Источник
Блог Олега Матвейчева - LiveJournal.com
Выбор редакции
Выбор редакции
06 апреля, 19:00

Что не так с итальянской медициной. Или со статистикой по COVID-19

  • 0

Италия несет чудовищные потери в своей войне с коронавирусом. И если у кого-то (у меня, например, и у многих моих знакомых и читателей) возникают сомнения в опасности новой инфекции, то они должны быть рассеяны одним аргументом: но посмотрите, что происходит в Италии. Я соболезную всем и каждому, кто потерял своих близких. Но не могла же произойти такая трагедия на ровном месте.Удар по здравоохранениюПришлось покопаться в итальянских источниках и местной прессе. За последние несколько лет о проблеме здравоохранения на Апеннинах написаны сотни статей и исследований. Не перечисляя все источники, попробую суммировать.Ровно 10 лет назад разразился так называемый Европейский долговой кризис. Начался он с Греции и охватил почти весь Евросоюз. На дно потянули Еврозону Греция, Испания, Португалия, Ирландия и Италия. Они же были выбраны и мальчиками для битья. Старшие товарищи – Германия и Франция – настояли на том, что в этих странах должны быть серьезно урезаны все социальные программы. Мол, не хотите работать эффективно, как немцы, затяните потуже ремешки.Озеро Комо. Фото автора.Под раздачу, разумеется, попало и итальянское здравоохранение. За десять минувших лет было сокращено около 800 отделений больниц и 70.000 больничных коек. В стране сейчас не хватает 56 тысяч врачей и 50 тысяч медсестер. Не те ли это 70 тысяч коек, которых и не досталось заболевшим коронавирусом?В Италии на 10000 населения приходится 32 больничные койки, во Франции - 60, в Германии - 80. У нас в России - 82. Не будем говорить здесь о качестве этих коек, но количество во время эпидемии - полагаю, главный показатель.Почему началось в Италии?Тут как раз все более-менее понятно. Если считать, что вирус пошел из Китая, то как раз в Милане и вокруг него сосредоточилась масса выходцев из Поднебесной. Это не только туристы, которые толпами приезжали опустошать полки миланских бутиков и аутлетов.Это еще и сотни, если не тысячи работников подпольных текстильных фабрик, которые днем и ночью штампуют реплики брендовой одежды. Трудятся они вахтовым методом, так что движение китайских подданных – постоянное и массовое.Озеро Комо. Фото автора.Плюс – общая итальянская антисанитария. Я вот, когда вынужден на пару дней остановиться в Италии или проскочить ее на автомобиле, боюсь вообще до чего-либо дотрагиваться. Мне всё кажется грязным. Впрочем, это личные ощущения.Почему Бергамо?Примем за факт, что коронавирус особенно отрицательно влияет на дыхательную систему. И, наверное, как любой вирус, в первую очередь дает осложнения у людей с хроническими заболеваниями сердца, почек, желудка и проч.Достаточно посмотреть, какая промышленность сконцентрирована в провинции Бергамо. Тяжелая промышленность. Металлургические предприятия. Тракторный завод. Трубопрокатный завод. Производство цемента. Крупнейший в Италии комбинат по производству кранов. И т.д.Озеро Комо. Фото автора.Логично предположить, что бывшие и нынешние работники таких предприятий страдают хроническими заболеваниями легких, онкологией, сердечной недостаточностью, другими болезнями. Такому вирусу их ослабленный иммунитет противостоять не в состоянии.А если учесть, что и система здравоохранения тоже тяжело больна, а точнее - находится в состоянии комы, то получаем столь плачевный результат.Что со статистикой?Средняя смертность в Италии по году – 1.588 человек. Сейчас этот показатель, разумеется, выше. Но за период с 01.01.2019 по 15.03.2019 умерло больше людей, чем за тот же период этого, 20-го, года. Но коронавируса тогда не было. То есть, опять возникает вопрос: как считают, кто считает и зачем? Если нам говорят, что сегодня такая высокая смертность, то почему она не выше, чем в прошлом году? Кто врет? Люди или цифры?Всех, у кого обнаружен коронавирус и кто, увы, скончался, итальянцы записывают в статистику по COVID-19. Хотя по факту причины смерти – разные. Пневмония, онкология, сердечная недостаточность. Такие причины указывают немцы. Поэтому их статистика смертности по коронавирусу выглядит по сравнению с итальянской просто радужной.Портопикколо. Фото Марины Вишневецкой.Давайте сравним цифры, которые дают эти две страны на вчерашний день, 27 марта.Италия – 86 тысяч диагностированных, более 9 тысяч скончались.Германия – 42 тысячи диагностированных, скончались 253 человека.То есть, в Германии всего лишь в два раза меньше зараженных, а умерших – в 36 раза меньше, чем в Италии. Ну, так не бывает. Ну, кто-то здесь врет или совсем по-разному считает.Понимаю, что финансирование здравоохранения в Германии на душу населения в 2 раза выше, чем в Италии, что германская медицина эффективнее итальянской. Но не в тридцать же шесть раз. Вопрос: кто врет и зачем?Деньги не поделилиВчера же, 27 марта, Италия не подписала итоговый документ видеоконференции глав государств-членов ЕС по борьбе с коронавирусом. Апеннины не согласны с распределением финансов. Звучала информация о том, что итальянцы хотели бы получить 150 миллиардов из ассигнуемых 400. Думаю, в кулуарах Евросоюза идут сейчас жаркие споры по поводу денег и способов их выделения.Я гоню от себя мысль о том, что итальянские политики настолько циничны и решили заработать на человеческих трагедиях, умышленно завышая смертельную статистику. Хотя в политике беспринципность – это важное качество.Портопикколо. Фото Марины Вишневецкой.Еще раз хочу подчеркнуть: я скорблю вместе со всеми, кто потерял своих близких. Я знаю, что это за испытание.Но, честное слово, я не хочу больше верить ничему, что говорят официальные лица о коронавирусе. Мне кажется, что вокруг COVID-19 уже пошли чудовищные пляски на костях с дележом всего и вся. Я не хочу верить телевизионной картинке, снятой по заказу тех самых политиков, что делят сейчас миллиардные субсидии ЕС, и тех финансистов, что делят миллиардные прибыли на биржах.Я хочу правды, но ее можно собирать только по кусочкам, по обрывкам информаций, цифр, высказываний. И не известно, правда ли получится в итоге. А если будет правда, станет ли от этого легче?источник

06 апреля, 18:30

Да, это было круто...

  • 0

Да, это было круто. Идея была моя (вспомнил о своём опыте организации многотысячных шествий в Риге 1 мая 2004 года и в Москве с "Местными"). Глава поддержал. И исполнили всё потрясающе. А Sem Pegov мощно поддержал информационно.#РезервнаяАрмияДНР Нарезка видео с квадрокоптера #LifeОсобенно посмотрите концовку. Как сказал, глядя на это Захар Прилепин (Zakhar Prilepin), Куликовская битва какая-то )Сделайте репост. Путь все увидят, насколько Донецкая Народная Республика готова к отражению киевской агрессии!!!Александр Казаков

Выбор редакции
06 апреля, 18:00

Мир после коронавируса. Мнение Харари

  • 0

Этот текст — перевод статьи писателя Юваль Ной Харари от 20 марта 2020 года, опубликованной на Financial Times. Харари — автор международных бестселлеров «Sapiens: Краткая история человечества», «Homo Deus: Краткая история будущего».Автор канала не является профессиональным переводчиком, но считает важным донести мысли Харри до российского читателя.«Мир испытывает глобальный кризис. Возможно, крупнейший кризис нашего поколения. Он заденет не только здравоохранение, но и экономику, политику и культуру. Мы должны действовать быстро и решительно. И мы должны понимать долгоиграющие последствия наших действий. Выбирая меж двух альтернатив мы должны спрашивать себя не только как избежать молниеносных угроз, но и в каком мире мы будем обитать, когда "шторм" пройдет. Да, шторм пройдет, человечество выживет, большинство из нас все еще будут живы — но мы будем существовать в другом мире.Многие сиюминутные экстренные меры закрепятся как постоянные в нашей жизни. Такова природа экстренных мер. Они — ускорители исторического процесса. В обычное время, чтобы принять решение, направленное на делиберализацию общества (прим. пер.: процесс уменьшения количества прав и свобод граждан), нужны годы. Сейчас такие решения принимаются в считанные часы. Внедряются незрелые и даже опасные технологии, потому что риски от ничегонеделания значительно выше. Целые страны используются как подопытные кролики в громаднейших социальных экспериментах.Что происходит когда каждый работает из дома и общается только дистанционно? Что происходит, когда целые школы и университеты уходят в онлайн? В нормальные времена правительственные, предпринимательские и образовательные организации никогда не согласятся на проведение такого эксперимента. Но сейчас не нормальные времена.В кризис мы сталкиваемся с двумя одинаково важными вопросами. Первый о выборе между тоталитарной слежкой и усилением гражданской власти (прим. пер: автор говорит об усилении гражданского контроля и передаче людям большего количества полномочий). Второй стоит между национальной изоляцией и глобальной солидарностью.«Подкожная» слежкаЧтобы остановить эпидемию целые нации должны принять четкие инструкции-гайдлайны. Есть два варианта действий. Первый метод состоит в мониторинге государством людей и наказании тех, кто нарушает правила. Сегодня, впервые в человеческой истории, технологии дают возможность наблюдать за каждым непрерывно. 50 лет назад КГБ не могло следить за 240 миллионами советских граждан 24 часа в день, и даже не думало об эффективном анализе всей собранной информации. КГБ полагалось на человеческих агентов и аналитиков. Даже СССР не был тем местом, где агенты следили за каждым гражданином. Но сейчас правительства для слежки за гражданами могут положиться на вездесущие сенсоры и могущественные алгоритмы вместо доносчиков из плоти и крови.В битве против коронавирусной эпидемии несколько правительств уже установили новые «надзорные установки». Наиболее показательный кейс в Китае. Путем тщательного наблюдения за смартфонами людей, установки сотен миллионов камер распознавания лиц и услужливых людей, проверяющих температуру своего тела и отправляющих эти медицинские данные властям, китайское правительство может не только быстро идентифицировать предположительное появление коронавируса у человека, но также отследить передвижение и определить с кем он контактировал. Радар мобильного приложения предупреждает гражданина о его близости к инфицированным пациентам.Китайское правительство может не только быстро идентифицировать предположительное появление коронавируса у человека, но также отследить передвижение и определить с кем он контактировал.Такой вид технологий есть не только в Восточной Азии. Табак (израильская спецслужба) дала премьер-министру Израиля Бенджамину Нетаньяху допуск на запуск технологий слежки, которые раньше применялись для выявления террористов. Сейчас с помощью них следят за коронавирусными пациентами. Сначала Парламент отказал в ведении этих мер, но Нетаньяху протащил их через «экстренный декрет».Вы можете согласиться, что в этом нет ничего нового. Уже сейчас и правительства и корпорации используют гораздо больше изысканных технологий для отслеживания нашего передвижения, наблюдения за нами и манипулирования людьми. Но если мы не будем осторожны, эпидемия может обозначиться как важнейший водораздел в истории слежки.До сих пор, когда твой палец прикладывался к экрану твоего смартфона и ты переходил по ссылке, государство хотело знать, на что точно твой палец кликнул. Но с коронавирусом фокус интересов сместился. Сейчас государство хочет знать температуру твоего пальца и с каким давлением кровь пульсирует у тебя под кожей."Пудинг" в режиме чрезвычайной ситуацииОдна из проблем, с которой мы столкнемся при разработке и внедрении слежки, что никто точно не узнает как за ним следят и что будет дальше. Технологии слежки развиваются с бешеной скоростью и то, что казалось научной фантастикой 10 лет назад, сейчас уже устаревшая технология.В качестве мысленного эксперимента давайте представим гипотетическое государство, которое обязывает каждого гражданина носить биометрический браслет, который мониторит температуру тела и сердцебиение 24 часа в сутки. Итоговые результаты копятся и анализируются с помощью государственных алгоритмов. Алгоритмы будут знать, что вы больны до того, как это узнаете вы, они также будут знать где вы были и с кем встречались. Цепочка инфицированных может быть моментально остановлена или стать гораздо короче. Такая система может вероятно остановить эпидемию в считанные дни. Звучит прекрасно, да?Обратная сторона, конечно, в том что это дает разрешение на ужасающие надзорные системы. Если вы знаете, например, что я предпочитаю кликать на сайт Fox News, а не CNN (альтернативный пример для России: выбираю в качестве источника информации сайт Медузы, а не Первого канала) то это даст вам понимание моих политических взглядов и даже моей личности. Но если вы еще и следите за температурой моего тела, давлением и сердцебиением, когда я смотрю видео-ролики, то вы можете изучить, что заставляет меня смеяться, что заставляет меня плакать, а что делает меня очень-очень злым.Критически важно помнить, что злость, наслаждение, скука и любовь — такие же биологические феномены как лихорадка или кашель.Биометрическое наблюдение за людьми делает стратегию «Cambridge analytica» по управлению мнением людей на основе их предпочтений в соцсетях тактикой из каменного века. Представьте Северную Корею в 2030 году, где каждый гражданин носит биометрический браслет 24 часа в сутки. Если вы слушаете речь Великого Правителя и браслет обнаруживает сигналы гнева — с вами все кончено.Например, моя родная страна Израиль объявила чрезвычайное положение во время войны за независимость 1948 года, которая оправдывала целый ряд временных мер: от цензуры прессы и конфискации земли до специальных правил изготовления пудинга (я не шучу). Война за независимость уже давно выиграна, но Израиль так и не отменил чрезвычайное положение, как и многие «временные» меры 1948 года (указ о чрезвычайном пудинге был, к счастью, отменен в 2011 году).Даже когда инфекция коронавируса сойдет на нет, некоторые голодные до данных государства могут поспорить, что они должны сохранить биометрические надзорные системы в стране, потому что они боятся второй волны коронавируса, или потому что новая Эбола появилась в центральной Африке или потому что… вы уловили мысль.Кризис коронавируса может стать переломным моментом в битве. Потому что, когда людям предоставляется выбор между приватностью и здоровьем, они обычно выбирают здоровье.«Мыльная полиция»Корень проблемы в том, что людям предлагают сделать выбор между личной жизнью и здоровьем. А это ложный выбор. Мы можем и должны наслаждаться конфиденциальностью и здоровьем одновременно. Мы можем защитить свое здоровье и остановить эпидемию коронавируса не путем введения тоталитарных режимов эпиднадзора, а путем расширения прав и возможностей граждан. В последние недели некоторые из наиболее успешных усилий по сдерживанию эпидемии коронавируса были организованы Южной Кореей, Тайванем и Сингапуром. В то время как эти страны в некоторой степени использовали приложения для отслеживания, они в большей степени полагаются на всестороннее тестирование, честную отчетность и добровольное сотрудничество хорошо информированной общественности.Централизованный мониторинг и суровые наказания — не единственный способ заставить людей соблюдать полезные правила.Если люди доверяют государственным органам и от них не скрывают научные данные, то граждане могут поступать правильно, даже если Большой Брат не наблюдает из-за плеча. Самомотивированное и хорошо информированное население, как правило действует гораздо более грамотно и эффективно, чем население, запуганное полицией и лишенное честной информации.Сегодня миллиарды людей ежедневно моют руки не потому, что боятся «мыльной полиции», а потому, что понимают значимость процедуры.Рассмотрим, например, мытье рук с мылом. Оно было одним из величайших достижений в области гигиены человека. Это простое действие спасает миллионы жизней каждый год. Хотя мы считаем это само собой разумеющимся, только в XIX веке ученые обнаружили важность мытья рук с мылом. Ранее даже врачи и медсестры переходили от одной хирургической операции к другой без мытья рук. Сегодня миллиарды людей ежедневно моют руки не потому, что боятся «мыльной полиции», а потому, что понимают значимость процедуры. Я мою руки с мылом, потому что я слышал о вирусах и бактериях, я понимаю, что эти маленькие и незаметные организмы причина болезней и я знаю, что мыло может избавить меня от них.Но чтобы достичь такого уровня принятия и сотрудничества, вам нужно доверие граждан. Люди должны доверять науке, доверять государственным органам и СМИ. За последние несколько лет безответственные политики преднамеренно подорвали доверие к науке, органам государственной власти и средствам массовой информации. Теперь эти самые безответственные политики могут поддаться искушению пойти по пути авторитаризма, утверждая, что вы просто не можете доверять голосу гражданского общества и знать, что оно поступает правильно.Обычно доверие, которое разрушалось годами, не может быть восстановлено в одночасье. Но сейчас не обычное время. Сейчас ненормальные времена. В момент кризиса умы могут быстро измениться.У вас могут быть горькие споры с вашими братьями и сестрами в течение многих лет, но когда возникает какая-то чрезвычайная ситуация, вы вдруг обнаруживаете скрытый резервуар доверия и дружбы и спешите помогать друг другу.Вместо того чтобы строить режим наблюдения, еще не поздно восстановить доверие людей к науке, органам государственной власти и средствам массовой информации. Мы обязательно должны использовать и новые технологии. Но эти технологии должны расширять возможности граждан. Я полностью поддерживаю мониторинг температуры моего тела и кровяного давления, но эти данные не должны использоваться для создания всемогущего правительства. Скорее, эти данные должны позволять мне сделать более осознанный личный выбор. А также открытые статистические данные о состояния всего населения должны обязать правительство объяснять свои решения.Если бы я мог следить за своим состоянием здоровья 24 часа в сутки, я бы узнал не только о том, стал ли я опасным для здоровья других людей, но также и о том, какие привычки влияют на мое здоровье. И если бы я мог получить доступ и проанализировать надежные статистические данные о распространении коронавируса, я бы мог судить, говорит ли мне правительство правду и принимает ли оно правильную политику для борьбы с эпидемией.Всякий раз, когда люди говорят о наблюдении, помните, что одна и та же технология наблюдения обычно может использоваться не только правительствами для мониторинга отдельных лиц, но и отдельными лицами для мониторинга действий правительств.Таким образом, эпидемия коронавируса является серьезной проверкой граждан. В предстоящие дни каждый из нас должен предпочесть доверять научным данным и специалистам в области здравоохранения по поводу необоснованных теорий заговора и корыстных политиков. Если мы не сделаем правильный выбор, мы, возможно, обнаружим, что отказываемся от наших самых ценных свобод, думая, что это единственный способ защитить наше здоровье.Нам нужен общий планВторой важный выбор, с которым мы сталкиваемся — это национальная изоляция и глобальная солидарность. И эпидемия и экономический кризис, возникший из-за нее, являются глобальными проблемами. Они могут быть эффективно решены только путем глобального сотрудничества.Во-первых и в основном, чтобы победить вирус, мы должны делиться информацией друг с другом по всему миру. Это большое преимущество людей перед вирусами.Коронавирус в Китае и коронавирус в США не могут обменяться советами о том, как заразить людей. Но Китай может преподать США много ценных уроков о коронавирусе и о том, как с ним бороться. То, что итальянский врач обнаружит в Милане рано утром, вполне может спасти жизни в Тегеране к вечеру. Если правительство Великобритании колеблется между предложениями от разных политиков, оно может получить совет от корейцев, которые уже сталкивались с подобной дилеммой месяц назад. Но для этого нам необходим дух глобального сотрудничества и доверия.В предстоящие дни каждый из нас должен предпочесть доверять научным данным и специалистам в области здравоохранения. А не идти на поводу необоснованных теорий заговора и корыстных политиков.Страны должны быть готовы делиться информацией открыто, смиренно обращаться за советами друг к другу, а также должны иметь возможность доверять данным и полученным знаниям. Нам необходимы глобальные усилия по производству и распространению медицинского оборудования, в частности, наборов для тестирования и дыхательных аппаратов. Вместо того, чтобы каждая страна пыталась сделать это локально и накапливала какое бы то ни было оборудование, нужно скоординировать глобальные усилия. Это могло бы значительно ускорить производство и обеспечить более справедливое распределение спасательного оборудования. Подобно тому, как страны национализируют ключевые отрасли промышленности во время войны, человеческая война против коронавируса может потребовать от нас «гуманизации» важнейших производственных линий. Богатые страны с несколькими случаями заражения должны должны быть готовы отправить драгоценное оборудование в более бедную страну, полагая, что если и когда они будут нуждаться в помощи, другие страны придут к ним на помощь.Мы могли бы рассмотреть аналогичные глобальные усилия по объединению медицинского персонала. Страны, в настоящее время менее затронутые, могут направлять медицинский персонал в наиболее пострадавшие регионы мира как для того, чтобы помочь им в трудную минуту, так и для получения ценного опыта. Если в дальнейшем центр эпидемии сместится, помощь может начать поступать в противоположном направлении.Глобальное объединение жизненно необходимо и на экономическом фронте. Учитывая глобальный характер экономики и зависимость от поставок продукции из других стран, если каждое правительство будет делать свое дело, полностью игнорируя других, результатом будет хаос и углубление кризиса. Нам нужен глобальный план действий, и он нужен нам быстро.Это можно организовать с помощью мирового соглашения о предварительной проверке путешественников в их родной стране. Если вы знаете, что в самолет допускаются только тщательно проверенные пассажиры, вы охотнее примите их в свою страну.Еще одним требованием является достижение глобального соглашения о поездках. Приостановление всех международных поездок на месяцы вызовет огромные трудности и затруднит войну с коронавирусом. Странам необходимо сотрудничать, чтобы позволить как минимум небольшой струйке основных путешественников продолжать пересекать границы: ученые, врачи, журналисты, политики, бизнесмены. Это можно организовать с помощью мирового соглашения о предварительной проверке путешественников в их родной стране. Если вы знаете, что в самолет допускаются только тщательно проверенные пассажиры, вы охотнее примите их в свою страну.К сожалению, в настоящее время страны вряд ли делают что-либо из этого. Коллективный паралич охватил международное сообщество. В этой комнате, кажется, нет взрослых. Можно было ожидать, что уже несколько недель назад состоится экстренное совещание мировых лидеров, на котором будет выработан общий план действий. Лидерам Большой Семёрки удалось организовать видеоконференцию только на этой неделе, но они не выработали план.В ходе предыдущих глобальных кризисов, таких как финансовый кризис 2008 года и эпидемия Эболы 2014 года, США брали на себя роль глобального лидера. Но нынешняя администрация США отреклась от должности лидера. Президент ясно дал понять, что заботится о величии Америки гораздо больше, чем о будущем человечества.Эта администрация отказалась даже от своих ближайших союзников. Когда Президент запретил все поездки из Евросоюза, он даже не дал предварительного уведомления — не говоря уже о том, чтобы проконсультироваться с Евросоюзом об этой решительной мере. Он потряс Германию тем, что якобы предложил немецкой фармацевтической компании 1 млрд долларов на приобретение исключительных прав на новую вакцину против Covid-19. Даже если нынешняя администрация в конечном итоге изменит курс и разработает глобальный план действий, немногие будут следовать за лидером, который никогда не берет на себя ответственность, который никогда не признает ошибок и который обычно винит других.Если пустота, оставленная США, не будет заполнена другими странами, будет гораздо труднее остановить не только нынешнюю эпидемию, но и ее наследие. Это отравит международные отношения на долгие годы. Тем не менее, каждый кризис — это тоже возможность. Мы должны надеяться, что нынешняя эпидемия поможет человечеству осознать острую опасность, которую представляет глобальная разобщенность.Человечество должно сделать выбор. Пойдем ли мы по пути разобщенности или пойдем по пути глобальной солидарности? Если мы выберем разобщенность, это не только продлит кризис, но, вероятно, приведет к еще худшим катастрофам в будущем. Если мы выберем глобальную солидарность, это будет победой не только против коронавируса, но и против всех будущих эпидемий и кризисов, которые могут поразить человечество в 21-м веке.»20 марта 2020 годаУ статьи есть подстрочник. «This storm will pass. But the choices we make now could change our lives for years to come» («Шторм пройдет. Но выбор, который мы сделаем, изменит наши жизни на долгие годы вперед»).Copyright © Yuval Noah Harari 2020Copyright The Financial Times Limited 2020. All rights reserved.отсюда

Выбор редакции
06 апреля, 17:34

Memory Hack: технологии на службе Победы

  • 0

Москва, 6 апреля 2020 года – Более сотни программистов и веб дизайнером со всей России собрались в минувшие выходные на 36 часовой хакатон «Memory Hack», чтобы разработать новые сервисы для цифрового проекта «Дорога памяти» о ветеранах Великой отечественной войны.Лучшие решения: персональные открытки с фото ветерана, распознавание и анимация лиц на фото, конструирование связей в социальных сетях, распознавание орденов и медалей с фотографий, наложение боевого пути ветеранов на карты и многое другое будут переданы «Дороге памяти» в качестве добровольной помощи развития проекта.Организацию хакатона провели Стартап Phystech.Genesis и сборная России по хакатонам Russian Hack Team при поддержке «Промсвязьбанка».«Трудно сказать, что стало более важным фактором: благородная тема хакатона или режим самоизоляции, но количество желающих примерно в пять раз превысило запланированный объем. Поэтому мы провели отбор и непосредственно до хакатона было допущено 113 человек», - отметил член жюри Иван Глушенков из Phystech.Genesis.Механика хакатонаНа старте участникам были предложены на выбор два трэка или задачи: создать программу для автоматического поиска и загрузки фотографий участников ВОВ из интернета или придумать сервис, мотивирующий людей делиться фотографиями и информацией.Организаторы обратили внимание разработчиков, что помимо поисковиков, существенным источником информации являются и социальные сети.«Если бы мне нужна была информация о героях ВОВ, то я бы использовал как официальные источники, так и социальные сети... Баз данных сейчас много, и вряд ли вся информация о фронтовиках собрана в единую», - объяснил Роман Доронин, гендиректор EORA.Онлайн-формат был выбран из-за карантина. А все необходимое, включая еду и атрибутику с логотипом Memory Hack доставляли прямо на дом. За 36 часов участники трижды встретились с экспертами для обсуждения проектов, прослушали лекцию о больших данных от эксперта в области искусственного интеллекта Игоря Ашманова и прошли мастер-класс по созданию качественных презентаций.В результате предварительного отбора из 34 команд, участвовавших в хакатоне, в финал вышли 20.На итоговом питчинге решения по сбору данных оценивались с точки зрения работоспособности, технической реализации и легкости интеграции программы. Критерии оценки вовлекающих сервисов немного отличались: здесь главным и критериями были предполагаемая эффективность - сколько людей сможет привлечь приложение - и глубина анализа темы.В состав жюри конкурса вошли эксперты по информационным технологиям и безопасности Игорь Ашманов, управляющий партнер «Ашманов и партнеры», Станислав Ашманов, «Наносемантика, Алексей Кузьмин, «Промсвязьбанк», Иван Глушенков, Phystech.Genesis, Валерий Бабушкин, X5 Retail, Дмитрий Сытник, НТИ по исследованиям и разработкам, Александр Панов, лаборатория когнитивных динамических систем МФТИ, Роман Доронин, гендиректор EORA, Виктор Рудой, директор Here в России и СНГ, Иван Глушенков, Phystech.Genesis.Итоги первого трека или задачи: 1 место получила команда RHT.ai (капитан - Георгий Французов) за сервис «Создай открытку памяти», с помощью которого пользователи, загрузив фото, могут получить красивую открытку, а также посмотреть карту боевых действий, в которых участвовал ветеран.«Из года в год люди с приближением праздников воинской славы стремятся украсить свои страницы в соцсетях тематическими открытками. Но обычно это фото незнакомых фронтовиков, которые не имеют к человеку никакого отношения. Мы предложили эти открытки очеловечить, сделать индивидуальными, рассказывающими историю родного человека,» - рассказал на презентации Георгий Французов. - «Идея проекта состояла в том, чтобы, имея на руках только имя или фото, можно было проследить путь героя, определить, есть ли у него награды, проверить, есть ли он на архивных фотографиях».Участники проанализировали существующие источники информации и выяснили, что, к примеру, в базах с качественной информацией о военнослужащих или хрониках военных корреспондентов часто нет фотографий, а в соцсетях и фотостоках они есть, но без подписей.Для того, чтобы объединить разрозненные источники, ребята разработали четыре поисковых системы-парсера: по соцсетям (VK), фотостокам (Flickr, Google) и по архивам. С помощью системы машинного обучения сервис загружает фотографии, находит лица по базе, алгоритм нейронных сетей собирают информацию о героях, колоризирует снимки, и оформляет все данные в красивую страницу.К моменту питчинга ребята уже запустили сайт с реализованным проектом, разместили ссылку в соцсетях и за час получили более 120 переходов. Проект «Создай открытку памяти» был заявлен в двух категориях, и не только получил приз за решение по сбору данных, но также вошел в пятерку лидеров по мотивации.2 место за сервис по поиску связей военнослужащих жюри присудило команде Chain++ (капитан - Анна Чухнина). Участники разработали алгоритм нейронных сетей, который через поиск по групповым фотографиям вычленяет и отображает информацию о сослуживцах, роте, полке фронтовика. Кроме того, сервис, подобно соцсетям, выгружает групповые фото, на которых он может быть изображен, предлагает его отметить. Фишка проекта (killer-feature, «убойная фича» на языке разработчиков) - возможность определить количество рукопожатий, которое отделяет военнослужащего от значимых фигур ВОВ. База данных была сформирована на основе данных с сайтов moypolk.ru, polkrf.ru, polkmoskva.ru, алгоритм работает со скоростью 1,5 страницы в секунду.3 место заняла команда команда IBI solutions (капитан - Иван Федоров) за автоматический фильтр на основе нейронной сети по распознаванию изображений inception v3, которая поможет упростить и ускорить модерации фото на сайте «Дорога памяти». Ребята обнаружили, что основная проблема, которая замедляет работу сайта - это ручная модерация, и придумали универсальное решение с гибкой модульной архитектурой, которое может быть применимо к самым разным поисковикам (сейчас это Google, Яндекс, Bing и Flickr).Фильтр распределяет фотоматериалы по трем категориям: релевантные, требующие дополнительной модерации и «мусор» (спам, рекламу, нерелевантные фото). Точность отсеивания спама у алгоритма - 100%, определения релевантных фотографий - 95%.Второй трэк или решение задачи по вовлечению пользователей в проект «Дорога памяти» защищали 13 команд.1 место получила команда BUGuwix (капитан - Дмитрий Фастовец) за сервис по обработке фотографий и распознаванию воинских наград Spotter. Идея проекта родилась из истории, которой поделился один из членов команды: все награды его дедушки оказались утрачены, но семья очень хотела получить информацию о его подвигах и достижениях, а ручной поиск очень трудозатратен.«С этой проблемой сталкиваются многие, есть целый форум, посвященный определению орденов. Наше решение привлечет не только участников «Бессмертного полка» или «Дорога памяти», но и тех, кто хочет больше узнать о герое,» - рассказал Дмитрий Фастовец.Сервис прост в использовании: пользователь загружает фотографию, алгоритм определяет местонахождение медали и загружает информацию о них.«В будущем мы планируем увеличить число распознаваемых наград, улучшить алгоритмы и дополнить базу данных», - добавил победитель.Члены жюри признались, что в категории было очень много интересных и творческих проектов, и распределить команды по трем местам было очень непросто. Поэтому второе место разделили между собой три команды: «Команда», «ВсеВместе» и StartBlock.«Команда» (капитан - Полежаев Сергей) решила сделать архивные фото живыми и разработала сервис по анимации и колоризации военных снимков. Алгоритм нейронных сетей подарил фронтовикам на снимках возможность улыбаться и даже разговаривать.«Получилось очень трогательно. Герои как будто ожили на этих снимках, стали улыбаться», - отметил челн жюри Иван Глушенков.«ВсеВместе» (капитан - Гулевский Роман) сделали процедуру запроса информации простой и удобной: написали чат-бот в Telegram, который в ответ на имя, дату рождения, фото, город призыва, номер подразделения, выгружает ссылку на полный отчет о подвигах героя с картой его боевого пути и указанием количества сражений, в котором он участвовал.В перспективе планируется внедрить в сервис мультиязычность для поиска данных о гражданах Европы и СНГ, которые воевали в советских войсках.Участники команды StartBlock (капитан - Антон Печеркин) разработали приложение для ВК, которое объединяет людей, чьи родные пересекались во время войны. Достаточно загрузить фото и данные о герое, и приложение, пользуясь данными с сайта «Дорога памяти», покажет его сослуживцев и предложит подружиться с их родными.На церемонии награждения члены жюри отметили, что выбор победителей оказался очень сложным, так как уровень реализации проектов был очень высок.“Было очень горячо эти два дня, идеи и презентации команд меня поразили уровнем прототипов, финальных презентаций, он выше, чем на многих хакатонах, которые я видел. Принимать решение было очень сложно, особенно во второй категории, где было много креативных идей. Но я считаю, что все, кто дошел до финала, топ-20 команд - большие молодцы”, - отметил Глушенков.«Ребятам удалось передать атмосферу настоящего хакатона на удаленке, и это было очень здорово, в режиме самоизоляции возможность плотного живого общения с людьми очень порадовала», - поделился впечатлениями Георгий Французов.Конкурс от «Промсвязьбанка» на самую креативную фотографию с хакатона в Instagram выиграл Александр Погожев (команда Talestorm) c злободневным портретом в костюме химзащиты. Приз - Яндекс.Станция - уже летит к нему в Томск.СПРАВКА«Промсвязьбанк» - универсальный банк, входит в 10 крупнейших банков России, в список системно значимых кредитных организаций, утвержденный Центробанком.Проект «Дорога памяти» создан для сохранения памяти об участниках защиты Отечества. Это общедоступная единая цифровая база данных о каждом ветеране Великой Отечественной войны.Фотографии из семейных архивов затем будут также размещены на стенах мультимедийного мемориального комплекса в парке Патриот, который станет продолжением цифрового проекта. Мемориал будет построен вокруг Главного храма Вооруженных Сил России. Именные записи, дополненные портретами, навсегда останутся в сердцах соотечественников и потомков. Помимо фотографий пользователь может также разместить в цифровой базе информацию об истории семьи и подвиге своего предка.Принять участие в проекте «Дорога памяти» может любой желающий. Для этого нужно зайти в спецраздел на сайте Минобороны «Дорога памяти» или на foto.pamyat-naroda.ru. Также можно принести фотографии в мобильные пункты сбора данных в своем городе или в военкоматы.

Выбор редакции
06 апреля, 17:00

А хотите еще пару слов от луганчанина о Галичине?

  • 0

Допустим, завтра ваши три самые расовочистые области носителей украинской культуры и "настоящей (со слов министра культуры) генетики" вдруг проведут референдум о независимости.Неважно, с дальнейшим присоединением к Польше, ЕС, Канаде, Луне или просто- своя республика, Галичанская Народная Республика.Теперь внимательно.Я обещаю, что после этого трагического для Украины события весь Луганск разделится на две примерно равные части: одни скажут " идите с Богом, ребята", другие скажут "идите нахуй, ребята". Скажут и будут жить дальше, рубить уголь, плавить металл, пахать землю, растить детей "без генетики".Теперь главное: никто, слышите- никто из луганчан не рванет на окраину Львова, чтобы из танков и "Градов" пытаться сбить флаг ГНР или ЕС с городской ратуши. Не будет отлавливать и рассовывать по подвалам за красно-черную ленточку УПА, устраивать блокаду, мародерствовать, отправляя трофеи на Донбасс и стрелять. Стрелять ежедневно, ежечасно.Нет, я не "раздуваю". Я пытаюсь понять ДРУГИХ.Вы уж простите, так получилось, что ни один луганчанин не выстрелил из гаубицы по Ивано-Франковску.Зато славный житель Карпат, выкопав последнее ведро картошки и помыв ноги, ехал освобождать неведомый ему край терриконов.Вопрос один: какого хуя, твари?Андрей Недовес

Выбор редакции
06 апреля, 16:30

Из интервью руководителя Роспотребнадзора Анны Поповой

  • 0

⚡️⚡️⚡️«Значительная часть наших сограждан проигнорировала все возможные рекомендации властей. Мы не были должным образом услышаны»«Российская тест система была разработана сотрудниками «Вектора» через 10 дней после публикаций полногеномного сиквенса. Эту систему не пришлось дорабатывать или отзывать, как в некоторых странах»«Сегодня мы производим более 500 000 тест систем в неделю»«Мы своих не бросаем. Вопрос в том, как обеспечить безопасность 145 миллионов человек внутри страны от того риска, который несут возвращаемые граждане»“Мы очень быстро начали тестировать, раньше значительного количества стран”“Мы первыми в мире ввели наш план по противодействию распространению гриппа”“Мир давно забыл, что такое жизнь в условиях биологической опасности”Роспотребнадзор намерен провести популяционное исследование на количество уже получивших иммунитет к коронавирусу россиянАННА ПОПОВАРуководитель РоспотребнадзораГлавный государственный санитарный врач России——————————————————из интервью Владимиру Соловьёву в программе «Воскресный Вечер» на телеканале Россия 1

Выбор редакции
06 апреля, 16:00

Пандемия коронавируса: путь туда, но не обратно

  • 0

Заметки о постглобальном миреДаже если избегать жестких эпитетов, таких как «крах», «распад» или «катастрофа», понятно, что мир, считавшийся «глобальным», перестает существовать и держится лишь на проявлении доброй воли лидеров крупнейших государств мира. Сейчас, на пике пандемии, самые отпетые оптимисты глобализации признают, что до окончания «периода карантинов» еще очень далеко, а многие прежние привычки, да и в целом ход вещей, считавшийся «естественным», может не вернуться никогда. Но ведь ощущение кризиса мира глобализации сложилось еще в 2019 году у слишком многих людей, чтобы быть просто самообманом. Система глобализации, казавшаяся вполне устойчивой, обвалилась быстро, почти мгновенно (свертывание международной торговли и глобальных авиаперевозок произошло всего за месяц) и от относительно небольшого толчка. Слишком многие игроки на мировой арене хотели бы «переиграть» ключевые эпизоды строительства глобального мира, но только Россия говорила об этом откровенно. Остальные страны просто молча действовали в направлении «размягчения» основных «скреп» глобализации, как минимум после глобального финансового кризиса 2008—2009 годов. Главный вопрос сегодня — каковы будут хотя бы базовые черты того мира, который мы будем называть постглобальным. Сможем ли мы использовать для его строительства хоть что-то из старого, глобального мира или придется морально и материально готовиться к тому, чтобы строить здание нового мироустройства на пепелище.В прямом и переносном смысле.Глобализация под спудомГлавная проблема в том, что современный мир оказался неспособным эффективно реагировать на риски не только операционно, на уровне конкретных принимаемых решений, но и концептуально. Мир поступательно развивающейся глобализации, то есть глобализации потребительской унификации и социального сближения, оказался в принципе не готов к масштабным кризисам, требующим изменения поведения людей. В этом смысле «коллективный Запад» и его социально-экономические сателлиты в развивающемся мире (которые могли быть одновременно и военно-политическими оппонентами) всерьез поверили в концепцию «конца истории» как конца качественной, системной трансформации человеческого общества и средств управления им. Концепция предусматривала максимально плавную эволюцию, но никак не трансформацию.Едва ли удивительно, что концепция глобализации — что в американской версии, что в европейском толковании американской версии, что в китайских поправках к американской версии — не предусматривала никакой реальной геоэкономической многополярности, максимум «делегирование» военно-полицейских полномочий отдельным союзникам США в пределах ранее сформировавшихся в рамках американоцентричной (и никакой другой) модели глобального развития, макрорегионов. Формирования новых, более соответствующих потребностям развития, а тем более относительно геоэкономически самодостаточных макрорегионов глобализация не предполагала.Глобализация не предусматривала никакого качественного, если хотите, структурного развития вообще, сконцентрировавшись на количественной стороне вопроса. И это было, вероятно, главной ошибкой идеологов глобального мира, посчитавших, что социальное «качество», определявшееся этноконфессиональной и социокультурной базой, адаптируется к новым количественным уровням потребления само, стирая различия идентичностей. Отсюда и неспособность США реально сформировать систему, именовавшуюся Chimerica, с Китаем в качестве почти равного, но младшего партнера, а ЕС — пойти на долговременное стратегическое партнерство с Россией, консолидирующей в мягкой форме Евразию.Вероятно, идеологи глобализации не очень верили в невидимую руку рынка и поэтому попытались ограничить «территорию прогресса» набором понятных и подверженных манипуляциям показателей. Отсюда и тот «официальный» набор ключевых противоречий поздней версии капитализма, едва ли отражавший реальное положение дел.Противоречие между «системными» игроками глобализации и «ревизионистскими силами», недовольными своим местом в глобализации, главное место среди которых занимали то Россия, то Китай в зависимости от политической конъюнктуры. Важно, что «ревизионистские» силы даже в обрамлении союзников из числа стран «оси зла» никогда не считались реальной угрозой глобализации, а лишь оттеняли ее положительные стороны.Противоречие между потребителями и производителями энергоносителей. Его тактически планировалось разрешить за счет административного регулирования (отсюда и становившиеся все менее экономически обусловленными европейские «энергопакеты), а в долгосрочной перспективе — за счет некоей новой энергетической платформы, ожидавшейся с конца 1990-х годов, но так и не появившейся.Противоречие между сохраняющимися и считавшимися архаическими национальными и этническими идентичностями и необходимостью постнационального и тем более постэтнического долгосрочного развития. Это всячески акцентируемое, в чем принял участие и Фрэнсис Фукуяма, противоречие содержательно заменило ключевой для социальной философии 1970–1980-х годов конфликт глобального «города» и «деревни», сняв вопрос о необходимости сбалансированного развития. Исчезновение из «повестки дня» противоречия «города и деревни» было почти не замечено, хотя именно оно зафиксировало переход к идее бесконфликтного социального развития в парадигме глобализации.Противоречия между принципами национального суверенитета и глобальными «общими» ценностями, в качестве чего всему миру предлагался окончательно вульгаризированный набор радикал-либеральных методов. Пример политического «двоевластия» в Венесуэле был ценен как раз введением в политическую практику принципа интернационализации понятия легитимности власти. Легитимной власть можно было теперь просто объявить, извне на уровне одной из глобальных коалиций.Все более обострявшееся противоречие между «невидимой рукой рынка» и интересами крупнейших, как правило глобальных, хозяйствующих субъектов, требовавших поддержки своих проектов и программ развития со стороны государства не только в России, но и в мире в целом. Это противоречие было обострено кризисом 2008–2009 годов, и не признать его было нельзя, особенно на фоне доминирования кредитного роста в большинстве промышленно развитых стран.Проблема не в том, что в период пандемического кризиса об этих противоречиях быстро забыли, хотя еще полгода назад они казались фундаментальными. Проблема в том, что эти противоречия не играли никакой роли в процессе движения глобального мира к нынешнему периоду полураспада. Если не считать отмеченного последним противоречия между условной «рыночностью» в теории и невозможности обеспечить ее на практике. До известной степени можно сказать, что те глобальные противоречия, которые нам предлагали «разрешать» идеологи глобализации, были если не фантомом, то виртуальной реальностью. А они просто не очень понимали тот мир, в котором жили, и смутно представляли себе грядущее, тем не менее воображая себя его строителями. Они конструировали «башню глобализации», не имея базового понимания того, что происходит у них под ногами. А похоже, и не собираясь это познавать.Мир глобализации действительно переживал некий «конец истории» или его не вполне удавшуюся имитацию, поскольку мир Запада сам отказался от качественной составляющей в развитии человечества, не понимая, вероятно, до конца, что в любой содержательно герметической системе (а глобальный инвестиционный капитализм, что бы ни говорили оппоненты американской гегемонии из Пекина, был как раз «герметической» системой) всегда найдется щель и откроется течь. Потому что полная конкурентоспособность возможна только в условиях, когда есть конкуренты. В противном случае качество управления системой и ее целостность будет постоянно снижаться.А конкурентов у США как гегемона не было и быть не могло.«Накануне», которое проспалиСигналов о том, что «мир глобализации» находится в кризисе, было множество. Финансовый кризис 2008–2009 годов нельзя считать единственным «звоночком». Это и необходимость ради сохранения темпов глобализации делать все больше уступок Китаю. И нараставшая после мюнхенской речи Владимира Путина потребность решить, искать ли все-таки новое место для России в глобальном мире или же согласиться на ее окончательный развал. Окончательное решение, похоже, «отложили на потом» — на период после окончательной стабилизации антироссийской власти на Украине и неминуемого в этих условиях обвала в Белоруссии. «Звоночком» была и оказавшаяся неконтролируемой архаизация, казалось бы, относительно устоявшихся политических и общественных систем в ходе «арабской весны». Когда на месте модернистских и относительно светских государств начали возникать — часто на средства и с помощью коллективного Запада — сетевизированные и претендующие на глобальность, а значит, и на идеологическую универсальность (ранее это было прерогативой только западного мира) сообщества, на фоне которых по степени антилиберальности и социальной архаичности и Саудовская Аравия, и Иран выглядели оплотами постмодерна. А ведь эти сообщества обладали потенциалом контроля над важными для функционирования американоцентричного инвестиционного капитализма ресурсами и пространствами.Не будет преувеличением сказать, что глобализация находится в состоянии вялотекущего кризиса примерно с середины 2014 года, когда выяснилось, что глобальная экономическая взаимозависимость, конечно, реальна, но добиться решительных результатов, используя только ее, нельзя даже от России, казавшейся слабым государством и «легкой целью».Говорить, что никто в мире поздней глобализации не задумывался о том, что будет дальше, нельзя. Многие понимали, что «что-то пошло не так». Исключение составляли идеологи «давосского консенсуса». У них все шло «как надо». Пандемия уже становилась фактором экономического развития, а они продолжали действовать в парадигме «нейрофикации человека», за которой уже почти не скрывалась новая волна евгеники. Но эта линия находилась в явном меньшинстве даже среди западных социальных философов и политологов.И мечтательный певец креативного класса Ричард Флорида, и умерший не так давно один из виднейших западных социологов западного мира Джон Урри, и великий Эммануил Валлерстайн, и даже яростный апологет американской гегемонии Ричард Хаас — все они в той или иной степени признавали тупиковость нынешнего мира, его неспособность к развитию, но почему-то модели у них выходили еще более странные и вряд ли жизнеспособные. Проблема дальнейшего развития глобализации сводилась к трем нехитрым вопросам:1. Должны ли США раствориться в сетевизированном пространстве «мира без границ», делегировав свое «духовное» (читай: идеологическое) лидерство другим странам, или же суверенитет США будет единственным в мире «без Россий, без Латвий». Это и было наиболее очевидное различие между американскими глобалистами, воплощенными в связке «Клинтоны—Байдены», готовыми пожертвовать и суверенитетом Америки, и Трампом, и стоящими за ним лоббистами. Этот спор странным образом отразился и в российских колебаниях между тем, считать ли «главным противником» весь «коллективный Запад» или сосредоточиться на его ядре — США.2. Можно ли сохранить принцип догоняющей социальной модернизации, одну из основ глобализации, или же придется, подарив части «золотого миллиарда» возможность неограниченной виртуализированной мобильности за счет минимального гарантированного дохода и защитив «платиновые» сто миллионов дополнительными фильтрами (правда, о санитарных фильтрах разговоров еще не было), просто забыть о существовании большей части человечества, включая часть стран, ранее считавшихся потенциально важными для будущего. Например, о некоторых «драконах» Восточной Азии, да и о части стран Средиземноморья.3. Каким образом управлять становящейся избыточной потенциально активной частью общества, успевшей существенно нарастить свои потребительские запросы, но не имеющей устойчивого доступа к ресурсам и возможностям заработка. Попытка за счет введения понятия «прекариат» (термин, введенный социологом Гаем Стэндингом взамен обидного «люмпен-пролетариата») объявить это частью «новой нормальности», с сомнением воспринятая даже в период «застоя глобализации», теперь, в эпоху коронавируса, выглядит еще более сомнительной. В остальном же решения пытались искать в дебрях гендерности экономики, сверхфеминизма и попытках придумать новые функции для чисто физически стареющего «креативного класса».В подобных тяжелых раздумьях прошли последние лет десять. За это время было утрачено даже наследие дискурса о «грядущем столкновении цивилизаций», инициированного Сэмюэлом Хантингтоном, сведенное в итоге к констатации деструктивной роли идентичностей для полноценной глобализации. Поэтому вполне понятно, почему сейчас главной проблемой становится отсутствие полноценного осмысления новой ситуации. Западный мир оказался неспособен осмыслить даже тот тупик, в который зашла глобализация, не говоря уже о стратегических последствиях коронавируса. Ситуация вполне объяснима тем, что в тупике не видно перспективы. Но дело не только в этом, хотя чем дальше, чем более заметным становится то, что суета вокруг «спасения мира» от очередного, пусть даже тяжелого варианта ОРВИ в том числе направлена на то, чтобы увести людей от вопроса, как жить дальше, если привычный мир оказался как минимум несостоятельным. А главное, даже этот несостоятельный мир, основанный на потреблении всего — от товаров до ощущений, уходит безвозвратно, и речь уже не идет о том, что он когда-либо вернется.Это и называется стратегической неопределенностью. И в этой стратегической неопределенности нашему миру придется жить еще очень долго.Образы будущего: цифровой бункер против дикого поляКартина, возникающая по мере знакомства с первыми оценками последствий коронавируса, новизной не поражает и в целом укладывается в модель «катастрофизма», волнами обкатывавшуюся, в том числе через продукцию Голливуда, последние лет двадцать пять. Только теперь компьютерную графику можно легко дополнить кадрами живой хроники, делающими картину грядущего апокалипсиса существенно более убедительной, чем даже участие Брэда Питта в нашумевшем фильме «Война миров Z». В качестве базового образа будущего нам в любом случае предлагали сценарий противостояния, причем сразу же говорилось, что придется стрелять и что противниками будут не совсем люди, но существа, внешне похожие на людей.Западного обывателя постепенно, но последовательно приучали к тому, что он окружен если не зомби, то людьми, в отношении которых не действуют правила «цивилизованного» сосуществования. К слову, и антироссийские кампании, коих с 2008 года была развернуто несколько, в своей основе имели крайне нехитрый посыл: жители России вне зависимости от формальной национальности, религии и социального статуса заражены вирусом (какая ирония, не правда ли?) шовинизма и империализма. А посему не могут рассматриваться «коллективным Западом» как равные, даже если смогли купить гражданство или собственность в одной из подобных стран. В середине 2010-х годов этот подход был быстро и неожиданно для многих в Пекине распространен на китайцев, ранее считавшихся вполне пригодными к «окультуриванию». «Коллективный Запад» ограничивал свои социальные пределы, не всегда понимая, что на деле он начинает создавать основы, чтобы разделяться внутри себя. Но об этом думать не хотелось.«Образ будущего», проглядывавший сквозь многочисленные, противоречивые и предельно непоследовательные концепции, сводились к следующему.С одной стороны, возникал некий постчеловеческий мир «состоятельных господ». Они, фактически покупая право на доступ к реальному миру, стремились выйти за рамки человеческой биологии и если не стать богами (хотя, вероятно, эта ницшеанская по своей сути идея и лежала в основе многих утверждений), то бросить им вызов. Эти надежды коронавирус убил первыми.С другой стороны, возникал мир людей, исключавшихся из процессов социально-экономического развития за счет автоматизации. Они переводились либо в состояние упомянутого выше прекариата, довольствуясь частичной занятостью, либо соглашались получать пресловутый минимальный гарантированный доход в обмен на неучастие в экономических процессах. Но эти прослойки существовали бы уже преимущественно (а желательно — в основном) в мире виртуализированных сервисов, почти одноразовых вещей, а иногда и вещей совместного пользования — от машин до жилья. Но ведь и эту иллюзию — возможность сегрегировать два мира — коронавирус тоже если не уничтожил, то серьезно поколебал.От «образа будущего», где базовой идеей, доминирующим социально-имущественным сегрегатором становились бы наличие собственности и способность к обладанию реальными потребительскими ценностями, а не их цифровыми суррогатами, не осталось ничего.Что не говорили публично, но что просчитывалось по многочисленным косвенным признакам, так это то, что глобальная элита, прежде всего финансисты, себя за скобки этих двух миров выводили. Сохраняя доступ к реальному миру, они этот мир ограничивали политическим и экономическим забором, но сохраняли доминирование, решающий голос в определении правил игры в мире цифровом. Обратим внимание, как последнюю пятилетку последовательно сокращались возможности пользователей управлять потребляемым информационным потоком. Нарастающая алгоритмизация социальных сетей, за которой стояли интересы уже не только «хозяйствующих субъектов», но и вполне понятных государственных органов, оставляла «рядовому потребителю», пусть даже и потребителю ощущений, крайне мало места для самостоятельного доступа к информации. А при переходе к гарантированному минимальному доходу этой «свободы информационного маневра» могло и вовсе не остаться.Но управляли бы этим «цифровым миром» не алгоритмы, а те, кто интенсивно строил для себя «цифровой бункер», отвлекаясь только на борьбу с Дональдом Трампом, почему-то решившим, что в бункере нужно хоть что-то производить из реальных вещей. Географически «цифровой бункер» локализовался бы в США., но имел бы внешние проявления в виде Великобритании, возможно Скандинавии (и очень показательно поведение руководства Швеции в период коронавируса), подмандатной Японии. К нему примыкали бы страны военно-силового «предполья», такие как Польша, которая готова жертвовать стабильностью в Европе, не вполне понимая, что вообще-то жертвуют ею, Саудовская Аравия, искренне считающая, что за деньги можно купить вседозволенность, а также оккупированная Южная Корея, которой просто некуда деваться.«Цифровой бункер» теоретически мог бы объединить страны, в наибольшей мере подготовленные к существованию в максимально цифровизированной реальности, но за исключением, как казалось США, не имеющих большого потенциала конкуренции в условиях «очного поля боя». Считалось, что их защитят моря и относительно высокий уровень жизни. А современные системы управления дадут возможность контролировать все основные процессы извлечения и монетизации ренты, как бы далеко от «бункера» они ни происходили. Иллюзия «комнаты с кнопками» была усилена технологическим прогрессом, сделавшим реальностью «войны беспилотников». Но если можно воевать беспилотниками и недорого прикупленными proxies (термин, обозначающий даже не союзников, а «союзников без обязательств»), то почему невозможна экономика беспилотников? Тем более что это будет — если учесть, куда двигалась американская экономика времен Барака Обамы, — всего лишь таблица с некими цифрами. Американский производственный сектор превращался в бесконечно исчезающую величину, и его низведение до уровня этнографической величины, напоминавшей миру, что когда-то США были «мастерской мира», было лишь вопросом времени.Остальные страны, включая страны «коллективного Запада», превращались в конкурентное пространство, где даже очень богатые утрачивали уверенность в том, что каждое новое поколение будет жить лучше предыдущего. Новое «дикое поле», где происходила бы борьба с «зомби», наступающими, как это и принято, с Востока. А люди этого «дикого поля» становились бы неким «расходным материалом», который в зависимости от ситуации можно было бы то раскулачивать, то подкармливать за счет нового «ленд-лиза». Поэтому наплевательское отношение потенциальных жителей «цифрового бункера» к Италии, Испании, Греции, а тем более к жителям других стран вполне объяснимо с точки зрения новых цивилизационных подходов. Но люди в «цифровом бункере» продолжали бы жить, не меняя своего образа жизни, привычек и уровня потребления. Ведь они прикрыты не только «цифровым щитом», но и морями и океанами.И вот эта уверенность — вероятно, самое главное, что изменил коронавирус…Узлы трансформацийНельзя сказать, что глобализация оставит человечеству некое «дикое поле» и дальнейшее развитие будет происходить как бы «с нуля». Напротив, «развалины глобализации», пепелище психологии бесконечного прогресса, остатки модного урбанизма времен тотальной деиндустриализации городов и социальные рудименты обществ управляемого иждивенчества будут, очевидно, сдерживать любое развитие, а тем более развитие неких новых базовых механизмов организации человеческого общества. Но ключевые тенденции развития глобальных трансформаций можно обозначить уже сейчас.Начало оформления новых геоэкономических макрорегионов, формирующихся на основе принципов геоэкономической самодостаточности. Вероятно, именно этот аспект следует считать системообразующей тенденцией развития. Но в посткоронавирусном мире эти макрорегионы, похоже, будут формироваться на принципиально различной экономической базе и, в перспективе, с совершенно различными моделями развития. Но все они в той или иной степени предполагают военно-политические и военно-силовые инструменты в качестве консолидирующих. Процесс формирования новых макрорегионов будет, вероятно, самым политически увлекательным и медийно зрелищным, но он же несет наибольшие риски расширения региональной военно-силовой игры, ставшей в последние годы обычной, до существенно более крупных масштабов.Новый этап конкуренции, ведущий к новому сочетанию, но еще не равновесию государства и сетевых структур, включая, но не ограничиваясь транснациональными компаниями, но также и субгосударственными игроками. Очевидно, что сетевые игроки, почти проигравшие конкуренцию с государствами, получили новый шанс на усиление, в особенности на фоне дискредитации традиционных «институциональных» демократий и явного дефицита лидеров нового типа в весьма ресурсно богатых регионах. Сетевые структуры, главным образом субгосударственные, но не исключено, что и надгосударственные, вполне могут попытаться заполнить возникающий «вакуум управления» и обеспечения. Думается, не будет ошибкой предсказать и усиление транснациональных компаний. История знала примеры крупных и ресурсно значимых пространств корпоративного управления, хотя и преимущественно «колониального типа» (бельгийское Конго, русская Аляска, КВЖД, колонии, «подведомственные» Британской Ост-Индской компании), управлявшихся на корпоративной основе.Деградация существовавшей последние 75 лет системы международной регулятивности, включая очевидный распад системы международного права на фоне отсутствия выраженного запроса на формирование новых глобально признаваемых правовых рамок. Главный вопрос даже не в том, в каких рамках она будет формироваться. Очевидно, что первично новые правила взаимодействия и сосуществования государств будут возникать на региональной основе. Определяющим будет то, насколько новые правила игры будут вырабатываться через диалог крупнейших игроков в системе международных политических и экономических отношений, а насколько это будет результатом политического и экономического «расползания» правил игры, принятых одним из крупнейших игроков в системе международных отношений и (или) сформированной вокруг него коалицией на сопредельные пространства. Но во всяком случае, вероятно, не будет ошибкой предположить, что это будет наиболее длительный процесс.Конкуренция социальных моделей в условиях крушения социального идеала постмодерна. Не модель потребления, а новая архитектура социальных институтов взамен ставших сейчас неадекватными. Но при деградации большинства социальных институтов как модерна, так и постмодерна, встает вопрос уже не об атомизации глобального социального пространства, но о его хаотизации. Хаотизация общественных пространств прединдустриальных и частично индустриализированных обществ Ближнего Востока привел к быстрому нарастанию архаизации и формированию радикально-исламистских социальных систем (что началось еще до пресловутой «арабской весны», с начала 2000-х годов), вскоре получивших и возможность пространственной локализации. Можно предположить, что еще более тяжелые последствия кризис социальной стороны глобализации будет иметь в Восточной и Юго-Восточной Азии, а также в ряде стран Латинской Америки. И в совокупности с другими факторами кризис социальных аспектов глобализации может оказаться одним из наиболее острых. Еще более интересными в среднесрочной перспективе могут стать процессы распада культурного мейнстрима, носившего в эпоху поздней глобализации откровенно выморочный характер.Новая роль военной силы в глобальной политике и экономике, однако в условиях существенного сужения значения ядерного оружия и связанных с ним важнейших институтов военно-политических отношений, включая такой фундаментальный институт, как ядерное сдерживание. Вообще, новое состояние военной сферы в целом и особенностей отношений в военно-политической области между крупнейшими военными державами мира должно стать предметом глубокого и очень аккуратного обсуждения на экспертном и политическом уровне.Новое состояние — и технологическое, и социальное, и политическое — информационного общества как главного интерфейса между национализирующимися общественными и даже экономическими системами и остающимся — во всяком случае, пока, и коронавирус этот аспект явно укрепил — глобальным информационным пространством. Противоречие между глобальностью информационного общества и реальностью экономического, политического и социального «реала», вероятно, будет нарастать, стимулируя объективно национальные правительства к введению различных мер регулирования информационной активности и ограничения глобальной проницаемости каналов коммуникаций. Китайский опыт управления цифровыми коммуникациями доказал свою и операционную, и политическую эффективность.Глобализация как рудимент и атавизмКонечно, движение по рассмотренным выше векторам трансформаций не может быть равномерным хотя бы потому, что часть из них не требует никаких особых ресурсов и технологий. Но даже непоступательное движение в этом общем направлении будет означать возникновение нового мира — мира регионов, где пространство глобализированных отношений, рудиментов глобализации сужается до двух принципиальных сфер, которые было бы ошибочно назвать «незначимыми».Во-первых, остатков глобализированного информационного общества, во многом «завязанных» на сервисно-рекреационный его сегмент (онлайн-игры, агрегаторы новостей, интернет-магазины и проч.), которые становятся объектом конкуренции со стороны условно «национальных» систем.Во-вторых, глобализированными, во всяком случае, останутся платежно-расчетные системы, хотя они уже на начальном этапе развития постглобального мира переходят в конкурентное пространство, получая в качестве конкурентов сразу несколько новых платежных механизмов разного типа — от их региональных клонов до региональных криптовалют. В данном случае важно то, что этот процесс начался до появления коронавируса — в результате ставшего обвальным распространения США своей санкционной политики на финансовую сферу. Относительное обесценивание доллара в результате «экономических пакетов» Трампа этот процесс только ускорило, но не вывело за линию невозврата.Рудименты глобализации в процессе трансформаций локализуются во вполне понятных и важных с точки зрения текущих и перспективных экономических процессов сферах. Но их поддержание не требует наличия такого мощного государства-гегемона, как современные США. И уж тем более не требуют изъятия из явно оскудевающих за время пандемии инвестиционных ресурсов ключевых государств индустриального и постиндустриального мира такого объема дани, который предполагала реализация трамповской идеи «Сделать Америку вновь великой». Но если так, то зачем новому миру доминирование США, да еще в такой весьма затратной форме?Можно задать и еще более острый вопрос: может ли в новом мире вообще остаться устойчивой система только с одним «полюсом», глобальный стабилизационный потенциал которого все больше зависит от внутренней социально-экономической и политической неустойчивости? А она в США ухудшается по мере ветшания инфраструктуры, зацикливания инвестиционных процессов на финансовом секторе и нарастания раздрая в еще недавно казавшейся консолидированной элите. И может ли мир позволить себе еще восемь лет постпандемического переходного периода: четыре года второго президентства Дональда Трампа, когда он будет доказывать всем, что он «великий президент», и еще четыре года следующего президентства, когда с высокой долей вероятности пришедший к власти президент-демократ будет совместно с вашингтонской аристократией и финансовой олигархией пережевывать «наследство Трампа»?Окончание здесь

Выбор редакции
06 апреля, 15:30

Жесть в Нью-Йорке

  • 0

Все больше и больше нарастает усталость от коронавируса, от карантинных мероприятий, от домашней изоляции. Я согласен, что сидеть дома в четырех стенах – это далеко не самое веселое занятие, а если сюда прибавить еще и неуверенность в завтрашнем дне, неустойчивое финансовое положение и возможную потерю работы, то может показаться, что хуже уже вообще быть не может, что нужно что-то делать и куда-то бежать. Здесь нужно понимать, что мы еще в самом начале пути и от дальнейших действий будет зависеть распространение вируса, - пишет varlamov.ru.Практически во всех странах мира ситуация с коронавирусом протекает примерно одинаково:Полное спокойствие. Все считают, что коронавирус именно их страны не коснется.Первые зарегистрированные случаи заражения и их медленный рост. Все смотрят на другие страны, где уже творится что-то невообразимое, успокаивая себя, что у них-то ситуация точно лучше.Количество заболевших начинает увеличиваться быстрее. Вводятся ограничения на передвижение, но ситуация по-прежнему не выглядит устрашающей, смертей не сильно много, поэтому люди смотрят на все достаточно просто, гуляют, отдыхают и удивляются, зачем столько внимания уделяется проблеме.Количество смертей увеличивается, не хватает врачей, часто перегружена система здравоохранения. Люди наконец понимают, что ситуация серьезная и начинают-таки сидеть дома (немного с опозданием, правда).Дальше уже эпидемия может через какое-то время пойти на спад, потому что сведено к минимуму количество контактов между людьми, наконец более-менее эффективно работают власти (иногда).На каком этапе находится сейчас наша страна решайте сами, сегодня же я хочу показать вам немного американской действительности. В США зарегистрировано уже более 300 тыс. заболевших, Трамп объявил, что в Нью-Йорк введут войска для борьбы с распространением инфекции COVID-19, Минобороны США перебрасывает в город военные похоронные команды. Нью-Йорк вообще стал эпицентром распространения болезни в США, по прогнозам у штата есть всего около семи дней на подготовку к пику коронавируса, но система здравоохранения уже не справляется. Хочу вам показать историю русского врача Евгения Пинелиса, опубликованную изданием Фонтанка. Пинелис работает в Нью-Йорке — городе-лидере на данный момент по количеству зараженных и умерших в США.Рабочие строят полевой госпиталь скорой помощи в Центральном парке Нью-ЙоркаФото: Mary Altaffer, AP / sciencemag.org«Вспоминаю веселые семейные пикники с толпами народа в чудесном парке, куда выходят окна нашего блока интенсивной терапии. Каждый день прошлой недели с хорошей погодой», — пишет медик после очередной смены.Пинелис родился в Москве. Окончил Российский государственный медицинский университет. В 2003 году переехал в США. Специализация — легочные заболевания, заболевания внутренних органов, интенсивная терапия. Работает в госпитальном центре Бруклина. На этот район приходится более четверти всех случаев COVID-19 в городе.В бригаде Пинелиса — заболевший коронавирусом коллега и девушка-стажерка.«Их было 32, — описывает обычную смену врач. — 27 — с ковидом, 23 — на вентиляторах, трое беременных, никто не улучшающийся. Обычно наша реанимация на тот же состав лечащих врачей заполнена 16–18 пациентами. В тяжелый гриппозный сезон их иногда 22–24».За утро состояние одной беременной улучшилось так, что её можно было переводить из блока интенсивной терапии (БИТ). Две другие дышали сами.«Мы даже приободрились. Как выяснилось, зря. Приободряться с ковидом довольно бессмысленно», — пишет Пинелис. Из отделения А поступил сигнал тревоги. Туда помчалась команда быстрого реагирования.«Один взгляд — нужно звонить великим интубаторам. Они появляются быстро, но тут же раздается второй сигнал, в отделение тремя этажами выше. Там ситуация такая же. Второй команды у нас нет. Интубируем сами, но не успеваем. Остановка сердца, пациентка возвращается на 15 минут и останавливается снова. Это жена пациента, который умер ночью. Их дочка в другой больнице, но вроде в относительном порядке… Надо ли говорить, что до вечера мы потеряли еще нескольких пациентов».Интубация трахеи — ввод трубки через рот для проходимости дыхательных путей — проводится перед установкой ИВЛ. Как правило, её делают под наркозом.В насыщенном коронавирусными больными госпитале интубация стала дежурной процедурой.«Самое страшное, что многие пациенты в полном сознании, — делится Пинелис. — Кто-то молится, пока мы готовим коктейль забвения для интубации».Он пытается убедить семьи в отказе от реанимации, для блага самих же родных и врачей. Уговоры безуспешны.В больницах испытывают нехватку медикаментов.«Нет нескольких необходимых лекарств. Почти закончился ингаляционный простациклин, который хоть чуточку помогает при гипоксемии. Устанавливаю рационализацию. У пациентов, шансы которых близки к нулю, просто не начинаем. Когда следующая поставка, неизвестно», — признает Пинелис.Выбор между безнадежными и не совсем врач делает постоянно:«Звоню семье пациента сообщить про ухудшение. Разговариваю с дочкой. Узнаю, что мама тоже с температурой. Советую тестировать [на коронавирус]. Стараюсь делать вид, что все нормально, но она все понимает. Плачет. Обещает подумать об отказе от сердечно-легочной реанимации у папы».Медики, судя по постам Пинелиса, подняли вопрос об отказе в праве на реанимацию перед комитетом по этике. А пока:«Ограничиваем время реанимации и количество людей в палате. Наверное, это поможет кому-то не заболеть. Но и молодые, и более здоровые пациенты мучаются и довольно плохо улучшаются».У медиков плохо с экипировкой.«По дороге в отделение наблюдал ссору флеботомиста (специалист по забору крови. — Прим. ред.) и медсестры из-за пластиковых накидок. Их мало… Есть люди, которые приспособили под накидки мешки для мусора. Мы теперь ничего не выбрасываем. В пакетики из-под накидок кладут телефоны. Тогда не надо постоянно мыть, можно один раз в конце смены».На работу Пинелис добирается на метро. Поездки в общественном транспорте — отдельная тема для его рассуждений:«В городе становится хуже. На улице слишком хорошо, гулянья. Вечеринки на набережных и пляжах. Кто-то поджег поезд или станцию метро, погиб машинист, есть раненые. После этого интервалы между поездами стали много дольше, народу в вагонах сразу стало масса… В метро объявление: ездить только по жизненной или профессиональной необходимости и находиться друг от друга минимум в двух метрах. Имело бы смысл в связи с этим увеличить площадь вагонов, но сделать это забыли... Народу было немного, но найти участок, свободный на два метра в любом направлении, оказалось задачей невыполнимой. По профессиональной необходимости ехали я и, судя по костюму, медсестра. У остального десятка пассажиров необходимость, видимо, была жизненная. Огромный дядька со всеми показателями сложной интубации кричал приятелю, сидевшему через проход, о его надеждах на возобновление баскетбольного сезона к лету».Евгений Пинелис, судя по его записям, застал в США пандемию свиного гриппа H1N1 в 2009 году. Тогда, как и сейчас, в больницы массово поступали пациенты с острым респираторным дистресс-синдромом (ОРДС) — тяжелым расстройством функции легких.«ОРДС был повсюду. Мы — радостные молодые специалисты — бегали по больнице, интубировали, пробовали безумные методы вентиляции... Казалось, что все работает, хотя пациенты улучшались постольку-поскольку. Многие умирали. Прошло десять лет, и у нас в мире КоВид. Тот же ОРДС, который улучшается еще медленнее, чем обычно. ОРДС, от которого нет особого лечения и который, кажется, пришел надолго».По словам Пинелиса, не так важен механизм, запустивший ОРДС, а последствия — непредсказуемы.«Когда пациентов с этим синдромом единицы, мы можем использовать высокотехнологичные виды терапии... Когда таких пациентов десятки, речь об этом уже не идет. У всех этих пациентов к легким приделано остальное тело, на которое также влияет вирус и само по себе критическое заболевание. Поэтому рассчитывать на чудесные излечения не приходится».«Многим в медицинском сообществе представлялось, что все это азиатские дела. Некоторые основания не обращать внимание на паникеров у меня тоже были… Мой ковидоскептицизм продолжался почти до конца февраля. Я смотрел на статистику из Южной Кореи, Китая и видел, что да, болячка поопасней гриппа, но поражает много меньше народа… Я понимал, что эти пациенты у нас будут, где-то уже были, но не думал, что их будет столько. Подозреваю, что администрации большинства больниц думали примерно так же. То есть был план добавочных коек, закупок каких-то лекарств и оборудования... Но масштабы этого представить было невозможно… Много лет мы жили с количеством критических пациентов X, которым требовалось ресурсов Y. Неожиданно X полетел вверх по экспоненте, и догонять его приходится в реальном времени. Это происходит во всех больницах Нью-Йорка в той или иной степени… Я работал семь дней подряд и видел, как стремительно неплохо организованная больница падает в неконтролируемом пике. Мы пока еще даже не в середине полета».Берегите себя.

Выбор редакции
06 апреля, 15:00

Психологическая помощь

  • 0

Иногда мы не готовы к негативным событиям, время от времени, происходящим в нашей жизни. К кому обратиться за помощью, если нет возможности покинуть дом в условиях самоизоляции и карантина?Мы запускаем новый проект «ПРАВДА победим». Онлайн-платформа доверия Движения ЗА ПРАВДУ всегда готова помочь вам в трудную минуту.Здесь мы будем публиковать рекомендации психологов о том, как пережить режим самоизоляции и карантина.Вы всегда можете попросить у нас совета анонимно, нажав «Задать вопрос». Каждый получит обратную связь.Коронавирус нам не страшен, если мы вместе. Помните, что вы не одни.Задать вопросКоронавирус, мы тебя победим!В жизни людей, время от времени, случаются негативные события, готовность к которым отсутствовала полностью или находилась на минимальном уровне. Что в таком случае делать? Существует множество вариантов поведения, ведущих к тем или иным последствиям. Рассмотрим два основных.Первый: характеризуется низким уровнем психической устойчивости ко всему угрожающему и неизвестному. Это вызывает панические настроения, неадекватное поведение, нервные расстройства, что неизбежно ведет к снижению иммунной защиты и уменьшает шансы на положительный исход. Второй вариант: отличается более высоким порогом психической устойчивости, что, безусловно поведет человека к решению проблемы в положительном ключе.Предлагаю кратко рассмотреть второй вариант поведения, так как именно в нем заинтересованы сегодня жители России.Это: спокойствие, выдержка, позитивный настрой, вера в собственные силы.Речь идет о короновирусе, я не буду вдаваться в тонкости вирусологии, потому что уверена, что вы все в той или иной степени информированы, а кто не знает об этом ничего, не стоит огорчаться. Спросите- почему? Потому что, наука биология и ее раздел -вирусология, это чрезвычайно сложный пласт знаний, на освоение которых уйдут годы. А проблему нужно решать сегодня. Отсюда, первый совет- не слушайте дилетантов и паникеров и не пытайтесь самостоятельно освоить вирусологию.Выдохните и положившись на Бога и собственные силы, продолжайте спокойно жить, выполняя следующее.Второй совет: своим поведением доказывайте себе, что человек невероятно силен, он способен на преодоление немыслемых препятствий. В этом смысле, короновирус противник- так себе! Глядя на вас, окружающие поверят в свои силы и вступят в борьбу, без всяких страхов , паники, истерии и т.п. проявлений неполноценности.Ведите правильный, здоровый образ жизни.Совет третий: постоянно и максимально вентелируйте свои легкие, много простых, малоамплитудных движений на все суставы и мышцы.Совет четвертый: питание легкое по составу, не обильное, много чистой воды.Естественно, добавьте фрукты, ягоды,орехи, имбирь, шиповник, стручковый перец, чеснок и тд..Совет пятый: не экономьте на сне , спите на твердом, можно на полу. В этом случае, снижаются застойные явления в полостях организма по причине неудобства и частых движений во время сна.И еще один совет: учитесь отвлекаться от мысленного потока, не важно, положительный он или отрицательный.Это позволит организму, психике, нервной системе экономить силы. Для этого ,практикуйте безмыслее или по-другому-медитацию.И никогда не сомневайтесь в силе Бога, если вы обращаетесь к нему и в собственных силах,если начинаете их пользовать в полной мере. Желаю вам крепкого здоровья и активного долголетия.С уважением Виктория Жуковская. Психолог клиники «Долголетие» ,отделение восточной традиционной медицины.источник

Выбор редакции
06 апреля, 14:30

Александр Меликов. У меня подтвердился COVID-19

  • 0

Друзья!У меня подтвердился COVID-19.Вот уже больше 10 дней я веду интенсивную борьбу с этой премерзопакостной хворью.И как врач, и как пациент, позволю высказать своё мнение и предостеречь вас от этой дряни.Скажу сразу - инфекция действительно гадкая...Появляется внезапно и меняет все на то, что было ДО, и то, что будет ПОСЛЕ.COVID-19 гораздо ближе, чем вам кажется. Он подошёл уже вплотную к каждому из вас, он скребется своими зубцами короны в вашу входную дверь..Карантинные меры, которые принимаются сейчас - это не свалившиеся на голову выходные, это не праздник, а повод заняться профилактикой и, возможно, не подхватить эту инфекцию.Врачи всех специальностей работают в авральном режиме.Московским правительством и Департаментом здравоохранения проводится колоссальная работа по перепрофилированию стационаров, к чему уже подключены даже федеральные медицинские учреждения.Стационары уже переполнены, врачи работают на износ.. И падают.. Как упал я.. Падают сильнее меня, как множество моих коллег, находящихся сейчас в больницах с двухсторонними пневмониями на кислородной поддержке.Прошу вас, проявите благоразумие и не выходите лишний раз из дома!COVID-19 обладает высоченной контагиозностью.Пусть, так называемым аэрозольным путем, при чихании и кашле, он улетает недалеко, не более, чем на 1 метр, ибо сам по себе обладает тяжёлым весом. Но он осаживается на поверхностях и ждёт. Ждёт вашего прикосновения. Ждёт, когда потом вы почешете носик или глазик.И он обязательно дождётся.Посмотрите на катастрофическую ситуацию в Европе - развитые и цивилизованные страны: Италия, Испания, Франция, Англия...Посмотрите на количество погибших.И поймите наконец, что нас ждёт практически тоже самое...И самое интересное: в свете последних событий, развеян миф, что коронавирус тяжело поражает лишь пожилых людей с кучей хронических заболеваний. Это не так! Сейчас основная масса пациентов в тяжёлом состоянии - это возрастная группа от 30 до 50 лет.Но мы.. Но ВЫ можете ещё это остановить!COVID-19 обладает ужасным свойством - практически молниеносно вызывать тяжелейшие двухстороннии пневмонии с вовлечением всех сегментов лёгких, острый респираторный дистресс синдром.Лечение таких патологий очень тяжёлое и длительное. Да и в случае успешного разрешения этих пневмоний, слишком велик шанс дальнейшей инвалидизации...Я ни в коем случае не пугаю вас, друзья мои!Ещё полтора месяца назад я лично не относился к этой пандемии серьёзно.. Скажу честно, относился даже с некоторой иронией..Но последние несколько недель заставили кардинально изменить свое мнение.Что я могу посоветовать как врач и как пациент?Повторю уже крылатую фразу - не выходите без надобности из дома.Регулярно мойте руки с мылом, пользуйтесь антисептиками на спиртовой основе.Надевайте маски в магазинах, транспорте и в любых общественных помещениях.Не трогайте руками лицо. Вот вообще не трогайте. Да, тяжело. Но вы не трогайте.Обрабатывайте свои гаджеты дезинфецирующими растворами по несколько раз в день.Как бы ни было смешно - но пользуйтесь резиновыми перчатками.. В тех же магазинах и общественных местах.А при появлении первых симптомов заболевания, как правило, высокой температуры, сухого кашля - незамедлительно обращайтесь к врачу!Берегите себя и близких, будьте благоразумны.Ну а я пошёл пить очередную порцию уже опротивевших таблеток.Бой продолжается...

Выбор редакции
06 апреля, 14:00

Дарья Асламова о дауншифтинге

  • 0

А давайте поговорим о дауншифтинге (википедия трактует это как "жизнь ради себя", "отказ от чужих целей"). С дауншифтерами я столкнулась в Индии в далеком 2003 году, когда еще такого понятия не было. Меня послали в командировку написать серию статей о том, чем же занимаются наши люди в индийских ашрамах. Я встретила огромное количество фриков, моральных уродов, сумасшедших, но и, на удивление, множество молодых и не очень русских людей, образованных (даже двух докторов наук!), которые объясняли мне суть наслаждения жизнью. Никаких обязательств. Сдаешь свою квартиру (а если повезло, то и две: квартиру жены, к примеру) и перебираешься один или всей семьей в прекрасную дешевую Индию, где нет нужды в теплой одежде, зато можно жить на берегу океана, питаться морепродуктами и экзотическими фруктами, качаться в теплых волнах, медитировать, заниматься йогой и познавать самого себя. И навсегда забыть об этой уродливой, холодной и грязной России, которой ты ничем не обязан.Они мне все надоели через две недели своей...пустотой и блестящей болтовней. Очаровательные паразиты. Скучно. Я их не осуждала, но отнеслась к ним со здоровой брезгливостью. Уже тогда их были сотни. Сейчас речь идет о десяти тысячах бездельников (это минимум!), которые возопили к Родине, чтоб она их немедленно и желательно бесплатно вывезла. А за чей счет этот банкет, господа?Все эти годы я честно платила налоги (а в золотые времена у журналистов были хорошие "белые" гонорары), и теперь вся эта толпа "любителей медитировать" хочет, чтобы их спасли! Причем, за мой и за ваш счет! Русские своих не бросают! То есть только сейчас они вспомнили, что они русские?! Они спустились с высот праздной философии , но не желают, как индийские йоги, постигнуть Бога в голоде, нищете и отказе от всех земных благ. Они жрать хотят и хорошо жить. И чтоб об их бренных телах позаботились (бесплатно!) русские врачи. Вот и вся их медитация, ребята!Дарья Асламова