Источник
Welcome to democrazy - LiveJournal.com
19 июля, 16:41

Руки прочь от Африки.

  • 0

День освобождения Африки появился 55 лет назад в результате попыток установить континентальное единство Африки и всего африканского народа, и теперь празднуется по всему миру каждое 25 мая. Чёрный альянс за мир (Black Alliance for Peace) – проект радикальной борьбы за единство людей и народов с особым вниманием к правам человека, самоопределению, праву на революционные перемены и антиимпериализм. Чёрный альянс за мир требует, чтобы США безоговорочно закрыли все свои военные базы в Африке и вывели оттуда свои войска.Африканский континент не сможет развивать огромный революционный и прогрессивный потенциал африканского народа и всего человечества, пока американскому империализму позволяют действовать без ограничений. Сегодня США участвуют в повторном агрессивном военном завоевании Африки с использованием Африканского командования армии США (АФРИКОМ), которое было сформировано в 2008 году для усиления американского влияния на африканском континенте. АФРИКОМ сделал африканские государства вассалами США, которые диктуют им требования своей внешней политики, противоречащей интересам африканского народа.Как отмечает исполнительный директор Друзей Конго и член Чёрного альянса за мир Морис Карни: «Из-за неспособности США и Европы экономически конкурировать с Китаем на африканском континенте, США основали АФРИКОМ для защиты своих стратегических интересов. И хотя АФРИКОМ изображается гуманитарной организацией, которая обучает солдат и защищает права человека, 20-кратное увеличение его военного контингента оказывает разрушающее воздействие на угнетённые массы всей Африки». Все серьёзные революционные сторонники панафриканизма должны считать своей главной целью – препятствование военной экспансии американского колониализма. Однако, Чёрный альянс за мир понимает, что это означает противостояние с коллаборационистами и неоколониальными преступниками, которые правят многими микро-государствами в Африке.И это также означает, что мы должны обратиться с призывом к членам чёрной элиты в США, которые сотрудничают с империалистической властью. Редактор Black Agenda Report и член координационного комитета Чёрного альянса за мир Маргарет Кимберли подчёркивает: «Чёрные члены Конгресса когда-то считались совестью Конгресса. К сожалению, большинство из них проголосовало за предложение Трампа увеличить военный бюджет на 80 млрд. долларов. Это не только лишило американский народ необходимых средств на правительственные программы, но используется для продолжения войны в Сомали, Конго, Кении и Нигере, разрушая эти страны и убивая их людей».Поэтому, накануне 10-летнего юбилея АФРИКОМа, мы требуем, чтобы чёрные конгрессмены встали на общественную позицию и выступили против АФРИКОМа, прекратив поддерживать американский империализм и разжигание войн в Африке и на улицах США. Мы призываем присоединяться к нам в этот День освобождения Африки, чтобы потребовать немедленно расформировать АФРИКОМ и прекратить агрессивные действия против миллионов африканцев.Источник: The Black Alliance for Peace Demands U.S. Out of Africa, Black Alliance For Peace, blackagendareport.com, May 30, 2018.

17 июля, 16:39

Стратегическая задача латиноамериканских левых.

  • 0

Левые латиноамериканские лидеры.После долгих и несчастных неолиберальных сумерек 1990-х, которые разрушили целые страны, и после победы Уго Чавеса на президентских выборах в Республике Венесуэла в 1998 году правые правительства континента рухнули как карточный домик, и по всей нашей Америке начали появляться народные правительства, равняющиеся на «Социализм хорошей жизни». Во время расцвета в 2009 году во главе 8 из 10 стран Южной Америки стояли левые правительства. Кроме того, народное движение усилилось в Центральной Америке и Карибском бассейне во главе с Фарабундо Марти в Сальвадоре, сандинистами в Никарагуа, Альваро Коломом в Гватемале, Мануэлем Зелайа в Гондурасе и Лионелем Фернандесом в Доминиканской республике. В таких странах как Гватемала, где был Альваро Колом, и Парагвай, где был Фернандо Луго, левым впервые в истории удалось придти к власти, разрушив века постоянной двухпартийной системы.В мае 2008 года был создан Союз южноамериканских наций (СЮАН), а в феврале 2010 года - Сообщество стран Латинской Америки и Карибского бассейна (ССЛАКБ), в которое вошло 33 государства. Из 20 стран ССЛАКБ в 14 (70%) у власти стояли левые правительства. Первая часть XXI века, несомненно, демонстрировала движение вперёд. Экономические, социальные и политические успехи били рекорды и поражали мир примером суверенитета, достоинства, автономии и нашим местом в жизни континента и всего мира. Латинская Америка не жила во время перемен, а по-настоящему изменяла время, что существенно изменило геополитический баланс в регионе. По этой причине крупнейшие и господствующие державы решили подавить перемены, которые приносили пользу большинству и вели к окончательной региональной независимости.Консервативная реставрация.Хотя правительство Уго Чавеса справилось с провальным государственным переворотом 2002 года, с 2008 года усилились недемократические попытки свержения прогрессивных правительств: в Боливии в 2008 году, в Гондурасе в 2009 году, в Эквадоре в 2010 году и в Парагвае в 2012 году. Эти четыре попытки дестабилизации проведены против стран с левыми правительствами, и две из них достигли успеха – в Гондурасе и Парагвае.Начавшись в 2014 году и воспользовавшись экономическим спадом, эти разрозненные усилия по дестабилизации объединились и стали настоящей «консервативной реставрацией» во главе с правыми коалициями, международной поддержкой, неограниченными ресурсами, внешним финансированием и так далее. С тех пор реакция усилилась и лишилась всех приличий и угрызений совести. Теперь мы имеем экономический бойкот и преследование Венесуэлы, парламентский переворот в Бразилии и судебные репрессии против левых политиков: Дилмы и Лулы в Бразилии, Кристины в Аргентине и вице-президента Хорхе Гласа в Эквадоре. Попытки уничтожить СЮАН и нейтрализовать ССЛАКБ очевидны и нахальны. Не говоря уж о происходящем на Общем рынке Южной Америки. Провалившееся в начале этого века Соглашение о свободной торговле в Америках они пытаются заменить на Тихоокеанский альянс.На данный момент в Южной Америке остались только три прогрессивных правительства: в Венесуэле, Боливии и Уругвае. Колониальные державы, которые долго господствовали в Латинской Америке и принесли ей отсталость, неравенство и экономическую разруху, после более десятилетия непрерывных поражений вернулись с жаждой мести.Центральные столпы стратегии консервативной реставрации.Реакционная стратегия проводится на региональном уровне и основана на двух осях: предполагаемом провале левой экономической модели и предполагаемом отсутствии моральной силы в прогрессивных правительствах. Со второй половины 2014 года из-за неблагоприятной международной обстановки весь регион столкнулся с экономическим спадом, который в последние два года превратился в рецессию. Последствия для стран региона различаются между собой, но экономические трудности таких стран как Венесуэла и Бразилия СМИ сразу же списали на провал социализма, хотя Уругвай с левым правительством оказался самой развитой страной к югу от Рио-Гранде, а левая Боливия добилась лучших макроэкономических показателей на планете.Вторая ось новой стратегии борьбы с прогрессивными правительствами затрагивает мораль. Проблема коррупции стала эффективным инструментом разрушения национально-популярных политических процессов в нашей Америке. Символическим примером этого является Бразилия, где хорошо оформленная политическая операция сместила Дилму Русеф с поста президента Бразилии, но показала, что она не имеет никакого отношения к тем проблемам, в которых её обвинили. Мы наблюдаем глобальное лицемерие по поводу борьбы с коррупцией.Левые – жертвы собственного успеха?Вероятно, левые стали жертвами собственного успеха. По данным Экономической Комиссии Латинской Америки и Карибского бассейна, за последнее десятилетие почти 94 млн. человек перестали жить в бедности и вошли в региональный средний класс, причём, главным образом, это произошло благодаря политике левых правительств. В Бразилии с 2003 по 2013 год 37,5 млн. человек перестали быть бедными, но эти миллионы не смогли повлиять на коррупционный парламент, который объявил импичмент Дилме Русеф.У нас есть люди, которые перестали быть бедными и повысили свой уровень доходов, но теперь требуют большего. Они всё равно чувствуют себя бедными – не с точки зрения того, что они имели и имеют сейчас, а с точки зрения своих желаний. Левые всегда боролись с существующим порядком вещей, по крайней мере, в западном мире. Вопрос состоит лишь в том, борются ли левые с природой человека? Эта проблема гораздо сложнее, если мы рассмотрим гегемонистскую систему СМИ, которые формируют идеологию, удовлетворяющую интересам элит.Наши демократии нужно называть медийными демократиями. СМИ – более важные компоненты политического процесса, чем партии и избирательные системы. Они сами стали огромными партиями, выступающими против прогрессивных правительств, и представляющими интересы консервативной элиты. Не имеет значения, что лучше для большинства, что обещалось во время избирательной кампании, что народ должен быть главным действующим лицом демократии. Имеет значение только то, что пишут СМИ. Они заменили верховенство закона силой мнения.Существует ли «стратегическая проблема»?Региональные левые сталкиваются с проблемами нападений на власть, часто успешно решая их, но затрачивая на это много сил. Невозможно одновременно править страной и делать весь мир счастливее. Мы всегда должны быть самокритичными, но должны и верить в себя. Прогрессивные правительства сталкиваются с постоянными атаками элит и их СМИ, которые выискивают ошибки, снижают нашу мораль, заставляют нас сомневаться в своих убеждениях и целях. Поэтому, возможно, самая главная «стратегическая проблема» латиноамериканских левых – понимание, что каждая реальная работа невозможна без ошибок и противоречий.Источник: The Strategic Challenge For The Latin American Left, Rafael Correa, Telesurtv.net, popularresistance.org, February 26, 2018.

Выбор редакции
16 июля, 16:27

Антиимпериалистическая школа выпускает новых боливийских офицеров.

  • 0

Более 400 офицеров окончили Боливийскую военную академию - Антиимпериалистическую школу Боливии.Президент Боливии Эво Моралес посетил церемонию вручения дипломов 407 военным офицерам, окончившим Антиимпериалистическую школу Боливии, подчеркнув важность Боливийских вооружённых сил в защите суверенитета. «Мы убеждены, что освобождённые люди ведут антиимпериалистическую борьбу не только в Боливии, но и во всём мире», - сказал Моралес на церемонии.«Почему человечество должно бороться? Потому что существует несправедливость и неравенство. Некоторые стремятся только к гегемонии и захвату природных ресурсов», - сказал он. На этой церемонии присутствовал также вице-президент Боливии Альваро Гарсия Линера вместе с министрами обороны и коммуникаций.Моралес высоко оценил работу школы, сказав, что это единственное в мире учебное заведение такого типа, которое показывает пример, как военные могут бороться за освобождение людей. «Эта страна – не колония, и мы не можем предать Боливию. Мы должны внести свой вклад, где бы мы ни были, с убеждением, идеями и творчеством, чтобы обеспечить безопасность Боливийского народа», - сказал он также.Эта школа была открыта в 2016 году для гарантии антиимпериалистического характера армии Боливии, чтобы она смогла защитить суверенитет страны и противостоять имперским попыткам господствовать в регионе. Начальник Антиимпериалистической школы Боливии Иван Данило Новилло сказал, что вооружённые силы Боливии уходят своими корнями в антиколониальную борьбу, и этот институт помогает восстановить это наследие. «Мы никогда не сможем спокойно сосуществовать с империей», - сказал Новилло.Источник: Bolivian Military Officers Graduate From Anti-Imperial School, telesurtv.net, popularresistance.org, December 25, 2017.

Выбор редакции
15 июля, 07:33

Усиление левых в Чили.

  • 0

Первый тур чилийских президентских выборов завершился 19 ноября. Правый кандидат и бывший президент Себастьян Пиньера победил на нём с 36% голосов. Во втором туре он будет соперничать с левоцентристским кандидатом Алехандро Гильером. Но большим сюрпризом стало достижение Широкого Фронта (ШФ) – разнородной левой коалиции во главе с Беатрис Санчес. Кандидат ШФ занял третье место, причём с 20% голосов – всего на два пункта меньше второго места. Эта коалиция также получила 18 парламентских и сенаторских мест, что поразительно для антинеолиберальной силы. Браис Фернандес с канала Viento Sur побеседовал об усилении левых в Чили с Луисом Тилеманом – активистом Автономных левых (одной из организаций, которые вошли в ШФ).Браис Фернандес: Что ты думаешь о результатах выборов в Чили?Луис Тилеман: Во-первых, для многих наблюдателей совершенно очевидно, что результат стал полной неожиданностью. Хотя сейчас мы видим много признаков позитивного результата для ШФ, ещё недавно никто не верил, что мы сможем набрать такие числа. Результаты официальных опросов говорили о 8% поддержке, а за последние три десятилетия левые в Чили не могли превысить этот порог. Более того, ШФ пошёл на выборы без поддержки крупнейшей левой силы в стране, с точки зрения исторической силы, количества членов и организационных возможностей – Коммунистической партии. В этой обстановке результат стал сюрпризом.Во-вторых, нужно учесть политический хаос в Чили. Если ШФ пытался изменить баланс сил, который существует в Чили около 30 лет после падения диктатуры, то пока рано говорить о победе. Но выборы стали большим шагом вперёд: создалась некоторая политическая неопределённость на выборах. И хотя ШФ игнорировался ведущими политическими партиями, он смог стать третьей политической силой в стране, привыкшей к двум игрокам. Это не просто какая-то третья партия, она выдвинула популярную антинеолиберальную программу общественной борьбы.И наконец, ШФ добился высоких результатов, несмотря на обвинения в элитизме со стороны Коммунистической и Социалистической партий, поскольку многие члены ШФ являются представителями среднего класса. Бедные районы Сантьяго голосовали за ШФ активнее, чем за кандидата Нового Большинства - Алехандро Гильера. Это результат хорошей низовой работы наших активистов, которая осталась незамеченной для многих наблюдателей и партий.Б. Ф.: Что такое ШФ, откуда он взялся, и кто в него входит?Л. Т.: ШФ официально создан в 2017 году, но идея его создания широко распространилась во время студенческих протестов 2011 года (за бесплатное образование). Широкое распространение не означает, что не было существенных стратегических разногласий между его сторонниками, которые горячо обсуждались во время создания Фронта все последние годы. Он состоит из 13 организаций, от небольшой Либеральной партии до Марксисткой партии и либертарианских организаций.Популярность ШФ отражает два аспекта чилийской политики. Она так далеко сдвинулась вправо, что даже Либеральная партия комфортнее чувствует себя в коалиции с левыми, а любая реформа неолиберализма считается чилийскими правыми якобинством. И во-вторых, социальное и политическое разнообразие оппозиции неолиберализму и авторитарной демократии уходит своими корнями во времена диктатуры.ШФ возник на фоне различных событий. Во-первых – поражение студенческого движения 2006-2008 годов из-за партийных разногласий. Затем вспыхнули студенческие и общественные протесты 2011 года, которые показали успех автономного политического руководства, которое открыто порвало с официальными партиями. Эти движения, особенно студенческое движение, привели к созданию нескольких радикально-левых политических организаций. Некоторые из них уже распались или присоединились к другим партиям.Среди этих организаций выделяются Демократическая революция (самая сильная группа в ШФ), Автономные левые и Автономное движение. К ним можно также добавить маленькие группы, которые связаны с непарламентскими левыми: Гуманистическая партия, Экологическая партия Зелёных, Партия равенства и другие. В третью группу входят партии, которые откололись от Коалиции партий за демократию – левоцентристской ассоциации, которая предшествовала Новому Большинству. Они увидели в ШФ шанс получения политического влияния, несмотря на отдалённость от левых. В эту группу входят такие организации как Сила и Либеральная партия.С одной стороны, объединяющим фактором стало политическое окно возможностей из-за кризиса переходного периода. Внутри этого выделяется возможность продвижения социальных антинеолиберальных требований. К этому относятся: движение за государственное образование, забастовки университетских профессоров, движение против частных пенсионных фондов, экологические протесты, протесты за ренационализацию водных и природных ресурсов и т.д.. Эта борьба объединила социальный слой, который выступает против партии власти, как наследницы диктатуры, и устал от обещаний реформ. Этот слой показал себя на выборах серьёзной политической силой, отдав ШФ 20% голосов.Б. Ф.: Какую позицию займёт ШФ во втором туре?Л. Т.: Это главный пункт споров ближайших недель. Второй тур состоится 17 декабря, а значит у нас мало времени. Мы знали, что не будет времени на обсуждение этого вопроса, и нам не видать спокойствия, поскольку политическое давление на ШФ достигло высокого уровня. Но, конечно, никто не думал, что ШФ станет ключевым игроком на президентских выборах, поскольку никто не ожидал, что мы наберём 20% голосов.Исходя из всего этого, некоторые силы утверждали, что вопрос о переговорах с Гильером по поводу основных программных пунктов кандидатки от ШФ Беатрис Санчес нужно обсудить до начала первого тура. Несмотря на отсутствие дебатов, ШФ проявил ясность в отношении двух пунктов: он не будет участвовать в правительстве Гильера, и будет поддерживать его, только если он публично поддержит важные пункты программы ШФ и дистанцируется от правого правительства.Мы имеем дело не с левыми, которые спорят между собой в университете, это политический альянс, за который проголосовал каждый пятый избиратель. Эти избиратели не требовали, чтобы ШФ занял максималистскую позицию «против всех» или полностью поддержал Гильера. Избиратели хотят, что мы положили конец наследству диктатуры, начали процесс демократизации и вытеснили рынок из повседневной жизни граждан. Мы понимаем, что это мало, по сравнению с тем, что произошло 100 лет назад в Петрограде во время Русской Революции. Но прежде чем мечтать о штурме Зимнего дворца, мы должны думать, как создать условия возможности этого штурма, и, по крайней мере, мы должны восстановить возможность осуществления левой политики в Чили.В ШФ входят 13 организаций. Некоторые уже заявили, что будут самостоятельно определять свою внутреннюю политику, не обсуждая её с другими, но поддерживая левых в парламенте. Другие вообще отказались от любых переговоров, мешая общей левой политике. Нужно отметить, что левая политика заключается не в том, чтобы показать себя самым чистым мучеником. Левая политика нацелена на ускорение разложения капиталистических сил, укрепляя свои силы, чтобы навязать власти свою политику для создания возможности уничтожения капитализма и построения коммунизма.Это медленный процесс, но сражаться приходится на каждом шагу, независимо от их системной важности. Отказ от поддержки Гильера во втором раунде может показаться хорошей левой позицией, но, на самом деле, это правая позиция – она даёт политическое преимущество тем, кто всегда пытался ослабить ШФ до простой позиции «против всех». ШФ должен вести различные, перспективные и безнадёжные, переговоры, чтобы создать обстановку хаоса в неолиберальной системе, которая правит уже несколько десятилетий.Если Гильер примет предложение о правительстве, которое будет проводить по-настоящему антинеолиберальные реформы, то переходный период закончится. Если, с другой стороны, он не пойдёт на уступки ШФ, то не сможет выиграть президентские выборы. Главная задача ШФ во втором туре – поиск возможностей прямого воздействия на политику власти и начало процесса уничтожения неолиберализма.Источник: Chile’s Political System Shaken By Rise Of New Anti-Neoliberal Left, socialistproject.ca, popularresistance.org, December 6, 2017.

Выбор редакции
14 июля, 07:13

Что происходит в Никарагуа?

  • 0

К 28 июня число погибших в Никарагуа достигло 285, а раненных – более 1500. Страна разделена в попытке осознать насилие и политический климат. В США практически невозможно понять, что происходит в Никарагуа. Центральные СМИ сообщают лишь одно: президент Даниэль Ортега авторитарен; он сократил пенсии; люди протестовали; Ортега применил насилие, убив множество протестующих; Ортега должен уйти; США должны вмешаться во имя демократии. Однако реальность редко бывает такой простой. Эта статья написана не для защиты администрации Ортеги. Она не стремится оправдать недавние смерти или забыть о них. Это попытка раздвинуть границы пропаганды СМИ и рассмотреть этот конфликт с исторической точки зрения.Дезинформация, или по крайней мере тщательная подтасовка фактов, начинается с пенсий. СМИ явно искажают реальность – сократить пенсии хотел не Ортега. Это указание МВФ, который для решения бюджетного дефицита в сфере социальных расходов рекомендовал сократить пособия на 20%, повысить пенсионный возраст до 63-65 лет (с 60 лет), и провести другие реформы. Правительство Никарагуа отвергло жёсткие меры МВФ и предложило сократить пенсии на 5% и увеличить взносы в Фонд социального обеспечения на 3,5% для работодателей и 0,75% для работников. Правительственное предложение менее болезненно, чем план МВФ, но МВФ совершенно не упоминается в СМИ в связи с нынешними протестами в Никарагуа. Не стоит поддаваться на обман, МВФ и вся неолиберальная система давно грабит обычных людей и увеличивает неравенство по всему миру. Никарагуа – лишь одна из жертв.Даниэль Ортега – давний враг США и империализма. Он участвовал в Сандинистской революции, которая свергла в 1979 году проамериканскую диктатуру Самосы. Сандинисты во главе с Ортегой оставались у власти 19 лет. За это время они смогли сократить уровень неравенства на 40%. В 1990 году они проиграли выборы, и 17 лет страной правили неолибералы. В 2006 году Ортега снова выиграл президентские выборы. Благодаря ему, уровень бедности резко сократился с 48,3% в 2005 году до 24,9% в 2016 году, тогда как во время неолиберализма он постоянно повышался. С 2006 по 2017 год ВВП Никарагуа подскочил на 38%. Ортега очень популярен среди народа Никарагуа, но говорить, что все в стране любят его, было бы неверно. Обстановка была очень сложной и до нынешних протестов. Но тот факт, что успехи его администрации не упоминаются СМИ при рассказе о протестах, наталкивает на мысль, что пропагандисты не заботятся о нуждах и желаниях самих никарагуанцев. Конфликт в Никарагуа – не чёрно-белый. Возможно, никарагуанцы недовольны Ортегой, но нужно учитывать множество факторов, отражающих тенденции империализма и неолиберализма в Латинской Америке, которые особенно заметны на примерах Бразилии и Венесуэлы.Статистика бедности и неравенства в Никарагуа.Институт социальных исследований сообщил, что США развязали «нетрадиционную войну» с Венесуэлой и всем регионом, с использованием экономических санкций, манипуляций общественным мнением и других неолиберальных схем. Эти «нетрадиционные войны» очень важны для понимания насилия в Никарагуа. США организовали кризис в Венесуэле с помощью таких же экономических санкций и других неолиберальных схем для оправдания вмешательства. Независимость – это угроза корпоративным интересам, которые хотят получать прибыль из природных ресурсов, торговых договоров и дешёвого труда. Правительство Никарагуа поддерживает союзнические отношения с Венесуэлой в борьбе с бешеным американским империализмом. Это очень храбрый шаг, ведь США обладают самой мощной армией, которая стоит 611,2 млрд. долларов в год.Запад ясно показывает, что желание Венесуэлы и Никарагуа защищать своё право на независимость - недопустимо - особенно если эти страны посмеют использовать свои ресурсы для улучшения благосостояния своих граждан, в ущерб транснациональным корпоративным прибылям. США не собираются терпеть страны, которые бросают вызов их господству. В 2017 году в США разработан Закон об условиях предоставления инвестиций Никарагуа (ЗУПИН), который блокирует поступление в Никарагуа международных кредитов под предлогом защиты демократии и гуманизма – хотя эти кредиты использовались для финансирования медицинских, образовательных и социальных программ. ЗУПИН считается многими коллективным наказанием никарагуанцев за союз с Венесуэлой и неподчинение американскому империализму. Этот закон не имеет ничего общего с демократией и гуманизмом. Он не имеет никакого отношения к нуждам никарагуанского народа.СМИ США ведут «нетрадиционную войну» с Никарагуа, как они это делали недавно с Венесуэлой и Бразилией, прикрываясь фальшивыми разглагольствованиями о демократии и гуманизме, чтобы умолчать о подготовке неолиберальной шоковой экономики. Как отмечает журналист Макс Блюменталь, правительство США через NED и USAID платит деньги протестующим в Никарагуа, а также группировкам и СМИ, которые организуют и поддерживают протесты. Недавно Freedom House оплатила поездку в США протестующим студентам, которые встретились с правыми сенаторами Марко Рубио, Тедом Крузом и Илеаной Рос-Лехтинен (именно они составили ЗУПИН), пообещавшим увеличить им финансирование. И хотя намерения этих студентов, в лучшем случае, весьма темны, намерения американского империализма более чем очевидны.Мы не должны забывать, что США давно вмешиваются в Латинскую Америку и всегда организуют перевороты для удовлетворения своих экономических интересов. В Никарагуа США поддерживали жестокую диктатуру Сомосы и финансировали ультраправых контрас для уничтожения сандинистов. Разве может знающий историю поверить, что правительство США мечтает помочь народу Никарагуа? Разве США заботят нужды Никарагуа, а не собственные интересы?Мы можем, и должны, понимать, что Ортега добился огромных успехов в улучшении жизни трудящихся Никарагуа, но многие никарагуанцы недовольны им; насилие в Никарагуа действительно унесло множество жизней, но США хотят воспользоваться этим насилием для удовлетворения своих интересов. Принятие ЗУПИН и финансирование никарагуанской оппозиции – очень тревожные факты. Мы должны понимать, к чему стремятся США в Латинской Америке. И мы должны позволить народу Никарагуа самостоятельно определить свой путь развития и защищать его от американского империализма.Источник: Understanding the Conflict in Nicaragua: The Long Battle Against US Imperialism, Celina Stien-della Croce, counterpunch.org, July 06, 2018.

13 июля, 15:48

Никарагуа и Венесуэла: один враг и одна борьба за демократию.

  • 0

В Никарагуа наблюдаются те же признаки имперского террора, что и в Венесуэле.Народ Никарагуа готов отстаивать свою свободу.Боливия, Куба, Никарагуа и Венесуэла – главные цели правительства США, потому что они бросили вызов господству западных корпоративных элит в Латинской Америке. Организовав мягкие перевороты, эти элиты, по крайней мере на данный момент, захватили власть в Бразилии и Аргентине, контролируют правительство Эквадора и сорвали мирный процесс в Колумбии. Сейчас все свои силы США бросают на организацию переворотов в Венесуэле и Никарагуа, возобновив карательные санкции против Кубы и ожидая удобного случая для аналогичных операций против Боливии.Несмотря на постоянную дискредитирующую пропаганду, многие понимают, что правительства Боливии, Кубы, Никарагуа и Венесуэлы защищают фундаментальное демократическое право своих народов на мирное экономическое развитие, сосредоточенное на человеческих потребностях, а не на корпоративной прибыли. Это особенно важно для понимания событий в Никарагуа. Там правительство демократизировало экономику до уровня, когда кооперативные, совместные и семейные малые предприятия обеспечивают 70% занятости и более 50% ВВП.Все эти четыре страны входят в Боливарианский альянс для народов нашей Америки. Во всех них разработаны жизнеспособные экономические модели - прямо противоположные западному корпоративно-монополистическому финансовому капитализму. Все они сталкиваются с преступными действиями правительства США, которые направлены на дестабилизацию и свержение законных правительств. Во всех этих странах действуют различные модели подлинной политической и экономической народной демократии. И все они ведут одну борьбу против американских и европейских имперских элит, которые отчаянно пытаются затормозить свою неумолимую деградацию на фоне развития Китая, России и большинства других стран мира.Сходства Никарагуа и Венесуэлы.Бесконечная американская война с Венесуэлой развязана для захвата огромных нефтяных и газовых ресурсов. И в Никарагуа существуют значительные природные ресурсы. Здесь расположены самые большие водные ресурсы в Центральной Америке, а также более 60% природных экосистем Центральной Америки и около 7/10 мирового биоразнообразия. Геостратегическое положение Никарагуа и Венесуэлы позволяет их правительствам создавать во всём регионе многополярную политико-экономическую систему, основанную на солидарности и сотрудничестве, а не на порабощении и грабеже, как в Бразилии, Аргентине и многих других странах.Оппозиционное меньшинство, управляемое частным бизнесом, СМИ и НПО, как в Венесуэле, так и в Никарагуа, постоянно терпит избирательное и политическое фиаско, прибегая к насилию и путчам, которые считаются неприемлемыми в большинстве стран. В обеих странах политическая оппозиция серьёзно расколота и неспособна предложить народу жизнеспособную программу стабильного национального развития, которая удовлетворяла бы всем народным потребностям в гражданской, политической, экономической, социальной и культурной сферах. Правительства обеих стран многократно доказывали свою легитимность во время выборов.Обе страны окружены американскими военными базами. Обе страны участвуют в региональных объединяющих инициативах: Венесуэла - в Unasur, Никарагуа - в Central American Integration System. Обе страны поддерживают Сообщество стран Латинской Америки и Карибского бассейна. В ООН и на других международных форумах Венесуэла и Никарагуа защищают международное право, осуждают преступные действия США и их партнёров, например в Палестине, Сирии и Иране. Оба правительства настаивают на диалоге и взаимном уважении при разрешении внутренних, региональных и глобальных конфликтов.Народный Фронт.Различия между этими странами связаны с различиями в географическом положении и экономической структуре. Венесуэле удалось покинуть Организацию Американских Государств (ОАГ), потому что её статус ведущего поставщика нефти и природных ископаемых предоставляет ей достаточную свободу. Никарагуа больше зависит от сельского хозяйства и коммерческой торговли с региональными партнёрами, поэтому решила не покидать ОАГ. Отчасти это было сделано для поддержки членов ОАГ, которые сопротивляются незаконной американской войне против Венесуэлы. И правительство Никарагуа также считает, что диалог с этой проамериканской организацией, поможет ей противостоять агрессивным действиям правительства США против уязвимой экономики Никарагуа.Вероятно, именно поэтому Никарагуа остаётся верным союзником Тайваня, хотя многие подчинённые США страны, типа Коста-Рики и Панамы, отказались от Тайваня в пользу Китайской Народной Республики – ключевого инвестиционного и торгового союзника Венесуэлы. Однако, лояльность к Тайваню не мешает Никарагуа сотрудничать с Китаем в разработке предложения для нового межокеанского канала в дополнение к Панамскому каналу для расширения судоходства через Центральную Америку. Никарагуа поддерживает также прекрасные коммерческие и инфраструктурные отношения с Южной Кореей, Японией, арабскими странами и Ираном. Венесуэла и Никарагуа открыты для разнообразных международных отношений. Обе страны наладили важные торговые и инвестиционные отношения с Россией и Индией.В сущности, страны Боливарианского альянса для народов нашей Америки образовали современный Народный Фронт. Они оказывают сопротивление региональным фашистским корпоративным элитам, которые хотят расширить своё господство, подчинив экономики различных стран североамериканским и европейским корпоративным интересам. А в глобальном плане они продвигают многополярную мировую систему, основанную на солидарности и соблюдении международного права, в противовес преступной империалистической агрессии США. Сейчас Никарагуа столкнулась с нападением потому, что является ключевым членом Народного Фронта с точки зрения политики, экономики, истории и культуры.Нападение на Никарагуа.Несмотря на пять лет американских атак президент Венесуэлы Николас Мадура снова победил США, безоговорочно выиграв выборы 20 мая. Сейчас экономическая, дипломатическая и террористическая война с Венесуэлой стала ещё жёстче. Параллельно США нападают и на Никарагуа, но пока всё время проигрывают. Во многом из-за этих нападений президент Ортега и правительство Никарагуа постоянно пытаются наладить диалог с нелегитимной оппозицией, которая поддерживается из-за границы.Как и в Венесуэле, общественность в Никарагуа решительно выступает против оппозиционной насильственной тактики вымогательств и запугиваний. Даже генеральный секретарь ОАГ Луис Альмагро осудил ложь представителей оппозиции Никарагуа. Межамериканская комиссия по правам человека признала, что смертельные случаи и ранения в Никарагуа необходимо расследовать. Уже сейчас ясно, что большинство смертей и ранений произошло среди сторонников правительства и нейтральных наблюдателей. Например, недавно стали известны признания нескольких антиправительственных протестующих, которые рассказали, что 20 апреля оппозиционеры убили двух студентов в Эстели. Другие такие же свидетельства подтверждают, что насилие в Никарагуа было намеренно спровоцировано оппозицией, чтобы дискредитировать правительство, как было организовано в прошлом году в Венесуэле.Недавно один из лидеров лагеря протестов и командир боевиков Хорхе Диас откололся от оппозиции и призвал к демонтажу оппозиционных блокпостов, которые парализовали страну на несколько недель. Он осудил обман сельских работников со стороны епископов и оппозиции. Его действия напоминают признания бывшего командира контрас Франклина лидеру сандинистов после выборов 1990 года: «Олигархия использовала вас для свержения Сомосы. Теперь она использовала нас для свержения вас». Сейчас в Никарагуа наблюдается множество признаков, что никарагуанский народ не позволит себя одурачить.Источник: Nicaragua,Venezuela: One Enemy, One Fight For Democracy, Telesurtv.net, popularresistance.org, May 30, 2018.

Выбор редакции
12 июля, 16:37

Империя против Никарагуа.

  • 0

Это было лишь вопросом времени, когда правительство США и контролируемые им СМИ снова нападут на Никарагуа. И это время, действительно, наступило. В прошлом году Палата Представителей единогласно проголосовала за Закон об условиях предоставления инвестиций Никарагуа 2017 года (ЗУПИН), который запретил международным финансовым учреждениям предоставлять кредиты этой бедной стране.Цитируя Альянс за глобальную справедливость, канал TeleSur сообщил, что «правительство Никарагуа использует иностранную помощь от международных финансовый учреждений для поддержки социальных расходов на здравоохранение и образование, которые составляют большую часть национального бюджета». TeleSur рассказал, что ЗУПИН «представляет серьёзную опасность для экономики Центральной Америки и может привести к гуманитарному кризису и волне экономических беженцев, которые направятся к границе США, соединившись с мигрантами из Гондураса, Гватемалы и Сальвадора».Сейчас Никарагуа – единственная из пострадавших от американских войн центрально-американских стран, жители которой не бегут в США. Это происходит из-за эффективных социальных программ сандинистов. И даже New York Times признаёт, что «многие бедные люди, которые получают жильё и другие льготы от правительства, поддерживают» сандинистского президента Даниэля Ортегу. Поразительно, но США, которые хотят построить стену для сдерживания центрально-американских мигрантов, готовы обострить иммигрантскую проблему, с которой они якобы борются. Это противоречит любой логике, морали и порядочности.Как неоднократно говорил Ноам Хомский, США никогда не простят никарагуанскому народу свержение проамериканской диктатуры Сомосы в 1979 году, победу над контрас и избрание сандинистов в 2007 году. ЗУПИН – это коллективное наказание никарагуанцев. Правда, на данный момент, Сенат США не слишком торопиться принимать этот закон. Но прямо сейчас мы наблюдаем насильственные беспорядки в Никарагуа, которые поразительно детально напоминают насилие в Венесуэле в 2013 году, когда на выборах победил Николас Мадуро. И эти беспорядки, несомненно, будут использованы для ускорения принятия ЗУПИН в Сенате.Есть несколько интересных фактов о протестах в Никарагуа. Прежде всего, хотя центральные СМИ объясняют их реакцией на правительственное «сокращение социального обеспечения», в протестах участвуют, в основном, студенты и молодёжь, которых не касаются заявленные сокращения. И хотя правительство отказалось от объявленных сокращений социального обеспечения, New York Times с радостью заявляет, что это не остановит протесты. Более того, следует отметить, что предполагаемые сокращения были вызваны принятием в Палате Представителей ЗУПИН, который, как отмечает TeleSur, «заморозил поступление иностранных инвестиций в никарагуанскую экономику, оказав негативное влияние на местное кредитование и частные инвестиции». Конечно, для этого и создавался этот закон.Некоторые альтернативные испано-язычные новостные агентства, включая Mision Verdad, описывают конкретные детали, которые роднят ультраправое насилие в Никарагуа и Венесуэле: (1) в «протестах» участвуют боевики, вооружённые «самодельным оружием» - миномётами и ракетами, которые хорошо подходят для уличных боёв, а не для «мирных протестов», одновременно СМИ согласовано поднимают шум о «нарушениях прав человека»; (2) СМИ снова пытаются обвинить правительство в применении химического оружия без каких-либо доказательств – знакомый способ оправдать военную интервенцию; (3) преувеличение числа убитых гражданских лиц во время беспорядков, в сочетании с преуменьшением числа убитых полицейских; (4) «протестующие» организуют грабёж частной и государственной собственности, включая мемориалы в честь таких революционеров как Уго Чавес; (5) в протестах участвуют профессиональные террористы со снайперскими винтовками; (6) католическая церковь и иностранные НПО активно поддерживают антиправительственные беспорядки.И не удивительно, что детище эры Холодной войны - National Endowment for Democracy (NED) - финансирует именно те группировки в Никарагуа, которые больше других участвуют в насилии. Например, в 2017 году NED дала 72440 долларов Comision Permanente de Derechos Humanos de Nicaragua (CPDHN) «на контроль за правами человека». Забавно, что CPDHN – главный информатор для западных СМИ, на которого они ссылаются при описании нынешних антиправительственных протестов и действий правительства.NED также дала большие деньги тем молодёжным группировкам в Никарагуа, которые сейчас участвуют в уличном насилии. Кроме того, NED спонсирует «независимые» (т.е. анти-никарагуанские) СМИ и другие организации «для повышения осведомлённости о нарушениях прав человека со стороны правительства Никарагуа». Хорошо известно, что в прошлом году NED более 1 млн. долларов дала группировкам, которые участвуют сейчас в насильственных беспорядках в Никарагуа.В 1980-х Никарагуа – крошечная и вторая по бедности страна в западном полушарии – стала примером для многих из нас, продемонстрировав героическое сопротивление агрессии США. До сих пор Никарагуа остаётся символом борьбы с американским империализмом, что очень раздражает стоящих у власти неоконов, типа Джона Болтона. Мы должны поддерживать Никарагуа прямо сейчас, как протестовали недавно против ЗУПИН и других вмешательств во внутренние дела Никарагуа. Никарагуа достойна такой солидарности.Источник: The Empire Turns Its Sights On Nicaragua – Again!, Don Kovalik, Counterpunch.org, popularresistance.org, April 27, 2018.

10 июля, 16:44

Проблемы троцкистов.

  • 0

Впервые я столкнулась с троцкистами в Миннесоте полвека назад во время движения против войны с Вьетнамом. Я высоко оценила их мастерство в организации антивоенных демонстраций и их мужество, так как они называли себя коммунистами в США – а это не способствовало их успешной карьере, в отличие от их интеллектуальных коллег во Франции. Поэтому в начале своей политической деятельности мне нравилось это движение. В те дни я однозначно выступала против американского империализма. Теперь моё мнение изменилось. Первое, что нужно знать о троцкизме – он разделён на конкурирующие ветви. Некоторые всегда критикуют империалистические войны, особенно те, что группируются вокруг World Socialist Web Site (WSWS).Другие преобразовали троцкистский лозунг «перманентной революции» (превращение буржуазной революции в революцию рабочего класса) в надежду, что каждое восстание меньшинств в мире должно быть признаком долгожданной мировой революции – особенно те, что оказались под пристальным взглядом СМИ. Они намного реже критикуют Вашингтон за иностранные интервенции, чем за невмешательство в предполагаемые революции. Статья от 1 марта 2018 года в International Socialist Review под заголовком «Революция и контрреволюция в Сирии» показала, что троцкизм может ошибаться, и его нужно критиковать. И так как автор этой статьи Тони Маккенна пишет хорошо и убеждённо - это сильный, а не слабый пример троцкистской идеологии.Маккенна начал со страстного осуждения «режима Башара Асада», напавшего, по его словам, на группу детей, которые просто написали граффити на стене, «избил их, сжёг их, вырвал им ногти». Источник этой зловещей информации не приводится. Не могло быть явных свидетелей такого садизма, и сам экстремизм похож на военную пропаганду – подобно немцам, которые, якобы, вырезали бельгийских младенцев во время Первой мировой войны.Проблема источников.Это раскрывает проблему источников. Маккенна щедро приводит множество источников обвинений Асада, показывая, что он пишет не на основе собственных наблюдений. Ясно, что он скорее склонен поверить в худшее, и даже кое-где сгустить краски. Он одобряет и, без тени сомнения, развивает теорию, что Асад несёт личную ответственность за подавление хорошей революции, освобождая исламистских заключённых, которые отравляют революцию своим экстремизмом. Утверждение, что Асад сам заразил восстание исламистским фанатизмом – в лучшем случае, гипотеза, относящаяся не к фактам, а к умыслам, причём неочевидным. Но она представляется, как неоспоримое доказательство извращённой злобы Асада.Эта интерпретация поразительно совпадает с официальной западной доктриной по Сирии, так что они выглядят неразделимыми. И те и другие считают, что Запад – всего лишь пассивный наблюдатель, а Асад пользуется поддержкой Ирана и России. «В первые годы революции много говорилось о западной имперской поддержке повстанцев. На самом деле, это стало идеологическим оправданием сначала иранского, а затем и русского, военного вмешательства на стороне правительства Асада. Эти вмешательства были осуществлены под прикрытием антиколониальной риторики – якобы, Иран и Россия оказывают помощь осаждённому государству, страдающему от хищнического западного империализма, который стремится уничтожить страну, в соответствии с желаниями правительства США и Международного Валютного Фонда», - пишет Маккенна.Чьё «идеологическое оправдание»? Конечно, явно не России, которая на ранних этапах этого конфликта не осуждала западный империализм, а обращалась к Западу, и особенно к США, с просьбой объединиться в борьбе с исламистским экстремизмом. Ни Россия, ни Иран не «осуществляли свои вмешательства в духе антиколониальной риторики», скорее они хотели бороться с ваххабистским экстремизмом.Системное партнёрство США и Израиля.В действительности, явной, хотя и замалчиваемой СМИ и высшей политикой (включая русскую), причиной западного вмешательства (включая поддержку вооружённых мятежников в Сирии) является помощь Израилю в уничтожении региональных врагов. Ближневосточные страны, пострадавшие от западных нападений – Ирак, Ливия и Сирия – были последними островками светского арабского национализма и защиты палестинских прав. Есть несколько альтернативных гипотез причин западного вмешательства – нефтепровод, имперский атавизм, разжигание исламистского экстремизма для ослабления России (гамбит Бжезинского) – но все они не столь логичны как американо-израильское партнёрство.Примечательно, что в большой (около 12000 слов) статье Маккенны о войне в Сирии Израиль упоминается только один раз (не считая ссылку на израильский новостной источник). И это упоминание, фактически, приравнивает израильтян к палестинцам, которые, по мнению автора, одинаково пострадали от пропаганды Асада: «Сирийское правительство использовало СМИ для клеветы на протестующих, изображая революцию как хаос, организованный международными подрывными интересами (израильтяне и палестинцы назывались иностранными агентами)».Больше нет никаких намёков на Израиль, который оккупирует сирийскую территорию (Голанские высоты) и бомбит Сирию столько, сколько пожелает. Всего лишь маленькое и безобидное упоминание об Израиле. Но в этой троцкистской статье о Сирии встречается не менее 22-х упоминаний о Сталине, сталинистах и сталинизме.Как насчёт Саудовской Аравии – фактического партнёра Израиля, желающего уничтожить Сирию, чтобы ослабить Иран? Два упоминания, и оба косвенно отрицают эту позорную реальность. Единственное негативное упоминание – критика саудистской королевской семьи за вложение миллиардов долларов в сирийскую экономику во время неолиберального периода. Но Маккенна не критикует Саудовскую Аравию за поддержку исламистских группировок, напротив он изображает саудистскую семью жертвой ИГИС. В этой статье проявились обычные троцкистские заблуждения: видеть всюду Русскую Революцию и бояться нового Сталина. Асад несколько раз уподобляется Сталину.Больше о Сталине, чем о Сирии.Эта статья – скорее продолжение троцкистских обвинений Сталина, чем рассказ о Сирии. Их навязчивая одержимость не помогает понять события, которые не имеют ничего общего с Русской Революцией. Да и в этой, любимой их теме, что-то не так. Троцкисты постоянно тоскуют о новой революции, похожей на большевистскую революцию. Да, но ведь большевистская революция закончилась сталинизмом. Разве это не говорит им что-нибудь? Разве нет вероятности, что столь желанная ими «революция» в Сирии может оказаться ужасной, когда к власти придут джихадисты?На протяжении всей истории революции, восстания и бунты обычно заканчивались репрессиями. Революции происходили очень редко. Это скорее миф, чем реальность, особенно в том смысле, в каком привыкли о ней думать троцкисты: весь народ восстаёт в одной большой всеобщей забастовке, свергая своих угнетателей и устанавливая народную демократию. Это происходило когда-нибудь? Для троцкистов, это естественное течение событий, которому могут помешать только плохие и подлые парни.В нашу эру самые успешные революции произошли в странах «третьего мира», где движение национального освобождения от западного господства было мощным явлением. У успешных революций есть программы, которые объединяют народ и лидеров, олицетворяющих стремления широких масс населения. Социализм и коммунизм были, прежде всего, сплачивающим призывом к независимости и «модернизации», как и было во время большевистской революции. Если большевистская революция превратилась в сталинизм, то, возможно, отчасти потому, что сильный и репрессивный лидер был единственным способом спасти «революцию» от внутренних и внешних врагов. Нет никаких доказательств, что Троцкий был бы более мягким правителем, если бы победил Сталина.Такие идеологически и этнически разделённые страны, как Сирия, вряд ли возможно модернизировать без сильного правителя. Маккенна признаёт, что в начале своего правления Асад несколько смягчил репрессивный характер модернизации и социальных реформ. Эта модернизация была успешна, пока Россия предоставляла помощь и торговые льготы, но заглохла из-за коллапса Советского Союза. Да, был советский блок, который, несмотря на провал пропагандируемой Троцким мировой революции, поддерживал прогрессивное развитие новых независимых стран.Беспощадность к Асаду.Если у отца Башара Асада Нафеза Асада была некоторая легитимность в глазах Маккенны, то у Башара Асада её совершенно нет. «В контексте глобального неолиберализма, когда правительства по всему миру принимают самые явные формы дерегулирования и контролируемой передачи государственных предприятий частному капиталу, правительство Асада отреагировало на растущие противоречия в сирийской экономике, продемонстрировав готовность принимать иностранные инвестиции и сокращать субсидии рабочим и фермерам».Неолиберальный переворот ограбил сельских жителей, создав ситуацию, которая оправдывает «революцию». Это весьма удивительно, если задуматься. Потеряв альтернативу советского блока, практически весь мир обязан подчиняться антиобщественной неолиберальной политике. Почему же именно Башар Асад – самый худший мировой лидер, подчиняющийся американской глобализации?В конце своей статьи Маккенна цитирует Луиса Проекта: «Если мы встанем на неправильную сторону баррикад в борьбе между сельской беднотой и олигархами в Сирии, как мы сможем начать создавать организации для классовой борьбы в США, Британии и других развитых странах?» Но эту фразу можно и перевернуть. Настоящий марксистский революционер должен бы сказать: «Если мы не можем победить олигархов на Западе, которые виновны в неолиберальной политике, навязанной всему миру, как мы можем призывать к классовой борьбе в Сирии?»Проблема троцкистов в том, что они всегда «поддерживают» более или менее мнимые народные революции. Они всегда указывают другим, что те должны делать. Они всё знают. Практический результат такого разглагольствования – маскировка американского империализма троцкизмом. Одержимость перманентной революцией – идеологическое оправдание бесконечной войны. Во имя мира и прогресса США и троцкисты должны вернуться домой и заняться своими делами.Источник: Trotskyist Delusions: Obsessed with Stalin, They See Betrayed Revolutions Everywhere, Diana Johnstone, consortiumnews.com, May 04, 2018.

09 июля, 16:36

Гангстерская демократия.

  • 0

Гангстеры умеют убедить, что вы нуждаетесь в их защите от опасностей, исходящих, главным образом, с их собственной стороны. Разумеется, эта услуга стоит дорого. И обычно, она оплачивается по графику. Это предложение, от которого вы не сможете отказаться, иначе они начнут вас бить, а это означает окончание их защиты. Помимо криминального бизнеса, эту стратегию можно рассматривать как причудливую разновидность экономики спроса и предложения.Неважно, кто первым придумал эту стратегию, но имперские и колонистские власти использовали стратегию рэкета для периодических грабежей и сбора дани с покорённых народов. Колонизаторские режимы продолжают использовать эту гангстерскую стратегию, избегая большого внимания и осуждения, особенно в своих отношениях со слабыми странами, чьи народы считаются ими неполноценными. Эта стратегия не вызывает критики внутри империи, поскольку облачена в ложные одежды «продвижения демократии». Более того, сам институт, который должен критиковать правительство – пресса – больше остальных оправдывает и прославляет грабёж и насилие в отдалённых странах под маской благородных идеалов. СМИ являются флагманами огромного пропагандистского фронта империи, внушая людям фальшивые мысли о благородных ценностях империи.Современные колониальные предприятия должны рассматриваться с точки зрения такой преступной стратегии. Преступность и империализм имеют общую особенность: существуют низшие субъекты, которые нуждаются в защите, т.е. их грабят и убивают, что выражается в виде колониализма – форме безудержного капитализма. Колонизаторы оправдывают такую стратегию тем, что завоёванные народы – «дикие». Дикари не понимают, что для них хорошо. Поэтому «цивилизованные» варвары из Европы посчитали себя вправе «защищать» завоеванные народы. А такую защиту нужно оплачивать ресурсами, бесплатным трудом с целью обогащения колонизаторов, хоть дикари и не заслуживают таких благодеяний.Эта преступная стратегия жива и здорова по сей день – это наглядно демонстрируется недавним заявлением госсекретаря США о «защите Филиппин от китайской угрозы». Филиппины – страна, которую один гангстер (Испания) продал другому гангстеру (США). Филиппинцы в сделке не участвовали из-за своей дикости и неполноценности. Поднятое ими антиколониальное восстание против США закончилось убийством 200 тыс. филиппинцев. Американские колонизаторы называли граждан нашей страны «обезьянами», которые нуждаются в «защите». Звучит вполне знакомо для ливийцев и сирийцев, не так ли?Как мы знаем, главари мафии время от времени встречаются на конференциях, чтобы обсудить вышедшие из под контроля товарные войны. На этих конференциях принимаются соглашения о территориальных и торговых разделах, которые действуют пока не начнётся новая война. В 1884-85 годах в Берлине состоялась такая мафиозная сходка, на которую собрались европейские гангстеры во главе с Бисмарком. В то время шли крупные бандитские разборки между Англией и Францией. В Берлин они приехали, чтобы поделить свои африканские колонии, разумеется, без участия самих африканцев. В результате этого раздела, разговаривающие на 1000 языках люди различных культур и национальностей были поделены как попало на 50 стран. Многие из этих стран до сих пор вынуждены сталкиваться с внутренними разногласиями, гражданскими войнами и этническими чистками.Белые завоеватели пытались разнообразить свои колониальные тактики. Англичане, например, придумали миф о «постколониализме», который оправдывает сохранение королевского колониализма на территории так называемого Британского содружества. Почти все бывшие колонии, убеждённые в реальности подаренной им независимости, смирились с режимом, во главе которого остаётся белый монарх в далёкой Англии. Постколониальные англиканские христиане объединены в рамках одной церкви по той же схеме. Таким образом, колонии принуждены жить в рамках экономически и духовно ограниченного режима, который обеспечивает их лояльность.Банды избранных колонизаторами местных элит обеспечивают сохранение колониальной власти и прибылей для захватчиков. В Кении их называли «Домашняя гвардия». Они часто предавали, арестовывали и убивали своих братьев, которые участвовали в антиколониальном сопротивлении. Иногда отдельные страны изгоняются из Содружества по различным причинам. Но следует отметить, что Англия никогда не изгонялась из него, несмотря на изнасилования и массовые убийства в Ираке, Ливии, Афганистане и Сирии. Этот неоколониальный инструмент используется для сохранения старого колониального режима. Таким образом, отказ от суверенитета бывших колоний становится насмешкой над жертвами вооружённой освободительной борьбы. Часто лидеры антиколониального сопротивления признавали низший статус их стран перед бывшими колониальными господами.Забавно выглядит, когда постколониальные и неоколониальные субъекты, сформированные из бывших колоний, делают всё возможное, чтобы сохранить старую одностороннюю систему отношений между хозяевами и рабами. Этому служит и унаследованная образовательная система в этих странах. Примечательно, что во время перехода к независимости на передний план политики, в большинстве случаев, выходили белые, что использовалось Англией в качестве предлога для защиты белых поселенцев. В Конституции Зимбабве прямо прописано, что 20% мест в национальном парламенте должны быть зарезервированы для белых, хотя в этой стране только 8% белых. Правительство Тэтчер интересовалось защитой прав лишь белого меньшинства, а не чёрного, обездоленного и бедного большинства. Её министр иностранных дел лорд Каррингтон настоял, чтобы в новой Конституции Зимбабве был прописан 10-летний запрет на перераспределение фермерской земли.Французы придумали свою модель колониализма под названием «ассимиляция». В теории эта модель, якобы, вдохновлена лозунгом Французской революцией «свобода, равенство и братство», который относится ко всем говорящим на французском языке, независимо от расы и цвета… Но реальность, как всегда, совершенно другая. Французская «цивилизаторская миссия», сопровождавшаяся ассимиляцией, была основана на принципе превосходства французов, которые имеют право «цивилизировать варваров». Этот метод колониализма на основе богоподобной власти, распространяемой на завоёванные народы для переделки их по своему образу и подобию, во многом используется сейчас Западом, и особенно США, для экспансии глобализации. Эта глобализация основана на лжи о справедливом распределении благ глобализации. В реальности, неолиберальная экономическая модель наложена на бедные страны для распространения беспрецедентного потребительства по всей планете с однонаправленным денежным потоком в имперскую метрополию. Неолиберальная глобализация действует по традиционной мафиозной модели – делать слабым странам предложения, от которых они не смогут отказаться. Отказавшиеся сталкиваются с кровавым насилием, как произошло с Кубой, Вьетнамом, Чили, Никарагуа, Венесуэлой, Ливией, Ираком, Буркина-Фасо, Эритреей, Зимбабве, Афганистаном, Сирией. И это насилие сопровождается признанием его нормальности.Хуже того, французы придумали рэкетирскую схему вымогательства у своих бывших колоний, которая сохраняла их бедное и порабощенное состояние, обеспечивая приток богатств в метрополию. Это называется «колониальный налог», который был наложен на 14 африканских стран, а также на другие страны в Америке и Азии. Этот налог продолжает действовать до сих пор – что оправдывается тем, что варвары должны оплачивать «пользу», которую принесла им французская колонизация. Аналогия с преступным миром более чем очевидна. Страны, которые посмели восстать против этого вопиющего грабежа, как Гвинея при Ахмеде Секу Туре в 1958 году, были разрушены. Французы уничтожали всё, что могли, включая школы, детские сады и правительственные здания. Продовольственные товары на складах сожжены или отравлены, скот убит. Через несколько десятилетий захватившие Ирак американские солдаты также разграбили всё, что смогли, украв бесценные исторические реликвии из иракских музеев и ювелирные изделия из частных домов, превратив процветающую страну в руины.Бывшие французские колонии, в которых возникали маленькие признаки зарождения восстания, столкнулись с прямой военной интервенцией, политическими убийствами, путчами, фальсификациями выборов и французским вымогательством. Более 500 млрд. долларов этой дани попали во французскую казну. «Кормление Франции, истощение Африки», - описал это Крис Леман. Бывший французский президент Жак Ширак сказал однажды, что без принудительной щедрости Африки, французская экономика ничем не отличалась бы от стран третьего мира. А если бы западные страны не грабили африканские природные ресурсы, то африканские экономики были бы очень стабильны. Вопреки устоявшейся пропаганде, что африканские страны нуждаются в западной помощи, именно африканские ресурсы обеспечивают выживание западных экономик. Но для этого нужен гангстерский рэкет, как произошло в Алжире, где французская война убила более 2 млн. человек.Так Запад поступает и с другими странами. Белая западная «демократия» - это, на самом деле, бандитизм против народов, которые считаются неполноценными или недостойными. Всё происходящее в бедных странах можно объяснить гангстерским колониализмом. Во время вооружённых восстаний против колонизаторов независимые африканские страны проявляли беспрецедентную солидарность со своими братьями, находящимися под колониальным игом. Материальная поддержка левых движений западных стран, Кубы, Советского Союза и Китая резко изменила состояние колониализма. Кроме того, большинство независимых африканских стран разрывали дипломатические отношения с Британией из-за её бездействия по время резни в Родезии, которая позже была переименована в Зимбабве. Эта солидарность ускорила получение независимости Зимбабве, Мозамбика, Анголы, Намибии, а позже избавления от апартеида ЮАР. Африканские страны также разрывали дипломатические отношения с сионистским Израилем, когда он оккупировал территорию Египта.Можно извлечь много разнообразных уроков из отвратительного яда филантропии и расизма под маской моральной праведности. Но самый главный, наверно – сознательное ослабление стран служит для сохранения имперского господства. И коллаборационизм с расистами укрепляет их власть. В условиях практического роспуска Движения неприсоединения, нет других платформ, которые бы объединяли голоса против расистской эксплуатации и западного господства. Африканский союз слишком слаб и труслив, чтобы противодействовать грабежу и американской военной оккупации континента, под предлогом «войны с террором».Для завоевания настоящей свободы необходим единый коллективный фронт против расизма и экономического рабства. Без этого, свобода, равенство и демократия продолжат оставаться пустыми терминами на фоне имперского грабежа и разрушения. Эпоха неоколониального бандитского господства далека от окончания. Если постоянно не поднимать дискуссии о геноциде, история белого западного насилия останется неизвестной. Ждать, что расистская идеология рухнет сама собой – это верх наивности. Столь же наивно надеяться, что слабые демонстрации против полицейских расстрелов афроамериканцев остановят эти преступления. Белые расисты всегда боялись и ненавидели негров. Пришло время уничтожить расизм в политике. Но для этого необходимы мужество и решимость.Источник: Gangster “Democracies”, Dr. Kweli Nzito, blackagendareport.com, April 11, 2018.

Выбор редакции
08 июля, 07:46

Оккупированная территория США.

  • 0

Это произошло очень коварно, мы не заметили корпоративный переворот. Подобно теням, корпорации окружили нашу страну и медленно задушили её. Они пробрались в Конгресс, Белый дом, Верховный суд, Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов, армию, Министерство внутренних дел: повсюду, куда ни посмотри, корпорации контролируют решения этой нации. Мы стали оккупированной территорией брендов, корпоративных эмблем, монополистической власти и корпоративной жадности. Было бы легче понять произошедшее, если бы они носили красные нарукавные повязки и ходили гусиным шагом. Но нет, фавориты корпоративной власти носят фальшивые улыбки, распространяют пустые обещания и летают на частных самолётах. Менее влиятельные рядовые корпоративного государства выглядят как наши соседи, родственники и друзья. Они не наши враги. Наши враги – деструктивное поведение корпоративного государства и его оккупация нашего правительства, общества и культуры – вот против чего мы должны восстать. Каждый аспект нашей жизни стал зоной удовлетворения ненасытной корпоративной жадности. Они захватили наш труд, пот и время. Они украли нашу работу, идеи, изобретения, даже мысли. Их вымогательские цены высасывают наши доходы. Они заменили нашу культуру своей. Они заменили образование корпоративным программированием. Они транслируют пропаганду и рекламу вместо новостей. Они принимают программы и законы, которые максимизируют прибыль, а не защищают людей и планету. Они приватизируют государственные активы, созданные коллективными инвестициями. Они захватывают природные ресурсы, а расплачиваться за это заставляют будущие поколения. Они тратят наши деньги на финансирование полиции и армии, которые защищают их интересы. Они жадно высасывают наши сбережения высокими медицинскими ценами. Корпоративное государство даёт нам лишь иллюзию свободы. За дымом и зеркалами пустой риторики и фальшивых слов скрывается сжатый кулак власти. Когда вы выходите из строя или осмеливаетесь возражать, вы врезаетесь в невидимые электрические заборы их законов. Если вы остаётесь в зоне, они награждают вас, заставляя думать, что у вас есть потребительский выбор. Любой выбор увеличивает их богатство, но вас вынуждают фантазировать, что вы можете проголосовать своими долларами за меньшее из двух зол. Мы – оккупированная территория от моря до моря, от городов до деревень, от дальних границ до глубины души. Корпоративное государство извлекает прибыль из каждого угла нашей жизни. Для завоевания независимости необходима внутренняя, внешняя и абсолютная революция. Мы должны использовать инструменты ненасильственной борьбы для изменения каждого аспекта нашей жизни – социального, экономического, политического, духовного, культурного, интеллектуального. Если мы хотим остановить корпоративную оккупацию, мы должны радикально перевернуть нашу жизнь, чтобы корпорации служили нам, а не наоборот. Поднимайтесь. Восставайте. Сбрасывайте оккупантов. Источник: The Occupied Territory Of The United States Of America, Rivera Sun, Riverasun.com, popularresistance.org, February 19, 2018.

Выбор редакции
07 июля, 07:34

Корпорации превращают демократию в плутократию.

  • 0

Когда государственными институтами правят частные интересы.Главная часть американской истории – редко преподаваемая в наших школах – как действуют крупнейшие корпорации, нейтрализуя и подрывая усилия людей в деле защиты прославляемого демократического общества. Это увлекательная история об использовании корпоративными адвокатами власти, захваченной корпорациями. Надо начинать с самого начала – с государственных уставов, которые позволяют корпоративным институтам уходить от ответственности перед своими инвесторами. В начале XIX века в Массачусетсе были приняты специальные уставы для множества текстильных фабрик. Эти уставы предоставляли предприятиям особые привилегии, зависящие от широкого круга общественных интересов.Сейчас уставы могут быть предоставлены через интернет за несколько часов; нет никаких ограниченных сроков и работа часто проводится государственной комиссией. Несколько десятилетий корпоративные лоббисты сотрудничают с законодателями и судьями, которые предоставляют им всё больше привилегий, защит и концентрации власти в управлении, что делает инвесторов (их владельцев) всё более бессильными. Аналогичная схема действует для корпораций и их филиалов заграницей, помогая им уклоняться от законов и налогов США. Примечательно, что искусственное создание под названием «корпорация» получило почти все права реальных людей в соответствии с Конституцией, в которой нет таких слов как «корпорация» и «компания».Пока корпорации ещё не могут голосовать, это могут делать только люди. Это рассматривалось как главный рычаг демократической власти над корпорациями. Итак, что произошло? Коммерческие деньги наполняли карманы политиков и ослабляли влияние избирателей, потому что политики всё больше зависели от корпоративных интересов, которые финансировали их кампании. Политики использовали свои постоянно растущие корпоративные деньги для поливания избирателей лживыми политическими заявлениями и запугивания своих конкурентов, у которых меньше денег, но которые могут лучше защищать общественные интересы.Для дальнейшего разрушения избирательного суверенитета корпорации платили деньги тем политикам, которые создавали ограничительные правила политических партий, занимались махинациями с избирательными округами и не давали избирателям получить доступ к кандидатам от третьих партий. Концентрируя власть во всё меньших руках, корпоративное влияние всё сильнее укоренялось в нашем демократическом обществе. Политики быстро поняли, что политические выгоды привлекут больше корпоративных денег и других приятных вещей.Институты, которые должны представлять демократические ценности (например, Конгресс и законодательные органы), приучаются к ежедневному присутствию корпоративных юристов и лоббистов, которые контролируют их работу, чтобы гарантировать незначительную защиту общественных интересов. Эти агенты в реальном времени узнают о внутренней работе законодателей, задолго до широкой публики. Они часто знают, кто выдвигается на высшие судебные и исполнительные должности, которые следят за интерпретацией и исполнением законов и выполнением желаний корпоративных боссов. Далее пресса. Томас Джефферсон возлагал большую ответственность на газеты в деле защиты демократии от чрезмерной коммерческой власти и политических лакеев этой власти. Конечно, в нашей истории есть отличные примеры прессы, соответствующей желаниям Джефферсона. Однако, в большинстве случаев наши СМИ, которые сильно зависят от рекламы, сами себя ограничивают и становятся на путь развлечений, отказываясь от разоблачений коррупции и злоупотреблений.Что касается учебных институтов, которые должны сообщать факты, уроки истории и не должны быть привязаны к особым интересам? Корпоративное государство – деспотичное объединение бизнеса и правительства – оказывает влияние на всех уровнях власти, и не только в Вашингтоне. Оно работает через советы по образованию и попечителей колледжей и университетов, которые сильно связаны с миром бизнеса и профессиональными служащими в таких сферах как закон, финансы и технологии.Кроме того, наиболее влиятельные, с точки зрения пожертвований и подарков, выпускники принадлежат к бизнес-сообществу. Они знают, какую альма-матер они хотят сохранить. Юридические и бизнес школы защищают специфические интересы, хотя бы потому, что компании нанимают в них сотрудников. Их подрывная деятельность распространяется даже на понятие академической свободы – образовательные институты должны быть независимыми центрами знаний. Например, Monsanto, General Motors, Exxon и Eli Lilly – только часть компаний, которые превратили независимую академическую науку в коммерческое предприятие с консультационно-партнёрскими отношениями с профессорами.Печальная реальность состоит в том, что богатые и влиятельные субъекты вынуждают общество тратить необходимое время и энергию на достижение корпоративных и частных интересов. С другой стороны, граждане итак всё своё время должны тратить на обеспечение себя и своих семей. Для движения вперёд необходимо изучать историю, чтобы понять, как граждане, под давлением несправедливости, объединялись и требовали перемен, концентрируясь на путях и средствах победы. Для этих инициатив необходимы гражданское уважение и понимание унизительности и нетерпимости существующего режима.Для такого пробуждения необходимо осознание того, что два наших главных столпа демократии (свобода контрактов и свобода использования судов) разрушены или серьёзно подорваны корпоративным влиянием. Контрактное рабство, в котором люди оказываются, подписывая или нажимая кнопку в компьютере, не обращая внимания на мелкий шрифт – фундамент для многих злоупотреблений и грабежей, от которых регулярно страдают американцы. Добавьте современную кабалу от корпоративной кампании создания постоянных помех людям в судебных разбирательствах, которые гарантированы нашей Конституцией. Плутократам с лёгкостью удалось это сделать. Ограниченные судебные бюджеты, огромная частота судебных процессов и множество исков, привели к тому, что доля реальных судебных дел упала до 5%.Самые главные вопросы: Будем ли мы, как граждане, использовать наши конституционные полномочия для восстановления и изменения власти, которую мы в слишком большом объёме отдали чиновникам? Будем ли мы, благодаря реформированной системе финансирования выборов, которая будет служить людям, а не плутократам, считать, что чиновники могут нести ответственность? Поймём ли мы, что лучшее общество начинается всего с нескольких человек в каждом избирательно округе, и не требуется более одного процента голосов, организованных и отражающих общественное мнение, чтобы сделать корпорации нашими слугами, а не господами?Источник: How Big Corporations Game Our Democracy into Their Plutocracy, Ralph Nader, commondreams.org, October 4, 2017.

Выбор редакции
06 июля, 16:29

Популистская плутократия в США.

  • 0

В первый год своего президентства Дональд Трамп постоянно продавал синих воротничков и белых консерваторов, которые привели его к власти, проводя, в то же время, политику, которая обогатила его приятелей-плутократов. Рано или поздно ключевые сторонники Трампа проснутся, поэтому главный вопрос – сколько он сможет удерживать их на своей стороне.Дональд Трамп победил на президентских выборах США при поддержке рабочего класса и белых консерваторов, используя популистскую платформу экономического национализма. Трамп отказался от традиционной республиканской торговой линии, и, подобно Берни Сандерсу, обратился к американцам, которые пострадали от разрушительных технологий и глобалистской политики, способствующей свободной торговле и миграции. Но хотя Трамп говорил как популист, правит он как плутократ, приняв недавно прореспубликанскую налоговую реформу. Трамп также обещал «осушить болото» в Вашингтоне и на Уолл-Стрит, но принял в своё правительство миллиардеров (а не только миллионеров) и бывших руководителей Goldman Sachs, резко усилив власть вашингтонских лоббистов.План Трампа и республиканцев отменить Закон о доступном здравоохранении 2010 года (Obamacare) оставит без медицинской помощи 24 миллиона американцев (в основном бедного и среднего класса, которые голосовали за него). Его политика отмены регулирования в первую очередь направлена против рабочих и профсоюзов. А его план налоговой реформы увеличит богатство глобальных корпораций и высшего 1%, особенно из-за отмены налога на недвижимость. Трамп также предал своих избирателей в сфере торговли, где он только обещал, но ничего не сделал. Да, он отменил Trans-Pacific Partnership (TPP), но Хиллари Клинтон сделала бы то же самое. Он собирался отменить North American Free Trade Act (NAFTA), но это было только переговорной тактикой. Он пригрозил на 50% увеличить тариф на товары из Китая, Мексики и других торговых партнёров США, но не сделал этого. И предложения по пограничному налоговому регулированию забыты.Хулиганские твиты Трампа против американских фирм, которые выводят производство в оффшоры и уклоняются от уплаты налогов – не более чем дешёвые разговоры, и лидеры бизнеса знают это. Производители, которые обманывали Трампа, говоря о сохранении производства в США, продолжают переводить рабочие места в Мексику, Китай и другие страны. Кроме того, международные положения налогового законодательства дадут корпорациям больше стимулов инвестировать, нанимать рабочих и производить заграницей, при использовании трансфертного ценообразования и других схем увеличения прибылей и снижения налогов. Аналогично, несмотря на агрессивную риторику по отношению к иммигрантам, его политика относительно умерена, чему способствовали многие бизнесмены, которые поддерживали его на выборах. «Мусульманский запрет» не повлиял на рынок рабочей силы в США. Хотя при Трампе депрессия ускорилась, следует помнить, что ранее Барак Обама депортировал несколько миллионов нелегальных иммигрантов. Пограничная стена, которую Трамп собирался построить за счёт Мексики, остаётся пустой мечтой. И даже план по оказанию помощи неквалифицированным рабочим вряд ли сократит количество легальных мигрантов в стране.Всё это показывает, что Трамп правит как плутократ под популистской маской, т.е. он – плуто-популист. Но почему его сторонники позволили ему проводить политику, которая причиняет им вред? С одной точки зрения, он делает ставку на белых консерваторов и синих воротничков в сельской местности, которые голосуют на основе националистических и религиозных взглядов, а также ненависти к элитам мегаполисов, наплевав на свои финансовые интересы. Но сколько они будут поддерживать «бога и оружие» в ущерб «хлебу и маслу»? Плуто-популисты, правящие Римской империей, знали, что толпу нужно держать в страхе и подкармливать «хлебом и зрелищами». Дикие и бессмысленные твиты – это зрелища для современных людей, которые не могут позволить себе достойную жизнь.Республиканское налоговое законодательство может оказаться очень опасным, учитывая, что миллионы семей средних и низких доходов не только почти ничего не получат, но и потеряют из-за постепенного сокращения подоходного налога. Кроме того, этот план приведёт к отмене Obamacare. По мнению Бюджетного управления Конгресса, это приведёт к тому, что 13 млн. человек потеряют медицинское страхование, и за следующее десятилетие страховые взносы увеличатся на 10%. Неудивительно, что недавний опрос Quinnipiac показал только 29-процентную поддержку республиканского налогового плана. Однако, Трамп и республиканцы готовы рисковать. В конце концов, отодвигая повышение налогов для среднего класса на более позднюю дату, они могут выиграть на промежуточных выборах 2018 года и всеобщих выборах 2020 года. А пока они могут хвастаться сокращением налогов для большинства домашних хозяйств. И они могут рассчитывать, что экономические эффекты от снижения налогов достигнут пика в 2019 году, как раз перед очередными президентскими выборами – перед вступлением в силу этого закона.Кроме того, окончательная форма этого закона приведёт к снижению федерального вычета за проценты по ипотечным кредитам, сократив также налоги штатов и городов. Это приведёт к обеднению жителей таких продемократических штатов как Нью-Йорк, Нью-Джерси и Калифорния. Другая часть республиканской стратегии будет заключаться в использовании высоких дефицитов от налоговых сокращений для оправдания сокращения таких социальных программ как Medicare, Medicaid, продовольственные талоны и Социальное обеспечение. Опять же, это очень опасно, так как американцы с низкими и средними доходами сильно зависят от этих программ. А работающие и безработные бедняки, которые получают социальные и продовольственные пособия, как правило, голосуют за демократов. Но миллионы синих воротничков и белых консерваторов, которые голосовали за Трампа, тоже зависят от этих программ.С расширением глобальной экономики Трамп, вероятно, надеется, что налоговое сокращение и отмена регулирования стимулируют достаточный рост и создадут достаточное количество рабочих мест для его поддержки. Потенциальный рост в 2% не сильно поможет синим воротничкам, но может подтолкнуть фондовый рынок вверх. И конечно, Трамп по-прежнему будет заявлять, что экономика США может вырасти до 4%, хотя все главные экономисты, включая республиканцев, считают, что максимальный рост не может быть выше 2%, независимо от политики. Что бы не случилось, Трамп продолжит писать маниакальные твиты, пропагандировать фальшивые новости и хвастаться «крупнейшей и лучшей» экономикой. При этом, он может организовывать зрелища, достойные Древнего Рима. Но если одной только бешеной риторики будет недостаточно, он может предпринять атаки на международной арене. Например, выход из NAFTA, торговые санкции против Китая и других партнёров, и ужесточение иммиграционной политики.Но если и эти меры не удовлетворят его сторонников, у Трампа останется последняя мера, которая использовалась римскими императорами и другими диктаторами во время внутренних кризисов. То есть он может сфабриковать внешнюю угрозу и начать новые иностранные военные авантюры, чтобы отвлечь народ от внутренних проблем. Например, после «сумасшедшего» периода внешней политики Трамп может объявить войну Северной Корее или Ирану. Или он может разжечь ненависть к мусульманам, спровоцировать новые теракты и начать войну с вновь созданной международной террористической группировкой. Получив множество трупов, Трамп сможет удовлетворенно сказать, что он давно предупреждал об опасности ислама. И если всего этого будет недостаточно, Трамп и его генералы объявят военное положение в США, отменив все гражданские свободы и превратив страну в настоящее тоталитарное государство. Все понимают, что пришли опасные времена, поскольку даже республиканский председатель сенатского Комитета по международным отношениям Боб Коркер открыто предупреждает, что Трамп может начать Третью мировую войну. Вся история показывает, что плуто-популисты превращают демократию в тоталитаризм. Нет причин думать, что мы пойдём по другому пути. Господство императора Трампа не за горами.Источник: Populist Plutocracy and the Future of America, Nouriel Roubini, popularresistance.org, December 17, 2017.