Источник
история в фотографиях - LiveJournal.com
Выбор редакции
26 сентября, 22:27

Моральная поддержка

  • 0

Ничейная собака сочувствует усталому курсанту после кросса на 3 км в учебном центре, Подмосковье, 1986 год.

Выбор редакции
24 сентября, 00:09

Окруженец. Зима 1943-44 г.

  • 0

Оригинал взят у oper_1974 в Окруженец. Зима 1943-44 г.         "Мы в окружении! Над нами нависло зло. И это неотвратимо! Мы должны были любой ценой удерживать Днепр и свои укрепленные позиции, а русские, переняв немецкую тактику, сконцентрировали значительные силы, чтобы прорвать нашу основную линию обороны, которая на самом деле находилась в 80-100 километрах позади нас!           В настоящее время несколько армейских корпусов атаковали мешок, в котором мы оказались, со всех направлений, усиливая натиск своих прорывов и пытаясь расчленить нашу оборону, чтобы потом уничтожить по отдельности.           Жуков, Конев, Малиновский, Богданов - все эти величайшие генералы Красной армии заняты нашим уничтожением. Они уже у нашего порога, и около 50 тысяч человек в мешке должны быть готовы выстоять против такого натиска.          Была еще ночь, во всяком случае день еще не совсем наступил, когда мы прибыли утром в Корсунь-Шевченковский. Когда вечером я проснулся, день уже закончился. Мы больше не знаем, как живем.          Нет ни малейшего понятия о времени; день и ночь для нас не более чем природные явления. Долгое время у нас не было определенных часов для еды, чтобы отметить полдень, никаких фиксированных моментов, чтобы приспособить под них распорядок дня.         Теперь розыски пропитания больше похожи на поиск сокровищ! И мы находим еду только благодаря чуду. Нас четверо бургундцев среди немецких товарищей. Другие находятся где-то еще, рассеянные практически повсюду.         На выходе из города мы обнаруживаем колонну, растянувшуюся в бескрайних снегах, все рода войск вперемешку, пехота, обозы и техника. Мы не прошли и часа, когда низко над горизонтом появились русские самолеты, которые на бреющем полете стали расстреливать колонну из пулеметов.         Отпрыгиваем в сторону и плюхаемся в грязь, лишь бы уйти с линии огня, а потом возвращаемся обратно, продолжить движение. Мертвые остаются лежать на земле, санитары немедленно бросаются к раненым.         Несколько минут спустя самолеты возвращаются и сбрасывают несколько бомб. Сейчас они осмелели, поскольку наши самолеты не преследуют их.         Когда мы встаем, чтобы вернуться на дорогу, впереди и позади нас горит техника и к небу поднимаются столбы черного дыма. Повсюду дорогу преграждают разбитые грузовики, повозки и трупы лошадей.         Русские самолеты возвращаются еще два раза и атакуют нас, делая целых четыре захода, уходя и возвращаясь. Каждый раз все больше людей остается лежать в снегу, который станет их единственным местом упокоения.         Чуть позднее, я нахожусь в нижней части Шендеровки, когда нас накрывает залпом "Катюш". Эти "сталинские органы" за один залп выпускают по нас или 36, или 72 ракеты, которые прилетают с адским воем!         Все бросаются на землю. Скоро крики перемешиваются со взрывами, чередуясь с каким-то сатанинским ритмом. Я даже не пытаюсь считать ракеты, как делал это раньше.         Рев этих "органов" наконец-то стих; все вокруг поднимаются на ноги, по крайней мере кто может. А чуть подальше, там, где балка, не встает никто!          Я делаю несколько отделявших меня от нее шагов и обнаруживаю там легко раненных Пьера Ми., Гербека, Лефранка и еще несколько других. Куибон мертв, Прюдхомм тоже, но есть и другие.          Абрассарт ранен, а от несчастного Эварье осталось только туловище! Жуткое зрелище. Эварье в полном сознании. Только сейчас мы замечаем, что он ослеп, его глаза выжгла вспышка от взрыва.          Из его ног хлещет кровь, которая пропитала шинель. Мы пытаемся сделать из ремней жгуты, но безуспешно. Боже правый, как нам спасти своего товарища?         Пьер и Лефранк хотят нести его, но одна нога висит на ошметке плоти. Кто-то подает складной нож, и Лефранк отрезает то, что все еще удерживает оторванную ногу.          Когда Пьер и Лефранк поднимают Эварье, мы слышим, как он говорит: "Ноге больно, очень больно". Потом спрашивает, кто его несет, потому что ничего не видит. Но все наши старания пропадут даром - чуть позже он умрет в полевом лазарете, мучаясь от страшной боли и находясь в полном сознании. Земля усеяна разбитыми повозками, трупами лошадей и всевозможными обломками.         Мы оказались последними и единственными, кто занимал позиции в Новой Буде, и никто не удосужился нам сообщить, чтобы мы отходили! Что случилось бы с нами, не прими мы на себя ответственность отступить и если бы я не убедил Артура, что о нас просто забыли?         Жизни 14 человек могли оказаться зависимыми от жестокой и преступной халатности! Сегодня нашу инициативу приветствуют. А могло случиться и так, что завтра мы предстали бы перед военно-полевым судом за то, что не дождались приказа на отступление.        Мы рассеялись, и теперь нас вместе осталось только трое. Сколько мы ни звали, сколько ни высматривали своих товарищей, мы их больше не видим. Снова идет снег, который ограничивает нам поле зрения, поэтому мы решаем больше не ждать и идти дальше.        По ходу передвижения происходит перегруппировка, и вдруг мое внимание привлекают какие-то силуэты, особенно их походка. Когда мы подходим ближе, я не верю своим глазам!        Небольшой группой идут три-четыре женщины, одетые так же, как и мы. Я был прав насчет того, что у них не мужская походка. На них, как и на нас, военная форма, волосы убраны под шапки. Фантастика! Заинтригованный, я заговариваю с одной из них и узнаю, что девушки из театральной труппы, прибывшей из Германии в тот самый момент, когда кольцо окружения сомкнулось вокруг нас. Что за несчастье, что за злая судьба!          Какое-то время мы движемся по тропинке, по оставленному другими следу. Здесь, метрах в двадцати-тридцати перед нами, на холмике сидит человек с приоткрытым ранцем между ног. Подойдя к нему, я вижу, что это майор вермахта, мужчина лет шестидесяти, хотя на самом деле ему может быть не более пятидесяти. На нем фуражка горнострелковых частей и большой длинный зимний плащ, который надевают поверх шинели.          Когда мы проходим мимо, я с удивлением замечаю у него в руке пистолет, однако мы приветствуем его кивком и следуем дальше. Не проходим мы и двадцати шагов, как слышим позади нас выстрел.          Я тут же оборачиваюсь и вижу, что майор вроде бы даже не сдвинулся с места, а просто покачнулся с одной стороны на другую. Продолжая идти, я вижу, как он вдруг валится вперед, скатываясь со своего импровизированного сиденья.          Сбитый с толку, ничего не подозревая, я разворачиваюсь, и мы спешим назад. Майор лежит на животе, голова склонилась на грудь, одна рука под ним, а другая отброшена в сторону, рядом с ранцем. В ней по-прежнему зажат пистолет. Сомневаться не приходится, он застрелился!          В поле моего зрения попадает танк, в 30, 40, 50 метрах от меня? Трудно сказать, но мне кажется, что в данный момент он метрах в тридцати. Сначала танк движется зигзагом, словно колеблется, ищет неизвестно что. Затем приближается и в поле моего зрения попадает его борт с советской красной звездой, в чем я совершенно уверен!         То, что я вижу, заставляет меня застыть от ужаса и моментально приводит в полное сознание. Танк выбрал несколько лежащих на земле тел, возможно еще шевелящихся, в качестве своих целей.          Он давит их и поворачивается на месте, дабы наверняка достичь желаемого результата. Мне отчетливо видно лицо человека, который еще жив и чье тело исчезает под гусеницей танка. Лицо становится красным, словно вот-вот взорвется, как будто кровь готова брызнуть через все его поры! Когда танк снова поворачивается на месте, я вижу оторванный от формы рукав, застрявший между двумя траками и поворачивающийся вместе с ними, а в рукаве сама рука, заканчивающаяся кистью!          Вижу, как эта рука, вместе с гусеницей, делает несколько полных оборотов, каждый раз ударяясь о броню над траками! Сдерживая дыхание, я не шевелюсь, опасаясь привлечь внимание этих современных гуннов!          Танк движется дальше, и немного поодаль я вижу еще два, вымещающие свою ярость на лежащих в снегу раненых! Ничего подобного я никогда не видел с нашей стороны.          Поэтому не в состоянии понять такую свирепую кровожадность. Мы что было сил сражались против режима, который они пытались нам навязать, но никогда не позволяли ненависти овладевать нашими сердцами! ( смешно.:)         Пытаюсь подняться и тут же падаю обратно. Все, на что я способен, - это перевернуться и опереться на колено. Тогда-то я и замечаю, что с моей левой ногой что-то не так. Потеряна? Не знаю, но наверняка сломана.         Ощущения возвращаются, и я чувствую боль в правой части головы. Машинально касаюсь этого места рукой и подношу липкие пальцы к глазам. Какой ужас! Кажется, это фрагменты мозга!         На самом деле я не очень-то представляю себе, как они выглядят, потому что никогда их не видел, но это очень походит на то, как я их себе представляю. Больше я голову не трогаю, только размышляю.         Вдруг я вспоминаю, что был не один! Что стало с моими товарищами? Высматриваю их и справа вижу безжизненное тело Андре Бордо с размозженным черепом и залитой кровью грудью!         До меня тут же доходит, что это его мозг прилип к моим голове и волосам! Узнать его нелегко, но я знаю, что это Андре. Он носил ботинки до лодыжек, а Дельрю был обут в сапоги. Кроме того, у Андре медаль ветерана рексистского движения. Поскольку я шел между ними, то понятно, что нахожу Дельрю слева от себя. Он лежит здесь, превращенный в месиво, его живот, грудь изрешечены осколками и залиты кровью!          В моей левой ноге засело несколько осколков, и она сломана. В этом никаких сомнений. Открытый перелом, и из раны торчит обломок берцовой кости. Другая нога тоже повреждена, как и правая стопа.         Это точно. Дыры в моем ботинке подтверждают это, но я не могу определить, насколько серьезно ранение. Туловище не получило ранений, во всяком случае серьезных. Тут я ничего не вижу и не чувствую. Что до головы, то, похоже, она не повреждена, на ней только прилипшие к волосам фрагменты мозга Андре.         В каждом ботинке все еще по гранате на рукояти, которые не взорвались только чудом. Пистолет в кобуре, но я не могу найти свой автомат. Само наличие оружия уже успокаивает меня.         Вдруг я вспоминаю склонившиеся надо мной лица Люкса и Домини. Может, мне это привиделось? Уверен, что помню их взгляд, исполненный страдания или страха двоих уцелевших людей при виде своего мертвого товарища.           Наверняка они сочли меня мертвым. Много позже они скажут мне, что им и в голову не пришло, что мозги на моей голове чужие!           Я начинаю ползти, бросив последний взгляд на своих товарищей, которых оставляю здесь. Чтобы двигаться, у меня есть только локти, и каждый раз, когда я отталкиваюсь ими, чтобы продвинуться вперед, ощущение такое, будто кто-то пытается оторвать мою левую ногу.          Иногда обломки бедренной кости цепляют друг друга, и тогда боль пронизывает меня до самого мозга! Она невыносима, но мне приходится терпеть, не позволяя себе потерять сознание, иначе всему конец.         Тем не менее боль часто доводит меня до обморочного состояния. Во время од ной из таких коротких передвижек позади меня по-немецки окликает голос. Я тут же останавливаюсь, и окликнувший уже рядом со мной.          Он едет верхом и спешивается, чтобы поговорить со мной.Он спрашивает, смогу ли я удержаться на лошади! Вот оно, мое спасение!" - из воспоминаний пехотинца добровольческой штурмовой бригады СС "Валлония" Ф.Кайзергрубера.

Выбор редакции
23 сентября, 20:05

Португальская армия. ( 90 фото )

  • 0

Оригинал взят у oper_1974 в Португальская армия. ( 90 фото )

Выбор редакции
23 сентября, 16:01

Яковитские паломники из Халдеи.

  • 0

Оригинал взят у serg_slavorum в Яковитские паломники из Халдеи."Яковитские паломники из Халдеи" (в Палестине). Фото сделано между 1900 и 1920 годами.Оригинал фото находится в Библиотеке Конгресса США:http://www.loc.gov/pictures/item/mpc2010007472/PP/Взято здесь:http://www.israeldailypicture.com/2012/05/russian-pilgrims-on-way-to-jericho.htmlЯковиты - последователи Сиро-православной (яковитской, нехалкидонской) Церкви. Халдея - южная Месопотамия.

Выбор редакции
23 сентября, 13:11

Ввод советских войск в Таллин 17 июня 1940 года

  • 0

Оригинал взят у papagdepylo в Ввод советских войск в Таллин 17 июня 1940 годаИнтересный сюжет хроники 1940 года, показывающий момент ввода советских войск в Эстонию«На таллиннском рейде корабли краснознаменного Балтийского флота. Население Таллина приветливо встретило краснофлотцев».Х-м, судя по кислым лицам таллинцев, действительно приветливо встретили.По времени это 17 июня 1940 г., когда в Таллин вступили советские войска и одновременно на рейде вошли корабли Краснознаменного Балтийского флота СССР.

Выбор редакции
23 сентября, 13:04

Как румыны взбунтовались. ( 80 фото ) 18 +

  • 0

Оригинал взят у oper_1974 в Как румыны взбунтовались. ( 80 фото ) 18 +Сначала было так:Но потом что-то пошло не так:

Выбор редакции
23 сентября, 08:21

Творческий путь Масамунэ Сиро-1

  • 0

Сиро Масамунэ (псевдоним) родился 23 ноября 1961 года в Кобэ, длинном и узком городе в окружении моря и гор, на окраине промышленной зоны, раскинувшейся от самой Осаки, второго по величине после Токио мегаполиса. В этом уютном месте, привлекающем немало туристов, Сиро продолжает жить по сей день, что уже само по себе говорит о его необычности. Ведь Токио — доминирующий центр Японии, и успешные писатели, режиссёры и создатели манги (мангаки), независимо от места рождения, рано или поздно, перебираются в столицу жить и работать. После мощного землетрясения, разрушившего большую часть Кобэ, включая дом и студию известного мангаки, Сиро Сиро переехал в другой район Кобэ, став ещё более «невидимым». Вообще, недолюбливающий самолёты мастер редко покидает родные места.Над мангой Сиро работает в одиночку в своём ритме, считающимся очень медленным в современной Японии, тогда как большинство его коллег, находящихся под постоянным нажимом нетерпеливых издателей, наладили поточную систему производства с участием множества помощников. Но корифей манги может многое себе позволить. Его проекты делят между собой в основном три издателя: 1) небольшое независимое издательство из Осаки «Сэйсинся» (Seishinsha), самый первый и главный партнёр Сиро; 2) «Коданся» (Kodansha), одно из крупнейших в Японии и специализирующееся на выпуске манги; и 3) «Тёмная лошадка» (Dark Horse), вместе со студией «Proteus» публикующее работы мастера в переводе на английский язык.Сиро Масамунэ живёт затворником, сведя к минимуму контакты со внешним миром, почти не давая интервью и не разрешая фотографировать его (в Сети можно найти только шутливые автопортреты мастера). В основном он общается с президентом «Сэйсинся» Аоки Харумити и своим давним другом редактором Сигэхико Огасавара (Shigehiko Ogasawara). Одно время Сиро пригласил было помощника Хаганэ Котэцу (Hagane Kotetsu), но привыкший всё делать сам мастер не находил, чем занять ассистента, и Хаганэ в конце концов остался просто хорошим другом. Автор собственной персоной Библиотека Сиро включает множество журналов (он подписчик двух десятков наименований), книги по биотехнологии, военной технике, мифологии, автомобилям и художественные альбомы.Помимо творчества, Сиро обожает бесцельно бродить по магазинам и вместе с друзьями смотреть телевизор. Сиро выражает недовольство большей частью популярного японского аниме и манги на темы фантастики, хотя упоминал Миядзаки и Отомо, как оказавших влияние на его творчество.«Чёрная магия»В начале восьмидесятых Сиро начал создавать комиксы в рамках широко распространённой субкультуры додзинси (додзинси — журнал для фэнов), объединявшей сотни тысяч японцев. В противовес коммерческой манге, которой были завалены прилавки книжных магазинов, огромную популярность обрела манга, созданная непрофессиональными авторами и распространяемая небольшими тиражами по почте либо на любительских тусовках, устраивавшихся по выходным. Будучи студентом коллежда при университете искусств в Осаке, где изучал графику, скульптуру и масляную живопись, Сиро с помощью друзей из редакции фэнского журнала «Atlas Magazine» написал и нарисовал (не без влияния «Макросса» (Macross)) свою первую однотомную мангу «Чёрная магия» (Black Magic), сочетавшую в себе разные жанры, прежде всего фантастику и фэнтэзи. В этом журнале она и публиковалась с февраля 1983 года на протяжении нескольких номеров, положив начало карьере знаменитого мангаки.Действие в «Чёрной магии» происходит тысячи лет тому назад на Венере, где вся власть принадлежит суперкомпьютеру Немезиде, для своей защиты и выполнения приказов создавшему искусственных людей биороидов и построившему им мегаполис. Когда становится известно о заговоре биороидов, готовящих уничтожение человечества, то созданной в глубокой тайне и выросшей среди людей женщине-биороиду Дуне Тайфон предстоит разоблачить злоумышленников и сорвать их планы.Первая работа будущего мастера не отличалась художественными достоинствами, сюжет грешил нестыковками, но в ней можно видеть зарождение «фирменного» графического стиля Сиро, а также намёки идей и концепций, получивших развитие в других произведениях Сиро. Согласно самому автору, его работы отличают следующие характеристики:1. Использование традиций ранней японской анимации (например, задумчивые и утончённые красивые девушки).2. Участие псевдо-реалистичных боевых роботов (меха) в сочетании с темами высоких технологий (хай-тека).3. Сюжет до предела насыщен визуальной и текстовой информацией, что порой затрудняет восприятие происходящего.4. Присутствие развлекательного элемента и стремление избежать эмоционального подхода.5. Как правило, главный герой — ярко сексапильная женщина-полицейский, не упускающая возможности продемонстрировать красоту своего тела, тогда как жанр — обычно научная фантастика. Самиздатская манга «Чёрная магия» была замечена господином Аоки Харумити (Harumichi Aoki), президентом небольшого осакского издательства «Сэйсинся». И он пригласил Сиро Масамунэ сотрудничать с его фирмой. Между обоими сложились особо доверительные отношения. Издатель поверил в талант молодого мангаки, поддерживая его многие годы, и будущее показало, что не зря. Уже в декабре 1986 года «Сэйсинся» перепечатало «Чёрную магию» как графический роман с шестистраничным приложением под общим названием «Чёрная магия М66» (Black Magic M66). «М66» — напоминающая Терминатора гиноид-убийца, являющаяся ультимативным оружием —практически неразрушимая, снабжённая системой самозащиты и обладающая высоким интеллектом (М — марионетка). Именно по мотивам этой манги режиссёр Китакубо Хироюки на пару с самим мангакой в 1987 году создал первую аниме-экранизацию Сиро «Чёрная магия М-66». По признанию автора, при создании анимационной версии он следовал технике Миядзаки, бесспорного лидера тогдашнего аниме. Хотя снятым фильмом мангаки остался доволен, его отношения со съёмочной бригадой к концу сильно испортились, и после этого болезненного опыта анимации Сиро решил больше не участвовать в экранизациях своих работ. Именно этим объясняется последующие недостоверные, далёкие от манги экранизации «Семени яблока» и первой OAV «Доминион: Танковая полиция», зато при экранизации второй OAV «Доминиона» авторы строго придерживались дизайна первоисточника, и это аниме является наиболее близким к стилю Сиро Масамунэ. Односерийная OAV «Чёрная магия М-66» хоть и не снискала большого успеха, но помогла Сиро получить репутацию крупного писателя-фантаста и проложила путь к его следующим более успешным работам.«Семя яблока»В том же 1985 году, окончив учёбу в университете и став учителем рисования старших классов, Сиро по заказу президента Аоки Харумити задумал и нарисовал начальный том «Вызов Прометея» (The Promethean Challenge) своей первой коммерческой манги «Семя яблока» (Appleseed), опубликованный всё тем же издательством «Сэйсинся». Такой дебют был очень неординарен для японских мангак, обычно начинавших с небольшой публикации в столичном коммерческом журнале, а уже затем продолжавших серию. Эта монументальная работа, составившая к 1989 году четыре тома манги («Вызов Прометея» (1985), «Освобождение Прометея» (Prometheus Unbound, 1985), «Весы Прометея» (The Scales of Prometheus, 1987), «Равновесие Прометея» (The Promethean Balance, 1989)), имела огромный успех у покупателей, что позволило Сиро Масамунэ оставить нелюбимое им учительское ремесло после пяти лет работы и полностью посвятить себя созданию манги.По признанию автора идею написания «Семени яблока» ему подал известный роман-антиутопия «Дивный новый мир» (1931) Олдоса Хаксли (Aldous Huxley), в котором описывается тоталитарное общество, чьи граждане не знают войн, болезней и имеют все материальные благи, а чтобы поддержать стабильность, население создаётся промышленным путём с помощью генной инженерии, задающей внешность и интеллект детей.В эпической фантастической саге «Семя яблока», заложившей основы анимешного киберпанка, представлен мрачный мир будущего, в котором разные нации борются за выживание на руинах третьей мировой войны. На этом фоне особняком стоит город-государство Олимпус, являющийся Утопией нового времени, где власть принадлежит мегакомпьютеру Гайа, а для соблюдения порядка созданы целеустремлённые биороиды (полулюди, полуроботы), составляющие до 80% населения. Главные герои манги Дюнан Натс и её близкий друг киборг Бариариус участвуют в изнурительной войне всех против всех в постапокалиптическом внешнем мире, когда биороид-красавица Хитоми помогает им перебраться в Олимпус, где оба вступают в элитный антитеррористический отряд ESWAT (Extra Special Weapons and Tactics Squad). Казалось бы, к чему в идеальном мире спецназ? Жизнь в Олимпусе тщательно контролируется — и некоторым людям это поперёк горла. Да и многие во внешнем окружении не прочь позариться на богатства Олимпуса. Дюнан Натс и её компаньон Бариариус должны уберечь мнимую послевоенную утопию Олимпуса, удержав её и от сползания в анархию разрываемого междоусобицей окружающего мира, и от превращения в тоталитарное государство, управляемое компьютерами и биороидами.Мангу «Семя яблока» увенчал вышедший в мае 1990 года 128-страничный том «Appleseed Databook», содержащий технические данные и подробные описания основных персонажей, видов техники и организаций, населяющих созданный им мир будущего, вместе с хронологией и картами этого мира. Кроме того, туда вошёл ранее не публиковавшийся 25-страничный эпизод «Called Game», где Дюнан и Бариариус выслеживают очередного недоброжелателя неспокойной утопии Олимпуса. Увы, это не долгожданный «Семя яблока 5» (Appleseed 5), написание которого Сиро пока отложил. Чтобы закрыть тему манги «Семя яблока», следует упомянуть выпущенный в декабре 1995 года сборник «Семя яблока: Гиперблокнот» (Appleseed Hypernotes). Вероятно, таким образом издательство «Сэйсинся» пыталось заполнить пробел, вызванный задерживаемым выходом «Семя яблока 5» (и немного заработать). Но фактически после создания первых страниц «Семя яблока 5», включённых в сборник и впервые вышедших в «Comic Gaia» в 1992 году, Сиро никогда уже не возвращался к этой работе. Для увеличения ценности издания «Гиперблокнот» включает множество информации, черновые наброски и дизайн других работ Сиро – «Баунти Дог», «Орион» и «Призрак: Голова-машина». Видимо, этот сборник был навязан мангаке, поскольку он не был им слишком горд и сказал, что его выпуск был ошибкой, и вошедшие в него главы «Семени яблока 5» могут быть даже выброшены из сюжетной линии «Семени яблока». В августе 1986 года на ежегодном Собрании японской научной фантастики (Japanese Science Fiction Convention) было решено присвоить манге «Семя яблока», как лучшей НФ-манге, премию «Seiun (Galaxy) Award», высшее отличие в области НФ. Об этом стало известно Торену Смиту, главе издательства из Сан-Франциско «Studio Proteus», сразу понявшему перспективность произведений Сиро на американском рынке. И вскоре он уже курировал перевод и публикацию книг Сиро, работая сперва с ныне закрывшейся фирмой «Eclipse Comics», а затем с уже упоминавшейся «Тёмной лошадкой» (Dark Horse). В результате Сиро получил широкую известность среди любителей комиксов Северной Америки и Англии ещё до того, как стал общепризнанным в родной Японии. Сиро, пожалуй, единственный японский мангака, все произведения которого переведены на английский. В 1988 году манга «Семя яблока» послужила основой одноимённой OAV, снятой режиссёром Катаямой Кадзуёси. Это аниме сильно отличалось от стиля манги, но Сиро, разочарованный опытом анимации «Чёрной магии М-66», дав согласие на съёмки, предпочёл не вмешиваться. В аниме появился новый антигерой, и сюжет принципиально был построен на первой части манги, хотя и дизайн персонажей не отражал оригинальный (особенно в отношении Дюнан).«Доминион: Танковая полиция»Однако не все работы Сиро Масамунэ суть безысходность и суровая борьба за выживание. Это показала начатая им в 1986 году комическая манга о борьбе с городской преступностью «Доминион: Танковая полиция» (Dominion: Tank Police), выпущенная тремя частями — собственно «Доминион» (Dominion), «Аудиенция призрака» (Phantom of the Audience) и «Доминион: Конфликт 1» (Dominion: Conflict 1/No More Noise). Действие первой части манги «Доминион» происходит в будущем, когда густой токсичный смог из бактерий окутывает Землю, сделав опасным выходить на улицу без маски и заставив людей установить в домах фильтрующие воздух системы. Кроме ядовитого смога, у жителей вымышленного японского города Ньюпорт Сити есть ещё одна страшная беда — терроризирующая местное население неуловимая банда киборгов Буакудо. Чтобы противостоять высокотехнологичным террористам, решено создать танковую полицию. Естественно, такое решение воспринимается горожанами неоднозначно — террористы продолжают бесчинствовать, тогда как мощные танковые пушки наносят городу сильные разрушения. Так что танкисты находятся между двух огней — с одной стороны вечные козни преступного гения киборга Буако и двух его подручных — сексуальных кошкообразных гиноидов-сёстёр Пума, очень смышленых и опасных, с другой — вечно жалующиеся жители во главе с мэром города и потакающие им лицемерные политики. Как всегда, главная героиня — женщина-полицейский, но на этот раз всё происходящее имеет яркий юмористический характер. Сиро щедро использовал своё остроумие — тут и смешные абсурдные ситуации, и гротескные персонажи, и забавные преступники, и... «Бонапарт», лучший танк в истории. Героиня Леона Одзаки поступает в танковую полицию и становится членом экипажа танка-малютки «Бонапарт» (тут и ссылка на Наполеона, и на японское произношение немецкого танка Leopard), сделанного меньше и легче военных танков специально для действий в городе. К этому танку Леона питает самые нежные чувства, приходя в гнев от каждой полученной им царапиной. Борьба экипажа «Бонапарта» с бандой Буако просто не может не вызвать улыбки. Даже получив тяжёлое ранение, персонажи быстро выздоравливают, не нарушая лёгковесности и забавности происходящего. Вторая часть манги (точнее, небольшой побочный эпизод) «Аудиенция призрака» (или «Dominion Special Graphix»), выпущенная в октябре 1993 (для связки со второй OAV) продолжает рассказ о приключениях Леоны и её сослуживцев по танковой полиции. Внесены лишь небольшие изменения — так, например, «Бонапарта» перенесли на колёса, чтобы успокоить участников Движения против танковой полиции.В третьей части «Доминион: Конфликт», созданном Сиро спустя девять лет после выхода первого «Доминиона», Леона всё так же влюблена в свой миниатюрный танк, танковая полиция продолжает крушить город в бесконечной гонке за преступниками, а возмущённые граждане всё протестуют против происходящего. Но авторский тон меняется, становясь намного серьёзнее. Прикольный Буаку уступает место новому врагу — Уси-Мара. Питающий к Леоне нежные чувства сослуживец Эл полностью исчезает, тогда как девушка становится намного более уверенной в себе и гораздо более агрессивной. Но самое большое потрясение (скорее, для Леоны, чем для читателей) — казалось бы, невероятное поступление на службу в танковую полицию угарных сестричек Пума — Анны и Юни — в рамках какой-то политики «равных возможностей» для андроидов. Всё это смотрится очень эффектно, выгодно отличая третью часть манги, ставшей более похожей на серьёзные работы мастера, сохранив при этом добрую толику юмора. Мангу «Доминион: Танковая полиция» экранизировали в двух OAV. Первую четырёхсерийную поставили в 1988 году напополам режиссёры Масимо Койти и Такааки Исияма (каждый по две серии). Анимация первой оказалась слабоватой (по крайней мере, по японским стандартам) и не совсем соответствовала авторской манге. Вторая шестисерийная поставлена в 1993 году режиссёром Нобору Фурусэ, и она отличалась много лучшей анимацией, дизайн персонажей претерпел большие изменения, приблизясь к рисункам Сиро Масамунэ. Вторая OAV также намного больше ориентировалась на экшн и, в основном, не была связана с событиями первой OAV.Издание журнала «Comic Gaia»С 1990 года издательство «Сэйсинся» предоставляет Сиро возможность публиковать новые эпизоды своих произведений, создав для него специальный журнал «Comic Gaia». Журнал, первый выпуск которого увидел свет 8-го августа 1990 года, представлял собой антологию комиксов мастера, и был довольно толстым. Выпускался он, правда, нерегулярно. Всего вышло шестнадцать выпусков, последний из которых — в июне 1993 года. Журнал «Comic Gaia» стал знаменит прежде всего тем, что в нём Сиро опубликовал эпизоды манги «Орион» (Senjutsu Chou Koukaku Orion), «Семя яблока», «Доминион: Конфликт», а также два эпизода «Склада экзонов» (Exon Depot). Кроме СироМасамунэ, в журнале публиковались также работы других интересных авторов, работающих с «Сэйсинся», в основном, поклонников и последователей Сиро — Хаганэ Котэцу, одно время бывшего ассистентом Сиро, Акихиро Ямада («Летопись войн острова Лодосс: Леди из Фариса» («Record of Lodoss War: Lady of Pharis»)) и других. В общем, это была пёстрая смесь жанров, хотя преобладали темы фэнтэзи и НФ.

23 сентября, 08:20

Творческий путь Масамунэ Сиро-2

«Орион» Эпизоды вышеупомянутой однотомной манги «Орион» (Senjutsu Chou Koukaku Orion) публиковались в первых шести номерах журнала (антологии манги) «Comic Gaia». Целиком «Орион» был выпущен издательством «Сэйсинся» в декабре 1991 года, за которым последовало английское издание манги от неизменной «Тёмной лошадки» в сентябре 1994 года. Это произведение Сиро можно определить как шутливую мангу — своего рода комедию, основанную на японской мифологии, приправленной «чёрной фантастикой» в духе «Мифов Ктулху» родоначальника этого жанра Говарда Лавкрафта (Howard Lovecraft), в результате получилась забавная смесь чёрного юмора с азиатским мистицизмом. Действие происходит в глубокой древности, когда наша планета являлась сердцем могучей империи народа Ямата, магов-инопланетян, прилетевших с далёких звёзд. Но их магия — не «примитивное» колдовство, сопровождаемое заклинаниями и взмахом жезла. Сиро искусно создаёт фундаментальные законы магии, которые по основательности сродни законам физики. И подобно физике, рождающей великие идеи, наподобие атомной бомбы, наука-магия империи народа Ямато выдвигает сомнительную теорию создания реактора, собирающего и уничтожающего всю плохую карму Вселенной. К несчастью, вместе с плохой кармой под откос может пойти и планета Земля. «Орион» — манга нетипичная для Сиро Масамунэ, выходящая из череды приключений женщины-полицейской.«Склад экзонов»В том же журнале «Comic Gaia» были опубликованы два из трёх коротких эпизодов, известные как серия «Склад экзонов» (Exon Depot), когда каждый из них являлся отдельной историей. Эпизоды этой серии отличали две особенности — во-первых, они были полностью в цвете, во-вторых, в них отсутствовали «пузырьки» с репликами героев.Первая история «Дикая горная вишня» (Wild Mountain Cherry/Yamazakura) вышла в восьмом выпуске «Comic Gaia» в январе 1992 года (позднее была перепечатана в «A Decade of Dark Horse #4») и состояла из четырёх страниц. Это довольно странное произведение, представляющее заросший густым лесом разрушенный город, небеса которого патрулируют летающие боевые машины. Внимание небесных стражей привлекает красивая полуобнажённая девушка, рубящая дерево, и робот отправляется расправиться с ней. Героине удаётся спрятаться, и когда уверенный, что миссия выполнена, патруль улетает, девушка возвращается к поваленному дереву, срезает плод и с наслаждением пьёт его сок.Вторая история «Приговор» (Judgement/Shimban) вышла в двенадцатом выпуске «Comic Gaia» 2-го ноября 1992 года (позднее была перепечатана в июле-августе 1997 года журналом «Penthouse Comix Vol. 2, #24») и включала в себя 11 страниц. История очень поучительная, несмотря на лёгкий стиль изложения. Речь идёт о группе представителей высокоразвитой цивилизации, пролетающих на космолёте мимо планеты, населённой примитивными народами (очень похожими на землян), и рассуждающих о судьбах этой планеты.Инопланетяне решают облагодетельствовать туземцев, улучшив условия их жизни, для чего отправляют двоих из них спуститься к «дикарям», живущим в руинах высотных домов, свидетельствующих о цивилизованном прошлом. Тем временем, две красавицы-туземки ведут бой друг с другом, когда одежды постепенно слетают с них (автор верен себе). И в самый разгар драки спускаются два «гостя». Они ведут себя, как боги — один излечивает больных, другой — раздаёт маленькие светящиеся талисманы, служащие источниками энергии. Условия жизни на планете улучшились, но население раскололось на сторонников каждого из «богов», и вспыхнула кровавая жестокая война (религиозные войны самые страшные). Ошарашенные «боги», не ожидавшие такого исхода, проливают кровавые слёзы, бурным потоком залившие планету и забравшие многие жизни. Продолжая горячую дискуссию, инопланетяне покидают планету, провожаемые печальным взглядом немногих выживших туземцев.Ещё один эпизод «ARMS» из серии «Склад экзонов» увидел свет уже много позже — 13-го января 1998 года в пятнадцатом номере двухмесячного журнала издательства «Коданся» «BUTA Young Magazine» и состоял из четырёх страниц. В этом эпизоде описывается бой девушки-воина (традиционной героини мастера) с плотоядным демоном-монстром. При создании этой работы мангака широко пользовался компьютерной графикой.«Призрак в доспехе»Но самой известной работой Сиро Масамунэ стала начатая им в 1989 году манга «Призрак в доспехе» (Koukaku Kidoutai), каждый эпизод которой предваряла цветная секция, что очень редко для манги. «Призрак» оказался мрачным и довольно сложным видением близкого будущего, когда наращивание мозга и кибертроника (отрасль создания киборгов) станут реальностью, где граница между виртуальным и реальным мирами оказывается весьма размытой. Человек уже определяется не в понятиях плоти и костей, которые можно заменить каркасом (доспехом), начинённым металлом и микросхемами, а в понятии «призрака» (своего рода астрального тела). Большинство людей уже имеют вмонтированный в мозг интерфейс, позволяющий подключаться к Сети и взаимодействовать с ней. В таком мире главной угрозой становится кибернетический терроризм. Взламывание чего-либо мозга и манипуляция им — всё это становится пугающе доступным. Конечно, кому-то нужно предотвращать подобные поползновения, что и становится прерогативой сформированного японским правительством Девятого отдела, антитеррористической команды, почти полностью состоящей из «абсолютных» киборгов, чьи тела сплошная кибернетика, за исключением части их природного мозга, оставленного для сохранения «призрака». Их тела идеально подходят для выявления хакеров-преступников, будь они в реальном или виртуальном мире. Центром сюжета является майор Мотоко Кусанаги и её преследование, одержимость и в конце концов «слияние» с Кукловодом, сущностью, рождённой из море информации и ищущей убежища в кибирнетическом теле.«Призрак» — самая тревожащая манга Сиро, представляющая будущее, как мир, где изменения в мозге — обычное дело, и когда нельзя быть до конца уверенным в своей человеческой сущности. Что делает нас людьми — вопрос, часто задаваемый в манге, очень релевантный вопрос, когда осталось очень мало от твоего изначального Я. Где провести черту между человеком и машиной?Эпизоды «Призрака» печатались в журнале издательства «Коданся» «Pirate Edition» каждые три месяца с 1989 по 1990 годы. Как видно, это ещё одна манга о женщине-полицейской, как «Семя яблока» и «Доминион», но на сей раз фокусирующаяся на технологиях ближайшего будущего, особенно кибертронике и технологиях искусственного интеллекта, и их влиянии на сущность человека. Населив мангу немалым числом персонажей, Сиро позаботился выделить им всем полезные роли, хотя достаточное освещение получают лишь немногие. Прежде всего, это героиня Мотоко, к которой обращено главное внимание, затем Бато, её партнёр, получающий основную долю авторского юмора. И уже потом двое с минимальным количеством кибернетических компонентов — лукавый шеф Девятого Отдела Арамаки и Тогуса, перешедший из полиции, в отличие от большинства сотрудников, выходцев из армии, и потому остающийся чужаком в 9-м Отделе. На английском языке мангу выпустила восемью выпусками всё та же «Тёмная лошадка». Уровень графики соответствует самым высоким стандартам, а сюжет, хоть и не столь последовательный, как в дальнейшей экранизации Осии, интересен и увлекателен. Речь идёт о ряде миссий Мотоко Кусанаги (и 9-го Отдела), некоторые связаны с Кукловодом, некоторые — нет, но в большинстве из них обсуждаются одни и те же философские темы (наряду с невероятным взаимодействием Кукловода и Мотоко) в рамках глубокого анализа эволюции всего живого. Помимо философии, автор глубоко очарован наукой, и читатель получает мощный поток технической информации (многочисленные комментарии об устройстве разных механизмов соседствуют в манге с репликами и рисунками персонажей).При издании манги в Штатах «Тёмной лошадкой» манга подверглась цензуре. В частности, редактор вырезал 5-ю и 6-ю страницы третьего эпизода «Junk Jungle», изображающие лесбийский виртуальный секс с участием Мотоко Кусанаги и двух её подруг. Забавно наблюдать за лицом Бато, когда тот, взломав кибернетическое пространство, где уединились девушки, увидел происходящее там. На 3-ей странице того же эпизода обнажённым девушкам «дорисовали» купальники, а сексуальную сцену сменили невинным принятием солнечной ванны. Это весьма показательный момент — произведения Сиро Масамунэ очень эротичны и нередко находятся на грани хентая (к вящему удовольствию многих фанов этого мангаки).Киберпанковский боевик «Призрак в доспехе», снятый по манге Сиро режиссёром Осии Мамору при участии западных инвестиций, стал одним из самых значительных в истории японской анимации, выйдя осенью 1996 года одновременно на экранах кинотеатров Японии, Англии и Америки. А первая его премьера состоялась 11 ноября 1996 года в рамках Лондонского кинофестиваля. Во время фильма можно признать три эпизода из манги: «Junk Jungle», «Bye Bye Clay» и «Brain Drain», но есть элементы из других эпизодов, например, бой с танком (из «Dumb Barter»). В фильм не попали роботы Футикомы (Fuchikoma), являющиеся как боевыми доспехами, так и самостоятельно действующими существами с ограниченным диапазоном мыслей и действий. В манге они активно участвуют и в боевых сценах, и в философском постижении сущности бытия. Кстати, они участвуют в ТВ-сериале «Призрак в доспехе» (Ghost in the Shell Stand Alone Complex), хотя и под изменённым именем Татикомы (Tachikomas).В отличие от манги, в фильме совершенно отсутствовал юмор, и дизайн персонажей сильно отличался от дизайна Сиро. Яркая сексуальность майора Кусанаги, отличающая её в манге (как и других героинь автора), несколько притушена в фильме, где подчёркивается, что она киборг, и её тело — лишь железо. Кусанаги в манге — весёлая общительная девушка, не упускающая никаких радостей жизни, не прочь пропустить рюмку-другую в баре. Она болтает с подружками, перекидывается шуточками с шефом Арамаки и коллегами, имеет любовника, оставаясь, тем не менее, профессионалом высшего класса, приходя на работу в 9-й Отдел. В фильме Осии она очень сдержана, закрыта, ни разу даже не улыбается. То же относится и к другим персонажам. Отход от дизайна манги был воспринят неодобрительно поклонниками таланта мастера.Ближе к оригинальной манге Сиро оказался ТВ-сериал «Призрак в доспехе» (Ghost in the Shell Stand Alone Complex), начавший транслироваться с ноября 2002 года (второй сезон стартовал в январе 2004 года). В сериале описывается деятельность 9 Отдела в соответствии с сюжетной линией манги, начиная с середины, используя эпизоды без участия Кукловода.Сиро Масамунэ сотрудничал с режиссёром Камияма Кэндзи, составив сюжеты для некоторых эпизодов и разработав дизайн некоторых персонажей и техники. В отличие от мрачновато-серьёзного фильма Осии, в сериале присутствовали юмористические сцены, нередкие у Сиро, хотя персонажи и не деформировались внезапно, как в манге. Таким образом, сериал от Камиямы был более верен оригиналу, чем фильм от Осии.Впрочем, как сказал последний: «Для режиссёра не всегда важно точно следовать оригинальному сюжету при его экранизации, поскольку фильмы и романы, равно как фильмы и комиксы, — совершенно разные вещи». Поэтому как фильм «Призрак в доспехе», так и последовавший в 2004 году фильм-продолжение «Призрак в доспехе: Невинность», хоть и основаны на манге Сиро, но развиваются по своему оригинальному сюжету. «Господин Сиро сказал с самого начала, что полностью предоставляет мне создание фильма и не просит предоставить ему сценарий для одобрения», — сообщил Осии, чей общий взгляд на мир во многом совпадает с видением мангаки, но расходится в некоторых деталях.Резким различием от манги стал персонаж Бато, трактуемый режиссёром Осии совершенно иначе, чем в первоисточнике. Его обнаружившиеся разносторонний интеллект и способность к самоанализу объясняются переменой, вызванной исчезновением прежнего партнёра майора Кусанаги. Впрочем, этот персонаж настолько отличается от своего аналога в манге, что, вероятно, не стоит и пытаться объяснить этот сдвиг в личности героя. Попросту, перед нами Бато режиссёра Осии против Бато мангаки. Некоторым поклонникам Сиро это придётся не по душе, но Осии так много привнёс в этот фильм, что его можно простить.Сиро Масамунэ продолжал работу над мангой о приключениях Мотоко Кусанаги. Впрочем, если проследить за эпопеей выпуска «Призрак в доспехе: Интерфейс человека-машины» (Ghost in the Shell: ManMachine Interface), то можно убедиться, что только Одиссей следовал более длинным и мучительным путём. В течении нескольких лет Сиро создавал то, что в последствии станет мангой «Призрак 2» — выпускал эпизоды в японском журнале «Young Magazine». Затем в декабре 2000/январе 2001 вышел наконец знаменитый коробочный набор «Solid Box», включавший множество интересных вещей, но главной среди них была первая подборка «Призрака 2», не подвергшаяся ещё цензуре, в твёрдом переплёте, из 350-400 страниц которой первые 64 были выполнены в потрясающем цвете. Обработка на компьютере приводила в изумление, показав, что Сиро мастерски овладел искусством компьютерной графики. Это была в основном дигитальная манга.В последующие шесть месяцев по непонятной причине не было издания манги в массовом бумажном переплёте, пока наконец в июне 2001 не вышла на японском «Standard Version», содержащая триста с лишним страниц. Были сделаны значительные изменения, включающие дополнительную компьютерную обработку и полное устранение мастером очень хентайной сцены изнасилования (автор понял, что зашёл слишком далеко). В цвете было изрядное количество страниц.Но даже «стандартная» версия была слишком вольной для Запада, и издатели долго колебались, рассматривая возможность выпуска двух версий — «обычной» и «взрослой XXX». Лишь в январе 2003 «Тёмная лошадка» начала-таки публикацию «Призрак в доспехе: Интерфейс человека-машины», к декабрю 2003 года выпустив все одиннадцать частей.Действие в предыдущей манге завершилось слиянием Мотоко и Кукловода, став новой сущностью, способной, частично живя в реальном мире, существовать в киберпространстве. В результате ей пришлось порвать с 9-м Отделом и исчезнуть. Бато помогает ей, извлекая её мозг и позвоночник (единственные человеческие органы, оставшиеся в теле киборга) и пересаживая в новое тело киборга, которое предварительно пришлось освободить от прежнего владельца - вора и, вероятно, убийцы. Тело было весьма андрогенно, но в конце концов оказалось мужским (к удивлению Бато). Итак, события в манге «Призрак 2» начинаются шестого марта 2035 года, четыре с половиной года спустя событий «Призрака в доспехе».. Мотоко Кусанаги теперь Мотоко Арамаки — суперсовременный киборг, эксперт по сетевой безопасности, глава исследовательского отдела гигантской мультинациональной компании «Poseidon Industrial». В этой должности в её распоряжении находится множество дистанционно управляемых агентов-гуманоидов, рассеянных по всему земному шару. Когда кто-то уничтожает стадо особой породы свиней, используемых для клонирования человеческих органов с дальнейшей их трансплантацией, Мотоко направляется на поимку злоумышленников, с помощью вездесущих агентов вступая с ними в поединок как в реальном мире, так и в Сети. Но не всё можно увидеть глазами, даже всевидящими глазами искусственного интеллекта.«Склад интронов»17 июля 1992 года в издательстве «Сэйсинся» вышел первый из сборников «Склад интронов» (Intron Depot), в которых Сиро собрал все свои цветные иллюстрации с начала профессиональной карьеры (1981-1991). Сам мангака объяснил выпуск такого сборника желанием поставить точку под этим периодом своего творчества и продвигаться дальше. Это было почти полное собрание: 148 страниц, которые не вошли в «Склад интронов 1» и 34 страницы из серий «Призрак» и «Склада экзонов». Часть рисунков публиковалась впервые — вместе с некоторыми черновыми набросками. Отражая десятилетний период творчества Сиро, сборник «Склад интронов 1» позволял увидеть, как прогрессировал его стиль, начиная с дней «Чёрной магии». Это издание имело такой успех среди любителей манги по всему миру, что спустя шесть лет Сиро решил опубликовать второй подобный сборник. В ноябре 1998 года вышел «Склад интронов 2» (Intron Depot 2: Blades), содержащий цветные иллюстрации за 1992-1998 годы на темы фэнтэзи. Основная доля работ из второго сборника была создана в продолжительный период «молчания» между работой над мангой, остальные — специально созданы для этого сборника либо взяты из черновых блокнотов мастера. Иллюстрации включали образцы, созданные с помощью компьютерной графики, которой мангака увлёкся в последние годы.«Нейрокруть»В начале 90-х годов сэнсэй Сиро был весьма загружен. Отдав долги издательствам «Коданся» с «Призрака в доспехах» (Ghost in the Shell) и издательству «Сэйсинся» с «Ориона» и «Склада интронов 1» в 1991 году, Сиро начал сотрудничество с издательством «Fujimi Shobo», начав печатать в их журнале «Comic Dragon» свою новую работу «Нейрокруть» (Neuro Hard). И это всё параллельно работе над вторым эпизодом «Склада экзонов» — «Приговор» (Judgement) и над третьей части «Доминиона» —«Доминион: Конфликт». В самом деле, нагрузка была велика. Журнал «Comic Dragon» начал выпускаться в конце 1992 года как противовес популярному «Dragon Magazine», также посвящённому жанру фэнтэзи, и, стартовав как ежеквартальник, к концу 1993 года перешёл на ежемесячный формат. «Нейрокруть» началась печататься в нём с первого выпуска и до середины 1994 года, появляясь, впрочем, весьма нерегулярно. «Нейрокруть», имеющая подзаголовок «Планета ос» (Hachi no Wakusei), — это проект, предназначенный для разработки основ «мира», который послужил бы платформой для других создателей манги при написании их произведений. Предлагались дизайны персонажей и техники, сцены действия, концепции и прочий материал, который коллеги Сиро Масамунэ могли использовать. Всего автор предполагал опубликовать 80 страниц. Промелькнули сообщения, что большая часть материала была уничтожена в землетрясении, постигшем Кобэ 15 января 1995 года. Так или иначе, но пока проект приостановлен. На данный момент вышло только 10 эпизодов.Действие «Нейрокрути» происходит в 2300 году, когда космические экспедиции — уже обычное дело. Становится известно, что на пятой планете системы Hurema Hiyuto обнаружены разумные жизнеформы. Туда отправляется космолёт «Flema Hyuton» с экипажем исследователей. К несчастью, экспедиция подвергается нападению космических пиратов и вынуждена приземлиться на планете Антия (Antia). Капитан корабля Кристина (ещё одна типичная героиня Сиро) открывает, что в прошлом на планете господствовала высокоразвитая цивилизация людей, но ныне Антия находится во власти колонии агрессивных ос. И капитан пытается наладить с ними контакт с помощью вспомогательного корабля Housenca и его экипажа. Дело осложняется тем, что Мартина, одна из лидеров экспедиции, получает на поверхности планеты сильное ранение, но поднимается на ноги при поддержке двадцатисантиметровой осы, обладающей экстрасенсорными способностями, которую Мартина любовно называет Роза. Обе развивают довольно симбиозные взаимоотношения. Тем временем, контакт со странной цивилизацией развивается... «Нейрокруть» открывает новый чарующий мир в глубоком космосе, вмещающий новые концепции, технологии и образы жизни, мастерски разработанные сэнсэем Сиро.ВидеоигрыПо прошествии времени многие работы Сиро были адаптированы в видеоигры, а также его нанимали для создания дизайнов персонажей и техники для игр. Большинство из них не получили особого признания, но некоторые имели коммерческий успех — например, игры «Ghost in the Shell» и «Appleseed». Среди прочих следует упомянуть «Aimpoint», «Black Magic», «Eternal City», «Gundress», «Horned Owl», «Orion», «Suraimu Siyou!», «Trinea», «Winds of Thunder», «Sampaguita».Участие в аниме-проектах в качестве дизайнераИногда Сиро Масамунэ приглашали для создания дизайнов персонажей и техники для аниме, что он и сделал для трёх произведений: двухсерийных OAV «Баунти Дог» (Bounty Dog, 1994) и «Лэндлок» (Landlock, 1995), а также полнометражного фильма «Боевой доспех» (Gundress, 1999). Так как созданием дизайнов его участие и ограничивалось, то нет никакой вины мастера, что эти произведения не имели никакого успеха. Но если создатели «Боунти Дога» не стали выпячивать участие знаменитого мангаки в съёмочном процессе, то авторы «Лэндлока» и «Боевого доспеха» (фирма «ORCA») в рекламной компании всячески подчёркивали это, пытаясь сыграть на имени сэнсэя Сиро. Впрочем, это им не помогло.Источник

23 сентября, 01:33

Нехилый "Хили"

  • 0

Оригинал взят у detroit_diesel8 в Нехилый "Хили"После войны Nash, впрочем как и все "независимые" Hutson, Studebaker, Packard, Willys, Kaiser из всех сил старался найти свою рыночную нишу, ибо на прямую конкурировать с «Большой Тройкой» (GM, Ford, Chrysler) он не мог. Выживать решено было за счет продажи европеизированных и, особенно, компактных автомобилей.Первая модель 1951 годаПрототипВ качестве партнеров были выбраны англичане, ибо первая волна импортных авто в США была именно английская. А привлекать внимание к новой продукции компании должны были мелкосерийные спорткары. Для этого руководитель Nash с занятной фамилией Масон решил привлечь известного английского гонщика и инженера Дональда Хили.Интересно, что в Первую Мировую Хили служил пилотом-истребителем и зарекомендовал себя как лихой охотники на цеппелины. Увы, из-за тяжелого ранения он был вынужден навсегда оставить ВВС. Однако привычка к высоким скоростям и риску не пропала. В 30-х он работал инженером на различных фирмах, а в после войны основал пусть и небольшую, но все же свою компанию.В 1952 году Nash Healey был немного переделан, чтобы не выбиваться из модельного ряда компании. Далее внешность почти не меняласьУ Хили было неплохое шасси от мелкосерийного спорткара Healey Silverstone с оригинальной передней независимой подвеской на продольных рычагах (на рисунке). У Джорджа Масона был относительно приличный рядный шестицилиндровый мотор 3,8 л 112 л.с., который чуть форсировали до 125-127 л.с. (позже 4,1 л 140 л.с.), и ручная КПП на три скорости с овердрайвом от Borg Warner  (ускоряющая передача). При весе около тонны это было совсем не плохо. Впрочем, Дональд Хили собрал и три машины с мотором от Cadillac 5,3 литра V8.  Осталось только собрать это воедино и снабдить симпатичным кузовом. С этим помогла фирма  Pininfarina. Ибо кому, как не итальянцам, поручить сложную задачу: создать кузов в европейском стиле, но с американскими чертами? Для полного успеха не хватало только спортивных успехов.В 1950 году Nash-Healey E, с кузовом специальной постройки занял четвертое место в ЛеМане (на фото).Гоночный вариант 1952 года с 200-сильным мотором. Один из этих болидов пришел третьим. Неплохо!Увы, в 1953 году удача отвернулась. Всего лишь 11-е  место в ЛеМане. Зато в 1953-м модельном году появилось купе ЛеМанКупе ЛеМаны в разных интерпретацияхNash внутри.А в 1954 году карьера англо-американо-итальянского автомобиля завершилась. Причиной тому были плохие продажи дорожной версии в США, в основном из-за солидной цены (удалось реализовать 507 штук). Да и к тому же и у Хили появилось более интересное предложение от British Motor Corporation.

Выбор редакции
23 сентября, 00:09

Украинцы-селяне под оккупацией.

  • 0

Оригинал взят у oper_1974 в Украинцы-селяне под оккупацией.         "В центре села, под окнами школы немцы соорудили виселицу и согнали народ. Под барабанную дробь нудно вешали Володара Затулу 23 лет за кражу коровы у Забашт. Но никто не плакал, не жалел его, потому что в память сельчан не запало его человеческое слово.           В нашем селе мы про партизан ничего не слышали, только с 1943 года партизаны стали приходить за продовольствием и наложили на село контрибуцию. Контрибуцию село выплатило, все таки мы жили сытно.          Мы знали, что москали идут из обрывков разговоров взрослых. До нас мальцов никому не было дела, лишь бы не высовывались на улицу, где носились на мотоциклах немцы. Дед Хвыско на всякий случай за хатой рыл погреб с лазом.         Дед Устинко помер ночью, а утром в его хате устроили обыск, найденное оружие и боезапас полицаи выносили на улицу. Дом с телом сожгли. Только после этого случая сельчане добровольно сдали припасенное оружие. Вот так немцы сняли с Устинко все одежды и наружу перед народом высунулся старый дуралей тащивший домой все подряд, на всякий случай, про запас!         В село приехал немецкий офицер, из мужиков отобрал человек двадцать, четверых, отказавшихся служить расстрелял собственноручно, а остальных привезли из города в полицейской форме с оружием. Полицай Мосейчук младший сбежал к партизанам, немцы расстреляли его семью. Старшим назначили чужого(пришлого), первое время он жил в нашей хате. Я помню, как за столом он весело рассказывал нам, как ночью сбежала от него жена с ребенком.         За дровами мы ездили в лес. Вначале заготавливали в лесу, а потом привозили на телеге. Разрешали брать только сушняк, без ограничений. Бруевичи привезли из лесу дрова и неисправный автомат ППШ без патронов, немцы расстреляли всю семью. Мои сельчане всегда имели тягу к оружию, потому что в то время автомат можно было поменять на лошадь или корову.         В 1942 году, мы с братом обнаружили в леске целехонькую русскую пушку без снарядов. Брат рассказал кому следует о находке, в следующий наш приход ее на месте не оказалось.          У нас была корова и четыре козы, летом они паслись на пастбище, на зиму надо было заготовить им сена. Сенокосы располагались рядом с болотами. Косили брат и мама, я тогда был еще мал, но помогал, чем мог. Я ходил меж кошеным и некошеным и по-детски жалел траву. Партизан я не видел. Как-то на сенокосе, у нас партизаны украли обед, но одежду не тронули.        Жизнь в селе помрачнела, одна власть спешно бежала, другая не спешила войти в каждый дом, хозяин двора уже встал, чтобы перейти на подушевную сторону, но улицы еще не было. Были сельчане, которые хвалили немецкую власть, но были и те кто ратовал за москалей. Конфликты на этой почве не возникали, потому что тесно были переплетены родственными связями.       Мой брат Олексий четырнадцати лет нанялся в пастухи на хутор Москаленки, который находился в 3 километрах от села. На работу бегал из дому напрямки лугом и через речку. Однажды, Олексий шел на хутор и попал в немецкую облаву на партизан, домой его привезли сильно напуганным наши полицаи. Немцы на его глазах расстреляли шестерых партизан - все были чужаками.        Недалеко от станции партизаны пустили под откос железнодорожный состав, погибло много офицеров и солдат. На работы по захоронению погибших полицаи забрали моего брата. Олексию сразу выдали рабочие варежки, фляжку воды и лопату.         Через каждые два часа работы немцы давали час отдыха, кормили бутербродами и кофе, затачивали лопаты. За каждую выкопанную могилу немцы дали по три банки консервов, две пачки немецкого курева и десять марок за смену. Захоронение производили немецкие солдаты."А. Шалудько. Кустанай. 1963 год.         "23 июня 1941 года моего мужа Петю и других наших хлопцев спешно забрали в Красную армию, чтоб фашисту не достались. Батько сказал, что Петро верткий должен обязательно вернуться живой.          Когда немцы въехали в село нам стало понятно, что эти надолго. В школе полицаи устроили контору, жителей и живность взяли на учет, каждой хате установили налог, продукты мы приносили в полицейскую контору. Каждый четверг из нашего села в город отправлялась телега груженная молоком, сливками, мясом, рыбой, хлебом.         Село стояло в стороне от дорог поэтому сами немцы бывали у нас редко. Зато полицаи ревностно выполняли порученную работу, ежедневно совершали обход 65 дворов, проверяли наличие жителей в каждом дворе, интересовались посторонними, осуществляли сбор оружия и боеприпасов на месте боев, собирали металлолом, помогали немцам разминировать поля и дороги, дежурили на железной дороге, охраняли мост. Перед отходом немцев полицаи озверели, пили самогон, избивали сельчан, насильничали, расстреляли старосту.         С востока днем и ночью слышалась артиллерийская канонада, красные в прах разгромили железнодорожную станцию, а в очередной четверг в город не выехала телега с продуктами - значит, совсем плохи дела у немцев.         В селе расположилась рота немецких солдат, за огородами рыли окопы, устанавливали орудия, три огромных танка с крестами спрятали под соломой. Наш дом приказали освободить, самой пришлось перебираться в погреб, а Ваню и Сему отправила к батьке.        Немцы на меня смотрели, некоторые прижав к стенке щупали, но не насильничали, хотя были среди них здоровенные. Я была обязана готовить им пищу, стирать и штопать белье, чистить обувь. Они любили ходить по дому на босу ногу, ели аккуратно, часто мылись в бане.         Скоро начались бои, красные три дня ходили на приступ, но немцы отбились. Вечером накануне волками зашли в дом, сели кушать, я им готовила и готовила, а они как с цепи сорвались ели и ели без сытости в глазах. Я тогда поняла это они жратвой свой страх глушили.          Утро началось с артобстрела, земля дрожала так, что в даже в нашем глубоком погребе плошку с фитилем пришлось держать в руках. Обстрел кончился, наступила тишина. Нестерпимо хотелось увидеть белый свет, но крышка погреба не поддавалась, пришлось топором крошить доски и загребать землю в погреб.         Вокруг тихо, шипел огонь от горящих построек, на месте моего дома лежал перевернутый танк. Я побежала к деткам, но на месте батькиной усадьбы ничего не осталось, даже косточек. По краю села прополз танк, постоял с минуту и двинулся дальше. Мои родители рассказали, что накануне к ним в село заехали четыре "Катюши" и не жалея снарядов залпами палили по нашему селу.          У солдата всегда в оправдание есть приказ и присяга, но жизни моих односельчан выше любой присяги, приказа, военной необходимости! Я дважды устанавливала памятник моим односельчанам, но власти его сносили, а меня решением суда выселили, так я оказалась на целине. И сейчас вижу сон - проснулась в своем доме, рядом спит Петя, а за окном батька с мамкой играют с Ваней и Семой."Рыбакина Алеся. 1963 год.         "Апанасов брат у батьки Махно в знатных командирах полка ходил, но новая власть все ж назначила его в секретари. Власть не тронула его, правда иногда уполномоченные грозно поминали ему родство. Война с Гитлером началась внезапно, вокруг царила неразбериха.          Ночью мы закопали в логу документы, печати и казну и махнули вслед за отступающей Красной армией. Апанас захватил ружье и охотничью собачонку, я - комсомольский билет и ложку. Вперед посылали собаку, если впереди была опасность собака возвращалась тихо рыча.         Под Сарнами к нам приблудилась овца, ее мясом мы питались несколько дней. За Овручем под Текловкой повстречали пожарников с Коростеней, от них узнали, что фронт ушел далеко, продвигаться дальше было опасно, пришлось повернуть назад.         У Лопатичей мы с Апанасом поймали пьяного полицая, забрали винтовку, а самого привязали к дереву вверх ногами. На дороге Нетреба-Майдан убили шофера, а грузовую машину с медикаментами сховали на дальней деляне.         В лесу под Чабелем хоронили убитых в бою красноармейцев. Немцы Апанаса назначили старостой. В марте 1942 года, он попросил меня сопроводить партизан к грузовику с медикаментами.          В июле 1943 года немцы забрали Апанаса в комендатуру, а его семью расстреляли. После войны меня неоднократно допрашивали следователи, они упорно разыскивали "фашистского пособника" Апанаса Горькивченко, моего односельчанина с деревянной ногой, отправившегося догонять Красную армию."Коваль П.Н. Челябинск. 1977 год.          "В конце июля 1941 года наше село было окружено, немецкие солдаты с металлическими пластинками на груди методично обыскивали дворы. В наш двор зашли трое. Маму, брата 6 лет, сестру 4 лет и меня 12 лет вывели во двор.           Обыскивали двор недолго, но два ящика мыла, ящик спичек, мешок соли и охотничье ружье с патронами "надежно" спрятанное мамой нашли, но реквизировали только ружье. Нас с документами сопроводили на регистрацию в комендатуру, она располагалась в доме сосланного Советами кулака Амоса Коника.           Полицаи в селе появились в сентябре 1941 года, жили при комендатуре. Немцы приезжали в село на заготовку мяса, масла, яиц. За пильняцким лесом немцы засеяли поля ромашкой, зверобоем и донником. Мы с мамой ходили туда на сборы, потому что немцы платили мукой. Полицаи принуждали нас ремонтировать дорогу до райцентра, к приходу наших ее привели в божеский вид.           Вокруг меня происходили события, ребята подрастали и женились, уходили в партизаны или к полицаям, Вольга Василюк вышла замуж за полицая Володара Терешко, партизаны и немцы воевали между собой, но для меня ход времени остановился, потому что у случившегося было военное лицо.           Соседка Анеля Василюк перестала навещать нас, мама по ночам сидела у темного окна, говорливая бабушка Богуся замолчала, сельчане погрузились в немоту, стараясь надежнее припрятать поглубже от всех душевное свое.           Быстро стерлось унижение оккупации, на свадьбе Богдана Корбута в 1954 году гости не смогли вспомнить примечательную подробность свадьбы Вольги Василюк - небесно-голубое платье невесты."Яремич Астап. 1988 год.https://www.proza.ru/2014/05/02/45

Выбор редакции
22 сентября, 21:45

Лимузин Pierce-Arrow; Сан-Франциско, 1931 год

  • 0

Лимузин Pierce-Arrow; Сан-Франциско, 1931 год. Фото Chris Helin, с Shorpy, большое - весьма кликабельно: