Источник
Блог Николая Подосокорского - LiveJournal.com
24 февраля, 08:40

25 лучших фильмов XXI века, которые не были номинированы на «Оскар». По версии IndieWire

Редакция сайта IndieWire составила список 25 достойных и запоминающихся фильмов, которые не были номинированы на премию «Оскар». Рейтинг возглавил криминальный триллер Дэвида Финчера «Зодиак», сообщает Esquire. Список получился весьма разнородным: есть блокбастер «Чудо-женщина» Пэтти Дженкинс, экспериментальный триллер равнодушного к мейнстриму Джонатана Глэйзера «Побудь в моей шкуре» (со Скарлетт Йоханссон в главной роли), уже ставшая киноклассикой картина Вонга Кар-Вая «Любовное настроение» и документальный шедевр «Мечты Дзиро о суши».25 лучших фильмов XXI века, которые не были номинированы на «Оскар»«Зодиак» (2007), реж. Дэвид Финчер«Копия верна» (2009), реж. Аббас Киаростами«Милая Фрэнсис» (2012), реж. Ноа Баумбах«Дядюшка Бунми, который помнит свои прошлые жизни» (2010), реж. Апичатпонг Вирасетакул«Скрытое» (2005), реж. Михаэль Ханеке«Станция «Фрутвейл»» (2013), реж. Райан Куглер«Любовное настроение» (2000), реж. Вонг Кар-Вай«Роковая страсть» (2013), реж. Джеймс Грэй«Внутренняя империя» (2006), реж. Дэвид Линч«Мечты Дзиро о суши» (2011), реж. Дэвид Гелб«Истории, которые мы рассказываем» (2012), реж. Сара Полли«4 месяца, 3 недели и 2 дня» (2007), реж. Кристиан Мунджиу«Служанка» (2016), реж. Пак Чхан Ук«Тайное сияние» (2007), реж. Ли Чхан Дон«Нью-Йорк, Нью-Йорк» (2008), реж. Чарли Кауфман«Чудо-женщина» (2017), реж. Пэтти Дженкинс«Меланхолия» (2011), реж. Ларс фон Триер«Кровавое воскресенье» (2002), реж. Пол Гринграсс«Я и ты и все, кого мы знаем» (2005), реж. Миранда Джулай«Слон» (2003), реж. Гас Ван Сент«Хедвиг и злосчастный дюйм» (2001), реж. Джон Кэмерон Митчелл«Зильс-Мария» (2014), реж. Оливье Ассаяс«Побудь в моей шкуре» (2013), реж. Джонатан Глэйзер«Уважаемые белые люди» (2014), реж. Джастин Симиен«Любовь — странная штука» (2014), реж. Айра Сакс90-ая церемония вручения «Оскара» пройдет 4 марта в Лос-Анджелесе. В этом году за главный приз в номинации «Лучший фильм» соревнуются картины «Дюнкерк», «Три билборда на границе Эббинга, Миссури», «Форма воды», «Зови меня своим именем», «Леди Берд», «Прочь», «Секретное досье», «Призрачная нить» и «Темные времена».Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
24 февраля, 07:10

Сын А.И. Микояна Серго Микоян: «Сталин ждал, когда мой отец покончит с собой…»

Серго Анастасович Микоян (1929-2010) — советский и российский историк и публицист, доктор исторических наук (1976), младший сын советского государственного деятеля Анастаса Ивановича Микояна (1895-1978). Текст его воспоминаний приводится по изданию: Феликс Медведев. О Сталине без истерик. - «БХВ-Петербург», 2013.Феликс МедведевСын А.И. Микояна Серго Микоян: «Сталин ждал, когда мой отец покончит с собой…»Впервые это имя я запомнил с нашумевшей книги Эрнеста Хемингуэя «Праздник, который всегда с тобой», вышедшей у нас в 1962 году. В послесловии к этой пронзительной повести, подписанном Серго Микояном, подробно рассказывалось о том, как он вместе с отцом Анастасом Ивановичем Микояном побывал на Кубе в гостях у великого американского писателя. Как завидовал я тогда неуемной завистью начинающего журналиста своему коллеге, побывавшему у кумира моего поколения! Каким далеким и фантастическим казалось тогда все это: молодая Куба, Фидель, легендарный Хемингуэй, Серго Микоян, сын самого Микояна. Мы познакомились и подружились в самый разгар перестройки, оказавшись вместе в США в группе деятелей культуры, политиков, журналистов. Потом я не раз бывал у него дома на Спиридоновке, в цековской квартире, которая казалась мне музеем: личные вещи Анастаса Микояна, сувениры со всего света, редкие книги, архив…Серго Микоян – публицист, историк, много лет возглавлял журнал «Латинская Америка». Первым в нашей печати он написал о кровавом Берии, а его статья «Покаяние и искупление» о том, что нельзя чохом перечеркивать нашу историю, потому что история за это отомстит, вызвала острую дискуссию в обществе. Как мы теперь видим, Серго оказался прав. После перестройки Серго Анастасович пропал, вроде бы уехал в Америку по какому-то гранту вместе с семьей и жил в Вашингтоне, иногда наведываясь в Москву… Когда в августе 1991 года я спросил Серго: «А мог бы твой отец, будь он жив, прийти к Белому дому защищать демократию? Ведь ты же пришел…», он ответил: «Заходи ко мне домой с диктофоном, вот мы и порассуждаем».Предмет наших тогдашних рассуждений я обнаружил недавно в своем архиве. Прочитал интервью и приятно удивился. Мне показался весьма интересным и во многом злободневным тот давнишний разговор об Анастасе Ивановиче Микояне, по легенде, якобы двадцать седьмом бакинском комиссаре, сумевшим спастись и пережить много и многих, в том числе и самого Сталина.Помните злорадного свойства анекдотец? – Хрущев подковыривает своего друга Анастаса: «А почему же ты без зонта, ведь идет дождь?» – «А я между струйками».При встрече я спросил Серго, знал ли отец этот анекдот, а еще хлесткую поговорку о нем же: «от Ильича до Ильича без инфаркта и паралича».– Отец услышал однажды эти слова, посмеялся. Что же, он приспособился к ситуации, не противостоял ей, а как на его посту можно было противостоять? Немедленно бы уничтожили. И не одного его. Ведь Сталин, если расправлялся с наркомом, арестовывал, обвиняя в мифическом заговоре, сотни людей с женами и детьми. Отец был наркомом пищевой промышленности, значит, все директора мясокомбинатов, молочных заводов, кондитерских фабрик, «холодильников», витаминных заводов немедленно были бы арестованы как вредители, завербованные Микояном. Все же при назначении наркомом внешней торговли он добился от Сталина, чтобы НКВД не вмешивалось в работу его ведомства. Это означало, что не будут арестовывать его сотрудников. Наркомат стал островком безопасности в стихии репрессий.В 20-е годы отец искренне считал, что Сталин – продолжатель дела Ленина. В 30-е годы, особенно после убийства Кирова, он стал понимать, что с вождем происходит метаморфоза. Потом началась война, отец отвечал за снабжение и тыла, и фронта: на нем было обмундирование, питание, горючее, обувь, табак, лыжи, транспортные средства и даже артиллерийские снаряды. Он с головой окунулся в эту важнейшую и труднейшую работу, и Сталин ему почти не мешал, только изредка вмешивался, чаще всего неудачно.После войны отец надеялся, что Сталин пойдет на «демократизацию» – это собственные слова отца, цитируемые мною из надиктованных им воспоминаний. Он имел в виду, конечно, не нынешнюю демократизацию России, а демократизацию партии и прекращение завинчивания гаек в обществе. Но оказалось, что Сталин решил заново закручивать гайки. Тут Микоян и стал психологически отходить от Сталина, который своим звериным нюхом не мог не учуять этого…Был ли отец для меня кумиром? Кумиром не был, но героем, наверное, был. Не в том смысле, что я хотел быть похожим на него. Конечно, семья и школа воспитывали нас, детей Микояна – Степу, Володю, Алешу, Ваню, меня, – в духе безграничной и безоглядной, фактически фанатичной веры во все, что преподносилось советской пропагандой (признаться, я был самым наивным, доверчивым, то есть глупым). А, следовательно, поскольку отец был где-то в самой верхней части пирамиды власти, под этим углом зрения он был для меня героем.Когда отец умер, мне было 49 лет. Я способен был быть объективным и понимать, что отец – слишком солдат партии. Стал им, когда партия в основном состояла из романтиков и идеалистов при всем их фанатизме и неоправданном мещанстве. Но потом он как бы не заметил или не решился осознать происходившую с партией трансформацию. Или не дал ей должной оценки. Не хватило духу. Даже после смерти Сталина.Сталин и Микоян – это особая тема, которая достойна более полного изложения. Но кое о чем я тебе расскажу. Как я воспринимал Сталина при жизни отца? Конечно, официально, как и большинство советских людей. Дело не только в том, что все тотально прослушивалось. Мы же были детьми, и нас нельзя было ни во что посвящать. То немногое, что отец говорил о Сталине, было только информацией. Позже я понял, что в ней иногда содержался подтекст. Отец говорит: «Товарищ Сталин считает, что это неправильно. Он говорит, что это эсеровский подход. Зачем же нам вести себя по-эсеровски?»Отец знал, что в доме есть подслушивающее устройство, но один раз, во время «дела врачей», когда арестовали Виноградова, который лечил Сталина, при мне он сказал маме: «Товарищ Сталин приказал, чтобы врачей в тюрьме били, тогда они напишут инструкцию, как нам жить, чтобы жить дольше». «Неужели для этого надо бить людей?» – печально спросила мама, которую тоже лечил профессор Виноградов. «Товарищ Сталин считает, что да», – ответил отец. Я услышал этот разговор и понял, что отец специально сказал об этом, но так, чтобы те, кто подслушивали, не могли использовать сказанное против него. Мама еще в большем недоумении: «Так ведь они работали в Кремлевке. И только этим и занимались. А теперь – враги». Разговор происходит в общей комнате – в гостиной – на даче в Зубалове, на столе в углу пять телефонных аппаратов, а в стенах бог знает что. «Он говорит, что теперь-то они скажут правду». Театр абсурда! Мне 23 года, и я, естественно, в силах улавливать оттенки речи, нюансы интонации, выражения лица.Но виновником всех жестокостей для меня являлся Берия. Об этом дома не говорят, но это как бы подразумевается. Одна только мама осмеливается вслух выражать отсутствие симпатии к Берии. Мой брат Алеша просвещал меня на открытом воздухе. А на семидесятилетии Сталина, сидя в партере Большого театра и слыша выкрики с мест во славу вождя, Алексей говорит: «Видишь, как слаженно работает бериевская команда. Горла не жалеет». Я в недоумении: «Ты думаешь, это подстроено?» – «Еще как! У каждого бумажка, и каждый знает свое время».5 марта 1953 года. Вселенская трагедия. Вот только я не вижу у отца трагического выражения на лице. Наоборот, он энергичен, бодр, деловит. Контраст с последними двумя-тремя месяцами, когда он был строг, сосредоточен, хмур. Только чуть позже я узнал, что это были месяцы, когда вождь ждал, что отец покончит с собой. Что еще может сделать тот, кого на Пленуме ЦК сам Сталин публично обвинил в пособничестве империализму, кого не приглашают на совещание, кому не присылают информацию, положенную члену Политбюро? Это вам не лай своры Зайкова на Пленуме МГК против Ельцина. Там была ставкой жизнь. А вернее – смерть. Мучительные пытки, позорная смерть. Лагерная пыль для всей семьи и десятков, если не сотен, «микояновских» командных кадров пищевой промышленности, торговли, а также для сотни членов их семей и сотен их кадров и членов их семей. Если щупальца Лубянки получают добро на свою кровавую охоту, когда замкнется цепочка, не знает никто.Но приходит конец тирану. Для меня это – трагедия. Я спрашиваю отца: «Что же теперь будет?» – «А что, собственно, должно или может быть?» – «Война?» – изрекаю я глупость, которая тогда была у многих на устах. И слышу ответ, в котором критика Сталина уже выражена в словах, а не только в интонации: «Если уж при нем не случилось войны, то тем более не будет без него». Я почти оскорблен за Сталина (а ведь по его личному указанию я просидел шесть месяцев на Лубянке, когда мне исполнилось 14 лет).Да что я! Смерть Сталина – трагедия и для моей жены, Аллы, отец которой, Алексей Кузнецов, мужественный лидер 900-дневной обороны блокированного Ленинграда, расстрелян три года назад по «ленинградскому делу», а мать находится в тюрьме. Ведь Алла уверена, что ее отца, которого она обожает и втайне, конечно же, ждет, и ее мать погубили Берия и Маленков, а Сталина всегда кто-то вводит в заблуждение… Кстати, на Алле я женился в тот самый день, когда ее отца сняли со всех постов «за антипартийное поведение». Конечно, об этом было известно заранее. Но мой отец вовсе не предостерег меня: подожди, будь осторожен. Наоборот, когда я сказал, что все равно намерен жениться на ней, он сказал: «Правильно. Она тебя любит, и ты ее любишь. Она и нам нравится. Женись». Это было явное неподчинение вождю, явный вызов, протест.Очень важным моментом для меня стало разоблачение культа Сталина. Мои дяди Гай Туманян и Артем Микоян начинают исподволь меня просвещать. И нужно несколько месяцев, чтобы глаза мои открылись. Теперь я внимательно слушаю рассказы отца о Сталине. Возникает образ злого гения – умного, незаурядного человека, коварного диктатора, руки которого, как выразился Уинстон Черчилль, по локоть в крови.Один эпизод в моей личной судьбе, связанный со Сталиным. Отец никогда не помогал нам продвигаться по жизни, хотел, чтобы мы сами всего добивались. И все же фамилия работала сама по себе. Однако с разными знаками. Фамилия давала свои возможности в быту, в разных жизненных ситуациях. И, как это ни парадоксально звучит, именно она привела меня на Лубянку, как только я окончил 6-й класс школы. Это была уже привилегия – так рано оказаться там, где было столько достойных людей.В 1947 году меня приняли в Институт международных отношений. С другой фамилией бы не приняли. И вот однажды Сталин спросил отца: «А где те два твоих сына, которые были арестованы?» Он ответил, что один – слушатель Академии имени Жуковского (это был Ваня), а другой – студент МГИМО. Последовал грозный, но абсолютно риторический вопрос: «А разве они заслужили право учиться в советских вузах?» Сталин умел одной фразой очень многое сказать. Микоян промолчал. (Большинство его коллег ответили бы: «Не заслужили, товарищ Сталин» в тайной надежде ограничить дело исключением из института.) Микоян несколько дней, потом недель, потом месяцев ждал повторного нашего ареста. Но, видно, великий вождь за множеством дел подобного рода забыл о двух юных врагах народа, пробравшихся в советские вузы.…Я бы сказал, что характер у отца был не сахар. Вот еще один эпизод, связанный с вождем народов. В конце 1940-х годов Берия доложил Сталину, что жены членов Политбюро бесплатно пользуются швейным ателье в Управлении охраны МГБ. Отец пришел домой возмущенный. Мама говорит: «Я знаю, что другие не платят. Но я всегда платила. Ни одной вещи ни на тебе, ни на сыновьях не сшила бесплатно». – «Врешь! Берия сказал, что ему доложили, все вы не платили. Они не могут не знать». Трудно описать, как обиделась мама. Она была чрезвычайно аккуратным человеком, хранила всякого рода квитанции и документы десятилетиями. Вот она и принесла ему, молча, картонную коробку с квитанциями. После этого недели две она говорила с ним односложными ответами: «Да, нет». Отец понял свою вину. А потом рассказывал, как торжественно выставил коробку с квитанциями на стол Сталину, сказав: «Не знаю насчет других жен, но моя жена за все платила. Не понимаю, почему Берия не знал об этих документах. Что за служба у него такая, если не могли обнаружить копии этих квитанций».…Жизнь развела меня с Серго Анастасовичем во времени и в пространстве. Последняя встреча произошла в Волынской больнице Управления делами Президента. Гуляя по территории огромного парка неподалеку от знаменитой «ближней» дачи Сталина, я вспоминал о том, что именно здесь летом 1952 года случилось ЧП – бдительная охрана вождя обнаружила пулю, которая воткнулась в асфальт дорожки примерно на полсантиметра. Что это? Покушение на товарища Сталина? Переполох! Немедленно провели баллистическую экспертизу и выяснили, что выстрел из винтовки был произведен со стороны Воробьевых гор, а точнее – с высоты строящегося здания МГУ. Направленные туда оперативные работники без особого труда нашли солдата-конвойного, охранявшего заключенных, которые использовались на строительстве университета. Его-то ружье, выстрелившее случайно, по закону подлости оказалось направлено в сторону находящегося вдалеке правительственного объекта, и пуля «дотянула» до сталинской дачи… По крайней мере такая версия долгие годы оставалась единственной, другой я не слышал.Так вот в коридорах больницы я столкнулся с седым, еле бредущим пожилым мужчиной. Пригляделся и понял – передо мной Серго Анастасович. Но больница не лучшее место для бесед и воспоминаний, да и его состояние не позволило мне напроситься на разговор с диктофоном. А жаль. Насколько я знаю, мемуаров Серго не написал. Скончался Серго Анастасович Микоян в марте 2010 года на 81-м году.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

24 февраля, 06:14

Ученые увидели опасность в искусственном интеллекте

  • 0

Группа, состоящая из 25 учёных из Кембриджского, Оксфордского и Йельского университетов, опубликовала отчёт, в котором говорится о возможных рисках при «злоупотреблении» искусственным интеллектом (ИИ). Главной опасностью эксперты считают возможность взлома интеллектуальных технологий хакерами, сообщает Reuters. Эксперты считают, что если взломщики смогут подключиться к автоматизированной глобальной сети, то это приведёт к разрушению цифровой, политической и даже физической безопасности каждого гражданина. Один из простых примеров, которые приводят эксперты, – возможность взлома дрона и дальнейшее его использование в качестве орудия террористических атак.REUTERS/Denis Balibouse ( Читать дальше... )Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
24 февраля, 00:55

Андрей Звягинцев: "Сильный народ нельзя оскорбить словом. Его можно оскорбить нищетой, враньем..."

  • 0

Режиссер Андрей Звягинцев прокомментировал скандал, вызванный интервью актера Алексея Серебрякова Юрию Дудю, в котором он заявил, что национальной идеей современной России стали «сила, наглость и хамство». Комментарий Звягинцева публикует газета "Коммерсант".Андрей Звягинцев на Каннском фестивале-2017 Siegfried Forster / RFI«Я русский, и скучаю по своей Родине, но я ее не вижу. Я не вижу страны, которой хочу гордиться… Я хочу гордиться своей Родиной, а мне за нее стыдно… Я точно знаю, что Правда о том, в каком состоянии находится наш народ, Правда, сказанная громко на весь мир, вызвала бы у меня больше гордости, чем победа наших хоккеистов на Олимпиаде». Так об упадке национальной нравственности еще каких-то четыре года назад говорил Андрей Кончаловский. Теперь не говорит. Зато говорит Серебряков. И если бы сейчас он произнес вдруг слова Кончаловского образца 2014 года, случился бы тот же самый шум, и гам, и срам. Потому что, господа хорошие, дело не в Серебрякове и не в его словах Дудю, дело в самом народе. Измельчал, коли так горячо реагирует на слова, предложенные к свободной дискуссии; возможно, не до конца промысленные, спонтанные, но зато смело им выхваченные из самой атмосферы духовного удушья, заполонившего наши с вами сердца.Измельчал, коли готов слушать всяких рассказывающих нам с умилением и восторгом о менеджерских достоинствах убийцы, истребившего сотни тысяч их прадедов и дедов. Измельчал, коли не готов слышать горькую правду о нашей непрекращающейся феодальной спячке, коли надувает щеки и гордится успехами страны, когда рядом с ним 50 процентов населения — бедняки. Измельчал, коли не готов ужаснуться сам себе и таким-то вот парадоксальным образом обрести подлинную отвагу и волю к перевоплощению. Сильный народ нельзя оскорбить словом. Его можно оскорбить нищетой, враньем, воровством и убийством.«Я хочу гордиться своей Родиной, а мне за нее стыдно»,— вот что на самом-то деле сказал Серебряков. Только сказал он это в роковом, памятном и злопамятном 2018-м году. А вот когда не мнимые, а истинные Свобода, Единство, Достоинство и вправду станут нашими национальными идеалами, поверьте, первым вам об этом скажет такой вот «русофоб», как Серебряков, а не русофил Лоза или депутат Бортко.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
23 февраля, 15:16

Умер дипломат Валентин Фалин

  • 0

22 февраля на 92-м году жизни скончался бывший посол СССР в Западной Германии и председатель правления Агентства печати "Новости" (АПН) — предшественника МИА "Россия сегодня" Валентин Фалин, сообщает РИА Новости. Валентин Михайлович Фалин родился 3 апреля 1926 года в Ленинграде. Окончил МГИМО. В 1952—1958 гг. работал в Комитете информации при МИД СССР: старший референт, помощник, старший помощник, заместитель начальника отдела. В аналитическом центре Комитета изучались в совокупности материалы, поступавшие по линии МИД, разведки и по открытым каналам — готовились аналитические записки по разнообразной тематике для руководства страны и, в первую очередь, для секретариата И.В. Сталина.В 1953 году после смерти И. Сталина Валентин Фалин вступил в КПСС, некоторое время работал в группе молодых экспертов-аналитиков, созданной по заданию Л.П. Берия. С 1958 г. — после расформирования Комитета информации переходит на должность референта в новосозданный Отдел информации ЦК КПСС. В 1959 г. перешёл на работу в систему МИД СССР: советник, заместитель заведующего отделом, с 1961 заведующий третьим европейским Отделом, член коллегии министерства. До 1963 года включительно готовил тексты речей и выступлений Н.С. Хрущёва. В 1964 году возглавил группу советников министра иностранных дел СССР А.А. Громыко. В 1966—1968 годах возглавлял 2-й Европейский (британский) отдел, с осени 1968 г. — 3-й Европейский (германский) отдел МИДа.В 1971—1978 годах — Чрезвычайный и Полномочный Посол СССР в Федеративной Республике Германия. В 1978—1982 — первый заместитель заведующего Отделом международной информации ЦК КПСС. В 1983—1986 гг. - политический обозреватель газеты «Известия» — в эти годы он, по собственным словам, «пребывал в опале». Докторская диссертация «Конфликты интересов в антигитлеровской коалиции». С 1986 по 1988 годы — председатель правления агентства печати «Новости» (АПН). В 1988—1991 годах — заведующий Международным отделом ЦК КПСС. Секретарь ЦК КПСС в 1990—1991 годах.В 1992 году переехал в Германию, где по приглашению известного немецкого политика Эгона Бара работал профессором истории в Институте изучения проблем мира и безопасности (нем. Institut für Friedensforschung und Sicherheitspolitik) при Гамбургском университете. В 2000 году вернулся в Россию, продолжил читать лекции в МГИМО. Жил в Москве.Валентин Фалин о главных угрозах человечеству: "Когда спрашивают о том, что сегодня больше всего угрожает человечеству и всему живому на Земле, обычно называют ядерное, химическое, бактериологическое оружие. Но забывают еще об одном поистине страшном оружии массового поражения, нацеленном прежде всего на мозг человека. Это информация. Пропаганда и агитация".Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
23 февраля, 13:54

«Новгород дает много интересного для скандинавского исследователя». Туре Арне в России в 1911 году

  • 0

Текст приводится по изданию: Коваленко Г.М. Русские и шведы от Рюрика до Ленина. Контакты и конфликты. - М. : Ломоносовъ, 2010. Геннадий Коваленко «Новгород дает много интересного для скандинавского исследователя». Туре Арне в РоссииСреди гостей проходившего в Новгороде ХV Археологического съезда были три шведских археолога: Оскар Альмгрен, Туре Арне и Густав Хальстрем. Они приехали в Новгород не случайно. В той или иной степени их научные интересы были связаны с Россией. Особый интерес к ней проявлял выпускник Упсальского университета археолог Туре Арне, занимавшийся изучением контактов викингов с Востоком. 22 июля он присутствовал на открытии съезда в зале мужской гимназии, а вечером 26 июля в зале Офицерского собрания прочитал доклад «Сношения Руси со Швецией в эпоху викингов по свидетельствам археологии». На следующий день в зале Дворянского собрания он выступил с докладом «Новгород во времена шведского владычества по Балтийскому побережью 1611-1617 гг. по старым картам из Стокгольмского военного архива».В нем он представил три старинных плана Новгорода из Королевского военного архива в Стокгольме, которые являются самыми древними из известных планов Новгорода и имеют большое значение для изучения топографии города. Фотокопии этих планов он передал в Новгородское общество любителей древности. В том же году он вместе с другими шведскими участниками съезда был избран членом этого общества, о чем его уведомил председатель общества И.В. Аничков. В ответном письме Арне писал: «Многоуважаемый господин Иван Васильевич! Приношу мою искреннюю благодарность за избрание меня членом Новгородского общества любителей древности. Для меня всегда приятно содействовать усилиям общества. Осенью я буду в России и 17 сентября посещу Новгород, который дает много интересного для скандинавского исследователя».Поездка в Россию, о которой он писал Аничкову, состоялась. В конце 1912-1913 п. Арне вместе с женой Идой совершил исследовательскую поездку в Россию для изучения русских археологических памятников. Он осмотрел Михайловский могильник в Ярославской губернии, побывал в Москве, Харькове, Киеве, Одессе, Ольвии, Саратове, Астрахани. О впечатлениях от поездки можно судить по черновым наброскам, сохранившимся в архиве Арне. «В России меня часто спрашивали: «Что Вы думаете о нашей стране и нашем народе?» На это я отвечал, что не могу дать исчерпывающего ответа на такой вопрос; 15-месячного пребывания в России недостаточно для того, чтобы составить достоверное представление о жизни народа, впрочем, даже не одного народа, а более чем 100 народов, населяющих эту огромную страну. Что вообще можно сказать о России, так это то, что она - страна контрастов, полная противоречий, обнаруживающая величайшее богатство и глубочайшую бедность, высокую образованность и безмерное невежество, изысканный вкус и варварскую культуру, любовь к свободе и энтузиазм с одной стороны, и рабскую психологию, жестокость и мошенничество - с другой».В 1914 г. увидела свет его книга «Швеция и Восток», В которой он выдвинул теорию норманнской колонизации, согласно которой шведские викинги, переселившиеся в Восточную Европу, создали свои колонии вдоль торговых путей в наиболее важных в экономическом и стратегическом отношении пунктах. Он считал, что государство, основанное норманнами в Восточной Европе, сохраняло тесные политические связи со Швецией и было частью «Великой Швеции». В это же время с целью изучения русско-скандинавских языковых контактов Россию посетил профессор славянских языков Упсальского университета Рихард Экблум. Результатом его поездки по Северо-Западу России стало исследование о скандинавских заимствованиях в русском языке «Русское и варяжское в географических названиях Новгородской земли» (1915), в котором он доказывал скандинaвcкoe происхождение многих русских географических названий этого региона.Местные названия от корня «рус-» он считал доказательством расселения скандинавов на этой территории. Таким образом, теория Арне, основанная на археологических источниках, в определенном смысле получила поддержку со стороны языковедов. Эта теория, ставшая главной концепцией норманизма в археологии, получила развитие в трудах французского историка М. Таубе, датчанина А. Стендер- Петерсена, шведа Х. Арбмана, американца С. Кросса, финна Э. Кивикоски. В 1920-х годах концепция Арне подверглась критике со стороны советских археологов В. Равдоннкаса, А. Арциховского, Я. Станкевича. В послевоенные годы его критиковали Д. Авдусин, Б. Рыбаков, Б. Колчин. Тем не менее в первые послевоенные годы Арне занимал ведущее место среди норманистов-археологов. И до сих пор российские археологи по-прежнему обращаются к его работам, не утратившим научной значимости.Арне был не только археологом, но и крупнейшим шведским специалистом по русской истории, ее активным популяризатором. Арне считал, что Россия - это «большая дверь в Азию» для шведской экономики и науки. Он отмечал, что «через Россию идут пути для изучения греческой и исламской культуры. Русская земля и русские архивы хранят сокровища для изучения шведской истории». В 1917 г. была опубликована его книга «Великая Свитьод», представляющая собой очерки по истории русско-шведских культурных связей с древнейших времен до XIX в. Импульсом к написанию одного из очерков послужило его пребывание в Новгороде в 1911 г. Осматривая город, он обратил внимание на то, что так богатый в прошлом церквями и монастырями, а следовательно, и колоколами, современный Новгород располагал лишь незначительным числом колоколов, датированных ранее Столбовского договора.Задавшись вопросом о том, куда же делись новгородские колокола, Арне написал статью о русских колоколах в Швеции, в которой проследил судьбу попавших в Швецию новгородских колоколов. В предисловии к книге он высказал мысль о том, что развитию научного и культурного сотрудничества могло бы способствовать Шведско-русское культурное обшество с центром в Стокгольме и филиалами по всей стране. Такое общество было создано в мае 1924 г., и Арне стал его вице-председателем, а затем и председателем. Арне живо интересовался научной и культурной жизнью в СССР. В его архиве сохранились неопубликованные статьи о русских музеях, о направлениях в русской археологии, о положении ученых в СССР, материалы по русским ремеслам и промыслам начала 1920-х годов.В одной из статей он пишет о Новгороде: «В Новгороде Софийский собор изнутри подвергается большим разрушениям из-за недостатка отопления и разрушения системы отопления. Сырость разрушает фрески и иконы. Близлежащая от Новгорода церковь Спаса на Нередице начала разрушаться от плесени. После 1918 г. в Новгород приезжали многочисленные комиссии из Москвы и Ленинграда, которые интенсивно занимались консервационными и реставрационными работами с фресками и иконами, в результате чего было получено новое представление о древней русской живописи».В 1926 г. Арне принял участие в археологическом съезде в Керчи, он был его единственным иностранным участником. В 1928 г. он вновь побывал в России. На этот раз он посетил Ленинград, Москву, Киев, Чернигов. В ходе этих поездок Арне имел возможность наблюдать строительство нового общества в России. Своими впечатлениями о поездках он поделился со слушателями Рабочего университета Стокгольма и описал их в книге «Современная Россия» (1929). В следующем году маршрут его путешествий проходил по Средней Азии и включал Ташкент, Самарканд, Бухару, Ашхабад. Тогда же он пытался получить разрешение на проведение археологических раскопок в Западном Туркестане, но получил отказ. Последний раз Арне побывал в СССР в 1935 г.В 1940-е годы русская тема стала актуальной в Швеции. Была издана книга Арне «Европа открывает Россию», в основу которой были положены лекции, прочитанные им осенью 1942 г. в Рабочем университете Стокгольма, а в книге «Советский Союз В иллюстрациях» - его статья «Наука В СССР». В апреле 1947 г. газета «Дагенс нюхетер» публикует статью Арне «Теория о том, что в России было государство еще до викингов, не имеет оснований». Ответом на нее стала статья Б.Д. Грекова «О роли варягов в истории Руси». В ней, в частности, говорилось: «Роль варягов в Европе IX в. хорошо известна. Ее отрицать никто не собирается. Новгородская Русь их знает прекрасно. Но от этого признания далеко до утверждения, будто Рюрик в 862 г. создал Русское государство.Государственная жизнь началась на Руси так же, как и у других народов, на известном этапе развития общественных отношении. Рюрик застал в Новгороде государственный строй уже существующим. Это не «националистический» домысел, а обоснованное доброкачественными фактами положение. И в свете этих фактов статья профессора Арне не может не вызывать удивления». Если принимать во внимание время написания этой статьи, то следует признать, что критика Б.Д. Грекова носит довольно умеренный характер. Более жесткую критику вызвала статья Арне «Викингское Гнездово - предшественник Смоленска» (1952).Реакцией на нее была статья Д.А. Авдусина «Неонорманистские изыскания буржуазного историка». В ней автор расценивал публикацию Арне как «выпад против русского народа, не имеющий ничего общего с наукой». Такие отклики на работы Арне создали ему репутацию «злостного норманиста». Для чиновников от науки в СССР он был persona поп grata, но для большинства русских археологов и историков Туре Арне был серьезным авторитетным ученым, чей интерес к русской истории и культуре был постоянным и не зависел от политической конъюнктуры. Работы Туре Арне не утратили своего научного значения и по сей день, и к ним будут обращаться новые поколения исследователей, занимающихся историей отношений между нашими странами.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
23 февраля, 11:40

Симона Вейль. "Формы неявной любви к Богу" (2017)

  • 0

Вейль С. Формы неявной любви к Богу. / Пер. с франц. П. Епифанова и Н. Ключаревой, статья и комментарии П. Епифанова. – СПб.: Издательский проект "Квадривиум", 2017. — 512 с, илл. ISBN 978-5-7164-0737-4Книга представляет собой сборник наиболее ярких произведений, принадлежащих последнему, христианскому, периоду жизни и творчества Симоны Вейль (1909–1943), одного из самых смелых, оригинальных и недостаточно прочитанных европейских мыслителей ХХ века. «Единственным теоретическим умом в левом движении Франции» называл Симону, еще совсем молодую, в середине 1930-х годов Борис Суварин. «Единственная подлинно великая душа нашего времени» – сказал о ней, спустя шесть лет после ее безвременной смерти, Альбер Камю, много сделавший для публикации ее сочинений, почти неизвестных при жизни.С огромным уважением писали о ней Франсуа Мориак, Андре Жид, Томас С. Элиот, Габриэль Марсель, Реймон Арон, Симона де Бовуар, многие друзья и враги, единомышленники и оппоненты. Зато для Льва Троцкого она была «реакционной мечтательницей», для французских сталинистов типа Мориса Тореза – «гадюкой», для Шарля де Голля – «сумасшедшей». Мысль и жизнь Симоны Вейль вызывают то горячее сочувствие, то отторжение и протест, но чаще то и другое вместе. В 1960-е гг. папа римский Павел VI указал ее среди духовных писателей, оказавших на него наибольшее влияние, и тогда же ведущий католический теолог кардинал Жан Даниэлу написал целую книгу в опровержение ее «неприемлемых для Церкви» идей. Философия Симоны Вейль дала вдохновение таким известным поэтам послевоенной Европы, как Чеслав Милош, Янош Пилинский и Филипп Жакоте.Из работы «Илиада, или поэма о силе» (1938–1940)"…Каждому ли из людей от рождения суждено страдать от насилия? – вопрос, на который власть обстоятельств запирает человеческий разум, как на ключ. Ни сильный не силен абсолютно, ни слабый не слаб абсолютно, но ни тот, ни другой не знают этого. Они не верят, что они суть одно и то же: слабый не считает себя подобным сильному, как и тот не рассматривает его в этом качестве. Обладающий силой проходит сквозь среду, не оказывающую сопротивления, и в человеческой массе вокруг него никто не проявляет нормального человеческого свойства – образовывать между порывом к действию и действием краткий интервал, который занимает мысль. Где не находится места для мысли, там не остается места ни для справедливости, ни для осмотрительности.Вот почему люди с оружием поступают так жестоко и безрассудно. Их копье пронзает безоружного врага, поверженного к их ногам; они торжествуют над умирающим, расписывая ему те бесчестия, которым будет подвергнуто его тело. Для Ахилла так же естественно заклать двенадцать троянских юношей над погребальным костром Патрокла, как для нас – срезать цветы на могилу. Сильные, в то самое время как используют свою власть, никогда не раздумывают, что последствия их поступков, в свой черед, однажды пригнут к земле их самих. Когда ты можешь одним словом заставить старца умолкнуть, затрепетать и повиноваться, разве подумаешь о том, что проклятия жреца будут иметь важность в очах небожителей? Разве удержишься отобрать у Ахилла любимую им женщину, если знаешь, что ни она, ни он не посмеют воспротивиться? Ахилл, с удовольствием наблюдая за жалким бегством греков, разве может подумать, что это бегство, которое происходит теперь и которое будет прекращено по его воле, приведет к гибели его друга и, затем, его самого? Получается, что те, кого судьба одалживает силой, гибнут из-за того, что слишком полагаются на силу.Их гибель неизбежна: не считая свою силу ограниченной величиной, они и свои отношения с другими не рассматривают как баланс неравных сил. Присутствие других людей не обязывает их делать в их движениях паузы, из которых только и происходит наше внимание к себе подобным. Из этого они выводят, что судьба предоставила им право на всё, а тем, кто ниже их, не позволено ничего. По этой причине они выходят за пределы силы, которая им принадлежит. Они неминуемо переходят границы, забывая, что их сила ограничена. Отчаянно отдаются они на волю случая, и вещи больше им не повинуются. Им иногда везет; в другой раз случай им препятствует, и вот, они оказываются наги перед лицом несчастья, утратив доспехи могущества, чем прикрыть душу, утратив всё, что могло бы сдержать их бессильные слезы.(…) Война не сразу перестает казаться игрой, даже когда ее уже вкусишь. Необходимость, свойственная войне, ужасна, и полностью отличается от той, что связана с мирными трудами; душа подчиняется ей только тогда, когда уже не в силах вырваться из ее рук. А пока она еще вырывается, проходят дни, не заполненные необходимостью, дни в игре, в мечтах, в мальчишестве, в отрыве от реальности. Опасность всё еще выглядит чем-то абстрактным; мы разбиваем жизни, словно ребенок ломает игрушки, и их не жаль; героизм остается театральной позой и приправлен бахвальством. А если еще прилив жизненной энергии на какое-то время умножает в нас силу действовать, то мы уж мним себя неотразимыми в доблести, по некоей божественной помощи, которая, конечно, оградит нас от поражения и смерти. Война еще кажется нам легка, и мы любим ее подлой любовью.Но это состояние у большинства длится недолго. Приходит день, когда или страх, или поражение, или смерть любимых друзей преклоняет душу бойца перед необходимостью. Тогда война перестает быть игрой и мечтой; тогда, наконец, понимаешь, что она идет реально. Это суровая реальность, бесконечно более суровая, чем может вынести душа; она заключает в себе смерть. С тех пор, как человек почувствовал, что его смерть возможна в самом деле, он не в силах постоянно носить внутри мысль о ней, – он вытерпит разве что короткие вспышки этой мысли. Понятно, что всем людям суждено умереть; однако, солдат среди битв может дожить и до старости. Но для тех, чьи души впряжены в ярмо войны, отношение между смертью и будущим является иным, чем для остальных людей.Для остальных смерть – это граница, пролегающая где-то впереди, в будущем. Для тех, кто воюет, смерть – само будущее, определенное им их ремеслом. Но иметь смерть в качестве будущего противно человеческой природе. С момента, как события войны дают ощутить возможность смерти, которая заполняет каждую минуту, – ведь ты можешь погибнуть в каждый следующий миг, – мысль становится не способной перейти от одного дня к другому иначе, как проходя через образы смерти. Такое напряжение разум может выдерживать лишь недолго; но каждый новый рассвет приносит одну и ту же необходимость; дни складываются в годы. День за днем душа претерпевает насилие. И каждый день ей приходится отсекать свои устремления, потому что ее мысль более не может двигаться во времени, не проходя через смерть.Так война уничтожает всякую идею цели, включая и цели самой войны. Уничтожается сама мысль о том, чтобы положить войне конец. Человек не может постигнуть, как возможно столь болезненное состояние души, пока оно его не касается; когда же попадает в него, ему кажется непостижимым, как оно может кончиться. И он не делает ничего, чтобы приблизить этот конец. При виде вооруженного врага руки сами тянутся к оружию. Разум, казалось бы, должен неустанно искать способ избавиться от этого; но он потерял всякую способность сделать что-то для своего избавления. Весь без остатка он занят тем, что продолжает себя насиловать. У людей всегда, идет ли речь о рабстве или о войне, нестерпимые несчастья продлеваются за счет собственной инерции, и таким образом со стороны кажутся посильными. И они тянутся и тянутся, забирая ресурсы, необходимые душе, чтобы от них освободиться.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
23 февраля, 10:19

Гарик Сукачев: "Колоссальное беззаконие происходит на всех уровнях и в любых сферах"

  • 0

Журнал "Собеседник" поговорил с рок-музыкантом Гариком Сукачевым о Путине и государственном контроле культуры. Про таких говорят: разносторонний. Сочиняет стихи и музыку, сам поет, пишет сценарии, играет и режиссирует в кино и в театре, даже озвучивает мультфильмы... Мы встретились с Сукачевым в дни, когда стало известно, что Владимир Путин будет участвовать в выборах президента. Музыкант признался, что крайне позитивно к этому относится. – Игорь Иванович, честно говоря, я удивлен. Вы всегда вроде в оппозиции к власти…– Почему вы так решили?! Рад, что Владимир Владимирович выдвигается на президентский срок, который будет, между прочим, последним, по закону. На сегодняшний день, как гражданин России, я понимаю, что это не только справедливо, но и крайне необходимо.– Ну, закон можно поменять, как это сделали, когда президентский срок увеличили. Могут и еще что-нибудь отредактировать.– Что-то мне подсказывает, этого не будет. Путин ни разу меня не подвел. Его слова в целом всегда ответственны. А в частности… Можете мне привести довольно много доводов, которые не будут соответствовать моей точке зрения, и будете так же правы. Поэтому ваше право что-то изменить – идите на выборы.– Так из кого выбирать-то?– Тогда не ходите на выборы. Где начинается ваша свобода, там заканчивается моя. И наоборот. Я не имею права никого ни к чему призывать или агитировать. Никогда этого не делал. Задача искусства – объединять, а не разъединять людей. Но у меня есть мое мнение и право пойти и проголосовать, как считаю нужным. Скорее всего отдам свой голос за кого-то другого, а не за Путина.– О как! Почему?– Потому, что он легко обойдется и без моего голоса. Но я серьезно подумаю об альтернативных партиях, которые представлены в Государственной думе. Когда я голосовал и за ЛДПР, и за коммунистов, то понимал: им тяжело. Делал это осознанно, зная, что Путин будет президентом. Но как отдельный человек – Игорь Иванович Сукачев – знаю, что могу помочь какой-то партии.– Ну, те партии и их лидеры столько лет уже выдвигаются. А тут есть новые лица. Например, Ксения Собчак. Может, за нее отдадите голос?– Послушайте, унизительно это обсуждать. Для вас значимы такие имена, как Юрий Гагарин, или академик Курчатов, или маршал Жуков, или Мстислав Келдыш?! Как можно обсуждать Собчак в роли будущего президента?! Мы же великая страна! Я не об уважении или неуважении. Пусть она хорошая мать или телеведущая. Ко всем женщинам я хорошо отношусь… Ну когда же это кончится?! Понимаю, что нужны деньги, популярность, всем нужно жить. И ей тоже. Но серьезно об этом говорить не могу. Знаете, сейчас время хомяков, особенно в Москве. В голове: крупа, макароны, лежать, не раскачивать. И все рассуждают поверхностно. И никто не хочет изучить, понять, попытаться вникнуть.– Ну почему же?! Рейтинги политических ток-шоу высокие. Люди смотрят эти споры, драки, наверное, через них изучают и вникают?– Ну это же ток-шоу! Шоу! Есть сценарий, есть массовка. Моя жена вчера перед сном посмотрела шоу Володи Соловьева и задала вопрос: «Ой, что это и кто это?» Оля, говорю ей я, ты со мной живешь всю жизнь, видела, как я снимаю кино. Предположим какое-нибудь телешоу. Выбираем массовку. Сидит человек в очках, и рядом с ним скорее всего посадят человека в галстуке, но в другом возрасте. А вот потом другой будет в свитере со снежинками или оленями. То есть они покажут разные социальные слои. Так же и герои передач. И не они орут, а режиссер ими управляет. Да, зомбируют, и это во всем мире так! Но если это идет, значит, приносит доход и есть рейтинг! Тут лекцию прочитает вам Константин Львович Эрнст.– Игорь Иванович, после Нового года многие опять спорили: должны ли быть в новогодних «Огоньках» одни и те же лица. Год назад против Пугачевой вообще были петиции.– Одни и те же лица пусть будут! Да, бывают новогодние «Огоньки» катастрофически ужасными! Шабаш какой-то по сути и по содержанию. Но не в Пугачевой дело. Каналы борются за зрителя и конечно же пытаются что-то придумать. Но наши с вами желания никогда не совпадут с их желаниями. Я был маленьким, а Кобзон уже пел. В двадцать лет я был сильно против него. А сейчас мне – пятьдесят восемь и к нему отношусь с глубочайшим почтением и уважением. Дурацкий пример, наверное. Ну, кто остается за столом после боя курантов в новогоднюю ночь? В массе своей – люди за 35 лет. Семейные люди, которым не нужны ни рэп, ни рок. Им нужны веселые праздничные песни. И даже новые хиты им не нужны, хотят вспомнить то, что было. Такое тихое доброе время – Новый год. Ни Пасха, ни Рамадан так никого не объединит, как Новый год! И должна быть музыка хорошая, которую все знают. Но молодежь не смотрит «ящик», как и мы когда-то сплошное «Лебединое озеро». Интернет им интересней. Сейчас мне и жене интересно смотреть телевизор в Новый год. Мы в годах?! Да.– Как-то побывал на спектакле «Анархия», который вы поставили в театре «Современник». Впечатления остались самые позитивные, несмотря на то, что кто-то критиковал постановку за нецензурную лексику. А почему вы сами там не сыграли главную роль – музыканта?– Ответ прост: потому что я – режиссер этого спектакля и не должен был там играть. Но от меня что-то там присутствует. Во всяком случае, некоторые мои товарищи так и говорят: «Послушай, по-моему, Михаил Олегович Ефремов играет тебя». Конечно, мой близкий друг, кого ему еще играть?! Он меня слишком хорошо знает. Насчет брани… Да, пару лет назад правительство выпустило совершенно дурацкие, глупейшие постановления по поводу нецензурной брани, звучащей со сцены. К счастью, наша постановка не попала под этот закон, так как вышла еще до его подписания.Если любое произведение содержит подобную лексику, то должно подпадать под определенную категорию зрителей – 18+. Соответственно при входе в театр ни ребенка, ни подростка на такой спектакль не пустят. Вот и все ограничения, какие должны быть. Театр не занимается пропагандой, это произведение искусства. Это же не митинг! Так что подобные законы – довольно глупая история. К сожалению, дураков при любой власти много. А как вообще возможно, чтобы герои нашего спектакля – музыканты-панки – выражались по-другому?! Они просто не знают другого языка. И это вообще не рассматривается как нецензурная брань. В данном случае это литературное произведение.– А вы были на премьере скандально известного балета «Нуреев»?– Нет, не был. Конечно, слышал шум вокруг балета, говорили о цензуре: мол, обнаженки много. Я в интернете искал и нашел фотографию обнаженного Нуреева. Стал читать разные мнения. Говорят, там и баннер с этим снимком размыто показан на доли секунды. Но как меня, взрослого человека, это может шокировать?! Есть же вещи, связанные с законом или беззаконностью. Порнография? Тогда это уже противозаконно… Большой имперский театр, там, наверное, не дураки работают! Они же понимают, что можно, что нельзя. Повторюсь, театр или кино не является территорией пропаганды, это территория искусства. И ни попы́, ни какие-то а-ля патриоты, никто не имеет права на это претендовать. Если ты не хочешь – да не ходи, иди, куда ты хочешь. Это и является демократией.– Сейчас многие спорят: имеет ли право государство, которое выделяет деньги, вмешиваться в творческий процесс, диктовать какие-то условия.– Да любое государство имеет право, хотим мы этого или нет. Когда мы были молодыми ребятами и жили в другом государстве, вопрос цензуры стоял очень жестко. Книги «Мастер и Маргарита» или «Москва – Петушки» в самиздате ходили. За музыку, которая теперь звучит на любой радиостанции, в тюрьму сажали. Катастрофическая цензура от престарелых дедов. И мы выступали против нее. В любое время, в любой стране это в той или иной мере есть. Так же, как и пропаганда. Когда мы с вами платим автомеханику за то, что он меняет масло в нашей машине, мы обязаны спросить: «Что туда влил?» Государство должно контролировать, но, по сути, не контролирует ни черта! Потому что рука руку моет еще с давних времен. Государство закрывает глаза на систему: этому – дадим, этому – не дадим. И тогда пошли откаты, об этом мы все знаем.– Приходилось с этим сталкиваться?– Бог миловал. Я делаю такие вещи, которые государство никогда не финансировало. В этом смысле я свободный человек. Но если бы мне потребовалось что-то от этого государства, я был бы только за, чтобы оно меня контролировало.– Но это же будет делать такой чиновник, который мало что понимает в том, что вы делаете.– Понимаете, отчет и контроль – вещи обоюдные. Пусть чиновник дядя Вася – дурак, полный кретин, но с ним легче. Потому что, когда я даю финансовый отчет кретину, пусть он мне выпивает весь мозг, но я обязан ему предоставить все честно и четко. Со своей стороны имею право требовать от него дать возможность честно закончить свою работу. Если он в чем-то против, пойду к вышестоящему кретину. Но это должны быть единые правила для всех – и для режиссера в каком-нибудь маленьком театре, и для деятеля, которому в Кремле медальку повесили. У нас, к сожалению, далеко не так.– Вы сейчас имеете в виду ситуацию вокруг режиссера Кирилла Серебренникова?– При чем тут он?! Кирилл уже стал сослагательным наклонением. Его можно рассматривать не как человека, которого я знаю и отношусь с уважением, а как режиссера, за которым – тот самый контроль. Я не знаю, что там происходит у зубастых творческих акул. Но у палки всегда два конца. И на любое «да» есть всегда «нет». И они должны сойтись в середине. Только тогда будет все работать так, как надо. Лампочку же зажигают «плюс» и «минус». Колоссальное беззаконие происходит на всех уровнях и в любых сферах. Я всю свою жизнь хочу быть законопослушным человеком, но мне не дают. И это катастрофа. И это скажет вам любой человек, который так или иначе связан с работающим трудовым коллективом. У нас же постоянно меняются законы, вносятся поправки.– На это чиновники вам возразят, что в стране идут реформы.– Так сколько можно?! Тридцать лет уже. Все должно быть быстро: пришел реформатор – машина пошла. Он должен забросать в топку уголь – и паровоз поехал.Я не вхожу в пул придворных пацанов– Игорь Иванович, вы же поставили как режиссер несколько фильмов. Почему давно не снимаете?– Да потому, что я как тот баран, который бьется в новые ворота. Всю жизнь! И ворота эти всегда новые, блин. Но ничего не получается. Режиссер располагает, продюсер предполагает и так далее. Да, есть идеи, но мои заявки на финансирование фильма никто не примет. Я – отдельно взятая единица, передвигающаяся в пространстве. Должен сначала убедить кого-то из продюсеров в кинопроизводстве, чтобы мой сценарий подавался на заявку. По-английски называется сейчас «питчинг». Но деньги государство дает тем, кого знает. Ну, десяти придворным пацанам. Я не вхожу в этот пул.– Вспомнил сейчас, вы сказали в интервью, что «война двигает вперед науку, искусство и инженерную мысль». Вы действительно так думаете?– Это не мое выражение, но я полностью поддерживаю эту мысль. Хотя я лично против всякой войны. Но вдумайтесь… Каждое государство борется за выживание, соответственно борется всеми ресурсами. Военное дело – это фундаментальная наука. Почему американцы воюют по всему миру?! Потому что торгуют оружием. НАТО бомбило Югославию зачем? Идет научная работа, они испытывают новое оружие. Безусловно, и наши вооруженные силы в Сирии испытывали новые системы вооружения.– А мне, как обычному обывателю, который не хочет войны, никогда не знал даже о Сирии, чем это полезно?– С 1945 года по сегодняшний день наша страна не жила никогда в Великой Отечественной войне. Вот чем полезно! Чтобы мирное небо над головой. Ничего нового я не сказал. Новые виды оружия изобретались: винтовки, потом пулеметы, затем бомбы, атомные бомбы. Когда изобретают новейшее тотальное оружие – война уже невозможна! Прекрасная идея! Опасность войны остается. Будет ли изобретено новое оружие? Очевидно. Если только не прилетит метеорит и не уничтожит нас к чертовой матери, чтобы потом, через миллионы лет, зародилась какая-то новая жизнь.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

23 февраля, 06:32

Татьяна Черниговская. Мир может оказаться галлюцинацией

  • 0

В чем тайна мозга и сознания? Как работают озарение и «шестое чувство»? Почему из вундеркиндов не вырастают гении? Об этом и многом другом в интервью «Росбалту» рассказала нейролингвист и экспериментальный психолог, доктор физиологии и биологии, профессор, заведующая лабораторией когнитивных исследований Санкт-Петербургского государственного университета Татьяна Черниговская.— Татьяна Владимировна, вы много лет изучаете мозг. Много ли в нем загадок, до сих пор не поддающихся объяснению с точки зрения науки?— Деятельность мозга — одна сплошная загадка. Как он работает, на самом деле никто не знает. И вообще, что такое мозг? Иногда говорят, что это очень мощный компьютер. Но это неправда. Некая часть мозга, возможно, действительно работает как процессор. Но другая — иначе. То, что легко для мозга, трудно для компьютера, и наоборот. В компьютере для того, чтобы найти какую-нибудь информацию, вы должны дать системе точный адрес. Но в обычной жизни мы чаще всего имеем дело с неопределенной информацией. Как, скажем, с кулинарными рецептами — посолить по вкусу, потушить до готовности…— Тем более что у каждого свое представление о готовности…— Да, и вы не можете дать такую информацию компьютеру. А если дадите, то он ее просто не поймет. Или, предположим, вы вызываете по телефону такси, и водитель спрашивает: а как до вас доехать? Вы ему говорите: а вот вы проедете немножко, и там будет такой дом кривой, вы его объедете, дальше будут кусты, так вот вы в их сторону не поезжайте, а поверните чуть-чуть правее… Это все — информация нецифрового типа. Компьютер ее не воспримет. А водитель выслушает вас, сориентируется и доедет куда нужно. Компьютер любит четкие определенные данные. Вы можете возразить: да, но потом будут другие, более совершенные компьютеры. Хорошо, вот когда будут — тогда и поговорим…Как мозг умудряется, будучи таким невероятно сложным устройством, не сойти с ума — для меня загадка. И вообще, как это возможно — координировать работу, когда счет идет на квадриллион связей между разными частями такого устройства? Между тем оно работает вообще у всех, включая очень глупых. Нам кажется, что мы знаем о мозге уже очень много. Лучшие университеты мира принимают участие в крупнейших мегапроектах с гигантским финансированием, и все ради познания мозга. Но самые главные вопросы в этой области остаются абсолютно нетронутыми. Мне скажут, что через 10 лет у нас будет техника, которая покажет каждый нейрон. А на кой черт они мне сдались? Их в мозгу 120 миллиардов. Зачем мне информация о каждом из них, что я буду с ней делать? Хорошо, ну вот так повернем эти 120 миллиардов, а теперь эдак — дальше-то что? Это дает нам лишь знание о маленьких деталях. А нам нужно понять главное — откуда взялось сознание. Нам нужен другой ответ, и для его получения нет приборов…— Значит, нужен гений, который найдет решение?— Который, для начала, правильно поставит вопрос. Мы что хотим найти — конкретные адреса в мозгу? Узнать, где и какая информация там находится? Допустим. А зачем? Во-первых, там нет таких мест — это же не шкаф с ящиками, а сложная нейронная сеть, которая все время меняется и переформатируется. И информация о любом предмете, событии, впечатлении сейчас будет здесь, а потом уже там, потому что ассоциации, связанные с ней, уже другие. И каждая отдельно взятая ассоциация каждую минуту обрастает новыми, потому что в мозгу нет стабильности. Я знаю, что мне ответили бы мои коллеги. Они бы сказали: будут такие суперкомпьютеры, которые еще не то сосчитают. Но это анекдот. Ну, сосчитают. А что потом? Мне же нужны не цифры, а смысл. А его как раз компьютер не дает. Мы идем искать сознание, не зная, что это такое, что именно мы должны найти. Даже если оно вдруг так милостиво предстанет перед нами, мы его просто не узнаем.— То есть человек мыслит, но не может понять, что собой представляет его собственное сознание?— Можно сказать, да. Ученые не могут договориться на эту тему. Одни говорят, что сознание — это просто реакция организма. Но тогда, извините, оно есть и у животного, птицы, рыбы, насекомого, инфузории — то есть у всех живых существ. И у цветка, который растет в горшке у вас дома, оно тоже есть — представляете? Или скажут, что сознание — это рефлексия, осмысление своих действий. Но в таком случае сознанием не обладает 90% населения Земли, потому что подавляющее большинство людей никогда не рефлексируют, а просто живут — как трава… Что же такое сознание? Ненахождение в коме, бодрствование? Вот вы можете сказать? Я — нет.— Науке известны случаи, когда человек выходил из длительной комы и помнил, что с ним происходило все это время…— В том-то и дело. То есть помнил то, что с ним было, когда он, по сути, был камнем… Что с этим предложите делать? Ведь это правда — таких свидетельств довольно много. Мы же не можем сделать вид, что их нет! На эту тему есть фраза, которая меня не отпускает: «Парадокс в том, что мозг находится в мире, а мир находится в мозгу». Получается, если я подвергаю сомнению свое представление о мироздании, то ставлю под вопрос существование всего мира. Поскольку какие у меня есть основания считать, что все окружающее — не галлюцинация? Никаких. Я много лет работала в психиатрии, я знаю. Для человека, у которого происходят галлюцинации, они являются такой же реальностью, как для нас с вами — чашки и пирожки в кафе, вот в чем беда-то. А когда вы мне скажете: «Да, но мы видим с вами одно и то же» — я только посмеюсь. Ведь кто докажет, что вы не часть моей галлюцинации?Есть такое понятие, как опыт или впечатление от первого лица. Это то, что не измеряется физическими приборами. Вот вы пьете чай, для вас он слишком сладок, а для меня, наоборот, недостаточно. Вам эта музыка нравится, а мне — нет. Тепло, вкусно, отвратительно, плохо, хорошо… Это вещи, которые нельзя зафиксировать научными методами. Если что-нибудь и фиксирует это, то, парадоксальным образом, не наука, а искусство… Как говорила Цветаева, «читатель — соавтор». То есть одну и ту же книгу разные люди прочтут совершенно иначе. Если они, не дай бог, начнут ее пересказывать, то может показаться, будто они вообще читали разные произведения. Причем, не исключено, они оба поняли, что имел в виду автор, но сделали это разными способами.Вопрос: где в данном случае содержится смысл — в книге? Точно не в ней. Потому что, как говорил Юрий Лотман (русский ученый, литературовед, историк, культуролог — ред.), тут происходит самовозрастание смыслов. После того, как книга написана, ее начинают читать разные люди. И все зависит от того, в каком веке это происходит, какого возраста читатели, какое образование и воспитание они получили, какие у них вкусы, политические взгляды и жизненный опыт… Так где содержатся смыслы? В голове читающего, смотрящего, слушающего, думающего — или в голове пишущего? Задумались? Вот то-то же.— На ваш взгляд, мысль может передаваться на расстоянии? Говорят, мать чувствует, что происходит с ее ребенком, даже если он далеко…— Я об этом знаю. Слишком много свидетельств о таких событиях, чтобы мы могли им не верить. Когда человек «включается», или его «включают» в некую незримую связь, то он начинает страшно волноваться, и у него бьется сердце — это зафиксировано приборами. И в то же время с его близким на другом конце Земли происходят какие-то чрезвычайные события… Это же как-то нужно объяснить. Можно было бы сказать, что все придумано. Так ведь нет! Много придумано, но есть и реальные факты. С другой стороны, наука подразумевает проверяемость и повторяемость события, а проверить и повторить что-то подобное специально нельзя. Поэтому и нет статистики таких случаев. Это вещи, которые не поддаются нашим правилам игры. Что с ними делать, наука не знает.— Вы изучаете феномен озарения. Как работает эта способность? Известно, что озарение приходит неожиданно для самого человека, непонятно откуда, часто нелогично и необъяснимо…— Есть много разных типов логик. Когда мы говорим: «логично-нелогично», то имеем в виду аристотелевскую логику: А плюс В дает С, С плюс D дает Е и т. д. Что-то может быть нелогичным в рамках конкретно этой системы, но в рамках другой системы то же самое уже будет вполне логичным. Понимаете? Да, озарение происходит внезапно. Но случается это, как правило, с теми людьми, которые уже долго думали о некой проблеме. Они и с одного бока к ней подбирались, и с другого — так не получалось, и этак тоже. Но мозг же продолжает работать, причем во сне нисколько не меньше, чем в состоянии бодрствования. То есть механизм крутится, крутится, и в какой-то момент раз — решение нашлось. И произошло это все-таки в мозгу. У нас пока нет другого кандидата на роль «творца озарения», кроме нейронной сети, которая совершает невероятной сложности работу.Вот, например, мозг Эйнштейна был хорошо изучен — его исследовали с помощью томографов. Очевидно, что это был мозг гения — в том смысле, что с таким мозгом Эйнштейн не мог не стать самим собой. Что имеется в виду? Не то, что его мозг был крупным по размеру (кстати, самый большой мозг бывает как раз у больных и недалеких людей). Мозг Эйнштейна был чрезвычайно сложно организован.Например, у него была очень мощная перемычка, которая называется «корпус коллозум» и соединяет правое и левое полушарие. Это важно, потому что открытия делаются главным образом с помощью ассоциативных процессов. Допустим, ты исследуешь нейтрино. И вот в какой-то момент ты гуляешь по полю и смотришь, как там бабочки летают или цветочки растут, или вспоминаешь произведения любимых писателей — и тут вдруг в мозгу возникает фантастически совершенная формула из области этих самых нейтрино. Значит, у тебя должен быть мозг, который не «специализирован» на занятиях физикой, потому что тогда ты будешь хорошим физиком, но не гением. Открытия делают те, кто смотрит шире, кто может увидеть нестандартное решение, скажем, в океанской волне, которая накатывает издалека… У гения должен быть мозг, который с помощью этого «корпус коллозум» задействует для решения задачи правое полушарие — отвечающее обычно за осознание искусства, музыки, стихии…— Шерлок Холмс, как известно, играл на скрипке…— А вы знаете, зачем он это делал? Я — догадываюсь. Эйнштейн, кстати, тоже играл на скрипке — правда, очень плохо. Но это неважно. Он же играл не для публики, а для себя — чтобы настроиться на озарения.— Часто ученые, которые подходят к научным вопросам творчески, открывают то, чего не видят их более традиционные коллеги. И именно за это бывают ими биты. Пример — сын двух поэтов Лев Гумилев, которого очень не любили историки от академической науки…— Биты бывают все оригинальные мыслители, потому что они нарушают правила игры. Скажем, мы договорились, что делаем все определенным способом. Потом приходит кто-то и говорит: «А с чего вы взяли, что можно только так? Можно и иначе». Но любое нарушение статус-кво раздражает, поскольку традиция удобна. Традиции поддерживают стабильность в обществе. Не может же оно взрываться революциями каждую секунду! Однако открытия делаются именно на сломе традиций.— Вы как-то сказали, что гениальность — аномалия на грани безумия…— А что такое норма? Норма — это нечто среднее, до чего мы договорились. Допустим, мы договариваемся, что в этом сезоне носят юбки такой-то длины, а в следующем сезоне — другой. Она не лучше и не хуже. Рамки тут условны. Но отклонение от них считается патологией по определению… Гениальность — это может быть очень хорошо, а может быть — очень хорошо плюс шизофрения. Поскольку все гениальные люди очень дорого платят за свои способности. Среди них мы не найдем психически здоровых. У одного душевная болезнь, другой спился, третий пытался покончить с собой… У гениев жертвенная жизнь. Не потому что у них есть идея осчастливить человечество, а потому что они такими родились. И в итоге их не принимает общество…— Значит, гениальность — болезненное свойство мозга?— Не обязательно. Поэтому я отвечу так: у гениев — особый мозг. Гением, конечно, можно только родиться. При этом потом можно и не реализоваться, потому что гений — это гены плюс огромная работа. А не так, что вот получил соответствующее генетическое наследство от предков — и все, дальше кайфуй. Гений проживает страшную жизнь, с огромными потерями и с невероятной работой круглые сутки. Если этого по каким-то причинам не происходит, то тогда, увы, гены гениальности пропадают… Можно получить в наследство скрипку Страдивари, но неприятность в том, что нужно научиться на ней играть. Ты не можешь просто ходить и помахивать инструментом. Поэтому — да, это тяжелое наследство. И не знаю даже, завидовать таким людям или сочувствовать. А потом еще встает вопрос: вот, у нас много вундеркиндов — что с ними происходит, когда они вырастают?— Директор Института мозга человека РАН Святослав Медведев однажды заметил, что вундеркинды гениями не становятся. Почему?— И правда, они же куда-то исчезают! Кажется, вот из этого сверходаренного ребенка непременно должен вырасти гений — но почему-то этого не происходит. Известно, что Баха, например, били по пальцам, чтобы он играл на органе, чуть ли не к стулу привязывали. Значит, встает вопрос о том, принуждать или позволить гению расти самостоятельно, как цветочек — что вызреет, то вызреет. Парадокс тут в том, что если бы не заставляли из-под палки, то, возможно, не было бы ни Баха, ни Страдивари… Недавно я смотрела по телевизору конкурс юных музыкантов, и в один из моментов почувствовала мурашки на коже. Ребенок пяти лет сидит за роялем, у него ноги не достают до педалей, и он говорит: «Я в три года решил, что буду пианистом». Что это такое?.. Единственное, чего остается пожелать таким детям, — чтобы Господь был к ним милосерден, и чтобы они не свихнулись раньше времени, просто были здоровы. Поскольку они несут такой груз, который, возможно, не выдержат…Но если мы хотим, чтобы все входили в категорию психологической и физической нормы, то мы согласны с тем, что лишимся самых лучших — как бы их вытесним. И на этом закончится наша цивилизация, потому что она создана как раз «сумасшедшими»… Это я веду к тому, какая страшная ответственность лежит на учителях и школах. Оказавшись там, гениальные детки сразу попадают в парии, в категорию тех, над кем смеются, кого поколачивают. Более того, их вытесняют не только дети, но и учителя. Например, мальчик заявляет: «Дважды два-то не всегда четыре». Ему говорят: «Садись, единица. Пусть твои родители придут в школу…»Или еще пример. Нобелевские лауреаты по квантовой механике — скажем, Нильс Бор и Эрвин Шредингер, обучаясь в обычной современной школе, неминуемо должны были получить двойки по физике. Если бы они сдавали ЕГЭ, жизнь их была бы прискорбна. Потому что они бы отвечали на вопросы не так, как подразумевает экзамен или школьный учебник, и им бы сказали: «Ты либо тупица, либо бездельник». На что они могли бы ответить: «Вы двойку-то мне, конечно, можете поставить, и любые баллы, только это — Нобелевская премия, просто я еще подожду до ее получения некоторое время…»С другой стороны — а что с такими детьми делать? Отдавать в школу для гениев? Если их слишком разбаловать и с самого начала дать понять, что они выдающиеся, у них еще и на этом крыша поедет. Значит здесь нужны какие-то очень умные, добрые, милостивые, опытные учителя, которые смогут удержать ситуацию от перекоса как в одну, так и в другую сторону. А это почти неосуществимо.— Можно ли вообще распознать в ребенке гения? И если да, то по каким критериям? Очевидно, сделать это может только гениальный педагог?— Да, то есть история получается почти безнадежная. Тем не менее в Москве есть ряд серьезных школ, где выращивают если не гениев, то интеллектуальную элиту, отборные мозги. Туда бесполезно поступать по блату, не имея соответствующих способностей и талантов, — очень быстро выяснится, что ребенок «не тянет». Такие школы должны жить по своим правилам. Надо предоставить им возможность набирать таких учителей, каких они хотят, то есть дать вольницу.— Как учителя должны обращаться с особо одаренными детьми?— Думаю, на нюх. Учитель должен быть не то что равен своему ученику, но хотя бы, так сказать, из того же помета. Он должен чувствовать, что с этим конкретным ребенком нужно вести себя особым образом. Каким именно — подскажет чутье.— То есть существует интуиция, шестое чувство… А как оно работает?— То, что шестое чувство есть, — это факт. Но никто не знает, что именно оно собой представляет. Слова «инстинкт», «интуиция» — вроде джокеров. Когда не знают, что сказать, то объявляют: «А, это — инстинкт». Это просто игра словами, она не несет в себе никакой информации. Я знаю одно: интуиции надо доверять. Она действует.— А у вас она есть?— Есть. И если мне внутренний голос говорит: «Не делай этого!», а я все равно сделаю — провал неизбежен.— Вы сразу понимаете, что это «внутренний голос», или осознаете со временем?— Скорее сразу. Я читаю по лицам, обращаю внимание на речь человека. И иногда у меня появляется немотивированная внутренняя тревога, не объяснимая никакими обстоятельствами. То есть вроде бы ничего не происходит плохого, а сердце все равно щемит. Почему? Хоть пытай меня — нет ответа. В такие моменты я не понимаю себя, но говорю, например: «Не пойду туда, и все! Не хочу. В конце концов, что я, клятву давала пойти?» А потом оказывается, что если бы пошла, то наверняка ввязалась бы в какую-то неприятную интригу, когда все переругались в пух и прах. И как активный человек непременно оказалась бы на чей-то стороне. Короче говоря, влезла бы в помойку, которая мне, разумеется, не нужна. Я узнала об этом только потом. Но что-то меня подвигло на то, чтобы туда не ходить.— Это свойство мозга, думаете?— Разумеется, мозга. А чего еще? Не печенки же.Беседовал Владимир ВоскресенскийВы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
23 февраля, 04:35

Академик РАН Лев Зеленый: «Ученых не надо заставлять работать, им просто не надо мешать»

  • 0

«В СССР работать было свободнее»: члены РАН повторно обратились к Владимиру Путину с критикой реформы академии. Первое обращение из администрации президента было перенаправлено в правительство, оттуда оно ушло в Минобразования, а министерство переадресовало жалобу в Федеральное агентство научных организаций, на которое академики, собственно, и жаловались президенту. Первое письмо подписали 397 академиков, повторное — уже 415. Жалуются ученые на рост бюрократической нагрузки. По сути, академики недовольны тем же, что и вузовские преподаватели, школьные учителя и воспитатели детских садов.После реформы РАН наукой в России начали управлять чиновники. Например, установлена прямая зависимость финансирования от количества научных статей в год, и эту цифру ученые должны сами проанонсировать в начале отчетного периода. То есть условный Ньютон должен заранее знать, сколько яблок упадет ему на голову, в каких местах это произойдет и какие плоды принесет в каждом конкретном случае. Случаи нужно подробно описать, а за яблоки — отчитаться. Не так давно академики выбрали нового президента РАН. Считается, что Александр Сергеев выиграл выборы как раз благодаря обещаниям добиться особого статуса для академии. Ученые говорят, он старается, но руки у Сергеева связаны.Академики, изначально активно выступавшие против реформы РАН, не оставляют борьбу и по сей день, пишут письма. Авторы последнего обращения убеждены, что наука в России не может развиваться под управлением Федерального агентства научных организаций (ФАНО), которое ученые называют «некомпетентной структурой». Директор института космических исследований РАН, академик Лев Зеленый считает, что за излишнюю бюрократизацию науки ответственны и Минобр, и Минтруд, и Минфин — вся система, при которой действительно работать труднее, чем в Советском Союзе: «Мы с большим трудом выезжали за границу. Проходили кучу всяких парткомов и райкомов, но зато в нашу работу никто не вмешивался. Мы работали спокойно. Мы определяли сами, что делать, выбирали главные темы. Единственное, за что я всегда боролся в институте, чтобы нам разрешили приходить в субботу и воскресенье. У нас режимный институт, наш первый отдел обычно против был. Ученых не надо заставлять работать, им просто не надо мешать».ОтсюдаВы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

22 февраля, 13:09

Анна Русс: "Получается, что поэзии массовый читатель не нужен"

  • 0

Анна Борисовна Русс — российский поэт. Участница многих поэтических фестивалей. Училась в Литературном институте им. Горького. Ее стихи публиковались в журналах «Арион», «Континент», «Квадратное колесо», «Новый мир», «Октябрь», сборнике «Новые писатели России», альманахах «Анатомия ангела», «XXI поэт», «Братская колыбель». Неоднократный победитель поэтических слэмов, в частности, Большого слэма 2007 года (в паре с Геннадием Каневским). Лауреат премии «Дебют» (2002, номинация «Литература для детей»). Первый лауреат аксеновской премии «Звездный билет» (2008). Лауреат премии молодёжный «Триумф» (2009). Ниже размещен фрагмент из ее интервью газете "Бизнес-Онлайн". Полностью всю беседу можно прочесть на сайте издания.— Какие тенденции в поэзии XXI века вы замечаете?— Поэзия просто существует. Она не так завязана на массовом читателе, как другие виды искусства. Поэты все терпеливо ждут — может быть, время покажет, и они станут востребованы в старости или после смерти. Они не напрягаются на эту тему. Раздражает, когда другая всякая фигня, которая не является поэзией, внезапно начинает ею считаться. Когда город завешен афишами какого-то поэта, который стал популярен по ряду причин, но его стихи поэзией не являются — конечно, у поэтов начинает подгорать в этот момент. Но это не потому, что они завидуют. Поэты ребята в принципе довольно терпеливые. Чем они лучше, чем они терпеливее. Нетерпеливые — это как раз те, у которых ничего не получается. А те, у кого получаются хорошие стихи, их как-то постепенно и издатели находят. Словом, поэтов раздражает то, что люди часто не видят разницы между стихами и поэзией. Если стихами можно называть все, что написано в столбик, в рифму и так далее, то поэзией может быть что угодно, но оно должно быть искусством.Условно говоря, есть барышня, которая составляет свои мысли в какие-то стихи. И в силу того, что она раскрученная, красивая и вообще очень мощный коммерческий проект, люди читают и говорят: «Ну, нам нравится, значит это и есть настоящий поэт, самый лучший». Отлично, пусть вам нравится, это ваш сознательный выбор, но не говорите, что это поэзия. Даже если это выходит миллионными тиражами, пожалуйста, покупайте, читайте, но не называйте это поэзией. Поэты не завидуют этой славе, она их не раздражает — их раздражает то, что это называется поэзией, что люди не заморачиваются и не пытаются выяснить — а есть ли что-то еще?На данный момент литература не настолько модна, это не тренд. Человек не считает необходимым сам себе лично объяснить, почему вот это — поэзия, а это — нет. Если Мандельштамам — это поэзия, то может ли поэзией считаться сетевая барышня? Какая разница? Я что, буду тратить на это время и выяснять? Был художник Микеланджело, был художник Пикассо, а есть художник Никас Сафронов. Рисует, кисточки есть, в рамке стоит — значит, художник. На поэзию у многих взгляд такой же. В рифму — значит, поэзия.— А что происходит с современным читателем?— В основном массовый читатель смотрит, что ему нравится, и считает, что читатель всегда прав. Я не знаю, что происходит с читателем. По себе судить нельзя, потому что я неправильный читатель. А если взять просто обычного читателя с потолка — мне кажется, он просто выбирает то, что ему нравится.— Люди сейчас читают стихи?— Мне кажется, люди порой с удивлением обнаруживают, что стихи — это нечто читабельное. Вот у меня произошла недавно странная штука —друзья мне написали, что мое стихотворение прочитали в передаче у Дудя. Я знаю, кто такой Дудь, только понаслышке, не особо слежу. Ну ок, показали. А что показали? Оказалось, там актриса читает мои стихи. Я смотрю — славная девушка. Она читает мое, условно говоря, самое попсовое, зрелищное и театральное стихотворение. Скорее всего, она его читает, потому что оно попало в список рекомендованных к прочтению на вступительных экзаменах во МХАТ. И вот она его читает — боже мой, как плохо она его читает! Хорошая актриса, но как плохо читает. Во-первых, она читает его не целиком — не с начала и не до конца. Во-вторых, она перевирает текст. Кроме того, все, что клевого есть в этом тексте, — все как-то мимо у нее проходит.Поскольку она не знает, что сказать про этот текст, она дальше вставляет какой-то витиеватый автокомментарий про то, что чем глупее, тем смешнее. И меня не столько задевает ее комментарий — ок, она актриса, она заслужила возможность попасть в популярную передачу, а я могу попасть в популярную передачу, видимо, только так — если меня прочитает популярная актриса и скажет: «Ну вот, видите, какая чушь, смешно же». Но дело не в этом. Дело в том, что все кинулись меня поздравлять, рассказывать, какая я теперь известная. Мое стихотворение плохо и не целиком прочитали с унизительным автокомментарием, зато где — у Дудя! Притом это ведь друзья поздравляли, они не случайно были мной выбраны. Нужна ли такая слава? Мне кажется, это какая-то фантасмагория. Вот и получается, что поэзии массовый читатель не нужен. Или прямо сейчас не нужен. Пусть тебя читают не все, а те, кому интересно.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky

Выбор редакции
22 февраля, 11:41

Трехчастный трактат. Коптский гностический текст из Наг-Хаммади (2017)

Трехчастный трактат. Коптский гностический текст из Наг-Хаммади (Codex Nag Hammadi I, 5) / пер. и коммент. А.И. Еланской. - СПб.: Алетейя, 2017. - 238 с. ISBN 978-5-906910-35-6.Трехчастный Трактат - пятое и заключительное сочинение в I Кодексе коптской гностической Библиотеки Наг-Хаммади, открытой в Вернем Египте в 1945 году. В Трактате изложены гностические представления о сотворении и устройстве Вселенной. На русский язык трактат перевела Алла Ивановна Еланская (1926-2005), выдающийся отечественный исследователь-коптолог, Почётный председатель Международной ассоциации Коптских Исследований (IACS). На русском языке первый научный перевод «Трехчастного трактата» публикуется впервые.Вы также можете подписаться на мои страницы:- в фейсбуке: https://www.facebook.com/podosokorskiy- в твиттере: https://twitter.com/podosokorsky- в контакте: http://vk.com/podosokorskiy- в инстаграм: https://www.instagram.com/podosokorsky/- в телеграм: http://telegram.me/podosokorsky- в одноклассниках: https://ok.ru/podosokorsky