Источник
Блог Олега Матвейчева - LiveJournal.com
Выбор редакции
17 апреля, 12:01

Это потребление, а не развитие

  • 0

Андрей Полухин: Если бы у нас в Кузбассе всё было хорошо, то никто не поднимал эту проблему. Она назрела и перезрела ещё с советских времен. С 1920-х годов и до середины XX века у нас был стремительный рост населения, когда за десятилетие оно могло удваиваться. И тут всё это никак не было связано с ролью того или иного областного центра. Все эти процессы создавались и управлялись в Москве и из неё.Но уже практически сразу после создания Кемеровской области выявилась деструктивная роль города Кемерово в развитии региона. Кемерово случайно стало областным центром, вероятно, по воле Романа Белана, который не хотел с кем-то делить власть в Сталинске (Новокузнецке), куда первоначально и хотели поместить региональную столицу. В итоге произошел известный отрыв центра местного регионального управления от места сосредоточения основных региональных экономических, демографических, исторических и культурных сил.Статистика по демографии времен СССР мутная и противоречивая. Однако из исследований становится понятно, что в Кемеровской области периодически сокращалось население, когда в целом в стране и в РСФСР оно росло. Государство вынуждено было решать эту проблему массовым завозом заключенных. Только так удавалось не допустить массовой депопуляции очень важной промышленной области. То есть конструкция Кемеровской области уже при СССР трещала по швам и не обеспечивала естественное воспроизводство в долгосрочной перспективе, хотя бы как у наших соседей.Проблема как раз во многом скрывалась в расположении областного центра. Ахиллесовой пятой Кузбасса остается излишняя урбанизация в территориальном плане. Весьма долго у нас строили бесконечные новые города и поселки у шахт и разрезов (на это указывал ещё партийный руководитель области А.Г. Мельников, при нормальном развитии осваивать такие новые месторождения надлежит вахтовым способом). Естественно при таком раскладе создать качественную городскую среду проблематично и нереально. Гигантские средства распылялись по региону и не давали нужный результат. Само строительство нового областного центра в Кемерово, который стал по внешнему виду превращаться в реальный город лишь с 1950-х годов, отвлекло значительные ресурсы региона, не позволило их направить в уже сложившуюся систему городов и довести их до ума, создать там нужную комфортную среду для устойчивого воспроизводства населения. Отсюда отсутствие устойчивой системы местных сообществ, отток населения, потеря дефицитных кадров.Очевидно, что создание и развитие Кемерово на слабозаселенном севере области бесперспективно и является пустой тратой ресурсов, из-за которой наш регион не может обрести успешную динамику развития. Кемеровская область – это не замкнутая система. Она живет во взаимодействии с другими регионами России. Если бы Кемеровская область была закрытой системой, то тогда бы было всё нормально, вся нынешняя политика кемеровского областного руководства имела бы определенный успех.Как бы всё развивалось согласно их планам? Все инвестиции идут на север области, туда, в район Кемерово переселяют жителей края, где мало открытой угледобычи и лучше всё с экологией, старые города и центры усыхают, часть их ликвидируется. Тогда бы это, возможно, был регион одного города с качественной человеческой средой, с устойчивым воспроизводством населения. Однако мы живем в открытой системе. Город Кемерово находится в географической близости и затемнении таких сложившихся и успешных городов как Новосибирск и Томск. Своего полноценного жизненного пространства у города Кемерово нет.Даже в период существования археологических культур никто толком не жил на территории будущего города Кемерово, что весьма примечательно. Население Кемеровской области не воспринимает Кемерово как желанную точку притяжения и предпочитает уезжать в те же Новосибирск, Томск, Москву, Питер, Краснодарский край... Любые системные попытки со стороны Кемерово, а они идут с особым напором последние 15 лет, ослабить и деградировать остальные города региона приводят лишь к ускоренному обезлюживанию области, которое активно идет с эпохи развала СССР и является рекордной для Западной Сибири. Возникает порочная модель ускоренной ликвидации Кузбасса. Выход один. Прекратить все эти местные региональные безумия и повернуть систему к её самому лучшему варианту, перенести «центр региональной сборки» туда, где ему надлежит быть, в Новокузнецк. Именно тут, в Новокузнецкой агломерации, сосредоточено основное население региона, 2/3 его промышленности… Великая история и непридуманные культурные коды прошлого обеспечат полный успех для нового регионального центра.Есть ещё один аспект всей этой проблемы. Необходимо учитывать особенности функционирования региональной и местной власти в современной России. В советский период в эпоху демократического централизма при наличии централизации и авторитаризма был неслыханный уровень местного самоуправления и вовлечения всех здоровых сил общества в дело государственного строительства. Областной центр был в далеком и северном Кемерово, но отсутствие прямой региональной власти в основных регионах Кузбасса успешно компенсировалось хозяйственной деятельностью предприятий, которые для развития социальной инфраструктуры имели соответствующие фонды и полномочия, и местными органами власти. Феноменальное развитие Сталинска/Новокузнецка в советское время тому пример. Всё шло за счет внутренних ресурсов.Сейчас же создана более жесткая система управления и контроля, какой никогда в истории России ещё не было. При внешнем фасаде демократии и дежурной риторике о существовании свобод существует иная реальность. Всё жестко централизовано. Предприятия не имеют ресурсов как раньше развивать свои регионы в социальном и территориальном плане. Местные бюджеты сведены к наличию средств для выплаты зарплат и проведения текущих ремонтов. Денег на развитие там нет.Происходит парадокс, богатейшие по промышленному производству города Кузбасса влачат жалкое существование и деградируются. Тот же угольный Междуреченск, который дает немалую часть промышленного богатства края, годам, десятилетиями не может достроить больницу и простые транспортные развязки... Ничего толком не имеет со своих угольных рекордов Прокопьевск...Федеральный центр оставляет часть средств на развитие региону. При этом подразумевается, что определять развитие будет региональный центр, то есть Кемерово в нашем случае. А Кемеровская правящая верхушка не живет категориями Кузбасса, не знает как его развивать, куда вкладывать. Так как, чтобы понимать всё это, нужно жить внутри системы, внутри основного Кузбасса, а не раскапывать его в поисках сиюминутной прибыли. В итоги огромные ресурсы Кузбасса тратятся областной властью на создание имиджевых и пустых проектов престижного потребления в Кемерово и вокруг него. Это потребление, а не развитие. Какое будущее и развитие обеспечит дорогущая та же Лесная поляна под Кемерово? Ответ: никакого. У нас выхода, кроме как переноса областного центра в Основной Кузбасс нет. Центр управления и сборки региона должен быть в Новокузнецке.Прошу все здоровые силы области прислушаться к голосу разума и подписать петицию о переносе областного центра в Новокузнецк

Выбор редакции
17 апреля, 11:01

Амритсарская бойня: современная Британия должна принять свою историю

  • 0

В апреле исполнилось сто лет со дня Амритсарской бойни — одного из самых бесславных событий времен британского владычества в Индии. В 1919 году солдаты британской армии убили более тысячи мирных протестующих в окруженном стенами саду Джаллианвала в Амритсаре. Однако даже в год столетия события британцы отказываются принести хотя бы формальные извинения.На протяжении многих лет все больше людей, включая нескольких британских историков, парламентариев и индийских политических партий, требовали от правительства Великобритании формальных извинений в парламенте, а также учреждения дня памяти жертв Амритсарской бойни.Однако даже в год столетия события британцы отказались пойти на этот важный шаг. В среду премьер-министр Тереза Мэй вновь заявила, что правительство Великобритании «глубоко сожалеет» о произошедшем и назвала это «позорным шрамом» на истории Британской Индии. Мэй отметила: «Трагедия в саду Джаллианвала 1919 года — позорный шрам на истории Британской Индии. Как сказала ее величество королева перед тем, как посетить сад в 1997 году, это печальная страница нашего прошлого с Индией».Пожалуй, заявление премьер-министра превосходит по силе все то, что говорили другие британские политики, включая королеву Елизавету Вторую и бывших премьер-министров Тони Блэра и Дэвида Кэмерона, но и этого недостаточно. Кстати, извинения не станут беспрецедентным шагом: британцы признали свою вину в другом зверстве колониальной эпохи — подавлении восстания Мау-Мау в Кении в 1950-х — и извинились за убийство британскими войсками 13 протестующих в Северной Ирландии в Кровавое Воскресенье в 1972 году. Хотя устные извинения были бы уместны (учитывая развитие британско-индийских отношений во всех секторах — социальном, экономическом и политическом), Амртисарская бойня остается одной из многих позорных страниц долгой истории британского правления в Индии. Как, например, насчет голодомора в Бенгалии? «Гардиан» пишет, что исследователи в Индии и США собрали погодные данные, вычислили количество влаги, находившейся в почве во время шести случаев голода на субконтиненте с 1873 по 1943 годы, и доказали, что голод в Бенгалии стал единственным случаем в истории современной Индии. Виной тому не засуха, а политика Уинстона Черчилля. Как пишет Мадхушри Мукерджи в книге «Тайная война Черчилля», кабинет премьер-министра предупреждали, что чрезмерное использование ресурсов на нужды Второй мировой войны может закончиться голодом, однако он принял решение продолжить вывозить рис из Индии в другие регионы Империи.Есть еще много таких известных и недостаточно освещенных эпизодов. Всем им дадут другую оценку после более тщательного исследования. Будем надеяться, Великобритания не будет уклоняться от рассказов о них, а один из способов этого избежать — обеспечить изучение этих жестоких и позорных страниц колониального правления в школах страны.(Hindustan Times, Индия, перевод)

Выбор редакции
17 апреля, 10:01

Разрыв шаблона

  • 0

Выбор редакции
17 апреля, 09:01

Олег Матвейчев. О формировании культуры в масштабе государств

  • 0

В гостях студии «На Благо Мира» побывал российский политолог, писатель, профессор, участник Премии Олег Анатольевич Матвейчев.1:28 Какие трудности претерпевает современная культура?2:43 Об инструментах для пропаганды культурных ценностей в современном государстве5:09 Каждый ли может стать журналистом?5:40 Как нынешняя власть регулирует нравственность в обществе?8:48 О трех ключевых различиях советского и современного кинематографа13:12 О внимании к культуре новых политических лидеров для их поддержки народом15:52 Как сделать что бы были популярны великие творцы, а не авторы громких хайпов?17:32 О своем видео блоге «Уши машут ослом»21:06 О своей книге «Гиперборея: приключения идеи»27:35 О реакции за границей на выпуск книги

Выбор редакции
17 апреля, 02:02

Станислав Смагин: Хватит это Матвей

  • 0

Разнообразна и ярка диаспора экс-российских либеральных журналистов на Украине, пусть эта яркая разнообразность зачастую и носит откровенно психиатрический характер. Однако пан Матвей Ганапольский умудряется выделяться на общем муждабабченковском фоне. При этом, в отличие от большинства товарищей по палате, он не совсем российский, а «возвращенный украинский» персонаж — уроженец Львова, окончивший Киевское эстрадно-цирковое училище и работавший в Киевском театре эстрады. Затем уже были два с лишним десятка лет плодотворной работы на «проект Украина» и другие внешние русофобские силы в рамках российских либеральных СМИ и в первую очередь «Эха Москвы». После «революции гидности» персонаж вернулся в Киев, где обзавелся украинским гражданством и стал активнейшим обслуживать новую национал-русофобскую власть и персонально П.А.Порошенко, являясь ведущим журналистом пропорошенковского канала «Прямой». При этом он остается членом команды и постоянным обозревателем «Эха Москвы».Подобного рода деятельность, безусловно, не может быть не связана с определенным морально-нравственным повреждением. Но зададимся вопросом — был ли Матвей Юрьевич нравственным человеком до того, как оказался глашатаем киевского человеконенавистнического режима или хотя бы до начала работы на русофобском «Эхе Москвы»? И еще один интересный вопрос. Хорошо, быть безнравственным, но при этом хотя бы идейно последовательным человеком. Применимо ли это к пану Ганапольскому и разорвал ли этот страстный бичеватель «ватно-кацапских оккупантов», заходящийся в падучей при одном только произнесении слова «Россия», финансово-имущественные связи с этой самой ненавистной Россией? Вопросы, конечно, интересные…Начнем с того, что Ганапольский — не урожденная фамилия нашего героя, а приобретенная в браке, от рождения же он Марголес. Сам по себе этот факт отнюдь не предосудителен, да и вполне общеизвестен. Более интересны и при этом значительно известны подробности, как эта смена ключевого фактора идентификации была осуществлена.Фамилию Ганапольский взял от жены — Ганапольской Ирины Николаевны. От рождения она имела фамилию Клапер. Ирина Николаевна в 1979 г. заключила брак с Шпицбергом Михаилом Эммануиловичем и взяла его фамилию. Ирина, но уже Шпицберг через год расторгла брак, оставив, впрочем, мужнину фамилию. Еще через несколько месяцев она заключила брак с разведенным Ганапольским Исааком Моисеевичем и взяла фамилию Ганапольская. Ганапольский Исаак Моисеевич летом 1982 г. поменял имя и отчество на Игорь Михайлович и стал Ганапольским Игорем Михайловичем. Перед этим, в 1981 году, у Ганапольских Исаака Моисеевича (впоследствии Игоря Михайловича) и Ирины Николаевны родился сын: Ганапольский Михаил Исаакович (впоследствии Игоревич). В начале сентября 1986 г. Игорь и Ирина Ганапольские развелись. Ирина Николаевна оставила фамилию Ганапольская. В ноябре Матвей Марголес и Ирина Ганапольская заключили брак. Каждый остался со своей фамилией. Но Марголес позже поменял свою фамилию на Ганапольский — так он и стал Ганапольским Матвеем Юрьевичем.Опять-таки, юридически ничего предосудительного. Но промежутки между браками Ирины Николаевны, в первом случае полгода, во втором и вовсе пара месяцев, и зубодробительность схемы «взять фамилию бывшего мужа своей жены» впечатляют чисто эстетически. Эстетику, конечно, к делу не подошьешь, но вспоминается замечательный роман венгерского писателя Мора Йокаи «Приключения авантюриста Гуго фон Хабенихта» и эпизод, когда главный герой, проходимец из проходимцев, находившийся, как сейчас бы сказали, в международном розыске, проделал аналогичный Ганапольскому фокус: «Во всех пунктах кроме одного примирилась госпожа с новым мужем, в одном я не выдерживал сравнения с покойным: он — капитан, а я всего лишь констаблер. Конечно, сей капитан не видел в своей жизни ни одного сражения и, когда в праздник тела Христова командовал отрядом гражданского ополчения и по окончании мессы давал залп, то зажимал уши обеими руками. Тем не менее его жена носила титул «госпожа капитанша». Моя же супруга могла претендовать лишь на прозвание «констаблерши». Деградация для женского сердца невыносимая…Жена моя избегала выходить из дому, опасаясь, что знакомые станут величать ее «госпожой констаблершей», и если случалось ей составлять документ — к примеру, послание мяснику относительно телячьей ноги, — подписывала она моим именем так: супруг вдовы капитана Тобиаса ван дер Буллена. И в конце концов меня прозвали простоты ради Тобиасом ван дер Булленом. Я абсолютно неповинен в этом двенадцатом моем псевдониме».К слову, супруга книжного Хабенихта-«ван дер Буллена» погибла при активном непосредственном участии супруга. Вот и жену Марголеса-«Ганапольского» постигло несчастье — известно, что в сентябре 1996 года она выпала из окна студии радио «Эхо Москвы». Из-за этого случая у Ганапольского были большие проблемы с полицией и прокуратурой, так как всерьез прорабатывалась версия о его причастности к смерти Ирины Николаевны.Наш герой горевал не особо долго, и через пару лет заключил брак с гражданкой Грузии Тамарой Шенгелией (позже она получила гражданство России). Фамилии после брака супруги не меняли. В сентябре 1999 г. у них родилась дочь — Шенгелия Екатерина. А летом 2003 г. на свет появился сын — сын — Ганапольский Александр Матвеевич. Таким образом, у Ганапольского трое детей: Ганапольский Михаил Матвеевич, 1981 г.р. (усыновленный им ребенок Ирины Николаевны), Шенгелия Екатерина Матвеевна, 1999 г.р., Ганапольский Александр Матвеевич, 2003 г.р.Позже, как известно из открытых источников, семейство Ганапольских-Шенгелий переехало в квартиру по адресу: г.Москва, Сытинский тупик, д.1, корп.4, кв.65. По этому же адресу восемь лет назад прописался Реваз Давидович Гигинеишвили. Да-да, тот самый Гигинеишвили, бывший муж Надежды Михалковой и, соответственно, бывший зять нашего заслуженного «бесогона» и лауреата премии «Оскар». Гигинеишвили, кстати, является автором скандального русофобского фильма «Заложники», прославляющего террористов захвативших в 1983 году в Грузии самолет с заложниками.Ганапольские-Шенгелии и Гигинеишвили по указанному адресу зарегистрированы до сих пор. Эта элитная квартира в центре Москвы (на Патриарших прудах) сдается очень дорого внаем через одно из столичных риэлторских агентств, через риелтора и доверенное лицо Ганапольского, Владислава Панкова. Ганапольский оставил Панкову свои банковские пластиковые карточки, на которые Панков перечисляет деньги за сдачу квартиры внаем. У Матвея Юрьевича до сих пор также открыты банковские счета в Сбербанке и ВТБ, через которые происходит движение средств.Как легко установить, каждый месяц Ганапольскому, поддерживающему дружеские отношения с Алексеем Венедиктовым, от компании ЗАО «Эхо Москвы» (радиостанция «Эхо Москвы») перечисляется зарплата на счет в «Ситибанке», двумя траншами — первый 45600 рублей, второй 24000 рублей. Так как одним из основных конечных бенефициаров «Эхо Москвы» является «Газпром медиа», а сама радиостанция убыточна, получается, что лютому профессиональному русофобу Ганапольскому, который каждый день поливает Россию грязью, жалование выплачивается из средств государственной российской компании. Парадокс, да и только. Хотя, к сожалению, больше похоже на закономерность.Отметим, что при этом Матвей Юрьевич не отказывался и от прямого гласного получения траншей от американского правительственного агентства BBG. Об этом существуют открытые данные на сайте госзакупок США. Средства для Ганапольского, согласно базе данных закупок, контрактов и грантов американского правительства, перечислялись с 2010 года. Последний зарегистрированный платёж для журналиста датирован 2014 годом. Всего было осуществлено 19 переводов общей суммой в 12 800 долларов.Приемный сын Ганапольского, Михаил, по-прежнему проживает в Москве. Не секрет, что в качестве индивидуального предпринимателя или частного лица, а также через свое ООО «Рекпойнт», он осуществляет видеосъемку различных известных передач и ток-шоу на центральных каналах телевидения (т.н. «продакшн»). Иногда он и сам работает видеооператором, в большинстве же случаев руководит группой видеооператоров. По сути, Ганапольский-младший внешним наемным сотрудником государственных телеканалов, а точнее продакш-фирм, осуществляющих съемки в интересах (по договорам) государственных телекомпаний. В частности, Михаил получал доход от таких компаний как ООО «Биз Медиа», ООО «Магнетик лаб», ГТРК «Телеканал Россия», ООО «ТВ Порт», ООО «Визарт», ООО «Красный квадрат», ООО «Телевизионные технологии», ООО «Продюсерский центр Андрея Кончаловского», ООО «Красная студия», ООО «Лидер ТВ», ООО «ЕМГ», ООО «Техностайл технолоджи», ООО «Телевизионные технологии» и от множества других околотелевизионных продакш-фирм.Кроме того, Михаил работает в известной продакшн-компании «А-Медиа» и других подобных компаниях. Получает он за свою работу большие деньги. Работой же этой он обзаводится через коррумпированные связи в продакшн-сфере и на каналах центрального телевидения. В частности, одной из таких связей является заместитель генерального директора НТВ Тимур Вайнштейн. Михаил Ганапольский, как и его отчим, является русофобом, ненавидит Россию и ее власть. Таких же взглядов придерживается и его супруга Татьяна. Однако из-за возможности тучных заработков приходится по-прежнему работать в ненавистной всей семье стране. Недавно (конец 2017 г.- начало 2018 г.) Михаил купил дорогостоящую квартиру на проспекте Мира, в жилом комплексе «Триколор», а также поменял автомобиль Мерседес на новый «VW Tiguan».До покупки квартиры Михаил и Татьяна Ганапольские проживали в съемной квартире. По всей видимости, именно потому что Михаил является неродным сыном Ганапольского Матвея, последний после переезда в г.Киев не стал предоставлять Михаилу и его семье для проживания свою квартиру в Сытинском переулке, а предпочел сдавать ее внаем, чтоб получать неплохую прибыль. Высокие отношения…Жена Ганапольского-старшего, Тамара Шенгелия, а также их дети Екатерина и Александр проживают за границей (либо в Грузии, либо на Украине, либо в США). Екатерина является русофобкой, поддерживает антироссийские грузинские политические движения. Существуют данные, что она вступила в грузинскую русофобскую политическую партию «Единое национальное движение Грузии» («ЕНД»). Екатерина участвовала в ряде антироссийских и либеральных митингов и протестов. Русофобскую пропаганду можно увидеть на ее странице в Facebook. При этом Шенгелиz Тамара и Екатерина и Ганапольский Александр периодически продолжают приезжать в Россию. Мать и дочь продолжают сохранять российское гражданство и вовремя меняют истекающие сроками документы. В конце лета прошлого года они приезжали, чтоб оформить первый российский паспорт юному Александру. Если они так ненавидят Россию, то почему же так держатся за российское гражданство? Наверное, потому что, вспоминая булгаковского П.П.Шарикова, без пропитания они оставаться не могут, где ж еще они будут харчеваться.А теперь отвлечемся на секунду от разношерстной, разнофамильной, разъединенной границами и финансовыми вопросами и объединенной русофобией семьи Матвея Ганапольского и поднимемся по его генеалогическому древу буквально на ветвь выше. Мать нашего «героя», Дина Левина, пережила Великую Отечественную. В интернете по адресу: http://www.lechaim.ru/ARHIV/116/geyzer.htm есть публикация о ней. Журналист Матвей Гейзер взял у Дины Аркадьевны интервью — ее воспоминания об оккупации фашистами Киева в 1941 году. Тогда она была еще ребенком. Левина Д.А. вспоминает как фашисты истребляли евреев, вспоминает как их ее с матерью погнали на Бабий Яр, как она попала в расстрельную яму, как чудом выбралась оттуда.Вопрос — что Дина Аркадьевна сказала о работе своего сына на духовных наследников Бандеры и Петлюры и его звериной ненависти к русскому народу, освободившему Освенциму, притом что ненависть эта хорошо оплачивается не только украинскими и американскими, но и российскими деньгами? Сама Дина Аркадьевна, умершая еще до майдана, на этот вопрос уже не ответит, но все, что она сказала, думаю, понятно.Этот же вопрос хотелось бы задать и самому Ганапольскому, но он, еще живой физически, давно умер как человек, поэтому спрашивать бессмысленно в еще большей степени.И, наконец, вопрос к российскому государству. У нас вовсю продавливается инициатива по взысканию налогов с т.н. самозанятых лиц, а также лиц, получающих дополнительные незадекларированные доходы. Так вот, вместо того чтобы сдирать последние деньги с влачащих существование нищих репетиторов, разнорабочих и уборщиц, взыскать налоги с незадекларированных доходов М.Ганапольского? Еще лучше — перестать кормить его и его семью. И уж просто оптимально — кардинально пересмотреть донельзя парадоксальные и уродливые российско-украинские отношения, мелким частным случаем которых является ганапольская русофобия за российский счет. От ответа на этот вопрос зависит, скорее живо российское государство или скорее мертво. Ответ, опять же, очевиден, и диагноз, увы, тоже.Станислав Смагин, главный редактор ИА «Новороссия»Источник*Экстремистские и террористические организации, запрещенные в Российской Федерации: «Свидетели Иеговы», Национал-Большевистская партия, «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия» (УПА), «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ, ДАИШ), «Джабхат Фатх аш-Шам», «Джабхат ан-Нусра», «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Талибан», «Меджлис крымско-татарского народа», «Мизантропик Дивижн», «Братство» Корчинского, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Организация украинских националистов» (ОУН), С14 (Січ), ВО «Свобода».

Выбор редакции
Выбор редакции
17 апреля, 00:01

В глубинке США жить еще хуже, чем в глубинке России - очевидец

  • 0

Многие мои одноклассники разъехались по миру еще в 1990-е годы. Они отправились в основном в 4 страны – Германию, Францию, Израиль и США, хотя несколько человек живут и в других странах.Мне постоянно хочется узнать у них – неужели на Западе лучше, чем в современной России? При этом я не принимаю во внимание сравнения тех, кто сравнивает жизнь в 1990-х и сегодня, поскольку они не были в России четверть века, — с тех пор у нас многое изменилось. А вот те, кто приезжал в РФ в течение последних двух-трех лет, рассказывают интересные вещи.Я напишу о сравнении жизни в Германии и Франции.А сегодня хочу поговорить о впечатлениях от жизни в американской глубинке. И о ее сравнении с российской глубинкой.Особенности американской глубинки — очевидецМой одноклассник Андрей Ш. уехал в Штаты в середине 1990-х, около 25 лет назад. Сначала он работал в химическом исследовательском центре по специальности, но его быстро «подвинули» на должности более приспособленные к рыночному решению кадровых вопросов индийцы и пакистанцы.В результате он перешел на работу в один из ресторанов, а потом и вовсе уехал в американскую глубинку. Пожил на Аляске и в некоторых западных штатах. И вот что его поразило. Привожу его слова.Внимание! В первой части расскажу о жизни моего одноклассника в Америке и о сравнении США и России, а во второй – почему он думает, что жизнь в американской глубинке хуже, чем в российской.1. Отношение к алкоголюНе знаю, может, я в «неправильных штатах» живу, но, как оказалось, в Америке в глубинке пьют не меньше, чем в России. Да-да, пока все считают, что в России в глубинке живут любители водки и самогона, на самом деле в США таких не меньше. Только вместо водки – виски, дешевый джин и все тот же местный самогон.За самогон наказывают, но не везде, и поймать самогонщиков трудно. А, вообще, фильм «самогонщики» с Вициным, Моргуновым и Никулиным вполне можно снимать в современной Америке. Просто потому, что часто здесь (в американской глубинке – прим. автора канала «Крым про Мир») делать больше нечего.2. Американские товарыЗнаю, что в России говорят, что экономика зависит от США, и что в Америке все товары самые лучшие. Но посмотри на Америку. У нас большинство товаров произведено в Китае. Даже наши автомашины на 60-70% состоят из китайских запчастей. Вот и вся экономика.А все потому, что американское уже не означает, что оно лучше китайского, но китайские товары стоят на порядок дешевле. Потому что в Штатах много проблем с толерантностью и профсоюзами. Одному одно не нравится, другому – другое. Поэтому, работать «не буду и не хочу».3. Налоги и расходыЗарабатываешь много. По российским меркам. Но и налоги сразу «съедают» половину заработка. А еще нужно платить за жилье, выплачивать кредиты, ремонтировать автомобиль, покупать еду и топливо.Это – очень накладно. Дорого. Таких проблем в американской глубинке, да и вообще в Америке, больше чем в России. И запретов больше на порядок.В американской глубинке в свободное время все сидят по домам. Пойти некуда, а поехать на своей машине – дорого по топливу и техобслуживанию.Поэтому, работу ищут любую рядом с домом. И большие проблемы с огородами – земля чужая, выращивать можно не везде и не все. За картошку возле дома арестовать могут.Здесь я хочу привести данные с сайта diasporanews.com:43% или почти 51 млн семей в США не зарабатывают достаточно, чтобы позволить себе ежемесячно тратить на аренду жилья, питание, уход за детьми, здравоохранение, транспорт и мобильную связь.4. Где высокие технологии?Когда ехал в Штаты, то думал, что попаду в технологический рай. И это так – в крупных городах исследовательские центры, ВУЗы, штаб-квартиры корпораций оборудованы по последнему слову компьютерной техники.Но как только отъезжаешь на 50 километров от крупного города, то словно возвращаешься в Россию 1990-х годов.Да-да, другого сравнения нет – дороги часто плохие, бывает без асфальта, на улицах грязь, вдоль дорог свалки ржавых автомобилей. Компьютеры – в основном домашние, даже школы не везде ими оборудованы. Кстати, в школах в американской глубинке уровень преподавания таков, что не все на английском грамотно пишут, не то что языки программирования изучать.Почему в американской глубинке жить хуже, чем в российской – мнение «русского американца»Я думал, что приеду в высокотехнологичный рай с возможностью больших заработков. А в итоге получил то же, что и в России. То есть, хочешь ни от чего не зависеть и меньше работать – сиди дома и смотри телевизор, если он есть в твоем доме или трейлере.Кстати, в трейлерах, старых автобусах и фургонах живут многие – две трети американцев жилье снимают или покупают в кредит. Поэтому те, у кого нет такой возможности, даже организуют целые городки «на колесах».А если хочешь зарабатывать больше – будешь работать большую часть времени, и ни о какой свободе и мечтать не можешь. В общем, все как в России сегодня.Вот такая история, записанная со слов моего бывшего одноклассника.А у меня вопрос к читателям: вы хотите поехать на ПМЖ в США?отсюда

Выбор редакции
16 апреля, 23:01

Мир, в котором становится все больше информации и все меньше смысла

  • 0

Жан Бодрийяр — интеллектуальный «гуру» постмодернизма, который некогда открыл нам глаза на «нереальность происходящего». «Мы живём в мире симулякров» — сказал он, подтвердив это грудой примеров: труд больше не является производительным, он, скорее, несёт социальную функцию («все должны быть при деле»), представительные органы власти никого уже не представляют, теперь не базис определяет надстройку, а наоборот.Так, по Бодрийяру, мы утратили связь с реальностью и вошли в эру гиперреальности — эпохи, в которой картинка важнее содержания, а связь между предметами, явлениями и их знаками нарушена (за концепцию фильма «Матрица» мы как раз Бодрийяру должны сказать спасибо, хотя он был убеждён, что его идеи исказили).Немалую роль в этом процессе Жан Бодрийяр отводит СМИ: по его мнению, современный безумный поток информации создаёт огромное количество копий и симулякров, которые в конце концов уничтожают реальность.Более того, замечает Бодрийяр, чем больше становится информации, тем меньше смысла, хотя, по логике, всё должно быть наоборот. Анализу именно этой проблемы посвящена целая глава его книги «Симулякры и симуляции» (1981 г.). Итак, предлагаем почитать и разобраться, почему происходит тотальная инфляция информации и что с этим делать.ИМПЛОЗИЯ СМЫСЛА В СРЕДСТВАХ ИНФОРМАЦИИМы находимся в мире, в котором становится все больше и больше информации и все меньше и меньше смысла. В связи с этим возможны три гипотезы:— Либо информация продуцирует смысл (негэнтропийный фактор), но оказывается неспособной компенсировать жестокую потерю смысла во всех областях.Попытки повторно его инъецировать, через все большее число СМИ, сообщений и контентов оказываются тщетными: потеря, поглощение смысла происходит быстрее, чем его повторная инъекция. В этом случае следует обратиться к производительному базису, чтобы заменить терпящие неудачу СМИ. То есть к целой идеологии свободы слова, средств информации, разделенных на бесчисленные отдельные единицы вещания, или к идеологии «антимедиа» (радиопираты и т.д.).— Либо информация вообще ничего общего не имеет с сигнификацией. Это нечто совершенно иное, операционная модель другого порядка, внешнего по отношению к смыслу и его циркуляции. Такова, в частности, гипотеза К. Шеннона, согласно которой сфера информации, сугубо инструментальная, техническая среда, не предполагает никакого конечного смысла и поэтому также не должна участвовать в оценочном суждении. Это разновидность кода, такого как генетический: он является тем, что он есть, он функционирует так, как функционирует, а смысл — это что-то иное, что появляется, так сказать, после факта, как у Моно в работе «Случайность и необходимость». В этом случае, просто не было бы никакой существенной связи между инфляцией информации и дефляцией смысла.— Либо, напротив, между этими двумя явлениями существует жесткая и необходимая корреляция в той мере, в какой информация непосредственно разрушает или нейтрализует смысл и сигнификацию. Тем самым оказывается, что утрата смысла напрямую связана с разлагающим, разубеждающим действием информации, средств информации и средств массовой информации.Это наиболее интересная гипотеза, однако она идет вразрез с общепринятым мнением. Социализацию повсеместно измеряют через восприимчивость к сообщениям СМИ. Десоциализированным, а фактически асоциальным является тот, кто недостаточно восприимчив к средствам информации.Информация везде, как полагают, способствует ускоренному обращению смысла и создает прибавочную стоимость смысла, аналогичную той, которая имеет место в экономике и получается в результате ускоренного обращения капитала. Информацию рассматривают как создательницу коммуникации, и, несмотря даже на огромные непроизводственные затраты, существует общий консенсус относительно того, что мы имеем дело все же с ростом смысла, который перераспределяется во всех промежутках социального — точно так же, как существует консенсус относительно того, что материальное производство, несмотря на сбои и иррациональность, все же ведет к росту благосостояния и социальной гармонии.Мы все причастны к этому устойчивому мифу. Это — альфа и омега нашей современности, без которых было бы подорвано доверие к нашей социальной организации. И, однако, факт состоит в том, что оно-таки подорвано, причем именно по этой самой причине: там, где, как мы полагаем, информация производит смысл, происходит обратное.Информация пожирает свой собственный контент. Она пожирает коммуникацию и социальное. И это происходит по двум причинам:1. Вместо того, чтобы создавать коммуникацию, информация исчерпывает свои силы в инсценировке коммуникации. Вместо того, чтобы производить смысл, она исчерпывает свои силы в инсценировке смысла. Перед нами очень знакомый гигантский процесс симуляции. Неподготовленные интервью, телефонные звонки зрителей и слушателей, всевозможная интерактивность, словесный шантаж: «Это касается вас, событие — это вы и т.д.».Во все большее количество информации вторгается этот вид призрачного контента, этого гомеопатического прививания, эта мечта пробудить коммуникацию. Круговая схема, в которой на сцене разыгрывают то, чего желает аудитория, антитеатр коммуникации, который, как известно, всегда является лишь повторным использованием через отрицание традиционного института, интегрированной отрицательной схемой.Огромная энергия, направленная на удержание симулякра на расстоянии, чтобы избежать внезапной диссимуляции, которая поставила бы нас перед очевидной реальностью радикальной потери смысла.Бесполезно выяснять, потеря ли коммуникации ведет к этой эскалации в пределах симулякра, или это симулякр, который первым появляется здесь с целью апотропии, с целью заранее воспрепятствовать любой возможности коммуникации (прецессия модели, которая кладет конец реальному).Бесполезно выяснять что первоначально, ни то и ни другое, потому что это циклический процесс — процесс симуляции, процесс гиперреального. Гиперреальность коммуникации и смысла. Более реальное, чем само реальное, — вот так оно и упраздняется.Таким образом, не только коммуникация, но и социальное функционируют в замкнутом цикле, как соблазн, к которому приложена сила мифа. Доверие, вера в информацию присоединяется к этому тавтологическому доказательству, которое система предоставляет о самой себе, дублируя в знаках неуловимую реальность.Однако можно предположить, что эта вера столь же неоднозначна, как и вера, сопровождающая мифы в архаичных обществах. В них верили и не верили. Никто не терзается сомнениями: «Я знаю точно, и все же…». Этот вид обратной симуляции возникает в массах, в каждом из нас, в ответ на симуляцию смысла и коммуникации, в которой нас замыкает эта система.В ответ на тавтологичность системы возникает амбивалентность масс, в ответ на апотропию — недовольство или до сих пор загадочное верование. Миф продолжает существовать, однако не стоит думать, что люди верят в него: именно в этом кроется ловушка для критической мысли, которая может работать лишь исходя из предположения о наивности и глупости масс.2. В дополнение к этому, чрезмерной инсценировкой коммуникации СМИ усиленно добиваются информацией непреодолимой деструктуризации безотзывного социального.Так информация разлагает смысл, разлагает социальное, превращает их в некую туманность, обреченную вовсе не на рост нового, а наоборот, на тотальную энтропию.Таким образом, средства массовой информации — это движители не социализации, а как раз наоборот, имплозии социального в массах. И это лишь макроскопическое расширение имплозии смысла на микроскопическом уровне знака. Эту имплозию следует проанализировать, исходя из формулы Маклюэна «medium is the message» (средства коммуникации — это и есть сообщение), возможные выводы из которой еще далеко не исчерпаны.Она означает, что все контенты смысла поглощаются единственной доминирующей формой медиа. Одни лишь медиа-средства являются событием – безотносительно содержания, конформистского или субверсивного. Серьезная проблема для любой контринформации, радиопиратов, антимедиа и т.д.Однако существует еще более серьезная проблема, которую сам Маклюэн не обнаружил. Ведь за пределами этой нейтрализации всех контентов можно было бы надеяться на то, что медиа еще будут функционировать в своей форме, и что реальное можно будет трансформировать под влиянием медиа как формы.Если весь контент будет упразднен, останется, возможно, еще революционная и субверсивная ценность использования медиа как таковых. Следовательно, — и это то, к чему в своем предельном значении ведет формула Маклюэна, — происходит не только лишь имплозия сообщения в медиа, но, в том же самом движении, происходит и имплозия медиа в реальном, имплозия медиа и реального в некий род гиперреальной туманности, в которой больше неразличимы определение и собственное действие медиа.Даже «традиционный» статус самих СМИ, характерный для современности, поставлен под сомнение. Формула Маклюэна: медиа — это сообщение, являющееся ключевой формулой эры симуляции (медиа является сообщением — отправитель является адресатом, замкнутость всех полюсов — конец перспективного и паноптического пространства — таковы альфа и омега нашей современности), сама эта формула должна рассматриваться в своем предельном выражении, то есть: после того как все контенты и сообщения испарятся в медиа, сами медиа исчезнут как таковые.В сущности, это еще благодаря сообщению медиа приобретают признаки достоверности, это оно предоставляет медиа их определенный, отчетливый статус посредника коммуникации. Без сообщения медиа сами попадают в неопределенность, присущую всем нашим системам анализа и оценки. Лишь модель, действие которой является непосредственным, порождает сразу сообщение, медиа и «реальное».Наконец, «медиа — это сообщение», означает не только конец сообщения, но и конец медиа. Больше нет медиа в буквальном смысле слова (я имею в виду, прежде всего электронные средства массовой информации), то есть инстанции, которая была бы посредником между одной реальностью и другой, между одним состоянием реального и другим. Ни по содержанию, ни по форме.Собственно, это то, что и означает имплозия. Взаимопоглощение полюсов, короткое замыкание между полюсами любой дифференциальной системы смысла, стирание четких границ и оппозиций, включая оппозицию между медиа и реальным, — следовательно, невозможность любого опосредствованного выражения одного другим или диалектической зависимости одного от другого.Циркулярность всех эффектов медиа. Следовательно, невозможность смысла в значении одностороннего вектора, идущего от одного полюса к другому. Необходимо до конца проанализировать эту критическую, но оригинальную ситуацию: это единственное, что остается нам.Бесполезно мечтать о революции через содержание, тщетно мечтать о революции через форму, потому что медиа и реальное составляют отныне единую туманность, истина которой не поддается расшифровке.Факт этой имплозии контентов, поглощения смысла, исчезновения самих медиа, резорбции любой диалектики коммуникации в тотальной циркуляции модели, имплозии социального в массах может показаться катастрофическим и отчаянным. Однако это выглядит так лишь в свете идеализма, который полностью доминирует в нашем представлении об информации. Мы все пребываем в неистовом идеализме смысла и коммуникации, в идеализме коммуникации посредством смысла, и в этой перспективе нас как раз и подстерегает катастрофа смысла.Однако следует понимать, что термин «катастрофа» имеет «катастрофическое» значение конца и уничтожения лишь при линейном видении накопления, влекущего за собой завершенность, которое навязывает нам система.Сам термин этимологически означает всего-навсего «заворот», «сворачивание цикла», которое приводит к тому, что можно было бы назвать «горизонтом событий», к горизонту смысла, за пределы которого невозможно выйти: по ту сторону нет ничего, что имело бы для нас значение, — однако достаточно выйти из этого ультиматума смысла, чтобы сама катастрофа уже больше не являлась последним днем расплаты, в качестве которой она функционирует в нашем современном воображаемом.За горизонтом смысла — завороженность, являющаяся результатом нейтрализации и имплозии смысла. За горизонтом социального — массы, представляющие собой результат нейтрализации и имплозии социального.Главное сегодня — оценить этот двойной вызов — вызов смысла, брошенный массами и их молчанием (которое вовсе не является пассивным сопротивлением) — вызов смысла, который исходит от средств информации и их гипноза. Все попытки, маргинальные и альтернативные, воскресить какую-то частицу смысла, выглядят по сравнению с этим как второстепенные.Совершенно очевидно, что в этом сложном соединении масс и средств информации кроется некий парадокс: или это СМИ нейтрализуют смысл и продуцируют «бесформенную» [informe] или информированную [informee] массу, или это массы удачно сопротивляются средствам информации, отвергая или поглощая без ответа все сообщения, которые те продуцируют?Ранее, в «Реквиеме по массмедиа», я проанализировал и описал СМИ как институт ирреверсивной модели коммуникации без ответа. А сегодня? Это отсутствие ответа можно понять уже не как стратегию власти, а как контрстратегию самих масс, направленную против власти. Что в таком случае?Находятся ли СМИ на стороне власти, манипулируя массами, или они на стороне масс и занимаются ликвидацией смысла, творя не без доли наслаждения насилие над ним? Вводят ли медиа массы в состояние гипноза, или это массы заставляют медиа превращаться в бессмысленное зрелище?Могадишо-Штаммхайм: СМИ сами себя превращают в средство морального осуждения терроризма и эксплуатации страха в политических целях, но, одновременно с этим, в совершеннейшей двусмысленности, они распространяют бесчеловечное очарование терактом, они сами и есть террористы, поскольку сами подвержены этому очарованию (вечная моральная дилемма, ср. Умберто Эко: как избежать темы терроризма, как найти правильный способ использования средств информации — если его не существует).СМИ несут смысл и контрсмысл, они манипулируют во всех направлениях сразу, этот процесс никто не может контролировать, они — средства внутренней по отношению к системе симуляции, и симуляции, которая разрушает систему, что в полной мере соответствует ленте Мебиуса и логике кольца – они в точности с ней совпадают. Этому не существует ни альтернативы, ни логического решения. Лишь логическое обострение и катастрофическое разрешение.С одной поправкой. Мы находимся один на один с этой системой в раздвоенном и неразрешимом положении «двойного послания» — точно так, как дети один на один с требованиями взрослого мира. От них требуют одновременно становиться самостоятельными, ответственными, свободными и сознательными субъектами и быть покорными, инертными, послушными, что соответствует объекту (примеч. Double bind – с англ. яз. двойное послание, двойная связь; концепция, играющая ключевую роль в теории шизофрении Г. Бейтсона.По сути, double bind является парадоксальным предписанием, которое в итоге приводит к безумию:«Приказываю тебе не выполнять моих приказов». Примером такого поведения может служить то, как мать на словах просит своего ребенка о выражении любви, однако одновременно с помощью жестов требует от ребенка держаться на некотором расстоянии от нее. Это приводит к тому, что любое действие ребенка будет расценено как неверное, и в дальнейшем ему может оказаться сложным как-то разрешить эту ситуацию).Ребенок сопротивляется по всем направлениям и на противоречивые требования также отвечает двойной стратегией. Требованию быть объектом он противопоставляет все возможные варианты неповиновения, бунта, эмансипации, словом, самые настоящие претензии субъекта. Требованию быть субъектом он так же упорно и эффективно противопоставляет сопротивление, присущее объекту, то есть совсем противоположное: инфантилизм, гиперконформизм, полную зависимость, пассивность, идиотизм.Ни одна из двух стратегий не имеет большей объективной ценности, чем другая. Сопротивление субъекта сегодня однобоко ценится выше и рассматривается как положительное — так же, как в политической сфере лишь поведение, направленное на освобождение, эмансипацию, самовыражение, становление в качестве политического субъекта, считается достойным и субверсивным. Это означает игнорирование влияния, такого же и, безусловно, гораздо более значительного, поведения объекта, отказ от позиции субъекта и осознания — именно таково поведение масс, — которые мы предаем забвению под пренебрежительным термином отчуждения и пассивности.Поведение, направленное на освобождение, отвечает одному из аспектов системы, постоянному ультиматуму, который выдвигается нам с тем, чтобы представить нас в качестве чистых объектов, но он отнюдь не отвечает другому требованию, которое заключается в том, чтобы мы становились субъектами, чтобы мы освобождались, чтобы мы самовыражались любой ценой, чтобы мы голосовали, вырабатывали, принимали решение, говорили, принимали участие, участвовали в игре, — этот вид шантажа и ультиматума, используемый против нас так же серьезен, как первый, еще более серьезен, без сомнения, в наше время.В отношении системы, чьим аргументом является притеснение и подавление, стратегическое сопротивление представляет собой освободительные притязания субъекта. Но это отражает, скорее, предшествующую фазу системы, и даже если мы все еще находимся с ней в состоянии афронта, то это уже не является стратегической областью: актуальным аргументом системы является максимизация слова, максимизация производства смысла.А значит, и стратегическое сопротивление — это отказ от смысла и от слова – или же гиперконформистская симуляция самих механизмов системы, также представляющая собой форму отказа и неприятия. Это стратегия масс и она равнозначна тому, чтобы вернуть системе ее собственную логику через ее удвоение, и смысл, словно отражение в зеркале — не поглотив его. Эта стратегия (если еще можно говорить о стратегии) преобладает сегодня, ведь она вытекает из преобладающей фазы системы.Ошибиться с выбором стратегии — это серьезно. Все те движения, которые делают ставку лишь на освобождение, эмансипацию, возрождение субъекта истории, группы, слова, на сознательность (точнее бессознательность) субъектов и масс, не видят того, что они находятся в русле системы, чьим императивом сегодня является как раз перепроизводство и регенерация смысла и слова.Жан Бодрийяр«Симулякры и симуляции»,1981 г.

Выбор редакции
16 апреля, 22:01

Раввин: Сгорел храм души Франции, а Бог оставил страну

  • 0

Многие пользователи соцсетей увидели в пожаре, случившемся накануне в соборе Парижской Богоматери, дурное предзнаменование. Некоторые связывают это с политикой, другие же говорят о том, что таким образом Бог посылает человечеству сигнал. Тем более что сейчас у католиков Страстная неделя, а в воскресенье, 21 апреля, западный христианский мир отмечает Пасху — важнейший христианский праздник.Как рассказал иерусалимский раввин Михаил Финкель, в жизни каждого человека и даже народов есть судьбоносные предупреждения, знамения свыше, мистические знаки, посылаемые Богом.— Их смысл в том, чтобы попытаться предупредить человека или народ. Пожар в соборе Парижской Богоматери, символизировавшем всю Францию, ее страну, культуру, веру и народ, безусловно, такое предупреждение. Страшный набат, — сказал Михаил Финкель.Он отметил, что в послевоенные годы Франция все больше отходила от религиозного пути, став постепенно страной — символом гиперлиберального движения, отторгнувшей основные библейские ценности.Мораль Библии перестала быть в моде. Размылось понятие семейных ценностей. В мировой политике все стали определять только нажива и выгода.— Если Франция, как народ и общество, не задумается о своем поведении, о векторе своего развития, то ее могут ожидать очень непростые времена, вплоть до потери ее национальной идентификации. Ведь народ, у которого нет основ библейской морали — а во Франции со времен Наполеона эта мораль была заменена светской моралью свободы, часто переходящей во вседозволенность — рискует исчезнуть. Мне очень горько и больно об этом говорить. Тем более что вина в этом не французского народа, а его политиков и властей, — уточнил иерусалимский раввин.Говоря о том, что Французская республика в большом количестве принимает беженцев из стран Ближнего Востока, Финкель пояснил, что предоставление статуса беженца людям, спасающимся из зоны войны и геноцида, — дело благородное и святое. Другой вопрос, что нужно тщательнее проверять, кто на самом деле беженец, а кто террорист, прикрывающийся этой легендой.— На мой взгляд, проблема Франции и, наверное, всего западного мира заключается в том, что там слишком много вседозволенности. Свободная политика абортов, слишком либеральное отношение к гомосексуализму и смене пола. В стране преобладает эгоистическое желание человека наслаждаться всем и вся, и оно приобрело сакральный смысл, — прокомментировал Михаил Финкель.По словам раввина, Бог словно говорит Франции: «Мне нет места среди вас. Если вы живете только погоней за вашими удовольствиями, забыв о всяческих моральных устоях, которые я дал человечеству, я уйду».При этом Финкель заявил, что сейчас в школах Пятой республики фактически запрещено учить детей библейскому добру и этике, и речь идет не о религии, а об основах человеческих отношений, вышедших из Библии: любви к ближнему, милосердии, почитании родителей, уважении между супругами, помощи бедным.— Все эти понятия постепенно размылись и исчезли из французского общества. Сгорел храм души. И как отражение этого сгорел и каменный храм Парижа, — заключил иерусалимский раввин Михаил Финкель.  vm

Выбор редакции
16 апреля, 21:01

На восстановление Нотр-Дама уйдёт не меньше 40-50 лет

  • 0

Несмотря на невероятную работу, проделанную пожарными, пожар в Соборе Парижской Богоматери нанёс колоссальный ущерб историческому наследию Франции, отмечает в эфире BFM TV эксперт Стефан Берн. По опыту реконструкции памятников архитектуры в Реймсе, Вене и Дрездене, Берн заключает, что на восстановление собора уйдёт не менее 40-50 лет.СТЕФАН БЕРН: журналист, специалист в области исторического наследия: Колонны выстояли, корпус здания на месте. Действительно, в какой-то степени пожарные проделали невероятную работу, учитывая, что часть реликвий удалось спасти. К большому сожалению, навсегда исчезли великие полотна, так называемые «майские картины» — полотна, подаренные художниками собору в качестве майских подношений Богоматери. Символика здесь ужасающая: плачущие картины. Можно представить себе эти полотна, вспоротые для того, чтобы освободить путь воде, которая разрушает их после того, как это сделал огонь.Но сейчас настало время реставрации. Вся эта ночь была безумием. Не осталось больше слёз и слов, теперь нужно работать. Об этом пойдёт речь на экстренных совещаниях, которые будут собраны для всех, кто имеет отношение к историческому наследию, как в министерстве культуры, так и в Елисейском дворце.Трудно представить, как будет выглядеть этот национальный и международный сбор средств на восстановление собора. Я уверяю вас — и это доставляет мне немало боли из эгоистических соображений, ведь я этого уже никогда не увижу, — что на восстановление уйдёт 40 — 50 лет. Мы уже делали подобное в Реймсе, который я посещал вчера, в Вене и, разумеется, в Дрездене после бомбардировок времён Второй мировой войны.Необходимо, чтобы это народное переживание, этот чувство, как будто мы потеряли кого-то близкого, потеряли члена семьи… Собор Парижской Богоматери не просто символ Парижа, это часть чего-то очень дорогого для каждого из нас, и мы должны восстановить его вместе. Необходима сплочённость нации, всеобщая готовность заново отстроить этот символ нашей истории. С 1163 года в Нотр-Даме писалась книга нашей истории. Все важнейшие события прошлого происходили именно там.(перевод ИноТВ)

Выбор редакции
16 апреля, 20:20

Шарли Эбдо высмеял пожар и Макрона

  • 0

Французский сатирический журнал "Шарли Эбдо" (Charlie Hebdo) представил карикатурную обложку нового номера, посвященную пожару в соборе Парижской Богоматери.На обложке изображена горящая голова президента Макрона с подписью «реформы». На первой странице также написано: «Я начну с каркаса».

Выбор редакции
16 апреля, 20:00

Ошибки в русском языке, которые вы больше не будете делать

  • 0

От несуществующих глаголов до безграмотных разговорных фразБолее 50 тем и 500 карточек по правописанию, пунктуации, произношению и стилистике, которые мы каждую неделю старательно объясняли в нашей постоянной рубрике. Это не считая суперграмотных тестов. Вот десять лучших выпусков «Грамотности на «Меле» за год - те, которые вы больше всего читали, активно обсуждали, ругали и делились ими в соцсетях.11 глаголов, которые выставляют нас дураками, когда мы их произносимГод «Грамотности на „Меле“» прошел под лозунгом «Скажи „нет“ глаголам, которые выставляют нас дураками». Мы изо всех сил боролись с одной из самых коварных частей речи. И, судя по количеству прочтений материала, попали в нерв. Болtt миллиона просмотров у текста, где мы разбираем, как же надо говорить: дождАлись или дождалИсь, избАловать или избаловАть и, конечно, тУпить или тупИть. Про другие части речи мы тоже не забыли: суровая правда про ударение у слов «рефлексия», «граффити» и «пуловер» (ни за что не догадаетесь!). Читать полностью20 несуществующих глаголов, которые вы упорно продолжаете использоватьКогда отношения «всё сложно» не только с глагольными ударениями, но и с правописанием. Ехай, помахай, зажгём, плакает, выйграл — нашли подвох? Если на каждом слове хотелось рыдать, можете выдохнуть: с глаголами у вас как минимум на ¼ часть неплохо. Если ошибки обнаружили не во всех словах — пора бить тревогу и знакомиться с неправильными глаголами в русском языке. И не забудьте повторить спряжение глаголов, чтобы раз и навсегда запомнить, что котики мурлычут, а не мурлыкают. Читать полностью7 безграмотных фраз, от которых нам давно пора избавитьсяЕсли при выражении «крайний раз» или «займи мне денег» вас начинает бомбить, а глаза наливаются кровью, то этот выпуск «Грамотности на „Меле“» станет идеальной открыткой на Новый год окружающим, которые так говорят. Собрали самые, на наш взгляд, безграмотные фразы в разговорной речи: извиняюсь, до скольки, по приезду. Дополняйте список и кидайте всем родным, друзьям и знакомым в чатах. Читать полностью10 фраз, которые убивают русский язык и делают вас безграмотнымВстречайте плеоназмы! Нет, это не название геологической эры и даже не какая-то бактерия. Плеоназмами называют избыточные словосочетания, которые дублируют смысл сказанного. Почти «масло масляное», только чуть более завуалированно. Но запомнить самые частые стоит: коллеги по работе, дополнительный бонус, ностальгия по прошлому, прейскурант цен, памятный сувенир. Запомнили? А теперь никогда так не говорите. Читать полностью6 слов, в которых вы делаете глупые ошибки из-за коварной буквы «Ё»Самый малочисленный выпуск «Грамотности на „Меле“», но зато какой! Нашли шесть простых слов, которые мы по ошибке пишем (и произносим) через букву Ё. Ту самую, которую обычно недооценивают, а она, вообще-то, спасает от ошибок. Но не всегда. АфЕра или афЁра, свеклА или свЁкла, осУжденный или осуждЁнный — рассказываем начистоту. Читать полностью9 простых слов, которые вы зря уродуете дефисомИзуродовать можно что угодно, а сделать это с помощью одного коротенького знака — дефиса. Если сомневаетесь, нужно ли ставить дефис или нет, по нашему опыту (и опыту чтения орфографических справочников) — лучше лишний раз не «дефисить». Почитайте и запомните простые слова, которых вы то и дело превращаете в мутантов: видео-урок, супер-сильный, арт-хаус. Их надо писать слитно. Читать полностью10 лжевводных слов, после которых вы упорно ставите запятую. Не надо такКакой разговор об ошибках без запятых, которые постоянно чувствуют себя не на своём месте (из-за вас между прочим!). Увы, сервисы, проверяющие тексты на ошибки, плохо умеют распознавать, когда нужна запятая. Так что вновь придётся напрягать память. Мы составили большой список лжевводных слов, которые напрасно выделяют запятыми. Спойлер: там есть «однажды», «однако», «как минимум» и ещё семь штук. Читать полностью8 предложений, в которых вы путаете двоеточие и тире. Но больше не будетеНе запятыми едиными. Еще сложнее вывести на чистую воду тире и двоеточие, которые между собой путают. Обычно их ставят по симпатии: кто-то больше любит тире, кто-то предпочитает двоеточие. Но правила все-таки существуют, и мы постарались понятно о них рассказать. Читать полностью11 алкогольных слов, в которых слишком часто ошибаются«Ааа, это же пропаганда алкоголя!» — скажете вы. Спокойно. Мы всего лишь разобрали ошибки в словах, в которых чаще определяют градусы, объём и страну-производителя. Вот вы уверены, как грамотно просить бармена: 100 граммов или 100 грамм, шотландские виски или шотландский виски, пиво на разлив или розлив. И объясним, что значит «быть подшофе» (да, это слово пишется именно так), и заслуживают ли какие-нибудь алкогольные напитки заглавной буквы. Читать полностью13 слов и фраз, которые портят ваш инстаграмИнструкция для начинающих модных блогеров и юных бизнесменов, которые что-то продают через инстаграм. Конспектируйте: товары есть в наличии, а не в наличие; блогер уже лет как пятнадцать пишется с одной буквой «г», а приветствие «доброго времени суток» многие считают моветоном. Осилить инстаграмную грамотность — один маленький шаг на пути к успешному блогу! Читать полностью Источник