писемский был в восторге) Вот как описывает эту сцену очевидец Джером Горсей: "Увидев ее, он стал пятиться назад, говоря, что может только один раз взглянуть на ангела, которому суждено стать женой его государя." Но, нашлись сочувствующие доброжелатели, и нашептали Фёдору Писемскому, что его обманули. И что могут втайне показать настоящую Марию, которая по словам этих доброжелателей была писанной красавицей. Соломко Сергей Сергеевич Смотрины царской невесты послом Иоанна Грозного в Англии Русский посланник был в шоке. Перед его очами явилось нечто высокое, худое и бледное... С трудом скрывая разочарование, он пишет Иоанну: "Княжна Гунтинск, Мария Гантис, роста высокого, тонка, бела лицом. Глаза у нее серые, волосы русые, нос прямой, пальцы на руках тонкие и длинные" Собственно, подобное описание в тогдашней Московии можно было уместить в одно слово - уродина... Вот такая забавная история взаимоотношение Англии и России 500-летней давности. Ну, а что же русские жёны? Их было восемь, но первая навсегда осталась для Иоанна самой любимой. Анастасия Романовна Захарьина-Юрьева была выбрана 17-летним царем на смотре невест из 1500 девиц. По свидетельствам историков и летописцев, Анастасия — единственная из жен, которую Иван Грозный действительно любил и с которой был счастлив. Прожили вместе они 13 счастливых лет. Она родила ему шестерых детей, большинство из которых умерло в младенчестве. Сама царица скончалась в 1560 году: по одной версии – от болезней и частых родов, по другой – ее отравили. Анастасия Романова на Памятнике 1000 летие России в Великом Новгороде Figure of Anastasia Romanova by George S. Stuart Личную жизнь царя после смерти Анастасии отражают его собственные слова из послания в Кирилло-Белозерский монастырь: Горе мне, окаянному!.. Горе мне, грешному! В пьянстве, блуде и прелюбодействе живу... В преданиях Александровой слободы остались и необычные воспоминания о голых девах, в которых опричная "братия" стреляла из луков, и рассказы о более привычном применении голых дев. Позже Иоанн рассказывал англичанину Горсею, что он "растлил тысячу дев". Вскорости Иоанн Грозный снарядил послов искать ему новую невесту у черкесских князей. В итоге была выбрана Мария Темрюковна (до крещения княжна Кученей) – дочь кабардинского князя Темрюка, шестнадцатилетняя красавица. Иван Грозный всегда выбирал красивых женщин, но историки отмечают, что Мария Черкасская обладала удивительной, особенной красотой. Поначалу она не знала ни слова по-русски, правда через какое-то время выучила язык. Она могла настраивать Ивана Грозного против неугодных ей людей. Также она любила наблюдать за казнями, это доставляло ей странное удовольствие. Левченков А. Царица Мария Темрюковна В 1569 году умерла опостылевшая Мария Темрюковна, с которой царь перед ее смертью сильно ссорился. Не болела - и вдруг умерла. Царь, естественно, обвинил бояр в отравлении жены. Спустя некоторое время Иоанн Грозный устроил смотрины невест: в Александровскую слободу привезли две тысячи самых красивых девушек. Сначала царь отобрал 24 красавицы, потом — 12. “Конкурс” был серьезным: сначала девушек осматривали бабки, потом — доктора. В последний день их заставили раздеться догола, после чего царь с сыном Иваном их осмотрели и сделали окончательный выбор. Самой здоровой, желанной и красивой оказалась Марфа Собакина. Брак состоялся 28 октября 1571 года, но уже через 15 дней царица Марфа скончалась и, как утверждал царь, скончалась девственницей. Как и в случае с первыми двумя женами Ивана Грозного, ранняя кончина царицы породила подозрения в отравлении и вызвала монарший гнев. Под подозрение попали родственники покойных цариц Анастасии и Марии. Брата последней, Михаила Темрюковича, посадили на кол, а в общей сложности по результатам расследования этого дела было казнено около 20 человек. После смерти Марфы Иоанн Грозный стал еще более подозрительным и считал, что его хотят свергнуть. Поэтому следующая жена у него появилась не сразу. Ей стала девушка восемнадцати лет, Анна Колтовская. Церковь с трудом разрешила Ивану Грозному третий брак, но на четвертый она не могла согласиться. Анна была не против любимых занятий царя (в основном оргий и шумных гуляний): в ее дворцовой половине всегда было много женщин, которые были готовы всячески угождать Ивану IV. Виктор Михайлович Васнецов (1848 1926) Царевна у окна (Царевна Несмеяна) По одной из версий, она боролась с опричниной: борьба была успешной, многие опричники были казнены. Ее любил царь и народ, но не любили бояре, известные своей способностью “нашептывать” царю. Именно они надоумили царя заключить Анну в монастырь. Так она стала схимонахиней Дарьей, что означало одиночество до конца жизни. Царица была заточена в подземную келью. После смерти Иоана Анну хотели выпустить, но она осталась в монастыре и умерла в августе 1626 года. Мария Долгорукая — пятая жена Ивана Грозного. Свадебный пир по поводу этого брака состоялся в ноябре 1573 г. и был очень пышным и веселым. Приехало много именитых гостей, а на улицы Москвы были выставлены столы, заполненные хлебом, мясом и рыбой, а также десятки бочек пива и браги. Однако после брачной ночи Иван вышел из опочивальни печальным и даже удрученным. Затем он приказал закладывать санный поезд и ехать в Александровскую слободу. На следующий день обитатели Александровской слободы увидели, как из ворот царской усадьбы выехали сани, а в них, опутанная веревками, лежала молодая жена Ивана Грозного. Картина художника Владислава Нагорнова Лошадь подтащила сани к полынье, пробитой в центре замерзшего пруда, и остановилась. Из ворот следом выехал царь, а с ним рядом шел какой-то начальный человек и, обращаясь к слободчанам, столпившимся на берегу, громко произнес: «Православные! Ныне узрите, как карает великий государь измену. Князья Долгорукие обманным воровским обычаем повенчали государя с девкой, коя до венца слюбилась с неким злодеем и пришла во храм в скверне блудодеяния, о чем государь не ведал. И за то злое, изменное дело повелел великий государь девку Марийку в пруду утопить!» Анна Васильчикова — шестая супруга царя Ивана Грозного. Царь взял ее к себе в жены около 1575 г. Свадьбу играли в узком кругу, никаких обрядов не справляли. Василий Иванович Суриков «Царевна», 1911 Этюд к картине «Посещение царевной женского монастыря» (1912). Таганрогская картинная галерея К этому времени Малюту Скуратова-Бельского сменил новый временщик — Василий Умной-Колычев, и царь женился, по предположению некоторых историков, на его родственнице Анне Васильчиковой. Уже через несколько месяцев Умной попал в опалу, а с ним и Васильчиковы. На третий день после казни Умного царь насильно отослал жену в Суздальско-Покровский монастырь. Седьмая жена Василиса Мелентьева – была женой приближенного Ивана Грозного Никиты Мелентьева. Однажды царь, желая оказать подчиненному особое внимание, приехал к нему в гости. Там он увидел красавицу Василису Мелентьеву, которая приглянулась стареющему Ивану IV. После этого ее муж заболел и умер, а через несколько дней Василиса появилась во дворце. Неврев Николай Васильевич (1830 1904) Василиса Мелентьевна и Иван Грозный Удивительно, но Иван Грозный был готов исполнять все ее прихоти . Из дворца были удалены все женщины, которые могли стать соперницами Василисы. Оргии, гуляния, казни практически прекратились – царь присмирел. Василиса хотела стать царицей и достигла своей цели: царь обвенчался с ней. Они прожили вместе два года. Но однажды царь зашел в спальню и увидел жену с любовником. Грозный хоть и любил жену, но приказал вырыть яму на окраине Александровской слободы. Состоялись похороны двух людей, причем священник даже не знал, кого хоронит. В одном гробу был Иван Колычев, а в другом – Василиса Мелентьева, по легенде, живая, связанная, с заткнутым ртом. Мария Федоровна Нагая — последняя, восьмая жена Ивана Грозного, дочь окольничего Ф.Ф. Нагого. Замуж вышла в 1580 г. с венчанием и богатой свадьбой. В 1582 г. родила Ивану Грозному сына Дмитрия, но вскоре стала царю неугодной и была отправлена в Углич. Иван Грозный, Мария Нагая и царевич Димитрий, автор кукол Ал. Кукинова Из истории Смутного времени мы знаем и о смерти Димитрия, и о той роли, которую пришлось сыграть Марии Нагой, опознав в Лжедмитрии своего погибшего в Угличе сына... Царица Марфа обличает Лжедмитрия. Раскрашенная литография по эскизу В. Бабушкина. Государственный исторический музей Что же касается самого любвеобильного царя Иоанна Грозного, так его сватовство к английской княжне происходило как раз в то время, когда Мария Нагая была беременна сыном Димитрием. Кстати, будучи разочарованным внешностью Марии Гастингс, мысли об Английской невесте так и не оставили Иоанна. Взор свой он обратил в сторону некой Анны Гамильтон. Но, увы... Английскому проекту не суждено было сбыться. 18 марта 1584 года он внезапно умер за игрой в шахматы. Маковский К. Е. Смерть Ивана Грозного skif-tag.livejournal.com .

Выбор редакции
23 марта, 05:43

ГАТЧИНА на старых открытках и фотографиях (продолжение)

  • 0

Bo4kaMeda НАЧАЛО 01. Павловский собор со стороны ул. Малогатчинской 02. Вид на Павловский собор 03. Церковь Всех Святых 04. Церковь Всех Святых. Иконостас 05. Вокзал Балтийской ж. д. 06. Вокзал Балтийской ж. д. 07. Вокзал Балтийской железной дороги 08. Балтийский вокзал 09. Вокзал Балтийской железной дороги 10. Вокзал Варшавской железной дороги 11. Вокзал Варшавской железной дороги 12. Варшавский вокзал 13. Гатчинская церковно-приходская школа 14. Реальное училище имени имп. Александра III 15. Приходское училище императора Павла I 16. Женская гимназия Ведомства учреждений императрицы Марии 17. Богоугодные заведения Императора Павла I 18. Гатчинская имени Протопресвитера А. А. Желобовского богадельня для призрения увечных, больных и престарелых священнослужителей, сирот и вдов военного и морского духовенства. 19. Гатчинский сиротский институт 20. Лечебница для хронически больных детей 21. Урок танцев в Сиротском институте императора Николая I 22. Придворный госпиталь в Гатчине 23. Учительская семинария имени императора Александра II 24. Приют Гатчинского благотворительного общества 25. Приют и школа Императрицы Марии Феодоровны 26. Гатчинское Общественное собрание 27. Здание Дворцового управления на Люцевской улице 28. Оренбургская казачья сотня 29. Центральная телефонная станция 30. Круглая Рига 31. Соборная улица 32. Соборная улица 33. Крестный ход по Михайловской улице. 1912 34. Александровская улица 35. Александровская улица 36. Большой проспект 37. Большой проспект 38. Люцевская улица 39. Люцевская улица 40. Малогатчинская улица 41. Михайловская улица 42. Михайловская улица 43. Площадь Коннетабля 44. Егерская слобода 45. Лавка на базаре 46. Старое кладбище 47. Мост императора Павла I 48. Станция Гатчина-Варшавская. Здание приёмного покоя 49. Лютеранская церковь Святого Петра. Вид с крыши на Гатчину. 1900-е 50. Лютеранская церковь 51. Немецкая кирха 52. Лютеранская церковь Святого Петра. 1900-e 53. Костёл 54. Монастырь. Торговая площадь 55. Собор 1900-е 56. Егерская церковь 57. Подворье Мариинского женского монастыря 58. Эстонская православная церковь 59. Церковь Покрова Пресвятой Богородицы 60. Церковь Покрова Пресвятой Богородицы. Интерьер церкви 61. Водовозы 62. Яхта «Миролюб» и фрегат «Эмпренабль» 63. Императрица Мария Федоровна среди персонала и раненых офицеров Лазарета ее имени.1905 64. Н. А. Шилов, Н. С. Брасова и княгиня А. Г. Вяземская в гатчинском Зверинце 6 января 1915 65. Дружеская встреча офицеров гвардейского полка, расквартированного в Гатчине. 1904 66. В пользу Гатчинского комитета Красного Креста 67. На крыльце дома Вульфертов на Багговутовской улице 68. Дача Любови Иосифовны Аничковой летом 1894 года 69. Отправка 23-й батареи на фронт. 1904 70. Вид на город humus.livejournal.com фото .

Выбор редакции
23 марта, 05:34

Колокола Московского Свято-Данилова монастыря

  • 0

Bo4kaMeda В христианской традиции колокольный звон используют с IV века. Это способ собрать верующих в храм, оповестить о начале богослужения, подчеркнуть и украсить его важные моменты. Надвратная колокольня с церковью Симеона Столпника Данилова монастыря Коротко: Количество — 18 колоколов. Общий вес — около 27 тонн. Литье — с XVII по XX век. Самый старший колокол отлит Федором Моториным по заказу царя Федора Алексеевича в 1682 году. Интересно, что Федор Моторин — отец Ивана Моторина, который отливал знаменитый Царь-колокол. Cамый большой благовестник — 722 пуда (12 т). Был отлит в 1890 году, после повреждения имеющегося 314-пудового колокола. О его создании гласит надпись: из стараго в 300 пудов, с прибавлением новаго высокаго качества металла, старанием о. Архимандрита Ионы, жертвою купчихи Анастасьи Сергеевны Захаровой о упокоении ея мужа раба Божия Иоанна. Москва. Завода Финляндскаго лил мастер Ксенофонт Веревкин. Колокола Данилова монастыря. К 1930-м годам многие старинные колокола бывшей Российской империи были уничто­жены в процессе борьбы с религией. Набор из 18 колоколов Свято-Даниловского монастыря, который закрыли в 1930 году, сохранился чудом. В том же году американский промышленник Чарльз Ричард Крейн выкупил их за 17 000 долларов и перевез в США. Набор колоколов установили на башне одного из общежитий университетского городка в Гарварде. Чарльз Ричард Крейн (англ. Charles Richard Crane, 1858 — 1939) — промышленник, мультимиллионер, дипломат, ближайший советник по русским делам президента Вудро Вильсона. В 1983 году Свято-Данилов монастырь вернули Русской Православной Церкви. Переговоры о возвращении монастырских колоколов начались в это же время, но затянулись более чем на 20 лет. В 2007 году из-за океана прибыл первый колокол, а в 2008-м — остальные. В обмен на древние колокола Гарвардскому университету отлили в Воронеже точные копии. Гарвард. Вот он, красно-кирпичный университетский городок. Белая башня в правом верхнем углу это и есть колокольня Lowell House. Колокольня в Гарварде Пульт управления и малые колокола 17 марта 2009 года, на престольный праздник святого благоверного князя Даниила Московского, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл возглавил в монастыре торжества в честь первого звона старинных колоколов обители. Исторические колокола Свято-Данилова монастыря вернулись в знаменитую обитель после 80 лет пребывания в США. Колокола прибыли на судне из Нью-Йорка в Санкт-Петербург, а оттуда отправились в Москву, побывав в Новгороде и Твери, где святыню встречали крестные ходы. В Москве автоколонна с колоколами прибыла на площадь Серпуховской заставы, где ее ждали насколько сотен верующих и братия Свято-Данилова монастыря с иконами и хоругвями. Возвращению русских святынь вместе с верующими радовались профессора и студенты Гарвардского университета, в котором ранее хранились колокола. Они много сделали для того, чтобы святыня вернулась на родину. Виды колоколов: Благовестники: самые крупные колокола, управляются педалями и раскачкой языка. Праздничный — используется во время двунадесятых праздников, на Пасху, при встрече епископа и в других торжественных случаях. Воскресный — используется в воскресные дни и в дни великих праздников. Полиелейный — используют в дни, когда по уставу совершается полиелейное богослужение. Постовой — используется Великим постом. Будничный — используется в будни. Подзвонные — колокола среднего веса, к языкам которых крепятся веревки, связанные между собой (связка). Звонарь управляет ими левой рукой. Используются во время трезвона. Зазвонные — самые маленькие колокола. Звонарь управляет ими правой рукой. Используются во время трезвона. Интересные факты ► О красоте звона Свято-Даниловского монастыря упомянул писатель Иван Бунин в своем цикле «Странствия»: …Недавно, в прекрасный сентябрьский вечер, шел в Данилов монастырь. Когда подходил, ударил большой колокол. Вот звук! Золотой, глухой, подземный… На могиле Гоголя таинственно и грустно светил огонек неугасимой лампады и лежали свежие цветы. Возле стояли, кланялись и крестились старичок и старушка, очень старомодные, милые и жалкие. Я спросил, кто это так хорошо содержит могилу? Старичок ответил: «Монахи. А вы думаете, что все погибло? Нет еще…» — затрясся и заплакал. Старушка взяла его под руку: «Пойдем, пойдем, ты совсем впал в детство», — и повела его, плачущего, по дорожкам к воротам. ► Перед тем как Даниловские колокола покинули Гарвард, в американский студенческий городок приезжали русские звонари и устроили прощальный концерт на древних колоколах. ► В монастыре работает колокольный центр. Он занимается научной деятельностью, популяризацией русских звонов, организацией фестивалей. Центр воссоздает утраченные колокола и дополняет существующие ансамбли. В монастыре действует одна из лучших школ звонарей в Москве. *кликабельно Фото Владимира Ештокина foma.ru chatlanin.livejournal.com .

Выбор редакции
23 марта, 05:31

Греховность была ей к лицу… Духи для Лили Брик

  • 0

Bo4kaMeda О роковых женщинах остается воспоминаний больше, чем о добродетельных. И воспоминания эти всегда ярче. Легче запоминаются их облик, их способы обольщения, их дерзкие поступки и фразы, их наряды и их духи… Лиля Юрьевна Брик была поистине роковой женщиной. Более всего она известна как величайшая любовь «певца революции» Владимира Маяковского. Но не было бы в ее жизни Маяковского – все равно она осталась бы в памяти современников. Яркая, очень яркая женщина, ошеломлявшая всех как в 20-е, так и в 70-е годы ХХ века – и в молодости, и в старости. Николай Пунин (искусствовед, будущий муж Анны Ахматовой) очарованный Лилей, писал: «Зрачки её переходят в ресницы и темнеют от волнения; у нее торжественные глаза; есть наглое и сладкое в её лице с накрашенными губами и темными веками… Муж оставил на ней сухую самоуверенность. Маяковский — забитость, но эта «самая обаятельная женщина» много знает о человеческой любви и любви чувственной. Ее спасает сила любви, определенность требований...» Аркадий Ваксберг вспоминал о встрече с уже пожилой Лилей Юрьевной: «Лиля Юрьевна... благоухает французскими духами. Ухоженное лицо, где морщины выглядят как искусная графика, кажется творением великого мастера. Ее рыжие волосы, тронутые не скрываемой уже сединой, изумительно сочетаются с темно-карими глазами, серебряной брошью с большим самоцветом посередине, цепочками разноцветных бус и благородно-черным тоном модного платья, для нее сочиненного, ей одной посвященного. В кокетливые сапожки засунуты ноги немыслимой тонкости. Спички — не ногти. Я постыдно ловлю себя на мысли: как им выдержать невесомость даже хрупкого тела? И еще на другой: в каком странном контрасте находится эта хрупкость с сильным и звонким голосом, с богатством его красок — у нее, неотвратимо идущей к девяноста годам». Она умела быть заметной. Более того: она делала все, чтобы ее замечали. Она покрасила стены комнаты, в которой жила с первым мужем, Осипом Бриком, в кобальтовый цвет: на этом фоне нежнее казалась ее белая кожа, темнее — глаза, а цвет рыжих волос начинал отливать червонным золотом. Она любила и умела эпатировать: носила полностью прозрачное платье без чехла, фотографировалась обнаженной. А в старости она будет носить кокетливые брючки канареечного цвета... Она всегда, каждую минуту своей жизни старалась произвести впечатление на окружающих, даже если не имела цели кого-нибудь обольстить. …Что особенно интересно лично для меня в документах, оставшихся от Лили Юрьевны Брик — не ее любовные и дружеские связи, не ее авантюры, нет: косметика и духи, о которых она пишет. От нее мы можем узнать, что было модно, популярно, дорого, элегантно. И недоступно для «простой советской женщины». Но она никогда не была простой. И советской тоже. Ароматы играли значительную роль в жизни Лили Брик. Она меняла их с течением времени, моды и с переменами своего мироощущения. Редкий случай: по письмам и мемуарам можно составить полный список духов, которыми пользовалась эта роковая женщина с семнадцати до восьмидесяти семи лет. 01. Лили с матерью и сестрой Эльзой. Мюнхен, 1906 02. Сестры Лили и Эльза Каган Родилась Лиля Юрьевна Брик в Москве 11 ноября 1891 года. Отец — юрист Урия Александрович Каган. Мать — пианистка Елена Юльевна Берман. Мать давала дома музыкальные вечера, у девочек — Лили и Эльзы — была гувернантка-француженка, позже они учились в частной гимназии. Кстати, родители назвали старшую дочь Лили — в честь Лили Шенеман, возлюбленной великого Гете, которого боготворил Урия Александрович. «Лилей» она стала, когда повзрослела, наступили новые времена, и изысканное «Лили» всем казалось смешным и претенциозным. Влюбляться в нее начали, когда ей было тринадцать. Среди влюбленных был семнадцатилетний Осип Брик, сын обеспеченного торговца. Лили он тогда не показался интересным. Первый любовник у нее появился, когда ей было пятнадцать. Кто это был — не известно, но у связи были последствия: Лили забеременела, чем едва не убила своих почтенных родителей. Пришлось искать врача для подпольного аборта. Больше она не беременела никогда и никогда об этом не жалела. В 1909 году Лили поступила на математический факультет Высших женских курсов, потом бросила — увлеклась живописью и лепкой. А в 1915 вдруг «заболела» балетом, поставила в комнате станок и брала уроки у балерины Александры Доринской, которая позже вспоминала свою ученицу: «...Среднего роста, тоненькая, хрупкая, она являлась олицетворением женственности. Причесанная гладко, на прямой пробор, с косой, закрученной низко на затылке, блестевшей естественным золотом своих воспетых ... «рыжих» волос. Ее глаза действительно «вырылись ямами двух могил» – большие, были карими и добрыми; довольно крупный рот, красиво очерченный и ярко накрашенный, открывал при улыбке ровные приятные зубы. Бледные, узкие, типично женские руки, с одним только обручальным кольцом на пальце, и маленькие изящные ножки, одетые с тонким вкусом, как, впрочем, и вся она, в умелом сочетании требований моды с индивидуальностью подхода к ней. Дефектом внешности Лили Юрьевны можно было бы посчитать несколько крупную голову и тяжеловатую нижнюю часть лица, но, может быть, это имело свою особую прелесть в ее внешности, очень далекой от классической красоты». Впрочем, некоторые — особенно часто женщины — находили Лили наредкость непривлекательной и удивлялись, почему ее так любят мужчины. Одна современница записала: «Боже мой! да ведь она некрасива. Слишком большая для маленькой фигуры голова, сутулая спина и этот ужасный тик». Но поклонники у некрасивой Лили не переводились. До старости она будет вызывать у мужчин интерес. Это выглядело, как колдовство. Она могла «увести» мужчину из семьи, казавшейся крепкой и счастливой... Лиля Брик. Фото Осипа Брик 1920-е Лиля Юрьевна щедро делилась тайнами своего успеха: надо просто позволять мужчине все, что ему запрещают дома — курить, лежать в одежде на кровати. Надо разделять его интересы, говорить с ним о том, что его волнует, надо с ним путешествовать, вместе отдыхать, чтобы оставаться для него всегда женщиной-отдыхом, женщиной-праздником. «Ну, а остальное сделают хорошая обувь и шелковое десу». Как только кончились голодные времена, она начала следить за своим весом, чтобы ни в коем случае не потолстеть. Всегда носила шелковое белье, тонкие чулки и яркие наряды. Лиля Юрьевна записала в дневнике 15 декабря 1919 года: «Думают, что форма не играет роли. А я говорю, что новое платье может подогреть чувство». И духи. И косметика. Лили всегда красилась. Даже когда это временно сделалось немодным. Даже когда это могло показаться смешным на ее старом лице... Но — не казалось. Она умела так держаться, что никогда не казалась смешной со своим макияжем, в своих причудливых нарядах, сильно надушенная оригинальными, всегда иностранными духами. В 1910-м Лили наконец обратила внимание на Осипа Брика. Когда она согласилась выйти за него замуж, Осип буквально летал от счастья, а его родители были в ужасе: о старшей дочке Каганов ходили чудовищные сплетни. И все же Осип и Лили поженились в феврале 1912 года. Молодожены Лили и Осип с Эльзой. Осипа она очень любила. Пожалуй — больше, чем кого бы то ни было из тех, кого ей случалось любить. Лили признавалась в этом открыто: «Но я любила, люблю и буду любить его больше, чем брата, больше, чем мужа, больше, чем сына. Про такую любовь я не читала ни в каких стихах, нигде. Я люблю его с детства, он не отделим от меня». В июле 1914 года Лили и Осип переехали в Петроград. Квартиру, которую сняли родители Осипа, Лили — уже Лиля! — превратила в литературный салон. К ней с удовольствием приходили писатели, поэты, музыканты, художники, кинематографисты — она интересовалась всеми людьми и всеми видами искусства. Её общительности, огня и обаяния хватало на всех. В июле 1915 года ее младшая сестра Эльза привела в эту квартиру поэта-футуриста Владимира Маяковского. Владимир ухаживал за Эльзой... Но стоило ему один раз увидеть Лилю — и судьба его была решена. В первый же вечер он посвятил ей поэму. И дальше он уже не мог жить без нее. Лиля была замужем за Осипом Бриком, причем вполне счастливо. Но счастливое замужество для нее не исключало отношений с другим мужчиной. Лиля была умной и хитрой, очень опытной, достаточно жесткой, чтобы укрощать темперамент Маяковского, и достаточно чуткой, чтобы разглядеть в нем мальчика и заботиться о нем по-матерински. К тому же она была пикантна — со своей дерзостью, клетчатыми чулками, лисьими хвостами на шали и огромными украшениями. Она была способна играть в теннис обнаженной, но при этом обращалась с Владимиром на «вы», соблюдая «пафос дистанции». Лиля стала для Владимира не просто желанна, но необходима. Он даже переехал, чтобы быть поближе к ней. Уже в старости она говорила: «Это было нападение, Володя не просто влюбился в меня, он напал на меня. Два с половиной года не было у меня спокойной минуты – буквально. И хотя фактически мы с Осипом Максимовичем жили в разводе, я сопротивлялась поэту. Меня пугали его напористость, рост, его громада, неуемная, необузданная страсть. Любовь его была безмерна. Володя влюбился в меня сразу и навсегда» «Я любила заниматься любовью с Осей. Мы тогда запирали Володю на кухне. Он рвался, хотел к нам, царапался в дверь и плакал», – призналась она же Андрею Вознесенскому. В 1916 Маяковский написал ей – «вместо письма»... Завтра забудешь, что тебя короновал, что душу цветущую любовью выжег, и суетных дней взметенный карнавал растреплет страницы моих книжек… Слов моих сухие листья ли заставят остановиться, жадно дыша? Дай хоть последней нежностью выстелить твой уходящий шаг. «Лиличка!» 26 мая 1916 г. Петроград Решение о начале серьезных отношений приняла Лиля: когда сочла это приемлемым для себя. А Осип, – с которым Лиля продолжала жить, хоть и считала, что они «фактически в разводе», – этому решению покорно подчинился. В их семье существовал запрет на выяснение отношений. Владимир Маяковский и Лиля Брик в кадре из фильма «Закованная фильмой» 1918 год. Осип окончил юридический факультет Московского университета, но служил в фирме отца, а после революции стал юристконсультом ЧК. Маяковский относился к Осипу без ревности. Как к другу или брату. В письмах неизменно передавал ему приветы. Так они и жили – будто два законных мужа одной жены. «Супружество втроем» вызывало недоумение у окружающих, но в те времена, когда ломались старые устои и утверждалась новая нравственность, в творческой среде постарались принять и понять трио Маяковского и Бриков. Вместе они пережили самые трудные времена, когда практически голодали. Но все же эти страшные послереволюционные годы остались в памяти Лили, как самые счастливые в их жизни: была любовь, было взаимопонимание, были надежды на какое то невероятное светлое будущее. Литературный успех Маяковского достиг в эти годы пика. Он наконец получил серьезное признание. Много и плодотворно работал. Лиля исполняла для Маяковского все функции писательской жены: вычитывала гранки, следила за публикациями, за критическими статьями. Она вспоминала: «Володя писал стихи постоянно. Во время обеда, прогулки, разговора с девушкой, делового заседания - всегда! Он бормотал на ходу, слегка жестикулируя. Ему не мешало никакое общество, помогало даже...» Маяковский нуждался в Лиле всю оставшуюся жизнь. В ее советах, похвалах и критике. Из каждой поездки он писал ей, называя ее то Лисой, то Кисом, подписываясь «твой Щен». «Дорогой-дорогой, милый родной и любимый кисячий детик лис. Я дико скучаю по тебе и ужасно скучаю по вас всех (по «вам всем»?)...». «Дорогой, милый, изумительный и родной Кис... Не забывай меня, мой родненький, я тебя ужасно люблю и я твой ужасно» «Люблю и целую тебя, родненькая. Пиши, детик!» Лиля посылала Владимиру подробнейшие инструкции относительно того, что необходимо для нее купить: «В Берлине: Вязаный костюм № 44 темно-синий (не через голову). К нему шерстяной шарф на шею и джемпер, носить с галстуком. Чулки очень тонкие, не слишком светлые (по образцу). В Париже: 2 забавных шерстяных платья из очень мягкой материи. Одно очень элегантное, эксцентричное из креп-жоржета на чехле. Хорошо бы цветастое, пёстрое. Лучше бы с длинным рукавом, но можно и голое. Для встречи Нового года. Чулки. Бусы (если ещё носят, то голубые). Перчатки. Очень модные мелочи. Носовые платки. Сумку (можно в Берлине дешёвую, в K.D.W.) Духи: Rue de la Raix, Mon Boudoir и что Эля скажет. Побольше и разных. 2 кор. пудры Arax. Карандаши Brun для глаз, карандаши Haubigant для глаз Машина: Лучше закрытая — conduite intérieure — со всеми запасными частями, с двумя запасными колесами, сзади чемодан. Если не Renault, то на пробку [нарисована фигурка]. Игрушку для заднего окошка. Часы с заводом на неделю. Автомобильные перчатки » «Эля» — это младшая сестра Эльза, которая в 1918 году вышла замуж за французского офицера Андре Триоле и уехала в Париж. Она подсказывала, носят ли еще бусы и помогала выбирать «очень модные мелочи». Эля и Лиля 1918 Как жаль, что теперь мы не узнаем, какие духи были куплены согласно пометке «побольше и разных» «Рейтузы розовые 3 пары, рейтузы черные 3 пары, чулки дорогие, иначе быстро порвутся... Духи Rue de la Paix, Пудра Hubigant и вообще много разных, которые Эля посоветует. Бусы, если еще в моде, зеленые. Платье пестрое, красивое, из крепжоржета, и еще одно, можно с большим вырезом для встречи Нового года» И еще: «Очень хочется автомобильчик! Привези, пожалуйста!» Маяковский серьёзно относился к заказам любимой Лилички. Покупал все по списку. Отчитывался из Парижа: «Первый же день приезда посвятили твоим покупкам. Заказали тебе чемоданчик — замечательный — и купили шляпы, вышлем, как только свиной чемодан будет готов. Духи послал; если дойдет в целости, буду таковые высылать постепенно. Осилив вышеизложенное, займусь пижамками». Немецкий издатель Виланд Герцфельде вспоминал, как сопровождал Маяковского в Берлине в дамский магазин, из любезности согласившись стать для него переводчиком. «В отделе дамского белья он жестами объяснил продавщице, что просит из каждого ящика выложить на прилавок несколько образцов. Когда это было проделано, он принялся рассматривать вещь за вещью, а потом сказал: «Пишите!» И, медленно диктуя, пошел придирчиво, как полководец, осматривая войска, вдоль прилавка. Девушка по другую сторону едва поспевала за ним, при этом, как и я, учась считать по-русски до шести. Длинные пальцы Маяковского указывали меж тем, сколько чулок, кружевных платочков, разного белья он хотел купить. Кое-что он не хотел брать. Раз или два он сомневался и менял желаемое количество. Несмотря на это, он произвел на меня и, очевидно, на продавщицу, ставшую на глазах приветливей, впечатление человека решительного, знающего, чего хочет. Короче, это был на редкость способный покупатель, разбиравшийся в этом товаре. Я спросил Маяковского, зачем он многое купил в двойном количестве и вообще так серьезно отнесся к этому. Он ответил, что не хотел бы возвращаться в Москву без подарков и очень важно не забыть никого и всем привезти нужного размера. Только здесь я вспомнил, что он совсем не спрашивал о ценах, хотя нельзя сказать, чтобы деньги были ему безразличны» Говорили, будто поэт привозил своей возлюбленной сигары всех цветов радуги. Лиле нравилось курить фиолетовую сигару, будучи наряженной в фиолетовое платье, или синюю — будучи в синем. Привез Маяковский Лиле и «автомобильчик». Лиля легко научилась водить и гордилась тем, что в Москве 1928 года за рулем Рено могли видеть только ее и жену французского посла. А Маяковский оправдывался перед читателями в стихотворении «Ответ на будущие сплетни»: Простите, пожалуйста, что я из Парижа привез Рено, а не духи и не галстук... На самом деле он привез и духи и галстук. Галстук — замшевый, поражавший всех в Москве. Духи для Лили — «Mon Boudoir» Houbigant: сладкий амброво-ванильный аромат с сильной животной нотой. Лиля любила носить шелк и мех. Это аромат напоминал ей шелк и мех. Владимир подарил Лиле кольцо-печатку с буквами «ЛЮБ» — в этом слове для него были заключены и инициалы любимой женщины, и — если читать по кругу — признание «ЛЮБЛЮ», которое он вырезал бы на своем сердце, если бы мог. С этим кольцом она не расставалась никогда. В старости, когда кольцо уже не налезало на пальцы с опухшими суставами, Лиля Юрьевна носила его на мизинце, а потом перевесила на золотую цепчку. И носила рядом с другой цепью, на которую в день похорон Маяковского повесила принадлежавшее ему огромное кольцо. Мать и сестры Маяковского считали, что по вине Лили, из-за увлечения ею Владимир так и не женился, не завел детей. А ведь у него еще были страстные влюбленности. Но никого и никогда он не любил так, как Лилю. Однако, главным для Маяковского всегда было его творчество. Он ушел, когда понял, что его вот-вот свергнут с поэтического Олимпа. Ушел из жизни, чтобы остаться в поэзии. Ушел, когда на его выступлениях ему перестали неистово аплодировать, а начали высмеивать и освистывать. Владимир Маяковский. Берлин 1922 Владимир Маяковский застрелился 14 апреля 1930 года. Прощальную записку он написал за два дня до самоубийства. И там есть слова: «Лиля — люби меня» И она любила...Так, как умела любить. Лиля Юрьевна заявляла: «Я всегда любила одного — одного Осю, одного Володю, одного Виталия и одного Васю...» Она считала, что у нее было четыре мужа: Осип Брик, Владимир Маяковский, Виталий Примаков и Василий Катанян. И неважно, что иногда одновременно у нее было два мужа... Осип Брик и Владимир Маяковский. Осип Брик и Виталий Примаков. Официально же у нее было два брака — с Осипом Бриком и Василием Катаняном. Виталий Маркович Примаков (1897 — 1937) Виталий Примаков был видный советский военачальник, в Гражданскую — командир красного казачества, во время романа с Лилей — заместитель командующего Ленинградским военным округом. Ради Лили он оставил семью. Поселился с ней и Осипом. Впрочем, на месте он оставался недолго, ему приходилось часто ездить в командировки и он увозил Лилю с собой, потому что не мог с ней расстаться. У Осипа в то же время случился роман с Евгенией Гавриловной Соколовой, женой кинорежиссера Виталия Жемчужного, и одно время они жили уже не втроем, а вчетвером... Примакова расстреляли в 1937 году, по «делу Тухачевского». Лилю не тронули. и вряд ли только потому, что они с Примаковым не были официально расписаны. Ведь сослали едва ли не всех женщин, которые состояли в любовной связи с Михаилом Тухачевским... Но даже мертвый, Маяковский оберегал жизнь Лили. В 1938 году Лиля Юрьевна Брик оказалась в списке подлежащих аресту особо значимых персон, который предъявлялся на утверждение лично товарищу Сталину. Имя ее из списка Сталин вычеркнул. По легенде — со словами: «Не будем трогать жену Маяковского» Вряд ли на самом деле он кому то объяснял свои действия. Известно, что все списки он просматривал в своем кабинете и без свидетелей. Но фактом остается, что Лилю Брик не трогали ни во время ежовских чисток, ни позже, ни даже в период борьбы с «космополитами». Когда не стало Маяковского, наряды и духи Лиле присылала сестра Эльза. К тому времени она уже сменила мужа (ушла к писателю Луи Арагону), но сохранила фамилию Триоле, потому что сама успела снискать литературную славу и читатели знали ее под этой фамилией. Эльза не только покупала для Лили духи, косметику, белье и чулки: имея точные мерки, она заказывала сестре платья, пальто и шляпки в парижских ателье. Теперь уже ей Лиля писала списки необходимого: «Платье, которое ты мне прислала, ношу не снимая. То же со шляпами. Если ты уже получила деньги, купи мне, пожалуйста, два полувечерних платья (длинные) — одно черное, второе какое-нибудь (если не слишком дорого, что-нибудь вроде парчи (обязательно темной), и туфли к ним. Материи в этих платьях — позабавнее, туфли — тоже. Потом мне нужно 4 коробки моей пудры (телесного цвета); 3 губных карандаша Ritz — твоего цвета, румяна Institut de beaute...» Влюбленный в Лилю с юности литератор Василий Катанян вспоминал: «Вообще все в ней было неоднозначно. И ее образ никак не укладывался ни в какие конструкции. Ратовала за «Моссельпром»? Да, но с удовольствием покупала и там, и у богатых нэпманов. С восторгом относилась к рекламе «Резинотреста», но предпочитала носить обувь от Bally. Радовалась, что открываются новые парфюмерные магазины ТэЖэ, но душилась парижскими «Джикки» (а позднее «Бандит») от Герлена с интригующим и дерзким ароматом». «Jicky» от Guerlain — аромат, не теряющий актуальность с 1889 года, первый в истории унисекс — Лиля получила от Эльзы после войны. В июле 1945 года Эльза писала сестре из Парижа: «...у нас карточная система, магазины пустые и все трудно, как было, когда я была в Москве, платье сшить, что дом построить, духи продают, если у тебя флакон есть пустой от тех же самых духов, а Герлена хвост стоит, часами, американцы покупают духи своим девушкам. Все покупается на черном рынке за астрономические суммы...» И все же она смогла прислать новые чулки, платье, туфельки и флакон духов: вместо любимых Лилиных «Rue de la Paix» — «Jicky». Аромат Лиле понравился. Но через пару лет «Jicky» затмил «Bandit» от Robert Piguet. Эльза Триоле так хорошо понимала сестру, что безупречно выбирала для нее не только наряды, но и ароматы. В феврале 1954 умер Осип Брик. Лиля тогда записала: «Когда застрелился Володя Маяковский — погиб он. Когда умер Ося — умерла я». Но она прожила еще тридцать три года. Василий Катанян стал ее последним спутником жизни. Он был моложе Лили Юрьевны на одиннадцать лет. Знакомы они были еще в молодости, сблизились на почве изучения стихов, на почве общей любви к Маяковскому: Лиля любила человека, Катанян — стихи. Когда Лиля оказалась не просто свободна, но и одинока, когда она начала пить, оказалось, что Катанян обожает ее, обожал всегда, а теперь готов посвятить ей жизнь и сделать все, чтобы уберечь ее от всяких бед. Катанян ушел от жены. Его союз с Лилей Юрьевной был идеально счастливым. Женщины не понимали, чем Лиля так пленила его. Мужчины — завидовали. Лиля Брик, Сергей Параджанов, Василий Катанян 1978 Леонид Зорин вспоминал ее, уже немолодую: «Лиля Юрьевна была яркой женщиной. Она никогда не была красива, но неизменно была желанна. Ее греховность была ей к лицу, ее несомненная авантюрность сообщала ей терпкое обаяние; добавьте острый и цепкий ум, вряд ли глубокий, но звонкий, блестящий, ум современной мадам Рекамье, делающий ее центром беседы, естественной королевой салона; добавьте ее агрессивную женственность, властную тигриную хватку — то, что мое, то мое, а что ваше, то еще подлежит переделу, — но все это вместе с широтою натуры, с демонстративным антимещанством — нетрудно понять ее привлекательность» Инна Генс, невестка Лили Юрьевны, то есть — жена ее пасынка, Василия Васильевича Катаняна, знала ее достаточно близко, и стала одной из немногих женщин, кто поминал Брик добрыми словами: «Нет, даже в молодости в обычном смысле этого слова красивой она не была. У нее были прекрасные лучистые глаза, но фигура была не из лучших. У нее были тонкие ножки, которые она с присущим ей вкусомт щательно скрывала под длинными юбками или брюками. Ведь она была первой женщиной в Москве, надевшей брюки. Вообще вкус у нее был отменным. Но ее мистическое обаяние заключалось главным образом в том, что она была великолепным собеседником. Разговаривая с мужчиной, она как бы погружалась в него, жила только его интересами, а кому из мужчин это не польстит? Кроме того, она была очень образованным человеком, могла беседовать на самые разные темы. И всегда шикарно и модно одевалась. Никто никогда не видел ее непричесанной, неухоженной или небрежно одетой. Я провела с Лилей Юрьевной 15 лет, после того как вышла замуж за Василия Катаняна, и, даже живя вместе на даче в Переделкине, не могла не удивляться, как она следит за собой: тщательно, но так, что посторонние этого не замечали. А в том, каким вниманием она окружала каждого, кто с ней сталкивался, Лиля Юрьевна была несравненна. И неудивительно, что ее последний муж Василий Абгарович Катанян, мой свекор, ушел от красавицы-жены, оставив ее с подростком сыном, прожил с Лилей Юрьевной 40 лет и до последнего ее дня боготворил Лилю в полном смысле этого слова. И даже мой муж, который очень любил мать и болезненно переживал уход отца из семьи, благодаря такту и доброте Лили Юрьевны тоже очень привязался к ней, сохранив на всю жизнь не только уважение, но и восхищение ею...» Лиля Брик. Фотопортрет. Художественная фотография Капустянской под руководством Штеренберга, 1920-е гг. 15,2 х 10,5 см Другой женщиной, вспоминавшей Лилю Брик добрым словом, была актриса Татьяна Васильева: «О, это была великая женщина. Я понимаю тех выдающихся мужчин, которые любили ее. Она была обаятельна, остроумна, независима в своих оценках, говорила то, что думала. Она никогда не работала в отличие от ее сестры, писательницы Эльзы Триоле, которая трудилась не покладая рук. Эльза просыпалась в 5 утра, выпивала стакан сока и начинала писать. А Лиля вставала не раньше 3 — 4 часов дня. На этой почве между сестрами всегда были раздоры. На груди у Лили висело кольцо, подаренное Маяковским, с ее монограммой «ЛЮБЛЮ» (Лиля Юрьевна Брик) Если к ней приходили без приглашения, она могла выставить незваных гостей за дверь. На Лиле Юрьевне надето платье в пол от Кардена, на руках — красный маникюр. Ярко-рыжие волосы, из которых она заплетала тоненькую косичку. Эту косичку венчал красный бантик. Если некому было сделать ей грим, то этот грим делала сама. Поскольку от возраста у нее дрожали руки, то получалось, что одна бровь летела вверх, другая была опущена. Зигзагом шел контур на губах. Но все это не имело никакого значения, потому что ее выход к гостям был похож на выезд королевы. Она выезжала в гостиную на коляске. Или ее под руки выводили невероятной красоты молодые мужчины. Многие из них, как я понимаю, были геями. Лиля Юрьевна их очень любила, с ними было легко дружить. В гостиной всегда накрыт стол, на столе — заграничная еда. Даже сосиски у нее были заграничные, а в специальном термосе дожидалось теплое пюре. Лиля Юрьевна давала мне уроки этикета и хорошего стиля. Например, говорила мне: «Танечка, очень неприлично носить шубу мехом вверх. Мех должен быть внутри». У нее я впервые увидела такую шубу — с виду как будто бы шелковый плащ, а когда его распахиваешь — внутри соболь… Иногда она мне делала подарок. Чаще всего это были французские духи, названия которых я и не слышала. Ужасно неловко было их принимать, и я старалась улизнуть. Но тогда на улице меня догоняли ее пажи: «Таня, вы забыли подарок. Вернитесь, иначе Лилия Юрьевна обидится». В очередной раз, кроме духов, она вручила мне сверток. В этом свертке была длинная юбка, явно дизайнерская, необычная, изысканная. Я ее укоротила и еще долго носила, а потом отдала сестре. Такие красивые вещи вечны…» Лиля Юрьевна была очень щедра. На новый 1959 год она подарила Майе Плисецкой духи, которые стали любимыми в жизни балерины: «Bandit» Robert Piguet. Очередной флакон, который для Лили привезла из Парижа Эльза. Майя в то время была невыездная, у нее было так мало красивых вещей и тем более — духов... Лиля Юрьевна решила ее порадовать. Плисецкая вспоминала: «Под самый новый год в Москву приехал Луи Арагон с Эльзой. И они будут у Лили на Кутузовском. 31 декабря 1958 года. Вечер. Через несколько часов пятьдесят девятый пробьет. Поднявшись в лифте, заслеженном талыми снежными разводами и елочной иглой, звоним в 431-ю квартиру нашего Кутузовского дома. Катанян в черном приглядном сюртуке открывает дверь. Арагоны уже там. Потоптавшись в узкой передней, проходим к запруженному в переизбытке деликатесами столу. Кинто с кружкой пива на картине Пиросмани завидуще щурится на ломящуюся на блюдах снедь. Лилина работница Надежда Васильевна тащит из кухни гору дымящихся румяных пирожков собственной выпечки. У каждого прибора подарок стоит. У меня — флакон духов Робера Пите «БАНДИТ». У Щедрина — мужской одеколон «Диор» и последняя французская пластинка Стравинского. Это Эльза Юрьевна — Дед-Мороз подарки из Парижа привезла. С тех пор я предпочитаю запах «БАНДИТА» всей иной парижской парфюмерии. И запах чуден, и память дорога...» Лиля Юрьевна по-прежнему много общалась с представителями творческой элиты: как советской, так и антисоветской. Поддерживала молодых поэтов, особенно Андрея Вознесенского. Активно содействовала освобождению осужденного кинорежиссера Сергея Параджанова. Портретная фотография Лили Брик. Берлин, 1928 Из собрания Василия Катаняна Она регулярно ездила за границу. Чаще всего — в Париж к сестре. В 1976 году Лиля Брик очаровала модельера Ива Сен-Лорана. Он увидел ее в аэропорту Шереметьево, в зале вылета: модельер ждал пересадки с токийского рейса на парижский. Лиля Юрьевна летела в Париж к Эльзе, отмечать свой 85-й день рождения. Со своими рыжими волосами и в шубе странного покроя она так выделялась, что Сен-Лоран пожелал узнать, кто эта женщина. А когда узнал, что перед ним знаменитая муза Маяковского, послал своего помощника Пьера Берже спросить, не против ли будет госпожа Брик познакомиться с господином Сен-Лораном. Ив и Лиля Юрьевна проговорили всю дорогу и в Париж прибыли уже друзьями. Ив Сен-Лоран вспоминал: «С Лилей Брик я мог откровенно разговаривать абсолютно обо всем — о любовных делах, о порядочности, о живописи, даже о политике... О моде, конечно, тоже» Ко дню ее рождения который собирались пышно отметить в ресторане Maxim’s, Сен-Лоран создал платье, которое Лиля Юрьевна с удовольствием надела. Он присылал ей косметику, которую создавали в его фирме, подарил два широких модных браслета. Он регулярно присылал ей подарки. Василий Катанян рвссказывал: «Каждый день Франсуа-Мари привозил ей от Сен-Лорана огромные сумки с нарядами — платья, костюмы, пелерины, перчатки и шляпы. «В конце концов мне стало неудобно принимать столько подарков. Я свернула в узел какую-то часть одежды и отправила обратно». И, помолчав, добавила: «О чем сейчас несказанно жалею». « И вот с неба в Переделкино спускаются ангелы, которые вместо рогов изобилия держат в руках набитые чемоданы с одеждой от Ив Сен-Лорана и корзины со снедью от Фашона, самого дорогого и изысканного гастронома Парижа. Платья, фуляры, духи, сыры, шоколад, ананасы, спаржа, артишоки… «Но орхидеи и фисташки отобрали на таможне. Хоть плачь!» — сокрушаются гости. Да, действительно беда. ЛЮ угощает их борщом, от которого они в восторге. Все сидят до утра, не могут наговориться». В 1977 году Сен-Лоран презентовал свою новинку: духи «Opium», которые к тому времени уже вызвали скандал своим названием, в котором видели пропаганду наркомании. Носить «Opium» было дерзостью. Лиля Юрьевна носила эти духи в последний год своей жизни. К старению и смерти Лиля Юрьевна относилась, как к явлениям естественным и неизбежным. Ещё в 1970 году она записала в дневнике: «Приснился сон — я сержусь на Володю за то, что он застрелился, а он так ласково вкладывает мне в руку крошечный пистолет и говорит: «Все равно ты то же самое сделаешь...» Сон оказался вещим. Лиля Брик отравилась, когда жизнь стала для нее мучением. а не забавной игрой. Василий Васильевич Катанян вспоминал: «В моей смерти прошу никого не винить. Васик! Я боготворю тебя. Прости меня. И друзья, простите. Лиля». Она не хотела, чтобы ее хоронили в земле. «Я завещаю после смерти меня не хоронить, а прах развеять по ветру... Знаете, почему? Обязательно найдутся желающие меня и после смерти обидеть, осквернить мою могилу...» Она не раз повторяла Катаняну в чем ее следует похоронить. И еще непременно, непременно сдедует нанести макияж и духи: ее последние любимые духи — «Opium» Yves Saint Laurent. Маяковский В. В. Портрет Лили Юрьевны Брик 1915 бумага, карандаш 46 х 30см Все исполнили, как она хотела: Лиля Брик покидала мир в пряном аромате «Opium», тело ее кремировали, а прах развеяли в подмосковном поле. Текст: Елена Прокофьева fragrantica.ru .

Выбор редакции
22 марта, 05:39

«Метерлинк живописи» — Анри Эжен Огюстен Ле Сиданэ (фр. Henri Eugеne Augustin Le Sidaner, 1862 — 1939)

  • 0

Bo4kaMedaНАЧАЛО Завтрак 1927 Dejeuner 127 х 149.9 холст, масло Частное собрание Столик в вечерних сумерках 1921 Petite table dans le crepuscule du soir 100 х 81.1 холст, масло Курасики, Художественный музей Охара Стол. Солнце на листьях, Жерберуа 1917 The Table, Sun in the Leaves, Gerberoy холст, масло 66 х 81.3 Частная коллекция Каменный стол в сумерках 1917 La Table de pierre au crepuscule 73.6 х 92.7 холст, масло Частное собрание Стол в лунном свете 1928 Table Au Clair De Lune 73 х 92 холст, масло Частное собрание Фиолетовая скатерть, Вильфранш сюр Мер 1929 la nappe mauve, Villefranche sur Mer 65.4 х 80.6 холст, масло Частное собрание Стол во второй половине дня, Жерберуа 1933 (ок) La table d'apres midi, Gerberoy 96.5 х 79 холст, масло Частное собрание Стол, весна 1913 La Table, Printemps 60.5 х 73.5 холст, масло Частное собрание Портовое кафе, Ле-Круазик 1923 Le Cafe du Port, Le Croisic 140.3 х 93.7 холст, масло Частное собрание Окно на залив Вильфранш 1924 Window on the Bay of Villefranche 36 х 29 холст, масло США, Западная Вирджиния, Хантингтон, Художественный музей Столик у моря, Вильфранш сюр Мер 1920 La Table de la mer, Villefranche sur mer 61.4 х 50.2 cm холст, масло Частное собрание Букет у окна, Вильфранш сюр Мер 1928 Le Bouquet a la Fenetre, Villefranche sur mer 92 х 73.2 холст, масло Частное собрание Сельский стол, Жерберуа 1928 La Table Villageoise, Gerberoy 100.5 х 80.5 холст, масло Частное собрание Сад в Жерберуа 1917 (ок) Garden at Gerberoy холст, масло Осенний стол 1910-1920 La table d'automne 81.6 x 100 cm холст, масло Частное собрание Завтрак 1900-1920 Le dejeuner Голубой стол, Жерберуа 1923 Le table bleue, Gerberoy 1923 Каменный стол, Жерберуа 1920 Le Table de Pierre, Gerberoy 65.6 х 81.5 cm холст, масло Частное собрание Стол с фонарями, Жерберуа 1924 Table with Lanterns in Gerberoy холст, масло 66 х 81.3 Частное собрание Стол в проходе 1922 Table in a Tunnel холст, масло Беседка, Жерберуа 1929 The Gazebo, Gerberoy 92 х 73 cm холст, масло Частное собрание Стол, Жерберуа 1901 The Table, Gerberoy 73 х 70 cm холст, масло Musée Petiet (France - Limoux) Обед на террасе Lunch on the Terrace Стол в особняке с цветами 1924 Table at the Mansion with Flowers холст, масло Картинка 01. Столик у окна (Table by the Window), 1920 02. Стол в интерьере 1928 холст, масло 92.1 х 73.7 см Частная коллекция Стол перед окном 1921 La Table Devant La Fenetre 60.8 х 73 холст, масло Частное собрание Стол в саду 1921 Table in the Garden холст, масло 79.5 х 64.26 см Музеи изобразительных искусств в Сан-Франциско Стол под деревьями 1926 La table sous les arbres 73.3 x 60.5 холст, масло Частное собрание Полдник в лесу, Жерберуа 1925 Le Gouter sous Bois, Gerberoy 31.4 х 26 бумага, цветные мелки, масло, перо и тушь Частное собрание Натюрморт Still Life 55.88 х 46.04 холст, масло Частное собрание Гортензия 1918 Hydrangeas Окно с тремя горшками, 1935 Window with Three Pots Три горшка с цветами, Жерберуа 1938 Three Pots of Flowers, Gerberoy холст, масло 46 х 55.5 см Частная коллекция Букет цветов 1917 Bouquet of Flowers 46.3 х 55.6 холст, масло Частное собрание Глиняные горшки 1928 Les pots de Faience 73 х 92 холст, масло Частное собрание Стол в лунном свете 1928 Table in the Moonlight холст, масло 73 х 92.1 Частная коллекция Весенняя трапеза, между 1910 и 1929 Table laden for spring Стол у окна, размышления, 1922 Table near the Window, Reflections Стол у окна во двор 1926 The Table over the Courtyard холст, масло 100 х 81.3 Частная коллекция Стол на террасе 1927 Table on the Terrace холст, масло Стол с георгинами 1918 Table with Dahlias 65.4 х 81.3 cm холст, масло Частное собрание Голубая скатерть, Жерберуа 1925 The Blue Tablecloth at Gerberoy Стол у окна, снег 1937 Table in front of the Window, Versailles 92.7 х 73.6 холст, масло Частное собрание Дверь в сад 1924 The Garden Door, The Console 92 х 73 cm холст, масло Частное собрание Интерьер, свет в окне 1931 Interieur, Lumiere De La Fenetre 100.3 х 81.3 холст, масло Частное собрание Интерьер Interior 81 х 64.5 cm холст, масло Частное собрание Красная скатерть, около 1900-1920 The Red Tablecloth холст, масло 100.5 х 81 см Шартрский музей изобразительного искусства, Франция Стол, гармония в Красном 1927 The Table, Harmony in Red доска, масло 92 х 73 см Частная коллекция Стол, гармония в сером 1927 The Table, Harmony in Grey 92.3 х 73.6 cm Три Розы 1925 Three Roses холст, масло 97.8 х 130.6 Музей изобразительных искусств Пола Стол The Table холст, масло Каменный стол, между 1904 и 1920 La table de pierre Столик 1920 The Little Table Стол на Солнце 1911 The Table in the Sun холст, масло 65.5 х 81.5 см Музей изящных искусств Нанта (Нант, Франция) Розовая скатерть 1924 The Pink Tablecloth картон, масло 73.6 х 92.1 см Частная коллекция Чайный столик, 1919 The Tea Table холст, масло Стол в Белом саду на герберой 1900 The Table in the White Garden at Gerberoy холст, масло Музей изящных искусств в Генте (Гент, Бельгия) the-athenaeum.org источник vechnost7.blogspot.com .

Выбор редакции
22 марта, 05:37

ГАТЧИНА на старых открытках и фотографиях

  • 0

Bo4kaMeda 01. Главный фасад дворца в Гатчине 02 03 04. Гатчинский дворец 05. Вид от Карпина моста 06. Гатчинский дворец 07. Гатчинский дворец 08. Сад у Арсенального каре Гатчинского дворца 09. Дворец Часовой у Гатчинского дворца 10. Вид на Сигнальную башню Гатчинского дворца 11. Гатчинский дворец. Лейб гвардии Кирасирский е.и.в. Марии Федоровны полк на параде. 12. Шеф полка Синих кирасиров императрица Мария Федоровна (в коляске слева) 13. Великий князь Николай Николаевич и чины свиты у левого фланга полка Синих кирасиров. 13. Торжественный молебен на плацу перед Гатчинским дворцом 14 15 16. Гвардейский отряд Гатчинского дворца 17. Великий князь Михаил Александрович в Гатчине, около 1910 18. Башенный кабинет Павла I 19. Большой военный кабинет императора Николая I 20. Гостиная великого князя Сергея Александровича. 1902 21. Кабинет императрицы Марии Федоровны (в бывшем Большом кабинете императрицы) 22. Парадная опочивальня 23. Спальня великой княгини Марии Николаевны 24. Четвёртая приемная императора Александра III 25. Электромнибус Ипполита Романова на фоне Гатчинского дворца 26. Электромобиль Ипполита Романова на фоне Гатчинского дворца 27. Адмиралтейские ворота в Гатчинском парке 28. Собственный садик Гатчинского дворца. 1891 29. Памятник Павлу I на плацу Гатчинского дворца 30. Дворец Павла I. Главный фасад. Фасад со стороны парка 31. Вид дворца и пристани с острова Любви 32. Главное дворцовое крыльцо. Крыльцо со стороны парка 33. Ворота со стороны города. Беседка Павла I 34. Городские ворота. Чайный домик Павла I 35. Икона кирасирского полка и деревья насаженные императорами 36. Вид на дворец 37. Приоратский дворец 38. Вид на Приоратский дворец. 39. Приорат 40. Приорат 41. Приорат со стороны парка 42. Павильон для лодок в Приоратском пруду 43. Гатчинский парк. Карпин пруд и Карпин мост 44. Вид в парке 45. Голландия в парке 46. Гатчинский парк. Адмиралтейство 47. Гатчинский парк. Адмиралтейство 48. Ферма в Гатчинском парке 49. Дворцовая ферма 50. Сторожевая будка в Гатчинском парке 51. Гатчинский парк. Зверинец 52. Зверинец (Птичник) 53. Остров Любви. Павильон Венеры 54. Остров Любви. Павильон Венеры 55. Павильон Орла 56. Эхо в парке 57. Члены императорской семьи во время отдыха в парке. Гатчина. Российская империя. 1897 год 58. Вдовствующая императрица Мария Федоровна с младшими детьми и старшими внуками в Гатчине, июнь 1898 59. Вдовствующая императрица Мария Федоровна на скамейке в собственном саду, 1900 60. Великая княгиня Ксения Александровна, великая княжна Ольга Александровна и великий князь Кирилл Владимирович у Гатчинской мельницы. 1900-е 61. Великий князь Михаил Александрович и великая княжна Ольга Александровна в гатчинском парке, 1890 62. Вдовствующая императрица Мария Федоровна, великая княгиня Ксения Александровна, великий князь Михаил Александрович и великая княжна Ольга Александровна в Гатчине, 1898 humus.livejournal.com .

Выбор редакции
22 марта, 05:34

«Мышонок». Живаго Надежда Ивановна. Москва, 1913

  • 0

Bo4kaMeda 01 ЖИВАГО (в замуж. Гришина) Надежда Ивановна (1875, Москва — 1930, США) — художник, переводчица (с англ. и франц. языков), автор нескольких детских литературных сказок. Родилась в 1875 году в богатой дворянской семье, отец её — Иван Михайлович Живаго (? – 1907) — имел чин статского советника, несколько лет руководил Московской практической академией коммерческих наук, где готовили кадры для (говоря современным языком) бизнеса. Род Живаго был известен в Переяславле-Рязанском с XVI в., среди его представителей преобладали служилые и торговые люди. Её дядя — Сергей Афанасьевич Живаго (1794-1866) — основатель Рязанского городского общественного банка. Семья Живаго дружила с Ф. И. Шаляпиным, Л. П. Бельским и П. Е. Касаткиным. Помимо Надежды, в семье было ещё четверо братьев. Училась во Франции и Германии, в России; графике училась в Училище живописи, ваяния и зодчества у художника Леонида Осиповича Пастернака (отца Бориса Пастернака). Проиллюстрировала множество книг для детей, её имя встречается в ряду известнейших художников того времени в воспоминаниях издателя И. Д. Сытина: «…Товарищество приложило много труда и заботы, чтобы выпустить в художественном издании сказки Пушкина как непревзойденный образец этого рода творчества. Это была особенно ответственная работа, так как нужно было добиться, чтобы само оформление книги производило на ребенка неизгладимое впечатление. У нас работали художники Ягужинский, Неручев, Живаго, Малютин, Бартрам, Алексеев, Зворыкин и много других. Они внесли в иллюстрацию детской книги подражание детскому примитиву в красках, но сохраняли при этом очень четкий и яркий рисунок. Эта манера иллюстрации имела большой успех». А кроме этого у семьи Живаго в 1911 году Сытин, за очень немалые по тем временам деньги, приобрёл участок земли на углу Тверской улицы и Путинковского переулка (около Пушкинской площади), на котором уже несколько лет стояла (земля первоначально арендовалась) его полиграфическая фабрика. В 1904 году Надежда Живаго выступила как переводчик с французского (автор не указан, «Война: Рассказ дяди Жоржа»), а в 1909 году опубликовала свой перевод с английского книги Л. Аугсбург де Реско «Новая школа рисования», в дальнейшем это учебное пособие выдержало ещё четыре издания. Несколькими изданиями (3-е вышло в 1910 году) был выпущен составленный ей сборник сказок «Чудесный дар» (возможно, что в нём были и её анонимные сказки, выдаваемые за переводы). В 1908-1913 годах опубликовала несколько своих сказочных книжек с собственными иллюстрациями. После революции эмигрировала, с 1923 года жила в Америке, с 1924 работала переводчицей при Интернациональном институте в Лос-Анджелесе, в 1930-м получила американское гражданство. Автор и иллюстратор книг на английском языке для детей. 02 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 РГБ geni.com .

Выбор редакции
22 марта, 03:12

Московский университет, 1925 год

  • 0

Bo4kaMeda 01. Главный корпус Московского университета с музеем антропологии 02. Главный корпус Московского университета с музеем антропологии 03. Здание Университета 04. Вход в Университет 05. Внутренний двор Московского университета 06. Читальный зал библиотеки Московского университета 07. В физической лаборатории 08. Профессор С. А. Акулев в физической лаборатории Московского университета 09. Студенты в физической лаборатории, за столом справа профессор С. А. Акулев 10. Коллекция черепов в музее антропологии 11. Две студентки рассматривают скелеты в шкафу 12. В студенческом общежитии 13. Студенты в столовой 14. Студенты в столовой 15. Чай в студенческой столовой 16. Студенты за день до окончания семестра 17. Студенты музицируют на балконе своей квартиры 18. Газетный ларёк и книжные киоски у Московского университета 19. Книжные киоски с антикварными книгами у Московского университета humus.livejournal.com .

Выбор редакции
21 марта, 05:37

«Метерлинк живописи» — Анри Эжен Огюстен Ле Сиданэ (фр. Henri Eugеne Augustin Le Sidaner, 1862 — 1939)

  • 0

Bo4kaMedaЧАСТЬ II Павильон в Розовом саду, Жерберуа 1931 A Pavilion in the Rose Garden, Geberoy картон, масло 125.6 х 151.6 см Частная коллекция Белый сад в сумерках 1912 The White Garden at Dusk холст, масло Королевские музеи изящных искусств (Бельгия) Анри Эжен Огюстен Ле Сиданэ (фр. Henri Eugène Augustin Le Sidaner, 7 августа 1862, Порт-Луи, Маврикий — 16 июля 1939, Париж) — французский художник, работавший в различных художественных направлениях (импрессионизм, символизм и др.). Родился на острове Маврикий в семье капитана корабля. После окончания Франко-прусской войны 1870—1871 гг. семья Ле Сиданэ вернулась во Францию и послилась в Дюнкерке. Здесь Анри брал свои первые уроки рисования у местного художника Александра Десмита. При его поддержке Ле Сиданэ, удостоенный городской стипендии, переехал в Париж в 1880 г. и поступил в парижскую Школу изящных искусств (1882 г.), в класс художника Александра Кабанеля. В 1882—1887 годах художник проживает в Этапле (Па-де-Кале) — маленьком рыболовецком городке, превратившемся в курорт. Заботливый А. Кабанель помог своему ученику добиться разрешения на экспозицию его работ на ежегодной выставке в Парижском салоне, и в 1887 проходит выставка картин Ле Сиданэ в «Салоне французских художников», позже, в 1894 г. — в Салоне Национального общества изящных искусств. Ле Сиданэ, сумевший угодить взыскательному вкусу парижской публики, добивается известности как живописец, картины его охотно покупаются. Его работы выставляются регулярно в Парижских салонах конца XIX столетия, в парижской галерее Анри Пети, в галерее Гупиль в Лондоне (Goupil Galleries). Ле Сиданэ сдружился с Анри Мартеном и Эрнестом Лораном, с 1896 г. его творчество приобретает в значительной степени литературную направленность. Ле Сиданэ много путешествовал: посетил как мировые метрополии — Нью-Йорк, Лондон, Рим, Венецию — так и живописные уголки Франции, где было написано много этюдов (побережье Нормандии, Бретань, Пиренеи). В 1898—1899 годах Ле Сиданэ жил и работал в Брюгге, воспетом Роденбахом. Как и многие символисты, писатели и художники, Ле Сидане был пленен этим городом, очарован здешним матовым светом. В 1900 г. он вернулся во Францию: сначала жил в Бове, затем переехал в расположенный неподалеку прелестный городок Жерберуа, после чего окончательно обосновался в Версале. Также много времени проводил на Уазе, в городке Жерберуа, где купил дом и писал свои картины. Произведения Ле Сиданэ — преимущественно интерьеры, пейзажи и натюрморты — созданы в основном в импрессионистской манере. Его искусство, богатое нюансами, верно эстетике символизма: он стремился не просто изображать природу, но пытался одухотворить ее, придавая ей характерную символическую атмосферу нежной грусти. Его живопись интеллектуальна по содержанию: память преображает непосредственные впечатления, окружая их тайной. Он подлинный «живописец души». Поздние картины Ле Сидане — пейзажи без единой живой души: сады, монастыри, пустынные улицы — оставляют ощущение покоя и сосредоточенности. Еще при жизни Ле Сиданэ получил прозвище «Метерлинк живописи». Живопись А. Ле Сиданэ нашла восторженные отзывы у Марселя Пруста. В четвёртом томе его эпопеи «В поисках утраченного времени (Содом и Гоморра)» один из героев романа, коллекционер, расходует огромные денежные суммы на покупку картин Ле Сиданэ. Белый сад в лунном свете, Жерберуа 1910 The White Garden under the Moon, Gerberoy холст, масло 64.3 х 80 cm Частное собрание Белый сад в лунном свете, Жерберуа The White Garden in the Moonlight, Gerberoy около 1925-1930 холст, масло 64.3 х 80 см Частная коллекция Белый сад в сумерках 1924 The White Garden at Twilight холст, масло 60 х 73.8 cm Частная коллекция Белый сад в сумерках 1924 Le Jardin Blanc Au Crepuscule 60 х 73.8 холст, масло Частное собрание Розы на доме 1917 Les Roses Sur La Maison 60.6 х 82 холст, масло Частное собрание Белый дом, Жерберуа 1934 (ок) Maison Blanche, Gerberoy 54 х 73 холст, масло Частное собрание Дом вечером 1925 Le soir sur la maison 81.5 x 100.7 холст, масло Частное собрание Старая дорога в сумерках1929 Old Path in the Twilight 125 х 150 холст, масло Токио, Музей Фуджи Мельница Грэй, Монтрей Белле Moulin Gris, Montreuil Bellay 65.5 х 81.5 холст, масло Частное собрание Городская площадь в лунном свете в Шербуре 1934 (ок) Moonlit City Square in Cherbourg 46.5 х 55 холст, масло Роттердам, Музей Бойманса ван Бёнингена Избы в лунном свете 1901 Les Chaumieres Au Clair De Lune 49.5 х 66 холст, масло Частное собрание Павильон в Жерберуа 1911 Le Pavillion, Gerberoy 81 х 100 холст, масло Частное собрание Канал в сумерках 1912 Le canal au crepuscule 65.4 х 81.7 холст, масло Частное собрание Канал, Делфт 1913 (ок) Le canal, Delft 26.7 х 35 доска, масло Частное собрание Вечер в Венеции 1906 Soir a Venise 26 х 38.2 доска, масло Частное собрание Сан-Джорджо-Маджоре, Венеция 1907 San Giorgio Maggiore, Venise 46 х 64.5 холст, масло Частное собрание Палаццо Дукале 1906 Le Palais Ducal 81 х 113.3 холст, масло Частное собрание Собор Святого Павла от реки, утреннее солнце зимой 1906-1907 St. Paul’s from the River, Morning Sun in Winter 90 х 116 холст, масло Ливерпуль, Художественная галерея Уолкера Венеция днем 1918 Venice in the Afternoon холст. масло Частное собрание Канал с белым домом, Арфлёр 1915 Canal avec maison blanche, Harfleur 60 х 73 холст, масло Частное собрание Маленький городок утром, Кемперле 1919 La Petite Ville Au Matin, Quimperle 32.9 х 40.8 доска, масло Частное собрание Старые дома, Кемперле 1919 Les Vieilles Maisons, Quimperle 73.3 х 92.2 холст, масло Частное собрание Золотое утро 1920 Matin dore 73 х 60.3 холст, масло Частное собрание Набережная в лунном свете 1920 Le quai au clair de lune 65.3 x 81 холст, масло Частное собрание 1922 Окно с видом на гавань, Онфлёр 1922 Fenetre sur le Port, Honfleur 92.8 х 112 холст, масло Частное собрание Деревья на берегу, Кемперле 1923 Les Arbres De La Rive, Quimperle 32 х 38.6 холст, масло Частное собрание Порт (Le Port) 1923 81.4 x 100.5 холст, масло Частное собрание Дом рыбаков 1924-1925 La maison des pecheurs 82 x 65.7 холст, масло Частное собрание Дом около моря 1925 Maison Pres de la Mer 60.5 х 73 холст, масло Частное собрание Снег, Бульвар Рен 1928 Neige, Boulevard de la Reine 65.2 x 81.2 холст, масло Частное собрание Порт (Le Port) 1936 92 х 73 холст, масло Частное собрание Портовые дома в лунном свете Les Maisons du Port au Clair De Lune 41.1 х 33 доска, масло Частное собрание Розы и глицинии на доме 1907 Roses and Wisterias on the House 65 х 81 холст, масло Япония, Сакура, Мемориальный художественный музей Кавамура Маленький мост в сумерках, Жизор 1910 Le Petit pont au crepuscule, Gisors 73 х 60 холст, масло Частное собрание Лодки, Сен Жан Кап Ферра 1910 Les Barques, Saint Jean Cap Ferrat 66 х 82 холст, масло Частное собрание Окно, Жизор 1912 La Fenetre, Gisors 60.8 х 73.8 холст, масло Частное собрание Дома у реки 1920 Les Maisons sur la riviere 54.1 x 65 холст, масло Частное собрание Небольшой городок на реке, Жизор 1902 Petite ville sur la riviere, Gisors 62.2 x 60.3 холст, масло Частное собрание Зеркало, Брюгге 1900 Le Miroir, Bruges 50.2 х 81.3 холст, масло Частное собрание Маленький магазин, Жерберуа 1906 La petite boutique, Gerberoy 59 x 81.2 холст, масло Частное собрание Заходящее солнце на домах, Брюгге 1899 Soleil Couchant Sur Les Maisons, Bruges 62 х 80.9 холст, масло Частное собрание Снег, старая деревня, Жерберуа 1902 Neige, le vieux village. Gerberoy 46.2 х 61.3 холст, масло Частное собрание Лавуар, Жизор (Le Lavoir, Gisors) 1904 54.5 х 73.6 доска, масло Частное собрание Белые лодки в лунном свете 1927 Barques blanches au clair de lune 58 х 69 холст, масло Частное собрание the-athenaeum.org wikipedia.org vechnost7.blogspot.com .

Выбор редакции
21 марта, 05:34

«Кот в сапогах» Жуковский, Василий Андреевич (1783-1852). Сказка, 1903

  • 0

Bo4kaMeda 01 02 Жуковский, Василий Андреевич (1783-1852). Кот в сапогах : Сказка В. Жуковского. - Москва : журн. "Малютка", 1903. - 16 с., 1 л. ил. : ил.; 24. 03 04 05 06 07 08 09 10 11 12 13 14 15 16 17 18 РГБ .