Выбор редакции
18 августа, 13:49

Первый транш

Саудовская Аравия заплатила сто миллионов долларов в адрес международной коалиции по борьбе с ИГИЛ, находящейся на территории Сирии. Коалиция в своем пресс-релизе сдержанно поддержала и поблагодарила Саудовскую Аравию за вклад в дело борьбы с международным терроризмом.По всей видимости, ввод контингента ЛАГ на территорию Сирии отменяется. Трамп предложил два варианта: либо ввод сил ЛАГ, либо оплата содержания американских военных. ЛАГ приняла решение платить.В связи с начавшимися выплатами со стороны Саудовской Аравии заявлено, что США переведет 230 миллионов долларов, задепонированных для помощи СДС, на другие, более приоритетные программы. Теперь содержать курдов будут саудиты:Условие Трампа выполнено полностью. Пока Путин бегает по миру с протянутой рукой, клянча деньги на восстановление Сирии (а весь мир вполне резонно говорит Путину - при чем тут мы, у тебя есть пенсионеры - вот их и обдирай), Трамп уже нашел и даже получил деньги, не особенно напрягаясь. Достаточно было пригрозить выводом американских сил из Сирии, чтобы прижимистые шейхи раскрыли свои кошельки.https://zen.yandex.ru/media/el_murid/pervyi-transh-5b77f9cbf83f0400a8dca8ce?from=editor

Выбор редакции
18 августа, 13:09

Секретная война

  • 0

Четыре года назад в эти дни Россия начала войну, которая до сих пор остается тайной, не признается и даже яростно отвергается. Тем не менее, несмотря на то, что "пруфов нет" и нам о ней не сообщили федеральные помойки, две недели этой войны являются медицинским фактом. Конечно же, речь идет о вводе российских подразделений регулярных "ихтамнет" на территорию Донбасса.Эта война была калькой с предыдущей войны 080808, если учесть ее тайный для населения России характер. В течение двух недель украинская армия была наголову разгромлена и перестала существовать, после чего было предложено предельно невразумительное политическое решение, известное как "Минские соглашение-1". Текст минских "договоренностей" вызывал полное изумление - если за военным разгромом не следует политическая капитуляция, то неясен сам смысл военного решения.Логика войны всегда была и останется одной и той же - военный разгром противника всегда должен завершаться его безоговорочной капитуляцией с принятием условий победителя. На то она и безоговорочная. В любом ином случае все победы теряют свой смысл. На Донбассе произошло ровно это: совершенно нясным до сих пор остается политический смысл ввода войск, если учесть, что происходило потом. Киев, естественно, воспользовался предоставленной передышкой, восстановил армию и перевел теперь уже донбасский конфликт (ввод войск по факту закрыл донбасское восстание, так как оно перестало обладать даже медийной субъектностью) в затяжную и совершенно бесперспективную локальную войну.Проще говоря - раз уж было принято решение (не буду оценивать - ошибочное или нет) о применении вооруженной силы, то у этого решения должно было быть разумное и логичное завершение. Лозунг про то, что Путин пришел и спас Донбасс, я бы вслух не стал произносить - для вздернутого на дыбу, с которого медленно сдирают кожу, посыпая сдернутые места солью, спасением это явно не является.Конечно, соображения, почему все нужно было делать именно так, у кремлевского руководства имелись. Да особо и не скрывались - даже в отголосках о переговорах было достаточно, чтобы понять "гениальный замысел": по какой-то совершенно неведомой причине предполагалось, что Донбасс на неких эксклюзивных условиях войдет в новую киевскую власть и станет проводником воли Кремля. Ну, это примерно как если бы Гитлер предложил Сталину ввести в состав Политбюро гауляйтера Коха и по этому поводу можно было закрывать тему германского вторжения. Или наоборот - Сталин обратился бы к Гитлеру с гениальной идеей проведения в освобожденной им Польше выборов и создания фракции от Польши в рейхстаге на основании того, что Польша перед этим входила в Рейх в качестве генерал-губернаторства.Трудно сказать, как вообще решали такие проблемы в тех подворотнях, из которых и выползли эти, с позволения сказать, стратеги, но в реальной жизни такие номера не проходят. Кремль проваливал на протяжении всей постсоветской истории всю политику на украинском направлении. Да ее, собственно, никогда и не было. И одним донельзя странным решением махом решить все накопленные проблемы - это даже и обсуждать как-то неловко.Уже поэтому загадочность августовской войны 2014 года остается таковой и по сей день. К военным, как обычно, вопросов нет. И те, и другие выполнили свою работу и свой долг как смогли. У украинских военных шанса не было даже теоретически. Они за счет наличия фантомных остатков организованности, дисциплины и структурности сумели почти додавить восстание, но против 11 (или чуть больше - по разной информации) тактических групп российской армии, даже усеченных по своим возможностям секретностью проводимой операции - безусловно, нет. Сопротивление - оказали. Нанесли потери противнику, погибли сами в изрядных количествах. Такая работа, ни к тем, ни другим вопросов нет.Вопросы только к политикам. Главный из которых - зачем? На него они отвечать не собираются, отрицая сам факт этой войны. Хотя, надеюсь, что и украинского, и российского народов в конце концов будет возможность пристрастно спросить все стороны этого милого междусобойчика - в чем был смысл организации гражданской войны между жителями Украины, а затем вполне полноценной, хотя и совершенно идиотской по смыслу войны между двумя государствами.https://zen.yandex.ru/media/el_murid/sekretnaia-voina-5b77f0912c8e9b00adbe43ed?from=editor

Выбор редакции
17 августа, 20:33

Армения. Мандат доверия

  • 0

Пашинян провел массовый митинг в Ереване. Своего рода это отчет - его правительство у власти недавно отметило первые сто дней. Второй целью митинга стал своего рода ответ на митинг, который так и не сумел собрать среди своих сторонников Роберт Кочарян (на него пришло около 20 человек). Третья цель - более важная. Сопротивление политике Пашиняна нарастает, прежняя власть и структуры Республиканской партии в какой-то степени оправились от сокрушительного поражения в ходе мягкой и бархатной революции в Армении, поэтому Пашиняну нужно продемонстрировать им свой ресурс.В целом Пашинян выдерживает логику, с которой он пришел во власть. По сути, он проводит антикризисное управление - удерживает общую ситуацию и демонтирует прежнюю систему власти и управления, которая и привела страну к тяжелому системному кризису. На митинге Пашинян заявил о том, что в конституцию будут внесены изменения, позволяющие парламенту провести самороспуск, что должно произойти таким образом, чтобы к маю следующего года провести новые парламентские выборы и, соответственно, сменить нынешнее правительство. Таким образом, Пашинян создает для себя границу проведения антикризисных мероприятий - до весны следующего года. Так как времени мало, а сделать для демонтажа предыдущей системы нужно много, он хочет иметь на руках мандат доверия. Поэтому и митинг, на который приехали тысячи людей со всей страны. Получилось вполне убедительно. Как политтехнолог, Пашинян делает всё тоже крайне грамотно.Отношение в России к Пашиняну и проводимой им политике крайне напряженное. В российских СМИ о сегодняшнем митинге - ничего. Понять кремлевских можно: по сути, Пашинян демонстрирует, что именно и как нужно делать с уголовниками и бандитами, захватившими власть. То, что на улицах Еревана нет революционных матросов и нет расстрелов олигархов, ни о чем не говорит: Пашинян совершает гораздо более ужасные вещи - он ликвидирует свою политическую преступность системно. Именно это вызывает в Кремле плохо скрываемую ненависть. А вдруг и у нас решат, что так можно.При этом Пашинян подчеркнуто корректен и не устает повторять про нерушимую связь Армении и России. Однако успевает при этом неоднократно сообщить, что суверенитет Армении для него стоит выше всего остального. Это, без сомнения, вносит еще большую долю ненависти к нему со стороны российских властей.Кремль готов сделать ставку на армянских мафиози и бандитов из числа прежней клики. Проблема пока в том, что у этих людей сейчас крайне низкая поддержка и в самой Армении, и в значительной части диаспоры, а вот армянская диаспора - во многом уникальное явление, так как она существует во многих странах и почти везде обладает определенным и даже немалым влиянием. Как раз диаспора Армении пока однозначно склоняется к поддержке Пашиняна. И это создает проблему - нет инструмента воздействия на обстановку, приходится отдавать инициативу и плыть по течению. У величайшего геополитика мира вдруг не оказалось под рукой ничего. Опора на мафию, на алчных и продажных политиков работает до тех пор, пока они обладают возможностями. В Армении они вдруг перешли в маргинальное состояние. Поэтому ничего сделать с Арменией у Кремля не получается. Силовые решения возможны, но это предсказуемо даст обратный эффект, причем мгновенно. Тупик. Пока во всяком случае.Поэтому в Кремле консультируются с Кочаряном, вокруг которого, по всей видимости, и будет собираться выброшенная на свалку прежняя мафиозная элита Армении и на которого решено делать ставку. Ничего другого и никого другого под рукой нет.https://zen.yandex.ru/media/el_murid/armeniia-mandat-doveriia-5b770700fc2f9900a8c326b5?from=editor

Выбор редакции
17 августа, 19:08

Милость

  • 0

Вчера суд милостиво выпустил под домашний арест фигуранток "дела" об экстремизме в соцсетях Павликову и Дубовик. Это с позволения сказать "дело" - апофеоз развязанного против населения страны террора. Суть "дела" банальна - была создана некая группа в соцсети, причем создана с провокативной целью - завлечь в нее некоторое количество человек, навязать им организационные мероприятия, сфальсифицировать дело уже не просто об экстремизме, а организованной экстремистской группе. Далее - арест, суд, срок, отчетность и звездочки-премии. Ничего особого. Только вот к борьбе с экстремизмом это вообще никакого отношения не имеет. "Силовая машина" перешла на свою собственную повестку, никак не связанную с ее функционалом. Здесь нет ни малейшего намека на отправление государственных обязанностей - тут уже чистая самодеятельность, бессистемный террор против населения.С учетом того, что государство неспособно пресечь этот террор, контроль над силовыми инструментами (по крайней мере, в этой части) можно считать утраченным. Массовость посадок за репосты, лайки и посты в соцсетях превосходит все грани разумного. Вообще, сама постановка вопроса, что лайк может поколебать устойчивость государства, вызывает вопрос - а что это за государство, чью устойчивость может поколебать лайк? Может, не в лайке дело, а в государстве?Поиск и выявление профессиональных вербовщиков террористов и массовые посадки ни за что - это совершенно разный вид охраны общественного порядка. Первый требует профессионализма, второй - отсутствия совести и четкий социальный заказ на развязывание террора против всех.Безусловно, власть обеспокоена ростом радикальных настроений, особенно в среде молодежи. Но здесь вопрос снова к ней - если проводить бесчеловечную людоедскую политику, если сама власть ведет себя как оккупант в своей собственной стране, то логично предположить, что сопротивление оккупации будет возникать и расти? Имеют ли право люди уходить в лес и брать в руки оружие, если оккупанты проводят карательные операции, увозят молодежь на работы в Германию, проводят показательные расстрелы и казни? И если сегодняшние правители мало чем отличаются от гауляйтеров и бургомистров, то почему население должно вести себя иначе?Люди всегда остаются людьми, и чувство собственного достоинства убить в них сложно даже согласованными действиями всех федеральных каналов. Хотя они, конечно, стараются. Экстремизм, терроризм, радикализм - это явления одного порядка и одной причины - это тяжелейшая социальная болезнь тяжело больного общества. Трудно быть здоровым тому, кого обокрали, отобрали созданное поколениями предков, лишили будущего детей. Тут со здоровьем точно станет неважно.Решать проблемы больного общества эта власть точно не будет - она же их и создала. Попытка регулировать протест бесперспективна, так как протест - это производная, следствие проводимой вертикалью политики. Системность в подавлении протеста в данном случае невозможна - как удержать воду в дырявом насквозь мешке? Даже если заткнуть все дырки - он расползается под руками. Поэтому борьба с "экстремизмом" очень быстро переходит в бессистемный террор против всех.Инструментом такого бессистемного террора как раз и являются провокации и сфальсифицированные дела - они позволяют с минимальной затратой ресурса добиться максимального результата. То, что сотни (а уже, по всей видимости, и тысячи) людей становятся жертвами такого террора, никого не интересует. Террор - он не для борьбы. Он для того, чтобы создать атмосферу страха и ужаса. И только. В этом смысле становится не совсем понятно, чем провинился ИГИЛ, если власть в России действует в рамках той же самой логики?https://zen.yandex.ru/media/el_murid/milost-5b76f3026cf6c700aa7e0596?from=editor

Выбор редакции
17 августа, 14:38

Идлиб. Подготовка к операции

  • 0

Асад стягивает на север Сирии практически все боеспособные части - остатки республиканской гвардии, частных наемников типа "Сил Тигра" своего шурина Махлюфа и более мелкие ЧВК других олигархов. Туда же подтягиваются шиитские карательные команды иранских прокси, по всей видимости, российские наземные подразделения. По идущей информации, собирается самая крупная группировка за всю войну. Российские военные концентрируются на авиабазе Абу-Духур.Боевики тоже ведут подготовку к возможным боям. Вторую неделю предельно жестко зачищаются сторонники переговоров с Асадом, идут аресты среди командиров мелких группировок, чья лояльность вызывает сомнение, проходят бесконечные учения, население получает инструкции, как вести себя в ходе боевых действий. Укрепляют оборону своих наблюдательных пунктов и турки, а в приграничных провинциях Турции наблюдается концентрация сил. Авиация перебазируется на аэродромы вблизи границы.На этом фоне Путин внезапно едет к Меркель. Тема - сирийские беженцы. Однако по всей видимости, речь пойдет по более широкому кругу вопросов, причем Сирия - ключевая тема переговоров.Еще месяц назад были явно заметны колебания и одергивания Асада, который угрожал операцией в Идлибе. Причина неуверенности понятна - Турция. Турки минимально дипломатично давали понять, что не допустят никакой операции в своей оккупационной зоне. Однако сейчас положение резко изменилось - Эрдоган попал в жесткий конфликт с Трампом, и объективно вынужден перебалансировать свои отношения с другими странами - Ираном и Россией в первую очередь. Как надолго сохранится такое положение, сказать трудно, но по всей видимости, им будут пытаться воспользоваться.У Эрдогана есть две причины участия в сирийских событиях, причем напрямую. Первая причина - курды. Новое поколение боевиков РПК, обвиняющее старших в соглашательстве и предательстве, в ходе войны получило огромный ресурс в виде масс боевиков, оружия и боевого опыта. Они - серьезная угроза для Турции. Только поэтому Эрдоган был вынужден войти в сирийский конфликт прямо, чего он избегал все предыдущие годы. Созданные буферные зоны Щита Евфрата и Оливковой ветви закрывают наиболее угрожаемые направления от прямого соприкосновения с курдскими боевиками. Идлиб важен для Эрдогана в первую очередь наличием крупным масс арабских и туркоманских боевиков, имеющих свои собственные противоречия с курдами. Асад здесь идет для Эрдогана скорее прицепом.Вторая причина участия Эрдогана в событиях - это Турецкий поток, но как раз здесь проблема практически разрешилась: проект фактически сорван, и даже если Кремль сумеет продавить одну-единственную трубу Потока в качестве транзитной, угрозы более важному проекту ТАНАП это не составит. ТАНАП при выполнении ряда условий имеет перспективы для расширения, Турецкий поток - нет. В этом смысле угроза для Эрдогана миновала, Кремль фактически смирился с невозможностью вынудить Турцию согласиться на исходные параметры проекта, поэтому позиция в отношении ТП проста - как получится.Конфликт с США существенно обрезал для Эрдогана возможность маневра между Россией, Ираном и США. А потому Турция, скорее всего, не станет оказывать давление на Асада и Кремль в случае попытки проведения операции в Идлибе. С другой стороны, ему ничто не мешает оказать помощь боевикам, затягивая их сопротивление до максимума.Результат операции, если она все-таки начнется, совершенно не предопределен. Асад собрал порядка 80 тысяч человек для операции в Идлибе, но и у боевиков там примерно столько же, плюс отдельно нужно считать почти 20-тысячную группировку, не входящую в идлибскую Аль-Ватанию (новое объединение Джабхат аль-Ватания лиль-Тахрир создано как раз для обороны Идлиба) в Алеппо - это вывезенные из Восточной Гуты боевики Джейш аль-Ислам, не присягнувшие ХТШ и Ватании подразделения ряда группировок из Ахрар аш-Шам, Нуреддин аль-Зенки и ряда других. Общая численность боевиков на севере Сирии - порядка 100 тысяч человек плюс-минус тысяч 10.При этом продолжаются налеты на Хмеймим и Шайрат беспилотниками. Остается совершенно неясным вопрос - речь идет о разведке с "прощупыванием" обороны авиабаз или именно о налетах. Если просто налеты - то оборона, конечно, справляется. Экономика такой войны однозначно убыточна для обороняющихся, так как размен дорогих боеприпасов на "шайтан-фанер" слишком нерентабелен, но главный показатель - неприкосновенность базы - пока достигается. Другой вопрос, если речь идет о разведке. Тогда боевики могут в выбранный ими момент провести массированную атаку по базе, тогда результат может быть совершенно иной.Так или иначе, но пока подготовка к операции идет, ее особо и не скрывают. По всей видимости, сосредоточение сил завершится буквально в течение десяти дней. Силы снимаются даже с пустыни, где продолжают действовать мобильные группы ИГИЛ. Когда именно может начаться сама операция, сейчас неясно, но вряд ли будут ждать слишком долго - и политические, и военные предпосылки пока позволяют.Правда, как именно будет. протекать такая операция - сказать сейчас совершенно невозможно. Естественно, что в ход пойдет проверенные в последних операциях технологии - в первую очередь, целенаправленный тотальный воздушный террор по гражданскому населению с целью вынудит его оказать давление на боевиков. Стратегия варварская, но в последних операциях дала результат. Уже сейчас интенсивность ударов по гражданским объектам постепенно начинает нарастать.Минимальным результатом для такой операции станет захват западной части "зоны деэскалации", что позволит отодвинуть боевиков от Хмеймима и относительно его обезопасить. Правда, лишь относительно, так как боевики имеют поддержку среди местного населения вокруг базы, и эту проблему контрразведка пока не решила.https://zen.yandex.ru/media/el_murid/idlib-podgotovka-k-operacii-5b76b3e4c720dc00ab2b5c43?from=editor

Выбор редакции
17 августа, 11:19

Катар и Турция бхай-бхай

  • 0

Катар направит в Турцию 15 млрд инвестиций, что несколько сгладит последствия возникшего кризиса. Проблема в том, что сам по себе кризис в Турции носит системный характер, который плохо лечится разовыми прививками. Хронический дефицит платежного баланса, очень высокий долг частного и государственного сектора, превышающий 50% ВВП, высокая инфляция. На всё это наложилось повышение цен на энергоносители (Турция - чистый импортер по этому показателю) и введение удвоенных пошлин на сталь и алюминий со стороны США. Своего рода "идеальный шторм", когда негативные процессы складываются и создают кумулятивный эффект.Катар, естественно, заинтересован в своем. Во-первых, безопасность - кризис между Катаром и странами региона никуда не делся, арабская "шестерка" продолжает давить Катар санкциями. Турция ввела свой контингент, который скорее символизирует, чем реально защищает - Катар вообще в военном отношении защитить просто невозможно ввиду малости его территории. Тем не менее, демонстративная поддержка Турции приостановила победный бой военных барабанов, который последовал вслед за санкциями.Второй момент, интересующий эмира Тамима и стоящий за ним клан Аттыйя, контролирующий катарский газ - это, безусловно, турецкий ТАНАП. Трубопровод в Европу - стратегическая цель Катара. Рынок СПГ стремительно захватывается новыми игроками, и если ранее Катар на нем доминировал, то теперь конкуренция только усиливается при том, что сам по себе рынок СПГ представляет не слишком широкий сегмент. Кроме того, Катар перекредитован, значительная часть его СПГ уже продана далеко вперед, под него уже получены и потрачены деньги. В общем, интерес к новым рынкам и возможностям транспортировки объективен.Турция тоже заинтересована в наполнении ТАНАП, так как пока в нем ожидается лишь азербайджанский газ, которого просто слишком мало для нормальной устойчивой и рентабельной работы всей сети трубопроводов Южного газового коридора ЕС: ТАНАП-Набукко-ТАП. Выход был в иранском газе, но теперь после санкций Трампа иранский газ слишком опасен политически.Иран и Катар на двоих владеют одним месторождением, причем одним из крупнейших в мире. Иранская часть называется Южный Парс, катарская - Северный. Оно пока под мораторием на разработку, однако никаких препятствий для размораживания работ по добыче нет - проблема именно в транспотировке, которая не решена ни Катаром, ни Ираном. Катар изначально рассчитывал на переброску своего газа из этого месторождения по трубе, поэтому был заинтересован в сохранении его запасов. У Ирана схожая проблема - ему некуда транспортировать этот газ. Поэтому и мораторий. Катар может попытаться решить задачу переброски своих объемов в ТАНАП (это непростая техническая, политическая, военная и дипломатическая задача, но в принципе она решаема. Поэтому как только Катар вплотную подошел к ее решению, Саудовская Аравия немедленно объявила Катар спонсором терроризма и в кооперации с пятью другими арабскими странами ввела против Катара санкции. Трамп не возражал - для него дополнительный газ, идущий на европейский рынок, совершенно неинтересен.)Снова газовая война за европейский рынок, и снова ее метастаза.  Для Кремля вся эта история выглядит нейтральной. Турецкий поток в своей транзитной части проигран, до сих пор неизвестна судьба одной-единственной транзитной нитки через Турцию, да и одна она вообще никакой погоды не делает. Поэтому кремлевские сейчас перевели все свое внимание на север - проект СП-2. Там все тоже на тоненьком, поэтому нужно вытянуть хотя бы что-то.https://zen.yandex.ru/media/el_murid/katar-i-turciia-bhaibhai-5b768543a2771e00a972759f?from=editor

Выбор редакции
16 августа, 22:50

Крымский тупик (4)

  • 0

Это последний фрагмент текста о ситуации вокруг Крыма и Украины. Уточню - опубликованы именно фрагменты, не цельный связанный внутри себя текст. Местами вырванный целым куском. В этом плане определенная фрагментарность может доставлять сложности, но надеюсь, общий смысл все-таки будет просматриваться.Теперь, когда ситуация с присоединением Крыма рассмотрена с точки зрения породивших ее и возникших после присоединения противоречий, возникает совершенно логичный вопрос: что дальше? Это не извечный вопрос русской интеллигенции «что делать», хочу заметить, а совершенно другой.Проблема носит очевидный характер. Принято слишком много необратимых решений. Если привести аналогию, то большей ошибкой, чем ввод войск в Афганистан, был их вывод. Оба решения были необратимыми и резко сужали пространство решений. В итоге оба решения стали тяжелейшим просчетом советского руководства, осложнившие общую обстановку на всем советском Юге.Присоединение Крыма — та же история. Тот же просчет, но уже российского руководства. "Восстановление исторической справедливости" породило целый пласт тяжелейших противоречий. И если бы только с Западом. Главное — это решение фактически похоронило прежний порядок на постсоветском пространстве, разрушило существующую систему доверия и безопасности, ликвидировало единственный стратегический проект России — проект ЕАЭС. Взамен всему этому — ничего. Вообще. Провал на постсоветском пространстве стал чрезвычайно угрожающим фактором стабильности самой России с длительными и отложенными на долгосрочную перспективу негативными последствиями. Санкции по сравнению с этой угрозой и проблемой — сущий пустяк. Мы сами привезли себе целый пласт разрушительных последствий, давайте будем говорить об этом прямо. Патриотический психоз — дело хорошее, но похмелье от него неизбежно.При этом Кремль очевидно переоценил свои возможности в противостоянии с Западом и недооценил возможности и решимость Запада восстановить статус-кво.В общем, с негативом в этом решении более чем достаточно. Однако лозунг и требование вернуть «всё взад» может стать совершенно катастрофическим по своим последствиям, причем не только для России, но и для всего постсоветского пространства в целом, и без того серьезно подорванного путинскими авантюрами и невменяемой политикой современной России. Мало не покажется никому. Я совершенно не в восторге от того, что творит кремлевская клика с нашей страной, однако Путины приходят и уходят... И в этой ситуации мне непонятно вожделенное ожидание противников России: когда же она, наконец, развалится. Второй раз может и не повезти — если распад СССР прошел на удивление гладко (при всех эксцессах мы все-таки не скатились в югославский сценарий), то при распаде России плохо может стать уже всем вокруг.В этом смысле еще более худшим решением, чем совершенно волюнтаристское присоединение Крыма, более похожее на аншлюс, может стать его возвращение с извинениями на Украину. Во всяком случае, проводить натурный эксперимент не стоит никакому руководству России после Путина. Даже если оно будет гореть желанием стать хорошим для всех — за счет крымчан, естественно.Таким образом, есть две пограничные черты, за которые заходить не стоит ввиду объективно высоких и совершенно непрогнозируемых уровней риска и тяжести последствий. Бесконечно долго держать ситуацию в нынешнем состоянии не получится просто по ресурсным соображениям — Россия не способна выдержать в долгосрочной перспективе пресс санкций Запада, вторая граница — решение вернуть Крым обратно категорически опасно риском принципиально непрогнозируемых негативных сценариев. Нужно идти между этими двумя граничными и недопустимыми решениями.Я уже говорил, скажу еще раз. Наиболее оптимальным и рациональным решением Кремля после 16 марта 2014 года было бы признание итогов референдума, заявление о гарантиях безопасности населению Крыма, выдворение всех украинских военных с его территории, навязывание Киеву своего посредничества и миротворчества в вопросе урегулирования отношений между Украиной и Крымом в связи с итогами проведенного референдума. Фактически ситуация мало бы отличалась от сегодняшней, однако Россия обладала бы в этом случае существенно более широким полем для манёвра, негативные последствия для безопасности постсоветского пространства были бы минимизированы, пространство решений — вполне приемлемым. Увы, настолько очевидные шаги были отвергнуты, Путину нужен был медийный эффект внутри страны, радостные толпы и обожание себя, любимого. Меркель права — Путин живет в каком-то выдуманном им пространстве и с адекватностью у него всё очень сложно.Сейчас мы вынуждены исходить из сложившейся конфигурации, заведомо более проблемной и негативной, чем если бы...Раз Крым теперь — это Россия, то решение проблемы Крыма неразрывно связано с общими решениями развития и устойчивости самой России. Главной угрозой им был и продолжает оставаться клептократический режим Путина и его клики, последовательно убивающий страну. Только за рамками этого режима возможны решения, при которых Россия сможет сформулировать проект своего развития (а говоря откровенно — теперь уже просто спасения, так как речь идет о самом существовании страны и народа. Чем дольше режим Путина будет высасывать соки из нашей страны, тем меньше у неё шансов на выживание). В этом смысле уже не существует никакой отдельной проблемы Крыма — мы либо выживем вместе и сформируем новую реальность, в которой есть будущее, либо нас не будет совсем. Всех — включая и Крым. Ну, то есть, мы, конечно, будем (кто выживет в катаклизмах), но прежней России — увы. Не нужно иллюзий: последствия правления этого режима будут крайне тяжелыми.Путинский режим — гальванизирующий труп, это, безусловно, факт. У него нет ресурса развития, он базируется на присвоении ренты, что по всем меркам — чисто пещерное существование. Ни при каких трансформациях управляющей надстройки рентная экономика не способна в современном мире обеспечить не только развитие, но и выживание. Поэтому крах режима выглядит совершенно объективным и неизбежным. Раз так, то последовательность событий будет вполне очевидной — крах режима — дезинтеграция страны — территориальные потери — конкурирующие проекты сборки страны — сборка — восстановление экономики — возвращение территорий.Скорее всего, часть территорий будет утрачена в ходе названных процессов. Две эксклавные территории — Крым и Калининградская область — выглядят слишком незащитимыми во всех сценариях, поэтому их утрата выглядит весьма вероятной. В этом смысле крах путинского режима станет триггером возвращения Крыма (другой вопрос, куда — под Украину или будет какой-то иной сценарий, та же Турция, к примеру, подсуетится первой) Весьма проблемными выглядят удаленные территории на Дальнем Востоке, национальные республики (Тува и Татарстан в первую очередь), Северный Кавказ.При этом нужно понимать, что нынешняя Украина — реваншистское и несостоятельное государство. Идея войны с агрессором сегодня прекрасно заменяет любые идеи развития, освобождает руководство страны от ответственности за строительство экономики, от ответственности за благосостояние, безопасность, развитие народа. Пожалуй, если вдруг перед Киевом не окажется врага, он попросту схлопнется, так как не имеет никакого иного плана и сценария существования.Я так долго и подробно расписывал проблемы, которые само себе привезло российское руководство в вопросе присоединения Крыма, что совершенно не касался «противоположной стороны» - по крайней мере, делал это существенно меньше. Проблема современной Украины в том, что разрушив баланс интересов России и Европы на своей территории, она утратила проект собственного независимого развития (так же, как путинский режим, закрыв по факту проект единого экономического пространства ЕАЭС, ликвидировал свой собственный проект развития страны). Его нет и уже не будет.Единственный способ существования такой вот «беспроектной» Украины — идея реванша. Эта идея настолько глубоко сегодня вбита в коллективное бессознательное жителей «материковой» Украины, что только тяжелое военное поражение способно сломать поставленный в эту коллективную психику блок. До этого война с агрессором является для населения Украины и ее «политикума» единственным смыслом существования. За рамками этой идеи у Украины уже нет ничего. И мы должны отдавать себе отчет в том, что крах путинского режима автоматически приведет к вооруженной агрессии Украины — просто потому, что ничего другого у нее уже нет.В случае силового возвращения Крыма после крушения путинского режима Киев будет вынужден продолжать экспансию, и война между раздробленной и ослабленной Россией и такой вот реваншистской Украиной просматривается в большинстве возможных сценариев. Ну не заниматься же собственной страной, в конце концов, ведь правда? Тем более, что в Киеве просто не понимают — зачем и как. Так что нужно быть готовым к тому, что сборка России будет проходить через крупномасштабный военный конфликт, и война с Украиной слишком вероятна. Увы, но то количество проблем и противоречий, которые оставляет после себя умирающий режим Путина, не дает никакого иного сценария, кроме крайне конфликтного. Разрушенная система безопасности на постсоветском пространстве стала таковой вследствие титанических усилий именно нынешней правящей в России клики.Крым выполнил свою задачу с точки зрения обоих клептократических режимов — российского и украинского. Он перевел социальные конфликты между народом и правящими режимами в тяжелейший межнациональный и межгосударственный конфликт. Можно сказать, что неадекватное и совершенно волюнтаристское решение о присоединении Крыма (при том, что имелись и иные, существенно и более рациональные, минимизирующие риски и издержки для всех) было принято в интересах правящих в России и на Украине клик.Присоединение Крыма к России вдохнуло жизнь в нежизнеспособный киевский режим, дало ему смысл существования, обеспечило идейную базу. Теперь наши народы враги. И проблема в том, что для прекращения вражды нужно военное поражение реваншистского проекта Украины, так как за его пределами он попросту неспособен к существованию, и одновременно с этим в России должен будет победить проект развития, проект строительства развитого открытого экономического пространства. Два обязательных условия, которые нужно еще выполнить. Без выполнения этих двух условий нас ждет катастрофический сценарий, по сравнению с которым Югославия, Ливия, Сирия, Ирак будут игрой в песочнице.По всей видимости, на этом пути и лежит теперь решение тех противоречий, которые не смогли разрешить за годы своего «суверенного» существования ни Украина, ни Россия. В том числе и проблему Крыма, и проблему Донбасса, и вообще проблему сосуществования украинского и русского народов. Мирный созидательный труд в рамках бандитских клептократических мафиозных режимов оказался невозможным. У нас будет шанс вернуться к этому вопросу, но только после целой полосы испытаний. И, повторюсь - это лишь шанс. Используем ли мы его - зависит только от нас самих.https://zen.yandex.ru/media/el_murid/krymskii-tupik-4-5b75d5c729093500a9b9ced0?from=editor

Выбор редакции
16 августа, 13:08

Крымский тупик (3)

  • 0

Примерно поняв, какие противоречия созданы решением о присоединении Крыма к России, можно так же примерно понять, каковы пути по «разгребанию» созданных завалов. От России требуют простого и в чём-то примитивного решения: «вернуть всё взад». Однако не всё так просто.«Вернуть всё взад» не получается. И основным препятствием на этом пути является референдум 16 марта. Кстати (об этом отдельно) и донбасская ситуация в связи с референдумами 11 мая точно так же не решается банальным «возвращением на Родину», как предписано Минскими соглашениями.На Украине есть чёткая установка: все три референдума незаконны, поэтому их решения ничтожны. А потому «вертай всё взад» и точка. Увы для наших свидомых небратьев — по данному вопросу нужно урезать леща.Существует два понятия — законность и легитимность, соотношение между которыми в обычной обстановке совершенно логично и разумно смещено в сторону законности. Легитимность идет в обычной ситуации прицепом: есть она — хорошо, нет — ну, как-нибудь переживем. К примеру, президент Асад в Сирии — совершенно законный президент. Избран на законных выборах, срок полномочий не истёк и всё такое. При этом значительная часть населения страны президентом его не считает. Не будем вдаваться в подробности — не считает и всё тут. Вплоть до того, что воюет с законной властью с помощью оружия. И не первый год. И восстановить законность удаётся только с помощью карателей, иностранных интервентов и массовых убийств. Президент Путин тоже совершенно законный президент. Соблюдены все формальные процедуры, есть даже удостоверение с печатью. Легитимен ли он? Тут вопрос сложнее. Математическая модель Сулакшина существенным образом колеблет благообразный образ честно проведенных выборов. Проще говоря, демонстрирует, что результаты выборов жесточайшим образом фальсифицированы. Оставаясь при этом законными, так как решения суда, их отменяющего, нет. Однако сам факт того, что в реальности гораздо меньше людей отдали свои голоса за Путина, чем это утверждается официально, существенно колеблет его легитимность. Тем не менее, Путина признают президентом России не только в самой России, но и везде. Потому что легитимность — штука оценочная (хотя и измеряемая), а законность — это триггер. Да-нет.В чрезвычайной ситуации баланс между законностью и легитимностью резко меняется. При пожаре в торговом центре, как и в любой чрезвычайной ситуации, всегда появляются лидеры, берущие на себя ответственность. Такой лидер может совершить поступки и действия, в обычной обстановке квалифицируемые однозначно как уголовно наказуемые деяния: разобьет окно, схватит (похитит) в соседнем магазине простыни, свяжет их в веревку и по ней начнет спускать оказавшихся рядом запертых огнем людей. Понятно, что без пожара его действия однозначно незаконны. Кроме того, он — не дипломированный спасатель, не прошел инструктаж по ТБ, не сдал положенные квалификационные экзамены, а потому вообще не имеет права спасать людей. Мы все понимаем, что это всё абсурд — ситуация чрезвычайная, законность действий и формальные процедуры побоку. Они, процедуры, конечно же, есть — есть нормативные документы, согласно которым действуют те же пожарные на месте ЧС, но что делать, если пожарных здесь и сейчас нет и когда они будут — неизвестно? По факту такой человек-внезапный лидер становится легитимным руководителем группы людей, которым угрожает смертельная опасность, и принимает решения, отвечающие текущей обстановке. Правильные эти решения или нет — разбираться нужно потом. Бездействие убивает ничуть не менее надежно, чем любые ошибки.Аналогично: если на пляже какой-нибудь посторонний дядечка вдруг начнет трогать девочку за разное, то в лучшем случае его сдадут полиции, а вообще — просто там же и притопят. Камень в футболку, футболку на шею - и привет, ромашки. Но ситуация кардинальным образом меняется, если вдруг нужно будет эту же девочку спасать из воды. За что именно ее трогают при спасении, становится вопросом совершенно второстепенным — приоритеты смещаются. И проводить сход граждан на пляже, как именно нужно спасти тонущего, никому в голову не придет - будут спасать так, не спрашивая, уточняя и согласовывая процедуру.В общем, суть в том, что в чрезвычайной обстановке говорить о законности действий и размахивать параграфами не приходится. И чем чрезвычайнее ситуация, чем она более смертельно опасна для всё большего числа людей — тем менее важно, что на этот счёт говорит закон. Спасение людей — всегда приоритет.Собственно, как раз здесь мы и подбираемся к сути вопроса.К марту 14 года вся Украина превратилась в «Зимнюю вишню». Чрезвычайная ситуация везде. Гибель людей становится нормой. После того, как в Киеве власть перешла к революционным матросам после донельзя странного расстрела «Небесной сотни», во время которого отдельные «народные депутаты» вывозили с места преступления снайперское оборудование, говорить о законности на территории Украины стало невозможно в принципе. Легитимность власти — то есть, согласие по умолчанию с тем, что она власть — приблизилась к нулевой. Возникла качественно иная, чем в обычной обстановке, ситуация.В этот момент начало действовать естественное право (то, которое существует вне зависимости от любых внешних обстоятельств). Норма этого права, кстати, закреплена в Конституции Украины: «Статья 5. Украина является республикой. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Украине является народ. Народ осуществляет власть непосредственно и через органы государственной власти и органы местного самоуправления».Сказано ясно: «непосредственно и через органы...» В тот момент, когда органы власти прекратили свое существование по факту государственного переворота, единственным носителем и источником власти стал народ — то есть, люди, живущие на территории Украины — как всей Украины, так и ее отдельных частей. Люди, живущие на территории Республики Крым, не могли (да и не имели права в сложившейся обстановке) решать вопросы, относящиеся ко всей Украине. Но уж свою собственную судьбу они имели право решать, и это право является естественным. Должны ли были люди, спасающиеся в «Зимней вишне», провести вначале общегородской референдум, как именно и в каком порядке им надлежит эвакуироваться из горящего здания? Подать заявку в местную избирательную комиссию, подождать рассмотрения, собрать подписи, напечатать бюллетени, провести голосование, а уж потом совершенно законно начать организованный спуск по веревкам?Абсурд. Клиника. Но именно этот абсурд положен в основу официальной позиции Киева по отношению к референдуму в Крыму и на Донбассе.Второй неубиваемый аргумент официальной киевской позиции относительно крымского референдума — он был проведен под дулами автоматов российской армии. Вопрос неправильный. В Крыму на тот момент уже наступила чрезвычайная ситуация. Уже штурмовали местный парламент, вопрос о появлении «крымской небесной сотни» перешел в практическую плоскость. Любая сила, которая останавливала насилие, гарантировала главное — безопасность жителей полуострова. А вот безопасность — ключевое условие для проведения и выявления свободного волеизъявления. В этом смысле выборы президента Украины 26 мая выглядели на порядок менее безопасными, так как российской армии в Киеве не было, зато там были представлены вооруженные уголовные элементы в полный рост. Причем к 26 мая уголовная шпана была вооружена уже не только дубьём и цепями, а огнестрельным оружием, которое она стала получать от «законной власти».В общем, аргумент про «дула автоматов» выглядит крайне натянутым — дула отдельно, итоги голосования отдельно. Ни одного факта, когда пьяная солдатня сгоняла крымчан на участки голосования и заставляла их ставить галочку в нужном месте, Киев предоставить не смог. Его шпионы не сумели сфотографировать творимые оккупантами бесчинства.Сказанное говорит только об одном: в чрезвычайных обстоятельствах народ Крыма (то есть, люди, проживающие на его территории) взяли на себя ответственность за свою дальнейшую судьбу и приняли решение не связывать ее в дальнейшем с Украиной. Понять их можно, но главное — их решение стало легитимным на все сто процентов. Да и законным, если уж на то пошло, так как Конституция — документ прямого действия и в случае противоречия с остальным законодательством обладает приоритетом.Последний аргумент Киева — нет такого понятия «народ Крыма», а потому ссылаться на естественное право людей спасти свою жизнь и определить свое будущее нельзя. Есть только «народ Украины». Снова абсурд, так как ситуация (в очередной раз обращаю внимание) — чрезвычайная. Народ Крыма — это те люди, которые живут в Крыму. В совершенно конкретной ситуации это совершенно однозначное толкование. В конце концов, Косово — часть Сербии, что никак не помешало народу Косово принять решение о независимости, решение, поддержанное и принятое на Западе, которому на современной Украине принято смотреть в рот. И да — в Косово тоже были не совсем обычные обстоятельства, тоже были не соответствующие законам Сербии события и итоги голосования в Белграде были восприняты без должного энтузиазма. Сам референдум о независимости проводился (тадам!) под дулами автоматов местных косовских ополченцев и иностранных военных. И никаких вопросов.Последний аргумент, на который ответить, думаю, Киеву будет проблематично — та же самая Конституция Украины: « Народ осуществляет власть непосредственно и через органы государственной власти и органы местного самоуправления». Здесь поименованы органы местного самоуправления. Очевидно, что весь народ Украины не может осуществлять свою власть через органы местного самоуправления, к примеру, деревни Гадюкино. А вот народ деревни Гадюкино — вполне. Соответственно, когда вдруг по каким-то причинам в деревне Гадюкино власть исчезает, а решения, особенно касающиеся жизненных интересов, принимать нужно, то все люди деревни становятся ее народом. И на сходе (а то и вообще явочным порядком) решают, что им делать. Потом, когда жизнь наладится, они снова станут народом Украины, России или Папуа-Новой Гвинеи, но в чрезвычайной ситуации гадюкинцы превращаются в полноценный народ, который обладает исключительным правом решения своей собственной безопасности и судьбы на своей территории. И любой понаехавший, который начнет им рассказывать, что они никто и звать их никак, а потому нужно спросить у всего народа Украины, как жить конкретной деревне Гадюкино во время пожара, половодья или налета лихих бандитов — в общем, этому понаехавшему очевидно перетянут оглоблей по спине и будут дальше решать свои вопросы, пока залетный юрист отдыхает под сараем.Подытоживая. Отправной точкой во всей украинской истории 13-14 года стало наступление чрезвычайной ситуации, связанной с государственным переворотом. В Киеве эти события трактуют как народную революцию, сместившую утратившего доверие народа президента Януковича. Не вопрос — пусть будет революция. Тем более, что право народа на восстание и революцию также является естественным, вне зависимости, закреплено оно в законе или нет. Но признание государственного переворота с насильственным свержением власти народной революцией никак не отрицает того, что на территории Украины наступил коллапс государства и чрезвычайные обстоятельства. Это вынудило население Крыма (равно как и население Донбасса) принимать своё собственное решение, касающееся своей собственной судьбы. Право на это также является естественным и его невозможно отменить или наоборот — ввести. Оно есть и всё тут. Игнорировать его — да, возможно. Политика — штука отвратительная, оперирующая не правом человека (в том числе и на жизнь), а целесообразностью и интересами правящей клики. Всегда возникают ситуации, когда политики поступают вопреки интересам людей, которых они даже могут клясться защищать. «Мы будем стоять за спинами женщин и детей», - к примеру. Поэтому и возникают странные ситуации, где референдум в Крыму признается, а точно такой же референдум (точнее, два референдума) на Донбассе — только «уважаются», да и то лишь для того, чтобы вытереть о них ноги через три месяца.Тем не менее, в истории с Крымом референдум и его итоги являются той самой отправной точкой и основой, которые нельзя игнорировать. И именно поэтому «вернуть всё взад» просто невозможно. Всё, люди прошли через этот барьер, они приняли решение о своей судьбе. Это решение может уточняться и корректироваться в процедурном смысле, однако воля народа Крыма выражена ясно и чётко. И подлежит безусловному принятию всеми. Опять же — её можно игнорировать по сугубо политическим соображениям. Отменить право людей на выбор своей судьбы — нельзя.Теперь, после долгого и сложного описания предыстории крымского (а заодно с ним и украинского) вопроса можно понять, что именно в вопросе присоединения Крыма можно корректировать, что нужно корректировать и изменять, а что уже прошло любую точку невозврата, причем однозначно, и изменению не подлежит. Вернуть статус-кво, существующее на момент 16 марта 2014 года, нельзя. И на момент, скажем, 1 октября 2013 года, когда Майдана еще и вблизи не было. Вообще, войти в одну реку дважды невозможно — та вода уже утекла. Теперь есть какая-то другая вода, но не та, что была раньше.Украина, как и любой больной, должна осознать, что она больна. Только после этого возможно лечение. Совершив государственный переворот (или народную революцию — это как кому угодно), украинцы совершили необратимое действие. И это действие имеет ряд последствий. С ними можно соглашаться или с ними нужно бороться — вопрос отдельный. Но то, что исходным событием стал государственный переворот, который уже невозможно развернуть и «вернуть всё взад», очевидно. Именно поэтому сегодняшняя Украина несёт основную долю ответственности за своё сегодняшнее положение и состояние. И эта ответственность не только моральная. Поэтому требовать от Крыма или России отменить все решения, основанные на референдуме 16 марта, нельзя. Корректировать, менять, согласовывать интересы — можно и нужно. Вплоть до глубоких корректировок и изменений. Однако ключевое решение — итоги референдума 16 марта — отменять никто не вправе. Ни Путин, ни Порошенко, ни господь бог. Народ — носитель высшей власти. Его решение неотчуждаемо. И даже если он совершил ошибку — исправлять ее будет только он. Не Путин, не Порошенко , ни Трамп или Меркель.(сегодня вечером я выложу последнюю часть - так как весь текст выкладывать почти бессмысленно - там только по Крыму порядка 100 страниц Ворда, плюс они все равно корректируются и сокращаются. И дополняются)https://zen.yandex.ru/media/el_murid/krymskii-tupik-3-5b754d4e6d25be00a8d0a417?from=editor

Выбор редакции
16 августа, 00:03

Крымский тупик (2)

  • 0

Прежде чем приступить к лечению, сам больной должен признать и принять для себя факт того, что он болен. Без этого смысл лечения теряется. Если мы попробуем оценить ситуацию вокруг Крыма после его «возвращения в родную гавань», то необходимо признать — это «возвращение» выглядит совершенно небесспорным. Я не оцениваю вопрос справедливости возвращения Крыма, справедливость вообще штука довольно неоднозначная и всегда зависит от того, по какую сторону от нее ты находишься.Для начала стоит понять, как именно было организовано постсоветское пространство. Распад СССР — событие чрезвычайно конфликтное и кризисное, но его удалось удержать в приемлемых рамках и не допустить повторения югославского сценария. Удалось во многом благодаря тому, что была принята формула согласия всех с принципом: административные границы бывших союзных республик на момент распада СССР признавались государственными границами вновь образованных государств. Справедливость владения теми или иными потенциально спорными территориями в такой постановке вопроса не учитывалась и, скоре всего, это было одним из немногих здравых решений в процессе распада СССР. Именно поэтому до 2008 года неукоснительно соблюдался принцип — ни одна непризнанная конфликтная территория (Приднестровье, Карабах, Чечня) не признавалась в качестве независимой, каждый конфликт был сугубо внутренним делом соответствующего государства. Это не исключало межгосударственных конфликтов, но по крайней мере, не выходило на уровень изменения общих принципов.В 2008 году произошел кризис: российско-грузинская война, что само по себе было чрезвычайным событием, однако гораздо более тяжелым последствием стало признание Россией независимости Абхазии и Южной Осетии, что разрушило принципы, на которых базировалась устойчивость постсоветского пространства. Мне сложно оценить, какими именно соображениями руководствовались в Кремле, однако решение выглядит катастрофическим с точки зрения долгосрочных последствий. С этого момента был создан прецедент признания возможности изменения государственных границ бывших союзных республик без их согласия.Опять же — я не касаюсь темы справедливости данного решения. Она выглядит по-разному с разных сторон этого конфликта, однако очевидно, что реактивность решения была предельно непродуманной, создавшей совершенно иную общую обстановку на наших границах. И это, безусловно, самым пагубным образом отразилось на безопасности окружающего Россию пространства, дало в руки нашим противникам неубиваемый козырь во всех вопросах разрыва отношений с Россией и ориентации на наших стратегических противников.Нужно отметить, что путинская Россия, придерживаясь установки на отказ от государственной идеологии, в то же время придерживается принципов, очень близких к принципам легизма: то есть, формальному следованию правовым нормам, но при этом применяя их избирательно и манипулятивно. Третий и четвертый срок Путина — яркий пример, когда конституцией страны банально сманипулировали при полном попустительстве всех структур, которым положено гарантировать конституционные принципы на территории нашей страны. Принцип двух сроков, заложенный в Конституцию, принимался в совершенно конкретной обстановке, когда нужно было положить предел возможности пребывания у власти. Создатели Конституции очевидно не предполагали, что норма «не более двух сроков подряд» может быть положена, как шарик в наперсток рыночного каталы. Собственно, их в этом винить сложно — тогда организованная преступность еще только набирала силу, и никто представить не мог, что закон будет подменяться воровскими понятиями, в рамках которых мошенничество считается скорее доблестью, чем преступлением.Струсившая «вертикаль», включая и Конституционный суд, не рискнула пресечь узурпацию власти, прикрывшись формальным и буквалистским пониманием конституционной нормы, напрочь отбросив контекст, а значит, и дух Конституции. В итоге захват власти в нашей стране стал реальностью, положив начало возможности манипулированием Основным законом. Я думаю, мы столкнемся в скором будущем еще с более вопиющим попранием всех норм и правил просто для того, чтобы обеспечить пожизненное правление одному единственному человеку. Естественно, что и здесь сугубо легистски будет проведена манипуляция и формализация этого события. Что никак не отменит его реальную подоплеку — узурпацию государственной власти в России. Ее неконституционный захват, говоря прямо.Такой манипулятивный и избирательный подход к правовым нормам стал инструментом, с помощью которого российское руководство стало обосновывать свои чисто политические решения, даже идущие вразрез нормам права.Присоединение Крыма в таком случае не менее ярко продемонстрировало такую избирательность, манипулятивность и подтасовывание нужного Кремлю результата. Более того — если признание независимости Абхазии и Южной Осетии поставило под сомнение принципы организации постсоветского пространства, то крымские события разрушили окончательно эту организацию, сделав постсоветское пространство тотально небезопасным. Проблема вот в чем.Референдум в Крыму фактически объявил Автономную Республику Крым в составе Украины независимой территорией. Это не выбивалось из общего ряда конфликтов на территории бывшего СССР и стало неприятным, но аналогичным им событием. Проблемы урегулирования такого конфликта оставались на уровне внутреннего дела самой Украины. Другие страны могли предложить свое посредничество, оказывать давление, даже угрожать одной или другой стороне произошедшего — но все равно независимость Крыма не выбивалась за рамки уже происходивших ранее на постсоветской территории событий.Признание независимости Крыма со стороны России в очередной раз и дополнительно подрывало принципы организации постсоветского пространства и находилось в ряду с ситуацией в Южной Осетии и Абхазии. То есть, российское руководство дополнительно расшатывало всю постсоветскую конструкцию организации пространства бывшего СССР, что, конечно, неблагоприятно отражалось на всей системе безопасности этого пространства.Однако присоединение Крыма к России выходило за рамки даже постсоветского пространства, так как меняло стратегическую обстановку во всем регионе. Изменение границ России и Украины неизбежно затрагивало интересы всех без исключения стран Черноморского бассейна, причем большинство этих стран являлось и членами Европейского союза, и членами блока НАТО. Фактически Кремль присоединением Крыма совершил угрожающий шаг в отношении не самого дружественного военно-политического блока и ведущего экономического партнера России. Логично, что и НАТО, и ЕС отнеслись к происходящему предельно враждебно и до ликвидации этой угрозы будут предпринимать все возможные шаги для её ликвидации.Нужно понимать, что даже добровольный переход Крыма на основании добровольного двустороннего договора Украины и России все равно вынуждал бы НАТО и ЕС рассматривать такое решение в качестве угрозы, и только целая система взаимных гарантий могла бы её снизить до приемлемой. Так, как был осуществлен переход территории Крыма, безусловно, вынуждал все окружающие Россию страны рассматривать ситуацию в качестве неприемлемой. Страны бывшего СССР теперь получили однозначный сигнал, что их территория может быть аннексирована Россией (а возможно, что процесс распада постсоветского пространства приобрел бы необратимые формы, и захваты чужих территорий по аналогии с Крымом стали бы нормой. Естественно, что безопасность постсоветского пространства решением по Крыму была серьезным образом подорвана, и нелепо требовать от наших союзников, чтобы они с радостью признали присоединение Крыма, учитывая, что они рассматривают эту ситуацию прямо противоположным образом). Окружающие Россию страны «дальнего зарубежья» также оценивали произошедшее предельно негативно, так как впервые со времен окончания Второй мировой произошло насильственное изменение границ одной из европейских стран.Трудно сказать, насколько системно оценивало российское руководство последствия своего решения, однако баланс угроз оно существенным образом нарушило, причем совершенно необоснованно.Наиболее разумным решением в сложившейся на момент марта 2014 года, безусловно, было негласное признание независимости Крыма (о степени обоснованности и легитимности этого шага ниже) и гарантии (в том числе и публичные) его безопасности. Такое решение не разрушало бы дополнительно и без того серьезно нарушенные принципы организации пространства бывшего СССР и создавало пространство будущих решений при любом развитии ситуации на территории Украины — от полного ее распада до сохранения целостности и государственности. Во всех случаях Россия и Украина имели возможность вести пусть и напряженный, но все-таки диалог. Присоединение Крыма сделало такой диалог предельно бесперспективным, так как Украина не может вести никаких полноценных переговоров с Россией ни по какому вопросу без увязки его с возвращением Крыма. Идущие переговоры по транзиту газа формально носят коммерческий характер переговоров «хозяйствующих субъектов», однако формальное подключение государств к этим переговорам исключено.Вот, собственно, анамнез проблемы. Решения уже приняты, позиции жестко закреплены. Решения проблемы Крыма в рамках текущей позиции «на доске» невозможно, так как любое минимальное изменение позиции одной из сторон абсолютно неприемлемо для неё и ведет к очевидному поражению. Проблема в том, что позиция России на этой «доске» заведомо слабее: Запад имеет возможность ухудшать экономическое и финансовое положение России, причем в очень широком диапазоне, при этом ответ со стороны России невозможен — не только симметричный, но даже в самой минимальной конфигурации.Запад при этом получил возможность не просто восстановить в конечном итоге статус-кво (чего он, безусловно, будет добиваться и не видно, что могло бы ему помешать добиться желаемого им результата в конечном итоге), но при этом через «крымские» и «украинские» санкции вынудить Россию сдать ряд других позиций, существенно ослабив ее в процессе возвращения Крыма.Кремль явно переоценил свои возможности удержать нужную ему ситуацию силой, и тем более недооценил решимость Запада «дожать ситуацию обратно». Ссылки на право народа на самоопределение и юридическую значимость решения о возвращении Крыма, во-первых, просто не подкреплены политическими, финансовыми и экономическими (а значит, и военными) возможностями, во-вторых, сама по себе попытка манипуляции международным правом в этой области выглядит весьма неубедительной. В международном праве противоречие между правом народа на самоопределение и нерушимостью государственных границ и без того находится в «серой зоне», а уж последовавшее за этим «присоединение» вообще превратило всю ситуацию в откровенную аннексию, с чем, конечно же, ни НАТО, ни ЕС никогда не согласятся.Неясно, насколько глубоко прорабатывались в Кремле в марте 14 года все эти вопросы, но очевидно, что принятое решение просто игнорировало все возникающие при этом проблемы.Однако даже в этом всем безрадостном перечне есть ряд моментов, которые теоретически способны позволить изменить ситуацию «на доске» практически для всех участников этой игры, а значит, создать хотя бы минимальное пространство новых решений, хотя будем откровенны — для противников России вот так взять и «отпустить» ее было бы верхом глупости. Поэтому даже если решение Крыма все-таки и существует, цена за него для России все равно будет существенно выше цены, которую так или иначе, но придется заплатить всем остальным участникам процесса.https://zen.yandex.ru/media/el_murid/krymskii-tupik-2-5b74955d59b0d500a9f86a1d?from=editor

Выбор редакции
15 августа, 21:21

Крымский тупик

  • 0

Еще один небольшой отрывок текста из общей массы, которую я сейчас привожу в порядок. Он касается Крыма. И тоже не получается без проблем вытащить его, поэтому он без предисловия и без точки в концеСитуация вокруг Крыма и с ним самим остается предметом ожесточенных споров и полного принятия-непринятия без промежуточных тонов. В России сам факт публичного несогласия с официальной трактовкой может служить основанием для преследования — любой усомнившийся легко может попасть под статью о призывах к изменению конституционного строя. Что-то типа кретинских уголовных статей в Европе за непризнание холокоста. О срывающихся с цепи шавках что в России, что на Украине в отношении тех, кто высказывает даже тень сомнения в официозной установке, и говорить не приходится. Из последнего на момент написания этого текста — прямо-таки шакалий вой на высказывание Лаймы Вайкуле (между прочим, гражданки ЕС, а не России).В общем, тема предельно острая, и она явно не выглядит сколь-либо законченной, если судить по свирепому ожесточению вокруг неё.Однако сама по себе такая постановка вопроса, на мой взгляд, совершенно бесперспективна. Вопрос с Крымом является комплексным и точно неоднозначным. Что означает лишь одно: попытка осознать весь этот комплекс через призму «Наш Крым — не наш Крым» совершенно нереалистична.Поэтому я оставляю в стороне в принципе вопрос об отношении факту присоединения Крыма к России, хотя сразу оговорюсь — решение о присоединении Крыма было предельно волюнтаристским и непродуманным. Российское руководство вообще не взяло на себя труд рассмотреть вопрос в комплексе и принимало решение явно реактивным образом. Что, впрочем, легко объяснимо: в феврале-марте-апреле 2014 года Украина настолько быстрыми темпами шла вразнос, что решение «отхватить» Крым, скорее всего, было продиктовано соображением «хапнуть» первым, чтобы успеть раньше других. Если бы Украина распалась, такое решение, безусловно, выглядело наиболее разумным, рациональным и стратегически правильным. Но она не распалась — и крымское «возвращение в родную гавань» внезапно превратилось в банальную аннексию с весьма серьезными политическими последствиями.В любых реконструкциях прошлого, даже столь недалекого, самый правильный подход — не искать какие-то глубоко продуманные решения, а принимать это прошлое «как есть». Кроме того, нужно учитывать, что российская управленческая школа существенно отличается от саксонской, и методика принятия решений в рамках российского управленческого искусства имеет предельный горизонт планирования. В СССР он опытным порядком был определен в пятилетку, уже семилетнее планирование оказалось слишком «длинным» и малоуправляемым, поэтому от эксперимента с хрущевской «семилеткой» отказались раз и навсегда.В современной России управление и планирование выглядят на порядок менее качественными, поэтому заклинания про многоходовые комбинации Путина являются скорее сеансами коллективной психотерапии, чем практическим анализом обстановки. Нынешнее руководство России живет по принципу из известного фильма: «Украл-выпил-в тюрьму». В тюрьму оно упорно не идет, поэтому даже трехходовые комбинации усыхают в лучшем случае до двух, а по большей части вообще заканчиваются на «украл». С Крымом, кстати, похоже, что комбинация как раз и была в один ход.Кремлевское руководство ни до Крыма, ни после него никогда не демонстрировало глубину мысли и продуманность в решениях. Искать двойное или тройное дно в решении по Крыму не стоит: все решалось в пожарном порядке, людьми, которые ранее не впечатляли прозорливостью и мудростью. Соответственно, возникающие противоречия и проблемы по большей части в рамках такого убогого проектирования неизбежно должны были оказываться внезапными и требовали осмысления не в комплексе, а по мере поступления. Уже поэтому сейчас, по прошествии четырех лет после «присоединения», оценивая весь список решений по Крыму, можно видеть хаотичность, судорожность и откровенную несистемность всех мероприятий. Что лишний раз подтверждает: никакого глубоко продуманного плана и тем более проекта «присоединения» не было и в помине — всё делалось наспех и на ходу. На коленке, как впоследствии стали решать проблему Донбасса.Достаточно оценить проблемы водо- и энергоснабжения Крыма, и как именно в итоге они были "решены", чтобы понять — уровень и качество этих решений просто ниже всякой критики. Они некомплексные, несистемные и обладают глубоким негативным потенциалом, который неизбежно станет проявляться в последующие годы.Водоснабжение Крыма в связи с водной блокадой Украины переведено сейчас на подземные источники. Вопрос не заостряется и не обсуждается в публичном пространстве, что, в общем-то, понятно: за все предыдущие годы ни одна власть не приняла напрашивающегося решения использовать подземные воды. И, видимо, имела на этот счет вполне рациональные возражения. Они вполне известны: подъем грунтовых вод ведёт к засолению продуктивного слоя почвы, отсутствие в Крыму возможности паводкового промыва почвы неизбежно превращает немногочисленные посевные площади Крыма в безжизненный солончак, рекультивация которого по стоимости превзойдет все разумные пределы. Однако именно это, фактически преступное решение, и принято к исполнению. Поэтому в публичном пространстве обсуждение и не проводится — любой агроном на пальцах объяснит кретинизм принятого решения и всю тяжесть его последствий.С энергоснабжением полуострова решения также выглядят, мягко говоря, небесспорно. Если коротко и грубо, то проблема решилась за счет переброски резервных мощностей из соседних регионов — первую очередь Ростовской области и Кубани. Проблемы Крыма частично решены, зато теперь появились сложности у Краснодарского края, у которого эти резервы изъяты.Сказанное позволяет сделать всё тот же вывод: крымская история — это непродуманное ни в каком месте решение, принятое наспех, без проработки последствий и элементарной последовательности действий, которые неизбежно следовали из исходно принятого решения. Пропаганда может захлебываться в славословиях, но при минимально трезвом рассмотрении происходящего вопросы должны появиться у самого фанатичного сторонника присоединения Крыма. Повторюсь: единственное сколь-либо логичное моделирование процесса принятия решения по Крыму вынуждает предположить, что само решение было принято на основании неверного анализа происходящих на Украине процессов. Предположение о скором распаде Украины могло сподвигнуть российское руководство судорожно принимать политическое решение о присоединении, однако такое решение резко сузило всё будущее пространство принимаемых решений, загнало ситуацию в коридор без возможности какого-либо манёвра и могло оказаться верным лишь в сочетании с целым рядом условий. Которые в реальности так и не наступили.Нет возможности маневрировать — значит, Кремль утратил возможность реагировать на изменения общей обстановки на Украине. И когда выяснилось, что при всех катастрофических процессах она все-таки слишком далека от распада, отыграть назад с Крымом было, естественно, просто невозможно.Более того: при присоединении Крыма, которое всё более стало походить на примитивную аннексию, были даны слишком широкие авансы, целью которых, конечно, было раскачивание ситуации на Украине для подталкивания ее к распаду. Народ и в России, и на Украине был, мягко говоря, ориентирован на продолжение «Русской весны», на дальнейшее присоединение территорий к России, но Путин-то прекрасно понимал, что всё идёт совсем иначе, чем предполагалось в феврале-марте. И, как сказал чуть позже Герман Греф (12 июня 2014 года на Петербуржском экономическом форуме): "Вы бы лучше про хорошее что-нибудь писали, а то скоро придется слезы утирать из-за неоправданных надежд. Донбасс нашим не будет, неужели непонятно. Он (президент РФ) аккуратно сливает ситуацию!" Вопрос о том, для чего тогда было «наливать», чтобы затем аккуратно «сливать», не прозвучал. А зря, кстати.Вывод, пока предварительный и промежуточный, который можно (и нужно) сделать, выглядит вполне очевидно: ужасающее состояние российской политической аналитики, все эти миллионы разведчиков и экспертов, чьи доклады ложатся на стол руководству, плюс совершенно дремучее и интеллектуально убогое руководство, чей уровень как был, так и остался на уровне завклубом в далеком Дрездене и первым отделом в Ленинградском университете (такая должность — вообще кладбище хирургических отходов в карьерном смысле, туда сбрасывали совсем бесперспективных и непригодных). В общем, чудовищно некомпетентная оценка обстановки привела к не менее ужасающим по последствиям рефлекторным решениям и действиям, которые практически сразу завели ситуацию в полный тупик.Однако. Однако проблема Крыма, на самом деле существовала, существует и по всей видимости, будет существовать. Она, эта проблема — отголосок крушения Советского Союза. В рамках единого государства принадлежность Крыма могла рассматриваться только с точки зрения оптимизации управления его территорией, однако после распада СССР возникло жесткое противоречие между сугубо экономическими вопросами обеспечения нормального функционирования хозяйственных систем и структур полуострова и политическими, военными, культурными межгосударственными и региональными проблемами, которые немедленно возникли после того, как единую страну порезали по живому.Уже поэтому логика Кремля (при том, что анализ ситуации и качество принятых решений были невероятно низкими) вполне понятна: кризис, который возник на Украине, и который имел все признаки самоподдерживающегося распада самой ткани государства, создал вполне соблазнительную возможность разрешить противоречия с Крымом таким же кризисным порядком. Что, кстати, очень даже разумно, но только при выполнении ряда условий, которые лишь предполагались, как выполнимые. Что делать, если эти условия не наступят, российское руководство даже не рассматривало.Отвратительное планирование изначально исходило из безальтернативности заложенных в него предпосылок. Отсутствовала сценарность планирования. Поэтому-то присоединение Крыма, да еще столь грубое и поспешное, вызывает полное неприятие самой своей процедурой. Вне зависимости от отношения к «наш-не наш Крым» управленческая последовательность решений весной 14 года вызывает оторопь своим предельно низким качеством.В политике любое действие, сужающее пространство решений, является признаком низкой квалификации тех кто предпринимает такое действие. Российское руководство вообще во всех кризисных ситуациях не блещет — та же война 080808 тому пример. Решение о признании независимости Южной Осетии и Абхазии выглядит клиническим идиотизмом, так как создало неразрешимую проблему во взаимоотношениях с Грузией. Если бы Саакашвили был бы бессмертным и оставался на посту президента Грузии до скончания времен, то такое решение ну хоть как-то можно было объяснить — в конце концов, почему бы не плюнуть в суп ненавистному человеку. Во всех остальных случаях решение о признании независимости создавало неразрешимую проблему. Саакашвили приходят и уходят, а Грузия и народ Грузии остаются. И всегда нужно исходить из такой вполне разумной предпосылки.Однако российское руководство приняло самое идиотское (почти в медицинском, а уж в политическом-то точно смысле) решение. Нелепо предполагать, что решения по Крыму принимались более взвешенно и разумно — те же люди, тот же полностью отсутствующий механизм элементарного общественного контроля над политиками. Что еще нужно, чтобы руководство страны перестало вообще сомневаться в своей непогрешимости и впало в полный неадекват?Реконструировать сейчас события 14 года, наверное, есть смысл, но в практическом плане более важным является вопрос разрешения созданных почти тупиковых проблем. К сожалению, дегенеративность систем управления как России, так и Украины, несубъектность украинского руководства и очевидная антигосударственная установка руководства российского, которое в принципе ориентировано не на решение задач развития и укрепления государства, а на решение исключительно узкокорыстных задач обогащения правящей клики — всё это вынуждает с изрядным сомнением относиться к любым мероприятиям по развязыванию созданных узлов. Кроме того, сама по себе постановка вопроса выглядит с практической точки зрения нелепой — те же самые люди, которые и довели ситуацию до коллапса, конечно же, в принципе неспособны на ее оздоровление.Но пока, на мой взгляд, решение всё еще существует. Суть решения — не понравиться кому-нибудь, а расширить пространство будущих решений, позволить запустить сценарное проектирование. В нынешней обстановке такой возможности нет вовсе. Возвращение Крыма «при Путине» или в рамках существования путинского режима (с ним или без него во главе) возможно лишь через катастрофическое военное или политическое поражение, когда утрата Крыма станет одним, и далеко не самым тяжелым последствием этого поражения. Невозвращение Крыма в рамках складывающейся вокруг России обстановки выглядит все менее реалистичным — стоимость владения им начинает уже сейчас превосходить все разумные рамки, причем Запад «включил» против России только самые начальные санкции. Если сравнивать их с иранскими, «калечащими», санкциями, то по разным оценкам, «российские» составляют сегодня буквально 5-7 процентов от «иранских». Когда их включат «по-полной», несложно предположить, насколько разрушительный эффект они в конечном итоге дадут. С учетом тех колоссальных разрушений экономики, которые нанесли ей путинские управленцы, дополнительный пресс санкций может стать могильной плитой над ней.Тем не менее, решение, по всей видимости, есть. Сложное и неоднозначное, но пока есть. Однако с практическим воплощением его ясность менее очевидна.https://zen.yandex.ru/media/el_murid/krymskii-tupik-5b746fbc2939bc00a918f595?from=editor

Выбор редакции
15 августа, 14:07

Прекращение работы

  • 0

Виза и МастерКард прекратили оказание своих услуг в Крыму. В сообщении сказано, что это связано с санкциями, введенными в 2014 году США.Политика Запада в отношении Крыма абсолютно прозрачна: создать ситуацию, при которой владение Крымом будет для Кремля предельно затратным, причем речь не только о прямых расходах на содержание территории, но и потерях и косвенных убытках, которые не касаются Крыма впрямую. В этом смысле Запад будет ждать год-два-десять, время роли не играет. Задача - возвращение прежнего статус-кво с перекладыванием всех убытков на Россию. Кстати, примерно так США поступили с Ираком - в конечном итоге выставив ему счет "за освобождение". Да и с Ливией, банально конфисковав практически все ее авуары за пределами территории страны. Чем Россия в этом смысле отличается - да ничем.Критическая проблема путинской братвы - она в принципе не способна играть "вдолгую" и даже не понимает, что это такое и как это делается. Поэтому в ходу сугубо реактивные решения с горизонтом планирования год-полтора максимум. В итоге, попав в капкан, Кремль каждый раз делает движения, которые (как ему кажется) облегчают текущее положение, но на самом деле он залазит в него всё глубже. Что совершенно логично - некому понять, куда они вообще попали и что будет дальше. Интеллектуальная нищета путинских лизоблюдов в данном случае работает на Запад.Второй критической проблемой режима является его фатальная неспособность фиксировать убытки. Даже в ситуации, где поражение очевидно, в нее продолжают вбрасываться ресурсы, истощая и без того обворованную страну. Сирия - прекрасный пример. Сам факт того, что война идет три года с неизвестными по срокам перспективами, уже говорит о тяжелом стратегическом поражении. Война, у которой нет внятной политической цели, а ее заменяют бесконечным процессом - это проигранная война. Даже если зомби-общественность будет без конца бить в барабаны по поводу очередной победы, которым несть числа.Кивать на США, которые косячат еще круче, в данном случае некорректно. Свои убытки они раскладывают на союзников, а с учетом того, что США - эмитент единственной мировой валюты, у них есть возможность перекладывания своих проблем на весь остальной мир. Убытки путинских авантюр оплачиваются только нами.Отказ Визы и МастерКард от работы в Крыму - просто маленький кусочек общего паззла, который спокойно складывают на Западе. Тупое и дегенеративное кремлевское руководство понятия не имеет, какой в итоге вид будет у этого паззли. Да не очень-то и интересуется - чтобы осознать угрозу, нужен тоже какой-то минимум интеллекта. Ну откуда у пацанов с раёна такая роскошь?https://zen.yandex.ru/media/el_murid/prekrascenie-raboty-5b74099937121000a8a154d7?from=editor

Выбор редакции
15 августа, 12:18

Бессистемный террор

  • 0

Сегодня в Москве состоится "Марш матерей" за освобождение арестованных фигурантов дела о "репостах", когда провокаторы из спецслужб создали в соцсети некую группу, настрочили в ней "экстремистский" контент, привлекли молодняк - и его же обвинили в экстремизме и возбудили уголовное дело.Массовость дел и посадок "за репосты" уже превзошла все разумные пределы, даже власть начинает острожно заявлять публично о нежелательности этой вакханалии. Правда, машина работает без остановки, и остановить ее непонятно как. Путин на последнем явлении народу что-то там такое сказал невразумительно-неодобрительное по поводу всех этих мероприятий, но мало ли, что Путин говорит - он там офицерской честью и президентским постом клялся не повышать пенсионный возраст, к примеру. И ничего - ни в отставку, ни застрелиться (иначе зачем было про офицерскую честь?). Так что к Путину претензий нет - он как всегда: соврал-забыл.Террор тем не менее имеет вполне рациональное объяснение (или по крайней мере, возможность такого объяснения). Любой террор может быть двух основных видов: системный и любой другой (бессистемный). Задачей системного террора является работа по четко выбранной социальной группе, не затрагивая все остальные, с целью устранить или снизить угрозу, исходящую от этой социальной группы, до приемлемого уровня, не угрожающего устойчивости всей социальной системы. Нормальная борьба с преступностью, к примеру, носит именно такой характер - системный террор в отношении криминальной части населения, не дающий преступности выйти за уровень, угрожающий устойчивости государства.Для идеократического государства (обладающего целевыми идеологическими установками) системный террор вполне по силам. Хотя, если угроз, требующих применения системного насилия, становится много, качество контроля над ними, естественно, падает - ресурс даже откровенно полицейского государства небеспределен.С клептократическим государством (управляющий контур которого нацелен не на развитие страны, а строго на личное обогащение) такого рода системные мероприятия становятся серьезной проблемой: коррупция и борьба за ресурс личного обогащения охватывает всю "вертикаль управления", личное обогащение на каждом месте начинает генерировать управленческий "белый шум", постепенно забивающий "полезные" информационные и управленческие потоки, в конечном итоге мы получаем картину как в телевизоре, в котором у антенного провода во всех местах где можно пробита экранировка - он просто "снежит". Государство решает проблему, увеличивая численность управленческих структур, чем дополнительно увеличивает уровень этого "белого шума" в управленческой структуре (вместо того, чтобы заменить пробитый кабель, его дополнительно удлиняют таким же негодным кабелем. Результат понятен - телевизор вообще перестает показывать).Это и есть системная и неустранимая проблема любого клептократического государства, в котором идея развития заменена на идею личного обогащения (которую в общем-то, даже идеей назвать нельзя - это просто животный инстинкт). В таком государстве все управленческие контуры работают с преобладающим "белым шумом" внутри них - то есь, предельно неэффективно. Думаю, что взглянув на путинскую Россию, можно прямо сказать - более неэффективного государства в нашей истории, пожалуй, никогда и не было. Разве что в разные Смутные времена, когда оно пропадало вообще. Созданная правящей мафией система тотального разворовывания страны самым пагубным образом сказывается на эффективности государственного аппарата. То есть, он в силу организованности, наличия ресурсов и хоть каких-то управленческих технологий способен на относительно осмысленные действия, но системно - то есть от начала и до конца - не способен сделать ничего. Что мы, в общем-то, и наблюдаем все годы путинского правления. Хорошо работает лишь программа разворовывания - но это не программа созидания, требующая приложения усилий, это программа деструкции, которая идет сама своим ходом. Если не ремонтировать дом, а лишь растаскивать его по кирпичику, он рано или поздно рухнет - это, безусловно, системный процесс, но стоит ли его называть программой?Все сказанное сводится к тому, что системный террор и системное насилие для путинской клептократии уже недостижимы. Несмотря на чудовищное количество "силовиков", они уже неспособны гарантировать результат - системность действия для всех этих структур при их же тотальной коррумпированности недостижима.Поэтому системные действия все больше заменяются на бессистемные - по площадям. Во-первых, любая бюрократическая структура в принципе всегда сама себе находит работу, а во-вторых, невозможность проведения системных мероприятий никак не исключает необходимости отчитываться о результате. Поэтому и возникают в огромном количестве безумные дела о посадках за картинки - статистически они превращаются в цифры, которые демонстрируют результативную работу силовых структур, а значит, необходимость продолжения их финансирования. Любая бюрократическая структура, генерируя работу (или видимость работы) всегда прямо заинтересована в демонстрации своей нужности и полезности, а значит - и выделения для нее ресурсов.Бессистемный террор - признак упадка государства, его неспособности к осмысленным и системным действиям. Признак суверенизации системы в целом, так как прекратить этот бессистемный террор государство уже не в состоянии. А по Ескькову, суверенизация системы - маркер приближения ее сдвига. Системного кризиса, за которым следует ее обрушение. В общем-то, для путинской системы это совершенно неизбежный финал, так что пока всё идёт по плану.https://zen.yandex.ru/media/el_murid/bessistemnyi-terror-5b73f00bd788f900aa1cd799?from=editor