Источник
Welcome to democrazy - LiveJournal.com
Выбор редакции
19 ноября, 07:28

Глобализация и капитализм свободного рынка рвут наше общество на части.

  • 0

Глобализация и капитализм свободного рынка – господствующие системы, оказывающие влияние на жизни миллиардов человек нашего дисфункционального мира. Эти доктрины проталкиваются корпорациями, настолько мощными, что они могут диктовать свои условия политикам, а не наоборот. Более того, демократия сгибается, искажается и извращается, чтобы обслуживать ненасытную жадность единиц за счёт остального человечества и нашей хрупкой планеты. Так что же такое глобализация, которая защищается и продвигается власть имущими? Ноам Хомский описывает её сущность такими словами:«Термин «глобализация» был создан властью для обозначения специфической формы международной экономической интеграции, основанной на правах инвесторов, практически, без учёта интересов людей. Поэтому бизнес-пресса в своих самых честных публикациях пишет о «соглашениях о свободной торговле» как о «соглашениях о свободе инвестиций» (Wall St. Journal). Соответственно, сторонники других форм глобализации называются «антиглобалистами». И некоторые, к сожалению, даже принимают этот термин, который является пропагандистским, и должен быть отброшен как нелепый. Ни один нормальный человек не должен выступать против глобализации, т.е. международной интеграции. Тем более этого не могут делать левые и рабочие движения, которые основаны на принципах международной солидарности – т.е. глобализации, которая борется за права человека, а не частных систем власти».Мы все сталкиваемся с глобализацией. Капиталисты свободно перемещаются по миру, чтобы эксплуатировать самый дешёвый труд с минимально возможными защитами прав человека. Это достигается комбинацией автоматизации и ликвидации хорошо оплачиваемых производственных рабочих мест с помощью аутсорсинга в более дешёвые страны, и заменой людей роботами. Идеологию капитализма свободного рынка можно определить так: оставьте все проблемы рынку, который волшебным образом улучшит эффективность и качество всех услуг и продуктов. Мы все будем в выигрыше, говорят глобалисты, потому что богатство стекает вниз – от 1% до остальных людей. Это полная ерунда.Хорошие условия труда и справедливая заработная плата для рабочих были добыты благодаря непрерывной борьбе, коллективных усилий и солидарности рабочих профсоюзов. Теперь вся власть находится в руках капиталистов, которые могут перемещать капитал по всему миру, если рабочие отказываются подчиняться их требованиям. В любом случае, большая часть современной работы - временная и с частичной занятостью, а работники не объединены в профсоюзы. Без баланса власти между трудом и капиталом зарплата будет оставаться низкой, а условия труда будут ухудшаться. В современной Британии миллионы семей выживают только благодаря множеству государственных пособий. Правое правительство постоянно сокращало эти пособия, причиняя этим невыразимые страдания и лишения.Эти две доктрины (глобализация и свободный рынок) создали неравенство доходов между олигархами и остальными людьми, достигшее гротескных уровней на развитом индустриальном западе, а в развивающихся странах ситуация ещё хуже. Последний прогноз Института финансовых исследований показал нам, что реальная заработная плата в Британии в 2021 году будет ниже уровня 2008 года. Что касается развивающихся стран, это приводит к эксплуатации бедных и уязвимых жителей этой части планеты, находящихся на самых нижних уровнях экономической пирамиды, которые мало отличаются от рабства.Что же будет дальше? Когда я впервые приехал в Соединённое королевство, в начале 1960-х, электричество и газ были национализированы, все эти услуги принадлежали государству. Было достаточно социального (муниципального) жилья, чтобы гарантировать всем людям жильё с доступными коммунальными платежами. У нас тогда была так называемая «смешанная экономика». Теперь народ изо всех сил пытается оплатить непомерные коммунальные платежи за квартиру, электричество, воду и газ. А бедные могут это сделать только с помощью благотворительных организаций, которые кормят их семьи. Лидер Лейбористской партии Джереми Корбин предлагает изменить такую экономическую ситуацию:«Мы хотим увидеть по-настоящему смешанную экономику общественного и социального бизнеса, наряду с долгосрочными обязательствами частного сектора, которые обеспечивали бы достойную зарплату, работу, жильё, школы, медицинское и социальное обслуживание в будущем. Лейбористы всегда будут стремиться распределять плоды роста более справедливо. Но для обеспечения этого роста требуются реальные перемены в работе экономики».Фундаментальные перемены в работе капитализма очень важны. Косметические изменения или просто слова, не поддержанные действием, не работают. В противном случае, я боюсь за целостность наших сообществ, с учётом расплодившихся демагогов и шарлатанов, которые направляют гнев и разочарование масс не на экономическую систему, виновную в росте бедности, а на самых слабых, бедных и беззащитных членов нашего общества.Источник: Globalisation and Free-Market Capitalism Are Tearing Our Societies Apart, Adnan Al-Daini, opednews.com, December 2, 2016.

Выбор редакции
18 ноября, 07:13

Почему мы помним 1917?

  • 0

Ровно сто лет назад мир перевернулся, когда в России к власти пришло правительство рабочих. За восемь месяцев до этого был свергнут правящий Россией царь в результате вспышки забастовок и уличных протестов, которые всего за пять дней победили жестокого и всемогущего тирана. Только одно это событие вписало Россию 1917 года в исторические книги. Но массовые мобилизации, прервавшие царское правление, не закончились. Пришедшее к власти в начале 1917 года Временное правительство не удовлетворило насущные нужды восставших рабочих, крестьян, солдат и матросов – и главное: оно не положило конец резне Первой мировой войны.7 ноября (25 октября по старому юлианскому календарю, который действовал тогда в России) эти массы сделали то, что никогда ещё никто не делал в устойчивой форме: они свергли правительство, которое защищало систему частной собственности и войну, основав революционное «государство коммунного типа», как его называл Ленин, которое дало мир солдатам и матросам, землю крестьянам и хлеб рабочим. Даже 100 лет спустя этот пример остаётся угрозой. С самого начала Русская Революция столкнулась с бесконечной клеветнической кампанией, которая пыталась дискредитировать её – не говоря уж о физических нападениях в виде гражданской войны и иностранной интервенции, которые, в конечном счёте, привели к удушению рабочего государства.Но, при всём при том, невозможно стереть из памяти 1917 год. Многие миллионы людей были вдохновлены невероятным опытом массовой демократии. Все честные свидетели революции, и даже её критики, признавали это в отношении России 1917. Демократия приняла новую и уникальную форму, которая позволила народным представителям свободно избираться на фабриках, в окопах и на фермах России, чтобы принимать коллективные решения. Эти представители или делегаты объединились в местные, региональные, а затем национальные советы.Впервые советы возникли не по указанию партии, а как результат борьбы во время неудачной революции 1905 года. Они вновь появились сразу после падения царя, как появлялись аналогичные организации во время революций в других странах. Падение Временного правительства и создание советов, как органов власти в России, вошло в историю Октябрьской Революции (как её называют по юлианскому календарю) или Большевистской Революции (как её называют из-за ведущей роли этой революционной и социалистической партии). Хотя эти названия вошли в историю, правильнее называть это событие Советской Революцией в связи с триумфом массового выражения революционной демократии, которой ещё не видел мир.Один из способов искажения истории – низведение революции только до финального акта. Февральскую Революцию в России сводят к уличным боям тех пяти дней, которые свергли царя, а Октябрьскую Революцию ограничивают восстанием, которое свергло старый порядок и установило новые органы власти России. Но это лишь кульминационные моменты революции – конечные пункты длительной борьбы, когда правители сталкивались с растущим кризисом, в то время как массы трудящихся становились всё более уверенными в своей силе.В начале процесса цели перемен могут быть скромными, ограниченными несколькими реформами существующей системы – когда прогресс проявляется в виде мелких шажков, если вообще проявляется. Но за всем этим стоят люди, чьи имена не вписаны в исторические книги, которые радикализируются и участвуют в борьбе – и сама эта борьба показывает им, за что они борются. Момент свержения тирана и захвата политической власти – это последний шаг революции, которая уже ощущается на рабочих местах, в общинах, в городах, посёлках и деревнях всей страны.Даже кажущиеся стихийными восстания, как например Февральское восстание, готовятся долгие месяцы и годы, сопровождаясь бесчисленными обидами и конфликтами, которые, выходя на поверхность, приносят борьбе проблемы, а, тем временем, в разгар борьбы отдельные люди пытаются понять проблемы прошлого и настоящего и определить тактику будущей борьбы. Русская Революция была бы невозможна без сотен тысяч революционеров партии большевиков, а также других левых партий - меньшевиков, эсеров и анархистов.Большевики не призывали к восстанию, которое свергло в феврале царя, но когда оно началось из-за забастовок текстильных работниц в Международный женский день, они были готовы, благодаря годам обучения и борьбы, выдвинуть тактику, стратегию и политику, которые учитывали силу массовых рабочих акций и демократии. Большевики поддержали призыв к Октябрьскому восстанию с целью свержения Временного правительства, но только после того, как их партия и её союзники завоевали популярность и убедили массы в необходимости революции. Ленин и большевики поняли, что стали лидерами, когда представительство их партии в советах трансформировалось от меньшинства в начале 1917-го до большинства в октябре.Американский журналист Альберт Рис Уильямс, который был очевидцем революции, прекрасно понимал эти отношения, которые он описал так: «Революционеры не совершили революцию. Они сделали революцию успешной». В этом замечании содержится важный урок о пределах, которых могут достичь радикальные организаторы, когда их идеи поддерживаются меньшинством, и подтверждение важности посвящения своей деятельности и жизни революции рабочего класса, даже когда её цели кажутся большинству людей невыполнимыми.Если необходимы ещё какие-нибудь доказательства важности Русской Революции, подумайте о её достижениях – не только в первые годы, прежде чем наступила контрреволюция Иосифа Сталина, но даже в первые дни после Октября. Национальный съезд советов, действуя в качестве высшего органа власти России, направил делегатов на переговоры о прекращении участия России в Первой мировой войне. Он аннулировал альянсы царского режима с другими империалистическими странами и его претензии на угнетённые народы. Государство рабочих приняло захватывающую дух программу земельной реформы, национализации банков и проголосовало за введение рабочего контроля на фабриках. Старые полицейские силы были расформированы, что позволило процветать народной демократии.За годы и десятилетия до того, как это стало возможным на Западе, русские женщины получили право на участие в выборах, на легальные аборты, на развод и доступ к уходу за детьми. Были отменены запрещающие гомосексуализм законы. Но было сделано не только это, государство рабочих поддержало различные инициативы: от организации общественных столовых до системного образования в подавляюще неграмотном обществе. Это было необходимо, чтобы достигнутые советами успехи в освобождении людей понимались всеми. Всё это стало возможным, потому что у рабочего класса появилась власть – не просто сила протеста и сопротивления, но возможность изменить мир с помощью государственной власти.Сегодня мы очень нуждаемся в такой власти, если хотим сохранить планету; использовать огромные ресурсы современной экономики для гарантирования бесплатного образования, здравоохранения и многого другого; для уничтожения расизма, сексизма и всех форм угнетения; для выплаты репараций за века империалистических войн и оккупаций. Из истории мы знаем, что рабочие и угнетённые народы могут добиться реформ, которые улучшают условия. Эта борьба важна для повседневной деятельности социалистов потому, что мы поддерживаем каждое расширение демократии и справедливости, а также потому, что эта борьба готовит рабочих к борьбе за большее.Но из истории мы также знаем, что такие реформы неустойчивы. Независимо от силы борьбы, если власть правящего класса остаётся действующей, он может накопить силу, богатство и власть, чтобы отменить принятые реформы и ослабить нас, чтобы мы не смогли бороться за изменение мира. Это ещё один повод помнить 1917, как яркий луч примера организации нового общества.Но разве революция не несбыточная мечта? Исторический курьёз, невообразимый в современном мире? Нам, конечно, говорят это очень часто, и не только правящий класс и его институты. Конечно, сегодня мы не переживаем революционное время, и у нас даже не было такой массовой борьбы, которая бы сделала возможной революцию. Условия массовых убийств во время мировой войны и экономической разрухи, которые вызвали Русскую Революцию, не стоят сейчас перед нами.Однако, усиление империалистической напряжённости, особенно в Азии, всё ближе подталкивает нас к мировой войне, несмотря на молчание СМИ. Высокомерие и жадность правящего класса всё ещё сильны. Даже твитты «самого могущественного человека в мире» по пустоте и бесчеловечности похожи на последние дневниковые записи царя, которые цитировал Лев Троцкий в «Истории Русской Революции». Правящий класс 2017 года способен сегодня на большие злодеяния, а современные технологии делают эти злодеяния более смертельными и опасными, угрожающими уже всей планете.Живя в таком мире, современные социальные движения часто не обладают решимостью, необходимой для объявления забастовки или протеста, что уж говорить о захвате фабрик и предприятий и о восстании против правящего класса. Но не забывайте: решимость воспитывается в борьбе, начиная с умеренной борьбы, которая не мечтает изменить мир, но, в конечном счёте, она может привести к великим переменам. И когда начинается это воспитание, процесс постепенно ускоряется.Это один из важнейших уроков 1917-го. Этот революционный год радикально изменил массы, которые ещё недавно не верили, что они могут добиться того, чего добились в Октябре. В «Истории Русской Революции» Троцкий процитировал бывшего царского генерала, чьи слова воплощают в себе ненависть правящего класса к этому свойству революции: «Кто бы мог поверить, что дворник или сторож здания суда вдруг станет Верховным судьёй Апелляционного суда? Или санитар – главой больницы; парикмахер – большим начальником; вчерашний прапорщик – командующим; вчерашний лакей или рабочий – мэром; вчерашний стрелочник - главой министерства; вчерашний слесарь – директором завода?»Действительно, кто может в это поверить? Это обещала Русская Революция, и трагедия заключается в том, что она не смогла дожить до нашего времени. Поэтому, это обещание ещё предстоит выполнить. И новое поколение социалистов должно сделать маленький шажок - понять и раскрыть историю Русской Революции, чтобы её уроки можно было использовать для строительства будущего социалистического общества.Источник: Why we remember 1917, socialistworker.org, November 7, 2017.

Выбор редакции
17 ноября, 16:02

Русская Революция актуальна до сих пор.

  • 0

7 ноября мы отмечаем 100-летие Русской Революции. Русская Революция изменила курс истории. Во время этого самого важного события XX века обычные русские люди свергли временное правительство и установили власть пролетариата. Различные организации по всему миру провели мероприятия, посвящённые 100-летию этого события. Комитет Столетия, организованный Марксистской мемориальной библиотекой и Обществом сотрудничества с российскими культурными организациями, 4 октября провёл в лондонском Конгресс-Хаусе международную конференцию «Столетие Русской Революции. Празднование 100 лет Октябрьской Революции». Ораторы из Британии и других стран обсудили политическое, историческое и культурное наследие 1917 года. Среди приглашённых иностранных ораторов были Алейда Гевара Марч из Кубы, Бринда Карат из Индии, Слава Тетекин из России и Йоханна Шерингер-Райт из Германии, которые сосредоточили внимание на сегодняшней актуальности этой революции. Далее мы приводим полный текст выступления Бринды Карат из Коммунистической партии Индии (марксистской).Дорогие товарищи и друзья!В этот самый исторически значимый момент 100-летия эпохальной Русской революции я тепло приветствую вас от имени Коммунистической партии Индии (марксистской). Весь последний год более миллиона членов КПИ(М) и, благодаря им, массы рабочего народа различными способами отмечали столетие Русской революции – на фабриках, на сельских собраниях, в университетских городках, на семинарах и общественных мероприятиях. Многое из того, что я сегодня говорю, составляет, по-нашему коллективному убеждению, наследие Русской революции под революционным руководством самого блистательного стратега и теоретика – В.И. Ленина.Невозможно переоценить необходимость альтернативной точки зрения на развитие человечества тогда, когда мир сталкивается с проблемой экспансии империализма, правых сил, ксенофобии, расизма, предрассудков, насилия против женщин и маргинализированных групп. У нас в Индии правит ультраправое правительство, которое проводит неолиберальную политику под маской сектантской идеологии под названием Хиндутва. Они используют религию, чтобы разрушить единство людей. Они стремятся заменить светскую систему Индии теократическим индуистским государством. Левые, и, особенно КПИ(М) – одни из первоочередных их целей, так как они считают нас помехой их усилиям по уничтожению демократии, единства и прав человека. В течение двух недель наш центральный офис в сердце Нью-Дели был буквально забаррикадирован из-за ежедневных антикоммунистических демонстраций, организованных Союзом министров и лидерами правящей партии. Но они не запугают нас, мы усилим свою борьбу, чтобы выгнать это правительство и пойти по альтернативному пути развития.Огромные достижения первого социалистического государства помогают нам понять, что было возможно тогда и что возможно сегодня. Советский Союз достиг успехов, которые важны и сегодня, в уничтожении бедности, отсталости и безграмотности, в создании равенства между людьми, народами, мужчинами и женщинами. Он вдохновил людей, и показал им, что этого можно добиться, и именно поэтому мы говорим, что идея перехода от капитализма к социализму актуальна и сегодня. Капитализма – не конец истории.В этой связи мы отдаём должное памяти о Ленине и о миллионах жертв – большевиков, женщин и мужчин – которые отдали свои жизни в битве за социализм и посвятили свои жизни строительству социализма. Отдавая им дань уважения, мы решительно протестуем против фальсификаций, лжи, искажений реальности и переписывания истории достижений Советского государства, которые предпринимаются последние два десятилетия после уничтожения Советского Союза теми политическими представителями корпораций и финансового капитала, которые больше всего выиграли от разрушения социалистического государства. Предательство революции власть предержащими бывшего Советского Союза, искажения, сверхцентрализация, бюрократизация и деполитизация людей – это другая глава дебатов. Но уничтожение революции вряд ли может дать право на уничтожение её достижений.В частности, попытка назвать Советское государство «тоталитарным», сравнить его с нацистской Германией, соединить коммунизм с фашизмом – мотивированная идеологическая махинация. Она отрицает истину, что ни одна из западных стран, которые хвастаются теперь демократией, не существовала бы сегодня, если бы не жизненно важная роль СССР и Коммунистической партии Советского Союза под руководством Сталина в уничтожении нацистского режима, и если бы не огромная жертва 25 миллионов советских граждан и солдат Красной Армии, которые погибли ради освобождения мира от фашизма. Партизаны во Франции, Италии, Югославии, Греции, Испании были частью этой исторической битвы против фашизма. Но главная причина продолжения лжи и дискредитации Русской революции – сегодняшняя её актуальность.В нашем современном мире капитализм принёс опустошение и разрушение миллионам людей по всей планете. 71% населения обладают лишь 3% глобального богатства, тогда как 8,1% населения владеют 84,6% глобального богатства. В своём январском отчёте Oxfam описывает эти контрасты в ужасных деталях. «Восемь мужчин владеют таким же богатством, что и 3,6 миллиардов человек, составляющих беднейшую половину человечества». Кроме того, этот отчёт показал, как «наши разбитые экономики направляют богатство богатой элите за счёт самых бедных членов общества, большинство из которых - женщины».Капитализм сегодня не просто чудовищная система, ярко описанная в работах Маркса, он стал ещё хуже, несмотря на наличие технологий, научных открытий и достаточного объёма ресурсов для устранения бедности, болезней и голода. И максимизация прибыли, спустя полтора века после написания Капитала, всё ещё составляет суть капитализма, который принял теперь облик неолиберализма. Ответ на капитализм, альтернатива капитализму – социализм, и поэтому Русская революция актуальна сегодня, и поэтому её пытаются дискредитировать.Дорогие товарищи, Русская революция - олицетворение мечтаний и стремлений рабочих и крестьян всего мира о лучшем, справедливом мире, о прекращении эксплуатации человека человеком, она превратила мечты в реальность. Впервые мир увидел, что рабочий класс возглавил революцию, впервые было создано государство рабочих и крестьян, как говорили большевики. В ней воплотилась ленинская концепция захвата государственной власти, необходимости свержения государства, управляемого правящими классами и создания нового государства. Этот урок важен и сегодня, когда социал-демократическая теория о возможности работы перемен и реформ в капиталистической системе всё ещё популярна во многих кругах. Захват государственной власти во время Русской революции не был путчем или военным переворотом. Это произошло благодаря силе людей, выступивших против эксплуатации. Но это не была аморфная масса, на переднем крае борьбы находились рабочие в союзе с крестьянами и солдатами, крестьянами в форме. Иными словами урок народной власти заключается в классовом понимании.Сегодня многие сомневаются в концепции лидерства рабочего класса. Анализ Маркса капитализма и производственных отношений и его вывод о способности рабочего класса самостоятельно освободиться только путём свержения капиталистической системы называются устаревшими. Несомненно, капитализм XXI века значительно отличается от времени Маркса. Например, сегодня глобальный капитал может извлекать сверхприбыли из монопольной ренты бренда и интеллектуальной собственности. Необходимо расширять борьбу с глобальным капиталом, включая такие проблемы как монопольная рента лицензий и патентов, которые связанны с вопросами жизни и смерти, как например в медицине. Для этого рабочие и потребители должны объединяться. Но ядро эксплуатации рабочей силы, как рычага максимизации прибыли, актуально и сейчас. Вопреки заявлениям о сокращении размера и ослаблении роли рабочего класса, реальность такова, что, хотя промышленная рабочая сила в капиталистических странах сократилась из-за так называемого глобализированного перемещения промышленных центров в поисках дешёвой рабочей силы в развивающиеся страны Азии, в глобальном масштабе число рабочих выросло. Теперь, когда капиталистический мир показал свою неспособность восстановиться после кризиса 2008 года, вся гамма политик, связанных с неолиберальной системой, воцарилась в сердце капиталистического мира – в США. Огромный кризис безработицы в западных странах ещё раз продемонстрировал полное банкротство капиталистической системы.Именно рабочие возглавляют во всём мире борьбу против мер жёсткой экономии и в защиту своих прав. В то же время, отсутствие последовательной политической альтернативы позволяет правым вмешиваться в политику и отвлекать рабочих раскольническими, расистскими и ксенофобскими идеологиями. Всё это только подчёркивает важный русский урок для революционных сил – необходимо уделять первоочередное внимание организации рабочего класса для поиска новых путей, поскольку, учитывая фрагментацию рабочего места, аутсорсинг, тенденцию роста контрактных и временных рабочих мест, большинство рабочих оказалось сейчас в неофициальном секторе. В то же время, учитывая природу неолиберального государства, нам нужно не просто организовывать рабочих на месте производства, но и в тех областях, где рабочие сталкиваются с политикой приватизации, которая повышает цену на воду, электричество, санитарию. В Индии проводятся атаки на права рабочих, включая право организовывать профсоюзы. Объединённые акции профсоюзов проходят в ключевых секторах экономики. Ожидается, что более 100 тыс. рабочих примут 9-11 ноября участие в трёхдневной сидячей забастовке около Парламента в Нью-Дели.В то же время механическое понимание класса часто проблематично. Мы не можем охватить в нашей борьбе различные формы двойного бремени, от которого страдают трудящиеся женщины. Все успешные революции показали критическую роль трудящихся женщин в революции. Мы знаем, что Февральская революция в России началась из-за огромных уличных демонстраций рабочих женщин. Кроме того, в современной Индии есть сектора рабочего класса, которые сталкиваются с дополнительным угнетением в связи с кастой, и большая их часть – так называемые неприкасаемые, далиты, которых считают самыми нижними слоями общества. Каста используется в качестве инструмента интенсивного извлечения прибавочной стоимости из далитов. Похожие нападения совершаются на права сообществ адивасис (племенных сообществ), использованием корпоративного захвата земли, лесов, уничтожения истории, культуры, языков и образа жизни. Классовая борьба в Индии не сможет победить, если не будет выступать против кастовой иерархической системы, основанной на рождении. Я считаю, что кастовая система аналогична дискриминации на основе расы, религии и национальности в других странах. Эта проблема оформилась в прошлом столетии, но борьба рабочего класса игнорирует её, ослабляя себя, провоцируя справедливые обвинения в расизме. Таким образом, классовое сознание должно учитывать все формы существующей эксплуатации, с которой сталкиваются рабочие – на основе расы, касты, национальности или пола.Нам, в Индии, Русская революция дала ещё один очень важный урок. Рабоче-крестьянский союз, впервые возникший во время Русской революции, имеет сегодня большое значение, представляя собой стратегическое ядро классового альянса. Это справедливо для многих развивающихся стран, которые, в основном, являются экономиками на основе сельского хозяйства. За последние три года в среднем 12000 индийских фермеров ежегодно кончают жизнь самоубийством. Сейчас в Индии наблюдается массовая мобилизация крестьян различных штатов против острого аграрного бедствия, вызванного неолиберальной политикой правительства Индии. Правительство виновно в неадекватных ассигнованиях на развитие аграрной инфраструктуры, низких ценах на фермерскую продукцию, сокращении субсидий и высоких затратах на ведение сельского хозяйства, приводящих к долговому бремени. Вы будете рады узнать, что в недавней битве тысячи крестьян штата Раджастан, которым правит правое правительство, начали вооружённую борьбу под красным флагом всеиндийской организации левых крестьян Кисан Сабха, вынудив правительство принять их требования. Это историческая победа.Поэтому, один из актуальных уроков Русской революции – понимание необходимости построения классового альянса различных слоёв народа, в зависимости от классового характера государства. В прошлом веке наблюдалось развитие парламентской демократии в большинстве частей мира, и революционные силы вынуждены были учитывать эти процессы и принимать в них участие для продвижения вперёд своего движения. Комбинация парламентской работы с классовой борьбой – важная часть борьбы за социализм. В Индии имеется опыт такой комбинации. Сейчас КПИ(М) возглавляет правительства двух штатов: Керала и Трипура. У меня нет возможности описать все детали альтернативной политики, которую эти правительства пытаются проводить в рамках системных ограничений, но наш подход к парламентской работе руководствуется принципами классового альянса, а не беспринципных избирательных объединений.В этом контексте, как предсказывал Ленин, имеют большое значение организации рабочих и Коммунистическая партия, которые объединены общей целью. Стихийность всегда была важным элементом революционного духа, но для успеха, особенно в противостоянии с современными жёстко централизованными и милитаризированными капиталистическими государствами, первостепенное значение имеет организация рабочего класса. Все силы мы тратим на построение Коммунистической партии. Я знаю, что в большинстве стран Европы и Запада, само понятие «Коммунистическая партия» отбрасывается многими прогрессивистами, и там создаются новые образования, которые объединяют молодёжь. Мы ценим работу многих левых платформ. Но нужно отметить, что трансформация Коммунистической партии из живой, динамичной и демократической системы, как было в первые годы Советской власти, в бюрократическую иерархическую структуру, как произошло в последние годы Советского Союза, не входит в концепцию Коммунистической партии, основанной на демократическом централизме. Хочу подчеркнуть, что один из важнейших уроков Русской революции – важность построения организации, которая способна реагировать на вызовы времени.Товарищи, мы не можем думать о Русской революции и её наследии, не отмечая важность и оригинальность вклада Ленина в развитие марксистского понимания империализма и взаимосвязанной революционной стратегии. Империализм, как «высшая стадия капитализма», развивался в качестве мировой системы, исходя из врождённых требований монополистического капитализма. Русская революция - первая антиимпериалистическая революция, сломавшая традиционную точку зрения на то, что социалистическая революция произойдёт в самых развитых капиталистических странах. Неравномерное развитие капитализма в стадии империализма, когда весь мир оказался во власти мировой капиталистической системы, показало, что революция возможна в наименее развитых капиталистических странах, которые являются слабыми звеньями в мировой капиталистической системе.Сегодня само слово «империализм» исключается из наших словарей апологетами нынешнего мирового порядка. Уничтожение социалистического государства в Советском Союзе и Восточноевропейских странах изменило баланс сил в пользу империализма. В отсутствии противодействующей социалистической системы, империализм агрессивно устанавливает свою глобальную гегемонию. Стремясь контролировать природные ресурсы и рынки, он разжигает религиозные конфликты и региональные войны во многих частях мира. Нынешняя ситуация в Западной Азии и Африке – наглядный пример. Наиболее реакционные силы и правительства поддерживаются США и странами НАТО. Нельзя забывать, что именно США и НАТО финансировали и вооружали исламистские террористические группировки для борьбы с правительствами Афганистана, Ирака, Ливии и теперь Сирии.Самая большая угроза миру и гармонии в мире исходит от империализма и его постоянного стремления к новым формам грабежа и воровства. Потребность в усилении форм интернационализма и солидарности против империалистических грабежей – важный урок Русской революции. Важнейшей частью Русской революции была борьба за национальный суверенитет в условиях совместных атак 14 капиталистических держав. Сегодняшняя роль империализма в поддержке реакционных режимов по всему миру, в ущерб интересам народов, доказывает, что никакая революционная борьба не может достигнуть успеха без мобилизации людей против империализма и его новых форм.Октябрьская революция была не просто революцией против царского самодержавия в России. У неё универсальное значение, так как она ознаменовала новый тип революции, которая носила антиимпериалистический, антикапиталистический и социалистический характер. В современном мире продолжается борьба против империализма, управляемого финансовым капиталом. Сохраняя верность духу Октября, мы должны активно поддерживать все виды борьбы против империалистической гегемонии: освободительную борьбу палестинского народа; героическую защиту национального суверенитета и социалистической системы Кубы; борьбу народов Венесуэлы, Боливии и других стран Латинской Америки против проимпериалистических правых сил; сопротивление народов Ближнего Востока империалистической агрессии и атакам на национальный суверенитет; борьбу трудящихся людей Европы, Японии и Северной Америки против нападений неолиберализма.Мы должны бороться за объединение всех видов борьбы против империалистической агрессии, неолиберализма, угнетения женщин и разрушения экологии, чтобы добиться реальных перемен. Общественные перемены, осуществлённые по социалистическим принципам – одно из самых вдохновляющих достижений революции, которые до сих пор сохраняют актуальность. В частности, это касается распространённой по всему капиталистическому миру тёмной гендерной дискриминации. Дорогие друзья, половина населения мира – это женщины. Труд женщины ради выживания семей до сих пор игнорируется. Капитализм и, в частности, неолиберализм усиливает патриархальную практику и дискриминацию в экономической, политической, социальной и культурной сферах.Социалистическая революция в России и создание Советского Союза показали всему миру, что реальное освобождение женщин возможно только при социализме. Политика первого в мире социалистического государства принесла огромную пользу женщинам и детям. На предыдущих заседаниях этого семинара мы услышали о великих достижениях социалистической России в её женской политике, в упразднении дискриминационных законов, в попытках ликвидировать неравное разделение труда по половому признаку, в создании возможностей для работы, образования и творчества женщин. Женщины, ставшие равными партнёрами в революционных движениях, в свержении власти царя и Временного правительства, стали также ключевыми игроками в преобразованиях. Они оказали влияние на жизнь женщин не только Советского Союза, но и всего мира, вынудив капиталистические правительства внедрять реформы. На Индию также серьёзно повлияли достижения советских женщин. И через 100 лет продолжает сохранять актуальность работа женских лидеров партии большевиков. Их достижения живут в жертвенности женщин и мужчин ради принципов, которые олицетворяет красный флаг.Я завершаю своё выступление словами далитки, крестьянки из Хугли в Западной Бенгалии. Западная Бенгалия – штат, в котором коммунистические и прогрессивные силы столкнулись с самым жестоким правительственным фашистским и антикоммунистическим террором. За последние четыре года там замучено более 200 наших товарищей. Женщину, о которой я говорю, зовут Сантвана. На прошлых выборах она мобилизовала свою деревню на голосование за коммунистов. Через три дня на неё жестоко напали поздним вечером, когда она возвращалась с работы. Они почти совсем отрезали ей грудь. Она выжила. Я приехала к ней в больницу вместе с моими товарищами. Она взяла меня за руку и сказала: «Почему ты волнуешься, сестра, что они могут мне сделать, они могут выгнать меня с работы, они могут сжечь мой дом, я буду спать в поле, но пока я живу, они никогда не смогут вырвать из моих рук и из моего сердца красный флаг, и если они убьют меня, есть другие руки, чтобы держать его».По всему миру есть миллионы сантван, которые знают и верят, что лучший мир может и должен быть построен. Триумфальные крики женщин и мужчин в Петрограде при подъёме красного флага в тот далёкий день пробуждали нас всё столетие и пробуждают нас здесь сегодня. Мы здесь, мы готовы.Да здравствует социализм!Да здравствует революция!Источник: The Russian Revolution Is Still Relevant Today, Brinda Karat, mayday.leftword.com, popularresistance.org, November 9, 2017.

Выбор редакции
16 ноября, 16:36

Да здравствует Октябрьская революция!

  • 0

Мир лежит в руинах. Он буквально горит, усеян трущобами, лагерями беженцев и большая его часть «контролируется рынками», как мечтали такие индивидуумы как Мильтон Фридман, Фридрих фон Хайек, Маргарет Тэтчер и Рональд Рейган. Такие фюреры как Киссинджер и Бжезинский принесли в жертву десятки миллионов человеческих жизней на всей нашей планете, только для того, чтобы помешать народам построить свой социализм, и не дай бог, воплотить в жизнь свои коммунистические мечты и стремления. Некоторые тираны были достаточно «честными»: Генри Киссинджер однажды публично заявил, что не видит причин, по которым можно разрешить данной стране «идти по марксистски», просто потому, что «эти люди безответственны». Он имел в виду Чили. Он «не видел причин», и в результате, было убито несколько тысяч человек…Разрушение и уничтожение целых стран только для того, чтобы помешать им «идти своим путём», вполне приемлемо для политиков, военных стратегов, разведчиков и экономистов, проживающих в Лондоне, Нью-Йорке, Вашингтоне, Париже и других центрах так называемого «свободного мира», которые бесцеремонно контролируют почти всех «безответственных недочеловеков» на Ближнем Востоке, в Азии, Латинской Америке, Африке и Океании. Система западного угнетения кажется почти «совершенной». Даже пуленепробиваемой.Но всегда есть серьёзное препятствие, блокирующее путь западному империализму – барьер, который мешает ему полностью захватить и разрушить планету. Этот барьер называется Великая Октябрьская Революция и её наследие. С 1917 года, ровно сто лет, этот «призрак» преследует европейскую и североамериканскую империи: этот призрак неустанно шепчет об интернационализме, равенстве, великих гуманистических мечтах, в которых все люди равны, имеют одинаковые права и возможности, и не должны эксплуатироваться одной расой и одной экономической догмой.Хуже того, этот красный и радикально оптимистичный призрак не просто шепчет: он поёт, танцует, читает революционную поэзию и периодически берёт в руки оружие и сражается за угнетённых, даже полностью отчаявшихся людей, независимо от их цвета кожи. Часто возникает вопрос, действительно ли этот призрак настоящий призрак, или он - живое существо. И это ещё больше пугает тиранов и империалистов.Запад оцепенел от ужаса! Он пытается казаться спокойным, контролируемым. Он расширяет свою пропагандистскую систему, которая повсюду вдалбливает свои догмы; он заражает ими искусство, развлечения, новости, школьные программы, психологию и даже рекламу. Он лжёт, искажает факты, извращает историю и создаёт псевдореальность. Используются все доступные средства; идеологическая война в самом разгаре. Несмотря на действия западной империи, красный призрак всё ещё жив; он вдохновляет миллионы образованных и преданных делу мужчин и женщин по всему миру. Он очень стойкий. Он никогда не сдаётся, никогда не отказывается от борьбы, даже в тех странах, где все надежды и мечты кажутся полностью разрушенными. И там где остался только пепел он продолжает пугать местных олигархов и марионеточные режимы. Хотя для многих жителей западных столиц этот красный призрак - синоним худшего врага, в большинстве угнетённых, оккупированных и униженных стран он является символом борьбы против колониализма и угнетения, символом сопротивления, стойкости, гордости и веры в другой мир.Империалисты знают, что даже если полностью уничтожить и глубоко закопать в землю этот призрак, никогда нельзя говорить об окончательной победе и праздновании. Они делают всё возможное, чтобы дискредитировать этот призрак и его идеалы. Они рисуют его в самых мрачных тонах, запутывают людей, связывая его с фашизмом и нацизмом (хотя, на самом деле, именно западная империалистическая система всегда была фашистской и нацистской). Они запугивают, терроризируют и убивают людей в странах, которые осмеливаются пойти по коммунистическому, социалистическому или просто независимому пути. Такие отвратительные акции вынуждают правительства этих стран защищаться, защищать своих граждан, принимать «чрезвычайные меры». И эти оборонительные меры называются западной пропагандой угнетением, догматизмом и «недемократизмом».Стратегия и тактика империи ясна и эффективна: она избивает, мучает и преследует невиновных, которые просто пытаются жить своей жизнью. Когда им это надоедает, и они вооружаются, чтобы защититься, пропаганда называет их агрессивными, параноидальными и опасными для всего общества. Затем империя заявляет, что их поведение даёт ей право напасть на них, избить и изнасиловать их, и заставить их изменить свои убеждения и стиль жизни. Сразу после Революции, 100 лет назад, Советы разрешили отделиться всем бывшим частям Российской империи. Внедрены широкие демократические реформы. Все феодальные и эксплуататорские системы царского правления рухнули сразу же. Но на молодую республику немедленно напали капиталистические страны: Англия, США, Франция, Польша, Чехословакия, Румыния и Япония. Безжалостная агрессия и иностранная блокада радикализировали советское государство, как позже они радикализировали Кубу, Северную Корею, Никарагуа, Вьетнам, Китай, Венесуэлу и многие другие революционные страны.Это ужасный и отвратительный способ управления миром, но он очень эффективен; «он работает», как они говорят. И это делается так долго, что никто больше не удивляется. Именно так Запад контролирует и разрушает мир уже многие века, пользуясь абсолютной безнаказанностью, даже хваля себя за «свободу» и «демократию», не стесняясь эксплуатировать такие клише как «права человека». Но всегда, даже сейчас, есть борьба. Раньше мир полностью подчинялся Европе и Северной Америке. Это было до Великой Октябрьской Социалистической Революции!Недавно я написал книгу о Великой Октябрьской Социалистической Революции и о её влиянии на мир и зарождение интернационализма. Я должен был написать эту книгу. Я устал от всего этого антисоветского и антикоммунистического пропагандистского борделя, от этих фундаменталистских проповедей. Мне надоело ежедневное и ежегодное промывание мозгов! Проработав в более 160 странах по всему миру, понаблюдав западные убийственные действия против демократии и свободы, я почувствовал, что обязан, как минимум, объяснить свою точку зрения на события, которые произошли в том городе и в той стране, где я родился. Именно это составляет содержание моей книги.Эту книгу нельзя назвать «объективной». Это не утомительный научный доклад, наполненный ссылками и бесполезными цитатами. Я не верю в «объективность». А точнее, я не думаю, что люди могут или даже хотят быть объективными. И всё же я считаю, что они должны прямо и честно говорить и выражать свою точку зрения, не обманывая читателей. Именно это и я сделал в своей последней книге – я встал на эту сторону. Я написал, что означает для меня Революция. Я вспомнил, что она означает для сотен миллионов угнетённых и измученных людей по всему миру. Именно этих людей я цитировал. Великая Октябрьская Социалистическая Революция не была совершенной. Ничего в этом мире не может быть «совершенным». Совершенство ужасно, холодно и очень скучно.Великая Октябрьская Социалистическая Революция совершила героическую попытку освободить людей от архаичной веры, от феодализма и слепого подчинения, от физического, интеллектуального и эмоционального рабства. Она назвала всех людей равными, независимо от расы и пола. Это не была лицемерная «политкорректность», которая разливает по луже дерьма липкий мёд, сохраняя в неприкосновенности само дерьмо. Она создала новый язык, новое понимание мира и новую реальность. Она вернула надежду сотням миллионам людей, которые потеряли веру в возможность лучшей жизни. Она дала гордость и храбрость рабам. Она вернула все цвета и оттенки в мир, который был раздёлён на белое и чёрное, на имущих и неимущих, на определённых богом, расой или «культурой» господ и рабов.Запад ненавидел красного революционного призрака с самого начала. Он ненавидит его до сих пор. Всё потому, что если бы победил Коммунистический Советский Союз, это означало бы конец колониализма и империализма. Не было бы больше грабежей и разрушений. Не было бы нынешних чудовищных разрушений Ирака, Ливии, Афганистана, Сирии, не было бы смертельных угроз Северной Корее, Ирану и Венесуэле. Не было бы многомиллионных жертв на алтаре глобального капитализма, как произошло с мужчинами, женщинами и детьми в Демократической Республике Конго и многих других уголках земного шара. Не было бы расистской, постхристианской глобальной диктатуры. Не было бы системы извращённых «ценностей» и лицемерной «культуры», которые душат завоеванные страны ради интересов горстки бандитских стран Европы и Северной Америки.Запад воевал против Великой Октябрьской Социалистической Революции с самого первого дня. Он воевал с Советским Союзом на всех фронтах, заливая его кровью, промывая мозги своим людям и убивая их союзников. Наконец ему удалось смертельно ранить его в Афганистане, переломав все кости и СССР и Афганистану. Сразу же после этого началась кампания идеологической обработки. Её целью было полностью уничтожить всё наследие Великого Октября. Запад не пожалел на это средств, затратив миллиарды долларов. Конечно, какую «объективность» можно ожидать от «культуры» той части мира, которая более 500 лет жестоко терроризирует и грабит всю планету? Разве она могла терпимо относиться к этому событию, этому движению и этой стране, которая поставила себе целью битву за освобождение мира от империализма и колониализма?Сейчас идёт борьба против неоколониального варварства, но под разными знамёнами. Красные и коммунистические знамёна всё ещё развеваются над Китаем и Кубой, а также над Венесуэлой, Анголой и другими странами. Есть и другие цвета сопротивления. Коалиция очень широкая. Но ясно и важно, что Революция 1917 года на сознательном и подсознательном уровнях вдохновила миллиарды. Столь же ясно, что Запад никогда не побеждал. Если бы он победил, он не дрожал бы от страха, как дрожит сейчас. Он не угнетал бы свободу, не свергал бы демократические правительства, не убивал бы лидеров, которые сражаются против чудовищного глобального режима.Если откровенно, «красный революционный призрак» - не призрак вовсе. Это радикально мощное живое существо. Сейчас оно скрыто, перегруппировалось, готовится поднять свои знамёна и начать битву со всеми империалистическими тиранами. Запад любит говорить о мире. Он любит читать лекции о «мире». Но его «мир» - это ничего, кроме ужасного статуса-кво, при котором есть только несколько богатых и сильных стран, господствующих над миром, а остальное человечество низведено до слабых, жалких, покорных и рабских «недочеловеков».К черту такой «мир»! Такой мир не может продолжаться долго; не должен продолжаться долго, так как он абсурден и аморален. Он не намного лучше «мира» на рабовладельческих плантациях! Только наследие Великого Октября может свергнуть этот статус-кво. Так и будет. Красный призрак гонится за тиранами. Они пытаются, но не могут выкинуть его из надежд и мечтаний людей, населяющих нашу планету. Чем более напуганы тираны, тем более жестоки их дела. И тем решительнее становятся люди в порабощённых странах.100 лет прошло с залпа крейсера Аврора по Зимнему дворцу в Петрограде. 100 лет прошло с момента, когда у мира открылись глаза, и он понял, что новый мир возможен. 100 лет Красный Октябрь не сходит с уст народов Латинской Америки, Африки, Азии и других частей мира. Империалисты жестоки, но безыскусны. Они могут убить мужчину или женщину, могут убить тысячи, даже миллионы человек. Но они не могут убить мечту. Они не могут убить мужество человечества, не убив всё человечество. Они могут убить людей, но не могут их навсегда превратить в рабов.Во время Великой Октябрьской Социалистической Революции люди восстали и разбили цепи. Они восстанут снова. Они уже восстают, нужно лишь внимательнее присмотреться. За последние 100 лет так много изменилось и ничего не изменилось. Надежды и мечты остались теми же. Как и тогда, сейчас невозможен мир без справедливости. И вряд ли наш мир устроен справедливо. Да здравствует Великая Октябрьская Социалистическая Революция! Вперёд! Как кричал Уго Чавес со своего балкона: «Здесь никто не сдаётся!» Красный призрак здесь, призрак Великого Красного Октября. Он очень силён. Это союз всех угнетённых. Однажды он привёдёт людей к победе. В этом нет никаких сомнений.Источник: Long Live the October Revolution!, Andre Vltchek, counterpunch.org, November 10, 2017.

Выбор редакции
14 ноября, 16:31

Любовь, западный нигилизм и революционный оптимизм.

  • 0

Как ужасно угнетающа стала жизнь почти во всех западных городах! Как ужасна и печальна. Не то чтобы эти города были не богаты; они богаты. Конечно, там всё ухудшается, инфраструктура рушится и есть признаки социального неравенства, даже страданий на каждом углу. Но если сравнить почти со всеми другими частями мира, богатство западных городов всё ещё выглядит шокирующим, почти гротескным. Но богатство не гарантирует удовлетворённости, счастья и оптимизма. Потратьте весь день на прогулки по Лондону или Парижу и внимательнее присмотритесь к людям. Вы постоянно будете натыкаться на пассивно-агрессивное поведение, разочарование, отчаянные и удручённые взгляды, вездесущую печаль.Во всех этих, когда-то великих, империалистических городах не хватает жизни. Эйфории, теплоты, поэзии и да, любви – всего этого там катастрофически не хватает. Повсюду, куда вы не пойдёте, здания монументальны, а бутики переполнены элегантным товаром. Ночью ослепительно сияют яркие огни. Однако, лица людей серые. Даже собранные парами, даже группами, люди разделены, как скульптуры Джакометти.Поговорите с людьми, и, скорее всего, столкнётесь с путаницей, депрессией и неуверенностью. «Рафинированный» сарказм и иногда фальшивая городская вежливость похожи на тонкие бинты, которые пытаются скрыть самые ужасные тревоги и невыносимое одиночество «потерянных» человеческих душ. Бесцельность переплетена с пассивностью. На Западе всё сложнее и сложнее найти по-настоящему активного человека: политически, интеллектуально или даже эмоционально. Большие чувства выглядят теперь странно; и мужчины и женщины отвергают их. На великие поступки смотрят сверху вниз, их даже высмеивают. Мечты измельчали, стали скупыми и приземлёнными, да и те почти полностью скрыты. Мечта стала чем-то «иррациональным и устаревшим».Для иностранца, приехавшего издалека, это кажется печальным, неестественным, жестоко ограниченным и очень жалким миром. Десятки миллионов взрослых мужчин и женщин, некоторые хорошо образованные, «не знают, что делать со своими жизнями». Они устраиваются на курсы и идут «назад в школу», чтобы заполнить пустоту и «обнаружить то, что они хотят сделать» со своими жизнями. Здесь сплошной эгоизм, и нет никаких великих стремлений. Большинство усилий начинаются и заканчиваются индивидуумом. Никто больше не жертвует собой ради других, общества, человечества, дела или даже ради «своей половинки». На самом деле, исчезает даже понятие «своей половинки». Отношения становятся всё более «отдалёнными», каждый человек замыкается в «своём пространстве», требуя независимости даже от близких. Больше нет «двух половинок»; теперь есть «два полностью независимых индивидуума», сосуществующих в относительной близости, иногда с физическими контактами, иногда без, но, в основном, сами по себе.В западных столицах эгоцентризм, даже тотальная одержимость личными нуждами, доведены до крайности. В психологии это называется искривлённым и патологическим состоянием. Окружённые своей странной псевдо-реальностью, многие физически здоровые люди чувствуют себя психически больными. Затем, как ни странно, они начинают искать «профессиональную помощь», чтобы вернуться в ряды «нормальных», т.е. «полностью подчинённых» граждан. В большинстве случаев, вместо участия в восстаниях, вместо борьбы против положения вещей, люди, которые всё ещё отличаются друг от друга, становятся запуганными, оказываются в меньшинстве, добровольно сдаются и признают себя «ненормальными».Маленькие искры свободы, высеченные теми, кто ещё способен хоть на какое-то воображение и мечты о настоящем и естественном мире, быстро гаснут. Через мгновение они безвозвратно пропадают. Это похоже на какой-то фильм ужасов, но это не кино, это реальная западная жизнь. Я не могу дольше нескольких дней работать в такой обстановке. Если очень нужно, я могу продержаться в Лондоне или Париже максимум пару недель, но работая только в «аварийном режиме», когда невозможно «нормальное» функционирование и творчество. Я не могут себе представить, что можно «влюбиться» в таком месте как это. Я не могу представить, что здесь можно написать революционное эссе. Я не могу представить здесь смех, громкий голос, счастье, свободу.Даже короткая работа в Лондоне, Париже или Нью-Йорке, в условиях неприветливости, бесцельности и хронического отсутствия страсти и всех основных человеческих эмоций, оказывает на меня чрезвычайно утомляющий эффект, подрывая моё вдохновение и топя меня в бесполезных, жалких и экзистенциалистских дилеммах. Через неделю я начинаю испытывать влияние этой ужасной среды: я начинаю излишне думать о себе, «прислушиваться к своим чувствам», вместо того, чтобы думать о чувствах других. Мой долг перед человечеством теряет значение. Я откладываю всё, что считал важным. Мои революционные мысли теряют свою остроту. Мой оптимизм начинает испаряться. Моё желание бороться за лучший мир ослабевает. Именно в этот момент я начинаю понимать: пора бежать, бежать подальше. Быстро, очень быстро! Пришло время вырваться из затхлого эмоционального болота, захлопнуть дверь интеллектуального борделя и спасаться от ужасающей бессмысленности, которая усеяна калеками и даже потраченными впустую жизнями.Я не могу бороться за этих людей, живя внутри Запада – только снаружи. Наш образ мышления и чувства не совпадают. Когда они проникают в «мою вселенную», они приносят с собой устойчивые предрассудки; они не осознают то, что видят и слышат, они придерживаются той линии, к которой их приучали годы и десятилетия. Не так уж много важных дел, которые я могу делать в западных городах. Периодически я приезжаю, чтобы подписать один или два контракта на издание книг, запустить в прокат фильмы или выступить в университетах, но больше здесь делать нечего. На Западе сложно встретить значимую борьбу. Большая часть здешней борьбы не интернациональная; она эгоистичная, ориентированная на западную природу. Не осталось почти никакой храбрости, никакой способности любить, никакой страсти и никакого восстания. При ближайшем рассмотрении, здесь нет никакой жизни; жизни, как её понимали раньше западные люди, и как до сих пор понимают люди в других частях мира.Главенствует нигилизм. Неужели режим специально создал это психическое состояние, это коллективное заболевание? Я не знаю. Я не могу ответить на этот вопрос. Но очень важно задавать этот вопрос, и ещё важнее ответить на него. В любом случае, это очень эффективно – негативно эффективно, но всё равно эффективно. Знаменитый швейцарский психолог и психиатр Карл Густав Юнг сразу после Второй мировой войны назвал западную культуру «патологической». Но вместо того, чтобы пытаться понять и улучшить своё плачевное состояние, западная культура, фактически, распространяется на другие страны, заражая ещё недавно здоровые народы.Это необходимо остановить. Я говорю так, потому что люблю эту жизнь, жизнь, которая всё ещё существует вне западного царства; я опьянён ей, одержим ей. Я живу ей с полным восхищением, наслаждаясь каждым мгновением. Я знаю мир от «южного конуса» Южной Америки до Океании, Ближнего Востока и до самых заброшенных уголков Африки и Азии. Это действительно огромный мир, полный красоты, разнообразия и надежды. Чем больше я вижу и узнаю, тем больше понимаю, что совершенно не могу существовать без борьбы, без хорошей борьбы, без больших страстей, без любви, без цели – без всего того, что Запад пытается свести на нет, сделать неважным, устаревшим и смешным.Всё моё существо восстает против ужасного нигилизма и тёмного пессимизма, которые почти повсюду разносятся западной культурой. У меня сильная аллергия на неё. Я отказываюсь принимать её. Я вижу людей, хороших людей, талантливых людей, удивительных людей, которые заражены ей, их жизни разрушены. Я вижу, что они бросают великие битвы, бросают великую любовь. Я вижу, что они склоняются к эгоизму, к своему «пространству» и «личным ощущениям», отказываясь от глубокой привязанности и неразделимости, склоняются к бессмысленной карьере, отказываясь от эпических битв за человечество и лучший мир.Жизни разрушаются одна за другой, миллионами, каждую секунду, каждый день. Жизни, которые могли быть наполнены красотой, радостью, любовью, приключениями, творчеством, уникальностью, смыслом и целями, но вместо этого они сжаты до пустоты, до небытия, до полной бессмысленности. Люди, живущие такими жизнями, выполняют задачи и работу по инерции, уважая и не подвергая сомнению все образцы поведения, установленные режимом, и повинуясь многочисленным законам и правилам.Они больше не могут ходить на своих ногах. Они стали абсолютно покорными. Для них всё кончено. Всё потому, что мужество людей на Западе сломлено. Они сведены до толпы послушных субъектов, покорных разрушительной и морально несостоятельной империи. Они потеряли способность думать самостоятельно. Они боятся чувствовать. В результате огромного влияния Запада на весь мир, всё человечество оказалось в большой опасности, оно страдает и теряет естественные опоры.В таком обществе человек, наполненный страстью, преданностью делу и верностью, не может восприниматься всерьёз. Всё потому, что в таком обществе уважаются только нигилизм и цинизм. В таком обществе революция и восстание вряд ли могут выйти за пределы кабака или дивана в гостиной. Человек, который всё ещё способен любить в такой эмоционально уродливой обстановке, обычно считается шутом и даже «подозрительным и зловещим элементом». Над ними издеваются, их делают изгоями. Покорные и трусливые массы ненавидят тех, кто отличается от них. Они не доверяют людям, которые стоят выше их и не потеряли способности к борьбе, которые отлично знают, к чему стремятся, которые делают, а не только говорят, и которые без колебаний готовы бросить всю свою жизнь к ногам любимой или во имя благородного дела.Такие люди пугают и раздражают покорные и измельчавшие толпы в западных столицах. В качестве наказания их преследуют, изгоняют, подвергают остракизму, травят и демонизируют. Некоторые сталкиваются с насилием и погибают. Как результат: на всей Земле нет больше такой банальной и покорной культуры, как на Западе. В последнее время из Европы и Северной Америки не выходит ничего революционного и интеллектуального, и очень трудно найти там какое-нибудь неортодоксальное мышление. Все разговоры и споры текут по контролируемым каналам, не отклоняясь от «предварительно одобренного» русла.Что по другую сторону баррикад? Я не хочу прославлять наши революционные страны и движения. Я даже не хочу писать, что мы «полная противоположность» всему тому кошмару, который создан Западом. Мы не такие. Мы далеки от идеала. Но мы живём, пусть и не всегда хорошо, мы идём, пытаясь продвинуть этот удивительный «проект» под названием человечество, пытаясь спасти планету от западного империализма, его нигилистического мрака и экологической катастрофы. Мы рассматриваем много различных путей вперёд. Мы никогда не отвергали социализм и коммунизм, и мы изучаем различные умеренные и контролируемые формы капитализма. Преимущества и недостатки так называемой «смешанной экономики» обсуждаются и оцениваются.Мы боремся, но поскольку мы менее жестоки, ортодоксальны и догматичны, чем Запад, мы часто проигрываем, как недавно (и будем надеяться временно) проиграли в Бразилии и Аргентине. Но мы и побеждаем, снова и снова. Когда это эссе готовится к печати, мы празднуем победы в Эквадоре и Эль-Сальвадоре. В отличие от Запада, в таких местах как Китай, Россия и Латинская Америка наши споры о политическом и экономическом будущем яркие и даже бурные. Наше искусство помогает искать лучшие гуманитарные концепции. Наши мыслители бдительны, сострадательны и изобретательны, а наши песни и поэмы замечательны, полны страсти и огня, любви и печали.Наши страны никого не грабят; они не свергают правительства в различных частях мира, они не устраивают войн. Всё, что мы имеем – наше; мы создали, произвели и вырастили это своими руками. Этого не всегда много, но мы гордимся этим, потому что никто не должен умирать, и никто не должен становиться рабом за это. Наши сердца чисты. Они не всегда абсолютно чисты, но всё равно чище, чем на Западе. Мы не бросаем наших любимых, даже если они падают, ранены или не могут идти дальше. Наши женщины не бросают своих мужчин, особенно тех, кто сражается за лучший мир. Наши мужчины не бросают своих женщин, даже когда они испытывают глубокую боль и отчаяние. Мы знаем, кого и что мы любим, и мы знаем, кого и что мы ненавидим: в этом мы редко «путаемся».Мы намного проще, чем люди на Западе. И во многих отношениях мы намного глубже. Мы уважаем тяжёлую работу, особенно работу, которая помогает улучшить жизни миллионов, не только наши жизни и жизни наших семей. Мы стараемся выполнять свои обещания. Нам не всегда удаётся это, так как мы всего лишь люди, но мы стараемся, и в большинстве случаев нам удаётся это.Не всегда так происходит, но всё-таки очень часто. И когда всё так и происходит, это означает, что, по крайней мере, есть место для надежды, оптимизма и даже большой радости. Оптимизм необходим для всякого прогресса. Никакая революция не может победить без огромного энтузиазма и без любви. Революцию и любовь невозможно построить на депрессии и пораженчестве. Даже в куче пепла, в который империализм превратил наш мир, истинный революционер и истинный поэт может найти какую-то надежду. Это нелегко, это совершенно нелегко, но это не невозможно. Ничто невозможно потерять в этой жизни, пока наши сердца продолжают биться.Положение, в котором оказался наш мир, ужасно. Часто возникает чувство, что мы видим очередной шаг в неправильном направлении, ещё один ложный поворот, и, в конце концов, всё рухнет, безвозвратно. Очень легко сдаться, отмахнуться от всего и плюхнуться на диван с шестью банками пива или просто сказать «ничего нельзя поделать» и продолжить вести бессмысленную повседневную жизнь. Западный нигилизм уже сделал свою разрушительную работу – он посадил десятки миллионов разумных существ на диваны пораженчества. Он распространил пессимизм, мрак, и веру в то, что нельзя улучшить положение вещей. Он заставил людей отказаться от прогрессивных идей и обратиться в патологическое недоверие к любой власти. Лозунг «все политики одинаковы» можно перевести: «мы знаем, что наши западные правители бандиты, но мы не ожидаем ничего другого в других частях мира». «Все люди одинаковы» можно перевести: «Запад ограбил и убил сотни миллионов, но мы не ожидаем ничего лучшего от азиатов, латиноамериканцев или африканцев».Этот иррациональный, циничный негативизм укоренился практически во всех западных странах, и успешно экспортирован во многие колонии, даже в такие места как Афганистан, где люди пострадали от многочисленных преступлений Запада. Цель этого очевидна: помешать людям действовать и убедить их, что любое восстание бесполезно. Такое положение душит все надежды. Тем временем, сопутствующий ущерб увеличивается. Метастазы пассивности и нигилистического рака, распространяемые западным режимом уже атакуют даже человеческие способности любить или выполнять свои обещания и обязательства.На Западе и в его колониях мужество потеряло свой блеск. Империи удалось полностью изменить весь масштаб человеческих ценностей, которые прочно и естественно существовали на всех континентах и во всех культурах, в течение многих веков и тысячелетий. Внезапно, покорность и повиновение стали модными. Часто чувствуется, что если тенденция вскоре не изменится, люди станут жить как мыши: постоянно напуганные, нервозные, ненадёжные, подавленные, пассивные, неспособные определить истинное величие и нежелающие присоединиться к тем, кто всё ещё тянет наш мир и всё человечество вперёд. Миллиарды жизней будут потрачены впустую. Миллиарды жизней уже потеряны.Некоторые из нас пишут о вторжениях, переворотах и диктатурах, устроенных империей. Однако, почти никто не пишет об огромном и замалчиваемом геноциде, который ломает человеческий дух и оптимизм, бросая целые страны в пучину депрессии и мрака. Но это происходит прямо сейчас. Это происходит повсюду, даже в таких местах как Лондон, Париж и Нью-Йорк, а точнее, там - особенно. В этих несчастных местах страх уже глубоко укоренился. Оригинальность, храбрость и решительность вызывают теперь страх. Большая любовь, великие поступки и неортодоксальные мечты вызывают панику и недоверие.Но без нетрадиционных способов мышления, без революционного духа, без больших жертв и дисциплины, без обязательств, без мощных и смелых эмоций прогресс невозможен. Имперские демагоги и пропагандисты хотят, чтобы мы верили, что «нечто закончилось»; они хотят, чтобы мы смирились с поражением. Почему мы должны смириться? На горизонте не видно никакого поражения. Есть только две отдельные реальности, две вселенные, на которые разбит наш мир: одна – западный нигилизм, другая – революционный оптимизм. Я уже описал нигилизм, но что я представляю о другом, лучшем мире?Представляю ли я красные флаги и людей, формирующих сомкнутые ряды и выступающих против дворцов и бирж? Слышу ли я громкие революционные песни, разносящиеся из громкоговорителей? На самом деле, нет. По-моему, всё это очень тихое и естественное, человечное и тёплое. Поблизости расположен старый железнодорожный вокзал Гранады (Никарагуа). Недавно я там был. Там несколько старых деревьев бросают фантастические тени на землю, создавая приятный вид. На нескольких больших металлических колоннах выгравированы самые красивые стихи этой страны, а между колоннами стоят парковые скамейки. Я сидел на одной из них. Недалеко от меня пара пожилых влюблённых держались за руки, щека к щеке читая раскрытую книгу. Они были так близки, что, казалось, образуют полностью самостоятельную вселенную. Над ними были стихи, написанные Эрнесто Карденалем - одним из моих любимых латиноамериканских поэтов.Я также вспоминаю двух кубинских врачей, сидящих на совсем другой скамейке, в тысячах милях отсюда, болтая и смеясь с двумя добродушными и тучными медсёстрами после завершения сложной операции в Кирибати – островном государстве, «затерянном» на юге Тихого океана. Я помню многое, но это не патетика, просто человечность. Поскольку именно в этом заключается революция, по-моему: пара пожилых крестьян в прекрасном общественном парке, влюблённых, держащихся за руки, читающих друг другу стихи; или два доктора, отправившихся на другой конец мира, чтобы спасать жизни, вдали от внимания и славы.И я всегда помню моего дорогого друга Эдуардо Галеано – одного из величайших революционных писателей Латинской Америки, который рассказывал мне в Монтевидео о своей вечной любви к женщине по имени «Реальность». Поэтому я думаю: нет, мы не можем проиграть. Мы не проиграем. Враг силён, многие люди слабы и запуганы, но мы не позволим миру превратиться в психиатрическую больницу. Мы будем бороться за каждого человека, который утонул во мраке. Мы разоблачим ненормальность и извращённость западного нигилизма. Мы будем бороться против него с помощью революционного энтузиазма и оптимизма, и мы будем использовать наше мощнейшее оружие – поэзию и любовь.Источник: Love, Western Nihilism And Revolutionary Optimism, Andre Vltchek, investigaction.net, popularresistance.org, April 11, 2017.

Выбор редакции
13 ноября, 16:30

Проблемы радикальных левых в умирающей капиталистической системе.

  • 0

В называемом мной паневропейском мире (Северная Америка, западная, северная и южная Европа и Австралазия) основной избирательный выбор в прошлом веке ограничивался двумя центристскими партиями – правые центристы против левых центристов. Были и другие партии – более левые и более правые – но они были маргиналами. Однако, за последнее десятилетие, эти, так называемые экстремальные партии, набрали силу. И левые и правые радикалы стали очень мощной силой в большом числе стран. Они должны были заменить центристов или свергнуть их.Первым впечатляющим достижением радикальных левых был успех греческих левых, когда СИРИЗА сместила левую центристскую партию ПАСОК, которая практически полностью исчезла. СИРИЗА пришла в Греции к власти. Это было потрясающе. Но оказавшись у власти, СИРИЗА не смогла выполнить обещанную программу. Для многих СИРИЗА стала большим разочарованием. Самые несчастные говорили, что ошибка заключалась в стремлении к победе на выборах. Они говорили, что власть нужно получать на улицах, только тогда это будет иметь значение.Затем мы увидели другие случаи успехов радикальных левых. В Британии лидер левых радикалов Джереми Корбин стал лидером британской Лейбористской партии, получив поддержку новых членов, которые вошли в партию, чтобы голосовать на предварительных выборах. В США Берни Сандерс бросил вызов олигархическому кандидату (Хиллари Клинтон) и получил потрясающую поддержку. Во Франции радикально левый кандидат Жан-Люк Меланшон также получил удивительно много голосов – даже больше, чем центральная левая партия социалистов.Сегодня во всех этих странах радикальные левые борцы ведут внутренние дебаты о будущей тактике. Куда им стремиться: к победе на выборах или на улицах? Проблема в том, что они плохо работают. Если они попадут во власть, они решат, что должны соглашаться на неисчислимые «компромиссы» со своими обещаниями, иначе им не удержаться наверху. Если они будут стремиться получить власть только на улицах, они обнаружат, что не могут привести к переменам в государственной власти, и не могут противостоять государственным силовым службам.Неужели сегодня невозможно продвигать радикально левую программу? Отнюдь нет! Мы живём в центре умирающей капиталистической системы, и нам предстоит выбрать новую систему. Усилия современных левых радикалов должны привести к выбору правильной будущей системы. Тактические дебаты - по сути, дебаты на краткосрочный период. Нам нужны дебаты на средние сроки, даже если гибель наступит очень скоро.Но вероятно, обе тактики имеют смысл. Мы должны использовать избирательную и уличную борьбу, даже если обе тактики не смогут достичь скорого успеха. Нужно думать о краткосрочных перспективах как о тренировочной площадке для среднего будущего. Это будет работать, если мы поймём разницу во времени и будем радоваться, а не разочаровываться, по поводу краткосрочных достижений. Можем ли мы это сделать? Да, можем. Но сделаем ли? Вскоре увидим.Источник: Dilemmas Of The Radical Left In A Dying Capitalist System, Immanuel Wallerstein, towardfreedom.com, popularresistance.org, August 18, 2017.

Выбор редакции
12 ноября, 07:37

Век социализма.

  • 0

XX-й век – век социализма. Понимание его успехов и неудач по всему миру крайне важно для понимания истории прошедшего века и потенциального будущего нынешнего. Недавнее дополнение к многочисленным историческим размышлениям, опубликованным на эту тему, представляет уникальную точку зрения США. Писатель Поль Леблан – социалист с большим стажем, более склонный к троцкизму. Этот последний факт, имеющий значение, главным образом, для других левых, конечно, не умаляет достоинств исторических размышлений Леблана.Его книга под названием «Материалы левой Америки: Радикальное сердце истории США» - коллекция исторических размышлений в контексте марксизма и истории США. Его сюжеты варьируются от мучеников чикагской Хеймаркет до особенностей американского троцкизма; от дискуссий о марксизме до радикальных консервативных движений 1950-60-х годов. Кроме того, он представляет уникальную, хотя и краткую биографию Мартина Лютера Кинга и описание Бруквудского трудового колледжа – не столь известного института рабочей организации в Кантоне (Нью-Йорк), который воспитал десятки рабочих активистов в 1920-30-х годах. Главная история Леблана выходит за рамки дат и деталей, описывая значение людей и событий, которые повлияли на сегодняшнюю ситуацию.Леблан – профессор истории и социалистический организатор. Его личная политическая биография насчитывает более 60 лет. После политической работы в сообществе Новых Левых, Леблан присоединился к троцкистской организации под названием Социалистическая рабочая партия (СРП), считая её лучшей площадкой для просвещения, борьбы за освобождение негров и против американской войны во Вьетнаме. Эта организация, подобно многим левым группам в США, постоянно обсуждала интерпретации марксизма, и после множества расколов, изгнаний и борьбы за власть выглядит уже не так, как в 1960-х, когда в ней участвовал Леблан. Его рассказы о политических дебатах и борьбе за власть в СРП и во всём троцкистском движении в США находятся в центре нескольких глав его книги. Для читателей, незнакомых с внутренним и внешним фракционным сектантством среди левых (и для тех, кто считает такое сектантство контрпродуктивным), эти нюансы покажутся неотносящимися к делу. Для тех, кто интересуется конкретными историями левых в США, рассказы Леблана могут оказаться весьма полезными.Распространённое объяснение отсутствия в США широкого и популярного социалистического движения, способного захватить власть, состоит в том, что многие жители США всегда считали социализм иностранной философией. Книга Леблана выступает против этого мнения, указывая на роль, которую играют социалисты в рабочем движении, в борьбе за гражданские права и в антивоенных протестах в США. Однако, историческая правда заключается в том, что, кроме некоторых выборов в Конгресс или президенты, основное влияние социалистов США всегда оставалось невидимым. Иными словами социалисты были организаторами и солдатами в вышеупомянутых движениях, педагогами в образовательной системе США и в уличных протестах. Особенно это проявилось после начала антикоммунистических крестовых походов в середине XX-го века, которые провели массовую зачистку социалистов и коммунистов в США.Свою книгу Леблан завершает очерком о движении Occupy 2011 года. Ссылаясь на исторических предшественников и потенциал для развития революционного движения, он призывает к включению идей революционного социализма в лозунги Occupy. Как известно любому, участвовавшему в движении Occupy, множество споров и политических дискуссий, проходивших в парках, где стояли палатки Occupy, были одновременно благословением и проклятьем. Необходимость всестороннего анализа очевидна для всех, у кого был опыт организованного активизма, но такого анализа до сих пор нет. Отчасти, это объясняется быстротечностью движения – из-за драконовских полицейских разгонов – и намеренно выбранной дискуссионной формы этого движения. Казалось, что какой-то радикально-левый анализ развивается, в то время, как другие анализы заглохли, находясь под влиянием Демократической партии. Хотя его восприятие несколько оптимистичнее моего, Леблан делает вывод, что единственный способ, которым народ США может предотвратить грозящее ему чрезвычайно уродливое будущее – революционный социализм, с чем я, безусловно, согласен.Источник: A Century of Socialism, Ron Jacobs, counterpunch.org, June 9, 2017.

Выбор редакции
11 ноября, 17:51

Революционное волнение: от Русской Революции до современных США.

  • 0

Историк рабочего движения Поль Леблан написал более 20 книг, работал редактором восьмитомной «Международной энциклопедии революций и протестов» (2009 г.) и составляет сейчас Полное собрание сочинений Розы Люксембург (2013 г.). Более полувека Леблан активно участвовал в общественных движениях, и является всемирно признанным учёным в области истории рабочего класса и революционной политики. В данном интервью Леблан рассказал о процессе радикализации, который, по его мнению, разворачивается сегодня в США, и о возможных стратегиях будущего.Вайос Триантафилу: Учитывая нынешнее состояние левых в США и Европе, что ты думаешь о возможности создания революционного движения, которое осознаёт свои требования и тактики? Какова была бы роль авангарда рабочего класса в этом процессе, и как воспитать спонтанность в сознании?Поль Леблан: Думаю, как ты сказал, существует широкая радикализация, которая происходит на международном уровне… с большим количеством людей, несогласных со статусом-кво, бросающих вызов статусу-кво, выступающих против статуса-кво (мы говорим о капиталистическом статусе-кво)… Всё это создаёт обстоятельства для объединения значительных левых сил в американской политике, и, думаю, аналогичные вещи происходят в различных других странах. В этом нет ничего автоматического. Этого не может быть, но сейчас появились возможности для левого движения, которых долгие годы не было в этой стране.Я хочу больше поговорить о словах «авангард» и «рабочий класс», потому что они очень важны. Рабочий класс состоит из людей, которые продают свою способность работать за зарплату. Значительное большинство людей входят в рабочий класс, но они очень различаются. Эти различия очень разнообразны: в расовом, возрастном, половом и прочих смыслах. Но есть и другие различия. Есть определённые слои рабочего класса, которые испытывают различные проблемы, развивают идеи об этих проблемах и путях их решения, и начинают участвовать в борьбе за перемены к лучшему… когда я говорю об авангарде, я говорю об этом.Сегодняшняя ситуация очень отличается от 1917 года. Многое изменилось, но изменилось не всё. Возникает вопрос: можем ли мы извлечь уроки и идеи из прошлого опыта, которые будут применимы к нам? Ещё один вопрос: что понимать под спонтанностью? Если меня направляет левая организация, и я действую от имени этой организации, это, вряд ли, спонтанность. Если, с другой стороны, я (а также мои друзья, соседи и коллеги) выступаю против чего-то плохого, пытаясь сделать что-нибудь, это можно считать спонтанностью. Однако, при этом я нахожусь под влиянием других людей, которые делают то же самое. Например, некоторые мои взгляды сформировались под влиянием Мартина Лютера Кинга и движения за гражданские права, некоторые – под влиянием рабочего движения (мои родители боролись за профсоюзы), и т.д. и т.п..Дело в том, что левые организации прошлого придерживались одних идей, участвовали в одних акциях, развивали идеи социализма, прав человека, социалистических перспектив, прав на жизнь, свободу и счастье – не только политически, но и экономически. Я впитал всё это, и некоторые мои соседи и коллеги могли впитать это. Мы не знаем точно, откуда это прибывает, но это прибывает из политической борьбы и культуры прошлого, находящихся под влиянием левых организаций. Такой процесс, как я представляю, происходит во взаимодействии с организациями и спонтанными движениями, которые различаются в чём-то, а в чём-то сходятся. Существует взаимодействие таких групп со взглядами и действиями людей, которые действуют на основе опыта левого движения на современном этапе капитализма.Существует несколько движений, которые участвуют в кампаниях по одной проблеме. Многие люди, борющиеся за свои права – либералы, выступающие против социалистических принципов. Как социалисты могут участвовать в таких кампаниях вместе с либералами?Есть некоторые либералы, которые продвигают антисоциалистические программы, потому что, хотя они могут понять, что такое социализм, они верят, что он не может работать, поэтому и поддерживают капитализм. На самом деле, большинство людей в этой стране не считают себя социалистами. Как работать с ними? Как бороться за социализм? Вы не сможете их переубедить, просто дав им хорошую книгу или листовку, или проведя с ними серию дебатов. Это может повлиять на их мышление, но они не признают социализма. Они должны самостоятельно придти к пониманию социализма, на основе личного опыта и дискуссий, которые мы постоянно проводим. Социализм можно понять, только размышляя самостоятельно. Очень полезно при этом изучать капитализм, как он функционирует в данный момент, и насколько он ужасен…Есть много таких людей, как Эл Гор, которые предпочитают медицину одного плательщика, пропагандируют борьбу против климатических изменений, хотя по поводу капитализма они не меняют своего мнения. Но я могу работать вместе с Элом Гором и людьми его типа по некоторым проблемам. Мы можем построить объединённый фронт по одной проблеме, соглашаясь или не соглашаясь по вопросам социализма и по другим вещам, но придерживаясь аналогичных взглядов по одной проблеме, создавая объединённую коалицию, чтобы выиграть борьбу. В этой борьбе любой социалист будет исходить из идей социализма и необходимости социализма… Мы говорим, мы разделяем идеи, мы делаем хорошую работу и показываем, что эти социалисты – хорошие люди и хорошие активисты, они делают хорошую работу, и у них есть интересные идеи. Так мы можем построить социалистическое сознание и социалистическое движение, не просто раздавая брошюры и произнося речи, но и самим практическим опытом борьбы, через объединённый фронт по конкретной проблеме.Думаешь ли ты, что некоторые принципы современных представительских западных демократий, например разделение полномочий, всё ещё применимы к социалистической демократии? Если нет, каковы должны быть «сдержки и противовесы», и как можно предотвратить бюрократическое злоупотребление властью?Это важные вопросы. Мы должны помнить о бюрократии, и с этим связана группа проблем, с которыми должны бороться все, кто всерьёз думает о бюрократии. Я хочу сосредоточиться на этом на мгновение. У нас нет чёткой модели социализма, потому что никогда не было такого социалистического общества, которое удовлетворяло бы моим социалистическим представлениям. Были общества и страны с правительствами, которые называли себя социалистическими, но это были диктатуры, которые были ужасными или не очень, но всё равно диктатурами, не истинно демократическими и не истинно социалистическими.Как будет выглядеть социализм? Маркс, в отличие от многих так называемых утопических социалистов, не рисовал никаких проектов, как должно выглядеть будущее общество. Например, утопист Шарль Фурье составил тщательно продуманные, захватывающие проекты. Одна из причин отказа Маркса от составления проектов – он считал, что социализм органически связан с демократией и с возникающим массовым рабочим классом. Поэтому он не хотел диктовать рабочему классу свои планы и проекты построения будущего общества. Скорее, будущее общество должно быть разработано людьми этого общества – большинством рабочего класса, которое собирается построить социалистическое общество. Есть некоторые общие принципы, которые сформулировал Маркс. Но это не проекты, которые определяли бы точные схемы экономики или правительства. Кроме того, невозможно знать, когда произойдёт революция, куда она пойдёт и каковы будут фактические условия во время неё. Поэтому часть проекта не может относиться к реальной ситуации. Поэтому понятно нежелание Маркса составлять проекты.С другой стороны, когда произошло восстание рабочего класса в Париже и была организована Парижская Коммуна в 1871 году возникли определённые действующие организационные структуры. Впоследствии Энгельс сказал: «Эй, вы хотите видеть диктатуру пролетариата? Вот она!» Маркс написал брошюру, объясняющую структуру Парижской Коммуны, подчеркнув, что именно этого мы и хотим. В эту структуру входила определённая степень представительской демократии. Были представители, избранные для помощи наблюдения за вещами; была многопартийность; был сильный контроль людей за представителями. У нас всё время были правительства, которые были выше людей, и люди не могли их контролировать. А их руководство получало не больше, чем хорошо оплачиваемые работники общества, так что это было по-настоящему демократическое правительство. Маркс и Энгельс говорили, что это тот пример, к которому мы должны стремиться.По-моему, переход к социализму потребует некоторой представительской демократии, по крайней мере, в большей части нашей политической и экономической жизни. Не все мы имеем возможность направить всю свою энергию и всё своё внимание на контроль правильности принятия решения по различным сложным вопросам. На это нужно делегировать людям, которых мы избираем и контролируем, и которым доверяем. Это представительская демократия, свобода слова, свобода выражения, свобода объединений, свобода выдвигать альтернативы существующей политике, политической или экономической. Должны быть сдержки и противовесы. Интересы рабочих на рабочем месте не обязательно полностью согласовываются с интересами правительства, которое представляет общие интересы всего общества. Это означает, что рабочие должны иметь возможность высказываться о том, что происходит на работе – это проверка…Социализм потребует определённого уровня плюрализма, и сдержки и противовесы могут иметь ценность. Переходный период может быть хаотичным, поэтому необходимо будет определить линию власти, но у людей должны быть различные способы выразить свои мнения и недовольства и способы достижения баланса в обществе и на рабочем месте. Будут различные партии и организации с различными ценностями и планами, за которые они будут бороться. Это важно для работы настоящего социализма. Если есть только одна партия, с одним руководством и одной программой, то не может быть социализма или демократии.Я думаю, что переход к социализму должен идти по этому пути. Но в то же время, нельзя забывать о человеческих жизнях: о еде, одежде, жилье. Никто не будет ждать 20 лет решения насущных проблем. Возникает необходимость немедленно или в краткосрочный период решать определённые вопросы. Некоторые основные вещи должны быть гарантированы для всех, и поэтому сразу же необходимо организовать центральное планирование. У всех должно быть право на хорошую медицину, на достойный дом, на пропитание (по крайней мере, на достаточном для жизни уровне), на полноценную транспортную систему.Хотя, безусловно, центральная политика будет требоваться с самого начала, мне кажется, что такое центральное руководство должно ограничиваться сдержками и противовесами и демократическим выражением. Помимо обеспечения базовых потребностей, существует множество возможностей для тестирования альтернативной политики – мы можем попробовать одну или другую вещь, и посмотреть, что произойдёт. Какую роль может сыграть рынок, чтобы был позитивный результат? Сегодняшние марксисты спорят об этом. Но должна быть открытость, плюрализм, демократия, если мы собираемся дойти до социализма.Похоже, центральное планирование экономики – очень сложная задача, вероятнее всего, для этого требуется очень сложная система или структура, чтобы перевести концепцию «от каждого по способностям, каждому по потребностям» с бессмысленного жаргона на язык реальности. Можно ли создать такой проект заранее, или он будет развиваться в процессе, как ты сказал? Был ли такой проект во время Русской Революции?Прежде всего, мне кажется, что, поскольку мы создаём эффективное, большое, социалистическое движение, которое борется за власть через продвижение реформ, собрания людей, профсоюзы и через нашу собственную политическую партию с избираемыми кандидатами, у нас должна быть программа. У нас не будет полного плана или проекта, но существуют определённые предложения, которые мы должны выполнить. Например, должно быть центральное планирование, как я уже сказал: у всех должна быть еда, одежда, жильё; все должны получить доступ к медицине и образованию; должна быть общественная транспортная система; должна быть сильная защита окружающей среды – всё это должно входить в программу. Ресурсы ограничены, и это необходимо учитывать в программе, таким образом, мы не можем обещать всё и всем. Ресурсов гораздо больше, чем кажется, так как они монополизированы и расточительно используются теми, кто сейчас руководит экономикой. Но даже в случае демократизации экономики, будут существовать ограничения и насущные потребности. Таким образом, актуальная борьба должна иметь предложения по программе, которые будут осуществлены, если мы придём к власти.Необходимо понимать, что будет переходный период. В «Коммунистическом Манифесте», если внимательно прочитать его, Маркс и Энгельс говорят о развитии демократии в крупной экономике. Они не рассматривают переходный период как постоянное свойство социалистической экономики. Пока рабочий класс будет получать власть, будет всё больше и больше политики, которая разъедает, подрывает и, в конце концов, смещает капитализм. Это означает, что мы не говорим о немедленном переходе к социализму, и Ленин знал, что это было невозможно в России, потому что там не было необходимой экономической базы. Россия была обедневшей страной. Социализм нельзя построить на бедности, потому что тогда, независимо от намерений, люди будут конкурировать за скудные ресурсы. Те, кто получит чуть больше власти, сможет захватить больше ресурсов и оттолкнуть других, и проблемы, которые поразили все классовые общества, вернутся снова. У нас не может быть социализма, основанного на бедности – эту идею развивал Маркс и это отлично понимал Ленин.Даже в более процветающей экономике должен быть переходный период, а это означает, что будет смешанная экономика и будет капитализм. Но будет регулирование капитализма, создание государственных служб, которые будут это гарантировать, и будут государственные сектора экономики. Новое правительство должно работать, чтобы обеспечить это с помощью системы организаций, плюралистических организаций – в общинах, городах, на фабриках, национальных предприятиях – которые избирают и контролируют люди, толкая их в социально-экономическом направлении. Будут споры, и, неизбежно, будет какой-то хаос, естественный в такой политической ситуации, особенно во время революционных преобразований.Итак, это будет непростой процесс, и Ленин не предсказывал простой процесс. Но он предсказывал (и оказалось, что он был неправ, это не получилось) следующее: в его плане был аспект рабочего контроля экономики через профсоюзы и фабричные комитеты. Это не означало, что рабочие захватят фабрики (и были рабочие, которые хотели сделать это, и они выгоняли своих боссов из фабрик на улицы). Но Ленин говорил, и рабочие вскоре это поняли, что они не знают как управлять фабрикой. Одно – делать что-то на фабрике, но что вы будете делать со всей экономикой, как управлять ею? Это не просто.Итак, Ленин полагал и надеялся, что согласие может работать, по крайней мере, со многими капиталистами: они будут продолжать функционировать, но рабочие будут контролировать их, рабочие должны быть уверены, что капиталисты их не обманут, рабочие будут учиться этому всё больше и больше, и, в конечном счёте, произойдет преобразование. В этом состояла суть «рабочего контроля» - рабочие должны знать, как управлять фабриками, связями с другими фабриками и другими частями экономики, рабочие в сотрудничестве с центральным правительством, в этом заключается переходный период. Это было новаторское решение осуществления преобразований.Ленин также понимал, что невозможно построить социалистическую экономику в одной стране, потому что во всём мире (и тогда и сейчас) – глобальная капиталистическая экономика. Существует экономическая взаимозависимость различных национальных экономик, и для работы социализма необходимы социалистические революции рабочего класса в других странах, именно поэтому Ленин и его товарищи помогали созданию Коммунистического Интернационала. Эта проблема существует до сих пор, и думаю, это сложная задача для нас.Но после Русской Революции провалились революции в других странах, и русские капиталисты не были согласны со своим досрочным исчезновением. Сразу же они начали помогать врагам революции, они попытались вернуть себе фабрики (вот почему необходим рабочий контроль, который помешает этому). В результате экономика оказалась преждевременно национализирована. Рабочие не знали, как управлять фабриками, и коммунисты не знали, как управлять экономикой. Совершена преждевременная попытка ввести центральное планирование, и были сделаны все возможные ошибки. Это происходило в разгар гражданской войны, в условиях разрушенной из-за Первой мировой войны русской экономики, а также во время экономической блокады, устроенной капиталистическими странами. Суперцентрализация разрушала молодую советскую экономику. Когда гражданская война, в основном, подходила к концу Ленин и большинство большевиков отступили в направлении смешанной экономики – начав Новую Экономическую Политику. Это была разнообразная политика, они наделали ошибок, но сделали много хороших вещей, и они восстановили экономику.Всё это, возможно, не полностью применимо к нашей ситуации. Мы не знаем, какова будет ситуация. То, что мы знаем: будет переходный период, будут некоторые проблемы, необходимы сдержки и противовесы, необходимо понимать, что это жизненно важные проблемы, и поэтому необходимо иметь в запасе определённые первоначальные планы.Источник: Revolutionary Ferment: From the Russian Revolution to the Contemporary US, Vaios Triantafyllou, truth-out.org, August 19, 2017.

Выбор редакции
10 ноября, 15:43

Гражданское общество должно взять экономику в свои руки.

  • 0

Начальник отдела коммуникаций «Кооперативы Соединённого королевства» Джайлс Саймон написал для Civil Society Futures: «Десять лет назад колёса экономики СК начали отрываться и мы увидели начало финансового краха. 10 лет пролетели, и люди начинают сомневаться, что наступили перемены». Тостон Белл написал в Guardian: «Финансовый кризис осветил большую проблему нашего времени: как гарантировать доставку экономики рабочим людям. Оглядываясь на прошлое десятилетие, можно понять, что мы далеки от этой доставки». Самый большой сдвиг, который произошёл в экономике – это реформа государственного сектора. Но от Брексита до всеобщих выборов всё больше и больше людей призывают к большому преобразованию экономики так, чтобы её контролировал народ, чтобы она служила «многим, а не единицам», и чтобы она «работала для каждого». Проведённый в начале года опрос YouGov показал: две трети людей говорят, что они не контролируют экономику, и только четверть думает, что может влиять на своё рабочее место и место жительства.Однако таких изменений ещё не было, по крайней мере, на данный момент. Не считая небольших изменений в положениях не было никакого значительного изменения по таким ключевым проблемам как регулирование финансового сектора или неравенство. За последние два года «Кооперативы Соединённого королевства» провели беседы с широким кругом людей, участвующих в кооперативных организациях – предприятиях, принадлежащих рабочим; кооперативных домах; кредитных союзах; независимых коллективах; предприятиях, управляемых фермерами и т.п. В СК примерно 7000 успешно работающих кооперативов, чей годовой товарооборот превышает 34 млрд. фунтов стерлингов.Такие компании как Queens Enterprise Award и Arla показали себя успешными игроками в экономике. Разумеется, они выделяются тем, что ими владеют и управляют люди, которые на них работают и которые имеют равные права на распределение прибыли. Мы поговорили с ними о путях увеличения количества кооперативных организаций в СК так, чтобы через 20 лет каждый десятый фунт тратился в кооперативах или совместных предприятиях. Это амбициозная цель, но её оправдывает то, что кооперативы уже занимают серьёзное место в частном секторе СК, и, объединив усилия, мы сможем увеличить их число и доступность.Вместе с 550 организациями мы разработали стратегию пути к этому. Стратегия под названием «Сделай сам» основана на признании, что мы не можем ждать новую правительственную политику или внезапную волну просвещения; мы должны просто начать действовать и сделать это сами. В нашей стратегии три главных принципа. 1) Обязательство быть успешным. Существующие кооперативы – это вдохновение, которое подталкивает людей присоединяться к кооперативам. Нам нужны кооперативы, которые будут образцами в управлении, в отношении к работникам, в переменах. Нам нужны совместно управляемые организации, чтобы улучшать общественный бизнес.2) Открытость к новой кооперации. Кооперативы – инструмент, помогающий людям брать в собственность вещи, имеющие для них значение – еда, жильё, работа и медицина. Люди склонны к сотрудничеству по естественным причинам, и нам нужно опознавать и поддерживать людей, которые объединяются для решения своих проблем с помощью новых кооперативов. 3) Призыв к большему сотрудничеству. Хотя сотрудничество – природный инстинкт, для него часто требуется вдохновение. С помощью кампаний и блестящих примеров нам нужно вдохновлять больше людей на сотрудничество, которое обеспечит их необходимыми вещами.Нет такой сферы экономики, где не могли бы работать кооперативы, будь то наш дефектный рынок жилья или поддержка фермеров – везде кооперативы могут достичь успеха. Но есть три сферы, где необходимость в кооперативах ощущается особенно остро. Во-первых, социальная помощь. Почти каждый день мы слышим о кризисе социального обеспечения. Отчасти речь идёт о недостатке финансирования. Но здесь также важно и качество организации социальной помощи. Кооперативный подход к социальной помощи позволяет работникам и клиентам контролировать деятельность организаций, заставляя их проявлять большую отзывчивость к людям. В Уэльсе большая благотворительная организация Cartrefi Cymru преобразовалась в кооператив, потому что поняла важность участия ряда заинтересованных сторон в работе этой организации.Во-вторых, экономика свободного заработка. Поскольку продолжает расти количество людей занимающихся личным мелким бизнесом, то растёт количество людей, чья работа нестабильна. Объединение в кооперативы, часто в сотрудничестве с профсоюзами – способ для этих работников достичь финансовой стабильности и безопасности. Indycube – новый кооператив для свободных работников, который работает вместе с профсоюзом Community для предоставления им офисов, предлагая кооперативную модель развития.В-третьих, технологические работники. Количество людей, работающих в цифровой экономике, быстро растёт. Предприятия, которыми владеют работники – показывающие высокие уровни производительности и удовлетворённости сотрудников – естественный способ организации технологических работников. Co-Tech – новая эффективная сеть технологических кооперативов, которая распределяет работу и использует модель рабочих кооперативов, поставив себе цель 100 тыс. рабочих мест в этом секторе к 2030 году.За последние 10 лет с начала финансовой катастрофы мы наблюдаем увеличение призывов к более справедливой экономике, о которой много говорится, но мало делается. За следующие два десятилетия с помощью концентрации внимания на ключевых сферах экономики, где необходимы новые подходы, мы можем начать переходить к другому виду экономики.Источник: Is It Time For Civil Society To Take Over The Economy, Giles Simon, truepublica.org.uk, August 22, 2017.

09 ноября, 16:37

Сильнейшие коммунистические партии мира.

  • 0

Через 169 лет после публикации немецкими философами Карлом Марксом и Фридрихом Энгельсом первого «Коммунистического Манифеста» в британской столице, Лондоне, ставшего выражением теории коммунизма, и через 26 лет после распада восточного коммунистического блока, в мире осталось пять стран, в которых Коммунистические партии остаются у власти: Китай, Вьетнам, Северная Корея, Лаос и Куба. В России Коммунистическая партия занимает второе место после правящей партии Единая Россия.Правящие коммунистические партии, в основном, в широких масштабах проводят политику экономических реформ, которые помогли их странам достичь экономических успехов, международной открытости, национальной уверенности и независимости от Запада. Так, например, Вьетнам, который недавно впервые посетил глава Египта Абдель Фаттах Ас-Сиси, стал одним из экономических азиатских тигров (которыми также считаются Южная Корея, Сингапур, Тайвань, Малайзия, Индонезия), достигнув среднегодового роста более 7%, высококачественная продукция которого заполнила рынки ведущих промышленно развитых стран Европы, а также Японии, США и Китая.Вьетнам управляется Коммунистической партией с 1975 года, после победы над США и воссоединения с южной частью Вьетнама. Коммунистическая партия Вьетнама мало отличается от времён Хо Ши Мина, хотя и придерживается теперь китайской модели государственно-капиталистической экономики, после изменения ряда законов в конце 80-х годов прошлого века, разрешив инвестиции в частный сектор, уменьшив юридические ограничения и наладив тесные торговые отношения с США.Профессор политологии Каирского Университета доктор Хасан Нафаа сказал журналисту «Египет сегодня», что международные отношения зависят не от идеологий и политических систем, будь они демократическими или недемократическими, а от взглядов принимающего решения лица на интересы государства, которое он представляет, и на выгоду от развития отношений с другими странами. Сейчас Вьетнам является одной из развивающихся стран и новых азиатских тигров, а темпы его развития велики и приближаются к таким странам, как Китай. Нафаа подчеркнул, что встреча Ас-Сиси с секретарём Коммунистической партии Вьетнама не имеет идеологической подоплёки, а носит естественный и важный характер встречи глав государств.Он также сказал, что опыт коммунистической системы Северной Кореи сильно отличается от происходящего во Вьетнаме. Северная Корея превратилась в наследственную систему членов семьи основателя Коммунистической партии Ким Ир Сена. Нафаа добавил, что коммунистические принципы и интересы рабочего класса больше не имеют значения в Северной Корее, так как власть передаётся от отца сыну и коммунистическая идеология приняла странную форму. Нафаа подчеркнул важное значение коммунистической системы во Вьетнаме, с точки зрения длительной борьбы за освобождение и воссоединение Вьетнама, а также экономической открытости партии, что гарантирует плодотворное сотрудничество с Вьетнамом, не хуже, чем с Китаем.Китайский опыт не слишком отличается от вьетнамского. Коммунистическая партия Китая была основана в 1921 году и пришла к власти во главе с Мао Цзедуном после победы в гражданской войне с Гоминьданом в 1949 году. Сейчас члены партии руководят всеми учреждениями и органами власти Китая, от главы государства и правительства до губернатора самого маленького региона. Власть партии закреплена в Конституции Китая, численность Коммунистической партии, во главе которой стоит Си Цзиньпин, достигла в 2014 году 84 миллионов.Сегодня Китай стал второй по величине экономикой мира, и различные исследования подтверждают удовлетворённость китайской общественности курсом развития государства и партии, а также построением общественной коммунистической системы, объединением различных национальностей, строительством центральной экономики, реформами и открытостью. Люди уверены в своих силах и упорно работают над построением современного, сильного, богатого, демократического и цивилизованного социалистического государства.И во главе Кубы стоит Коммунистическая партия, которую привёл к власти покойный лидер Фидель Кастро после революции 1959 года. Сейчас на Кубе действует однопартийная система власти, а Конституция определяет Коммунистическую партию ведущей силой общества и государственной власти страны. Спустя около полувека лидерства Фиделя Кастро и после ухудшения его здоровья в 2008 году во главе партии встал его брат Рауль. После этого Куба начала движение к открытости, снизив влияние партии и обратившись к свободной экономике, темп роста которой достиг 3,1%. Одно из известных новшеств – впервые за несколько десятилетий кубинцы старше 18 лет получили право на выезд за границу, при условии письменного одобрения поручителя.В Лаосе Коммунистическая партия находится у власти с 1975 года. Быстрорастущая экономика Лаоса основана на добыче полезных ископаемых. Лаос также является членом Азиатско-Тихоокеанского торгового соглашения. В Северной Корее Коммунистическая партия находится у власти с 1946 года, когда началось демократическое преобразование страны под руководством корейского лидера Ким Ир Сена, которого затем сменил Ким Чен Ир, умерший в конце 2011 году. Сейчас во главе Северной Кореи стоит Ким Чен Ын – самый молодой государственный лидер в мире.Источник: محمد السيد علي, منة خلف, من الصين إلى فيتنام: 5 أحزاب شيوعية فى سدة الحكم حول العالم, almasryalyoum.com, 06 september 2017.

Выбор редакции
08 ноября, 16:31

Капитализм против социализма.

  • 0

Капитализм, как стиль производства, полностью растерял все основания для выживания и стал угрозой человечеству и жизни на Земле. Достаточно знать, что капитализм произвёл столько оружия, сколько хватит для уничтожения десяти таких планет как Земля, и в то же время не может произвести достаточное количество известных лекарств, необходимых для борьбы с излечимыми болезнями. И заводы капиталистов каждый день выбрасывают в атмосферу 90 млн. тонн углекислого газа — для полного исчезновения этого объёма необходимо 10 млрд. лет.В условиях капитализма все богатства и продукты технической, научной и культурной цивилизации монополизированы небольшим меньшинством, а миллионы людей лишены всего — они не имеют права пользоваться плодами цивилизации и искусства, они лишены музыки, туризма и других плодов человеческого труда и интеллекта, они лишены возможности пользоваться медициной, образованием, жильём, они лишены даже продовольствия, чистой воды и безопасности. Не хлебом единым жив человек, но что если он лишён даже хлеба? А это повседневная норма для миллионов людей при капитализме. В то время как всего 62 богатейших человека планеты обладают таким же богатством, что и 50% населения мира (половина всех людей!), 795 млн. человек голодают — это каждый девятый человек!Каждый год от голода умирают 3,1 млн. детей (в возрасте до 5 лет), и голод — причина 45% смертей в мире. Каждый шестой ребёнок, или 100 млн. детей всего мира, страдает от дефицита массы тела. Каждый четвёртый ребёнок страдает от задержки развития. В слаборазвитых странах каждый день в школу ходят 66 млн. голодных детей, из которых 23 млн. - в одной только Африке. Для решения этой проблемы нужно ежегодно выделять 3,2 млрд. долларов. Но у капиталистов другие приоритеты: развязывание войн и массовые убийства ради увеличения прибылей. Только США и только в 2003-2013 годах потратили 2000 млрд. долларов на уничтожение Ирака.Под современным капитализмом каждый день умирают тысячи детей от голода, войн и излечимых заболеваний, включая диарею из-за грязной воды. Они также страдают от эксплуатации и жестокого обращения на предприятиях транснациональных корпораций. На своём веб-сайте ЮНИСЕФ сообщает, что более 300 тыс. детей (многим из них нет и 8 лет) завербованы в различные армии, и более 2 млн. таких детей погибло во время военных конфликтов последнего десятилетия. А 6 млн. детей получили тяжёлые ранения или остались инвалидами на всю жизнь. Ежегодно противопехотные мины убивают 8-10 тыс. детей.Каждый год десятки миллионов детей во всём мире страдают от эксплуатации и насилия на сексуальной почве, их продают в глобальные сети проституции и рабства. По данным Международной организации труда в условиях эксплуатации работают около 246 млн. детей, и более 75% из них работают в опасных условиях в шахтах, на фабриках, на полях, контактируя с опасными химикатами. И около 5,7 млн. детей работают в чрезвычайно жестоких условиях. Не говоря уж о том, что около 1 млн. детей (в основном девочек) используются для секс-услуг, приносящих миллиарды долларов современным капиталистам.Дети — это будущее человечества, и эти цифры означают лишь одно — будущее человечества в ужасной опасности. Кроме того, никогда раньше человечество не наблюдало 60 млн. беженцев из-за многочисленных войн, разрушений и варварства. Но теперь это реальность. Действительно, наш мир на краю пропасти! Есть ли этому альтернатива? Да, конечно! Но прежде чем говорить об альтернативе, которую предлагают марксисты, необходимо сначала определить причину болезни. Какова причина нищеты, голода, хаоса, войн и постоянной гонки вооружений?Без сомнения, это капитализм. Давайте отбросим все эти банальные оправдания, которые вдалбливает нам капитализм: «человек загрязняет природу», «человек ведёт войны», и т.д. Нет, все эти гадости совершает не абстрактный человек, их совершают капиталисты, которые владеют корпорациями и банками, а также стадом слуг в государственных органах, международных учреждениях и армиях... Именно они виновны в этих гадостях и извлекают из них прибыль. Мы должны открыто говорить это, и открыто называть вещи своими именами, чтобы понять природу этой системы, определить источник болезни и найти лекарство.Даже когда столкновения и конфликты принимают вид религиозных, этнических и прочих проблем, их причинами всегда является борьба крупных капиталистических компаний и крупных капиталистических стран, их институтов, представителей, теоретиков и политиков, которые используют свои спецслужбы и армии для защиты своих интересов и перераспределения сфер влияния. Не говоря уж о том, что война - сама по себе, важный источник крупных прибылей. Нет, войны и другие гадости, которые мы наблюдаем, не являются результатом «злой природы» человечества. Вовсе нет! Люди, по своей природе, стремятся к сосуществованию, сотрудничеству, взаимодействию и обмену добрыми чувствами. Эти чувства были для нас естественными тысячи лет, именно они помогли нашим предкам выжить в суровых условиях.У наших предков не было размеров слона, силы льва или медведя, скорости гепарда или оленя, и тем не менее, они смогли выжить от африканской саваны до северного полюса. Человеческий ребёнок слаб, в отличии от детёнышей животных, ему нужны долгие годы, чтобы стать самостоятельным. Как же это слабое существо могло выживать тысячи лет? Всё дело в объединении. Одиночка не мог выжить один в лесу или горах, это сказки. На самом деле, человек всегда был частью стада, группы, клана или племени. Даже в современном мире, в котором проповеди эгоизма и жертвоприношений в личных интересах являются священной религией капитализма, невозможно представить, что один человек может выжить без помощи других людей, без продуктов их труда, без их знаний и т.д..Так почему же нам говорят, что ненависть, убийство и эгоизм, которые делают человека врагом своих братьев, составляют человеческую природу? Потому что людей надо разделять, чтобы контролировать как можно больше источников энергии, сырья, рабочей силы и рынков, уничтожать конкурентов и окружающую среду, поскольку даже минутная задержка означает остановку производства, сокращение прибыли и банкротство капиталистов. Иными словами, главная причина — капиталистическая система. Даже если один капиталист решит прекратить эти преступления, система отбросит его в сторону и продолжит свою разрушительную деятельность.Поэтому недостаточно просто ругать то, что мы видим вокруг, проливать слёзы, услышав о жертвах войн, голода и эксплуатации, или отдавать благотворительным организациям еду или одежду, пытаясь успокоить себя; необходимо упорно трудиться, чтобы изменить это позорное положение и разрушить эту варварскую систему. А теперь давайте ещё раз спросим себя: есть ли альтернатива? И ответ будет один: да, безусловно, существует радикальная, реальная и полная альтернатива всем этим трагедиям. Эта альтернатива — социализм!Социализм — это система, основанная на том, что богатство и власть принадлежат всему обществу, а вся земля и культура, все фабрики, шахты и средства производства управляются демократически избранными советами и народными представителями, которых можно переизбрать в любое время. Социализм — это система, основанная на рационально спланированной экономике, ориентированной на интересы всего общества - она не производит оружие вместо детского питания, она не строит дворцы вместо больниц, она не выбрасывает пшеницу и кукурузу в море для поддержания высоких цен и сохранения прибылей нескольких олигархов, она не совершает другие дикие преступления капиталистической системы.При социализме можно добиться полного равенства между мужчинами и женщинами, поскольку только в условиях плановой экономики, при которой могут выделяться бюджетные средства на строительство качественных яслей, детских садов, общественных столовых и больниц, женщины смогут избавиться от рабства домашнего труда, угнетающего тело и разум, чтобы они смогли по-настоящему реализовать себя в производственной, политической и культурной жизни.И только при социализме можно избавиться от эпидемии безработицы — этой врождённой болезни капиталистической системы. Долговременная, массовая и тяжёлая безработица вытекает из самой природы капиталистической производственной системы. Более того, эта система выигрывает от безработицы: чем больше безработных и чем тяжелее они страдают, тем сильнее капиталисты могут эксплуатировать рабочих, ухудшая условия труда, увеличивая часы работы и снижая зарплату. При социализме невозможно странное противоречие, когда одни рабочие до изнеможения работают по 10 часов в день, а другие страдают от безработицы и нищеты. Социализм разделяет работу среди всех способных работать, чтобы все тратили на труд минимум времени и чувствовали себя комфортно.При социализме сельское хозяйство и промышленность могут работать намного эффективнее, чем при капитализме, так как капиталисты ограничивают производство для увеличения цен и предотвращения излишков производства, не обращая внимания на множество голодающих и нуждающихся в этих продуктах, которые не могут платить завышенные капиталистические цены. И только при социализме возможно экологически чистое производство и очистка морей, рек и воздуха от промышленных загрязнений, которые достигли сейчас опасного уровня. Иными словами, проблемы, которые капиталисты считают нерешаемыми из-за увеличения стоимости производства и падения конкурентоспособности, при социализме будут решаться с лёгкостью.И только при социализме можно раз и навсегда избавиться от войн, потому что рабочие, свободные производители, не заинтересованы в убийстве своих трудящихся братьев и сестёр других национальностей и религий. Это проявляется даже сейчас, при капитализме, когда рабочие и революционная молодёжь Европы и Америки организуют антивоенные протесты и демонстрации солидарности с жертвами войн, угнетёнными народами и беженцами. Действительно, капитализм невозможен, а социализм возможен и необходим. Заявления о том, что капитализм, несмотря на все его зверства, является единственно возможной системой, а социализм невозможен — проявление невежества и попытка обмануть всех, кто хочет мира, социализма и равенства.Заявления о том, что рабочие мира - истинные производители богатств, подавляющее большинство общества - не могут управлять своей жизнью, производительными силами и использовать их для блага всех людей — оскорбление человечества. Именно так заявляли в XIX веке рабовладельцы в США — якобы, чернокожий человек не может управлять своими делами и брать в свои руки свою судьбу. Это оскорбление всего человечества. Это преступление против человечности.В заключении скажем, что принятие социализма или отказ от него — это не вопрос согласия с нашими друзьями и подругами, рабочими, крестьянами, бедными, всеми трудящимися и революционной молодёжью, стремящейся к альтернативе, или с врагами человечества, наживающимися на эксплуатации людей и планеты и разрушении окружающей среды, капиталистами и покорными и продажными интеллектуалами, распространяющими капиталистическую пропаганду через прессу, университеты и аналитические центры — это вопрос классовой борьбы. Да здравствует социалистическая революция!Источник: جريدة الثورة - المغرب, الرأسمالية صارت مستحيلة والاشتراكية ضرورية وممكنة, marxy.com, march 2016.

Выбор редакции
06 ноября, 08:02

Финальная стадия революции.

  • 0

Провал августовского путча, возглавляемого правым генералом Корниловым, подготовил почву для финальной стадии Русской Революции. Временное правительство Александра Керенского оказалось скомпрометировано в глазах русских рабочих. Керенский продолжал войну и оказался виновен в восхождении Корнилова на вершину власти. Умеренные социалистические партии – меньшевики и эсеры – всё ещё поддерживались большими группами рабочих, солдат и крестьян, но их коллаборация с Временным правительством бросала тень на их положение.С другой стороны, большевики, сыгравшие решающую роль в победе над Корниловым, добились большого влияния. К сентябрю большевики получили большинство в Петроградском, Московском и других советах. Лев Троцкий был избран председателем Петроградского совета. «Массовое настроение не было именно большевистским, в смысле отражения желаний большевистского руководства», - писал историк Александр Рабинович. - «Как показали многочисленные пост-корниловские политические резолюции, петроградские солдаты, матросы и рабочие более склонялись к цели создания советского правительства, объединяющего все советские элементы. И в их глазах, большевики поддерживали советскую власть – советскую демократию». Ситуация двоевластия (советов и правительства) достигла кульминации. «Вопрос состоял в том», - писал Троцкий, - «когда один элемент двоевластия восстанет против другого».Лозунг «Вся власть советам» стал чётким выражением стремления русских рабочих, солдат и некоторых крестьян. Но это не было целью социалистических партий России – меньшевиков, эсеров и даже некоторых большевиков, воображавших туманное коалиционное социалистическое правительство, которое встанет на место Временного правительства Керенского. К середине сентября большевики сосредоточили внимание на Демократическую государственную конференцию, которая была организована меньшевиками и эсерами из Временного правительства для противодействия Конгрессу советов. Демократическая государственная конференция открывала путь для временного парламента, который представлял бы все классы России. На церемонии открытия этой конференции выступил Керенский.Ленин считал, что это неправильный путь. Он полагал, что большевики упускают решающую возможность организовать свержение Керенского и передать власть советам. Он начал кампанию внутри партии – сначала среди руководителей, а затем среди рядовых членов – с целью непосредственной организации восстания. Нежелание согласиться с призывом Ленина объяснялось страхом, что большевики повторят неудачный опыт «июльских дней», когда поспешные действия привели к печальным последствиям.Но Ленин настаивал, что ситуация изменилась. В одном обращении к массам он написал: «Товарищи! Посмотрите вокруг, посмотрите, что происходит в деревне, посмотрите, что происходит в армии, и вы поймёте, что крестьяне и солдаты больше не могут терпеть… Идите в казармы, идите в казачьи отряды, идите к рабочим и объясняйте им правду. Если власть будет в руках советов… то в России будет рабоче-крестьянское правительство; оно немедленно, не теряя ни одного дня, предложит справедливый мир всем воюющим народам… если власть будет в руках советов, собственность помещиков будет объявлена неотделимой собственностью всего народа… Нет, ни одного дня люди не хотят ждать отсрочки».Когда вопрос о восстании ещё не был решён, большевики были согласны с природой временного парламента и организовали драматическое выступление под руководством Троцкого. 10 октября Центральный Комитет большевиков провёл собрание, на котором Ленин прямо поставил перед своими товарищами вопрос о новой ситуации. Ленин настаивал, что «политическая ситуация полностью готова к передаче власти». Его резолюция, которая объявляла захват власти первоочередной задачей, была принята на голосовании 10 против 2. Но Ленин продолжал спорить об этом со своими старыми соратниками – Григорием Зиновьевым и Львом Каменевым, которые категорически выступали против восстания. Они скептически оценивали силу большевиков и слабость Временного правительства.Зиновьев и Каменев предлагали партии занять «оборонительную позицию» и продолжать планировать работу с Учредительным собранием, как обещал Керенский. Их концепция власти рабочего класса заключалась в том, что «советы должны быть револьвером, направленным в голову правительства, с требованием созвать Учредительное собрание и остановить все корниловские заговоры». Ленин отвечал: «Кто-то очень остро возразил нашему пессимисту: «Этот револьвер без патронов?»… Если этот револьвер с патронами, это ничего не означает, кроме технической подготовки к восстанию; патроны должны быть заряжены в револьвер, но одних патронов недостаточно».Ленин оказался прав по поводу необходимости готовиться к восстанию. Но он был неправ по поводу места и характера восстания – он предлагал начать восстание в Москве силами большевиков от имени советов. Троцкий и другие большевики лучше знали, что поддержка большевиков была продуктом поддержки советов. Они начали разрабатывать стратегию подготовки восстания, используя силу самих советов. В Петроградском совете был создан Военно-революционный комитет для защиты революции. Под руководством Троцкого комитет начал противодействовать всем репрессиям Временного правительства, не только защищая советы, но и расширяя систему советской власти.Критический момент настал в октябре, когда правительство Керенского внезапно объявило о планах переместить большую часть петроградского гарнизона (игравшего важную роль в революции) на фронт. «В унисон», - писал Рабинович, - «гарнизонные войска объявили о недоверии Временному правительству и потребовали передать власть советам». Военно-революционный комитет отправил своих комиссаров, чтобы заменить представителей правительства во всех подразделениях гарнизона. Комитет выпустил приказ, что «никакие директивы гарнизону, неподписанные Военно-революционным комитетом, не должны считаться действительными».Фактически, совет взял под свой контроль вооружённые силы Петрограда, «разоружив Временное правительство без единого выстрела», - написал Рабинович. Тем временем, шла подготовка ко Второму Всероссийскому Съезду Советов, большинство делегатов которого были большевиками. Накануне съезда Временное правительство предприняло последнюю попытку подавить восстание. Например, Керенский приказал поднять мосты в центре столицы, чтобы нарушить движение – царь делал то же самое во время Февральской революции.Контрмеры Военно-революционного комитета координировались из Смольного Института – бывшего женского интерната, который стал центральным штабом Петроградского совета, и здесь собирались лидеры большевиков и другие революционеры. «Агитаторы, организаторы, лидеры фабрик, полков и районов собирались», - писал Троцкий, - «чтобы получать новости, проверять их своими действиями и возвращались на места». В конечном счёте, метод, с помощью которого вооружённые рабочие и солдаты пришли к власти в Петрограде, был поразительно прост.Троцкий написал, что отряду солдат «дали задачу захватить ближайший Николаевский железнодорожный вокзал. Менее чем через четверть часа вокзал был занят гвардейцами без единого выстрела». Правительственные здания, вокзалы, мосты, телеграфы – все были заняты аналогичным образом. Отряд из 40 матросов легко захватил Центральный банк на Екатерининском канале. Как писал Троцкий: «Работа была выполнена. Не было необходимости применять силу, поскольку не было никакого сопротивления. Восставшие массы расправили локти и вытолкнули вчерашних господ».В конце 25 октября отряды вооружённых рабочих захватили Зимний дворец, где прятался Керенский и другие высшие чиновники Временного правительства. Сам Керенский сбежал несколькими часами ранее. Оставшиеся министры были арестованы без сопротивления. Когда Александра Коновалова, министра торговли и промышленности при Керенском, вели в камеру Петропавловской крепости, он «вдруг понял, что у него нет сигарет. Он осторожно спросил у конвоирующего его матроса одну сигарету, и обрадовался, когда матрос не только дал ему махорку и бумагу, но и, увидев его замешательство, скрутил и разжёг ему папиросу».Пустые угрозы буржуазии – не говоря уж об умеренных социалистах, типа меньшевиков – предсказывающих хаос и анархию, были опровергнуты каждым шагом русского народа, который стремился к своему освобождению. Даже полицейские рапорты той ночи указывают на отсутствие беспорядка. Следующим утром Второй Всероссийский Съезд Советов принял декрет о передачи власти советам. Временное правительство было свергнуто, и требование «Вся власть советам» - воплощавшее демократическое самоуправление рабочих - стало реальностью.Источник: The final act of the revolution, Michele Bollinger, socialistworker.org, August 2, 2013.