Источник
Блог Николая Подосокорского - LiveJournal.com
19 февраля, 21:44

Умерла мать режиссера Кирилла Серебренникова. Сам он находится под домашним арестом

Мать режиссера Кирилла Серебренникова Ирина умерла после тяжелой болезни в Ростове-на-Дону, в понедельник ее тело кремировали, сообщил ТАСС друг семьи. Сам режиссер находится под домашним арестом. Напомню, что на заседании Совета при Президенте по культуре и искусству в декабре 2017 года Алексей Герман попросил главу государства обратить внимание на дело худрука Гоголь-центра: "Мы часто говорим сегодня о Кирилле Серебренникове, о том, что связано с его делом. Я просто хочу сказать очень важную информацию. Да, я прошу о милосердии. Вы знаете, что у Кирилла Серебренникова очень пожилые родители. Отцу 84 года, у мамы болезнь Альцгеймера. Официально он не является их опекуном, и поэтому он не может помогать, у него арестованы счета, он не может переводить деньги. И я очень боюсь, что он просто может не застать в живых отца или маму. Я знаю, Владимир Владимирович, что для Вас семья очень важна, и я надеюсь, что следствие может быть чуть более милосердным, потому что это будет трагедия, если у него просто все умрут. Извините, что прямым текстом".Путин на это ничего не ответил...Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
19 февраля, 21:19

Умер петербургский поэт Виктор Ширали

  • 0

19 февраля в возрасте 72 лет скончался петербургский поэт Виктор Ширали, об этом сообщил его знакомый, поэт Борис Лихтенфельд. Виктор Ширали родился 9 мая 1945 года в Ленинграде. В молодости был близок к таким поэтам, как Л. Аронзон и В. Кривулин. Был автором нескольких поэтических книг, но популярность приобрел еще до появления официальных публикаций. Его стихи распространялись в самиздате. Ширали был регулярным гостем поэтических вечеров в 60-е.Автор книг: "Сад" (Л., 1979), "Любитель" (Л.: Советский писатель, 1989), "Сопротивление" (СПб., 1992. Кн.1 и 2), "Долгий плач Виктора Гейдаровича Ширали по Ларисе Олеговне Кузнецовой и прочие имперские страсти" (СПб.: Культура, 1999), "Всякая жизнь: Рассказы" (СПб., 1999), "Флейтисточка" (СПб.: Агат, 2001), "Поэзии глухое торжество" (СПб.: Журнал «Нева», 2004), "Избранные стихотворения. Избранные возлюбленные. Избранные рисунки Елены Мининой" (СПб.: Изд-во ИПК "Вести", 2013). "Поясняю:Эта родина-галераНам даётся для труда -Не для побега..."Виктор ШиралиВы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

19 февраля, 11:45

Манфред Шруба. "Словарь псевдонимов русского зарубежья в Европе (1917–1945)" (2018)

  • 0

Шруба М. Словарь псевдонимов русского зарубежья в Европе (1917–1945) / под редакцией О. Коростелева; при участии О. Коростелева, П. Лавринца, А. Меймре, Б. Равдина, Р. Тименчика, Л. Флейшмана и др. — М.: Новое литературное обозрение, 2018. — 1064 с.: ил. ISBN 978-5-4448-0764-4.В настоящий словарь включены псевдонимы деятелей русского зарубежья в Европе — писателей, журналистов, художников, политических, общественных, церковных деятелей. Учтены в основном псевдонимы периода первой волны русской эмиграции, включая годы Второй мировой войны. В книге раскрыто около 9800 псевдонимов; в словарных записях даются, в частности, сведения о печатных изданиях, в которых использованы данные псевдонимы. В аннотированный указатель носителей псевдонимов, раскрытых в настоящем издании, вошло около 3600 имен. В приложении приведен список нераскрытых псевдонимов, извлеченных из периодики русского зарубежья (около 8500 записей). Во вступительной статье изложена история вопроса, очерчены временные и тематические рамки издания, охарактеризованы печатные и архивные источники словаря, подробно описана структура издания.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
19 февраля, 11:16

Виталий Манский требует отпустить Алексея Малобродского из СИЗО

  • 0

«Те, в чьем праве принятие решения, задумайтесь об этом еще и потому, что когда-то закончится одно время и начнется другое». Режиссер Виталий Манский, один из поручителей за Алексея Малобродского, призывает суд изменить меру пресечения бывшему директору «Гоголь-центра». Малобродский – единственный фигурант «театрального дела», который до сих пор находится в СИЗО.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

19 февраля, 10:12

Главу Якутии Егора Борисова обвинили в авиадебоше с угрозами "снять всех с работы"

  • 0

На борту лайнера "Аэрофлота", выполнявшего рейс Москва - Якутск, произошел инцидент с участием главы Якутии Егора Борисова. Об этом сообщают якутские СМИ со ссылкой на внутренний отчет авиакомпании, ставший достоянием соцсетей. Из документа, который накануне был опубликован Telegram-каналом "Кремлевский рейтинг", следует, что пассажир Егор Борисов, глава Республики Саха (Якутия), "неуважительно и агрессивно относился к членам экипажа, совершал действия, унижающие (их) честь и достоинство", и в целом нарушил авиационные правила, отказавшись подчиниться требованиям экипажа.В сообщении также указывается, что Борисов угрожал командиру воздушного судна увольнением, ссылаясь на "дружеские отношения" с министром транспорта РФ Максимом Соколовым, пытался звонить руководителю Росавиации Александру Нерадько. "Борисов Е. А. показывал на экране своего смартфона контакты одного из руководителей администрации президента РФ и делал заявления, что позвонит тому и снимет всех с работы", - отмечается в отчете.При этом из публикации следует, что Борисова не стали снимать с рейса, поскольку за него вступилась супруга, которая показала медицинские документы, подтверждающие, что чиновник нуждается в реабилитации после операции. Зато с рейса сняли помощника главы Якутии Евгения Шигапова - за агрессивное поведение. В сообщении поясняется, что он применил физическую силу в отношении бортпроводницы. Уточняется, что Шигапов не был в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, а Борисов медицинскому освидетельствованию не подвергался. Из сообщения также следует, что в итоге рейс вылетел из столичного Шереметьево на 1,5 часа позже запланированного.Журналисты News.Ykt.Ru попытались получить комментарий у Евгения Шигапова, но он сбросил звонок. Егор Борисов возглавляет Якутию с 2010 года. В 2014 году он победил на выборах, будучи кандидатом от "Единой России" и набрав около 59% голосов. В прошлом году в якутских изданиях активно обсуждались слухи о возможной досрочной отставке Борисова. В частности, об этом писали Yakutia.info и SakhaLife. Между тем, как указывало второе издание, Борисов все-таки не попадает в предвыборную ротацию губернаторов и останется на своем месте как минимум до лета 2018 года.ОтсюдаВы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
19 февраля, 09:11

48-я конференция Международного общества сравнительного изучения цивилизаций в Университете Сучжоу

  • 0

5-17 июня 2018 г. в Университете Сучжоу (Китайская Народная Республика) пройдет 48-й конференция Международного общества сравнительного изучения цивилизаций (ISCSC). Международное общество сравнительного изучения цивилизаций (ISCSC) было основано известными учеными-обществоведами с целью изучения глобальных социокультурных процессов и явлений в австрийском городе Зальцбург в 1961 году. Первым президентом Общества стал великий российский и американский философ, социолог и просветитель Питирим Александрович Сорокин. Многие актуальные проблемы стремительно глобализирующегося мира были впервые идентифицированы и проанализированы именно учеными Общества.В 2018 году Общество планирует провести свою ежегодную конференцию в Университете Сучжоу (Soochow University), который представляет собою исторический (основан в 1900 году) частный вуз в одном из самых красивых и экономически развитых регионов Китая, возле Шанхая. Вуз входит в число 40 лучших университетов Китая и имеет высокие международные академические рейтинги.Сроки регистрации – до 14 апреля. Сроки подачи тезисов докладов - до 20 марта. Более подробная информация о конференции находится на сайте Общества:http://www.iscsc.org/2018-conference.htmlВы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

19 февраля, 08:25

Контуры цифровой реальности: Гуманитарно-технологическая революция и вызов будущего

О переживаемой эпохе перемен «Инвест-Форсайт» беседует с соавторами и редакторами сборника «Контуры цифровой реальности: Гуманитарно-технологическая революция и вызов будущего»: член-корреспондентом РАН, руководителем Информационно-аналитического центра «Наука» РАН, д.э.н. Владимиром Ивановым и завотделом математического моделирования нелинейных процессов Института прикладной математики им. Келдыша РАН, д.ф.-м.н. Георгием Малинецким.Георгий Малинецкий: "У «недалеких» руководителей есть фраза «незаменимых нет». Но необходимо понимать, что когда – допустим, в математике – уходит несколько ключевых фигур, меняется дух компании. Когда Поля Мориа спросили, скольких человек из оркестра он может заменить, он ответил: «У меня заменимых нет, я собирал этот оркестр всю жизнь». Вот изменение отношения к человеку. Если в индустриальном мире люди делали вещи по инструкции, собирали что-то, то в нынешнем мире очень многие технологические операции удастся поручить роботам. А человек должен мечтать, желать, творить. В этой связи можно напомнить лозунг фирмы IBM «Машина должна работать, люди должны думать». <...>Советские школьники занимали на мировых олимпиадах по физике первые места. Что произошло сейчас? Мы опустились вниз. Мы обладаем одной из лучших систем образования – по мировым рейтингам, наши дети работают в среднем больше, чем школьники мира, а результаты хуже. То, чем мы всегда гордились, – наши места на математических олимпиадах. В 2016 году мы были восьмыми, в 2017 – одиннадцатыми. Произошла вещь, на мой взгляд, чудовищная. При молчаливом попустительстве общества к сильным школам – математическим, физическим, где действительно культивировалось разнообразие, присоединили слабые школы… Пиво и коньяк – хорошие напитки по отдельности, но если смешать – не всем нравится. Сегодня в Москве оставлено всего несколько физико-математических школ. Остальное рухнуло.Огромная опасность, что мы будем готовить детей, как это делают страны третьего мира. Проблема также и в том, что наше общество пассивно. Разрушительные меры в сфере образования – к которому имеют отношение 80 миллионов человек! – не встречают должной оценки в обществе. И это очень опасно. Аналогичная ситуация: были проведены разрушительные реформы в академическом секторе науки. Институты Российской академии наук, медицинских наук и сельскохозяйственных наук были выведены из системы академий. Академию превратили в клуб. Казалось бы, прошли реформы. Нужно сказать: хорошо получилось, плохо? На мой взгляд, получилось очень плохо. А народ опять безмолвствует. Но сегодня это касается всех нас. Когда человек говорит «это не мое, это меня не касается» – вот тот самый путь в ад.( Читать дальше... )Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

19 февраля, 07:47

Ханна Арендт. "Опыты понимания, 1930-1954. Становление, изгнание и тоталитаризм" (2018)

Арендт X. Опыты понимания, 1930-1954. Становление, изгнание и тоталитаризм / пер. с англ. Е. Бондал, А. Васильевой, А. Григорьева, С. Моисеева. — М.: Изд-во Института Гайдара, 2018. — 712 с. ISBN 978-5-93255-519-4.Немногие мыслители обращались к политическим ужасам и сложным этическим вопросам XX столетия с проницательностью и интеллектуальной честностью Ханны Арендт. Она не отказывалась от попыток понять значение исторических, политических и культурных событий эпохи. «Опыты понимания» содержат статьи Арендт 1930-х, 1940-х и 1950-х гг. В них обсуждаются Св. Августин, Кьеркегор, экзистенциализм и Кафка; нацизм, вопросы ответственности и вины, место религии в современном мире, а также природа тоталитаризма. Собранные в этой книге работы показывают становление Арендт как мыслителя и показывают, почему сегодня ее идеи и суждения столь же провокативны и важны, как и тогда, когда они были впервые высказаны ею.СодержаниеАлександр Павлов. Арендт-лиса • 7Джером Кон. Предисловие • 25«Что остается? Остается язык» • 58Августин и протестантизм • 90Философия и социология • 96Сёрен Кьеркегор • 122Фридрих фон Генц • 130Берлинский салон • 140Эмансипация женщин • 153Франц Кафка: переоценка • 157Международные отношения в прессе на иностранных языках • 174Подходы к «германской проблеме» • 212Организованная вина и всеобщая ответственность • 235Кошмар и бегство • 252 Дильтей как философ и историк • 256Семена фашистского интернационала • 261Христианство и революция • 277Силовая политика торжествует • 284Уже не и еще не • 287Что такое экзистенциальная философия? • 294Французский экзистенциализм • 333Здравый смысл как башня из слоновой кости • 342Образ ада • 346Нация • 359Посвящение Карлу Ясперсу • 367Лекция в школе Рэнд • 373Религия и интеллектуалы • 390Методы социальных наук и изучение концентрационных лагерей • 396Последствия нацистского правления: репортаж из Германии • 420Яйца возвышают голос • 454За столом с Гитлером • 476Человечество и террор • 493Понимание и политика (трудности понимания) • 508О природе тоталитаризма: эссе • 540Хайдеггер-лис • 592Понимание коммунизма • 594Религия и политика • 601Ответ Эрику Фегелину • 637Мечта и кошмар • 649Европа и атомная бомба • 662Угроза конформизма • 669Интерес к политике в современной европейской философской мысли • 676Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

19 февраля, 07:03

Оскар фон Риземан о детстве Сергея Рахманинова, проведенном в Новгороде и Петербурге

  • 0

Книга воспоминаний композитора Сергея Васильевича Рахманинова (1873-1943), записанных Оскаром фон Риземаном, была издана в Лондоне в 1934 году. Здесь текст приводится по изданию: Рахманинов С. Воспоминания, записанные Оскаром фон Риземаном. - М.: АСТ, 2016. Василий Рахманинов, сын землевладельца Аркадия Рахманинова и Варвары Рахманиновой, в девичестве Павловой, был капитаном кавалерии и принадлежал к кругам знатной помещичьей аристократии России. Он рано вышел в отставку и женился на Любови Бутаковой, дочери генерала Петра Бутакова, возглавлявшего Аракчеевское военное училище в Новгороде, где он преподавал историю, и Софьи Литвиновой. Рахманиновы ведут свое происхождение от молдавских «господарей» Драгош, которые управляли Молдовой две сотни лет (с XIV по XVI век). Один из них выдал свою сестру Елену замуж за сына и наследника Великого князя Московского Ивана III, их внуку – Рахманину – обязана семья своей фамилией. Рахманинов, офицер санкт-петербургской гвардии, принимал самое живое участие в восшествии на престол дочери Петра Великого императрицы Елизаветы, за что государыня пожаловала ему имение Знаменское неподалеку от Тамбова. С тех пор Знаменское осталось во владении семьи. Знаменитое тамбовское черноземье – это как бы плодоносный перешеек между Центральной и Южной Россией. Бутаковы же владели землями под Новгородом, на севере Российской империи, – скудными почвой, но богатыми легендами и преданиями.Василий Рахманинов был блестящим офицером. Необыкновенно привлекательный, среднего роста, широкоплечий, смуглый, с изящными, быстрыми и выразительными движениями, наделенный недюжинной физической силой, он пленял окружающих своим обаянием. Полковой законодатель мод вел довольно рассеянный образ жизни, сорил деньгами направо и налево, отдаваясь в плен разнообразным фантазиям; он легко увлекался несбыточными планами. В его мечтах рождались грандиозные деловые прожекты, которые стоили ему немалых денег и неизменно приводили к полному краху. Будучи человеком музыкально одаренным, Василий Рахманинов растратил свой талант, услаждая изумительным звуком уши светских дам, наигрывая им арии из опер или аккомпанируя на балах. Незаурядный музыкальный дар Василий Рахманинов унаследовал от отца.Дед композитора, спокойный, достойный джентльмен, следуя семейной традиции, молодым еще человеком посвятил себя армии и сражался на поле брани во время Русско-турецкой войны. Но армейская служба нисколько не занимала его. Вскоре он вышел в отставку и удалился в тамбовское имение, которого, в сущности, больше не покидал. Отдавшись своему единственному увлечению – музыке, он, по всеобщему мнению современников, стал выдающимся музыкантом и великолепным пианистом. В молодости он занимался у Джона Фильда, ученика Клементи, добрую половину жизни посвятившего преподаванию музыки в Санкт-Петербурге и Москве. Фильд стал основателем единственной в своем роде традиции фортепианной игры и получил специальный приз за jeu perlé, которой обучал своих питомцев.Дедушка Рахманинова также отличался этой изысканной манерой игры. Он относился к музыке с большой серьезностью и отдавал занятиям всю душу. До самого смертного часа он ежедневно занимался по четыре-пять часов, и никому ни под каким видом не разрешалось отвлекать его от рояля. Даже если бы загорелись его конюшни, а на поля обрушился ураган, он ни на минуту не прекратил бы своего восхождения по «Cradus ad Parnassum». Иногда удавалось уговорить его поиграть для публики на частном или благотворительном концерте, и это событие всегда становилось праздником для губернии. Дед Аркадий Рахманинов, без сомнения, принадлежал к выдающимся музыкантам-любителям, которых немало насчитывалось в России первой половины XIX века. В эти славные ряды входили Улыбышев, граф Виельгорский, князь Одоевский, князь Шереметев и многие другие. Далеко опередив своих предшественников, вышли из этой касты Глинка, Даргомыжский, а потом уж и Римский-Корсаков, Бородин, Мусоргский.Любовь Бутакова принесла своему мужу, бывшему кавалерийскому капитану, богатое приданое в виде четырех или пяти великолепных поместий. Должно быть, Василий Рахманинов рано подал в отставку именно потому, что намеревался целиком посвятить себя заботе об этих поместьях – решение, которое в дальнейшем привело, увы, к самым печальным последствиям.От их брака родилось шестеро детей: три дочери – Елена, Софья и Варвара и три сына – старший Владимир, Сергей и Аркадий, на восемь лет моложе Сергея, – единственный оставшийся в живых брат композитора.После свадьбы родители Рахманинова поселились в имении Онег в Новгородской губернии. Вместе с ними, в одном из крыльев отдельного особняка, жили дедушка и бабушка Бутаковы. Имение было расположено на берегу той самой реки – реки Волхов, которую прославил Римский-Корсаков в опере «Садко». Русалка, морская царевна Волхова, разлученная со своим возлюбленным, легендарным гусляром Садко, начинает плакать и разливается в реку Волхов, ее серебристые волны бороздят Псковскую равнину и впадают в озеро Ильмень. Окружающая природа отличается таким богатством, настолько живописна, что, без сомнения, не могла оставить равнодушной чувствительную натуру растущего здесь ребенка. Суровый северный пейзаж с его неизменным ритмом наложил отпечаток на душу мальчика и нашел могучее выражение, сообщив убедительность и притягательность будущим сочинениям композитора.Вот что рассказывает Рахманинов о своем раннем детстве:– Я помню себя с четырех лет, и странно, но все мои детские воспоминания, хорошие и плохие, печальные и счастливые, так или иначе обязательно связаны с музыкой. Первые наказания, первые награды, которые радовали мою детскую душу, неизменно имели непосредственное отношение к музыке. Так как моя музыкальная одаренность обнаружилась, видимо, очень рано, мама стала давать мне уроки музыки с четырех лет. Помню, что, едва я начал заниматься музыкой, дедушка с отцовской стороны выразил желание навестить нас. Мама рассказала мне, что он большой музыкант, удивительный пианист и, может быть, захочет меня послушать. Думаю, она сама решила продемонстрировать деду талант своего сына. Но прежде всего мама посадила меня рядом с собой и занялась моими руками, подстригла и привела в порядок ногти – словом, сделала все, что положено, объяснив, что для игры на фортепиано необходимо ухаживать за руками. Этот поступок произвел на меня глубокое впечатление. Руки моей матери отличались необыкновенной красотой: белые, холеные – пример для нас, детей.Приехал дедушка, меня посадили за рояль, и пока я играл ему простенькие, из пяти или шести нот, мелодии, он аккомпанировал мне, причем его аккомпанемент показался мне тогда красивым и невероятно трудным. Скорее всего, это было нечто вроде пьес на тему «Собачьего вальса» или «Тати-тати» – шуточных вариаций, сочиненных композиторами «Могучей кучки», среди которых были Бородин, Кюи и Римский-Корсаков. Дедушка похвалил меня, и я очень обрадовался. Это был единственный раз, когда я виделся с дедушкой и играл с ним в четыре руки, потому что вскоре после этого он умер.Наверное, я делал заметные успехи в игре, потому что, помнится, уже в четыре года меня просили поиграть гостям; если я играл хорошо, то получал щедрое вознаграждение: из соседней комнаты «публика» бросала мне разные приятные вещи – конфеты, бумажные рубли и прочее. Я был в восторге.В наказание же за скверное поведение меня сажали под рояль. Других детей в таких случаях ставят в угол. Сидеть под роялем было в высшей степени позорно и унизительно. Когда мне исполнилось четыре года, решено было взять учительницу по фортепиано. Ею оказалась некая Анна Орнатская, только что окончившая Санкт-Петербургскую консерваторию по классу профессора Кросса, одного из многочисленных педагогов по фортепиано, приглашенных в первую русскую консерваторию ее основателем, Антоном Рубинштейном.Анна Орнатская оставалась с нами два или три года, но преподавала мне только игру на рояле. Если не ошибаюсь, у нас были и другие учителя; немецкие Fräulein сменялись французскими Mademoiselles непременными обитательницами русских усадеб. Хотя ничего определенного на этот счет я не помню, но на основании того, что, став постарше, я изрядно владел французским языком, можно сделать вывод, что все происходило именно так. После того как я научился читать и писать, мне придумали новое наказание за проступки: я должен был полностью проспрягать на грифельной доске, которые были тогда в моде, какой-нибудь неправильный французский глагол. Это наказание, однако, вскоре отменили: оно оказалось слишком необременительным для меня, в таком случае должен же я был у кого-то научиться французскому языку, ведь с родителями мы всегда говорили только по-русски.Так проходили мои детские годы. Родители часто ссорились. Мы, дети, больше любили отца. Это, наверное, было несправедливо по отношению к матери, но поскольку отец обладал добрым и ласковым нравом, удивительным добродушием и сильно нас баловал, неудивительно, что наши детские сердца неудержимо тянулись именно к нему. Мать, напротив, отличалась чрезвычайной строгостью. Отец большую часть времени отсутствовал, и все домашние обязанности ложились на мать. С самых первых дней мы были приучены к тому, что «для всего есть свое время». Кроме подробного расписания уроков строго определенные часы отводились игре на фортепиано, гулянию, чтению, и только чрезвычайные обстоятельства могли нарушить этот четкий распорядок. Между прочим, с тех пор я усвоил эти правила и теперь твердо придерживаюсь принятого мною дневного распорядка, причем нахожу такую привычку все более и более ценной. Однако в те далекие времена я не мог понять этого и терпеть не мог принуждения.В своих спорах родители часто касались одной и той же темы: будущего старшего брата и моего. Младший, Аркадий, тогда еще не появился на свет. Отец настаивал, чтобы мы последовали его примеру и служили в армии. Он желал дать нам образование в одном из самых известных и привилегированных военных учебных заведений для гвардейских офицеров – Пажеском корпусе в Санкт-Петербурге. То, что дед по материнской линии был генералом, давало нам право поступить в Пажеский корпус, доступный лишь для избранных. Мать же, в свою очередь, настаивала на моем обучении в Санкт-Петербургской консерватории, хотя не могла ничего возразить отцу в отношении моего старшего брата Владимира. Достойная Анна Орнатская со всем пылом поддерживала мать. Долгое время отец оставался неумолимым, придерживаясь принципа, продиктованного, надо признаться, классовыми предрассудками такого рода: «Pour un gentilhomme la misique ne peut jamais être un métier, mais seulement un plaisir». Мысль, что сын может стать музыкантом, была невыносима для него, так как потомку знатного дворянина совершенно не подобало заниматься такой «пролетарской» профессией.Но иногда судьба оказывается сильнее всех предрассудков, и на сей раз именно судьба разрешила спор моих родителей. Когда мне исполнилось девять лет, из всех великолепных поместий, принадлежавших матери, в ее владении осталось лишь одно. Остальные проиграл в карты и промотал мой отец. Пажеский корпус, очень дорогое учебное заведение, отпал сам собой. После того как отец вынужден был удовлетвориться тем, что послал моего брата в обычное военное училище, он заявил о своем согласии на получение мною музыкального образования. Ему пришлось распроститься с надеждами, что в его доме засверкает мундир гвардейца.Мадемуазель Орнатская с еще большим рвением принялась за мою подготовку к поступлению в Петербургскую консерваторию. Она горела желанием, чтобы я, окончив младшие классы консерватории, поступил в конечном счете к ее бывшему педагогу – профессору Кроссу. Но добрая душа не ограничилась этими планами. Так как наши денежные обстоятельства от месяца к месяцу все ухудшались, она взялась выхлопотать мне стипендию. На мое счастье и к ее полному удовлетворению, ей удалось и то, и другое. Профессор Кросс обещал обеспечить меня стипендией при условии, что, поступая на «специальное отделение», я пойду в его класс. Младшее отделение я должен был пройти у его ученика Демянского.План профессора осуществился лишь наполовину по причинам, о которых я расскажу в дальнейшем.Как могло случиться, что все состояние Рахманиновых, значительно превышающее средний уровень провинциальных российских помещиков, могло прийти в упадок за такой сравнительно короткий срок? Чтобы понять это, надо остановиться на положении землевладельцев в тот период. Отмена крепостного права уже сделала ненадежными их денежные позиции, поскольку лишила дарового труда. Только тщательнейшие расчеты и жестокая экономия могли спасти положение. Этот режим никак не подходил к хрестоматийно прославленной щедрости российского характера. И как нельзя менее согласовался со взглядами на жизнь Василия Рахманинова. Хотя в поместье хозяйничала суровая и благоразумная женщина, никоим образом не склонная к роскоши, он с легкостью пустил на ветер все деньги. Надо добавить, что разорению предшествовала смерть его тестя Бутакова последовавшая вскоре после кончины его собственного отца, и он должен был управлять имениями самостоятельно, не имея об этом никакого понятия и не испытывая к сельской жизни ни малейшего интереса. Исключение представляли только лошади. Его помощники, впоследствии уволенные, воровали и мошенничали как только могли, в полное свое удовольствие; в результате прекрасные имения Василия Рахманинова одно за другим пошли на уплату долгов. После долгой и тщетной борьбы за сохранение последнего имения – Онег – оно было пущено с молотка.В 1882 году Рахманиновы переехали в Санкт-Петербург. К тому времени конфликт между родителями, назревавший уже очень давно, достиг своего апогея – они расстались. Развод не был официальным: он повлек бы большие трудности, так как Русская православная церковь не признавала разводов, но родители Рахманинова разошлись навсегда.В Санкт-Петербурге госпожа Рахманинова обосновалась в скромной квартире со всеми детьми и своей матерью – вдовой генерала Бутакова, которая полностью взяла на себя расходы по содержанию семьи. Поскольку старший сын Владимир учился в военном училище, Сергей остался в доме за «мужчину».После привольной жизни в имении, где просторные комнаты и коридоры помещичьего дома давали полную свободу для игр и развлечений, было довольно трудно привыкнуть к тесноте и тишине петербургской квартиры. Кроме того, жизнь в городе омрачалась и отсутствием отца, которого дети обожали больше всех на свете. Госпожа Рахманинова тоже не могла забыть своего мужа, которого любила до последней минуты своей жизни той преданной, самоотверженной и сильной любовью, на которую способны русские женщины. (Она скончалась в сентябре 1929 года в России, так больше и не увидевшись с мужем.) В этот период жизни в Петербурге мать часто плакала вместе с сыном, который горько тосковал по отцу, переживая разлуку с ним со всей пылкостью детского сердца. Но общая печаль не сблизила мать и сына. В противоположность прежнему образу жизни мать почти не уделяла внимания детям, целиком отдавшись мыслям о покинувшем ее супруге.Все это привело к тому, что ближайшим другом мальчика в доме оказалась бабушка. Он стал ее любимцем; необычайно живой и веселый мальчик не замедлил воспользоваться этим благоприятным для него обстоятельством. Все знают, что такое бабушки! Госпожа Бутакова баловала внука как могла. Она никогда не предпринимала ни малейших попыток воспитывать его, ни мягко, ни строго, не обращала внимания на его недостатки и закрывала глаза на все проделки щедрого на выдумки, озорного мальчика, так как души не чаяла в не по годам развитом и ласковом внуке.Легко можно представить себе, что такая обстановка не слишком способствовала занятиям – к несчастью, и музыкальным. Пребывая в спокойной уверенности, что, даже не занимаясь, он далеко обгонит своих товарищей по классу, юный Сергей становился все ленивее и ленивее. Кончилось тем, что он вовсе перестал заниматься, увиливая от уроков, и положился на свой талант и сиюминутное вдохновение, ставшее, по его собственным словам, всего лишь способом выражения лени. Так мало-помалу из него вырос маленький проказник – гроза дворов Санкт-Петербурга. Вместо того чтобы идти в консерваторию, он убегал на каток. Пристрастившись к конькам, Сергей скоро превратился в виртуоза конькобежного спорта, чего никак нельзя было сказать о его игре на фортепиано. Другой любимый вид спорта состоял в том, чтобы на ходу вскочить на подножку трамвая – в те времена конки – и прокатиться на ней семь километров по Невскому проспекту. Чрезвычайно подходящее времяпрепровождение, скажете вы, для подающего надежды пианиста, в особенности зимой, когда поручни конки сплошь обледеневали!Но такая жизнь, лишенная всякого присмотра, имела свои преимущества, до известной степени развив в мальчике чувства самостоятельности и независимости, пригодившиеся ему в трудные периоды жизни.Несмотря на лень, Рахманинов участвовал в ученических концертах, проходивших в Санкт-Петербургской консерватории. Их часто посещал президент Российского музыкального общества Великий князь Константин и другие лица, занимавшие видное положение в обществе и музыкальном мире. Сергея это обстоятельство нисколько не смущало.В то время ректором Санкт-Петербургской консерватории, основанной Антоном Рубинштейном в 1862 году, был прославленный виолончелист Карл Давыдов. Сам основатель консерватории уже много лет отсутствовал, концертируя по всей Европе. Он вернулся на пост ректора лишь в 1887 году, после смерти Карла Давыдова. Если бы Рубинштейн оказался в Петербурге на три года раньше, то музыкальное развитие Рахманинова, весьма вероятно, пошло бы по другому руслу. Совершенно ясно, что Давыдов не распознал и не оценил музыкального дарования мальчика, хотя и не упускал случая похвалиться юным пианистом на концертах.Из событий внеконсерваторской жизни Рахманинов вспоминает два, оставивших глубокий след в его душе.Самыми изумительными музыкальными впечатлениями не только того времени, но, наверное, и всего детства я обязан своей сестре Елене. Елена была на пять лет старше меня, и когда мы переехали в Санкт-Петербург, ей исполнилось четырнадцать лет. Она была удивительная девочка: красивая, умная, необычная и, несмотря на внешнюю хрупкость, обладающая поистине геркулесовой силой. Мы, мальчики, бывали потрясены, видя, как она играючи гнула пальцами серебряный рубль. Помимо этого Елена обладала великолепным голосом, красивее которого я не слышал за всю свою жизнь. Хотя она ни у кого не училась, но петь могла решительно все, потому что сама природа позаботилась о ее поразительном контральто. Наслаждение, с которым я слушал ее пение, не поддается описанию. Как раз в то время упрочилась известность и популярность Чайковского, впоследствии сыгравшего такую большую роль в моей жизни. Именно сестра впервые ввела меня в мир его музыки, захватившей мою душу. Она часто пела романс «Нет, только тот, кто знал», и, несмотря на ее юный возраст, а может быть, именно благодаря ему, этот романс, равно как и другие, которые она изумительно пела, нравился мне несказанно. Обычно она аккомпанировала себе сама, но иногда садился за рояль я, и результат бывал обычно весьма плачевным, потому что я чересчур увлекался своей партией и не обращал внимания на певицу. Я просто играл в свое удовольствие, вокальная партия меня мало интересовала: пусть следует за мной. Эти попытки совместного исполнения часто кончались тем, что сестра с криком «Пошел вон!» за ухо стаскивала меня со стула.Хотя мы были бедны, красота и необыкновенные качества сестры привлекали в наш дом множество поклонников. Помню, это очень занимало бабушку. Она посвящала меня в свои мысли, и частенько мы проводили с ней целые вечера, обсуждая достоинства и недостатки этих молодых людей, тщательно взвешивая все за и против.«Но избранники богов…» Эти слова как нельзя более подходят к судьбе моей сестры, потому что в возрасте семнадцати лет у нее развилась злокачественная анемия, которая принимала все более угрожающий характер. Я помню жуткое чувство, которое испытал, когда она уколола палец и вместо крови из него потекла вода. Ей не довелось встретить свою восемнадцатую весну. За полгода до смерти она начала заниматься пением у знаменитого тогда в Петербурге преподавателя Прянишникова. Уроки заключались в основном в разучивании нескольких оперных арий. Прянишников настоял на том, чтобы она приняла участие в прослушивании, которое устраивали в императорском Мариинском театре – ее голос и исполнение произвели там сенсацию. Елену немедленно ангажировали на сольные партии – честь, которой новички удостаивались чрезвычайно редко. Но, как я уже сказал, она не успела увидеть огни рампы.За другие сильнейшие музыкальные впечатления того времени я должен благодарить свою бабушку, чья добрая рука незаметно вела меня все годы, проведенные в Петербурге. Бабушка, будучи женщиной глубоко религиозной, регулярно посещала церковные службы. Она всегда брала меня с собой. Целыми часами мы простаивали в изумительных петербургских соборах – Исаакиевском, Казанском и других, во всех концах города. По молодости я гораздо меньше интересовался Богом и верой, чем хоровым пением несравненной красоты – в соборах часто пели лучшие петербургские хоры. Я всегда старался найти местечко под галереей и ловил каждый звук. Благодаря хорошей памяти я легко запоминал почти все, что слышал. И в буквальном смысле слова превращал это в капитал: приходя домой, я садился за фортепиано и играл все, что услышал. За эти концерты бабушка никогда не забывала наградить меня двадцатью пятью копейками – немалой суммой для мальчика десяти-одиннадцати лет.Это чудесное музыкальное времяпрепровождение не только щедро вознаграждалось, но и приносило огромную пользу, так как благодаря ему зародилась основа исключительного владения композитором техникой и фразировкой русского церковного хорового пения. А именно этому мы обязаны некоторым из лучших сочинений Рахманинова в этом жанре. Все это, увы, не имело отношения к занятиям в Петербургской консерватории. Видимо, педагог Рахманинова Демянский являлся на редкость серой личностью, коль скоро не сумел заинтересовать столь одаренного ученика. Надо признаться, что состав педагогов «младшего отделения» Санкт-Петербургской консерватории нельзя было назвать сильным. Теорию преподавал некто Рубец. Когда девятилетний Рахманинов поступал в консерваторию, а Рубец, убедившись в том, что мальчик безошибочно и моментально определяет звуки самых сложных аккордов, обнаружил у него абсолютный слух, он решил, что Рахманинов не нуждается в курсе элементарной теории (сольфеджио, пение с листа, хор и тому подобное), и сразу направил его в класс гармонии, который вел профессор Ливерий Саккетти, теоретик и преподаватель эстетики и истории музыки Петербургской консерватории.Так девятилетний Рахманинов оказался в теоретическом классе ученого педагога и, не зная азов элементарной теории, хлопал пазами, не понимая ни единого слова во время его лекций. Разумеется, мальчик не в состоянии был восполнить пробел в знаниях, тем более что метод преподавания Саккетти основывался на полном отрицании каких-либо учебников – в счет шли только его лекции, которые студенты должны были заучивать наизусть. Усердные так и делали – но не Рахманинов. Да и трудно ожидать подобного от девятилетнего мальчика. Урок проходил за уроком, не прибавляя ни йоты к его знаниям, которые находились на нуле. В первый же раз, когда Сергея вызвали отвечать, обнаружилось его полное невежество: он не мог ответить ни на один вопрос. Маленький студент пробовал защищаться, он говорил, что еще слишком мал для таких премудростей, и просил – пожалуйста! – оставить его в покое. К великой радости мальчика, в результате этой сцены Саккетти просто-напросто отослал его назад в теоретический класс достопочтенного Рубца. Но и здесь Рахманинов продолжал лениться, уверенный в том, что педагоги высоко оценивают его талант, пока вовсе не бросил Петербургскую консерваторию.Третий год пребывания Рахманиновых в Санкт-Петербурге ознаменовался для семьи ужасными событиями. На город обрушилась эпидемия дифтерита, и всех детей в семье настигла эта опасная болезнь, поскольку в то время еще не существовало сыворотки Беринга. Мальчики выжили, но Сергей потерял вторую сестру.К концу этого бедственного года в Санкт-Петербурге, на рубеже 1884 и 1885 годов, обнаружилось, что мать Рахманинова вовсе не так равнодушна к занятиям сына, как могло показаться.На санкт-петербургском горизонте взошла тогда новая звезда по имени Александр Зилоти. Зилоти было двадцать два года. Выходец из семьи крупных землевладельцев, он учился у Николая Рубинштейна и Чайковского в Московской консерватории, а в период 1883–1884 годов был, как говорят, любимым учеником Листа. В 1883 году он собрал богатый урожай почестей на Музыкальном конгрессе в Лейпциге. В глазах музыкальной общественности и публики Петербурга это окружило его имя ореолом славы, которая, надо сказать, нисколько не померкла после разразившейся в России грандиозной катастрофы. Зилоти был связан с семьей Рахманиновых тесными семейными узами (его мать приходилась сестрой Василию Рахманинову, и, значит, сам Александр – двоюродным братом Сергею).Именно с Зилоти мать Рахманинова решила поделиться своими тревогами, для чего и привела мальчика к взрослому и уже знаменитому брату. Она рассказала ему обо всех трудностях и попросила совета, как выбить дурь из головы ее, без сомнения, музыкально одаренного сына, чья невероятная лень превратила талантливого ребенка в законченного бездельника. Ответ Зилоти заключался в следующем:– Единственный человек, который сможет вам помочь, – это мой бывший преподаватель в Москве Зверев. Сергей должен пройти его строгую школу.Мать Рахманинова смиренно приняла этот приговор. Она решила передать сына в ежовые рукавицы Зверева, в Московскую консерваторию, с начала нового учебного года, то есть со следующей осени.Теперь мальчику оставалось в последний раз насладиться свободой, прежде чем начать новую, серьезную жизнь. С тех пор как Рахманиновы переехали в Санкт-Петербург, было условлено, что три месяца каникул, так щедро дарованных в России школьникам, равно как и студентам консерватории, Сергей будет проводить с бабушкой близ Новгорода. Госпожа Бутакова сдалась на многочисленные просьбы любезного ее сердцу внука и в качестве компенсации за четыре или пять поместий, так весело пущенных на ветер ее зятем, купила небольшую усадьбу Борисово. Те три месяца ничем не стесненной свободы в «божественной обители», которую Рахманинов полюбил больше всего на свете, оказались, безусловно, самым изумительным временем не только петербургского периода, но и всего детства композитора.Борисово, со всех сторон окруженное лугами, полями и лесами, стояло на берегу реки Волхов, впадающей в озеро Ильмень. Здесь Рахманинов наслаждался полной волей и вел восхитительную жизнь, окруженный заботой и бесконечной любовью бабушки, совершенно не стеснявшей его ни в чем. В реке можно было удить рыбу и купаться, и вскоре Сергей стал героем деревенских мальчишек, покорив их своим умением плавать. Иногда он брал лодку и плыл вниз по течению реки в мерцающих сумерках; в высоких речных камышах слышался гомон диких уток, медлительными черными тенями пересекали бледное северное ночное небо длинношеие цапли. Вечерний звон колоколов соседнего Новгорода плыл над деревенской тишиной. Колокола… Это было самое прекрасное. Сергей мог часами сидеть в лодке, прислушиваясь к их странным, призывным, совершенно неземным голосам. Думал ли он, что в один прекрасный день обессмертит в своей музыке перезвон российских колоколов?В усадьбе часто запрягали легкую коляску, и внук вез бабушку в соседний монастырь на службу. В этой обители, как и во всей окрестности, бабушка пользовалась всеобщим расположением и уважением. Да и внук тоже был всем известен – и жене священника, и самой скромной монахине, и крестьянину, и звонарю, который, пустив в ход обе руки и обе ноги, искусно манипулировал шнурами, привязанными к бесчисленным языкам колоколов, объединяя звуки в необычные ритмы. Однако и музыку, хотя Сергей не занимался ею систематически, в Борисове он не забросил. Стоило приехать к ним в гости соседям или самим нанести ответный визит, как Ее Превосходительство, бывало, не преминет удивить восхищенных соседей талантом своего внука и не упустит возможности показать, как внук, пусть и лентяй, умеет играть на фортепиано.По словам Рахманинова, именно тогда он впервые начал импровизировать. Мальчик пришел к выводу, что разучивание сонатин Кулау и Диабелли вместе с этюдами Крамера, Куллака и прочих авторов, которыми его пичкали в Петербургской консерватории, – тупое и недостойное его занятие; он решил взять дело в свои руки и упорно импровизировал. Полагаясь на низкий музыкальный уровень местного общества, он выдавал свои импровизации за сочинения Шопена и других модных композиторов, явно неизвестных в округе. Его всегда вознаграждали бурными аплодисментами и ни разу не раскрыли сей невинный обман.Последнее лето, которое маленький Сережа проводил в Борисове, было омрачено тенью надвигающегося отъезда в Москву. Чтобы внушить ему необходимое уважение к профессору Звереву, будущему наставнику, учителя обрисовывали его как укротителя диких зверей, который обуздывал их нрав своей строгостью и порол учеников при первой удобной возможности, так что те постоянно дрожали от страха. Эта перспектива внушала страх даже такому храброму мальчику, как Рахманинов. Со смущенной душой он гулял по полям и лесам поместья и, вслушиваясь в колокольный звон новгородского собора Святой Софии, часто вздыхал и думал о кремлевских колоколах, которые ему вскоре предстояло услышать.Когда роковой день наступил, он в последний раз повез бабушку в монастырь, где отслужили торжественный прощальный молебен. Потом бабушка повесила на спину внуку ранец, куда положила сто рублей, перекрестила любимца и проводила его до станции. С тяжелым сердцем отправляла она Сережу в Москву на долгое время. С той поры он лишь однажды видел бабушку – единственного друга его детства. Вскоре после отъезда Сергея госпожа Бутакова продала имение, которое приобрела только ради него.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
19 февраля, 06:25

Британская библиотека оцифровала редкие манускрипты и выложила их онлайн

  • 0

Британская библиотека оцифровала более 50 редких средневековых манускриптов и первых печатных изданий известных произведений и выложила цифровые версии на сайте Discovering Literature. Среди прочего, была оцифрована единственная дошедшая до нас рукопись поэмы «Беовульф» – наиболее длинной эпической поэмы, написанной на староанглийском языке. Также библиотека оцифровала первый полный перевод Библии на английский язык и первое иллюстрированное издание «Кентерберийских рассказов» Чосера.Алекс Вайтфилд (Alex Whitfield), руководитель образовательных программ Британской библиотеки, отметил: «Сайт Discovering Literature – это фантастический ресурс, который позволяет Британской библиотеке открыть свои коллекции для более широкой аудитории. Мы все время пытаемся найти инновационные пути, чтобы помочь учащимся всех возрастов взять что-то из коллекции Британской библиотеки, и мы очень рады, что теперь такие экстраординарные произведения могут быть доступны всем и где угодно. Мы надеемся, что в конечном итоге веб-сайт поможет исследователям и всем любителям средневековой литературы».В свою очередь, Клэр Брей (Claire Breay), глава отдела античных и средневековых рукописей в Британской библиотеке, также подчеркнула: «Средневековая коллекция Британской библиотеки широко известна в научных кругах по всему миру, и мы очень рады открыть коллекцию библиотеки для студентов. Каждый экспонат, который опубликован на сайте Discovering Literature, имеет богатую историю. Удивительно видеть такие уникальные экспонаты, как рукописи «Беовульфа» и поэмы «Сэр Гавейн и Зеленый рыцарь», которые пережили пожар 18 века, оцифрованными и опубликованными на цифровой платформе для будущих поколений исследователей».Портал Discovering Literature ориентирован прежде всего на студентов, преподавателей и исследователей английской литературы. С момента запуска в 2014 году сайт посетили более 7 миллионов уникальных пользователей. Ранее Британская библиотека уже публикована на сайте коллекции, связанные с творчеством Уильяма Шекспира, а также произведения периода Возрождения, романтизма и Викторианской эпохи. Британская библиотека намерена продолжать оцифровывать и публиковать произведения на сайте Discovering Literature, в конечном итоге сделав этот портал ведущим ресурсом для изучения англоязычной литературы.nooregistryВы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

19 февраля, 04:46

Николай Панченко. "Судьба Николая Глазкова"

  • 0

Поэт и редактор Николай Панченко (1924—2005) - о поэте и переводчике Николае Глазкове (1919-1979). Текст приводится по изданию: Воспоминания о Николае Глазкове. — М., 1989. СУДЬБА НИКОЛАЯ ГЛАЗКОВАМногие знают Глазкова по нескольким стихотворениям и даже по нескольким строчкам. И на вопрос, знают ли они Глазкова, отвечают утвердительно. Капли воды недостаточно, чтобы крутить турбины, но ее довольно, чтобы определить состав воды. Состав души Николая Глазкова жил в каждой его строке. Особенно в тех, что «ушли в народ» и существуют почти фольклорно. Его узнаваемость не от повторяемости, но от неповторимости. Он не только поэт, он — явление поэзии, которая не просто прекрасна, но всякий раз прекрасна по-новому. Мое знакомство с Глазковым началось давно. И тоже с нескольких строк. Потом в Калугу, где я тогда жил, один москвич привез рукопись Николая Глазкова. Состоялась встреча с поэтом. Рукопись читалась непрерывно.Глазков никогда не был «поэтом для поэтов» (как, впрочем, и Хлебников). Его узкое «поэтство» — выдумки стихотворцев, страдающих острой поэтической недостаточностью. Поэты, по-глазковски, «не профессия, а нация грядущих лет». Николай Глазков — поэт-открыватель. На его открытия опирались многие поэты, его современники, заимствуя у него не только интонации и приемы, но и отдельные строки. А Глазков не заботился о приоритете, давал без отдачи, и многое из того, что он дал современной поэзии, еще не воссоединилось с его именем. Он умел дружить.О людях знал больше, чем они предполагали. Как-то в ЦДЛ, на одном из поэтических вечеров, я выступил против конъюнктурных стихов. Через неделю я получил от Николая вырезку из старого журнала — мое стихотворение «на тему». Я и досадовал, что он напомнил мне об этих стихах, и радовался, что есть человек, которому не лень это сделать. Еще через неделю Николай прислал мне поздравление с днем рождения в обычной для него форме — акростиха. Не знаю, за что я ему был больше благодарен: за слова поздравления или за чувство стыда перед ним. Хорошо, когда есть человек, перед которым может быть стыдно. В дружбе он был проницателен (в самом лучшем смысле этого слова), внимателен и великодушен. Круг его друзей был чрезвычайно широк.Он никогда не был старшим или младшим среди поэтов. Всем, с кем совпал во времени, был современником. Старшие это принимали. Младшие — гордились. Глупые считали, что это равенство получают по праву. Остерегались его чиновники от литературы (не по должности, а по складу характера) и сочиняли в целях самозащиты легенды о «глазковских странностях». А он был просто естествен, как многие из нас давно не умеют, и имел полное право сказать:...Такого, как я, неподдельного,Тебе все равно не найти!Как-то в конце апреля мы встретились в издательстве «Советский писатель» (еще в Большом Гнездниковском), и Николай позвал меня купаться на Москву-реку. Я стал отказываться. «Ладно,— согласился он,— ты не будешь купаться. Ты будешь сидеть на берегу». Нужен был зритель.Еще одна «странность». В том же издательстве (а может, в другом) я услышал крик из приоткрытой двери:— Тебе нельзя, а мне можно! — кричал Глазков.— Почему? — тускло спрашивал редактор. Он тоже писал стихи.— Потому что я поэт, а — ты...— Дверь прихлопнули.Это была чистая правда: есть поэт — и все можно, нет его — и ничего нельзя....Такого, как я, откровенного,Тебе все равно не найти!Кстати, о поэтах. О больших поэтах. Не побоимся слова — о гениях. Кто-то (не помню сейчас), размышляя о глазковском поколении, придумал некоего «коллективного гения» этого поколения. За отсутствием якобы просто гения. Но тот же Глазков сказал — не исключено, что по этому поводу:Из тысячи досокПостроишь и дом и шалаш;Из тысячи кошекИ льва одного не создашь!Да и кто знает сейчас в полном объеме творчество хотя бы одного поэта военно-послевоенной поры? И вот раскрывается перед нами творческое наследие Николая Глазкова. Еще не раскрыто — раскрывается только. И когда к читателю придут многие, еще неизвестные глазковские шедевры, он воочию убедится, что перед ним стихи большого поэта, личности яркой и крупной. А «коллективный гений» не нужен. Не нужна в поэзии уравниловка под общей престижной вывеской. И если одни поэты — независимо от их успехов или неуспехов,— уходя из жизни, уносят с собой и память о своем творчестве, то другие оставляют живые стихи и вместе с жизнью уходят к внукам и правнукам свидетельствовать о своем времени. Такова судьба Николая Глазкова. Жизнь кончилась, а судьба только началась...Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
19 февраля, 04:14

В Черноголовке 3 тысячи протестующих потребовали остановить строительство мусорного полигона

  • 0

17 февраля 2018 г. в подмосковном городе Черноголовка прошел митинг - из 20-тысячного населения города на него вышли более трех тысяч. Поводом для такой активности стал скандально известный проект строительства мусорного полигона в соседнем с Черноголовкой селе Филипповском Владимирской области - проект, чудовищный и по своим масштабам, и последствиям в случае его реализации, сообщает "МК". Жители и власти Черноголовки подтвердили статус своего города - наукоград. Они первыми в Подмосковье выступили в поддержку соседей из Филипповского в их борьбе с местным чиновничеством, упорно проталкивающим организацию свалки размером в 20 Кучинских полигонов, ради которой собираются вырубить огромный лесной массив. Полигонов такого масштаба еще не было в мире.Фото с ресурса puskinska.netДело в том, что место под полигон было выбрано так, что ядовитые свалочные отходы отравят не только местность, в которой он будет находиться, но и огромный запас чистой артезианской воды, являющейся питьевым резервом для всего восточного Подмосковья - Клязьминско-Шернинское месторождение пресных подземных вод.Гидрогеолог, кандит геолого-минералогических наук Аркадий Савельев, многие годы занимавшийся поиском и разведкой подземных вод в данном регионе, выступил на митинге и продемонстрировал карты. Он рассказал, что запасы чистой воды, которыми питаются города востока Московской области, такие как Электросталь, Ногинск, Старая Купавна, Электроугли и многие другие - практически исчерпаны. Во многом это произошло за счет неконтролируемого развития вредных производств на этих территориях. И в самое ближайшее время единственным источником питьевой воды для миллионов людей будет артезианское озеро, способное давать до 150 тысяч кубов воды в сутки.Вот аккурат над этим спасительным запасом воды и собираются строить крупнейший в истории мусорный полигон. Ситуация усугубляется тем, что почвы там песчаные и совершенно неспособны хоть в какой-то мере задерживать просачивающиеся со свалки ядовитые продукты разложения.Данные, представленные Савельевым, подтверждены экспертными заключениями сразу нескольких ведущих российских научных институтов в области гидрогеологии. (Все официальные документы о месторождении в оредакции имеются). Однако эти сведения мало волнуют лоббистов полигона - в частности, замгубернатора Владимирской области Лидия Смолина официально подтвердила, что 1200 Га леса в Филипповском с января стали землями, предназначенными для захоронения отходов, включая радиоактивные.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky