Источник
Welcome to democrazy - LiveJournal.com
23 декабря 2019, 16:56

Санкции США убивают венесуэльцев.

Хотя постоянные и усиленные антивенесуэльские санкции США нацелены на оказание давления на президента Николаса Мадуро, они, главным образом, наносят ущерб населению страны, убив уже более 40 тыс. человек, согласно докладу, опубликованному в апреле 2019 года Центром экономических и политических исследований (ЦЭПИ). Санкции США против Венесуэлы усилились после 23 января, когда оппозиционный законодатель Хуан Гуайдо попытался свергнуть демократически избранного президента Николаса Мадуро. Однако последние антивенесуэльские санкции Вашингтона стали кульминацией многолетней агрессии разнообразных правительств США, которые хотят положить конец левому правлению в этой богатой нефтью южноамериканской стране.В 2015 году бывший президент США Барак Обама подписал указ, определяющий Венесуэлу в качестве «необычной и чрезвычайной угрозы национальной безопасности США». Через несколько месяцев после прихода к власти Дональда Трампа, санкции и экономическая война против Венесуэлы усилились, приведя к ухудшению ситуации. «Мы находим, что эти санкции нанесли и продолжают наносить очень серьёзный ущерб жизни и здоровью людей, включая смерть более 40 тыс. человек в 2017-2018 годах», - говорится в докладе ЦЭПИ. Эта цифра основана на подсчётах среди 80 тыс. больных СПИДом, которые не получали необходимого лечения с 2017 года; 16 тыс. больных, нуждающихся в диализе; 16 тыс. больных раком; и 4 млн. больных диабетом и гипертонией, многие из которых не могут получить инсулин или сердечнососудистые лекарства.В этом докладе также отмечается, что «эти санкции соответствуют определению коллективного наказания гражданского населения с точки зрения Женевской и Гаагской международных конвенций, которые подписаны США. И они незаконны в соответствии с международным правом и договорами, которые подписаны США, а также нарушают собственные законы США». Этот доклад указывает, что международная торговля необходима для импорта лекарств, продуктов питания, медицинского оборудования и т.п. Доходы от экспорта нефти расходуются на медицинское обслуживание венесуэльского народа, которому отказывают во всём, включая необходимые для жизни товары. По данным Национального опроса по условиям жизни, более 300 тыс. человек находятся в группе риска из-за отсутствия доступа к лекарствам и лечению.Кроме необходимой медицинской помощи, на людей также влияет дефицит продовольствия. Такие базовые потребности как вода и санитария оказались под ударом по той же самой причине, порождая рост болезней и риск преждевременных смертей. ООН отмечает, что в самую уязвимую группу входят дети, беременные женщины, пожилые люди, коренные народы, женщины и несовершеннолетние девочки, инвалиды и люди с нетрадиционной сексуальной ориентацией. Президент Латиноамериканского фонда прав человека и социального развития Эухения Руссиан осудила такую серьёзную опасность блокады. В мае она отправилась в Аргентину с группой из пяти венесуэльских детей и их родственников. Эти дети страдают от тяжёлых заболеваний печени, и блокада не позволяет им получить жизненно необходимую медицинскую помощь.Более 10 лет между национальной нефтяной компанией Petroleos de Venezuela и правительством Италии было налажено международное сотрудничество в области здравоохранения, которое позволяло венесуэльским детям и взрослым приезжать в эту европейскую страну для лечения и трансплантации косного мозга. Но эта программа проводилась через CITGO – филиал Petroleos de Venezuela, а в январе 2019 года агрессивный санкционный режим правительства Трампа заморозил активы CITGO в сумме 7 млрд. долларов. Это привело к блокировке средств, которые шли на оплату лечения детей. В мае из-за санкций португальский банк Novo Banco приостановил перевод 1,7 млрд. долларов из Венесуэлы. Министр иностранных дел Венесуэлы Хорхе Арреаса сказал, что эти деньги предназначались для оплаты лекарств и продуктов питания.Программа здравоохранения правительства Венесуэлы позволила провести около 397 трансплантаций косного мозга, и ещё 487 пациентов получили лечение за границей. Дети, которые ездили в Аргентину на лечение, получили средства по той же самой программе. После нескольких медицинских осмотров в Венесуэле эти пациенты отправились в Буэнос-Айрес для продолжения лечения и реабилитационных процедур в Итальянском госпитале в аргентинской столице. Санкции США неоднократно критиковались ООН и международными экспертами. Первый специальный докладчик ООН, посетивший Венесуэлу за последний 21 год – Альфред де Заяс – назвал эти санкции преступлениями против человечности. «Современные экономические санкции и блокады сопоставимы со средневековыми осадами городов. Санкции XXI века пытаются поставить на колени не один город, а целые суверенные страны», - сказал де Заяс.Источник: Venezuela Sanction To Kill: How US Blockade Is Taking Venezuelans’ Lives, Telesurenglish.net, popularresistance.org, May 31, 2019.

Выбор редакции
22 декабря 2019, 06:06

Американский экономический терроризм против народа Венесуэлы.

  • 0

25 апреля министр иностранных дел Хорхе Арреаса описывает мучительные страдания венесуэльского народа из-за санкций США.26 апреля США нарушают свои обязательства как принимающая ООН страна и вводят санкции против министра иностранных дел за высказывание правды.«Мы не просто на неправильной стороне, мы – неправильная сторона», - разоблачитель преступлений Пентагона Даниэль Эллсберг.«Американские санкции намерено нацелены на разрушение венесуэльской экономики и, таким образом, ведут к смене режима. Это бесплодная, бессердечная, незаконная и провальная политика, наносящая серьёзный ущерб народу Венесуэлы», - профессор Джеффри Сакс.Манёвры США в ООН.Весь официальный график встреч Комиссии ООН по разоружению с 8 по 29 апреля был отменён, потому что США нарушили свои обязательства как принимающая страна, отказав в визе важным русским делегатам. 25 апреля великолепный и харизматичный министр иностранных дел Хорхе Арреаса подробно рассказал на брифинге ООН об ужасных страданиях народа Венесуэлы из-за диктаторских санкций США против его страны и об американском терроризме против всех глобальных институтов и стран, которые отказываются выполнять требования США разорвать экономические и дипломатические связи с Венесуэлой.В тайном и смертельном марше к глобальной диктатуре и в попытке подчинить ООН интересам американской олигархической власти, США злоупотребляют своим членством в ООН, пытаясь насильственно изменить политическую власть в Венесуэле, преступно нарушая Гаагскую конвенцию, Женевскую конвенцию, Устав ООН, Всеобщую декларацию прав человека, Устав Организации американских государств, Конституцию Венесуэлы и внутренние законы США.Действия США против правительства Мадуро в ООН и попытка поставить свою марионетку Гуайдо – ужасны, но вполне привычны, поскольку США не уважают международное право. Многие дипломаты из разных стран, с которыми я поговорила, возмущены санкциями США против министра иностранных дел Венесуэлы, признавая угрозу и своему собственному суверенитету. А искушенные иранские специалисты отметили опасные возможности, которые получили США в результате такой тактики, грозящие членству Венесуэлы в ООН. Многие дипломаты уверены, что если США добьются успеха в этой преступной схеме, доверие к ООН будет полностью и непоправимо подорвано. Многие делегаты считают, что ООН должна переехать в другую, более надёжную и уважаемую страну. Венесуэла – председатель Движения Неприсоединения, состоящего из 120 стран. Санкции США против Хорхе Арреаса показали, что эта страна не может принимать ООН.Кроме того, США создали мафиозную организацию из подчинённых латиноамериканских «правительств» по аналогии с «операцией Кондор», во главе которой стояли Аугусто Пиночет и Генри Киссинджер, виновные в многочисленных международных преступлениях против всех прогрессивных и гуманных усилий в Латинской Америке. В рамках этой операции в 1976 году в Вашингтоне был убит министр иностранных дел Чили Орландо Летельер. Автомобиль Летельера был взорван антикубинскими террористами. Эти же террористы убили американскую девушку из Института политических исследований Ронни Моффетт. В Аргентине был убит чилийский генерал Карлос Пратс во время взрыва его дома в Буэнос-Айресе. В Риме была убита жена чилийского сенатора Бернардо Лейтона во время покушения на самого чилийского политика. «Операция Кондор» организовала также убийство прогрессивного президента Боливии Торреса в Аргентине.Дьявольские методы США против Венесуэлы.Колоссальный доклад «Экономические санкции как коллективное наказание: Венесуэла» подтвердил все свидетельства министра иностранных дел Хорхе Арреаса. В этом докладе экономисты Джеффри Сакс и Марк Вейсброт описали дьявольские методы США против Венесуэлы и социализма, приведшие к убийству более 40 тыс. венесуэльцев, включая стариков, детей, инвалидов и других уязвимых граждан. Эта систематическая и преднамеренная политика правительства США – отвратительный план уничтожения социализма и расправы над венесуэльским народом ради грабежа нефти при соучастии покорных европейских и латиноамериканских стран.Тотальная блокада.Вашингтон угрожает полностью заблокировать Кубу, чтобы заставить её разорвать отношения с Венесуэлой. В этой же опасности оказалась и Никарагуа. Недавно США организовали в Венесуэле провалившийся путч, во главе которого был поставлен Хуан Гуайдо. Если бы Джозеф Байден, Берни Сандерс или другие американские граждане призвали к насильственному свержению режима в США, они бы попали в тюрьму и были убиты. Поразительно, что путчисту Хуану Гуадно разрешено свободно перемещаться по всей Венесуэле. Это бесспорное доказательство демократического характера правительства Мадуро. И это доказательство силы Мадуро и доверия к нему венесуэльского народа. Но жизнь Мадуро в опасности в его стране.Правительство США расколото и погрязло в междоусобице. Французское правительство сталкивается с народной революцией Желтых Жилетов. Британское правительство оказалось в тупике из-за Брексита и сепаратистских движений внутри королевства. И все они высокомерно критикуют Венесуэлу. Мучительно наблюдать массовое убийство героического и прогрессивного народа Венесуэлы психопатическим капитализмом, в котором нет ни грамма порядочности, который погряз в каннибализме и оскверняет само понятие прав человека. Но в этом суть монополистического капитализма, конечная стадия которого – фашизм. Остаётся только надеяться, что Россия и Китай осознают будущую угрозу их выживанию и не решатся на полюбовную сделку с Вашингтоном. Остаётся только надеяться, что страдания Венесуэлы окажутся Сталинградом в этой Третьей мировой войне, и наследница Симона Боливара – Венесуэла – победит фашизм и обеспечит будущее прогрессивному развитию всего человечества.Источник: Venezuela Is An Epoch Struggle For The Future, Carla Stea, globalresearch.ca, May 03, 2019.

21 декабря 2019, 06:14

Американская террористическая война против Венесуэлы.

  • 0

Сейчас мы наблюдаем один из крупнейших терактов, и не только экономических - США ведут войну против Венесуэлы. Именно так следует называть преступное замораживание активов этой южноамериканской страны в банках США, удушение населения и правительства Венесуэлы в результате имперских атак, начавшихся после провала переворота 23 января прошлого года. Экономическая, финансовая и коммерческая блокада – часть этой же войны, настолько негативно влияющая на венесуэльцев, что они гибнут из-за нехватки продуктов питания и лекарств, что нарушает их права человека.Нападения на правительственных чиновников, несколько покушений на президента и членов правительства, солдат и крестьян, как это недавно сделали наёмные колумбийские боевики в Баринасе, показывают, что они пытаются организовать вторжение и оккупировать часть территории страны, как сделали в Ливии и Сирии. Это очередной этап захвата Венесуэлы. Ещё одно нападение было совершенно в виде санкций против Местных комитетов по производству и распределению продуктов питания – правительственной программы, направленной на прямое снабжение продуктами питания всех нуждающихся граждан. Эти санкции нарушили все международные гуманитарные нормы, как и саботаж, оставивший многие части страны без электричества.Венесуэльский писатель Эрл Херрера написал, что операция США против продовольственных комитетов называется «подавление и удушение», рассказав, что разведывательные самолёты США отслеживают маршруты распространения «опасных» ящиков с едой. «На суше Бразилия и Колумбия закрывают границы. На море корабли перестают доставлять продукты. В киберпространстве и радиоэфире они бомбардируют Венесуэлу фальшивыми новостями. Это не высадка в Нормандии. Но очень похоже!» Кроме санкций против стран, которые сотрудничают с правительством Венесуэлы, включая Россию и Китай, они передали нефтяную компанию CITGO оппозиционному лидеру Хуану Гуайдо. Это немаловажный момент, но он не смог вступить во владение этой компанией, как решил Трамп, потому что суд США постановил, что активы CITGO нужно использовать для оплаты долгов правительства Венесуэлы другим странам».Указ Трампа, заблокировавший действия правительства Венесуэлы, означает, что США захватили CITGO, нарушив международное право. Это настоящий грабёж и он одобрен европейскими странами и мировым сообществом. «Впервые за 30 лет мы замораживаем активы правительства в этом полушарии… Это было в Панаме в 1998 году, в Никарагуа в 1985 году и вот опять. Это будет сделано в Венесуэле и Кубе», - заявил один из главных американских экстремистов - советник по национальной безопасности Джон Болтон, находясь в Перу, которая переполнена американскими военными базами. Пример Панамы очень важен для тех, кто знает историю вторжения в эту страну в 1989 году для свержения генерала Мануэля Норьеги. И аналогичное нападение было совершенно на Никарагуа. Однако, многие западные интеллигенты, называющие себя левыми, поддерживают Вашингтон, закрывая глаза на правду и игнорируя попытку переворота 2018 года, которую, как документально доказано, организовали и финансировали США.Кроме того, новые антивенесуэльские санкции введены в разгар переговоров правительства Николаса Мадуро с оппозицией на Барбадосе при посредничестве Норвегии. Гуайдо, как глава Национальной ассамблеи, приветствовал новые санкции, которые президент Мадуро назвал «постоянной серьёзной и жестокой агрессией правительства Трампа против Венесуэлы», решив приостановить этот диалог, потому что Вашингтон усиленно препятствовал ему. Тем временем, Гуайдо возглавил собрание в Каракасе с обвинением президента Мадуро в нехватке электричества, воды, еды и всего. «Если вы так заинтересованы в Венесуэле, покиньте президентский дворец», - сказал он, назвав жестокое эмбарго «днём достижений» в борьбе за Венесуэлу.Всё это происходит при попустительстве европейских стран и региональных лакеев, исполняющих указы Трампа и его советников, трагически влияя на положение Венесуэлы и всего мира. Позорный для Латинской Америки доклад Верховного комиссара ООН по правам человека чилийки Мишель Бачелет умалчивает о проблемах Венесуэлы, созданных США, обвиняя «режим Мадуро и его институты» в «целенаправленной нейтрализации, преследовании и криминализации политической оппозиции и критики правительства», призывая президента принять меры «для прекращения и исправления серьёзных нарушений экономических, социальных, гражданских, политических и культурных прав».Может ли Бачелет выйти на главную площадь Сантьяго де Чили и открыто сказать, как хорошо Гуайдо относится к диктатуре генерала Аугусто Пиночета, который убил тысячи чилийцев, включая её отца? И может ли она назвать правительство Мадуро диктатурой, в то время как предатель своей родины Хуан Гуайдо не только поддерживает, но и оправдывает ужасные нарушения прав человека, включая убийства масс населения и разрушение страны, называя успехом борьбу против Венесуэлы? И всё это он говорит в Каракасе, а не в изгнании.Страдания, голод, смерть и терроризм в Венесуэле организованы Вашингтоном только для того, чтобы их марионеточный временный президент занял президентское кресло, пройдя по трупам соотечественников. И это они называют демократией? Гуайдо заявляет, что «эти санкции правительство США ввело против режима Мадуро», поскольку «инструменты мира и демократии должны оказывать давление на диктатуру». Если эти инструменты демократические, то на что может надеяться мир? Санкции показывают, что Трамп никогда не хотел диалога. Его чиновники признались, что он хочет получить абсолютный контроль над Венесуэлой, захватив нефть и другие ресурсы этой страны.Эта ассиметричная и гибридная война с сопротивлением в Южной Америке ведётся уже несколько лет с использованием саботажа, терроризма, нарушений воздушного пространства и других преступлений. К вашингтонскому грабежу добавился британских грабёж венесуэльского золота стоимостью 50 млрд. долларов. Такая же экономическая, пропагандистская, политическая и террористическая война ведётся и против Китая и России. Недавний ответ Китая на хвастовство президента Дональда Трампа заставил задрожать Белый дом, хотя советники президента США всё ещё не понимают, что мир изменился, и они больше не являются всемогущей державой.Не разбираясь в реальности, Трамп, подобно Нерону, тычет пальцем в карту и приказывает называть столицей Израиля Иерусалим, перевозя туда своё посольство. Он также отдал Израилю Сирийские Голанские высоты и испытал мощную бомбу в оккупированном Афганистане. Своим пальцем он указал на Гуайдо, подготовленного ЦРУ для выполнения его приказов, называя его временным президентом Венесуэлы. Трамп и Болсонару недавно отменили суд в отношении парагвайского президента Абдо Бенитеса за энергетическую сделку с бразильским президентом в нарушении суверенитета Парагвая. Народ и правительство Парагвая назвали эту сделку «изменой Родине», и три министра подали в отставку, включая министра иностранных дел.Хуже того, американский Нерон указывает Европе, а вернее европейским правительствам, столь же испорченным как и американское, принять абсурдного временного президента. Тем временем, действующие посольства Венесуэлы продолжают исполнять свои дипломатические обязанности. Этот фарс – беспрецедентное в истории безумие. В июле прошлого года в Каракасе собралось Движение Неприсоединения, которое обсудило меры противодействия подобным ситуациям, тем более, что новые санкции против Венесуэлы – это не просто эскалация конфликта. На самом деле, это подготовка вторжения в Венесуэлу, наряду с усилением военных баз США по всей Латинской Америке, с подключением к этому и армии Израиля.Координационный комитет Движения Неприсоединения организовал исследовательскую группу для анализа односторонних принудительных мер, принятых США против таких суверенных стран в нашем регионе как Венесуэла, Куба и Никарагуа. По словам министра иностранных дел Венесуэлы Хорхе Арреаза, Движение впервые собирается «изучить, как сдерживать агрессию против суверенитета нашего народа». Пришло время не просто для активной народной солидарности с Венесуэлой, которая страдает от глобального колонизационного проекта, но и для объединения большинства стран мира, с целью противодействия распространения фашистской власти, стремящейся захватить всё человечество.Источник: The U.S. Terrorist War Against Venezuela, Stella Calloni, Redh-cuba.org, popularresistance.org, August 14, 2019.

Выбор редакции
20 декабря 2019, 16:19

Венесуэла: Эпохальная борьба за будущее.

  • 0

Расположенная в здании Министерства иностранных дел в Каракасе скульптура очков Сальвадора Альенде, которые были разбиты во время его убийства.Я смотрю новости по кабельному каналу о недавней американской попытке переворота в Венесуэле. И мне противно. Насколько я могу судить после изучения различных информационных источников, насильственные протесты, спровоцированные самозваным президентом Хуаном Гуайдо - мелкие и жалкие. Однако, на самих кабельных каналах развернулась полномасштабная война. Госсекретарь Майк Помпео заявил ведущему CNN Вольфу Блитцеру, что «мы заботимся только о благополучии венесуэльского народа». С каких это пор Трамп, Пенс, Болтон, Помпео, Абрамс и Рубио заботятся о ком-то ещё, кроме миллиардеров, которым они служат?«Это не переворот», - заявил советник по национальной безопасности Джон Болтон. Потому что мы уже объявили Хуана Гуайдо нами избранным президентом Венесуэлы. Поэтому Гуайдо может делать всё, что захочет, и мы тоже. Это не переворот. А ночь – это день. Помпео и Болтон обвиняют кубинцев и русских в поддержке демократически избранного президента Венесуэлы Николаса Мадуро. Они угрожают русским последствиями, но больше всего желчи они оставили для «кубинских головорезов». Головорезы? Кто головорезы? Кто подонки? Кто хулиганы? Позвольте мне снова повторить их имена. Дональд Трамп. Майк Пенс. Джон Болтон. Майк Помпео. Эллиотт Абрамс. Марко Рубио.Я не могу назвать более худшую шайку подонков. Миролюбивым людям нужно раз и навсегда избавиться от этих имперских головорезов. Единственное место, где они должны находиться – это Международный уголовный суд. Все они виновны во множестве военных преступлений. И они совершат ещё больше преступлений, если мы не остановим их. Они должны провести остатки своих жизней в тюрьме. Забавно, что Майк Помпео и Джон Болтон - милитаристы, которые убили «иранскую ядерную сделку» - изображаются в СМИ мягкой силой. Они заявляют, что беспокоятся о детях Венесуэлы, которым не хватает еды и лекарств. Видимо, они забыли о санкциях США – их экономической войне с венесуэльским народом. И видимо, они забыли, что эти венесуэльские дети сидят на самых огромных запасах нефти в мире. Но не будем отвлекаться.Помпео хочет, чтобы президент Мадуро ушёл. Но этого недостаточно – он заявляет, что Мадуро должен покинуть Венесуэлу. «Я не могу представить сценарий, который позволил бы Мадуро остаться в стране, которую он так опустошил», - заявил Помпео. Сегодня утром у Хуана Гуайдо было несколько вооружённых военных, возможно несколько дезертиров, или просто он хочет, чтобы ему поверили. Он призывает военных поддержать оппозицию и совершить путч. Но, это вряд ли. Подавляющее большинство венесуэльских военных – как высших офицеров, так и простых солдат – поддерживают конституционное правительство. Что касается военных в США. «Ветераны за мир» призывают не подчиняться незаконным приказам вторжения в Венесуэлу. Это происходит из-за усталости военных от постоянных войн, на которые их отправляли под лживыми предлогами?Год назад, в мае 2018 года Николас Мадуро победил на выборах, став президентом на шестилетний срок. За него проголосовали шесть миллионов венесуэльцев. Эти выборы, бойкотируемые по указке США некоторыми оппозиционными партиями, были открытыми. Не сумев подорвать легитимность этих выборов, США не оставили желания убрать социалистического президента. В Венесуэле много проблем. Экономика разрушена. Дефицит еды и лекарств. Инфраструктура разваливается. Главный фактор – резкое падение цен на нефть – основной экспортный продукт Венесуэлы. Санкции США, конечно, радикально ухудшают положение. Многие венесуэльцы обвиняют правительство в неспособности справиться с кризисом. Некоторых высших чиновников даже обвиняют в коррупции. Николас Мадуро не очень популярен. Но так называемая «оппозиция» состоит не из бедных и рабочих. В Венесуэле большой классовый разрыв. И расовый тоже. Оппозиция состоит из белого среднего класса, а во главе неё – крайне правые олигархи.Около месяца назад я был в Венесуэле вместе с группой американских и канадских борцов за мир. Мы посетили множество бедных, чёрных и коричневых рабочих районов в Каракасе, в которых живёт несколько миллионов человек. Мы не встретили ни одного сторонника Хуана Гуайдо, который, видимо, никогда не бывал в этих районах. Темнокожие венесуэльцы преследуются сторонниками Гуайдо – некоторых даже сожгли заживо, потому что они считаются сторонниками правительства. Рабочие хорошо организованы. Там сотни районных советов. Существует даже вооружённое ополчение, готовое противостоять вторжению США. Болтон, Помпео и Гуайдо заявляют о «мирном переходе», несмотря на уличные беспорядки и призывы к военному перевороту. Но «все варианты остаются на столе», - повторяют они регулярно. Мы не хотим военного вторжения, - говорят Болтон и Помпео, - это было бы последним средством, «но не сомневайтесь, если нашим военным нужно будет войти, с этим не будет проблем».Если произойдёт вторжение США, оно будет похоже на другие вторжения США. Прежде всего, им придётся воевать с бедными районами и убивать тысячи бедняков, рабочих и цветных, которые поддерживают Боливарианскую революцию, и чья жизнь зависит от правительственных социальных программ. Это может стать поворотным моментом в истории западного полушария. «Успешный» переворот станет огромной катастрофой. Во-первых, для венесуэльцев, которым навяжут крайне правое репрессивное проамериканское правительство. Во-вторых, для всех жителей Латинской Америки, которые вновь столкнутся с угрозой господства США. В-третьих, для миролюбивых жителей США и Канады, чьи правительства создали экономическое разрушение, политический хаос и насильственное свержение прогрессивного правительства Венесуэлы.Но если венесуэльский народ продолжит эффективно сопротивляться ультраправым расистам, если он получит международную поддержку, и если мирные активисты в США усилят давление на своё правительство, мы сможем свернуть с этого пути. Мы сможем отказаться от доктрины Монро. Её дни давно закончились. Латинская Америка – больше не «задний двор» США. Организация «Ветераны за мир» считает, что мы должны «сдерживать наше правительство от прямого и скрытого вмешательства во внутренние дела других стран». В последние годы мы получили бесконечные войны на многих фронтах. Начнётся ли в Венесуэле такая война? Нет! Хватит!Мы должны сделать всё возможное, чтобы присоединиться к исторической борьбе за мир, справедливость и самоопределение в нашем полушарии. Если нам нужна дополнительная мотивация, мы можем вспомнить высокопоставленных подонков во главе этой умирающей империи: Трампа, Пенса, Болтона, Помпео, Абрамса, Рубио. Я кого-то забыл? Да точно, есть много таких же преступников. Демократическая и Республиканская партии полностью поддерживают агрессивную внешнюю военную политику США. Есть ещё миллиардеры, их фонды и лоббисты. Хищная военная промышленность. Военная пропагандистская машина, которая любит перевороты и войны. Венесуэла может стать Ватерлоо для всей этой проклятой и гнилой элиты, и победой для народов всего мира. Так давайте работать над этим.Источник: Venezuela Is An Epoch Struggle For The Future, Gerry Condon, popularresistance.org, April 30, 2019.

Выбор редакции
19 декабря 2019, 16:55

Коммуны и кризис в Венесуэле.

  • 0

30 апреля, через несколько часов после призыва лидера венесуэльской оппозиции Хуано Гуайдо выйти на протесты для поддержки его военного переворота против президента Николаса Мадуро, сторонники Гуайдо разграбили и подожгли помещение коммуны Индио Карикуао на юго-западе Каракаса. Это здание использовалось для собраний и проживания местных жителей, а также для работы текстильного кооператива, который финансирует местные инфраструктурные проекты. Атенеа Хименес из Национальной сети коммунаров сказала: «Снова начались фашистские нападения на коммуны».Она также отметила, что коммунары «сталкиваются с преследованиями со стороны отдельных частей правительства», указывая на 23 марта, когда были на 71 день арестованы 10 коммунаров, которые заняли государственную фабрику по обработке риса в штате Португеса. Этот захват был вызван тем, что нанятое государством частное руководство этой фабрики отказалось работать с местными производителями. «Почему это происходит? Потому что община оспаривает действия властей. Община – единственная подлинная сила, способная построить прямую демократию», - сказала она.Власть народа.Венесуэльские коммуны стремятся объединить общинные советы, представляющие 200-400 городских и 20-50 сельских семей, для решения таких вопросов как жильё, здравоохранение, образование и базовые услуги. Все эти вопросы решаются на собраниях местных жителей. Идея коммун заключается в том, что местные общины имеют право осуществлять масштабные проекты и быть самостоятельными с помощью общинных предприятий. Покойный президент Уго Чавес считал коммуны фундаментом нового общественного строя, основанного на самоуправлении и прямой демократии.По данным Министерства коммун, сейчас зарегистрировано более 47000 общинных советов и около 3000 коммун, хотя многие активисты, с которыми я разговаривал во время своей мартовской поездки в Венесуэлу, считают, что реальные цифры меньше. Хименес сказала: «Движение коммунаров состоит из коммун, которые объединяются 10 последних лет». За это время «возникли новые коммуны, достигнуты интересные результаты, и, конечно, некоторые коммуны исчезли. Но коммуны остаются активными, вышли на важный уровень политического и идеологического единства, и полны решимости развиваться дальше. У нас есть консолидация 10-летней работы и силы, основанные на понимании проблем и возможности их самостоятельного решения».Самоуправление.Гсус Гарсия из социалистической коммуны Альтос де Лидисе, которая объединяет семь общинных советов каракасских холмов Ла Пастора, сказал, что коммуна появилась, потому что «местные общинные советы поняли, что у них одни и те же проблемы, но поодиночке они не могут их решить». Он добавил, что коммуна – «не просто собрание для решения проблем, мы хотим пойти дальше, чтобы построить подлинное самоуправление». Хотя Гарсия признаёт, что чависты стояли в основе создания коммун, в коммуне Альтос де Лидисе есть и противники Мадуро.«Есть много недовольных, много оппозиционеров. И всё же они участвуют в деятельности коммуны, они не отвергают её, и понемногу понимают, что вместе мы можем больше. Они видят, что если мы не объединимся, то пострадаем. Поэтому мы должны проявлять терпение и понимание. Я удивлён уровнем терпения. Думаю, если бы в любой другой стране произошло то, что у нас произошло в этом и прошлом году, она бы взорвалась».В соседнем районе 23-де-Энеро существует коммуна Панал-2021, объединяющая восемь общинных советов и около 3600 семей. Для многих коммунаров это образец местного самоуправления. Активист из Панал-2021 Кукарачо сказал, что эта коммуна образовалась, благодаря активистам, которые собирали средства через лотереи и пожертвования. Эта коммуна прошла через фазу совместного управления, получая от правительства финансовую помощь, а теперь перешла на самоуправление. У Панал-2021 есть собственные пекарни, фабрика по упаковке тканей и сахара, а также склад продовольствия и центр распределения. Доходы от всех общинных предприятий поступают в общинный банк, а собрания граждан распределяют эти средства по общинным проектам.Способность Панал-2021 зарабатывать деньги – важный фактор продолжения деятельности этой, и многих других современных коммун. С начала экономического кризиса государство серьёзно ограничило выделение средств на местные коммуны. Хулиан из Революционного течения Боливара и Самора (радикального массового движения в рамках Единой социалистической партии Венесуэлы (ЕСПВ)) считает, что это оказало влияние на уровень организации общин. «Когда правительство финансировало проекты, оно провоцировало определённые надежды, и люди чувствовали, что их проблемы может решить государство».«Но в этих условиях многие говорили: если мы ничего не получим, мы ничего не сможем сделать. Таким образом, общинные советы сильно ограничиваются распределением правительственных средств в общинах. Ошибка в том, что акцент делался на вступлении в коммуну, и меньше внимания уделялось развитию самоуправления. Сейчас наиболее активны именно те коммуны, которые не сотрудничают с правительством и не контролируются ЕСПВ».Напряжённость.Производство и распределение продуктов питания в период кризиса – главный приоритет для многих коммун, включая Каракас. Панал-2021 наладила связи с сельскими коммунами для снабжения едой горожан по меньшим ценам, чем в частных супермаркетах. Хименес сказала, что многие коммуны делают то же самое: «Существуют разного уровня системы обмена продуктами и услугами между коммунами, и они продолжают совершенствоваться».Жизненно важное производство и распределение продуктов питания – ключевая точка напряжённости между государством и коммунами. Несколько лет назад Национальная сеть коммунаров предложила Мадуро создать национальное коммунное предприятие по производству и распределению продуктов питания. Идея заключалась в том, чтобы позволить коммунам и фермерским хозяйствам распространять свою продукцию через систему, которую контролирует народ, а не частные посредники, чтобы предоставлять дешёвую еду всем нуждающимся.«Наш взгляд на предприятия состоял в том, что всё произведённое в сельской местности должно распределяться и не пропадать, и только после этого мы должны импортировать то, что не можем производить, а не наоборот», - сказала Хименес. А правительство создало Местные комитеты по производству и распределению продуктов питания, кратко называемые по-испански CLAP. Хименес говорит, что «несмотря на наличие в названии буквы P (производство), фермы и коммуны, производящие продукты питания не были включены в программу CLAP. А сами комитеты контролируются, в основном, местными представителями ЕСПВ, и через CLAP распределяются только импортные продукты».По мнению Хименес, «это отодвинуло в сторону существующие организации, потому что их сложнее контролировать, ведь в коммуне предложение должно обсуждаться на собрании, а CLAP может просто сказать людям, что они должны делать». На практике это означает, что во многих местах CLAP стали выше коммун в организации жизни в общинах. «Дело не в том, что других структур не существует, а в том, что CLAP – более динамичная структура, потому что доступ к продовольствию – самый важный вопрос для многих», - сказал Хулиан. - «В некоторых случая CLAP ослабили коммуны, и по-моему, это сделано намерено, потому что CLAP подчиняются партии, а коммуны нет».«Партия никогда не играла ключевой роли в развитии коммун и общинных комитетов, за редким исключением. Партия, в основном, концентрируется на выборах и правительственной политике. Существует мнение, что коммуны постоянно конфликтуют с партией, с мэрами или губернаторами из-за самой природы коммун, которая основана на идее самоуправления. Коммунары предлагали передать обязанности муниципальных советов коммунам, чтобы люди участвовали в самоуправлении».«Так возникла напряжённость между коммунами и партией и правительством, которые не хотят передавать коммунам такие обязанности как сбор мусора в Каракасе, потому что для них это бизнес. Я считаю, что партия создала CLAP, чтобы контролировать процесс распределения продовольствия. Они не могут контролировать коммуны из-за их демократической, народной и независимой природы. Сильная культура потребления привела к тому, что люди склонились к CLAP, которые финансируются и поддерживаются правительством, и CLAP стали центром организации местной жизни».Противоречивые отношения.«Государство не может решить все проблемы, учитывая нынешний беспорядок, но люди всегда пытаются решить свои проблемы», - сказал Гарсия. - «И главная проблема для правительства – ему сложно уступить место и дать людям возможность самим решать свои проблемы. Так что, между правительством и коммунами противоречивые отношения. Несмотря на все слабости и неудачи, это наше государство и наше правительство. В то же время, мы постоянно боремся друг с другом. Мы не отрицаем это. Некоторые продукты не доходят до нас, поэтому нам нужно производить их, а не полагаться только на импорт. Но вместо помощи, правительство создаёт бюрократические преграды, а мы пытаемся гарантировать, что люди получат еду».«Однако, нам ясно, что только с этим правительством мы можем развивать коммуны. Другое правительство не даст нам этого делать, тем более, если к власти придёт такое правое правительство, какое хотел создать Гуйдо во время путча». Хулиан считает, что, при любом развитии событий в Венесуэле, сильный уровень общественного объединения последних двух десятилетий не исчезнет так просто. «Ещё много силы и крепко единство. Везде существуют коммуны, кооперативы, общинные комитеты и организации. Если правительство свергнут, это единство останется, этот мощный дух самоуправления останется, и это будет проблемой для любого правительства, которое выступит против нас».Источник: Venezuela’s Crisis: A View From The Communes, Federico Fuentes, Venezuelanalysis.com, popularresistance.org, May 14, 2019.

Выбор редакции
17 декабря 2019, 16:49

Моё посещение одного британского политзаключённого.

  • 0

Я отправился на рассвете. Тюрьма «Ея Величества» Белмарш расположена на плоской юго-восточной окраине Лондона, ограниченная стенами и колючей проволокой до горизонта. В так называемом «центре посещений» я сдал паспорт, бумажник, кредитные карты, медицинскую карту, деньги, телефон, ключи, расчёску, ручку, бумагу. Мне нужны две пары очков. Я должен был выбрать, какие очки сдать. Я сдал очки для чтения. Из-за этого я не мог читать, как и Джулиан в первые недели своего заключения. Его очки были отправлены ему, но пересылка заняла несколько месяцев. В центре посещений установлены большие телевизоры. Кажется, они всегда включены на полную громкость. По ним крутят игровые шоу, рекламу автомобилей, пиццы и похоронных услуг. Это, видимо, идеально подходит для тюремной атмосферы.Я занял место в очереди грустных и озабоченных людей, в основном, бедных женщин, детей и бабушек. На первом столе у меня взяли отпечатки пальцев - последнее слово биометрии. «Надавите обеими руками вниз», - сказали мне. На экране появилось моё дело. Теперь я мог пройти к главному входу, который встроен в тюремные стены. В последний раз, когда я был в Белмарше у Джулиана, шёл сильный дождь. Мне не разрешили пронести зонтик. Я должен был выбрать: промокнуть до нитки или бежать чёртом. Бабушки также должны были выбирать.У второго стола чиновница за проводом спросила: «Что это?» «Мои часы», - ответил я виновато. «Отнесите их назад», - сказала. Поэтому я побежал сквозь дождь, вернувшись как раз вовремя, чтобы снова пройти биометрию. За этим последовали сканирование тела и полный обыск. Подошвы ног, раскройте рот. На каждой остановке наша молчаливая и послушная группа перетасовывалась в герметичном пространстве, сжатом жёлтой линией. Жаль клаустрофобов. Одна женщина постоянно закрывала глаза. Нам приказали пройти в другую зону ожидания, опять же с железными дверьми, громко хлопающими перед и за нами.«Встаньте за жёлтую линию», - сказал бестелесный голос. Немного открылась ещё одна электрическая дверь, мы проявили благоразумную осторожность. Она вздрогнула, закрылась и снова открылась. Очередная зона ожидания, ещё один стол, ещё один приказ «покажите ваши пальцы!» Потом мы оказались в длинной комнате с квадратами на полу, куда нам приказали входить по одному. Там взад-вперёд крутились двое мужчин с собаками-ищейками. Собаки обнюхали мою задницу и обслюнявили руку. Затем открылись новые двери, и раздался новый приказ: «протяните ваши запястья!» Лазерное клеймо было нашим билетом в большую комнату, где молча ждали заключённые напротив пустых стульев. В дальнем углу сидел Джулиан с жёлтой повязкой на рукаве тюремной робы.Как заключённый в ожидании суда, он имеет право носить свою одежду, но когда бандиты вытащили его из эквадорского посольства, ему запретили взять небольшую сумку с вещами. Ему сказали, что одежду принесут потом, но, как и очки, все его вещи загадочно исчезли. 22 часа в день Джулиан находится в «медицинском отделении». Это не тюремная больница, а изолированная камера, куда ему приносят лекарство, и там же за ним постоянно следят. Каждые 30 минут надсмотрщики смотрят на него через дверной глазок. Они называют это «наблюдением самоубийства».В соседних камерах сидят осуждённые убийцы, а невдалеке - психически больной, который орёт целыми ночами. «Это мой «Полёт над гнездом кукушки»», - сказал он. «Терапия» - иногда сыграть в «монополию». Единственная возможность пообщаться - сходить на еженедельную молитву в часовню. Священник, добрый человек, стал ему другом. Недавно на одного заключённого напали в этой часовне. Кто-то врезал ему кулаком по затылку, когда все пели гимны. Обнявшись, я почувствовал его рёбра. На его руках почти нет мышц. С апреля он потерял 10-15 кг. Когда я впервые увидел его здесь в мае, меня шокировало, насколько он постарел.«Думаю, я схожу с ума», - сказал он тогда. А я ответил: «Нет, это не так. Посмотри, как ты их напугал, как ты силён». Думаю, ум, стойкость и ирония Джулиана - всё, что чуждо низким людям, порочащим его, - спасают его. Он тяжело ранен, но не сходит с ума. Мы разговариваем, и он держит ладонь около рта, чтобы скрыть слова. Над нами видеокамеры. При общении в эквадорском посольстве мы писали друг другу записки, прикрывая их от видеокамер. «Большой Брат» повсюду, и он явно напуган. На стенах фальшивые плакаты, призывающие заключённых «продолжать держаться» и «быть счастливыми, надеяться и часто смеяться».Физические упражнения он может делать на маленьком бетонном пятачке, окружённом высокими стенами с ещё одним фальшивым плакатом «почувствуйте листья травы под ногами». Там нет никакой травы. Ему до сих пор запрещают пользоваться ноутбуком, с помощью которого он мог бы готовиться к суду об экстрадиции. Он до сих пор не может позвонить своему американскому адвокату или своим родным в Австралию. Постоянная мелочность Белмарша липкая как пот. Если вы наклонитесь слишком близко к заключённому, надсмотрщик прикажет вам сесть смирно. Если вы снимите крышку со стаканчика с кофе, надсмотрщик прикажет положить её обратно. Сюда разрешено вносить только 10 фунтов, которые можно потратить в маленьком кафе. «Мне хотелось бы чего-нибудь здорового», - сказал Джулиан, жуя бутерброд.В другом углу комнаты заключённый и его посетительница устроили скандал – видимо «семейный». Вмешался надсмотрщик, и заключённый сказал ему: «иди в жопу». Это стало сигналом для надсмотрщиков, в основном, крупных толстых мужчин и женщин наброситься на него, прижать к полу и связать. Чувство удовлетворения насилием повисло в воздухе. Затем они закричали нам, что закончилось время. Вместе с женщинами, детьми и бабушками я отправился в долгую дорогу по лабиринту закрытых зон, жёлтых линий и обысков. Выйдя из комнаты посещений, я, как всегда, оглянулся. Джулиан сидел один, сжав кулаки и выпрямившись.Автор статьи – Джон Пилджер – известный австрало-британский журналист, кинорежиссер и сценарист, живущий в Лондоне.Источник: JOHN PILGER: Visiting Britain’s Political Prisoner, John Pilger, consortiumnews.com, November 29, 2019.

16 декабря 2019, 16:48

Почему люди в США не восстают, как во всём мире?

  • 0

Антикоррупционная демонстрация 27 октября 2019 года в Сантьяго против приватизации и разрушения медицины, пенсионной системы, общественного транспорта, образования.Волны протестов, захлестнувшие многие страны по всему миру, наводят на один вопрос: почему американцы не организуют мирные протесты, как их соседи? Мы живём в сердце той самой неолиберальной системы, которая распространяет несправедливость и неравенство капитализма XIX века на народы XXI века. Мы страдаем от тех же самых злоупотреблений, которые привели к массовым протестам по всему миру: высокой жилищной платы, замороженных зарплат, бесконечных долгов, растущего экономического неравенства, приватизации медицины, уничтожения социальной защиты, неполноценного общественного транспорта, системной коррупции и бесконечных войн.Во главе нашей страны тоже сидит коррумпированный и расистский миллиардер, которого Конгресс должен выгнать в отставку, но почему перед Белым домом нет массовых демонстраций, стучащих в кастрюли с требованием свержения Трампа? Почему люди не осаждают штаб-квартиры своих конгрессменов с требованием представлять их интересы или уйти? Если все наши беды до сих пор не привели к революции в США, то что может привести к ней? В 1960-70-х бессмысленная война с Вьетнамом спровоцировала серьёзные и хорошо организованные антивоенные протесты. Но сегодня бесконечные американские войны бушуют по всему миру, убивая и калеча мужчин, женщин и детей в отдаленных странах, день за днём, год за годом. Наша история богата массовыми движениям за гражданские права, права женщин и гомосексуалистов, но сегодня они стали покорными.Движение Occupy 2011 года ближе других подошло к вызову всей неолиберальной системе. Оно рассказало новому поколению о реальном коррумпированном правительстве, которое составлено «одним процентом» и работает в его интересах. Оно организовало движение солидарности с маргинальными 99%. Но это движение заглохло, потому что не смогло преобразоваться от децентрализованных демократических форумов до сплочённой организации, которая может влиять на существующую систему власти. Экологическое движение начинает усиливаться в новом поколении, организуя акции против разрушительной экономической системы, которая на первое место ставит корпоративную прибыль, а не выживание жизни на Земле. Но протесты против климатических изменений больше заметны в европейских, а не американских городах. Почему же американская общественность настолько пассивна?Американцы тратят свою энергию на избирательные кампании.Избирательные кампании в большинстве стран проходят всего несколько месяцев со строгими ограничениями на финансирование и рекламу для обеспечения честных выборов. А американцы тратят миллионы часов и миллиарды долларов на многолетние избирательные кампании, проводимые постоянно растущим рекламным бизнесом, который даже наградил Барака Обаму в 2008 году титулом «Маркетолог года» за победу не у Джона Маккейна, а у корпораций Apple, Nike и Coors. После долгожданного окончания выборов в США, тысячи измученных волонтёров подметают бумажный мусор и расходятся по домам, считая свою работу законченной. Избирательная политика должна вести к переменам, но неолиберальная модель корпоративной «право-центристской» и «лево-центристской» политики гарантирует, что конгрессмены и президенты обеих партий будут подчиняться «одному проценту», который оплачивает этот банкет.Бывший президент Джимми Картер прямо назвал то, что американцы, стесняясь, называют «финансированием кампании», системой легализованного взяточничества. Учреждение Transparency International ставит США на 22 место по уровню политической коррупции, называя нашу страну самой коррумпированной среди развитых стран. Без массового движения, постоянно подталкивающего к реальным переменам и привлекающего политиков к ответственности, наши неолиберальные правители будут и дальше верить, что могут спокойно игнорировать проблемы и интересы обычных людей при принятии ключевых решений для жизни нашего мира. Фредерик Дуглас написал в 1857 году: «Власть ничего не уступает без требования. Этого никогда не было и не будет».Миллионы американцев усвоили миф об «американской мечте», поверив, что они имеют исключительные возможности в социальной и экономической мобильности, по сравнению с гражданами других стран. А если они не добились успеха - то это их собственная вина - они либо глупы, либо ленивы. «Американская мечта» - не просто иллюзия, это полная фантазия. На самом деле, в США самое большое финансовое неравенство среди развитых стран. Из 39 развитых стран Организации экономического сотрудничества и развития только в ЮАР, Коста-Рике и США уровень бедности превышает 18%. США - ненормальная страна - очень богатая страна, граждане которой погрязли в нищете. Хуже того, это закреплено системой: дети бедных родителей останутся бедными до старости и вырастят бедных детей. Но идеология «американской мечты» заставляет людей бороться друг с другом за лучшую жизнь только для себя, вместо того, чтобы требовать справедливого доступа к социальной помощи, медицине и образованию для всех.Корпоративные СМИ делают американцев невежественными и послушными.Система корпоративных СМИ США уникальна по степени консолидации корпоративной собственности и ограниченности взглядов. Экономические сообщения отражают интересы владельцев корпораций и рекламодателей, обсуждение внутренних дел ограничено представлениями только демократических и республиканских лидеров, вялое освещение международных дел управляется Госдепартаментом и Пентагоном. Закрытая система СМИ закутывает общественность в герметичный кокон мифов, намёков и пропаганды, из-за которого мы совершенно ничего не знаем о собственной стране и мире, в котором живём. Организация Reporters Without Borders ставит США на 48 место из 180 стран по уровню свободы прессы. И в этом рейтинге США снова занимают исключительно низкое место среди развитых стран.Конечно, люди могут искать правду в социальных сетях, желая спастись от корпоративной болтовни, но социальные сети также рассеивают внимание. Люди проводят бесчисленные часы в facebook, twitter, instagram и других платформах, выражая злобу и разочарование, вместо того, чтобы встать с дивана и сделать что-нибудь, и единственное исключение - подписание петиций одним кликом мыши - ничего не может изменить в этом мире. Добавьте сюда постоянные отвлекающие факторы Голливуда, компьютерных игр, спорта и потребительства, а также истощение от многочасовой работы, чтобы свести концы с концами, и вы получите политическую пассивность американцев. И это не исключение из правила, а закономерный результат работы сети экономических, политических и информационных структур, которые делают американцев невежественными, неуверенными, и беспомощными.Политическая покорность американского общества не означает, что американцы довольны своей жизнью, а уникальные проблемы, с которыми сталкиваются американские политические активисты, не страшнее тех, с которым сталкиваются активисты в Чили, Гаити или Ираке. Как же нам освободиться от навязанных нам ролей пассивных наблюдателей и бездумных болельщиков политических представлений, организованных правящим классом, который, надсмехаясь над нами, отнимает у нас богатство и власть? Мало кто предсказывал год назад, что 2019 год станет годом глобального восстания против неолиберальной политэкономической системы, которая господствовала более 40 лет. Мало кто предсказывал новые революции в Чили, Ираке или Алжире. Но народные восстания могут менять консервативное мышление.Причины этих восстаний оказались неожиданными. Протесты в Чили вспыхнули из-за увеличения платы за проезд в метро. В Ливане последней каплей оказался налог на WhatsApp и другие социальные сети. Повышение налога на бензин привело к протестам «жёлтых жилетов» во Франции. Отмена субсидий на бензин спровоцировали восстания в Эквадоре и Судане. Общий признак всех эти движений – возмущение обычных граждан системами и законами, которые укрепляют коррупцию, олигархию и плутократию за счёт снижения уровня жизни народа. В каждой стране эти неолиберальные меры вызвали искры, разжёгшие пламя восстаний. И когда люди вышли на улицы, первоначальные причины их возмущения быстро отошли на второй план, уступив место требованиям отставки властителей и правительств.Массы против тоталитаризма.Государственные репрессии только укрепили решимость людей добиваться фундаментальных перемен, хотя миллионы протестующих в большинстве стран продолжают придерживаться тактики ненасилия, резко отличаясь от насильственных ультраправых путчей, как например в Боливии. Хотя эти восстания кажутся стихийными, в каждой стране, где в 2019 году поднялись обычные люди, активисты годами создавали движения, которые и встали во главе народных демонстраций. Исследование истории ненасильственных протестов, проведённое Эрикой Ченовет, показало, что если даже 3,5% населения выходят на улицы с требованием политических перемен, правительства не могут противостоять им. В США после прихода к власти Трампа количество американцев, считающих «прямые действия», включая уличные протесты, противоядием от коррумпированной политики выросло с 17% до 25% - это намного больше 3,5%. Только 28% до сих пор считают важным «голосование за хорошего кандидата». Таким образом, видимо, мы просто ждём хорошего повода для настоящего возмущения.На самом деле, действия прогрессивных активистов в США давно беспокоят неолиберальный истеблишмент. Без их работы по просвещению тысяч американцев Берни Сандерс оставался бы сейчас малоизвестным сенатором из Вермонта, игнорируемым корпоративными СМИ и демократической элитой. Шокирующий успех Сандерса в президентской гонке 2016 года заставил новое поколение американских политиков говорить о реальных решениях реальных проблем, вместо пустых обещаний и туманных лозунгов таких неолибералов как Трамп и Байден. Мы не можем предсказать, что станет последней каплей для вспышки восстания в США, но всё больше и больше американцев, особенно молодых людей, мечтают об альтернативе системе, которая не отвечает нашим требованиям. Революция готова разгореться, нам нужно только продолжать высекать искры.Источник: Why Aren't People in the US Rising Up Like Those Elsewhere in the World?, Medea Benjamin, Nicolas J S Davies, commondreams.org, November 14, 2019.

15 декабря 2019, 06:26

Весь мир, кроме США, протестует против неолиберализма и олигархии.

  • 0

Пессимизм, распространяемый так называемым «сопротивлением Дональду Трампу», служит лишь одной цели: снизить чувствительность населения США к нищете, жёсткой экономии и войне. Трампа и Россию они называют виновниками политического кризиса в Вашингтоне. Хиллари Клинтон и её неолиберально-олигархические спонсоры выступают против Трампа, которого они считают предателем доктрины имперской исключительности США. Клинтон называет Тулси Габбард и Джилл Стайн агентами России и Трампа, Джо Байден распространяет ложь о русском вмешательстве в выборы 2020 года, и даже Берни Сандерс считает Трампа самой опасной политической силой в США. Такая реакционная политическая атмосфера гарантирует подавление протестов против неолиберализма ещё на избирательном уровне.Многие народы мира показали, что есть альтернатива неолиберализму. Рабочие и крестьяне Чили, Боливии и Эквадора прямо выступили против навязанного США неолиберального режима. Массовые протесты коренных жителей Эквадора заставили президента Ленина Морено бежать из столицы 9 октября после правительственного утверждения кредита МВФ в размере 4,2 млрд. долларов. Восемь протестующих убиты и тысячи ранены во время репрессивного подавления этих протестов. Это восстание не достигло успеха, но кредит МВФ был отложен. Сейчас группы протестующих пытаются разработать альтернативную модель правления, понимая, что борьба с предателем Морено и его хозяевами из МВФ далека от завершения.Рабочие и крестьяне Боливии переизбрали своего социалистического индейского президента Эво Моралеса на третий срок. Правые оппозиционные силы, как и следовало ожидать, попытались дискредитировать народную поддержку Моралеса и легитимность избирательной системы. Но неудивительно, что они не смогли подорвать огромную популярность Моралеса в стране. Под руководством Моралеса и Движения к социализму бедность в Боливии сократилась с 70% в 2004 году до 36,7% в 2017 году – это самый низкий уровень в истории страны. Кроме того, Боливия больше не помогает американскому имперскому удушению Латинской Америки. Недавно боливийское правительство предложило создать континентальную армию для защиты от угроз США.В отличие от Эквадора и Боливии, в Чили не было левого демократического правительства с црушного переворота 1973 года. За последние три десятилетия в Чили произошло несколько восстаний, включая массовые студенческие протесты 2011 года против приватизации системы образования, начатой при фашистском режиме Аугусто Пиночета и законченной при либеральном режиме Пиньеры. Нынешняя уличная борьба в Чили началась в середине октября, когда правительство объявило о повышении платы за поезд в общественном транспорте, которая должна составить половину минимальной зарплаты чилийских рабочих. Но эти широкие протесты переросли в восстание против всей неолиберальной политики, которая заставляет учителей и других работников работать в 80 лет, чтобы выжить. Чилийское правительство никогда не отказывалось от методов фашистского режима при подавлении протестов. Полицейские убили 18 человек и ранили несколько сотен во время антиправительственных протестов.Ещё одно массовое восстание против неолиберализма произошло на Гаити. Борьба гаитянского народа тесно связана со всей борьбой против неолиберализма в Латинской Америке. В 2018 году марионеточный режим президента Жовенеля Моиза украл более двух миллиардов долларов фонда PetroCaribe, созданного для развития бедных стран региона при поддержке Уго Чавеса и на венесуэльские деньги, заработанные от продажи нефти. Народ Гаити выступил с требованием прекращения нелегитимного правления Моиза. Режим Моиза организован в результате двух американских переворотов против Жан-Бертрана Аристида, ооновского заражения Гаити холерой и жёсткой приватизации, которая помешала гаитянскому народу обрести независимость, несмотря на долгую историю местной борьбы с рабством и колониализмом.Народы Латинской Америки и других бедных регионов ведут борьбу против неолиберализма, который является главной составляющей американского империализма. С одной стороны, американский империализм создал глобальный режим капиталистического террора, который привёл к обнищанию большей части населения мира. С другой стороны, Китай и Россия возглавляют экономическое и техническое возрождение Востока. Американский империализм всё больше и больше похож на бумажного тигра, как говорил Мао ещё в 1956 году, описывая антикоммунистические и имперские тенденции Вашингтона. Распад Советского Союза дал американскому империализму временную передышку в глобальной конкуренции. Однако империализм быстро утратил легитимность в XXI веке, когда народы распробовали смертельные плоды неолиберальной шоковой терапии.Американский империализм защищает свою гегемонию, мастерски разрывая все отношения между сражающимися рабочими в США и усиливающимся пролетариатом развивающихся стран. Чёрные левые политики раньше служили связующим звеном между активистами на материке империи и заморскими освободительными движениями. Иными словами, классовая борьба в США идёт туда, куда её ведут чёрные политики. Но сейчас чёрные политики в США далеко сместились вправо, благодаря махинациям «первого чёрного президента» и его корпоративных спонсоров. Отсутствие революционного чёрного руководства привело к подрыву таких движений как Occupy Wall Street, Black Lives Matter и других демократических и социалистических выступлений против капиталистической власти.Это не означает, что в США нет народного недовольства режимом жёсткой экономии. Одна лишь популярность Сандерса показывает, что неолиберализм сталкивается у нас с кризисом легитимности. Но в отличие от массовых восстаний по всему миру, все наши протесты ограничиваются разговорами Демократической партии о новом Новом курсе. Немногие помнят, что Новый курс был уступкой рабочим, а не доброй волей Рузвельта. Рабочие проводили забастовки по всей стране, поэтому Рузвельт решил «спасти капитализм». Сам Сандерс неоднократно заявлял, что для проведения даже минимальных социал-демократических реформ в США необходимо массовое движение. Но массовое движение невозможно внутри системы, которая основана на подавлении социал-демократии. Сандерс с готовностью подчиняется диктату демократического руководства, и уже признался, что будет поддерживать Байдена и других кандидатов от Демократической партии. Но эта партия не может представлять интересы народа. Только полный отказ от Демократической партии может привести к созданию социал-демкратических и социалистических организаций, удовлетворяющих желаниям масс.Подавление восстания усилиями Демократической партии означает откладывание социал-демократии в США на отдалённое время. Такие социал-демократы как Александрия Окасио-Кортез и Берни Сандерс часто теряются, когда вопросы касаются империализма. Окасио-Кортез поддержала антикитайскую демагогию и призвала владельца корпорации Facebook цензурировать левые сообщения в рамках системы «проверки фактов» и слежки. Сандерс предал латиноамериканских левых и назвал президента Венесуэлы Николаса Мадуро «порочным тираном». Пассивность чёрных членов Демократической партии привела к подавлению антивоенного движения в США. Обама и Демократическая партия помешали объединению чёрных активистов в борьбе за мир и социальную справедливость. Лишь немногие неофициальные чёрные левые продолжают борьбу против бесконечных заграничных войн США.В июле 2020 года Демократическая партия определится со своим кандидатом в президенты, который сможет продолжать военную политику. К тому времени мир может полностью измениться, если восстания в Чили, Эквадоре, Гаити, Сирии и других странах достигнут успеха. Берни Сандерс и другие социал-демократы будут бороться за Белый дом только для того, чтобы купленный Уолл-Стрит партийный истеблишмент снова выиграл президентскую гонку. Миллионам сторонников Сандерса в стране будет предоставлен выбор: либо подчиниться корпоративной машине, либо создать новый политический механизм в интересах трудящихся. Если они выберут второе, относительно небольшое число революционных и антиимпериалистических сил США смогут открыто говорить об антидемократичности Демократической партии США, которая нападает на зарубежных социалистов, продвигая бесконечные войны и разрушительный капитализм. Если они выберут первое, Демократическая партия будет самостоятельно вести войны или предоставит Трампу ещё один четырёхлетний срок на посту президента империи. Наша задача остаётся прежней: объединять разрозненные классы США и развивающихся стран в единой борьбе против неолиберализма и войн.Источник: The World is Rising Up Against Austerity and the Rule of the Rich, When Will We?, Danny Haiphong, blackagendareport.com, November 06, 2019.

14 декабря 2019, 08:33

Гори, неолиберализм, гори.

Неолиберализм горит в прямом смысле. Южная Америка, от Эквадора до Чили, показывает пример. На фоне порочного и единого для всех рецепта МВФ о жёсткой экономии, который используется как оружие массового экономического поражения для ликвидации национальных суверенитетов и увеличения социального неравенства, Южная Америка, наконец, решилась вернуть себе силу для создания собственной истории. На повестке дня президентские выборы в трёх странах. Боливия, кажется, справилась в прошлое воскресенье, несмотря на обычные крики «мошенничество». Аргентина и Уругвай займутся этим в следующее воскресенье. Возмущение тем, что Дэвид Харви назвал накоплением путём изъятия, будет продолжаться. В конечном итоге это дойдёт и до Бразилии, которая сейчас разрывается на части пиночетовскими призраками. Бразилия снова поднимется от огромной боли. Ведь брошенные и униженные по всей Южной Америке наконец поняли, что могут многое.Приватизация всего в Чили.Вопрос, поставленный чилийской улицей, ясен: «Что хуже, уклоняться от налогов или бесплатно ездить в метро?» Всё дело в математике классовой борьбы. В прошлом году ВВП Чили вырос на 1,1%, а прибыль крупных корпораций в десять раз. Нетрудно понять, откуда берётся огромный разрыв. Чилийская улица выступает против приватизации воды, электричества, топлива, медицины, транспорта, образования, солончаков Атакамы и даже ледников. Это классическое накопление путём изъятия, поскольку стоимость жизни стала невыносимой для подавляющего большинства из 19 млн. чилийцев, чей месячный доход не превышает 500 долларов.Директор портала Politika и аналитик Латиноамериканского центра стратегического анализа Пол Уолдер отмечает, что менее чем через неделю после окончания протестов в Эквадоре, которые заставили неолиберального стервятника Ленина Морено отказаться от повышения цен на топливо, Чили вступил в похожий цикл протестов. Уолдер правильно назвал чилийского президента Себастьяна Пиньеру индейкой на длинном банкете, в котором участвует весь чилийский политический класс. Неудивительно, что разъяренная чилийская улица не делает различий между правительством, политическими партиями и полицией. Пиньера, как и ожидалось, назвал преступниками всех протестующих, отправив армию на улицы для проведения репрессий, и установив комендантский час.Пиньера занимает 7-е место среди чилийских миллиардеров, его активы в размере 2,7 млрд. долларов распределены по авиакомпаниям, магазинным сетям, телекомпаниям, кредитным конторам и футбольным клубам. Это своего рода Морено с турбо-наддувом, неолиберальный пиночетист. Брат Пиньеры Хосе был министром при Пиночете и автором приватизированной социальной системы – главного источника социальной дезинтеграции и отчаяния. И всё это взаимосвязано: нынешний бразильский министр финансов Пауло Гудес - чикагский мальчик, живший и работавший одно время в Чили, и теперь желающий повторить совершенно катастрофический эксперимент в Бразилии. Суть в том, что экономическая «модель», которую Гудес хочет навязать Бразилии, уже рухнула в Чили.Главный ресурс Чили – медь. Медные шахты раньше принадлежали США, но 1971 году их национализировал президент Сальвадор Альенде, поэтому военный преступник Генри Киссинджер запланировал устранить Альенде в результате военного переворота 11 сентября 1973 года. Затем диктатура Пиночета приватизировала шахты. Крупнейшая из них Escondida в пустыне Атакама, которая содержит 9% мировых запасов меди, принадлежит англо-австралийской корпорации Bhp Billiton. Крупнейший покупатель меди – Китай. По крайней мере, две трети дохода от чилийской меди идут не чилийскому народу, а транснациональным корпорациям.Аргентинское фиаско.До Чили почти парализован был Эквадор: бездействующие школы, отсутствие городского транспорта, дефицит продовольствия, безудержная спекуляция, серьёзные нарушения экспорта нефти. Под огнём протестов 25000 индейцев на улицах президент Морено трусливо покинул властный вакуум в Кито, переместив правительство в Гуаякиль. Индейцы захватили правление в большинстве важных городов. Национальное собрание почти две недели бездействовало, не желая решать политический кризис. Объявив чрезвычайное положение и комендантский час, Морено выложил красный ковёр для вооруженных сил, и Пиньера в той же мере повторил процедуру в Чили. Разница в том, что в Эквадоре Морено сделал ставку на «разделяй и властвуй» для индейских движений и остального населения. Пиньера прибег к грубой силе.Помимо старой тактики повышения цен для получения дополнительных средств МВФ, Эквадор продемонстрировал классическую связь между неолиберальным правительством, крупным бизнесом и пресловутым послом США, в данном случае Майклом Фитцпатриком, бывшим помощником госсекретаря по западному полушарию. Самый яркий пример неолиберального фиаско в Южной Америке – Аргентина. Менее двух месяцев назад в Буэнос-Айресе я видел ужасные социальные последствия свободного падения песо, инфляции 54%, фактическую чрезвычайную ситуацию с продовольствием и обнищание даже богатых слоёв среднего класса. Правительство Маурисио Макри буквально сожгло 58 млрд. долларов кредита МВФ, и собирается получить ещё 5 млрд. долларов. Макри, скорее всего, проиграет президентские выборы – аргентинцы должны будут заплатить за его ошибки.Экономическая модель Макри похожа на пиночетовскую модель, в которой государственные службы работают как бизнес. Ключевая связь между Макри и Пиньерой – ультра-неолиберальный «Фонд свободы», финансируемый Марио Варгасом Ллосой, который может похвастаться тем, что давно был приличным романистом. Макри – миллионер, последователь Айн Рэнд, неспособный на сочувствие к кому-либо – ничтожество, сфабрикованное эквадорским гуру Хайме Дюран Барбой в качестве роботизированного продукта сбора данных, социальных сетей и фокус-групп. Среди множества махинаций, Макри косвенно связан с невероятной машиной по отмыванию денег HSBC. Президентом этого банка в Аргентине был Габриель Мартино. В 2015 году 4000 аргентинских счетов суммой 3,5 млрд. долларов были обнаружены в швейцарском банке HSBC. Этот впечатляющий вывод капитала был спланирован банком. И всё же Мартино был фактически спасён Макри и стал одним из его высших советников.Опасность стервятников МВФ.Все глаза сейчас должны быть на Боливии. В это воскресенье Эво Моралес победил в первом туре президентских выборов с необходимой для победы с менее 50% разницей в 10% голосов. Моралес правильно понял суть этого в конце, когда голоса из сельских зон и заграницы были полностью подсчитаны, и оппозиция уже начала выходить на улицы, чтобы оказать давление. Неудивительно, что ОАГ, служащая интересам США, заявила о недоверии к «избирательному процессу». Эво Моралес представляет проект устойчивого всестороннего развития, и что особенно важно, независимого от международных финансов. Неудивительно, что весь аппарат вашингтонского консенсуса ненавидит его. Министр экономики Луис Арсе Катакора сказал по этому поводу: «Когда Эво Моралес впервые победил на выборах в 2005 году, 65% населения имели низкие доходы, сейчас 62% населения имеют средние доходы».У оппозиции нет никаких планов, кроме диких приватизаций, и нет тяги к социальной политике, она лишь кричит «мошенничество», но в ближайшие дни это может привести к отвратительным последствиям. На юге Ла-Паса классовая ненависть к Эво Моралесу стала любимым спортом: президента называют «индио», «тираном» и «невежей». Белые элитные землевладельцы называют индейцев «злой расой». Но Боливия пока остаётся самой динамичной экономикой Латинской Америки. Кампания демонизации Моралеса неизбежно станет частью новой имперской войны, поскольку он «полностью уничтожил хроническую бедность, от которой веками страдало абсолютное большинство», - написал аргентинский аналитик Атилио Борон, - «а государство при нём поддерживало население в условиях тотальной нехватки системной защиты и грабежа природных и общественных богатств».Конечно, стервятники МВФ не покинут Южную Америку. Даже старые знакомые разбойники, как сообщает Всемирный банк, теперь, кажется, «обеспокоены» бедностью. Скандинавы предлагают нобелевскую премию по экономике трём учёным, изучающим бедность. Тома Пикетти в книге «Капитал и идеология» попытался разобрать гегемонистское оправдание накопления богатства. Для хранителей нынешней глобальной системы всё ещё остаётся совершенно недопустимым разбираться в жёстком неолиберализме, как в коренной причине чрезмерной концентрации богатства и социального неравенства. Но уже недостаточно предлагать заплатки. Улицы Южной Америки горят. Расплата в самом разгаре.Источник: Burn, Neoliberalism, Burn, Pepe Escobar, Strategic-culture.org, popularresistance.org, October 29, 2019.

13 декабря 2019, 16:07

Антиправительственные забастовки в Колумбии.

  • 0

Общенациональная гражданская забастовка прокладывает путь к сельско-городской коалиции протестующих движений, которые совместно могут свергнуть правое правительство Дуке. Призрак бродит по Латинской Америке – призрак классовой борьбы. От Гаити, Эквадора и Перу до Чили – всего лишь месяц назад оазиса неолиберального режима – люди выходят на улицы в знак протеста. Их гнев направлен не только против правительств, но и против всей системы, которая принесла невыразимые бедствия большинству, давая непристойную прибыль меньшинству. Люди связывают это с безудержным неравенством и с трудностями выживания в странах, которые процветают, согласно официальным экономическим показателям.Эти протесты являются серьёзной проблемой для десятилетнего неоконсервативного и неолиберального доминирования в регионе. Правительства Жаира Болсонару в Бразилии, Жанин Аньес в Боливии, Ленина Морено в Эквадоре, Себастьяна Пиньеры в Чили и Ивана Дуке в Колумбии – части нового технократического, неолиберального и крайне-правого режима, близкого к старой диктатуре. Расизм, мезогинизм, гомофобия, религиозный фундаментализм, классовое превосходство, антисоциалистическая риторика и предательское отношение к народу – вот их общие черты. Они являются частью клуба, который обменивается советниками в агрессивном крестовом походе против «популизма», и прямо подчиняется диктату США. Неспособные к оригинальным идеям, они повторяют одну и ту же болтовню днём и ночью: собственность, патриархальная семья, религия, родина и прочая мумба-юмба.Иван Дуке – генерал некомпетентности.Однако, есть признаки, что ситуация меняется. По всему региону проходят антинеолиберальные протесты, ставящие в тупик авторитарных марионеток. Хотя крайне-правые в Боливии и Венесуэле сохраняют свои агрессивные возможности, благодаря поддержке Европы и США, но они потеряли свою силу. А теперь и колумбийское правительство столкнулось с народным гневом. Авторитарному, репрессивному, продажному и, самое главное, некомпетентному президенту Ивану Дуке всего лишь за один год удалось стать одним из самых непопулярных президентов в истории Колумбии, поскольку против него выступают 70% граждан. Это невероятный сдвиг в стране, история которой богата чрезвычайно непопулярными президентами.Дуке избран в начале 2018 года и является наследником бывшего президента Альваро Урибе – ещё одного отвратительного и скандального правого политика. Его президентская кампания распространяла страхи по поводу Венесуэлы, маргиналов и левых. Он заручился поддержкой самых консервативных и реакционных элементов, одержанных антивенесуэльской и антисоциалистической пропагандой. Получив власть, он стал наглым хулиганом, напавшим на Венесуэлу (на той же неделе, когда сфабрикованный конвой с «гуманитарной помощью» был остановлен на границе). Он в одностороннем порядке прервал переговоры с ELN – второй по величине партизанской группой в Колумбии, и систематически нарушает мирный договор с партизанской партией FARC-EP.Он разжигает вооружённый конфликт с помощью военных операций против повстанцев, провоцируя гуманитарный кризис и убийства детей, финансово стимулируя солдат убивать больше партизан. Эта политика привела к отставке его министра обороны. А также он вернулся к старой политике криминализации фермеров коки, несмотря на невыполнение обещаний создать альтернативы для сельского хозяйства по мирному договору 2016 года. Всё это происходит на фоне высокого уровня безработицы, роста стоимости жизни и убийств общественных деятелей, членов оппозиционных партий и ликвидации партизанских групп. Всего за один год Дуке стал отвратительным для большинства колумбийцев.21 ноября: ярость и репрессии.Национальная гражданская забастовка прошла 21 ноября в знак протеста против некоторых мер политики Дуке, включая трудовые реформы, которые сокращают и без того нестабильный минимальный доход и приватизируют пенсионную систему. Гражданская забастовка – форма протеста в стране, где большая часть населения не имеет официальной работы и не может участвовать в рабочих забастовках. Все выходят на улицы, чтобы выразить протест всеми возможными способами: рабочие бастуют, студенты не приходят на занятия, жители бедных районов блокируют дороги. Национальный комитет гражданской забастовки, объединяющий индейские, крестьянские, гражданские и трудовые организации, призвал в октябре протестовать против коррупции, высокой стоимости жизни и реформ. Пользуясь широкой общественной поддержкой, он призвал к защите права на общественный протест, к прекращению репрессий и использования армии против безработицы, которая достигла 11%, без учёта неполной занятости и нелегальных рабочих мест, что составляет в целом более 50% рабочей силы.Примечательно, что большинство левых партий в Колумбии, включая FARC, равнодушно отнеслись к этой забастовке. Вероятно, слишком занятые прошедшими в октябре выборами, они не смогли понять значения этого послевыборного народного движения. Ещё до начала забастовки власти арестовали нескольких его организаторов и устроили обыски в их домах. Не обращая внимания на размах народного гнева, Дуке обвинил в организации протестов «международных анархистов». Бывший партизан FARC-EP сказал журналу ROAR: «Людям всё это по-настоящему надоело. Студенты и рабочие больше не могут это терпеть, а правительство больше не может заявлять: смотрите, в эти протесты проникают партизаны, нарко-террористы. Они боятся, поэтому придумывают новые страшилки для подавления, дискредитации и шельмования протестующих».Правительство закрыло границы, ввело войска в большие города и пригрозило организаторам. Оно даже запретило документ, опубликованный студенческой организацией, с советами по предотвращению злоупотреблений колумбийской полиции. Вскоре после этого президент неуклюже признал, что у протестующих может быть своя точка зрения. Но этого было слишком мало, и слишком поздно: к тому времени сплав репрессивных мер и высокомерия уже разозлил большую часть населения. А затем Дуке нагло солгал, заявив, что он никогда не планировал реформу пенсионной системы и сокращение минимальной заработной платы.Но процесс уже пошёл. Несмотря на террористическую тактику правительства, и созданную им атмосферу страха, сотни тысяч, если не миллионы, граждан по всей стране присоединились к протестам, выступая уже против неолиберальной системы и правящей в Колумбии клики. В отличие от протестов прошлого десятилетия, в которых преобладали крестьянские волнения, гражданская забастовка охватила, в основном, городские районы, хотя и с некоторым участием сельских организаций. Репрессии не заставили себя долго ждать. Совместная операция армии и полиции привела к убийству трёх активистов в долине Каука, арестам и ранениям сотен демонстрантов по всей стране. Особенно ожесточёнными были столкновения в городе Кали. В ответ на это, в районах Ла Макарена и Канделария в Боготе вспыхнули стихийные массовые протесты, которые быстро распространились на весь город и всю страну.На следующий день демонстрации и перекрытия дорог продолжаются, как и столкновения полиции с протестующими в рабочих кварталах крупных городов. Чтобы помешать людям присоединяться к протестам, правительство запустило пропагандистскую кампанию в социальных сетях, вызывая панику и распространяя слухи о нападениях вандалов на частные дома. Тем временем, правительство ввело танки и около 4000 солдат в столицу, объявив комендантский час с 21:00 до 6:00. Люди отказались соблюдать комендантский час и вышли ночью на улицы, чтобы танцевать. Член исполнительного комитета крупнейшего профсоюза в Колумбии CUT Жильберто Мартинес сказал ROAR: «Люди больше не боятся, поэтому люди противостоят агрессии, люди противостоят полиции, они объединяются на улицах».Усиление крестьянских протестов.Справедливо считается, что нынешние события в Колумбии – часть глобальной борьбы против высокой стоимости жизни, коррупции и неолиберальной жёсткой экономии, но это и внутренняя борьба колумбийского народа, начавшаяся в 2008 году. В том году резчики сахарного тростника на юго-западе Колумбии провели трёхмесячную забастовку, за которой последовали массовые протесты коренных народов. С тех пор протесты только росли, особенно в сельских районах. Городские протесты ограничивались студенческими демонстрациями 2011 года и героической, но изолированной борьбой различных профсоюзов, которая подавлялась наёмными убийствами и терактами. Именно поэтому Колумбия – мировой лидер по убийствам членов профсоюзов. Под руководством крестьянских объединений и индейских общин сельская Колумбия была охвачена массовыми протестами против милитаризации страны, различных соглашений о свободе торговли с США и ЕС, а также против корпоративных проектов в сельскохозяйственном и добывающем секторах.Это сопротивление наиболее ярко выразилось в борьбе общины Толима против золотодобывающей корпорации Anglo Gold Ashanti, которая объединила крестьян с городскими массами в движении за охрану окружающей среды. Усиление сельских протестов, в сочетании с более эффективными вылазками партизан против армии, особенно при участии FARC-EP, привели в 2012 году к началу мирных переговоров между повстанцами и правительством. Но местное население было изолировано от переговоров, которые проходили на Кубе, и переговоры были ограничены вопросами, которые уже прописаны в Конституции, так например, правительство настаивало, что на переговорах не должна обсуждаться экономическая модель, и группа FARC-EP согласилась с этим. В конечном счёте, нежелание правительства проводить реальные реформы, а также боязнь партизанских групп, что участие масс в этих переговорах ослабит их позиции, привели к ограниченному и бесперспективному мирному договору 2016 года.Серия сельских протестов 2013 года, начавшаяся в марте с забастовки фермеров кофе и продолжившаяся в июне протестами фермеров коки, привела к массовой крестьянской забастовке против торгового договора с США. Эти сельские протесты вывели на улицы миллионы человек, подключив и городское население. Более 25 человек были убиты, несколько сотен арестовано и ранено, и правительство согласилось на переговоры с крестьянскими профсоюзами по экономическим вопросам. Этим коллективная сила, созданная в течение месяца протестов, была расколота и ослаблена. Традиционные левые, возможно, встревоженные независимостью народного движения, отказались от продолжения протестов, критикуя их за «подрыв» правительства Сантоса и его мирного процесса. Они лишь ограничились бесполезной избирательной стратегией. Они не поняли, что народный гнев редко бывает связан с выборами. В какой-то степени «мирный процесс» и пристрастие к выборам ослабили протесты 2008-2013 годов. Но это была лишь временная задержка.Уроки долгой борьбы.Нынешние протесты – самые крупные с сентября 1977 года, когда правительство жестоко подавило гражданскую забастовку против высокой стоимости жизни, снижения зарплат, милитаризации и репрессий. Статут безопасности 1978 года значительно расширил полномочия армии и военных судов в отношении оппозиции. Впоследствии механизмы репрессий ужесточились – появились батальоны смерти и началась практика насильственных «исчезновений». Лишь немногие левые считали, что городское восстание неизбежно сольётся с сельским партизанским движением, что хотя и было ошибкой, но имело под собой некоторые основания в свете событий в Никарагуа. Партизанские ячейки множились, поскольку Статут безопасности и массовые репрессии побудили левых вступать в вооружённую борьбу, не видя возможности для демократической политической оппозиции.В Колумбии хорошо известна тенденция усиления государственных репрессий после начала народных протестов, и усиления партизанского движения после усиления государственных репрессий. Однако, городские центры по-прежнему оставались труднодостижимыми для партизан. Традиционные левые посчитали эти события возможностью собрать больше голосов и признаком сдвига влево всего общества. Но выборы 1978 года разочаровали их. Какова связь этой истории с нынешними протестами? По мере роста количества партизан, выступающих против мирного соглашения FARC-EP и правительства, становится ясно, что в условиях нежелания правительства выполнять свои обязательства по этому соглашению, существует реальная угроза возобновления вооружённой борьбы в сельской местности.Но в городских центрах события разворачиваются совершенно иначе, и партизанская логика вряд ли приведёт здесь к переменам, ожидаемым большинством населения. Колумбийцы необязательно выражают свой гнев и разочарование через урну для голосования. Таким образом, уроки 1977 года для партизанских и традиционных левых неприменимы к настоящему. И хотя было бы крайне неразумно отрицать влияние ультраправых, ясно, что их легитимность минимальна в глаза большинства. Но если прогрессивная альтернатива не заполнит этот вакуум, двери будут открыты для авторитарного решения этого кризиса, как произошло в 1977-78 годах. По этому поводу Мартинес из CUT сказал: «Мы пытаемся не отставать от постоянных акций. Это 21 число было великолепным проявлением духа. По всей стране были протесты. Поэтому репрессии будут только усиливаться, ведь у нас ультраправое правительство. И люди больше не мирятся с этим. Но без чёткого направления люди не знают, куда идти и что будет дальше, и мы должны быть готовы».Учитывая прошлый опыт, было бы неразумно полагаться на выборы в решении этого кризиса. Боевой дух людей должен быть организован независимо, исходя из собственных самых насущных потребностей, с помощью комитетов заключённых, молодёжи, женщин и многих других. Они должны быть организованы так, чтобы оказывать давление и проводить протестные акции, поскольку они должны побеждать именно на улицах. Кроме того, они должны действовать как единое целое, и ни один сектор не должен отдельно участвовать в переговорах, как это произошло в 2014 году. Единство – это ключ.Рабочее движение должно быть сильным и показывать пример. Что касается масштабов морального кризиса политического истеблишмента, то люди должны создавать власть снизу. Активист из рабочего квартала Кали сказал: «Ситуация накаляется. Люди теперь верят, что она может измениться. Но мы должны быть твёрдыми и требовать немедленной отставки Дуке. Нам не о чем с ним договариваться. Почему мы должны это делать? Он ни разу не выполнил своих обещаний. Он будет использовать переговоры только для отвлечения внимания. Люди подпишут соглашение, которое не будет исполняться. Это правительство должно пасть».Эта мысль становится актуальной сейчас, когда правительство призывает к национальному диалогу, видимо, чтобы нейтрализовать это движение. Сельский активист из Путумайо сказал: «Мы всегда считали, что это мафиозное государство, но каждый раз, когда нас призывают сесть с ним за чашку кофе, мы соглашаемся, и тем самым узакониваем его. Мы должны быть более последовательными». Мартинес из CUT сказал: «Во вторник, 26 ноября Исполнительный комитет гражданской забастовки примет решение по этому предложению. Правительство заявляет о национальном соглашении с демагогами, а не с народными организациями. Нам больше не нужны обещания. Они знают наши требования: социальное обеспечение, права трудящихся. Для правительства диалог – это способ навязать свои взгляды, и мы не должны быть наивными».Нынешний колумбийский кризис далёк от разрешения. Задача народных секторов заключается в сохранении силы движения, чтобы обратить гнев в организацию, лозунги в конкретные предложения, за которые нужно бороться на улицах, оставаясь едиными, и не раскалываясь на части. В то же время следует избегать бессмысленных переговоров, организованных для истощения протестов, то же самое касается и провокаций, которые пытаются расколоть население на части. В следующем году будут новые сельские волнения, которые, как следует надеяться, сольются с новыми городскими протестами. В этом случае, появится шанс нанести смертельный удар по ультраправым. Если колумбийская олигархия действительно думает, что это просто мимолётная блажь, которую можно рассеять обманом и репрессиями, то она сильно ошибается.Источник: Colombia On Strike: “This Government Has To Fall”, José Antonio Gutiérrez D., Roarmag.org, popularresistance.org, December 2, 2019.

12 декабря 2019, 17:16

Куда идёшь, Ливан?

  • 0

Прощай Ливан, образно и буквально. Прощай страна, которая, как многие считают, давно перестала существовать. Пять долгих лет я летал между Дальневосточной Азией и Ближним Востоком. Бейрут всё это время оставался одним из моих домов. Я прилетел сюда, когда ситуация в регионе стала невыносимой; когда дестабилизированная и замученная Сирия теряла своих детей в огромных количествах. Они были вынуждены покинуть свою Родину, направляясь в Бейрут, долину Бекаа и другие места этой планеты. Я прилетел, когда сирийские беженцы замерзали до смерти, страдали от эксплуатации и жестокости в древних, забытых богом деревнях, затерянных в отдалённых и беззаконных ливанских долинах.Я не должен был писать об этом, но написал. Я не должен был увидеть это, но увидел. Это был позор ООН, хорошо замалчиваемый и скрываемый под техническим жаргоном. Беженцев не называли беженцами, а их лагеря не регистрировали официально как лагеря беженцев. Нам говорили, что всё, что видят наши глаза, на самом деле, было другим. Но глаза не врали. Ливанские миражи, песочные замки и мифы. Если вы живёте здесь, они окружают вас, душат вас постоянно. Я прилетел, когда палестинцы начали восставать в своих кошмарных лагерях – безнадёжных, чудовищных местах, где десятки тысяч людей вынуждены жить десятки лет, без помощи и почти без прав. И я улетаю, когда эта страна рушиться. Когда разрыв между имущими и неимущими достиг настолько огромных размеров, что часто кажется, что на одной крошечной территории, называемой Ливаном, существуют две страны, даже две вселенные.Но перед моим отлётом произошло восстание. Конечно, периодически, здесь происходят восстания, ошибочно называемые «революциями». «Революции» 2005, 2015, и теперь 2019 годов. Я работал в центре Бейрута, на заполненных протестующими площадях. Я пытался понять, проанализировать, разобраться. И что я увидел? Изображения огромных сжатых кулаков, похожих на торговую марку ультраправой сербской группировки Otpor, созданной ЦРУ для свержения Слободана Милошевича и подрыва настоящих восстаний на Ближнем Востоке, цинично называемых западными СМИ «арабской весной». Действительно, я увидел здесь много символов Otpor и родственной ей группировки Canvas. А когда я спрашивал протестующих в Бейруте, знают ли они, что это за группировки, они отвечали: «нет», но они «непременно спросят своих дизайнеров».Было много размахиваний флагами, скандирований и даже танцев. Восстание в ливанском стиле. Одна большая вечеринка. Улыбки, смех, даже когда наваливается отчаяние. У протестующих много жалоб, и они готовы открыто их обсуждать: коррупция, почти неработающие социальные службы, и никакого будущего. Не ищите здесь никакой идеологии в 2019 году: это не коммунистическое, и даже не социалистическое восстание, хотя в истории Ливана были мощные социалистические и коммунистические восстания. Но одно можно сказать наверняка: протестующим «не нравятся элиты». Но вы не услышите здесь лозунгов с осуждением капитализма, которые распространены в Чили, и, конечно, в Боливии (но только не в Гонконге, где беспорядки открыто поддерживаются Западом и местными олигархами). Протестующим не нравятся отключения электричества и воды, кучи мусора и грязи на улицах. Протестующие ненавидят высокие цены и автомобильные пробки. Но чего они хотят, на самом деле?Они хотят «лучшего Ливана». Но что это такое? Ливана, свободного от расизма, например? Нет, я нигде не увидел признаков осуждения расизма. Когда я начал здесь жить, я был шокирован предрассудками местных. Водитель, работающий в одном из отделений ООН, даже не пытался скрыть свои «убеждения»: «Турецкая нация улучшилась. В прошлом они трахали только азиаток, и в результате выглядели как собаки. После завоевания Балкан они начали трахать европеек, и стали лучше».Оказываясь в международном аэропорте имени Рафика Харири, я часто видел униженных филиппинок, эфиопок и кениек, запертых в переполненных комнатах, охраняемых ливанскими полицейскими. Они похожи на рабынь, и с ними обращаются как с мясом. Неспеша за ними приходят их «владельцы», подписывают документы и уводят их куда-то. Насилие над домашней прислугой в Ливане просто ужасающе: пытки, изнасилования и убийства. Иностранные рабочие регулярно совершают самоубийства. Сейчас у них нет никакой правовой защиты. Это изменится? Требуют ли протестующие «лучшего Ливана», который навсегда покончит с дискриминацией? Опять же, я не слышал об этом. А что финансово поддерживало Ливан на протяжении десятилетий? В Западной Африке недобросовестные, расистские и жестокие ливанские бизнесмены эксплуатируют местных жителей и грабят природные богатства. Услышанное мной в Кот-д'Ивуаре шокирует даже самых закалённых читателей. Но призывает ли кто-нибудь в Бейруте к прекращению грабежа Западной Африки?Ещё один баснословный источник доходов – наркотики, выращиваемые и производимые в долине Бекаа. Если это марихуана, то это ещё ерунда. Но Ливан продаёт героин и кокаин, а также так называемые «боевые наркотики», включая каптагон, которым пользуются боевики в Сирии и Йемене. Этот наркотик, в основном, скупают саудиты для организации джихадистских терактов по всему миру. Это закончится? Призывают ли протестующие к «лучшему Ливану» без наркотиков, которые помогают убивать и пытать десятки тысяч невинных людей по всему региону? Каковы другие местные источники доходов? Конечно, банковские операции. Эти банки работают по всему Ближнему Востоку и Персидскому заливу.И, конечно, «иностранная помощь». Помощь, должная «помочь мигрантам», а также бедными ливанцам, которые «страдают от волн беженцев» из дестабилизированных Западом стран. Эти средства регулярно исчезают, полностью или частично, в больших карманах ливанской элиты, которая наживается на наплыве и откате беженцев. Перед отлётом я целую неделю бродил по Бейруту, днём и ночью, в поисках признаков, что протестующие по-настоящему хотят изменить эту страну. Не только для себя, но и для всех в Ливане и во всём арабском мире. Я встретил слишком много абстрактных лозунгов, в основном западного происхождения. И никаких намёков на сирийский панарабизм. Ничего, хотя бы отдалённо, напоминающего интернационализм. Это было восстание в «европейском стиле».Как всегда, ливанские силовики запугивали меня и многих других. Придя вечером на площадь Мучеников, я всего лишь направил объектив своей камеры на группу ленивых и циничных солдат, и это сразу подтолкнуло их к активности. Они попытались заставить меня удалить записи и извиниться. Я не подчинился. У меня не было проблем с фотографированием полиции в Гонконге, Париже, Чили или других местах. И за пять лет я хорошо научился общаться с этими высокомерными дебилами. Но местные вооружённые силы «уникальны» - от них мало чего ждут. Только Хизбалла спасает Ливан, когда на него нападает Израиль. Члены Хизбаллы хорошо обучены и дисциплинированы. А ливанская армия состоит из тех, кто не может найти другую работу. Если она и защищает кого-то, так это ливанский режим, поддерживаемый Западом и Саудовской Аравией.Я не дал им свой телефон и камеру. «Арестуйте меня», - предложил я, протянув обе руки. Они не двинулись. Для этого требуется слишком много усилий и бюрократии. Затем протестующие обняли меня: «Здорово, что ты не дал им свои вещи. Видишь ли, если бы это были мы, ливанцы, они бы избили нас и разбили наши камеры». А девушка добавила: «Никогда не знаешь, что они скрывают, но они всегда что-то скрывают. Возможно, они не хотят, чтобы мир знал, насколько они ленивы. Они просто стоят тут толпами, ничего не делая, болтая. Потом им надоедает скучать, и они нападают на нас. Их нельзя предсказать».Пару месяцев назад, во время короткого конфликта между Израилем и Ливаном (атака израильских беспилотников и ответный удар Хизбаллы), мне удалось подъехать к границе, как я не раз делал ранее. Почти вся оборона Ливана лежит на плечах Хизбаллы. Временные войска ООН в Ливане, состоящие из индонезийцев, южнокорейцев, итальянцев, ганцев и прочих солдат, только патрулируют границу в бронетехнике, и оказывают лишь психологический эффект. Ливанские вооружённые силы имеют мало возможностей для защиты своей страны. Это касается и ливанских ВВС, которые состоят из игрушечных самолётов Cessna. Теперь ливанская армия и полиция вынуждены противостоять собственному народу, защищая режим в Бейруте, а значит западные и саудовские интересы.Но вернёмся к главному вопросу, который, как ни удивительно, очень редко всплывает в западных СМИ: «Чего, на самом деле, хотят ливанцы? Какова цель восстания?» Восстание началось 17 октября из-за налога на звонки в WhatsApp. Вскоре появились призывы к отставке всего правительства, к полному изменению ливанской политической системы. Премьер-министр Саад Харири подал в отставку. Другие чиновники остались, но страна была парализована на несколько недель. Некоторые ливанцы называют события на улицах Бейрута, Триполи и других городов «Октябрьской революцией», но это восстание не похоже на культовую Русскую большевистскую революцию 1917 года. Однако, есть и положительный момент: многие ливанцы призывают к прямому народовластию и народному парламенту.Алессандра Бэджес написала недавно в газете New Arab: «Протесты и забастовки – не единственная общенациональная вещь, доминирующая в Ливане. Открытые дискуссии, проводимые группами граждан – последнее явление на улицах Ливана. В Ливане действительно ежедневно происходят дискуссии различных групп граждан, питая сердца и умы революционного движения с самого начала так называемой «Октябрьской революции»». Я видел эти собрания в Бейруте. Это впечатляющая идея, намного лучше того, что происходит в Европе во время французских и других протестов. Ясно, что ливанцам надоела сектантская политика, дикий капитализм и системная коррупция. Несколько десятилетий после разрушительной Ливанской Гражданской войны 1975-1990 годов страна была серьёзно разделена. Опять же, ещё об одной вещи здесь не принято говорить: большинство населения (4,4 млн. человек) доверяют религиозным лидерам и движениям, а не государству.Дэвид Моррисон написал в Labor & Trade Union Review: «Ливанская политическая система имеет уникальный религиозный характер, который происходит от Национального пакта 1943 года. По этому пакту, президент республики должен быть христианином, премьер-министр суннитом, а спикер парламента шиитом. Кроме того, 50% из 128 мест в парламенте отданы христианам, а 50% мусульманам, и эти места дополнительно разделяются между различными христианскими и мусульманскими сектами. В целом, места распределяются между 18 сектами. 64 христианских места распределены следующим образом: 34 – маронитам, 14 – греко-православным, 8 – греко-католикам, 5 – армяно-апостольской церкви, 1 – армяно-католикам, 1 – протестантам, 1 – прочим; а 64 мусульманских места распределяются так: 27 – суннитам, 27 – шиитам, 8 – друзам, 2 – алавитам.Таким образом, у христиан 50% мест, а у суннитов и шиитов чуть больше 20% по отдельности. В Национальном пакте не предусмотрено изменений этого разделения, даже в случае изменения демографической ситуации. И это правило действует до сих пор. Это распределение, возможно, соответствовало составу электората на тот момент, но не сейчас. Но нельзя достаточно точно сказать, каков сейчас состав населения, поскольку национальная перепись не проводится с 1932 года. Это очень деликатный вопрос для Ливана, который может вызвать гражданский конфликт».Эта устаревшая система скрытых расколов и коалиций привела к возмутительной коррупции. Религиозные и семейные кланы накопили огромные богатства, пользуясь полной безнаказанностью. Обсуждая эти проблемы с различными ливанскими активистами во время протестов 2015 и 2019 годов, я понял, что большинство образованных ливанцев (а Ливан, без сомнений, одна из самых образованных стран в арабском мире) выступает против сектантской системы. Они просто ненавидят её. Ещё в 2015 году одним из главных требований было «объединение Ливана», чтобы гарантировать, что им руководят люди, избранные по их достоинствам, а не религиозным убеждениям. В частности, молодёжь устала от побегов на Кипр - чтобы пожениться, если молодые принадлежат к различным религиям, или вообще атеисты. Они возмущены тем, что их детей нельзя зарегистрировать в стране, если нет официального ливанского свидетельства о браке.И большинство людей, с которыми я разговаривал, понимает, что шокирующее отсутствие прозрачности Ливанского режима служит интересам только немногих сверхбогатых. Экономика страны разрушена, долг достиг 150% ВВП и почти не оплачивается, а разрыв между богатыми и бедными чудовищен. Для миллионов бегство из страны – единственный выход. В то же время, в столице можно увидеть множество роскошных яхт, спортивных автомобилей Maserati, внедорожников Range Rover и дорогих ресторанов. Ливанские революционеры проводят открытые дискуссии, но это ещё не всё – они хотят совершенно новую политическую систему. Проблема в том, что они не уверены, какую именно. Но они уверены, что проводя открытые дискуссии и собрания, они, в конце концов, выяснят, чего хотят.Алессандра Бэджес так описывает группы прямого народовластия: «Рахад Самаха из группы свободных общественных дискуссий добавляет: «Мы говорили друг с другом о том, как мы можем бороться за расширение участия в революции… не простым присоединением к протестам, но помощью в объединении людей для обсуждения проблем, против которых все мы боремся. Тогда мы сможем найти общий язык». Концентрация внимания этих групповых дискуссий на необходимости изменить нынешнюю политическую систему и положить конец сектантству, и поиск возможных путей восстановления быстро падающей экономики, стали главной движущей силой в обмене мнениями между членам крупнейшего протестного движения. Больше всего беспокойства всех граждан страны вызывают такие проблемы как экономический кризис, растрата государственных средств, многолетнее правление элит, которые виновны в углублении кризиса, и религиозная система, в которой власть поделена между сектами в ущерб населению».Всё это правда. Но это Ливан, Ближний Восток, где нет ничего простого. Здесь Запад оказывает огромное влияние, равно как и лучшие региональные союзники Вашингтона – саудиты. Все их деньги потрачены впустую, чтобы просто гарантировать некоторую преданность. Запад, Израиль и Саудовская Аравия имеют здесь меньшее влияние, чем Иран, который является союзником Хизбаллы, а Хизбалла – единственная настоящая и мощная социальная сила в Ливане, где почти вся государственная собственность приватизирована или украдена. И Хизбалла – единственная вооружённая сила, защищающая Ливан от Израиля. В то время, как Запад не хочет, чтобы кто-нибудь защищался от Израиля.Как и следовало ожидать, Хизбалла находится в «террористическом списке» США и нескольких их союзников. У Хизбаллы был стратегический альянс с предыдущим правительством Харири, которое подало в отставку несколько недель назад (а Хизбалла выступала против свержения правительства, и даже пыталась разогнать блок-посты, установленные протестующими). Итак, что произойдёт, если протестующие победят? Кто выиграет от этого? Что будет, если рухнет старый режим? Что будет, если Хизбалла проиграет, и никто не будет защищать ливанцев от «южного соседа»?Какой Ливан придёт на смену нынешнему, ужасно неэффективному, даже жестокому и коррумпированному государству? Если вы окажетесь в одном из богатейших районов Бейрута Ашрафия, где осели старые христианские деньги, вам скажут такое, что вы не хотели бы услышать. Вам «объяснят», что Ливан должен быть христианской страной, которую создали французы – единственной христианской страной на Ближнем Востоке. Вы услышите ужасные оскорбления палестинцев, и увидите плакаты ультраправых политиков. Однажды я постригся в тамошней парикмахерской, и, расставаясь со мной, старый парикмахер поднял вверх правую руку и крикнул: «Хайль Гитлер!» (После этого я стал ходить к сирийскому парикмахеру). Один сосед сказал мне: «Французский империализм? О, но мы хотели бы вернуть французов! Было бы замечательно снова оказаться их колонией, разве нет?»Это была не шутка. Он имел в виду именно это. Каждое его слово было серьёзно. Об этом не пишут в центральной прессе. Но, по-моему, без этих нюансов невозможно понять Ливан, и что произойдёт, если победит революция. Кто поёт и танцует в центре Бейрута? Кто требует отставки этого режима? Кого здесь больше: мусульман или христиан? Я не уверен. Судя по количеству плакатов, вероятно, мусульман здесь меньше. Но опять же, я не уверен. Это не тот вопрос, который стоит задавать протестующим. Но это определённо не революция, которая удовлетворяет интересам мусульмано-социалистического Ирана. То же самое можно сказать и о протестах в Ираке.Может ли поддерживаемая Западом светская система превратить Ливан в форпост Запада на Ближнем Востоке? Нанесёт ли это ещё больше вреда Сирии? Теоретически, да. Может ли это повредить интересам незападных, антиимпериалистических стран: России и Китаю? Несомненно. Это ещё одна копия «цветных революций» или продолжение так называемой «арабской весны»? Пока никто не может ответить на этот вопрос. Но за ситуацией следует следить очень внимательно. Учитывая историю Ливана, его положение в мире, его политическую и экономическую ориентацию, а также образование, эта страна может пойти по любому пути. Если бы у людей был выбор, они бы выбрали социалистическое государство или западное колониальное правление. Запад делает всё возможное, чтобы вывести Ливан на свою орбиту. Сжатые кулаки Otpor – очевидное доказательство этого. Хорошо известно, что Canvas работает в этом направлении с 2005 года.При отлёте меня снова остановил полицейский. Он был груб. Они всегда ищут израильские или выездные штампы в паспортах. И это мне надоело. При Рафике Харири здесь унижали эфиопских женщин, издевались над сирийцами, и обращались как с богами с белыми посетителями из Европы и США. «Зачем нам бороться с израильтянами, если есть женщины и дети?», - подколол я его. И тогда они слетели с катушек. Они оттащили меня от прохода. И гигантскому Boeing 777-300 пришлось ждать, так как Air France отказалась выгружать мой багаж и оставлять меня тут. Они вызвали нескольких генералов. Они прыгали вокруг и что-то кричали. Меня это не волновало. Моя работа здесь закончена. В Париже я пробуду девять дней, чтобы дописать очерк, а затем отправлюсь в Южную Америку. Задержка в аэропорте или в какой-нибудь грязной ливанской тюрьме мало что меняла для меня. Я хотел бы полететь в Дамаск, но моя виза истекла. Поэтому я просто ждал. В конце концов, они отпустили меня.Самолёт прокатился по взлётно-посадочной полосе, затем заревели двигатели и мы взлетели. Это всё. На моих картах памяти остались часы видеозаписей из разных уголков Ливана. Я не был уверен, что сохраню их. И я не знаю, что ливанцы сделают со своей страной. Гигантский кулак торчал посреди площади Мучеников. Это иностранное вмешательство, хорошо спланированный саботаж или символ реального сопротивления? В День независимости этот кулак сожгли. «Вандалы!», - вопили западные СМИ. Я не уверен, это очень сложная страна. Эта страна рушится. Возможно, уже рухнула. Люди разговаривали, кричали, пели. Некоторые живут в полной нищете. Некоторые разъезжают на Ferrari и насилуют горничных. Эта страна отчаянно пытается идти вперёд. Но это очень расплывчатое направление. В Ливане для каждого человека и каждой группы «вперёд» может означать прямо противоположное!Источник: Quo Vadis, Lebanon?, Andre Vltchek, journal-neo.org, November 26, 2019.

Выбор редакции
10 декабря 2019, 17:06

СМИ защищают преследование властями оппозиционных журналистов.

  • 0

Альтернативный интернет загудел, когда стало известно об аресте журналиста Grayzone Макса Блюменталя, который на два дня был посажен в тюрьму после полицейской облавы в его доме. Блюменталя обвинили в нападении на человека, которое, предположительно, произошло пять месяцев назад во время скандально известного противостояния вокруг посольства Венесуэлы в Вашингтоне, когда правительство выгнало официальных лиц Венесуэлы, чтобы заменить их на марионеточных представителей Гуайдо. Диссидентские журналисты, включая Блюменталя, разместились в посольстве, выступив против незаконного выселения дипломатов, и зафиксировали все действия властей. Блюменталь назвал все обвинения против себя «100% фальшивыми, сфабрикованными, фиктивными, неверными и злонамеренной ложью».Я с большим интересом следила за новостями о противостоянии в посольстве, во многом потому, что отвратительное и дурацкое поведение противников Мадуро там было прекрасным отражением отвратительного и дурацкого поведения противников Мадуро, которое я знаю по интернету. Я более трёх лет спорила с каждой крупной политической группировкой в Америке, и некоторые из них были откровенно подлые, но я никогда не сталкивалась с настолько нечестной, грубой и отвратительной группировкой, как та, что поддержала трамповский переворот в Венесуэле. Я не сомневаюсь, что в этой недобросовестной и подозрительной группировке найдётся кто-то, кто сможет выдвинуть ложные обвинения в адрес диссидентского журналиста.«По словам знакомого с этим делом человека, ордер на арест Блюменталя первоначально был отклонён», - сообщает Grayzone, - «Как ни странно, это ложное обвинение было восстановлено через несколько месяцев, без уведомления обвиняемого». Это действительно странно. «Меня арестовали в пятницу по совершенно ложному обвинению, выдвинутому венесуэльской оппозицией в связи с осадой посольства в Вашингтоне. Я провёл в тюрьме два дня, меня на долгое время заковали в кандалы, и мне отказали в звонке адвокату», - написал Макс Блюменталь. Как ни странно, о подозрительном аресте оппозиционного журналиста писали только альтернативные источники в интернете. Центральные СМИ полностью проигнорировали это событие.«Арест и лишение свободы оппозиционного американского журналиста Макса Блюменталя напомнили мне (и всем, кого я знаю) о худшем в России», - написал Марк Эймс. - «За одним исключением: когда был арестован оппозиционный журналист Иван Голунов, большинство известных русских журналистов, включая сторонников Путина, публично поддержали Голунова. А здесь - молчание». Это молчание не удивляет, потому что эти СМИ уже долгие годы игнорируют и даже поддерживают преследование другого оппозиционного журналиста – Джулиана Ассанжа. Амбициозные молодые журналисты отлично усвоили, что самый простой способ продемонстрировать свою лояльность плутократическому истеблишменту, который владеет СМИ – это участвовать в неустанной клеветнической кампании против основателя WikiLeaks, которая проникла почти во все политические сектора западного мира, а самый простой способ потерять благосклонность плутократов – защищать Ассанжа.Хорошо известны строки, написанные одним немецким пастором после Второй мировой войны:«Сначала они пришли за социалистами, и я молчал — Потому что я не был социалистом.Затем они пришли за членами профсоюза, и я молчал — Потому что я не был членом профсоюза.Затем они пришли за евреями, и я молчал — Потому что я не был евреем.Затем они пришли за мной — И не осталось никого, чтобы говорить за меня».Это хорошие слова, и понятно почему люди вспоминают их во время нынешней войны с оппозиционными журналистами в западной империи. Фразы «сначала они пришли за Ассанжем» и «сначала они пришли за журналистами» широко распространены среди сторонников свободы прессы, которые хотят, чтобы власть несла ответственность за свои действия. Если вы позволите прийти за такими журналистами как Ассанж и Блюменталь, вскоре они придут и за вами. Но всё не так просто.Они придут за вами, только если вы собираетесь опубликовать что-то, что хотят скрыть власти. Если вы полностью отказались от этого, то вы понимаете, что вы не рискуете оказаться в тюрьме. Вы не защищаете оппозиционных журналистов, даже если понимаете, что власти преследуют их несправедливо. Именно так поступают журналисты центральных СМИ, они отказались защищать Ассанжа и Блюменталя и встали на сторону власти.Именно поэтому они молчат. Дело не в том, что журналисты центральных СМИ не понимают, что позиция властей может измениться, и они захотят сообщать о неприятных для властей фактах, не опасаясь оказаться в тюрьме, все эти люди наблюдали за избранием Дональда Трампа. Они знают, что наверху власти всё может измениться к худшему, и им всё равно, они всегда будут на стороне силы. Журналисты СМИ не невежественны, они просто покорны. Они взяли на себя пожизненное обязательство продолжать поклоняться алтарю силы, независимо от формы этой силы.Если изменить слова пастора Мартина Нимёллера, чтобы описать нынешнюю войну с диссидентами, то получится примерно следующее:Сначала они пришли за Ассанжем, и я молчал — Потому что я был журналистом центральных западных СМИ, и не собирался расстраивать власти.Затем они пришли за Блюменталем, и я молчал — Потому что я был журналистом центральных западных СМИ, и не собирался расстраивать власти.Затем они пришли за всеми остальными оппозиционными журналистами, и я молчал — Потому что я не был оппозиционным журналистом.Они никогда не приходили за мной —Потому что я решил служить властям.Источник: Mainstream Journalists Who Refuse To Defend Dissident Journalists Are Worshippers Of Power, Caitlin Johnstone, activistpost.com, October 31, 2019.