Источник
Илья Латыпов - LiveJournal.com
Выбор редакции
12 августа, 18:18

Как устранить уважение и благодарность из своей жизни

  • 0

Есть одна универсальная формула, позволяющая эффективно устранять из своей жизни такие переживания, как уважение (самоуважение) и благодарность (в том числе и по отношению к самому себе). Я думаю, что с ней сталкивалось огромное количество жителей нашей страны, в результате чего у нас явно наблюдается дефицит уважения и благодарности, и сильный переизбыток пренебрежения и равнодушия. Формула в самом общем виде звучит следующим образом: “так и должно быть”. Есть, например, некий идеальный образ того, как должен вести себя ребенок. И когда этот ребенок ведет себя так, как предписано - нам и полагается это воспринимать как должное, не акцентируя внимание. А вот когда ребенок начнет выбиваться из этой заданной идеалом траектории - вот тогда мы и укажем ему, что что-то пошло не так и нужно срочно вернуться в заданные рамки. Ты должен убираться на кухне? Убрался? Всё-всё сделал, как должно по семейной инструкции? Ок, норм, так и должно быть. Помыл посуду, но не подмел пол? Укажем, что не подмел пол. Потому что должен быть подметен пол. Хвалить за это? Извините, а за что хвалить-то? Или за что благодарить или уважать - ребенок всего лишь делает то, что должен, то, что входит в его обязанности. А за выполнение обязанностей не благодарят. Как в юридической практике? За нарушение законов наказывают, а за добросовестное выполнение не поощряют. Это отношение пронизывает все сферы жизни. Жена делает то, что полагается? Норм. Меня как-то одна женщина с удивлением спросила: “А вы жене за то, что она готовит обед, тоже спасибо говорите? Это же глупо, благодарить за то, что она постоянно делает...”. Ага, благодарность в такой системе координат возможна только за подвиги, за действия, выходящие за рамки того, что мы “должны”. А вот критика, наказание и т.п. поджидают на каждом углу - потому что “так и должно быть” основано не на реальном, а на идеальном положении дел. Идеальный ребенок, образцовая жена, настоящий муж... Отклонения от образца наказуемы, а поощрять... Так нужно же прыгнуть выше идеала, чтобы тебя зауважали! Самоуважение тоже исчезает - подвиги мы совершаем редко, а если даже что-то такое и сделали, то тут готова дополнительная уничижительная формула: “на моем месте любой сделал бы так же”. То есть так и должно быть. Молодец, конечно, но... любой... то же самое... Так что если хотите устранить благодарность и уважение - определите рамки того, что люди должны (а должны они нам ежедневную заботу, добросовестную работу, честность и так далее) - и с полным правом ожидайте это. Мир должен соответствовать идеальному положению дел. А вот если хотите вернуть в свою жизнь эти переживания... То даже если вы о чем-то конкретном договорились с человеком (т.е. он вам реально что-то должен) и он это добросовестно делает - то вполне можно обратить внимание на то, что добросовестность - это бонус, который человек добавляет от себя. Если, допустим, жена изо дня в день делает монотонную работу по уборке дома - то это стоит благодарности, потому что в реальности она имеет выбор - делать ее или нет (или вы думаете, что она не имеет выбора?). Правда, для начала нужно заметить эту работу - а то если “так и должно быть”, то порядок и чистота воспринимаются как нечто, существующее само по себе. Если мы о чем-то договариваемся друг с другом - то мы уже друг другу что-то должны. Но любые договоренности можно выполнять формально, а можно и вовсе нарушать. “Так не должно быть”, но так есть. И как минимум соблюдение добровольно заключенных договоренностей уже стоит благодарности или уважения. В мире, где за каждым человеком признается возможность действовать так, как он хочет, где признается его право делать что-то или нет, есть место благодарности и уважению. В мире, в котором у людей не признается это право - места таким переживаниям нет.

Выбор редакции
05 августа, 08:19

"Кирби", продажи и психологические отмычки :)

  • 0

Лет десять назад по квартирам Хабаровска активно ходили продавцы чудо-пылесосов "Кирби". Однажды они и до нас дошли - энергичный молодой человек час показывал волшебные свойства этого пылесоса, продаваемого за просто-таки магическую сумму свыше 100 тыс. рублей. Разумеется, эта сумма - ничто по сравнению со стерильно чистым от пыли ковром, стенами, потолком и плюс массажем спины при помощи спец.насадки. Когда мы вежливо выпроваживали парня, на его лице было недоумение - как можно отказаться от пылесоса с такой насадкой?!"Кирби" не сдался, и спустя полгода к нам снова напросились. Посмотрев на давно уже безнадежный с точки зрения удаления пыли ковер, я разрешил визит - пусть хоть почистят, а ради этого можно и потерпеть получасовую демонстрацию.Пылесос привез новый паренек, для которого, как выяснилось позднее, это вообще был первый выход в люди. Он сделал ставку на энтузиазм и пылевых клещей - демонстрационный ролик и фото этих гадов были призваны вселить ужас и открыть кошельки. "Смотрите, чем дышат наши дети, кто ползает по нашим детям!" - восклицал паренек, который только недавно вышел из "нашедетского" возраста. Поэтому мое заявление "а я люблю пылевых клещей. Они такие лапочки" вызвал шок и неуверенную улыбку: "а, вы шутите...". "Да нет. Сами видите по ковру - мы их разводим".Если серьезно - то я не люблю манипуляции на страхе и на детях. Поэтому практически каждый следующий шаг парня сопровождался каким-либо мрачным комментарием. "Ничего уникального тут нет. Моя мама живет в США, и там таких пылесосов пруд пруди". Или "это неудачный продажный ход с вашей стороны. Потребитель не любит того-то и того-то". Продавец сбивался, краснел, терялся. Присутствовавшая рядом мама поощрила энтузиазм молодого человека, сыграв, таким образом, роль доброго полицейского. Продавец чуть не расплакался от счастья, и, когда пылесосил нам ковер, поведал мне, что это у него первый выход, и что он очень рад, что у него получается и что нам нравится (на то, что мы пылесос не купили, он уже вовсе не обращал внимания). Я вредным голосом сказал, что с точки зрения психологии продаж и работы с клиентами у него есть некоторые пробелы. Тут парень отвлекся от пылесоса:- Я так хочу расти в этом бизнесе! У меня большие планы, я хочу развиваться! Я видел у вас на полках книги о продажах...Эти две книжки я купил, когда у нас на кафедре психологии решили вдруг читать "психологию продаж", и поручили ее мне как самому молодому члену кафедры. Курс был ужасен. Книжки были под стать курсу. Но тут уже я нашел свой шанс:- Да, любопытная литература... Хорошо развивает понимание пси...- Продайте ее мне!! - парень вцепился в более толстую книжку про психологию продаж, в которой было много картинок. - Я хочу развиваться! - Ну, она недешевая.. И мне нужна... Ну, за 400 рублей (по тем временам - нехило).- Держите! - продавец протягивал мне деньги.Никогда не видел такого полного энтузиазма и радости продавца, который уходил от покупателя, не продав товара.Я с большим удовлетворением вспоминал про эту историю, и про то, как не удалось продавцу сыграть на страхах и на детях. Не дал слабину! Мое самодовольство продолжалось до того момента, как лет 5 назад нам продали фильтр для воды по цене, в 3 раза превышающей его реальную (и без того немалую) цену. А ключевой фразой-отмычкой, усыпившей критическое мышление, была такая:- Вы, как кандидат наук, легко сможете поймать меня на обмане...

Выбор редакции
01 августа, 14:41

Сохрани мой образ в себе...

  • 0

Хотел написать серьезный текст про привязанность, а получилась лирико-психологическое эссе на эту тему. Настроение такое :)) Мой страх, который с самого детства присутствовал в душе — это страх того, что ребята, с которыми я установил близкие, хорошие отношения, после какого-то времени разлуки (месяц-другой) обо мне забудут. Нет, лицо и имя они помнить будут, однако я не вызову в их душе никакого волнения, никаких переживаний, никакой радости. Мой образ в их сознаниях легко выветрится, эмоции испарятся — и при новой встрече меня ожидает холодный, отчужденный взгляд, означающий «ну и что, что когда-то были близки? Ты никто для меня». «Рад тебя видеть!» - излучаю счастье я - «Ты? А, ну ладно» - холодным душем они… И ты отшатываешься, такой нелепый, глупый, словно не понимающий каких-то крайне важных вещей про взаимоотношения — то, что знают те, кто смотрят на меня так отстраненно…Нуждаться в ком-то, и, открывшись в этом, обнаружить, что тот, кому ты открылся, совсем не откликается на тебя — жуткое переживание детства, перекочевавшее в более взрослую жизнь. Как защититься от этого? Наиболее «эффективной» для меня реакцией было — стать холодным, заковать себя в броню иронии и отстраненной приветливости. Не показывать привязанность — а то еще в глупом положении окажешься… Пусть рискуют другие. И хорошо, что в моей жизни были те, кто не боялись рисковать и прямо мне радовались — я тогда «оттаивал». А если второй боится того же самого? Вот и оставались вдвоем в одиночестве, страшась хоть как-то проявить тепло, рождающееся при виде знакомого лица. Уж слишком страшила перспектива столкнуться с холодными глазами.В более взрослом возрасте это трансформировалось в трансляцию образа тотальной устойчивости. Я всё переживу. Я справлюсь. Я не особо нуждаюсь в откликах на себя. Да, я о чем-то переживаю, но, право, это не стоит того, чтобы сильно из-за меня переживать. Я и до нынешнего дня нередко сталкиваюсь с тем, что этот образ транслирую окружающим — несмотря на годы, связанные с психотерапией. И если один на один из этого образа нередко проступаю совсем другой «я» - теплый, радующийся, нежный, сомневающийся, растерянный и нуждающийся — то в группах, под сразу несколькими взглядами - гораздо безопаснее оказывалось завернуться в «я справлюсь/справился сам». Как-то на одной терапевтической группе я, нуждаясь в откликах на себя и свою работу, говорил-говорил сам за себя, не давая в итоге никому высказаться… Избегая возможного отвержения, я избегал и возможного принятия. Нейтральная, серая, одинокая пустошь между теплыми огнями и ледяной пустыней. Иногда этот внутренний конфликт я описываю как борьбу между жизненным, энергичным и нуждающимся в других внутренним папуасом Тумбалеле — и надменным, сильным, независимым внутренним Печориным.Мои переживания так или иначе кружились вокруг состояния, название которому нашел только в более взрослом возрасте. Это привязанность — ощущение психологической связи между людьми. Она основана на пережитом и — что очень важно — разделенном совместном эмоциональном опыте. Одна из важнейших наших эмоциональных потребностей — это потребность увидеть свое отражение в другом, почувствовать, что другой человек реагирует на нас, распознает и разделяет наши переживания. Когда мы вместе смеемся над чем-то — мы создаем связь. Когда вместе молчим и смотрим на звездное небо или слушаем прибой, и оба знаем, что нам хорошо так — мы тоже создаем связь. Совместное увлеченное обсуждение какого-то фильма — такое же действие по созданию эмоциональной привязанности, как и, например, секс — и оно может быть даже более существенным делом, если секс — холодный, механический, эмоционально не включенный. Привязанность рождается именно из совместного разделения переживания, а не из простого пространственного соседства или совместных действий. Поэтому далеко не все одноклассники/одногруппники поддерживают связь друг с другом после окончания школ или вузов. С кем-то получается — это значит, что за годы совместной учебы у нас были моменты, когда мы отражались друг друге, разделяли разные чувства, участвовали в жизнях друг друга. «Мне не все равно, что происходит с тобой» или «когда ты что-то переживаешь, я не остаюсь равнодушным».Почему-то привязанность между взрослыми очень часто связывают с романтической любовью, хотя она, привязанность — фундамент любых неделовых отношений между людьми. Даже с Богом — ощущение божественного присутствия рядом очень важно для любого верующего, а ад некоторые современные богословы объясняют как раз как отлучение от ощущения божества рядом, как молчание небес. Да, отношения между людьми могут завязываться на основе проекций, фантазий, вымысла — но поддерживаться они могут только если какая-то толика переживаний разделяется (или хотя бы создается иллюзия этой разделенности). Отсутствие обратной связи губительно для привязанности (хотя не помеха для зависимости, к сожалению).Для рождения привязанности достаточно обнаружения чего-то общего. Иногда это совсем иллюзорные вещи — такие, как землячество, выявленное где-то в чужой стране, или еще какая-то случайная общность (особенно в чуждом окружении). Для поддержания ее важен актуальный, настоящий опыт… Но что происходит потом? Почему с одними людьми мы можем встретиться через год-три-пять — и словно не было этих лет, и заново поднимаются чувства, и они текут в обе стороны, поддерживая связь, а с другими людьми, даже если разлука незначительна, приходится постоянно слово заново возобновлять общение? Вчера было тепло и уютно, а уже сегодня человек отчужден, разговор не клеится, и не знаешь, как к нему подойти?Способность к привязанности у нас разная, увы. И способность выдерживать разлуку — тоже. Если у меня получается после общения с кем-то, сохранить его теплый, эмоциональный образ в своей душе («создать внутренний объект», как сказал бы психотерапевт), и одновременно верить в то, что уже мой хороший эмоциональный образ остался в душе другого человека, и он рад его сохранить в себе — тогда у меня надежная, устойчивая привязанность, и наши образы оживают друг в друге, как только мы видимся вновь. Выдерживать долгую разлуку (даже если скучаешь) можно только так — потому что близкий всё равно остается в душе, и греешься пусть не от жаркого пламени, но от долго переливающихся искорками углей.А если я сохраняю этот теплый образ другого, но совершенно уверен в том, что другой уже забыл обо мне, что ему совсем неважно, что было между нами? Что его чувства, рожденные в нашем общении, почти моментально выветриваются, даже не оставляя послевкусия? Мне будет больно от этого, и я стану тревожно-зависимым в своей привязанности. Мне нужно будет постоянно «подновлять» свой образ в душе другого человека, постоянно ему напоминать о себе — чтобы не забыл. Подкидывать дров — а то угли сразу же станут золой... Каждый знак внимания возбуждает радость — помнит, не равнодушен/а. Но проходит совсем немного времени… Меня же легко забыть…Если эту мнимую/реальную неравноценность важности друг друга человек переносит особенно тяжело, то тогда проще отсечь саму потребность в близости. До конца этого добиться невозможно, если только вы не обладатель антисоциального личностного расстройства. Тогда получается избегающе-отвергающая привязанность — я с тобой, но не слишком погружаюсь в отношения. Твоя потребность во мне - «навязчивость». Я пугаюсь «излишней» близости, не подпускаю, скрываю уязвимость и — самое главное — скрываю потребность в тебе. В твоем присутствии. В разговоре, в прикосновении. «Я скучаю по тебе» - это невозможные слова, и если они даже вырываются, то только от большого отчаяния… Я не могу сохранить светлый образ тебя в своей душе — и не верю, что мой сохраняется в тебе, откуда ему взяться-то?! Подкладывай в огонь дрова сама. Но я буду у огня — он мне тоже нужен, только не скажу об этом ни в коем случае.И, наконец, можно терзаться как раз между этими двумя крайностями — тревожной зависимостью и избегающим отвержением (тревожно-избегающая привязанность). Я хочу быть с другим, когда его/её рядом нет, его/её образ и эмоции, связанные с ним — яркие и светлые, но как только он/она оказывается рядом — всё меркнет, сменяясь на страх, что вот теперь-то ты во мне разочаруешься, что чем ближе мы стоим друг к другу — тем больше шансов разочароваться. Не тот запах, неправильная родинка, не те слова, не те мысли, не то чувство юмора… И всё — образ другого сметается ужасом, и ты холоден, и уже мучаешься общением и думаешь: «когда же всё это закончится?».Конечно, с разными людьми — по-разному… Если вам тепло с кем-то, вы стремитесь к сближению, а он или она, радостно принимая ваше тепло, практически не делают шагов навстречу — впору засомневаться в том, что чувствует по отношению к нам другой. А то и в себе: «а то ли я делаю, может, со мной что-то не так?». Ведь обратная связь, обмен — основа привязанности… А он или она, может, и рады бы сделать шаг вперед, но — в душе у них ужас от того, что на самом деле ваше тепло — фикция, мираж, который развеется, как только признаешься «мне хорошо с тобой»... Так и получается, что с одними людьми мы уверены, а с другими — при всём нашем желании — всё время грызет червь сомнения "а я тебе — важен?"Множество хороших знакомств, замечательных дружб и любовных пар так и не родилось, потому никто так и не решился сказать «нам было хорошо тогда-то и тогда-то, я скучаю по тебе/по вам — давайте встретимся снова!». Или кто-то мог сказать это, а у второго не хватило смелости сказать - «да, мне тоже было хорошо. Давай увидимся…». Вместо этого страхи: «а вдруг для него/нее это было не так важно», «чего я буду людей отвлекать от важного дела» и так далее. Да, есть грань между привязанностью и отчаянно-зависимой потребностью (которая характеризуется ненасытностью в контакте) — но исходная точка и там, и там одна. Прочная привязанность устанавливается там, где оба человека делают шаг навстречу друг другу. И не обязательно это любовь. Теплая и открытая симпатия к кому-то, основанная на опыте общения с этим человеком и без потребности развивать отношения — тоже привязанность. «Мне хорошо на таком расстоянии друг от друга, я тебя чувствую — ближе не хочу, но отодвигаться подальше тоже. Так тепло».За привязанностью, кстати, есть еще одна ступенька отношений — любовь. В привязанности я нуждаюсь в ком-то, и у меня есть потребность получить отклик, обратную связь на себя. В любви я сам делюсь, я отдаю. Маленький ребенок щедро берет в своей привязанности — зрелый взрослый может еще и давать в своей любви, потому что ему есть, чем поделиться…Такие вот мысли. И хорошо, что постепенно, год за годом, я привыкаю к ощущению, что я — откликаюсь в других людях. Что мой образ — уж какой есть — не растворяется, а остается в эмоциональной памяти людей разными чувствами — нежностью, злостью, радостью, удивлением, интересом, уважением… И я сохраняю — разрешаю себе сохранять — образы других людей. Разрешаю себе скучать. Радоваться тому, что они, мои друзья, знакомые, коллеги - спустя какое-то время, появляются снова — и сохраненные образы оживают, соединяя в единую связь прошлое и настоящее наших отношений. И тогда тревоги меньше, а места для других людей — больше. И расставание порождает не тоску, а светлую грусть. В мире, пронизанном светлыми нитями, в котором во тьме тлеет множество угольков, из которых можно снова разжечь огонь, жить намного проще, чем в том, котором среди мрака горит только один костер.Важно только не прятать от других свой.

Выбор редакции
10 июня, 14:28

Внутренние гестаповцы

  • 0

По мотивам...Внешняя реальность: сегодня воскресенье, я думала часа три поработать над важным проектом. В итоге - я весь день промаялась прокрастинацией, а к вечеру еще и жрала так, что заболел желудок. Злюсь на себя за это ужасно. Где-то к полуночи всё-таки чуть-чуть поработала. Никак не могу понять, что же произошло...Внутренняя реальность... Сегодня воскресенье, я устала, но есть необходимость поработать над важным проектом. Важный проект - он вон за той дверью, там сидят гестаповцы в черных мундирах с черепами и костями на погонах. Я их знаю, они меня регулярно истязают. Они будут сверлить меня взглядами и пытать проверенными орудиями пыток. "У тебя никогда ничего не получалось", "когда будешь выступать, никто слушать тебя не будет", "позоруха и стыдобища", "такого уровня работы студенты первого курса себе позволить не могут", "а вдруг ты никогда-никогда-никогда не сможешь решить эту задачку?", "если не справивишься с этим проектом - твоя жизнь пойдет под откос", "посмотри на то, что ты написала - видишь здесь косяк? вот здесь? И вот тут? И еще три ты не увидела, даю пять минут на то, чтобы самой догадаться - если сможешь, то, может быть, ты не настолько безнадежна, как я уверен". Я знаю, что они все там, за этой дверью, они ждут меня, их глаза горят предвкушением. Я знаю, что происходит со мной в этой камере пыток - душа дергается туда-сюда, а потом сникает под какой-то непереносимой тяжестью и тоской. И поэтому я отчаянно пытаюсь от этой двери отползти.Однако путь к спасению преграждают строгие антинародные дружинники. У них на рукавах повязки с надписью "за всё полезное против всего праздного". Они хватают меня за руки и со словами "это надо для твоего же блага!" тащат к этой двери, где гогочут гестаповцы. И я кричу и сопротивляюсь. У меня миллион очень срочных и суперполезных дел. Порядок в комнате? Да, дружинники уважают порядок в комнате. И еще почему-то со священным трепетом относятся к перекусам и прочим приемам пищи. Поэтому я буду убираться и жрать. Жрать и убираться. Только эти дружинники ко мне руки, чтобы засунуть к гестаповцам - а я хвать - за пирог. И эти ревнители полезности отступают. Обступили меня, как нечисть монаха в "Вие", и ждут. А еще есть болезнь - тоже уважают, здоровье - дело важное и полезное.В общем, только под самый вечер я устаю настолько, что мое обессиленное тело, с волочащимися по земле ногами, затаскивают в камеру пыток. А гестаповцы там уже все дрыхнут. Один какой-то, самый настырный и плюгавый, еще держится, но пытает без особой настырности. Злобно смотрит на меня, и шипит: "ничего, завтра дружинники с тобою поговорят. И мы тоже...".А вы говорите - ну что тут такого, поработать пару часов в выходные. Это на внешнем плане. А на внутреннем... Много желающих с гестаповцами сидеть?                            

Выбор редакции
02 июня, 18:15

Самоподдержка

  • 0

Есть много иллюзий в отношении того, чего можно достичь с помощью психотерапии. Например, хочется научиться не попадать в идиотские ситуации, находить верную интонацию или реакцию во взаимодействии с людьми, научиться ладить с теми людьми, с которыми хочется ладить, проявлять агрессию там, где хочется, не испытывать стыд, страх, вину, обязательно найти себе пару/партнера, и так далее. Кое-чего из этого списка, конечно, можно достичь, но, как я сейчас понимаю, эти достижения останутся зыбкими и ненадежными, если не получится поддерживать себя самого. Поддерживать себя, когда попадаешь в идиотские ситуации, не находишь верную интонацию,не получается ладить с теми, с кем хочешь, переживаешь стыд, страх, вину, одиночество и так далее. Обретение самоподдержки дает очень важное ощущение: какая бы хрень не приключилась со мной, я в состоянии ее пережить и двигаться дальше. Жизнь не останавливается в точке моего провала. Я, может, и не научусь никогда тому, к чему так стремлюсь, но я не сотру себя в порошок за то, что не научился или не достиг.Это ощущение и дает возможность двигаться дальше, извлекать уроки из поражений и так далее. Одно дело, когда ты двигаешься по льду рядом с таким собой, который тебя подстрахует, протянет руку и потом обнимет. И другое - когда идешь в полном одиночестве или со спутником-собой, который, если ты провалишься под лед, ударит по высунувшейся из воды голове со словами "ты меня разочаровал".

Выбор редакции
30 мая, 18:52

Умные женщины

  • 0

Нетерапевтические диалоги. - "Женщины эмоциональны, а мужчина рациональны", "женщина - чемпион по шахматам не в состоянии состязаться с мужчиной-чемпионом", "оставьте планирование и анализ мужчинам", "логика - это мужское, эмоции - женское" - эти и тому подобные "истины" быстро перестают быть очевидными, когда встретишь женщину, которая уделает тебя по интеллекту. После чего начинаешь осторожнее обобщать, и хорошо запоминаешь, что никакое обобщение, сделанное на основе даже многотысячной статистики, не работает в конкретном индивидуальном случае. - А как быть, если я так и не встретил женщину, которая бы меня уделала? - Ну, это отчасти - характеристика твоего уровня. - Такой высокий? - Нет. Это означает, что ты вращаешься в таких кругах, в которых умных женщин нет. Это скорее характеризует тебя, чем женщин.

28 мая, 19:11

Равнодушные нации, рабская психология, утраченная нравственность?

  • 0

Когда происходят какие-то резонансные события в обществе, связанные с темами морали и нравственности (затрагивающие всё общество), очень часто реакции людей бывают такого типа:А) Осуждение всей нации/страны скопом за то какое-то аморальное/безнравственное деяние, которое совершают некоторые её представители. Нередко включает в себя самобичевание ("да, мы все ничтожества!").Б) Оправдание аморального/безнравственного поведения представителей этой нации или социальной группы/класса (при этом за подобное же представителей чужих наций часто осуждают).В) Самоутверждение представителей других стран (по принципу «а вот у нас такого просто не может быть!», «из нас выветрился рабский дух, а из вас – нет!» - реальные комментарии).Большинство подобных реакций основано на игнорировании ситуативных факторов и преувеличении внутрипсихологических («люди в этой стране поступают не потому, что в стране есть факторы, способствующие такому поведению, а потому, что сами люди в этой стране испорчены и порочны»). В связи с этим приведу один большой, но очень интересный с психологической и культурологической точки зрения фрагмент из книги Э.Озноса «Век амбиций. Богатство, истина и вера в новом Китае».  Как раз про резонансные события и рефлексию над ними – на примере Китая.  Мои комментарии/сокращения выделены отдельно и в скобках, для удобства восприятия.  Все фотографии реальные, отражают события и людей, описанных в тексте.«В жизни каждой страны бывают моменты, когда люди останавливаются, оценивают свои поступки и задумываются, не сбились ли они с пути. Для китайцев один из таких моментов пришелся на полдень 13 октября 2011 года в южном городе Фошань.(В этот день продавщица Цу Фэйфэй возвращалась с работы домой вместе со своей двухлетней дочкой по имени Юэюэ, которую соседи называли не иначе как Малышка Юэюэ. Жизнь в городке Фошань была устроена так, что эта маленькая девочка частенько ходила по соседям сама, одна, и родителей это не сильно беспокоило – соседи рады были принимать малышку. Но вот 13 октября 2011 девочка вместо соседей выбралась на проезжую часть… ). В 17.25 Ма­лыш­ка Ю­эюэ ог­ля­нулась че­рез пле­чо и еще ус­пе­ла уви­деть приб­ли­жа­ющий­ся мик­ро­ав­то­бус. Ху Цзюнь по­чувс­тво­вал лег­кий тол­чок – нас­толь­ко лег­кий, что он ре­шил: под ко­леса по­пал ме­шок тряпья или кар­тонная ко­роб­ка. Он не ос­та­новил­ся.Ма­лыш­ку Ю­эюэ пе­ре­еха­ло дваж­ды: сна­чала пе­ред­нее ко­лесо, по­том зад­нее. Она ос­та­лась ле­жать за гру­дами то­вара и поч­ти не ше­вели­лась. Че­рез двад­цать се­кунд к ней по­дошел муж­чи­на в бе­лой ру­баш­ке и тем­ных брю­ках. Он взгля­нул на ре­бен­ка, ос­та­новил­ся… и от­пра­вил­ся по сво­им де­лам. Еще че­рез пять се­кунд про­ехал мо­тоцик­лист. Он обер­нулся, но да­же не при­тор­мо­зил. Че­рез де­сять се­кунд про­шел дру­гой муж­чи­на. Че­рез де­вять се­кунд по­явил­ся мик­ро­ав­то­бус – и то­же пе­ре­ехал Ма­лыш­ку Ю­эюэ.Лю­ди дви­гались ми­мо: нек­то в си­нем пла­ще, мо­тоцик­лист в чер­ной фут­болке, ра­бочий, гру­зив­ший то­вар на пе­рек­рес­тке. Муж­чи­на на мо­тоцик­ле пос­мотрел на нее и ска­зал что-то вла­дель­цу ма­гази­на, преж­де чем оба в спеш­ке уда­лились. Че­рез че­тыре ми­нуты пос­ле на­ез­да (один­надца­той) прош­ла жен­щи­на, ве­дущая за ру­ку ма­лень­кую де­воч­ку. Она вла­дела ма­гази­ном поб­ли­зос­ти и то­же заб­ра­ла дочь из шко­лы. Она ос­та­нови­лась, спро­сила ла­воч­ни­ка о ре­бен­ке на до­роге и убе­жала, уво­дя дочь. Все про­дол­жи­ли свой путь: мо­тоцик­лист, пе­шеход и ра­бочий из ма­гази­на на уг­лу.В 17.31, че­рез семь ми­нут пос­ле то­го, как де­воч­ку сби­ли, по­дош­ла не­высо­кая жен­щи­на – во­сем­надца­тая – с па­кета­ми пус­тых ба­нок и бу­тылок. И ос­та­нови­лась. Она бро­сила па­кеты и по­пыта­лась под­нять Ма­лыш­ку Ю­эюэ. Ре­бенок зас­то­нал, а его те­ло об­висло. Эта по­жилая жен­щи­на, Чэнь Сянь­мэй, бы­ла нег­ра­мот­ной и, что­бы за­рабо­тать на жизнь, сда­вала му­сор и ме­тал­ло­лом. Она от­та­щила де­воч­ку к тро­ту­ару и ог­ля­делась. Она по­дош­ла к бли­жай­ше­му про­дав­цу, но тот был за­нят. Дру­гой ска­зал: “Это не мой ре­бенок”. Чэнь бро­силась в дру­гой квар­тал и там встре­тила Цу Фэй-фэй, ис­кавшую дочь. Мать под­ня­ла Ма­лыш­ку Ю­эюэ и по­бежа­ла до­мой (после чего они бросились в больницу). Вра­чи об­на­ружи­ли, что у Юэ рас­ко­лот че­реп и серь­ез­но пов­режден мозг. Сна­чала жур­на­лис­ты соч­ли это про­ис­шес­твие за­уряд­ным, но пос­ле уви­дели ви­де­оза­пись. Сю­жет о сем­надца­ти про­шед­ших ми­мо лю­дях стал рас­простра­нять­ся и выз­вал по­ток са­мо­об­ви­нений. Пи­сатель Чжан Лиц­зя спра­шивал: “Как мы, на­ция 1,4 мил­ли­ар­да хо­лод­ных сер­дец, мо­жем пре­тен­до­вать на ува­жение и на роль ми­рово­го ли­дера?” Ви­де­оза­пись пос­то­ян­но пов­то­ряли по те­леви­дению и в ин­терне­те, как мо­рали­те об очерс­тве­нии в боль­шом го­роде. Для мно­гих этот слу­чай крис­талли­зовал ощу­щение, что ве­ликое со­рев­но­вание (в погоне за успехом) ос­тавля­ет са­мых у­яз­ви­мых лю­дей Ки­тая за бор­том. Он рас­пе­чатал ко­лодец кол­лектив­ной ви­ны – за мла­ден­цев, за­болев­ших от от­равлен­но­го мо­лока, за по­гиб­ших в шко­лах де­тей, а так­же за рав­но­душие к нез­на­ком­цам. Не­задол­го до это­го га­зеты со­об­щи­ли о смер­ти вось­ми­деся­тивось­ми­лет­не­го муж­чи­ны, ко­торый упал в про­дук­то­вом ма­гази­не и зах­лебнул­ся кровью, по­тому что ник­то не по­мог ему пе­ревер­нуть­ся.Поч­ти все, кто прош­ли ми­мо Ма­лыш­ки Ю­эюэ, нас­та­ива­ли, что ни­чего не ви­дели – кро­ме од­ной: Линь Цин­фэй, ко­торая шла ми­мо со сво­ей до­черью. Жен­щи­на рас­ска­зала жур­на­лис­там: “Она пла­кала очень сла­бым го­лосом… У вхо­да в ма­газин сто­ял мо­лодой че­ловек. Я спро­сила, его ли это ре­бенок. Он по­качал го­ловой и ни­чего не от­ве­тил. Моя доч­ка ска­зала: “Та де­воч­ка вся в кро­ви’. Я ис­пу­галась и ута­щила дочь”. Ког­да Линь доб­ра­лась до собс­твен­но­го ма­гази­на, она рас­ска­зала му­жу о том, что ви­дела, но тот был пог­ру­жен в ра­боту. “Ник­то не ре­шал­ся кос­нуть­ся ее, – ска­зала Линь, – так как мог­ла я?”Родители Малышки Юэюэ подумали, что дочь может получить лучший уход, если они обратятся в одну из элитарных клиник. На рынке они подошли к мигранту из Шаньдуна. Тот связал их с другим мигрантом, владельцем магазина “Король абразивов”. Это был бывший военный, и он смог добиться отправки ребенка в реанимационное отделение армейского госпиталя в соседнем Гуанчжоу. Он видел запись: “Я узнал многих из тех, кто прошел мимо и не остановился”. Когда он спрашивал их об этом, они отвечали: “Это не твой ребенок! Что ты лезешь не в свое дело?”Маленькая Юэюэ в конце концов умерла от полиорганной недостаточности.(Равнодушные, черствые китайцы, да у нас такого быть не может? Не торопитесь с выводами…)В но­яб­ре 2006 го­да в Нан­ки­не по­жилая жен­щи­на упа­ла на ав­то­бус­ной ос­та­нов­ке, и мо­лодой че­ловек по име­ни Пэн Юй ос­та­новил­ся, что­бы по­мочь ей доб­рать­ся до боль­ни­цы. При­дя в се­бя, она об­ви­нила рас­те­рян­но­го Пэ­на в сво­ем па­дении, и судья зас­та­вил его вып­ла­тить бо­лее се­ми ты­сяч дол­ла­ров. При­говор опи­рал­ся не на до­каза­тель­ства, а на “ло­гику”: Пэн ни­ког­да бы не по­мог, ес­ли не ис­пы­тывал бы чувс­тво ви­ны.Этот при­говор стал сен­са­ци­ей. Чем силь­нее я ин­те­ресо­вал­ся судь­бой Ма­лыш­ки Ю­эюэ, тем ча­ще встре­чен­ные мною ки­тай­цы го­вори­ли о “де­ле Пэн Юя”. Лю­ди рас­ска­зыва­ли по­хожие ис­то­рии, и мо­раль бы­ла всег­да од­на: мож­но ли­шить­ся да­же то­го нем­но­гого, че­го вы дос­тигли. Пос­ле то­го, как мо­лодо­го че­лове­ка по име­ни Чэнь лож­но об­ви­нили в при­чине­нии вре­да ве­лоси­педис­ту, он ска­зал жур­на­лис­там: “Не ду­маю, что ста­ну ко­му-ни­будь по­могать в та­кой си­ту­ации”.Ан­тро­полог Янь Юнь­сян изу­чил двад­цать шесть ис­то­рий “доб­рых са­мари­тян”, ко­торые ста­ли жер­тва­ми вы­мога­тель­ства со стороны тех, кому они помогли, и об­на­ружил, что в каж­дом слу­чае ми­лиция и су­ды об­ра­щались с доб­ро­хота­ми как с ви­нов­ны­ми, по­ка не бы­ло до­каза­но иное. Ни в од­ном из двад­ца­ти шес­ти слу­ча­ев вы­мога­телю не пот­ре­бова­лось пре­дос­та­вить сви­дете­ля, и ни один вы­мога­тель не был на­казан – да­же пос­ле то­го, как не­винов­но­го оп­равды­вали.Ког­да лю­ди уз­на­ли о Ма­лыш­ке Ю­эюэ, Чэнь Сянмэй (на фото), которая ста­ла мес­тной зна­мени­тостью. Фо­тог­ра­фы сни­мали ее в по­ле, что­бы под­чер­кнуть ее скром­ное про­ис­хожде­ние, хо­тя она пы­талась убе­дить их, что сей­час не вре­мя для сбо­ра уро­жая. Она по­лучи­ла шесть приг­ла­шений в Пе­кин на офи­ци­аль­ное чес­тво­вание “доб­рых дел”, но эта по­ез­дка при­нес­ла од­ни не­удобс­тва: “Я не мог­ла по­нять, что мне го­ворят, а лю­ди не мог­ли по­нять, что го­ворю я” (Чэнь говорила на специфическом диалекте китайского языка).Мес­тные чи­нов­ни­ки и пред­ста­вите­ли час­тных ком­па­ний хо­тели сфо­тог­ра­фиро­вать­ся с ней, и Чэнь по­лучи­ла око­ло три­над­ца­ти ты­сяч дол­ла­ров в ка­чес­тве воз­награж­де­ния. Но ис­то­рия при­няла неп­ри­ят­ный обо­рот. Од­но­сель­ча­не Чэнь соч­ли, что она по­лучи­ла го­раз­до боль­ше. Со­седи ста­ли про­сить у нее в долг. Не­важ­но, что она от­ве­чала, – они про­дол­жа­ли нас­та­ивать. Они да­же поп­ро­сили ее пос­тро­ить до­рогу к де­рев­не.Чэнь ска­зала мне, что бла­годар­на за день­ги, но пред­почла бы, что­бы мес­тная ад­ми­нис­тра­ция поз­во­лила вну­ку по­сещать шко­лу. У не­го бы­ла сель­ская про­пис­ка. Это не поз­во­лило ему хо­дить в об­щес­твен­ный дет­ский сад, и те­перь ро­дите­ли еже­месяч­но тра­тили семь­сот ю­аней на час­тную шко­лу.Пос­ту­пок Чэнь имел стран­ные пос­ледс­твия и для ее сы­на. Не важ­но, сколь­ко раз он го­ворил кол­ле­гам, что не раз­бо­гател: лю­ди ре­шили, что у его ма­тери те­перь це­лое сос­то­яние. Ему да­же приш­лось уво­лить­ся. Те­перь ему на­до бы­ло про­водить за ру­лем мик­ро­ав­то­буса три­над­цать ча­сов в день, и это ока­залась луч­шая ра­бота, ко­торую он смог най­ти.Со всей стра­ны при­сыла­ли по­жер­тво­вания для ро­дите­лей Ма­лыш­ки Ю­эюэ. Мес­тные школь­ни­ки прис­ла­ли бан­ку из-под пе­ченья, на­битую мел­ки­ми ку­пюра­ми. Жур­на­лис­ты из род­ной про­вин­ции от­ца де­воч­ки приз­ва­ли (из луч­ших по­буж­де­ний) ему зво­нить. За пять ми­нут Ван Чи­чан по­лучил пять­де­сят один про­пущен­ный вы­зов.А в ин­терне­те ста­ла при­об­ре­тать по­пуляр­ность те­ория за­гово­ра: буд­то и ви­де­оза­пись, и де­воч­ка, и вра­чи – все ложь. Хан­на Арендт ког­да-то раз­гля­дела “осо­бен­ный вид ци­низ­ма” в об­щес­твах, склон­ных к “пол­ной и пос­то­ян­ной за­мене фак­ти­чес­кой ис­ти­ны ложью”. От­ве­том на это, пи­сала Арендт, яв­ля­ет­ся “аб­со­лют­ный от­каз приз­нать что-ли­бо прав­дой”. Пы­та­ясь по­ложить ко­нец слу­хам, отец приг­ла­сил жур­на­лис­тов пос­мотреть, как он под­счи­тыва­ет по­жер­тво­вания и кла­дет день­ги в банк. Но рас­сужде­ния о за­гово­ре не прек­ра­тились. К кон­цу ок­тября Ван уже от­ча­ян­но хо­тел из­ба­вить­ся от де­нег. Он по­жер­тво­вал их двум нуж­да­ющим­ся па­ци­ен­там, а по­том он и его же­на поп­росту от­ка­зались вы­ходить на ули­цу. Ро­дите­ли ви­дели дочь во сне: отец об­ни­мал ее или во­зил на спи­не; во снах ма­тери Ма­лыш­ка Ю­эюэ всег­да бы­ла в жел­том платье и сме­ялась.Че­рез нес­коль­ко не­дель пос­ле смер­ти Ма­лыш­ки Ю­эюэ влас­ти Шэнь­чжэ­ня пер­вы­ми в Ки­тае при­няли ме­ры по за­щите “доб­рых са­мари­тян”, пе­рело­жив бре­мя до­казы­вания на об­ви­ните­ля и ус­та­новив на­каза­ние за лож­ный до­нос (от пуб­личных из­ви­нений до ли­шения сво­боды)… Конец истории.Такая вот история. Тут переплетены личные качества людей, декларируемые и реальные ценности, спускаемые со стороны государства обществу, социально-экономическая структура, политический строй. Запредельный цинизм и презумпция виновности со стороны гос.органов вступает в союз с худшим, что есть в людях, поощряя уже их цинизм – и усиливая его же у тех же полицейских и чиновников. Замкнутый круг. И только широкая общественная рефлексия над тем, что происходит, иногда помогает этот замкнутый круг разорвать. Хоть чуть-чуть. А попытка обвинить всех скопом, проигнорировать событие или самоутвердиться («а мы вот не такие!») не помогут никак.

Выбор редакции
21 мая, 16:41

"Я хочу красненький..."

  • 0

Лет 12 назад я работал продавцом-консультантом (или, если солиднее, менеджером по продажам) бытовой и электронной техники. Напичканный по уши информацией о функциях стиральных машин и прочих холодильников, я точно знал, какие варианты идеальны. Но особой моей страстью были цифровые фотоаппараты. Они тогда только осваивали рынок, у меня лично этих диковинок не было, но я очень старался продавать клиентам самые лучшие модели.Как-то раз в магазин зашла совсем юная девушка с мамой. - Молодой человек, мы для дочки хотим купить фотоаппарат. Цифровой только.Я с энтузиазмом принялся рассказывать про любимые модели. Все эти балансы белого, диафрагма, выдержка, шумоподавление... После моего десятиминутного лектория с демонстрацией отличных вариантов выбора я вопросительно посмотрел на девушку.- Я хочу красненький... - робко сказала она, указывая на красивенький, но совершенно бестолковый фотик от "Самсунга", который, забытый всеми, лежал на углу витрины.- Это плохой вариант. Ничего, кроме цвета... Баланс белого плохой... и...Девушка почему-то расстроилась. Блин, ну я же честно спасаю ее от плохого выбора, ведь лучшие фотки получаются у....В общем, они ушли, не купив ничего. Я пожал плечами, что-то подумав про молодых дурочек, которые хотят технику под цвет обуви или занавесок. А наблюдавшая за процессом старший продавец сказала мне:- Знаешь, почему у тебя не купили ничего? Ты продавал фотоаппарат самому себе.Только спустя несколько лет я до конца понял ее слова. И ещё то, что люди не прощают презрения к их внутреннему миру - активно или пассивно, но не прощают. Красненький фотик мог быть чудесной деталью в мире девушки. И баланс белого тут не при чём.

Выбор редакции
12 апреля, 18:25

Если не заставлять себя - то как жить-то?!

  • 0

Читая комментарии под заметками о насилии и заботе, вижу, как тяжело многим людям даже просто представить себе отношение к себе без насилия. Часто путаются усилие и насилие, жалость отождествляется с унижением, забота - с импульсивностью (захотел - слопал тортик целиком). Один из чаще всего звучащих аргументов против ненасильственной жизни: если я это перестану делать, то буду а) жить по пути наименьшего сопротивления, избегать любого напряжения на работе и не только б) буду заниматься самопотаканием - пить, курить, жрать без ограничений, заброшу спорт, буду бесконечно играть в компьютерные игры/бродить по сети/смотреть телевизор и так далее. В общем, только ломка себя поможет э... переломить тенденцию :))Оба варианта (по сути - две грани одного и того же) являются примерами не заботы о себе, а саморазрушительного поведения организма в ответ на систематическое насилие. То есть подобная аргументация звучит для меня так: "если я перестану заставлять себя что-то делать из того, чего я не хочу, то я разрушу себя".Страшно то, что нередко так и происходит.

Выбор редакции
11 апреля, 16:55

Нас приучили ломать себя

  • 0

Я знаю одну ловушку, в которую попадают все люди, решившие изменить себя. Она лежит на поверхности, но так хитро устроена, что мимо нее никто из нас не пройдет – обязательно наступим и запутаемся.Сама по себе идея «изменить себя» или «изменить свою жизнь» прямиком ведет нас к этой ловушке. Упускается из виду важнейшее звено, без которого все усилия пойдут прахом и мы в итоге можем оказаться в еще худшем положении, чем были. Желая изменить себя или жизнь, мы забываем задуматься над тем, как мы взаимодействуем с собой или с миром. А от того, как мы это делаем, и зависит то, что будет происходить.Для многих из нас главный способ взаимодействия с собой – насилие. С самого детства нас приучали, что себя нужно ломать, чтобы получить нужный результат. Воля, самодисциплина, никаких послаблений. И что бы мы ни предложили такому человеку для развития, он применит насилие.Йога? Я так замучаю себя йогой, игнорируя все сигналы организма, что потом неделю не буду вставать.Нужно ставить цели и достигать их? Загоню себя в болезнь, сражаясь за реализацию сразу пяти целей.Детей нужно воспитывать лаской? Заласкаем детей до истерики и при этом будем давить собственные потребности и раздражение на детей – не место ему в дивном новом мире!Насилие как способ контакта – непрерывная война с собой и с другими. Мы становимся похожи на человека, который осваивает разные инструменты, умея только одно: забивать гвозди. Он и молотком будет бить, и микроскопом, и книгой, и кастрюлей. Потому что ничего, кроме забивания гвоздей, не знает. Если что-то будет не получаться, он начнет забивать «гвозди» в себя...А еще есть послушание – одна из разновидностей насилия над собой. Оно заключается в том, что главное в жизни – это добросовестное выполнение инструкций. Унаследованное детское послушание, только вместо родителей теперь – бизнес-гуру, психологи, политики, журналисты…Слова психолога о том, как важно прояснять в общении свои чувства, будут при таком способе взаимодействия восприняты как приказ.Не «важно прояснять», а «всегда проясняй». И, обливаясь потом, игнорируя собственный ужас, мы пойдем объясняться со всеми, с кем раньше боялись. Не обнаружив в себе еще никаких опор, никакой поддержки, только на энергии послушания – и в итоге сваливаясь в депрессию, разрушая и себя, и отношения. И наказывая за провалы себя: «Мне же сказали, как правильно – а я не смог!» Инфантильно? Да. И безжалостно к себе.Очень редко проявляется в нас другой способ взаимоотношений с собой – забота. Когда ты внимательно изучаешь себя, обнаруживаешь сильные и слабые стороны, учишься с ними обходиться. Учишься самоподдержке, а не «самоподгонке». Бережно, не торопясь – и ловя себя за руку, когда привычное насилие над собой рванется вперед. А то ведь можно с таким остервенением начать о себе заботиться, что никому не поздоровится.И кстати: с появлением заботы нередко исчезает желание себя изменить.(моя колонка в Psychologies)

Выбор редакции
01 апреля, 16:26

"Я вижу твою красоту...".

  • 0

Я прочитал несколько автобиографических книг, в которых люди рассказывают о том, что происходило с ними, когда их психика давала сбой. В одном случае, с Тейлор Джилл это был инсульт – и она «в прямом эфире» наблюдала, как одна за другой выключаются функции ее мозга. В другом, у Сюзанны Кэхалан, под воздействием очень малоизвестного к моменту рассказа заболевания, психика пошла вразнос, демонстрируя разнообразные эффекты, свойственные разным видам психических расстройств – от шизофрении до биполярного расстройства. В третьем случае, у Скотта Тоссела – генерализированное тревожное расстройство с огромным количеством симптомов и последствий, и борьба с неотступающим ужасом продолжается до сих пор. Еще раньше, много лет назад, я прочитал «Демона полуденного» Эндрю Саломона, посвященную его долгой тяжелой депрессии. Очень разные люди, очень разные истории.Но есть что-то общее у них. Несмотря ни на какое безумие, вызванное залитым кровью постинсультным мозгом, или неизвестным заболеванием, или неотступно воющей в душе сигнализацией-тревогой или тягостной, унылой депрессией – так вот, несмотря на всё это, что-то целостное оставалось в душе. Мерцающие огоньки самосознания не затухали даже в самые отчаянные моменты, и это самосознание яростно рвалось наружу, чтобы выразить себя, дать о себе знать. Наталкиваясь на парализованную психику, это сознание билось в запертые двери, отчаянно пытаясь дать знать о себе – чтобы увидели, услышали – и откликнулись. Как писала впоследствии Сюзанна Кэхалан, «то, что происходило у меня внутри, совсем не соответствовало внешним параметрам. Другими словами, Сюзанна «внешняя» совсем не соответствовала Сюзанне «внутренней»,  и на самом деле я осознавала реальность  гораздо острее, чем казалось со стороны. Я ощущала этот разрыв. Часто бывало, что мое «я» словно пыталось достучаться до внешнего мира, но в этом ему мешал «больной» посредник – мое тело». Наше «я» пытается достучаться до внешнего мира всё время. Людям нужны люди, мы живем в мире людей. Те, кто получил психологическую травму, переживает посттравматическое стрессовое расстройство, ДЦП и множество других затрудняющих контакт расстройств – тоже тянутся к людям, потому что эти искорки сознания в нас точно знают – людям нужны люди.  Даже если весь опыт показывает – люди опасны, беги от них – всё равно этой тяге противостоит отчаянное стремление достучаться до других. «Разглядите меня!» Самым очевидным образом это проступает в психотерапии. Мне кажется, что подлинное исцеление начинается с того момента, как участники этого процесса, психолог/психотерапевт и клиент/пациент, могут увидеть друг друга. Когда эти два «я» проступают сквозь нагромождения из защит и травм, и аккуратно, бережно соприкасаются друг с другом… А потом находят в себе силы не схлопнуться моментально обратно, а быть в присутствии друг друга, тихо мерцать рядом… В этом мире нет суеты, есть тишина - и два голоса в ней... И в первую очередь это моя задача – увидеть, пусть даже иногда за совсем искаженным, замутненным из-за страдания «внешним» уровнем – сияющее «я».А оно – сияет. Я долгое время придерживался идеи, что природа человека нейтральна, что в нас не заложено природой чего-то «хорошего» или «плохого». А сейчас, под влиянием разных факторов, чувствую, что это не так. Наше глубинное «я» сияет.  Кто-то из известных психотерапевтов (жаль, я не помню, кто именно) сказал как-то замечательные слова, примерно такие (уж как отложилось в моем сознании): «Я понимаю, когда мне удается соприкоснуться с подлинным «я» клиента. Я вижу его в этот момент красивым». И это чистая правда.. Только красота эта не имеет отношение к физической. В какой-то момент – бывает, что на доли секунды! – лицо человека, его голос, тело, дыхание – все изменяется, освещается этим внутренним светом. Когда я вижу другого красивым, когда осознаю этот момент – он похож немного на трансовое состояние. Иногда по телу пробегает трепет – телесный сигнал того, что я стал свидетелем чего-то очень интимного, тайного, сокрытого от множества других людей. И это трепет никогда мне еще не лгал – это всегда реакция на максимально полное, искреннее присутствие другого человека рядом со мной.У меня, если честно, много недовольства собой как психологом. Я знаю, что нередко суечусь там, где можно и нужно идти медленно. Что могу уйти в «голову», логические рассуждения там, где важно быть внимательным к тонким эмоциональным движениям. Что нередко толкаю процесс на своей энергии там, где можно и нужно позволить этой энергии течь так, как она течет… Не хватат опыта/возможности заглянуть за демонстрируемый фасад (а он бывает очень разный...). Много чего еще… Далеко не всегда у меня получается увидеть это «сияющее я», услышать его – или, услышав, остаться рядом, быть в контакте, а не прерывать его. Нередко встречи – с переживанием красоты и трепета – так и не происходит, контакт умирает, не начавшись.  И от этого бывает очень больно. Но те моменты, когда я всё-таки вижу другого человека красивым, дают мне силы и надежду для того, чтобы продолжать. Потому что красота эта необыкновенная.

Выбор редакции
21 марта, 11:40

Психология недоверия

  • 0

С большим удовольствием прочитал книгу М.Конниковой «Психология недоверия».  Выпускница Гарварда, наша бывшая соотечественница, написала  о мошенничестве,  и постаралась охватить эту тему максимально полно. Психология мошенников, каким образом они воздействуют на людей, знаменитые жулики и самые известные жульничества.  Откуда взялись нигерийские письма, кто придумал первую финансовую пирамиду (и как он это всё организовал!), как работают гадалки и почему разумные вроде бы люди покупают пылесосы «Кирби», попадают в секты или принимают участие в сомнительных финансовых операциях.При желании книгу можно рассматривать как большой сборник историй про гениальных и не очень мошенников. Но для меня она оказалась в чем-то целительной по совсем другой причине. Это книга – гимн человеческому несовершенству, и она же позволяет примириться с ним в себе. Я читаю совершенно дикие истории о том, как успешные, образованные, умные люди попадались в, казалось бы, примитивные сети мошенников – и понимаю, каким образом это происходит. Не по причине глупости попавшихся, к интеллекту уловки жуликов имеют очень опосредованное отношение. Задача жулика как раз усыпить наш разум, надавить на нужные эмоционально-болевые точки, предварительно обнаружив их – и тогда бери человека готовым. А «нужные точки» есть у нас у всех. Это книга – как раз о том, как наш разум могут погрузить в сон.Именно поэтому мысли о том, что «ну они идиоты, уж я-то никогда на такую хрень не поведусь» являются одним из верных указателей на то, что этот человек на какую-то хрень или уже попался (но не заметил), или является одним из первых кандидатов на то, чтобы быть обманутым.  Более того – если человек, уже обманутый мошенником, воспринимает этот факт как случайность или недоразумение, то его шансы быть обманутым вновь могут даже возрасти. Люди, неоднократно обманутые - это люди, которые, в первую очередь, не готовые встретиться со своим стыдом.Этот стыд за то, что тебя обманули (включая сопутствующее ощущение, что только ты – и несколько идиотов - попался на эту уловку), побуждает людей или вовсе отрицать тот факт, что тебя обманули («мне просто не повезло, а само предприятие было разумным» - самое распространенное оправдание) или даже защищать мошенников («они честные люди, им мешают завистники!»). А еще множество людей просто молчит – стыдно же быть «лохом», и на этом тоже активно играют мошенники, потому что молчание – самая питательная среда для стыда, мошенничества и насилия.Мне очень нравится идея, в разных вариантах звучащая в книге. Мы – обычные люди, у нас есть слабости, мы не так рациональны, как сами о себе думаем. Признание собственных ограничений, знание своих слабых точек, эмоциональных триггеров (того, что вызывает у нас очень сильные эмоциональные реакции) – всё это увеличивает нашу возможность распознать мошенничество и противостоять ему. Именно это, а не тотальное недоверие, паранойя – или же несокрушимая вера в свою непогрешимость и ум. Уж простите, но все мы в какой-то степени «лохи», и почти каждый так или иначе попадался на уловки мошенников.  И это вовсе не плохая новость J.