Источник
Делай, что должен - LiveJournal.com
12 ноября, 08:39

О дрожжах и о человеческой культуре

  • 0

Хочу рассказать вам о дрожжах. Вот такое интересное у меня к вам предложение. Правда, в конце всё равно получится и про политику и про Россию с Украиной, но будет интересно.Говорят, что человек изменил свою жизнь, приручив собаку. Ну и с лошадью тоже неплохо получилось. И с коровой. Но мало кто упоминает в школьных учебниках, что одни из самых тектонических изменений в человеческом быту произошли именно после "приручения" дрожжей.Почему об этом не говорят в школе? Да потому что кроме выпечки вкусного, пористого хлеба (а не плоских и пресных лепёшек), тут же дрожжи приспособили и ещё к одному важному процессу - производству в товарных количествах этилового спирта, в простонародье именуемого алкоголем. Всё варианты пива, медовухи, вина - это всё они, Saccharomyces Cerevisiae, "домашние дрожжи".Желание "расширить сознание" наблюдается у многих относительно развитых видов животных. Например, обезьянам и слонам приходится специально искать в дикой природе забродившие фрукты, особенно плоды тропического дерева мару:Даже дельфинам удаётся "упороться" в условиях водной среды, где дрожжей нет. Как выяснили учёные, для этого водные млекопитающие загоняют до полусмерти рыбу фугу, которая в отчаянии выделяет в воду сильный нейротоксин, который, к слову, может убить дельфина. Но умные дельфины специально ждут когда вода разбавит нейротоксин и его концентрация упадёт до неопасного уровня. Судя по всему, при таких слабых концентрациях нейротоксин фугу действует, как наркотик, в результате чего дельфины начинают походить на слонов, объевшихся плодами мару.Но, вернёмся к дрожжам. Проблема "ручных" дрожжей Saccharomyces Cerevisiae (S.C.) в том, что их дикой природе их всего около 1 особи на 1000 клеток "диких" дрожжей. Дикие дрожжи иногда называют "натуральными", но это в корне неправильно - культурный штамм S.C. тоже абсолютно натуральный и спокойно возвращается в природу при любом удобном случае. Что мы потом и рассмотрим. В отличии от собак и коров, которых человек значительно изменил от их диких предков, дрожжи от усилий человечества поменялись гораздо меньше. S.C. в дикой природе лишь не любит ультрафиолет и обычно прячется в тени, а доминирующей расой дрожжей становится только в винном сусле или в пивной браге, так как толерантен (вот уж модное слово...) к тому самому алкоголю, за который мы дрожжи и любим.Впрочем, и о диких дрожжах люди не забыли. Часто на различных дегустациях вина или при покупке крафтового пива вы можете услышать, что в производстве того или иного напитка использовались дикие дрожжи, которые и придали алкоголю различные вкусовые нюансы. Это правда - "домашние" S.C. являются специалистами исключительно по этиловому спирту, который они и используют, как "оружие" против диких собратьев. Те просто подыхают в этаноле, в то время, как S.C. продолжают в спирту вольготно размножаться. Но, понятное дело, сосредоточенность S.C. на производстве этого моно-наркотика в значительной мере огрубляет вкус пива или вина, превращая его в стандартную алкогольную "пепси-колу".Однако, в ферментации на диких дрожжах есть и свои недостатки. Во-первых, в отличии от S.C., их популяция растёт медленно - в результате чего вино или пиво часто успевают "оккупировать" другие организмы, не усиливающие, а скорее портящие его вкус. Этот неприятный "букет" обычно называют ССГ™ ("село, сено, г**но") и всячески пытаются его из вина или пива устранить.Во-вторых, многие типы диких дрожжей неспособны продолжать брожение, когда уровень алкоголя достигает 6%. В результате получается нестабильное вино с низким алкоголем и высоким остаточным сахаром, которое просто противно пить и от которого у вас гарантировано будет яркое и незабываемое похмелье.Ну и, наконец, в культуре диких дрожжей часто попадаются штаммы, производящие не алкоголь, но кислоту, в результате чего вино может превратится в жуткий уксус.Так в чём же секрет европейских пивоваров и виноделов, использующих дикие дрожжи, которые столетиями сбраживают виноград и варят пиво с именно с использованием диких дрожжей и сделали это своей фирменной "фишкой"? Ответ скрыт в самом вопросе: они делают это сотнями лет.За столетия работы пивоварен или винокурен они производят громадные количества мезги и виноматериалов. Наверное, каждый из вас помнит резкий запах дрожжей, который он чувствовал во время экскурсии на любой винный завод. Это пахнут культурные S.C, прячущиеся в каждой щели или дырке. За столетия сбора урожаев, сбраживания вина или варки пива, культурные Saccharomyces Cerevisiae распространяются по винодельне, остаются на винодельческом оборудовании и попадают наружу вместе с мезгой, после чего снова оседают на виноградных ягодах близлежащих виноградников – и, в итоге, становятся доминирующей расой дрожжей в определенной местности.Домашние S.C. можно сравнить с невидимым культурным слоем, который покрывает определённую территорию и который копится там столетиями. И позволяет создавать уникальный сплав из диких и культурных дрожжей, производя самобытное вино или же оригинальное пиво на радость любителям хмельного товара.Ладно, скажет читатель. А где обещанная политика? Где, так сказать, сравнение России и Украины?Ну тогда - слушайте аналогию.Культура любой человеческой цивилизации - это те самые домашние S.C. Это столетия труда, пота, крови и достижений ваших и моих предков, которые они укладывали в нашу землю. В этом процессе изначальное, народное и глубинное любой нации или цивилизации можно сравнить с "дикими" дрожжами, которые придают культуре оригинальность и самобытность, а "домашние" S.C. - с последующими наслоениями, обычно связанными с более высокими уровнями культуры - имперским и цивилизационным, которые могут подняться над уровнем "диких" дрожжей в тот самый "высокий дистиллят" современного и сложно устроенного общества и не погибнуть от "сверхконцентраций этанола".Срежьте этот "имперский" слой S.C. - и вы получите буйство и майдан диких дрожжей, а ваше вино или пиво превратится в отвратный националистический уксус. Забудьте о "народных" диких дрожжах - и ваш алкоголь станет пресной, космополитической пепси-колой, поразительно похожей на низкопробную, фабричную водку-казёнку.Ну а остальные выводы делайте сами.

03 апреля, 07:11

Мышление — процесс коллективный

Один из крупнейших кустов ста наиболее плодовитых учениками математиков, которые на сегодняшний день выучили и вывели в свет 21 382 ученика, но в начале были тесно связаны и между собой.В 1996 году профессор математики и Миннесотского университета, Манкано Гарри Бернард Кунс, захотел узнать имя научного руководителя своего научного руководителя — своего научного «дедушки». Так появился проект Генеалогического древа математиков. Сейчас это сетевая база данных, которая выдаёт «академическую» родословную конкретных математиков, как современных, так и живших в прошлые века. При этом в базу занесены все математики, когда-либо защитившие докторскую диссертацию где-либо в мире — по состоянию на сегодняшний день в базу занесено 178 тысяч персоналий.И, как выяснилось, слова о научной школе и наследовании знаний в цепочке «учитель-ученик» — это не пустой звукРезультаты кластеризации показывают, что вся эволюция математического мышления и его пространственного расширения может быть разделена на 84 родословных и что 65% ученых в базе данных «произошли» от двадцати четырех «первых математиков».Самая большая интеллектуальная сеть (более 56 000 последователей), была основана в 1415 году итальянским врачом Сигизмундо Покастро (1379–1473). Вторая по величине математическая школа (около 19 000 последователей) была основана русским математиком Иваном Долбня в конце XIX века. Для сравнения, «отец немецкой математики», Готфрид Лейбниц, имеет в этой базе всего лишь чуть более 10 000 последователей и учеников.Интересно, что в Википедии или в общественном сознании вы найдёте весьма скромный след об этих основателях математических школ, в то время как небольшой итальянский город Виченца отвечает за львиную долю успехов европейских математиков, а провинциальный белорусский Пинск вполне можно назвать родиной русской математической школы.Географическая сеть математиковНекоторые страны, такие как США, производят математиков, которые остаются там. Другие производят математиков, которые имеют тенденцию перемещаться по всему миру. Наиболее важными экспортерами математиков являются Россия и Великобритания. При этом всего семь стран в мире оказались родиной для 80% от общего числа ученых, попавших в анализируемую базу персоналий.Крупнейший исторический макросоциолог Рэндалл Коллинз (р.1941) в 1998 г. написал книгу The Sociology of Philosophies: A Global Theory of Intellectual Change, которую на русский язык перевел Николай Розов.Коллинз показывает, что мышление коллективно и рассредоточено во времени и пространстве истории. Нет по отдельности великих мыслителей, философов, ученых, предпринимателей и даже в каком–то смысле национальных «стран» и крупных городов, которые гарантировано порождают знание. А есть цепочки поколений школ «учитель-ученик», формирующие последователей, и складывающиеся вокруг них интеллектуальные сети, в которые объединяются современники, в результате чего в местах интеллектуального притяжения возникают научные школы, центры, организации, города, языки и университеты.Первоисточник новости и её расширенный перевод на русский, в котором данные о математиках дополнены данными о других ветвях научного знания.Вот почему я агитирую обучать детей на русском — вне зависимости от того, какой из местных диалектов сегодня является модным для целей нацстроительства. И обосновано считаю, что цивилизационный успех к, например, Украине, может прийти только в варианте того, если с отходом от русского там решат обязательно и без дураков заставить всех в совершенстве владеть английским, как в Малайзии. Ну и обеспечат приезд в Куев толпы математиков из Гарварда или Оксфорда.Потому что мышление, как оказалось — процесс коллективный.И это, кстати, ответ на вопрос, почему я в России.

Выбор редакции
23 марта, 08:30

Помогите Вере!

  • 0

http://old.zavtra.ru/content/view/pomogite-vere/Комментарии закрываю. Всё, что хотел сказать — написано в материале газеты «Завтра», а модерировать неадекватов в комментариях по данному случаю не хочу и не буду. Хватит измываться над инвалидами в угоду политике.Хотите и можете помочь женщине — номер её карты есть в статье. Спасибо всем неравнодушным.

Выбор редакции
23 марта, 08:30

Помогите Вере!

  • 0

http://old.zavtra.ru/content/view/pomogite-vere/Комментарии закрываю. Всё, что хотел сказать — написано в материале газеты «Завтра», а модерировать неадекватов в комментариях по данному случаю не хочу и не буду. Хватит измываться над инвалидами в угоду политике.Хотите и можете помочь женщине — номер её карты есть в статье. Спасибо всем неравнодушным.

Выбор редакции
19 марта, 12:23

Давайте нарежем немного нефти...

  • 0

Слева — разрез головы человека. Справа — разрез двух буровых кернов, из слоёв Среднего Баккена (вверху) и из более бедного слоя Три Форкс того же месторождения Баккен. Нетрудно увидеть, что в Три Форкс нефти втрое меньше, чем в Среднем Баккене.За истёкший месяц я решился на осуществление своей даавней мечты (и не менее давнего хобби) — и решил-таки обновить свои подходы к неисчерпаемой теме 3D-моделирования и 3D-визуализации, благо наш мир всё-таки пока ещё хоть и в значительной мере цифровой, но уж точно — не плоский лист экселовского формата.Поэтому мне всегда интересно читать выкладки тех замечательных людей, которые спокойно укладывают на формат листа электронной таблицы последовательные ряды чисел, а потом на основании их анализа считают, что описали некое явление «с достаточной степенью предсказательной силы». Мол, вот видите, сюда нас ведёт функция, начинающаяся вот тут и вполне укладывающаяся в существующий ряд данных, который и завтра будет идти в том же самом направлении.Хотя, если бы так действовал пилот какого-нибудь «Боинга-747», идущего на посадку, то он бы гарантировано бы угробил самолёт уже при первом приземлении, ровно в такой же логике: «А что, прошлый же опыт нам показывает, что мы всё время уверенно снижались и сбрасывали скорость!». А тут, нате вам: встреча с поверхностью взлётной полосы или потеря подъёмной силы крыла при слишком низкой скорости.Вот и я об этом же. Кроме числового ряда в электронной таблице, который вполне точно предсказывает поведение какого-нибудь явления природы, есть ещё и масса иных, скажем так, трёхмерных ограничений, внутри которых этот самый экселовский лист живёт.Для начала — с чем спорим и что критикуем.Мой хороший друг Вячеслав Лактюшкин (plaksiva9tr9pka и сообщество mirvn) написал весьма достойную статью, в которой он провёл анализ поведения количества буровых и объема добычи так называемой американской «сланцевой» нефти (нефти труднопроницаемых коллекторов) в зависимости от цены на «чёрное золото».Модель эта интересна тем, что показывает значительную инерционность падения / роста добычи в зависимости от цены нефти и, как следствие, от количества активных буровых. Объяснение этого явления достаточно тривиально: фактически существующий уровень добычи нефти на месторождении — это некая набранная «скорость» добычи, определяемая массой уже введённых в эксплуатацию и дающих нефть скважин, а количество буровых — это лишь педаль «газа» (и, как показывает выбранная модель и «тормоза»), с помощью которой месторождение можно либо ещё больше «разогнать» в вопросе скорости добычи нефти, либо «притормозить» его за счёт недостаточного бурения.В этом же исследовании просчитан и тот момент, в который педаль газа числа буровых превращается в педаль тормоза: если снизить число буровых до 15% от пиковых значений 2013-2014 годов, то добыча на труднопроницаемых коллекторах начнёт падать — сказывается тот неприятный факт, что старые скважины на сланце (а «старой» любая сланцевая скважина становится уже на 3-4 год) дают достаточно стабильный, но столь же стабильно и уменьшающийся год от года суточный выход нефти. Поэтому, если не бурить хотя бы 15% от пика, то добыча сланца будет монотонно, но неумолимо сокращаться.В случае же 10%, а тем более, 5% буровых падение добычи согласно предложенной модели, приобретёт обвальный характер, что мы и наблюдали в конце 2014-начале 2015 года, когда буровые в США резко обрушились к этим эначениям от пика за полгода до этого.Однако, при всей предсказательной числе такой модели сланцевой добычи она не даёт ответа сразу на несколько вопросов, которые лежат за пределами её числовых серий, упрятанных в ячейки электронной таблицы.Вот они:- Насколько сланцевая добыча в США может изменить глобальное состояние нефтедобычи и разведки нефти?- Насколько долго может существовать модель «бури, детка, бури», в рамках которой и обеспечивается благосостояние сланцевой индустрии в США?- Есть ли жизнь на Марсе вариант повторения сланцевого чуда в других странах?Во-первых, о глобальном рынке и глобальном состоянии дел.Вячеслав достаточно чётко осознаёт тот факт, что его модель описывает весьма скромный сегмент нынешней нефтяной индустрии, дословно сообщая нам в статье:«Если буровые вернутся к историческим максимумам за следующие полтора года, тогда можно получить +3,7 МБ/д в ближайшие годы. Это маленькая цифра, если придётся спасать мир от энергетического голода (4% от мировой добычи нефти), но достаточная для дисбаланса нефтяного рынка.»Для начала скажу, что даже рост на 3,7 миллиона баррелей добычи в день в период «ближайших лет» (а такой сверхоптимистический сценарий подразумевает возвращение 100% буровых к работе и повторение пика 2013-2014 года) вполне покрывается общим ростом потребления нефти в мире, о чём я уже неоднократно писал. При нынешнем уровне добычи и потребления нефти в районе 91-92 млн. баррелей в день и росте на 1,2-1,5% в год уже ближайшие четыре года вполне покрывают ростом потребления искомые 3,7 миллиона баррелей. По второй ссылке есть наглядные интерактивные графики из ежегодных отчётов BP, которые показывают, что весь мир увеличивал потребление на 0,9-1,1 млн. баррелей в день каждый год за последние пять лет. Раньше был и больший рост за год — но теперь у нас на дворе, как вы знаете, кризис.Во-вторых, как вы понимаете, есть два фактора, которые могут повлиять на возврат буровых: это, опять-таки, цена на нефть, которая в любой модели оказывается в обратной зависимости от числа буровых (а буровые, в свой очередь, зависят от цены нефти — классика автоколебательной системы) и возможности самих месторождений по размещению буровых. А вот на этом вопросе я бы хотел остановится поподробнее, так как он и в самом деле уже выходит за пределы простой системы «спрос-предложение».Падение себестоимости добычи сланцевой нефти. Как видите, кризис в отрасли вынудил добычные компании к радикальному сокращению издержек. Открытым остаётся вопрос, насколько в этом замешан геологический фатор.Как вы видите на приведенном графике, за прошедшие после начала сланцевого кризиса три года, компании-добытчики смогли сократить издержки в два-три раза. Скажу сразу — в тексте исследования, в котором приведены такие оптимистичные данные по снижению себестоимости добычи, виден и секрет успеха выживших сланцевых компаний — практически все они вынуждены были максимально зажать капитальные инвестиции, с тем, чтобы уйти от обременительного внешнего финансирования и перестать «жить будущим», что они делали ещё в 2013-м году:Пример кэш-флоу одной из сланцевых компаний. Как видно из графика, компания смогла сбалансировать капитальные издержки (CAPEX, серые) и поступления от операционной деятельности (красные) только к началу 2017 года. При этом даже в последних кварталах 2016-го года компаниям для финансирования операционных издержек приходилось продавать свои активы.Фактически такая ситуация говорит о том, что на протяжении 2014-2016 годов компании самым активным образом избавлялись от малорентабельных активов. Поскольку в кризисной ситуации обычно пытаются для целей выживания продавать низкорентабельные и убыточные активы, речь идёт о том, что добычные компании максимально концентрировали свою добычу на наиболее продуктивных участках. О чём я уже тоже как-то писал — обывательское представление о «бесконечных запасах сланцевой нефти по низкой цене» в корне неверно — нынешний успех сланцевой нефтедобычи базируется на весьма ограниченном наборе месторождений и его расширение ни в ближайшее время, ни в долгосрочной перспективе не планируется. Кроме того, даже в существующих месторождениях есть так называемые «сладкие точки» (sweet spots), вокруг которых, судя по всему, и сконцентрировалась основная активность нефтедобытчиков, связанная с новым бурением. Капитальные издержки на которое, тем не менее, с трудом покрываются доходом от операционной деятельности.Другие же, перспективные сланцевые месторождения и вовсе находятся где-то за пределами текущей экономической ситуации, имея себестоимость добычи в 80-100 долларов за баррель нефти:Баккен-Три Форкс — синяя планка на графике. Как видите, их взвешенная оценка себестоимости (около 55 долларов за баррель) несколько выше нынешних расходов на «сладких точках» Среднего Баккена (29 долларов за баррель) и гораздо ближе к расходам компаний в 2013-м году (66 долларов за баррель).Конечно, выяснить в точности, какую долю в экономию издержек вносит эффект «сладких точек», а сколько даёт кропотливая работа над лишними издержками, научно-технический прогресс и совершенствование существующих технологий, достаточно затруднительно, но грубую оценку можно вывести из из приведенных данных — около трети эффекта (11 долларов на баррель) дала совокупность «человеческих» факторов, а вот за две трети, скорее всего, отвечает чисто геология «сладких точек».Сравнение накопленной добычи Среднего Баккена и формации Три Форкс в 2008-м и 2013-м годах. Заметьте, что даже в период бума более бедная формация Три Форкс смогла обеспечить всего лишь только 7% от интегральной добычи Среднего Баккена.Ну и, наконец, мы подходим к ответу на тот самый «трёхмерный» вопрос: а насколько нам хватит запаса сланцевого чуда? Что нам говорит та самая геология, вокруг которой и построена вся нефтяная отрасль, выкачивающая нефть из упрямой породы?Оценка общей продуктивности всей формации Баккен (да и любого другого сланцевого месторождения) — достаточно спорный вопрос. Легко можно только посчитать параметр так называемого oil in place, начального содержания нефти в породе.Согласно последним оценкам, среднее значение этого параметра для всего Баккена составляет от 271 до 503 млрд. баррелей, при среднем значении в 413 млрд. баррелей. Разброс, конечно, чудовищный, но даже самая низкая оценка начального содержания нефти для сланцевого Баккена огромно — самое большое традиционное нефтяное месторождение, саудовский Гавар, содержит всего лишь 71 млрд. баррелей oil in place.Другой вопрос, сколько из этого количества нефти можно будет в итоге извлечь? Тут оценки различаются и того больше — даже сегодня, после тысяч пробуренных на Баккене скважин, эта оценка колеблется в пятьдесят раз — от 1% до 50%. И это, заметьте, без всяких ссылок на какие-то текущие себестоимости или эффект сладких точек, это чисто геометрически-геологическая оценка сверху, больше этого значения в породу просто не влезет — и не вылезет.В итоге, после долгих уточнений, американская геологическая служба USGS и правительство Северной Дакоты в 2013-м году, на фоне бума бурения, сошлись на том, что из Баккена и Три Форкс можно будет извлечь около 7,4 млрд. баррелей нефти. И это, поверьте мне, достаточно оптимистическая оценка — за пять лет до этого, в 2008 году та же USGS считала для Баккена вдвое меньше, 3,65 млрд баррелей нефти.Ну и тут мы должны сделать простое арифметическое действие. Пик добычи со всех слоёв формации Баккен случился в середине 2015 года и составил 1,15 млн. баррелей в день. Это, в общем-то, не так и мало — около 1,25% от мировой добычи нефти, четверть от всей добычи сланца в США.7,4 млрд. баррелей извлекаемой нефти — это 7400 млн., из которых 719 млн. баррелей было уже добыто за период 2000-2013 годов и ещё около 1000 млн. баррелей нефти выкачали из Баккена в 2014-2016 годах.Итого у нас сейчас на Баккене около 5 700 млн. баррелей нефти. При уровне добычи в 1 млн. баррелей в день это соответствует 15 годам работы месторождения.В реальности, конечно, добычу растянут до 2040-го года — никто не останавливает скважины «в один момент».С другой стороны — увеличение добычи нефти вдвое соращает срок работы Баккена с 15 до 7,5 лет.Ну и последняя новость — новых Баккенов, Игл Фордов и Пермианов у меня для вас нет, другие труднопроницаемые коллекторы, как вы помните, будут обходится в себестоимости в 80-100 долларов за баррель.

Выбор редакции
08 марта, 12:48

Нас орда! Да нас рать!

  • 0

«Меч русского князя Святослава», найденный в русле реки Днепр и хранящийся в «Музее козачества» на Хортице.Обсуждение предыдущей записи, касавшейся вопросов сохранения и трансформации идентичности, ожидаемо показало, что, как описывал известный американский антрополог Эрнест Беккер «Отрицание смерти», любое человеческое общество пытается помочь нам поверить, что мы можем преодолеть собственную, личную смерть, участвуя в построении некой супер-общности (племени, народа, нации, цивилизации) и при этом создавая вневременные «абсолютные», вечные и прочные ценности. При этом суть этих ценностей может быть внутренне противоречива, но от этого ничего не меняется — пока защитный социальный механизм выполняет свою функцию создания вневременной и внеличностной рамки существования — члены такого общества будут истово верить даже в такие вымышленные ценности.Кроме того, хотя по своей сути в этом защитном психологическом механизме создания единой общности людей нет ничего «неправильного» (он действует и, как следствие, полезен), однако одним из его негативных последствий является то, что признание законности других систем ценностей означает порождение опасений, что от этого может пострадать наша собственная, с таким трудом созданная система. При этом, понятное дело, чем неустойчивее наш общественный собственный конструкт — тем яростнее будет его защита.Ну и, второй момент. Чем ближе к нашей собственной «зоне социального комфорта» лежит альтернативная система ценностей, тем больше будет взаимное влияние двух общественных систем — и тем сложнее и изощрённее будет аргументация в выстраивании «последней линии круговой обороны», в рамках которой защищающая себя социальная общность будет бороться за существование.Ламберсексуалы наступаютНаш постоянный страх перед собственной социальной и физической смертью, будь-то выраженной в любых формах — от мягкого остаркизма со стороны окружающих и вплоть до публичных казней еретиков, в число которых могут занести и «меня, любимого», ожидаемо проецируется на другие группы людей, которые определяются как «вселенское зло» и должны быть уничтожены. При этом, последовательно очерняя другие культуры и идеи, мы тем самым одновременно укрепляем веру в нашу собственную систему и этим защищаем себя от собственного подсознательного страха смерти. Ну а такой «естественный ход вещей» уже делает социальный конфликт с применением силы неизбеженым — и только от складывающейся общности зависит, приобретёт ли он вид мягкой ассимиляции других культур — либо же новая, складывающаяся общность пробьёт себе дорогу в то самое «вечное, абсолютное будущее» огнём и мечом.Кончно же, чтобы остаться в истории ещё одной страничкой школьного учебника и стать материалом для новых общностей и цивилизаций.Беккер достаточно весело описал этот процесс силового утверждения нашего собственного страха перед смертью, сказав в своей книге: «репрессии являются большим подспорьем, потому что в подавляющем большинстве случаев они позволяют нам жить в таком чудесном и непостижимом мире, полном красоты, величия и террора, что если бы животные смогли почувствовать всё это, они бы не смогли пошевельнуться».Да, мы построили великие города и создали неимоверные чудеса — но сделали это во-многом такими методами, которые не имеют никакого отношения к логике, справедливости или нравственности. Хотя, одновременно являются логичными, справедливыми и нравственными в рамках той системы координат, которая принята в победивших социальных общностях. Как говорится — победителей не судят. До тех пор, пока они не проиграли.Изначальный проект и окончательный вариант памятника князю Святославу, победителю Хазарского каганата. Белгород, Россия.Ну а теперь, собственно говоря, к русским и к украинцам.Во-первых, понятное дело, в логике постулатов «Отрицания смерти» легко объясняется феномен любого «хохлосрача». Как говорится, тут уже без вариантом. «Украинская национальная идея» оказывается настолько нежным и ранимым конструктом, что даже цитирование массы исторических фактов, даже без придания им каких-либо современных оценок, способно эту самую «национальную идею» угробить на корню, оставив её адептов на грудой дымящихся развалин с русскими, польскими, австрийскими и даже тюркскими надписями.Проблемой для украинского мифа является и то, что какую-то более-менее связную историю в его рамках можно сложить где-то до начала XVIII века, а вот позже уже выясняется, что украинский/малороссийский/южнорусский проект создания социальной и цивилизационной общности уже окончательно проиграл великорусскому/северорусскому — после чего тот проект, который олицетворяла Москва, полностью подчинил и интегрировал в себя украинский проект.Во-вторых, что тоже становится предельно понятным — неприятие украинским проектом и социумом любых упоминаний о «русских» уже следует из того, что для украинской общности русские являются самыми близкими родственниками, да ещё и обладающими всеми «козырными картами» последних 300 лет, за время которых в рамках «национальной украинской идеи» приходится собирать какие-то жалкие исторические, культурные и языковые крохи, из которых вполне можно слепить родо-племенную или сельско-хуторскую идею, но никак не идею строительства современной городской, индустриальной и культурно-развитой нации.Примат «борьбы с Россией» осложняется в случае Украины ещё и тем, что пара Россия-Украина просто не может быть сбалансирована никак иначе, нежели силовым путём. Там, где в благословенной Швейцарии можно лавировать между француско-итальянско-немецкими полюсами, понемногу выстраивая свою собственную историю и идентичность «богатых европейских гномов» (хотя для утверждения этой идентичности и пришлось изобрести, например, кальвинизм), в случае Украины сияет блистательная степная дыра. За всю историю последних 300 лет украинская нация предпринимала несколько попыток выстраивания «второго полюса», использование которого бы позволило хоть как-то уравновесить всепроникающее влияние России, но все эти попытки были в итоге неудачным кровавым спектаклем.Швеция, Польша, Порта, кайзеровская Германия, Третий Рейх — каждую из этих попыток потом проклинали в веках, но в момент её осуществления это всегда был «единственный шанс» для несбалансированного положения Украины.Сегодняшняя попытка Украины опереться на США и Евросоюз в противостоянии с Россией, пожалуй, столь же экзотична, как и союз Мазепы с Карлом XII. Но тут уже, как говорится, без вариантов — пока «колесо генотьбы» не дойдёт на Украине до вынужденного отрицания очередной «уравновешивающих русских» идеи, мыши будт мучаться, но есть кактус.Мазепа монументальный и Мазепа реальный. У первого — гетманская булава, а у второго — Андреевская лента.В-третьих, учитывая такую неравновестность противостояния Украины и России, которая пока что лишь частично компенсируется за счёт влияния Европы и США, ясно и дальнейшее направление развитие ситуации. Культурное поле русской общности будет постоянно вытесняться из украинской реальности — вслед за Артёмом и Лениным, Кировым и Фрунзе, героями Сталинграда и комсомольцами уже пошёл сниматься и следующий пласт, в который попали Минин и Пожарский, Чкалов и Москва, Ватутин и Горький.За этим пластом вполне может сдвинуться и следующий, в который уже попадут Пушкин и Достоевский, Лермонтов и Ломоносов. Это, в общем-то, опять-таки чистая логика действий в условиях ограниченности ресурсов — даже из саморазрушения можно почерпнуть хоть немного, но запасённой прошлыми поколениями социальной энергии — и бросить её в топку современного Молоха.Современная Украина поощряет столь же современныый социальный инфантилизм, Опять-таки, цитируя Беккера, «общество состоит из механизмов защиты младенца, который боится остаться один в темноте, но которому предлагают социальную тьму в густой толпе». Как я уже писал, на осознанную борьбу с всепоглощающим давлением социума способны очень немногие — вследствии чего большая часть процесса «боротьба тривае» воспринимается подавляющей частью населения как неизбежное, но меньшее зло. Как в грустном анекдоте о муже, который спрашивал, не больно ли его жене и просил её потерпеть, пока её насиловали грабители.Финальная точка этого процесса — тот самый миф, который возможно будет создать как на символьном, так и на фактическом материале, который останется на Украине к моменту её стабилизации.С символами всё уже достаточно понятно — успешно можно будет «перелиевать» всю древнерусскую историю. В конце-концов князю Владимиру и князю Святославу всё равно, кто живёт на приднепровских степях и в болотах Полесья через 1000 лет после их смерти.Правда, тут надо будет что-то сделать с тюрками и с хазарами, а то получится как-то неудобно, что тюркских заимствований в украинском языке больше 4000, в то время, как в русском — меньше 2000, а на Донбасс всё равно нападает «русская Орда». Откреститься от хазаров не получится никак — так как «черкесы» с «козаками» получаются тем самым мостиком, который приходится прокидывать от древних племён, населявших Дикое Поле, к современным жителям Украины, если национальным миф требует убрать из рассмотрения русский фактор.Ну и, конечно же, что-то надо будет сделать с еврейским фактором, как и с призывом Богдана Хмельницкого бить «ляхов и жидив», так как «ляхи» теперь — представители «уважаемых европейских союзников», а «жиды» теперь и президенты, и премьер-министры, и депутаты, и олигархи в рамках украинского национального проекта, да ещё и в таких товарных количествах, что диву даешься, сколько талантливых сынов еврейского народа попало в ряды щирых украинцев.Так, «жида, ляха и иезуита» с памятника убрали, надпись «единая, неделимая Россия» убрали... Остался сам Богдан Хмельницкий. Известный «сепар», между прочим. Правда, в конце ещё и Переяславскую Раду устроил, так что и «москаль»!С периодом XVIII-XIX веков вообще мало что получится сделать — история Украины в это время — это история мегауспешной русской колонизации малороссийских земель, в рамках которой оказывается, что великие русские писатели Гоголь и Шевченко пишут на русском, даром что поэт Шевченко издаёт стихи на украинском диалекте. То же самое можно сказать и советском периоде ХХ века, когда в украинский миф приходится записывать уж столь неаппетитных персонажей, что хоть святых из хаты выноси.Но, как уже говорилось, там, где русский плюнет в коллабрациониста, предателя и убийцу (благо настоящих героев просто легион) — у украинца нет выбора. Приходится лепить героев из Бандеры и Шухевича, Грушевского и Винниченко, Петлюры и Скоропадского.И даже непонятно, кого ставить в пример — то ли Грушевского, в конце-концов академика АН СССР, то ли Винниченко, даже вступившего в ВКП(б) (кстати, как там иститут Национальной памяти?), то ли откровенных уголовников Бандеру и Шухевича.Для жителей Украины это, конечно, будет вариантом управляемой шизофрении. Шизофрения, в общем-то, состояние уже на один шаг тяжелее депрессии, которое часто возникает, когда «личный проект бессмертия», реализованный через существующие механизмы стабильного общества, разваливается, но человек, не в силах принять мысли о неизбежности собственной смерти, начинает жить в новой, выдуманной реальности.Поэтому шизофреник должен создать свою собственную реальность, в которой он является значимым героем, а вмещающее его общество — носителем тем самых защитных механизмов, которые индивидуум утратил. При этом, в общем-то, как я уже подчёркивал, совершенно неважно, насколько непротиворечива такая ублюдочная картина мира — главное, что её разделяет подавляющее большинство тех, кто окружает такого шизофреника поневоле.Поэтому, в общем-то, бесполезно убеждать в чём-то тех, кто «ненавидит русских по-русски», на простой вопрос об их собственной идентификации вы получите массу взаимоисключающих параграфов, которые будут лишь свидетельствовать об остром кризисе смены идентичности.Человек — это винтик общества, он ограничен обществом и раболепствует перед ним. Но он же одновременно думает, что у него есть уникальная личность, что он имеет полный контроль над своей жизнью и что его свобода воли и независимость суждений не подлежат сомнению.Но этот же человек находится под защитой надёжных и ограниченных альтернатив, которые общество предлагает ему и, если он не свернёт со своего пути, он может прожить свою жизнь в некоторой тусклой безопасности. Социальная система, в которой мы рождаемся или в которую мы волей-неволей попадаем, определяет пути и шаблоны, которым мы должны следовать для того, чтобы себя проявить и получить «плюшки» от социума. Мы формируем себя так, чтобы угодить другим и соответствовать чужим ожиданиям. Это происходит потому, что людям чрезвычайно комфортно чувствовать себя защищёнными внутри своей тюрьмы, и они по сути дела сами противостоят всем попыткам вырваться.Поэтому, в общем-то, «морок Украины» может быть разрушен только сочетанием внутренних и внешних сил. И тут мы подходим ко второй части вопроса, к физическуму и фактическому материалу, который останется на Украине к моменту её стабилизации.Неизбежной платой за такую стабилизацию «внутри шизофрении» будет последовательная утрата «периферийных» частей социальной системы. В 2014-м году Украина потеряла Крым, процесс окончательной потери Донбасса происходит уже на наших глазах. Однако самым болезненным является процесс «тихой эмиграции», который продолжается на протяжении всей истории Незалежной. Такое «голосование ногами» (хоть и без родной земли впридачу) становится главным угрожающим фактором. И тут я могу лишь повторить то, что я писал ещё два года тому назад:Основной сценарий для «ядра» Украины — это условная «Большая Молдавия». Сценарий, скорее всего осуществимый для центральной, преимущественно сельскохозяйственной Украины. Проблема этого сценария — Киев. В рамках этого сценария, который вполне бы устроил большую часть центральной Украины (от Сум до Винницы и от Житомира до Полтавы) — Киев, как город и столица, становится безумно избыточным. Именно избыточность Киева, как столицы и его ничтожное состояние, как вариант будущей «столицы Большой Молдавии», тормозит реализацию всех трёх сценариев. Киевская элита панически боится как ухода Востока в Россию, так и дрейфа Галиции, Волыни, Буковины и Закарпатья в сторону Европы — поскольку тогда сценарий «Большой Молдавии», страны, нищей, сельскохозяйственной и ничтожной во всех мировых раскладах — становится неизбежной реальностью. Именно этим инстинктом самосохранения и продиктованы сегодняшние потуги киевского режима нагнать военную и мобилизационную антироссийскую истерию — их вероятное будущее в чём-то гораздо страшнее и печальнее, чем возможное поражение в противостоянии с Россией.Но, понятное дело, до Большой (а то и Великой) Молдавии нам ещё надо дожить.Ну а дальше, как и при любой терминальной стадии шизофрении и последует либо стабилизация, либо же окончательный распад такой псевдо-личности, которая всё-таки должна утешать себя тем, что попадёт в учебники новейшей истории...

Выбор редакции
04 марта, 15:01

Социальный концлагерь

  • 0

Недавно прочитанная мною статья начинается фразой «... однажды американцам предложили найти на карте Украину..». Однако статья совсем не об Украине, а о стойкости единожды сформированных «окончательных убеждений».Похожую на описанную в статье практику применяли и в ещё одном интересном опыте, в котором шести профессиональным фотографам предложили сделать «фотосессию с историей», в которой одного и того же человека-натурщика представили разным фотографам как миллионера, бывшего заключенного, экстрасенса, алкоголика, спасателя и рыбака. Ну а теперь, собственно говоря, о русских, об Украине, о нашем разуме и о популярных нонче «криптобандеровцах».В приведенной мною по первой ссылке статье детально разбирается простая, но неочевидная мысль: наш разум — это сложно устроенный и изощрённый социальный паразит, основная задача которого — не дать своему носителю «оказаться крайним» в своём социальном окружении, получив смертельно опасный статус социального изгоя. Вторая мысль, изложенная там же, тоже понятна, хотя и неприятна нам, как «уникальным мыслящим особям»: наша собственная компетенция очень ограничена, в силу чего даже в своих повседневных решениях мы очень часто опираемся на компетенции, мнения и суждения других людей — это и проще, и экономнее, да и просто способствует выживанию отдельного индивидуума, социума, вида в целом. Когда же дело заходит о сложных социальных или политических материях, то наше собственное мнение вообще практически полностью формируется не повседневным опытом, но СМИ, «экспертами», политиками или даже нашими коллегами по работе, которые «что-то там увидели в телевизоре или прочитали в Интернете».И вот тут-то нам и стоит подумать, почему на фоне экономического и социального коллапса Украины, на фоне уже тотальной ненависти к правящему киевскому режиму — уровень русофобии даже на юго-востоке Украины, населённом или этническими русскими, или же людьми русской культуры, поднялся с 15-18% в 2014 году до 45-47% к 2017-му году.Такая позиция если не большинства, то уж точно значительной части украинского социума — это логика социального выживания, или, если вам так будет угодно — социального симбиоза и паразитизма. Путь бескомпромиссной борьбы ведь подходит лишь для очень ограниченной прослойки пассионарных и критически мыслящих людей, которые могут хоть как-то противостоять силе окружения и видеть куда-то дальше собственного завтрашнего дня, в абстрактное «послезавтра» (о сроке в пять-десять лет я даже не заикаюсь, тут вообще всё очень печально).Поэтому, с моей точки зрения, никаких «криптобандеровцев» на Украине нет. Есть, скорее «катакомбные русские», которые, подобно первым христианам, где-то на своих утлых кухнях и в анонимных социальных группах ВК пытаются сохранить свою идентичность, ищут контактов в соседней России, тайком смотрят российское телевидение и лихорадочно думают «куда валить» из царящего в стране бл..кого цирка с клоунами-педерастами.И да, если вас это успокоит, то большая часть этих тенденций никак не связана с логикой, разумом или образованностью: проведенное в 2014-м году в США исследование показало, что те американцы, которые ратовали за то, чтобы Америка «ввела войска в Крым», помещали его наиболее далеко от его реального положения на земном глобусе.Не разум определяет социум, но социум ломает разум.Так что, извините, пока что на Украине пирамидки будут «обебелые», русские будут алкоголиками и террористами, а не спасателями или социально успешными людьми, а каша будет сладкой, даже если она жутко солёная:И только от этой точки и от такого негативного, но реального базиса можно строить любую будущую, по-настоящему разумную русскую политику на Украине. Если сломать социальный концлагерь — остальное можно будет сделать с гораздо меньшими усилиями и намного быстрее.

10 февраля, 20:19

Что такое нейросети

  • 0

На вопросы «Завтра» отвечает Антон Балакирев,специалист по робототехнике и издатель научно-популярных книг по футурологии и проектированию будущего."ЗАВТРА". Тема нашей сегодняшней беседы — новая технология, которая исподволь проникает во многие сферы человеческой жизни, грозясь в ближайшем будущем радикально поменять наши представления о "разумности" и "интеллекте". Речь идёт о таком явлении, как нейросети — специализированные системы искусственного интеллекта, которые уже на сегодняшний день превзошли возможности человеческого разума во многих действиях, ещё вчера мыслимых исключительно "творческими" и "интуитивными", могущими быть исполненными только людьми, но никак не компьютерами или программами.Так что же такое нейросети?Антон БАЛАКИРЕВ. Исторически существовало два подхода к созданию того, что в английском языке получило название artificial intellignce, сокращённо — AI. В английском языке этот термин имеет буквальное значение "искусственное умение рассуждать разумно" и не столь связан с образом человеческого разума, как это происходит при употреблении русского термина "искусственный интеллект". Слово "интеллект" слишком уж привязывает нас к некоей антропоморфной концепции разума как прерогативы нас, людей разумных, заставляя ожидать чего-то подобного и от творений наших рук и разума. Но как показала эволюция искусственного интеллекта, сокращённо — ИИ, в итоге люди создали отнюдь не копию себя, но нечто совершенно иное. И получилось это в результате синтеза двух противоположных подходов к созданию ИИ.Первый — так называемый нисходящий подход, который больше привязан к математике и к семиотике (науке о знаках) и пытается анализировать и копировать высокоуровневые психические процессы: мышление, речь, творческий выбор, распознавание образов. В рамках этого подхода на протяжении второй половины ХХ и начала XXI века был наработан уникальный математический и логический аппарат, который позволил разложить все сложные процессы человеческого интеллекта на составные "кирпичики". Надо сказать, что побочным результатом этого нисходящего подхода явилось гораздо более полное осознание процессов творчества (например, ТРИЗ), этот подход привёл к массе открытий в области психологии, социологии, медицины, общественных коммуникаций. Люди гораздо полнее стали понимать самих себя, свои действия и мотивации. Более того, в рамках этого подхода стало ясно, что то, что мы называем "человеческим поведением", часто бывает неразумным и нелогичным, диктуется, условно говоря, спящим внутри нас "внутренним крокодилом" — моделями и шаблонами поведения, которые были унаследованы нами от наших далёких предков. С другой стороны, стал очевидным и иной тезис: многие разумные действия, которые можно мотивировать с точки зрения логики и интеллекта, выходят за рамки человеческой нравственности и морали, и это тоже приводит к тому самому феномену "искусственного умения рассуждать разумно", которое по своей сути не привязано к биологической природе человека.Второй подход — это противоположный, восходящий подход. Со времени открытия нейронов и биологической нейронной сети в конце XIX века человечество прошло долгий путь понимания внутренней сути этих "песчинок разума". Так, весомые доказательства существования активных соединений, синапсов, между отростками нейронов были получены только полвека спустя, в 1950-х годах, с изобретением электронного микроскопа. С тех пор изучение нейронов продвинулось вперёд несоизмеримо — можно сказать, что за последнее десятилетие мы узнали о нейронах больше, чем за прошедшие полвека, а ещё сто лет назад о своём мозге мы не знали ничего. Но тут надо учитывать и второй процесс — ровно такие же изменения произошли и с искусственными заменителями нейронов, микропроцессорами. Сегодняшний их уровень позволяет практически полностью скопировать все функции человеческого нейрона, создав с помощью микропроцессоров ту самую рукотворную нейронную сеть, которая сможет полностью воспроизвести действия человеческих нейронов. При этом нынешний уровень развития микропроцессорной техники позволяет делать это достаточно просто: для создания аналога единичного человеческого нейрона можно использовать уже не самые высокопроизводительные процессоры, хватает и достаточно простых "камней". А вот по количеству отдельных микропроцессоров-нейронов искусственные нейросети пока что сильно отстают от человеческого разума: у нас в мозгу содержится около 65 миллиардов нейронов, а современные компьютерные нейросети оперируют гораздо меньшим числом элементов. С другой стороны, тут на помощь приходит первый, нисходящий подход: как оказалось, наши собственные структуры мозга часто чрезвычайно избыточны. В силу чего, например, сегодня достаточно сложная функция распознавания лиц может быть реализована в рамках очень скромной нейросети, которая доступна даже для недорогих любительских фотокамер — математика помогла в этом случае построить эффективную и простую нейросеть, которая заменяет сложные структуры человеческого мозга."ЗАВТРА". Да, способности современных фотоаппаратов, видеокамер и в особенности различных социальных сетей распознавать образы на снимках поражают воображение. Иногда я уже не помню, как зовут человека на фотографии, а какой-нибудь "Фейсбук" уже нашёл его на моих прошлых фотографиях и предлагает его отметить!Антон БАЛАКИРЕВ. Это и есть зримое отражение прогресса, который прошли нейросети в процессе совершенствования. Возьмём для примера две технологии, где применение ИИ уже дало неоспоримые результаты и ещё большие может принести в ближайшем будущем. Это уже упомянутое распознавание образов и распознавание человеческой речи. В тот момент, когда гиганты ИТ-индустрии занялись вопросом распознавания речи, тогдашние нейросети уже могли распознавать около 95% стандартной человеческой речи. Казалось бы, этого уже вполне хватает для речевого общения человека и компьютера, для управления голосом действиями машин и механизмов. Кстати, обычное общение людей и наш уровень распознавания чужой речи находится где-то на похожем уровне. Однако в отличие от компьютеров, которые понимают любую фразу буквально, люди всё-таки используют контекст сказанного, "достраивая" в уме фразу, обращённую к ним и привязывая её к ситуации. А вот машинные системы это делать тогда не умели (да и не могут сегодня), в силу чего их 5% ошибок распознавания речи выглядели печально для собеседника — складывалось впечатление, что система речи "тупит" и ведёт себя "дебильнее некуда". Однако за последние несколько лет системы распознавания речи научили синтаскису, ввели в них понятие контекста, да и просто подтянули уровень распознавания слов — в итоге получилось, что нынешняя стандартная нейросеть, которой оборудован уже практически любой смартфон, может распознавать до 99% стандартной устной речи. А это уже открывает совсем другие перспективы общения человека и компьютера — реальностью становится отдача приказов голосом, а клавиатуры или сенсорные экраны становятся лишь вспомогательными способами общения с компьютерами и другими "умными" устройствами.Такой же прогресс наблюдается и в технологии распознавания образов. Ещё около пяти лет назад, когда на рынок вышли первые системы поиска по изображениям, они давали достаточно серьёзный процент ошибок — 13-15%. На сегодняшний день эти системы радикально улучшились: современная нейросеть анализа изображений устойчиво работает с 3-4% ошибок. Для сравнения: человек в аналогичных задачах может ошибаться в 5% случаев."ЗАВТРА". А что повлияло на столь впечатляющий прогресс нейросетей? Только ли учёные и их открытия всему виной — или же были другие слагаемые такого рода революционных изменений?Антон БАЛАКИРЕВ. Конечно, дело не только в прогрессе и в научном поиске.Во-первых, надо сказать, что составляющей успеха нейросетей было то, что в эту тематику были сделаны в 2000-х годах громадные вложения финансов, инициированные как государственными ведомствами, так и частным бизнесом — в первую очередь, в США. Специфика государственного интереса к нейросетям достаточно понятна, но она часто проходит по категории "секретно" или "совершенно секретно", поэтому тут мы можем лишь предполагать, что ищут государственные нейросети в интернете по ключевым словам и образам, а вот мотивация крупного бизнеса лежит буквально на поверхности. Нейросети позволяют максимально эффективно работать с так называемыми массивами big data ("всеобщие" или "большие" данные), которые возникли благодаря интернету, социальным сетям, современной цифровой фото и видеотехнике, системам автоматического наблюдения и прочим техническим инновациям. Сегодня человечество продуцирует всё более возрастающий объём различной информации — и уже только с помощью мощной нейросети можно его как-то охватить и выстроить поиск в нём, обеспечить извлечение какой-то упорядоченной информации из него — будь то данные о конкретном человеке или предпочтения определённой социальной группы. А для любой крупной корпорации знание о своих возможных или существующих покупателях и клиентах — это громадная сила. Ведь, как пример, за "Фейсбуком" не стоит ничего материального, основная его ценность — это именно знание о подписчике, его социальных связях и предпочтениях. Ту же информацию продают своим партнёрам и "Гугл", и "Яндекс" — каждая из таких компаний выстраивает персональные профили для каждого из своих пользователей, а потом использует данные нейросети, например, для показа рекламы, максимально подходящей именно этому человеку. Впрочем, уже давным-давно известно: ровно в тот момент, когда вы нажали галочку "Я согласен" в окошке вашего браузера, — вы попали в "матрицу" и предоставили все данные о себе в чужие руки.Вторым феноменом, который обеспечил бурное развитие нейросетей, были сами "большие данные". Всё дело в том, что любой нейросети для обучения нужна "пища для ума" — возможность постоянно анализировать большой поток входящих данных, в работе с которым и определяются, и шлифуются правила принятия решений. Условно говоря, вновь созданная искусственная нейросеть пуста, как разум новорождённого ребёнка: она не имеет никаких правил принятия решений или работы с возможными ошибками. После этого экспериментатор задаёт нейросети правила поиска и отсева, создавая набор ограничений вида "что такое хорошо и что такое плохо". А нейросеть после этого идёт в мир "больших данных" и начинает там самообучаться, иногда получая корректирующие наставления от своих создателей. Поэтому сегодня весь входящий поток информации интернета анализируется различными нейросетями не раз и не два — каждая из них обучается чему-то важному для себя на каждой нашей записи, фотографии, видеоклипе. И этот процесс идёт с ускорением."ЗАВТРА". Так что, получается буквально: "Загружая фотографию котика в Вконтакте ты приближаешь приход "Скайнета"?" Нет ли в этом опасной грани утраты контроля над технологией?Антон БАЛАКИРЕВ. Ну, пока что нейросетям никто не доверяет управление атомными станциями или ракетами с ядерными боеголовками… Однако смешные и поучительные истории в вопросе применения нейросетей уже происходили. Как я уже упоминал, разумное поведение не всегда соответствует нормам человеческой морали — особенно учитывая, что нынешняя общественная мораль существует в целом ряде весьма противоречивых вариантов, многие из которых подвергаются обоснованной критике.Например, такой полуанекдотичный случай произошёл недавно с известным интернет-магазином Amazon.com, который решил выйти на новый для него уровень, объявив об открытии сервиса "мгновенной доставки", когда заказанные клиентом товары доставляются день-в-день. Таким образом компания пыталась конкурировать с разветвлённой сетью магазинов шаговой доступности в США, которую там называют "форматом 7/11" — они доступны семь дней в неделю и 11 часов в сутки. Понятное дело, задача с помощью почты обеспечить оперативную доставку товаров в режиме "не сильно медленнее, чем сходить в магазин" оказалась не столь тривиальной — в итоге просчёт всех факторов доверили нейросети. Нейросеть взяла "большие данные" — и построила карту того, где она считает возможной доставку день-в-день, а где это начинание по каким-то причинам будет или убыточным или невозможным — например, ожидаемо из этой системы выпали удалённые и малонаселённые районы США.В итоге карту этого сервиса утвердили и опубликовали на сайте компании. А потом ушлые журналисты подметили, что Amazon почему-то исключила из районов срочной доставки негритянские кварталы — например, в Бостоне доставка оказалась доступной везде, кроме центра города, где был компактный район проживания чернокожего населения. Мотивы такого решения нейросети, в общем-то, очевидны: в негритянских кварталах высок уровень уличной преступности, много людей сидят на государственных пособиях, велик процент безработных и нищих. В общем — не лучшее место для такого сервиса, как срочная доставка. Но, понятное дело, публичная реакция была иной: "Amazon не хочет обслуживать чернокожих! Ку-клукс-клан возвращается!". В конце концов нейросеть отодвинули от составления карты и внесли негритянские кварталы в список доступных для сервиса. Хотя осадочек и остался…"ЗАВТРА". А как вообще можно оценить степень разумности нейросетей? Они обладают неким внутренним сознанием и целеполаганием?Антон БАЛАКИРЕВ. Безусловно, целеполагание у нейросетей есть. Любой процесс обучения нейросети и результаты её работы оцениваются исходя из той задачи, что вкладывалась в неё создателями. Другой вопрос, что разумность, как уже было сказано, не стоит путать с "сознанием" или с "интеллектом" — это близкие, но не эквивалентные понятия.Кстати, наглядно это демонстрируется и текущими успехами нейросетей в деле соперничества с человеком в различных интеллектуальных играх. По состоянию на конец 2016-го года нейросети уже обыгрывают людей во всех популярных интеллектуальных играх — шахматах, шашках, нардах, реверси. Последним бастионом в череде таких игр была древняя китайская игра го, но и она пала под натиском нейросетей: в 2016 году компьютерная нейросеть "Альфа Го" выиграла матч против чемпиона мира, корейца Ли Седоля со счётом 4:1. По утверждению создателей "Альфа Го", они и сами не ожидали такого разгромного счёта — в их планы входило лишь продолжение обучения своего детища в рамках матча с Седолем, а нейросеть взяла и выиграла поединок. Это, кстати, хорошая иллюстрация к вопросу о "Скайнете": нынешние нейросети представляют собой "чёрный ящик", действия которого можно предполагать и прогнозировать лишь в общих чертах. Впрочем, это и есть суть творческого и изобретательского подхода, ведь никто не ожидал от Архимеда выкрика "Эврика!", когда он решил принять ванну в родных Сиракузах.Интересна "Альфа Го" и как пример успеха в сочетании описанных ранее нисходящего и восходящего подходов: против 65 миллиардов нейронов Ли Седоля играли всего чуть более двух тысяч процессоров "Альфа Го", но современные алгоритмы обучения нейросетей сделали из них победителя чемпиона мира в одной из самых многовариантных игр, созданных человечеством.Но интересно тут другое. Последним "твёрдым орешком", который никак не могут взломать пока нейросети, является… спортивный покер, одна из самых популярных в мире карточных игр. Проблема нейросети в случае покера оказывается не в том, чтобы оценить все варианты сдачи карт, а в большой неопределённости возможных исходов — в отличие от шахмат или го, в покере результирующие комбинации карт определяются при вскрытии закрытых карт, а большая часть решений и ставок производится при полной неясности позиции соперника. И вот тут-то и оказывается, что нейросеть хоть и разумна, но не может правильно оценивать блеф или повышение ставок своим соперником, пасуя перед психологией и перед искусством покерных игроков достигать выигрышного результата даже при откровенно слабой раздаче. Так что можно сказать, что нейросети разумны, но отнюдь не обладают человеческим сознанием."ЗАВТРА". А чем грозит человечеству повсеместное внедрение нейросетей?Антон БАЛАКИРЕВ. Скорее всего, бояться нейросетей и последствий от их внедрения надо современному среднему классу. Нейросеть очень легко может заменить несложные интеллектуальные процессы, которые сейчас производятся абстрактно-безликими "менеджерами среднего звена", теми самыми клерками, о которых была написана сатирическая песня "ты не такой как все, ты работаешь в офисе".Если основная мишень промышленных роботов — это индустриальные рабочие в Китае и в странах Юго-Восточной Азии, то нейросети, судя по всему, смогут достаточно быстро оставить без работы миллионы людей в странах "золотого миллиарда", который сегодня предлагает на рынке большое количество информационных и сервисных процессов для своих граждан, да и для всего мира. В рамках массы таких процессов, которые сегодня мыслятся "творческими" или "интеллектуальными", которые требуют десятилетий для обучения, повышения квалификации и практики в случае человека, для нейросетей это не более чем очередной кусок "больших данных", которые надо переварить, учесть и использовать для своего дальнейшего обучения. Нейросети не стареют, не уходят на пенсию, не пьют и не впадают в депрессию, дома их не пилит жена.Кроме того, заказ на использование нейросетей формирует и само общество, а не только "людоедский мир чистогана". Так, в конце прошлого года произошло знаменательное событие: нейросеть-диагност обошла профессиональных врачей в деле диагностики сложной формы рака. Её диагноз оказался столь же точным, как взвешенное мнение целого консилиума врачей-онкологов, а по отдельности каждый из медиков даже проиграл нейросети. В реальной жизни такое применение нейросети позволило бы спасти жизнь ракового больного — причём диагноз можно было поставить и удалённо, без сбора консилиума специалистов, по рутинным обследованиям пациента, который, кстати, мог бы в этом случае проживать где угодно — хоть в столице, хоть в глухом селе, куда подведён рабочий терминал такой централизованной медицинской нейросети.Поэтому я думаю, что в ближайшее время, вдобавок к процессу вымывания рабочих из индустриальной сферы и замены их на промышленных роботов, мы увидим и ещё один процесс — массовую замену офисных "белых" и даже "золотых" воротничков на самообучающиеся нейросети, которые возьмут на себя управление массой информационных процессов в современном обществе.Конечно, возвращаясь к теме ответственности, сознания, морали, — нейросети отнюдь не станут универсальным решением. В тех местах, где подразумевается неизбежная человеческая ответственность, где речь идёт о критических системах и обеспечении безопасности, никто не допустит того, чтобы нейросеть безраздельно отвечала за процесс принятия решений. Как сказал по схожему поводу Владимир Путин, отвечая на вопрос об использовании огромных человекоподобных роботов для защиты рубежей России: "Без участия человека это невозможно. Главное — это пограничник!"."ЗАВТРА". А кто же тогда примет на себя первый удар нейросетей? Если в России пока что границу будет охранять пограничник с "верным Мухтаром" — то где нам ожидать массового внедрения нейросетей?Антон БАЛАКИРЕВ. Скорее всего, в авангарде этого процесса мы увидим США. Не берусь сказать, будет ли на пограничной "стене Трампа" работать умная нейросеть, способная отслеживать нелегальных мексиканских мигрантов и сообщать о нарушителях куда следует, но то, что в США процесс внедрения нейросетей стартовал активнее всего, — это однозначно.В Соединённых Штатах есть и мощный средний класс, на замену которому были разработаны современные нейросети, и есть целый консорциум транснациональных корпораций, которые вложили миллиарды долларов в разработку этой технологии. Впрочем, Россия тут тоже отнюдь не в арьергарде — достаточно вспомнить, что "Сбербанк" собрался уволить 3000 своих юристов-исковиков и заменить их централизованной компьютерной системой. В общем, "дивный новый мир" постучится и к нам…"ЗАВТРА". Большое спасибо за очень интересную беседу.Беседовал Алексей АНПИЛОГОВОт редакции.В конце января 2017 года в казино Питтсбурга (США) нейросеть Libratus выиграла матч-реванш по покеру из 120 тысяч раздач против четырех профессиональных игроков.

Выбор редакции
30 января, 23:36

Чугунный скороход возвращается

  • 0

Саудовский фрегат класса «Эль-Мадина»Товарищи хуситы тем временем продолжают свою морскую охоту:Кроме того йеменские оппы добавили в список своих ачивок вдобавок к подбитию очередного картонного фрегата ещё и успешно сбитый конвертоплан «Оспри». Тут, правда, вроде как отличилась «Аль-Каида», но сбивали тоже чугунными скороходами родом из 1980-х годов, так как современных ПЗРК у «Основания» просто нет...В общем, если вы хотели посмотреть на то, как будет воевать коалиция в тот момент, когда ей вынужденно надо будет зайти на территорию ИГИЛ (запрещённой в РФ и в США, но не уничтоженной в Сирии и в Ираке) — то Йемен даёт вам самую близкую к будущему противостоянию картинку.Мясорубка там будет на годы вперёд.

Выбор редакции
30 января, 21:55

Декоммунизация по-хабадовски

  • 0

Моё мнение о «декоммунизации» моего родного Днепропетровска.На первой фотографии — мой отец, Евгений Иванович Анпилогов, в апреле 1978 года стоит во дворе дома, в котором я потом прожил с ноября 1978 года по весну 2000-го.Будущий дом-красавец, который выстроили сами инженеры-застройщики, получит адрес «проспект Кирова, 59».Внутри дома окажется узкий дворовой проезд, с одной стороны ограниченный самим зданием, а с другой стороны — трансформаторной подстанцией и новой детской площадкой. Название этому проезду никто не давал — много чести для такой неважнецкой «транспортной артерии», а скорее — для заштатного капилляра советского города-миллионника.И вот решив недавно найти свой дом на карте Гугла я упираюсь вот в это. Что наглядно видно на приведенных копиях панорам. Теперь этот узенький дворовой проезд... та-дам! Улица Менахем-Мендл Шнеерсона, 7-го ребе движения Хабад!(https://goo.gl/cI3nY9, если кто думает, что это фотошоп и поклёп)Состояние асфальта в этом дворовом проезде и общий «парадный вид» недавно декоммунизированной «недоулицы» можно наглядно увидеть на приведенных панорамных фото июля 2015 года.Ну что сказать, господин Шнеерсон? По вашим мощам — и елей.Кстати, я так и не понял, с какого дуба в Днепропетровске «декоммунизировали» улицы Горького (теперь княгини Ольги), Чкалова (теперь Святослава Храброго), Короленко (теперь Троицкая) и Серова (теперь Андрея Фабра). Видать, что-то было в «Девочке с персиками», в «Слепом музыканте» или в «На дне», что до сих пор свербит у бандеровцев и хабадовцев в заднице. Хотя кто мешал улицу Горького переименовать в улицу Иегудиила Хламиды? Звучит вполне по-шнеерсоновски!Но при этом оставили улицу Исполкомовскую и улицу Ульянова. Никакой, блин, логики.Впрочем, о чём я? Просто надо назвать вещи своими именами. В Днепропетровске постарались провести полную дерусификацию. Но получилась скорее создать весьма убогий и показательный «тупик Шнеерсона»...

Выбор редакции
27 января, 14:04

Трамп — это война

  • 0

Причём война самая настоящая, горячая, возможно — даже термоядерная.Выскажу несколько своих соображений, которые можно подвергать сколь угодно глубокой и конструктивной критике.Давняя стратегия англо-саксов, а потом и американцев состояла в том, чтобы различными способами обеспечивать блокаду Евразии. Со времён «Большой Игры» между Великобританией и Россией в Средней Азии в XIX веке; с момента научной артикуляции подхода о «блокаде Серединной земли», озвученного Джоном Маккиндером ещё в 1904-м году; через построения Спайкмена о «Дуговой земле», блокирующей «Серединную» — к построениям Хантингтона о «войне цивилизаций» — все эти концепции говорили об одном и том же. Огромная и необъятная Евразия, наполненная самыми разными культурами и враждующими государствами, имеющая богатейшие природные ресурсы и неоспоримые исторические и цивилизационные амбициями — должна оставаться заключенной в самой себе.Любая новая экспансия евразийской культуры неизбежно погубит гегемонию коллективной «Океании», того самого «Внешнего полумесяца» Маккиндера, который и был основным выгодополучателем существовавшего в ХХ веке и в начале XXI века мирового порядка.Основным способом контроля за Евразией в XX веке почитался подход Спайкмена, который включал в себя всяческую поддержку со стороны США стран «Дуговой земли»: массы мелких и зависимых государств, которые блокировали бы основную территорию Евразии, закрывая континентальным странам выход к морской торговле и к морской гегемонии.Этот «пояс безопасности» тянулся на десятки тысяч километров вокруг всей Евразии — от Норвегии и Исландии на северо-западе, через Великобританию и Западную Европу на западе, Турцию и монархии Персидского залива на юге, через Малаккский пролив, Таиланд, Филиппины, Тайвань, Южную Корею на юго-востоке — и вплоть до Японии и американской Аляски на востоке и северо-востоке.Нетрудно увидеть, что в последней трети ХХ века в территории «Дуговой земли» наметилось две зиющих бреши: Исламская Республика Иран и Китайская Народная Республика. Две этих немаленьких страны самим фактом своего существования уже ставили под вопрос тотальную зависимость «Дуговой земли» от внешних полюсов силы (в первую очередь — от получивших после 1945 года полную гегемонию в западном мире США), а после коммунистической революции 1949 года в Китае и после исламской революции 1979 года в Иране влияние США в Иране и в Китае опустилось ниже любого наблюдаемого предела.Однако СССР, как основной выгодополучатель такого прокола в концепции западной блокады Евразии, так и не смог в полной мере воспользоваться теми преимуществами, которые были ему предоставлены этими двумя глобальными изменениями баланса сил в мире.Уже всего через полгода после Исламской революции в Иране, в декабре 1979 года, советские войска вошли на территорию сопредельного Афганистана. Возможность геополитического сближения с Ираном так и не была реализована, а вторжение советских войск в Афганистан до сих пор носит в западной литературе название «Медвежий капкан», настолько явно СССР терял влияние на арабский и исламский мир с началом этой операции.По воспоминаниям Збигнева Бжезинского США «не толкали русских вмешиваться, но ... намеренно увеличивали вероятность, что они это сделают».Неясно, могла бы история позднего СССР пойти иным путём, но в нашей реальности шанс, данный Евразии в результате Исламской революции в Иране, так и не был реализован и лишь частично сегодня воплощается в совместных действиях России и Ирана в Сирии.Сложнее была ситуация американцев в случае Китая. Начиная с 1949 года США практически утратили своё влияние на КНР, а в середине 1960-х годов и более того — уже столкнулись с экспортом китайской революции (в виде маоизма) повсюду в мире. Поскольку вплоть доконца 1980-х годов идеологические различия между СССР и КНР были минимальны, США всегда осознавали опасность окончательного сближения двух евразийских сверхдержав, и уже в 1970-х годах были вынуждены фактически начать прямую и открытую поддержку Китая. Поскольку, как мы помним, никакой советско-китайской войны на острове Даманский так толком и не получилось.Китай, раздавленный «веком унижений» (середина XIX – середина XX веков), оказался одним из главных выгодоприобретателей нового прочтения мирового порядка, предложенного в середине 1970-х годов со стороны США и озвученного во время визита Ричарда Никсона в КНР. Вашингтон, видя в Пекине серьезный противовес Москве, пошел на выстраивание с ним весьма активных экономических отношений, что вылилось в несколько десятилетий беспрерывного и быстрого экономического роста в КНР, поддержанного технологиями и нвестициями из США. Из отсталой страны третьего мира Китай буквально за одно поколение превратился во вторую по объемам экономику мира, обладающую невероятно развитой промышленностью, инфраструктурой, а также растущим военным и научным потенциалом.По сути дела, США сами вырастили себе конкурента в борьбе за мировое господство, хотя и сделали это не от хорошей жизни. Китайская марионетка оборвала ниточки — и заявила о своей самостоятельности.Дополнительным толчком к этому стало и то, что в период бурного экономического роста 1970-2010-х годов Китай уже во многом выстроил транспортную и инфраструктурную систему, альтернативную американской системе морской торговли.На сегодняшний день мы уже видим практически финальную стадию создания единой евразийской сухопутной транспортной сети — на этой неделе первый прямой грузовой поезд пришёл из Пекина в Лондон.Речь идет о циклопических по масштабам инфраструктурных проектах внутри материка, которые инициированы Китаем и сооружаются во многом на китайские деньги, призванных ликвидировать главный исторические недостатки наземных коммуникаций в сравнении с морскими — неэффективность, сложность, дороговизну и низкую скорость передвижения людей, товаров, услуг и ресурсов по суше. Внутри своей страны Пекин уже создал сеть высокоскоростных железнодорожных магистралей, которая превосходит по своей протяженности аналогичные линии всего остального мира. Скорость строительства китайских автомобильных шоссе сравнима лишь с программой строительства американских хайвеев в 1950-х годах или автобанов гитлеровской Германии в 1930-е годы.На наших же глазах завершается создание реинкарнации нового «Шелкового пути», который сделает КНР окончательно независимыми от морской торговли.В такой ситуации Китай стал для США и в самом деле «лекарством хуже болезни», когда в борьбе с СССР а затем с Россией, США создали своими руками себе геостратегического конкурента.Вплоть до последнего времени такое положение вещей отчасти нивелировалось тем, что Китай представлял собой «экономического гиганта» и «военного карлика» одновременно, но последние инициативы НОАК в части ракетно-ядерного и морского оружия заставляют задуматься о том, что и военная доктрина Китая вполне может внезапно изменится уже в ближайшее время.Такое изменение в политике Китая наложилось на то, что и сами США ещё в начале 1990-х годов двинулись в весьма спорном направлении, сосредоточившись на регионе «Большого Ближнего Востока» и упустив плотный контроль над Юго-Восточной Азией.Американские президенты, начиная с Джорджа Буша-старшего, который масштабно ответил на агрессию Ирака по отношению к Кувейту, один за другим всё глубже втягивались в ближневосточные дела, тратя на войны в арабском и исламском мире триллионы долларов, свой авторитет и самое драгоценное — историческое время, причем делали всё это без каких-либо видимых успехов. Особенно, конечно, в этом отличился другой Джордж Буш, младший, который в ответ на теракты 9-11 устроил такой же «медвежий» (хотя, правильнее будет сказать, «орлиный») капкан для американцев в Афганистане (откуда они так и не вылезли и на сегодняшний день), а потом и затеял совершенно ненужную и немотивированную войну США и целой коалиции западных стран с уже поверженным и, кстати, непричастным к терактам 9-11, Ираком.Кстати, что интересно, первым американским политиком, которая решила разорвать порочный круг ближневосточной политики США, была... Хиллари Клинтон, которая официально провозгласила «разворот к Азии» (Рivot to Asia) в качестве нового курса США в Евразии. Именно в Азии, по тогдашним заявлениям Клинтон, должна была решаться судьба мира и мировой гегемонии в XXI веке. Таким образом, ещё в 2009-м году США де-факто признали, что они «проспали» в 1990-2000 годах появление страны, которая потенциально может освободиться от американского влияния внутри стратегически важной для мирового статус-кво «Дуговой земли». Причём данное освобождение не только разрушало «Дуговую земли», но и делало Китай главной мировой силой в ближайшем будущем: с выпадением Китая из критической для США дуги, Америка во-многом утрачивала влияние и на Юго-Воточную и Среднюю Азию, и на Россию.Причем опасность Китая состояла как раз не в том, что он хорошо вооружен или проводит политику военной экспансии, а в том, что в новом мире XXI века США совершенно не контролировали рост китайского инфраструктурного, экономического и технологического потенциала и никак не могли заблокировать его пути снабжения и продажи своих товаров. Авианосцы оказались бесполезны в мире, в котором Китай уже практически выстроил систему своих евразийских коммуникаций и союзов.На сегодняшний день взаимоотношения Китая и США пока ещё пребывают в хрупком равновесии. Однако, можно сказать, что Дональд Трамп уже чётко встал на дорогу конфронтации с КНР.Но Трамп же преподнёс Пекину несколько весомых политических «подарков». Первый из них — это отмена ТТП, Транс-Тихоокеанского торгового партнёрства, которое было частью «блокадного» плана администрации Обамы. С моей точки зрения, план этот был и без того негодный и невыполнимый — если громадной геополитической и геоэкономической тушей КИтая ещё можно было удерживать блокаду Евразии, то удержать с помощью Вьетнама, Филлиппин, Японии и Южной Кореи сам Китай было изначально маниловщиной. Тем более, что для воплощения ТТП многие вопросы экономического регулирования и государственного суверенитета предполагалось отдать в руки корпораций, что в ещё большей мере бы ослабило тот пояс государств, который был призван теперь уже удерживать Китай.Однако ещё больший подарок преподнёс Трамп в части фундамента американо-китайских отноений – это отмена признания «политики одного Китая». Суть этой политики проста: американцы признают Тайвань частью единого китайского государства, легитимное правительство которого находится в Пекине. Это признание позвволяло  КНР не учитывать Тайвань в политических раскладах, так как в этом случае любое сотрудничество Запада с Тайванем вынуждено шло лишь по экономической линии, без особого военного и политическо влияния на КНР через тайваньского «троянского коня».Теперь же Трамп публично заявил, что США могут отказаться от политики «одного Китая», что сразу же опустит уровень американо-китайских отношений в небывалые глубины, сравнимые с конфронтационным периодом 1950-1960-х годов.Побочным следствием, кстати, будет и сокращение американо-китайского торгового оборота (чего, скорее всего, и добивается Трамп) и ещё более быстрая интеграция Китая в Евразию. Более того, новый госсекретарь США Рекс Тиллерсон уже объявил, что США будет самым активным образом (в том числе и военным!) противодействовать главному китайскому проеку морской экспансии: постепенному захвату акватории Южно-Китайского моря. Сейчас КНР ведет в Южно-Китайском море гигантскую стройку, намывая искусственные острова, устанавливая на них военные базы и объявляя их суверенной китайской территорией. Тиллерсон публично высказал мысль, что американский флот может закрыть доступ к этим «островам» для китайцев, если они не прекратят свои работы.По сути — это окончательный крах политики «Дуговой земли» и попытка продолжить блокаду Евразии со стороны США уже напрямую, опираясь исключительно на военную силу и на свои, весьма ограниченные возможности.Поэтому — я верю (и это написано по ссылке) что Китай-таки разместит свои ракеты севернее Харбина. Только вот это не для удара по России. Для того, чтобы бить по Москве, ракеты должны стоять в Синьцзяне, ставить их ближе к Аляске, чем к Кольскому полуострову — глупость.А вот зачем их ставить в провинции Хэйлунцзян — наглядно видно на карте. Так как Земля у нас круглая, то отвечать на ядерный удар США китайцы будут запуском своих ракет через Северный полюс. Слишком уж широкий у нас на Земле великий Тихий океан.Поэтому, как ни крути, а Трамп — это война.Причём война самая настоящая, горячая, возможно — даже термоядерная.

Выбор редакции
21 января, 14:08

Уральская «Корона», как мечта о SSTO

  • 0

В Kerbal Space Program собрать SSTO гораздо проще, чем на нашей реальной Терре...Лента новостей как патриотического, так и либерального дискурса пестрит сообщениями о многоразовой одноступенчатой ракете-носителе «Корона» с вертикальным взлётом и посадкой, к разработке которой решили вернуться в миасском ГРЦ им. Макеева.При этом короткое информационное сообщение уже обросло массой домыслов и допущений, в рамках которых в общем-то, будничная новость о том, что проект «Короны» в очередной раз вышел из предэскизного состояния, преподносится или как эпохальная победа российской науки, или как бездумный распил денег хилого российского бюджета.В реальности же речь идёт о том, что ГРЦ им. Макеева сейчас, на фоне хорошего бюджетного финансирования новой МБР «Сармат» может себе позволить задуматься и о чём-то «для души» и в более далёкую перспективу, что и вылилось в реанимацию достаточно древнего, но по-прежнему актуального проекта одноступенчатого вывода грузов на околоземную орбиту (в английских источниках такая концепция называется SSTO, single stage to orbit).Я уже как-то детально описывал всю сложность задачи SSTO. Принципиальные физические и технические ограничения, которые накладываются на такую систему гравитационным полем Земли и нашими собственными возможностями в химическом топливе и в конструировании ракетных систем, достаточно жёсткие и комплексные. Условно говоря — жили бы мы на каком-нибудь Ганимеде или Титане — то и процесс создания нами систем одноступенчатого вывода грузов на околоземную орбиту был бы гораздо проще, нежели в случае привычной нам матушки-Земли. Дабы не повторять уже массу сказанного, отсылаю своих читателей к прошлым статьям на данную тему, где все аспекты создания SSTO рассмотрены достаточно детально (раз, два и три), поэтому тут я сосредоточусь скорее на том, что хочет сделать в перспективе своего проекта ГРЦ им. Макеева — и то, насколько это реально соорудить при текущем уровне техники и технологии.Основным источником вдохновения для меня будет та информация, что была опубликована самими макеевцами в обрывочных сообщениях по этой теме. Впрочем, иного ожидать и не приходится: программа разработки «Короны» и сегодня находится ещё в предэскизной стадии, скорее представляя из себя «сумму пожеланий», нежели цельный комплект проектно-конструкторской документации.Этапы эскизных проектов ракеты-носителя «Корона», по годам (кликабельно).Создание SSTO, как вы понимаете, ознакомившись с текстом по ссылкам, требует недюжинных усилий от проектантов и конструкторов. Задача набора характеристической скорости не менее 8,5 км/с (первая космическая + все гравитационные, аэродинамические и прочие помехи) отнюдь не столь проста, как это кажется в научно-фантастических фильмах. По формуле Циолковского, которая всё равно задаёт механику вывода на орбиту любой ракеты, получается, что для самых совершенных кислородно-водородных ЖРД, для которых скорость истечения продуктов сгорания составляет около 4500 м/с, требуется совершенство конструкции ракеты не менее 0,15. Это означает, что ракета со стартовой массой около 300 тонн (как это указано в последних сообщениях «макеевцев») должна весить не более 45 тонн вместе с полезной нагрузкой (которая заявлена как 7,5 тонн на НОО) и с запасом топлива для торможения с устойчивой орбиты и для обеспечения мягкой посадки (так как в сообщениях идёт речь о многоразовой SSTO). Кроме того, уже понятно, что в «Короне» отказались от аэродинамической схемы с крыльями, которую применяли для управляемого спуска в атмосфере советский «Буран» и американский «Спейс-Шаттл», в силу чего новому SSTO надо будет тормозить в атмосфере по-«Фалконовски», однако делать это не от значения в 1,7 км/с, как это происходит у первой ступени ракеты-носителя SpaceX, а от «честной» первой космической скорости в 7,9 км/с, что сразу же ставит вопрос о весьма мощном тепловом экране для обеспечения торможения в атмосфере Земли.Для понимания всей сложности возврата аппарата на Землю с околоземной орбиты я отсылаю вас к наглядному видео (английский, включите субтитры) о методике торможения и посадки американского «Спейс-Шаттла», которое честно говорит, что даже космический челнок с его рудиментарными, но аэродинамическими крыльями — это «летающий кирпич», а пилоту «Шаттла» лучше сразу делать трансплантацию титанового сплава на внешний слой своих сжимающихся яичек.Всё это в значительной мере ограничивает возможности перспективного SSTO. Скажу, как пример, что вес теплозащиты «Спейс-Шаттла» составлял 7,2 тонны при собственной массе челнока в 84 тонны, а теплозащита «Бурана» весила 9 тонн при посадочной массе челнока в 82 тонны.Даже если просто пересчитать массу теплозащиты для 35 тонной уже «сухой» массы возвращаемой «Короны» пропорционально её собственному весу, то выйдет без малого 3-3,8 тонны дополнительного груза теплозащиты, который опять-таки надо упрятать во все те же ограничения в 15% для веса конструкции SSTO и полезной нагрузки, что для 300-тонной заправленной ракеты, напоминаю, составляет лишь 45 тонн для случая одноступенчатого вывода.Кроме того, интерес вызывает и упоминание неких «специальных схем выведения на низкие околоземные орбиты», которые якобы позволят поднять полезную нагрузку «Короны» до 12 тонн (увеличив её ещё на 60%). В общем-то, в качестве «специальных схем» на ум приходит лишь три основных принципа: либо каким-то образом поднять и разогнать стартовый космодром для такой ракеты, либо обеспечить «бесплатный» окислитель и реактивную массу для ракеты на начальном, атмосферном участке выведения, либо же, как третья альтернатива, использовать некие альтернативные кислород-водородным двигатели на оконечных участках траектории вывода, уже за пределами плотной земной атмосферы.Первый вариант, с разгоном «стартового стола», я уже как-то разбирал в своих статьях (например, здесь) и такой вариант, в общем-то, возможен. Прибавка начальной скорости всего лишь в 270 м/c, которую в силах обеспечить даже дозвуковые самолёты-площадки, даёт рост массы полезной нагрузки ракеты на 80%, поэтому не исключено, что под «специальными схемами» вывода и подразумеваются некие суррогаты воздушного старта. Вопрос тут, скорее, в том, что пока что самый грузоподъёмный самолёт в мире, антоновская «Мрия», имеет максимальную грузоподъёмность в 250 тонн, что всё-таки ниже заявленной для «Короны» стартовой массы в 295 тонн, а постройка более грузоподъёмных самолётов в мире пока что не запланирована.Конечно, никто не зарекается от того, что такие самолёты будут в ближайшее время построены. В конечном счёте, использование тех же «палок и говна» углепластиков и композитов, заявленных для «Короны», для конструирования супер-самолётов вместо алюминиево-магниевых сплавов способно ещё немного поднять их грузоподъёмность от рекордной «Мрии» — до необходимых 300 тонн. Возможно, что кто-то вложится в безумную эстакаду ракетного гипер-маглева или же соорудит громадный аэростат — но пока что по каждому из направлений скорее идёт некое слабое движение и практика небольших проектов, нежели какая-то глобальная работа, которая может привести к технологическому прорыву. Хотя такие варианты и менее вероятны.Аэростат программы «Елена» пока что помогает запускать суборбитальные ракеты массой в 1 тонну. Согласитесь, далеко от 295 тонн, заявленных для «Короны»!Вопрос использования для разгона ракеты ВРД, СПВРД или ГПВРД я уже тоже как-то разбирал в своём блоге (раз и два). Вкратце и резюмируя: да, ВРД и ГПВРД могут обеспечить достаточно серьёзную экономию массы для SSTO в силу того, что их удельный импульс гораздо выше такового для ЖРД и РДТТ. Любой воздушно-реактивный двигатель обгоняет ракетный двигатель по этому параметру в силу двух своих конструктивных качеств: во-первых, он не «тянет» на себе запас окислителя, фактически пользуясь беспланым окислителем из окружающего воздуха и, во-вторых, он использует всё тот же воздух, как бесплатную реактивную массу — большая часть продуктов сгорания ВРД или ГПВРД, опять-таки, берётся за счёт разгона всасываемого воздуха, а горючее, которое собственно, и учитывается в формуле Циолковского и влияет на массу ракеты, составляет лишь малую часть массы реактивной струи.Однако те, кто мог ознакомится с моими статьями по гиперзвуку, думаю, прекрасно осознают все трудности, с которыми уже столкнулись разработчики гиперзвуковых двигателей. Поэтому я достаточно скептически отношусь к идее того, что ГРЦ им. Макеева сможет что-то выжать из этой идеи. Хотя, наверное, попытаться стоит. Кроме того, я обнаружил, что в рамках этой концепции ими уже просчитывался эскизный проект «Короны» в 1995 году. Тогда на первую ступень «Короны» хотели поставить десять ВРД АЛ-31-Ф, которые бы обеспечили бы вертикальный взлёт ракеты массой в 100 тонн и, по сути, обеспечить всё тот же воздушный стартовый стол для SSTO:АЛ-31Ф в форсажном режиме выдаёт 12,5 тонн тяги. Десятки таких двигателей вполне хватает, чтобы оторвать от Земли ракету полной массой в 100 тонн и разогнать её до сверхзвуковых скоростей. Применяется на истребителе Су-27.Вернётся ли ГРЦ им. Макеева к таким экзотическим схемам вывода грузов на околоземную орбиту — пока что вопрос открытый. Однако, можно сказать, что как и в случае первой и второй альтернативы, физических ограничений к этому нет, а есть скорее вопрос проектирования и конструирования такого рода систем. Кроме того, гиперзвуковой ГПВРД сегодня уже практически «на выходе в серию» и в США, и в России, а такой двигатель радикально изменит возможности полётов с большими скоростями и в верхних слоях земной атмосферы.Ну и, наконец, третья альтернатива. Глобальное улучшение кислород-водородного ЖРД. Здесь мы упираемся в то, что скорость истечения продуктов сгорания альтернативных двигателей (и, как следствие, их удельный импульс) может превосходить скорость истечения из ЖРД в разы и даже на порядок, только вот их собственная тяга оказывается просто мизерной. Это сразу же ставит вопрос соотношения реактивной тяги двигателей (T) к массе всей ракеты (W), который очень критичен в случае суборбитального полёта: нам надо, чтобы ракета быстрее разгонялась двигателями, нежели падала на поверхность Земли и тормозилась об атмосферу.Лаборатория «Янтарь-1», которая была запущена в СССР в 1970-м году с экспериментальным ЭРД. Максимальная Скорость истечения реактивной струи составила 140 км/c, тяга двигателя составила 5 грамм. Масса всей орбитальной части «Янтарь-1» составляла 500 килограмм.Например, на последних стадиях выведения полезной нагрузки на околоземную орбиту, в принципе, можно использовать высокоимпульсные ЭРД (вариант полётов туда-назад твердотельных ЯРД я пока что провожу по графе «технобезумие»), однако их эффективность (скорость истечения реактивной струи в 40-140 км/c против жалких 4,5 км/с у кислород-водородных ЖРД) будет существенной только на оконечных этапах вывода полезной нагрузки на околоземную орбиту (от высоты около 100 километров и от скорости ракеты в 90-95% от первой космической), где влиянием земной атмосферы в краткосрочном периоде можно пренебречь, а бороться с падением на поверхность планеты помогает кривизна самой Земли и набранная характеристическая скорость. Поэтому использование любых высокоумпульстных альтернатив химическим ЖРД пока что может помочь только на оконечных стадиях вывода полезной нагрузки на околоземную орбиту: слишком мала пока что достигнутая тяга этих «малюток».Поэтому, в общем-то, моё отношение к проекту «Короны» максимально далеко от обеих крайних точек, характерных для ура-патриотов и караул-либералов: дело это нужное и важное; если ГРЦ им. Макеева продолжает смотреть на звёзды, клепая ракетный щит Родины — честь им и хвала; ну а ждать мгновенных результатов, да ещё и с цифрами, заявленными в пиар-презентации — не стоит. Так как задача создания SSTO вот уже не один десяток лет числится «перспективной» и «необходимой», да только воз и ныне там — слишком уж много физических и технических ограничений есть на пути к этой заветной цели. Но возможные боковые ответвления от такого рода НИОКР интересны и сами по себе — например, высокоимпульсные ЭРД можно использовать для поддержания орбиты искусственных спутников Земли, что ЭРД будут делать гораздо эффективнее современных ЖРД на аэрозине или НДМГ.Впрочем, нет худа без добра. Как говорится, если не догоним — то хоть согреемся!