Источник
Welcome to democrazy - LiveJournal.com
17 сентября, 07:28

Уго Чавес — символ свободы и сопротивления.

  • 0

Первое, что приходит на ум, когда мы слышим о Венесуэле и её покойном лидере Уго Чавесе – это символы сопротивления, свободы и освобождения. Да, эта латиноамериканская страна – независимое и суверенное государство, которое отвергает власть США и их пренебрежение к народам мира, и из-за этого она стала серьёзным врагом США. США – не гуманитарная организация, а сверхдержава, и все, кто мешают их планам – большой их враг, вот почему мы наблюдаем, что они ведут экономическую, политическую и информационную войну против Венесуэлы.Хорошо известна старая и новая враждебность США к покойному президенту Уго Чавесу и к нынешнему президенту Николасу Мадуро и поддержка США реакционной буржуазной оппозиции, которая несколько раз пыталась свергнуть и изолировать Чавеса, но все её попытки потерпели неудачу из-за мужества венесуэльского лидера и его популярности среди угнетённых народов Латинской Америки и всего мира. Мы должны хотя бы кратко рассказать об этом мужественном и великом лидере и его главнейших принципах — это самое меньшее, что мы можем сделать для великого команданте, который стал для народов мира примером чести, достоинства и доблести.Уго Чавес родился 28 июля 1954 года в бедной деревне Сабанета. Этот один из величайших лидеров Латинской Америки провёл во власти 14 неоднозначных лет. В 1992 году он участвовал в неудавшемся перевороте, но через шесть лет политические круги Венесуэлы смогли использовать народный гнев к старым политикам, и он победил на президентских выборах 1998 года. Чавес участвовал в разработке новой Конституции на основе идей Симона Боливара (1781-1830), который боролся за освобождение стран Латинской Америки.Покойный лидер Боливарианской революции был более арабским, чем сами арабы, когда в 2006 году выслал из Каракаса израильского (сионистского) посла в знак протеста против военной агрессии Израиля, напавшего на Ливан. Он также призвал привлечь убийц из руководства Израиля к Международному уголовному суду за преступления против человечности во время этой войны. В 2009 году он разорвал дипломатические отношения с Израилем в ответ на грязную агрессию против Сектора Газа. В том же году Венесуэла признала государство Палестину и наладила с ней дипломатические отношения. И Чавес продолжал эту политику, пока Господь не забрал его в марте 2013 года в возрасте 58 лет. Народ Венесуэлы очень любил его, потому что он заботился о простых и бедных людях. А арабы любили его за честность, мудрость и бескомпромиссное отстаивание своих принципов.Я помню, как однажды покойный лидер Ливии Муаммар Каддафи сказал в своём выступлении, что название Венесуэла происходит от названия арабского племени Бини Зуиля, представители которого много лет назад приплыли в Латинскую Америку и поселились там. Я не знаю, на каких исторических источниках основывалась теория Каддафи, но это вполне возможно, поскольку Венесуэла находилась под испанской оккупацией, а до захвата Андалусии в 1494 году Испания была арабской, во главе с арабским правительством. И арабы были отличными путешественниками, знающими моря и океаны, и они открыли Америку до Христофора Колумба, который отправился в первое плавание в 1492 году.А также не исключено, что мысль, высказанная полковником Каддафи, объяснялась его симпатией к президенту Чавесу, который был известен своей поддержкой справедливой арабской, и в первую очередь палестинской, борьбы, а также своей принципиальной оппозицией политике США и Израиля в Латинской Америке и на Ближнем Востоке. Мы также помним его благородную позицию в 2011 году и решительное выступление против антиливийской агрессии, когда он прямо назвал НАТО преступниками, которые хотят украсть у ливийцев нефтяные богатства, а не принести им свободу, как они заявляли. Обратите внимание, многие арабские страны, включая Саудовскую Аравию и Объединённые Арабские Эмираты, не только поддержали эту агрессию, но приняли в ней прямое участие.Выступление Венесуэлы и её лидера против преступлений США и Израиля сделало их врагами этих режимов. Именно поэтому они устраивают военные и экономические нападения на Венесуэлу, как они поступают с Сирией, пытаясь спровоцировать гражданскую войну, сжечь всю землю, покорить народ и лишить венесуэльских рабочих тех экономических и социальных успехов, которые были достигнуты при Чавесе. Кроме того, ненависть у них вызывает и нынешний президент Николас Мадуро, который во многом похож на Чавеса, и отказывается покориться Трампу и платить ему дань в обмен на «защиту», как делают многие страны. Венесуэльский народ, как и народ Кубы и народы других прогрессивных стран, понимает, что покорность США не несёт ничего, кроме разрушений, нищеты, проституции, безработицы, неграмотности и болезней. Да, Венесуэла остаётся с Уго Чавесом! И Венесуэла стоит с Николасом Мадуро!Источник: محمد عبد الرضا الحسني, فنزويلا شافيز رمز الحرية والمقاومة, lcparty.org, 28 August 2017.

16 сентября, 07:21

Секреты американской войны в Сомали.

  • 0

Недавно появились сообщения СМИ, что в Сомали армия США нанесла воздушный удар по террористической группировке Аш-Шабаб, которая связана с Аль-Каидой. Правительственные чиновники не уточнили, был ли это удар с беспилотника, и Пентагон не раскрыл подробностей этого удара. Надо отметить, что США давно наносят ракетные удары по Сомали, которые резко увеличились в правление Барака Обамы.Как всегда, СМИ не подвергли сомнению заявления официальных представителей армии и правительства, и миллионы рядовых американцев мало понимают, что делает армия США в Сомали. Ещё один обычный день в дикой Африке, не так ли? Однако, Reuters сообщило, что Аш-Шабаб вытеснена из Могадишо (столицы Сомали), потеряв контроль над большинством городов этой страны. А Guardian написала, что Аш-Шабаб никогда не планировала теракты против США и Европы.Так почему же США беспокоит эта группировка? Только потому, что она связана с Аль-Каидой? Гленн Гринвальд написал в прошлом марте в Intercept: «С 2001 года правительство США юридически оправдывает свои ковровые бомбардировки этой страны Законом о полномочиях использования военной силы, который принят после 11 сентября для войны с Аль-Каидой и «связанных сил». Но Аш-Шабаб не было в 2001 году, и она не имеет ничего общего с 11 сентября. На самом деле, эта группировка не нападает на США, а «сосредоточена на узком мятеже в Сомали», - как написал в New York Times Чарли Савадж. - «Поэтому, даже правительство Обамы не считает, что США воюет с членами Аш-Шабаб»».Попробуйте поискать в интернете информацию о группировках мятежников в Сирии, которые поддерживаются США и арабскими монархиями. Попробуйте определить, кто из них не связан с Аль-Каидой. Таких просто нет. Только ИГИС, по крайней мере формально, не связана на данный момент с Аль-Каидой. Сомали – одна из семи стран, которые четырёхзвёздный генерал Уэсли Кларк назвал первоочередными целями американского военного вторжения после терактов 11 сентября 2001 года. И это одна из стран, жителям которых Трамп запретил путешествовать в США.Хотя ещё при Бараке Обаме США вели тайную войну с Сомали, используя беспилотники и десантников, Дональд Трамп радикально увеличил количество военных действий в этой стране, наряду с Ираком и Сирией. Трамп – первый президент США с 1994 года, который открыто одобрил использование армии США в Сомали. И это уже привело к прямым боестолкновениям. В отличие от сообщений СМИ, армия США не просто обучает местных военных, она непосредственно участвует в местных боях. И поскольку интенсивность этих боёв постоянно усиливается, следует ожидать увеличения американского контингента и статистики смертности американских военных.Увеличение американского военного контингента, наверняка, приведёт к росту бомбардировок, так как США заявляют, что бомбардировки необходимы для защиты солдат от исламских партизан. Однако даже в таком центральном СМИ как New York Times иногда отмечается, что военные путают причины со следствиями: «В своих публичных заявлениях Пентагон иногда называет свои операции «мерами самообороны», хотя некоторые аналитики говорят, что это просто предсказание. Именно потому, что американская армия вторглась в Сомали, она подвергается угрозам со стороны Аш-Шабаб».Напомним, что Аш-Шабаб не считается угрозой для США, хотя Обама и бомбил её. Анализируя глобальную политику США, можно заметить, что беспилотные удары, на самом деле, способствуют объединению маленьких повстанческих отрядов в большие армии, благодаря нестабильности, которую несут местным жителям ракетные и бомбовые удары. В некоторых случаях, ракетные удары по лидерам группировок приводят к тому, что во главе группировок появляются более жестокие боевики. Обсуждают ли представители так называемой американской демократии войну с Сомали? Что знают о Сомали и Аш-Шабаб рядовые граждане США? Может ли средний американец найти на карте Сомали? Большинство американцев не понимает, что, несмотря на наличие в этой стране центрального правительства, там нет никакой законности, это недееспособное государство.На самом деле, знание местоположения Сомали на карте мира может помочь понять геостратегическую важность этой страны. Geopolitical Futures отмечает по этому поводу: «Северное побережье Сомали граничит с Аденским заливом, который ведёт к Баб-эль-Мандебскому проливу – узкому горлышку, через который идёт интенсивное движение судов между Средиземным морем и Индийским океаном. Блокирование этого пролива приведёт к тому, что товары из Персидского залива (включая нефть) поплывут в Америку и Европу вокруг всего африканского континента. А также это важная площадка концентрации военно-морских сил, которые диктуют свою власть на Аравийском полуострове».Сомали настолько важна, что Саудовская Аравия предложила её правительству 50 млн. долларов, чтобы оно разорвало отношения с Ираном. Неудивительно, что теперь Сомали – одна из стран, поддерживающих саудовское нападение на Йемен - слабейшую и беднейшую арабскую страну. В то же время, саудиты заявляют, что через Сомали продолжается транспортировка оружия из Ирана повстанцам-хуситам, которые сражаются против саудовских захватчиков. Если США и Саудовская Аравия не победят йеменских повстанцев, и правительство Йемена заключит союз с Ираном, то США потеряют ключевую позицию в этом регионе.С этой точки зрения, близость Сомали к Йемену означает, что эта североафриканская страна – одна из ключевых военно-морских областей, которые может потерять США. Более того, сообщается, что в Сомали обнаружены большие запасы нефти и примерно 25% известных запасов урана. Новый президент Сомали, получивший власть благодаря деньгам и вмешательству США и европейских стран, поддерживает использование в его стране армии США, хотя жителям Сомали запрещено въезжать в США.Кроме того, как отмечает Truthout, Сомали – одна из африканских стран, в которых расположены ключевые военные базы США: «Американское командование армией США управляет множеством «дислокаций» (как выражаются в Пентагоне) – «2 передовыми оперативными дислокациями (включая военную базу в Джибути), 13 совместными безопасными дислокациями и 31 чрезвычайной дислокацией». Секретные документы 2015 года сообщают о 36 военных базах в 24 африканских странах. Сюда входят военные базы от Кении до Южного Судана, включая тайный аэродром в Ливии, который никогда не упоминался в официальных сообщениях. Сегодня, по словам представителя АФРИКОМа, количество этих баз увеличилось до 46, включая 15 «постоянных дислокаций»».Проблема этого региона, с точки зрения американского правящего класса, состоит в том, что он стал ареной борьбы между США и Китаем. Китай вкладывает большие средства в развитие Африки, и выразил желание создать свои военные базы в Африке. В свою очередь, США пытаются помешать Китаю работать в Африке. На данный момент Китай вложил в африканские страны более 200 млрд. долларов, и Сомали считает Китай «жизненно важным союзником». Аналогичным образом, используя большие инвестиции, Китай пытается выдавить США из Пакистана - бывшей американской колонии. Хотя Китаю ещё многое нужно сделать, уже сейчас заметна большая разница в методах распространения влияния между Китаем и США. С одной стороны – деньги и экономическое развитие, с другой – терроризм и война. Для многих стран этого региона Китай – глоток свежего воздуха, по сравнению с США.Источник: What You Aren’t Being Told About The US’ War in Somalia, Darius Shahtahmasebi, theantimedia.org, July 5, 2017.

Выбор редакции
15 сентября, 16:05

Сирийские дети с успехом участвуют в международных научных олимпиадах.

  • 0

В понедельник 28 августа в Сирии начались финальные национальные соревнования для отбора на Всемирную олимпиаду роботов. Национальный олимпийский комитет должен оценить роботов различного назначения, сделанных сирийскими студентами. В этих соревнованиях приняли участие около 70 команд из различных университетов и институтов Сирии. В начале 2015 года Сирия официально стала участником Всемирной олимпиады роботов, цель которой – развитие творческих навыков молодёжи и изучение науки, техники, дизайна и способов решения проблем через образовательные соревнования.Несмотря на сложные военные условия, в которых живёт сирийская молодёжь, она продолжает мечтать и изучать научные достижения, показывая высокий уровень творческих способностей сирийского народа. По этому поводу сирийский представитель комитета Всемирной олимпиады роботов Махиб Ан-Накри сказал: «Все мы знаем, что Сирия переживает трудные времена. Кроме длительной войны, в нашей стране происходят стихийные бедствия, например, многочисленные пожары в различных мухафазах». Вызванные засухой пожары нанесли серьёзный ущерб лесным районам Сирии. «Вот почему мы пришли к мысли, что нам нужно разработать роботов, которые могут тушить пожары без вмешательства человека», - добавил он.В то же время член Национального олимпийского комитета по проектированию и производству роботов Марьям Файуд сказала: «Использование такой науки и передовой технологии очень полезно для улучшения условий в Сирии, особенно сейчас, когда страна сталкивается с тяжёлым кризисом. Благодаря соревнованиям, проводимым для поиска решений некоторых проблем современного мира, студенты могут разрабатывать высокотехнологичных роботов для решения проблем нашего общества». Бараа Мурад из Арабского международного университета сказал, что прекрасная атмосфера соревнований способствует развитию творческого мышления. Его коллега Мухаммад Заин Аль-Хатиб добавил, что коллективная работа - это фундамент успеха, она важна для распределения ролей между членами команды, с точки зрения механики и программирования, что полезно для развития робототехники.Ясир Фалах из мухафазы Алеппо, откуда на это соревнование впервые приехали сразу две команды, сказал, что атмосфера соревнований вдохновляет на борьбу за победу, прославление Сирии и выработку духа коллективной работы. Добровольная помощница в проведении соревнований Сара Наам сказала, что с удовольствием помогает организаторам и наблюдает, как дети дружно работают во время программирования и запуска роботов.Один из участников Дамасской выставки робототехники Карим Шабиб сказал: «Каждый год будут представлены различные темы и инновации, чтобы развивать конкуренцию». Например, в прошлом году, когда соревнование проводилось в Индии, была конкуренция в сфере переработки отходов, и сирийская команда смогла завоевать второе место, предложив план утилизации остатков войны. Проект использования роботов под названием «Переработка разрушенных зданий» оказался в центре внимания судейского комитета Всемирной олимпиады роботов в Индии. Этот проект, представленный сирийской Национальной школьной командой, был направлен на ликвидацию последствий войны в Сирии с помощью повторного использования строительных материалов. Следует отметить, что участие Сирии в финале Всемирной олимпиады роботов в Индии было первым с момента вступления в эту организацию в 2015 году.Что касается соревнований нынешнего года в Сирии, школьная команда «Суа», завоевавшая первое место на открытых соревнованиях в средней возрастной категории, представила проект внешнего вида города Латакия 2030 года. И это не просто макет зданий — в проекте описаны инвестиции в эффективное использование природных ресурсов, развитие исследований морской жизни, проектирование новейших дорог и автомобильных парковок в этом городе. В то же время команда Сирийского компьютерного общества представила проект сельскохозяйственных роботов для определения состояния растений в различных регионах. Команда инженерного факультета электротехники и механики Дамасского университета представила проект восстановления столицы на основе использования возобновляемых источников энергии и современного сельского хозяйства.Национальная школьная команда представила проект сохранения лесов, охраны окружающей среды и увеличения количества деревьев в Сирии. Команда, занявшая в прошлом году второе место в Индии, представила проект перестройки Пальмиры в город с развитой электрической и водной инфраструктурой, который будет привлекать туристов, желающих насладиться местными красотами. Команда Национального центра одарённых детей представила проект защиты лесов от вымирания и разработала робота, который может обнаруживать и тушить лесные пожары без вмешательства человека, чтобы избежать человеческих жертв. Команды, занявшие высшие места во время соревнований в понедельник и вторник, отправятся на финал Всемирной олимпиады роботов, который пройдёт в Коста-Рике в конце ноября этого года.Источник: علماء سوريا الصغار… إبداع يحقق الإنجازات ويفرض نفسه في المحافل الدولية, almasdarnews.com, 01 September 2017.

Выбор редакции
13 сентября, 18:22

Провал корниловского путча.

  • 0

В июле-августе 1917-го популярность большевиков выросла. К VI-му съезду их партии, который открылся 26 июля (все даты – по старому стилю), количество большевиков составило 240 тысяч. Эту популярность подпитывало чувство, что второе коалиционное правительство во главе с Александром Керенским не могло защитить революцию от правых. Керенского считали слишком лояльным к генералам и капиталистам. Многие видели, что когда Керенский сконцентрировал в своих руках больше власти, советы оказались скомпрометированы и ослаблены. В советах начали приниматься резолюции большевиков. Крестьяне стали интенсивнее захватывать землю. Солдаты продолжали дезертировать в массовых масштабах, и выросла военная сила русских фабричных рабочих.Эти события сильно волновали и либералов и консерваторов капиталистического класса. Многие надеялись, что альянс умеренных партий сможет ограничить революцию, направив её в русло буржуазного правительства. Но эти силы становились слишком нетерпеливыми и начали искать военное решение. Их мнение выразил вождь кадетов Павел Милюков. Он заявил центральному комитету своей партии: «Мы больше не должны заниматься революцией. Напротив: мы должны готовить и копить силы для борьбы с ней».Керенский оказался в трудном положении. Он боялся, что репрессии будут только выталкивать массы назад на улицы, что приведёт к свержению правительства. В то же время, он не мог объединить своё правительство вокруг программы реформ, которая могла ослабить гнев рабочих, солдат и крестьян. Поэтому он хотел найти уравновешивающий манёвр. Керенский оказался в изоляции. С одной стороны были большевики, которые выражали желания рабочих и солдат. С другой стороны были капиталисты, офицеры и помещики, которые быстро отвернулись от правительства.Это положение проявилось 12-14 августа на Московской государственной конференции, которую Керенский назвал консультативным органом, созданным для выработки поддержки. Большевики призвали ко всеобщей забастовке, чтобы выразить протест этой конференции. Несмотря на категорическое противодействие Московского совета, забастовка добилась большого успеха. Член московского комитета большевиков писал, что «забастовка была великолепной. Не было света, не было трамваев, фабрики и магазины закрылись, не работали железнодорожные депо и станции, бастовали даже официанты в ресторанах».Милюков подтверждал: «Прибывающие на конференцию делегаты не могли ездить на трамваях и обедать в ресторанах». Лев Троцкий писал: «Несмотря на резолюции советов… массы пошли за большевиками. Четыре сотни рабочих бастовали в Москве и пригородах, откликнувшись на призыв партии, которая пять недель испытывала постоянные удары, и лидеры которой были в подполье или в тюрьме». На этой конференции преобладали правые силы. Генерал Корнилов стал ведущей фигурой, вокруг которой группировались правые.Сам Керенский в начале июля назначил Корнилова командующим вооружёнными силами. Корнилов стал популярным среди правых, когда восстановил в армии смертную казнь. Он также стремился распространить жёсткие наказания в тыл, призывая объявить военное положение на фабриках, железной дороге и шахтах. Массы обосновано считали Корнилова лицом контрреволюции. Керенский соглашался со строгими мерами Корнилова в армии, но уклонялся от прямого нападения на советы, что было главным пунктом программы Корнилова. Керенский покинул конференцию изолированным и унылым. В результате, он отошёл от умеренного направления. 17 августа он отдал приказ удовлетворить требования Корнилова.Это привело к явному противостоянию сил революции и контрреволюции. Корнилов, с одобрения Керенского, начал стягивать свои войска на пути в Петроград. Однако, в последний момент, Керенский запоздало понял, что победа Корнилова будет означать поражение не только большевиков, но и его правительства. 27 августа он публично объявил, что Корнилов идёт на Петроград, чтобы установить свою диктатуру. Он потребовал, чтобы Корнилов немедленно ушёл в отставку. Затем он закрылся вместе со своими советниками и потребовал всю полноту власти для формирования директории из шести человек.Среди масс наметилось другое движение – активная защита Петрограда путём народной мобилизации. 27 августа исполнительный комитет совета заседал всю ночь. Обсуждались два вопроса: какую занять позицию по отношению к правительству Керенского, в связи с его очевидным сговором с Корниловым, и оборона Петрограда. Исполнительный комитет сформировал орган вооружённой обороны – Комитет по борьбе с контрреволюцией.Решающий вопрос состоял в том, сформируют ли большевики альянс с партиями, которые их преследовали. Меньшевик Суханов говорил: «Комитет, готовясь к обороне, должен был мобилизовать рабоче-солдатские массы. Но эти массы были организованы большевиками и шли за ними. В то время они были единственной организацией, достаточно большой, скрепленной вместе элементарной дисциплиной и связанной с самыми нижними демократическими уровнями столицы. Без них комитет был бессилен. Без большевиков, он мог только тратить время на заявления и пустые речи ораторов, которые потеряли свою силу. С большевиками комитет получал всю полноту мощи организованных рабочих и солдат».В письме из подполья Ленин советовал большевикам: «Мы будем сражаться, мы сражаемся против Корнилова, как делают и отряды Керенского, но мы не поддерживаем Керенского. Наоборот, мы раскрываем его слабость. Есть разница… война против Корнилова должна проводиться революционным способом, вовлекая массы». Однако, эти ясные и прямые указания появились после пика кризиса. Большевики и рабочий класс Петрограда уже бросились в сражение.При бездействии официального правительства Комитет по борьбе стал командным центром обороны Петрограда. К нему присоединились чрезвычайно организованные массы. Повсюду возникали революционные комитеты. С 27 по 30 августа в России создано более 240 таких комитетов. Местные организации возглавляли борьбу на всех уровнях. Большевики потребовали вооружить рабочих и сформировать рабочее ополчение. Рабочие выстраивались в очередь, чтобы записаться в «Красную Гвардию», и эта большевистская вооружённая организация возглавила их обучение и борьбу. Невооруженные рабочие рыли траншеи, разворачивали колючую проволоку и строили баррикады, чтобы заблокировать подходы к городу.Рабочие Путиловского завода трудились по ночам, чтобы сделать оружие, которое отправляли на поле боя без тестирования. Металлисты ехали на фронт вместе с ящиками оружия, чтобы подогнать их на месте. Особенно важную роль сыграли железнодорожники и телеграфисты. Троцкий писал: «В те дни железнодорожники выполняли свои обязанности. Таинственным образом эшелоны оказывались не на тех путях. Полки прибывали не туда куда нужно, артиллерия оказывалась в тупике, штабы не могли связаться со своими отрядами… Телеграфисты тоже задерживали приказы Корнилова. Неприятная для корниловцев информация немедленно размножалась, распространялась, расклеивалась, передавалась из уст в уста».Как писал Троцкий, «за военные годы генералы привыкли думать о транспорте и связи как о технических вопросах. Теперь они поняли, что это политические вопросы». В войска Корнилова отправлялись агитаторы. Многим солдатам не сказали, почему их отправили на Петроград, и они свергали своих офицеров. В одной дивизии солдаты подняли красный флаг с надписью «Земля и Свобода» и арестовали своего командира.Корниловский заговор рухнул за четыре дня. Его армия развалилась, а рабочие и солдаты снова оказались в центре революции. Троцкий так объяснил этот неожиданный крах путча: «Их число было огромным, если судить по телеграммам, приветственным речам, газетным статьям. Но, как ни странно, когда пришёл час показать себя, они исчезли. Во многих случаях дело было не в трусости. Среди корниловских офицеров было много храбрых мужчин. Но их храбрость не могла найти себе применения. Когда массы пришли в движение, одиночки были оторваны от событий. Не только богатые промышленники, банкиры, профессора, инженеры, но и студенты и боевые офицеры оказались в стороне, брошенными, отодвинутыми. Они смотрели на разворачивающиеся перед ними события словно с балкона».Историк Александр Рабинович описал оборону Петрограда от Корнилова как спонтанный массовый переворот: «В новейшей истории сложно найти более мощное, эффективное проявление в значительной степени спонтанного и единого массового политического действия». Троцкий также описывает этот момент как выступление масс ради восстановления демократического характера революции:«Низовые советские организации, в свою очередь, не дожидались приказа сверху. Принципиальное усилие было сконцентрировано в рабочих районах. В часы наибольшей нерешительности в правительстве и изнурительных переговоров между исполнительным комитетом и Керенским, районные советы действовали в тесном сотрудничестве и принимали резолюции: объявить межрайонные встречи продолжающимися; отправить своих представителей в штаб, организованный исполнительным комитетом; сформировать рабочее ополчение; установить контроль районных советов над правительственными комиссарами; организовать летучие бригады для арестов контрреволюционных агитаторов.В целом, эти резолюции означали присвоение значительных функций не только правительства, но и Петроградского совета. Логика ситуации заставила советские организации освободить место для нижних рядов. Появление петроградских районов на поле битвы сразу изменило её масштаб и направление. Опять же, была раскрыта неистощимая живучесть советской формы организации. Несмотря на парализованность компромиссного руководства, советы снова возродились в критический момент под давлением масс».Но во время этого «спонтанного» восстания выяснилось, что большевистские лидеры готовы взять на себя инициативу по защите революции. Как лидеры рабочего класса, они играли ключевую роль в объединении рабочих и солдат для защиты города. Троцкий писал: «везде были организованы революционные комитеты обороны, в которые большевики вошли только как меньшинство. Это не мешало большевикам брать на себя руководящую роль… Они сметали барьеры, установленные меньшевистскими рабочими и особенно эсеровскими солдатами, и несли их вперёд». Когда матросы навестили Троцкого и других революционеров, сидящих в тюрьме, они спросили: пришло ли время арестовать Керенского. «Нет, ещё не пришло», - ответил он. - «Используете Керенского как пистолет, чтобы убить Корнилова. Позже, мы разберёмся с Керенским».После поражения Корнилова радикальный и мобилизованный рабочий класс столкнулся с вопросом о направлении и целях революции. Во время всего кризиса большевики не переставали указывать, что именно Керенский проложил путь Корнилову. Многие рабочие и солдаты видели своим глазами, что большевики наиболее решительно и эффективно защищали город. 1 сентября, в день ареста Корнилова, Петроградский совет рабочих и солдатских депутатов принял резолюцию с призывом передать власть революционному пролетариату и крестьянству и объявить демократическую республику. Так была подготовлена почва для финальной стадии революции.Источник: How Kornilov was defeated, Jen Roesch, socialistworker.org, July 12, 2013.

12 сентября, 17:46

Ближневосточный хирург рассказывает об «экологии войны» (2).

  • 0

Первая часть.Интифада в Секторе Газа.Военная медицина.Г. А-С.: Военная хирургия выросла из наполеоновских войн. Во время этих войн встречались две армии; обычно они встречались на линии фронта. Они атаковали друг друга, стреляли друг в друга и кололи друг друга. Большинство раненных были военными, и их лечили в военных госпиталях. Так развивалась военная хирургия. В нашем регионе другая картина – эти войны и конфликты не временные битвы, они не начинаются и не кончаются. Они постоянны и изменяют биологическую экологию, в которой живут люди. Так формируется экология войны. Эта экология распространяется намного дальше обычной стрельбы, потому что она изменяет окружающую обстановку, в которой живут люди. Раны – физические, психологические и социальные. Окружающая среда изменяется и становится враждебной, и к здоровым и к раненным. Мы знаем о росте количества бактерий, устойчивых к различным лекарствам, и это большая проблема во всём мире. 85% раненных в иракской войне столкнулись с устойчивыми к лекарствам бактериям, 70% раненных в сирийской войне – то же самое…Мы говорим: это экология, это биосфера, которую создают конфликты; изменяются даже ДНК бактерий. У нас есть несколько теорий об этом. Отчасти это роль тяжёлых металлов в современной артиллерии, которые могут вызывать мутации устойчивых к антибиотикам бактерий. Итак, ваша биосфера, ваш пузырь, ваш экологический пузырь, в котором вы живёте, постоянно меняется. И это не прекращается после окончания бомбардировок. От этого нужно избавиться, но для этого нужно понять динамику экологии войны. Вот почему наша программа разрабатывалась в университете, который был главным высшим учебным заведением во время гражданской войны и израильского вторжения в 1982 году. И когда началась война в Ираке и Сирии, к нам начали поступать пациенты из этих стран, и мы стали их лечить. Мы поняли, что нам нужно понимать динамику военной медицины и экологию войны; как выражаются физические, биологические, психические и социальные проявления военных ранений, и как формируется экология войны. Это касается всего: от бактерий до снабжения водой, ядовитых военных воспоминаний, последствий для организма человека… У многих моих иракских пациентов есть множество раненных и пострадавших родственников.А. В.: Медицинский центр Бейрута стал теперь пионером в этих исследованиях – экологии войны?Г. А-С.: Да, из-за наследия гражданской войны… региональных войн.А. В.: Это не что иное, как бесконечный региональный конфликт…Г. А-С.: Бесконечный конфликт, да; сначала домашний, затем региональный. Мы – медицинский центр для иракского Министерства здравоохранения, иракского Министерства внутренних дел, поэтому мы действуем как региональный центр, и цель нашей программы заключается в увеличении времени, пространства и энергии для понимания экологии войны.А. В.: В своих очерках и фильмах я часто провожу параллель между войной и крайней нищетой. Я работал в самых худших трущобах на Земле: в Африке, Центральной Америке, на Карибах, в Южной Азии, на Филиппинах и в других местах. Я пришёл к выводу, что многие страны, официально живущие в мире, на самом деле живут в условиях длительных и даже бесконечных войн. Нищета – это разновидность войны, хотя нет никакого «объявления войны», и нет никакой линии фронта. Я писал о множестве войн, о страданиях нищеты, и параллель, особенно физическое, психологическое и социальное воздействие на людей, кажется поразительной. С точки зрения ваших исследований, ты согласен с этим? Ты считаешь, что страдание – разновидность войны?Г. А-С.: Полностью. Да. В основе этого лежит «дегуманизация» людей. Крайняя нищета – это разновидность насилия. Чем хуже нищета, тем ближе она к физической форме насилия. Война – ускоренная деградация человеческой жизни до полной нищеты. Но крайняя нищета может появиться и постепенно. Война только ускоряет этот процесс.А. В.: Бесконечная нищета похожа на бесконечную войну.Г. А-С.: Определённо. И это война, главным образом, против тех, кто вынужден жить в этих условиях. Это война против бедных и Юга. Это война против бедняков в западных странах.А. В.: Когда вы изучаете экологию войны, вы рассматриваете то, что мы сейчас обсуждаем? Вы исследуете воздействие крайней нищеты на организм и жизнь человека? В этом регионе нищета сосредоточена в огромных лагерях беженцев, а в других частях мира она поразила бесчисленные трущобы.Г. А-С.: Крайняя нищета – это часть экологии, о которой мы говорим. Один из элементов экологии – когда берётся раненный человек и помещается в суровую окружающую среду, и он снова и снова получает повторные раны, и эта суровая окружающая среда становится продолжением поля боя из-за постоянного процесса поражения. Не потому, что он всё ещё воюет в Сирии, а потому, что его дети живут в палатке с 8 чужими людьми, и рискуют заболеть различными болезнями, например, мы часто сталкиваемся с массовыми ожогами из-за пожаров в плохих жилищах.Давай посмотрим на это с разных сторон: что такое военная рана или ранение в результате конфликта? Основная военная рана – огнестрельное ранение или от взрыва. Что произойдёт, если раненного бросить в палатку? Каковы осложнения для раненного, оказавшегося в такой суровой обстановке - это тоже связанная с войной рана? Если разорить население до черты, когда дети получают травмы из-за плохого жилья - это военная рана? Вот сейчас есть дети, которые получают производственные травмы, потому что они должны работать с малых лет и кормить всю семью, работая в автомастерских или швейцарами или ещё кем-нибудь. Или возьмём такой факт: человек приезжает из страны, где раньше его болезнь лечилась легко, а теперь медицинская система так разрушена, что эту болезнь больше не могут лечить из-за нехватки больниц, врачей, лекарств - это тоже военная рана? То есть мы должны рассматривать всю экологию, не только пули и бомбы.А. В.: Ваши исследования, видимо, актуальны для большинства стран.Г. А-С.: Конечно. Ведь мы знаем, что все эти гуманитарные кризисы существуют только в воображении СМИ и ООН. Нет никаких кризисов.А. В.: Это постоянное состояние.Г. А-С.: Да, у этого нет конца. Нет перерыва. Это происходит всё время. Поэтому нет такого явления - «временные кризисы» - мы доказываем это. Нет судьи, который свистит в конце кризиса. Когда камеры отворачиваются, СМИ и весь мир думают, что кризис закончился. Но мы знаем, что в Лаосе, например, до сих пор самый высокий уровень ампутаций в мире.А. В.: Я знаю, я там был, в Долине Кувшинов, которая, на самом деле, до сих пор - огромное минное поле.Г. А-С.: Или Вьетнам, с самым высоким в мире уровнем детских уродств из-за Agent Orange.А. В.: Ты работал в этих странах?Г. А-С.: Да.А. В.: Я тоже. Раньше я жил во Вьетнаме. Целый регион всё ещё страдает от так называемой «тайной войны». В Лаосе бедность столь сурова, что люди вынуждены продавать неразорвавшиеся американские бомбы в металлолом. Они часто взрываются. В Камбодже, даже между Сиемреапом и тайской границей, есть деревни, где люди до сих пор гибнут и теряют конечности.Г. А-С.: Теперь многое зависит от точки зрения. Часто это просто игра слов.А. В.: Индия – это военная зона, от Кашмира на северовосток, до Бихара и трущоб Мумбаи.Г. А-С.: Если взять грубый способ оценки конфликта, т.е. число убитых людей во время войны, то в Гватемале и Сальвадоре самый высокий уровень убийств во время войны. Но поскольку природа насилия меняется, то в отсутствии политической окраски, это не обсуждается. Но, на самом деле, картина та же - одни люди выступают против других людей.Медицинские эксперименты на Гаити.А. В.: Я писал и снимал фильмы о Сальвадоре, Гондурасе и Никарагуа. Чрезвычайное насилие – прямой результат навязанного конфликта, сфабрикованного, развязанного Западом, особенно США. То же самое можно сказать о многих местах: Ямайка, Доминиканская республика, Гаити. Это привело почти к полному социальному коллапсу.Г. А-С.: Да, на Ямайке ЦРУ сыграло большую роль в 70-х.А. В.: В этой части мира мы говорим не просто о бедности…Г. А-С.: Нет, нет. Мы говорим об AK-47!А. В.: Точно. Однажды я снимал в Сан-Сальвадоре, в преступном мире… Мой друг, местный либеральный священник любезно провёз меня по местным районам. Мы сделали две петли. Первая петля была прекрасна. На второй они открыли стрельбу по нашему внедорожнику. Пулевые отверстия остались в дверях нашей машины, и пули пробили две шины. Мы уехали только на дисках. В деревнях бандиты просто приезжают, грабят и насилуют. Они забирают всё, что хотят. Это война.Г. А-С.: В этих странах хирургов обучает Красный крест. МККК ввёл военную хирургию в курс медицинского обучения в Колумбии и Гондурасе. Потому что эти страны живут в состоянии войны, и местные врачи должны знать, что делать. Тамошний врач принимает по 4-5 пациентов в день с огнестрельными ранениями.А. В.: Давай я расскажу о Гаити, чтобы проиллюстрировать твои слова. Несколько лет назад я был в Сите Солей в Порт-о-Пренсе. Они говорят, что это самый опасный «район» на Земле. Местная мудрость гласит: «ты можешь войти, но ты никогда не выйдешь живым». Я въехал туда на грузовике с двумя вооружёнными охранниками, но они так перепугались, что просто убежали и бросили меня посреди улицы, а у меня были большие камеры и другие дорогие вещи. Я продолжил снимать район, так как у меня просто не было выбора. Потом я увидел длинную очередь перед окружённым стеной зданием. Я вошёл внутрь. Вдруг я увидел нечто шокирующее: несколько местных жителей лежали на деревянных столах, повсюду кровь и несколько американских военных медиков делают хирургическую операцию под открытым небом. Жара, мухи и грязь… Мужчина сказал, что у его жены большая опухоль. Медики, даже не проверяя его слова, просто кладут её на стол, вводят местный наркоз и начинают резать. Сразу после операции муж и жена пешком побрели на автобусную остановку, чтобы поехать домой. В паре километров оттуда я увидел хорошо оснащённый американский госпиталь, но он был только для американских военных. Я спросил врачей, чем они, в действительности, занимаются на Гаити, и они прямо сказали: «мы обучаемся по военному сценарию… Эта обстановка приближена к боевой, лучшего мы не можем найти». Они экспериментируют на людях. Учатся, как действовать в боевых условиях…Г. А-С.: Да, разница в точках зрения.А. В.: Как хирург, проработавший по всему Ближнему Востоку, а также в других частях мира, как ты оцениваешь здешний конфликт, по сравнению с конфликтами в Азии, Африке и других местах?Г. А-С.: На Ближнем Востоке до сих пор есть люди, которые помнят, что такое больницы. Иракцы, которые приезжают к нам, помнят 80-е. Они понимают, что жизнь отличается от того, что было. Они помнят, что такое настоящая медицина. Другая проблема – только в 2014 году 30 тысяч иракцев обратились в больницы с огнестрельными ранениями. Цифры поразительны. У нас нет точных цифр из Ливии, множество людей убиты во время этнических чисток и массовых расстрелов, происходящих сейчас в Ливии. С точки зрения чисел, они велики, но с точки зрения последствий, мы в начале фазы уничтожения медицины. Таким образом, эти медицинские системы не развиваются. Они деградируют. Они движутся вспять.А. В.: Ты обвиняешь западный империализм в этой ситуации?Г. А-С.: Если посмотреть на санкции, и что они сделали с медицинской системой, то конечно! Если посмотреть на Ливию, то конечно! Идея в том, что разложение этих государств – ложь. Мы знаем, что сделали санкции в Ираке, и что с ним сделали после 2003 года. Мы знаем, что случилось в Ливии.Афганский ребёнок.А. В.: Или в Афганистане…Г. А-С.: Первое, что приказали моджахедам в Афганистане или контрас в Никарагуа – это напасть на клиники. Американцы всегда понимали, что для разрушения государства, надо помешать ему исполнять ненасильственные функции, о которых я говорил.А. В.: Ты считаешь эту часть мира наиболее пострадавшей, разрушенной?Г. А-С.: В данный момент, эпоху, да, конечно. И статистика показывает это. Думаю, около 60% погибших от войн – в этом регионе…А. В.: Как определить этот регион географически?Г. А-С.: От Афганистана до Мавритании. Включая алжиро-малийскую границу. Ливийскую границу… Катастрофа разделила Судан. Посмотри, что происходит в Южном Судане, Сомали, Ливии, Египте, Синайской пустыне, Сирии, Йемене, Афганистане, даже Пакистане, включая людей, убитых беспилотниками…А. В.: Но тогда у нас есть порядка 10 миллионов человек, умерших в Демократической республике Конго, начиная с руандийского вторжения в 1995 году…Г. А-С.: Теперь немного по-другому. Это «более продвинутая фаза»: они полностью захватывают государства… В арабском мире Ливия – самый свежий сценарий. Нефтяные компании захватили эту страну. Горнодобывающие корпорации оккупировали ДРК. И они напрямую руководят войнами, западные армии тоже подчиняются им. Они разрушают государство, до нуля, пока оно не исчезнет, а затем корпорации непосредственно становятся властелинами, как было при колониализме – Ост-Индская Компания и датские компании.А. В.: Какова цель вашего исследования, огромного проекта под названием «экология войны»?Г. А-С.: Мы настаиваем, что должен быть целостный подход. Разделение – это цензура. «Ты – микробиолог, поэтому смотри только на то, что происходит с бактериями… Ты – хирург-ортопед, поэтому смотри только на раны от бомб и мин…» Разделение мешает людям видеть полную картину. Поэтому мы подключаем к этой программе социологов, политологов, антропологов, микробиологов, хирургов… Иначе, мы просто увидим только часть. Мы пытаемся объединить науки, чтобы видеть всю картину. Мы пытаемся соединить все части головоломки.А. В.: И теперь у вас будет большая конференция 15 мая…Г. А-С.: Да, большая конференция, первый конгресс, который рассмотрит все аспекты конфликтов и здравоохранения, от хирургии до восстановления изуродованных тел, проблем устойчивости бактерий, инфекционных заболеваний и других важных проблем. Например, до войны в Йемене было 30 тысяч почечных больных. Большинство пациентов могли прожить пару недель без лечения. То есть возникает вопрос, как обеспечивается лечение во время конфликтов? Что сделать для обеспечения централизации оказания услуг? Перемещение пациентов затруднено, и санкции… Одной из тем станет «рак и война»… Эта конференция рассмотрит максимум вопросов о конфликтах и медицине. Мы ожидаем более 300 делегатов из Индии, Йемена, Палестины, Сирии, СК, у нас есть люди из гуманитарного сектора, из МККК, которые работали в Африке и на Ближнем Востоке, которые работали во время различных современных войн, т.е. у нас будут люди из различных областей.А. В.: Какова конечная цель программы?Г. А-С.: Мы должны рассмотреть здравоохранение в регионе, где нет государств. На принципиальном уровне мы должны попробовать выяснить, что происходит? Мы видим некоторые примеры. Один из них – регионализация медицины. Реальность состоит в том, что ливийцев лечат в Тунисе, иракцев и сирийцев – в Бейруте, йеменцев – в Иордании. Мы видим распад этих государств и миграцию людей в региональные центры. Государство перестало быть крупным игроком, потому что разрушено. Мы чувствуем, что это болезнь ближайшего будущего, а также долгосрочного будущего. Поэтому мы должны понять это, чтобы лучше понимать механизмы передачи знаний в медицинскую образовательную систему для увеличения числа медицинских профессионалов. Мы должны убедиться, что люди понимают все нюансы конфликтов, помимо бомб и пуль. Чем больше исследований мы проведём в этой области военной медицины, тем более гибкие технологии мы сможем разработать – лучшие медицинские практики, лучшее образование для студентов и лучшая работа медиков в нашем регионе в ближайшие 10-15 лет.А. В.: И, надеюсь, будет спасено больше жизней.Источник: Middle Eastern Surgeon Speaks About The ‘Ecology Of War’, Andre Vltchek, countercurrents.org, popularresistance.org, May 1, 2017.

11 сентября, 16:30

Ближневосточный хирург рассказывает об «экологии войны» (1).

  • 0

Интифада в Секторе Газа.Доктор Гус Абу-Ситта – глава отделения пластической хирургии Медицинского центра Американского университета Бейрута в Ливане. Он специализируется на восстановительной хирургии. В этой части мира это означает, что из военных зон вам приносят людей, разорванных на части, без лиц, сожжённых до неузнаваемости, и вы должны попытаться вернуть их к жизни. Кроме этого, Абу-Ситта – мыслитель. Палестинец, родившийся в Кувейте, он учился и жил в Соединённом королевстве (СК), работал в различных горячих точках Ближнего Востока и всей Азии, а затем устроился в Медицинский центр в Бейруте.Мы встретились из-за несчастного случая. Несколько месяцев назад я получил ожог ноги в горячих песках Юго-Восточной Азии. Ожог заживал медленно, но всё-таки заживал. Но потом я поехал в Афганистан, где на КПП в Герате снял ботинки и увидел, что рана загнивает. Проезжая через Лондон, я пошёл в местную больницу, и меня осмотрел учитель Абу-Ситта. Когда я сказал, что направляюсь в Ливан, он посоветовал мне посетить одного из «лучших моих студентов, который теперь работает в Бейруте».Я так и сделал. В то время панарабский телевизионный канал Al-Mayadeen, в передаче на английском с арабскими субтитрами, показал моё двухсерийное интервью о моём новом политико-революционном романе «Аврора», о положении на Глобальном Юге и об экспансии западного империализма. К моему изумлению, доктор Абу-Ситта и его коллеги следили за моими работами и политическими статьями. Для этих матёрых хирургов моя «проблема» с ногой – всего лишь мелкая царапина. Намного важнее было нападение США на Сирию, Палестину и провокация против Северной Кореи.Моя «рана» скоро зажила, и мы с доктором Абу-Ситта стали хорошими друзьями. К сожалению, я должен был покинуть Бейрут и улететь в Юго-Восточную Азию, не дожидаясь большой конференции под названием «Экология войны», которую местные врачи должны были начать 15 мая 2017 года. Я считаю, что это совершенно поразительная и важная для всего человечества тема; важная для его выживания. Эта тема – сочетание философии, медицины и науки.Что происходит с людьми в зонах боевых действий? И что такое зона боевых действий, вообще? Мы пришли к некоторым общим выводам, поскольку оба работаем в этой сфере, но смотрим на неё с разных точек зрения: «Страдание – это война. Разрушение сильного государства приводит к конфликту. Огромное количество людей на нашей планете живёт в состоянии конфликта или войны, не понимая этого: в трущобах, лагерях беженцев, в полностью разрушенных государствах и в приютах».Мы много говорили: о страхе, который охватывает такие страны как СК, о новой волне индивидуализма и эгоизма, которые коренятся в психических заболеваниях. Однажды он сказал: «В большинстве стран мира «свобода» - синоним борьбы за независимость государства. А в странах типа СК, это слово означает - больше индивидуализма, эгоизма и личных свобод». Мы говорили об империализме, медицине и страдании на Ближнем Востоке. Позже мы решили опубликовать нашу беседу, пролив немного света на «Экологию войны» - совершенно новую дисциплину в философии и медицине.Экология войны.(Беседа в кафе «Юнес» в Бейруте (Ливан), 25 апреля 2017 года.)Нарушение общественного договора в арабском мире и в Европе.Гус Абу-Ситта: На Юге медицина и здравоохранение всегда были критическими факторами постколониального государства. И постколониальные государства создали медицинские системы, как например в Ираке, Египте и Сирии, которые стали частью общественного договора. Они стали неотъемлемой частью этих государств. И было понимание, что государство должно защищать свою власть через насилие (мы знаем, что государство может посадить нас в тюрьму и даже убить), но в большинстве случаев через ненасилие: оно должно дать нам жильё, образование, медицинскую помощь и другие вещи. И эта ненасильственная власть государства – критический фактор легитимизации государственной власти. Мы видели это развитие в 50-х, 60-х и 70-х годах. Для сравнения, если ты хочешь посмотреть на разрушение государства: цель антииракских санкций заключалась не в ослаблении Махабарата или армии, цель их состояла в отборе у Ирака права на ненасильственную власть – способность давать жизнь, образование; и поэтому после 12 лет санкций это государство разрушилось изнутри – ведь его лишили способности к ненасилию и к обеспечению социальных гарантий для граждан.Андре Влчек: Таким образом, нарушился договор между государством и народом.Г. А-С.: Совершенно верно! У нас был этот договор в большинстве постколониальных стран. После введения политик МВФ и Всемирного банка, которые рассматривают медицину как бремя для государства и возможность зарабатывать для правящих элит и корпораций, появилась эрозия ненасильственной власти в таких странах как Египет и Иордания, приведя к постепенному ослаблению легитимности. Опять же, цель МФВ и Всемирного банка состояла в превращении медицины в товар, который продавался гражданам, вернее тем, кто мог себе позволить купить его.А. В.: Это американская модель, но в более жестокой форме, так как зарплаты в большинстве этих стран существенно ниже.Г. А-С.: Точно! И в этих странах картина такая: создаётся двухуровневая система, где государственная сфера недофинансируется, и люди вынуждены уходить в частный сектор. А в частном секторе процветают все аспекты медицинского бизнеса: от страхования до медицинских услуг и продажи лекарств.А. В.: Как ни странно, этот сценарий осуществляется сегодня в СК.Г. А-С.: Мы видим это в СК и скоро увидим во многих других европейских странах. Но этот регион, арабский мир, уже пострадал. Здесь медицинские услуги были важной частью новых государств. Это был жизненно важный фактор государственной легитимности.А. В.: Сценарий чрезвычайно циничный: в арабский и другие регионы мира насильственно внедрена частная медицинская система, хотя на Западе, исключая США, медицина остаётся, в основном, государственной и бесплатной. Мы говорим о медицине в Европе, Канаде, Австралии и Новой Зеландии.Г. А-С.: Да. В Европе, в рамках социального государства, которое возникло после Второй мировой войны, предоставление медицинских услуг стало частью общественного договора. Но в правление Тэтчер и Рейгана социальное государство было демонтировано, и этот процесс распространился на многие страны. Разница лишь в том, что в СК и Германии это было сделать сложнее. Возникала опасность провала на выборах. Поэтому появился план Б, состоявший в разрушении системы здравоохранения тысячами мелких ударов. В СК всё закончилось постепенной приватизацией медицины. И люди не понимают, не замечают, что система становится частной. Или в Германии, где правительство не платит за здравоохранение – оно субсидирует страховые компании, которые получают прибыль на предоставлении медицинских услуг.А. В.: До этого разговора мы говорили о философских проблемах, которые теперь возникли в медицине. Даже социальное медицинское обслуживание в Европе – разве это, в какой-то степени, не циничная сделка? Почти все европейские страны входят сейчас в империалистический блок, вместе с США, и они грабят весь мир – Ближний Восток, Африку, часть Азии – они, фактически, субсидируют свою социальную систему за счёт этого грабежа. Это одна сторона. Но также врачи и медсёстры, работающие, например, в СК или Германии, часто «импортируются» из беднейших стран, где они получили бесплатное образование. Вместо помощи своим нуждающимся людям они обслуживают стареющее и неоправданно испорченное и требовательное население Европы, которое часто использует медицинские учреждения как некие «социальные клубы».Г. А-С.: Думаю, происходящее сейчас, особенно в Европе – постепенная эрозия всех аспектов социального государства. С политической точки зрения, очень сложно убить бесплатную медицину. Медицинская проблема, которую ты видишь в СК – это следствие социальных и экономических условий, в которых живут люди. Если у вас есть безработица, второе и третье поколение имеет проблемы с безработицей, и это сказывается на здоровье. Если у вас разрушена пенсионная система и социальная помощь для безработных, то это приводит к последствиям… дешевое жильё приводит к медицинским последствиям. Политически легко избавиться от всех остальных аспектов социального государства, но с медициной всё не так просто. Медицинские системы на Западе проигрывают, потому что борются со следствиями жестокой капиталистической системы. Но мы знаем, что если образ жизни ухудшил здоровье людей, то уже поздно надеяться на врача. Европейская система здравоохранения пытается вытащить людей из системы и отправить их на улицу. Они лечат астму у детей, не обращая внимания на гнилые дома, в которых живут эти дети. Они лечат ранения от насилия, а не само насилие, психические и физические заболевания, а не их причины – безработицу, расизм и неолиберализм. Так возникает аномалия – создаётся раздутая система здравоохранения, которая вызывает у людей отвращение, потому что делает людей больными и пытается их лечить, вместо предотвращения заболеваний. И это связано с утечками мозгов, когда в Нью-Йорке больше врачей из Ганы, чем в самой Гане.А. В.: А в СК армия филиппинских медсестёр, хотя в Маниле острый дефицит квалифицированных медсестёр.Г. А-С.: Совершенно верно! Это следствие факта, что здоровье людей «оказалось» вне системы здравоохранения. Поскольку нельзя избавиться от системы здравоохранения, они создали другую раздутую систему, и пытаются бороться с болезнями, которые лезут в дверь.Разрушение медицины на Ближнем Востоке.Госпиталь Шифа в Секторе Газа.А. В.: Ты работаешь по всему региону. Ты работал в Ираке и Газе… Мы были с тобой в госпитале Шифа… Ты работал на юге Ливана во время войны. Насколько сурова ситуация на Ближнем Востоке? Насколько тяжелы, например, страдания иракского народа, по сравнению с западными пациентами? Насколько тяжела ситуация в Газе?Г. А-С.: Если посмотришь на такие страны как Ирак: в 80-х в Ираке была одна из самых современных медицинских систем в регионе. Затем началась первая американская война, а потом 12 лет экономических санкций, которые разрушили всю медицинскую систему – не только больницы и доступ к лекарствам, сократилось количество врачей и других медицинских профессионалов, а также ухудшились все аспекты здравоохранения, включая разрушение канализации, водопроводов с питьевой водой и электростанций – ведь все эти факторы напрямую влияют за здоровье людей.А. В.: А также обеднённый уран…Г. А-С.: А также война 2003 года и полное разрушение, аннигиляция государства, и эмиграция около 50% иракских врачей.А. В.: Куда они мигрировали?Г. А-С.: В разные страны: от Персидского залива до Запада, Северной Америки, Европы… То есть иракская система не просто разрушена – потеряны компоненты, без которых её нельзя восстановить. Невозможно обучить новое поколение врачей в Ираке, потому что учителя убежали из Ирака. Невозможно восстановить медицинскую систему в Ираке, потому что создана государственная система, которая нестабильна и держится на различных центрах власти, которые сражаются за контроль над различными кусками государства… и иракцы передали здравоохранение на больничном уровне Индии, Турции, Ливану и Иордании, потому что сами попали в порочных круг.А. В.: Но это только для тех, кто может заплатить?Г. А-С.: Да, для тех кто может, но даже тогда, когда у правительства есть деньги, оно всё равно не может восстановить свою систему. Отсюда медицинский аутсорсинг, потому что система настолько разрушена, что даже деньги не помогают.А. В.: То же самое происходит и в других странах региона?Г. А-С.: То же самое происходит в Ливии, и в Сирии аналогичная ситуация с миграцией врачей. Сирия превратится в Ирак, если также разрушат её государственность.А. В.: Но она всё ещё держится.Г. А-С.: Она всё ещё держится и продолжает оказывать медицинские услуги большинству населения, даже тем, кто живёт в захваченных мятежникам районах. Они едут в Дамаск и другие города для лечения кардиологических и онкологических заболеваний.А. В.: То есть, нет проблем – вы больны, вас лечат?Г. А-С.: Даже из захваченных ИГИС районов люди едут и лечатся, потому что это тоже государственная обязанность.А. В.: То же самое происходит и с образованием. Сирия продолжает оказывать основные услуги в этой сфере.Г. А-С.: Точно! Но в Ливии этого больше нет, потому что там государство полностью развалилось.А. В.: Ливия теперь - не одно государство.Г. А-С.: Нет единой страны и нет никакой системы здравоохранения. В Газе и в Палестине оккупация и блокада мешают нормальному развитию системы здравоохранения. А в случае Газы, Израиль говорит: «каждые несколько лет мы приходим и косим газон» - они убивают множество людей во время жестоких и кровавых войн, чтобы гарантировать, что в течение следующих лет люди будут заняты только выживанием в тех условиях, которые им навязали.А. В.: Есть ли от израильских врачей какая-нибудь помощь?Г. А-С.: О, да! Очень немногим людям, но есть… Но израильская медицинская система – внутренняя часть всей израильской системы. И Израильская медицинская ассоциация отказывается осуждать соучастие израильских врачей в пытках палестинских политических заключённых – они называют это: «исследованиями для определения пригодности пациентов к допросам». То есть доктор осматривает заключённых, чтобы определить, какие пытки он сможет выдержать.А. В.: Это напомнило мне о том, что мне рассказали в 2015 году в Претории, в Южной Африке, где меня пригласили выступить на Международной конференции психологов за мир. Несколько психологов из США рассказали, что во время допросов и пыток подозреваемых в терроризме присутствуют профессиональные психологи и даже клинические психиатры, часто помогая следователям.Г. А-С.: Да, действительно, я знаю 2-3 знаменитых американских психологов, которые разрабатывали систему допросов ЦРУ.А. В.: Это же происходит в Палестине, и, очевидно, это часть широко распространённой системы. В индийском Кашмире мне рассказали, что израильские офицеры спецслужб обучают индийских коллег методам допросов и пыток. И конечно, США тоже участвуют в этом.Источник: Middle Eastern Surgeon Speaks About The ‘Ecology Of War’, Andre Vltchek, countercurrents.org, popularresistance.org, May 1, 2017.Вторая часть.

10 сентября, 08:34

Ливан: гедонизм и война.

  • 0

По всей стране вспыхивают лагеря палестинских беженцев из-за споров между соперничающими фракциями, а также из-за «сомнительных» влияний из-за границы. Например, как все здесь знают, на Юге прячутся связанные с Аль-Каидой боевики. Израиль постоянно вторгается в Ливан по земле и воде. Существуют беспилотники, которые вторгаются из Израиля в ливанское воздушное пространство. Между Израилем и Хизбаллой существует сильная напряжённость из-за Сирии, и не только. Ливанская армия воюет с ДАИШ, главным образом, на северо-востоке Ливана, на гористой границе с Сирией. Хизбалла тоже воюет с ДАИШ, но «независимо».На седьмом году сирийской войны в Ливане живут более миллиона сирийских беженцев, некоторые в ужасных условиях и многие с чрезвычайно неопределённым будущим. Их точное число неизвестно (ООН прекратила регистрацию новых беженцев около 2 лет назад), но считается, что их где-то между 1 и 2 миллионами. Между сирийскими и ливанскими общинами растёт напряжённость, поскольку они конкурируют за рабочие места и государственные услуги (включая такие основные, как вода), в то время как палестинские беженцы ютятся в Ливане уже несколько десятилетий, с малыми социальными, политическими и экономическими правами. Существует эпидемия наркомании: от производства наркотиков (в основном, в долине Бекаа) до необузданного потребления в Бейруте.Новое правительство окончательно сформировалось в декабре 2016 года, после более 2,5 лет отсутствия какой-либо дееспособной администрации. Однако, премьер-министр – суннитский мусульманин Саад Харири, который открыто враждебен к Сирии и поддерживает американские атаки на соседей. Харири давно обвиняет Хизбаллу и Сирию в убийстве его отца Рафика Харири в феврале 2005 года. У Харири двойное гражданство – ливанское и саудовское (он родился в Эр-Рияде). С другой стороны, президент Ливана – маронитский христианин 83-летний Мишел Аун, который пришёл к власти благодаря поддержке Хизбаллы, это вносит раскол в его отношения с премьер-министром.Между «политическими партиями» (в Ливане партии и секты – это практически синонимы) идёт непримиримая борьба, которая зашла в тупик по таким проблемам как избирательный закон, утилизация отходов, международные политические альянсы, иностранное военное финансирование, гендерная дискриминация, безработица и базовые социальные услуги (а вернее, их отсутствие).Ливан буквально окружён бесконечными конфликтами. Сирия – страна, испытывающая тяжёлые страдания – ближайший сосед на север и восток от крошечного Ливана. А с юга угрожает могущественный и агрессивный Израиль. Войска ООН патрулируют так называемую «Синюю линию ООН 2000» и фактическую границу между Ливаном и Израилем. На самом деле, «Временные силы ООН в Ливане» давно находятся в стране, «прикрывая» большую часть территории страны. Вся страна похожа на зону боевых действий.Фактически, весь регион состоит из ряда временно затихших конфликтов, которые в любой момент готовы снова вспыхнуть с разрушительной, убийственной силой. Оккупированные и опустошённые Голанские высоты – прямо через границу. Официально, Голанские высоты – сирийская территория, но Израиль провёл этническую чистку местного населения и заселил её евреями. Когда я приезжал сюда 4 года назад, ситуация уже была ужасна: земля обезображена колючей проволокой, повсюду израильские блок-посты и военная техника. Многие дома разрушены в качестве «наказания». Если отправиться к краю, можно увидеть Голанские высоты из Ливана. Можно также увидеть Израиль, а Сирия скрыта за величественными и пустынными горами.Миротворцы ООН прилетают из разных уголков мира, включая Южную Корею, Индонезию и Европу. Прямо у конца Прибрежного шоссе близ города Тир автомобили проезжают через последний ливанский КПП. Тут начинается зона безопасности ООН – бронированные машины, мешки с песком и наблюдательные вышки. На бетонных блоках, замедляющих проезд, написано: «Мир Ливану, Слава Корее!» Лагеря палестинских беженцев переполнены. Сирийские беженцы (некоторые в ужасных условиях) работают в долине Бекаа, словно рабы, выпрашивают деньги в Сидоне и Бейруте, или, те, кто побогаче, арендуют роскошные прибрежные квартиры в столице.Несмотря на браваду, Ливан напуган, он окаменел. Все знают, что Израиль снова может напасть в любой момент. Израиль давно ворует ливанскую нефть из морского шельфа, но слабая и почти полностью беззащитная страна ничего не может сделать с одной из сильнейших армий в мире. По всей стране разбросаны «законсервированные ячейки» ИГИС (ДАИШ) и других террористических группировок, воюющих в Сирии. ИГИС мечтает о «халифате и доступе к морю». А тут расположен Ливан – «прекрасное место». Россия и Китай очень сдержаны по отношению к этой стране. Они не слишком интересуются этим расколотым и неопределенным политическим климатом. В Ливане очень мало лояльных кругов, многие часто меняют свои позиции, и часто их предпочтения зависят от заграничного «финансирования».Здесь всегда присутствуют Саудовская Аравия, Иран и Запад. Хизбалла (которую в некоторых западных странах считают террористической организацией) – единственная объединяющая ливанская сила, способная и готовая предоставлять хоть минимум социальных услуг для бедных, а также это главная военная и идеологическая защита от Израиля. Многие политологи предсказывают скорое разрушение Ливана. Но он всё ещё стоит, решительный и вызывающий. Как – никто не понимает. Сколько ещё будет стоять – большая загадка!Патрулируемый ООН, переполненный беженцами, Ливан сияет в ночи. Феррари носятся по улицам без глушителей до самого утра. Ночные клубы заманивают гедонистических туристов из Персидского залива. Местное кино лучше европейского. В столичном медицинском центре лучшие ближневосточные хирурги лечат раненных в региональных войнах. Война и самоуспокоенность живут тут бок о бок. Некоторые говорят, что это только пустой цинизм. Другие возражают: «Нет, это жизнь! Жизнь в мире XXI века, незащищённая, доведённая до крайности, но честная».Источник: Lebanon: Hedonism and War, Andre Vltchek, counterpunch.org, May 12, 2017.

09 сентября, 08:39

Сирия, Хизбалла и Ось Сопротивления.

  • 0

Война с Сирией началась из-за её ключевой роли в Оси Сопротивления арабского мира против израильской и американской экспансии. Именно поэтому Хизбалла – другая составляющая этой Оси – сражается вместе с сирийской армией в сирийском конфликте, а Сирия поддерживает борьбу Хизбаллы в Ливане. Для понимания антисирийской войны необходимо понимать роль Сирии в сопротивлении арабских стран Израилю. В этой статье я объясню особенности связей Сирии и ливанского движения сопротивления под названием Хизбалла, и почему они так тесно связаны друг с другом.Хизбалла – ливанское исламское движение сопротивления любой агрессии на территории Ливана. Эта организация всегда вставала на пути израильских планов расширения «Земли обетованной» («Великого Израиля») от Нила до Евфрата, как мечтали первые сионистские боевики и продолжают мечтать современные сионистские идеологи. Она также решительно выступает против израильской оккупации Палестины. Хизбалла всегда поддерживала палестинцев. Она никогда не опускалась до позорных уступок, которые свойственны многим арабским правительствам, часто подчиняющихся Израилю.В 2000 году Хизбалла успешно освободила юг Ливана от израильской оккупации. В 2006 году, во время 33-дневной войны, Хизбалла нанесла поражение многочисленной израильской армии, отразив её нападение на Ливан. Во время этого нападения Израиль использовал всю свою огромную армию, надеясь на быструю и лёгкую победу за 2-3 дня. Но на пути блицкрига встала Хизбалла, защитив свою страну от израильской атаки. Поражение Израиля от Хизбаллы в 2006 году стало самым крупным психологическим ударом, разбившим миф о непобедимости Израиля и рассеявшим ауру страха вокруг Израиля. Генеральный секретарь Хизбаллы Сайед Хасан Насралла любит повторять: «Бейрут был разрушен Шароном и восстановлен Хафезом Асадом. Мы говорим Сирии: Да здравствует Сирия Асада».Предыдущий лидер Сирии президент Хафез Асад помогал созданию Хизбаллы и был одним из первых её сторонников. Сирия, Хизбалла и Иран вместе сформировали союз, который арабы называют: Ось Сопротивления. Эта Ось сопротивляется Израилю и защищает арабские интересы в регионе. Однако, у Оси Сопротивления есть враги в арабском мире. Против неё выступают связанные с США арабские диктаторские режимы. Возьмём, например, Египет. Египетский народ поддерживал Хизбаллу даже в период, когда Египет был наиболее дружественен США – когда страной руководил президент Хосни Мубарак. Однако, аппарат госбезопасности арестовывал египтян, которые поддерживали Хизбаллу во время израильской войны 2006 года. Египет даже перекрыл границу с Сектором Газа около Рафаха на время израильского нападения.Тем не менее, простые арабы в Египте и других странах всегда поддерживали Хизбаллу. Большинство арабов считает Израиль врагом. Хизбалла – ключевой компонент Оси Сопротивления, и поэтому пользуется широкой поддержкой. Всё это ставит правителей большинства арабских стран в очень неловкое положение. Большинство из них хочет признать Израиль и нормализовать с ним отношения. Однако обычные люди не хотят этого. Они смотрят на действия своих правителей как на предательство арабских интересов, арабского народа и арабской земли. В результате, большинство граждан и правителей арабских стран оказались по разные стороны баррикад.После войны 2006 года популярность Хизбаллы в арабских странах значительно возросла. Это осложнило положение арабских правителей. Поэтому реакционные автократические монархии попытались заставить Лигу арабских государств объявить Хизбаллу террористической организацией. Печальная правда заключается в том, что Лигой арабских государств заправляют богатые и влиятельные диктаторы Саудовской Аравии, Катара и Бахрейна. Поэтому они используют Лигу для продвижения своих интересов на Ближнем Востоке, а вернее интересов Израиля и США.Именно поэтому Лига арабских государств приветствовала войну с Ираком, поддерживает саудовскую агрессию против Йемена, в 2011 году поддержала нападение США на Ливию, а затем и на Сирию. Нужно понимать, как началась война против Сирии. По сути, это часть американо-израильского плана уничтожения Оси Сопротивления. В конечном счёте, цель состоит в уничтожении Хизбаллы, как ключевого участника сопротивления, лишив её сирийской поддержки.Это означает, что нельзя разделять войны в Ливане и Сирии. Главный смысл этих войн – распространение в регионе сектантского насилия. Хизбалла – шиитская организация. Президент Сирии – алавит. Так называемое Исламское Государство – суннитская группировка. Исламское Государство создано для объединения джихадистов со всего мира и направления их на войну с Сирией. Таким образом, война против Сирии и Оси Сопротивления ведётся в условиях избытка фанатичных боевиков. Эта война поддерживается и финансируется ваххабитской Саудовской Аравией, а также Катаром и Турцией.Цель – свержение президента Башара Асада, который вслед за своим отцом Хафезом поддерживает Хизбаллу и Ось Сопротивления, отказываясь нормализовать отношения с Израилем и согласиться с израильской оккупацией арабской и палестинской земли. На место Асада должен сесть представитель «умеренных повстанцев», который будет готов сотрудничать с Израилем и распространять идеологию радикального исламизма. Таким образом, достигаются две цели: уничтожение Хизбаллы и Сирийской Арабской Армии – двух главных арабских сил, сопротивляющихся Израилю. Для арабов очень важно понимать характер игры, которая ведётся против них. Разве Каддафи убили из-за того, что он был шиитом или алавитом? Вряд ли! Может его убили, потому что это было частью игры?Что касается демократии, разве мы можем доверять «демократии», принесённой американскими танками? Новейшая история ясно показывает катастрофические последствия этого. Что за «демократия» установлена в Ираке после вторжения США? Разве они не казнили Саддама Хусейна, который был суннитом, а не алавитом или шиитом? Что они принесли, убив его? Хаос. Так называемое Исламское Государство. Разрушение как образ жизни. Теракты. Это только шаг к тому, что Кондолиза Райс называла «новым Ближним Востоком» - слабый регион, контролируемый извне, чьи ресурсы доступны для разграбления.После подавления сирийского сопротивления США и Израиль хотят уничтожить сирийскую армию – главную линию обороны арабов от израильских нападений. США хотят полностью уничтожить сирийскую армию, по примеру иракской армии, и по тем же самым причинам. Они не хотят, чтобы в арабских странах были сильные армии. Более того, для достижения своих разрушительных целей США готовы стравливать друг с другом различные этнические и религиозные группы населения. Сирия, Иран, Ирак, Россия и Хизбалла – единственные силы, которые реально борются с терроризмом на Ближнем Востоке. А этот терроризм создан США для достижения их геополитических целей. Раскол Оси Сопротивления – первостепенная задача США на данный момент. Именно поэтому развязана война с Сирией.Хизбалла и Сирийская Арабская Армия – не агрессоры. Они никогда не собирались нападать на другие страны. Они просто защищают свою родину и свой народ от агрессоров. На востоке, это война за выживание. На западе, это лживая война. Но это единая война. Это война не только против Сирии и Ливана, потому что у неё есть и другие цели. Нельзя говорить, что Хизбалла сражается только за Сирию. И нельзя говорить, что Сирия защищает только Ливан и Хизбаллу. Совместно они сражаются против империалистических планов. Их борьба – в победе или поражении – связана неразрывно.Источник: Syria, Hezbollah and the Axis of Resistance, Afra'a Dagher, The Duran, sott.net, July 20, 2017.

08 сентября, 16:35

Хизбалла и Сирийская Арабская Армия победили террористов Ан-Нусры.

  • 0

Это произошло неожиданно, быстро и мощно: 21 июля Хизбалла в Ливане и сирийская армия со своей стороны одновременно атаковали позиции зловредной террористической группировки Джабхат Фатах Аш-Шам (ранее называвшейся Джабхат Ан-Нусра) в горной провинции Джруд Арсал в долине Бекаа на границе двух стран. В то же время ливанская армия окружила и герметично заблокировала район около города Арсал, не позволяя новым террористическим боевикам проникать в зону боевых действий. Было убито более 150 боевиков. Погибло два десятка бойцов Хизбаллы. Несмотря на сложный горный ландшафт, сражение было быстрым, героическим и хорошо спланированным. Группировка вынуждена была заключить соглашение о прекращении огня, которое вступило в силу 27 июля. По этому соглашению всех боевиков армия должна была перевезти в заранее определённый район внутри Сирии – Идлиб.Заместитель редактора 21st Century Wire Ванесса Били написала комментарий к моему очерку: «Это важная победа для Сопротивления террористам НАТО и стран Персидского залива. В Арсале сброшены чёрные флаги, а флаги Хизбаллы, Ливана и Сирии развиваются рядом как символ единства антиимпериалистических и антисионистских сил в регионе. Героев, отдавших жизни ради этой трудной победы, всегда будут помнить и чтить те, чьи жизни и культура были под угрозой злобных сил экстремизма и терроризма».Кто эти террористы, которые находись по обе стороны границы? Джабхат Ан-Нусра – официальный филиал Аль-Каиды практически с самого начала войны с Сирией, но в 2016 году она решила отделиться, по крайней мере, формально, от головной организации. Она быстро изменила название. Теперь она называется Джабхат Фатах Аш-Шам и является главной силой Исламистского альянса.Ливан часто называют часовой бомбой. Здесь (включая христианские районы) организованы законсервированные ячейки ИГИС. Сначала Аль-Каида, а затем Джабхат Фатах Аш-Шам действуют в некоторых северных районах страны, а с юга постоянно угрожает Израиль. В Ливане слабое правительство. Страна разделена по религиозным признакам. Долгие годы она сталкивается с постоянными потоками беженцев. Палестинские беженцы живут здесь на постоянной основе (в условиях радикального сокращения прав). В Ливане живёт около миллиона сирийских беженцев, которым удалось убежать от жестокой натовской войны.Когда Хизбалла и сирийская армия сражались с террористами, ливанский премьер-министр Саад Аль-Харири встречался с президентом США Дональдом Трампом в Вашингтоне, обсуждая, среди всего прочего, дополнительные санкции против Хизбаллы, которую (всю организацию или только её военное крыло) большинство западных стран называют «террористической группой». 26 июля агентство Reuters сообщило: «Стоя рядом с Харири в Саду роз в Белом доме, Трамп заявил, что Хизбалла – внутренняя угроза Ливану. Он назвал эту мощную мусульманско-шиитскую группу «угрозой» ливанскому народу и всему региону… Законодатели США ввели на прошлой неделе закон, усиливающий санкции против Хизбаллы, ограничивая её возможности набирать новобранцев и деньги, оказывая давление на банки, которые работают с ней».Харири – заклятый враг Сирии и её правительства – не противоречил президенту США. Родившись в Саудовской Аравии (у него двойное гражданство – Саудовской Аравии и Ливана), Харири молча слушал Трампа, ругавшего единственную силу в Ливане, которая способна предоставлять социальные услуги гражданам и героически защищать Ливан от израильских вторжений. Пока Трамп говорил, а Харири покорно слушал, по политическим и финансовым кругам Ливана пробегали шоковые волны. Без Хизбаллы здешняя жизнь остановилась бы, большинство социальных служб перестали бы работать, и страна оказалась бы практически беззащитной.«Американская помощь может помочь гарантировать, что ливанская армия – единственный защитник ливанских потребностей», - заявил Трамп на пресс-конференции в Белом доме. Он намеренно не упомянул сумму и конкретное оборудование, которое США хочет предоставить правительству Харири. Не было никаких подробностей, а Харири не посмел спросить об этом. Все на Ближнем Востоке чётко понимают, что это значит: возможно, помощь США увеличит зарплаты высших военных офицеров и даже Ливан вынужден будет купить на американский кредит оружие США или ЕС, но всё это не спасёт Ливан от будущего нападения Израиля или других пронатовских террористов, которые давно забрасываются на территорию Сирии.Однако, на данный момент в ливанских городах и деревнях существует много надежд и причин радоваться. Модар Наср (это псевдоним) – ведущий сирийский молодой интеллектуал из Бейрута сказал мне: «Происходящее в Арсале показало, что есть реальная надежда на лучший Ливан. Впервые за долгие годы силы «14-го марта» и «8-го марта» стоят вместе в борьбе против Нусры и других террористических группировок. Эту операцию возглавила не только Хизбалла, но и ливанская и сирийская армии. Именно поэтому мы видели, что эта потрясающая победа произошла менее, чем за месяц».Теперь начинается следующий этап этой потрясающей операции. Готовится фронтальная атака на ДАИШ (ИГИС) в прилегающем к границе районе. 28 июля ливанская армия активно использовала танки при нападении на позиции Исламского Государства в предместьях Рас-Баальбека. Пока всё идёт по плану. То есть по плану Хизбаллы, сирийской и ливанской армий.Ясно, на какой стороне стоят высшие политики США и Ливана. Их планы не совпадают с интересами большинства ливанского народа и всего региона. Руководство Хизбаллы вежливо и спокойно отреагировало на события в Вашингтоне. 26 июня бейрутская Daily Star написала: «В начале своего телевизионного обращения Генеральный секретарь Хизбаллы Сайед Хасан Насралла сказал, что не будет отвечать на заявления президента США Дональда Трампа во время его встречи с премьер-министром Саадом Харири на этой неделе, чтобы не смущать ливанскую делегацию в Вашингтоне».По поводу сражений Хасан Насралла сказал: «Цель состоит в том, чтобы подчиняющиеся Нусре вооружённые группировки вышли из Ливана в Сирию… Это справедливая битва… любой, кто колеблется, может спросить людей, кто сбрасывал на них ракетный дождь… и позади них Бекаа. Пусть спросят в этих областях, в которых было много мучеников от взрывов автомобилей… Пусть спросят самих себя… Мы приняли решение. Это не иранское решение. Иран ничего не приказывал Хизбалле… Это не сирийское решение… Мы обратились к сирийским лидерам и попросили оказать помощь в этой области, хотя у них были приоритеты в других областях… Это наше внутреннее решение».Это обращение завершилось ясным выражением неповиновения и уверенности, предназначенным США: «Сегодня наш народ никого не боится… ни Трампа, ни Буша, ни Обамы, ни Шарона». Баланс сил на Ближнем Востоке быстро меняется. Запад дискредитирован, как и многие его партнёры. Участие России и, в некоторой степени, Китая поддержало борьбу различных региональных сил и движений против западной оккупации и интервенции. Даже такие удалённые страны как Афганистан наблюдают с большим интересом.Источник: Hezbollah and Syrian Army Units Finishing Off Terrorists of Al-Nusra, Andre Vltchek, journal-neo.org, August 14, 2017.

Выбор редакции
07 сентября, 16:53

Сексуальное насилие над беженками в Германии.

  • 0

Шестимесячное расследование агентства إيرين берлинских приютов пришло к выводу, что беженки в Германии страдают от серьёзного дефицита защиты от сексуального и гендерного насилия, поскольку минимальные стандарты не имеют юридической силы и редко соблюдаются и контролируются. Десятки опрошенных женщин сказали, что они подвергались сексуальным домогательствам, не имеют защиты и живут в страхе перед насилием. В прошлом году 20-летняя беженка из Сирии Салли Абазид отчаянно пыталась выбраться из переполненного приюта в Берлине. Поэтому, когда охранник пригласил её поесть вместе кибаб, она без колебаний согласилась, надеясь, что «он защитит её». Но по дороге в магазин мужчина начал флиртовать с ней; держа её за руку и целуя, он сказал: «скажи начальникам, что собираешься переехать ко мне». Затем ещё несколько дней он доставал её, пытаясь узнать номер её телефона.Это не первый случай мужских домогательств с момента одинокого бегства из Дамаска 19-летней Салли и путешествия в Германию по так называемому балканскому пути. Прибыв летом 2015 года в Берлин и поселившись в бывшем аэропорту под названием Темпельхоф, она часто страдала от приступов паники, которые делали её неподвижной и безмолвной. Многие прохожие мужчины и охранники пользовались этой возможностью, и, притворяясь, что успокаивают, обнимали и ощупывали её. Салли приехала в Германию в том момент, когда власти столкнулись с масштабной задачей принять и накормить тысячи беженцев, которые прибывали каждый день. В разгар аврала по переделке складов и спортивных залов во временные приюты мало заботились о защите беженок от сексуального насилия.Тревожный сигнал.В марте 2016 года Комиссия по делам беженок опубликовала доклад, в котором отмечается, что поспешность при организации приютов для беженцев в Германии и Швеции сделала женщин и девочек «уязвимыми перед лицом изнасилований, домогательств и других форм насилия». В этом докладе говорится, что во многих таких приютах отсутствуют отдельные спальные и ванные комнаты для женщин и детей. А также в этих приютах не предоставляется медицинская, психологическая и социальная помощь женщинам, которые стали жертвами сексуального насилия.В июне 2016 года правительство Германии разработало минимальные правила защиты женщин и детей в приютах для беженцев. В этих правилах прописаны нормы поведения сотрудников приютов, а также методы обучения по выявлению и предотвращению случаев насилия и способы организации независимых органов по обработке жалоб. Хотя эти правила были включены в контракты между властями и администрациями приютов, они не являются юридически обязательными. Расследование показало, что эти правила практически не соблюдаются и не контролируются, и для обеспечения безопасности женщин почти ничего не делается.Сейчас в берлинских приютах живут более 31000 беженцев, ожидая получения постоянного жилья. Нет статистики по количеству женщин, но известно, что в 2016 году более трети всех заявлений на предоставление убежища в Германии были написаны женщинами. За шесть месяцев IRIN поговорило с десятками женщин, похожих на Салли, которые рассказали о сексуальных домогательствах, ощупываниях, поцелуях и преследованиях во время пребывания в приютах для беженцев. Многие социальные работники и волонтёры, с которыми мы связались по интернету, сказали, что эти приюты опасны для женщин. Один волонтёр написал: «Однажды ночью мужчине удалось попасть в комнату для женщин и потребовать заняться с ним сексом». Большинство работников приютов рассказало, что их не учат, как поступать в таких случаях, хотя в правилах прописана необходимость такого обучения.Боязнь туалета.На ночь волонтёры и соцработники уходят домой, и в приютах остаются одни охранники. Но многие беженки считают охранников угрозой, а не защитой. Даже в приютах с отдельными комнатами для женщин беженки не чувствуют себя в безопасности, потому что у сотрудников службы безопасности и администрации есть ключи от всех дверей. Официальная причина этого – пожарная безопасность, но женщины рассказали, что сотрудники пользуются этими ключами для проникновения в комнаты, даже если нет опасности пожара. Все опрошенные женщины сказали, что боятся ходить ночью в туалет. 49-летняя жительница приюта Темпельхоф Зайна сказала: «У меня частые сильные боли, потому что я не хожу по ночам в туалет. Я боюсь». Зайна и Салли сказали, что боятся охранников, так как те издают неуместные звуки и делают похабные жесты, когда они идут мимо в туалет. Однажды охранник даже зашёл в туалет вместе с Салли.Такие женщины, как 24-летняя Марзи Хусейни из Афганистана, сказали, что боятся беженцев из своих приютов. Приехав в Берлин, Марзи развелась со своим жестоким мужем, и теперь чувствует, что она и её дочь не имеют защиты в приюте в районе Трептов-Кёпеник. Однажды утром в её комнату вошёл афганский мужчина и попытался её изнасиловать. Она смогла отбиться от него, но не сообщила об этом полиции и администрации. Несмотря на многочисленные сведения о сексуальных домогательствах и злоупотреблениях, Региональное бюро по делам беженцев уверено, что нет никаких проблем. «После бесчисленных бесед с управляющими приютов могу заверить вас, что в приютах не происходит никаких необычных инцидентов», - сказал представитель Региональное бюро по делам беженцев Саша Лагенбах. Его мнение подтверждается небольшим количеством соответствующих полицейских протоколов. За весь 2016 год полиция зарегистрировала только 10 случаев «преступлений, нарушающих сексуальную свободу людей», связанных с беженками в приютах.Но терапевт «Центра выживания» Клаудиа Крузе, которая консультирует мигрантов и беженцев, а также многие женские организации сообщают, что полицейской статистике нельзя доверять при оценке этой проблемы. «Мы можем предполагать, что об очень большом количестве сексуальных нападений не сообщается», - сказала по этому поводу Крузе, добавив, что многие женщины, которых она консультировала, рассказывают, что страдают от притеснений и злоупотреблений в приютах.Страх приводит к изнасилованию.Языковые барьеры и отсутствие информации мешают многим женщинам добиваться справедливости и реабилитации после изнасилования. Чтобы женщина сообщила полиции о преступлении, для начала, она должна узнать свои права. Далее, она должна покинуть приют и найти переводчика. Например, Салли знает английский язык, но не знает немецкого, и поэтому испытывает сложности в получении помощи. «Я очень плохо знала закон», - сказала она. В её случае, плохие условия и притеснения в приюте Темпельхоф привели к более серьёзной ситуации. В отчаянной попытке найти другое место жительства она обратилась через интернет к местным светским сирийцам. Один мужчина пригласил её в Гамбург, чтобы она жила с его подругой. Но когда Салли приехала туда, он отвёл её к себе домой и изнасиловал. Когда она сообщила в полицию об изнасиловании, ей ответили, что недостаточно доказательств. Вместо медицинской помощи её отправили обратно в Темпельхоф.Организации жертв сексуального и домашнего насилия создали мобильные группы помощи, которые помогают конкретным людям, но их возможности ограничены. Одна из таких организаций под названием «Лара» с октября по декабрь 2016 года проконсультировала 190 женщин. По словам соцработницы «Лары» Эльназ Фарабакш, две трети женщин сообщили, что стали жертвами сексуального насилия после прибытия в Германию. Другая соцработница из организации «Берлинская инициатива против насилия в отношении женщин» сказала, что с ноября по декабрь 2016 года проконсультировала 84 беженок, пострадавших от насилия в приютах. Несмотря на растущий спрос на такие услуги, очень мало шансов расширения или даже сохранения их финансирования. Например, финансирование «Лары» завершится к концу 2017 года. Кроме того, существуют проблемы с доступом женских организаций к приютам, которыми владеют частные компании, нанятые правительством.Что делать?Хотя Региональное бюро по делам беженцев регулярно следит за соблюдением основных правил поведения в приютах, это мало влияет на реальную ситуацию. Например, директор частного берлинского приюта Friedrichshain, как минимум, полгода преследовал живущих там беженок, и его не уволили. Несмотря на жалобы беженок, Региональное бюро по делам беженцев не проверяло этот приют до тех пор, пока врачи и волонтёры не подали официальное заявление о злоупотреблениях в этом приюте. Только тогда директор просто ушёл в отставку.С другой стороны, такие организации как «Лара» и «Берлинская инициатива против насилия в отношении женщин» считают, что необходимы приюты только для женщин, и лучше, если это будут отдельные комнаты, доступ к которым жители могут контролировать сами. Кроме того, существует острая необходимость оказания психологической помощи женщинам, которые уже стали жертвами насилия. Исследование психиатра Мириам Шулер из госпиталя Berliner Charitе показало, что каждая десятая беженка в Германии задумывается о самоубийстве, и у менее 10% беженок есть возможность поговорить с врачом. И хотя это исследование не связывало высокий уровень депрессии с конкретными причинами, типа сексуальных домогательств, все опрошенные IRIN женщины страдают от депрессии, многие задумывались о самоубийстве, а некоторые даже совершали попытки самоубийства.К тому времени, как Салли наконец получила помощь от социальных работников организации «Лара», она уже трижды пыталась покончить с собой. Сейчас она снимает комнату в квартире совместного пользования, которую частично оплачивает правительство, учит немецкий язык и пытается поступить на курсы социальной и медицинской помощи. Хотя она медленно восстанавливается с помощью антидепрессантов и курса лечения, воспоминания о приюте продолжают преследовать её. «Хуже всего то, что я по-прежнему думаю, что сама виновата в случившемся», - сказала она.Источник: اللاجئات عرضة للاعتداء الجنسي في ملاجئ برلين, irinnews.org, 10 May 2017.

Выбор редакции
05 сентября, 16:41

Американская война против мирных сирийцев.

  • 0

В полдень 7 мая бомбардировщики американской коалиции начали бомбить район, где жила семья Уассима Абдо. Они жили в Табке – маленьком городе на берегу реки Евфрат на севере Сирии. Занятая в то время Исламским Государством (ИГИС, ДАИШ), Табка находилась в осаде поддерживаемых США войск и страдала от ежедневных артиллерийских обстрелов и бомбардировок армии США. В этом городе - втором по величине в провинции Ракка - находились аэропорт и плотина. Это был последний пункт в регионе, который должны были захватить проамериканские войска перед началом наступления на столицу самопровозглашённого Исламского Государства – город Ракку.Его родители, Мухаммад и Салам, уже однажды покидали свой прежний дом, неподалёку, когда он был разрушен во время бомбардировки, - сказал мне Уассим Абдо. ИГИС арестовывали гражданских лиц за попытку убежать из города. Поэтому в то воскресенье они укрылись на втором этаже 4-этажного дома вместе с другими родственниками, и в это время на фасад их дома упала бомба с американского самолёта. Невестка Абдо Лама схватила двоих своих детей и выбежала из дома, поэтому и спаслась. А его родители и 12-летний кузен были убиты, как и десятки их соседей, заваленные обломками бетона.Уассим Абдо находится в изгнании за защиту прав человека, поэтому узнал о смерти своих родителей только через три дня, когда Лама позвонила ему из города Кобани на сирийской границе, куда её и её детей перевезли на лечение. Её дочь получила ранение во время бомбардировки, и хотя поддерживаемые США курдские отряды захватили Табку, она не могла там оставаться, так как американские бомбардировщики разрушили все городские больницы и её дочь не могла получить медицинскую помощь.Война с гражданскими населением.Бойцы Исламского Государства практически проиграли битву за Мосул после 9-месячной осады проамериканских войск, которые уничтожили практически весь второй по величине иракский город, убив более 40 тыс. гражданских лиц и выгнав из домов порядка миллиона местных жителей. Сейчас США сосредотачивают свои войска и бомбардировщики против других занятых ИГИС районов, готовясь к операции на востоке Сирии под названием «Гнев Евфрата». СМИ много пишут и говорят о жестоком отношении ИГИС к гражданским лицам в Сирии. По словам генерал-лейтенанта Стивена Таунсенда, командующего боевыми операциями в Ираке и Сирии, битва за «освобождение» этого региона от ИГИС – «самая аккуратная кампания в истории мировых войн».Но сообщения и фотографии сирийских журналистов и активистов, а также личные рассказы людей, оказавшихся в районах американских бомбардировок, представляют радикально противоречащую официальной версии историю. Военные действия армии США больше напоминают войну с гражданским населением, а не с Исламским Государством. Правозащитные организации и местные репортёры сообщают, что за последние месяцы по всей Сирии американские и проамериканские войска бомбами и снарядами разрушили: 12 школ, включая начальные школы и среднюю школу для девочек; медицинские клиники и акушерские больницы; Научный колледж Ракки; жилые районы; пекарни; почтовые отделения; автомойки; более 15 мечетей; культурный центр; автозаправочные станции; автомобили скорой помощи; похороны; резервуары с водой; более 15 мостов; лагеря беженцев; древнюю Стену Рафики VIII века; интернет-кафе в Ракке, где были убиты сирийские независимые журналисты, пытавшиеся сообщать о реальных событиях в городе.США – одна из самых смертоносных сторон в сирийской войне. В мае и июне США убили больше мирных граждан, чем Сирия, Россия и ИГИС, - по данным английской НПО под названием Syrian Network for Human Rights. «Правительство Трампа хочет добиться быстрой победы», - сказал мне доктор Фадель Абдул Гани. - «Мы наблюдаем, что США нападают и убивают, не обращая внимания на военную пользу и сопутствующий ущерб среди гражданских. Конечно, это военные преступления». И наиболее серьёзна эта война с гражданским населением в оккупированной ИГИС Ракке, в которой местные жители страдают от ежедневных воздушных ударов.«Отель революции».Расположенная на месте слияния Евфрата и Балиха на севере Сирии, Ракка была заселена более 5000 лет назад. К концу VIII века она превратилась в имперский город с садами, дворцами, каналами, общественными зданиями и ипподромом для лошадиных бегов. Её промышленные кварталы назывались «горящей Раккой» из-за языков пламени и густого дыма от стеклянных и керамических печей. Этот город на короткое время даже стал столицей империи Аббасидов, раскинувшейся от Северной Африки до Средней Азии. К концу XIII века войны между монгольской и мамелюкской империями уничтожили Ракку и её окрестности. Каждый житель города был либо убит, либо изгнан. По словам профессора Гамбургского Университета Стефана Хайдемана, который работал на раскопках около Ракки, война была настолько испепеляюща, что в округе не осталось ни одного живого дерева.Только в середине XX века, когда ирригационные каналы от реки Евфрат сделали сельскую местность Ракки процветающей в условиях глобального хлопкового бума, город снова возродился. В 1970-х годах население региона начало быстро расти, потому что тогдашний президент Хафез Асад (отец Башара Асада) начал строительство мощной гидроэлектростанции на Евфрате в 30 милях выше Ракки. Отец Уассима Абдо Мухаммад работал на этой ГЭС. Подобно многим работникам ГЭС и членам их семей, он и Салам жили в спальном районе Табки в 4-этажном доме, неподалёку от места работы. Несмотря на развитие сельскохозяйственного и промышленного секторов, Ракка оставался небольшим провинциальным центром. Абдулазиз Аль-Хамза из правозащитной организации «Молчаливое убийство Ракки», в которой состоят местные и эмигрантские активисты и журналисты, написал, что в местных новостях, как правило, не упоминали этот город в прогнозах погоды.В середине 2000-х засуха привела к увяданию местного сельского хозяйства и к разорению производителей хлопка, картофеля, риса и томатов. Подобно другим регионам Сирии, фермеры мигрировали из сельской местности в города, которые стали перенаселены, и сирийские государственные службы не справлялись с наплывом людей, порождая недовольство. В 2011 году были организованы массовые беспорядки, и Уассим Абдо начал ходить по Ракке, Табке и окрестным деревням, занимаясь антиправительственной пропагандой. Беспорядки быстро переросли в теракты и правительство медленно теряло контроль над провинцией. В марте 2013 года антиправительственные мятежники совершили вооружённое нападение на сирийских военных, и армия вышла из города. Ракка погрузилась в анархию, а в США её назвали «отелем революции».Прошло всего несколько месяцев, и анархия закономерно завершилась оккупацией ИГИС. Боевики установили полный контроль над городом и сельской местностью. Ракка стала столицей Исламского Государства. Сначала ИГИС не пугала антиправительственных мятежников, и родители Уассима не пытались бежать из Табки, надеясь на возвращение сына Азада, которого боевики ИГИС похитили в сентябре 2013 года. Пенсионер Мухаммад Абдо открыл небольшой магазин электроники. Салам была домохозяйкой. Подобно десяткам тысяч других гражданских, которые жили в оккупированной Табке, они испугались, увидев весной 2017 года американские вертолёты и самолёты в небе над городом. По городу начали стрелять гаубицы морской пехоты. В марте американцы пригнали к подножью города курдов, вооружили их и назвали Syrian Democratic Force. Был организован речной десант на быстроходных катерах.К началу мая район, где жили Абдо, почти ежедневно страдал от американских бомбардировок. 3 мая бомбардировщики совершили 30 авианалётов на город Табку, уничтожая дома и рынки, убив, по официальной статистике, шестерых человек. Ночью бомбардировки продолжились, и чиновники сообщили о семерых убитых, включая женщин и детей. Затем бомбардировки продолжились. 7 мая американские бомбы разрушили жилые дома, убив Мухаммада, Салам и их 12-летнего внука. Через три дня Syrian Democratic Force заявила о полном захвате Табки и дамбы. Началось наступление на Ракку.Но для семьи Абдо трагедия продолжилась. Тела Мухаммада и Салам оказались погребёнными под обломками здания. Только через 15 дней Рашид, брат Уассима, смог достать технику для разбора завалов. «Никто не мог приблизиться к трупам из-за разрушений и запаха, возникшего после многодневного разложения в условиях сильной жары», - сказал мне Уассим. Вскоре тела убитых были найдены. 23 мая их похоронили на кладбище Табки.«В Ракке умирает множество людей».Через несколько дней после похорон Абдо американские самолёты сбросили на Ракку листовки, приказывающие местным жителями разбегаться из города. На фотографиях членов «Молчаливое убийство Ракки» зафиксирован текст этих листовок, включая слова: «Это ваш последний шанс… Отказ от ухода может привести к смерти». Со своей стороны, боевики ИГИС мешали гражданским лицам убегать из города и устанавливали в окрестностях Ракки противопехотные мины. Тем не менее, 5 июня десятки горожан прислушались к американским предупреждениям и пришли на берег, чтобы их переправили на лодках через Евфрат. До войны тут было место для семейных пикников. Подростки прыгали в реку со Старого моста Ракки, который построили английские войска в 1942 году. В течение всего лета работали многочисленные прибрежные кафе.«Река – главная достопримечательность города, и многие люди романтично относились к ней», - сказал сирийский журналист Марван Хишам, участвующий в написании книги о жизни в Ракке «Братья по оружию». Но когда пришедшие на берег семьи собрались убежать на лодках от американского штурма, бомбардировщики США сбросили на них бомбы, убив 21 человека. По статистике Пентагона с 4 по 6 июня авиация нанесла 35 воздушных ударов, уничтожив 68 лодок. Генерал-лейтенант Стивен Таунсенд похвастался такой тактикой, сказав журналисту New York Times: «Мы стреляем в каждую лодку, которую находим».После бомбардировки беженцев США начали штурм города. За три года правления ИГИС Ракка стала одним из самых изолированных городов мира. Боевики запретили домашний интернет, спутниковое телевидение и Wi-Fi. Они арестовывали и убивали местных репортёров и запрещали въезд иностранным журналистам. Когда проамериканские войска начали осаду города, ИГИС ограничила выход любой информации наружу, закрыв все интернет-кафе.Несмотря на эти ограничения, десятки сирийских журналистов и активистов продолжают рисковать своими жизнями, пытаясь рассказать о происходящем в осаждённой Ракке, и их сообщения – единственный источник информации, которая проникает в западные СМИ. Каждый день эти активисты отправляют собранную информацию заграничным СМИ и правозащитным НПО. Самая известная группа активистов - «Молчаливое убийство Ракки» -получила в 2015 году премию International Press Freedom Award за рассказы об оккупации ИГИС и осаде США. Все их новости собираются и перепроверяются такими международными организациями как Airwars, которые наблюдают за ходом сирийского конфликта.Именно благодаря им, мы знаем, что наступление на Ракку официально началось 6 июня с заградительных бомбардировок и артиллерийских обстрелов школ, вокзалов, иммиграционных и паспортных учреждений, мечетей и жилых домов – число погибших, по их сообщениям – от 6 до 13 человек. Через два дня бомбы и снаряды с белым фосфором снова упали на Ракку, попав в интернет-кафе Аль-Хасон, убив журналиста и ещё десяток других человек. Этот журналист стал 26-м представителем прессы, убитым в Сирии в этом году. Другие бомбы разрушили 8 магазинов и мечеть. Фотографии показали последствия взрывов бомб с белым фосфором в жилых зданиях. Белый фосфор сжигает человеческую плоть до костей. Взаимодействуя с кислородом, этот химикат при горении увеличивает свою температуру до 1500 градусов по Фаренгейту. Он настолько огнеопасен, что может повторно воспламеняться в человеческих ранах через несколько дней.Американские военные не отрицают использование белого фосфора. Пентагон опубликовал фотографии морских пехотинцев, которые переносят американские снаряды с белым фосфором. Пентагон заявляет, что использует эти снаряды, чтобы отметить цели для бомбардировщиков и создать дымовые завесы, в соответствии с международным правом. Но Amnesty International предупреждает: «Американская коалиция использует боеприпасы с белым фосфором в окрестностях Ар-Ракки (Сирия) незаконно и это может представлять собой военное преступление». Ранее Amnesty International уже обвинила США в военных преступлениях при захвате Мосула. После сообщений о применении белого фосфора 8 и 9 июня появилась информация о 3-дневных бомбардировках главной торговой и общественной улицы Ракки – улицы имени 23 февраля. Выросший в этом городе журналист Марван Хишам рассказал, что когда-то эта улица была заполнена кафе, развлекательными центрами и магазинами. На западе она доходит до парка Рашида – одного из крупнейших публичных мест города. На востоке она доходит до Стены Аббасидов.С 9 по 11 июня, по мнению Airwars, было убито 10 человек во время бомбардировок улицы 23 февраля. Подобные авиаудары по гражданским объектам использовались и при захвате Мосула под предлогом ограничения передвижений бойцов ИГИС. В эти же дни, по сообщению правозащитников, американские бомбы убили 4 взрослых и 4 детей в промышленном районе Ракки, ещё 21 человек убит на западе города, и ещё 11 человек, включая детей, убиты при разрушении дома на улице Ан-Нур, рядом с пекарней Ар-Райан, которую разбомбили через две недели.21 июня житель Ракки по имени Абу Ахмад возвращался домой, набрав воды в соседнем колодце, и в этот момент, по сообщению Reuters, он услышал человеческие крики из разрушенного дома. Он сказал, что там погибли более 30 человек из-за обрушения многоквартирного дома около пекарни. «Мы ничего не могли сделать», - сказал он. - «Летали ракеты, самолёты. Мы оставили их умирать под обломками». Через несколько дней американские самолёты разбомбили пекарню Ан-Надир на улице Аль-Мансур - старейшей улице Ракки. В июле США разбомбили древнюю Стену Аббасидов и постройки в Старом городе. Внутрь города проникли американские военные, которые наводили бомбардировщики на цели.Местные журналисты собрали имена, фотографии и рассказы о жертвах ударов коалиции. По их сведениям, 2 июля Джамиля Али Аль-Абдула, три её ребёнка и более 10 их соседей убиты при бомбардировке жилого района. 3 июля были убиты, по крайней мере, три семьи, включая Яссера Аль-Абдулла и четырёх его детей: Ассафа, Зайна, Джуда и Римаса. 5 июля убит пожилой мужчина по имени Ясин во время бомбардировки улицы Аль-Мансур. 6 июля убиты Анвар Хассан Аль-Харири, его сын Мухаммад, его дочь Шаса и малышка Джана. Пять членов семьи Ас-Сайед убиты 7 июля. Сестры Хазар и Элхан Абдул Аадер Шашан убиты в своём доме 12 июля. Семь членов семьи Баанат убиты 13 июля. Марван Ас-Саляма и 10 его родственников убиты 17 июля.По различным сообщениям, ранения получили сотни человек, включая Исмаила Али Ас-Сладжи, который потерял зрение и правую руку. И это, конечно, только часть имён погибших от рук американской коалиции. «В Ракке умирает множество людей», - говорят представители организации «Молчаливое убийство Ракки». - «Из-за беспорядочных авиаударов самолётов международной коалиции, ежедневных артиллерийских обстрелов Syrian Democratic Forces и мин ИГИС». Ситуация усложняется для тех, кто хочет выжить в этом городе. Бомбардировки уничтожили две главных трубы с водопроводной водой, а в июле жара поднялась до 100 градусов по Фаренгейту, вынуждая горожан выходить на берег Евфрата, где их убивает американская коалиция.Формальная коалиция.США ответственны за 95% всех авиаударов американской коалиции в Сирии. Это означает, что все боевые действия выполняет практически только армия США. «Сейчас французы и британцы наносят в неделю только полдюжины ударов», - сказал мне директор Airwars Крис Вудс. - «Бельгийцы – может быть один-два в неделю». Для сравнения: в прошлом месяце США провели 20 бомбардировок и ежедневные артиллерийские обстрелы. В июне американская коалиция и морские пехотинцы США выпустили или сбросили 4400 снарядов и бомб на Ракку и соседние деревни. По словам директора отдела Human Rights Watch Марка Хизная, сюда входят бомбы по 250 фунтов и бомбы MK-80 весом 500-2000 фунтов. Бомбы сбрасывают с бомбардировщиков B-52 и других самолётов, которые взлетают с авиабаз Аль-Удейд в Катаре, Инджирлик в Турции и авианосца имени Джорджа Буша, который стоит у срединоморского побережья Сирии.Около Ракки расположены сотни морских пехотинцев, включая 24-ю морскую экспедиционную группу, которые обстреливают город из гаубиц. В конце июня они похвастались, что 24 часа в сутки обеспечивают артиллерийской поддержкой американские войска. По словам Криса Вудса, в результате этих военных действий постоянно растёт количество жертв среди гражданского населения. Он сказал, что с момента вступления в должность президента Трампа армия США убила почти столько же человек в Сирии и Ираке, сколько Обама убил за два с половиной года. Но для пытающихся выжить жителей Табки война не заканчивается, когда останавливаются бомбардировки.По словам Уассима Абдо, к середине июля в Табке нет ни водопроводной воды, ни электричества, хотя беженцы начали возвращаться в свои дома. Хлеба не хватает, школы и больницы не работают. ГЭС, которая обеспечивала 20% потребления электричества Сирии, не работает. Ещё в феврале и марте ООН предупредила, что американские бомбардировки дамбы угрожают вызвать потоп. На захваченных территориях США запрещают выход в интернет. По окрестностям разбросаны неубранные трупы, которые заражают окружающую местность.Тем временем, в 30 милях на восток идёт битва за Ракку, в которой живут десятки тысяч гражданских лиц. Генерал-лейтенант Стивен Таунсенд заявил, что американская коалиция может вскоре увеличить количество авиаударов. С точки зрения Уассима Абдо, военная операция американской коалиции в Сирии, убившая его родителей, разрушила весь его родной город. И всё это не похоже на войну с ИГИС. «По-моему, международная коалиция – это международное сообщество, убивающее мирных людей, разрушающее инфраструктуру и всю страну», - сказал он мне недавно. - «И это нацелено не на борьбу с ДАИШ».Источник: Burning Raqqa: The US War Against Civilians in Syria, Laura Gottesdiener, TomDispatch, truth-out.org, July 27, 2017.

Выбор редакции
04 сентября, 16:45

В сирийской войне наступил перелом?

  • 0

«Маленькое тело, наделённое духом и воодушевлённое неугасимой верой в свою миссию, может изменить ход истории», - Махатма Ганди.1 августа отмечалась 72-я годовщина образования Сирийской Арабской Армии. Неудивительно, что это стало значимым событием для всего сирийского народа, который столкнулся с западной «войной с террором», превратившейся в террористическую войну против Сирии. Американская коалиция часто хвастается, что объединила 70 стран. Позор всем им. Любой полноценный разведчик, не обращающий внимание на ложь, понимает, что план ЦРУ - расколоть сирийскую армию переворотом и установить марионеточное правительство - не сработал. После провала плана балканизации была организована полномасштабная террористическая война.В западных странах все понимали, что объявление войны и мешки с трупами, возвращающиеся домой, вызовут большие антивоенные протесты, но смерти безымянных джихадистов, поддерживаемых западом, казались умной игрой, войной с дешёвым пушечным мясом. Хотя все эти страны претендуют на суверенный иммунитет, это не изменит наше понимание, что они на государственном уровне виновны в пособничестве и подстрекательстве террористов. В прошлом месяце в войне произошли позитивные сдвиги, которые больше не могут отрицаться даже самыми антиасадовскими силами, включая саудитов. Ни отдельные бандиты, ни террористические группировки, ни вся военная мощь США и деньги ближневосточных монархий не смогли победить сирийцев и их союзников.Все они сражаются не на жизнь, а на смерть. Если бы террористическая война против Сирии удалась, эту тактику использовали бы против других врагов защитников свободы и демократии из США и Саудовской Аравии. Во время Первой мировой войны в США распространили лозунг «лучше воевать с ними там», под прикрытием которого оправдывалось вступление США в войну. Россия и Иран поняли, что Сирия и Ирак стали линией фронта террористической войны, которая, если не защищаться, однажды может дойти и до их городов. Первым сдвигом к победе стало соглашение о прекращении огня, в котором не участвовали США. Это стало ключом к успеху. Раньше США использовали перемирия, чтобы перегруппировать и перевооружить иностранных террористов, которые чаще меняют названия своих группировок, чем нижнее бельё.Перемирия всегда заканчивались новыми джихадистскими наступлениями, временами с американской воздушной поддержкой, как произошло в Дейр эз-Зоре, когда американские самолёты бомбардировали позиции САА, чтобы ИГИС захватила ключевые высоты. Когда русские вызвали США по горячей линии связи, им никто не ответил. Последним успехом террористов был захват Пальмиры и наступление на Хаму, когда войска ИГИС находились под западным командованием. Обе атаки были отбиты с тяжёлыми потерями с обеих сторон. Но это привело ко второму переломному моменту – освобождению Аллепо, особенно когда весь мир понял всю пропагандистскую ложь западных СМИ.Следующий большой сирийский сдвиг вобрал в себя все уроки прошлого, включая амнистию и перемещение боевиков с дамасского фронта, где они отвлекали большие силы САА, в Идлиб, ближе к Турции. В результате, в другие горячие точки были перемещены дополнительные сирийские силы, которые вынудили незначительные отряды джихадистов отступать и сдаваться. Сирийская дивизия «Сила тигра» всех удивила, отказавшись от тактики городской осады и с малыми потерями очистив восток провинции Алеппо после битвы при Маскане к западу от озера Аль-Асад. Они быстро продвинулись к юго-восточному флангу проамериканской SDF в районе аэропорта Табка, пытаясь помешать ей захватить нефтяные месторождения на юге Ракки – национальные ресурсы, которые необходимы для восстановления Сирии.SDF завязла в тяжелых боях с ИГИС за город, и это предоставило САА время для перегруппировки и концентрации сил для успешной операции. «Сила тигра» укрепилась в Ресафе, пока подошедшие подкрепления не помогли ей начать освобождать нефтяные скважины и главную линию снабжения – шоссе Итрия. Оставались ещё отряды ИГИС, которые метались около шоссе Ханасир (главной дороги на Алеппо) и угрожали движению по нему, но они были ликвидированы через неделю, и САА завоевала безопасные линии снабжения и коммуникаций с тылом.Имея безопасные линии снабжения, «Сила тигра» продвинулась в центр провинции Ракка, ежедневно возвращая стране нефтяные месторождения. Мы знаем, что было достигнуто деконфликтное соглашение, что позволило САА продвинуться к южному флангу SDF на юге реки Евфрат, а затем войти в провинцию Дейр эз-Зор. Мы также знаем, что во время паузы САА собирала солдат из других подразделений, например из племён Южной Ракки. Дополнительно набралось 4000 бойцов, которые отлично знают эту местность и заинтересованы в уничтожении террористов.Тем временем южный фронт САА медленно продвигался от Пальмиры. Сирийские и союзнические силы освободили пустынную область около иорданской границы, сталкиваясь с отдельными проамериканскими террористами. Войска САА продвинулись также на север к иракской границе, уменьшив фронт проамериканских террористов, атаковавших иракскую границу к северу от Аль-Бакумала и угрожавших Дейр эз-Зору с тыла. Последний важный сдвиг произошёл, когда США, Россия и Сирия заключили деконфликтное соглашение по району на юге Дамаска. Сначала были некоторые сложности, но это соглашение всё ещё действует. Затем появилась новость, что Трамп приказал ЦРУ прекратить поддерживать группировки, которые не воюют с ИГИС. Это произошло после встречи Путина и Трампа в Гамбурге, где были согласованы эти меры.Теперь САА освободила последний город на пути от Пальмиры в Дейр эз-Зор – Сухну. «Сила тигра» находится на Евфрате, разделяя отряды ИГИС. В то же время достиг успеха план Асада в Идлибе. Выдавленные в один район различные джихадистские группировки начали воевать друг с другом за лидерство в грабеже. Ирония в том, что побеждает один из филиалов Аль-Каиды, который не включён в список амнистии, поэтому САА займётся им после очистки других фронтов.Сирия всё ещё может быть балканизирована на курдском севере, где расположены большие нефтяные ресурсы, необходимые для финансового выживания, но это возможно только с использованием армии США, которая отделит курдов от злого Эрдогана. Похоже, сейчас он выжидает, пока идут переговоры о сирийском политическом урегулировании, отложив на потом разборки с курдами. Этот сценарий проявился на Форуме безопасности в Аспене. Командующего Силами особого назначения генерала Реймонда Томаса спросили, останутся ли США в Сирии после уничтожения ИГИС, например, для военной поддержки курдов. Его ответ шокировал всех:«Мы действуем в суверенной стране – Сирии. Русские – их сторонники – уже попросили турок из Сирии. Мы раздражаем русских, говорящих: почему вы всё ещё в Сирии, США? Это поступает в форме некоторых косвенных призывов, но это трудно – я прислушиваюсь к правозащитникам и юристам по международному праву, которые советуют нам оставаться. Мы вошли туда по самым обоснованным причинам, но если русские разыграют эту карту, мы можем хотеть остаться, но у нас не будет законных оснований сделать это».Должен признаться, я сильнее других потрясён, и хочу посмотреть, какие последствия будут для этого генерала за его откровенные слова. С другой стороны, Путин недавно подписал официальный договор о 50-летних правах на базу в Сирии с автоматическим продлением на 25 лет. САА может гордиться своими достижениями в прошлом и настоящем. Благословит их Бог, живых и мёртвых, и их родных, которые вынесли не меньше тягот. И пусть те, кто виновен в преступлениях против них, понесут справедливое наказание в этом мире и в следующем.Источник: Has the Syrian War Reached the Tipping Point?, Jim Dean, journal-neo.org, August 10, 2017.