Источник
Блог Олега Матвейчева - LiveJournal.com
Выбор редакции
20 января, 21:40

М-4: первый в мире стратегический реактивный бомбардировщик

  • 0

20 января 1953 года впервые поднялся в небо советский конкурент американского В-52, вставший в строй на несколько месяцев раньше соперникаАтомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки возвестили о начале эры ядерного оружия. Но бомбу мало было изобрести и изготовить — ее нужно было доставить до места бомбардировки. А именно с этим у противников по новой, «холодной» войне возникли проблемы. И в СССР, и в США хватало современных бомбардировщиков, способных наносить мощные удары — но не было таких, которые достали бы до врага, оставаясь неуязвимыми на своей территории. Для этого требовались самолеты, способные быстро пересечь океан. И создавать их надо было с нуля.Первыми за разработку таких крылатых машин взялись американцы. И неудивительно: они уже обладали атомной бомбой, а кроме того, имели богатый опыт создания дальних бомбардировщиков для войны в Европе. Контракт на разработку и постройку стратегического реактивного бомбардировщика, способного доставить ядерное оружие на территорию Советского Союза, фирма «Боинг» получила в июне 1946 года, выиграв конкурс проектов.В СССР только в августе 1949 года произвели подрыв первой собственной атомной бомбы, и потому всерьез работами над созданием средств ее доставки озаботились лишь после этого. К тому же самые срочные потребности в них уже были удовлетворены: незадолго до первого советского атомного взрыва в строй вступили тяжелые «стратеги» Ту-4, являвшегося почти точной копией (за исключением собственной радиостанции, а также более мощных моторов и пушечного оборонительного вооружения) американского В-29.Но Ту-4 имели дальность всего 5000 км, а значит, размещать их надо было как можно ближе к противнику — то есть под угрозой внезапного удара, подобного ударам 22 июня 1941 года. И задача создания самолета, который базировался бы в глубине страны, в безопасном отдалении от противника, оставалась актуальной — и с каждым месяцем все более важной.По традиции первым к решению проблемы привлекли главного специалиста по советским бомбардировщикам — авиаконструктора Андрея Туполева. Но он, как ни странно, отказался от высокой чести, несмотря на то, что задачу ему ставил сам Иосиф Сталин. Свой отказ Туполев аргументировал просто: создание подобного самолета в настоящий момент невозможно, поскольку имеющиеся двигатели не обеспечат нужную дальность, а турбовинтовые — скорость и высоту полета. И тогда за дело взялся один из его учеников, завкафедрой МАИ Владимир Мясищев. Несмотря на то, что его ОКБ № 482 в годы войны не выдало ни одного серийного бомбардировщика, а сам Мясищев был репрессирован и все еще не реабилитирован, готовность конструктора решить поставленный вопрос и аргументированные соображения по поводу этого решения в Кремле сочли достаточным основанием для начала работ. 24 марта 1951 года было подписано постановление правительства №949-469 о проектировании и строительстве нового самолета. Тогда же было воссоздано недавно закрытое ОКБ №23 при московском авиазаводе №23, который и стал производственной базой для новой машины.Работы над проектом будущего бомбардировщика М-4 начались, когда ОКБ еще даже не было полностью сформировано. Но идеи были ясны, люди, способные воплотить их в металле, уже работали, и потому проект двигался достаточно быстро. Уже 30 ноября 1951 года был утвержден протокол макетной комиссии, а 15 мая заложили первый опытный самолет.Согласно задачам, поставленным правительством, и по замыслу создателей, самолет, который до принятия на вооружение имел индекс «проект 25», должен был обладать следующими характеристиками: скорость — до 900-950 км/ч, потолок — 12-13 км, дальность полета — 12 000 км, высокая бомбовая нагрузка, наличие мощного оборонительного вооружения и возможность выполнять задачи в любое время суток и в любую погоду с прицельным бомбометанием выше кромки облаков. В реальности первый в мире строевой стратегический реактивный бомбардировщик М-4 имел такие ТТХ: максимальная скорость — 947 км/ч, практический потолок — 11 км, практическая дальность — 8100 км, боевой радиус действия — 5600 км. Правда, при этом самолет обладал весьма солидным вооружением, как и требовало техзадание. Его нормальная боевая нагрузка составляла 9000 кг, а максимальная — целых 24 тонны. Это с лихвой перекрывало требования военных: если первая советская атомная бомба весила 4,6 т, то серийные образцы — уже по 3,1 т, так что на одном М-4 можно было унести по три бомбы сразу. Плюс мощное вооружение для обороны от истребителей противника: три двуствольных пушечных турели — наверху, внизу и в хвосте, причем верхняя и нижняя полностью перекрывали свои полусферы.На постройку первого опытного самолета ушло почти полгода. Осенью 1952 года его, разобрав по частям, переправили в Жуковский на аэродром Летно-исследовательского института (ЛИИ), где началась серия наземных испытаний. А впервые в воздух самолет поднял 20 января 1953 года экипаж летчика-испытателя Федора Опадчего: вместе с ним в первый полет отправились еще шесть специалистов.Американский бомбардировщик В-52А дальше началась гонка. К этому моменту, и в СССР это знали точно, первенец стратегической авиации США — бомбардировщик В-52 — уже вовсю проходил программу летных испытаний. Размер советского ядерного арсенала явно уступал американскому, и значит, оставался единственный шанс снизить размер возможной угрозы с той стороны океана: принять на вооружение средства доставки советских атомных бомб. И с этим удалось справиться. М-4 — такой индекс мясищевский самолет получил при принятии на вооружение — прошел программу летных и государственных испытаний всего за два года. Формально государственные испытания завершились только 25 июля 1955 года подписанием акта, в котором говорилось, что самолет пригоден для использования в строевых частях. Фактически же первый серийный М-4 — правда, и сам этот индекс самолету присвоили только июльским актом, — перелетел из Москвы, где его собрали, на аэродром в Энгельс, где ему предстояло служить, уже 28 февраля 1955 года. Так и получилось, что советский стратегический реактивный бомбардировщик стал первым строевым самолетом такого типа в мире. Ведь американский В-52 начал поступать на вооружение только 29 июня 1955 года!В общей сложности московский авиазавод №23 выпустил 34 самолета М-4: два опытных и 32 серийных. Все они достались летчикам специально сформированной 4 сентября 1954 года под освоение этих самолетов 201-й тяжелобомбардировочной авиадивизии, базировавшейся в городе Энгельсе. Опыт пилотов этой дивизии, который зарабатывался далеко не просто, послужил потом основой для доработки следующей модификации М-4 — знаменитого мясищевского «стратега» 3М, остававшегося в строю до середины 1990-х годов.(via)

Выбор редакции
20 января, 21:10

Как Париж изменился за 100 лет (без ЖЖ- жёлтых жилетов)

  • 0

Интересовало ли вас когда-нибудь, как выглядели ваши любимые места в прошлом? Французского художника-постановщика Жюльена Кнеза это очень интересовало, и летом 2015 года он сфотографировал различные достопримечательности Парижа, держа перед объективом своей камеры снимки с изображением этих мест в прошлом.В результате получился фотоальбом «Paris, Fenêtres Sur l'Histoire» («Париж, окно историю»), куда вошли 80 изображений современных парижских улиц, на которые наложены старые фотографии, показывающие как столица Франции выглядела более века назад.Найденные Кнезом фотографии были сделаны в период с 1871 по 1968 годы, и с их помощью современная жизнь города показана в контексте важнейших моментов истории Парижа: таких, как наводнение 1910 года и приезд Гитлера в 1940 году.Ниже в хронологическом порядке представлены снимки из этого фотоальбома.Вандомская площадь, 1871Баррикады у входа в предместье Тампль на улице Фобур-дю-Тампль — 1871Статуя Свободы на бульваре Курсель — 1883Люксембургский сад, 1895Мулен-Руж, 1900Набережная Конти, 1900Улица Кальвер, Монмартр, — ок. 1900Площадь Оперы, 1900Эйфелева башня, 1900Триумфальная арка, 1909Во время большого наводнения люди плывут в лодках по затопленному метро — станция метро «Одеон», 1910Северный вокзал, август 1914Станция «Конкорд», август 1914Орлеанская набережная, 1930Универмаг Printemps, бульвар Осман, 1930Посещение Гитлером Триумфальной арки — июнь, 1940Гитлер на площади Оперы —23 июня, 1940Улица Риволи во время немецкой оккупации — ок. 1942Зенитное орудие перед Большом дворцом на проспекте Генерала Эйзенхауэра— август 1944Встреча друзей во время освобождения Парижа — площадь Отель-де-Виль, август 1944Перевернутые и горящие автомобили во время студенческих беспорядков в Латинском квартале — улица Гей-Люссака, май 1968.ФОТО

Выбор редакции
20 января, 20:46

Посвящается всем, кто отгрызал корочку, неся хлеб домой

  • 0

А вы помните с кем сидели за одной партой в первом классе? За партой у которой откидывался край, что бы можно было вставать не выходя из-за парты приветствуя учителя, с чернильницами встроенными прямо в парту, набор перьев, промокашки в тетрадях... Разве может представить нынешняя молодёжь наше ожидание Нового года? Каникулы. Лыжи. Санки. Свежая ёлка. Подарки. То время когда были молоды наши родители, бабушки, дедушки...и все они ещё были живы и здоровы.Оглядываюсь назад, всматриваюсь в эти светлые лица и берёт оторопь, как мы, наивные и светлые пройдя мясорубку времени, практически изменив своё сознание, дожили до сегодняшних дней, те дети, из 60-х и 70-х годов.Восьмидесятников в расчёт не хочу брать, всё таки это уже другие люди, другое поколение. А мы ведь ещё застали лекарства в порошках, были горчичники и банки. А на пузырьках с микстурами не было секретных крышек.Воду мы пили из ближайших колонок или из водопроводной трубы "торчащей" из каждого дома, которыми пользовались дворники, что бы поливать клумбы или асфальт жарким летом. И у каждого мальчишки в кармане был ключ-барашек, что бы открыть этот кран на этой самой трубе.На велосипедах катались на таких, которые даже по росту не подходили. Ну какие шлемы тогда?Вообщем катались как могли.А кто из мальчишек не мастерил тележки из досок и найденных на свалках подшипников или вытаскивали эти самые подшипники из выброшенных, никому не нужных электромоторов и гоняли с горок распугивая прохожих своим грохотом.Мы уходили с утра и до самого вечера. Играли весь день находя всё новые и новые приключения. И ведь никто не знал где мы были(кроме посвящённых), ведь мобильников тогда не было. Мы плавали по большим лужам на плотах из досок или на огромных катушках из-под проводов, или же на кусках пенопласта, по весне бывало и на льдинах.Находили "катушки" с проводами, обычно телефонные, разноцветные. И было большой удачей отпилить себе кусочек. Но на сдачу цветмета они не шли, они шли на важные дела.Кто то плёл брелок для ключей, кто то оплётку для рогатки или перочинного ножичка, кто то оплетал авторучку или спицы на велосипеде ну, а кто постарше, те оплетали руль у батиной машины.В играх чего только не было и резали или сдирали кожу с рук и ног, особенно доставалось коленям и локтям. И главным лекарством была зелёнка. Бывало и ломали рёбра падая с дерева или с "тарзанки". Выбивали случайно зубы, бывало такое в драках. Дрались, ходили в синяках, всякое бывало и виноваты были только мы и отвечали за проступки только мы. Когда кто то падал- не добивали и не прыгали ногами на голове у лежачего. А самое главное, из-за таких мелочей в суд никто не подавал.И никто не толстел от того, что ели мороженое, пирожные,пирожки жаренные в масле, которые горячими подавали, завёрнутыми в бумажку, похожую на кальку,пили лимонад. А не толстел потому, что никто не сидел на месте, все играли, носились, не сидели на месте. И почему то никто не умер от того, что из одного стакана с газировкой или соком пили по несколько человек. У нас не было компьютеров, приставок, видеомагнитофонов, интернета и сотовых телефонов.Зато у нас были друзья. Мы выходили из дома, кричали в окна вызывая на прогулку или же стучали в дверь, звонили в звонок, или просто заходили, без спроса, сами.Или просто находили их в условленном месте. И мы были одни в этом "опасном и жестоком мире", без охраны на улице, в школе. Мы придумывали игры с консервными банками, палками, старыми ободами от велосипедов. Нашим батутом была старая выброшенная панцирная кровать.И наверняка многие пробовали, примёрзнет язык к санкам, качелям или какой нибудь железной трубе.В сады лазали за яблоками(это фото не когда был поход за яблоками- это трудовой лагерь, здесь нам по 16 лет), нет не от голода, а ради адреналина, ели вишни, прямо с косточками и они не прорастали у нас в животах(кто в теме тот понял).А понятие откосить от армии практически не существовало. Не служивший в СА считался каким то убогим что ли. Поэтому уроки НВП были обязательны, как для мальчиков, так и для девочек.У нас была свобода выбора, право на риск, на удачу или неудачу. И мы просто научились пользоваться всем этим, да нет скорее жизнь научила, а мы были хорошими учениками. Вот скажите мне была ли, тогда, у кого то мысль: "задержат зарплату или нет" или "чем накормить ребёнка", или "сократят меня или нет"? А сейчас???Перечислять можно бесконечно долго, что то стёрлось из памяти, что то подзабылось, как не очень существенное, ведь это наше детство и его никому не отнять. Как отнимешь воспоминания? Это наше счастливое детство и нечего всяким малолетним "умникам" не знающим, даже перед ЕГЭ, таблицу умножения, лезть своими грязными мыслями и ботинками в наше детство. Ведь это же про нас говорят: "Мужчина это случайно выживший мальчик".И если вы, читающий этот пост, один из этого поколения, то вас можно поздравить, что наше детство и юность закончились до того, как правительство не купило у молодёжи свободу за сухарики, чупа-чупсы, мобильники, приставки... А пройдёт ещё несколько десятков лет и бесплатная медицина и образование, я уже не говорю о бесплатных квартирах для простых рабочих, все эти рассказы будут восприниматься, как фантастика.Да какие десятки лет? Если уже сейчас молодое поколение, настолько "душит жаба" неверия, что они готовы обливать дерьмом всех и вся. А почему "душит"? Да потому что они не знали этой жизни и никогда не узнают. Они не узнают, что такое полон двор играющих детей и ни одного взрослого рядом. Взрослый появлялся только в окне, дабы позвать на обед или уже вечером -спать.В песочницы самосвалы завозили песок и детвора разных возрастов, как муравьи копошились в этой куче, доставляя себе удовольствие, а бабушкам и мамам лишние хлопоты, своим внешним видом.А самое главное у нас уважали учителей и никто (никто!!!) не позволил себе обидеть, а ещё хуже оскорбить или ударить учителя. И перечислять, почему они никогда не узнают нашу жизнь, детство, юность можно бесконечно долго и то что я затронул это капля в море. Так вот есть ли смысл распинаться?Если идущее зомби уткнувшись в смартфон, останавливаются, в лучшем случае об тебя, а не попадает под колёса автомобиля, то что можно изменить, рассказать , объяснить? Когда современной молодёжи будет столько сколько нам, они не поймут и тогда, в полном объёме, наши чувства, чувства невосполнимой утраты. Утраты той страны, страны нашего детства, которой больше не будет, никогда.А сейчас... А что сейчас, сейчас мы живём в стране, где на одного ребёнка в песочнице два-три взрослого, где книга дороже бутылки водки, где молоко стоит дороже пива, где штраф за наезд на пешехода меньше, чем за парковку на газоне, где ежедневный рацион собаки в питомнике в два раза дороже пособия на ребёнка, где заказанная пицца или суши "приезжают" быстрее скорой. Где в детский сад оформляют за взятки, где учебники покупают за свой счёт. Раньше наше государство показывало кулак другим, а теперь фигу...своим!Ну вот пожалуй и всё. Накатило что то. Люди моего возраста поймут о чём я, а остальные... а остальные захотят - поймут, а не захотят...Было желание ещё фотографий вставить, но по моему и так достаточно. Несколько фотографий из личного архива и в инете ( и в частности на этом сайте) опубликовались впервые.отсюда

Выбор редакции
20 января, 20:00

Старайтесь делать вид, что вы счастливы

  • 0

Джон Арден, нейрофизиолог, врач с огромным стажем, рассказывает, как мы можем использовать знания нейрофизиологии, чтобы улучшить свое настроение, снять тревогу и чаще испытывать радостные эмоции. Его советы основаны на последних достижениях науки и доказательственной медицины. Вашему вниманию 20 цитат из книг ученого.1. Улыбаясь и хмурясь, вы посылаете сигнал подкорковым областям или коре, совпадающий со счастливыми или грустными ощущениями. Так что старайтесь делать вид, что вы счастливы, — это поможет вам почувствовать себя лучше!2. Если вы будете постоянно обращать внимание на возможности вместо ограничений, вам удастся перенастроить мозг. Когда вы начнете фокусироваться на возможностях, в мозге вместо использования привычных связей, усиливающих негативные эмоции, будут формироваться новые связи между нейронами.3. Необходимо сопротивляться соблазну избегать неприятных ситуаций, даже если кажется, что так будет лучше. Я называют этот принцип преодолением парадокса. Преодоление парадокса подразумевает, что человек встречает страх лицом к лицу. Вместо избегания он открыто идет ему навстречу. Намеренно помещая себя в не совсем комфортные ситуации, человек привыкает к ним, а его чувство тревожности и дискомфорта постепенно снижается.4. Суть этих методов состоит в интересном парадоксе реакций на боль: вместо того чтобы пытаться не думать о ней, задача в том, чтобы принять ее. Это может показаться странным. Зачем стараться принимать боль? Разве это не приведет к еще более острому чувству боли? Ответ: нет, боль уменьшится. Практика осознанности меняет работу мозга и повышает болевой порог. Наблюдая и принимая боль, вы парадоксальным образом дистанцируетесь от степени ее интенсивности.5. Если человек склонен чаще находиться в определенном настроении, можно сказать, что это настроение формирует его восприятие всех событий. Это базовый эмоциональный фон, настроение по умолчанию, центр притяжения в его жизни. Большинство из того, что происходит в жизни, основано на этом и вращается вокруг этого.6. Старайтесь как можно дольше поддерживать тот эмоциональный настрой, в котором вы хотите оставаться всегда, чтобы в конце концов это начало получаться у вас легко и непринужденно.7. Чем чаще вы целенаправленно вызываете у себя определенное состояние, например, спокойствие или надежду, тем выше вероятность, что это состояние станет привычкой. Чем чаще происходит активация нейронов, отвечающих за это состояние, тем легче будет вызвать это состояние вновь и закрепить его в привычку.8. Если грусть, подавленность или злость — постоянное эмоциональное состояние человека, то это похоже на испорченную пластинку. Иголка проигрывателя попадает на царапину на поверхности пластинки, и одна и та же музыкальная фраза начинает проигрываться без конца. В этом суть выражения «звучит как заезженная пластинка». Чтобы песня перестала повторяться, нужно приподнять иголку и сдвинуть ее на несколько канавок. Если человек погрузился в состояние уныния, грусти или злости, ему нужно найти способ «передвинуть иголку».9. Если вы сосредоточены на том, чем что-то не является, вы блокируете восприятие того, что это на самом деле. В этом случае вы руководствуетесь негативной системой координат. Предположим, вы ожидаете какого-то конкретного результата, но все получается иначе. Вместо того чтобы оценить сложившуюся ситуацию, вы зациклены на факте, что все получилось не так, как вы надеялись. Эта дилемма напоминает явление, носящее в психологии название когнитивного диссонанса: при уже сформировавшемся мнении по поводу чего-либо бывает сложно воспринять другое мнение на этот счет, не совпадающее с вашим.10. Недавние исследования показали, что в гиппокампе происходит процесс формирования новых нейронов — нейрогенез. Ранее нейрогенез считался невозможным. Открытие новых нейронов в той области мозга, где происходит накопление последней информации, подчеркивает важность тренировки работы памяти для перенастройки мозга.11. В состоянии стресса значительная часть энергии тратится на поддержание мышечного напряжения, а потому человек чувствует себя взвинченным и измотанным.12. Еще один способ попытаться избежать тревожности, который на самом деле ее только увеличивает, — это стараться жестко контролировать свое состояние. Навязчивое желание все контролировать ведет к избеганию. Стремясь контролировать происходящее, чтобы избежать тревожности, вы попадаете в ловушку того, что постоянно пытаетесь предвидеть будущее, чтобы не допустить даже возможности беспокойства. В этом случае избегающее поведение принимает сложную форму. Когда вы пытаетесь предсказать, что могло бы случиться, вы готовитесь к ситуации, которая, возможно, никогда и не произойдет.13. Если беспристрастно наблюдать за своими переживаниями, происходит интересная вещь: «цепь беспокойства» затихает.14. Если вы постоянно жалуетесь на какие-то неурядицы и неудачи, это не только делает несчастным вас и окружающих, но и негативно отражается на вашей способности к запоминанию, потому что вы заняты бесполезным делом.15. Если вы склоны к депрессивному состоянию, вам следует активировать левые лобные доли, занявшись чем-то конструктивным, — это поможет изменить постоянно негативный эмоциональный фон.16. Негативная личностная установка лишает вас любой надежды или ожидания, что вы в силах справиться с неприятной ситуацией. Она заранее настраивает вас на провал, потому что не оставляет надежды. Если вы убеждены, что не способны завести новые отношения, переформулируйте такую личностную установку следующим образом: «Я хороший человек, и когда люди узнают меня поближе, они это понимают».17. Изменение личностных установок — более серьезная задача, чем перенастройка автоматических мыслей и убеждений. Но при одновременной работе, направленной на переформатирование личностных убеждений, два более мелких уровня можно гармонизировать для эффективной работы.18. Чем чаще человек в определенной манере рассказывает о событиях своей жизни, тем прочнее становятся нейронные связи, представляющие эти мысли. Высказывания бывают позитивными или негативными. Например, если вы постоянно утверждаете: «Это трудно», «Не знаю, удастся ли мне это пережить» или «Это добром не кончится», — самое время изменить то, как вы думаете.19. Если вы разовьете в себе ненасытное любопытство, любая среда, в которую вы попадаете, станет для вас источником новых впечатлений и знаний. Эмоционально и интеллектуально богатая среда стимулирует свойство нейропластичности головного мозга, тогда как лишенная этих характеристик среда ведет к деградации.20. Амбициозность и любопытство играют важную роль в том, насколько эффективно работает мозг. Развитие в себе двух этих качеств поможет относиться к жизни с энергией и жаждой.Источник

Выбор редакции
20 января, 19:19

О наболевшем!

  • 0

Всё, что живет и дышит в Кузбассе, мечтает о Новокузнецке («Всякое дыхание да хвалит его»), хочет быть им. Так в 1920-х годах Кольчугино назвало себя Ленинск-Кузнецким, а Кемерово мечтало быть Новокузнецком («Городские власти рассматривали только два варианта: Ново-Кузнецк и Кузбасс»), переименовывало себя, называло себя официально Ново-Кузнецком. Сергей Цивилев за 4 часа два раза Кемерово назвал Новокузнецком (2.46.08 и 2.46.30) и три раза сделал это по отношению к Ленинску (3.27.29). Потому что Новокузнецк настоящая столица Кузбасса, где должен быть реальный центр области. Нельзя спрятать это, замолчать.Кемерово: рождение городаИ.Ю. Усков

Выбор редакции
20 января, 19:00

В один день потеряв мужа и пасынка, Наталья Бехтерева поняла,

  • 0

как рискованно заглядывать в «зазеркалье»Она заявила во всеуслышание, что верит в вещие сны, жизнь после смерти и альтернативное видение. Это был вызов добропорядочному ученому сообществу. Академик Бехтерева — и вдруг такое?Ее клевали за «лженаучность», ставили в вину нездоровый интерес к мистике, паранормальным явлениям, но она стояла на своем — если «зазеркалье» существует, наука не имеет права его игнорировать. Ее собственный опыт говорил, что оно существует.Наталья Петровна была человеком удивительной судьбы. Внучка великого ученого Владимира Михайловича Бехтерева должна была бы обладать пожизненным иммунитетом против любых невзгод. А Наталье Петровне достались репрессированные родители, детдом и ленинградская блокада, семейная трагедия, борьба с яростной критикой.Словно упрямый росток, она пробивала асфальт, в который ее хотели закатать. Об этом она говорила в многочисленных интервью и в своей книге «Магия мозга и лабиринты жизни», одну из глав которой так и назвала — Per aspera, что значит — «через тернии».«СМЕРТИ НЕТ, ГОСПОДА, ЭТО МОЖНО ДОКАЗАТЬ!»Она родилась в год смерти Ленина. Спус­тя три года ушел из жизни ее знаменитый дед — психолог и специалист еще в нескольких человековедческих дисциплинах Владимир Михайлович Бехтерев. По мнению его сына и внучки, Владимира Михайловича убили.Одно время распространенной была версия, связывавшая убийство Бехтерева с именем Сталина. Якобы Бехтерева как успешного ученика самого Шарко и директора Института по изучению мозга и психической деятельности пригласили осмотреть Иосифа Виссарионовича на предмет сухорукости.Выйдя от вождя, Бехтерев как будто кому-то сказал, что тот болен паранойей. Дни академика были сочтены.Однако Наталья Петровна эту версию сначала поддерживала, а позже отвергла. Объясняла: дед был крупным ученым и врачом, который свято чтил законы профессиональной этики и разгласить тайну пациента не мог.Наилучшее представление о Владимире Бехтереве дает его портрет кисти Ильи Репина. Белый китель, едва не трещащий на широкой груди, густая лопата бороды, седая, но все еще мощная шевелюра на косой пробор, острые глубоко посаженные глаза, очевидная мощь характера и судьбы.Игорь Губерман, некогда живший в СССР, писавший не только «гарики» в стол, но и издавший книгу о Владимире Бехтереве, рассказал в ней об отце и детстве героя: «Становой пристав Бехтерев умер от злой чахотки, когда младшему сыну Владимиру было только восемь лет. И отца он даже помнил мало.Только был, очевидно, не совсем обычен этот мелкий деревенский полицейский, царь и бог в своей ок­ру­ге. В доме его непрерывно гостил, подкармливаясь и избывая тоску, ссыльный поляк, участник восстания 63-го года. Он-то и обучил грамоте и арифметике шестилетнего сына своего странного опекуна и благодетеля».Недюжинная сила требовалась, чтобы из сыновей пристава вырасти в академики. Владимир Михайлович Бехтерев ушел из жизни в 70 лет, но и тогда был полон сил, на здоровье не жаловался и незадолго до этого женился вторым браком на молодой, по крайней мере относительно жениха, женщине. Вот на нее-то и упало подозрение.С 30-летней Бертой они познакомились, когда ее муж лечился у Бехтерева. Пациент скончался, и, когда овдовел и Бехтерев, он сделал предложение руки и сердца Берте. Это произошло через 10 лет после их знакомства. Наверное, Берту, как и многих, завораживал ореол необыкновенного мыслителя, первооткрывателя в самой интригующей сфере познаний, занимающейся человеческим мозгом и психикой.Психолог, психиатр, невропатолог (этот термин изобрел и ввел в медицинский обиход Бехтерев, существует также болезнь, названная его именем, ею болел, например, Николай Островский), Владимир Михайлович владел искусством гипноза. Опыты по передаче мыслей на расстоянии ставил совместно с дрессировщиком животных Дуровым.Дед Натальи Владимир Михайлович Бехтерев — выдающийся психиатр, невропатолог, физиолог, основоположник рефлексологии и патопсихологического направления в России, основатель Санкт-Петербургского психоневрологического института (1907 год)Маленькое отступление. Участие в сеансах принимал и профессор Леонтович, затем вернувшийся из Москвы в родной Киев, где стал академиком АН УССР. Взгляды Бехтерева и Леонтовича произвели большое влияние на Бернарда Кажинского, ставшего прототипом одного из героев книги фантаста Александра Беляева «Властелин мира».Дважды там упоминаются идеи Бехтерева. Труд Кажинского «Биологическая радиосвязь», посвященный Леонтовичу, единст­венный раз вышел в свет в Киеве.А Бехтерев в одной из своих научных работ — «Тайна бессмертия» сделал вывод: мысль материальна и является разновидностью всемирной энергии, стало быть, в соответствии с законом сохранения энергии исчезнуть не может.Это прозвучало в разгар Первой мировой войны, когда человеческая жизнь не стоила понюшки табака и люди перестали понимать, за что погибают, если все решает пуля-дура. Бехтерев провозгласил: «Смерти нет, господа, это можно доказать!». Он вернул веру в осмысленность жизни и, значит, ответственность за поступки.Именно Бехтерев ввел понятие психического микроба, способного приводить к психическим пандемиям. «Достаточно, чтобы кто-нибудь возбудил в толпе низменные инстинкты, и толпа, объединяющаяся благодаря возвышенным целям, становится в полном смысле зверем, жестокость которого может превзойти вся­кое вероятие».Западные спецслужбы очень интересовались работами и личностью Бехтерева. В Берлине и Париже разведуправления завели на него учетные карточки. В СССР, как полагают некоторые исследователи, Бехтерева пытались привлечь к созданию оружия, которое в наше время назвали бы психотропным. Он отказался.По семейному преданию, озвученному Натальей Петровной Бехтеревой, деда отравила Берта, исполнив приказ свыше. Академик оказался неугоден из-за того, что, исследуя мозг умершего Ленина, пришел к заключению: вождь пролетариата страдал сифилисом.Вскоре после этого Бехтереву предстояла поездка за границу на международную конференцию. Власти опасались, что своим открытием он может поделиться с коллегами и это нанесет вред имиджу советского государства. Решили, как всегда: нет человека — нет проблемы. Но все это лишь версия, которую нельзя ни подтвердить, ни опровергнуть, а факт — то, что Берту Бехтереву расстреляли в 37-м.В день смерти деда маленькая Наташа впервые столкнулась со странным совпадением. 24 декабря 1927 года ее родители наряжали рождественскую елку. Под разлапистую ветку отец поставил Деда Мороза и три свечки. Любуясь композицией, сказал жене: «Смотри, как Дед Мороз похож на отца». В эту минуту раздался телефонный звонок: Владимир Михайлович ско­ропостижно скончался.Официальной причиной смерти стало от­равление консервами. Есть снимок, на котором голова лежащего в гробу Бехтерева подвязана белой косынкой. Она скрывала последствия трепанации черепа. Незадолго до смерти ученый сам выступил с идеей создать Пантеон мозга великих людей. «И судьба распорядилась со свойст­венной ей иронией, — писал Игорь Губерман: первым оказался в музее мозг его соз­­дателя».Спустя много лет Наталья Петровна поинтересовалась, где хранится мозг дедушки. Ей ответили, что уже давно весь его изрезали на препараты, но ничего особенного, отличающего мозг выдающегося ученого от людей заурядных, не обнаружили.«ПАПЕ ТРУДНО УСТОЯТЬ НА НОГАХ, ОН ПАДАЕТ — И Я С КРИКОМ ПРОСЫПАЮСЬ»Всего вещих снов Наталье Петровне при­снилось за жизнь четыре. Первый — в 37-м, об отце.Петру Владимировичу Бехтереву, сыну Владимира Михайловича, передался пытливый ум отца, но профессию он избрал инженерную, занимался разработкой военной техники. Его часто премировали, и в доме царил, казалось, вечный праздник.Вдруг — страшный сон: «Стоит папа в конце коридора, почему-то очень плохо одетый, в чем-то старом, летнем, как будто в парусиновых туфлях.А папа даже дома одевался хорошо, хотя и иначе, чем на работу. И вдруг пол начинает подниматься, именно с того конца, где стоял папа.... А под полом — огонь, причем языки пламени — по бокам коридора. Папе трудно устоять на ногах, он падает — и я с криком просыпаюсь».На следующую ночь Наташа проснулась от шума: за папой пришли. Домой он больше не вернулся. Семье сообщили — 10 лет без переписки. Они еще не знали, что это значит на самом деле.Вскоре забрали в лагерь маму. Сказали, на пять лет, вышло восемь. Много позже На­талье Петровне показали список на арест, ее имя стояло рядом с маминым. Но ей было только 14 лет, и детскую колонию заменили детским домом.От Наташи, ее брата и сестры, детей «вра­гов народа», отвернулись даже родст­венники. Много позже Наталья Петровна оценит их предательство как благо. По крайней мере, она не узнала, что такое быть приживалой. А душевные терзания от навалившейся беды были бы такими же в семье черствых людей, как и в детдоме, где вновь прибывавшие дети плакали перед сном, накрывшись одеялами с головой, — плакать вслух не разрешалось.«И каждую ночь я засыпала с мыслью — завтра придут веселые папа с мамой, заберут нас с братом домой, и все снова будет хорошо. А мой добрый, талантливый и безвинный папа уже был расстрелян».В детдоме перед Натальей открылось две дороги. Одна — после семилетки идти работать на кирпич­ный завод, там «исправ­ляли сознание» детей «врагов народа». Вторая — во что бы то ни стало быть отличницей, лучшей из лучших. Наташа не хотела на кирпичный завод.В детском доме она узнала, что началась война. Его обитателей погрузили в вагоны, но эвакуировать не получилось, Ленинград уже попал в железное кольцо. Поезд покружил-покружил вокруг города, чудом успевая удирать из-под бомбежек, и вернулся туда, откуда вы­ехал.В детдоме хоть как-то кормили, поэтому там бы­ло лучше, чем на воле, где голод и холод косили целые семьи. Впро­чем, настрадались и детдомовцы. Прежний, любимый, директор ушел на войну и погиб, а на его место поставили другого, оказавшегося садистом.Перед каждой едой новый директор детдома выстраивал детей на линейке и требовал тщательно пережевывать пищу, пока она не превращалась в застывший комок. Наталья Петровна признавалась, что и лет через 10 после окончания войны никак не могла наесться досыта, мучил фантомный голод.«БЕХТЕРЕВА ОДНОЙ ИЗ ПЕРВЫХ УВИДЕЛА НА ЭКРАНЕ МОЗГ И ВОСХИТИЛАСЬ»Несмотря на весь ужас блокадного существования, она умудрилась поступить в мединститут. Запомнила не так мороз той зимы, как ледяной ветер.Всякий раз, подходя к мосту, где от ветра не было спасения, хотела повернуть назад, забраться под одеяло и больше не выходить из дома. Но доходила до середины моста, а там становилось все равно — вперед идти столько же, сколько назад, поэтому шла вперед.Окончание войны и расцвет радужных надежд на безоблачное счастье совпали для Натальи с большой любовью. Но человек, который внушил ей это чувство, как рассказали знакомые, по-прежнему любил другую, погибшую в начале войны. Наташа начала тяготиться отношениями с любимым. Ведь получалось, что он держит ее при себе в качестве замены. Она порывалась уйти, он не отпускал.Однажды во сне Наталья пошла в дом, где горевали о его бывшей возлюбленной. Оказалось, что виновница горя сидит как ни в чем не бывало за столом и пьет чай. «С радостью обращаюсь к ней: «Здравствуйте, Татьяна (почему-то называю ее так), — простите, не знаю вашего отчества». Ответ: «Алексеевна». Здороваясь, не встает. Снова (это все во сне) ложусь спать.Затем (уже наяву) просыпаюсь, бегу сообщить новость о том, что Тася жива, — ни минуты в этом не сомневаюсь — и застаю Тасю именно в той же позе, в том же белом платье, что и во сне. «Здравствуйте, Татьяна (почему опять Татьяна?), — простите, не знаю вашего отчества». — «Алексеевна».Мы пожимаем друг другу руки. Т. А. не встает. А дальше я узнаю, что она на девятом месяце беременности. Убегаю ужасно счастливая». После предвестия о папе то был второй вещий сон Натальи Петровны, один в один реализовавшийся в действительности.Гранит науки она разгрызала легко, как орешки, и без особого труда поступила в аспирантуру. Потом была «оттепель». Она принесла реабилитацию мамы и папы и горькое знание того, что все годы, пока она мечтала о встрече с ним, он, расстрелянный вскоре после ареста, лежал в сырой земле.Она жадно набросилась на работу, во многих направлениях началось продвижение. Но «заморозки» принесли разочарование и анонимку. Ею занялась парткомиссия обкома. О сути обвинений Наталья Петровна не рассказывала — зачем тиражировать клевету?И тогда в обкоме возмутилась, ведь еще царь Петр велел не давать хода подметным письмам. В ответ пообещали превратить Бехтереву в лагерную пыль. Знали, какая струна отзовется в ней особой болью.К счастью, как ни старалась пристрастная комиссия, фактов, подтверждавших анонимные обвинения, не нашла. Издерганная, Наталья вернулась к работе, рубец в душе остался на всю жизнь.Родители Натальи Петровны — Зинаида Васильевна (врач) и Петр Владимирович (инженер-изобретатель) — были репрессированы: отца расстреляли, мать отправили в лагерьВо времена Владимира Михайловича Бехтерева ученые только подступались к тайнам мозга. Раньше о нем думали как о монолите, не поддающемся изучению. Или как о «божественном сосуде», посягать на изучение которого — святотатство. Подвиг ученых бехтеревского поколения состоял в том, что они сняли это табу.Во времена внучки Бехтерева наука оснастилась томографами и другими чудо-приборами — понятно, что для этого потребовался иной уровень знаний и навыков. Наталья Петровна одной из первых увидела на экране мозг и восхитилась. «Допускаю, что некоторые более молодые сотрудники из нейрофизиологических лабораторий и лаборатории ПЭТ (позитронно-эмиссионная томография. — Авт.) идут в институт как на обычную службу... А жаль, если это так... Удивление перед чудом при­роды — мозгом человека, постепенно познаваемым через все развивающуюся технологию, и озаряющие мозг ученого идеи — большая, стимулирующая радость в жизни».Однажды на научную конференцию заглянула Раиса Горбачева. Философ по образованию, она с большим интересом выслушала доклад Бехтеревой, потом подсела к ней в зале, они долго говорили, в результате в Ленинграде появился Институт мозга АН СССР с клиникой при нем, принесшей исцеление многим. Бехтеревцы научились помогать людям в тех случаях, которые до них считались безнадежными, восстанавливали память, способность двигаться, говорить, читать. Наталья Петровна, ставшая директором института, напишет, что осуществилось когда-то загаданное — о Замке ее Мечты.Ей и ее сотрудникам удалось прорваться ко многим тайнам. Она написала более четырех сотен научных трудов, получила признание коллег с мировыми именами, стала орденоносцем и членом многих зарубежных академий. При этом была нетипичным ученым, и, например, гипотеза о том, что сверхсложный механизм интеллекта имеет инопланетное происхождение, была ей ближе, чем принятое утверждение о его земной эволюции.«ПРАВДА МОЗГА И ЖИЗНИ ОБЩЕСТВА, ПО-ВИДИМОМУ, ЕДИНА»Чем больше Бехтерева исследовала мозг, тем увереннее приходила к выводу: «Правда мозга и жизни общества, по-видимому, едина». Благополучно функционирующий мозг подобен грамотно устроенному обществу. Особенно актуально звучит ее утверждение, что для гармоничного существования общество и мозг должны распределять часть полномочий на периферию по принципу оптимальной децентрализации.Наталья Бехтерева стала очень популярна в годы перестройки. Дочь репрессированных, сама едва не угодившая в ГУЛАГ, она всей душой хотела перемен к лучшему, умела говорить убедительно и без оглядки на критиков. Когда на нее нападали: «Не суйте нос в государственные дела», отвечала: «Кто безошибочно знает, что и как нужно делать? У меня хоть есть модель — мозг».Многие помнят собственные вещие сны, которым поначалу не придавали значения, а потом удивлялись, что они сбываются. Но стойко бытует мнение, что все это выдумки, суеверия. Чтобы не зацикливаться на непонятном, в народе придумали отговорку «спится — и снится». Нынешний взгляд на тайну сновидений прост: во сне мозг продолжает перерабатывать информацию, полученную днем. Точка. Многим вообще ничего не снится, есть такие счастливчики. Академику Бехтеревой снились вещие сны.Однажды это был сон о маме, которую Наталья Петровна отправила с надежным сопровождением в Краснодарский край отдохнуть, подышать чистым воздухом, поесть фруктов. Оттуда приходили письма, из которых дочь узнавала, что здоровье мамы удовлетворительно.Вдруг во сне почтальон принес телеграмму «Ваша мама умерла. Приезжайте хоронить». Во сне же дочь помчалась на похороны, приехала, попала в окружение незнакомых людей, которых почему-то называла по именам.Все выглядело до содрогания реально. Проснулась в слезах и рассказала сон мужу. Он был скептичен: «Неужели ты, специалист в области мозга, веришь снам?». Тревога не отпускала ее, она хотела бежать на самолет, но и знакомые, которым она рассказала о сне, уговаривали не верить. Она устыдилась своей «ненаучности» и не поехала.«Ну, а дней через 10 все произошло именно так, как это было в моем сне. Причем до мельчайших подробностей. Например, я уже давным-давно забыла слово «сельсовет», оно просто никогда не было нужно. Во сне же я искала сельсовет, и наяву мне пришлось его искать — вот такая история».Наталья была дочерью «врагов народа», росла в детдоме, пережила блокадный Ленинград, окончила 1-й Ленинградский мединститут имени ПавловаБехтерева не отмахивалась от возможности заглянуть в «зазеркалье», как назвала странные, необъяснимые явления, связанные, по ее мнению, с деятельностью мозга. Побывав в Болгарии с научными лекциями, пожелала встретиться с Вангой. На Софийской студии документального кино ей показали фильм о знаменитой прорицательнице, так что к встрече Наталья Петровна была подготовлена.Машина остановилась, не доезжая до очереди, тянувшейся к дому Ванги. Наталья Петровна в окружении коллег пошла по мягкой пыли проселочной дороги. Ни слышно, ни видно их из дома не было. Встали в конец очереди. Из дома донесся крик: «Я знаю, что ты приехала, Наталья, подойди к забору, не прячься за мужчину!». Наталья Петровна не удивилась: наверное, Ванге сообщили о ее приезде.Встреча началась конфузом: Бехтерева не принесла с собой кусочка сахара, который, как требовала Ванга от всех посетителей, нужно было сутки держать при себе.Ванга была недовольна. Но то ли сахар все-таки не является таким уж обязательным вместилищем информации, то ли у ясновидящей были другие способы разгадывания сидевшей перед ней русской, но Бехтерева была прощена.Она протянула Ванге роскошный павловопосадский платок в полиэтиленовом пакете, та вынула, погладила и разочарованно произнесла: «Да ты же к нему совсем не прикасалась...». То есть не оправдалась надежда и на этот источник информации. Вдруг сказала: «Вот сейчас твоя мать пришла. Она здесь. Хочет тебе что-то сказать. И ты ее можешь спросить».Наталья Петровна приготовилась услышать какой-нибудь упрек. Из просмотренного в Софии фильма она знала, что умершие обычно порицают за что-нибудь живых родственников. «Нет. Она на тебя не сердится, — сказала Ванга. — «Это все болезнь, — она говорит, — это все болезнь». И тут Наталья Петровна обмерла. Мама дейст­ви­тельно часто произносила именно эту фразу: «Это все болезнь, это все болезнь». Уж этого Ванге никто не мог рассказать, кроме... Потом Ванга сделала жест дрожащими руками, показывая, чем болела мама. Да, согласилась Наталья Петровна, она болела паркинсонизмом.Ванга продолжила: мама просит дочь поехать в Сибирь. Наталья удивилась: в Сибирь? Что там делать? Нет у нее в Сибири ни друзей, ни родственников.Похоже, Ванга не потрясла Бехтереву, как многих других визитеров, ясновидением, но точно заинтересовала. Когда Наталья Петровна вернулась в Ленинград, на столе ждало приглашение в Сибирь. Просили приехать на чтения, посвященные Владимиру Михайловичу Бехтереву.«НАТАЛЬЯ ПЕТРОВНА НАДЕЯЛАСЬ, ЧТО ЭТО ОЧЕРЕДНАЯ СТРАШИЛКА АЛИКА, — ОН И РАНЬШЕ ГОВОРИЛ О САМОУБИЙСТВЕ, НО ВСЕ ОБХОДИЛОСЬ»А еще в ту встречу Ванга сказала Наталье Петровне: «Что-то я очень плохо вижу твоего мужа, как в тумане. Где он?». — «В Ленинграде». — «В Ленинграде... да... плохо, плохо его вижу». Возможно, понимать надо было как «вижу что-то плохое».Второй брак Натальи Петровны с Иваном Ильичом Каштеляном был непростым. «Опоздание домой — маленькая трагедия, большое опоздание — катастрофа. Я воспринимала это как огромное неудобство, далее — как угнетение, далее — как сложность высокого порядка». Сетовала, что тепло, которое впервые в жизни получала, не компенсировало ущемления свободы. Дошло до того, что у нее развилась гипертония, а вместе с приемом таблеток — сонливость, усилившая чувство дискомфорта. Она замыкалась, больше времени проводила за письменным столом.А тут еще в газетах началась травля, нередкое явление конца 80-х, когда страна разделилась идеологическими баррикадами. Самое обидное, что авторами многих статей были прежние друзья.Муж настаивал, чтобы Наталья Петровна дала бой. Пришлось взять на себя этот непосильный труд, что привело к психическому и моральному истощению. «Сон начинал буквально сваливать меня, как только я входила домой. И казалось: еще не­много — и я засну и не проснусь... Мой муж, наоборот, чувствовал себя хорошо, все время говорил мне: «Брось свое никому не нужное дело, и ты отдохнешь, будешь такой, как я». Это по вечерам. А ут­ром он вновь был теплым дружком — и его поддержки хватало на несколько часов работы и очень непривычной и очень оскорбительной защиты».Но все эти переживания оказались прелюдией к тому, что произошло дальше. Алик, сын Ивана Ильича от первого брака, «был бесконечно любимый и очень трудный. Красивый, способный врач, женатый, имевший сына. Наркотики...».В тот день он позвонил попрощаться, сказав, что примет цианистый калий. Отца покинули силы, на квартиру к Алику поехала Наталья Петровна в сопровождении своей сотрудницы Раисы Васильевны.Наталья Петровна надеялась, что Алик в очередной раз пугает, он и раньше говорил о самоубийстве, но все обходилось. Она долго стучала, звонила кому-то, чтобы привезли ключи, впоследствии ругала себя: надо было сразу ломать дверь. Наконец, войдя в в квартиру, нашла Алика в петле. Позвонил Иван Ильич, она, потрясенная, сказала, как есть.Когда Наталья Петровна с подругой вер­нулись домой, по виду спокойный Иван Ильич принес из кухни и поставил на стол нарезанный арбуз. «Мне кажется, он только постепенно осознавал эмоционально то, что уже знал. Через полчаса-час — мне трудно сказать, сколько времени прошло, — муж почти спокойно сказал, что по­йдет спать. Лег — и через четыре-пять часов мы срочно вызвали врачей, но врачи не смогли помочь. Оглядываясь назад, я понимаю, что спасти его я могла бы, лишь уложив в реанимацию сразу по приезде от Алика. Однако ужасного финала не предвещало ничто».Она терзалась тем, что не помогла ни Алику, ни мужу, который так на нее надеялся. «Прямо на тающем снегу стоит странно одетый человек и — глаза в глаза — смотрит на меня. Я знаю его даже слишком хорошо, но этого просто не может быть. Никогда».После двойных похорон вокруг нее начало происходить такое, во что бы сама она ни за что не поверила, считая, что стала жертвой миражей больного воображения. Но рядом находилась свидетель — Раиса Васильевна.Обе они отчетливо слышали шаги в комнате, когда, кроме них, там никого не было. В другой раз Наталья Петровна, моясь в ванной, снова услышала, как кто-то идет к ней, испугалась, позвала Раису, та не ответила, но шаги стали удаляться. «Когда я через шесть-восемь минут вышла, Р. В. сказала мне: «А зачем вы выходили только что? И почему не ответили мне?». И добавила, что сидела спиной к «шагам», причем испытывала странное чувство: ей было трудно повернуться ко «мне». Она пыталась заговорить со «мной», но «я» не отвечала. История эта произвела на нас обеих очень сильное впечатление, впечатление чьего-то присутствия».В спальне висел большой портрет мужа. Наталья Петровна подолгу беседовала с ним, как с живым. Однажды они с Раисой Васильевной вошли в спальню и замерли: из правого глаза Ивана Ильича текла крупная слеза. Не веря себе, зажгли свет. Слеза продолжала катиться.Наталья Петровна пыталась критически осмыслить увиденное: «Это «странное» явление я вписываю в «зазеркалье» условно. У меня был страх позднего прихода, хотя бояться было, к сожалению, уже некого. И какую-то особенность портрета я могла в этой ситуации принять за слезу... Да, но почему мне казалось, что слеза движется? Потому что слезы обычно движутся? Вот здесь — не исключаю.И почему все-таки Р. В. тоже сказала о слезах? Вот это уже сложнее для простого объяснения. И все же правило: где можно хотя бы предположить обычный механизм, не «зазеркальный», — принимать именно его. И в этом случае он вероятен».Надо было успокоиться, но не получилось. Вскоре, случайно выглянув в окно, она увидела: «Сойдя с поребрика, прямо на тающем снегу, стоит странно одетый человек и — глаза в глаза — смотрит на меня. Я знаю его даже слишком хорошо, но этого просто не может быть. Никогда».Она позвала в комнату Раису Васильевну, но не сказала зачем. Та вдруг посмотрела в окно: «Да, это Иван Ильич там стоит!.. Неужели вы его не узнали?!». Наталья Петровна, конечно, узнала.С сыном от первого брака. Святослав Всеволодович Медведев — директор Института мозга человека, доктор биологических наук, профессор, член-корреспондент РАНОна никогда не была примитивным материалистом в духе «марксистско-ленинского учения». Но своему «зазеркалью», где могла, сопротивлялась, относила видения-слышания к галлюцинациям на фоне измененного состояния сознания из-за навалившейся трагедии. Но как тогда быть с теми же «галлюцинациями» у Раисы Васильевны? Наталья Петровна допускала, что своим эмоциональным состоянием вызвала в ней аналогичную реакцию (вспомним «психический микроб» Бехтерева). И все-таки утверждала: «И сейчас, по прошествии многих лет, не могу сказать: не было этого. Было».В те же скорбные дни ей приснилось, что она встретилась с мужем под окнами их дома. Рядом на скамейке лежала кипа исписанных на машинке листов. Говорили долго о разном. Потом: «Я спрашиваю: «Но как же ты пришел? Ты же умер?». — «Да, умер, очень надо было — отпустили». — «А что там, где ты?» — спрашиваю. «Ни-че-го». — «Но из ничего нельзя прийти». — «Узнаешь потом. Ты никогда для меня не имела времени, я тебе был не нужен». — «Как? Я же тебя так люблю». Он: «А я не о том, не было времени, обходилась сама, не просила. Теперь проводи, все поняла?».Она проснулась в ужасе и поняла, что упустила что-то самое важное, то, для чего он приходил, для чего его отпустили. На следующий день перед сном взмолилась: «Приди объясни». Он пришел: «Пустая трехкомнатная квартира. По ней ходит улыбающийся И. И. В руках у него листки с машинописным текстом. Обнимает меня ласково: «Ну что ты не поняла? Ты знаешь, рукопись не успел издать, ты не прочла, не было у тебя для меня времени. Постарайся!».О существовании этой рукописи Бех­те­ре­ва просто не знала. Наверное, самолюбие, успокаивать которое у нее не было сил, не позволило ему привлечь внимание жены к своей большой работе.Наталья Петровна перерыла бумаги Ивана Ильича и нашла кипу исписанных на машинке листов. Отдала в издательство, напечатали. Она была довольна: «Хорошая вышла книга». Исполнился четвертый вещий сон.«Я ЗНАЮ, КАК ОПАСНО ДВИНУТЬСЯ В ЭТО «ЗАЗЕРКАЛЬЕ»«Странные» явления еще больше подорвали ее здоровье. Под предлогом нарушений сна попросилась в привилегированную больницу, она имела на это право как народный депутат СССР. Режим дня, водные процедуры пошли ей на пользу. «Подлечили страдающую женщину», — иронизировала она.Но тоска не отпускала, и Наталья Петровна пошла в церковь. После 15-минутной беседы со священником депрессия прекратилась. И всякий раз, когда снова настигала, священник ее снимал. «Правда есть правда, и зачем же мне, всю жизнь искавшей (и не всегда находившей) правды природы, лгать тогда, когда дело касается меня самой (и в общем тоже природы)? То, о чем я здесь пишу, вряд ли прославит меня, однако я была бы в конфликте со своим чувством долга и совестью, если бы не сказала эту правду».Наталья Петровна уже понимала, как рискованно интересоваться «за­зеркальем». Но решила встретиться в США с ясновидящим Андерсеном. Их встречу взялся организовать Владимир Познер, который уже интервьюировал Андерсена и узнал много такого, о чем не догадывался, но что впоследствии нашло подтверждение.Наталья Петровна очень хотела выяснить, не шарлатан ли этот Андерсен, и если нет, то не связан ли он каким-то образом с «зазеркальем». Но ее духовник отсоветовал, опасался, что после перенесенных потрясений ей не выдержать этой встречи.Чуть больше 10 лет назад накатила новая волна критики. Глава по борьбе с лженаукой РАН физик Эдуард Кругляков назвал Бехтереву в ряду авторитетных людей, не отвергающих того, что не одобряет официальная наука. Говорилось о Минобороны (работает с колдунами), МЧС и лично Шойгу (пользуется услугами астрологов), Бехтеревой инкриминировали интерес к феномену альтернативного зрения.Наталья Петровна ответила незамедлительно: «Академик-физик считает для себя возможным безапелляционно критиковать физиологическую статью. Заметим: опубликованную не где-нибудь, а в реферируемом уважаемом журнале РАН «Физиология человека» — статью, прошедшую все полагающиеся в таких случаях процедуры... Несколько лет назад в Институт мозга человека РАН обратились люди, претендовавшие на способность видеть с завязанными глазами...Конечно, проще всего было бы ответить, что мы занимаемся высокими научными проблемами и нас не интересуют дилетанты. Однако многолетний опыт изучения мозга человека приучил нас с уважением относиться к его возможностям... Мы пригласили ребят и попросили их выполнить разработанные нами задания... Результат: 100 процентов правильных ответов! Таким образом, мы установили, что феномен существует, и хотя многое еще остается неясным, этим интересно заниматься и это надо исследовать».Академик Бехтерева понимала, что, не­смотря на значительные успехи ее любимой науки, не удалось предложить не то что теорию, но даже правдоподобную гипотезу того, как работает мозг. Например, установлено, что он обрабатывает полученную информацию на гигантской скорости, а существующая техника фиксирует слишком медленное взаимодействие нейронов. Значит, полагала она, мозг обладает пока не обнаруженными свойствами.Подводя итоги наблюдений над собой, над своими снами и видениями, она писала: «Я знаю, как опасно двинуться в это «зазеркалье». Я знаю, как спокойно оставаться на широкой дороге науки, как повышается в этом случае «индекс цитирования» и как снижается опасность неприятностей — в виде разгромной, уничтожающей критики... Но кажется мне, что на земле каждый, в меру своих сил, должен выполнить свой долг». И сейчас, если заходит речь о Наталье Петровне Бехтеревой, можно услышать: да, выдающийся ученый, бесспорно, только зачем ее занесло в мис­тику?Но дело в том, что когда обычные люди рассказывают о «странных» явлениях и предвидениях, им можно верить или не верить. Чаще им не верят, иногда правильно: шарлатаны очень любят порезвиться на поле малоизведанного. А вот «зазеркальным» опытом Натальи Петровны Бехтеревой трудно пренебречь — ее честность, человеческий и научный авторитет неоспоримы.И ведь всегда так было. Всегда находился кто-то с незашоренными глазами, для кого не существовало раз и навсегда прописанных догм и кто восклицал: «А все-таки она вертится!». И оказывалось, что она действительно вертится...Источник

Выбор редакции
20 января, 18:00

Однажды поляки взяли и отобрали у литовцев город Вильнюс

  • 0

George ZotovОднажды поляки взяли и отобрали у литовцев город Вильнюс. Сделали они это так хитроумно, что прям тащились - наверное, х@й кто потом такое в истории не повторит. "Суки какие" - подумали литовцы. То есть, конечно, сначала они ничего не подумали. Литва типа заключила с Польшей 7 октября 1920 года договор, что Вильнюс ей передадут 10 октября. "Конечно-конечно, - сказали поляки. - Вот б@ядь, прямо ждём - не дождёмся. Передадим обязательно, мы ж не какие-то там уёбки. А вы сомневаетесь?". "Нет, не сомневаемся, - грустнели литовцы. - Но чёт вы как-то радостные очень дох@я". "Нация у нас такая оптимистичная. Каждый второй в душе клоун несостоявшийся. Завидуйте молча".И вот, 9 октября 1920 года, аккурат за сутки до передачи Вильнюса Литве, польские отряды пана генерала Люциана Желиговского вдруг поднимают бунт, и занимают Вильнюс. Литовцы на стенку полезли. Говорят - да что ж вы за б@яди, поляки?! Мы же подозревали! Мы чувствовали. Поляки говорят - не-не-не. Это не мы. Мы сами охренели. Это подлый пан атаман Люциан Таврический. Взял, скотина, совратил бедных солдатиков солдат на измену. Мы сейчас ему покажем! Мы его в бараний рог скрутим! И говорят - а ну-ка, Люциан, давай сегодня сваливай по направлению нах@й с Вильнюса с твоими боевиками гнусными."Не пойду, - говорит Люциан. - Потому как я восстал, и класть свой х@й польский хотел на Варшаву. Я вам больше не подчиняюсь. И вообще, в Вильнюсе 70 процентов поляков, а мои солдаты все из уроженцев Вильнюса, и они вот народное ополчение, собственно. Стихийный протест. Народный гнев не знает границ. Извините, чо у меня там ещё по бумажке? Ага - глава Польши Пилсудский - х@-е-сос". "Вот видите, - расстроился Пилсудский, сидя весь в слезах и бигосе. - Экая скотина. Своего лидера х@есосом обзывает. Мерзавец и бунтовщик. Я бы так рад вмешаться. Но свободных войск сейчас нет. Завтра будут. Или послезавтра. Короче, зайдите по поводу войск через месяц".Это он, сучий потрох, стебался - ибо сам приказал генералу Люциану захватить город, чтобы не отдавать по договору литовцам. Тайно, конечно. Литовцы скандалят - требуют город обратно. Пан атаман Люциан не отдаёт, и зовёт Пилсудского х@есосом. Тот клянётся, что ни при чём, показушно обижается и чуть ли не плачет. А тут лезет Лига Наций, и требует остановить военные действия. "Да б@ядь, это ж театр!" - воют литовцы. "Ничо не знаем, - воротит хлебало Лига Наций. - У вас там народ восстал, небось демократии хочет. А демократию мы люююююбим". Ну короче, оттяпал пан Люциан Вильнюс, и провозгласил там новое государство Срединная Литва, которое немедленно признала Польша. Потому что - ну ладно...ну обозвал лидера нации х@есосом, но человек-то ведь на самом деле хороший. Бывает, и хорошие люди друг друга тоже матерят, как последние б@яди у подъезда. Интеллигенция, да-с.И в общем, у Срединной Литвы появился свой герб и флаг. Правда, выглядел он как польский. И паспорта такие же. И даже почтовые марки свои. Правда, тоже были похожи на польские. И валюта ходила сугубо польская. Литовцы злятся и говорят - это не настоящее государство. "Точно, - соглашаются поляки. - Не нужно такое государство вообще". "Правда?" - радуются литовцы. "Да уж куда правдивее. Их сучий президент нашего х@есосом обозвал. Нах@й оно сдалось?". Поэтому 20 февраля 1922 года парламент Срединной Литвы голосует за вхождение в Польшу, а Польша голосует за Акт о воссоединении, и не успели бедные литовцы глазом моргнуть, как Вильнюс превратился в польский город Вильно на законных основаниях. "Бля" - психанули литовцы. "Извините" - ухмыльнулись поляки. - "Это был несчастный случай, тут никто не виноват".А Пилсудский, конечно, генерала Люциана простил и сделал министром обороны. Он говорит ему - "Юзеф, и что это я в тебя такой влюблённый?". Пилсудский в ответ - ладно-ладно, обозвал и обозвал. Один вопрос - не х@есос. Иди служи отчизне". А в 1939 году пришёл злой Советский Союз, отобрал Вильнюс у поляков, и вернул Литве. С тех пор поляки этим очень возмущаются - как нехорошо, как неправильно отнимать чужие земли за просто х@й. Они ведь так никогда вообще не поступали. Вот же свиньи эти большевики. Взяли и незаконно город себе захапали чужой. Никакого понятия о святом народном ополчении.А мораль тут такова: да нет здесь абсолютно ни у кого никакой морали. Но вы осторожнее с теми, кто по бумажке слово "х@есос" по слогам читает. Подозрительные это люди, точно вам говорю.* фото из Русьстаграмма - парад в честь вхождения Вильнюса в состав Польши в 1922 году. Видите, там на заднем плане бигос едят и Барбару Брыльску хвалят.George Zotov

Выбор редакции
20 января, 17:00

Мания величия

  • 0

Выбор редакции
20 января, 16:00

Библиотечка генеалога

  • 0

Общероссийские справочникиАдрес-календари, памятные книжки и прочие справочники по губерниямАкмолинская областьАмурская областьАрхангельская губернияАстраханская губернияВиленская губернияВладимирская губернияВологодская губернияВолынская губернияВоронежская губернияГродненская губернияИркутская губернияКазанская губернияКалужская губернияКиевская губернияКостромская губернияКурская губернияМосковская губернияМогилевская губернияНижегородская губернияНовгородская губернияОдесская губернияОлонецкая губернияОрловская губернияОренбургская губернияДалее здесь

Выбор редакции
Выбор редакции
20 января, 14:00

Почему запрещали сталинские учебники. Взлёт и падение советского образования. Фёдор Лисицын

  • 0

Историк Фёдор Лисицын рассказывает о феномене сталинского учебника. Какой путь он прошёл, прежде чем стать шедевром учебной литературы. В чём было его отличие от мировых методик преподавания. Почему взлёт науки и техники в СССР был предопределён педагогической практикой сталинской эпохи. В чём была системность подхода к обучению. Как происходил отказ от учебников 40х - начала 50х. В чём глобальная проблема современных российских учебников.

Выбор редакции
20 января, 13:00

Много мусорим

  • 0