Источник
Alles Vergängliche ist nur ein Gleichnis - LiveJournal.com
Выбор редакции
05 января, 10:46

Грустные размышления над книгой Шаскольского, или Финляндия евразийская

  • 0

Игорь Павлович Шаскольский (1918-1995) - классик советской исторической науки. Его первые статьи в военно-исторических журналах под инициалами И.Ш. появились уже во время советско-финской войны, когда он был еще студентом. В дальнейшем он стал признанным классиком в изучении истории Новгородской земли, Карелии, Финляндии и Швеции с XII по XVII века, автором целой серии монографий, охватывающий разные эпохи этого исторического отрезка. Его монографии делятся на два цикла: один посвящен борьбе за Северо-Запад в XII-XIV векам, другой - русско-шведским отношениям в XVII веке. Прекрасно владея шведским и финским языками, освоив всю тогдашнюю историографию этих стран XIX-XX веков, владея широким спектром средневековых источников на латинском и русском языках, Шаскольский смог решить вопросы, которые до него лежали совершенно нетронутыми либо, напротив, грубо искаженными. Он показал объективность многих историков первой половины XIX века, когда еще не было националистических аберраций, и чудовищное превращение шведской и финской историографии в истеричную русофобскую агитацию с середины XIX до середины XX века. Прочитав и отсканировав его книгу о первом этапе этой долгой борьбы, я хочу поделиться грустными мыслями, которые она навевает. Киевско-новгородские и затем новгородские князья издавна контролировали Восточную Эстонию и Центральную и Восточную Финляндию. В случае с Финляндией речь идет о еми (Хяме) и карелах, более того - новгородцы контролировали также пустынный, почти незаселенный саамский север не только ее, и но и нынешней Швеции - провинцию Норботтен, до которой в те века шведы вовсе не доходили. Лишь крайний юго-запад Финляндии, земли суми (Суоми) не платили дань Новгороду, хотя купцы торговали и с сумью тоже (отсюда название позднейшего города Турку, т.е. "Торг"). Но "контроль" этот был призрачным. Новгородцы взимали дань время от времени и вообще никак не вмешивались во внутренние дела еми, равно как и эстов. Они не предпринимали организованных попыток крестить их в православие, а просто вели мирную проповедь - недаром основные религиозные термины в финском языке и сегодня - русского происхождения. Новгородцы не основали там ни одной крепости, ни одного постоянного пункта. В общем, зевали. Шведы же не зевали, хотя из-за усобиц внутри страны тоже часто действовали несистематично и с перерывами. Правда, до сер. XII в. они вообще не жили в Финляндии (кроме Аландских островов, заселенных викингами с IX века). Но в 1142 г. шведы впервые напали на новгородцев, около 1157 г. совершили крестовый поход на сумь и основали первое колониальное поселение. И хотя финны-сумь быстро убили их первого епископа, а дерзкое нападение шведов на Ладогу в 1164 г. закончилось позорным разгромом (новгородцы перебили 90% шведского войска), католический форпост в Юго-Западной Финляндии появился. Правда, в 1178 г. новгородские карелы напали на шведскую колонию в Финляндии и убили их второго епископа, а в 1186 и 1191 гг. новгородцы предпринимали походы в землю еми, чтобы вытеснить оттуда шведов, нагло вторгшихся в эти русские владения. Решающий удар был нанесен в 1187 г.: отряды новгородских карел доплыли до Сигтуны - торговой и экономической столицы самой Швеции - сожгли ее и убили епископа. Нельзя доказать, действительно ли ворота в Софии Новгородской увезены как трофей именно из Сигтуны, но такую возможность исключать нельзя. Так или иначе, Сигтуна с тех пор упала до роли мелкого поселка. В 1198 г. новгородцы сожгли Старый Або - центр шведской колонии в Суоми. Еще бы один-два удара - и вся Финляндия окончательно стала бы русской. Но... удара не произошло. Как всегда, новгородские торгаши предали русские интересы. В 1188 г. в ответ на сожжение Сигтуны шведы арестовали новгородских купцов, а Новгород разорвал все торговые отношения со Швецией. Разрыв длился до 1201 г. Когда отношения были восстановлены, купцы стали гнуть линию на приспособление к "западным партнерам" и сдачу им не только суми, но и еми.  Надвигалась катастрофа. В борьбу вступили датчане, дважды высаживавшиеся в Финляндии в 1191 и 1202 гг., и немцы. За 20 лет они завоевали Прибалтику, а новгородская олигархия спохватилась слишком поздно. Лишь гениальный князь Ярослав Всеволодович знал толк в геополитике и в 1220-е годы начал контрнаступление в союзе с восставшими эстами против немцев, но новгородские олигархи не дали ему довести дело до конца. В итоге немцы просто вырезали все русское население Прибалтики. В те же 1220-е годы Ярослав массово крестил карел (1227 г.), закрепив там свое присутствие, и стал вести жесткую борьбу со шведами за емь. Двадцать лет (1200-е - 1210-е) шведское присутствие в Финляндии было близко к нулю, но новгородцы прозевали удобный момент и не уничтожили его полностью, в итоге в 1220-е годы новый католический епископ, англичанин Томас, при поддержке папских легатов стал энергично строить замки и обращать емь в католичество. В ответ емь восстала между 1232 и 1237 гг., вскоре после восстания эстов. Ярослав поддержал восставших. Православные новгородцы активно помогли язычникам-еми зверски истребить католическое духовенство и шведских колонистов. Разъяренный папа с 1232 г. начал готовить общий крестовый поход на емь, ради этого папский легат вынудил даже немцев и датчан помириться между собой (они грызлись в Эстонии). Поход планировался к 1240 г., но произошло внезапное: монголы опустошили Русь. В итоге шведы и немцы решили согласованно летом 1240 г. ударить вглубь новгородских земель и нанести поражение новгородцам у них на родине, а потом уже зажать емь в блокаду и методично добить ее. Но сын Ярослава Александр на Неве молниеносным ударом разбил шведов во главе с ярлом Ульфом Фаси, были убиты сразу несколько епископов. После этого емь начала такое активное сопротивление, что епископ Томас в 1245 г. сбежал оттуда. Но опять благоприятный момент был упущен. У шведов к этому времени закончилась гражданская война, длившаяся с перерывами сто (!) лет. Реальную власть приобрел ярл  Биргер (двоюродный брат Фаси). Узнав, что Ярослав уехал к хану в Каракорум, он в 1249-1250 гг. собрал большой крестовый поход и завоевал всю емь, окончательно обратив ее в католичество. Шведско-новгородская граница отодвинулась к границам Карелии. Чтобы русские и карелы больше не смогли нападать на берега озера Меларн, как это было с Сигтуной, Биргер в 1252 г. построил новую столицу Стокгольм, загораживющую этот водный путь. Воодушевленный успехом папа поощрил частную инициативу немецких баронов Эстляндии, больше похожих по образу жизни на грабителей-беспредельщиков - снова ударить по Руси. В 1256 г. они пересекли Нарову и вторглись на территорию нынешней Ленобласти, но быстро удалились, бросив недостроенную крепость, когда узнали, что Александр идет с большим войском. Александр же, вопреки мнению новгородских бояр, в конце 1256 г. по зимнему льду неожиданно перешел Финский залив и пришел в землю еми. Это был неожиданный ход, беспрецедентный в военной истории, хотя Александр действовал с малой дружиной (большинство новгородцев опять отказались от рискованного похода). В результате емь восстала и вместе с русскими принялась истреблять шведов. Однако Александр не стал закрепляться в Хяме и строить тут крепости. У него не было на это сил. Тем не менее, Александр нагнал на шведов столько страху, что они еще 25 лет не рисковали нападать на Русь. Затем, как известно, дела становились все хуже и хуже: шведы с 1283 г. начнут вторгаться в исконно новгородскую Карелию, в 1293-95 гг. захватят ее западные погосты и построят Выборг, в 1300 г. попробуют захватить Неву (но будут изгнаны), в 1311 г. новгородцы опять пойдут походом в емь, в 1313 г. шведы сожгут Ладогу, в 1318 г. русские еще раз дотла сожгут Або со всеми архивами Шведской Финляндии (поэтому оригинальных источников и почти и не осталось) и лишь в 1323 г. князь московский и новгородский Юрий Данилович построит Орешек и заключит там со шведами окончательный мир, по которому признает переход к Швеции всей Финляндии и Западной Карелии. Именно эта граница и будет сохраняться почти без изменений до Столбовского мира 1617 г. Выводы из этого можно сделать самые печальные: русские как в XII-XIII в., так и в Новое время будут слишком часто отказываться от плотного контроля за подвластными провинциями, ограничиваясь сбором дани там, где Запад систематически насаждал огромный военный и административный колониальный аппарат. В итоге русская власть, не вмешивавшаяся в жизнь местного населения, часто оказывалась слабой перед железными ударами организованных западных противников. В то же время Шаскольский подчеркивает принадлежность финнов к евразийскому культурному кругу, из которого их насильственно вырвали шведы. Отсюда патологический комплекс буйной любви к шведам и ненависти к русским у финских националистов сер. XIX - сер. ХХ вв., стокгольмский синдром изуродованных манкуртов (это даже смешно, но в гимне Финляндии до сих пор поется о том... как хорошо жить в Швеции!). Однако, разумеется, никакие шведы не были в состоянии истребить народную основу финской культуры, общую с другими финно-угорскими народами и со всем евразийским, "туранским" культурным миром. В общем, все сказанное можно рассматривать как пролегомены к написанию истории Финляндии (в одном ряду с Прибалтикой) как истории последовательно евразийской, а истории Новгорода - как истории противостояния жадных и близоруких олигархов мудрой и дальновидной геополитике Рюриковичей.

17 декабря 2017, 15:04

Сводка ОГПУ о Флоренском нижегородского периода. 1932 год

  • 0

Снова о Флоренском. Опубликовано А.В. Репниковым.Краткий обзор СО ОГПУ антисоветской деятельности и группировок среди научной интеллигенции за 10 лет. Не ранее 16 октября 1932 г. // "Совершенно секретно": Лубянка - Сталину о положении в стране (1922-1934 гг.): Сборник документов в 10-ти томах. Том. 10 (1932-1934 гг.). В 3-х частях. Часть 1. М., 2017. С 483-484.«II. Группа «православных» физиков В начале НЭПа в Нижнем Новгороде под руководством Бонч-Бруевича была организована радиолаборатория. Вдали от центра, но под крепким покровительством центра, эта лаборатория превратилась в довольно уединенный и очень жизненный организм. Около 1929 г. эта лаборатория была разрушена. В недрах этой лаборатории в те времена сплотилось несколько физиков, не стремящихся быть слишком близко к центру и дороживших сравнительной замкнутостью Нижегородской радиолаборатории. Помимо Бонч-Бруевича, там были Б.А. и Г.Л. Остроумовы и проф. Татаринов, а в Москве их представителем был Н.А. Никитин (теперь он в МЭИ). Эти люди, помимо самого Бонч-Бруевича, – православные, а потом уже физики. Не случайно, в их глазах величайшим авторитетом (как и в глазах проф. Лосева) является П.А. Флоренский, действительно, человек очень незаурядный. П.А. Флоренский и Б.А. Остроумов – наиболее крупные физики из числа этой православной братии. Они воображают себя мудрыми яко змеи и с этих духовных высот взирают на современное копошение человечества, как на явление временное и преходящее, а потому достойное сожаления и даже сочувствия. Конечно, при первой безопасной возможности эти люди снизойдут со своих высот, чтобы принять посильное участие в походе на большевиков, но пока они «выше всего этого». В сравнении с физиками-«западниками», «православные» физики по своей идеологии стояли значительно дальше от большевиков. Если «западников» в некотором ограниченном смысле можно назвать советскими учеными (в ограниченном, потому что в своей работе они стоят на идеалистической платформе), то к «православным» физикам это название никак не пристало. Несмотря на это в одном отношении «православные» физики нам ближе: всю свою работу, и не на словах, а на деле, они посвящают решению задач, стоящих перед соцстроительством. Если сравнивать практическое значение работы обеих групп, то перевес, и очень крупный, окажется на стороне «православных» физиков. В связи с этим П.A. Флоренский и Б.А. Остроумов во многих отношениях судят о современных достижениях западной физики гораздо более здорово и материалистично, без захлебывающегося восторга, несмотря на свое «православие». В политическом отношении «православные» несравненно опаснее «западников», т.к. последние не имеют никаких корней в массах, «православные» же, подобно проф. Лосеву, до сих пор имеют основу в кулачестве и вообще среди верующего крестьянства, а также среди рассеянных по СССР осколков Св[ятейшего] Синода, епархиальных училищ и прочей духовно-дворянской мути. Кроме того, «православные» физики стоят ближе к особо важным пунктам советской страны – к Красной армии и промышленности. Зато на идеологическом фронте значение «православных» равно нулю».

27 ноября 2017, 12:37

Новая либеральная провокация

  • 0

А сейчас я расскажу, друзья мои, как американские спецслужбы и американские (и евросоюзные) фонды пытаются работать в церковной среде. В свежем номере "Вестника РХГА" появилась статья некоего А.В. Шишкова, весь контекст которой, несомненно, может служить поводом для наших оперативных органов обратить внимание на данного деятеля. Для него даже (!) Флоровский, Мейендорф и митр. Иларион (Алфеев) слишком "консервативны", потому что они хотя бы на словах признают ценность всей совокупности опыта и Предания Церкви. Гораздо симпатичнее ему те модернисты, которые выделяют в христианстве якобы "главное" и "неглавное". Что же, однако, так раздражает Шишкова даже не в каком-то ультраконсервативном течении, а в общем православном мейнстриме? А вот что: то, что Отцы Церкви и позднейшие святые (Димитрий Ростовский! Филарет Московский! Иоанн Кронштадтский! Сонм новомучеников и исповедников!) однозначно закрепили монархию как лучшую форму правления, то, что монархия в этом качестве отмечена и в Основах социальной концепции РПЦ. Шишков пишет: "Однако восстановление монархии в ее средневековом понимании уже невозможно, потому что уже невозможно отказаться от модерной идеи суверенитета народа как источника власти в государстве". Оставим в стороне ссылку на "средневековое" понимание (Николай II все-таки не в средние века жил, а самодержавная монархия как форма правления бытует кое-где и сегодня). Сама "аргументация" Шишкова - глубоко порочная, я бы сказал, дьявольская. Суверенитет народа как источника власти есть прямое богоборчество, т.е. сатанизм. Власть исходит сверху, а не снизу. О. Павел Флоренский писал: "Я знать не хочу власти от суверена народа т. е. власти, которая есть я сам, я не хочу кланяться себе, делаясь самоистуканом, я не хочу ни президента, ни конституционного монарха, кто бы он ни был, раз он от меня же получил власть, ибо та царская власть, которая мне присуща, непередаваема, она мне была, есть и будет, а та царская власть, которая историческим чудом дается свыше, она мне предложена, как снежная вершина, но не мною полагается Мне душно в теории суверенитета, лишающего меня прямого взаимодействия с онтологической властью. Священнокнут дарует мне свободу духа, провозглашение же прав человека и гражданина ее отнимает, закупоривая все поры моего бытия".Вопрос, платят ли соответствующие западные фонды Шишкову или нет, второстепенен: по сути он лишь выполняет их заказ, его строки как будто под копирку списаны с ЦРУшного "Радио Свобода". Вод еще один перл Шишкова:. "Верующие не понимают, почему монархия — это хорошо, а демократия, права человека, капитализм — плохо". Вообще-то это прекрасно понимают и верующие, и неверующие, вообще все, у кого есть мозги и совесть. Это понимают и католики (социальная доктрина которых содержит острую критику капитализма), и все православные, и любой неверующий, кто просто в состоянии проанализировать простейшие социально-экономические факты. Капитализм - это плохо, потому что он обрекает десятки миллионов людей на голодную смерть, а сотни миллионов - на кабальное рабство у капиталистов. Капитализм совершенно несовместим с христианским почитанием нищеты и с импульсом накормить всех, независимо от их "заслуг". "Права человека" - это плохо, потому что это излюбленное знамя всех преступников, извращенцев и сектантов, при этом русским и православным никакие "права", как показала история последних 30 лет, вообще не полагаются. "Демократия" (в парламентском смысле слова) - это худшая из всех форм правления объективно, независимо даже от собственно церковной и христианской оценки, это олигархическое правление узкого класса политиканов-мошенников, время от времени устраивающих спектакли-фарсы в форме "выборов", где эти свиньи делят куски из корыта (как выражался о них уже Томас Карлейль). Это вопрос социологический и политологический, и давно решенный. Если Шишков не изучал историю XIX-XX века и не был знаком хотя бы с социологическими трудами Льва Тихомирова, то по какому праву ему разрешают преподавать и что-то публиковать в журналах? Если он не видит, что происходит в мире сейчас под вывеской "демократии", то что у него с мозгами? А если знает и видит, то что у него с совестью? То ли ЦРУшные, то ли соросовские уши торчат за версту из статьи Шишкова. Боже, какая гнусность. Православные (да и неправославные соотечественники тоже), будьте бдительны к таким случаям!

21 ноября 2017, 12:44

Лео Шайа. Ильинская функция

  • 0

Ильинская функцияЛео ШайаВ статье, озаглавленной «Еврейская “тайна” и “добродетель” Илии» Жан Рейор кратко ссылался на проблему выживания иудаизма в связи с духовным влиянием пророка Илии. Четверть века спустя мы сами развернуто говорили о еврейской “тайне” в нашей статье «Синайская теофания» [2]. Сейчас мы предлагаем исследовать функцию Илии, не только в связи с иудаизмом, но также и в ее универсальном аспекте. Чтобы сделать это, начнем с отрывка из Св. Писания, который рассказывает о восшествии Илии на небеса и об инвеституре его непосредственного духовного ученика, Елисея:В то время как Господь [3] восхотел вознести Илию в вихре на небо, шел Илия с Елисеем из Галгала. И сказал Илия Елисею: останься здесь, ибо Господь посылает меня в Вефиль. Но Елисей сказал: жив Господь и жива душа твоя! не оставлю тебя. И пошли они в Вефиль. И вышли сыны пророков, которые в Вефиле, к Елисею и сказали ему: знаешь ли, что сегодня Господь вознесет господина твоего над главою твоею? Он сказал: я также знаю, молчите. И сказал ему Илия: Елисей, останься здесь, ибо Господь посылает меня в Иерихон. И сказал он: жив Господь и жива душа твоя! не оставлю тебя. И пришли в Иерихон. И подошли сыны пророков, которые в Иерихоне, к Елисею и сказали ему: знаешь ли, что сегодня Господь берет господина твоего и вознесет над главою твоею? Он сказал: я также знаю, молчите. И сказал ему Илия: останься здесь, ибо Господь посылает меня к Иордану. И сказал он: жив Господь и жива душа твоя! не оставлю тебя. И пошли оба. Пятьдесят человек из сынов пророческих пошли и стали вдали напротив их, а они оба стояли у Иордана. И взял Илия милоть свою, и свернул, и ударил ею по воде, и расступилась она туда и сюда, и перешли оба посуху. Когда они перешли, Илия сказал Елисею: проси, что сделать тебе, прежде нежели я буду взят от тебя. И сказал Елисей: дух, который в тебе, пусть будет на мне вдвойне. И сказал он: трудного ты просишь. Если увидишь, как я буду взят от тебя, то будет тебе так, а если не увидишь, не будет. Когда они шли и дорогою разговаривали, вдруг явилась колесница огненная и кони огненные, и разлучили их обоих, и понесся Илия в вихре на небо. Елисей же смотрел и воскликнул: отец мой, отец мой, колесница Израиля и конница его! И не видел его более. И схватил он одежды свои и разодрал их на две части. И поднял милоть Илии, упавшую с него, и пошел назад, и стал на берегу Иордана; и взял милоть Илии, упавшую с него, и ударил ею по воде, и сказал: где Господь, Бог Илии, — Он Самый? И ударил по воде, и она расступилась туда и сюда, и перешел Елисей. И увидели его сыны пророков, которые в Иерихоне, издали, и сказали: опочил дух Илии на Елисее. И пошли навстречу ему, и поклонились ему до земли, и сказали ему: вот, есть [у нас], рабов твоих, человек пятьдесят, люди сильные; пусть бы они пошли и поискали господина твоего; может быть, унес его Дух Господень и поверг его на одной из гор, или на одной из долин. Он же сказал: не посылайте. Но они приступали к нему долго, так что наскучили ему, и он сказал: пошлите. И послали пятьдесят человек, и искали три дня, и не нашли его, и возвратились к нему, между тем как он оставался в Иерихоне, и сказал им: не говорил ли я вам: не ходите? (4 Царств 2: 1–18).Через слова Илии Св. Писание показывает, что Илию не могли найти, потому что он воистину поднялся на небо. Согласно иудео-христианской традиции, пророк Илия не только вознесся живым на небо, но и, после вознесения, много раз тайно спускался и продолжает таинственно давать о себе знать на земле. Тем самым, в иудаизме он незримо присутствует при каждом обрезании младенца на восьмой день после рождения, а также на каждой пасхальной трапезе, празднуемой в семье; вдобавок он открывает себя некоторым духовным лицам, чтобы посвятить их в Тайны Писания. Для большинства Израиля его присутствие означает благословение, которое нисходит прямо с небес, а для избранных он представляет, более специальным образом, просвещающее влияние. Манифестация Илии предназначена в мире, который движется к своему концу, для того, чтобы оживить изучение и соблюдении Моисеева Закона и в особенности духовную реализацию его Тайн. Это можно вывести из герменевтического толкования следующего заключительного отрывка Книги Малахии (4:4–6):Помните закон Моисея, раба Моего, который Я заповедал ему на Хориве для всего Израиля, равно как и правила и уставы. Вот, Я пошлю к вам Илию пророка пред наступлением дня Господня, великого и страшного. И он обратит сердца отцов к детям и сердца детей к отцам их, чтобы Я, придя, не поразил земли проклятием (Мал. 4:4–6).Отрывок из Писания, который мы только что процитировали, насыщен смыслом – он указывает, среди прочего, на две различные миссии Моисея и Илии: первый по преимуществу связан с «Законом» или «Учением» (Тора, Пятикнижие), второй – с «пророками» (Небиим) – и, в более широком смысле, также с «агиографами» (Кетубим). В целом все эти откровения и составляют Ветхий Завет. Закон Моисеев, или Пятикнижие, заключает в себе совокупность экзотеризма и эзотеризма Израиля; его тексты вспоминались и развивались – и дополнялись сообщениями о послемоисеевых событиях священной истории – пророками и агиографами (под этим последним названием объединяются Псалтырь, Книга Притчей, Книга Иова, Песнь Песней, Книга Руфи, Плач Иеремии, Екклесиаст, Книги Эсфири, Даниила, Ездры, Неемии и Паралипоменон). Что касается Илии Фесвитянина, он не оставил никакого пророческого сочинения, но появляется, как мы видели, в Книгах Царств: среди пророков он представляет тип «скрытого учителя», который инициирует избранного от Израиля в эзотерическую и универсальную мудрость Торы. Другими словами, в отрывке из Малахии, цитированном выше, «Моисей» обозначает экзотерическое наследство Израиля, подразумевающее эзотеризм, в то время как Илия оживляет экзотеризм с изначальной точки, делая эзотеризм явным для избранных и осознанным ими. В конечном счете, «Илия» обозначает не только эзотеризм и его влияние на еврейский экзотеризм, но также эзотеризм в его универсальности, который связывает мистерии Торы с мистериями всех аутентичных традиций Востока и Запада.* * *В своей универсальности Илия выходит за пределы своей чисто израильской значимости и присоединяется к единогласной Традиции, которая, согласно учению, находящемуся в большинстве религий, восходит к откровению от Бога, данному первому человеку. Это откровение, выраженное, по еврейскому эзотерическому толкованию Библии (Быт. 11:1), на «одном языке», или примордиальная Традиция человечества, была разделена в результате смешения духов в Вавилоне. Она размножилась на несколько изначально параллельных «языков» или традиций, затем на те традиции, которые последовали за ними и часто сосуществовали на протяжении истории. Каждая из этих традиций просто обновляла своим собственным способом первое и универсальное откровение Единого, которое предопределено в конце к своей полной и окончательной реставрации во времена последней теофании. Она объединит откровение «Мессии Славы», которого ожидают на только верные трех авраамических религий, но и, тем или иным образом, приверженцы большинства живущих религий. С Мессией или «Помазанником Господним» (ха-Машиах по-еврейски, аль-Масих по-арабски, Христос по-гречески) с небес сойдет и новая единогласная Традиция человечества, которую Илия призван подготовить в своей роли непосредственного предшественника Спасителя; он сам спустится с небес, чтобы «уготовить путь» для Мессии, в то время как Моисей – или моисеизм – действовал ранее как «вестник» Помазанника. Эти Моисеево «провозглашение» и Ильино «приуготовление» были подтверждены, среди прочего, на горе Фавор, где, согласно христианству, Иисус во время Своего Преображения открыл Себя трем Своим ученикам в Своей будущей славе.…Взял Иисус Петра Иакова и Иоанна, брата его, и возвел их на гору высокую одних, и преобразился пред ними: и просияло лице Его, как солнце, одежды же Его сделались белыми, как свет. И вот, явились им Моисей и Илия, с Ним беседующие. При сем Петр сказал Иисусу: Господи! Хорошо нам здесь быть; если хочешь, сделаем здесь три кущи: Тебе одну, и Моисею одну, и одну Илии (Мф. 17:1–5).Эта история из Евангелия подтверждает важность, придаваемую Малахией Илии рядом с Моисеем и в отношении к Мессии. Действительно, когда Бог, увещевая Израиль соблюдать закон Моисеев, добавляет устами Малахии: «Вот, Я пошлю к вам Илию пророка пред наступлением дня YHWH, великого и страшного», Он тем самым открывает, что Илия должен вернуться на землю, как чтобы во многом дать жизнь Моисееву пути, так и чтобы приготовиться к пришествию Мессии; ибо «день YHWH» есть день, который увидит начало будущего Царствия Помазанника: он приведет в движение, говорит традиционное толкование, переход от текущего цикла человечества к Мессианскому Царству, понимаемому в своей вечной полноте – переход, который подразумевает конец нашего мира, воскресение мертвых и Страшный Суд. В то время в этом мире царят зло, страдание и семрть, в грядущем мире, сформированном из «нового неба и новой земли» (Ис. 65:17; Откр. 21:1), «и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет» (Откр. 21:4). В этом новом мире, который будет подобен уникальному граду духовного мира и союза, названному Новым Иерусалимом (Отк. 21:2), каждый человек будет не подверженным порче святилищем, в образе Того, кто есть величайший новый Человек, Мессия, центральный живой храм Единого, который воистину присутствует: они «узрят лице Его» (Откр. 22:4), и это единодушное блаженное видение, это единство или духовный мир подготовляются, согласно общей традиции Израиля и христианства, Илией, вечно живым пророком. Иудаизм даже утверждает, что приуготовительный труд Илии будет также включать воскрешение мертвых, в то время как в христианской перспективе именно Мессия дарует мертвым жизнь прежде, чем будет судить их.* * *Когда, ближе к концу времен, Илия вернется, чтобы возвестить миру духовный мир, который Мессия найдет навсегда, когда «первые творения исчезли», он возвысит свой голос так громко, говорит еврейская традиция, что он будет слышен с одного края земли до другого. Это означает, что миссия Илии не ограничена только Израилем, но распространится на все народы и тем самым на все религии. Таково же и универсальное значение процитированных выше слов Писания: «И он обратит сердца отцов к детям и сердца детей к отцам их, чтобы Я, придя, не поразил земли проклятием», то есть конец света не наступит прежде, чем последние люди, открытые к истине и благодати, будут спасены своими соответствующими традициями и приготовлены к пришествию Мессии. На самом деле, отношения между «отцами» и «детьми» здесь означают откровенную и спасительную традицию, аутентичные религии, открывающие дверь вечному спасению для верующих для тех, кто жаждет Абсолюта, доступа к окончательному духовному избавлению, союзу с Единым. «Сердце отцов» – это центральный внутренний аспект, суть традиции, ее эзотерическое, духовное и универсальное ядро; это также учения, методы и влияния, извлеченные из них. «Сердце детей» или верующих – это их духовная восприимчивость, их внутреннее принятия и восприятие того, что дано им их «отцами», или соответствующими традициями. Это принятие или восприятие выражено по-еврейски словом «каббала», которое стало синонимичным весьма конкретной эзотерической традиции, в которой Илия – невидимый Учитель, Мастер, тайно нисходящий в сей дольний мир, не только ближе к Концу; со времен его вознесения в любую эпоху традиция нуждается в оживлении изнутри. Теперь, как мы только что видели, когда Конец приближается, нисхождение Ильина учения и влияния будет распространяться; оно будет ощущаться в принципе у всех «отцов», всех по-настоящему ортодоксальных религий. Илия «провозгласит мир» среди них, то есть он откроет их сущностное и трансцендентное единство, которое будет обнаружением времени конечного прихода Мессии, и только тогда – в новой единогласной форме утверждения Единого.«В тот день будет Господь (YHWH) Един [божественная сущность откроется человечеству как единственное реальное Присутствие], и Имя Его [способ Его утверждения] едино [для всех верующих мира]» (Зах. 14:9).Один аспект, специфический для универсальной функции Илии, присущ тому факту, что эта функция может быть выполнена не только Илией. Фактически его миссия, проистекающая из него посредством его универсального влияния, может быть совершена не только самим Илией, но и путем делегирования, при помощи представителей избранных от различных религий; каждый из них оживляет свою собственную религию – и стимулирует другие, при необходимости – из ее «сердца», из духовной сущности традиции. Эта сущность отождествляется с трансцендентной и универсальной реальностью всех религий; она проявляется себя как исключительная истина, лежащая в основе метафизики, космологии и учения о человеке, как они выражают себя через различные традиции; она открывается себя как единство внутри их многообразия, без слияния их соответствующих форм, которым предназначено, повторим, быть поддерживаемыми как они есть вплоть до конечного пришествия Мессии. Поэтому Илия означает не только пророка, посланного к Израилю, но также и универсальную функцию, которая может быть исполнена несколькими людьми, как в иудаизме, так и внутри других традиций, и какими бы ни были имена, даваемые этими традициями уникальному небесному источнику этого нисхождения «Духа, который дышит, где хочет». Возможность размноженной персонификации Илии становится очевидной в Евангелии, которое отождествляет Иоанна Крестителя с тем, кто «вопиет в пустыне и приготовляет путь Господу» (Мф. 3:3; Лк. 3:4–6; Ин. 1:23). Тот, кто тем самым впервые указан Исайей (40:3), и есть – согласно еврейской традиции – предтеча Мессии, бессмертный пророк Илия. Иоанн Креститель отказался от смешения с ним; однако он подтвердил, что именно о нем говорил Исайя, и этим кажущимся противоречием он сделал ясным, что, не будучи Илией лично, он выполнял ильинскую функцию в свое время и в своей сфере. В самом деле, Евангелие подтверждает, что именно он предшествует Мессии в Его первом пришествии, а после обезглавливания Иоанна Крестителя Иисус продолжает предсказывать возвращение Илии, на этот раз для периода, предшествующего парусии: «Илия должен прийти и устроить всё» (Мф. 17:11; дословно: «Илия воистину должен прийти первым и восстановить всё»). В дополнение к этому, представляется, что ильинскую функцию в христианству также выполняет апостол Иоанн, о котором Иисус говорит Петру: «Если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду, что тебе до того?» (Ин. 21:22, 23).* * *Мусульманская традиция также имеет функцию, соответствующую Ильиной, и утверждает, что ее исполняют в особенности два человека, каждый из которых имеет свое поле деятельности. Мы имеем в виду не самого Илию, который упоминается в Коране наряду с Иисусом (6:85), а также в своей битве против поклонников Ваала (37:123–132); во-первых, это аль-Хизр или аль-Хадир, «зеленый» или «зеленеющий», который в эзотерической традиции ислама облечен теми же самыми фундаментальными характеристиками, что и Илия, или по крайней мере присущими его функции как духовного Мастера, «вечно живого» и внезапно нисходящего из надземного мира, чтобы проявить себя в тайне кому-либо, стремящемуся к Абсолюту. Он, прежде всего, Наставник духовных отшельников, тех избранных существ, которым он открывает себя как океан изначальной и универсальной мудрости, как неиссякаемый источник просвещения, как хранитель и податель «воды жизни». А второй человек, который отражает Илию в исламе – это тот, кто придет в Конце, чтобы основать то, что иудеохристианская традиция называет «Славным Царствием Мессии», он – аль-Махди, «руководимый» Богом. Шиитский ислам отождествляет его с двенадцатым имамом, живущим сокрытым на протяжении столетий и должным вновь появиться, чтобы исполнить свою эсхатологическую работу. Согласно мусульманской традиции, Махди откроет и подробно разъяснит, что Иисус «Мессия, сын Марии» будет призван сойти с небес синтетическим образом; это открытие и разъяснение ислам называет «Книгой Пергамента и Суммы всего» (Китаб-уль-Джафри ва-ль-Джами’а). Согласно эзотерическому толкованию Корана, приписываемому Аль-Кашани, эта «Книга будет прочитана [ее содержание будет сделано явным] такой, какова она в реальности [а не просто словом или устами] им [Махди] одним». Эта книга «включает то, что было [во всей вечности, то есть “вечный Указ” или вечные архетипы вещей] и что будет [проявление этого Указа, то есть “предназначенная судьба” вещей]. Это Книга, приход которой был обещан [и манифестация которой, с одной стороны, открывает архетипы или мектафизику, а с другой стороны, управляет эсхатологическим или мессианским событием]. Это согласуется со словом Иисуса, мир Ему: “Мы принесем вас нисхождение [ат-танзиль] Слова, но именно Махди придет с его истолкованием [ат-таввиль: “реальное” истолкование или земная реализация этого нисхождения] в конце времен”» [4].Таким образом, мы обнаруживаем здесь роль Илии, поскольку он «должен прийти, чтобы восстановить всё» во время перехода от настоящего мира к будущему. Согласно иудейской точке зрения, он восстановит всё, начиная с духовного, и в первую очередь, внутри Израиля. Он начнет с разъяснения сынам Израилевым всего, что стало для них неясным в Законе Моисеевом из-за их отступления от этого Закона, которое принесло им цепочку разрушений их Храмов, их рассеяния и преследования по всему миру. Даже их традиционное толкование Закона было проникнуто этой нарастающей темнотой, этой неопределенностью духа, особенно как показано в Вавилонском Талмуде, где можно найти многочисленные неубедительные интерпретации Писания, которые заканчиваются загадочным термином тейку, которое пишется TeIQuV. Этот термин – просто соединение начальных букв четырех слов, образующих фразу Тишби Йерарец Кушиот Вейабаот, «Фесвитянин (Илия) разрешит трудности и проблемы», то есть все традиционные или духовные вопросы, которые остались в ожидании из-за недостатка пригодных объяснений, найдут свое решение через пророка Илию, когда он придет, чтобы подготовить пришествие Мессии. Илия не только решит проблемы, относящиеся к уже упомянутым незавершенным отрывкам талмудического истолкования, но также научит Израиль совершенной и божественной интерпретации божественного Слова, открытого Торой Моисея; вдобавок он разомкнет конечное откровение содержания Торы, так что каждый «увидит» и «проживет» эсхатологические пророчества Писания. Это откровение вечной Истины и эта актуализация мессианских пророчеств образуют содержание «Книги Правосудия» (Сефер ха-Яшар, дословно «Книга Праведного»), которую должен принести Илия и которая соответствует Книге Махди. Согласно еврейской традиции, вся Тора Моисея пропорционально представлена всего лишь одной строчкой Сефер ха-Яшар, что значит, что данная «Книга», в силу достоинства не только «писаного», но и «оперативного» характера, будет конечным исполнением Писания, «реализацией», которая по определению зайдет далеко за пределы «буквы». В то же самое время иудаизм молчаливо отводит остальные «строчки» этой «Книги» в распоряжение всех божественных откровений, какими бы они ни были, каждое из которых формулирует или объявляет своим собственным способом одну и ту же вечную Истину и одно и то же Предназначение человека и мира. «Книга» Илии – это интегральная Мудрость единогласной Традиции и эсхатологической Манифестации уникального Принципа. Илия представляет для евреев переход от их традиционной исключительности к универсальности, которой они тоже обладают, поскольку они утверждают, что Фесвитянин возвысит для объявления духовного мира свой голос так громко, что он будет слышен от одного края мира до другого; и Знатоки Закона учат, что «праведники всех народов имеют свою часть в будущей жизни», и более того, что все «люди, не являющиеся идолопоклонниками, могут считаться “израильтянами”».* * *Сказав это, «Книга Илии», в сравнении с которой Тора Моисея представлена пропорционально лишь единственной строчки, сама по себе является не более, чем прообразом «Торы Мессии», духовная реальность которой относится к «Новому Завету» в полном смысле этого слова, а именно к будущему состоянию вечного союза человечества и Бога. Илия должен восстановить всё во имя и в виду этого духовного «мира», который Мессия принесет однажды и навсегда: он будет кристаллизован навечно в Новом Иерусалиме, «основанном миром и для мира», в соответствии с этимологией Йерушалаима. Снова и снова на протяжении веков Илия спускался, чтобы подготовить с помощью тех, кого он вдохновляет, это конечное состояние человечества. Постепенно, ближе к Концу, более интенсивно и общо, он открывает духовное и универсальное состояние, трансцендентное единство всех аутентичных религий. Оно таково, как если бы кто-то терпеливо конструировал сияющий город, помещая один светоносный камень на другой.Мотивирующую силу этого труда можно назвать «ильинским течением», по крайней мере, в сфере иудео-христианской традиции, в то время как другие традиции имеют свои собственные термины для описания этого универсального течения. По терминологии каббалы, данное течение принадлежит к «реке высшего Эдема», к «реке Йобель» или «великого Юбилея», являющейся финальным Избавлением. Книга Откровения называет ее «рекой воды жизни, светлой, как кристалл» (22:1): она кристаллизуется в «прекрасные камни», в неугасимые светочи Нового Иерусалима. Новый Град Бога и людей воистину будет подобен единому великому кристаллу, мириады граней которого будут сиять – по Откровению (21:18–21), навсегда – подобно яспису, сапфиру, халкидону, смарагду, сардониксу, сердолику, хризолиту, вириллу, топазу, хрихопрасу, гиацинту, аметисту и жемчугу. Купаясь в свете «чистого золота», все эти камни будут аспектами одного «фундаментального Камня» мира, единственного божественного Присутствия, открывающего Себя всему будущему человечеству.Сталкиваясь с этим эсхатологическим учением, в котором Илия или духовное течение, носящее его имя, играет ведущую роль, можно задаться вопросом, в какой степени это затрагивает современного человека. Сейчас все традиции утверждают, что мы живем в финальную эпоху. Но входить в детали традиционных критериев, относящихся к циклам человечества, значило бы уходить далеко за рамки этой статьи. В любом случае, мы не намерены озабочиваться продолжительностью финальной эпохи: для нас достаточно посмотреть на вещи, каковы они, безошибочно, сегодня. Что мы видим, среди прочего, так это то, что человечество накликает на себя свое тотальное разрушение чудовищным материалом, то есть тем, что оно создало для себя при помощи так называемого научного прогресса; он фактически приближает мир к Концу. Даже если, согласно традициям, Бог, а не человек положит конец миру, это разрушение будет Его ответом на прометеизм или люциферианство, которые привели человечество к его нынешнему затруднительному положению и которые никогда не прекратят наращивать свою провокацию Небес.Сегодняшняя ситуация показывает всем, кто имеет очи, чтобы видеть, что «панцирь», созданный материализмом, который пытается заточить наш мир все больше и больше, вплоть до точки удушения, начинается «раскалываться». Это выглядит словно трещины, сформированные в основаниях земли, посредством которых просачиваются подчеловеческие и хаотические элементы. Кажется, что эти пагубные влияния умножаются, не только как грубые, скотские силы, опрокидывающие всю современную цивилизацию, верившую, что она установилась навеки, заменив старые традиционные культуры, но и как псевдотрадиционные или псевдодуховные течения, которые сбивают с пути, прежде всего, молодежь, жаждущую истинной природы вещей, Истинного и Реального. К счастью, мир самим фактом своего существования предполагает по определению некоторое равновесие, каким бы ненадежным оно ни было. Когда земной щар – подхватим снова нить нашего символизма – начинает раскалываться, согласно традиционным учениям, трещины возникают не только «снизу», но и «сверху». Через верхние трещины, представляющие открытие Добра и Благодати перед лицом восстающего из бездны зла, проникает духовный свет, который может осветить «сердца детей» Адама и обратить их вновь к «сердцам отцов», к духовности традиций.Эта духовность, вопреки множеству противотечений, спущенных с привязи «Врагом», кажется, расчищает путь для себя самой, о чем свидетельствует на поверхностном уровне, среди прочего, растущий интерес к сравнительному религиоведению, метафизике Востока и Запада и различным аутентичным путям, ведущим человека к Абсолюту. Но нужно проявлять большую осторожность в отношении современной литературы, относящееся к этой единогласной духовности, чтобы различать то, что действительно выражает истину, данную в откровении традициями, и то, что представляет собой лишь несовершенный или даже полностью искаженный подход. Истинное «ильинское течение» усилится, по Писанию, прямо пропорционально прогрессивному затемнению мира, и так будет продолжаться до самого последнего момента. Тогда «…будут пророчествовать сыны ваши и дочери ваши; старцам вашим будут сниться сны, и юноши ваши будут видеть видения. И также на рабоы и на рабынь в те дни излию от Духа Моего. И я покажу знамения на небе и на земле: кровь и огонь и столпы дыма. Солнце превратится во тьму [и луна – в кровь], прежде нежели наступит день Господень (YHWH), [великий и] страшный. И будет: всякий, кто призовет Имя Господне, спасется» (Иоиль 2:28–32).Перевод с английского языка Максима МедовароваПримечанияСтатья впервые опубликована: Studies in Comparative Religion. 1979. Vol. 13. № 1, 2. Лео Шайа (1913–1985) – швейцарский традиционалист, специалист по каббале и суфизму.[1] Études Traditionelles. № 280. Dec. 1949.[2] Études Traditionelles. № 442-445. 1974.[3] В соответствии с еврейской практикой, Лео Шайа транскрибирует тетраграмму YHWH без вставки гласных (в русском переводе – Господь).[4] Ср. Études Traditionelles. № 380: статья Абдур-Раззака аль-Кашани «Эзотерическая интерпретация Корана: об изолированных буквах» (перевод и комментарии Мишеля Вальсана, об Идии и Хизре); ср. также статью А.К. Кумарасвами «Хваджа Хадир и источник жизни» в Études Traditionelles. № 224-225 (специальный номер, посвященный суфизму).

Выбор редакции
20 ноября 2017, 14:56

День памяти Примо де Риверы

  • 0

Cегодня мы вспоминаем Хосе-Антонио Примо де Риверу (справедливо почитаемого мучеником и святым у католиков), убитого 20 ноября 1936 года, и того, чья роль в его судьбе все еще не вполне прояснена - генералиссимуса Франсиско Франко Баамонде, скончавшегося в тот же день на 41 год позже. Даже в смерти они неразделимы.Не надо много слов. Сделаем выводы. Практический вывод таков, что леваки и либералы никогда не соблюдают правовые нормы и всегда, дорвавшись до власти, учиняют резню и бойню. В 1936 году они одного за другим убили первомученика Кальво Сотело (который поплатился за то, что слишком долго не верил предупреждениям Примо де Риверы), Рамиру Ледесмо Рамоса, Онесимо Редондо, Руиса де Альда, Рамиро Маэсту и, наконец, самого Хосе-Антонио. Сегодня, когда мы видим, какой агрессивный атеистический ад творится на страницах леволиберальных сайтов и блогов, нам не мешало бы вспомнить, к чему это приводило в Испании и от чего же именно спасла ее тогда Фаланга-ХОНС.Личность Хосе-Антонио действительно потрясает. Наряду с Кодряну это редкий пример безукоризненной праведности и кристальной святости, принесенных в политическое действие. Мученический венец Примо де Риверы побудил Кодряну послать на помощь в Испанию самых лучших своих соратников, двое из которых, Моца и Марин, падут на поле боя спустя два месяца после Хосе-Антонио. Вопрос мученичества остальных легионеров и их Капитана после этого будет лишь вопросом времени...Но я хотел бы именно сегодня вспомнить и теоретические заслуги Хосе-Антонио как мыслителя, теоретика, политика.Первое. Он всей своей жизнью показал, что истинный христианин и традиционалист - всегда на стороне бедных. Отсюда его глубокое знание марксистских и иных социалистических теорий и острая критика правых партий, набивавших свой карман и не сделавших ничего для реального улучшения жизни народа. Тем самым они поневоле подталкивали бедняков в ряды левых, что всегда приводило к катастрофическим последствиям. Национальный синдикализм, национальный социализм, социальное трудовое законодательство на службе государства - вот та альтернатива Третьего Пути, которую Хосе-Антонио отстаивал ярче большинства своих современников.Второе. Примо де Ривера глубоко изучил историю политических учений о государстве и праве и не уставал разоблачать руссоизм и основные политические мифы просвещенческого либерализма: об "общественном договоре", "суверенитете народа", "разделении властей" и прочей парламентской лжи. Острая мысль Риверы, как нож по маслу, взрезала истинные истоки либерализма в индивидуалистическом желании богатеньких элитариев бесконтрольно свинячить, не опасаясь ни карающей руки ни монарха и церкви сверху, ни бедноты снизу. На место либерального государства Примо де Ривера решительно ставил государство долга, где каждый на своем посту несет службу на благо империи, королю, церкви, народу.Третье. Хосе-Антонио решительно отвергал не только сепаратизм этнических и региональных меньшинств, но и централизм и унификацию. Отстаивая право каталонцев и басков сохранять свои языки и народные традиции, он одновременно требовал покончить с малейшим их притязанием на политическое отделение. Примо де Ривере принадлежит блестящий аргумент о том, что лишь на службе в имперской знати, имперской церкви, имперской бюрократии, имперских армии и флоте, имперской культуре представители всех этносов могут дослужиться до поистине всемирного значения, в то время как малые этнократии обречены на болото бескультурья. Данный принцип блестяще оправдался в истории и нашей страны не менее, чем в истории Испании.

Выбор редакции
09 сентября 2017, 23:46

Райский символизм Державы

  • 0

Оригинал взят у a_eliseev в Райский символизм Державы"Держать" - это предельно символично.Наш мир взорвался ещё в Раю, выпав оттуда и превратившись во вселенскую кучу осколков.Эти расколки разлетаются со страшной силой, стремясь превратиться в некое небытийное псевдопространство совсем уже элементарных частиц.Держава - то, что удерживает эти осколки в некоем бытийном пространстве, не позволяет им совсем уж обничтожить, да, что уж там - уничтожить себя.И отсюда учение об Удерживающем, как о некоей полярной реальности, которая не даёт миру самоуничтожиться.Не даёт - в рамках некоего Большого Пространства, которое символизирует потерянный Рай.Конечно, это изначальное, ещё потустороннее, Небесное единство нельзя воссоздать.Разбитую Вазу нельзя склеить, можно только спародировать её полноту, чем и занимаются, причем, весьма активно, глобалисты всех мастей. Но можно создать несколько сосудов, которые ещё способны удерживать сакральную, Райскую мощь.Это и есть Державность.

Выбор редакции
17 марта 2017, 10:54

Ко дню св. Патрика. Честертон об Ирландии

  • 0

Ко дню св. Патрика - мой перевод главы про Ирландию из книги Честертона "Еретики". На русский язык ранее не переводилась.http://rossia3.ru/politics/chestertonЕретики. Глава 13 «Кельты и кельтофилы»Наука в современном мире имеет много применений; ее главное применение – придумывать длинные слова, чтобы прикрывать ошибки богачей. Слово «клептомания» – вульгарный пример того, что я имею в виду. Оно находится на одном уровне с той странной теорией, выдвигаемой всегда, когда богатый или известный человек оказывается на скамье подсудимых, что разоблачение – это наказание скорее для богатых, чем для бедных. Конечно, на самом деле всё совсем наоборот. Разоблачение – это наказание скорее для бедных, чем для богатых. Чем богаче человек, тем легче для него стать босяком. Чем богаче человек, тем ему легче завоевать популярность и большое уважение на островах каннибалов. Но чем беднее человек, чем тем больше вероятности, что ему придется использоваться свою предыдущую жизнь, чтобы получить ночлег. Честь – это роскошь для аристократов, но необходимость для носильщиков. Это второстепенный вопрос, но он годится как пример для общего утверждения, которое я предлагаю – для утверждения, что огромная доля современной изобретательности расходуется на поиски защиты для незащитимого поведения власть имущих. Как я сказал выше, эти меры защиты обычно проявляются наиболее настойчиво в форме апелляций к физической науке. А из всех форм, в которых наука или лженаука, приходит на выручку богатым и тупым, ни одна не является столь же необычной, как уникальное изобретение теории рас.Когда состоятельная нация вроде английской обнаруживает ясно засвидетельствованный факт, что она творит смехотворный бардак в управлении более бедной нацией вроде ирландской, то она в оцепенении делает на мгновение паузу, а потом начинает разглагольствовать о кельтах и тевтонах. Насколько я могу понять эту теорию, ирландцы – это кельты, а англичане – тевтоны. Разумеется, ирландцы – не более кельты, чем англичане – тевтоны. Я не особенно следил за этнологической дискуссией, но последнее научное заключение, которое я читал, склоняется к тому, что англичане главным образом были кельтами, а ирландцы тевтонами. Но ни один живой человек, даже с малейшим проблеском настоящего научного смысла, никогда не будет мечтать о приложении терминов «кельтский» или «тевтонский» к любому народу из перечисленных в каком-либо положительном или полезном смысле.Всё это надо оставить людям, которые говорят об англосаксонской расе и распространяют это выражение на Америку. Сколько крови англов и саксов (кем бы они ни были) сейчас остается в нашей смешанной бриттской, римской, германской, датской, нормандской и пикардийской массе, интересно только безумным антиквариям. А сколько из этой разбавленной крови могло остаться в ревущем водовороте Америки, в который непрерывно вливается водопад из шведов, евреев, немцев, ирландцев и итальянцев – это вопрос, интересный только сумасшедшим. Для английского правящего классы было бы мудрее воззвать к какому-нибудь другому богу. Все прочие боги, какими бы слабыми и противоречивыми они не были, по крайней мере, могут похвастаться своим постоянством. Но наука хвастается тем, что она пребывает в вечном течении; хвастается тем, что она непостоянна, как вода.Англия и английский правящий класс никогда не взывали к этому нелепому божеству расы до тех пор, пока им на мгновение не показалось, что у них нет другого бога, к которому можно воззвать. Все самые настоящие англичане в истории зевали или смеялись в лицом тем, кто начинал говорить об англосаксах. Если бы вы попытались заменить идеалом расы идеал национальности, то мне действительно не по душе думать о том, что они сказали. Мне бы наверняка не понравилось быть офицером при Нельсоне, который внезапно обнаружил в себе французскую кровь накануне Трафальгарской битвы. Мне бы не понравилось бы быть норфолкским или саффолкским дворянином, который вынужден разъяснять адмиралу Блейку, какими очевидными узами генеалогии он бесповоротно связан с голландцами. Истина во всем этом очень проста. Национальность существует, и она не имеет никакого отношения в мире к расе. Национальность подобна церкви или тайному обществу; она является продуктом человеческой души и воли; это духовный продукт. А в современном мире есть люди, которые готовы думать что угодно и делать что угодно, лишь бы не признавать, что что-нибудь вообще может быть духовным продуктом.Однако нация в той мере, в какой она противостоит современному миру, является чисто духовным продуктом. Иногда она родилась в состоянии независимости, как Шотландия. Иногда она родилась в состоянии зависимости и подчиненности, как Ирландия. Иногда это крупное объединение, связывающее много меньших групп, как Италия. Иногда это малое объединение, отделившееся от больших образований, как Польша. Но в каждом случае ее качество является чисто духовным или, если угодно, чисто психологическим. Этот тот момент, когда пять человек становятся шестым человеком. Это знает всякий, кто когда-нибудь основывал клуб. Наступает момент, когда пять мест становятся одним местом. Это должен знать всякий, кому когда-нибудь приходилось отражать вторжение. Г-н Тимоти Хили, наиболее серьезный ум в нынешней палате общин, безупречно определил национальность, просто назвав ее тем, за что люди будут умирать. Как превосходно сказал он в ответ лорду Хью Сесилу: «Никто, даже самый знатный лорд, не будет умирать за гринвичский меридиан». И это –величайшая дань чисто психологическому характеру нации. Тщетно спрашивать, почему Гринвич не соответствует этому духовному образцу, а Афины или Спарта соответствуют. Это всё равно что спрашивать, почему мужчина влюбляется в одну женщину, а не в другую.Ирландия представляет собой наиболее примечательный пример этой великой духовной согласованности, независимой от внешних обстоятельств, или от расы, или любой очевидной физической причины. Рим покорял народы, а Ирландия покорила расы. Нормандцы пришли сюда и стали ирландцами, шотландцы пришли сюда и стали ирландцами, испанцы пришли сюда и стали ирландцами, даже жестокие солдаты Кромвеля пришли сюда и стали ирландцами. Ирландия, которая не существовала даже политически, оказалась сильнее всех рас, которые существовали научно. Чистейшая германская кровь, чистейшая нормандская кровь, чистейшая кровь страстного шотландского патриота не были так привлекательны, как нация без флага. Ирландия, непризнанная и угнетенная, легко поглотила расы, поскольку такие пустяки легко поглощаемы. Она легко распоряжалась физической наукой, поскольку такими предрассудками легко распоряжаться. Национальность в самой слабой точке оказалась сильнее, чем этнология в самой сильной точке. Пять рас победителей были поглощены, побеждены побежденной национальностью.Это истинная и необычная слава Ирландии, и невозможно слушать без раздражения попытки, которые так часто предпринимаются ее современными сторонниками, говорить о кельтах и кельтицизме. Кто такие были кельты? Я бросаю вызов тем, кто говорит это. Кто такие ирландцы? Я бросаю вызов всем, кто равнодушен или притворяется, что не знает этого. Г-н У.Б. Йейтс, величайший ирландский гений, появившийся в наше время, демонстрирует свою восхитительную проницательность, совершенно отбрасывая аргумент кельтской расы. Но он не полностью избегает, а его последователи едва ли избегают, общего недостатка кельтского аргумента. Тенденция этого аргумента – представлять ирландцев или кельтов как странную и отдельную расу, как племя эксцентриков в современном мире, погруженное в туманные легенды и бесплодные мечты. Его тенденция – выставлять ирландцев странными, потому что они видят фей. Он склонен заставлять ирландцев казаться причудливыми и дикими, потому что они поют старые песни и присоединяются к странным танцам. Но это довольно серьезная ошибка; на самом деле, это противоположность правды. Это англичане странные, потому что они не видят фей. Это обитатели Кенсингтона причудливые и дикие, потому что они не поют старых песен и не присоединяются к странным танцам. Во всем этом ирландцы не в меньшей мере странные и отдельные, не в меньшей мере кельты, в обычном и популярном смысле слова. Во всем этом ирландцы – просто обычная чувствительная нация, живущая жизнью любой другой обычной и чувствительной нации, которая еще не пропитана копотью и не угнетена ростовщиками, или иным образом не развращена богатством и наукой. Нет ничего кельтского в том, чтобы иметь легенды. Это просто человеческое. Немцы, которые (как я предполагаю) относятся к тевтонам, имеют сотни легенд везде, где они – люди. Нет ничего кельтского в том, чтобы любить поэзию; англичане любили поэзию, может быть, больше, чем любой другой народ, пока не попали в тень дымовой трубы и колпака над ней. Всё безумное и мистическое не является ирландским; это Манчестер – безумное и мистическое, невероятное, дикое исключение из всего человеческого. Ирландии нет нужды играть в дурацкую игру науки о расах; Ирландии нет нужды делать вид, что она – племя обособленных визионеров. По части видений Ирландия – больше, чем нация, она – образцовая нация. Г.К. Честертон (Перевод с английского М.В. Медоварова)P.S. Из 20 глав "Еретиков" на русский ранее были "переведены" (а точнее, очень вольно пересказаны печально известными Трауберг и Сумм) 11 глав. Если честно, этот перевод надо корректировать, а еще лучше переводить заново (как и остальные книги Честертона и Льюиса, грубо искаженные и испорченные названными дамами). Недавно я перевел еще две главы "Еретиков", 12-ю и 13-ю.

30 декабря 2016, 13:12

По поводу заявлений В.И. Карпца

  • 0

С глубоким прискорбием я воспринял вчерашнюю серию выпадов в мой адрес со стороны Владимира Игоревича Карпца, содержащих такие оскорбительные выражения, которые и в площадной брани-то стыдно применять. Даже процитировать их в данной ситуации было бы просто неприлично. Самое поразительное в том, что прозвучало всё это без малейшего повода с моей стороны и неожиданно, хотя, строго говоря, не впервые.Заслуги В.И. Карпца многочисленны и очевидны для всех непредвзятых наблюдателей. Он – блестящий юрист, знаток истории государственных и правовых учений; многие из его мыслей о реформе правовой и исправительной системы заслуживают внимания и сейчас. В свое время Карпец внес важный вклад и в исследование ряда исторических вопросов, особенно касающихся предположительной связи между Рюриком и династией Меровингов. Наконец, Карпец – замечательный поэт, значительная часть стихов которого уже вошла в золотой фонд русской поэзии.В то же время я не могу молчать и о других сторонах деятельности В.И. Карпца. Дело не в том, что у него крайне неудачная проза – за исключением стихотворных фрагментов, его романы и повести представляют собой нехудожественные идеологические «агитки», а-ля «Что делать?» Чернышевского. Не мне критиковать его за это – я сам ни разу не писал прозу. Дело не в том, что многие его исторические концепции, особенно относительно истории России Нового и новейшего времени, оказались ложными и уже опровергнуты историческими источниками. В конце концов, любой историк может допускать ошибки в своих построениях. Дело не в его литературных и политических вкусах – о вкусах не спорят, при соблюдении правила уважения к подлинным талантам и гениям.Проблема в том, что на протяжении нескольких лет В.И. Карпец демонстрировал как вообще, так и применительно ко мне в частности, две очень нехорошие черты поведения. Первая из них – невежливость, переходящая в циничную неблагодарность. За последние шесть лет я многое сделал для распространения и популяризации мыслей Карпца и многих его работ. Я на бесплатной и добровольной основе фактически был редактором и корректором его сборника избранных статей, вышедшего под заглавием «Социал-монархизм». Наконец, после непростых мытарств я достал текст почти недоступной читателям «Повести о повести» (1998), из которой органически выросли потом многие последующие сочинения Владимира Игоревича. Вчера мне удалось найти способ распознать ее текст на компьютере, и я собирался преподнести его автору как новогодний подарок. Вместо этого вчера я неожиданно столкнулся с ничем не спровоцированной бранью и оскорблениями. Не в первый раз, но впервые – в столь грубой форме.Вторая черта, которую В.И. Карпец демонстрировал также неоднократно, и о которой мне особенно горько говорить, заключается в его неспособности вести диалог и вообще слушать доводы оппонента. Есть мыслители, которые на протяжении всей жизни, даже в пожилом возрасте, демонстрируют способность постоянно расширять свой кругозор и корректировать свое мнение по различным вопросам после каждой новой прочитанной книги или статьи, после каждой новой беседы, после каждого нового серьезного аргумента. Они слушают и слышат. Таковы почти все из известных деятелей, с которыми В.И. Карпец общался и общается, равно как и я. Не буду называть фамилии. На их фоне меня всегда удручала абсолютная слепота и глухота Владимира Игоревича к любым доводам и аргументам. Целый ряд мнений и даже теорий Карпца был опровергнут десятки раз самыми разными доводами, примерами, фактами – опровергнут не только мной, но и многими другими собеседниками, со ссылками на исторические источники, на авторитетных классиков, на здравые рассуждения, в конце концов. В качестве отдельных примеров приведу бредовые теории об «одушевленном семени», о «языческой» сути поэзии, о мнимом «патриотизме» мошенницы и проходимки Долгорукой-Юрьевской, о мнимом «монархизме» генерала-февралиста Потапова… Особенно много таких откровенно бредовых и не подкрепленных никакими доводами мнений Владимир Игоревич высказывал применительно к таким темам, как Израиль, Англия и русское старообрядчество. Недавно он позволил себе даже назвать «святыми» соловецких раскольников, посмевших поднять оружие против законного царя Алексея Михайловича, и при этом демонстративно отказаться назвать святым свт. Димитрия Ростовского. При всем том, что я полностью поддерживаю идеи Карпца о расширении признания старого обряда и рамок единоверия внутри РПЦ, никакие канонические и вероучительные уступки современным старообрядческим деноминациям недопустимы. Все условия воссоединения их с Церковью озвучены на поместном соборе 1971 года, и прибавлять тут что-либо излишне.Все это я пишу постольку, поскольку В.И. Карпец высказывался и высказывается на эти темы публично: в ЖЖ, на фейсбуке, в газетах, на популярных сайтах. Он не держит свои мнения при себе, а пытается кого-то в чем-то убедить. И вот здесь уже существуют немалые опасности, жертвой которых сам Владимир Игоревич оказывался уже неоднократно.Прежде всего, речь идет о том, что слепота и глухота к любым разумным доводам в любой исторической, политической или религиозной дискуссии закономерным образом привели В.И. Карпца к крайней неразборчивости в выборе собеседников и друзей. В разные годы он тесно общался с такими одиозными деятелями, как Алексей Широпаев и Илья Лазаренко, Илья Бражников и Роман Багдасаров, Наталья Агамалян и Александр Самарцев-Коднир, Авраам Шмулевич (Никита Демин) и Авигдор (Виктор) Эскин, Дмитрий Корчинский и Алина Витухновская, Хожахмет Нухаев и Вадим (Харун) Сидоров, позволял себе положительные высказывания о Владимире Истархове и Петре Хомякове. Сюда можно смело добавить еще целый ряд мелькнувших и исчезнувших персонажей из ЖЖ и фейсбука. Что объединяет весь этот длинный перечень лиц? То, что они являлись изначально или стали в итоге отъявленными русофобами, ненавистниками России, желающими полного и абсолютного уничтожения Российского государства и Русской православной Церкви. Добавим сюда недавнее признание В.И. Карпца в том, что священник, окормлявший его в советское время, недавно закончил свои дни бандеровцем, русофобом и, если не ошибаюсь, раскольником – псевдокатакомбником.Конечно, мы все можем ошибаться в людях. Но настолько систематически, дюжину раз наступать на одни и те же грабли? Поистине, этот факт многое говорит об абсолютной неразборчивости В.И. Карпца в своих знакомствах. Пригреть на груди сначала Широпаева, а потом Бражникова, после чего страдать от полученного результата – на это, безусловно, способен далеко не каждый. Долгие годы проработать во ВШЭ, подвергаясь гонениям со стороны руководства, а в результате заработать только неоднозначную репутацию – на это тоже способен далеко не каждый. Пусть теперь читатели посудят, как всё это выглядит со стороны. У любого внешнего наблюдателя сложится впечатление, что В.И. Карпец вращался в этом серпентариуме не случайно, а по своей собственной склонности. И это уже не только его личная трагедия. Все эти его контакты имели общественно-политические последствия. Всё это не раз выносилось на обсуждение в Интернет-пространстве и влекло за собой неприятные разговоры. Всё это рано или поздно должно было перейти «красную черту». Сегодня, когда Россия фактически ведет боевые действия против Израиля в Сирии, а В.И. Карпец прямым текстом поддерживает Либермана, Эскина, да и самого кровавого маньяка-фанатика Нетаньяху, разговор выходит далеко за рамки академической дискуссии. Всю жизнь невольно, добровольно, бесплатно, не понимая и не осознавая всех последствий такого шага, фактически служить своими высказываниями интересам внешних и внутренних врагов России – поистине незавидная судьба для такого талантливого и искреннего русского патриота, каким (субъективно, но не объективно) является и сейчас В.И. Карпец. Вчера все пользователи фейсбука могли наглядно видеть, куда завела Карпца его поразительная неразборчивость (или, наоборот, избирательность) в связях. Вчера мы услышали от него и разговоры о «братстве» с бандеровцами, и апологию того самого Либермана, за которого года три назад на выборах в Израиле агитировал Макаревич. Позиция Карпца стала неотличимой от позиции Макаревича, в то время как на давних соратников из среды русских патриотов Карпец выливает ушаты грязных и беспричинных оскорблений и ругательств (из приличий я не буду называть другие имена, кроме себя самого, хотя такие примеры были и есть). Кто бы даже недавно смог бы предположить такой конец?Сегодня писать это мне не обидно, а просто прискорбно и горько. С настоящего дня я прекращаю всякое личное общение с В.И. Карпцом, а также какое-либо возможное участие с общих мероприятиях, и призываю всех, кто читает эти строки, не верить и не воспринимать всерьез никакие его публичные заявления.

Выбор редакции
16 ноября 2016, 22:00

Чума во время пира

  • 0

Оригинал взят у haile_rastafari в Чума во время пира

Выбор редакции
27 октября 2016, 10:14

МЁРТВАЯ ЗВЕЗДА. Часть 2. Огненная туманность

  • 0

Оригинал взят у haile_rastafari в МЁРТВАЯ ЗВЕЗДА. Часть 2. Огненная туманность

27 октября 2016, 10:08

МЁРТВАЯ ЗВЕЗДА. Часть 1. Пульсар

  • 0

Оригинал взят у haile_rastafari в МЁРТВАЯ ЗВЕЗДА. Часть 1. Пульсар"И встал над рыцарем старик,И вспрыснул мёртвою водою" (с)./А.С.Пушкин, "Руслан и Людмила"/Доброго времени суток, друзья.И всё же, мало что в этом мире завораживает больше, чем звёздное небо над головой. Особенно очевидно это в степи или в горах. Вдали от больших городов, без "световых помех" и отвлекающей суеты вокруг. Стоит только поднять голову, и ты видишь, что над тобой разворачивается картина таких масштабов, по сравнению с которыми ни то, что ты сам, но даже та планета, на поверхности которой ты стоишь - чуть меньше, чем ничто. И ты смотришь на всё это замерев. Просто смотришь, и ни о чём уже не думаешь. А звёзды, меж тем, бывают очень разные. Большие и малые. Причём, размер и масса не всегда находятся в прямой зависимости друг от друга. К примеру, звезда, которая кажется гигантской и превосходит по размерам наше Солнце в сотни, а то и в тысячи раз, на деле может уступать ему по массе так же в разы. И тепло такие звёзды, на самом деле, производят в соответствующих объёмах. Такие вот гиганты-пустышки. Небесные колоссы на глиняных ногах. В своём бесконечном расширении они могут поглощать целые планетарные системы. Но, почему-то, при этом соотношение размер/масса у них становится всё более и более удручающим... Но есть и другие звёзды. Те, которых не видно. Не потому, что они слишком далеко. Отнюдь. Некоторые из них наоборот довольно близко. Всё дело в том, что эти звёзды мертвы. Они ведь как люди - им тоже отмерен свой век. Но то, что звезда мертва - ещё не значит, что она не проявляет активность. Звёздное посмертие бывает очень страшным. И нередко после того, как звезда гибнет во вспышке сверхновой, она превращается в нечто, именуемое словом "пульсар". Объект сверхмалых размеров (всего несколько километров в диаметре) и невероятной плотности, дальнейшему сжатию которого препятствует лишь давление ядерной материи - она просто не может сжаться дальше, так как само пространство между нейтронами закончилось. Этот объект яростно и неистово вращается, наматывая на себя пространство вокруг, и испускает бешеные потоки частиц. Просто уничтожающих всё, что есть рядом.Мёртвая звезда не может согреть. Мёртвая звезда может только убить.Но спустимся на грешную землю. Вы сильно удивитесь, но скорбная равнина современной политики большой России напоминает мне то самое звёздное небо. Нет, ничего романтического я в нём не вижу. Всё совсем наоборот.Я вижу невероятную, бесконечную пустоту. В которой дрейфуют объекты, сильно напоминающие те, что бывают на звёздном небе. К примеру, есть там свои гиганты-пустышки. Такие, как партия "Единая Россия" или "Общенародный фронт". Они так же бесконечно расширялись, так же поглотили массу других объектов более мелкого размера, но "плотность" их всё падает и не исключено, что в один прекрасный день она достигнет плотности обычного газа, который может поддерживать сферическую форму лишь находясь в состоянии абсолютного покоя. Малейший порыв ветра - и весь этот гигант просто развеется, словно его и не было вовсе. Точно так же, как два года назад растворился в пространстве другой газовый гигант - их брат-близнец "Партия Регионов". Есть свои "белые карлики": бесконечные маргинальные группы большой плотности, но ничтожного размера, лишённые собственных источников термоядерной энергии - поддержки и даже понимания широких масс. Субкультурщики, напрочь оторванные от почвы.Но в российском политическом небе и другие объекты. Вот о некоторых из них я сегодня и хочу поговорить. И предупреждаю сразу: то, что я сегодня скажу - далеко не всем понравится. Но, что поделаешь. Такова жизнь, и некоторые вещи необходимо озвучивать честно. А перед тем, как переходить к сути вопроса, я хочу сделать ещё одно маленькое отступление в совсем другую плоскость.Знаете, против чего в первую очередь предостерегали народ свой авторы Ветхого Завета - те, которые наиболее древние и, так сказать, бывшие ближе к истокам? Против тех, кто поведёт людей по ложному пути. "Опасайтесь лжепророков" - мысль, которая звучала и звучала в самых разных вариациях. И это, на самом деле, очень мудрое предостережение, даже если не брать в рассчёт тот факт, что лжепророчество - мерзость против Бога. Даже с чисто практической точки зрения это предупреждение, как минимум, имеет смысл. Ведь если тот или иной народ (не обязательно древние евреи) встаёт лицом к лицу с трудной жизненной ситуацией или, тем более, оказывается в тупике - понимание правильного пути выхода становится, мягко говоря, критическим фактором его выживания. И если в процессе поиска такого пути кто-то лжёт или, хотя бы, просто ошибается - цена может быть слишком высокой.Но со времён ранних слоёв Библии утекло уже слишком много воды. И речь уже не идёт о маленьком племени, затерянном среди ближневосточных скал. Речь идёт об огромном государстве. И об огромном народе. Который как раз сейчас всё более явственно заходит в тупик. И это становится всё более очевидно с каждым днём. И задача указывать путь сейчас ставится не перед пророками. Она ставится перед сообществами людей, создающими и транслирующими смыслы. Генерирующими то, что называется идеологией. И именно такие сообщества можно сравнить с по-настоящему яркими и горячими звёздами в нашем грозовом небе. Теми, что в любой момент могут стать путеводными. Это - идеологические центры. Те самые звёзды, которые выделяют световую и тепловую энергию в достаточных масштабах (идеи и смыслы), а так же имеют собственные источники термоядерной энергии (некий народный отклик на эти идеи и смыслы).Причём, это действительно звёзды - самодостаточные небесные тела, весьма относительно связанные с государственным идеологическим полем. С которым в большой России, вообще-то, большая проблема. Сейчас я не стану говорить о том, что государственная идеология в ней запрещена конституцией. Той самой - написанной кровью людей, погибших в 1993 году. И я даже не стану говорить о том, что у власти в большой России сейчас находится сообщество, для которого сама суть слова "идея" не понятна в принципе: кшатрианская элита, генетически не способная работать с пространством смыслов, просто потому, что это пространство - не дело кшатриев. Впрочем, к ним мы сегодня ещё вернёмся. Всё это и так ясно. Пока же поговорим о том, что мы имеем на этом пространстве.Давайте констатируем факт: в большой России сейчас существуют только два идеологических центра. Говорю сразу - у меня нет желания обсуждать отношение тех или иных людей к этим идеологическим центрам, вне зависимости от причин. Равно как и нет желания обсуждать взаимоотношения этих центров друг с другом. Я описываю то, что есть в реальности. А реальность такая, какая есть. Другой реальности мы сейчас не имеем - ну, разве что, в чьих-то фантазиях, обсуждать которые я не имею желания. Как к реальности относиться - личное дело каждого. Меня это не касается. Опять же, нравится это кому-то или нет.Так вот, этими идеологическими центрами являются "Евразийское движение" А.Г. Дугина и "Суть времени" С.Е. Кургиняна. Они очень разные. Они - буквально из разных пластов реальности. Они - как несоединимые алхимические элементы. "Твёрдое" и "Красное". Они изъясняются на разных языках. Одни горячо говорят, что Солнце восходит на востоке, другие яростно отвечают, что Волга впадает в Каспийское море."Евразийский проект" Дугина более рафинирован и элитарен. В его основе, как мне видится, есть нечто от идей Льва Гумилёва о единстве Руси и Великой Степи. Этот проект дышит классическим консерватизмом - традиционными ценностями, Православной верой, Империей, Иерусалимом и Константинополем. В его сердце отзвук топота копыт скифских коней и плеск вёсел кораблей Вещего Олега, плывущих на Царьград, вороны над Куликовым полем и дым горящих танков над Курской дугой, знамя Победы над рейхстагом и штандарты Святослава над пылающей Итилью.Новый "Красный проект" Кургиняна апеллирует к великому советскому фундаменту. Он пылает жаждой создания новой надежды для человечества, открытием нового коммунистического пути, нового нарратива, нового светоносного царства, построением новой Красной Империи, СССР 2.0, максимальным высвобождением творческих способностей человека. Он жаждет восстановления исторической целостности, примирения коммунизма и Христианства, воссоединения Московского Царства, Империи Романовых и Советского Союза.К тем и другим, словно в паломничество, отправляются интеллектуалы и простые внезапно проснувшиеся люди, в поисках идей и точек опоры. Те и другие используют слово "Катехон" - то, которым в православном богословии именуется опора мира от прихода абсолютного зла. Те и другие считают этой опорой Россию и русский народ. Символом евразийства является "звезда абсолютной экспансии", хотя её смело можно было бы делать эмблемой обоих идеологических центров, ибо главный признак настоящей колыбели идей - экспансионизм.Эти две звезды не особо любят друг друга. Конкретные поводы этой нелюбви я исследовать не хочу. Просто потому, что они не имеют значения. На самом деле иначе и быть не может. Ведь нашу страну и наш народ скорее всего ожидает катарсис. И когда он произойдёт, то будет как в замечательном старом фильме "Горец" - "Должен остаться только один" (с). И, в итоге, либо произойдёт чудо и они каким-то образом сольются в одно целое (а в периоды катарсиса случается ещё и не такая алхимия), либо произойдёт жёсткое столкновение и один из них перестанет существовать. А как иначе? Путь укажет кто-то один. Потому что два указателя - это уже не столбовая дорога. Разумеется, если до момента прихода событий в точку невозврата не появится ещё один идеологический центр, сопоставимый либо по мощи, либо по накалу.Кроме этих двух звёзд существует ещё либеральное и прозападное облако антиматерии. Оно, безусловно, несёт в себе очень мощный идеологический заряд. Но только ни при каких обстоятельствах не претендует на статус звезды. Просто потому, что идеологический центр этого облака находится за пределами Русского Мира. Более того - этот центр заточен на его уничтожение. Эдакий "антимир". Или "вселенная смерти". Кому какой образ больше нравится. А потому любое соприкосновение с этими либеральными античастицами любого фрагмента русской материи запускает реакцию, которую физики именуют "аннигиляцией" - мгновенное взрывное уничтожение обоих соприкоснувшихся объектов с высвобождением больших объёмов энергии.А ещё существует планетарная туманность по имени Донбасс. Идеологический очаг, находящийся в стадии формирования. Звезда, которой всеми силами мешают зажечься, материи которой не дают собраться в единое космическое тело, всячески пытаясь её разжижить, дробя образовывающиеся сгустки горячей плазмы, пытаясь развеять её в звёздную пыль. Причины понятны: на фоне царящей на почти всём русском пространстве "политической физики низких температур", на Донбассе вдруг образовался огромный накалённый участок, жар которого до неприличия напугал тех, кто считает себя силой, двигающей звёзды и планеты. Иметь такое мнение очень наивно. Лично мне, глядя на это, на память приходит высказывание представителя судоходной компании "White Star Line", о том, что "...даже Господь Бог не сможет потопить "Титаник"" (с). На что у Господа, как выяснилось, имелась собственная точка зрения. То же самое и с Донбассом: конечно, можно потушить вулкан, залив его жидким азотом, но в реальности это маловероятно. И под ледяной коркой там продолжают идти очень бурные идеологические процессы. Которые рано или поздно зажгут новую звезду. Но, так или иначе, донбасская звезда пока в стадии формирования. И это тоже не более, чем реальность.Но есть ещё одно нечто, так же производящее идеологию. Некий космический объект, не особо видимый, не особо мощный, но обладающий очень большой массой. Тот, в идейной орбите которого вращается правящее сообщество большой России. Нет, это не либерализм. Избави Бог. Это вполне местное явление. Вполне отечественное небесное тело. И у меня для вас плохая новость - это пульсар. Мёртвая звезда. Которая не может согреть. Потому, что она давно уже погасла.Для того, чтобы описать то интеллектуальное сообщество, которое, на самом деле, идеологически напутствует сообщество правящее (ведь на самом деле идеологию запретить нельзя, что бы там ни написал Ельцин в своей конституции двадцать три года назад), необходимо понять две вещи - из кого оно состоит (состав и психология этих людей) и какова его главная смысловая догма. Начнём с первого.На самом деле это сообщество - неотъемлемая часть правящей квази-элиты. Возможно даже её неизвлекаемый элемент. Задам простой вопрос: когда и как эта квази-элита сформировалась? Ответ таков: её формирование началось ещё в 70-е годы прошлого века в недрах советских спецслужб и, отчасти, Коммунистической Партии Советского Союза. И составляют её, преимущественно, бывшие, либо действующие офицеры этих спецслужб, а так же аффилированные с ними интеллектуалы из гражданских. Те, кого принято называть "олигархами", на самом деле, входят в неё только постольку, поскольку. Назвать их "элитариями" я бы не решился даже в шутку. Точно так же и сами новые "элитарии" смотрели и смотрят на них предельно высокомерно, считая "людьми подлого сословия". Эдакое кастовое презрение "воинов" к "торговцам", проявлявшееся даже не смотря на то, что сами "воины" уже полным ходом начали деградировать на уровень этих самых "торговцев". Следствием этого взаимного отторжения был конфликт начала "нулевых" между "силовиками" и "олигархами" ельцинского призыва, результаты которого известны. Разумеется, в жизни всё было гораздо сложнее, но общий смысл был примерно таков. Так или иначе, новое элитарное идеологическое сообщество сформировалось из людей с кшатрианским стилем мышления, несовместимым с полем идей. Любых, включая высокие. Нет, разумеется, эта несовместимость не абсолютная - любые кшатрии совершенно блестяще могут этим идеям служить. Искренне. Всем сердцем. Но только создавать их они не могут. И управлять с их помощью не могут тоже. И тем не менее, они взялись именно за это. Люди, не понимающие и не чувствующие смыслов. Люди из другой касты. И эта "элита" - по сути, спецэлита. Вне зависимости от наличия погон. Именно они и сформировали костяк той самой мёртвой звезды, которая уже двадцать пять лет пытается порождать смыслы, а получается у неё только испускать потоки жёсткого излучения, выжигающего всё вокруг. Но что за внутреннее содержание у этого сообщества?Любая элита имеет сверхзадачу. Даже если она "квази". Так вот сверхзадачей этих "элитариев в погонах" было приведение России в Европу. Я уже говорил, что это был безумно амбициозный спецпроект, который, в случае успеха, действительно сулил невероятные перспективы для России. Но был изначально обречён. Даже не потому, что хитрые англосаксы никогда не позволили бы так с собой поступить, да и сами европейцы не горели желанием пускать в свой уютный европейский клуб русского медведя с его размахом и доисторической мощью. Нет. Он был несостоятелен метафизически, так как требовал отречения от самой сути русского народа - от его цивилизационного ядра. Понимание чего носителям кшатрианского сознания было недоступно просто в силу их психологии. Так вот, в числе прочего, подобное метафизическое предательство включало в себя установление антисоветской рамки элитного консенсуса. Который они все двадцать пять лет отчаянно пытались сделать консенсусом общественным. По-началу это даже удавалось - ещё при Горбачёве атака на советские смыслы и советское же "идеальное" приняла просто ошеломляющие масштабы. И достигла своего пика в первый постсоветский год, когда подавляющее большинство населения действительно было готово "проклясть окаянное прошлое" вместе со своей новой "элитой". Но этот угар очень быстро прошёл. Наведённый пропагандой морок начал медленно, но уверенно развеиваться. Сначала очень быстро прояснился тот факт, что европейцы (и уж тем более американцы) нам, мягко говоря, не друзья - бросаться друг к другу в объятия никто не собирался и несостоявшиеся "братья на век", вместо этих самых раскрытых объятий начали демонстрировать откровенно хищнический интерес к нашим ресурсам, включая политические. Но это был лишь первый, очень поверхностный этап массового отрезвления. Потом начала обозначаться разница в менталитете, которая, не смотря на всю нашу внешнюю схожесть, оказалась просто колоссальной и на глазах их "лёгкого недопонимания" превратилась в непреодолимую пропасть. И дело тут было даже не в пресловутых "сэксменьшинствах". В конце концов Европа и сама их до второй половины XX века не сильно жаловала, да и от всех этих либеральных безумств она сама не сильно счастлива, если уж быть справедливым. Дело в принципиально других вещах. Куда более глубоких. В самом взгляде на мир. Проявлялось это буквально во всём. Лично для меня самой яркой иллюстрацией всегда был сакраментальный вопрос нашей литературы: "Как судить будем - по закону или по совести"? Вопрос, на который русский и европеец отвечают абсолютно по разному, руководствуясь при этом абсолютно разной ценностной и логической системой. Если для западного европейца закон - это и есть справедливость, то для русского закон - это лишь некий инструмент, при помощи которого эта самая справедливость может быть реализована. А может и не быть. Что на прискорбной русской практике случалось куда чаще. И если с точки зрения русского закон несправедлив и аморален, то никто не докажет русскому его легитимность. И заставить выполнять этот закон его можно только силой - предельно брутальной и, желательно, вооружённой. И всё это происходило на фоне форсированного построения капитализма, который до этого уже отторгался русским менталитетом несколько раз. Но в этот раз капитализм строили даже не купцы с дворянами, а бандиты с чиновниками. Что придало ему беспрецедентно уродливый и невиданно отвратительный облик.В итоге отчуждение русского сознания от нового спецэлитного идеологического центра достигло максимума. Фактически, они стали жить на разных планетах. А идеологический центр не может существовать в отрыве от масс. Кроме того, как я уже говорил ранее, главным признаком настоящей колыбели идей является экспансионизм. И, по-началу, он в этом сообществе присутствовал. Причём, в полный рост. Но четверть века спустя от него не осталось и следа. Какая экспансия?! Вы что?! Да их главная мечта - изолироваться в собственных границах и строить здесь какой-то, им самим не понятный парадиз. Единственный смысл которого, на деле, сводится к консервации их самих. То есть их статуса и общественного положения. В идеале они бы вообще устроили здесь наш собственный аналог режима "Сакоку" (鎖国) - системы самоизоляции, установленной некогда в Японии сёгуном Токугавой. Кстати, "сакоку" переводится как "страна на цепи". Очаровательно, правда? Вот только Токугава жил на острове, находившемся в то время крайне далеко от алчных и загребущих ручонок тогдашнего "цивилизованного мира". Чего не скажешь о нас. С другой стороны - а о каком экспансионизме с их стороны вообще может идти речь? Им же уже давно нечего предложить даже собственному народу - в плане смыслов и идей. А раз так, то что они могут предложить миру? Ну, разве что только ура-патриотические демотиваторы из серии "Эту страну не победить" и "Обамка - обезьяна". Я ничего не имею против данных утверждений, но для экспансии этого как бы мало. Вы не находите?И вот страна изменилась. Общество изменилось. Да, оно глубоко травмировано, но оно, во многом, уже прозрело. Причём, давно. А спецэлитное идеологическое сообщество не изменилось. Да и могло ли оно? Ведь для того, чтобы соответствовать чаяниям общества, ему надо было бы измениться до полного отказа от всего, ради чего они жили и ради чего ломали изнутри Красную Империю. Ломали по живому. С кровищей, войнами и океанами человеческого горя. По сути, от них требовалось бы малое и огромное одновременно - признать свою ошибку. Но признать её означало бы признать себя виновными в том, что отнюдь не я назвал "величайшей трагедией XX века". Взять на себя даже не юридическую, а метафизическую ответственность за всю кровь, все войны и всё горе, которое было с этим связано. А, значит, по сути, признать на себе вечное проклятие потомков. Потому, что такие вещи не забываются ни через 100, ни через 1000 лет. Это анафема. В полном смысле слова. И спецэлитный идеологический центр превратился в мёртвую звезду. Излучающую мёртвые смыслы.От идеи воссоединения России с Европой они, вроде бы, уже даже и отказались. Но есть нечто, за что они цепляются с отчаянной яростью обречённых - за ту самую рамку антисоветского консенсуса. Что нисколько не удивительно - ведь нет большей ненависти, чем ненависть предателя по отношению к тому, кого он предал. И цепляться они за неё будут до последнего. Потому, что для них отказ от неё как раз и означает всё то, о чём я говорил чуть выше. Делать у них это получается с трудом. Потому, что они, при всём, при этом, ещё и пытаются эксплуатировать советские смыслы. Например, Великую Победу, Гагарина и так далее. А что поделать? Они вдруг поняли, что в стране необходимо возрождать патриотизм. Как минимум, потому, что без него страну просто не удержать от краха - близится эпоха мобилизации, а как её без этого провести не знает ни один Нострадамус. И вот они, хоть и неуклюже, но пытаются вновь с почтением нести память о Великой Отечественной Войне и Великой Победе. Но вот только лично я так до сих пор и не понял: как можно проклинать советский период и генерала Власова одновременно. Тут уж рано или поздно придётся что-то выбрать. И здесь они отчётливо попадают в идеологическую ловушку, которую сами же и создали. Заходят в смысловой тупик, организованный их же собственными силами. Банально: а к кому им апеллировать в исторический период Великой Отечественной Войны? Ну, уж понятно, что не к "проклятому Сталину" и "безумному Жукову". Эти эпитеты они сами на них навесили и сами внедрили эти чисто идеологические клише в поле дискурса - давайте уж называть вещи своими именами, ребята. Но к кому тогда? А кроме них есть только генерал Власов. А вы как думали? И не надо говорить, что "всё куда сложнее". Нет уж, друзья мои - вот здесь как раз всё просто. Или - или. Ну, правда, некоторые их последователи "из молодых" несмело пытаются показывать из под полы "локотскую республику". Но это уже не просто отвратительно - это смешно. С этим даже не спорят - на это просто не обращают внимание. Абсурд - он и есть абсурд. И все эти "экспертные центры" и "институты", возглавляемые бывшими генералами спецслужб, отчаянно пытаются скрестить ежа и ужа. Уже даже не обращая внимания на то, что получающийся в итоге моток колючей проволоки нежизнеспособен и никому не интересен за пределами их "институтов" и "экспертных центров". Они уже даже как-то смогли сами себя убедить, что марш Бессмертного Полка совместим с попытками десоветизации. Вот только общество от них всё дальше и дальше. Даже нынешнее, морально покалеченное. О чём свидетельствует яростная реакция этого самого общества на попытку поднять очередную волну этой самой десоветизации несколько лет назад. А тут ещё подоспел фееричный пример бывшей "украины" с её "ленинопадами" и переименованиями городов и весей.С другой стороны, их логику где-то даже можно понять: они хотят законсервировать ситуацию, а слом их же собственной главной смысловой догмы (антисоветизма и антикоммунизма) неизбежно приведёт к перезагрузке системы. Это только в их кшатрианских головах идеология не имеет значения, а в реальности всё происходит так, как говорил Маркс: "Идея, овладевшая массами, становится материальной силой" (с). Их собственная идея массами не овладевает. Наоборот - она уже отчётливо висит тяжёлым ярмом на шее у этих масс. И на шее страны тоже. Она не даёт ей двигаться вперёд. Потому, что ни одна страна и ни один народ никогда не пойдут за мёртвой звездой.Что самое потрясающее - эта звезда мертва для всех. Включая даже самые деструктивные силы. С моей точки зрения, абсолютным фактом является то, что антисоветизам всегда и неизбежно эволюционирует в оголтелую русофобию. Приблизительно это происходит так: сначала проклинается советский период, потом Иван Грозный, а потом доходят до Александра Невского - вот же он, виновник того, что мы не стали Европой ещё тогда, в XIII веке. В процессе всего этого делается вывод, что сам русский народ какой-то не такой и с ним надо что-то делать. "Менять цивилизационное ядро" (с). - как высказался один деятель из этой когорты. А далее уже идёт полное отрицание не просто Русского Мира, а русской нации, как таковой. В генетическом смысле слова. Примеров тому масса. Взять, хотя бы, тех же бывших "националистов", а, по сути, субкультурщиков, которые сейчас открыто переметнулись на сторону бандеровцев. У них ведь тоже всё начиналось с пещерного антисоветизма и попытки замены неких культурных кодов на более "правильные" с их точки зрения. В итоге многие из этих "националистов" в кавычках докатились до того, что в открытую стали заявлять, что 90% их нации - генетический мусор, который надо утилизовать, дабы построить на его месте новую, "правильную" нацию. Ну, и что бы им ни стать за бандеровцев? Ведь "бандеровцы" и "власовцы" друг с другом не воюют. Цели-то у них, по сути, одни и те же. Но те, о ком я говорю сейчас, на самом деле, всего лишь оказались на этом пути принципиальными до конца - они сделали те выводы, которых от них требует логика процесса и того антисоветского смыслового направления, которым они пошли. А вот представители идеологического пульсара, о котором я сегодня веду речь, зависли "между небом и землёй". С одной стороны, продолжают проклинать исторический период Красной Империи, с другой - изо всех сил пытаются эксплуатировать её смыслы и строить российскую государственность классического свойства. Я долго думал, что же мне напоминает их позиция. Потом понял: это - "Эдипов комплекс". Убийство отца (Советского Союза) и противоестественный интерес к матери (России). Иначе разрыв их сознания просто не объяснить. В итоге, их не понимает даже собственная "молодая поросль" - те самые "нацдемы", что в открытую на сторону врага не перешли, но на деле вполне очевидно и поднимают на щит генерала Власова, и презирают Великую Победу, и объявляют большую часть русского народа "сбродом, сожаления недостойным". А принадлежность этих молодых граждан к спецэлите очевидна, тем более, что у некоторых из них и вовсе обнаруживаются близкие родственники с генеральскими звёздами КГБ СССР. И эти "юные дарования" таких вот "старших товарищей" откровенно презирают. Так ведь и есть, за что - принципиальными надо быть всегда и в любой ситуации.По сути, если разобраться - на фоне общих настроений общества, взгляды представителей этого идеологического сообщества настолько маргинальны, что в другой ситуации их бы даже не заметили. И быть бы им одним из политических "белых карликов". Но, к сожалению, эта мёртвая звезда расположена слишком близко к тем центрам нашей галактики, что определяют государственную политику, историографию и рисуют контуры информационного пространства. Продолжая аналогию с небесными телами, можно сказать, что если бы какая-нибудь звезда-пульсар находилась слишком близко к Солнечной системе, мы бы с вами сейчас не разговаривали - испускаемое ей излучение просто сожгло бы всё. И её сверхмалый размер, незаметность и незначительность не играли бы роли - для нас пульсар обернулся бы Звездой Полынью. Но в политическом поле России именно ею он и оборачивается, выжигая всё живое, лишая народ национальной гордости, исторического достоинства и разрушая его этническое самосознание. Именно эта мёртвая звезда повинна в той метафизической катастрофе, что произошла с моим народом четверть века назад и продолжается до сих пор.Звезда Полынь. Звезда-лжепророк.Да, она гаснет. У неё внутри всё меньше даже той, мёртвой энергии, что есть сейчас. И рано или поздно она неизбежно превратится в холодный уродливый астероид, который даже самые отчаянные исследователи будут обходить по очень дальней траектории. Но пока что она продолжает излучать те самые потоки частиц, что уже сожгли одну страну на нашем пространстве. Сожгут ли вторую - вот вопрос.Так может хватит уже смотреть на мёртвые звёзды?(с) Павел Раста (позывной "Шекспир").Блог автора на "КОНТе" - https://el-pablo.cont.ws/Группа "В контакте"   -   http://vk.com/russkoe_gosudarstvoГруппа на "facebook"  -   http://www.facebook.com/groups/RussRevo/Инстаграм  - https://instagram.com/shakespeare1976/

14 сентября 2016, 09:43

Территориальные подарки буржуазной Литве от советских "оккупантов"

  • 0

Оригинал взят у byrnas в Территориальные подарки буржуазной Литве от советских "оккупантов"В наши дни нередки случаи, когда политики одного из молодых государств членов ЕС, под названием Литва, то и дело вспоминают свое проклятое советское прошлое, про то, как их страна плохо жила под советской оккупацией, однако, про то, как эти самые советские оккупанты фактически сформировала Литву в ее современных границах, присоединив к ней запросто так почти 20% её нынешней территории и свыше 550 тыс. человек населения об этом, почему то этими политиками стыдливо умалчивается.         Из истории вопроса известно, что как только РСФСР в июле 1920 года признала независимость Литвы, то это новообразованное государство сразу вступило в борьбу с Польшей за Виленский край.         Что интересно, реальных оснований для притязаний на Виленский край у Литвы в то время не было. Об этом конкретно говорят сведения, представленные в Верховный Совет Антанты в 1919 году, из которых видно, что население Вильны на тот момент состояло на 56,2% из поляков, на 36,1% — из евреев.         На долю же литовцев приходилось всего 2,3%. От всего населения. В Виленском сельском округе соотношение польского населения также существенно преобладало над литовским и составляло как 87,3 к 3,6%.       Этнически и этнографически это были по настоящему польские земли и, хотя Польша подписала перемирие с Литвой, при этом она тайно вооружала повстанческую армию под командованием генерала Желиговского, которая 9 октября 1920 года вытеснила литовские части сначала из города Вильно, а потом и из большей части Виленского края.       На занятой территории Желиговский объявил о создании государства Срединная Литва, избранный сейм которого вскоре провозгласил присоединение Виленского края к Польше. 15 марта 1923 года конференция послов мирных держав, уполномоченных Лигой Наций, подтвердила законность этой акции, и до Второй мировой войны иного международного и правового документа о статусе этого края не было. http://www.pkforum.ru/index.php/topic,13554.0.html?PHPSESSID=1f18ac127c2c0fc29d590d35ba998c54         Кроме Вильно литовцы боролись с поляками еще за один регион, который находился в Прибалтике, за так называемый Мемельский край или как его ещё называли литовцы - Малая Литва.         По Версальскому мирному договору 1919 года Мемельский край был отторгнут от Германии и за владение им также началась борьба и опять между Литвой и Польшей. Варшава мечтала о незамерзающем порте в восточной Балтике, а Париж — союзник и покровитель Польши — при этом получал базу для своего флота в Мемеле для противодействия германскому ВМФ в Кенигсберге.       Одно время, это с 1920-го по 1923 год этим краем управляла даже французская администрация от имени Лиги Наций. Однако захват Францией и Бельгией немецкого Рурского угольного бассейна вызвал разногласия в лагере союзников по Антанте, чем и воспользовалась Литва.       В декабре 1922 года мемельские литовцы создали в крае «Главный комитет по спасению Малой Литвы» (так назывались Мемельский и Тильзитский районы Восточной Пруссии). 10 января 1923 года около 3 тыс. шауляй — стрелков литовской армии, переодетых в штатское, под видом рабочих, рыбаков, крестьян проникли в Мемель, Шилуте и другие населённые пункты и инициировали там «народное восстание литовцев за присоединение края к Литве». Боевики из «Союза стрелков» разогнали немецкую директорию — исполнительный орган власти в Мемельском крае — и сформировали «свою» администрацию.       Несмотря на этот акт открытой агрессии против их союзника, французы промолчали. Мемельские немцы тоже проглотили обиду, так как они считали, что в будущем им будет легче избавиться от слабой Литвы, чем от более сильной Польши, за которой стояла Франция. Не протестовал и Берлин.      Лишь Польша призывала мировые державы прибегнуть к жёстким мерам против Литвы и готовилась использовать свои войска. Ситуация продолжала обостряться, 16 января 1923 года в Мемельский порт вошёл польский крейсер, но решительный протест Москвы удержал Варшаву от военных акций.     В итоге крошечная, но амбициозная Литва так и добилась своего, Совет послов великих держав принял решение передать Мемельский край Литве, но со статусом автономного и правом Лиги Наций контролировать положение немецкого населения. http://www.pkforum.ru/index.php/topic,13554.0.html?PHPSESSID=1f18ac127c2c0fc29d590d35ba998c54       Не смотря на то что литовцы в начале 20-х годов потерпели от поляков поражение в борьбе за Виленский край, в дальнейшем они так и не остановились от своих намерений совершить реванш.       Литовская дипломатия при этом резко развернулась на восток, решив сыграть на противоречиях между Польшей и СССР, так как эти две страны в те годы находились друг с другом не в самых лучших отношениях, между ними только совсем недавно завершилась кровопролитная война.         Как и следовало ожидать в этом конфликте СССР поддержал Литву, заключив с ней в 1926 году договор о ненападении, который дважды удержал Польшу от агрессии против своего маленького восточного соседа — в 1927 и в 1938 годах.         К концу 30-х годов в Европе резко запахло порохом, Германия шаг за шагом восставала из пепла и постепенно отходила от позора «Версаля», Мемельский край немцы планировали заново воссоединить с Восточной Пруссией.         Опасения потерять Малую Литву заставили часть литовских правителей подумать даже о конфедерации Польши и Литвы, но при условии, что Польша вернёт Литве Виленщину, однако подавляющая часть литовского населения выступала против объединения с Польшей.         По настоящему знаковые и решающие события для Литвы развернулись в сентябре 1939 года, это когда Красная Армия по пакту о ненападении с Германией вступила в Западную Украину, Западную Белоруссию и Виленский край.       В итоге, главный враг и соперник Литвы – буржуазная Польша рухнула под напором германских танков.         Не успели поляки капитулировать, как на Литву тут же полились щедрые советские территориальные подарки, так уже 10 октября 1939 года СССР передал Литве Вильнюс и большую часть Виленского края.         К 55 тыс. кв. км своей территории (здесь учитывается и Клайпедский край) Литва прибавила ещё 6,9 тыс. кв. км виленской земли. Председатель Совнаркома СССР и нарком иностранных дел Вячеслав Молотов, выступая на 5-й сессии Верховного Совета СССР, отмечал:       «Литовское государство с его населением в 2,5 млн. чел. значительно расширяет свою территорию, увеличивает на 550 тыс. чел. своё население и получает город Вильно, число жителей которого почти в 2 раза превышает население теперешней столицы Литовской Республики. Советский Союз пошёл навстречу передаче города Вильно Литве не потому, что в нём преобладает литовское население. Нет, в Вильно большинство составляет нелитовское население...         В заграничной печати указывалось, что в мировой истории не было ещё случая, чтобы большое государство по собственной воле отдавало бы малому государству такой большой город» («Известия», 1 ноября 1939 г.). Весть о присоединении Виленского края к Литве вывела на улицы литовских городов многочисленные демонстрации, участники которых в знак благодарности СССР несли портреты Ленина, Сталина, Молотова, Димитрова.       Литовское же правительство и сам президент Антанас Сметана долго не решались переезжать из прежней столицы Каунас в Вильнюс, опасаясь волнений среди поляков и терактов польских националистов.       Однако вскоре в Литве поменялось не только правительство, но и весь государственный строй это когда 3 августа 1940 года Народный сейм Литвы объявил о вступлении страны в состав Советского Союза.       Предварительно формировать территориальное устройство теперь уже Литовской ССР завершили в ноябре 1940г. это когда по решению Москвы в состав Литвы от Белоруссии передали почти весь Свенцянский район, часть Островецкого района и других земель, в том числе Друскеники (Друскининкай); всего — 2,6 тыс. кв. км.       В Литве ныне утверждают, что на новоприобретённых территориях якобы преобладали литовцы. Но в действительности в Свенцянском (Швенчёнском) районе поляков проживало почти половина - 44,3%, а литовцев всего 27,6%. http://www.pkforum.ru/index.php/topic,13554.0.html?PHPSESSID=1f18ac127c2c0fc29d590d35ba998c54     Интересно сложилась судьба Мемельского края, 21 марта 1939 года немцы вызвали полномочных представителей Литвы в Берлин и вечером следующего дня заставили их подписать документ о передаче Мемеля Германии. 23 марта Гитлер вошёл в Мемель на карманном линкоре «Дойчланд», а вечером этого дня выступил в «Штадт театре» с речью перед неистовавшей толпой «освобождённых немцев».      Тогда в марте 1939г. никто не заставлял литовцев передавать Мемель Германии запросто так, однако сейм Литвы утвердил передачу Мемеля единогласно, в итоге литовцы в отличие от поляков не захотели проливать свою кровь за Мемель за них это сделали в 1945г. советские солдаты. Извечные противники литовцев – поляки осенью 1939г. в Данциге хоть и капитулировали, но до этого дрались с немцами как могли, держались стойко.       В дальнейшем, понадобились потерять тысячи жизней советских солдат, чтобы в январе 1945 года выбить немцев из Мемеля и под новым названием Клайпеда включить его в состав Литовской ССР.       В 1945г. в ходе кровопролитных боев Мемельский край был полностью освобожден Красной Армией, однако сразу после освобождения Мемель юридически не был включен в состав Литовской СССР. Это произошло только в апреле 1948 года (дата появления Клайпедской области Литовской СССР). Этот год и является окончательным в деле оформления границ Литвы, границ которые Литва имеет на сегодняшний день.       Удивительна «забывчивость» современных политиков Литвы, прекрасно осознавая, что Литва является государством, 20% территории которого были присоединены к метрополии при помощи, прежде всего усилий тогдашнего соседа - СССР, эти самые политики с настойчивым упорством продолжают постоянно напоминать о советской оккупации теперь уже правопреемнику Советского Союза – России.       При этом они, почему то забывают, что современные границы Литвы в любой момент могут быть оспорены её соседями, в частности Польшей и Беларусью.       В истории никогда не было таких «оккупантов», которые в ходе оккупации налево и направо могли бы раздавать соседним странам огромные территории вместе с населением.В основном, как правило, оккупанты только и делали что все отбирали и забирали.