Источник
Не смеяться, не плакать , не проклинать — а понимать… - LiveJournal.com
27 июня 2016, 13:04

Минутка конспироложества о Brexit

  • 0

Главной проблемой проекта единой Европы является не массовая миграция или отношения кредитора (север) и должника (юг) - все это лишь вызовы, обнажающие слабые места в конструкции. Главным слабым местом, очевидно, является отсутствие солидарности. Звучит банально, но тем не менее - солидарность является базовым элементом любой общности. В своей основе солидарность означает границу между "своими" и "чужими", когда ради "своих" можно и должно идти на жертвы и потери. Никто "своих" не бросает, это универсальное правило. Западные немцы готовы платить и платят за то, чтобы подтянуть восточных немцев до общегерманского уровня. Но вот платить больше налогов, чтобы подтянуть "ленивых южан" (греков и прочих итальянцев) - уже нет. Как не готовы "новые европейцы" с востока протянуть руку помощи изнывающей Германии с вопросом о беженцах. Все это говорит о том, что европейская солидарность является в большей степени обязательной для крупных политиков риторической фигурой и красивой картинкой евро-СМИ, чем реальным фактом. Как оказалось, солидарность не выстраивается песенными конкурсами, навязчивой рекламой и прочим пиаром. Дело в том, что реальность "своих" всегда становится очевидной лишь перед лицом "чужих", причем не абстрактых и далеких, а непосредственных и несущих угрозу. Настоящая солидарность рождается в горниле войны перед лицом Врага./paranoid mod on/Вслед за Brexit отчетливо обозначилась тенденция к распаду ЕС, "кто-там-дальше-экзит", представляющая экзистенциальную угрозу евроэлитам (т.е. ставящая под вопрос их воспроизводство в качестве элит). Суровые времена рождают суровые меры. Если бы я был одним из руководителей европейского Deep State, то выбор был бы или проиграть сразу, или обратиться к сильнодействующим средствам, способным справиться с корнем проблем, стоящих на пути к европейскому федеральному супергосударству (напомню, что будучи созданным, оно станет главным претендентом на мировое "лидерство"). Победа или смерть, ни больше не меньше. И самым сильнодействующим средством борьбы с дефицитом солидарности является война. Очень рискованный ход, но если терять нечего, а потенциальный выигрыш - мировое господство, то подобный выбор не скажу очевиден, но вполне возможен.В нашей версии Вселенной у объединенной Европы есть лишь один потенциальный Враг - и это не ИГИЛ, который слишком далеко и проявляет себя пусть в масштабных, но терактах, т.е. является точкой приложения усилий разведки и полиции, а не поводом для всеобщей мобилизации. Для того, чтобы объединить Европу необходима Россия. Причем яблоко раздора уже обозначено и должным образом пропиарено - всему миру известно, что "агрессивная" Россия спит и видит как бы ей оккупировать свободолюбивые прибалтийские государства. Правда, зачем ей это нужно не понятно, учитывая что стратегическое значение Прибалтики в качестве транзитного пункта в связи с развитием портов на Северо-Западе (Усть-Луга и пр.) переживает жестокую инфляцию, а ничего интересного там больше нет. Притом что издержки военного конфликта с НАТО обещают быть запредельными.До Brexit истерика американцев и европейцев по поводу безопасности Прибалтики имела вполне понятные внутренние мотивы - выбить деньги на оборонные расходы из перегруженных долгами бюджетов (до необходимых 2% от ВВП добрались ИМХО только Польша и Великобритания, остальные обещают когда-нибудь в будущем, а пока "...бундесвер временно вынужден отказаться от закупки дополнительных танков Leopard 2 из-за нехватки бюджетных средств"). Однако после Brexit план действий по Прибалтике может измениться - достаточно нескольких "false flag" провокаций (например, репрессии против русскоязычного населения, протесты и появление неизвестных "зеленых человечков", после чего российская агрессия становится "фактом" - примерно так же как то, что Путин лично сбил Боинг под Донецком), по итогам которых будет создана угроза Калининграду для того, чтобы российское вторжение из невероятного стало практически неизбежным:"Есть лишь одна разумная причина, которая может побудить российские войска пересечь границу стран региона, и о ней не стоит забывать, когда слышишь заявления о сугубо оборонительных мотивах милитаризации Прибалтики – угроза для эксклава Калининград" (эксперт). Риск перерастания локального конфликта в полномасштабную ядерную войну присутствует, но он вполне контролируем. Плюс, основную тяжесть боевых действий будут нести на себе русские и американцы, поскольку европейские армии являются на данный момент лишь бледной тенью самих себя эпохи до 90-х годов. Но мобилизационный эффект в Европе будет огромным, появится возможность заткнуть рот всем несогласным евроскептикам предателям и любителям Путина и ввести "временные" меры централизованного управления в Европе. Судьба же самой Прибалтики глубоко вторична и ею можно в конечном счете пренебречь./paranoid mod off/Все вышеизложенное чистой воды конспироложество, поэтому потреблять в умеренных дозах и с должными предосторожностями.

26 ноября 2015, 13:28

Очевидное невероятное

  • 0

Небольшой комментарий к новой статье crimsonalter на "политраше", точнее, к её основному посылу:"Вместо того чтобы бежать с деньгами под американский "зонтик НАТО", сторонники независимой Европы консолидировались и активизировали свою работу. Если у них все получится, то планам США на продление мировой гегемонии за счет ограбления европейских рынков придет конец. Россия, Китай и, конечно же, сама Европа, от этого только выиграют".Коротко: очевидно, в Европе действуют два альтернативных проекта, которые несколько условно можно назвать "континенталистским" и "атлантистским", один предполагает самостоятельную Европу в виде федеративного государства с единой валютой, парламентом, президентом, спецлужбой и армией, другой - тесную "интеграцию" с США и весьма органиченные суверенитет и субъектность. Так же очевидно, какой из проектов соответствует интересам Штатов (самостоятельная Европа это даже худший кошмар, чем Китай), но вот проблема - враг моего врага в сложном мире совсем не обязательно является другом. Тактические интересы "континенталистов" могут совпадать с российскими, но действительно единая Европа станет для нашей страны ещё большей угрозой, чем США, поскольку баланс сил между ЕС и Россией значительно изменится не в нашу пользу - просто в силу несоизмеримого экономического потенциала. Причем если Штаты находятся за океаном, то Европа наш непосредственный сосед, имеющий пересекающиеся с нашими сферы влияния непосредственно на границах: стоит напомнить, что кровавая каша заваривалась на Украине именно европейцами.Единственным вариантом, при котором объединенный ЕС не стал бы экзистенциальной угрозой для России является её интеграция в европейский проект на правах "ядерных" стран - Франции и Германии, однако такой вариант, увы, является фантастикой. Поэтому не стоит удивляться, если в какой-то момент истории, в перспективе 10-20 лет (при прочих равных, т.е. если не случится вполне возможный глобальный армагеддон полностью меняющий все расклады) Россия и США станут лучшими друзьями. Это может показаться невероятным, но стоит напомнить историю "долгого XIX века", который наша страна начинала в антинаполеоновской коалиции врагом Франции, воевала за Крым с Францией и Британией в середине века, а заканчивала его Антантой (с Францией и Британией!) перед лицом континентальной Германии и Австро-Венгрии. Очевидно, что история не повторяется буквально, но некоторые утверждают, что она рифмуется...

22 июня 2015, 18:39

Инвестиции в ВИЭ в Европе в 2004-2015 годах

  • 0

График Блумберг (в млрд. долл.):Интересно, что произошло в 2011 году?Товарищ Эндрю Роджерс предположил, что если снижение темпов роста выработки энергии из ВИЭ сохранится на уровне после 2011 года, то прирост остановится уже в этом или следующем году где-то на уровне 350 ТВт*ч (что-то около 11% от общеевропейского потребления - в 2014 году по данным ВР оно составило 3 166 ТВт*ч):Если темпы роста будут снижаться в рамках долговременного тренда 1993-2014 годов, то нуля они достигнут где-то году в 2023, составив около 20% всей выработки электроэнергии в ЕС:Что-то беспокоюсь за Прогресс...

18 апреля 2015, 23:02

"Эксперт". Исключение исключительности

  • 6

Хороший обобщающий материал на тему геополитики и роли России в кристаллизации нового глобального порядка от главреда журнала "Эксперт". Очень четко выделено главное, на мой взгляд, стратегическое упущение России в новой Большой игре:"Считается, что рано или поздно Китай столкнется с США в схватке за лидерство. В этом контексте западные аналитики любят задаваться вопросом: с кем тогда будет Россия? Ее позиция, по мнению многих, ключевая. Китай не сможет стать «сверхдержавой» без России: экономическая мощь не конвертируется в политическую. А политическая сила устроена сложнее. Относительно слабая в экономическом отношении Россия сегодня политически сильнее Китая. Если Россия с Китаем, то его мощь принципиально возрастает; если Россия с Западом, то доминирование Китая невозможно. Если эта логика верна, то, казалось бы, Запад должен стараться привлечь Россию на свою сторону исходя из чистой прагматики. Однако мы видим нечто прямо противоположное: давление на Россию возрастает. Можно предположить, что в Вашингтоне принято другое решение: Россия должна быть ослаблена до такой степени, что если она и попадет в китайские объятия, то качественного усиления мощи Китая не произойдет. Вместо предполагавшейся аналитиками битвы за Россию начинается битва против России".Было ли это развитие событий неизбежным? Вопрос для будущих историков, но, учитывая стратегическое значение Украины для России, полагаю, что ответ положительный. Другой вопрос, предполагали ли американские стратеги, дававшие зеленый свет на переворот в Киеве, что это приведет к жесткой реакции России, эскалации противостояния с США и ЕС и значительному сближению Москвы и Пекина? Не уверен, скорее всего ответ положительный (и санкции и пропагандистская компания по очернению России начались задолго до майдана), но может быть Барак просто хотел досадить Владимиру после унижения в Сирии. В общем, узнаем из мемуаров лет через тридцать.Исключение исключительностиВалерий Фадеев 25 авг 2014От этого текста не следует ожидать фундаментальности. Это лишь заметки, касающиеся некоторых аспектов мировой политики — военно-стратегического, геополитического и идеологического. Здесь нет каких-то окончательных утверждений. Эти заметки лишь призваны побудить задуматься о чрезвычайной сложности протекающих процессов. На фоне этой сложности многие утверждения и комментарии в СМИ представляются крайне легковесными. Значительным выглядит разрыв между частью российской интеллигенции, в представлении которой Россия едва ли не катится в пропасть, и абсолютным большинством народа, как мне кажется, интуитивно чувствующим историческую важность момента, переживаемого страной и миром.СтратегияРазберем сначала военно-стратегиче­скую сторону украинского кризиса с точки зрения России. Строго говоря, следует использовать термин «стратегия» без прилагательного «военная», поскольку стратегия — это и есть искусство ведения военных действий, искусство полководца. Однако за последние десятилетия это слово стало употребляться по отношению ко многим другим видам деятельности, так что приходится вносить уточнение.Представляется очевидным тезис, что любой правитель обязан в первую очередь заботиться о безопасности своей страны. Наша «прогрессивная общественность» любит повторять: на нас никто не собирается нападать, нас окружают миролюбивые государства, особенно в Европе, а наши внешнеполитические проблемы вызваны нашим собственным поведением, трактуемым как агрессивное. Действительно, в данный момент никто не готовит свои войска, чтобы назавтра пересечь наши границы и начать наземную операцию в духе Второй мировой войны. Но означает ли это, что у России нет потенциальных противников в стратегическом смысле, то есть как могли бы развиваться военные действия, если бы война началась? Здесь ответ очевиден. Россия окружена несчетным количеством американских военных баз. В Европе наблюдается последовательное расширение НАТО на восток, в недавние годы — уже в Прибалтику, Болгарию и Румынию; в отколотом от Сербии Косове американцы немедленно построили одну из крупнейших баз в мире. А что с ядерным оружием США, его боеготовностью и целями? Оно, несомненно, находится в высшей степени боеготовности, а его основные цели — это объекты на территории России. (Как, впрочем, и для России — соответствующие объекты на территории США.) Системы противоракетной обороны методично приближаются к нашим границам. И хотя сегодня системы ПРО не могут поразить сколько-нибудь значительную часть наших ядерных ракет, в будущем это вполне возможно, теоретически никаких препятствий к этому нет. Наконец, не секрет, что в оперативном планировании НАТО Россия по-прежнему рассматривается как противник.Затронем в связи с Украиной и Крымом лишь один аспект стратегии — географический. Четверть века назад наша передняя линия обороны на западе проходила через Восточную Германию, Чехословакию, Югославию (с оговорками, связанными с особым статусом этой страны), Болгарию (см. карту). Расстояние от этой линии до советской границы составляло 500–800 км. Ослабление Советского Союза привело к потере влияния в Восточной Европе, краху Варшавского договора, ползучему распространению НАТО и, соответственно, к серьезной потере глубины театра военных действий. Теперь мы имеем прерывистую линию обороны: Калининградская область — западная граница Белоруссии (нашего надежного союзника) — Приднестровье (хотя и весьма условно, но там все же остаются российские войска) — Севастополь. Переход Украины под американский патронаж почти наверняка рано или поздно означал бы появление войск НАТО в этой стране и, конечно же, ликвидацию российской военной базы в Севастополе. Приднестровье при этом оказалось бы в глубоком натовском тылу и стало бы практически недоступным. Владимир Путин по этому поводу сказал: «Мы… не могли допустить, чтобы был существенно ограничен наш доступ к акватории Черного моря, чтобы на крымскую землю, в Севастополь… пришли бы войска НАТО и был кардинально изменен баланс сил в Причерноморье». Потеря Севастополя привела бы к новому радикальному сокращению глубины театра военных действий. От северной границы Украины до Москвы по прямой менее 500 км. Также менее 500 км, например, от восточной границы Украины до большой дивизии ракет шахтного базирования в Саратовской области. Подлетное время ракет среднего радиуса действия на таких расстояниях составляет лишь несколько минут. Что означает невозможность принятия ответных мер.В этом контексте присоединение Крыма к России следует рассматривать как важнейшую стратегическую победу. Независимо от того, как будут дальше развиваться события на Украине, насколько агрессивно будут вести себя наши западные «партнеры», и даже, как ни тяжело это написать, независимо от исхода восстания в Донбассе, ключевое стратегическое решение уже осуществлено: Крым остается важным элементом российской системы обороны. И хотя окончательное взятие Украины под американский контроль все еще возможно — а значит, и размещение там военных систем, — сохранение Севастополя, и тем более всего Крыма, позволяет удерживать стратегическое равновесие.Известный американский специалист по стратегии и геополитике Эдвард Люттвак (на русский переведены три его книги) недавно так резюмировал крымскую операцию: «Крым стоит рассматривать именно с такой точки зрения. Не как факт простого отъема территории, а как часть стратегии…» Здесь уместно привести еще одну любопытную цитату из того же интервью Люттвака: «…только у двух культур в мире есть настоящий стратегический талант: у британцев и у русских. Именно поэтому Россия — самая большая страна на планете, русские не только всегда в своей истории были успешны стратегически, но и смогли не растерять этот свой талант и воспроизводить его с каждым поколением».Вообще, в современной аналитической публицистике стратегическим аспектам уделяется незаслуженно мало внимания. Показательный пример — события в Югославии в 90-е годы прошлого века. В многочисленных материалах, анализирующих гражданскую войну в этой стране и ее распад, практически никто не вспомнил, что Югославия считалась стратегическими планировщиками ключевой страной на европейском театре военных действий. Распад Югославии, конечно, в военном отношении был выгоден Западу. Вместо сильной самостоятельной страны, имеющей приличные вооруженные силы, на этом географическом пространстве возникло шесть слабых государств. Когда была окончательно добита Сербия, Балканы перестали быть для Запада проблемой, теперь это как чистое поле. Символом стратегического успеха стала уже упомянутая американская военная база в Косове.Нужно ли вводить войска на восток Украины?После референдумов в Донецкой и Луганской областях, на которых граждане вполне определенно отвернулись от новой киевской власти, и быстрого развертывания трагических событий на востоке Украины лихая часть российской общественности требовала развить успех — ввести войска в соседнюю страну и занять всю Новороссию. А это, напомним, весь юго-восток Украины вплоть до Молдавии. На фоне тогда еще вялой реакции Запада многим казалось естественным такое энергичное развитие «наступления». Однако с точки зрения стратегии подобные действия представляются рискованными.У Карла фон Клаузевица, военного писателя, до сих пор остающегося непревзойденным, одно из любимых понятий — так называемый кульминационный пункт наступления. Разъясним коротко, что это такое. Любое успешное наступление возможно только при превосходстве материальных и моральных сил. При этом наступающий расходует свои силы, а обороняющийся, если он окончательно не разбит и у него сохраняется воля, силы накапливает, привлекает дополнительные ресурсы, концентрируется. Наконец наступает момент, когда сила реакции обороняющегося может превысить силу предшествующих ударов. Это и есть кульминационный пункт. На нем наступление следует остановить. Но как его определить, как не поддаться эмоциям, когда противник отступает? Ответ Клаузевица, к сожалению, не слишком практичен: «Часто все висит на шелковой нити воображения… Все сводится к тому, чтобы чутьем, при помощи обостренной интуиции, уловить кульминационный момент наступления». Приведем еще одну цитату: «…большинство полководцев охотнее останавливается задолго до предела, чем подходит к нему вплотную; и, наоборот, блестящая отвага и выдающаяся предприимчивость часто дают перелет и, таким образом, совершают непоправимый промах. Лишь тот, кто с малыми средствами совершает великое, действительно метко попадает в поставленную цель».Предполагаю, что присоединение Крыма стало тем кульминационным пунктом, на котором следовало притормозить. Ввод наших войск в Донбасс мог бы перерасти в войну. А война слишком непредсказуемое занятие, чтобы легко в него ввязываться. Даже сейчас мы наблюдаем определенную консолидацию Запада, чего не было после присоединения Крыма. Решающим фактором здесь стала катастрофа малайзийского пассажирского самолета, но кто мог предвидеть эту трагедию (провокацию)? Присутствие российских войск на востоке Украины неминуемо поставило бы вопрос о военной помощи Киеву со стороны НАТО, а возможно, и о вводе войск НАТО на Украину. А отсюда уже недалеко и до прямых боевых столкновений. В отношении санкций при таком повороте событий Запад мог бы пойти на существенные потери для себя, а значит, реальные потери понесла бы и Россия. Можно фантазировать дальше и накручивать сценарии один страшнее другого — степень неопределенности такова, что сделать это несложно. Однако ясно, что риск сильной ответной реакции возрастал бы многократно.Это вовсе не означает, что надо сдать Донбасс. Следует продолжать борьбу иными средствами — политическими, экономическими, информационными, гуманитарными. Более того, ситуация может измениться так, что военный ресурс снова станет актуальным, его нельзя списывать, о нем должны помнить «партнеры».Геополитический раскладПоследнее время все чаще в американских и европейских СМИ, как, впрочем, и в части российских, высказывается тезис, будто президент Путин отворачивается от Запада, отвергает европейские ценности, даже готов сократить масштабы экономического сотрудничества с Европой, отгородиться от нее. Российский вектор якобы разворачивается в сторону Китая в ущерб Европе. Такая интерпретация российской внешней политики представляется несколько ходульной.Если оставаться непредвзятым, можно понять, что Владимир Путин никогда за все пятнадцать лет управления страной не давал повода для упреков в каких-то антиевропейских настроениях. Знаменитая речь Путина, произнесенная на немецком языке в бундестаге в 2001 году, стала ярким символом открытости России для сотрудничества с Европой по всем направлениям. За «путинские» годы торговля с Европой выросла с 80 млрд долларов до 417 млрд в прошлом году.Путин энергично шел навстречу Европе, Западу. Развернулось сотрудничество с НАТО, в какой-то момент даже слышались разговоры о возможном вступлении России в эту организацию. В энергетической сфере, главной области нашего сотрудничества, Путин предлагал Европе делать масштабные инвестиции; так и происходило, доля иностранного владения энергетическими активами в России достигла 25%. Путин предлагал обмен активами, и кое-что даже было сделано в этом направлении. Фактически речь уже могла идти о создании в будущем совместного российско-европейского энергетического комплекса.Но вот когда российская сторона начинала говорить о технологиях в обмен на доступ к российским природным ресурсам, сразу чувствовалось напряжение технологиями с нами делиться не хотят, даже на очевидно экономически выгодных условиях.Похожая дискуссия развернулась вокруг проблемы размещения в Европе элементов американской системы противоракетной обороны. Никакие наши увещевания, призывы остановить этот процесс, предложения совместной работы в этой области, например использование российской РЛС в Азербайджане, не нашли отклика.Несколько иная интерпретация этой схемы: не Россия поворачивается в сторону Китая, а Запад сам, своими действиями, невольно подталкивает Россию на восток. Санкции, ограничивающие российско-европейские экономические отношения, невольно заставят Россию расширять отношения с Китаем. Товарооборот с КНР приближается к 100 млрд долларов в год, и, хотя с Европой он вчетверо больше, динамика явно в пользу Китая. Уместно вспомнить недавно заключенную огромную российско-китайскую сделке по строительству газотранспортной системы «Сила Сибири», инвестиции в эту стройку оцениваются в 60–70 млрд долларов. Сегодня российско-китайские отношения ровны, как никогда. Как знать, не наступит ли в них пора военного сотрудничества, и тогда переориентация на восток станет неизбежной. Примерно такова логика рассуждений о новом китайском векторе политики Москвы, не важно, с положительным или с отрицательным знаком.Китай, чья экономическая мощь возрастает столь стремительно, что его первая позиция в списке экономик мира — вопрос недолгого времени, почти несомненно будет увеличивать свою внешнеполитическую активность. Проблема в том, что развитие новой мощной державы, как всегда было в истории, сопровождается ростом ее агрессивности. Первые признаки наблюдаются уже сейчас. Например, Пекин фактически провозгласил свой суверенитет над всем пространством Южно-Китайского моря и уже демонстрирует его в конфликте с Филиппинами за отмель Скарборо. Непросты и отношения с Вьетнамом — спорят из-за Парасельских островов. В мае этого года спор вылился в китайские погромы во Вьетнаме: погибли четыре китайца, несколько тысяч человек были срочно эвакуированы.Военные расходы Китая составили в прошлом году, по разным оценкам, от 145 до 190 млрд долларов (для сравнения: Япония тратит на оборону 50 млрд долларов в год).Считается, что рано или поздно Китай столкнется с США в схватке за лидерство. В этом контексте западные аналитики любят задаваться вопросом: с кем тогда будет Россия? Ее позиция, по мнению многих, ключевая. Китай не сможет стать «сверхдержавой» без России: экономическая мощь не конвертируется в политическую. А политическая сила устроена сложнее. Относительно слабая в экономическом отношении Россия сегодня политически сильнее Китая. Если Россия с Китаем, то его мощь принципиально возрастает; если Россия с Западом, то доминирование Китая невозможно. Если эта логика верна, то, казалось бы, Запад должен стараться привлечь Россию на свою сторону исходя из чистой прагматики. Однако мы видим нечто прямо противоположное: давление на Россию возрастает. Можно предположить, что в Вашингтоне принято другое решение: Россия должна быть ослаблена до такой степени, что если она и попадет в китайские объятия, то качественного усиления мощи Китая не произойдет. Вместо предполагавшейся аналитиками битвы за Россию начинается битва против России.Новая мировая система. Моральные основанияИтак, китайский фактор — важный аргумент для выстраивания Вашингтоном антироссийской политики. Он завязан на прагматичные интересы ведущих участников мировых процессов — борьбу за рынки, ресурсы, финансы, за политическое и военное влияние в своих ареалах. Однако помимо интересов, неизменно присутствующих в мировой политике, есть фактор гораздо более глубинного действия. Это моральные основания, на которые опираются игроки, действующие на мировой арене. Или, если не нравится использование термина «мораль» как несущего положительную коннотацию, можно сказать о мировоззрении, о тех или иных картинах мира, определяющих тот или иной образ действия. Международные отношения, дипломатия всегда имели моральные основания. Гипотеза заключается в том, что старые, но еще актуальные моральные основания уже не могут обеспечить устойчивость мировой системы, что старая картина мира уже не соответствует новым вызовам, что перестроить мировую систему исходя из ви́дения прошлого века невозможно. Еще одна, более смелая, гипотеза заключается в том, что именно Россия может предложить новую концепцию мировой системы, новые принципы взаимодействия государств. Наша страна всегда имела несколько отличную, а во времена СССР и значительно отличную от западной картину мира. Возможно, в этом и кроется глубинная причина нежелания Запада идти на широкое сотрудничество с Россией. Риск для Запада в том, что российское понимание, как устроить мировой порядок, может оказаться привлекательным слишком для многих, для большинства человечества. И в этом случае моральное лидерство Запад потеряет.Совершим короткий исторический экскурс в дипломатию последних веков.В европейской дипломатии в XVIII–XIX веках доминировала концепция равновесия сил. Она отражала идеи ведущих мыслителей эпохи Просвещения: рационализм, веру, часто научно обоснованную, в то, что самые разные системы, от природных до общественных, могут находить баланс, несмотря на конфликты, противоречия и даже на борьбу элементов, составляющих систему. Например, в «Богатстве народов» Адам Смит доказывал, что эгоистические хозяйственные интересы индивидов ведут к общему благу. А несколько позднее Чарлз Дарвин в «Происхождении видов» описал процесс их эволюции в ходе естественного отбора. В политической теории были популярны идеи, что борьба друг с другом различных партий или фракций, преследующих эгоистические интересы, тоже, как в экономике Смита, приводит к гармонии и общему благу. В России вспоминается писатель Николай Чернышевский, который в несколько комичной форме представил теорию разумного эгоизма в книге «Что делать?».В духе этих идей в Европе в XVIII веке сложилась система равновесия сил. Она, конечно, не остановила войны, но по крайней мере позволила избегать тех боен, что наблюдались в Европе ранее, растягивались на десятилетия и приводили в состояние хаоса целые страны. Система равновесия сил, прерванная Великой французской революцией и Наполеоновскими войнами и восстановленная на Венском конгрессе в 1815 году, просуществовала до 1914 года. Эту систему, казалось бы столь рациональную и устойчивую, похоронила мировая война с ее невиданной доселе жестокостью.И тут на сцену вышла Америка.Опасное мессианствоВнешняя политика США имеет простое и ясное моральное основание — исключительность американской нации. Незнакомому с вопросом российскому читателю этот тезис может показаться каким-то передергиванием, или пропагандистским, или, по крайней мере, упрощающим дело. Уверяю вас, нет! Американской нацией собственная исключительность уже лет сто пятьдесят не подвергается сомнению. Более того, сомнения являются непростительным политическим грехом.Еще с позапрошлого века американцы полагают, что они построили самое совершенное общество на Земле, общество свободы и возможностей, где каждый может найти свой путь. Демократическая государственная система управления  лучшая за всю историю человечества. Америка является образцом, а ее ценности должны восторжествовать во всем мире. Здесь встает вопрос: как добиться торжества американских ценностей, американской модели государства и общества? Следует ли только надеяться на силу собственного примера, оставаться в роли «маяка» для всего человечества или внешняя политика должна активно содействовать распространению американских институтов?До Первой мировой войны США предпочитали не вмешиваться в международные дела далеко за пределами американского континента. Страна придерживалась заветов отцов-основателей, а заветы эти были скорее изоляционистского толка. Хотя в своей зоне Америка особо не стеснялась. Только в первые годы XX века она вмешивалась в дела (иногда оккупируя) таких стран, как Гаити, Панама, Куба, Доминиканская Республика. Переломным моментом стала Первая мировая война, а создателем новой внешней политики США стал президент Вудро Вильсон.Вильсон совершил интеллектуальный, политический почти невероятный кульбит. Отталкиваясь от идеи исключительности американской нации, будто бы не отвергая необходимость игнорирования европейских дрязг и войн, он радикально изменил внешнюю политику США: из локальной сделал ее поистине глобальной. Логика Вильсона была такова (излагаю по книге Генри Киссинджера «Дипломатия»). Цели, стоящие перед Америкой, выдвинуты непосредственно Провидением (трудно выдумать моральное основание большей силы). Безопасность Америки неотделима от безопасности всего остального человечества. Из этого вытекало, что отныне долг Америки заключается в том, чтобы противостоять агрессии где бы то ни было. Исключительный характер страны требует утверждать свободу собственным примером и одновременно распространять ее. Провиденциальные моральные основания Америки позволяют ничем не ограничивать себя в исполнении своей миссии за рубежом, эта страна заведомо права. Следует организовать глобальный крестовый поход по насаждению американских ценностей. Более того, силы Соединенных Штатов атрофируются, если Америка не распространит свободу на весь мир.Процитируем Вильсона: «Мы создали эту нацию, чтобы сделать людей свободными, и мы… не ограничиваемся Америкой, и теперь мы сделаем всех людей свободными. А если мы этого не сделаем, то слава Америки улетучится и ее мощь испарится». Вудро Вильсон добился от Конгресса вступления в мировую войну, фактически превратив экономически мощную, но политически провинциальную державу в мирового лидера.Эта интеллектуальная концепция, сочетающая исключительность Америки как носителя свободы и возможность вмешиваться в дела любой страны мира, если это будет признано необходимым в Вашингтоне, является моральной базой внешней политики США уже почти сто лет. Именно поэтому прошлогодняя статья Владимира Путина в «Нью-Йорк таймс» вызвала в Америке истерическую реакцию. Процитируем Путина: «Считаю очень опасным закладывать в головы людей идею об их исключительности, чем бы это ни мотивировалось. Есть государства большие и малые, богатые и бедные, с давними демократическими традициями и которые только ищут свой путь к демократии. И они проводят, конечно, разную политику. Мы разные, но когда мы просим Господа благословить нас, мы не должны забывать, что Бог создал нас равными». Путин «посмел» критиковать самую сокровенную американскую ценность — исключительность этой нации. Он дал понять, что не разделяет такого «мессианского» подхода к устройству мировой системы государств, что могут быть и другие ценностные основания и он может их предъявить.Даже если принять ценности вильсонианства или хотя бы отнестись к ним с пониманием (в конце концов, Америка — великая страна55, самая богатая в мире, принявшая десятки миллионов мигрантов, давшая миру ученых, университеты, технику, наш союзник во Второй мировой войне и т. д. и т. п.), следует критически оценивать сегодняшнюю практику применения концепции Вильсона. И не покажет ли критический анализ, что от мессианских идеалов столетней давности почти ничего не осталось, что свет «маяка свободы» не привлекает человечество, а скорее пугает и отторгает? Что некогда идеалистическая политика, а для многих она действительно была такой, вырождается в самую циничную Realpolitik? Грубое вмешательство во внутренние дела других стран, приводящее к разрушению структур государства, к огромным жертвам — Ирак, Сирия, Ливия… Бесцеремонное обращение с ближайшими союзниками: прослушка глав государств, давление на французские банки, отказ отдать Германии ее золото и т. п. Использование радикальных исламских сил для достижения вовсе не идеалистических, а абсолютно прагматических, шкурных целей. Небывалый ранее контроль средств массовой информации — мы сейчас ясно видим это на примере антироссийской кампании, раздутой в связи с украинским кризисом.Заканчивается недлинная эпоха гегемонии США, а вместе с гегемонией уйдет и вильсонианская дипломатия.Экономическая и политическая структура мира быстро меняется. «Никогда прежде новый мировой порядок не создавался на базе столь многообразных представлений, в столь глобальном масштабе», — писал Киссинджер. Теперь уже нет сомнений, что России суждено сыграть важную роль в создании этого нового порядка.Изоляция — мифВо многих СМИ рассказывают, что поведение России в украинском кризисе изолировало страну, превратило ее в изгоя, а весь цивилизованный мир от нас брезгливо отвернулся. Так ли это?Напомню результаты голосования на Генеральной Ассамблее ООН по антироссийской резолюции сразу после присоединения Крыма. Тогда американцам удалось продавить эту резолюцию, «за» проголосовало сто стран, «против» было немного — всего одиннадцать. Однако стран, не поддержавших резолюцию, оказалось 93 — кто-то из представителей забыл нажать на кнопку, кто-то засиделся в буфете, а кто-то и вовсе не приехал на обсуждение. В этих 93 странах живет две трети населения Земли, представители этих двух третей человечества не выступили против России, не поддержали США.Другой эпизод — недавний саммит стран БРИКС в Бразилии. И если встречи руководителей этих стран уже привычны, на то, что произошло после саммита, следует обратить внимание. В Бразилию съехались руководители всех государств Южной и Латинской Америки1, стран, большинство которых принято считать чуть ли не вассалами США. Они захотели быть причастными к новой международной организации, в перспективы которой верят, к организации, моральным лидером которой является Владимир Путин.Даже Европа сейчас, в острой фазе украинского кризиса, не демонстрирует единства в части санкций против России. Полагаю, что тезис об «изоляции России от всего мира» не более чем пропагандистский прием.Почему к России тянутся? Года два назад мне довелось беседовать с несколькими выдающимися европейскими учеными, они участвовали в работе Ярославского политического форума. Я спросил, можно ли создать в России дискуссионную площадку мирового уровня. Ответ удивил: все они сказали, что только в России и можно создать площадку, альтернативную западным, таким как Давос; только в Россию не задумываясь поедут представители любой страны; Россия — лучшая страна для выработки иной, не западной, повестки дня.К новой повесткеКакие сигналы дает президент Путин относительно новой повестки, принципов и подходов к модификации мировой системы? Здесь я даю свою трактовку, основанную на публичных текстах Владимира Путина.Во-первых, совершенно определенно просматривается, против чего выступает Путин, какие действия он считает контрпродуктивными, вредными.Против навязывания политического режима «демократии». Такое навязывание, кажется, еще ни разу не приводило к успеху. У стран разная предыстория, культура, каждая живет в своем историческом ритме, грубое конструирование всегда сопряжено с рисками. Несистемное «внедрение» таких прав, как свобода слова, обычно ведет к потере других фундаментальных прав, таких как право на жизнь или право на труд. Здесь на нашей стороне такие страны, как Китай, руководимый Коммунистической партией, или Иран с режимом исламского толка.Против вмешательства во внутренние дела без очевидной необходимости. Примеры последних лет показывают, что вмешательство часто разрушает имеющиеся структуры жизни страны и ведет к бедствиям.Против нового империализма, разрушающего суверенитет государств, в результате чего ослабленные страны не могут отстаивать свои интересы в глобальном мире, порядок функционирования которого задают ведущие игроки. Как и при «старом» империализме, их развитие оказывается медленным и зависимым, «профит» в конечном счете оседает у сильных. Здесь союзниками могут быть небогатые страны, а также многие интеллектуалы левого толка, в том числе из западных стран.Против социал-расизма. Попробуйте узнать, сколько людей погибло в ходе иракской войны. Вы легко найдете данные о погибших и раненых в армиях США и их союзников. А что касается иракцев, есть только оценки, различающиеся почти в десять раз: от 150 тыс. погибших до более чем миллиона. Никто мертвых иракцев не считал и считать не собирается. Как Запад относился к «аборигенам» в эпоху колониализма, примерно так же он относится ко многим народам и сейчас, хотя и лакирует такое свое отношение толерантностью. А эти народы не аборигены1, Ирак — это Междуречье; Иран, на который жестко давили до недавнего времени, — Персия с многотысячелетней историей. Китаю, который, правда, учить уже побаиваются, — несколько тысяч лет.Во-вторых, Путин — сторонник выстраивания сложных сетей взаимодействия государств, многосторонней дипломатии. Такие сети, с одной стороны, позволяют учитывать разные интересы, искать сложные компромиссы, с другой — снижают риски конфронтации. Американское мессианство, не позволяющее никого признавать равным себе, здесь неуместно. Так, кстати, создавался Европейский союз. Эту конструкцию можно критиковать с разных сторон, но нельзя спорить с тем, что риски войны на территории ЕС низки, как никогда в истории.В-третьих, кажется, что Путин полагает, будто следует строить конструкцию, которая позволяла бы искать баланс интересов, а не баланс сил в духе XIX века. Эта конструкция должна быть попросту более справедливой по отношению к большинству государств.В-четвертых, нужно создавать новые международные институты вроде банка БРИКС, которые, работая на новых принципах, заменяли бы старые институты, созданные Западом для управления мировым хозяйством по большому счету в свою пользу.Подведем итог. Заканчивается эпоха доминирования концепции американской исключительности.1 И хотя по-прежнему, как писал Александр Зиновьев, «теоретики, политики и СМИ Запада абсолютно уверены, что их система — самая лучшая», появились новые сильные игроки, с иным ви́дением, и игнорировать их в условиях глобального единого мира невозможно. Та миссия в мировой политике, которую взял на себя Владимир Путин, указывает, что России предстоит участвовать в создании новой мировой архитектуры на первых ролях.

06 апреля 2015, 01:32

III-я Мировая. Примерные сроки

  • 3

Основными действующими сторонами следующего мирового конфликта являются Китай и Соединенные Штаты. Кто бы ни утверждал обратное, пытаясь представить Россию главной целью заокеанских злодеев, у исторического процесса есть своя объективная логика, заданная демографией и экономикой.Мирная интеграция восходящего Дракона провалилась. Индикатором данного провала стал отказ Конгресса США в перераспределении долей в МВФ в пользу "развивающихся" стран, т.е. отказ делиться реальной властью в финансовой сфере. Ответом стало постепенное создание альтернативных финансовых институций, неподконтрольных Штатам. Есть два фундаментальных столпа глобального превосходства США: финансовый, в виде контроля над международными институциями и глобальной валютой, который позволяет собирать колониальные налоги со всех, кто ими пользуется, и военный. Причем под ударом со стороны Китая находятся оба. Так, по оценке "Military Balance 2013" уже в промежутке 2020-2030 годов оборонные расходы Китая могут сравнится с расходами США, а шведы из SIPRI считают, что по ППС они могут стать равными уже в 2018 году. Другими словами, времени у США для того, чтобы парировать угрозу своему "лидерству" почти нет. Ещё 5-10 лет и естественное течение событий приведет к поражению, что диктует необходимость экстраординарных мер. Война неизбежна.Новая военно-морская стратегия, опубликованная 13 марта 2015 года хотя и очень осторожна на уровне риторики, но вполне откровенна в порядке приоритетов:РСМД: "В Стратегии четко обозначены ключевые для американской военно-морской деятельности регионы, а также их иерархия относительно друг друга. На первом месте – Индо-Азиатско-Тихоокеанский регион (Indo-Asia-Pacific, ИАТР). В отличие от редакции 2007 г., в тексте упоминаются Китай и его «военно-морская экспансия». Язык документа достаточно осторожный, Китай назван источником «возможностей и вызовов»... В ИАТР планируется развернуть около 60% американских кораблей и летательных аппаратов морской авиации. В регионе будут базироваться наиболее современные и эффективные системы вооружения".Причем на уровне "экспертов" уже озвучиваются (и "случайно" утекают в прессу) гораздо более радикальные идеи упреждающего удара:JB Press: "Военные эксперты, включая Кларка, в один голос стали твердить о том, что необходимо перестать рассчитывать на высокотехнологичные системы ПРО и перейти к наступательной тактике, при которой по противнику будет наносится упреждающий массированный удар. То есть необходимо осуществить переход к железному правилу английского флота, который является прародителем американского: «линия обороны должна проходить по вражескому берегу» (смысл этой оборонительной тактики состоит в том, чтобы разгромить противника, когда он еще находится на стадии постройки кораблей)."Необходимо учитывать, что ресурсы, необходимые для удержания "лидерства", далеко не бесконечны: рост расходов на оборону в Штатах после впечатляющего подъема 2000-2010 годов прекратился и даже начал снижение. Воевать по серьезному на два фронта, по собственному признанию, они не смогут. Недавний доклад «Heritage Foundation», являющейся оплотом вашингтонских неоконов, открытым текстом говорит о том, что «оборонительные возможности США «достаточны для обеспечения участия только в одном крупном региональном конфликте», однако американская военная машина плохо подготовлена к ведению двух происходящих одновременно региональных конфликтов».Исходя из предпосылки грядущей конфронтации с Китаем в интервале 5-10 лет и ограниченности ресурсов действия Штатов вполне логичны:(1) Замирение с Ираном и снижение присутствия на Ближнем Востоке, ставшее возможным в т.ч. благодаря "сланцевой революции" (за что её так не любят саудиты и пытаются сейчас утопить в дешевой нефти).(2) Вовлечение Старой Европы в противостояние с Россией - именно она должна заплатить за "сдерживание" в этой части континента, пока Штаты будут давить Дракона. Именно поэтому сейчас развернута медийная компания по ремилитаризации Европы, когда из каждого утюга рассказывают в каком плачевном состоянии европейские армии и надо срочно увеличивать их финансирование ("Британская армия стоит на пороге самоуничтожения!"). Только Старая Европа, в противовес "Новой", полностью подконтрольной Штатам, имеет хоть какое-то значение в военном плане (см. например долю стран в совокупных военных расходах Европы в 2013 году):Планы по построению "Новороссии" стали жертвой этих раскладов. Ограниченная поддержка со стороны России (в августе 2014-го ЛДНР были объективно на грани военного поражения) была обусловлена необходимостью одновременно гарантировать, с одной стороны, невозможность вступления бывшей Украины в НАТО, а с другой - поддерживать европейский нейтралитет. Старая Европа явно не рвется воевать за американского патрона (что видно, в частности, по упорному удержанию оборонных расходов ниже оговоренных в сентябре 2014 года в Уэльсе 2% ВВП), но, по всей видимости, внутриэлитный баланс континенталистов/атлантистов довольно хрупкий. Собственно, отсюда и все танцы США-Европы-России вокруг "Минска-2": США пытались использовать эскалацию конфликта для вовлечения европейцев в новую Холодную войну, тогда как Москва и Брюссель договорились о перемирии и, вероятно, нейтральном статусе бывшей Украины.Die Zeit, 16 марта: "Путинская Россия не является демократией, как не является демократией и Китайская Народная Республика. Но мы не можем изменить Россию, и она останется такой, какая она есть. Пока нет никакой альтернативы авторитарному порядку Путина, было бы ошибочным изолировать Россию от Европы. Конфронтация не ослабит, а усилит этот режим. Вероятно, большинство русских, как говорит Виктор Ерофеев, значительно в меньшей степени настроены либерально, чем их президент. Следует смириться с этой действительностью тем, кто хочет чего-то добиться в политике".Другими словами, в обмен на отказ от построения Новороссии (включая крайне необходимый коридор в Крым и Приднестровье) Кремль получил нейтралитет Старой Европы в грядущей схватке в формате Россия-Китай против США-Японии на тихоокеанском ТВД (поэтому, кстати, так жестко блокировали продажу "Мистралей"). Ценой этой сделки, кроме предательства русских на Донбассе, оставшихся на оккупированных укронаци территориях, стала угроза получить через несколько лет повторение Пятидневной войны, но уже в больших масштабах. Низшая точка падения бывшей Украины будет обозначена двумя событиями: (1) наступлением жесткой диктатуры с террором против всех, кто высовывается и оспаривает центральную власть, и (2) экономическим коллапсом, вероятно, в виде дефолта. После этой точки, если режим не будет уничтожен (а этого, если данная интерпретация верна, не произойдет, ведь Россия не стала добивать бывшую Украину в момент наибольшей уязвимости зимой 2014-2015 годов), то начнется восстановление его экономического и военного потенциала, с вероятной агрессией против ЛДНР, Крыма и/или Приднестровья в нужный американцам момент времени (вероятно в то же время, когда они начнут агрессию против Китая). Масштаб агрессии, как и в Южной Осетии 2008 года, не позволит уклонится России от участия в конфликте. Другими словами, американский вариант игры бывшей Украиной "в долгую" предполагает использование её в среднесрочной перспективе в качестве "камикадзе", отвлекающего нас от тихоокеанского ТВД. Подготовка к этому уже началась:Росбалт, 27 марта: "Ведущие американские оборонные компании будут инвестировать в развитие украинского оборонно-промышленного комплекса. Соответствующие договоренности были достигнуты во время визита руководства "Укроборонпрома" в США. В концерне рассчитывают, что опыт и технологии США помогут ускорить процесс реформирования украинского оборонно-промышленного комплекса и реализовать программу импортозамещения российских комплектующих для украинского вооружения".Взгляд, 27 марта: "Израильский концерн оборонной промышленности «Эльбит» провел рабочие встречи с делегацией из Днепропетровска, на переговорах обсуждалась возможность поставок на Украину израильских приборов ночного видения и тепловизоров, а также возможное открытие израильтянами производства оборонных систем на Украине".Нельзя сказать, что за Стеной не в курсе такого сценария:Другими словами, выбирая между перспективой конфликта со Старой Европой или с бывшей Украиной, пережившей экономико-политический инфаркт, но с условием отказа от Новороссии, Кремль сделал логичный выбор в пользу последнего сценария (ввод миротворцев ему, кстати, не противоречит, как и "отдача" ПМР). Омерзительно рационально.Если данная интерпретация событий верна, то Минск-2 - вопреки тому, что все вокруг пишут о его неминуемой и скоропостижной кончине - проживет ещё достаточно долго: ровно столько, чтобы нарастить военный потенциал для новой крупной войны в Европе.Собственно, сроки начала III-ей мировой ограничены этими факторами:(1) нельзя ждать слишком долго, поскольку потенциал Китая будет только расти - максимум 5-10 лет(2) необходимо подготовить союзников к конфликту - если не европейцев, которые упираются всеми правдами и неправдами, то хотя бы украинцев - минимум 3-5 лет.UPD:ZH: "In February the Wall Street Journal reported Hodges as saying “I believe the Russians are mobilizing right now for a war that they think is going to happen in five or six years—not that they’re going to start a war in five or six years, but I think they are anticipating that things are going to happen, and that they will be in a war of some sort, of some scale, with somebody within the next five or six years."

21 февраля 2015, 16:48

III-я Мировая. Определение сторон конфликта

  • 3

Новость дня звучит так:"Взгляд", 21 февраля: "Британская The Guardian в субботу, 21 февраля, публикует статью, в которой говорится о том, что заместитель командующего объединенными силами НАТО в Европе генерал Эдриан Брэдшоу во время выступления в Королевском Объединенном институте оборонных исследований в Лондоне призвал готовиться к вероятному нападению российской армии. «Россия может поверить в то, что большое количество регулярных войск, которые она способна сосредотачивать в короткий срок – мы видели [это] в стремительных действиях перед захватом Крыма – можно использовать в будущем не только для запугивания и сдерживания, но и для захвата территории НАТО», – заявил генерал".Не надо думать, что на той стороне все параноидальные идиоты, как это делает журналист: "Наперебой говоря о той опасности, которую несет Россия странам НАТО и другим соседним государствам, и генералы, и политики аккуратно обходят стороной важнейший вопрос – а зачем России нападать на соседние страны?" Никто и не предполагает нападения России на Прибалтику. Этот призыв не столько к НАТО, сколько к Старой Европе и, прежде всего, Германии, которую американский суверен зовет выступить на фронт в войне за сохранение своего "лидерства". Поскольку ресурсы "печатного станка" ограничены, а главные битвы текущего столетия очевидно состоятся на тихоокеанском ТВД, кто-то должен взять на себя бремя издержек по нейтрализации России, пока Япония и США будут давить Дракона. Отсюда же, кстати, растут ноги всех утечек о реальном состоянии дел в Бундесвере, которым так радуются наши наивные патриоты, не понимая, что это часть компании по ремилитаризации Старого континента.Политика России с конца марта и до декабря 2014 года была направлена на то, чтобы вбить клин между европейцами и американцами и не допустить этого сценария. Именно поэтому был принесен в жертву Донбасс - ради нейтрализации европейцев в глобальном противостоянии. Но, судя по всему, в январе-феврале Россия устала ждать и махнула на Европу рукой, решив «будь что будет»: началась зимняя компания, которая в итоге привела к уничтожению дебальцевского котла. Тем временем оказалось, что Старая Европа в лице Меркель и Олланда не горят желанием рисковать ради американского хозяина (чем заметно его раздражают). Новые минские соглашения следует понимать как шанс для Европы отказаться от американского сценария, причем, возможно, последний - а взамен Путин скорректировал пункты перемирия в свою пользу.Ближайшие месяцы покажут, насколько европейцы не хотят войны и, одновременно, насколько длинным является поводок, на котором их держат Штаты. Признаки развития ситуации по тому или иному сценарию – военные бюджеты Старой Европы (выше/ниже 2% ВВП), поставки тяжелого вооружения на Украину и наличие/отсутствие давления европейцев на Киев для реального осуществления перемирия и последующих предусмотренных им шагов.UPD: "Взгляд", 27 февраля: "Большинство стран НАТО саботирует решение прошлогоднего саммита в Уэльсе и не собирается поддерживать военные расходы на уровне 2% от ВВП. Основные страны Европы и вовсе сокращают свои военные бюджеты вопреки угрозам из Вашингтона. В русле американской военной политики следуют только Прибалтика и Польша... шесть стран блока (Германия, Великобритания, Канада, Италия, Венгрия и Болгария) объявляют о сокращении своего военного бюджета – и в абсолютных цифрах, и в процентах от ВВП. К примеру, у самой крупной и стабильной экономики Европы – германской – военные расходы сократятся с 1,14% от ВВП до 1,09%. К этому списку готова примкнуть еще и Бельгия".

Выбор редакции
22 января 2015, 16:56

Пик нефти. Коротко о главном

  • 0

Краткое резюме предыдущей серии от главы Eni:"Взгляд": "Глава Eni Клаудио Дескальци на Международном экономическом форуме в Давосе... По его словам, если сейчас не стабилизировать цены на нефть, то потом «она нас может разрушить». Низкие цены на нефть заставляют компании сокращать инвестиции в будущие проекты по добыче нефти. «Сейчас мы думаем, что мы будем сокращать (инвестиции) на 15–20%... Но нам нужно помнить, что принятие решений об инвестициях в нефтегазовую отрасль занимает несколько лет, то есть идет большая подготовка к этому», – говорит Дескальци.В итоге через несколько лет предложение нефти существенно снизится, что приведет к новому резкому скачку цен. «Мы можем оказаться в ситуации через 4–5 лет, когда цены могут взлететь до 150–200 долларов за баррель, потому что будет наблюдаться недостаток поставок, а спрос и индустриализация начнут реагировать, используя преимущества низких цен на нефть», – предупреждает глава Eni. «И тогда у нас будут проблемы», – добавляет он".

18 января 2015, 05:18

Пик нефти. «Сланцевые» карлики на плечах гигантов

  • 0

Немного фантазий ватника-дилетанта на ночь глядя про нефть и все такое ;)Балансировка спроса и предложения на рынке нефти будет происходить за счет американской LTO. Причиной тому станет, парадоксальным образом, то, что её выгодно отличает от традиционной добычи – короткий производственный цикл. Все нефтяные компании уже начали пересматривать свои инвестиционные планы, но именно в сегменте LTO эффект от этого будет заметен быстрее всего.  Показательна динамика компании «Oasis», обладающая третьим по численности парком буровых на Баккене:MarketWatch, 10 декабря: «Акции Oasis Petroleum (OAS) упали на 11% в среду после того как компания обнародовала предварительный план капитальных затрат (capex) на 2015 год, которые будут значительно сокращены на фоне падающих цен на нефть… В 2014 году компания инвестировала 1,425 млрд. долл. В следующем году в бурение планируется инвестировать 650-750 млн., что должно дать прирост добычи нефти в 5-10%».Более «традиционные» проекты с большим производственным циклом (4-5 лет в среднем) либо будут завершены в любом случае, если находятся в конечной стадии перед вводом в строй (Кашаган), либо уже были отменены (проекты Shell на Аляске) из-за сжатия прибыли вследствие стагнации цены на нефть последние несколько лет. Эффекты от их приостановки будут заметны лишь спустя годы.Происходить балансировка в сегменте LTO будет в том числе за счет разорения более слабых производителей, в портфеле которых слишком много скважин вне т.н. «sweet spots».  (Важным побочным эффектом, вероятно, станет концентрация бурения на «sweet spots», признаком чего будет значительное улучшение средней добычи на скважину/буровую). Часть этих производителей в среднесрочной перспективе разорится, а принадлежащие им (немногие) высокодоходные участки отойдут их более удачливым конкурентам (хороший материал см. FT). Уже сейчас по темпам падения котировок акций компаний можно примерно прикинуть кто выйдет живым из этой давки, а кого сомнут (судя по всему нас ждет классическая консолидация рынка вокруг нескольких крупных производителей с массовым избиением младенцев небольших компаний):В свою очередь, это приведет к замедлению роста добычи в США или даже к его временной остановке – данный сценарий, кстати, рассматривают в местном Минэнерго как вполне рабочий. Этого может быть вполне достаточно, чтобы сбалансировать мировой спрос и предложение где-то на уровне 70-80 долл. за баррель во второй половине 2015-2016 годах. (безусловно, это не случится уже завтра, здесь можно согласиться с Вячеславом). Тем не менее, ничего фатального для «сланцевой» отрасли не произойдет: короткий производственный цикл позволит относительно быстро нарастить добычу как только цены пойдут вверх. В общем и целом более короткий цикл является серьезным преимуществом в «эпоху перемен».(Все многообразие точек зрения на рентабельность добычи LTO собрано здесь).Например, краткосрочный прогноз американского Минэнерго предполагает локальный пик добычи в мае 2015 года, сокращение добычи к сентябрю того же года и новую фазу роста в 2016 году (график). Средний уровень цен (WTI) аналитики EIA в 2015 году прогнозируют на уровне 54,6 долл. за баррель, а в 2016 году уже на уровне 71 долл.Ключевым условием для подобной балансировки является экономический рост в развивающихся странах и, прежде всего, в Китае. Нужно понимать, что в случае замедления темпов роста или, того хуже, начала полноценной рецессии цена вслед за спросом может упасть ниже уже существующих уровней. Очевидным нижним пределом цены на нефть являются операционные расходы на её добычу – около 30-40 долл. за баррель:Однако даже 70-80 долл. за баррель (наравне с высокой волатильностью цен) создают серьезные проблемы для отрасли в целом. Даже если относительно низкие цены на нефть не являются симптомом нового витка мирового экономического кризиса (как считают товарищи из ZH), а, наоборот, подтолкнут мировую экономику к росту, что вполне возможно, в среднесрочной перспективе неизбежно возникнет новый дисбаланс, обусловленный кризисом уже в традиционной нефтедобыче (с большим производственным циклом), когда начнет сказываться начатое ещё в 2013 году и набравшее обороты по мере падения цен сокращение капитальных затрат крупными нефтяными компаниями. Reuters, 4 декабря: «По всему миру нефтяные и газовые проекты стоимостью более 150 млрд. долл. будут, по всей видимости, приостановлены из-за их убыточности на фоне снижающихся цен на нефть… По данным норвежской консалтинговой компании Rystad Energy в следующем году будут приниматься  решения по инвестициям всего около 800 проектов в сфере добычи нефти и газа, которые  стоят около 500 млрд. долл. и должны дать приблизительно 60 млрд. баррелей нефтяного эквивалента. Однако аналитики прогнозируют, что при средней цене в 82,5 долл. за баррель в следующем году около трети инвестиций ( или пятая часть объема добычи) не будет одобрена…».Мало кто мог предположить, что в 2014 году нефть покажет 50 долл. и ниже, но через 3-5 лет цена нефти может удивить ещё больше, взяв высоту в 150 – 200 долл. Чтобы понять почему это может произойти стоит обратиться к докладу (теперь уже бывшего) директора консалтинговой компании Douglas-Westwood Стивена Копитса (посмотреть выступление можно здесь):Согласно его расчетам в 1998-2005 годах в «традиционном» секторе (без LTO и нефтеносных песков Канады), составлявшем в прошлом году 93% всего объема производства, на разведку и добычу было потрачено 1,5 трлн. долл., что добавило 8,6 mbd в указанный период. С 2005 по 2013 год в данный сегмент было инвестировано около 2,5 трлн. долл., что дало снижение добычи почти на 2 mbd, которое и было с лихвой компенсировано «сланцевой революцией». Кривая инвестиций в отрасль в целом выглядит вот так:Вследствие исчерпания дешевых в разработке месторождений капитальные затраты в расчете на баррель  с начала века росли примерно  на 11% в год. Причем вне США и Канады непрерывного роста инвестиций в сектор едва хватало, чтобы избегать значительного снижения добычи.Следует учитывать, что уже в 2013 году при цене нефти 100-110 долл. за баррель у крупнейших западных производителей (т.н. «majors») начались серьезные проблемы с прибылью поскольку цена стабилизировалась, тогда как расходы продолжили рост. Выходом стало урезание части инвестпрограмм – выпали самые рискованные проекты, вроде Арктики и т.п. Другими словами, при явных проблемах с уровнем добычи в «традиционном» сегменте отрасли (т.е. без LTO и нефтеносных песков Канады) уже 100-110 долл. за баррель были недостаточны для того, чтобы наращивать необходимые для «поддержания штанов» инвестиции («majors» в этом смысле являются своего рода «авангардом» отрасли, настойчивые требования налоговых льгот нашими ВИНКами демонстрируют, что они в том же тренде).Теперь, когда средняя цена на нефть марки Brent в 2015 году прогнозируется EIA на уровне 57,6 долл. за баррель можно уверенно утверждать, что под нож пойдет огромное количество проектов. Аналитики «Goldman Sachs» утверждают, что при цене в 60 долл. под угрозой отмены находятся проекты почти на 1 трлн. долл. до 2020 года. Однако Копитс считает, что даже эта оценка является оптимистичной, поскольку капитальные затраты обычно следуют за доходами нефтяных компаний. Текущие цены, пишет он, отражают падение доходов на 40% и, при прочих равных, капитальные затраты так же должны сократиться на 40%. При том, что отрасль инвестирует в год порядка 1 трлн. долл. это даст снижение уровня инвестиций порядка на 300-400 млрд. долл. в год или около 2 трлн. до конца десятилетия. Очевидно, что отсутствие инвестиций сегодня – это отсутствие добычи завтра.Снижение добычи в «традиционном» сегменте в начале будет постепенным, поскольку его проекты имеют больший цикл реализации (годы), чем, например, в «сланцевом» сегменте (месяцы). Это значит, что эффекты снижения инвестиций проявятся не сразу, а с лагом в несколько лет, а полный ход наберут только в среднесрочной перспективе. Но когда это произойдет, «нетрадиционный» сегмент отрасли не сможет компенсировать коллапс добычи в «традиционном» (прогнозы EIA ещё до падения цен показывали пик добычи на «сланцевых» месторождениях до 2020 года, а что придет на смену сланцевым «слонам» остается загадкой), тогда как привычные «резервные мощности» останутся далеко в прошлом. «Сланцевая нефть» – это карлик (7% от добычи в 2013 году) на плечах гигантов (93%), и когда ноги последнего подкосятся изменить что-то она не сможет. Другими словами, в интервале 2016-2018 годов можно ожидать нового ценового шока, сравнимого с 2008 годом.Может ли мировая экономика позволить себе продолжительный период высоких цен на нефть чтобы снова запустить остановившийся инвестиционный механизм отрасли? Это основной вопрос, который определит, будет ли грядущий в среднесрочной перспективе пик добычи локальным или окончательным, т.е. тем самым Пиком с большой буквы и соответствующими геополитическими последствиями. Теоретически – да, может. Однако опыт последнего десятилетия подсказывает, что скорее нет. Среднегодовые цены по 100 долл. за баррель 2010-2014 годов были обеспечены чередой «количественных смягчений», которые никак не назовешь частью нормально работающей экономики. А окончание QE-3 удивительным образом совпало с их обвалом:Тем же, кому идея пика нефти на фоне её видимого избытка кажется абсурдом стоит напомнить историю с журналом «The Economist» от марта 1999 года, который вышел с заголовком «Утопая в нефти»:«Куда бы не пошел наш журналист, специализирующийся на энергетической тематике, все, с кем он общался, напоминали ему об обложке «Drowning in oil», которая рассказывала о нефти по 5 долларов как раз перед тем, как цена начала свой эпический восьмилетний подъем на вершину в 145 долларов».

14 января 2015, 17:36

III-я Мировая. Следите за деньгами - 2

  • 3

Если на западной оконечности Евразии США планируют использовать в качестве пушечного мяса в борьбе за поддержание глобального господства европейцев, то на востоке американцы, очевидно, будут биться до последнего японца:"Эксперт": "Главный финансовый закон Японии на 2015-16 годы побил сразу два рекорда: по суммарным расходам и по расходам на оборону. Расходы военного ведомства на новый фискальный год – с марта 2015 по март 2016 годов составят 4,98 трлн. иен (41,97 млрд. долларов). Бюджет минобороны растет третий год подряд, но таких больших расходов на оборону в послевоенной Японии еще не было. Предыдущий рекордный бюджет был принят в 2002 году и составлял 4,96 трлн. иен. Расходы на оборону составляют более 5% от всего бюджета. В целом бюджет – тоже рекордный. Он немного вырос по сравнению с прошлым годом: 96,34 трлн. иен и 95,88 трлн. иен соответственно".Причина увеличения расходов - возвышение Китая:"Кроме увеличения расходов на силы самообороны и желания отменить запрет на ее участие в операциях за пределами Японских островов, Синдзо Абэ также не забывает и о дипломатических усилиях. Он неустанно встречается с зарубежными лидерами, особенно из Юго-Восточной Азии с целью создания своего рода союза против Китая, у которого территориальные споры имеются со всеми соседями. Абэ также много делает для укрепления военного союза со США, в которых видит серьезный противовес растущим гегемонистским устремлениям Пекина на Дальнем Востоке и в Тихоокеанском регионе". Такое ощущение, что для перезагрузки системы глобального доминирования руководители американского "Deep State", не мудрствуя лукаво, решили в общих чертах воспроизвести глобальный конфликт, который и привел США на мировой Олимп - Вторую Мировую.

14 января 2015, 15:36

EIA прогнозирует локальный пик добычи нефти в США в мае 2015 года

  • -3

Американский Минэнерго выпустил краткосрочный прогноз на 2015 и 2016 годы (Short-Term Energy Outlook). Аналитики EIA ожидают достижения локального пика добычи нефти и конденсата (C+C) на уровне 9,47 mbd в мае 2015 года и сокращения добычи на 0,33 mbd к сентябрю 2015 года, когда должен вновь начаться рост добычи - по всей видимости, из-за роста цен (но уже более низкими темпами, чем ранее). Уровень мая 2015 года, по их мнению, будет достигнут лишь в июле 2016 года. Источник новости и графика - блог Рона Патерсона

13 января 2015, 00:31

III-я Мировая. Следите за деньгами

  • 3

Похоже, воевать с Россией США будут до последнего европейца (по всей видимости, именно для этого была использована Украина)."Эксперт": "Министерство обороны США в пятницу провели специальный брифинг для прессы, в ходе которого с сожалением объявили о закрытии 15 военных баз постоянного базирования на Европейском континенте. Генералы отметили, что это вынужденная мера, поскольку бюджет Пентагона снова сократили – теперь с 577 до 502,7 млрд долларов. Сокращение же военного присутствия в Европе позволит ежегодно сэкономить 500 млн долларов. При этом количество американских военнослужащих на территории Европы уменьшится на 7 тысяч – с 71 до 64 тысяч человек".Основной фронт III-й Мировой - АТР:"Сокращение финансирования военных программ в США происходит все последние 4 года. Пик объема бюджета Пентагона пришелся на 2010 финансовый год, когда ему предоставили 713 млрд долларов. В 2013 изначально утвержденная сумма в 656 млрд подверглась корректировке во время бюджетного кризиса, парализовавшего правительство – она была урезана до 614 млрд.  В частности военно-морской бюджет США урезан в 2013 году на общую сумму более 4,6 млрд. долларов. В 2014 Пентагон уже довольствовался бюджетом в 598 млрд долларов, который в середине года был еще спешно сокращен на 44 млрд – 554 млрд. Но самый серьезный удар по военным расходам США был нанесен в 2015 году - изначальные 636,6 млрд были превращены в жалкие 502 млрд. И если в предыдущие секвестры Пентагон мог ограничиваться постепенным сворачиванием военных миссий в Афганистане и Ираке и ограничением еще не начатых проектов, то теперь ему пришлось подвергнуть пересмотру практически всю свою деятельность как внутри страны, так и по всему миру. Из зарубежного сегмента фактически не тронутыми остался только регион АТР, который по обновленной Военной доктрине США теперь является приоритетом внешней политики и политики безопасности страны. В самих Штатах сокращению финансирования подверглись все рода войск и почти все департаменты Пентагона, включая научно-исследовательские программы по созданию новых видов оружия агентства DARPA".Кроме того, можно констатировать, что способность американцев бесконечно "печатать деньги" оказалась очередным мифом: сеньораж и экспорт инфляции, конечно, имеются в наличии, но пределы для злоупотреблений мировой резервной валютой также являются фактом.UPD: RT "В ходе визита в Берлин генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг потребовал от Германии внести решающий вклад в укрепление боеспособности альянса, передает Die Welt. Выполнение данного требования – в интересах как немцев, так и всех европейцев, потому что без сильного НАТО Европа, скорее всего, стала бы легкой добычей для Владимира Путина, убежден автор материала".

19 декабря 2014, 16:44

Нефтяные зомби

  • 0

Будущее "традиционной" нефтедобычи. Bloomberg, 18 декабря: "После падения цены на нефть на 49% за шесть месяцев запланированные на следующие годы проекты превратились в нежить - они еще стоят на ногах, но без надежд на продуктивное будущее"."...Голдман Сакс обнаружили, что более 1 триллиона долл. инвестиций в будущие нефтяные проекты находятся в зоне риска. Они подвергли анализу 400 самых больших новых нефтяных и газовых месторождений по всему миру (исключая "сланцевые" в США) и пришли к выводу, что проекты на 930 млрд. долл. будущих инвестиций не рентабельны при цене Брент в 70 долл... Менее трети из всех проектов рентабельна при цене нефти в 70 долл. за баррель. Если нерентабельные проекты будут отменены это будет означать потерю добычи в 7,5 mbd к 2025 году, что является эквивалентом 8% от нынешнего мирового потребления".