Источник
iv_g - LiveJournal.com
Выбор редакции
20 июня, 07:56

visualcapitalist: Standard Oil и ее потомки

  • 0

Standard Oil — американская нефтяная корпорация, монополия, осуществлявшая добычу, транспортировку, переработку нефти и маркетинг нефтепродуктов. Была основана в 1870 году. В 1911 году правительство Соединенных Штатов берется за монополию Standard Oil и требует её разделения. После этого она распадается на несколько маленьких компаний, в названии которых продолжают фигурировать инициалы «S.O.»: SOHIO в Огайо, SOCONY в Нью-Йорке и, разумеется, Esso, которая впоследствии станет Exxon. Однако, раскол на самом деле удвоил стоимость акций Standard Oil.В результате расформирования возник уникальный список выдающихся корпораций: Standard Oil, штат Нью-Джерси, стала ESSO, ныне Exxon. Standard Oil, штат Огайо, стала Sohio, ныне BP. Standard Oil, штат Индиана, стала Amoco. Standard Oil, штат Нью-Йорк, стала Mobil Gas. Standard Oil, штат Калифорния, стала Chevron. Standard Oil, стала ConocoPhillips. The Ohio Oil Company — чаще называемая просто «Огайо», продающая бензин под маркой Marathon. Компания теперь известна как Marathon Oil Corporation, и часто была конкурентом с основанным в штате отделением Standard Oil, Sohio. Изначально Standard Oil распалась на тридцать восемь различных компаний, включая вышеперечисленные, а также такие компании как ARCO, BP America и Cheeseborough-Ponds, в качестве наследников Standard Oil.https://ru.wikipedia.org/wiki/Standard_Oil

Выбор редакции
18 июня, 08:38

Чего "хотят" ОПЕК+, сбивая цены на нефть

  • 0

По данным BP Statistical Review of World Energy 2018https://www.bp.com/en/global/corporate/energy-economics/statistical-review-of-world-energy/downloads.htmlПервый график показывает имеющиеся закономерности текущие цена-добыча.Они очень пологие, например, логарифмические.i/ Большие отступления от логарифмической зависимости (ЛЗ) - это 1979-1986 гг. - высокие цены.ii/ Как ни странно, период низких цен 1995-2004 весьма близок к ЛЗ.iii/ Падение цен 2015-2017 - крайне большой отскок от ЛЗ.Второй график показывает имеющиеся закономерности постоянные цены в долларах 2017 года-добыча. График показывает "ямы" в падении цены 1980-1988, связанные с введением в эксплуатацию больших месторождений нефти и переинвестированием.Падение цен в 2014-2017 годах не укладывается в эту зависимость: нет новых больших месторождений нефти и переинвестирования, тем более, что последнее десятилетие ситуацию вытягивают нетрадиционные нефти: нефтяные пески Канада и сланцевая нефть США. Первый график показывает, куда будет стремится цена для обеспечения текущих уровней: примерно к уровню цен 2014 года: среднегодовая цена чуть меньше 100$/баррельИ несколько картинок из Energy in 2017: two steps forward, one step backhttps://www.bp.com/content/dam/bp/en/corporate/pdf/speeches/bp-stats-review-2018-spencer-dale-speech.pdfVienna group - это соглашение ОПЕК+ - ОПЕК, РФ, Казахстан и другие страныСнижение добычи ОПЕК+ и рост цен поддержали сланцевую нефть.США при нынешних ценах уже на половину компенсировали снижение добычи от ОПЕК+Получаются качели: традиционная добыча-сланцевая добыча.При этом рост добычи ОПЕК+ https://aftershock.news/?q=node/656510вероятно уменьшит добычу сланцевой нефти, но она будет вновь тем бартером, который не позволит улететь ценам вверх если у традиционных нефтедобытчиков через несколько лет дела пойдут плохо (из-за недоинвестирования и политических, а не экономических решений по добыче нефти)Итак: Чего "хотят" ОПЕК+, сбивая цены на нефть?Вернуть ситуацию к состоянию 2016-2017 году с аномально низкими ценами при аномально высокой для таких цен добыче. Но логарифмическая зависимость четко указывает пределы политических решений.

Выбор редакции
17 июня, 12:29

Пчелы против мёда: Россия и Саудовская Аравия против дорогой нефти

  • 0

Глава Минэнерго Александр Новак заявил, что президент России Владимир Путин и наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Сальман Аль Сауд будут совместно выступать за бессрочное продление соглашения ОПЕК+.«Два дня назад на встрече наследного принца Мохаммеда бен Сальмана в Москве с президентом Путиным тоже было одно из исторических решений — это о продлении взаимодействия между нашими странами, так называемое соглашение ОПЕК+, на бессрочной основе», — приводит РИА Новости слова Новака.Также он заявил, что Россия и Саудовская Аравия предложат странам, входящим в соглашение ОПЕК+, поднять добычу нефти в третьем квартале 2018 года на 1,5 млн баррелей в сутки.https://russian.rt.com/business/news/524027-rossiya-s..https://russian.rt.com/business/news/524063-novak-ope..Мой комментарий на aftershockhttps://aftershock.news/?q=node/656510Вариантов толкования новости несколько:Первый вариантПодъем добычи - это попытка сбить цены и вновь попытаться выбить с рынка сланцевую нефть. И КСА и РФ считают ее серьезным игроком и уже не могут ждать ее гибели от "естественных" причин как-то банкротство нефтяных компаний или истощение "свит пойнтов".https://aftershock.news/?q=node/560814https://aftershock.news/?q=node/564429Теперь хотят повторить знаменитый саудовский маневр 1986 года.https://en.wikipedia.org/wiki/1980s_oil_glutНо ушёл поезд традиционной нефти - потенциальной погубительницы сланцевой нефти. Традиционной нефти так мало, что ее добыча не росла в 2005-2014 годах и весь прирост мировой добычи дали Канада и США, где нефть (сланцы и нефтяные пески) - чистый плод финтеха .И вот очнувшись от многолетней спячки, а потом и взаимной борьбы петростейты решили побороться с помощью геологии против финансов.Результат вполне предсказуем, но только не для ЛПР в стране сырьевом-экспортере :(Столь явная попытка зайти дважды и даже трижды в одну и ту же реку (как и КСА-1986 и КСА до соглашения ОПЕК+ в 2014-2016 гг.) вызывают только желание посмотреть результаты контрольного тестирования - соревнования геологоя-нефть, ибо обе страны не обладают своей резервной валютой и нести тяготы падения цен предстоит населению. Хотя и есть варианты, что обоим странам кое-что обещали в кулуарах, обиженные Трампом на последней встрече G-7. Но обещать, не значит выполнить :)Сам факт бессрочного соглашения ОПЕК+ показывает стратегическую слабость РФ и КСА по отдельности. И вот они решили пободаться вместе против печатного станка США?Второй вариантС рынка вышибут не сланцевую США, а тяжелую нефть Венесуэлыhttps://aftershock.news/?q=node/655478Только будет ли кризис в Венесуэле полезен РФ?РФ и КСА де-факто выступают против Венесуэлы (самого слабейшего крупного нефтедобытчика).Это более понятно относительно КСА, для которых Трамп стал добрым гением после злого Обамы.Третий вариантИнтересен мировой контекст соглашения (практически одновременно):i/ подъем ставки в США https://fred.stlouisfed.org/series/DFFii/ торговая война США-ЕС https://riafan.ru/1067093-strany-es-progolosovali-za-vvedenie-importnykh...Поэтому КСА и РФ как ответственные страны-нефтедобытчики решили поддержать мировой рост более дешевой нефтью (за свой счет, но кому нынче легко).Такое решение поддержит ЕС как более слабую сторону. Что еще раз подтвержает, что Путин держит свое слово: «Заинтересованы, чтобы Евросоюз был единым и процветающим» https://russian.rt.com/world/article/519738-intervyu-putin-avstriyaНо нужно ли это США и как это отразится на КСА?Четвертый вариантУказанное user3120 в комментариях: КСА и РФ просто выполняют просьбу-требование СШАhttps://aftershock.news/?q=node/652129+ дополнение greench: додавить кроме Венесуэлы еще и Иран и Мексику (тяжелая нефть, падающая добыча)+ мое дополнение: нагадить Канаде (нефтяные пески, отсутствие своей резервной валюты, надежды на сотрудничество с США)Все это подтверждает то, о чем постоянно пишет mamomot в "Стагфляционных обзорах"Второе--Четвертое толкование подразумевают, что страны сознательно создают себе проблемы.Первое и Четвертое толкования противоположны.Четвертое толкование подразумевает, что РФ встала де-факто на путь "сотрудничества и исправления", см. заявление Трампа про Крым.Но все варианты толкований не опровергают графиков: большую часть периода высоких цен на нефть традиционная нефть (при нормальной экономической эксплуатации) не могла дать прирост добычи.Прирост пошел, когда ставили политические, а не экономические цели: выбить с рынка слабых производителей. И до сих пор отрасль недофинансирована, а РФ и КСА ведут несколько войн (что тоже не способствует хорошему госфинансированию нефтянки. Опять краткосрочные цели для РФ и КСА превалируют над долгосрочными, что скажется на нефтянке или населении не самым лучшим образом, но такова уж доля петростейтов: качать нефть как велит сейчас хозяин, а не исходя из целей своего долгосрочного развития.- - -Мои ответы в комментариях- Да, еще Мексика и Иран под ударом, вообще-то как и Канада, не имеющая своей резервной валюты.Как-то до конца не могу проникнуться, что Трамп рушит и НАФТА и вообще всю политику Обамы.- По большому счету Канада балансирует на грани развитой страны и банального петростейта."Канада обладает развитой промышленностью и уникальными запасами нефтяных песков, но вынуждена экспортировать углеводороды, которые составляют в ее экспорте всего 14%. Но даже при такой «нетрадиционной» добавке для развитой страны, это не спасает Канаду от проблем – отрицательный торговый баланс и счет текущих операций даже в 2010-2015 гг., когда цены на нефть были высокими. Канада – пример, как высокоразвитая страна, начиная экспорт сырья, уже не может от него так просто избавится."Состояние экономики Канады, включая инвестиции в нефтяные пески, фактически зависит от доброй воли США- - -Рисунок по данным прошлогоднего отчета BP statistical review of world energy 2017- - -Что еще более удивительно, комментариев на aftershock мало и все по делу.Людям удивительна такая стрельбы себе в ногу.С другой стороны все подготовительные меры к стрельбе в ногу готовы: повышение НДС и пенсионного возраста. В добрый путь!

Выбор редакции
15 июня, 07:00

twitter: Финансы, экономика, нефть и газ

  • 0

Финансовые и экономические диаграммыhttps://twitter.com/fin_pichttps://twitter.com/search?q=www.advisorperspectives...https://twitter.com/ritholtzhttps://twitter.com/stlouisfedhttps://twitter.com/VisualCaphttps://twitter.com/yardenihttps://twitter.com/zerohedgeНефть и газhttps://twitter.com/IEAhttps://twitter.com/EIAgovhttps://twitter.com/search?q=opechttps://twitter.com/opecsecretariat

Выбор редакции
14 июня, 07:00

hijjj: Про экономику страны в ретроспективе

  • 0

Чтобы население и страна в целом богатела, необходимо превышение роста денежной массы страны над инфляциейВ начале 2000х при годовом приросте денег в стране в 35-40 % инфляция была под 15-20%, чистый профит населения и страны в целом ~20% ежегодно. Это была «золотая эра» для РФ, тогда население и страна в целом богатела на 20% ежегодно. Быстрыми темпами рос ВВП страны. Страна рассчиталась с кредитами и остановила вал проблем из 90х. В это время в стране появилось такое явление как пробки, появились компьютеры, большая часть людей стали ездить за границы и одеваться в красивые вещи. За 8 лет население разбогатело раза в 3.Далее произошла серия кризисов с нефтью, ограничения притока капитала и кредитов, наложение санкций и т.д. и т.п., которые в целом затормозили рост денежной массы.После кризиса 2008г профит резко упал до 10% в год. А после кризиса 2014-2015г сейчас он около 0. Инфляция равна приросту денег в стране.Всякие механизмы и ухищрения ЦБ, санации, скрытое вливание доп денег в экономику, снижения ключевой ставки и в целом смягчение монетарной политики, а также рост цен на нефть… пока не сыграли кардинально на возобновление «богатения» страны.Текущей низкой инфляцией гордиться нельзя. Нужен рост денежной массы, кредитование инвест проектов и пром производства. Нужны системные механизмы опережающего роста денежной массы (относительно инфляции).https://hijjj.livejournal.com/4967.html

Выбор редакции
13 июня, 07:39

Зависимость цен на бензин от стоимости нефти

  • 0

Могу ошибаться, но исходя из статистики предполагаю, что экономическая модель нефтяных компаний подразумевает привязку внутренней цены на нефть к внешней/экспортной (если я ничего не путаю внутренняя цена в 1.5-2 раза дешевле экспортной). Если экспортная цена на нефть выросла с 3000 до 5000 руб за баррель за полгода (с учетом роста мировых цен на нефть и одновременным укреплением доллара), то и привязанная к ней внутренняя покупная цена нефти также выросла. Собственно для нефтеперерабатывающих заводов выросла в цене закупочная цена нефти (почти в 1.5 раза) - вот и результат в цене на бензин. Если смотреть в ретроспективе - в РФ один литр бензина как стоил ~1.5-1.6 от экспортной стоимости одного литра нефти 10-20 лет назад, так стоит и сейчас.Акцизы, кризисы, новые НПЗ и др факторы в целом краткосрочно влияют, но тенденция и корреляция сохраняется. Более чем полуторократный рост цены на нефть до 5000 руб за баррель (или 30 руб за литр в пересчете) за последние полгода безусловно явился главным фактором резкого роста цены на бензин. А отсюда вопрос - что собственно явилось причиной роста цены нефти в рублях. Ведь раньше на протяжении последних лет нефть в рублях была "зафиксирована" на уровне 3200 (2800-3400) rub/bl, т.е. когда мировые цены на нефть опускались - дорожал доллар, когда нефть в долларах дорожала - рубль укреплялся. А сейчас нефть стоит 78 $/bl * 62.5 rub/$ = 4900 rub/bl. Полгода назад было в 1.5 раза дешевле. Поэтому одна из причин всей этой истории (на мой субъективный взгляд) - дорогой доллар на фоне дорогой нефти. Зачем нам нужен дорогой доллар это уже другой вопрос. И как дорогой бензин скажется на инфляции это тоже другой вопрос...https://hijjj.livejournal.com/4833.html

Выбор редакции
09 июня, 08:45

О бензине с юмором и без

  • 0

Смысл шутки на картинке внизу в разной инфляции доллара и рубля. Например, с 2000 по 2014 год годовая инфляция доллара не превосходила 3.4%, а инфляция рубля была не ниже, а то и намного выше 6.1%https://iv-g.livejournal.com/1227296.htmlНо целевая установка правильная: целеустремленность к стабильной покупательной способности суммы, выплачиваемой за единицу продуктаилиhttps://vk.com/id279419345?z=photo279419345_456239035%2Falbum279419345_254139054- - - -Поскольку Яндекс-Фотки закончили существование, а на Фликре закрыли регистрацию, то в записи попытка вставки картинок из ВК и тестирование их живучести.

Выбор редакции
08 июня, 13:19

Интервью Ходорковского (ЮКОС, начало)

  • 0

Видео https://mmironov.livejournal.com/43217.htmlИнтервью с Михаилом Ходорковским о девяностых и не только. Полный текст. Часть 1 https://mmironov.livejournal.com/43428.htmlИнтервью с Михаилом Ходорковским о девяностых и не только. Полный текст. Часть 2 https://mmironov.livejournal.com/43580.html

Выбор редакции
03 июня, 15:40

Петромачо, или Механизмы демодернизации в ресурсном государстве

  • 0

2013Я наблюдаю со стороны российские события 2012 года, которые можно определить, мне кажется, как конфликт между знанием и капиталом. Обе стороны продолжают удивляться, каждая своему, а между тем умные становятся все беднее, а богатые все глупее. Пытаясь понять недоумение обеих сторон, я хочу первым делом сказать, что эта ситуация несовременна или антисовременна. Модернизация и меритократия – две стороны одной медали. Без открытого доступа в элиту, социальных лифтов, творческого разрушения современность невозможна. В недавней книге классика институциональной экономики, Дугласа Норта, с соавторами, так и говорится: современные общества это общества открытого доступа в элиту; современность и есть открытость элиты, это главное из многих ее определений. Рынок, капитализм, демократия и современное государство – это все механизмы меритократии, которые экономически и политически мотивируют лучшие достижения самых успешных субъектов, индивидуальных и институциональных. Чтобы избежать непонимания, хочется еще раз подчеркнуть: речь идет не только о рынке, но и о множестве нерыночных механизмов, включая само государство....В реальности, однако, например в России и не только в ней, мы наблюдаем массовые искажения этих отношений. Меритократии, конкуренции, креативного разрушения нет, а рост есть. Такой рост ведет к демодернизции, и это один из моих тезисов. Другой тезис, который не удивит читателя, состоит в том, что такой антисовременный рост основан на сырьевой зависимости. Третий тезис – в том, что такое развитие ведет к массовому искажению ценностных суждений и поражению самой способности производить такие суждения. И, наконец, последний тезис состоит в том, что либеральное наследие и его высшее проявление – институциональная экономика – не содержат средств и понятий, на которых может быть основана критическая теория демодернизации. Так что эти понятия надо искать и развивать самим.Понятие демодернизации не вполне ново и все же мало разработано; если demodernization поискать через Google, первое что вы получаете – demonization. Демодернизация и правда ужасное явление, но я не собираюсь его демонизировать. Моя гипотеза в том, что демодернизация, происходящая в России, отчасти связана со структурными, хотя и решаемыми, проблемами ресурсного государства, а отчасти определена внеэкономическими мотивами, условно говоря – политической волей правящей группы.В течение 2000-х Россия, и особенно Москва, надувалась богатством; благодаря чудесным механизмам сырьевой зависимости, потребление росло в течение почти всего десятилетия, когда страна деиндустриализировалась, человеческий капитал разрушался, а незаработанные деньги вводились в экономику через прямые или непрямые выплаты государства населению. Но рядом и поверх этого сырьевого благополучия по кадрам и страницам российской культуры ходит, как Марксов призрак по Европе, образ бомжа. В нем суммируются старинный страх нищеты, воспоминания об ужасах советского голода и террора и, наконец, бесправные мигранты, всегда находящиеся в поле зрения российских потребителей, которых они обслуживают. От Koxa до Сорокина, от «Черной молнии» до «Мишени» критические интуиции российских авторов недалеки от анализа английской экономики XVIII века, сделанного в знаменитой книге Карла Поланьи «Великая трансформация» (1944). Отразив опыт и первой промышленной революции, и Второй мировой войны, Поланьи создал историю капитализма, в которой ключевой фигурой был не изобретатель или предприниматель, а паупер. Поланьи показал, как огораживание общинных земель и государственное перераспределение доходов от шерсти в пользу бедных, так называемое законодательство Спинхемленда, вело к обнищанию и одичанию населения, его пауперизации. По своему смыслу английское слово «паупер» похоже на новорусское «бомж».Согласно знаменитой формуле Чарльза Тилли, европейские государства формировались по принципу «институты в обмен на ресурсы». То есть суверен формировал институты, такие, как парламент, в обмен на согласие народа предоставлять ему ресурсы, например налоги или рекрутов. Однако разные ресурсы имеют разные политические свойства и обмениваются, соответственно, на разные институты. Либеральная экономическая мысль не делает различия между стоимостью, порожденной трудом, и стоимостью, состриженной с овец или выкачанной из земли. Эти два вида стоимости обмениваются на рынке, но разница между ними огромна. Один вид стоимости зависит от человеческого капитала и умножает его; другой не зависит от человеческого капитала и его обесценивает. Все фирмы есть институты, подчиняющиеся правилам, и институциональная экономика описывает эти универсальные правила. На деле, однако, правила, по которым развиваются, например, нефтяные корпорации, отличаются от правил, по которым развиваются фирмы, занимающиеся образованием. В таком случае характер институтов не является нейтральным по отношению к содержанию их деятельности и к природе потребляемых ресурсов, а напротив, – ими определяется.Политэкономически современность можно определить через соотношение знаний и ресурсов на единицу стоимости. Знание бесконечно, а ресурсы конечны. Признанием этого факта, конечности природных ресурсов, современность отличается от предыдущих эпох – века Просвещения, эпохи географических открытий, времен колониальной экспансии и научного прогресса, времени завоевания космоса. Тогда мир рос на памяти поколений, от маленькой Европы до пределов земного шара, который казался бесконечным, а потом до просторов колонизируемой Вселенной. Наука открывала все новые способы извлечения энергии и использования сырья, или, иначе говоря, роста продуктивности. В XXI веке этой экспансии пришел конец, который переживается как ощущение сырьевого проклятия: пагубной зависимости национальной, а впрочем, и глобальной, экономики от ограниченного сырьевого ресурса. Между тем, история показывает, что сырьевые зависимости кончались не истощением сырья, но появлением технологий, которые делали данное сырье избыточным и ненужным.В моей книге «Внутренняя колонизация. Имперский опыт России» я рассказываю историю первого сырьевого проклятия в русской истории: зависимости новгородского, а потом и московского государства от пушного промысла. Эта история поучительна многим, и в частности тем, как по-разному кончались эти сырьевые зависимости. Когда в Англии овечья шерсть заменила беличий мех в качестве массового средства сохранения тепла человеческого тела, экспорт серой белки из Новгорода рухнул. Позже рухнул и московский экспорт соболя, но по другой причине, связанной не со спросом, а с предложением: ресурс истощился, соболь был выбит. В России наступило Смутное время, а в Англии – индустриальная революция, связанная с завозом из колониальной Америки нового сырья, постепенно вытеснявшего шерсть, – хлопка. Мы видим в этой последовательности (мех, шерсть, хлопок) то, что источником сырья могли быть очень далекие земли, такие, как русская Сибирь или американский Юг, а могла быть и сама Англия, в которой овцы превращали «песок в шерсть», а бедняки превращали шерсть в одежду. Эта ситуация привела, как показал когда-то Поланьи, к Великой трансформации, становлению торгово-промышленного капитализма. Частью этого процесса была внутренняя колонизация, процесс одичания низших классов, с которыми высшие классы обращались как с экзотическими туземцами. Мы видим из этого исторического примера, что ресурсы бывают разные, возобновляемые, как овечья шерсть, или невозобновляемые, как собольи меха, – хотя верно и то, что использование любого природного ресурса, даже возобновляемого, как шерсть, ведет к необратимым и часто очень дурным изменениям природной среды. Мы видим и то, что использование любого ресурса требует специализированного знания и что от меха к шерсти и потом к хлопку удельный вес знания растет. Использование меха и даже шерсти было возможно без промышленной революции, но ее потребовал хлопок.Разные виды естественных ресурсов имеют разные характеристики: не только физические, химические и географические, но и политические, а значит – институциональные. На важном примере эта тема раскрыта в недавней книге Тимоти Митчела, который описывает политические различия между двумя видами ископаемого топлива – углем и нефтью. Уголь традиционно добывается около своего потребителя, его редко перевозят на большие расстояния по суше или по морю. В эпоху каменного угля, показывает Митчелл, шахтеры обладали серьезной властью; шахтерская забастовка могла парализовать региональную экономику. Романтизация шахтерского труда, массовой работы в условиях риска и взаимопомощи, вела к марксистской идее пролетариата. Добыча угля проложила путь к «углеродной демократии» (carbon democracy), классовой борьбе и, в итоге, к гибкому политэкономическому балансу между трудом и капиталом. Нефть, напротив, в основном добывается в далеких и экзотических местах. Это жидкость, и ее легко транспортировать, но длинные трубопроводы или огромные танкеры несут большие риски. Для добычи и транспортировки нефти, обслуживания вышек, насосов и танкеров нужно очень мало людей. В России считается, что 2% населения вовлечены в нефтегазовый бизнес, который приносит около 15% валового продукта и на 60% формирует бюджет страны. Работая в далеких анклавах и имея специальные навыки, эти люди не связаны с основным населением страны. Забастовки на нефтяных полях бывают редко, а если они и происходят, их никто не замечает. Зато безопасность нефтяных полей и труб является важной и трудной задачей. Цена нефти сегодня определяется именно расходами на безопасность добычи и доставки, а не себестоимостью и транзакционными издержками. Если в угольной экономике ключевой фигурой был шахтер и основной угрозой была забастовка – в нефтегазовой экономике центральной фигурой является охранник и главной угрозой является терроризм.Именно поэтому персонал безопасности, или специалисты по насилию, занимают верхние позиции в нефтезависимой экономике. В идеальном варианте такая страна превращается в нефтегазовую корпорацию, которая осуществляет прямые поставки сырья внешним потребителям, отвечая за безопасность добычи, транспорта и экспорта. Но так не получается. В стране живет много народа, который мешает этой конструкции. Две трети газа и одна четверть нефти, добываемой в России, расходуются на внутреннее потребление; правительство ищет пути сокращения этих расходов. С точки зрения государства, живущего экспортом нефти, само население является излишним. Это не означает, что люди должны страдать или умирать, государство будет заботиться о них, но только в таких формах, в каких оно само захочет. Вместо того, чтобы быть источником национального богатства, население превращается в объект благотворительности со стороны государства.В важных книгах Дарона Асемоглу и Джеймса Робинсона, которые формируют новый канон постинституциональной экономики, проводится различие между экстрактивными и инклюзивными государствами. В экстрактивном государстве военная элита и трудовое население разделены культурными барьерами. Элита собирает свои доходы с трудового населения, рутинно применяя насилие, и с помощью того же насилия охраняет себя от смешения с собственным населением. Примером является российская экономика середины XIX века, основанная на крепостном праве: элита и крестьяне разделены сословными границами, но при этом зависят друг от друга, потому что без крестьян не было бы частных благ – таких, как еда и доход, а без элиты не было бы общественных благ – таких, как безопасность. В инклюзивном государстве подобных расовых или сословных границ нет. Элита формируется на основе принципов меритократии и непрерывно меняет свой состав так, чтобы обеспечивать творческий труд всего общества. Это две разные системы жизни; как демонстрируют авторы, только одна из них, инклюзивная, обеспечивает долговременный экономический рост. Я предполагаю, что сырьевая зависимость формирует третий тип государства, который остался у Асемоглу и Робинсона не описанным; я называю его супер-экстрактивным. В таком государстве элита оказывается способной эксплуатировать натуральные ресурсы, например меха или нефть, почти без участия населения. С помощью своих сверхдоходов и тоже при минимальном участии населения эта же элита обеспечивает внешнюю и внутреннюю безопасность. Супер-экстрактивное государство собирает свои средства не в виде налогов с населения, а в виде прямой ренты, поступающей от добычи и торговли естественным ресурсом. Это могут быть ясак, процентные отчисления, таможенные пошлины или дивиденды госкорпораций, но важно понять отличие этих поступлений от налогов, которые производятся творческим трудом всего общества и, соответственно, подлежат контролю со стороны этого общества. А что же население? В супер-экстрактивном государстве население становится избыточным. В этом кардинальное отличие от обычного экстрактивного государства – такого, как крепостная экономика имперской России, где элита жила другой жизнью, чем население, но при этом всецело зависела от его эксплуатации. Избыточность населения в супер-экстрактивном государстве не означает, что элита непременно уничтожает население или что последнее вымирает за ненадобностью. Напротив, государство делает из населения предмет своей неусыпной заботы, опеки, поддержки… и контроля.Так как государство извлекает свое богатство не из налогов, налогоплательщики не могут контролировать правительство. Асемоглу и Робинсон построили интересную теорию, согласно которой элита, собирающая налоги, находится в непрерывном торге с налогоплательщиками, которые всегда требуют более справедливого перераспределения общественного богатства. Элите всегда грозит революция; чтобы избежать ее, элита уменьшает свои требования, рационализирует расходы, производит больше общественных благ и так далее. Так вместо революции происходит модернизация. Важно, что революция – это игра с нулевой или даже отрицательной (потому что революция разрушает ценности) суммой, а модернизация производит новые ценности, от которых может быть лучше всем – и элите, и народу.Но в супер-экстрактивном государстве, которое имеет источники дохода, не зависящие от налогов и налогоплательщиков, эта теория, возможно, не работает. Здесь элита зависит не от труда населения, а от цены на продаваемый ресурс, которая определяется внешними силами. Такое ресурсозависимое государство формирует сословное общество, в котором права и обязанности человека определяются его отношением к основному ресурсу. Принадлежность к военнo-торговой элите становится наследственной, как в сословии или касте. Хуже того, она натурализуется, представляется как традиционная и неизменная часть природы, как это свойственно расовому обществу. Из источника благосостояния государства население превращается в предмет его благотворительности. В таком обществе формируется особого рода сословный, моральный и культурный тип, который успешно осуществляет гегемонию над другими группами людей. Иван Грозный назвал этих людей опричниками, потом они назывались как-то иначе, например чекистами. Чтобы отразить не только политэкономические, но и гендерно-психологические черты этого человеческого типа, я называю его «петромачо».Во всех супер-экстрактивных случаях народ зависит не от собственного труда, а от благотворительности, оказываемой или не оказываемой ему элитой. Обе стороны в таких обществах зависят от внешних сил, и торгуются они не между собой, а с кем-то другим – может быть, с Богом. Ведя к возрождению разных видов экстатической религиозности, например ислама или православия, эта ситуация вновь оказывается активным врагом современности. Только религиозно-националистический язык может объяснить судьбоносную случайность, которая наделила одни страны избыточными ресурсами и обделила ими другие страны. Не понимая источников своего необычайного благосостояния, но чувствуя свои отличия от всех остальных, соотечественников и иноземцев, супер-экстрактивная элита непременно вырабатывает мистико-националистическую идеологию избранного народа. Сырьевой национализм нужен и для того, чтобы различать между своими, на которых распространяется государственная благотворительность, и чужими, которые не должны ее получить (но при этом подвергаются прямой эксплуатации, как мигранты в России). В перспективе элиты ее благотворительность лишь поддерживает самосознание избранного народа. В перспективе населения эта благотворительность неуклонно превращает людей в бомжей. Эти два мистических элемента супер-экстрактивной элиты – необъяснимое богатство и невыразимая доброта – еще дальше уводят ее от современности.Механика этой новой русской системы серьезно отличается от советского государства. По причинам чистой идеологии Советский Союз стремился подтвердить свою технологическую независимость от Запада. Границы были закрыты, а машины, знания и инженеры, нужные для эксплуатации сырья, должны были быть произведены внутри страны. Наряду с военной конкуренцией с Западом этот идеал технологической автономии объясняет значительные инвестиции, которые СССР делал в науку и образование. Автономия, конечно, никогда не была полной. На рубеже 1980-х годов СССР должен был покупать произведенные на Западе трубы и насосы для новых трубопроводов, простиравшихся от Сибири до Германии. В 1980-м Европа и США отреагировали на советское вторжение в Афганистан бойкотом московской Олимпиады и отменили поставки газового оборудования. Перестройка началась немного позже. Однако советская автаркия (опора на собственные силы и технологии) привела к накоплению многого из того, на что постсоветская супер-экстрактивная элита опирается как на еще один чудный, данный Богом ресурс. Постсоветские романы и фильмы непрерывно издеваются над этой зависимостью от прошлого; к примеру, в начале фильма «4» Ильи Хржановского по сценарию Владимира Сорокина (2004), герой торгует в Москве мясом, замороженным еще в советское время, а в «Мишени» секретная советская технология используется в роли философского камня, рецепта постсоветского бессмертия.В России есть две группы населения, которые особенно страдают от сырьевой зависимости. Это интеллектуалы, с одной стороны, и женщины, с другой. Именно поэтому эти две группы и статистически, и символически доминировали в протестном движении последнего времени. Один из авторитетных специалистов по нефтяному проклятию, Майкл Росс, показал, что в странах Ближнего Востока сырьевая зависимость имеет гендерный аспект. В ряде стран женская занятость была значительно выше до начала нефтяного бума, потому что этот бум закрыл несырьевые предприятия, например текстильные фабрики, которые давали работу миллионам женщин. Нефтедобывающие страны богаче своих соседей, у которых нефти нет, но женщины имеют работу, доходы и права в этих более бедных странах. Равенство женщин, которые имеют особое отношение к производству человеческого капитала, в медицине, образовании и так далее, конечно, часть современности. Их продолжающееся и усиливающееся неравенство в условиях российской сырьевой зависимости – еще один механизм демодернизации.Именно конечность природных ресурсов, например нефти, определяет их высокую цену в XXI веке. Но прирост знания бесконечен, и потому знание используется все больше, а стоит все меньше. Таким образом, модернизацию можно еще определить как создание все большей стоимости с использованием все меньшего количества природных ресурсов. Стоимость создается, экономический рост продолжается, но ресурсы замещаются знанием, природная среда – человеческим капиталом. Ресурсы, например нефть, все равно нужны, определенное количество природных ресурсов есть даже в iPhone. Однако стоимость iPhone складывается из знания, труда и материалов, и мы знаем, что бóльшая ее часть приходится на долю знания. Материалы, из которого сделан iPhone, разные редкоземельные элементы, очень дорогие. Но их там так мало, что, покупая iPhone, мы платим именно за знание, вложенное в него, а не за его материальную составляющую. Это знание есть производная от человеческого капитала: в каждый iPhone вложено столько-то образования, которое получили его создатели; столько-то медицинской помощи и прочих социальных услуг, которые сделали их энергичными, творческими людьми; столько-то транзакционных издержек (а они велики), которые нужны для того, чтобы отобрать создателей iPhone, мотивировать их креативность, поощрить их социабельность и все остальное, что нужно для создания iPhone. Короче говоря, модернизация состоит в том, что человеческий капитал вытесняет – по объему и по значению – все остальные виды капитала, а образованные, работящие, креативные женщины и мужчины отправляют смешных, надутых петромачо на свалку истории, где они подлежат утилизации на предмет извлечения ресурсов, впитавшихся в их тела и души. Демодернизация начинается и кончается обратными процессами: умножая капитал, сырьевое проклятие делает ненужными и труд, и знание.http://magazines.russ.ru/nz/2013/2/e16.html

Выбор редакции
01 июня, 08:30

al-firsov: Браудер и Газпром

  • 0

Гениальная финансовая стратегия Уильяма БраудераЕще в 90-тых годах прошлого века финансист Уильям Браудер задался вопросом – почему у российских предприятий такие низкие дивиденды, в то время как аналогичные западные организации платят дивиденды в десятки раз больше.Ему объяснили: это происходит потому, что российские предприятия значительную часть прибыли уводят в оффшорные зоны.Соответственно, в связи с низкой прибылью и дивиденды у таких предприятий очень низкие.Браудер задал самому себе и окружающим гениальный вопрос:А что будет, если эти «теневые российские схемы» разоблачить?И получил ответ – предприятия начнут работать «по-белому», их официальная прибыль возрастет, одновременно возрастут дивиденды, и связанная с ними цена акций.И Уильям Браудер предложил гениальную стратегию, состоящую из трех ходов:1) мы, инвестиционный фонд Hermitage Capital Management, покупаем акции самых «серых» российских предприятий, уводящих деньги в офф-шоры,2) мы добываем компромат на эти компании в оффшорных зонах, раскрываем теневые схемы увода денег и вынуждаем предприятия начать работать по-белому,3) мы пользуемся последующим быстрым ростом цен на акции российских предприятий и продаем акции с большой прибылью.https://al-firsov.livejournal.com/12127.htmlhttps://al-firsov.livejournal.com/12456.html- - -В отличие от многих других статей написано просто и ясно.Но можно все написать еще короче и проще:Всяк сверчок знай свой шесток, не в свои сани не садись: i/ Браудер был успешен, когда работал с множеством несистемных игроков, появившихся в ходе приватизации, неимевших силового ресурса нужного (московского) масштабаii/ Браудер стал неуспешен, когда полез в сани крупного (крупнейшего) системного игрока, имевший силовой ресурс российского масштаба

Выбор редакции
31 мая, 13:57

Заключение из книги про тяжелые нефти и битумы

  • 0

За последние 50-60 лет произошло много крупных изменений в нефтяной отрасли: создание ОПЕК и бурный рост национальных нефтяных компаний, нефтяной кризис 1973 г., связанный с ним рост цены на нефть, и кризисы нефтепроизводителей в 1980-х, 2000-х и 2010-х гг., вызванные падением цен. Последние 30–35 лет являются, наверное, одними из самых бурных в более чем полуторавековой истории нефтедобычи. Период характеризуется быстрыми взлетами и еще более быстрыми падениями цен на нефть. Вначале в связи с периодом низких цен на нефть 1986–1998 гг. закончился период быстрого роста добычи из месторождений, отрытых 1940–1960-х гг. Потом на фоне подъёма цен 1999–2005 гг. был весьма умеренный рост мировой добычи, несмотря на более чем двукратный рост цен. Затем наступили периоды, которых никогда до этого не было в истории нефтедобычи. Первый период – 2005–2011 гг., когда, несмотря на запредельно высокие (в номинальном выражении) цены, мировая добыча почти не растет. Второй период – с 2012 г., когда почти весь прирост добычи дала нефть из нетрадиционных источников – «сланцевая» нефть (низкопористые и нефтематеринские породы) США и нефть из нефтяных песков Канады. Позже, в период низких цен 2015–2016 гг., «традиционные» добытчики нефти решили увеличить добычу, но только для того, чтобы уничтожить «сланцевую» добычу. На основании анализа более чем 12-летнего периода, что исключает различные статистические погрешности и краткосрочные «пузыри», можно констатировать, что имеется принципиально новая ситуация в нефтедобыче, когда почти весь прирост дает «нетрадиционная» нефть. Новые проекты по традиционной нефти просто покрывают падение добычи на старых месторождениях. Если же просуммировать все нетрадиционные источники – тяжелые нефти и битумы, «сланцевую», глубоководную и сверхглубоководную нефть, – то получится, что в 2016 г. порядка 27 % мировой добычи давала «нетрадиционка». Более отдаленные перспективы на ближайшее десятилетие связаны с общим прогнозом состояния мировой экономики. Добыча тяжелой нефти и битумов будет различна в случае высоких (среднегодовая цена 70 $/b и выше за нефть марки Брент) и низких цен (цена не выше 43-53 $/b) на нефть. В случае низких цен разработка будет вестись в основном на уже функционирующих проектах добычи ТНиБ (Канада, Латинская Америка, Саудовская Аравия). В случае высоких цен вполне возможно увеличение числа добывающих проектов в Канаде, Латинской Америке, на Ближнем Востоке и в СНГ.Наиболее наглядны для понимания вопроса с тяжелыми нефтями и битумами примеры Канады, стран Латинской Америки, где переход к добыче этих нетрадиционных углеводородов связан с тем, что в этих странах заканчиваются запасы традиционной нефти и приходится переходить к нетрадиционной. Немного в стороне стоит Саудовская Аравия, до последнего тянувшая с повторным вводом в добычу месторождения Манифа, стараясь насколько возможно сосредоточиться на легких и средних по плотности нефтях, но, видимо аналогичных по запасам месторождений таких нефтей не осталось, и пришлось, скрепя сердце, приниматься тяжелыми нефтями.Внимание к политическим и экономическим факторам, казалось бы выходящим за пределы «традиционной» монографии на тему нефтедобычи, объясняется тем, что в настоящее время по мере ухудшения геологических условий и ухудшения структуры запасов, обусловливающих общее удорожание добычи, вопросы выбора общей стратегии развития страны (политика) и источников финансирования выбранной стратегии становятся, с одной стороны, все более болезненными, а с другой – предопределяют на многие годы вперед как судьбу страны, так и судьбу нефтяной отрасли. Среди нефтедобывающих стран есть положительные примеры управления в сферах экономики и политики. Среди стран, добывающих нетрадиционную нефть, это США, Китай и Канада. США являются 100 % эталоном того, как надо работать в современных условиях. США обладают развитой экономикой и резервной валютой, что позволяет запускать практически любые проекты, какими бы необычными они ни выглядели со стороны стран, не обладающими этими двумя компонентами. Наиболее известный такой американский проект – это добыча «сланцевых» нефти и газа. При этом экспорт углеводородов США крайне мал и почти все идет на внутреннее потребление. Второй эталон, но уже на 50 %, – это Китай. Китай вообще не экспортирует углеводороды. Отсутствие у него своей резервной валюты намного суживает пространство для маневра, но пока оно еще есть. Тем не менее, зависимость Китая от иностранных инвесторов, притока и оттока капитала, необходимость удержания курса юаня и национальных бирж существенно ограничивают возможности по стимулированию конкретных отраслей, включая добычу нетрадиционной нефти. Дополнительными ограничениями в КНР являются высокая плотность населения и ограниченность водных ресурсов. Последний пример – это Канада, которая балансирует на грани хороших и плохих подходов в экономике и политике. Страна обладает развитой промышленностью и уникальными запасами нефтяных песков, но вынуждена экспортировать углеводороды, которые составляют в ее экспорте 14 %. Но даже при такой «нетрадиционной» добавке для развитой страны это не спасает Канаду от проблем – отрицательного торгового баланса и счета текущих операций даже в 2010–2015 гг., когда цены на нефть были высокими. Канада – пример, как высокоразвитая страна, начиная экспорт сырья, уже не может от него так просто отказаться. Из прочих положительных примеров можно было бы назвать Норвегию, но ввиду малого размера страны и того, что почти три четверти ее энергопотребления обеспечивается гидроэнергией, норвежский опыт неактуален для других стран. Все остальные примеры стран, добывающих и экспортирующих углеводороды, являются примерами разной степени патологии. Наиболее печальный пример – это Венесуэла, но и другие страны находятся не в самом лучшем состоянии. Некоторые пытаются найти локальную нишу как финансово-туристические центры (ОАЭ), другие пытаются начать развивать ненефтяные секторы. Один из наиболее громких примеров – Саудовская Аравия, где прошли аресты членов правящей династии, из которых «вытрясают» незаконно нажитое, и где собираются запускать масштабные экономические реформы по проекту Saudi Vision 2030. Примером наиболее длительного и наиболее разрушительного влияния выбора политики экспорта энергетического сырья и импорта высокотехнологичных товаров является, бесспорно, Россия. Выбор был сделан более полувека назад (еще в СССР) и с каждым десятилетием последствия все более усугубляются. В Российской Федерации, если смотреть формально, добыча нетрадиционных УВ пока невелика, но уже растет доля льготируемых объемов добычи. Увеличение доли нетрадиционных углеводородов, включая тяжелые нефти и битумы, в структуре запасов приведет к необходимости увеличивать добычу этих не таких прибыльных видов сырья, и дополнительные финансовые средства на это будут извлекаться из остальной экономики, и так уже не блещущей здоровьем. Подводя итог по рассмотрению добычи нетрадиционных углеводородов, включая тяжелые нефти и битумы, необходимо подчеркнуть еще раз, что их добыча – последний шанс для любой страны стимулировать собственное экономическое развитие, собственную экономику в рамках традиционных мер экономики и политики, не совершая катастрофических переворотов, а опираясь на относительно плавную эволюцию. Период с 2005 г. – стагнация добычи традиционной нефти и рост производства за счет нетрадиционных углеводородов, показывает, что нефтяная эра начинает клониться к закату. И здесь встает вопрос выбора долгосрочной стратегии для государств: пытаться просто добывать, не планируя на длительную перспективу, или попытаться что-то изменить в своей судьбе, налаживая новые отрасли промышленности и энергетики. Очевиден отрицательный пример Венесуэлы с ее галопирующей инфляцией, продовольственным кри-зисом и несменяемой выборным путем властью. Последнее обстоятельство не является само по себе фатальным, о чем свидетельствует пример Китая и, вероятно, Саудовской Аравии, где озаботились, хотя бы теоретически, ненефтяным развитием.

Выбор редакции
30 мая, 07:00

habr.com: Нефтегазовая дилемма: в поиске альтернативных СУБД

  • 0

Как известно, в начале этого года американская корпорация Oracle в соответствии с требованиями правительства США об ужесточении санкций в отношении российских нефтегазовых компаний изменила условия предоставления им своих продуктов и услуг. Введен запрет как на новые сделки, так и на продление существующих контрактов. Эти ограничения непосредственно касаются многих нефтегазовых структур, включая предприятия «Газпрома», «Роснефти», «Лукойла» и «Сургутнефтегаза». Под санкции попали 283 российских компании.В частности, Oracle вводит запрет на предоставление, экспорт или реэкспорт товаров, услуг и технологий, поддерживающих проекты, которых касаются санкции США. Среди таких проектов — глубоководные геологоразведочные работы и добыча на арктическом шельфе РФ. Кроме того, ограничения распространяются на сланцевые проекты.Это чувствительная мера, ведь лидирующая на мировом рынке СУБД Oracle применяется более чем в четверти отечественных госкомпаний, в то время как доля российских продуктов, таких ПО от «Диасофт», PostgreSQL от Postgres Professional или отечественные СУБД «Линтер» компании «Релэкс» и «Ред база данных» компании «Ред софт», пока не превышает 3%.Корпорация Oracle лидирует на мировом рынке СУБД. По оценкам экспертов, Oracle сейчас занимает до 70% российского рынка СУБД.По данным российского Союза разработчиков программного обеспечения и информационных технологий (СРПО) ТЭК, зависимость от иностранных программных продуктов в сегменте добычи нефти и газа составляет 90-95%, в нефтепереработке — 98%, в транспортировке углеводородов — 80-85%.В результате санкций отрасли может быть нанесен серьезный ущерб. Кроме того, многолетние разработки зарубежных в области баз данных составляют основу технологического стека ее предприятий – целого комплекса бизнес-приложений и систем корпоративного уровня. Импортозамещение этой основы – процесс очень длительный, если вообще возможный.Технологически миграция существующих приложений с Oracle на российские СУБД, построенные на ПО с открытым кодом, — задача крайне сложная. Поэтому компании продолжают использовать свои исправно работающие СУБД Oracle, IBM и Microsoft. К тому же в российских проектах отсутствуют многие из ключевых технологий, которые предлагаются разработчиками лицензируемого ПО.Можно ли заменить СУБД Oracle?Каждый, кто немного в теме, знает ответ. Ведь Oracle – не только лучшая в мире СУБД, это целая экосистема хранения и обработки данных. С другой стороны, на том уровне, на котором многие отечественные компании используют возможности высокотехнологичного продукта Oracle, вместо американского ПО с задачами вполне сможет справиться отечественный софт, продукты с открытым кодом или разработки «с Востока». Для ряда задач не нужен Oracle, и нет необходимости оплачивать дорогостоящие лицензии.Понимая это, конкуренты активизировались. Разработчики СУБД и бизнес-приложений из России и Азии в условиях санкций США рассчитывают занять часть ниши американских вендоров. Некоторые системные интеграторы сделали ставку на PostgresSQL. Например, в «Ланите» уже есть решения, которые работают как на PostgresSQL, так и на Oracle. Представители бизнеса инвестируют в компанию Postgres Professional, созданную командой живущих в России ведущих разработчиков (Major Contributor) PostgreSQL. В Минкомсвязи (теперь — Министерстве цифрового развития) также проявляют интерес к открытой СУБД PostgreSQL как альтернативе Oracle: PostgreSQL считается важнейшим инструментом в политике импортозамещения. PostgresSQL позиционируется как близкая к Oracle СУБД, нацеленная на надежность и целостность хранения данных.СУБД PostgreSQL используется как основная СУБД в крупнейших российских проектах, таких как Avito, обрабатывая до 6000 транзакций в секунду, а «Яндекс» применяет PostgreSQL в одном из своих сервисов, обрабатывая более 500 млн. транзакций в сутки.Другой вариант — СУБД Tibero от южнокорейской компании TmasSoft, вышедшая на рынок в 2003 году. В ближайшей перспективе эта компания претендует на 10% мирового рынка СУБД. Интересно, что Tibero изначально разрабатывалась как альтернатива СУБД Oracle и максимально совместима с ней. Причем TmaxSoft предлагает заказчикам миграцию их собственных приложений на СУБД Tibero или разработку под Tibero новых продуктов. Возможно и создание на Tibero сертифицированных версий ПО российских разработчиков. Недавно TmaxSoft предложила год бесплатного использования восьми процессорных лицензий СУБД Tibero Enterprise Edition, услуги техподдержки в течение года и бесплатную опцию Partition, позволяющую сегментировать массивы данных для ускорения запросов к таблицам.Продукт уже известен в России. Эта СУБД используется в Национальной системе платежных карт, операторе платежных карт «Мир». Ее тестирование провели и проводят еще несколько крупных заказчиков в РФ.В настоящее время общий объем обрабатываемых Tibero данных у одного из российских заказчиков составляет более 200 Тбайт. Под управлением Tibero работают высоко критичные системы требующие постоянной доступности. Используются внутрениие технологии репликации данных, секционирование (partitioning tables), технологии отказоустойчивости и высокой доступности, такие как Standby. TmaxSoft реализует в России стратегию выхода в определенные вертикальные рынки с фокусными партнерами. Так, с компанией R-Style Softlab она работает над интеграцией систем дистанционного банковского обслуживания и приложения RS Банк с Tibero, сотрудничает с компанией «БПЦ Банковские Технологии», разработчиком системы процессинга платежей SmartVista. Компания «Айтеко» стала ее специализированным технологическим партнером по системе OpenFrame, позволяющей переносить приложения из среды мейнфреймов на открытые системы. Ряд проектов реализуют «Инфосистемы Джет» и компания «Крикунов и Партнеры Бизнес Системс» (КПБС). Сравнение СУБД Oracle, Microsoft SQL Server, PostgreSQL и TiberoКомментарии на habr- Oracle & Tibero = Шило & Мыло. Китай поступает так, как ему выгодно. Если завтра ему станет выгодно присоединиться к санкциям, он это сделает.- Tibero — не Китай. Южная Корея.- То есть, полностью лежит под США и не смеет пикнуть против, в отличии от КНР?- Я бы выбрал PostgreSQL, а в статье не увидел ни одного довода, что бы заинтересоваться, в том числе и политического. Возможно, кому-то будет интресно, что она платная и можно будет организовать откаты, но думаю что в PostgreSQL бабло можно будет тоже попилить на поддержке, если уж брать гос. сектор, но, по крайней мере хотя бы IT спецам копеечка перепадёт, а не менеджерам иностранного представительства- Последние тенденции такие — госдеп включает санкции для компаний, работающих с российскими компаниями из санкционного списка, после чего те резко теряют желание работать дальше. Если TmasSoft претендует на какую-то долю в мировом рынке, она является уязвимой и по первому требованию госдепа разорвет все контракты. У вас есть какая-то информация, которая может убедить отечественных клиентов, что TmasSoft не прогнется, кроме отсылок в гугл?- Табличка сравнения, по сути, бесполезна ибо почти все строки имеют одинаковое значение. И сразу вопрос (который в статье не раскрыт ни разу) — почему нужно выбирать платную Tibero вместо «бесплатного» Postgre?- По заявлениям, Тиберо позволяет прозрачно перейти с Оракла. Переход на Постгрес — это переписывание 80% серверной части.- Хоть постгресовцы и лепили свой pgpl/sql глядя на pl/sql, но отличаются они сильно, в том числе по идеологии.- Откуда такая доля Oracle? Почему не установленный везде, как мне кажется, MS SQL Server?- Наверное от способа подсчёта зависит, для России, к примеру, первые несколько банков это сколько? Вроде в штуках не много а в процентах от объёма бизнеса/сумм затраченных на лицензии и поддержку.- - - -i/ Как не программист никогда не понимал массовое увлечение огромными проприетарными зарубежными ОС и программными пакетами, начиная от Windows и включая Oracle в том числе. Видимо, откаты.ii/ Хитрая политика Путина по лавированию, так называемый Хитрый план, начиная от 2 Чеченской, продолжая делом Юкоса, 080808 не могла не привести к санкциям и в итоге все-таки привелаiii/ Предлагать в современных условиях одну проприетарную СУБД взамен другой проприетарной СУБД на ИТ-ресурсе - это троллинг 146 левела :)iv/ Простых и дешевых решений не будет: придется все-таки переходить на свободное ПО- - - -Импортозамещение софта – госзакупки импортного ПО сократились в разы https://aftershock.news/?q=node%2F642728