Источник
Alles Vergängliche ist nur ein Gleichnis - LiveJournal.com
Выбор редакции
09 сентября, 23:46

Райский символизм Державы

  • 0

Оригинал взят у a_eliseev в Райский символизм Державы"Держать" - это предельно символично.Наш мир взорвался ещё в Раю, выпав оттуда и превратившись во вселенскую кучу осколков.Эти расколки разлетаются со страшной силой, стремясь превратиться в некое небытийное псевдопространство совсем уже элементарных частиц.Держава - то, что удерживает эти осколки в некоем бытийном пространстве, не позволяет им совсем уж обничтожить, да, что уж там - уничтожить себя.И отсюда учение об Удерживающем, как о некоей полярной реальности, которая не даёт миру самоуничтожиться.Не даёт - в рамках некоего Большого Пространства, которое символизирует потерянный Рай.Конечно, это изначальное, ещё потустороннее, Небесное единство нельзя воссоздать.Разбитую Вазу нельзя склеить, можно только спародировать её полноту, чем и занимаются, причем, весьма активно, глобалисты всех мастей. Но можно создать несколько сосудов, которые ещё способны удерживать сакральную, Райскую мощь.Это и есть Державность.

30 декабря 2016, 13:12

По поводу заявлений В.И. Карпца

  • 0

С глубоким прискорбием я воспринял вчерашнюю серию выпадов в мой адрес со стороны Владимира Игоревича Карпца, содержащих такие оскорбительные выражения, которые и в площадной брани-то стыдно применять. Даже процитировать их в данной ситуации было бы просто неприлично. Самое поразительное в том, что прозвучало всё это без малейшего повода с моей стороны и неожиданно, хотя, строго говоря, не впервые.Заслуги В.И. Карпца многочисленны и очевидны для всех непредвзятых наблюдателей. Он – блестящий юрист, знаток истории государственных и правовых учений; многие из его мыслей о реформе правовой и исправительной системы заслуживают внимания и сейчас. В свое время Карпец внес важный вклад и в исследование ряда исторических вопросов, особенно касающихся предположительной связи между Рюриком и династией Меровингов. Наконец, Карпец – замечательный поэт, значительная часть стихов которого уже вошла в золотой фонд русской поэзии.В то же время я не могу молчать и о других сторонах деятельности В.И. Карпца. Дело не в том, что у него крайне неудачная проза – за исключением стихотворных фрагментов, его романы и повести представляют собой нехудожественные идеологические «агитки», а-ля «Что делать?» Чернышевского. Не мне критиковать его за это – я сам ни разу не писал прозу. Дело не в том, что многие его исторические концепции, особенно относительно истории России Нового и новейшего времени, оказались ложными и уже опровергнуты историческими источниками. В конце концов, любой историк может допускать ошибки в своих построениях. Дело не в его литературных и политических вкусах – о вкусах не спорят, при соблюдении правила уважения к подлинным талантам и гениям.Проблема в том, что на протяжении нескольких лет В.И. Карпец демонстрировал как вообще, так и применительно ко мне в частности, две очень нехорошие черты поведения. Первая из них – невежливость, переходящая в циничную неблагодарность. За последние шесть лет я многое сделал для распространения и популяризации мыслей Карпца и многих его работ. Я на бесплатной и добровольной основе фактически был редактором и корректором его сборника избранных статей, вышедшего под заглавием «Социал-монархизм». Наконец, после непростых мытарств я достал текст почти недоступной читателям «Повести о повести» (1998), из которой органически выросли потом многие последующие сочинения Владимира Игоревича. Вчера мне удалось найти способ распознать ее текст на компьютере, и я собирался преподнести его автору как новогодний подарок. Вместо этого вчера я неожиданно столкнулся с ничем не спровоцированной бранью и оскорблениями. Не в первый раз, но впервые – в столь грубой форме.Вторая черта, которую В.И. Карпец демонстрировал также неоднократно, и о которой мне особенно горько говорить, заключается в его неспособности вести диалог и вообще слушать доводы оппонента. Есть мыслители, которые на протяжении всей жизни, даже в пожилом возрасте, демонстрируют способность постоянно расширять свой кругозор и корректировать свое мнение по различным вопросам после каждой новой прочитанной книги или статьи, после каждой новой беседы, после каждого нового серьезного аргумента. Они слушают и слышат. Таковы почти все из известных деятелей, с которыми В.И. Карпец общался и общается, равно как и я. Не буду называть фамилии. На их фоне меня всегда удручала абсолютная слепота и глухота Владимира Игоревича к любым доводам и аргументам. Целый ряд мнений и даже теорий Карпца был опровергнут десятки раз самыми разными доводами, примерами, фактами – опровергнут не только мной, но и многими другими собеседниками, со ссылками на исторические источники, на авторитетных классиков, на здравые рассуждения, в конце концов. В качестве отдельных примеров приведу бредовые теории об «одушевленном семени», о «языческой» сути поэзии, о мнимом «патриотизме» мошенницы и проходимки Долгорукой-Юрьевской, о мнимом «монархизме» генерала-февралиста Потапова… Особенно много таких откровенно бредовых и не подкрепленных никакими доводами мнений Владимир Игоревич высказывал применительно к таким темам, как Израиль, Англия и русское старообрядчество. Недавно он позволил себе даже назвать «святыми» соловецких раскольников, посмевших поднять оружие против законного царя Алексея Михайловича, и при этом демонстративно отказаться назвать святым свт. Димитрия Ростовского. При всем том, что я полностью поддерживаю идеи Карпца о расширении признания старого обряда и рамок единоверия внутри РПЦ, никакие канонические и вероучительные уступки современным старообрядческим деноминациям недопустимы. Все условия воссоединения их с Церковью озвучены на поместном соборе 1971 года, и прибавлять тут что-либо излишне.Все это я пишу постольку, поскольку В.И. Карпец высказывался и высказывается на эти темы публично: в ЖЖ, на фейсбуке, в газетах, на популярных сайтах. Он не держит свои мнения при себе, а пытается кого-то в чем-то убедить. И вот здесь уже существуют немалые опасности, жертвой которых сам Владимир Игоревич оказывался уже неоднократно.Прежде всего, речь идет о том, что слепота и глухота к любым разумным доводам в любой исторической, политической или религиозной дискуссии закономерным образом привели В.И. Карпца к крайней неразборчивости в выборе собеседников и друзей. В разные годы он тесно общался с такими одиозными деятелями, как Алексей Широпаев и Илья Лазаренко, Илья Бражников и Роман Багдасаров, Наталья Агамалян и Александр Самарцев-Коднир, Авраам Шмулевич (Никита Демин) и Авигдор (Виктор) Эскин, Дмитрий Корчинский и Алина Витухновская, Хожахмет Нухаев и Вадим (Харун) Сидоров, позволял себе положительные высказывания о Владимире Истархове и Петре Хомякове. Сюда можно смело добавить еще целый ряд мелькнувших и исчезнувших персонажей из ЖЖ и фейсбука. Что объединяет весь этот длинный перечень лиц? То, что они являлись изначально или стали в итоге отъявленными русофобами, ненавистниками России, желающими полного и абсолютного уничтожения Российского государства и Русской православной Церкви. Добавим сюда недавнее признание В.И. Карпца в том, что священник, окормлявший его в советское время, недавно закончил свои дни бандеровцем, русофобом и, если не ошибаюсь, раскольником – псевдокатакомбником.Конечно, мы все можем ошибаться в людях. Но настолько систематически, дюжину раз наступать на одни и те же грабли? Поистине, этот факт многое говорит об абсолютной неразборчивости В.И. Карпца в своих знакомствах. Пригреть на груди сначала Широпаева, а потом Бражникова, после чего страдать от полученного результата – на это, безусловно, способен далеко не каждый. Долгие годы проработать во ВШЭ, подвергаясь гонениям со стороны руководства, а в результате заработать только неоднозначную репутацию – на это тоже способен далеко не каждый. Пусть теперь читатели посудят, как всё это выглядит со стороны. У любого внешнего наблюдателя сложится впечатление, что В.И. Карпец вращался в этом серпентариуме не случайно, а по своей собственной склонности. И это уже не только его личная трагедия. Все эти его контакты имели общественно-политические последствия. Всё это не раз выносилось на обсуждение в Интернет-пространстве и влекло за собой неприятные разговоры. Всё это рано или поздно должно было перейти «красную черту». Сегодня, когда Россия фактически ведет боевые действия против Израиля в Сирии, а В.И. Карпец прямым текстом поддерживает Либермана, Эскина, да и самого кровавого маньяка-фанатика Нетаньяху, разговор выходит далеко за рамки академической дискуссии. Всю жизнь невольно, добровольно, бесплатно, не понимая и не осознавая всех последствий такого шага, фактически служить своими высказываниями интересам внешних и внутренних врагов России – поистине незавидная судьба для такого талантливого и искреннего русского патриота, каким (субъективно, но не объективно) является и сейчас В.И. Карпец. Вчера все пользователи фейсбука могли наглядно видеть, куда завела Карпца его поразительная неразборчивость (или, наоборот, избирательность) в связях. Вчера мы услышали от него и разговоры о «братстве» с бандеровцами, и апологию того самого Либермана, за которого года три назад на выборах в Израиле агитировал Макаревич. Позиция Карпца стала неотличимой от позиции Макаревича, в то время как на давних соратников из среды русских патриотов Карпец выливает ушаты грязных и беспричинных оскорблений и ругательств (из приличий я не буду называть другие имена, кроме себя самого, хотя такие примеры были и есть). Кто бы даже недавно смог бы предположить такой конец?Сегодня писать это мне не обидно, а просто прискорбно и горько. С настоящего дня я прекращаю всякое личное общение с В.И. Карпцом, а также какое-либо возможное участие с общих мероприятиях, и призываю всех, кто читает эти строки, не верить и не воспринимать всерьез никакие его публичные заявления.

Выбор редакции
16 ноября 2016, 22:00

Чума во время пира

  • 0

Оригинал взят у haile_rastafari в Чума во время пира

Выбор редакции
27 октября 2016, 10:14

МЁРТВАЯ ЗВЕЗДА. Часть 2. Огненная туманность

  • 0

Оригинал взят у haile_rastafari в МЁРТВАЯ ЗВЕЗДА. Часть 2. Огненная туманность

27 октября 2016, 10:08

МЁРТВАЯ ЗВЕЗДА. Часть 1. Пульсар

  • 0

Оригинал взят у haile_rastafari в МЁРТВАЯ ЗВЕЗДА. Часть 1. Пульсар"И встал над рыцарем старик,И вспрыснул мёртвою водою" (с)./А.С.Пушкин, "Руслан и Людмила"/Доброго времени суток, друзья.И всё же, мало что в этом мире завораживает больше, чем звёздное небо над головой. Особенно очевидно это в степи или в горах. Вдали от больших городов, без "световых помех" и отвлекающей суеты вокруг. Стоит только поднять голову, и ты видишь, что над тобой разворачивается картина таких масштабов, по сравнению с которыми ни то, что ты сам, но даже та планета, на поверхности которой ты стоишь - чуть меньше, чем ничто. И ты смотришь на всё это замерев. Просто смотришь, и ни о чём уже не думаешь. А звёзды, меж тем, бывают очень разные. Большие и малые. Причём, размер и масса не всегда находятся в прямой зависимости друг от друга. К примеру, звезда, которая кажется гигантской и превосходит по размерам наше Солнце в сотни, а то и в тысячи раз, на деле может уступать ему по массе так же в разы. И тепло такие звёзды, на самом деле, производят в соответствующих объёмах. Такие вот гиганты-пустышки. Небесные колоссы на глиняных ногах. В своём бесконечном расширении они могут поглощать целые планетарные системы. Но, почему-то, при этом соотношение размер/масса у них становится всё более и более удручающим... Но есть и другие звёзды. Те, которых не видно. Не потому, что они слишком далеко. Отнюдь. Некоторые из них наоборот довольно близко. Всё дело в том, что эти звёзды мертвы. Они ведь как люди - им тоже отмерен свой век. Но то, что звезда мертва - ещё не значит, что она не проявляет активность. Звёздное посмертие бывает очень страшным. И нередко после того, как звезда гибнет во вспышке сверхновой, она превращается в нечто, именуемое словом "пульсар". Объект сверхмалых размеров (всего несколько километров в диаметре) и невероятной плотности, дальнейшему сжатию которого препятствует лишь давление ядерной материи - она просто не может сжаться дальше, так как само пространство между нейтронами закончилось. Этот объект яростно и неистово вращается, наматывая на себя пространство вокруг, и испускает бешеные потоки частиц. Просто уничтожающих всё, что есть рядом.Мёртвая звезда не может согреть. Мёртвая звезда может только убить.Но спустимся на грешную землю. Вы сильно удивитесь, но скорбная равнина современной политики большой России напоминает мне то самое звёздное небо. Нет, ничего романтического я в нём не вижу. Всё совсем наоборот.Я вижу невероятную, бесконечную пустоту. В которой дрейфуют объекты, сильно напоминающие те, что бывают на звёздном небе. К примеру, есть там свои гиганты-пустышки. Такие, как партия "Единая Россия" или "Общенародный фронт". Они так же бесконечно расширялись, так же поглотили массу других объектов более мелкого размера, но "плотность" их всё падает и не исключено, что в один прекрасный день она достигнет плотности обычного газа, который может поддерживать сферическую форму лишь находясь в состоянии абсолютного покоя. Малейший порыв ветра - и весь этот гигант просто развеется, словно его и не было вовсе. Точно так же, как два года назад растворился в пространстве другой газовый гигант - их брат-близнец "Партия Регионов". Есть свои "белые карлики": бесконечные маргинальные группы большой плотности, но ничтожного размера, лишённые собственных источников термоядерной энергии - поддержки и даже понимания широких масс. Субкультурщики, напрочь оторванные от почвы.Но в российском политическом небе и другие объекты. Вот о некоторых из них я сегодня и хочу поговорить. И предупреждаю сразу: то, что я сегодня скажу - далеко не всем понравится. Но, что поделаешь. Такова жизнь, и некоторые вещи необходимо озвучивать честно. А перед тем, как переходить к сути вопроса, я хочу сделать ещё одно маленькое отступление в совсем другую плоскость.Знаете, против чего в первую очередь предостерегали народ свой авторы Ветхого Завета - те, которые наиболее древние и, так сказать, бывшие ближе к истокам? Против тех, кто поведёт людей по ложному пути. "Опасайтесь лжепророков" - мысль, которая звучала и звучала в самых разных вариациях. И это, на самом деле, очень мудрое предостережение, даже если не брать в рассчёт тот факт, что лжепророчество - мерзость против Бога. Даже с чисто практической точки зрения это предупреждение, как минимум, имеет смысл. Ведь если тот или иной народ (не обязательно древние евреи) встаёт лицом к лицу с трудной жизненной ситуацией или, тем более, оказывается в тупике - понимание правильного пути выхода становится, мягко говоря, критическим фактором его выживания. И если в процессе поиска такого пути кто-то лжёт или, хотя бы, просто ошибается - цена может быть слишком высокой.Но со времён ранних слоёв Библии утекло уже слишком много воды. И речь уже не идёт о маленьком племени, затерянном среди ближневосточных скал. Речь идёт об огромном государстве. И об огромном народе. Который как раз сейчас всё более явственно заходит в тупик. И это становится всё более очевидно с каждым днём. И задача указывать путь сейчас ставится не перед пророками. Она ставится перед сообществами людей, создающими и транслирующими смыслы. Генерирующими то, что называется идеологией. И именно такие сообщества можно сравнить с по-настоящему яркими и горячими звёздами в нашем грозовом небе. Теми, что в любой момент могут стать путеводными. Это - идеологические центры. Те самые звёзды, которые выделяют световую и тепловую энергию в достаточных масштабах (идеи и смыслы), а так же имеют собственные источники термоядерной энергии (некий народный отклик на эти идеи и смыслы).Причём, это действительно звёзды - самодостаточные небесные тела, весьма относительно связанные с государственным идеологическим полем. С которым в большой России, вообще-то, большая проблема. Сейчас я не стану говорить о том, что государственная идеология в ней запрещена конституцией. Той самой - написанной кровью людей, погибших в 1993 году. И я даже не стану говорить о том, что у власти в большой России сейчас находится сообщество, для которого сама суть слова "идея" не понятна в принципе: кшатрианская элита, генетически не способная работать с пространством смыслов, просто потому, что это пространство - не дело кшатриев. Впрочем, к ним мы сегодня ещё вернёмся. Всё это и так ясно. Пока же поговорим о том, что мы имеем на этом пространстве.Давайте констатируем факт: в большой России сейчас существуют только два идеологических центра. Говорю сразу - у меня нет желания обсуждать отношение тех или иных людей к этим идеологическим центрам, вне зависимости от причин. Равно как и нет желания обсуждать взаимоотношения этих центров друг с другом. Я описываю то, что есть в реальности. А реальность такая, какая есть. Другой реальности мы сейчас не имеем - ну, разве что, в чьих-то фантазиях, обсуждать которые я не имею желания. Как к реальности относиться - личное дело каждого. Меня это не касается. Опять же, нравится это кому-то или нет.Так вот, этими идеологическими центрами являются "Евразийское движение" А.Г. Дугина и "Суть времени" С.Е. Кургиняна. Они очень разные. Они - буквально из разных пластов реальности. Они - как несоединимые алхимические элементы. "Твёрдое" и "Красное". Они изъясняются на разных языках. Одни горячо говорят, что Солнце восходит на востоке, другие яростно отвечают, что Волга впадает в Каспийское море."Евразийский проект" Дугина более рафинирован и элитарен. В его основе, как мне видится, есть нечто от идей Льва Гумилёва о единстве Руси и Великой Степи. Этот проект дышит классическим консерватизмом - традиционными ценностями, Православной верой, Империей, Иерусалимом и Константинополем. В его сердце отзвук топота копыт скифских коней и плеск вёсел кораблей Вещего Олега, плывущих на Царьград, вороны над Куликовым полем и дым горящих танков над Курской дугой, знамя Победы над рейхстагом и штандарты Святослава над пылающей Итилью.Новый "Красный проект" Кургиняна апеллирует к великому советскому фундаменту. Он пылает жаждой создания новой надежды для человечества, открытием нового коммунистического пути, нового нарратива, нового светоносного царства, построением новой Красной Империи, СССР 2.0, максимальным высвобождением творческих способностей человека. Он жаждет восстановления исторической целостности, примирения коммунизма и Христианства, воссоединения Московского Царства, Империи Романовых и Советского Союза.К тем и другим, словно в паломничество, отправляются интеллектуалы и простые внезапно проснувшиеся люди, в поисках идей и точек опоры. Те и другие используют слово "Катехон" - то, которым в православном богословии именуется опора мира от прихода абсолютного зла. Те и другие считают этой опорой Россию и русский народ. Символом евразийства является "звезда абсолютной экспансии", хотя её смело можно было бы делать эмблемой обоих идеологических центров, ибо главный признак настоящей колыбели идей - экспансионизм.Эти две звезды не особо любят друг друга. Конкретные поводы этой нелюбви я исследовать не хочу. Просто потому, что они не имеют значения. На самом деле иначе и быть не может. Ведь нашу страну и наш народ скорее всего ожидает катарсис. И когда он произойдёт, то будет как в замечательном старом фильме "Горец" - "Должен остаться только один" (с). И, в итоге, либо произойдёт чудо и они каким-то образом сольются в одно целое (а в периоды катарсиса случается ещё и не такая алхимия), либо произойдёт жёсткое столкновение и один из них перестанет существовать. А как иначе? Путь укажет кто-то один. Потому что два указателя - это уже не столбовая дорога. Разумеется, если до момента прихода событий в точку невозврата не появится ещё один идеологический центр, сопоставимый либо по мощи, либо по накалу.Кроме этих двух звёзд существует ещё либеральное и прозападное облако антиматерии. Оно, безусловно, несёт в себе очень мощный идеологический заряд. Но только ни при каких обстоятельствах не претендует на статус звезды. Просто потому, что идеологический центр этого облака находится за пределами Русского Мира. Более того - этот центр заточен на его уничтожение. Эдакий "антимир". Или "вселенная смерти". Кому какой образ больше нравится. А потому любое соприкосновение с этими либеральными античастицами любого фрагмента русской материи запускает реакцию, которую физики именуют "аннигиляцией" - мгновенное взрывное уничтожение обоих соприкоснувшихся объектов с высвобождением больших объёмов энергии.А ещё существует планетарная туманность по имени Донбасс. Идеологический очаг, находящийся в стадии формирования. Звезда, которой всеми силами мешают зажечься, материи которой не дают собраться в единое космическое тело, всячески пытаясь её разжижить, дробя образовывающиеся сгустки горячей плазмы, пытаясь развеять её в звёздную пыль. Причины понятны: на фоне царящей на почти всём русском пространстве "политической физики низких температур", на Донбассе вдруг образовался огромный накалённый участок, жар которого до неприличия напугал тех, кто считает себя силой, двигающей звёзды и планеты. Иметь такое мнение очень наивно. Лично мне, глядя на это, на память приходит высказывание представителя судоходной компании "White Star Line", о том, что "...даже Господь Бог не сможет потопить "Титаник"" (с). На что у Господа, как выяснилось, имелась собственная точка зрения. То же самое и с Донбассом: конечно, можно потушить вулкан, залив его жидким азотом, но в реальности это маловероятно. И под ледяной коркой там продолжают идти очень бурные идеологические процессы. Которые рано или поздно зажгут новую звезду. Но, так или иначе, донбасская звезда пока в стадии формирования. И это тоже не более, чем реальность.Но есть ещё одно нечто, так же производящее идеологию. Некий космический объект, не особо видимый, не особо мощный, но обладающий очень большой массой. Тот, в идейной орбите которого вращается правящее сообщество большой России. Нет, это не либерализм. Избави Бог. Это вполне местное явление. Вполне отечественное небесное тело. И у меня для вас плохая новость - это пульсар. Мёртвая звезда. Которая не может согреть. Потому, что она давно уже погасла.Для того, чтобы описать то интеллектуальное сообщество, которое, на самом деле, идеологически напутствует сообщество правящее (ведь на самом деле идеологию запретить нельзя, что бы там ни написал Ельцин в своей конституции двадцать три года назад), необходимо понять две вещи - из кого оно состоит (состав и психология этих людей) и какова его главная смысловая догма. Начнём с первого.На самом деле это сообщество - неотъемлемая часть правящей квази-элиты. Возможно даже её неизвлекаемый элемент. Задам простой вопрос: когда и как эта квази-элита сформировалась? Ответ таков: её формирование началось ещё в 70-е годы прошлого века в недрах советских спецслужб и, отчасти, Коммунистической Партии Советского Союза. И составляют её, преимущественно, бывшие, либо действующие офицеры этих спецслужб, а так же аффилированные с ними интеллектуалы из гражданских. Те, кого принято называть "олигархами", на самом деле, входят в неё только постольку, поскольку. Назвать их "элитариями" я бы не решился даже в шутку. Точно так же и сами новые "элитарии" смотрели и смотрят на них предельно высокомерно, считая "людьми подлого сословия". Эдакое кастовое презрение "воинов" к "торговцам", проявлявшееся даже не смотря на то, что сами "воины" уже полным ходом начали деградировать на уровень этих самых "торговцев". Следствием этого взаимного отторжения был конфликт начала "нулевых" между "силовиками" и "олигархами" ельцинского призыва, результаты которого известны. Разумеется, в жизни всё было гораздо сложнее, но общий смысл был примерно таков. Так или иначе, новое элитарное идеологическое сообщество сформировалось из людей с кшатрианским стилем мышления, несовместимым с полем идей. Любых, включая высокие. Нет, разумеется, эта несовместимость не абсолютная - любые кшатрии совершенно блестяще могут этим идеям служить. Искренне. Всем сердцем. Но только создавать их они не могут. И управлять с их помощью не могут тоже. И тем не менее, они взялись именно за это. Люди, не понимающие и не чувствующие смыслов. Люди из другой касты. И эта "элита" - по сути, спецэлита. Вне зависимости от наличия погон. Именно они и сформировали костяк той самой мёртвой звезды, которая уже двадцать пять лет пытается порождать смыслы, а получается у неё только испускать потоки жёсткого излучения, выжигающего всё вокруг. Но что за внутреннее содержание у этого сообщества?Любая элита имеет сверхзадачу. Даже если она "квази". Так вот сверхзадачей этих "элитариев в погонах" было приведение России в Европу. Я уже говорил, что это был безумно амбициозный спецпроект, который, в случае успеха, действительно сулил невероятные перспективы для России. Но был изначально обречён. Даже не потому, что хитрые англосаксы никогда не позволили бы так с собой поступить, да и сами европейцы не горели желанием пускать в свой уютный европейский клуб русского медведя с его размахом и доисторической мощью. Нет. Он был несостоятелен метафизически, так как требовал отречения от самой сути русского народа - от его цивилизационного ядра. Понимание чего носителям кшатрианского сознания было недоступно просто в силу их психологии. Так вот, в числе прочего, подобное метафизическое предательство включало в себя установление антисоветской рамки элитного консенсуса. Который они все двадцать пять лет отчаянно пытались сделать консенсусом общественным. По-началу это даже удавалось - ещё при Горбачёве атака на советские смыслы и советское же "идеальное" приняла просто ошеломляющие масштабы. И достигла своего пика в первый постсоветский год, когда подавляющее большинство населения действительно было готово "проклясть окаянное прошлое" вместе со своей новой "элитой". Но этот угар очень быстро прошёл. Наведённый пропагандой морок начал медленно, но уверенно развеиваться. Сначала очень быстро прояснился тот факт, что европейцы (и уж тем более американцы) нам, мягко говоря, не друзья - бросаться друг к другу в объятия никто не собирался и несостоявшиеся "братья на век", вместо этих самых раскрытых объятий начали демонстрировать откровенно хищнический интерес к нашим ресурсам, включая политические. Но это был лишь первый, очень поверхностный этап массового отрезвления. Потом начала обозначаться разница в менталитете, которая, не смотря на всю нашу внешнюю схожесть, оказалась просто колоссальной и на глазах их "лёгкого недопонимания" превратилась в непреодолимую пропасть. И дело тут было даже не в пресловутых "сэксменьшинствах". В конце концов Европа и сама их до второй половины XX века не сильно жаловала, да и от всех этих либеральных безумств она сама не сильно счастлива, если уж быть справедливым. Дело в принципиально других вещах. Куда более глубоких. В самом взгляде на мир. Проявлялось это буквально во всём. Лично для меня самой яркой иллюстрацией всегда был сакраментальный вопрос нашей литературы: "Как судить будем - по закону или по совести"? Вопрос, на который русский и европеец отвечают абсолютно по разному, руководствуясь при этом абсолютно разной ценностной и логической системой. Если для западного европейца закон - это и есть справедливость, то для русского закон - это лишь некий инструмент, при помощи которого эта самая справедливость может быть реализована. А может и не быть. Что на прискорбной русской практике случалось куда чаще. И если с точки зрения русского закон несправедлив и аморален, то никто не докажет русскому его легитимность. И заставить выполнять этот закон его можно только силой - предельно брутальной и, желательно, вооружённой. И всё это происходило на фоне форсированного построения капитализма, который до этого уже отторгался русским менталитетом несколько раз. Но в этот раз капитализм строили даже не купцы с дворянами, а бандиты с чиновниками. Что придало ему беспрецедентно уродливый и невиданно отвратительный облик.В итоге отчуждение русского сознания от нового спецэлитного идеологического центра достигло максимума. Фактически, они стали жить на разных планетах. А идеологический центр не может существовать в отрыве от масс. Кроме того, как я уже говорил ранее, главным признаком настоящей колыбели идей является экспансионизм. И, по-началу, он в этом сообществе присутствовал. Причём, в полный рост. Но четверть века спустя от него не осталось и следа. Какая экспансия?! Вы что?! Да их главная мечта - изолироваться в собственных границах и строить здесь какой-то, им самим не понятный парадиз. Единственный смысл которого, на деле, сводится к консервации их самих. То есть их статуса и общественного положения. В идеале они бы вообще устроили здесь наш собственный аналог режима "Сакоку" (鎖国) - системы самоизоляции, установленной некогда в Японии сёгуном Токугавой. Кстати, "сакоку" переводится как "страна на цепи". Очаровательно, правда? Вот только Токугава жил на острове, находившемся в то время крайне далеко от алчных и загребущих ручонок тогдашнего "цивилизованного мира". Чего не скажешь о нас. С другой стороны - а о каком экспансионизме с их стороны вообще может идти речь? Им же уже давно нечего предложить даже собственному народу - в плане смыслов и идей. А раз так, то что они могут предложить миру? Ну, разве что только ура-патриотические демотиваторы из серии "Эту страну не победить" и "Обамка - обезьяна". Я ничего не имею против данных утверждений, но для экспансии этого как бы мало. Вы не находите?И вот страна изменилась. Общество изменилось. Да, оно глубоко травмировано, но оно, во многом, уже прозрело. Причём, давно. А спецэлитное идеологическое сообщество не изменилось. Да и могло ли оно? Ведь для того, чтобы соответствовать чаяниям общества, ему надо было бы измениться до полного отказа от всего, ради чего они жили и ради чего ломали изнутри Красную Империю. Ломали по живому. С кровищей, войнами и океанами человеческого горя. По сути, от них требовалось бы малое и огромное одновременно - признать свою ошибку. Но признать её означало бы признать себя виновными в том, что отнюдь не я назвал "величайшей трагедией XX века". Взять на себя даже не юридическую, а метафизическую ответственность за всю кровь, все войны и всё горе, которое было с этим связано. А, значит, по сути, признать на себе вечное проклятие потомков. Потому, что такие вещи не забываются ни через 100, ни через 1000 лет. Это анафема. В полном смысле слова. И спецэлитный идеологический центр превратился в мёртвую звезду. Излучающую мёртвые смыслы.От идеи воссоединения России с Европой они, вроде бы, уже даже и отказались. Но есть нечто, за что они цепляются с отчаянной яростью обречённых - за ту самую рамку антисоветского консенсуса. Что нисколько не удивительно - ведь нет большей ненависти, чем ненависть предателя по отношению к тому, кого он предал. И цепляться они за неё будут до последнего. Потому, что для них отказ от неё как раз и означает всё то, о чём я говорил чуть выше. Делать у них это получается с трудом. Потому, что они, при всём, при этом, ещё и пытаются эксплуатировать советские смыслы. Например, Великую Победу, Гагарина и так далее. А что поделать? Они вдруг поняли, что в стране необходимо возрождать патриотизм. Как минимум, потому, что без него страну просто не удержать от краха - близится эпоха мобилизации, а как её без этого провести не знает ни один Нострадамус. И вот они, хоть и неуклюже, но пытаются вновь с почтением нести память о Великой Отечественной Войне и Великой Победе. Но вот только лично я так до сих пор и не понял: как можно проклинать советский период и генерала Власова одновременно. Тут уж рано или поздно придётся что-то выбрать. И здесь они отчётливо попадают в идеологическую ловушку, которую сами же и создали. Заходят в смысловой тупик, организованный их же собственными силами. Банально: а к кому им апеллировать в исторический период Великой Отечественной Войны? Ну, уж понятно, что не к "проклятому Сталину" и "безумному Жукову". Эти эпитеты они сами на них навесили и сами внедрили эти чисто идеологические клише в поле дискурса - давайте уж называть вещи своими именами, ребята. Но к кому тогда? А кроме них есть только генерал Власов. А вы как думали? И не надо говорить, что "всё куда сложнее". Нет уж, друзья мои - вот здесь как раз всё просто. Или - или. Ну, правда, некоторые их последователи "из молодых" несмело пытаются показывать из под полы "локотскую республику". Но это уже не просто отвратительно - это смешно. С этим даже не спорят - на это просто не обращают внимание. Абсурд - он и есть абсурд. И все эти "экспертные центры" и "институты", возглавляемые бывшими генералами спецслужб, отчаянно пытаются скрестить ежа и ужа. Уже даже не обращая внимания на то, что получающийся в итоге моток колючей проволоки нежизнеспособен и никому не интересен за пределами их "институтов" и "экспертных центров". Они уже даже как-то смогли сами себя убедить, что марш Бессмертного Полка совместим с попытками десоветизации. Вот только общество от них всё дальше и дальше. Даже нынешнее, морально покалеченное. О чём свидетельствует яростная реакция этого самого общества на попытку поднять очередную волну этой самой десоветизации несколько лет назад. А тут ещё подоспел фееричный пример бывшей "украины" с её "ленинопадами" и переименованиями городов и весей.С другой стороны, их логику где-то даже можно понять: они хотят законсервировать ситуацию, а слом их же собственной главной смысловой догмы (антисоветизма и антикоммунизма) неизбежно приведёт к перезагрузке системы. Это только в их кшатрианских головах идеология не имеет значения, а в реальности всё происходит так, как говорил Маркс: "Идея, овладевшая массами, становится материальной силой" (с). Их собственная идея массами не овладевает. Наоборот - она уже отчётливо висит тяжёлым ярмом на шее у этих масс. И на шее страны тоже. Она не даёт ей двигаться вперёд. Потому, что ни одна страна и ни один народ никогда не пойдут за мёртвой звездой.Что самое потрясающее - эта звезда мертва для всех. Включая даже самые деструктивные силы. С моей точки зрения, абсолютным фактом является то, что антисоветизам всегда и неизбежно эволюционирует в оголтелую русофобию. Приблизительно это происходит так: сначала проклинается советский период, потом Иван Грозный, а потом доходят до Александра Невского - вот же он, виновник того, что мы не стали Европой ещё тогда, в XIII веке. В процессе всего этого делается вывод, что сам русский народ какой-то не такой и с ним надо что-то делать. "Менять цивилизационное ядро" (с). - как высказался один деятель из этой когорты. А далее уже идёт полное отрицание не просто Русского Мира, а русской нации, как таковой. В генетическом смысле слова. Примеров тому масса. Взять, хотя бы, тех же бывших "националистов", а, по сути, субкультурщиков, которые сейчас открыто переметнулись на сторону бандеровцев. У них ведь тоже всё начиналось с пещерного антисоветизма и попытки замены неких культурных кодов на более "правильные" с их точки зрения. В итоге многие из этих "националистов" в кавычках докатились до того, что в открытую стали заявлять, что 90% их нации - генетический мусор, который надо утилизовать, дабы построить на его месте новую, "правильную" нацию. Ну, и что бы им ни стать за бандеровцев? Ведь "бандеровцы" и "власовцы" друг с другом не воюют. Цели-то у них, по сути, одни и те же. Но те, о ком я говорю сейчас, на самом деле, всего лишь оказались на этом пути принципиальными до конца - они сделали те выводы, которых от них требует логика процесса и того антисоветского смыслового направления, которым они пошли. А вот представители идеологического пульсара, о котором я сегодня веду речь, зависли "между небом и землёй". С одной стороны, продолжают проклинать исторический период Красной Империи, с другой - изо всех сил пытаются эксплуатировать её смыслы и строить российскую государственность классического свойства. Я долго думал, что же мне напоминает их позиция. Потом понял: это - "Эдипов комплекс". Убийство отца (Советского Союза) и противоестественный интерес к матери (России). Иначе разрыв их сознания просто не объяснить. В итоге, их не понимает даже собственная "молодая поросль" - те самые "нацдемы", что в открытую на сторону врага не перешли, но на деле вполне очевидно и поднимают на щит генерала Власова, и презирают Великую Победу, и объявляют большую часть русского народа "сбродом, сожаления недостойным". А принадлежность этих молодых граждан к спецэлите очевидна, тем более, что у некоторых из них и вовсе обнаруживаются близкие родственники с генеральскими звёздами КГБ СССР. И эти "юные дарования" таких вот "старших товарищей" откровенно презирают. Так ведь и есть, за что - принципиальными надо быть всегда и в любой ситуации.По сути, если разобраться - на фоне общих настроений общества, взгляды представителей этого идеологического сообщества настолько маргинальны, что в другой ситуации их бы даже не заметили. И быть бы им одним из политических "белых карликов". Но, к сожалению, эта мёртвая звезда расположена слишком близко к тем центрам нашей галактики, что определяют государственную политику, историографию и рисуют контуры информационного пространства. Продолжая аналогию с небесными телами, можно сказать, что если бы какая-нибудь звезда-пульсар находилась слишком близко к Солнечной системе, мы бы с вами сейчас не разговаривали - испускаемое ей излучение просто сожгло бы всё. И её сверхмалый размер, незаметность и незначительность не играли бы роли - для нас пульсар обернулся бы Звездой Полынью. Но в политическом поле России именно ею он и оборачивается, выжигая всё живое, лишая народ национальной гордости, исторического достоинства и разрушая его этническое самосознание. Именно эта мёртвая звезда повинна в той метафизической катастрофе, что произошла с моим народом четверть века назад и продолжается до сих пор.Звезда Полынь. Звезда-лжепророк.Да, она гаснет. У неё внутри всё меньше даже той, мёртвой энергии, что есть сейчас. И рано или поздно она неизбежно превратится в холодный уродливый астероид, который даже самые отчаянные исследователи будут обходить по очень дальней траектории. Но пока что она продолжает излучать те самые потоки частиц, что уже сожгли одну страну на нашем пространстве. Сожгут ли вторую - вот вопрос.Так может хватит уже смотреть на мёртвые звёзды?(с) Павел Раста (позывной "Шекспир").Блог автора на "КОНТе" - https://el-pablo.cont.ws/Группа "В контакте"   -   http://vk.com/russkoe_gosudarstvoГруппа на "facebook"  -   http://www.facebook.com/groups/RussRevo/Инстаграм  - https://instagram.com/shakespeare1976/

14 сентября 2016, 09:43

Территориальные подарки буржуазной Литве от советских "оккупантов"

  • 0

Оригинал взят у byrnas в Территориальные подарки буржуазной Литве от советских "оккупантов"В наши дни нередки случаи, когда политики одного из молодых государств членов ЕС, под названием Литва, то и дело вспоминают свое проклятое советское прошлое, про то, как их страна плохо жила под советской оккупацией, однако, про то, как эти самые советские оккупанты фактически сформировала Литву в ее современных границах, присоединив к ней запросто так почти 20% её нынешней территории и свыше 550 тыс. человек населения об этом, почему то этими политиками стыдливо умалчивается.         Из истории вопроса известно, что как только РСФСР в июле 1920 года признала независимость Литвы, то это новообразованное государство сразу вступило в борьбу с Польшей за Виленский край.         Что интересно, реальных оснований для притязаний на Виленский край у Литвы в то время не было. Об этом конкретно говорят сведения, представленные в Верховный Совет Антанты в 1919 году, из которых видно, что население Вильны на тот момент состояло на 56,2% из поляков, на 36,1% — из евреев.         На долю же литовцев приходилось всего 2,3%. От всего населения. В Виленском сельском округе соотношение польского населения также существенно преобладало над литовским и составляло как 87,3 к 3,6%.       Этнически и этнографически это были по настоящему польские земли и, хотя Польша подписала перемирие с Литвой, при этом она тайно вооружала повстанческую армию под командованием генерала Желиговского, которая 9 октября 1920 года вытеснила литовские части сначала из города Вильно, а потом и из большей части Виленского края.       На занятой территории Желиговский объявил о создании государства Срединная Литва, избранный сейм которого вскоре провозгласил присоединение Виленского края к Польше. 15 марта 1923 года конференция послов мирных держав, уполномоченных Лигой Наций, подтвердила законность этой акции, и до Второй мировой войны иного международного и правового документа о статусе этого края не было. http://www.pkforum.ru/index.php/topic,13554.0.html?PHPSESSID=1f18ac127c2c0fc29d590d35ba998c54         Кроме Вильно литовцы боролись с поляками еще за один регион, который находился в Прибалтике, за так называемый Мемельский край или как его ещё называли литовцы - Малая Литва.         По Версальскому мирному договору 1919 года Мемельский край был отторгнут от Германии и за владение им также началась борьба и опять между Литвой и Польшей. Варшава мечтала о незамерзающем порте в восточной Балтике, а Париж — союзник и покровитель Польши — при этом получал базу для своего флота в Мемеле для противодействия германскому ВМФ в Кенигсберге.       Одно время, это с 1920-го по 1923 год этим краем управляла даже французская администрация от имени Лиги Наций. Однако захват Францией и Бельгией немецкого Рурского угольного бассейна вызвал разногласия в лагере союзников по Антанте, чем и воспользовалась Литва.       В декабре 1922 года мемельские литовцы создали в крае «Главный комитет по спасению Малой Литвы» (так назывались Мемельский и Тильзитский районы Восточной Пруссии). 10 января 1923 года около 3 тыс. шауляй — стрелков литовской армии, переодетых в штатское, под видом рабочих, рыбаков, крестьян проникли в Мемель, Шилуте и другие населённые пункты и инициировали там «народное восстание литовцев за присоединение края к Литве». Боевики из «Союза стрелков» разогнали немецкую директорию — исполнительный орган власти в Мемельском крае — и сформировали «свою» администрацию.       Несмотря на этот акт открытой агрессии против их союзника, французы промолчали. Мемельские немцы тоже проглотили обиду, так как они считали, что в будущем им будет легче избавиться от слабой Литвы, чем от более сильной Польши, за которой стояла Франция. Не протестовал и Берлин.      Лишь Польша призывала мировые державы прибегнуть к жёстким мерам против Литвы и готовилась использовать свои войска. Ситуация продолжала обостряться, 16 января 1923 года в Мемельский порт вошёл польский крейсер, но решительный протест Москвы удержал Варшаву от военных акций.     В итоге крошечная, но амбициозная Литва так и добилась своего, Совет послов великих держав принял решение передать Мемельский край Литве, но со статусом автономного и правом Лиги Наций контролировать положение немецкого населения. http://www.pkforum.ru/index.php/topic,13554.0.html?PHPSESSID=1f18ac127c2c0fc29d590d35ba998c54       Не смотря на то что литовцы в начале 20-х годов потерпели от поляков поражение в борьбе за Виленский край, в дальнейшем они так и не остановились от своих намерений совершить реванш.       Литовская дипломатия при этом резко развернулась на восток, решив сыграть на противоречиях между Польшей и СССР, так как эти две страны в те годы находились друг с другом не в самых лучших отношениях, между ними только совсем недавно завершилась кровопролитная война.         Как и следовало ожидать в этом конфликте СССР поддержал Литву, заключив с ней в 1926 году договор о ненападении, который дважды удержал Польшу от агрессии против своего маленького восточного соседа — в 1927 и в 1938 годах.         К концу 30-х годов в Европе резко запахло порохом, Германия шаг за шагом восставала из пепла и постепенно отходила от позора «Версаля», Мемельский край немцы планировали заново воссоединить с Восточной Пруссией.         Опасения потерять Малую Литву заставили часть литовских правителей подумать даже о конфедерации Польши и Литвы, но при условии, что Польша вернёт Литве Виленщину, однако подавляющая часть литовского населения выступала против объединения с Польшей.         По настоящему знаковые и решающие события для Литвы развернулись в сентябре 1939 года, это когда Красная Армия по пакту о ненападении с Германией вступила в Западную Украину, Западную Белоруссию и Виленский край.       В итоге, главный враг и соперник Литвы – буржуазная Польша рухнула под напором германских танков.         Не успели поляки капитулировать, как на Литву тут же полились щедрые советские территориальные подарки, так уже 10 октября 1939 года СССР передал Литве Вильнюс и большую часть Виленского края.         К 55 тыс. кв. км своей территории (здесь учитывается и Клайпедский край) Литва прибавила ещё 6,9 тыс. кв. км виленской земли. Председатель Совнаркома СССР и нарком иностранных дел Вячеслав Молотов, выступая на 5-й сессии Верховного Совета СССР, отмечал:       «Литовское государство с его населением в 2,5 млн. чел. значительно расширяет свою территорию, увеличивает на 550 тыс. чел. своё население и получает город Вильно, число жителей которого почти в 2 раза превышает население теперешней столицы Литовской Республики. Советский Союз пошёл навстречу передаче города Вильно Литве не потому, что в нём преобладает литовское население. Нет, в Вильно большинство составляет нелитовское население...         В заграничной печати указывалось, что в мировой истории не было ещё случая, чтобы большое государство по собственной воле отдавало бы малому государству такой большой город» («Известия», 1 ноября 1939 г.). Весть о присоединении Виленского края к Литве вывела на улицы литовских городов многочисленные демонстрации, участники которых в знак благодарности СССР несли портреты Ленина, Сталина, Молотова, Димитрова.       Литовское же правительство и сам президент Антанас Сметана долго не решались переезжать из прежней столицы Каунас в Вильнюс, опасаясь волнений среди поляков и терактов польских националистов.       Однако вскоре в Литве поменялось не только правительство, но и весь государственный строй это когда 3 августа 1940 года Народный сейм Литвы объявил о вступлении страны в состав Советского Союза.       Предварительно формировать территориальное устройство теперь уже Литовской ССР завершили в ноябре 1940г. это когда по решению Москвы в состав Литвы от Белоруссии передали почти весь Свенцянский район, часть Островецкого района и других земель, в том числе Друскеники (Друскининкай); всего — 2,6 тыс. кв. км.       В Литве ныне утверждают, что на новоприобретённых территориях якобы преобладали литовцы. Но в действительности в Свенцянском (Швенчёнском) районе поляков проживало почти половина - 44,3%, а литовцев всего 27,6%. http://www.pkforum.ru/index.php/topic,13554.0.html?PHPSESSID=1f18ac127c2c0fc29d590d35ba998c54     Интересно сложилась судьба Мемельского края, 21 марта 1939 года немцы вызвали полномочных представителей Литвы в Берлин и вечером следующего дня заставили их подписать документ о передаче Мемеля Германии. 23 марта Гитлер вошёл в Мемель на карманном линкоре «Дойчланд», а вечером этого дня выступил в «Штадт театре» с речью перед неистовавшей толпой «освобождённых немцев».      Тогда в марте 1939г. никто не заставлял литовцев передавать Мемель Германии запросто так, однако сейм Литвы утвердил передачу Мемеля единогласно, в итоге литовцы в отличие от поляков не захотели проливать свою кровь за Мемель за них это сделали в 1945г. советские солдаты. Извечные противники литовцев – поляки осенью 1939г. в Данциге хоть и капитулировали, но до этого дрались с немцами как могли, держались стойко.       В дальнейшем, понадобились потерять тысячи жизней советских солдат, чтобы в январе 1945 года выбить немцев из Мемеля и под новым названием Клайпеда включить его в состав Литовской ССР.       В 1945г. в ходе кровопролитных боев Мемельский край был полностью освобожден Красной Армией, однако сразу после освобождения Мемель юридически не был включен в состав Литовской СССР. Это произошло только в апреле 1948 года (дата появления Клайпедской области Литовской СССР). Этот год и является окончательным в деле оформления границ Литвы, границ которые Литва имеет на сегодняшний день.       Удивительна «забывчивость» современных политиков Литвы, прекрасно осознавая, что Литва является государством, 20% территории которого были присоединены к метрополии при помощи, прежде всего усилий тогдашнего соседа - СССР, эти самые политики с настойчивым упорством продолжают постоянно напоминать о советской оккупации теперь уже правопреемнику Советского Союза – России.       При этом они, почему то забывают, что современные границы Литвы в любой момент могут быть оспорены её соседями, в частности Польшей и Беларусью.       В истории никогда не было таких «оккупантов», которые в ходе оккупации налево и направо могли бы раздавать соседним странам огромные территории вместе с населением.В основном, как правило, оккупанты только и делали что все отбирали и забирали.

Выбор редакции
13 сентября 2016, 11:07

"Пережег кости Царя Эдомского в известь"

  • 0

Сергей Фомин подобрал уникальный материал.http://sergey-v-fomin.livejournal.com/156477.htmlОчень важный момент! Известь.1. В Ветхом Завете моавитяне пережигают известью Царя Эдомского, за что Бог обещает не пощадить их и наказать. "Так говорит Го­с­по­дь: за три пре­ступле­ния Моава и за четыре не по­щажу его, по­тому что он пере­жег кости царя Едомского в известь". (Ам. 2:1) При этом исторический данный факт неизвестен, т.е. речь идет о символическом пророчестве на будущее. См. Толковую Библию Лопухина, где в нач. ХХ в. выражалось недоумение по этому поводу: http://azbyka.ru/otechnik/Lopuhin/tolkovaja_biblija_37/2Кстати, Эдом = Красный. Исав. Пережигают в известь их потомки Белого Иакова. Появляется мотив Кварты и Квинты.2. В 1918 г. уже красные большевики убивают Белого Царя и сжигают его останки известью. Накануне расстрела мученица царица Александра Федоровна вместе с дочерью Татьяной читала как раз Книгу пророка Амоса, те самые строки. Точнее, книгу толкований на пророков Амоса и Авдия. Смысл Ам. 2:1 станет ясен им лишь на следующий день, в подвале Ипатьевского дома...16 июля, за неск. часов до казни, она записала в своем дневнике: «Татьяна читала духовную литературу. Все ушли. Татьяна осталась со мной и читала: святого пророка Амоса и пророка Авдия» (Александра Феодоровна. Дневниковые записи, переписка. С. 467).3. В 1938 г. проиудейское правительство Кароля II убивает легионеров и сжигает их известью, особенно - Кодряну. Детали см. по ссылке Сергея Фомина.Воспоминания вдовы:"И действительно: они вытащили его, они нашли и его. Лицо его было уничтожено серной кислотой или негашеной известью, которой поливали его убийцы.Однако, удивительным было его тело: хотя оно было желтым как воск, но на нем не было ни одного изменения, оно было абсолютно целым, несмотря на те два года, которые оно пролежало в земле.…Только там, где кожи его коснулась известь или серная кислота, можно было заметить последствия этого".Напомню, что Капитанул взял себе имя в честь древнегреческого сакрального царского рода Кодридов, который пресекся на Платоне и его племяннике Спевсиппе. Взяв себе царское имя, Кодряну выбрал себе царскую судьбу - стать жертвой ритуального сожжения.Сам Кодр - последний афинский царь - напомню, добровольно отдал себя в жертву варварам-дорийцам, чтобы спасти Афины от разрушения.О промыслительном имене рода Кодра я писал шесть лет назад здесь: http://mahtalcar.livejournal.com/4301.html4. В последние годы жизни Толкиен - конечно, уже осведомленный о всех вышеназванных случаях - пишет черновик в "Неоконченных сказаниях", в котором Белый Саруман разыскивает останки Лунного короля - Исилдура - и, найдя, сжигает их известью в печи. "Более тщательный обыск того тайника принес печаль и недоумение. Было ясно, что эти вещи, в особенности Элендилмир, не могли быть найдены, не будь их при Исилдуре, когда тот утонул; но если бы это случилось на глубоком месте с сильным течением, то их со временем унесло бы. Значит, Исилдур погиб не на стремнине, а на отмели, на глубине не более, чем по плечи. Почему же тогда, хотя прошла целая Эпоха, не было найдено и следа его останков? Не нашел ли их Саруман и не надругался ли над ними – не сжег ли с презрением в каком-нибудь из своих горнов? Если так, то это постыдное деяние; но еще не самое ужасное из его дел".О типично масонской символике Сарумана (Белая Рука, подчиненная Глазу; лозунг "Во имя Знания, Закона, Порядка"; технократический "новояз") напоминать излишне.Таким образом, речь о древнем ритуале, который тянется сквозь века.Есть и другие, например, ритуалы утопления, популярные во время борьбы Кварты с Квинтой (я как-то писал, что утопление белых офицеров красной Землячкой в Крыму или аналогичные утопления в Сарапуле, или утопления белых вандейцев якобинцами во время французской революции - могут рассматриваться как месть за утопление красной элиты Нижнего Египта - города Буто - белыми завоевателями Верхнего Египта, т.н. ритуал "пляски Муу"). Как месть спустя почти пять тысяч лет. См.: Романчук А. Спор Хора и Сета: http://mahtalcar.livejournal.com/82136.htmlНо утопление применялось к аристократам-кшатриям, а сожжение известью - только к царям.Оригинал взят у sergey_v_fomin в ТАРКОВСКИЕ: ЖЕРТВОПРИНОШЕНИЕ (часть 133)Румынская почтовая марка, выпушенная в память Корнелиу Зеля Кодряну в 1940 г.«Тогда считать мы стали раны,товарищей считать…» (начало)Легионеры КодрянуНа шеях удавки рвут.Сергей ЯШИН.Одновременно с бегством Кароля II (еще до провозглашения 14 сентября Национально-Легионерского государства) в Румынии началось чествование мучеников Легиона, непрерывно продолжавшееся в течение всего времени, пока движение находилось у власти.7 сентября во всех городах и селах Румынии было объявлено днем молитвы и поминовения героев-гардистов.В тот день в Констанце состоялись торжественные похороны трех легионеров, павших в боях 3 сентября: Коваки, Капорани и Арделяну.На следующий день, 8 сентября такая же церемония прошла в Брашове. Там погребли погибших 3 сентября в этом городе и Вылче – Лучиана Карамлэу, Георге Штефэнеску, Григоре Григореску, Доната Султана и Константина Сэлчану.Поминовение легионера на одном из кладбищ страны. Сентябрь 1940 г.11 сентября в ходе большого поминовения на кладбище в Предяле происходит первое большое перезахоронение 46 легионеров, убитых 21 сентября 1939 г., в разгар массового государственного террора в ответ на убийство премьер-министра Арманда Кэлинеску.С тех пор Предял, в котором часто бывал Капитан, становится местом погребения героев движения.Кладбище легионеров в Предяле.А 13 сентября в Бухаресте происходит чествование Дня Капитана, проведение которого Хория Сима поручил ветеранам движения Раду Мироновичу, Василе Ясинскому и Аристотелю Георгиу.Колонны легионеров прошли от храма Святого Пророка Илии в Горганах к Зеленому Дому, где Сима выступил с речью, в которой говорил о борьбе Капитана, о смысле моральной и духовной чистоты жизни каждого гардиста, о победе, одержанной 6 сентября.На церемонии памяти Кодряну у Зеленого Дома. Слева направо: Корнелиу Джеорджеску, ИлиеГырняцэ и Раду Миронович. В центре – Раду Джир. 13 сентября 1940 г.Раду Джир, псевдоним Раду Деметреску (1905†1975) – поэта, драматурга и журналиста, доктора литературы, командира одного из подразделений Железной Гвардии.Слева направо: Корнелиу Джеорджеску, Илие Гырняцэ, Раду Миронович, Хория Сима и Раду Джир. 13 сентября 1940 г.Илие Гырняцэ (1898†1971) – один из старейших легионеров, друг Кодряну. Командир «Благовещения». В сентябре 1940 г. создал организацию, материальную помощь легионерам и их семьям, поддерживала беднейшие семьи в Румынии, открыв сеть столовых. Скончался в изгнании в Баварии.22 сентября было объявлено Днем героев и мучеников легионеров, отмечающийся с тех пор ежегодно – тайно или явно – всеми членами Легиона Михаила Архангела или сочувствующими ему.В Предяле – в присутствии генерала Иона Антонеску, Хории Симы, германского и итальянского послов – проходят траурные мероприятия.Коленопреклоненный генерал Антонеску, германский и итальянский послы (стоят) перед могилами легионеров в Предяле. 22 сентября 1940 г.Могилы мучеников-легионеров в монастыре Предял. 22 сентября 1940 г.Поминовение героев-легионеров проходили в тот день во многим местах страны: в Рымнику Сэрат, Бухаресте, Васлуе, Рышнове.На кладбище в Рымнику Сэрат. 22 сентября 1940 г.Число убитых легионеров исчислялось многими сотнями, а потому траурные церемонии продолжались по всей стране еще долго. Каждому погибшему в борьбе старались отдать дань памяти.Паломники, собравшиеся на панихиду по легионерам, убитым в Рышнове.Своего рода Пантеон Легиона возникал в Предяле, становившемся местом памяти, молитв и надежд на лучшее будущее.Прибытие на вокзал в Предял поезда с родственниками и земляками легионеров, убитых в Васлуе. 27 октября 1940 г.Семьи легионеров, оплакивающие своих родных и близких, убитых в Васлуе. Предял. 27 октября 1940 г.Похороны в Предяле замученных в Васлуе. 27 октября 1940 г.Наконец, 25 ноября 1940 г. приступили к раскопкам братской могилы в тюрьме Жилава, в которой находились Капитан, Никадоры и Децемвиры, убитые по распоряжению Кароля II.Крест на братской могиле в Жилавской тюрьме с именами всех четырнадцати замученных в тынкэбештском лесу легионеров.Этому предшествовало расследование обстоятельств преступления, начатое Специальной комиссией, созданной Декретом-законом от 23 сентября 1940 г.Благодаря разысканиям современных румынских исследователей сегодня мы во всех подробностях знаем, как происходила эксгумация.В 2013 г. историк Виктор Догару обнаружил в Национальном архиве дело, содержавшее отданную в цензуру датированную 28 ноября 1940 г. статью для газеты «Evenimentul zilei» («События дня») Мирчи Джеорджеску и Думитру Урсулеску – очевидцев процесса раскопок и опознания тел.Далее мы изложим ее содержание близко к тексту, дополняя ее сведениями из других источников, а также фотографиями, извлеченными из того же архива тем же исследователем.http://roncea.ro/2013/11/29/asasinarea-deshumarea-si-reinhumarea-capitanului-miscarii-legionare-corneliu-zelea-codreanu-un-articol-de-ziar-cenzurat-devenit-un-document-pentru-istorie-fotografii-de-arhiva-inedite-din-28-si-29/Сообщение об эксгумации в Жилаве в одной из бухарестских газет.Всю ночь с 26 на 27 ноября команда легионеров вела – при свете мощных прожекторов – работы в Жилаве.Объем их был немалый. Размеры братской могилы – одиннадцать на три с половиной метра, глубина – более трех метров.Прежде всего, необходимо было поднять бетонную плиту. Вес ее был весьма внушительным: более тридцати тонн.На этом архивном снимке хорошо видны механизмы для подъема бетонной плиты.Заливая тела серной кислотой, а затем покрывая их толстым слоем бетона, убийцы думали надежно скрыть и уничтожить тела без остатка. На деле вышло не так: без доступа воды и кислорода тела, хотя и почернели, однако хорошо сохранились, так же, как одежда и обувь, позволившие идентифицировать практически каждого.Кроме команды легионеров, в Жилаву приехали семьи Никадоров и Децемвиров, вдова и отец Капитана. Присутствовали командир «Благовещения» Илие Гырняцэ и другие начальствующие лица Легиона, судмедэксперты Института судебной медицины и следователи.После удаления плиты, начиная с 10 часов, работы идут очень медленно: в любой момент могут быть обнаружены тела мучеников. Трудятся с усердием и волнением. Тишина словно на церковной службе. Да и то: работы идут в присутствии читающих молитвы священников.Вокруг раскопа мерцают безчисленные свечи.Вот найдено первое тело. Видно пальто или плащ… После того, как землю очистили, видно – пальто.Но кто это? Кто? Может быть, Капитан?Всех охватило волнение.Ноги в полосатой тюремной одежде. (Как выяснилось потом, на всех мучениках была такая.) Руки раскинуты, образуя крест…Легионеры трудятся с рвением.Первыми, в 11.30, были идентифицированы тела двух Децемвиров – Иона Каратэнасе и Штефана Джеорджеску.Под коротким пальто, пошитом из крестьянской ткани, полосатая тюремная одежда и коричневый пуловер.– Кто признает?– Это Ионел… Ионел Каратэнасе, – слышен голос матери.Для того, чтобы быть полностью уверенными, обследуют карманы. Обнаружены зубная щетка, карандаш, ластик, перочинный нож, мундштук для сигарет, батистовый платок с монограммой.– Это он! – кричит мать, узнавая своего сына.Родные и близкие убитых легионеров.По одежде из ткани ручной работы и кошельку опознан и второй Децемвир – Штефан Джеорджеску.Но вот в северной части раскопа появляется новое тело. Хорошо сохранились голова, туловище, руки, ноги. Лежит головой вниз.Как стало ясно впоследствии, их всех бросили так: лицом в землю, что доказывало свирепость, безчеловечность, отчужденность от Христианской веры палачей.Легионер расстегивает одежду на одном из обнаруженных тел: темно-синее пальто.– Темно-синее пальто, – кричит нашедший, – и такого же цвета пуловер. Чьи они? Никто не может указать?..– Это Трандафир, Трандафир. Мой сын! – слышен с другой стороны ямы голос отца, спешащего к телу сына.Так было обретено тело Иона Трандафира – третьего Децемвира.На нем обнаружили залитое кровью полотенце…Работа продолжается.Вскоре по овчинному кожуху нашли еще одного Децемвира: Штефана Куркэ.По мешочку с инициалом мать опознала Иона Каранику – одного из Никадоров.Другого Никадора – Николае Константинеску обнаружили с веревкой на шее, которой он был задушен.Обнаруженные тела укладывают на полотно, которое расстелили на огромной бетонной плите, покрывавшей братскую могилу.«Они лежали на ней, – писали авторы печального репортажа, – как на огромном щите, подобно древним героям, доставленным в город с поля боя».Но где же Капитан? – Вопрос этот мучил многих.Еще в самом начале раскопок, в самом центре, рядом с телом Штефана Джеорджеску, был найден кожаный чемодан.Но откуда здесь, в братской могиле, чемодан?Выходит – рассуждали еще не знакомые с материалами следствия участники эксгумации – легионеры не знали, что их везут убивать, что при перевозке в другую тюрьму с ними что-то случится, что это их последняя дорога?Чемодан извлекли из ямы и открыли. Там было белье, зеленая и синяя ночные фильдекосовые рубашки, тапочки, носки, коробка печенья, простыня, кружка, зубная щетка и паста… Икона в серебряном окладе и Библия…– Это принадлежало Корнелиу, – сразу же признает госпожа Кодряну чемодан мужа.Сам Капитан был обнаружен в южной стороне.Сначала были извлечены тела пятого и шестого мучеников.У пятого найдена деревянная табакерка с сигаретами и мэрцишор. Обнаружены также следы крови…В кармане шестого был бумажный листок с записанной на нем молитвой.Тела того и другого так и не смогли идентифицировать.Судмедэксперт у одного из тел, найденных в Жилаве.Наконец, был поднят седьмой. Его удалось опознать лишь после того, как тело поместили на бетонной плите.На шее – три крестика и медальон. На пальце – обручальное кольцо.Госпожа Кодряну узнала своего мужа.Корнелиу и Елена Кодряну.«В многолетней бедности, в тяжелых испытаниях, посланных мне судьбой, – говорил Капитан, – жена постоянно поддерживала меня, преданно заботилась обо мне, разделила со мной безчисленные невзгоды, перенесла нужду и даже голод, чтобы помочь мне продолжить борьбу. Я всегда буду ей благодарен».Так был найден Капитан.К нему, словно к одру больного, подходит его отец. Опускается на колени. Молится об упокоении сына…«Святый Мучениче Корелиу, моли Бога о нас!»Много лет спустя в сентябре 1992 г. в Бухаресте Лилика Кодряну, вдова Капитана, испытавшая в течение своей, к тому времени уже 90-летней, жизни немало гонений, вспоминала в беседе с итальянским публицистом Клаудио Мутти о том навсегда оставшемся в ее памяти ноябрьском дне во дворе Жилавской тюрьмы…Госпожа Елена Зеля Кодряну в день своего 90-летия. Рядом с ней на снимке Дуилиу Сфинцеску (hjl/ 1901), инженер, доктор технических наук, в 1936-1938 гг. член постоянного секретариата Корнелиу Кодряну.«Мутти: Присутствовали ли вы при эксгумации его тела? Хотите ли вы рассказать об этом?Елена Кодряну: Да, я присутствовала, я стояла тогда перед братской могилой. Легионеры пытались извлечь трупы, которые были там разбросаны. Вся семья Корнелиу присутствовала.После того, как несколько трупов уже лежали рядом с могилой, мы услышали, как несколько легионеров кричат: “Капитана нельзя найти! Мы не можем найти Капитана!”…Вдруг я увидела его горные ботинки, те, в которых он ушел из дома и которые он использовал, когда ходил в горы. Я увидела эти ботинки и сказала ребятам: “Теперь будьте осторожны, здесь лежит также и Корнелиу. Следите за каждым из ваших движений!”И действительно: они вытащили его, они нашли и его. Лицо его было уничтожено серной кислотой или негашеной известью, которой поливали его убийцы.Однако, удивительным было его тело: хотя оно было желтым как воск, но на нем не было ни одного изменения, оно было абсолютно целым, несмотря на те два года, которые оно пролежало в земле.…Только там, где кожи его коснулась известь или серная кислота, можно было заметить последствия этого. […]Там было много народу, многие легионеры присутствовали при этой эксгумации. На поставленные на край ямы носилки положили его тело в том же виде, как его нашли. Он оставался в той же самой одежде, его не переодевали в новую».Продолжение следует.

02 сентября 2016, 18:06

БОЛЬШОЙ ШАБОВСКИЙ

  • 0

Оригинал взят у haile_rastafari в БОЛЬШОЙ ШАБОВСКИЙ"Эта магия действует только на тех, кто в неё верит.Если ты перестаёшь верить - она перестаёт действовать" (с)./х.ф. "Ключ от всех дверей"/Доброго времени суток, друзья.Давным-давно, в последние времена коммунистического блока, был в Восточной Германии такой деятель - Гюнтер Шабовский. Если не ошибаюсь, он был последним коммунистическим мэром Берлина и в историю вошёл, главным образом, тем, что на пресс-конференции 9 ноября 1989 года сказал пару фраз невпопад, что привело к падению берлинской стены. По сути, он был обычный серый номенклатурщик. Представитель партократии ГДР, которая, к тому моменту, точно так же погрязла в безыдейной номенклатурной мерзости, как и их старшие товарищи из тогдашней поздней КПСС. Эдакий чиновник от идеологии, ничем выдающимся не отличавшийся. Но вспомнился мне он не из-за той досадной истории со стеной, а из-за того, что произошло с ним чуть раньше. Так вот, для меня он, почему-то, стал чем-то вроде архетипа подобного рода деятеля. В глубине души ни во что не верящего (а, возможно, и никогда не верившего), живущего исключительно по системным правилам и общающегося с паствой исключительно набором системных заклинаний, выученных наизусть. Шаманских камланий, от которых отступать нельзя ни на запятую и изменяться которые могут только вместе с генеральной линией. И вот вдруг начинает происходить нечто: он, как и прежде, выступает перед людьми, скучающим голосом выдаёт им привычный набор штампов, а люди вдруг начинают реагировать иначе. И просто сгоняют его с трибуны. Там, где раньше они, в свою очередь, тоже изображали дежурное воодушевление/единодушие/всенародное одобрение, после чего складывали лозунги в кучу и шли домой пить шнапс - они вдруг начали освистывать его. И надо было видеть этот взгляд, вдруг болезненно проснувшийся от административного сна. В нём смешивались крайнее изумление и страх. А ещё - полнейшая растерянность. Он просто не знал, что делать, как на это реагировать, хотя спинным мозгом всё же понимал, что если он на это ответит своим, отлетающим от зубов, набором всё тех же заклинаний - то сделает только хуже. И вот он стоит на сцене и реально не знает даже в какую сторону ему пойти. А возле сцены, штормовым озером колышется народ. Который до рвотного рефлекса достало то, что вещает этот серый, неумный чиновник, абсолютно равнодушный и к этим людям, и даже к тому, что говорит сам. А он так и застыл с обомлевшим лицом, не зная, на какую кнопку нажать. Система перестала реагировать на стандартный набор команд, а нестандартным его пользоваться не учили.Так к чему же я его вдруг вспомнил? Что ж, как сказывают последователи дедушки Фрейда: "Давайте об этом поговорим"....А в матушке России, тем временем, происходит небывалое. Ну, по крайней мере, "небывалое" за крайние лет двадцать уж по крайней мере. А именно: очередные (по сути, досрочные) выборы в Государственную Думу явно отмечают собой начало процесса обновления правящего сообщества. "Элитой" я его называть не хочу, ну, да ладно - не о том сейчас речь. Мало того, что к выборам, фактически, допущены, пусть опереточные и цирковые, но всё же альтернативные партии, так ещё и списки официальных правящих партий подверглись жёсткой ротации. Идёт явное и суровое обновление кадров в "святая святых". В более низовых структурах властного аппарата оно идёт уже некоторое время - если бы списки посаженных чиновников опубликовали, то многие бы сильно удивились, но наша спецслужбистская власть продолжает быть верной себе и своим привычкам. Но теперь это поветрие коснулось уже почти что самой верхушки пирамиды. Что же происходит? Почему, вдруг, правящая система так озадачилась своим обновлением?Ответ очевиден, и он был когда-то озвучен ещё Шекспиром (тем, который Вильям): "Неладно что-то в Датском королевстве" (с). А если не цитировать классиков, то можно сказать, что страна шатается и тихо клокочет. И пускай происходит это сейчас и под поверхностью ковра, но понимают это уже все. Равно, как понимают и другое: с этим надо что-то делать, иначе в один прекрасный момент всё просто рухнет, как рухнуло уже как-то раз 23 февраля 1917 года. В один день. Так быстро, что многие даже не успели рот открыть от удивления. А ведь обстановочка сейчас такая же, как та, которую описывал наш император Александр III в частной беседе с одним из друзей: страна похожа на огромный паровой котёл, невозмутимый снаружи и яростно бурлящий внутри, под горячей стальной поверхностью. Вокруг этого котла ходят люди с молотками и зубилами, экстренно латают мелкие утечки, но глобально они сделать ничего не могут - рано или поздно давление в котле вырвет слишком большой кусок. И тогда всё. Тогда полная перезагрузка матрицы в неконтролируемой среде. Император это понимал. И жестоко пил, от чего, собственно, и умер гораздо раньше, чем мог, будучи от природы здоровым, как лось. И вот, что же мы видим сейчас? А тех же самых людей с молотками и зубилами. Которые взялись подлатать законодательную ветвь власти.Что ж, ход вполне в духе нашей кшатрианской правящей "элиты" - предельно технократичный, технологичный и прагматичный. Никакой идеологической крамолы, а элементарная ротация. Замена одних сотрудников на других. Вот только один вопрос: к добру это или к худу? В том смысле, что изменит ли это ситуацию до такой степени, как того хотелось бы почтенной публике, затеявшей процесс. А вот здесь, друзья мои, и есть самое большое разочарование.На днях, по совершенно иному поводу, я посмотрел на ютьюбе ролик с дебатами. Вообще, скажу вам честно и откровенно, за выборным побоищем на Родине я не слежу уже давно. Равно как и не хожу голосовать. Так как полагаю сие действо цирком - а в цирке пусть участвуют клоуны. Ну, в самом деле, какой смысл иметь хоть какое-то отношение к ритуальным пляскам, единственной задачей которых является условная легитимизация неких персонажей, которые, к тому же, ещё и не особо мне приятны. Да никакого. Но тут я, всё же, потратил полчаса своего времени и посмотрел.Знаете... Это удручающая картина. Ряд абсолютно одинаковых рож (то есть, пардон, новых лиц), читающих однотипные заклинания, лениво и неубедительно перебрёхивающихся друг с другом. А в глазах только три эмоции: равнодушие, скука и алчность. Более глубокой и абсолютной деградации я не наблюдал за все 25 лет "демократии". Картину слегка оживляли грантоеды. В этот раз, видимо, к выборам решено было допустить белоленточную живность. Их, что самое потрясающее, на дебатах представлял персонаж по фамилии Мальцев, сам себя называющий "русским националистом". Ну, насколько можно называть "русским националистом" гражданина, открыто пошедшего на сотрудничество с откровенными врагами русской нации - для меня это вопрос вполне риторический. Впрочем, об этом позже. И вот глядя на эти "новые кадры", похожие друг на друга, как однояйцевые близнецы-клоны, я и вспомнил Гюнтера Шабовского. Потому, что все они с ним на одно лицо. Из одной породы. И, видимо, с одинаковой судьбой.Они и есть та самая "правящая элита". У которой нет ни талантов, ни будущего. "Коллективный Шабовский", который в ответственный момент просто зависнет, как 98-й виндовс.Какие проблемы могут решить такие люди? Что даст подобная встряска кадров? Да ничего. Что меняется? Нам возвращают высокие смыслы? В стране возобновляется идеологический процесс? Нет. Тогда спустимся из "высоких эмпирей" чуть пониже. Хоть одна из насущных проблем общества начала, хотя бы, всерьёз проговариваться (я уж не говорю о том, чтоб решаться)? Нет. Более того, наблюдаются лишь тенденции к эскалации этих проблем. Они все ослабели на волне патриотизма, вызванной ирредентой Крыма и войной за Донбасс, но теперь, благодаря гениальным действиям всё той же "правящей элиты", вновь набирают силу. И на сцену выходит всё та же мерзость, только отдохнувшей и выспавшейся. Теперь мы снова имеем то, что имели два с половиной года назад: конвульсирующую экономику, чуть причёсанный, но от этого не менее дикий капитализм, олигархическую власть и "русский вопрос". Колоссальный "донбасский капитал" почти профукан с крайней степенью бездарности. И вот на всё это выпускают их - армию клонов Гюнтера Шабовского.Впрочем, это эмоции. Уж извините - накипело. А теперь поговорим предметно. И даже по-кшатриански прагматично. Про идеологию говорить не буду, честное слово. Итак, масштаб проблем, которые предстоит решать новому московскому политикуму, таков, что они откровенно грозят обрушением государства. Разумеется, если оставить их, как есть. Эти проблемы носят уже фундаментальный характер - речь, как минимум, идёт о необходимости смены политического и экономического нарратива. И их невозможно решить ни политическим лавированием, ни, тем более, агентурными игрищами спецслужб (которые мы вполне очевидно наблюдаем на этих выборах). Можно ли их решить без развёртывания катастрофического сценария? Да, можно. Но сделать это можно только путём "перезаключения общественного договора" и "переучреждения государства". Именно так. А кто-то думал, что здесь можно легко отделаться? Нет уж, друзья мои. Великий политик XIX века, Камилло Кавур, совершенно верно заметил, что если уж кардинальные изменения назрели, то их надо делать сверху, пока их не сделали снизу. Ну, а что необходимо для такого "перезаключения" и "переучреждения"? Только одно - широкий общественный, политический диалог, честный и прямой. Без этого ни о каком установлении новых правил игры не может быть и речи. А это диалог между правыми, левыми и властью. Которая у нас - вещь в себе. Плюс ещё ряд групп, в эту модель не вписанных - таких, как религиозные сообщества, к примеру. Я подчёркиваю: это должен быть настоящий диалог, а не общение власти с собой любимой. Но что делает наш "большой Шабовский"? А он действует, что называется, "по накатанной". Пользуясь старыми схемами, которые, по нынешней ситуации, могут вполне оказаться несовместимыми с жизнью.Я приведу два примера того, как даже сама возможность такого диалога сводится на нет системным маразмом этого не желающего меняться сообщества.И начну с родного и близкого. С русских правых.На днях, глядя по интернету один из подчёркнуто проправительственных каналов, я имел счастье слышать одно большое обсуждение. И обсуждали они там новость о посадке на нары г-на Белова. Того, который Поткин. Бывший основатель ДПНИ (Движения против нелегальной имиграции) и ЭПО "Русские". Сразу говорю: он не вызывает у меня ни малейшего сочувствия. Потому, что предатель. И то, что он позиционирует себя, как "русский националист" - с моей русской националистической точки зрения его вину только утраивает. Потому, что сотрудничать с врагом, прямо истребляющим русское население Донбасса, проводящим деруссификации и осуществляющим акты военного геноцида - для того, кто называет себя "русским националистом", не просто грех, а смертный грех. В буквальном смысле слова. Но то такое. Дело не в этом. И даже не в самой теме, а в том, как она подавалась. Там не говорилось, что Поткин изменник Родины. Что он работал в связке с бандеровцами. Что формально посадили его вообще за экономические преступления. Там говорилось о том, что Поткин достоин кары не за то, что он сволочь, предатель и вор, а за то, что он - русский националист. Вот так, практически открытым текстом. И обмусоливалось это долго, с пафосом, праведным гневом и возмущённым придыханием. Заметьте, это не 2006 и не 2010 год - это сейчас. Это буквально на днях звучало. То есть вы поняли, дорогие россияне: нас возвращают к риторике минимум пяти-семилетней давности. Той самой, которая, по сути, расколола общество. Той самой, которая взорвала Манежку. Той самой, под которую произошло восстание в Кондопоге. Кстати говоря, как раз сейчас, в эти дни на стыке сентября и августа, десятая годовщина тех событий. Именно тогда, десять лет назад, напряжение между русским и кавказским населением впервые достигло критической массы и полыхнуло адским огнём того самого русского бунта. Который далеко не всегда бессмысленный, но всегда беспощадный. Полыхнуло на улицах маленького карельского райцентра. Того, чьё название после этого стало символом.И произошло это не потому, что "злодеи покушаются на дружбу народов", а потому, что накопившиеся проблемы в межнациональной сфере никто не решал и решать не хотел. Как не хочет до сих пор. Потому, что официально у нас нет никаких проблем, а есть только некие "негодяи", нарушающие спокойствие и мешающие народам дружить. Разумеется, малочисленные. Ну, как-то так. Да просто они привыкли, что надо не искать решение проблем, а преследовать тех, кто эти проблемы озвучивает. Ну, как минимум. Я вот сейчас нечеловеческие усилия прилагаю к тому, чтобы выражаться максимально деликатно.И жесть ситуации в том, что говорится это по отношению к тому политическому тренду, который, при любых открытых выборах наберёт в большой России минимум 15% голосов. И это цифра гарантированная, а не потенциальная. Если считать вместе с потенциальным электоратом... Здесь можно и вовсе далеко зайти. Ну, и о каком диалоге здесь может идти речь? Да правда в том, что при таком отношении даже для самых умеренных правых любой диалог мгновенно превращается в "зашквар". Уж простите за мой простонародный.На этом фоне особенно замечательно выглядит то, что единственный т.н. "националист", допущенный к выборам - откровенная крыса, которая идёт по спискам белоленточных либералов из партии "Парнас", г-на Касьянова. О том, что это за цирк уродов, можно судить по их же собственным агитационным мероприятиям: https://youtu.be/YTCfxiD9b14 Напомню, что два года назад русское движение раскололось "по Донбасскому вопросу". Раскололось резко и непримиримо, вплоть до того, что бывшие соратники потом стреляли друг в друга, находясь по разные стороны линии фронта под Донецком и Мариуполем. И до сих пор продолжают это делать. Часть откровенно предала свой народ и перешла на сторону бандеровцев. Часть повела себя правильно. Но вот, что удивительно: из всех имеющихся русских националистов к официальному политическому процессу допускаются именно предатели. Понятно, почему это делается: "уважаемые" кураторы в очередной раз играют в игры. И не надо это отрицать - давайте уже будем говорить по-взрослому. То, что г-н Мальцев оказался там, где оказался - это очередная спецслужбистская "комбинация". И я даже не собираюсь спорить по этому поводу - это так, и точка, ребята. И причины понятны: всё то же их вечное желание разыграть, как краплёную карту, очередную вербованную сволочь, одновременно осуществляя контроль и дискредитацию движения в целом. Схема стара и банальна. Да ещё и очевидна насквозь. Но особенно прекрасно это выглядит в контексте общей картины. А она такова: после того самого раскола правое и национальное движение в большой России лежит в руинах - старые лидеры дискредитированы, связи разорваны, по стране гуляют табуны бесхозных правых, которые абсолютно дезориентированы и не знают, куда им двигаться дальше и на что опираться. При этом люди абсолютно сохранили свои взгляды. Равно, как сохранили их и те самые 15% электората. И в такой ситуации медийно и политически вбрасывть персонажа, откровенно работающего на демонтаж страны, да ещё и подспудно позиционировать его, как единственный и безальтернативный вариант для русских правых - это уже не игрища. Это уже подрывная деятельность чистой воды. Сильно смахивающая на то, как бывшее государство "украина" готовилось к майдану. Разумеется, есть вероятность и того, что наши "демиурги" просто заигрались. И она велика. Очень велика. Но кого это интересует? И кого это освобождает от ответственности. По сути, уже не имеет значения, с чем мы имеем дело - безответственностью или саботажем. Здесь даже трудно сказать, что из этого хуже, на самом деле.Теперь поговорим о левых. Которых я тоже всем сердцем люблю. Честное слово.В отношении их "жизненного пространства" и вовсе происходит интересное. Постоянные потуги власти на очередную волну десоветизации упоминать даже как-то глупо - это уже из репертуара незабвенного Капитана Очевидности. Противостояние этим попыткам уже давно превратилось для российских левых в обыденность - некий корпоративный вид спорта. С этим они уже ни то, чтобы примирились, но начали воспринимать, как данность. Которая диалогу вряд ли помешает сама по себе. Но не так давно и в этом наше правящее сообщество начало активно переступать любые границы. Несколько недель назад, по инициативе местной "элиты" одной из маленьких, но гордых республик в Государственную Думу был подан законопроект об уголовной ответственности за отрицание сталинских репрессий и тюремном сроке за прославление Сталина. То есть, в случае его принятия, за Сталина в России будут сажать, как в Германии за Гитлера. Я уже писал об этом (http://haile-rastafari.livejournal.com/107933.html) и по сути вопроса добавить мне нечего. Кроме одного: я, конечно, понимаю, что принять закон к рассмотрению, ещё не значит, что его вообще сделают законом, но вот только сам факт появления такого прожекта уже откровенно подрывает любой консенсус с любыми левыми. На корню уничтожает даже теоретическую возможность диалога с ними. Разумеется, речь не идёт о тех левых, которые карманные и давно прикормленные. Но с этими говорить тем более бессмысленно - а зачем, если можно всё порешать с их куратором в сауне, да под шашлычок? Но только вот ситуация не та, чтоб разговаривать с такого рода публикой. Грустно, что наш "коллективный Шабовкий" не способен этого понять в принципе.Итак, что можно сказать по итогам? Да только то, что возможность того самого широкого общественного диалога почти обрублена как справа, так и слева. Ну, а кто остаётся? Те, кого можно было бы назвать умеренными патриотами. То есть те, кто стоит на государственнической платформе консервативного толка. Но их лояльность сейчас целиком и полностью зависит от одного слова: ДОНБАСС. И многие из них уже теперь отошли в сторону, встав на позицию некоего нейтралитета. По понятным причинам: происходящее с Донбассом, разумеется, хорошо отрабатывается пропагандой. Но и она не всесильна. По поводу мыслей и морального состояния таких умеренных патриотов мне вспоминается один случай, произошедший где-то около года назад. Тогда один слегка фрондирующий, но, при этом, вполне системный представитель "спецуры" (приняв перед этим на душу литр коньяка "Старый Кахети") сказал мне: "Знаешь, Шекспир, чего я боюсь? Как бы нам в итоге не оказаться в положении патриотической оппозиции к Николаю II". Тут даже нечего добавить, друзья мои.Но пока Донбасс держится - они, в целом, всё же готовы к разговору и для правящего сообщества это лучше, чем ничего. Хотя, для полноценного общественного диалога всё равно критически мало. Вот только на Донбассе не так хорошо, как им бы хотелось. Он постоянно балансирует между трагедией и абсурдом. И там под бомбами гибнут дети. И всё более упрямым становится вопрос - что дальше?В связи со всем, сказанным выше, для правящего сообщества вполне реальной становится перспектива в критический момент оказаться в безвоздушном пространстве. Понимают ли они это? Не знаю. Судя по действиям - видимо, нет. А может считают себя такими "большими и страшными", что им всё нипочём. Ну, что можно сказать на эту тему?...Я помню одну телепередачу. Выпуск советских новостей то ли от конца ноября, то ли от начала декабря 1989 года. Румыния. Бухарест. Николаэ Чаушеску переизбран в очередной бессчётный раз главой СРР. Или главой румынской компартии. Я уже не помню таких подробностей - мне, как бы, 13 лет было. Да и не важно. И вот он стоит на трибуне и машет рукой. А внизу, на площади, замыкающей столичный проспект Победы Социализма, радостные румыны смеются и плачут от счастья, размахивают национальными флагами с краснозвёздным гербом и кричат: "Чаушеску и народ!"... А всего через три недели эти же румыны на этой же площади вырезали этот герб из этих же национальных флагов, штурмовали эту же трибуну и Чаушеску был вынужден бежать из этого же дворца на вертолёте. Потому, что по земле он пройти уже не мог - она горела под его ногами.Знаете, на самом деле я нормально отношусь к покойному Николаэ Чаушеску. Более того - я отношусь к нему уважительно. Он был сложным человеком по жизни, но он был хорошим лидером своей страны и своего народа. Он действительно делал всё, чтобы форсированными темпами вырвать Румынию из под гнёта "международных кредиторов". И он этого почти добился. Да - он действовал предельно жёстко. Но у него были принципы. У него была великая идея. Нравится она кому-то или нет - она была и это сухой неэмоциональный факт. У него было "идеальное". И оно им двигало. А что движет вами, г-н "коллективный Шабовский"? Какое "идеальное" у вас? Грёзы о том, что Серые Гавани снова откроются и светлые эльфы с распростёртыми объятиями примут вас на Заокраинный Запад, где вы будете доживать свой век на золотом берегу с джакузи и пальмами? Это ваша высокая мечта? Это ваша великая идея? Знаете, ребята, скажу вам честно и откровенно - вы не стоите даже грязи на подошвах ботинок того же Чаушеску. Даже смешной, страдающий старческим маразмом Эрих Хоннекер - и то по сравнению с вами великан. О таких людях, как Муаммар Каддафи, я даже не говорю. Я просто не хочу их с вами сравнивать.Чем закончили все эти люди, которые были достойней вас? Вы знаете, и я знаю. Если с вами в итоге случится что-то в этом роде - у меня не будет к вам сочувствия. Я в сотый раз повторяю: мне не жалко вас - мне жалко страну. Как развивается тот самый "катастрофический сценарий", я, к сожалению, наблюдал из первого ряда. А страна вам и так дала почти безграничный кредит доверия в начале Русской Весны. Вчера, 1 сентября 2016, Русской Весне исполнилось полтора года. И что? Как вы воспользовались этим кредитом? Грустно то, что воспользовались вы им даже не плохо. Вы им воспользовались никак. И это всего лишь говорит о том, как вы бездарны. Вряд ли что-то изменится при замене одних бездарностей на других. Быть может станет даже хуже, ибо бездарность, охваченная энтузиазмом - это и вовсе опасно для окружающих. Но время, тем не менее, ещё есть. Вам решать, воспользоваться им или нет. Вы можете и дальше делать то, что делали раньше и делаете сейчас: произносить ритуальные системные заклинания и пытаться затаптывать тех, кто пытается разговаривать о реальности. Не волнуйтесь - они это выдержат. А что выдержите вы? В ваши "магические пассы" уже никто не верит. Они вызывают лишь тоску и нарастающее раздражение. И лучше бы вам заняться саморазвитием, а то в один прекрасный день вас могут попросту согнать с трибуны.И хорошо ещё, если сгонят так, как сгоняли Гюнтера Шабовского, а не так, как сгоняли Николаэ Чаушеску.(с) Павел Раста (позывной "Шекспир").Группа "В контакте"   -   http://vk.com/russkoe_gosudarstvoГруппа на "facebook"  -   http://www.facebook.com/groups/RussRevo/Инстаграм  - https://instagram.com/shakespeare1976/

Выбор редакции
15 апреля 2016, 20:37

16 апреля - День мордовских языков

  • 0

Наступает 16 апреля - Всемирный день эрзянского и мокшанского языков.Кажется, до сих пор не оценена по достоинству близость мордовских и русского языков. Ни один народ не растворялся среди русских в таком количестве и с такой скоростью, как мордва. Это не только эрзя и мокша, но и давно исчезнувшие ветви вроде цнинской мордвы или муромы. Липецк, Воронеж, Тамбов, Пенза - всё это были сплошь мордовские земли.Мордовские - не значит финно-угорские. Из всех финно-угорских языков именно в мордовских доля индоевропейских (и даже прямо индоиранских) заимствований самая большая, а генетически эрзя - вообще в целом потомки именно индоиранцев, а не финно-угров. Названия "волка", "топора" и многих других слов в эрзянском языке прямо заимствованы из древнеиндийского. Синтез первой волны финноязычных завоевателей III тыс. до н.э. и индоиранских завоевателей II тыс. до н.э. породил мордву. Итоговое влияние русского и тюркского компонентов уже в Новое время довершило формирование эрзянского языка как единственного (!) языка в мире, фонетика которого полностью совпадает с русской, да и синтаксис почти целиком скопирован с русского.К сожалению, даже в ХХ в. поэзия на мордовских языках развилась очень слабо. На мокшанском языке нет вовсе ничего достойного внимания, на эрзянском же, если не считать авторские обработки народных эпосов "Мастор-ава" и "Сияжар", то единственным подлинным (и очень плодовитым!) поэтом является Числав (Вячеслав) Журавлев. Обожаю его стихотворение, посвященное самому эрзянскому языку:Эрзянь кель, тонь ине оймень сиянть Авань моротнестэ саинь мон. Седе гайтев эзинь марсе лия Ды а содан седэ чевте, ён. Кастан эйкакшт кортазь эрзянь кельсэ, Рузонь келесь панжи тень од кить. Кавто кельсэ кортан паро мельсэ, Сынь монь эйсе кавто седей вийть. Эрзянь кель, мон кенярдан тонь кисэ. Ламо масторт тондеть содыть ней. Эрзянь кель, тон – мазый цецянь кизэ. Эрзянь кель, тон – Равов прыця лей! Мон тонь эйсе вечкезь, стихсэ моран, Кандан мелявкст, арсемат ды мельть… Кадык эйсэть кортыть нуцькан, цёран, Кезерь пингень мазый эрзянь кель!Ну и про зимний лес Журавлев прекрасно написал. В Интернете оно висит в новой редакции, но я предпочитаю старую:Косо эчке пекшесь,Вармань каршо арась.Ловонть алов кекшезь,Уды вирень сараз.Вансты сыре чувтосьНармунть — эри тевсэ.Сонзэ чевте увтосьТарьксэнть лембекс тейсы.Канды виресь лезэ:Анды, вансты, эжди...Минек виренть пезэМенелентень нежди.Я никоим образом не хочу дискредитировать мокшанский язык, хотя он кажется таким же испорченным эрзянским, как польский кажется испорченным русским. Но пусть сохраняется мудрый принцип, сформулированный профессором Мокшиным:"Кадык кельтне кармить кавто, мокшэрзятнень иля явто, мерезь керезень моросо – мокшэрзятнь ве куросо!"

10 апреля 2016, 11:23

Уильям Моррис и Россия: к генеалогии Консервативной Революции

  • 0

Уильям Моррис и Россия:к генеалогии Консервативной Революции«Диагноз? Уильям Моррис. Работал за десятерых», – констатировал врач в день смерти 62-летнего художника, поэта, писателя, архитектора, реставратора, создателя витражей, политика, ремесленника, ткача, столяра, мастера типографского дела, дизайнера (первого человека в мире, который придумал само слово «дизайнер»). Чтобы в полной мере осветить то, чем был Моррис в каждой из сфер своей деятельности, не хватит и десятка томов. Поэтому вместо вопроса о том, кем был Моррис вообще, зададимся вопросом, кем был и кем является он сейчас для русских.Не следует упускать из виду, что и с социально-экономической, и с культурной точки зрения во второй половине XIX века Россия находилась в абсолютно другой фазе и жила абсолютно другими проблемами, чем Великобритания. Это обстоятельство существенно отличает данный период как от предыдущего (Жуковский и Пушкин непредставимы без романтизма «Озёрной школы», а славянофил Хомяков – без своих англофильских штудий), так и от последующего. Но вторая половина XIX века в России – это абсолютное господство позитивизма, «реализма» и экономизма во всех ипостасях, в то время как в Англии и Шотландии в это время в культуре – в противовес господствующей, «официальной» политике – происходит явный крен в сторону Традиции. У истоков этого поворота после схода со сцены лейкистов стоял великий Томас Карлейль (1795–1881), уже в 1840-е годы начавший подрывать своей критикой основы викторианского либерального капитализма. Карлейль, по складу своего ума и характера ориентированный на континентальную Европу, оказался единственным крупным британским мыслителем XIX века, который был постоянно связан с Россией. Он любил русское самодержавие тепло и искренне, разругавшись из-за этого с Герценом, и до последних дней жизни, даже прекратив публичную общественную деятельность, общался с главным «агентом России в Лондоне» Ольгой Новиковой. Карлейля в России не забывали никогда, но даже его сочинения не были востребованы у нас долгое время: до 1894 года на русском языке были изданы, кажется, лишь одно сочинение великого шотландца и одна брошюрка о нем. Подлинная популярность к Карлейлю пришла в России лишь в самом конце века и росла на протяжении всей эпохи Николая II. Но здесь уже Карлейль был не исключением, а правилом: на фоне общего духовного перелома в русском обществе именно на рубеже веков происходит обращение к сокровищам культуры, прекрасно известным в России в первой половине XIX века, но потом позабытым…Дело, однако, не только в культуре в узком смысле слова. Карлейль – один из основоположников «феодального социализма», доктрины экономического и политического Третьего Пути. Естественно, что эти учения прежде всего появились там, где промышленный переворот произошел раньше всех: в Англии и Франции. К моменту появления «Манифеста коммунистической партии» Маркса и Энгельса в январе 1848 г. понятие «феодального социализма» уже было устоявшимся. А ведь это не что иное, как прототип Третьего Пути или национал-большевизма XX века. Правая политика, традиционная культура, левая экономика. Превращение капиталистической эксплуатации «свободного» труда в феодальную патриархальную опеку хозяев фабрик над рабочими, приоритет аграрного сектора и так далее. Недаром любимым режимом для Карлейля, наряду с Российской империей, был Парагвай эпохи Франсии и Лопесов – предшественник строя типа сталинского СССР…Революция 1848 г. захватила почти все страны Европы, совершенно обойдя стороной лишь Россию. Но если в ряде государств дело дошло до свержения власти и кровопролитных междоусобных войн, то в других странах дело ограничилось бунтами, митингами и ответными реформами. Именно так произошло весной 1848 г. в Англии, когда под давлением рабочих толп и под влиянием идей Карлейля такие представители духовенства, как Чарльз Кингсли, Фредерик Денисон Морис (не путать с Моррисом) и Джон Малькольм Людлоу заложили основы «христианского социализма», который путем смягчения противоречий капитализма и улучшения положения трудящихся укрепил общую стабильность системы. Но это был скорее реформизм, пусть и из самых благих пожеланий, чем реальная альтернатива Современному Миру.Подлинная альтернатива проявилась в культуре в движении прерафаэлитов (их первое поколение выступило на историческую сцену в 1848 г., а второе, включая Уильяма Морриса, в 1853 г.). Но все их усилия не значили бы ровным счетом ничего, если бы не основывались на социально-политической и экономической доктрине Джона Рёскина (1819–1900), который не просто углубил и разработал гениальные прозрения Карлейля, но и вплотную подошел к традиционалистской утопии Платонополиса.Капитализм как экономическая система и либерализм как обслуживающая ее идеология не знали в середине XIX века более опасного врага, чем Рёскин. На его фоне сам Маркс смотрелся приживалой британского капитала. Даже спустя сто лет такой фанатик «дикого» капитализма, как Людвиг фон Мизес, будет люто ненавидеть Рёскина до такой степени, что припишет ему одному подрыв идей викторианского либерализма. Рёскин вслед за Карлейлем продемонстрировал, что в Англии и Шотландии есть силы, которые хотят слома олигархической парламентской системы и перехода к совершенно иному типу государства: с сильной центральной властью, занимающейся справедливым перераспределением доходов, с отказом от индустриализации и технических новшеств и опорой на патриархальных крестьян и ремесленные цеха и гильдии. Но самое главное, что это государство-мечта должно было стать красивым. Стать произведением искусства, с общенародными праздниками и хороводами. Хранителями культуры, по замыслу Рёскина, должна была стать здоровая часть аристократии, которой следовало проживать в замках за счет государственной пенсии. Платить пенсию представителям старой знати как носителям культуры – до этого не додумались бы никакие коммунисты. Но Рёскин прослыл среди капиталистов именно «красным», хотя на самом деле речь шла о построении Платонополиса…При всем при том Рёскин был трезвым экономистом и, например, не верил в возможность полной отмены денег. Друзья из его круга – Льюис Кэрролл (кстати, посетивший Россию), Джордж Макдональд, Уильям Моррис – оказались куда радикальнее и допускали переход к ограничению денежного обращения и далее к прямому товарообмену.Дорога Уильяма Морриса к Третьему Пути была извилиста и непроста. Долгие годы его знали лишь как эстета, художника, поэта… Но потом грянул 1876 год.Балканский кризис. Турки осуществляют геноцид болгар, сербов, боснийцев. Русофобское правительство во главе с евреем Дизраэли поддерживает турок и грозит России чуть ли не войной. Английское общество раскалывается пополам. Лидер оппозиции Гладстон при прямой поддержке русских консерваторов и славянофилов разворачивает кампанию в поддержку российской политики и изобличает турецкие зверства на Балканах. По всей Англии происходят столкновения между пророссийскими и протурецкими толпами митингующих. Старики Карлейль и Рёскин в тесном контакте с Ольгой Новиковой высказываются в поддержку России, но нужны и более молодые кадры. Именно в этот момент доселе аполитичный Уильям Моррис становится казначеем одной из пророссийских ассоциаций. Впервые в жизни он ставит свое перо на службу злобе дня и пишет зажигательную песню «Проснитесь, лондонские парни», призывающую рабочий люд силой свергнуть правительство Дизраэли – «турок» – и всю палату лордов. Британские власти Моррис объявил оккупационными и действующими в интересах Турции. И действительно, сговор между частью британской элиты, особенно среди тори, и Стамбулом имеет давнюю историю. Даже спустя целое поколение прямой идейный наследник Морриса Честертон в романе «Перелетный кабак» (1914) будет прямо указывать на данный сговор, ведущий к исламизации Британии…От этого периода жизни Морриса сохранилось не очень много документов. Когда автор этих строк посетил его дом-музей Кельмскотт-Мэнор в 2014 году, то с удивлением обратил внимание на металлическое декоративное блюдо с двуглавым орлом, которое он использовал. Возможно, действительно в тот момент «Англия славянофильствовала», по словам Новиковой.Недавно в отделе рукописей Института русской литературы РАН в фонде Новиковой нам удалось обнаружить письмо Морриса к неизвестному представителю российской власти от 17 мая 1877 г., в котором великий поэт умоляет срочно выдать денежный транш на поддержку пророссийской агитации в Англии. Эта агитация принесла свои плоды. Дизраэли так и не решился на открытую войну против России, а ближайшие выборы 1880 года проиграл с треском. Победа досталась Гладстону – человеку искреннему, неподкупному и традиционно-ориентированному, который пришел к власти во многом за счет спекуляций на антитурецкой и пророссийской риторике.Это означало политическое банкротство человека, который был в Англии пришельцем и всю свою жизнь стремился только к власти, несколько раз на 180 градусов меняя свою политическую позицию в зависимости от выгоды. Беспринципность Дизраэли, который в 1841–1845 гг. на краткое время примыкал к традиционалистской группировке «Молодая Англия» и с легкостью предал ее идеалы, сыграла роковую роль в британской политической системе, усилив степень проникновения в нее влияния космополитических финансистов, полностью оторванных от английской почвы и порою мечтавших о переносе столицы Британской империи в Индию. Зловещая роль Дизраэли, поставившего «консервативную» риторику на службу сугубо либеральным принципам, была блестяще раскрыта в статье Юлиуса Эволы «Англия сегодня», и вряд ли нужно сейчас останавливаться на этом подробнее.Однако вскоре все наглядно убедились в том, что Гладстон – не тот человек, которому под силу кардинально изменить или сломать как устоявшуюся геополитическую систему Британской империи, так и сложившийся внутри страны капиталистический строй. По мере ухода старика Гладстона с политической арены обе крупные политические партии страны, «консервативная» и «либеральная», в общем и целом окажутся в руках Ротшильдов, и пространство легального политического маневра для не желающих играть по их правилам будет резко сужено.По этой причине в 1880-е годы и позднее разочаровавшиеся сторонники как тори, так и вигов обратили свои взоры налево, в сторону различных версий социализма. Если Рёскин это делал активно уже в 70-е годы, то поворот Морриса к социализму совершился десятилетием позже. После смерти Маркса в 1883 г. он прочитал «Капитал» и, по собственному признанию, ничего не понял, кроме того, что капиталистическая эксплуатация еще хуже старой феодальной и нужно перейти к другой социальной системе. Вступив вначале в Социал-демократическую федерацию левака и анархо-коммуниста Гайндмана, Моррис быстро разошелся с ним и основал Социалистическую лигу (1885–1890). В эти годы он стал сочетать свою культурно-просветительскую деятельность и борьбу за реставрацию старых церквей с написанием и изданием дешевых социалистических агиток для народа. Среди них были как брошюры с кратким обзором истории Европы, так и, например, «Песни для социалистов». Разумеется, всем было ясно, что «социализм» в версии Морриса не имеет почти ничего общего с марксизмом. Это прекрасно понимал и Энгельс, из писем которого совершенно очевидно его отношение к Моррису как к «полезному идиоту» и фантазеру-романтику, антикапиталистическая пропаганда которого, однако, действительно меняла настроения в обществе.Все точки над i были расставлены в 1890 г., когда вместо Социалистической лиги Моррис основал свое собственное Хаммерсмитское социалистическое общество. Последние шесть лет жизни он сочетал выработку в рамках этой организации некоей смеси из левых и правых идей с активной литературной деятельностью. Именно в эти годы он пишет утопию «Вести из ниоткуда», в которой решительно разрывает с типичной социал-демократией и марксизмом, отвергая их технократические утопии в пользу идеального образа аграрной и патриархальной Англии сельских коммун, где в бывшем здании парламента устроен склад навоза. За ней последовала серия глубоко поэтических романов о древности средневековье – огромных эпопей, ставших первыми образцами жанра «фэнтези» в Европе и вторыми (после китайской литературы) в мире. Большинство этих великих произведений, перевернувших всю английскую литературу, будет издано на русском языке только в 2015–2016 годах…Однако среди них не окажется небольшого романа «Сон про Джона Болла», который издавался в России в 1906 и 1923 годах, а ныне прочно забыт. По объему это даже скорее повесть, чем роман. Обращение к ее тексту позволяет многое прояснить в мировоззрении Морриса.Как и в «Вестях из ниоткуда», писатель выступает в романе от своего имени как персонаж-рассказчик. В обоих произведениях он засыпает в современном унылом и грязном мире и просыпается либо в прекрасном будущем («Вести из ниоткуда»), либо в прекрасном прошлом («Сон про Джона Болла»). Казалось бы, банальный литературный прием, но когда Моррис говорит о своих непосредственных впечатлениях от бесед с Джоном Боллом и Джеком Стро, создается впечатление, что ему это действительно могло ярко и убедительно присниться.Джон Болл – средневековый католический священник из Кента, который стал идеологом восстания Уота Тайлера в 1381 году. По сути дела, тогда произошла быстротечная гражданская война. Сто тысяч крестьян и ремесленников (при тогдашнем двухмиллионном населении Англии это была колоссальная цифра) слушали проповеди Болла перед походом на Лондон. В итоге столичная знать победила восставших, Джон Болл и Джек Стро были зверски казнены. Такова внешняя канва событий. Действие повести происходит на первом этапе похода. Моррис как гость из будущего рассказывает Боллу всё, что его ожидает, и всё, что будет впоследствии. Последние главы романа напоминают пересказ социологического трактата, если не «Капитала» Маркса. Но все-таки не по Марксу рассуждает в них автор. Если с точки зрения марксизма восстание Тайлера было лишь эпизодом борьбы крестьян с феодалами, способствовавшим отмене крепостного права и дальнейшему формированию предпосылок для капитализма, то Моррис буквально «на пальцах» объясняет простодушному Боллу совсем другую картину. В соответствии с ней, ничего хорошего в провоцировании замены феодализма на капитализм нет, ибо у власти останутся потомки тех же лордов, а рабство «вольнонаемного» рабочего станет самым тяжелым в мире. Таким образом, вместо концепции буржуазной революции против феодалов Моррис говорит о плавном врастании феодалов в капитализм. Однако что это за концепция? Это теория, к которой только сто лет спустя придет Иммануил Валлерстайн и которую сейчас активно развивает Андрей Ильич Фурсов. Моррис предвосхитил ее на целый век ранее, безошибочно указав на конец XIV века и последствия восстания Тайлера для перестройки старой системы господства европейских элит в новую.Разумеется, Моррис, как и его предшественники от Карлейля и Кингсли до Джорджа Макдональда и Рёскина, разрывает с кальвинистским учением об избранности и земном успехе, считая его дьявольским. В соответствии с традиционным христианским пониманием Моррис устами Джона Болла рассматривает богатство как грех: все богачи пойдут в ад, говорит проповедник 1381 года, поскольку они одиноки и не делятся с товарищами. «Слишком много богатых в этом королевстве! Да будь и один, все равно он был бы лишним, и все стали бы рабами его», – восклицает Джон Болл. Можно представить себе, как звучали такие слова в романе, написанном пятьсот лет спустя.Налицо и другое расхождение с марксизмом. Не против производителей и промышленников выступает Моррис. Он и сам всю жизнь был таким предпринимателем-производителем. Главным врагом для него, как и для Джона Болла, являются банкиры и юристы. Финансисты и ростовщики, делающие деньги из ничего, и крючкотворы и сутяги, всегда готовые изготовить «законную» бумажку для этих мздоимцев. Поэтому восставшие крестьяне в романе с особым удовольствием расправляются со всеми юристами, попадающимися им под руку, и сжигают все договора и акты, какие могут найти. Будучи добрым человеком, Джон Болл прощает всех погибших в битве врагов, «кроме законников, у которых вместо души писаный пергамент – да упокоит Бог их души!» Более того, Болл в повести говорит, что любая земельная собственность когда-либо была незаконно оформлена юристами. Обращаясь к крестьянам, он разъясняет: «Дома у вас на дубовой основе, и пашете вы собственную землю, пока какой-нибудь проклятый сутяга, с его лживыми пергаментами и поддельными правами на манор (поместье), не украл ее у вас». Тут Моррис уже бросает вызов всему юридизму западного мышления Нового времени, всем «договорным» теориям. Здесь он выступает как кровь от крови и плоть от плоти народной крестьянской почвы, и именно этим он особенно конгениален традиционным русским воззрениям на право.Здесь мы должны снова обратиться к феномену Консервативной Революции. В узком смысле этот термин означает совокупность двух-трех течений в немецкой мысли периода Веймарской республики. В широком смысле Консервативная Революция может пониматься как родовое понятие и охватывать различные формы идей и общественных движений в разных странах и в различные периоды, сочетающих ориентацию на революционный образ действий по переходу от Современного Мира к восстановлению древнего, традиционного порядка. Вполне естественно, что идеи Консервативной Революции не могут появиться до тех пор, пока традиционное общество разрушено лишь частично. Они возникают тогда, когда от него остаются отдельные осколки, и их простая консервация становится бессмысленной и невозможной. Поэтому абсолютно закономерно, что идеи Консервативной Революции должны возникать в разных странах по мере проникновения в них промышленного переворота, капиталистических отношений, ликвидации сословий, корпораций, общин и крестьянства как класса. Это значит, что если в континентальной Европе и в России консервативно-революционная эпоха пришлась на первую половину XX века, в странах Азии и Африки – скорее на вторую половину XX века, то в Великобритании было бы естественным ожидать оформления аналогичных идей уже в XIX веке. В лице Карлейля, Рёскина, Морриса мы видим, что это действительно так. Они первыми задали тот образец, то лекало, по которому будут формироваться аналогичные учения в XX веке как по всему миру, так и в самой Англии (например, доктрина Третьего Пути и «дистрибутизма» Честертона и Беллока, а отчасти также любопытные проекты Освальда Мосли в сотрудничестве с Отто Штрассером – следует особо подчеркнуть то почтение, с которым Мосли относился к Уильяму Моррису).Лакмусовой бумажкой здесь может служить отношение к крестьянству. Классический социализм, включая марксизм, всячески третировал крестьян и считал их обреченными на растворение в рабочей массе. Отсюда, в частности, и типичный для левых сил атеизм. Напротив, «феодальные социалисты» изначально стояли на позициях поддержки традиционной религии. Хотя лично Моррис, как Рёскин, к концу жизни были не очень-то верующим, но как общественные деятели они ориентировались именно на традиционное крестьянство. В Англии оно погибло как класс раньше всего, уже в первой четверти XIX века, вместе с ними погибли многие народные костюмы, обычаи, ремесла; но Моррис отыскал одного из последних стариков, который еще помнил способы изготовления красок вручную до появления фабричной промышленности, и таким образом восстановил целый ряд традиционных промыслов. С этим обстоятельством тесно связано и внимание Морриса к крестьянским восстаниям XIV–XVI веков в Англии, носившим характер защиты традиционных ценностей. Характерно, что Джон Болл, выдвинувший лозунг «Когда Адам пахал, а Ева пряла, кто был дворянином?» на полтора века раньше, чем он прозвучит у Флориана Гайера в ходе немецкой Крестьянской войны, в религиозном смысле оставался приверженцем традиционного средневекового католицизма и ни о какой Реформации литургии или догматов не помышлял. Моррис, в юности примыкавший к «англо-католическому» Окфордскому движению и озабоченный восстановлением монастырской жизни в Англии, должен был особенно это ценить.А что же Россия? Она имела возможность узнать Морриса еще до Балканского кризиса 1876 г. В 1868 г. в катковском «Русском вестнике» – ведущем консервативном журнале – был опубликован перевод одной из 24 песен, вошедших в только что написанную гигантскую поэму Морриса «Земной Рай». Перевод, выполненный Дмитрием Мином, судя по всему, по рекомендации Ольги Новиковой, Михаил Никифорович Катков издал также отдельной брошюрой. На том дело и кончилось. Русская публика, объевшаяся «нигилятины», находилась тогда на столь чудовищно низком культурном уровне, что попросту не могла оценить по достоинству поэму Морриса.Особенно любопытно, что из всех 24 песен на русском языке появились не песни на мотивы греческой или скандинавской мифологии, а стоящая особняком легенда – «Человек, рожденный быть королем». Она наполнена символикой, находящей своей объяснение лишь в глубинах примордиальной Традиции. Король с гербом в виде алого льва на белом поле. Принц-подкидыш с тайным именем Михаил, убитый злодеем Самьелем, но чудесным образом в итоге выживший. Прикровенная тайна происхождения Царского Рода «от Дамаска, от Бога» – намек на адамическую солнечную «Сирию». Вдобавок данная песнь является второй по счету в поэме, разбитой по месяцам года, и относится ко второй половине марта – к дням весеннего равноденствия, Благовещения и дню 25 марта, в народных европейских традициях прочно связанному с представлениями о воскресении Христа-Царя. Нет, тогдашним русским читателям это было явно не по зубам, и о Моррисе в России забыли надолго, а остальные части «Земного Рая» не переведены на русский до сих пор.Лишь один благодарный читатель поэмы «Земной Рай» нашелся в России. Это был Константин Петрович Победоносцев, который часто бывал в Англии и знал ее быт и культуру как свои пять пальцев. Именно он будет на страницах сначала журнала «Гражданин», а потом своего «Московского сборника» знакомить русских читателей с консервативными доктринами Карлейля и Гладстона. Совсем недавно нам удалось обнаружить три письма Победоносцева к Ольге Новиковой, которые проливают свет на отношение обер-прокурора к Моррису. Уже в 1889 г. он просил Новикову прислать ему портрет Морриса, которого он называл величайшим из современных поэтов и признавался, что прочитал «Земной Рай». И хотя Победоносцев прекрасно знал Макса Нордау, обвинявшего прерафаэлитов в «вырождении» (правда, по отношению лично к Моррису Нордау высказывался гораздо мягче), он не изменил своего мнения о поэте. Узнав о смерти Морриса в 1896 г., Победоносцев впал в такое отчаяние, как будто потерял близкого человека, и горевал о нем не меньше, чем о скончавшейся в это же время свояченице. А в 1900 г. Победоносцев вновь пишет Новиковой, что портрет Морриса до сих пор стоит у него на столе перед глазами… Правда, при этом, судя по всему, великие прозаические романы Морриса последних лет его жизни остались Победоносцеву неизвестны.Но именно в это время изменилась духовная эпоха. Россия вступала в Серебряный век – век духовности, соединенной с социальностью, век реабилитации романтической культуры предыдущих периодов. Если между 1850 и 1890 годами в России не появилось ни одной внятной консервативной концепции некапиталистического пути развития страны, а левый лагерь в этом отношении дискредитировал себя полностью, то в конце века ситуация изменилась. «Справа» в сторону синтеза традиционной царской власти с рабочим и социалистическим движением стали двигаться Константин Леонтьев и Лев Тихомиров, «слева» всё ближе к консервативным ценностям подходили поздние народники-экономисты.Именно в этот момент Моррис, наряду с Карлейлем и Рёскином, наряду с «христианскими социалистами» вроде Кингсли, пришёлся в России ко двору. Начиная с 1895 г. и вплоть до 1917 г., а отчасти даже и в раннесоветское время, вал переводов этих авторов на русский язык и книг о них растёт как снежный ком. Уже в 1893 г. известный поэт-символист Николай Минский (Виленкин) пытался лично договориться с Моррисом о его переводах на русский язык; к сожалению, ответное письмо Морриса было украдено из архива Института русской литературы еще в брежневские времена…Между 1895 и 1905 гг. на русский язык были переведены почти все ключевые социально-экономические произведения Карлейля. Смерть Рёскина в январе 1900 г. стала предметом бурного обсуждения в русских газетах, причем в его наследии представители противоположных политических лагерей находили что-то созвучное себе. Консерваторы-монархисты из «Московских ведомостей» видели в Рёскине защитника традиционного общества от натиска капитализма, Лев Толстой превозносил его до небес за мудрые слова о ценности жизни человека и о служении ближним, а стремительно эволюционировавший «от марксизма к идеализму» Сергий Булгаков на протяжении десятка лет будет специально заниматься изучением экономических взглядов Рёскина в сопоставлении с Карлейлем и Кингсли, популяризируя их наследии с профессорской кафедры. В эпоху революции 1905–1907 гг. «Вести из ниоткуда» и другие социально-ориентированные произведения Морриса начнут распространяться по России стремительно. Спрос порождал предложение…Эта популярность сохранится отчасти и в 20-е годы в Советском Союзе и вновь возродится в 60-е и 70-е годы, чтобы в дальнейшем не угасать уже никогда. Причины проснувшегося слишком поздно, но с тех пор неослабевающего интереса к наследию английских и шотландских предтеч Третьего Пути и национал-большевизма (что отметят уже в XX столетии) в нашей стране достаточно просты. Те острейшие вопросы социальной и экономической жизни в их отношении к традиционной культуре и к вопросам искусства и духовной жизни, которые встали во весь рост перед Россией в начале прошлого века, были осмыслены впервые именно в Британии и на полстолетия ранее. В России эпохи Николая II уже был достаточный круг людей, способных осмыслить богатейший опыт Морриса, Рёскина, Карлейля. К сожалению, на практике реализовался сломавший традиционное общество и культуру России «второй путь», основанный на догматическом марксизме, а вовсе не Третий.Но учиться на ошибках никогда не поздно. Мы видим, какой устойчивый интерес вызывают в современной России те же прерафаэлиты с их «мечтами о красоте», основанными на бережном отношении к храмам, монастырям, ремеслам, лесам своей страны. Легендарное советское ВООПиК – пристанище русских патриотов – работало на основе принципов реставрации памятников архитектуры, которые впервые в мире разработал именно Уильям Моррис. Он знал, с чем имел дело. Ведь Европа вообще и Англия в частности уже пережили свой «большевизм» в эпоху Реформации и пуританства XVI–XVII веков, когда были варварски уничтожены многие монастыри и храмы, когда запрещались народные традиции и праздники, демонстративно осквернялись святыни. России было суждено пережить это в XX веке. И это еще одна причина, по которой мы можем говорить о конгениальности Морриса и его предшественников нашему народному духу. Ведь Традиция едина, как едины в конечном счете и ее враги. Сегодня, в год 120-летия со дня кончины Уильяма Морриса и в год планируемого выхода на русском языке очередного тома его романов, нам всем не мешало бы об этом помнить.Максим Медоваров