Источник
Блог Николая Подосокорского - LiveJournal.com
Выбор редакции
21 ноября, 14:53

Вольтер о фанатизме: "Законы и религия бессильны против чумы душ"

Вольтер (1694-1778) — один из величайших французских философов-просветителей XVIII века: поэт, прозаик, сатирик, трагик, историк, публицист. Ниже размещен его памфлет "Фанатизм". Текст приводится по изданию: Вольтер. Поэмы. Философские повести. Памфлеты. - М., 1989.ФанатизмФанатизм для суеверия – то же, что исступление для лихорадки, что бешенство для злобы. Тот, у кого бывают экстазы, видения, кто сны принимает за действительность и фантазии за предсказания – энтузиаст; тот, кто убийствами поддерживает свое безумие – фанатик. Жан Диас, удалившийся в Нюрнберг, был совершенно убежден, что папа – антихрист Апокалипсиса, и что он имеет на себе знак зверя: он был энтузиаст. Его брат Бартоломео Диас, отправившийся из Рима, чтобы свято убить своего брата, и, действительно, его убивший из любви к богу, был одним из самых отвратительных фанатиков, когда либо созданных суеверием.Полиевкт идет в храм в день торжественного празднества, опрокидывает и ломает статуи и украшения: он фанатик, но не такой ужасный, как Диас, но не менее глупый. Убийцы герцога Франсуа де Гиза, Вильгельма, принца Оранского, короля Генриха III, короля Генриха IV и еще многих других – бесноватые, одержимые тем же бешенством, что и Диас. Самый отвратительный пример фанатизма – фанатизм парижских буржуа, которые бросились убивать, резать, кидать в окна, раздирать в клочья своих соотечественников, не ходивших с ними к обедне. Есть фанатики хладнокровные: это судьи, приговаривающие к смерти тех, чье единственное преступление – думать не так, как они; и эти судьи тем более виновны, тем более достойны презрения со стороны рода человеческого, что они не находятся в состоянии ярости, как Клементы, Шатели, Равальяки, Жерары, Дамьены, и, казалось бы, могли внимать голосу разума.Раз мозг поражен гангреной фанатизма, болезнь становится почти что неизлечимой. Я видел исступленных людей, которые, говоря о чудесах святого Париса, постепенно, помимо своей воли, возбуждались: глаза их разгорались, члены тряслись, безумие искажало черты их лица; они бы убили всякого, кто стал бы им противоречить. Против этого эпидемического заболевания есть только одно средство: философский дух, который, распространяясь от человека к человеку, смягчает, наконец, нравы людей и предупреждает припадки болезни: потому что как только эта болезнь усиливается, надо бежать и ждать, когда очистится воздух. Законы и религия бессильны против чумы душ; религия далека от того, чтобы служить душам здоровой пищей, в зараженных морях она становится ядом. Эти несчастные постоянно вспоминают примеры Аода, убившего короля Еглона; Юдифи, отрубившей голову Олоферну, с которым она спала; Самуила, изрубившего на куски короля Агага. Они не видят, что эти примеры, почтенные в древности, отвратительны в наши дни; они черпают ярость в той самой религии, которая их осуждает.Законы еще совершенно бессильны против этих припадков бешенства; точно вы прочли бы приговор буйно помешанному. Эти люди уверены в том, что святой дух, их пронизывающий, выше законов, что их энтузиазм – единственный закон, которому они обязаны повиноваться. Что вы ответите человеку, который вам говорит, что предпочитает слушаться бога, а не людей, и, следовательно, уверен, что заслуживает царство божие, убивая вас?Обыкновенно фанатиками руководят негодяи, они вкладывают им в руки кинжал; они походят на того Старика с Горы, который, говорят, давал глупым людям вкусить райских наслаждений и обещал вечность этих удовольствий при условии, что они пойдут и убьют всех тех, кого он назовет. Только одна религия на свете не запачкана фанатизмом. Это религия китайских мудрецов. Секты философские не только свободны от этой чумы, но они служили средством против нее, так как действие философии заключается в том, что она доставляет душевный покой, а фанатизм несовместим с покоем. Если наша святая религия так часто искажалась этой дьявольской яростью, то в этом надо винить людское безумие.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

21 ноября, 12:54

Благотворительный вечер в поддержку политзаключённых (анонс)

  • 0

В субботу, 25 ноября 2017 г., в Сахаровском центре в Москве (ул. Земляной вал, д. 57, стр. 6,) состоится Благотворительный вечер в поддержку политзаключённых. Ожидаются: актёр театра и кино Сергей Юрский, поэт Дмитрий Быков, бард Алексей Кайдалов, гитарист-виртуоз Максим Демидов. Вы сможете: внести посильные пожертвования для политзаключённых, поддержки их семей или оплаты адвокатов. А ещё – написать политзаключённым письма-открытки, которые затем будут отправлены адресатам; они их всегда очень ждут.Олег Навальный. Фото: navalny.comДля тех, кто не сможет прийти: вы в любое время можете помочь политзаключённым в России, внося посильные пожертвования через Союз солидарности с политзаключёнными (ССП) – на яндекс-кошелёк № 410011205892134.ОтсюдаВы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
21 ноября, 11:50

Летопись жизни и творчества Н.В. Гоголя в 7 томах. Т. 1-3 (2017)

  • 0

Виноградов И.А. Летопись жизни и творчества Н. В. Гоголя (1809–1852). С родословной летописью (1405–1808). Научное издание. В 7 т. Т. 1. 1405–1808; 1809–1828. М.: ИМЛИ РАН, 2017. 736 с. — 58 а. л.Книга представляет собой первый том впервые издаваемого систематического летописного свода жизни и творчества Гоголя, с родословной летописью писателя. Том включает в себя подробные сведения о представителях рода Гоголя, с начала XV до начала XIX в. (собранные материалы служат одновременно комментарием к главной исторической повести Гоголя «Тарас Бульба»); охватывает начальные годы жизни будущего писателя. Впервые в литературе о Гоголе последовательно освещается историческая эпоха, предшествовавшая его рождению; детально описаны обстоятельства его пребывания в родном доме в Васильевке; обучения в Полтавском уездном училище, в нежинской Гимназии высших наук. Прослежены первые шаги Гоголя в Петербурге. Отдельные сведения получили необходимые уточнения. В работе использованы многочисленные мемуарные, эпистолярные, дневниковые материалы, исторические источники, документальные архивные свидетельства, собственные воспоминания Гоголя. Данные о каждом дне жизни писателя составляют отдельное аналитическое описание, с своей библиографией и необходимыми хронологическими отсылками. Том сопровожден маршрутным указателем (географической канвой жизни и творчества Гоголя), позволяющим наглядно представить перемещения писателя. Именной указатель насчитывает около двух с половиной тысяч имен.Виноградов И.А. Летопись жизни и творчества Н. В. Гоголя (1809–1852). Научное издание. В 7 т. Т. 2. 1829–1836. М.: ИМЛИ РАН, 2017. 672 с. — 60 а. л.Книга представляет собой второй том впервые издаваемого систематического летописного свода жизни и творчества Гоголя. Том включает в себя подробные сведения о так называемом «петербургском» периоде жизни писателя. Прослежены первые шаги Гоголя в Петербурге на государственной службе и литературном поприще, подробно освещена педагогическая деятельность в Патриотическом институте и Императорском университете. Наиболее плодотворная эпоха в жизни писателя отражена многочисленными свидетельствами, связанными с творческой историей «Вечеров на хуторе близ Диканьки», «Миргорода», «Арабесок», «Ревизора», а также начальным этапом работы над «Мертвыми душами». Том завершается первыми месяцами пребывания Гоголя за границей. Отдельные сведения получили необходимые уточнения. В работе использованы многочисленные мемуарные, эпистолярные, дневниковые материалы, документальные архивные свидетельства, собственные воспоминания Гоголя. Данные о каждом дне жизни писателя составляют отдельное аналитическое описание, с своей библиографией и необходимыми хронологическими отсылками. Том сопровожден маршрутным указателем (географической канвой жизни и творчества Гоголя), позволяющим наглядно представить перемещения писателя. Именной указатель насчитывает около двух с половиной тысяч имен.Виноградов И.А. Летопись жизни и творчества Н. В. Гоголя (1809–1852). Научное издание. В 7 т. Т. 3. 1837–1841. М.: ИМЛИ РАН, 2017. 672 с. — 61 а. л.Книга представляет собой третий том впервые издаваемого систематического летописного свода жизни и творчества Гоголя. В этой части летописи детально воссоздана картина заграничных путешествий писателя и тех впечатлений, которые были получены им в период двух продолжительных сроков пребывания за рубежом. Эти впечатления нашли отражение в главных художественных творениях писателя — второй редакции повести «Тарас Бульба» (в составе единственного прижизненного собрания гоголевских сочинений) и первого тома «Мертвых душ», представляющих собой своего рода «Илиаду» и «Одиссею» Гоголя. В работе использованы многочисленные мемуарные, эпистолярные, дневниковые материалы, документальные архивные свидетельства, собственные воспоминания Гоголя. Отдельные сведения, в частности, датировка писем, получили необходимые уточнения. Данные о каждом дне жизни писателя составляют отдельное аналитическое описание, порой статью, с своей библиографией и необходимыми хронологическими отсылками. Том сопровожден маршрутным указателем (географической канвой жизни и творчества Гоголя), позволяющим наглядно представить перемещения писателя. Именной указатель насчитывает более двух тысяч имен.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

21 ноября, 10:45

Профессор Вера Афанасьева. "Катастрофа российского образования"

Автор - профессор Саратовского государственного университета Вера Афанасьева, ставшая широко известной в интернете после публикации ряда воззваний и открытых писем, посвященных проблемам российского образования (см. ее заметки "Пять признаков тяжелой болезни российского образования" и "Пять причин, по которым не следует становиться профессором").Катастрофа российского образованияНужны ли стране образованные люди? Казалось бы, ответ очевиден – да! Ведь от образования отдельного человека «зависит благосостояние всего народа» (Дж. Локк).Однако ситуация в современном российском образовании заставляет усомниться в однозначности этого «да». Даже поверхностный взгляд на происходящее в российском образовании позволяет усмотреть в нем уже хорошо известные, много раз озвученные основные проблемы:1. тотальную нищету школ и вузов, крайне низкие зарплаты преподавателей;2. не имеющие аналогов бюрократизацию и формализацию всей педагогической деятельности;3. падение престижа профессии педагога;4. фальсификацию педагогического процесса и его результатов;5. низкое качество обучения;6. деградацию педагогического сообщества.Система российского образования разрушается и сейчас находится в катастрофическом состоянии. Она тяжело, возможно, даже смертельно больна.Констатация этого факта заставляет задаться целым рядом вопросов, ответы на которые могли бы указать пути поиска решений существующих проблем. Первый и, на мой взгляд, важнейший из них – каковы причины происходящего? И здесь возможны, как минимум три возможных варианта ответов.1. Систематические ошибки в руководстве образованием. Плохо работающее министерство; бездарные министры; некомпетентные чиновники; согласные на все за огромные зарплаты администрации вузов; постоянные нелепые министерские метания-искания, наносящие образованию несомненный, но не целенаправленный вред – не ведают, что творят; портят и разрушают по неразумению, по некомпетентности, по бесталанности, по неумению управлять столь сложной системой. Я описала этот вариант в заметке «След бешеной козы на заснеженном русском поле».2. «Болезнь», катастрофическое состояние системы.Этот вариант был рассмотрен мною в более серьезной работе «Проблемы российского образования: системный анализ». Вот основные ее тезисы. Образование является подсистемой государственной системы, тогда его развитие определяется его внутренней структурой, устойчивостью, характером его связей с другими подсистемами государства, отводимым ему ресурсом. Можно показать следующее.а) Образование занимает в государственной системе центральное место, поскольку от него зависят наука, культура, экономика, эффективное развитие страны как целого.б) Сегодня российское образование имеет несовершенную структуру, механически транслированную с Запада и не адаптированную к российским реалиям. В частности, не оптимальна, не приспособлена к нынешним российским условиям его трехступенчатость – бакалавриат, выпускающий не-специалистов; магистратура, почти не повышающая квалификацию; аспирантура, в которой практически невозможно стать кандидатом наук.в) Система образования обладает неустойчивостью, обусловленной постоянными воздействиями на него сверху и чреватой возможностью его полного разрушения.г) Имеет место слишком жёсткий контроль за образованием со стороны государства, делающий невозможным его естественное развитие.д) У российского образования слишком малый ресурс, не совместимый с полноценным развитием – крохотные, по сравнению с необходимыми, государственные ассигнования; незначительная, неуклонно ветшающая материальная база; стареющее и в среднем понижающее свою квалификацию педагогическое сообщество. Ресурс этот, к тому же, в значительной степени пожирается расходами на содержание огромного чиновничьего аппарата.е) У образования разорваны связи с важнейшими материальными государственными подсистемами – с производством, с наукой, с культурой. Это приводит к тому, что государство теряет самый главный «продукт» образования – специалиста, профессионала, который становится невостребованным, а значительные деньги, которые тратятся на его обучение, выбрасываются на ветер. И это одна из основных причин неэффективности образования.ж) У образования отрицательные связи с основными ментальными системами: с почти утраченной системой ценностей, с разрушенными традициями, с нездоровой нравственностью. Следствием этого становится его неспособность выполнять главную свою функцию – транслировать в будущее нравственные, ценностные, культурные, социальные, национальные модели и коды.з) Фундаментальная связь образования и полноценной личности (последняя и мыслится важнейшим итогом образования) сегодня тоже является отрицательной – образование не способствует становлению личности. Это касается и обучающихся, и педагогов.Сказанное означает, что неуспехи российского образования закономерны, его проблемы – системны, а их решение невозможно без радикального изменения всего российского государственного устройства. Так плохо устроенная система не может полноценно развиваться, ее развитие неоптимально, неэффективно, должно демонстрировать постоянные сбои, кризисы, провалы. Болезнь российского образования есть естественное следствие нездоровья всей страны.Тут, по-видимому, имеет смысл добавить следующее. Россия – огромная сложная нелинейная система, нынешнее состояние которой в свете современных научных представлений точнее всего можно охарактеризовать как хаотическое, как развитый детерминированный хаос. Последний возникает, когда система достигает определенного уровня сложности. Динамика подобных систем непредсказуема, и возможны разные варианты будущего: еще более развитый хаос, новый упорядоченный режим или даже разрушение – все они катастрофичны, то есть могут радикально изменить систему. Сложности российского образования при таком рассмотрении являются следствием хаотической динамики всей государственной системы, результатом наложения очень разных хаотических экономических, социальных, культурных, этических тенденций, режимов, паттернов, «мод».3. Целенаправленная стратегия, или новая евгеника.Возможен и третий вариант ответа – разрушение российского образования является конечной целью некоторой последовательной стратегии, промежуточные результаты которой мы и наблюдаем сейчас. Если это так, то традиционное российское образование разрушается планомерно, целенаправленно, стратегически.Осмелюсь предположить, что таких стратегий может быть, как минимум, две. Авторов и акторов стратегий определить несложно – разрушение столь значимой и консервативной общественной системы, как образование, под силу только правящим элитам. А вот направление и цель стратегий можно попытаться угадать, проведя анализ проводимых в образовании реформ – они явно укладываются во вполне определенные тренды.Первая стратегия, которую я назову «глобалистско-трансгуманистической», или «трансгуманистической» связана с общемировыми тенденциями, с фундаментальными изменениями, происходящими в глобальном социуме благодаря «третьей промышленной революции». Эту стратегию наиболее полно и последовательно проанализировала в своих работах Ольга Четверикова, на которую я с благодарностью ссылаюсь.Трансгуманистическая стратегия появляется благодаря ускоренному развитию нано-, био-, информационных, когнитивных и новых социальных технологий – НБИКС-технологий. Их экспоненциальный рост радикально меняет характер производства, механизмы управления, социальную структуру, задачи общественного развития. Развитие этих технологий делает необходимым трансформацию самого человека и, в первую очередь, его сознания. Технологии, дабы поддержать собственный рост, работают на формирование человека виртуального, предпочитающего физической реальности цифровую и активно созидающего последнюю.Трансформация человека предполагает создание новой идеологии, и она уже существует – это идеология трансгуманизма. Трансгуманизм рассматривает человека лишь как этап биосоциальной эволюции от обезьяны к «постчеловеку» – человеку, телесно и интеллектуально преобразованному с помощью НБИКС-технологий. Человек при этом оказывается объектом эксперимента правящих элит, биологическим материалом, социальным капиталом, с которым в целях технологического развития можно делать все, что угодно. И главное – изменить его мышление.Очевидно, что идеология трансгуманизма не совместима с гуманистическим мировоззрением, предполагает разрушение традиционной системы ценностей, не ограничена существующими этическими нормами, а определяется лишь намерениями экспериментаторов, которые пытаются оправдать себя безграничностью человеческих прав.Документом, открыто заявившим о необходимости подобных трансформаций, стала «Трансгуманистическая декларация», опубликованная в 2002 г. «Всемирной трансгуманистической ассоциацией». Эта декларация объявляет будущие изменения человека неизбежными и отстаивает право каждого модифицировать не только себя, но и других, выступая против этических запретов и технофобии. Это страшный проект искусственной эволюции, близкий к евгенике и к некоторым идеям ницшеанства. Разумеется, право на тотальное изменение человека присвоили себе интеллектуальные и политические элиты. Существует мнение, что в настоящее время они занимаются разработкой стратегии «двухуровневого социума» – элиты и человеческого ресурса, «людей служебных». К сожалению, реалии показывают, что подобное мнение имеет под собой серьезные основания.Российская элита принимает в этом деятельное и откровенное участие. Вот как сказал об этом М. Ковальчук: «Свойство популяции служебных людей очень простое: ограниченное самосознание, и когнитивно это регулируется элементарно, мы с вами видим, это уже происходит. Вторая вещь – управление размножением, и третья вещь – дешевый корм, это генно-модифицированные продукты. И это тоже уже все готово. Значит, фактически, сегодня уже возникла реальная технологическая возможность выведения служебного подвида людей. И этому помешать уже не может никто, это развитие науки, это по факту происходит, и мы с вами должны понимать, какое место в этой цивилизации мы можем занять».Создание «служебного» человека требует изменения всей традиционной ментальной системы: ценностей, культуры, науки, искусства, мировоззрения, и, конечно же, образования. Можно предположить, как это сделала Ольга Четверикова и другие авторы, что перестройка всей системы российского образования, осуществляется именно для потребностей нового технологического уклада и в интересах правящих элит.В самом деле, меры по трансформации российского образования двух последних десятилетий:1. отказ от обязательного общеобразовательного минимума;2. переход на федеральные образовательные стандарты;3. введение ЕГЭ;4. присоединение к Болонской системе;5. коммерциализация государственных образовательных учреждений;6. признание образования внеконституционной государственной услугой, а не государственной обязанностью;7. введение в вузах попечительских советов, ставших аренами воздействия власти и крупного бизнеса на образование и более значимыми органами управления, чем ректораты и ученые советы;8. сформулированная для образования «Стратегией инновационного развития России до 2020 г.» задача – формирование «инновационного человека», «адаптивного к постоянным изменениям», реализация которой предполагает максимальное распространение международных стандартов, расширение присутствия иностранных специалистов и представителей высокотехнологичного бизнеса в управлении, формировании и реализации программ вузов;9. введение «кастового образования» и онлайн-обучения, предусмотренные в форсайт-проекте «Образование 2030»;10. встраивание российской высшей школы в глобальный рынок, основным механизмом которого стал проект «5-100-20»,11. содержание «Федеральной целевой программы развития образования на 2016-2020 гг.» –прекрасно укладываются в тренд «глобалисткой» стратегии.Без труда можно определить и основных ее возможных проводников – по делам их. Это НИУ ВШЭ, Национальный фонд подготовки кадров (НФПК), Российский общественный совет по развитию образования (РОСРО), Институт проблем образовательной политики «Эврика», Федеральный институт развития образования (ФИРО), Московская школа управления (МШУ) «Сколково», Инновационный центр «Сколково» и «Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов» (АСИ). По сути, эти организации образуют систему параллельного управления российским образованием, совершенно независимую от гражданского общества, от законодательной и исполнительной власти. Минобрнауки становится при этом лишь каналом трансляции уже принятых в этих структурах решений.Понятен и замысел проводимых преобразований. Тотальные общественные перемены делают излишней сложившуюся еще в ХVIII в. модель образования, направленную на формирование образованной личности, ненужными традиционные институты (школы, уроки, преподавателей, оценки, экзамены), которые должны быть упразднены. Так, школа и университет должны быть преобразованы в свои виртуальные аналоги. Учителей и преподавателей заменят тьюторы и эксперты. Знания заменятся компетенциями и получением навыков, пригодных для успешной карьеры и необходимых работодателю, который и будет их оценивать. Университеты будут работать по принципу венчурных фондов. Граница между образованием и бизнесом будет стерта. Обучение будет проводиться «на практике». Вместо защиты диплома будут представляться проекты для работодателя. Поскольку подобное «образование» должно представлять собой приобретение конкретных компетенций, нужных в данный момент работодателям, для полноценного преподавания оставят только часть предметов. Остальные, в первую очередь, гуманитарные, дисциплины переводят в онлайн-обучение.Образование становится «кастовым». Фундаментальное образование сохраняется только для избранных (богатых или очень способных) – это дорогое, «человеческое» образование. Для большинства будет доступным лишь дешевое, компьютерное обучение. Число вузов в России при этом может сократиться до 200–250.Выступая с открытой лекцией, Д. Песков, один из руководителей «Агентства стратегических инициатив», конкретизировал модель «кастового образования»: «одна группа людей – это те, кто управляют; вторая – это так называемые «люди одной кнопки», которые должны обладать не умением и навыками руководства и творчества, а всего лишь способностью пользоваться готовыми разработками».В пользу существования «глобалистской стратегии» говорит наличие в России (как в политической элите, так и в крупном бизнесе) серьезных сил, ориентированных на запад, а также явно прозападный характер большинства проводимых в образовании реформ.Особо отмечу, что на сложной российской почве, в условиях стагнирующей экономики, коррупции, физического и интеллектуального вырождения нации, тотальной фальсификации эти образовательные инновации дали безобразные, не похожие на западные образцы плоды. В итоге традиционная система образования в России почти разрушена, новая так и не построена.Таким образом, катастрофическое положение в сфере образования может предполагаться следствием того стратегического курса, которому следует российское руководство. В этом случае власть разрушает нынешнюю систему образования вовсе не в силу своих неразумения и некомпетентности, а, напротив, потому что она реализует хорошо продуманную стратегию – ориентируется на глобальные центры, которые в угоду современному рынку осуществляют активную десциентизацию и деиндустриализацию таких стран, как Россия. Это и определяет незначительную потребность в специалистах с высшим образованием. Остальным уготовано работать там, где нужны элементарные навыки и не требуется специальное обучение.Если эта стратегия на самом деле существует, то продвигают ее люди с измененным сознанием, для которых человек – не личность, а набор функций, интересных лишь с точки зрения их товарной стоимости.Вторая возможная стратегия трансформации человека, с неизбежностью включающая ломку российского образования, радикально отличается от первой идеологическими основаниями, но мало отличается конечной целью. Я буду называть ее «тоталитарно-антиглобалисткой», или «тоталитарной». Ее целью тоже является изменение человеческого сознания, создание человека виртуального (но теперь уже скорее телевизионного), и уже в нуждах строящегося авторитаризма (тоталитаризма? фундаментализма?). Своей окончательной целью она имеет воспитание «человека послушного», «человека управляемого», довольного малым и всегда принадлежащего большинству.Строящемуся в стране режиму образованные люди не нужны. Образованный человек, по определению, личность, он склонен к свободомыслию и принятию независимых решений. Им куда сложнее управлять, особенно необразованщине, которая, в большинстве своем составляет большинство нынешней политической элиты. У образованного человека светлое самосознание. Опасения власти хорошо отражают слова Г. Грефа: «Как только простые люди поймут основу своего я и самоидентифицируются, управлять, то есть манипулировать ими будет чрезвычайно тяжело... Люди не хотят быть манипулируемыми, когда имеют знания»Что говорит в пользу реализации второй стратегии?а) Нынешнее положение страны в мире, усиливающаяся политическая, экономическая, культурная изоляция власти, не позволяющие следовать глобалистской стратегии.б) внутренняя политическая ситуация, явно ориентированная на тоталитаризм.в) Взаимодействие светской и церковной властей, опора власти на церковь, возрождение христианства и строительство в качестве государственной идеологии российского фундаментализма, не допускающие полного ухода от традиционных ценностей.г) Плачевное состояние российской индустрии.д) Очевидные неуспехи научных проектов, вроде «Сколкова», мыслящихся как экспортные.Вполне возможно предположить и «изменение стратегии в ходе игры». Нынешняя власть, взяв курс на реализацию «постгуманистической» стратегии, вполне могла поменять его вследствие изменившейся политической и экономической обстановки на «тоталитарную».Но посмотрите – парадоксальным образом на российском социальном поле, «постгуманистическая» и «тоталитарная» стратегии пересекаются и усиливают отрицательные воздействия на российское образование, ускоряя его катастрофу. Ни постгуманизму с его довлеющими технологиями, ни тоталитаризму с их отсутствием образованные люди не нужны. Нужны необразованные, как бы они ни назывались – «постчеловеками», «служебными людьми», «людьми одной кнопки», «офисным планктоном», «верящими в телевизор», «пламенными партийцами», «ура-патриотами», «фанатиками», «ватниками» или «пассивными обывателями». В любом случае, это люди с ограниченным самосознанием. Лучше всех этот факт метафорически выражен одним моим читателем: «Нужен ли матери образованный сын? А мачехе?».Однако факт остается фактом: наша страна при любой стратегии или ее отсутствии не ориентирована на образование. Если образованные люди ей и нужны, то только ДСП, «для служебного пользования», – как совсем небольшая интеллектуальная элита, обслуживающая плохо образованную политическую, либо как товар на всемирном рынке, единственный, кроме нефти, газа и сомнительного вооружения, который сегодня страна пока еще может поставлять на экспорт.Есть и то, что говорит против существования обеих стратегий разрушения отечественного образования, – у российской власти редко, особенно в последние годы, наличествует хоть какая-либо стратегия хоть в чем-нибудь. Наша власть традиционно имеет ограниченное сознание, так что стратегически мыслить ей непривычно.Итак – что это? Систематические ошибки невежд? Неумные и неполезные действия клерков, подчиняющиеся закону Паркинсона? Тяжелая болезнь государственного организма, разрушающая все свои важнейшие органы? Или все же результат разрушительной стратегии? А может, все вместе – колеблющаяся вместе с линией партии разрушительная стратегия, проводимая в больной социальной системе на фоне систематических чиновничьих ошибок? Жесткая властная паранойя на фоне живо колеблющейся политико-экономической шизофрении, где все и всё время, к тому же, еще и ошибаются? Система-то очень сложная, нелинейная, с сильным хаосом, да еще и тяжело больная – тут может происходить все, что угодно, и все сразуВ любом случае, сегодняшние трансформации образования можно расценивать как катастрофические для него. И не допускающие ни реиндустриализации страны, ни возрождения науки, ни строительства гражданского общества. Они ведут к потере суверенитета страны в сфере образования, и, как следствие, к потере национальной безопасности. Кто бы знал, как это изменить! И не прошли ли мы уже прошли точку невозврата?Единственное, что обнадеживает – в нашей стране власть даже и разрушить ничего толком не умеет. Так что, глядишь – поболеет-помучается образование, да и выживет. Переживет своих мучителей.Я выражаю признательность всем, кто участвовал в обсуждении этой работы, в том числе аудитории моего выступления в «Ельцин-центре» 18 ноября 2017 г.ОтсюдаВы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
21 ноября, 09:59

Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 3-я лекция, часть 2

  • 0

Прага, 22 марта 1911 годаЧеловеку предстанет нечто совершенно другое, если он сможет ясновидчески заглянуть в свой внутренний мир взглядом, обращенным вовнутрь. И для него постепенно станет ясно, почему ясновидящие всех времен видели некую связь органов с действиями планет. Как мы уже говорили вчера, деятельность селезенки связывалась с именем Сатурна, печени - с именем Юпитера и деятельность желчи - с Марсом. Ибо то, что можно увидеть в своем внутреннем мире, коренным образом отлично от того, что представляется внешнему взгляду. Тогда человек сознает, что он действительно имеет перед собой сжатые, уплотненные части внешнего мира, заключенные в границах его внутренних органов.Рассмотрим для начала то, что послужит нам примером.Таким способом познания, выводящим нас из привычных воззрений, мы сможем убедиться, каким чрезвычайно важным органом является человеческая селезенка. Этот орган представляется духовному наблюдению таким, как если бы он состоял не из внешнего вещества, не из телесной материи, но - если позволить себе такое выражение, хотя оно только приблизительно может выразить наблюдаемое - селезенка на самом деле представляется как некое светящееся космическое тело в миниатюре, с многообразной, весьма сложной внутренней жизнью.Я вчера уже обратил ваше внимание на то, что селезенка, наблюдаемая внешне, была описана как ткань, обильно наполненная кровью с включенными в нее крошечными белыми тельцами. Исходя из внешнего физиологического наблюдения, можно сказать, что кровь, проходящая через селезенку, процеживается через нее, как сквозь сито. Оккультному же наблюдению селезенка представляется как орган, который посредством разнообразнейших внутренних сил приводится в постоянное ритмическое движение. Уже на примере этого органа мы убедимся, какое огромнейшее значение, в сущности говоря, имеет в мире ритм.Мы получим некоторое представление о его значении во всеобщей жизни мира, если в пульсации крови вновь обнаружим внешний ритм космоса . Можно достаточно точно проследить также и внешним образом ритмы в органах, например в селезенке. Ясновидческому взгляду, обращенному вовнутрь, при созерцании органов в селезенке открываются различные потоки (die Differenzierungen), как в неком световом образовании (Lichtkцrper); они приводят жизнь селезенки в определенный ритм. Этот ритм значительнейшим образом отличается от других обнаруживаемых нами ритмов.Интересно, что ритм селезенки отличается от любого другого ритма, а именно: он гораздо менее регулярен, чем другие ритмы. Почему? По той причине, что селезенка известным образом связана с аппаратом питания (Ernдhrungsapparat) и входит в некоторые отношения с ним. Вышесказанное сразу станет ясным, если представить, каким удивительно регулярным должен быть ритм крови в человеке для поддержания правильного течения жизни. Он должен быть очень регулярным.Но есть другой ритм, который регулярен в очень малой степени, хотя было бы желательно, чтобы благодаря самовоспитанию он становился все более и более регулярным, особенно в детском возрасте. Это ритм, в котором мы питаемся, ритм еды и питья. Человек, ведущий, хотя бы в некоторой степени, упорядоченную жизнь, уже соблюдает определенный ритм. Он завтракает, обедает и ужинает в одно и то же время - и так сохраняет какой-то ритм. Как, в сущности, вообще обстоит дело с ритмом? Во многих отношениях - как это печально известно - этот ритм нарушается из-за того, что многие родители потакают своим детям.Они просто дают ребенку есть, как только тот пожелает, тем самым игнорируя всякую регулярность. Да и нельзя сказать, что сами взрослые очень уж придерживаются ритмичности в отношении еды и питья. Только не следует относиться к этому педантично и морализировать по этому поводу - ведь современная жизнь не всегда позволяет соблюдать ритм. Нерегулярное принятие пищи и особенно жидкости - вещи достаточно известные и здесь о них говорится не для осуждения, но лишь чтобы упомянуть об этом. Однако наше недостаточно ритмичное питание должно постепенно ритмизироваться так, чтобы оно могло быть включено в регулярный ритм организма; оно должно быть преобразовано так, чтобы, по крайней мере, были устранены самые грубые нарушения регулярности ритма, связанные с приемом пищи.Предположим, некто, в силу своей профессии, вынужден завтракать в восемь часов утра и обедать в час или в два часа пополудни и такой распорядок дня стал для него уже привычным. Далее, допустим, он зашел к своему хорошему другу и тот оказал ему любезность - что само по себе, конечно, выше всяческих похвал, - предложив подкрепиться в промежутке между завтраком и обедом. Тем самым этот человек существенно нарушил свой привычный ритм принятия пищи и оказал на ритм своего организма совершенно определенное воздействие.Но в организме должно присутствовать нечто такое, что соответствующим образом усиливало бы все находящееся в регулярном ритме и ослабляло бы действие неритмичных процессов. Самые грубые нарушения регулярности должны быть выровнены. Для этого на пути перехода питательных веществ в систему крови необходимо присутствие некоего органа, который уравновешивал бы нарушения регулярности ритма питания, приводя его в соответствие с необходимой регулярностью ритма крови. И этот орган - селезенка.Таким образом, наблюдая совершенно определенные ритмические процессы, описываемые здесь, мы можем составить себе понятие о том, что селезенка является своего рода трансформатором, выравнивающим нерегулярности пищеварительного канала так, чтобы они были преобразованы в регулярность циркуляции крови. Ведь иначе дело приняло бы роковой оборот, если бы нарушения ритмичности в принятии пищи (особенно в студенческие годы, как, впрочем, и в другие периоды жизни) продолжали бы свое действие также и в крови. И здесь очень многое подлежит сбалансированию; крови должно быть передано столько, сколько пойдет ей на пользу. Эту функцию выполняет включенный в поток крови орган селезенки. Излучая свое ритмизирующее воздействие на весь человеческий организм, он осуществляет вышеописанную задачу.Почерпнутое нами из ясновидческого наблюдения, а именно, тот факт, что селезенка поддерживает известный ритм, может быть подтверждено также и внешним наблюдением. Было бы исключительно трудно выявить задачу селезенки одним только обычным физиологическим исследованием, но, исходя уже из внешнего наблюдения, можно установить, что селезенка в течение определенного времени после обильного приема пищи набухает и, если не последует нового приема пищи, то через некоторое время она вновь сокращается. Благодаря растяжению и сокращению этого органа нерегулярность приема пищи выравнивается, приходя в соответствие с ритмом крови.Если вы сознаете, что человеческий организм - не просто сумма органов, как это часто описывается, но что все органы посылают свои скрытые воздействия во все части организма, то вы сможете себе представить, что ритмическая деятельность селезенки находится в зависимости от внешнего мира, а именно - от принятия пищи, и ее ритмические движения излучаются в весь организм и действуют в нем регулирующим образом. Это только одна сторона деятельности селезенки, ибо невозможно сразу охватить все ее функции.Чрезвычайно интересно было бы посмотреть, подтвердила бы подобные утверждения внешняя физиология , если бы сказанное здесь было воспринято, хотелось бы сказать, как "подброшенная идея" (ведь не могут же все сразу стать ясновидящими!) и если бы люди сперва сказали себе: "Представлю-ка себе на минутку, что оккультисты говорят не совсем уж абсолютную чушь, и я не буду ни верить в это, ни отрицать, но оставлю вопрос открытым и посмотрю, будет ли что-то доказано внешней физиологией".Тогда можно было бы провести физиологические исследования, которые доказали бы данные, полученные ясновидче-ским наблюдением. Одно из подобных доказательств мы уже привели, описав растяжение и сокращение селезенки. Растяжение, наступающее после обильной еды говорит о ее зависимости от приема пищи. Так, в селезенке мы обнаружили орган, который зависит, с одной стороны, от человеческого произвола, с другой же стороны, устраняет нерегулярности этого произвола, парализует их, то есть преобразовывает их в соответствии с ритмом крови, и лишь благодаря этому физическая часть человека может, так сказать, быть сформирована сообразно со своим существом.Ибо для того, чтобы человек мог быть сформирован сообразно своему существу, особенно важно, чтобы именно кровь - центральный орган его существа - могла действовать правильным образом, в своем собственном ритме. Человек, поскольку он - носитель своего кровообращения, должен быть замкнут в себе, изолирован от нарушений регулярности ритма, приходящих из внешнего мира и воздействующих на него; одним из таких нарушений, является, например, совершенно неритмичное принятие пищи.Итак, имеет место изоляция, независимость существа человека от окружающего мира. Любая подобная индивидуализация какого-либо существа, становление его самостоятельным называется в оккультизме "сатурническим процессом", то есть совершающимся под воздействием Сатурна. Вычленение, рождение отдельного существа из всеохватывающего всеобщего мирового организма, его индивидуализация, изоляция, благодаря чему оно, это отдельное существо, может уже в себе самом развертывать, развивать свой собственный, особый ритм, - вот первоначальная идея, сущность сатурнического влияния.Сейчас я хочу пока оставить в стороне то, что сегодняшняя астрономия считает принадлежащими к нашей Солнечной системе такие планеты, как Уран и Нептун, находящиеся за пределами орбиты Сатурна. Для оккультистов сатурническими силами являются все те силы, которые отделяют, обособляют, изолируют и индивидуализируют нашу Солнечную систему от остального мира. Все эти силы представлены в той планете, которая является самой удаленной, самой внешней из всех планет нашей Солнечной системы .Представив себе Вселенную, можно сказать: находясь в пределах орбиты Сатурна, Солнечная система в состоянии следовать своим собственным законам и быть независимой, вычленяясь из окружающего мира, из его формирующих сил. На этом основании оккульти сты всех времен видели в сатурнических силах то, что замыкает Солнечную систему в самой себе, что делает для нее возможным развивать свой собственный ритм, отличающийся от ритма, царящего за ее пределами.Нечто подобное мы встречаем в организме человека в образе селезенки. Правда, что касается нашего организма, здесь речь идет об обособлении не от всего внешнего мира, а только от того окружающего мира, который содержит для него пищу. Селезенка является органом, обрабатывающим все притекающее в организм извне, - подобно тому, как и все находящееся в пределах орбиты Сатурна обрабатывается сатурническими силами, то есть происходит преобразование внешних ритмов в соответствии с ритмом и закономерностью человека. Благодаря деятельности селезенки наше кровообращение изолируется от всех внешних воздействий, становится замкнутой в себе системой, имеющей свою закономерность, свой собственный ритм.Теперь мы подходим уже ближе к основаниям, которые явились определяющими в оккультизме для выбора названий планет применительно к органам. В оккультных школах эти названия первоначально применялись не только к отдельным, физически видимым планетам. Именем "Сатурн", например, называлось, как уже сказано, все то, что содействует обособлению чего-либо из совокупной всеобщности и замыканию в систему, имеющую в самой себе собственную ритмичность.Образование замкнутой системы и ее формирование сообразно своему собственному ритму приносит известный ущерб всеобщему мировому развитию, и это всегда немного огорчало оккультистов. Это хорошо понятно, ведь и в малом, и в большом мире все действия связаны друг с другом. Все взаимосвязано. И если что-либо - будь это Солнечная система, или система крови человека - вычленяется из окружающего мира и следует своей собственной закономерности, то такое отделение означает, что подобная система нарушает законы окружающего мира, разрушает их. Подобная система становится самостоятельной по отношению к внешнему миру и создает себе свои собственные законы и собственный ритм, противоречащие законам и ритму окружающего мира.И мы еще узнаем, что так же обстоит дело и с физическим существом человека. Хотя, после полного изложения сегодняшней лекции, нам станет ясно, какое это благо для человека - поддержание внутреннего ритма, созданного благодаря сатурническому влиянию селезенки. Но мы также увидим, что любое существо, будь то планета, или человек, замыкаясь в себе самом, приводит себя в противоречие с окружающим миром. Создается противоречие между тем, что вокруг нас, и тем, что внутри нас; однажды возникнув, оно не может быть погашено прежде, чем созданный внутри ритм будет вновь приведен в полное соответствие с внешним ритмомМы еще рассмотрим, как это применимо также к физическому человеку, ибо только что сказанное может выглядеть так, что будто бы человек должен привести себя в соответствие с нерегулярными внешними ритмами. Но мы увидим, что дело обстоит иначе. Внутренний ритм, создав себя, должен стремиться к тому, чтобы вновь быть сформированным сообразно всему внешнему миру, то есть погасить себя (sich selbst aufzuheben). Итак, это означает: "Существо, возникающее в недрах мира и работающее самостоятельно, должно иметь стремление вновь соответствовать внешнему миру и стать по отношению к нему таким, каким этот мир является". Другими словами: "все, становящееся самостоятельным благодаря сатурническому воздействию, предопределено к тому, чтобы вновь себя разрушить". Миф говорит об этом в образах: "Сатурн - или Кронос - пожирает своих собственных детей".Здесь вы видите глубокое созвучие, которое царит между оккультной идеей и мифом, выражающим то же самое в образе, в символе: "Кронос пожирает своих собственных детей". Человек, все более и более давая воздействовать на себя подобным вещам, выработает в себе тонкое чувство по отношению к упомянутому образу мыслей и через некоторое время не сможет больше сказать с такой легкостью, как это делается подчас в печати: "Ну вот, некоторые фантазеры воображают, будто в древних мифах и сказаниях образно запечатлена глубокая мудрость". А когда человек встречает подобное мнение один раз, другой и т. д. в литературе, публикующей чисто внешние рассмотрения, то он, конечно же, будет отрицать, что в мифах и сказаниях содержится более глубокая мудрость, чем во внешней науке .Но тот, кто глубже вникает в суть дела, найдет оправданным, что мифы и сказания действительно приводят ближе к истинной сущности мира и строе ния органов, чем это в состоянии сделать способ наблюдения внешней науки. Кто снова и снова дает действовать на себя этим образам, разбросанным в чудесных мифах и сказаниях по всему земному шару, тот, подойдя к ним с любовью, сможет найти в народном чувствовании, в народном мышлении, в образных представлениях человечества глубочайшую мудрость. И тогда станет понятным, почему некоторые оккультисты говорят, что только тот действительно понимает мифы и сказания, кто проникает через них в оккультную физиологию человека. В мифах и сказаниях содержится истинной мудрости о человеческом существе, истинной физиологии больше, чем в состоянии охватить внешняя наука.Постигнув однажды, сколько физиологии в таких, к примеру, именах как Каин и Авель , а также в именах их потомков - ведь эти древние имена возникли в те времена, когда в именах еще запечатлевали глубокий внутренний смысл, - люди проникнутся величайшим уважением, величайшим благоговением ко всему тому, что в течение исторического развития было создано мудрейшими из людей для того, чтобы человеческие души, пока прозрение в духовные миры для них невозможно, могли с помощью образов переживать свою связь с духовными мирами. Тогда будет основательно изгнано высокомерие, выраженное в словах, играющих в наше время слишком большую роль: "Каких чудесных достижений мы достигли!" , что означает: "Как удачно мы избавились от образов, содержащих древнюю человеческую мудрость!".Эти образы оказываются полностью отброшенными, если человек не вживается любовно в различные эпохи человеческого развития. Ясновидящий с открытым внутренним оком изучает внутреннюю природу человеческих органов, и она же выражается в образах и являет ему тот факт, что в мифах и сказаниях содержится как бы происхождение человека. Ясновидя щий видит в мифах и сказаниях изображенный в них удивительный процесс сжатия миров в человеческие органы. Он видит, как в течение бесконечно долгого времени выкристаллизовывались органы, чтобы однажды стать действующими в нас селезенкой, печенью, желчью. Завтра мы продолжим говорить об этом.Поистине, для того чтобы выразить это в образах, нужна глубокая мудрость, глубокое знание того, что мы можем лишь предчувствовать благодаря оккультной науке. Все действующее в нашем организме рождено из миров, как микрокосм из макрокосма. И мы обнаруживаем эту величайшую мудрость выраженной в мифах и сказаниях. Поэтому правы те оккультисты, которые, лишь узрев физиологию в мифических именах, находят в них смысл. На это должно быть сегодня только указано, ибо все сказанное может послужить для воспитания благоговения, того благоговения, о котором говорилось в первой лекции. Пользуясь подобным методом изучения, мы сможем сказать нечто сущностное о духовном содержании человеческих органов. И даже если достигнем в этом лишь очень малого, нам будет явлено, что это за чудесное строение - человеческий организм. И мы попытаемся в этом цикле лекций осветить в какой-то мере внутреннее существо человека.См. также:- Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 1-я лекция, часть 1- Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 1-я лекция, часть 2- Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 2-я лекция, часть 1- Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 2-я лекция, часть 2- Рудольф Штайнер. Оккультная физиология. 3-я лекция, часть 1Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
21 ноября, 09:06

Сбербанк узнает тебя по словам, по глазам, по голосу

  • 0

Сбербанк России приобретет 25% акций компании VisionLabs, которая разрабатывает инновационную технологию распознавания лиц. Решение о построении на основе системы идентификации было принято после тестирования платформы VisionLabs LUNA. Ожидается, что само решение позволит создать уникальный биометрический идентификатор для доступа к любой услуге или сервису клиентам Сбербанка. Биометрическая платформа будет использоваться не только внутри экосистемы банка, но и станет доступна для рынка.( Читать дальше... )Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

21 ноября, 08:29

Кирилл Серебренников: "Пропаганда не имеет никакого отношения к любви к Родине" (2005)

Беседа режиссера Кирилла Серебренникова с корреспондентом журнала "Огонек" Натальей Минеевой. Текст приводится по изданию: "Огонек", 2005. №11.Фото Александра ДЖУСА- Что для вас любовь к Родине и как вы ее переживаете?- У людей, связанных с производством нематериальных ценностей (я не использую слово «интеллигенция», поскольку оно сейчас, кажется, уже потеряло свой изначальный смысл), всегда очень сложные отношения с Родиной. Я восхищаюсь уникальными проявлениями национального характера: русским радушием, искренностью, смекалкой. Но я не слепой патриот и вижу вокруг очень много пошлого, того, что я бы хотел изменить. Чаадаев все написал об этом в «Философических письмах», и я готов подписаться практически под каждым его словом. Меня не устраивают в русском национальном характере доверчивость, долготерпение, безответственность, лень, пьянство, непонимание того, чте происходит, переходящие в равнодушие и пофигизм. В бунт «бессмысленный и беспощадный». Безответственно большинство, я это вижу, поскольку когда за людьми не надзирают, они халтурят. На Западе — протестантское сознание, которое воспитывают с детства. Оно определяется прежде всего ответственностью за свои действия. У нас все делается коллективно и сообща, и получается, что за свои действия никто ответственности не песет. Это как в анекдоте: «Кто ссил костюм? — и вышли 15 человек». Но все это не отменяет любовь к чему-то большому, гордость за свою страну.- Когда вы в последний раз испытывали гордость зе свою страну?- В этом году в Америке я испытал гордость за систему Станиславского. Это то, что американцы уважают и ценят. Понял я это, как только пересек границу. Таможенник-афроамериканец спросил меня о цели моего приезда в Америку. Я ответил, что еду преподавать систему Станиславского. Он широко улыбнулся и искренне воскликнул: Wow! Stanislavsky is cool! И я понял — нам есть чем гордиться.- Вы поставили спектакль про войну — «Голая пионерка». Почему тема войны для вас важна?- Война никогда не заканчивается, людей убивают и калечат все время Вокруг войны много пронзительных, невозможных человеческих историй, я их даже пытался записывать Это истории матерей, которые ищут тела своих детей. То, что с ними происходит, находится за пределами человеческих представлений. Я помню страшный рефрижератор в Ростове-на- Допу, в котором хранились замороженные останки погибших в первой чеченской войне. В окружном госпитале пытались идентифицировать этих людей. Я тогда работал на ростовском телевидении, и мы там часто снимали. Это невероятно страшно. Кроме ужаса, кошмара, боли, страха, слово «война» у меня никаких чувств не вызывает. Мы часто говорим, что Сталин — злодей, но, дескать, в нем было много хорошего — он построил качественные дома и вообще страну поднял. Это «но» — злодейство. Немцы себе сказали: Гитлер — злодей, и никаких «но» там пет. Неважно, что он — хороший семьянин, вегетарианец и много сдетал для Германии. У нас не было своего Нюрнбергского процесса. И это главная проблема, по-моему, — главное заблуждение.- Тогда что такое победа?- Чудо. Россия не могла победить по всем данным. Человеческое в людях было уничтожено Гражданской войной, чистками, репрессиями, лучшая часть страны была в лагерях, на коленях, размазана. И тем не менее ценой жизней огромного количества людей, посланных на смерть, была одержана победа. И это чудо, провидение Господне. В войне нет победы, только поражение. Победу присваивают себе военачальники, государственные деятели. У матерей убитых солдат есть ощущение победы? В войне не может быть победителей. Если бы человек хоть раз увидел, как человека переезжает танк, то никаких иллюзий но поводу войны не осталось бы. Это ужас.- Почему так сложно делать слектаклн о любви к Родине?- Мне кажется пошлым привычный ход: как только на сцене заголосили какие-то бабки, значит, вот она — Родина. Вот для меня лично Родина — это мегаполис Москва, где я живу. Хотя я был в деревне, специально ездил смотреть, как там люди живут. Мне эти люди интересны. В России все происходит каким-то чудом. Вроде бы все давно должно кончиться, а люди живут, радуются, находят праздники. Может быть, это и есть наша главная национальная особенность. Россия — такая геопатогенная зона, где постоянно происходят чудеса. И люди, которые здесь живут, живут в энергии чуда. Каждый прохожий — святой Про это мы сделали спектакль: о том. что святость может вырасти из грязи, откуда угодно, она даруется свыше самому последнему, отверженному, слабому.- Вам нравятся советские фильмы про войну?- Мне нравятся жесткие фильмы: «Проверка на дорогах», «Торпедоносцы», «20 дней без войны». На меня пропагандистские фильмы о войне не действуют. Был какой-то очень трогательный фильм Матвеева «Особо важное задание». Я ребенком плакал на этом фильме, но все равно понимал, что там артисты, что они играют. Что это кино такое жалостливое. А на фильмах Германа я не думал, что это кино, мне просто было нестерпимо страшно. Мне кажется, что фильмы про воину должны вызывать чувство, что война — это страшно, потому что эти фильмы про то, как люди убивают друг друга. Ведь война — это всегда невозможное, противоречащее человеческой природе предприятие.- Почему хорошие фильмы о войне, кем бы они ни были сделаны — «нашими», «чужими», становятся таким сильным пропагандистским оружием?- Пропаганда как наркотик. Человек мгновенно привыкает к героину. Так и с патриотическими фильмами — это сильнодейстдующее средство, которое очень точно рассчитано. Фильм «Цирк» вышел в 1936 году, в нем все ложь. Но это прекрасная сказка, она дарила ощущение чуда людям, которых ссылали в лагеря, убивали. Можно ли винить его создателей? Наверное, нет. Им нужно сказать спасибо за то, что облегчали последние минуты агонии. Пропаганда не имеет никакого отношения к любви к Родине. Пропаганда работает на государство. Пропагандистские фильмы — это жесткие, хорошо сделанные, коммерчески успешные предприятия. Ведь известно, например, что на пропаганду в Советском Союзе тратились огромные деньги. И нужно сказать, что затраты окупались. Но дело в том, что пропаганда не может воспитать любовь к Родине. Это получается какой-то гомункул. Любовь к Родине заложена в генетическом коде, как любовь к матери. Пропаганда воспитывала любовь к государству. А государство и Родина все же разные вещи. Курт Воннегут сказал: «Когда страна начинает убивать своих детей, она называет себя Родиной». Я отношусь к этому так же. Сейчас государство мне кажется некой странной субстанцией, целей которой я не понимаю. И я стараюсь отстраниться.- Какой из последних фильмов про войну вам показался наиболее интересным?- Пожалуй, фильм Месхиева «Свои» был попыткой понять через страдание и изменение человеческой породы то, что происходит на войне. Большинство же согременных фильмов кажутся мне картонными. Не могу судить их авторов, поскольку знаю, как трудно снять кино на эту тему. Я уверен, что люди берутся за их создание с честными помыслами. но не всегда получается сказать правду, не прибегая к пропагандистским клише.- Что такое подвиг? Чем можете вы лично пожертвовать ради Родины, этой любви, которую сложно описать словами?- Не знаю. Не знаю. Мне кажется, что это абсурдно — обещать подвиг или готовить подвиг! Дай бог, чтобы не надо было никаких подвигов. Пусть ситуация у нас хоть какое-то время продержится вегетарианской. Может, тогда жизнь хоть как-то успеет наладиться И тогда будет потребность не в пропаганде, а в правде. Мне кажется, что художникам делегируется право говорить правду и генерировать новые смыслы. Пускай будут у народа такие шуты, которые говорят правду. Может быть, в этом-то и подвиг. И это не какая-то общая, абстрактная правда, а то, что каждый из нас на самом деле думает. Если общество здорово, то оно имеет силы и мужество слышать правдивые вещи, а не впадает в истерику по любому погоду. Может быть, в этом и состоит подвиг, потому что сообщить «тьмы низких истин» всегда труднее, ведь это не так щедро оплачивается. как «возвышающий обман».Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
21 ноября, 07:35

Георгий Мирский. "Сталинские люди"

  • 0

Георгий Ильич Мирский (1926-2016) — советский и российский историк, востоковед-арабист и политолог. Доктор исторических наук, профессор,главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН. Заслуженный деятель науки Российской Федерации. Ниже размещена глава из его книги воспоминаний "Жизнь в трех эпохах" (М.; СПб: Летний сад, 2001).СТАЛИНСКИЕ ЛЮДИПятнадцатая партконференция, октябрь 1926 года. Объединенная троцкистско-зиновьевская оппозиция обвиняет сталинцев-бухаринцев в термидорианском перерождении. Ей отвечает Бухарин: «Не смейте кричать, что у нас термидор! Не смейте кричать, что у нас перерождение... Зиновьев говорил, как хорошо Ильич поступил с оппозицией, не исключал всех тогда, когда он имел только два голоса из всех на профессиональном собрании. Ильич дело понимал: ну-ка, исключи всех, когда имеешь два голоса. (Смех.) А вот когда имеешь всех, и против себя имеешь два голоса, и эти два голоса кричат о термидоре — тогда можно и подумать». (Возгласы: «Правильно!» Аплодисменты, смех. Сталин с места: «Здорово, Бухарин, здорово. Не говорит, а режет».)Пятнадцатый съезд ВКП(б), декабрь 1927 года. Троцкий уже разбит, добивают Зиновьева и Каменева. Выступает Рыков: «Товарищ Каменев окончил свою речь тем, что он не отделяет себя от тех оппозиционеров, которые сидят теперь в тюрьме. Я должен начать свою речь с того, что я не отделяю себя от тех революционеров, которые некоторых сторонников оппозиции за их антипартийные и антисоветские действия посадили в тюрьму». (Бурные, продолжительные аплодисменты, крики «ура!». Делегаты встают.) Выступает Томский: «Рабочие хотят, чтобы вы перестали бузить, а если не захотите перестать — чтобы партия заткнула вам глотку». (Аплодисменты. Косиор: «Вот это правильно!») Томский продолжает: «Если на одну чашку весов положить ваши заслуги перед партией и перед рабочим классом, а на другую чашку весов все, что вы натворили и наблудили за эти два года, вторая чашка весов стукнет — она перетянет, и в расчетах с вами давным-давно стерты с доски, с доски истории все ваши заслуги перед рабочим классом». Выступает Рудзутак: «Вы пришли с обманом и ложью. На этой почве у нас мира быть не может... ваши взгляды с нашей партией несовместимы. Как вы смеете с такой наглой ложью предстать перед съездом?»Так разговаривали большевики с большевиками — со старыми друзьями и соратниками. А через четыре года таким же языком будут на другом съезде партии говорить с Бухариным, Рыковым и Томским, и так же они будут стоять, оплеванные и униженные, перед своими старыми товарищами по партии, и уже им будут тыкать в нос, чего стоят их прежние заслуги на доске истории, и съезд будет бурно аплодировать Сталину, Молотову и Кагановичу. А Рудзутак и Косиор через десять лет разделят судьбу Зиновьева и Каменева, Бухарина и Рыкова, и лишь Томский успеет сам пустить в себя пулю, осознав в последний момент, кого перевесила «чашка весов». Как объяснить эту жестокость, безжалостность по отношению к своим же — не к белогвардейцам, не к эсерам или меньшевикам, а к тем, с кем вместе боролись в подполье, отбывали ссылку, воевали на фронтах? Откуда такая бесчеловечность?А это и есть суть большевизма — непримиримость, нетерпимость, беспощадность, полнейшая готовность предать и растоптать лучшего друга, если он стал мыслить не так, как большинство во главе с вождем. Без этих качеств большевики-ленинцы не смогли бы победить. Илья Эренбург в книге «Хулио Хуренито» говорил от имени своего героя, обращающегося к большевику: «Со многими мыслями жизнь кончают на корточках, за тумбой, а начинают ее, напротив, с неумолимыми шорами, концентрирующими всю энергию на едином помысле... Действие начинается там, где кончаются высокомудрые «но». Я вполне оценил всю мощь вашего «конечно». Это значит, что у вас не девяносто девять сотых, а вся истина, ибо если у какого-нибудь меньшевика хоть одна сотая ее, то его вместо тюрьмы надо позвать советоваться, начать обсуждать, раздумывать, колебаться и перестать действовать». Но тот, кто сегодня сажает в тюрьму меньшевика, осмелившегося думать, что у него тоже частичка истины, тот завтра посадит и своего товарища по партии, чье мнение в чем-то разошлось с этой единственной и непререкаемой истиной — разумеется, в трактовке нынешнего вождя.Антигуманизм, бесчеловечность становятся частью натуры. Такие черты, как способность выслушать и понять другую точку зрения, как сочувствие, снисходительность, великодушие, сострадание — все это отвергается априори, это — буржуазный и интеллигентский лжегуманизм, несвойственный революционеру. Прощать ошибки, идти на уступки, рожать истину в споре — какая чепуха, какая мягкотелость и дряблость воли. Беспощадность к оступившимся, к инакомыслящим, к своему собрату, чуть-чуть засомневавшемуся в правильности железной линии партии — вот кредо большевика. И упаси боже, чтобы тебя самого заподозрили в сочувствии «уклонившемуся» — ты тут же будешь затоптан своими же друзьями. Проявил мягкость, усомнился в обвинениях по адресу старого, безусловно преданного делу революции товарища — и ты уже сам становишься таким же изгоем и отщепенцем, отсекаешь себя от партии. Как воскликнул на партсобрании в тридцатых годах коммунист, обвиненный в потере бдительности: «Да, товарищи, я признаю, я — не наш человек!»Все это порождает и особый «партийный» стиль общения, отличающийся грубостью, фамильярностью, презрением ко всем проявлениям чуткости, деликатности, благородства. В моде «рабочие» манеры; надо резать в лицо правду-матку, по-нашему, по-простому, без этих интеллигентских и дворянских штучек, надо бить наотмашь, не стесняясь в выражениях. Тон задавал сам Ленин, — его работы, даже теоретические, полны ругательств, непристойных выражений, хамской издевки над оппонентами; ненависть рвется из каждой фразы. Но дальше будет еще хуже — ведь Ленин все-таки не мог полностью преодолеть то, что было заложено воспитанием, что-то интеллигентское, европейское, а у Сталина ничего этого нет. «Мы гимназиев не кончали» — и воцарится откровенно плебейский, вульгарный стиль, «пролетарская прямота» превратится в бесцеремонность, в беспардонное хамство.Начальники будут тыкать подчиненным, полковники крыть матом капитанов, грубость и бессердечие станут нормой. Я однажды присутствовал в 60-х годах на совещании у Микояна по вопросу отношений с Ираком; когда наш посол в Ираке стал говорить о социально-экономической обстановке в стране, Микоян грубо оборвал его: «Вы что, лекцию по политэкономии нам сюда читать пришли? Садитесь». А Микоян считался еще самым вежливым из членов Политбюро, Каганович вообще мог довести человека до инфаркта. Но это все было уже вторичное — на житейском уровне — производное от главной, органической, сущностной черты ленинского большевизма — враждебности гуманизму, свободомыслию, идее самоценности человеческой личности. Именно поэтому Сталин и оказался тем человеком, который лучше других мог руководить партией ленинского типа; в нем воплотился ее дух, и это сразу почувствовали миллионы «выдвиженцев», тех новых, уже послереволюционных кадров, которые рванулись в партию и комсомол в двадцатых годах. Выходцы из деревни и из рядов неквалифицированного рабочего класса, эти люди «нутром» почувствовали именно в Сталине того вождя, который им нужен.Конечно, огромное значение имело то, что Сталину удалось монополизировать роль знаменосца ленинского курса, главного борца за дело Ленина, но не надо заблуждаться — дело было не только в этом. Нетерпимость, беспощадность в борьбе с «остатками эксплуататорских классов», с кулаками и прочими «чуждыми элементами», с недобитой «гнилой интеллигенцией» — и, под прикрытием этого, монополия на власть — вот что тянуло к Сталину «новых партийцев». С одной стороны, в них уже была намертво вбита идея незатухающей классовой борьбы, а с другой стороны — открывались заманчивые перспективы партийной карьеры, возможность стать хоть маленьким, но начальником, влиться в господствующую элиту. Были, конечно, и такие — из числа образованной молодежи, — которые искренне, свято верили в коммунистические идеалы, в грядущее царство справедливости, а эти идеалы воплощались в партии. И тут не было места сомнениям. «Партия всегда права!» — это всосалось в плоть и кровь. Ты растворен в великой безличной массе (не совсем, правда, безличной — одна личность всегда должна быть, на самом верху, она символизирует преемственность Великого Дела), и вот это сознание растворенности, всеобщности, причастности к историческому Делу, к самой истории, дает небывалую силу. За тобой — историческая правда, за тобой — прогресс человечества. Что по сравнению с этим судьба отдельных людей, которые попали «под колесо истории»?В головах миллионов молодых людей были перемешаны, неразрывно связаны, соединены в «чудесный сплав» оба этих компонента Сталинского Пути — и безоглядная вера в идеалы коммунизма, оправдывающая любую жестокость, и честолюбивые карьерные устремления, реализующиеся приобщением к всемогущей правящей силе. Так могли ли люди такого склада вести себя иначе, чем так, как требовала ведущая «последний и решительный бой» ленинская партия, вождем и символом которой стал Сталин? Могли ли они не участвовать в травле оппозиции, в раскулачивании крестьянства, в создании культа Сталина? А «старые революционеры», большевики с дореволюционным стажем, те, которые уже оказались в высших эшелонах власти, — как же они-то, неужели не видели, к чему ведет «охота на ведьм»? Многие, возможно, уже и начинали о чем-то догадываться, но ведь Сталин уже олицетворял партию и все то дело строительства социализма, к которому все эти люди были причастны, — а именно в этой причастности к общему делу был смысл их жизни.Зловещая и не случайная ассоциация: именно в эти годы, в начале тридцатых, Рудольф Гесс провозгласил на съезде нацистской партии: «Партия — это Гитлер! Германия — это Гитлер! Гитлер — это Германия!» Бурная овация была ответом на эти слова. Замените название страны и имя вождя... Люди, привыкшие на протяжении всей своей политической жизни отсекать и изгонять, исключать и сажать — сначала эсеров и меньшевиков, потом левую оппозицию, потом правых уклонистов, — могли ли они в середине тридцатых годов, в эпоху Великих Свершений, когда социализм зримо возникал «в буднях великих строек», — остановиться, ужаснуться, вдуматься? Чертово колесо набирало ход, надо было держаться изо всех сил, чтобы не соскользнуть, чтобы остаться с партией, — а партию олицетворяет вождь, а партия всегда права, стало быть, прав и вождь. Забирают твоего старого товарища — вроде бы кошмар, абсурд, какой же он враг, шпион, но тут же — спасительная мысль: а может быть, я не все знаю, что-то есть, чекистам виднее, зря не берут, нет дыма без огня, а если напраслина — разберутся, выпустят, а заступишься — и тебя возьмут, а ты на ответственном посту, делаешь большое дело, пользу стране приносишь, тебя не будет — урон для партии, для дела...У людей такого склада — да разве возникнет мысль возмутиться, поднять голос, а тем более — убрать Вождя? Ведь это значит — все перечеркнуть, свое прошлое оплевать, оказаться в мусорной яме истории, да и страну обезглавить перед лицом Гитлера; вот и цеплялись за эту соломинку, пока в квартиру не входили люди в фуражках и с понятыми... В Германии в 1944 году полковник граф фон Штауфенберг, прусский офицер, патриот, самостоятельная личность, член подпольной организации, попытался убить Гитлера. В Советском Союзе маршал Тухачевский, которому некоторые авторы приписывали намерение стать «красным Бонапартом», свергнуть Сталина, был на самом деле бесконечно далек от этой мысли. Возможно, он презирал Сталина и был равнодушен к идеологии марксизма, но он уже не мог отделять себя от той властвовавшей и привилегированной элиты, в которую он вошел. Смелый боевой офицер, он был полностью сломлен и раздавлен, когда его арестовали «свои», — никакой внутренней, самостоятельной опоры в нем уже не могло быть.Опустошенность, полный крах всего, чему служил, ради чего жил... Большие люди, известные на всю страну, над которыми уже нависал меч, до последнего момента еще надеялись, что уж их-то минует чаша сия. Психологически уже заранее надломленные — удивительно ли, что лишь ничтожное число их покончило самоубийством в последнюю минуту, когда уже в дверь стучат и револьвер под рукой; нет, покорно шли на Лубянку, под пытки... Этот тип людей был создан Лениным и Сталиным. Страшно становится, когда читаешь, что говорил Бухарин за два года до собственной гибели, когда шел процесс над «троцкистско-зиновьевской бандой», как он восхвалял Сталина и клеймил Зиновьева и Каменева. И те из них, которые уцелели в кровавой мясорубке тридцатых годов, уже не существовали как самоценные личности. Разве они могли уважать сами себя? Что в них осталось, кроме страха за свою жизнь и беспрекословной готовности исполнить любой приказ вождя?Рассказывали, что когда исключенный из Политбюро Вознесенский сидел в тюрьме, дожидаясь расстрела, к нему в камеру пришел Булганин и топтал его своими маршальскими сапогами. А как жалко и трусливо вели себя обвиненные в создании «антипартийной группы» Маленков и Каганович на пленуме ЦК в 1957 году? А как набросились, словно стая волков, на Жукова осенью того же года на следующем партийном пленуме его боевые соратники, прославленные советские маршалы? Конечно, незаурядные личности все же были — тот же Берия, изверг и убийца, но человек бешеной энергии и силы воли; Хрущев, при всех его недостатках, — фигура неординарная, наделенная инициативностью и смелостью; азербайджанский лидер Багиров.О Багирове стоит сказать несколько слов. Он выделялся на фоне остальных, весьма бесцветных, закавказских вождей. В Армении, например, долгие годы правил Арутинов, с фамилией которого связана забавная история. Вообще-то, как знает любой армянин, эта весьма распространенная фамилия звучит как Арутюнов. Сталии, посылая будущему секретарю ЦК компартии Армении поздравительную телеграмму ко дню рождения, написал его фамилию через «и», ближе к грузинскому произношению. И Арутюнов с этого момента велел писать свою фамилию не иначе как Арутинов. Багиров был сделан из другого теста. Волевой и решительный, он был абсолютным хозяином в своей республике. Он даже в чем-то перещеголял Сталина: тот репрессировал большинство делегатов XVII съезда, многие из которых голосовали против него на выборах Политбюро (тайным голосованием), а Багиров у себя в республике в аналогичной ситуации пересажал вообще всех делегатов своего азербайджанского съезда — чтобы уж знать наверняка, что не остался никто из бросивших ему «черный шар».Мне запомнилась история, рассказанная одним высокопоставленным партийным деятелем со слов человека, бывшего до войны заместителем наркома внутренних дел Азербайджана. Этот нарком был самым страшным человеком в республике (после Багирова, конечно). Так вот, заместителя однажды вызывают к Багирову, а это было в Баку то же самое, что быть вызванным к Сталину в Москве; как вспоминал Хрущев, «идешь и не знаешь, вернешься или нет». Замнаркома входит в огромный кабинет, в самом конце которого сидит за письменным столом Багиров, кивком головы молча подзывающий его. Пока он шел через кабинет, он шестым чувством ощутил, что кто-то еще здесь есть, и, бросив взгляд в угол, увидел там своего шефа, грозного наркома, который сидел на краешке стула и дрожал, «как собака, вышедшая из воды». Заместитель подошел к столу Багирова и услышал только одну фразу: «Возьмешь это говно, повезешь в Москву. Иди!» Ему пришлось конвоировать своего, уже опального, начальника, в Москву, где того быстро подключили к какому-то очередному списку врагов народа и расстреляли. А заместитель вернулся в Баку, где его вскоре сняли с работы и посадили, но он уцелел и рассказал — десятки лет спустя — эту историю.Однажды в Баку приехала делегация иранских парламентариев. Можно представить себе, как их угощали и что им показывали; один из них, однако, проявил черную неблагодарность и в газетной статье рассказал, что азербайджанские партийные руководители живут так, что тегеранская знать по сравнению с ними — просто бедняки. Сталин узнал об этом, рассердился и отправил в Баку комиссию госконтроля для проверки финансовых дел. Багиров распорядился поселить членов комиссии, молодых еще людей, в лучшей гостинице, окружить их всяческим вниманием и заботой. Финансовая проверка - дело долгое, московские гости не устояли перед обильными возлияниями и красивыми девушками, и в конце концов Багиров отправил Сталину полное досье на членов комиссии, включая заснятые подробности их веселого времяпрепровождения в Баку, с комментарием: «Вот кого прислал нам Мехлис». Этих людей, естественно, поснимали с работы и выгнали из партии, а дело об источниках богатства и роскоши бакинской элиты тихо угасло. Багирова расстреляли по «делу Берия». На процессе он держался мужественно, признал свои злодеяния, категорически отвергнув обвинения в шпионаже и измене, и заявил, что гордится тем, что был цепным псом Сталина.Из среднеазиатских руководителей колоритной фигурой уже позднесталинского периода был первый секретарь в Узбекистане Усман Юсупов, при котором, как говорят, и началась знаменитая узбекская коррупция, расцветшая потом при Рашидове. Рассказывают, что однажды, после того как Сталин провел в Москве пленум по кадровым вопросам, Юсупов решил сделать то же самое в Ташкенте, чтобы распечь своих подчиненных, и выглядело это так: «Министр просвещения товарищ Кадыров — вставай, пожалуйста. Что доложить можешь, как высшим образованием руководишь? Сам за всю жизнь две с половиной книжки прочитал, что в просвещении понимаешь? Садись, пожалуйста. Следующий — министр здравоохранения товарищ Абдуллаев. Абдуллаев, вставай, пожалуйста. О положении в больницах что знаешь? Полтора литра водки в день пьешь, больше ничего не умеешь. Садись, пожалуйста». И так далее.Но это было уже после войны, а в тридцатых годах было не до смеха. Руководитель моей дипломной работы Кузнецов, зам. директора института, где я учился, перед войной был вторым секретарем ЦК Таджикистана. Он рассказывал, что в 37-м году было ясно, что кого-то арестуют — или первого секретаря, или его, Кузнецова, и каждый из них собирал на другого компрометирующие материалы, чтобы в случае ареста свалить на того вину за провалы в борьбе с врагами народа. Помощники обоих секретарей ЦК прятали эти материалы в памирских пещерах, каждый в своей. Забрали первого секретаря, но вытащенный его помощником компромат на Кузнецова оказался, видимо, не слишком тяжелым, и Кузнецов отделался переводом на дипломатическую работу в Иран.Этот же Кузнецов рассказал мне, что в 39-м году он был свидетелем последнего появления на публике Ежова. Было какое-то большое совещание, присутствовал сам Сталин. Был, как водится, предложен состав президиума, в который включили и Ежова, как наркома внутренних дел. И вдруг встает Жданов и дает отвод Ежову! Как рассказывал Кузнецов, все ахнули и замерли: Жданов, конечно, фигура, но чтобы выступить против «кровавого карлика»? Ежов идет к трибуне, бледный как полотно (он уже, конечно, все понял: разве мог бы Жданов осмелиться на такой шаг по своей инициативе?), и сбивчиво произносит несколько фраз: «Товарищи, заверяю вас, что все, что я делал, было по личному указанию товарища Сталина... Товарищи, я ничего не предпринимал без согласования с товарищем Сталиным...» Все молча смотрят на Сталина; тот побагровел, усы у него поднялись кверху (признак гнева), и вот он произносит роковые слова: «Вы черный человек, Ежов! Вам не место в партии».Все ясно, Ежова уже считай что нет на свете. И действительно, через несколько дней Ежова сняли с должности и назначили наркомом водного транспорта, а вскоре арестовали и расстреляли. Наркомом стал Берия. Был почти полностью заменен аппарат наркомата; сотни чекистов, руки которых были по локоть в крови, теперь сами получили пулю в затылок. Десятилетия спустя один старый зек, с которым я разговорился в одной из лекторских поездок, рассказал мне, что в лагерь, где он отбывал заключение, в 38-м году прибыла комиссия с Лубянки, наделенная правом пересматривать приговоры заключенным. Чекисты работали не спеша, рассматривая дела «врагов народа», и время от времени некоторым заключенным, приговоренным к десяти годам, заменяли срок на «вышку», после чего расстрельная команда уводила этих людей за сопку. Комиссия закончила работу и готовилась отбыть в Москву, как вдруг оттуда приехала другая группа чекистов (власть на Лубянке сменилась) с задачей проверить работу самой комиссии. Вновь прибывшие оценили работу комиссии как вредительскую и тут же на месте вынесли приговор. Членов комиссии увели за ту же сопку... А страна жила, и люди пели «радостные песни о великом друге и вожде».Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
21 ноября, 07:00

Джон Уилсон. Культура Древнего Египта (2017)

  • 0

Уилсон Д. Культура Древнего Египта. Материальное и духовное наследие народов долины Нила. - М.: Центрполиграф, 2017. - 414 с.Известный американский египтолог Джон А. Уилсон представил свою интерпретацию истории одного из величайших культурных периодов в человеческом опыте. Основываясь на письменных источниках, свидетельствах древних авторов, а также предметах материальной культуры, он собрал, проанализировал и представил исследование о религии, государственном устройстве, экономике, социальной структуре, ремесленных производствах, научных знаниях, искусстве, литературе и других предметах, включая изучение их особенностей в разные исторические периоды Древнего Египта. Повествование иллюстрируют карты и фотоматериалы.ПредисловиеЭта книга посвящена древнеегипетской истории. Автор, однако, не стремился искать и устанавливать факты, составлять цепочки из непосредственно связанных друг с другом событий и сплетать из них логичный и содержательный научный текст. Он, несомненно, понимает важность работы с историческими фактами, но в то же время доказательство их подлинности не является его приоритетом. Он воспринимает определенные сведения как данность и пытается установить их значение. Такой подход представляется ему справедливым.В результате появился своего рода справочник, где собраны проверенные данные о различных периодах истории. Они преподнесены таким образом, чтобы другие исследователи имели возможность проверить, проанализировать и подтвердить их. Интерпретация фактов, а именно попытка историка определить их последовательность и значение, должна быть четко выделена, чтобы дать возможность другим ученым составить собственное независимое суждение о представленных данных. Идеалом могла бы стать библиотека, в которой были бы собраны тома с современными переводами древнеегипетских текстов, снабженными исчерпывающими комментариями, позволяющими читателю проверить правильность переводов; книги, содержащие систематизированное описание памятников материальной культуры Древнего Египта, включая произведения искусства, с хорошими иллюстрациями и точными датировками, которые позволили бы читателю проверить эту информацию; специализированные исследования по религии, государству, экономике, социальной структуре, ремесленным производствам, научным знаниям, искусству, литературе и другим предметам, включая изучение их особенностей в разные исторические периоды; и, наконец, серьезные труды по истории культуры, объединяющие все вышеперечисленные и говорящие сами за себя. И лишь только после такого объективного исследования историк имеет право высказать свое мнение и представить гипотезу о значимости фактов. Здесь же мы ставим телегу впереди лошади. По большому счету, настоящее исследование представляет собой телегу – субъективные и гипотетические заключения, которую мы запрягли впереди лошадей – кропотливой работы с источниками и серьезного исторического исследования.В то же время источники, на которых строится историческое исследование, стали настолько многочисленными, что одному ученому уже чрезвычайно сложно на писать объективное и исчерпывающее обо всей истории Древнего Египта. Хорошо это или плохо, но все мы стали узкопрофильными специалистами.Ученые, специализирующиеся на изучении древности, все более ясно стали осознавать еще одну проблему, связанную со своеобразной природой источников, на основе которых строятся их исследования. Всегда ли древнеегипетские источники соотносятся с историческими фактами? Сейчас мы понимаем – возможно, лишь немного лучше – психологию людей, живших в древности и создававших источники. Понятия «факт» или «истина» в современном смысле были чужды им. Присущие им побуждения в корне отличаются от современных. В этой книге речь пойдет в том числе и о том, насколько мировосприятие древнего человека отличалось от свойственного нашему современнику. Здесь мы также частично охарактеризуем эти различия. Их суть заключается в том, что у древних людей было принципиально другое отношение ко всем событиям, которые они наблюдали. Мы привыкли рассматривать их в хронологической последовательности, видеть предпосылки и последствия событий, их причины и результаты. Чтобы оценить какое-то явление, нам необходимо знать, что ему предшествовало и что последовало за ним. Мы представляем историю в виде движущейся системы – кадр, связанный с полученным опытом, должен занять свое место на кинопленке. Для древних же явления, свидетелями которых они становились, не были частью последовательной цепи событий. Все, что предшествовало тому или иному явлению, никак с ним не связывалось и не считалось примечательным. В древности люди считали события одноразовыми вспышками в безграничной и безвременной вселенной, в мире богов, и поэтому в них всегда видели следствия Божественного промысла. Наши далекие предки видели мир в зеркальном отражении: все происходившее считалось проявлением первоначального замысла богов. Если полностью принять то, что боги создали изначально неподвижную вселенную, и поверить, что любое событие является следствием действия божества и человек никак не может быть причастен к этому, то вряд ли у кого-то возникнет потребность в поиске объективных причин явлений или интерес к хронологической последовательности событий.Древневосточное мышление называют мифологическим. Древний человек соотносил собственный опыт с мифами, которые повествовали о деяниях богов. Он чувствовал себя комфортно, считая частности лишь одним из проявлений чего-то огромного и всеобъемлющего. Соотнесение собственных наблюдений или опыта с мифом освобождало человека от необходимости поиска причинно-следственных связей в прошлом или принятия каких-то чрезвычайных мер в будущем.Коль скоро у древнего человека не было чувства времени, относительности или объективной причинной обусловленности, его никак нельзя назвать историком. Он не хотел копаться в прошлом для того, чтобы объяснить какое-то явление, ему было достаточно верить в его божественное происхождение. Он не занимался поиском настоящих причин и не прослеживал от начала и до конца цепочку хронологически и логически связанных друг с другом событий. Кроме того, он занимался лишь мифотворчеством и не пытался разработать философию истории, которая, благодаря осмыслению причинно-следственных связей, позволила бы ему объяснить последовательность событий.Это означает, что наши основные источники – надписи и произведения искусства – не имеют ничего общего с отражением хода времени и причинно-следственных связей. Следовательно, в древности представления людей об исторической истине отличались от наших. Там, где истину видели во вмешательстве и действиях божества, основным критерием оценки событий было чудо. Там, где, как в Древнем Египте, царя почитали как бога, он олицетворял собой государство и все силы государства были направлены на поддержание этой догмы, целью письменных источников было запечатлеть божественное, чудесное и непреходящее. Это можно называть «пропагандой», направленной на укрепление представлений о божественной власти. Были случаи, когда она приводила к искажению реальных событий или полному их подлогу, но нельзя отрицать, что сознание древнего человека воспринимало эту «пропаганду» как непреложную истину.К сожалению, это ставит под вопрос все используемые нами исторические данные. Ведь если факты представлены предвзято или и вовсе искажены, то как мы можем быть уверены в том, что они вообще имели место? И у нас нет возможности привести древних писцов в суд, найти еще несколько их современников, которые выступили бы компетентными, незаинтересованными и не подверженными самообману свидетелями. Для объективной оценки событий прошлого подобной возможности не существует. Ее нет и в древнеегипетском изобразительном искусстве, которое находилось вне времени и было таким же агитационным, как и литература. Однако она присутствует в памятниках материальной культуры, найденных при раскопках, но лишь в немногих случаях с их помощью можно опровергнуть или скорректировать данные, полученные нами из письменных источников.Все, что нам остается, – это тщательно, насколько позволяет огромный объем материала, изучать все имеющиеся данные, проверять их достоверность по другим египетским памятникам, по источникам, созданным представителями других народов и культур, и посмотреть на них с точки зрения здравого смысла, потом сделать предварительные обобщения о древнеегипетской культуре в целом и только после этого наконец применить эти обобщения для интерпретации частностей. Такой подход может показаться неубедительным, ведь предлагаемая методология настолько же дедуктивна, насколько и индуктивна, но она в равной степени субъективна и объективна. Мы не ставим телегу впереди лошади; напротив, мы впрягаемся сами и неспешно начинаем самостоятельный путь.Возможно, этот подход не будет казаться неуместным, если взять в расчет разницу между историей Древнего Египта и, например, современной Европы. Если древние источники скупы, предвзяты и пропитаны мифотворчеством, имеем ли мы право принимать их без критики? Можно возразить, что в догреческом мире не существовало исторической науки в строгом смысле этого слова, были только историки – люди передовых взглядов, пытавшиеся систематизировать, осознать и объяснить то, что не говорит само за себя и отсылает к мифам о богах. Если так было на самом деле, то нам стоит честно признать это и работать в субъективной и дедуктивной атмосфере. В этой книге содержится множество личных размышлений о значении культуры Древнего Египта, и при чтении возникнет значительно больше вопросов, чем ответов на них.Сразу же стоит задать еще один вопрос: если культура, о которой идет речь в этой книге, так отдалена от нас во времени и в пространстве и все, что здесь будет сказано, субъективно и гипотетично, то стоит ли тратить время на чтение? Мы живем в тесном, задыхающемся мире, за нашими плечами еще слышны раскаты грома кризиса. Наш стиль жизни в корне отличается от древнеегипетского, поскольку силу человека или животного заменили машины, а натуральное хозяйство уступило место городской торговле. Мы стоим на пороге принципиально новой жизни, в мире, испещренном сетями коммуникаций и экспериментирующем с новыми источниками энергии. Возможно, прошлое – это нечто отмершее, и ему нельзя позволять сдерживать наше будущее развитие. Возможно, доклассическое прошлое настолько отличается от современности, что не имеет ничего общего ни с настоящим, ни с будущим. Может быть, изучение Древнего Египта – это всего лишь способ отвлечься, обратиться к чему-то необычному, причудливому и занимательному, не похожему на нашу жизнь. Можем ли мы оправдать появление еще одной книги о Древнем Египте?Ответом на эти вопросы станет сама эта книга, где мы сосредоточимся на ценностях, присущих древнеегипетской культуре, и они неизбежно будут обсуждаться с позиций современного человека. Тем не менее стоит сразу сделать одно общее замечание касательно древней истории.Обычно считается, что мы – люди, стремящиеся улучшать условия своей жизни, и поэтому любая культура, существовавшая ранее, вызывает интерес и имеет для нас значение, особенно если она оказалась настолько самодостаточной, что смогла просуществовать в течение долгих веков. Даже если мы выясним, что принципы этой культуры неприменимы более в современном мире, они все равно отложатся в нашем сознании.Наше время требует здравого смысла, который, в свою очередь, основывается на знании непреходящих ценностей. Страхи, предубеждения или амбиции могут повлиять на суждение, но при глубоком знании прошлого оно будет основательным. Прошлое необходимо. События настоящего можно оценить всесторонне и трезво только в связи с прошлым. В противном случае можно не разглядеть за деревьями леса.Таким образом, мы говорим скорее о перспективах, чем о чем-то конкретном. Поэтому для нас не имеет принципиального значения, насколько истинно то, что древнеегипетская медицина была прародительницей современной, или то, что наша концепция социальной справедливости берет истоки в эпохе Среднего царства, или то, что монотеизм впервые появился во времена правления фараонов XVIII династии. Эти проблемы очень интересны и крайне важны, и им следует посвятить специальные исследования. В данной книге мы также уделим им внимание, но они все еще остаются дискуссионными и поэтому пока не имеют принципиального значения. То, что сейчас действительно необходимо, – это найти наше место в истории развития человечества и выявить общие ценности, которые обусловят нашу дальнейшую эволюцию. Для этого и необходимо разностороннее изучение истории.Это не означает, что рассказ о Древнем Египте или другой культуре должен быть кратким и максимально обобщенным. Трезвые суждения необходимо основывать на уверенности, и нужно исходить из того, что историки сделали все возможное, чтобы ответственно и досконально собрать все источники, логически выстроить и объединить их в фундаментальных исследованиях, на основе которых можно делать различные обобщения. Если у нас нет уверенности в том, что историки достаточно компетентны и владеют необходимыми методами и подходами, то мы не можем опираться на их открытия для определения датировки и относительных ценностей, а значит, делать обоснованные выводы. Однако это не означает, что всем непременно нужно вникать во все детали. Достаточно удостовериться, что историк уже собрал все возможные данные. И, основываясь на его работе, мы можем делать собственные обобщения о путях развития человечества.В этой связи трехтысячелетняя история культуры Древнего Египта кажется своеобразной притчей, рассказом о людях, которые совершали великие дела, достигали успеха, испытывали поражение, чувствовали надежду на будущее и разочаровывались в настоящем. Мы изучаем жизнь в далекие времена и поэтому можем судить о ней без предубеждений. Таким образом история становится доктриной, которую можно спроецировать на нашу жизнь. Длительная борьба людей, живших в другие времена, в других странах и при совершенно иных обстоятельствах, со временем превращается в притчу о том, что происходит с человечеством, точнее, с нами самими. Мы можем одобрять или осуждать то, что египтяне совершали тысячелетия назад, и, поступая таким образом, невольно подвергаем критике и то, что сами делаем сегодня. И не важно, что египтяне использовали другие источники энергии, нежели мы, что структура их общества и хозяйства отличалась от нашей или что у них было другое мировосприятие – они были такими же людьми, стремившимися к полной и гармоничной жизни, и это стремление проходит непрерывающейся линией из древности в наши дни. Бремя Египта, о котором пророчествовал Исаия, остается и нашим.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

21 ноября, 06:22

Философ Петр Рябов: "Жан-Поль Сартр и Альбер Камю"

Рябов Петр Владимирович - кандидат философских наук, доцент кафедры философии МПГУ, историк, философ, публицист, исследователь истории и философии анархизма и экзистенциализма.Лекция прошла 16 ноября 2017 года в библиотеке №50 в Москве.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
21 ноября, 05:46

Александр Галич. Интервью в Америке

  • 0

Александр Аркадьевич Галич (1918-1977) — русский поэт, сценарист, драматург, прозаик, автор и исполнитель собственных песен. Член Народно-трудового союза российских солидаристов (НТС). «Галич» — литературный псевдоним, составленный из букв собственных фамилии («Г»), имени («Ал») и отчества («ич»). Ниже размещено "Интервью в Америке" Александра Галича. Текст приводится по изданию: Заклинание Добра и Зла: Александр Галич — о его творчестве, жизни и судьбе рассказывают статьи и воспоминания друзей и современников, документы, а также истории и стихи, которые сочинил он сам.— Составитель, автор предисловия Н.Г. Крейтнер.— М.: Прогресс, 1991.ИНТЕРВЬЮ В АМЕРИКЕ— Александр Аркадьевич, в Вашей книге «Генеральная репетиция» Вы пишите, что Вы — русский поэт и чувствуете себя русским. Скажите пожалуйста, что Вы скажете о таком больном вопросе, который касается Вас постольку, поскольку Вы пишете в своей пьесе «Матросская тишина», которая посвящена теме антисемитизма в России,— что Вы скажете об антисемитизме в России?— Вы знаете, я должен прежде всего внести некоторую коррективу в поставленный Вами вопрос. Пьеса «Матросская тишина» написана не на тему об антисемитизме. Пьеса «Матросская тишина» — это как раз та последняя иллюзия, от которой мне пришлось отказаться в конце 50-х годов. Пьеса «Матросская тишина» написана именно о том (так мне казалось в ту пору), что для лиц еврейского происхождения в Советском Союзе, Советской России самый естественный путь — это путь ассимиляции, путь ощущения себя единым целым с великим народом, в среде которого они растворились. Путь — как бы единение с этим народом, поскольку большинство из них, представителей еврейской национальности, о которых я говорю, то поколение, о котором я говорю,— это уже люди, рожденные в советское время, и люди, считавшие себя принадлежавшими этой великой нации и считавшие себя с ней единой.Существовали и другие еврейские тенденции — это тенденции активного сионизма, активного сохранения еврейской религии, еврейских национальных укладов. Но они, я бы сказал, не были доминирующими, и особенно в 30-е годы, в 40-е годы. Я не хочу возводить поклепы на великого еврейского актера, режиссера и мыслителя Соломона Михайловича Михоэлса, но Соломон Михайлович, прочтя однажды первый вариант моей пьесы «Матросская тишина» и наговоривши мне много всяких любезных слов по этому поводу, на этом, собственно, свою беседу и закончил. То есть я от режиссера, вполне естественно, ожидал предложения — после его комплиментов — эту пьесу поставить. И когда он закончил свою речь, не предложив мне этого, то я спросил его: «Соломон Михайлович, а вот не взялся бы Еврейский театр играть эту пьесу?» Он сказал: «Нет. Потому, что мы на русском языке играем плохо, а весь смысл этой пьесы в том, чтобы она была сыграна по-русски, чтоб ее играли русские актеры, чтобы она шла на русской сцене». И, помолчав, он добавил: «Но вообще, ты знаешь, я мечтаю о том, чтобы когда-нибудь Еврейский театр как именно еврейский театр умер, но естественной смертью, смертью от старости, от того, что он просто больше будет не нужен».Он, естественно, не думал о той страшной смерти, которая постигла его и его соратников по Еврейскому театру. Думал он, загадывая на много-много лет вперед. Но его реплика, она очень ярко и очень точно отражала те умонастроения определенной части еврейской интеллигенции, считавшей себя русскими по рождению, русскими по языку, русскими по культуре, русскими даже... даже уже по характеру. Что же касается антисемитизма, который начался, особенно ярко выразился в конце 40-х годов, то об этом тоже мне сказал очень печально Илья Григорьевич Эренбург в ночной беседе по поводу все той же «Матросской тишины» в первой ее редакции. Он сказал: «А знаете, фашизм-то победил. Фашизм победил — он умер как система, но он победил как идеология. И это на много, много, много лет». И действительно, я могу вспомнить свою юность, свое детство. Я никогда в жизни не чувствовал себя евреем, и никто в школе, скажем, и даже в первые годы института не давал мне это почувствовать. Как сегодняшним еврейским детям, когда их срезают на экзаменах, когда им не дают золотых медалей, когда их не пропускают, режут им проходной балл в институт,— они в первую очередь думают о своем еврействе.Мне было просто смешно подумать, что меня куда-то не приняли, или меня куда-то не послали, на какой-нибудь там слет или смотр, или меня на что-то там не утвердили, на какую-нибудь роль, потому что я — еврей. То есть мне бы даже просто не пришло это в голову. Я бы просто не мог себе этого представить. И только в первый год после войны, после фронта мне захотелось закончить высшее образование, но получить уже его не театральное, а какое-то ярко выраженное гуманитарное и специальное. И я узнал о том, что в Москве открывается Высшая дипломатическая школа. Считая, что, имея уже одно образование — театральное, имея за плечами опыт фронта, зная немножко немецкий язык и немножко английский, я мог бы претендовать на поступление в эту Высшую дипломатическую школу, я спросил, могу ли подать заявление, секретарша, посмотрев на меня, сказала: «Нет, вы не можете подать заявление».— «Почему?» — спросили Вы.— Я спросил: «Почему?» Она сказала: «Потому что...» Она усмехнулась и сказала: «Вот лиц вашей национальности мы вообще в эту школу, в Высшую дипломатическую школу, принимать не будем. Есть указание». И это впервые, я помню, меня это совершенно огорошило, я просто не понимал, что происходит, я рассказал об этом своей жене, своим друзьям, и те тоже как-то не очень в это поверили. Пока это не стало откровенной явью, пока это не стало политикой определенных партийных и чиновных кругов. Но я не могу согласиться с тем, что в русском народе, особенно в его сельской части, в народе удаленном, не избалованном центром, это есть. Для меня всегда было очень резкое различие между деревней, между селом, между городом и слободою.— Слобода — это мещанство.— Слобода, да. Это такое — при городе, пригород, понимаете? Вот это самое страшное, что существует в природе, вероятно, всех систем, но что стало просто торжеством сегодняшнего советского строя и советского политического и хозяйственного руководства. Это — слобода, это — слобожане. Те самые, которые мучительно завидовали городу, презрительно относились к деревне и мечтали, что вот, проходя мимо ресторана, где гуляли купцы, мечтали, что вот когда-нибудь они тоже дорвутся до этого. Вот они и дорвались, вот они и устроили такой огромный ресторан из всех своих театральных представлений, из своих знаменитых «декад искусства и литературы» и так далее. Но деревня, село... Понимаете, уже сейчас, может быть, они где-то отдаленно знают слово «еврей» так, как мы знаем слово «ирокез».Мне всегда очень нравился рассказ замечательной женщины, мужественнейшей, прекраснейшей. Женщины маленькой — маленькой, черненькой, темненькой, худенькой — Фриды Вигдоровой, которая была необыкновенным борцом за справедливость, за свободу слова, за честь и достоинство человеческое, которая бросалась очертя голову в любую, самую глухую дыру Советской России, если только она узнавала, что там происходит какая-то несправедливость. И вот она рассказала, как однажды она поехала куда-то в Сибирь, узнав, что какие-то несправедливости творятся в каком-то глухом сибирском селе с какой-то учительницей. И вот она поехала туда выяснять, разбираться, помогать этой учительнице. Ей от станции пришлось идти километров десять пешком, потом на какой-то попутной подводе ее довезли. И вот она приехала. Ее поместили в дом огромной старухи, такой сибирячки, ширококостной, могучей, с большими руками, с большими мужскими плечами. И она укутала Фриду, сняла с нее все промерзшее, накрыла ее каким-то полушубком, посадила на печь.И вот маленькая, озябшая Фрида сидела там на печке, и ходила эта крупная старуха по избе, рассказывала Фриде свою жизнь и потом пожаловалась, что вот ее дочка, которая уехала учиться в Киев, вышла там замуж за еврея. «Понимаешь, доченька,— сказала она,— она вышла замуж за еврея, а ты, наверное, и не знаешь, какие они, евреи». Фрида сказала с печки: «Нет, я не знаю, бабушка. А какие?» — «А они все огромные, рыжие. Все как один». Можно ли сказать, что эта бабка — антисемитка? Да конечно же, нет, она замечательный, прекрасный, чистый человек. Откуда-то, где-то наносно она услышала, что евреи — страшные люди, что вот они все огромные, рыжие и очень большие злодеи. Я не верю в народный антисемитизм. Конечно, его можно привить, его можно насадить.— Он насаждается, Вы считаете?— Я считаю, что он насаждается. Я считаю, что он насаждается, хотя его трудно тем не менее насадить в настоящей рабочей среде, в настоящей деревенской, сельской, крестьянской среде, в среде настоящей интеллигенции. Понимаете, при всем при том именно Россия всегда показывала... Да, в России были погромы, да, в России было дело Бейлиса. Но ни одна страна — ни Австрия, ни Франция, в которой было знаменитое дело Дрейфуса,— никто, ни одна из стран не проявила такого единодушия в защите человеческой свободы и справедливости, как это, скажем, сделала Россия на примере дела Бейлиса. Несмотря на то что уж какие чиновноказенные круги ни были мобилизованы для того, чтобы подтвердить этот несправедливый приговор, все равно русская интеллигенция и вместе с нею все русское общество встало на защиту этого маленького несчастного еврея, обвиненного в ритуальном убийстве.— Все порядочные люди...— Все порядочные люди, все порядочные люди, понимаете? И это не только заслуга Короленко. Это заслуга общества, где люди, даже если они были заражены, а иногда это бывает как чума — зараженность антисемитизмом, прятали это, потому что в порядочном обществе антисемиту не подавали руки.— Но это было в так называемые проклятые царские времена, при проклятом царском режиме. Вот что было бы сейчас, если бы вдруг что-нибудь подобное произошло в Советском Союзе? Как бы реагировала русская интеллигенция?— Ну, видите, я могу сказать только за тех представителей русской интеллигенции, которых я знаю и которые, конечно, встали бы на дыбы. Но, не обладая возможностью свободного доступа к прессе, к печати и так далее, эти люди вынуждены были бы кричать в пределах самиздата или пересылать свои возмущения на Запад. Ну, можете Вы себе представить, что такие люди, как Андрей Дмитриевич Сахаров, узнав бы о подобной истории, промолчали бы?— Нет, конечно, нет.— Он не только бы не промолчал, он бы... я не знаю, что бы он сделал, понимаете?— Но Вы считаете, что официальная политика руководства была бы — заткнуть рот такому выступлению?— Естественно, естественно. Я в своей книге тоже об этом пишу, потому что тут не только вопрос зоологический. Это вопрос создания системы неравенств. И для чиновника, который прекрасно где-то в глубине души понимает, что занимает он свое место благодаря счастливому стечению обстоятельств, эта вечная система неравенств, этот пятый пункт является таким успокоительным и таким удобным в его поведении, в его жизни.— Знаменитый пятый пункт.— Знаменитый пятый пункт.— Я хотела Вас еще спросить, вопрос о движении сионистском в Советском Союзе. Как вообще движение сионистов уживается с христианами, как вместе они уживаются, по Вашему мнению?— Ну, Вы знаете, я был очень мало связан с чисто сионистскими кругами. Существуют в сионизме разные направления, и есть направление, для меня абсолютно неприемлемое, то есть направление «это не наша страна и не наше дело, что в ней происходит, и наша задача одна — выехать в Израиль». Но есть другие, я бы сказал, передовые представители сионизма и истинного сионизма, которые очень переживают за то, что происходит в Советской России, и очень горюют, и очень страдают. Заинтересованность глубокая, боль за все, что происходит в Советском Союзе. А что же касается религии, то это особенно интересный вопрос. Если мои сведения верны, а я думаю, что они верны, то я знаю, что за последние годы в Израиле, среди представителей интеллигенции, около четырех тысяч человек приняли христианство.— Чем это Вы объясняете?— Я объясняю это тем, что чисто националистические тенденции, которые сейчас существуют во многих уголках и странах мира, они становятся опасными без поддержки истинной, объединяющей — не разъединяющей — религии. Потому что очень легко такому националистическому движению скатиться и превратиться в открытый шовинизм, в фашизм и в расизм. И единственное спасение от этого есть некое интернациональное братство. И отсюда христианство, предлагающее самый идеальный, самый высший пример интернационализма, мне кажется, торжествует во второй половине XX века, становится одной из сильнейших, одной из ведущих тенденций, одной из могучих сил возрождения. То, что называл Андрей Дмитриевич Сахаров основой надежды, вот для меня христианство — это основа надежды на то, что мир все-таки не будет разрушен, и на то, что человечество все-таки сумеет преодолеть тот кризис, который ощущается не только в Советской России.— Особенно на Западе, конечно...— На Западе безусловно, и очень сильно ощущается.— Даже больше, чем...— Вот этот духовный кризис, я надеюсь, что именно христианство преодолеет, то есть речь не идет о том, что оно способно преодолеть, оно, конечно, способно преодолеть. Дело в том, чтобы убедить, разъяснить, помогать людям прийти к этой истинной вере. Это мне кажется великой задачей всех нас, а искусства в первую очередь.— Раз Вы сами об этом заговорили, я хочу спросить Вас: как Вы пришли к христианству, Александр Аркадьевич?— Я пришел к христианству, по-моему, естественным и самым нормальным человеческим душевным путем, хотя я не могу сказать, что тут не присутствовало и некое чудо образа Казанской Божьей Матери.— Стихотворение это есть у Вас в книге.— Да, у меня об этом написано стихотворение. Но для меня это был совершенно естественный путь. Вы знаете, я как-то ни на секунду не задумался даже на тему «почему?», «отчего?». А просто я уже... я по-другому не мог, для меня это было единственным путем, единственным светом, единственной возможностью сознавать себя человеком. Человеком вот в том христианском, в том божественном понимании этого слова.— И когда это было?— Это было совсем не так давно. Это было года три тому назад. Но я очень рад, что владыка Иоанн Сан-Францисский в своем предисловии к моей книжке, когда я еще не был христианином, пишет о том, что в моих стихах он чувствует это вот движение к Богу истинному, к христианской религии, христианскому миросознанию. И вероятно, так оно и было. Вероятно, все то, что я делал, оно неизбежно привело меня к осознанию себя христианином.— Спасибо, Александр Аркадьевич.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

21 ноября, 04:21

Документальный фильм "Александр Невский" (1989)

О жизни и деяниях национального героя русского народа, полководца и государственного деятеля ХIII века князя Александра Невского. Съемки проводились в Ленинграде, Новгороде, Переславле-Залесском, Москве, Болгарии, Грузии. В фильме снимались: митрополит Новгородский и Ленинградский Алексий, митрополит Батумский Константин, протоиерей собора Александра Невского в Софии Грозно, писатель Дм. Балашов, историки А. Рогов и В. Янин, кавалер ордена Александра Невского В. Богаев, новгородский крестьянин В. Андреев. Рассказ участников фильма об Александре Невском и его эпохе перемежаются игровыми сценами, связанными с героем фильма.См. также: - "Кто мы? Новгородские уроки русской демократии" - Ф. Разумовский (2009)- "Великий Новгород город-государство" - А. Трусов (2006) - "Великий Новгород. Письма из Средневековья" (2004) - "Господин Великий Новгород" - Е. Гулин (1990) - "Господин Великий Новгород" - А. Салтыков (1985) - "Город одиннадцати веков" - М. Доброва (1959)Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky