Источник
Илья Латыпов - LiveJournal.com
Выбор редакции
20 января 2017, 15:58

Насилие к себе

  • 0

В последнее время много думаю о насилии - как о способе взаимодействия с внешним и внутренним миром. Он, этот способ, ведь очень и очень популярен, особенно там, где долгое время было популярно "весь мир насилья мы разрушим" и железной рукой загоняли человечество в счастье... Что такое насилие? Я понимаю его так: любые формы воздействия одного человека на другого с целью заставить его против собственной воли делать то, что нужно первому. Если ты хочешь меня изменить - ты совершаешь насилие, потому что не спрашиваешь меня, желаю ли я меняться - и даже не спрашиваешь, в каком направлении. Ты и так всё решил.. Но и я, когда не спрашиваю тебя, чего хочешь ты, и пытаюсь изменить тебя - я тоже использую насилие. И неважно, кто я - родственник, друг или даже психолог. И если я нетерпелив, и хочу поскорее помочь/облагодетельствовать, не считаясь с возможностями человека - это тоже насилие, потому что я пытаюсь другого заставить делать то, чего в первую очередь хочу я. Или поощряю другого в том, чтобы применить силу по отношению к самому себе. Но насилие только разрушает... Когда пытаешься воевать с собой во имя лучшего себя, то остаешься только на руинах. Вместо побежденного "нарциссизма" ты получаешь задавленную инициативу, растоптанную энергию достижений. Исступленно выгрызая из себя зависимость, с мясом выдираешь способность к теплой привязанности... Ненавидя себя-интроверта, получаешь срыв - и полную изоляцию. Мне хочется - и приходится - быть комиссией по примирению враждующих внутри одного человека сторон - в том числе и себе самом. Иногда получается, а иногда я как сапожник без сапог, когда внутри меня же устраивается гражданская война и побеждает партия "за все лучшее против всего сущего". Как принести мир туда, где знаю только войну? Тупик, абсолютный тупик. "Как полюбить себя" - спрашивают люди, привыкшие в себя только стрелять... А еще хирургическими инструментами отсекать от себя все "недостаточно хорошее" или разного рода хитрыми психическими ботоксами/силиконами наращивать "недостающее". Как остановить этот каток насилия по отношению к себе и к другим... Мне сейчас кажется - только прочувствовав, по-настоящему прочувствовав ту боль, которую мы сами себе же причиняем, в очередной раз вонзая ярость, гнев, ненависть, стыд, вину в самих себя. Но эти хорошие инструменты - а они хороши, да, и гнев, и стыд, и вина, и отвращение, и ненависть - все они хороши и нужны, так вот, эти хорошие инструменты становятся орудиями пыток, а боль от них заливается мантрами "терпи, казак, атаманом будешь", "еще немного, еще чуть-чуть", "если долго мучиться, что-нибудь получится" и "наконец-то меня одобрят"... Интересно, какие мантры-анестетики у вас?... А если убрать их - то не останется ничего, кроме боли - и вот тогда осознаешь, что насилием ничего не решить. А любовь к себе начинается с жалости и сострадания к себе же. Когда смотришь на дымящиеся развалины, и ноет душа... "Что же я с собою делаю... Не хочу больше так"... Там, где нет жалости, места любви не будет, и поэтому жалость так часто пытаются растоптать в безжалостном мире. "Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного"...

Выбор редакции
17 января 2017, 16:13

Простая психологическая диалектика

  • 0

Диалектика - борьба и единство противоположностей. Вечная диалектика жизни: чтобы обрести уверенность, нужно разрешить себе быть неуверенным. Чтобы быть смелым - разрешить себе чувствовать страх. Ты не достигаешь успеха, потому что не позволяешь себе провалов и неудач. Для адекватности и разумности важно проживание своей способности быть неадекватным и безумным - именно знакомство с безумием делает наши суждения взвешенными и аккуратными. Чтобы быть интересным собеседником - открыть в себе свое занудство. Чтобы стать независимым - хорошо познакомиться со своей зависимостью. А по-настоящему красивые люди, как я подозреваю, уже познакомились со своим уродством - и разрешили ему быть.Поэтому, если очень хочется обрести себе что-то очень "хорошее", важно посмотреть - что "плохое" мы в себе запрещаем, с чем не хотим знакомиться. И если не можешь написать в фейсбук/ЖЖ что-то совсем оригинальное - напомни себе то, что кажется "банальным". Как я заметил, разрешение писать себе банальности приводит к тому, что иногда получается что-то вдохновенное. А нечто обыденное бывает очень даже к месту - лучше любых оригинальностей :)

Выбор редакции
29 декабря 2016, 11:54

Уязвимая красота...

  • 0

Продолжаем разговоры с Вероникой Хлебовой о мужчинах и женщинах. Говорим в свободной форме, а то, о чем получился разговор, нам становится ясно уже после него, когда обдумываем сказанное. Обмен опытом, обмен переживаниями и мыслями. Мне нравится такой процесс, в котором важно пока просто поговорить и поделиться, без попытки все систематизировать, заключить в красивые формулировки и сделать выверенные выводы с рекомендациями "что делать и как быть"... Этот разговор получился про красоту и уязвимость. Вероника Хлебова: Женщине очень важно чувствовать себя красивой, привлекательной. Если есть гендерное различие в потребностях, то это оно. Причем присвоение своей привлекательности происходит (или не происходит) в подростковом возрасте. Именно тогла эта потребность начинает ощущаться как значимая. Сколько у подростков страданий по поводу своих внешних несовершенств!Я помню свое острое ощущение тоски по поводу своей "некрасивости".Тоски, ревности и зависти к девочкам, которые считались красивыми. Представляешь, все эти ощущения сохранялись потом в неизменном виде в 25, 30, 35! Очень часто в женских разговорах я слышала, и сама говорила: Ну что он (достойный мужчина) в ней (другой женщине) нашел? Она же некрасивая!Привлекательность для женщины, судя по всему, является таким свойством, которое не просто влияет на самоуважение, но становится одной их его причин.Илья Латыпов: Я думаю, дело не только в подростковом возрасте. Внешняя привлекательность действительно же играет большую роль в подростковом возрасте - а для кого-то и в более "взрослом" (по годам) периоде. Помню однокурсника, который разработал свой индекс "трахабельности" женщин. Это индекс был предельно циничен, заточен исключительно под внешность. И вполне соответствовал восприятию студентов - мы довольно часто сходились в этом "индексе".Вероника: Сейчас, после твоего отклика, я почувствовала, что это очень уязвимая зона. Такая же, как, наверное, «сила» или «слабость» для мужчины. А любая уязвимость нуждается в поддержке. Если ее нет, появляются защиты.Илья: Это очень уязвимая зона для тебя?Вероника: Придется признать, что — да. Я же женщина. Пишу сейчас и сама для себя делаю открытие – да, это уязвимое место, ахиллесова пята. Кто угодно и что угодно может причинить страдания, если привлекательность не является присвоенной. С этой уязвимостью почти невозможно устоять в таких атаках, которые ты описал.Илья: Смотри, я писал здесь про достаточно давнюю историю - со студенческих времен. И это часть реальности. Со временем восприятие существенно меняется. Сексуальным или просто привлекательным становится характер, особенности личности, поведение женщины. Все больше индивидуально-личностного, всё меньше обезличенного. Не у всех мужчин, конечно…И кто-то из женщин соглашается на предлагаемую "обезличенную" роль, а кто-то находит опору - и не соглашается на навязанный стереотип... Пару лет назад у меня была история: мне из соц.сетей написала девушка, попросив о консультации. На фотографии в аккаунте была очень красивая внешне молодая девушка. На встречу же пришла девушка с лицом, изуродованным пластической хирургией. Ну, как сказать "изурдованным" - оно было, скорее, стандартно-пластиковым, соответствующим индивидуальным (а по факту - стандартизированным масс-культурой) вкусам заказчика - бывшего мужа. Это несоответствие и безвозвратность изменения отозвались прямо-таки тоской...Т.е. в соц.сети было лицо девушки ДО хирургии...Вероника: Тебя это как-то тронуло?Илья: Да, чуть выше написал - почувствовал сильную тоску. "Что ты с собой сделала..." - и ощущение безвозвратности произошедшего... И сколько ненависти у девушки было к самой себе, чтобы попытаться переделать себя в угоду "заказчику", и как надо хотеть было деньги (это про пластических хирургов), чтобы согласиться на это. Очень жалко было эту девушку, растерянность большая.Вероника: А я вот сейчас оказалась в чувствах... Даже плакать захотелось после того, как я произнесла это слово — уязвимость. Я думаю, это очень точное слово. В уязвимости очень нужна поддержка. А я в нее уже не верила, поэтому не верила и тем мужчинам, которые говорили мне, что я красивая. И тоже был долгий период самоулучшения, придирчивого разбора своей и чужой привлекательности.Илья: Вероника, а какие слова у тебя больше отзываются в душе: "ты красивая" или "ты мне нравишься"? Произнесенные, разумеется, более-менее симпатичным тебе человеком.Вероника: Безусловно, "ты мне нравишься". Однако красота никогда не уйдет как потребность, это что-то глубинное. Синоним достойности, понимаешь? У меня стали происходить изменения в восприятии себя только с помощью терапии. Думаю, иначе шансов бы не было. Терапия помогла мне научиться доверять мужчине, который говорил, что я для него красива.Илья: Я вот сейчас как отец двух девочек думаю... Знаешь, о чем моя старшая долгое время переживала? Из-за волосков на руках... В 7-8 лет!Вероника: Да, теперь ты понял. Красота часто становится главным смыслом, на ней много манипулируют, и вся индустрия красоты на этом построена.Илья: И мне с женой пришлось об этом специально говорить с дочкой о том, что это нормально и хорошо... И я чувствую, как важно моим девчонкам видеть восхищение именно в моих глазах. "Папа, как я?"Вероника: Да, я думаю, именно из твоего признание и родится потом их собственное восприятие себя как достойных мужского внимания.Однако если такого папы нет, и такого папы у тех, для кого мы пишем, не было. Собственное признание становится единственным шансом почувствовать себя достойной. Я думаю, что для присвоения своей привлекательности во взрослом возрасте, женщине не обойтись без мужчины и его признания. Однако этого не достаточно...Илья: С признанием от мужчин тут такая ловушка... Некоторые мужчины жестко заточены под одобрение их мужским коллективом. И, когда приходят куда-то с девушкой, прямо-таки сканируют реакции: понравилась ли?Вероника: Как это больно слышать... Жаль, что так происходит. Видимо, неосознанно чувствуя свою уязвимость, я никогда не выбирала таких мужчин.Илья: Т.е. они сами не уверены в своей мужественности, т.к., на мой взгляд, один из признаков зрелого мужчины - способность быть с той женщиной, которую выбрал сам, а не которую одобрил коллектив. И поэтому я согласен с тем, что признание мужчины для женщины - это все-таки второстепенное, а то будешь ждать одобрения/восхищения от мужчины, который сам отчаянно нуждается в одобрении/восхищении со стороны других мужчин...А признание от других женщин — насколько оно важно?Вероника: … Пожалуй, другие женщины могут помочь, но не слишком много, на мой взглядИлья: Вопрос в том, откуда берется это внутреннее признание, на что опираться, возвращая себе право ощущать себя Женщиной?Вероника: Это внутреннее признание, как я писала выше, связано с доверием. Если я доверяю тому, кто меня признает, я могу это присвоить. То есть возвращение базового доверия дает возможность признавать разные достоинства, в том числе и привлекательность.По своему опыту я могу тебе сказать, что без мужчины я не смогла бы признать свою привлекательность, но и только его признания было бы недостаточно.Илья: А тут очень интересно: что должно произойти, чтобы женщина поверила бы мужскому восхищению? Ты ведь сама упоминала о том, что долгое время не принимала его, не верила ему. Чем особенным (я серьезно) обладал этот мужчина, которому ты поверила? Или произошло какое-то совпадение нескольких процессов?Вероника: Во-первых, я осознала, что это процесс внутренний, а никак не объективный (аллилуйя терапии).Потом я сражалась, конфронтировала с подростковым внутренним тираном, который твердил о том, что я никому не понравлюсь, если… . Я наблюдаю, что и у моих клиенток в части внешности часто командует эта внутренняя фигура. С подростковыми требованиями к внешности.Так вот, я проверяла мужчину, присматривалась – точно нравлюсь? Точно - не врет?Потом убеждалась - нет, не врет. Любуется внешностью, телом - по-настоящему))Вот этот момент, когда я верю, становится точкой присвоения. У твоих дочек это происходит легко и быстро, потому что они верят тебе. Хорошо бы, чтоб каждая девочка получила от своего папы такой дар.У взрослой женщины, которая не убедилась в свое время в своей привлекательности - долго, тяжело, с боями. Но с помощью терапии все же происходит – верно и навсегда.

26 декабря 2016, 07:11

Злорадство и чувство собственного достоинства

  • 0

В детстве я очень любил читать «Легенды и мифы Древней Греции» Н.Куна. Особенно ту часть, где он пересказывает «Илиаду». Позднее я читал уже саму «Илиаду». Одним из самых приятно удивлявших моментов в эпосе были периодически возобновлявшиеся паузы-перемирия в сражениях для того, чтобы собрать с поля боя погибших, похоронить их и оплакать. И я представлял, как троянцы и греки смотрят на лагеря друг друга, освещаемые сполохами погребальных костров, и на какой-то миг их ожесточенные сердца смягчаются… А одним из самых неприятных, вызывающих отвращение моментов в «Илиаде» был глумёж Ахилла над телом убитого Гектора. Хорошо, что потом он раскаялся и отдал тело героя его отцу. Злорадство – обычное человеческое переживание, мне оно, разумеется, знакомо. Ненависть тоже. Желание крикнуть «а я же говорил!» в самые неподходящие для этого моменты – тоже. Все мы периодически испытываем такие переживания, хотим отомстить, навредить, ударить того, кому уже больно (потому что считаем его врагом…). Достоинство человека – не в том, чтобы не испытывать подобных чувств и желаний. Это нереально, и для меня смахивает на желание поиграть в Бога… Достоинство проявляется в том, что ты делаешь с этими чувствами. Останавливаешь себя, или бежишь злорадствовать, «аяжеговорить» и так далее. Лицемерие? Нет. Лицемерием было бы выражение сочувствия. А сдержанность в такие моменты – золото, самоуважение и достоинство. И мне страшно жаль видеть в сети попытки людей, непричастных к сражению, пинать тела врагов, не участвовавших в сражении, и глумиться над ними и их родственниками/друзьями/соплеменниками/единомышленниками. Честнее даже так: с отвращением наблюдаю... Но Ахилл хотя бы лично сражался и победил своего врага, над которым потом издевался. А непричастные - они набежали со стороны, когда кто-то (?) другой расправился с музыкантами, врачом, летчиками и журналистами, и прыгают на еще не погребенных и не оплаканных телах, размахивая личными обидами, особыми мнениями, политическими пристрастиями, детьми Алеппо и Донбасса, вырытыми ими же из могил памяти. При каждом прыжке нередко восклицая: «нам все равно!», «жаль, но…!», «да не так уж вы и хороши!», "а где они были, когда.." и «так вам и надо!». В этом нет абсолютно никакого достоинства... И очень уважаю тех, кто нашел в себе силы промолчать. "Нет человека, который был бы как Остров, сам по себе, каждый человек есть часть Материка, часть Суши; и если Волной снесет в море береговой Утес, меньше станет Европа, и также если смоет край Мыса и разрушит Замок твой и Друга твоего; смерть каждого Человека умаляет и меня, ибо я един со всем Человечеством, а потому не спрашивай никогда, по ком звонит Колокол; он звонит и по Тебе".

Выбор редакции
14 декабря 2016, 17:24

Добежать последними...

  • 0

Если мы ограничиваемся наблюдением только за внешней стороной дела, то можем очень и очень сильно ошибиться. Например, когда судим о чем-то по результатам или по видимым усилиям. Потому что мы никогда не знаем, какую внутреннюю цену платит человек за то, что он делает.Например, кто-то на соревнованиях прибежал последним в марафонском забеге. Неудачник, слабак? А я вот, как бывший легкоатлет, думаю о том, сколько внутренних сил ему могло потребоваться, чтобы не сойти с дистанции - потому что такое искушение есть - и все-таки доковылять до финиша. Зная при этом, что ты - последний.Сколько внутренних усилий требует сказать правду прямо в лицо родителям, и без подросткового вызова, а со страхом - что сейчас накажут. И ведь наказывают часто. Получается - за правду.Солдат в бою может обмочиться от страха (и это бывает нередко). Но остаться на позиции. Кто-то может смеяться над этим, но те, кто смеются - они остались бы на позиции, если бы по ногам потекло от ужаса?Сколько внутреннего мужества может потребовать простое "нет" своему начальнику, жутко напоминающего отца-тирана. Да, такое вот запинающееся, неуверенное, испуганное, жалкое "нет". По степени интенсивности такое переживание может достигать уровня стресса в бою.Выйти на сцену и доиграть неудачно начавшуюся мелодию, дочитать стих, договорить монолог. Или выйти на татами для безнадежно проигранного соревнования в единоборствах или коряво прыгнуть с трехметрового трамплина - когда жутко хочется просимулировать болезнь и отказаться... Признаться в любви - или даже подойти к девушке/юноше. Впервые выложить в сеть свои стихотворения/статьи. Согласиться показать свою работу как психолога перед коллегами. Организовать с маленькими детьми спектакль для зрителей. Заговорить с иностранцем на его языке с этим смешным или грубым акцентом: для кого-то просто, а для кого-то - зависнуть над пропастью.Если что-то плохо получилось - вовсе не обязательно лицемерно хвалить и говорить что "все отлично!", я не люблю этот приторный позитив. Но сказать об уважении к тем, кто вышел и решился - считаю очень важным. Мужество быть проявляется именно в такие моменты - когда все внутри сжимается, когда платишь высокую внутреннюю цену - но делаешь. Дело часто не в процессе и не в результате. А в том, что решился. Даже если то, что сделал, кому-то кажется никчемным или незначительным.Поэтому так растаптывает самоуважение чье-то самоуверенное "ну это всего лишь... ", "ну, это просто..." или "вот если бы...". Сначала добегите. Последними. Под свист.

12 декабря 2016, 14:18

У мужчин есть чувства?

  • 0

Некоторое время назад в Москве я встретился с Вероникой Хлебовой. Разумеется, не случайно – договорились заранее, нам обоим было интересно познакомиться «в реале», в виртуальном пространстве мы друг друга уже достаточно знаем как пишущие психологи. Разговорились, и захотелось этот диалог продолжить дальше… О мужчинах и женщинах, о наших переживаниях, страхах, барьерах, страстях… Не теоретические рассуждения о том, что, как и эдак, а живой эмоциональный опыт, чуть «загнаный» в словесную форму. Первый диалог получился в результате больше про мужчин – кусочек мужского  опыта при встрече с женщиной, о чем множество мужчин молчит. И о том, как женщины переживают это молчание… Курсивом – мой текст, а дальше - наш разговор, а точнее – его начало. - Я смотрю в зеркало. Собираюсь на свидание... Боюсь. Боюсь увидеть напротив себя скучающе-равнодушное лицо и оценивающий взгляд. Она-то точно спокойна и уверена в себе и своей привлекательности. То, что сейчас с нею рядом никого нет и она согласилась со мной встретиться — это недоразумение для нее и удача для меня… Последний шанс, больше таких не будет никогда! Ощущаю себя просителем или как на экзамене, и нельзя ударить в грязь лицом… Нет, нельзя быть таким, нужно больше уверенности, твердости во взгляде. Вот, вот такой вот взгляд. Мышцы лица, правда, напряжены, но со стороны это точно не видно, со стороны я выгляжу уверенно и невозмутимо, наверняка. Нельзя, ни в коем случае нельзя выглядеть неуверенным или растерянным.. Так, какие темы-то заготовить для разговора? Чтобы ей было интересно… Блин, я не знаю, что ей интересно, а то что я люблю… Да какой идиот говорит с девушкой на свидании про горы, туризм и экспедиции? Нужно что-то легкое и ни о чем серьезном.  И вообще — а вдруг я покажусь скучным занудой, без энергии и драйва? Может, да ну их, эти разговоры, может, больше движухи? Приставать как-нибудь? А вдруг покажусь банально озабоченным? Вдруг она подумает, что все, что я от нее хочу — это секс? В общем, если честно, пока это правда, но так же нельзя…  Да и приставать-то у меня толком не получается… Черт, как же ее развлечь, как же сделать встречу интересной для нее, как стереть с лица эту ее скуку… Форменный ужас — это неловкое молчание вдвоем, от которого хочется моментально сбежать куда-то, лишь бы не эта тягостная пауза… Грудь распирает от тревоги, дыхание сбивается, страх… Стыд от этого страха, злость на неуверенность, а ну-ка лицо обратно сделал уверенным, блин…  Тоска… Экзамен… Я смотрю в зеркало… **********************С подросткового возраста я усвоил одно «железное» правило: с женщиной надо что-то делать. Надо ее завоевывать, осаждать неприступные крепости, покорять. Женщина – это крепость, и еще – суровая судья в фигурном катании, которая оценивает все твои старания, и поднимает таблички с баллами. Чувствовать себя завоевателем, покорителем было приятно. Но получалось плохо. Я – как и множество мужчин вокруг меня – пребывал в жестком конфликте между тем, кем я был – и кем должен быть, чтобы «завоевывать». Завоеватель – решителен, тверд и уверен в своей неотразимости. Знает, как доставить удовольствие женщине. Женщина не знает своего счастья в твоем лице, и тебе нужно убедить ее в том, что вот ты – он самый! А если не можешь – то на свалку истории!Но при этом на задворках сознания билась одна мысль, в которой я себе не отдавал отчета: завоевывают тех, кто сопротивляется, тех, кто не хочет. Женщина не хочет мужчину, она просто ему уступает. Глубоко иррациональная, она, тем не менее, высказывалась в той или иной форме многими мужчинами.Не хочется быт завоевателем, превращающим знакомство и общение в какую-то изощренную форму насилия? Ок, будь собой! Но что значит будь собой? Впадаешь в другую крайность. Никакой агрессии. Никакого намека на то, что девушка интересна тебе сексуально – о боже, её же ужасно оскорбит тот факт, что ты ее хочешь. Хотеть женщину – это для примитивных мачо, мы не такие! Мы уважаем в женщине человека! Стыдишься своего возбуждения – и одновременно страшно завидуешь тем парням, которые позволяют себе это. Даже если слишком позволяют… И в результате вы общаетесь как люди. Как хорошие друзья, знакомые… Но не как мужчина и женщина. И все вроде хорошо, но никуда не девается тоска как результат собственной игры в «просто человека»…С женщиной нужно что-то делать… Сочетание образа пассивного объекта и образа суровой, насмешливой судьи, требовательной, неумолимой, порождает сильнейшую тревогу. У тебя нет права на ошибку. У тебя нет права на подсказки – ты должен догадаться сам, мужчина должен уметь доставлять удовольствие женщине. Даже если сама женщина не понимает, в чем ее удовольствие. «А ты разгадай меня!» - когда-то давно эти слова не казались мне какими-то странными. Активен только я, а моей активности «должны» сопротивляться или,  по крайней мере, не идти на встречу, а ускользать – но не слишком далеко. Это круто, ты охотник – но при этом бесконечно одинокий… Тем сильнее было удивление и недоумение, когда наконец «завоеванная добыча» покорно ложилась в постель (если до этого доходило, конечно) – и была пассивна, снова ожидая, что ее разгадают. В такой пассивности собственная активность переживалась как нечто, близкое к насилию. Собственная страсть кажется какой-то смешной и странной… И еще: это ты виноват, в том что она – пассивна. Был бы ты получше… При этом в голову не приходила простая мысль: спросить. Признать тот факт, что мы не знаем друг друга. Первый секс редко бывает вдохновляющим сам по себе – он манит будущим удовольствием, предвкушением. Но для этого нужно узнать друг друга. А спросить – страшно. Потому что вопросом своим признаешься в растерянности. В том, что инстинкт мало что подсказывает в отношении конкретной женщины. Что не знаешь всего наперед… И еще боишься «разбудить» ту саму судью… Что чувствует при этом сама женщина – в голову приходит редко. Слишком зацикливаешься на образах, которым должен соответствовать. Не до чувствительности к собственным переживаниям – и к переживаниям женщины, которая рядом с тобой, и чье сердце бьется тоже часто-часто. Когда балансируешь на канате, и любой наклон в сторону – катастрофа – нет времени для жизни. Вероника Хлебова: Так много чувств! Знаешь, я раньше думала, что мужчины ничего не чувствуют. Мне неоткуда было узнать, что это не так.   Когда я сообщала что-то о своих переживаниях, мои мужчины либо предлагали мне что-то практическое – как «решить» мою проблему, либо не выносили моих чувств, называя истеричкой. Это если чувства зашкаливали…   Однако в большинстве случаев мне требовалось что-то другое… Называй как хочешь – сопереживание, эмпатия… Мне хотелось чувствовать, что мужчина на моей стороне.И  практически никогда они не делились со мной своими  переживаниями. Бывало – жаловались, перечисляя события, но переживаний за этим перечислением я не могла определить. Так и складывалось странное представление – мужчина – не живой, оживляется только в сексе…   Можешь смеяться, но когда я, будучи уже терапевтом, начала осознавать, что у мужчин много самых разных переживаний, у меня возникла одна мысль, которую можно было бы счесть невежественной «Мужчины – тоже люди». Увы, мужчины в моей жизни немало способствовали тому, чтобы я не видела их живыми.Илья Латыпов: Живым нам можно быть еще на футболе. Или в сугубо мужской компании - но и там есть свои правила, одним из которых часто является "не ной" или "не будь как баба!". А под этими правилами подразумевалось: держи эмоции под замком. Чувства делают мужчину слабым. Сильным мужчину делает только действие. Поэтому - вперед, делай или предлагай действие, а эти сопли только разжижают. И, в конце концов - привыкаешь... Что делать с этими женскими истериками?! Чего они хотят, блин? Я же предлагаю действия, варианты, я сильный, вы же хотите сильных?!Вероника: Да, хотим... Видимо, здесь есть какая-то загвоздка. Мне действительно хочется опереться на сильного, потому что я знаю, что ты - сильный, и в этом твоя особенность. Я не могу быть сильнее тебя, мы так созданыИлья: Загвоздка, как мне кажется, заключается в том, что мы называем "силой".Вероника: Ты не мог бы развернуть свою мысль?Илья: Под "силой" часто понимают "жесткость". То есть непреклонность, способность не сгибаться ни перед какими сложностями. Однако в природе жесткое ломается в первую очередь. Значительно большим потенциалом обладает  гибкость. Например, гибкость дерева или лука, сделанного из дерева: ты можешь сгибаться под давлением среды/внутренних конфликтов, но потом все равно выпрямляться или, как дерево, оставаться на своем, уцепившись корнями за почву. А в нашей культуре мужчинам предписывается жесткость, а женщинам — рыхлость.   Женские эмоции пугают тогда, когда сам не знаешь, что делать с собственными переживаниями. От слез размягчаешься, от любви, сочувствия, близости тоже - становишься гибче, но это часто ощущается со страхом "развалиться". Женщина в слезах и переживаниях, обращающаяся за поддержкой, может переживаться как разваливающаяся, нужно ее немедленно "собрать" заново, опутать "железной" поддержкой, внешним каркасом...   Но когда я соприкоснулся с опытом собственных сильных переживаний, говорил о своей боли, и не был отвергнут женщиной, и обрел второе дыхание - вот тогда я стал осознавать, что сильные чувства - это не катастрофа. Что можно быть рядом со мной таким, не отворачиваться от меня с гримасой отвращения. И тогда сам выпрямляешься, и готов быть той самой опорой - потому что грудь расправляется.Вероника: Илья, это очень трогательно. И грустно одновременно. Трогательно - потому что мне важны эти чувства и переживания - как женщине. Я чувствую в этом случае взаимосвязь, общность, что мы вместе, мы похожи. Если ты предъявляешь чувства, и я – это то поле, в котором мы взаимодействуем на глубинном уровне. На этом уровне отношения становятся более близкими. Грустно от того, что, видимо, ввиду наличия того самого убеждения - массового, я полагаю, мало кто из мужчин отваживается на то, чтобы пережить такие эмоциональные процессы...И, придется признать, что и женщинам нужно быть готовыми встретиться с такими переживаниями,  и вынести их. Признаться, я не всегда была такой принимающей…. Когда-то мне хотелось, чтобы мои чувства мужчина принял, а свои куда-то дел… Сейчас мне нужно, чтобы мои близкие мужчины делились со мной – и потому,  что у меня увеличился ресурс выдерживать эти переживания, и потому что  мне стало необходимо встречаться с человеком, с мужчиной – целиком, а не только с  его частью.Илья: Мне кажется, что мужчин таких становится больше. И в терапию приходит все больше мужчин, и они разные - мягкие, ненавидящие свою мягкость, и жесткие, тоже ненавидящие свою мягкость, но запрятанную за жестким каркасом. Но они приходят, и начинают постепенно реабилитировать свою эмоциональность, которую спутали со слабостью, и обретают гибкость - то самое сочетание жесткости и мягкости, которое дает возможность выдерживать даже самые сильные удары... Я оптимист в этом отношении.   И очень важно мне, как мужчине, было слышать и узнавать от других мужчин, что они переживают что-то похожее на то, что переживаю я, а от женщин увидеть принятие моей "мягкости". Потому что иногда ловил себя на мысли, что моя эмоциональность - это что-то неправильное, и что "настоящий мужчина" (а это почти все остальные мужчины) "такого" не испытывает.   И когда получается реабилитировать собственную чувствительность, я не боюсь встретиться с переживаниями женщины, откликаюсь на них, готов быть рядом, и не затыкать чувства свои и чужие, а сопереживать, не сбегать в "сделай то и сделай это".Вероника: Я верю, что мужчины, идущие той же дорогой, поддержат тебя, и сами смогут опереться на твой опыт. Я, в свою очередь, хочу сказать, что мне как женщине беспрецедентно важно то, что мы сейчас обсуждали. Я жду твою чувствительность и гибкость и верю в свою способность встретиться с ними.Илья: Спасибо - твоя готовность для меня очень важна :)

09 декабря 2016, 08:14

Куда мы несемся?

  • 0

«Нам отпущен миг времени и частица свободы для того, чтобы распорядиться своим мгновением, искрой сознания, осветившей мир. Ощущение времени как ресурса, «шагреневой кожи», убывающей независимо от удовлетворения или неудовлетворения наших желаний — это ощущение присуще лишь взрослым людям, имеющим возможность и желание размышлять о жизни».В.Дружинин.Давно хотел написать статью про ощущение, на котором ловил самого себя, и о котором мне говорило множество людей. Это спешка, переживание того, что опаздываешь, не успеваешь. Что жизнь мчится куда-то вперед, а ты отстаешь. Нужно бежать, нужно успеть — непонятно, куда бежать и успевать, но тревога, стоящая за этим побуждением, никогда не имеет внятных и четких объектов и направлений. Она просто толкает: беги, беги, делай хоть что-нибудь, а не то… «Часики тикают, а не то...».Хотел написать давно, но, всякий раз, когда садился, замирал в ступоре. В голову не шли мысли, а если что-то и удалось напечатать, то какие-то обрывочные, бессвязные мысли. Одну из причин ступора я обнаружил ранее: желание охватить сразу всю тему нашей спешки «по жизни». А это глобальная, интересная мне тема, но она потребовала бы, наверное, целой книги, которая охватывала бы массу вопросов: устройство современного потребительского общества; историю влияния технологий, призванных «экономить время», на уменьшение этого времени; и обращение к тому, как были устроены различные общества прошлого, где жизненный ритм был более размеренным. Мощно, глобально — и нереализуемо в данный момент. Слон, которого не могу и не хочу съесть прямо сейчас… Когда я разрешил себе его не есть, а взяться за отдельные кусочки-аспекты спешки — то ощутимо расслабился. «Сделай это сразу и быстро» - сильный побудитель к тому, чтобы спешить и ничего не успевать.Но был и второй аспект ступора, который я обнаружил вчера. Позавчера я собирался писать этот пост, однако одновременно у меня было желание навести порядок дома после хаоса, устроенного детьми. А у меня как раз свободная половина дня, дома нет никого и действительно хочется поприбираться и выбросить мусор. Сам процесс приятен. Желание написать пост и прибраться сходятся в борьбе — и застряли в клинче. Я пытаюсь одновременно сделать и то, и другое — и не могу ничего. Из спокойного, расслабленного состояния я мобилизуюсь, возникает страх не успеть сделать что-то из того, что хочу — от этого напрягаюсь еще сильнее и — не делаю ни того, ни другого. Потому что в таком клинче любое дело, которым я пытаюсь заняться в данный момент, ощущается как помеха, барьер на пути к тому делу, которое я вроде бы отложил. Сажусь писать текст — а ноги в легком напряжении подергиваются, голова пустая, а руки тянутся к мышке чтобы… включить фейсбук и отвлечься на время от борьбы поста с уборкой. Здравствуй, прокрастинация…Расслабление пришлом в момент осознания, что я точно чего-то не успею. А именно — написать статью. Ну, ограничено мое время и мои возможности, и попытаться делать два дела одновременно приводят к тому, что не делаешь ничего, а ощущение опаздывания есть и усиливается с каждой минутой. Да, время — ресурс, но его невозможно растянуть, оно, как и все ресурсы, ограничено. А популярная идея о «мультизадачности» попросту нереальна: мы не можем эффективно делать сразу несколько дел. Постоянные переключения с одного на другое ухудшает работу и с тем, и с другим. В итоге я или что-то все равно «не успею», и буду недоволен, или успею и то, и другое, но чувствовать себя буду при этом выжатым. А еще более вероятно: не смогу ни то, ни другое… В общем, сегодня я точно статью не напишу. И, после мелькнувшей грусти, с удовольствием, медленно и спокойно, пошел убираться на кухню.Итак, получается уже два условия, порождающие сильную тревогу в настоящем, чем бы я ни занимался:а) «Сделай это сразу и быстро».б) «Сделай два-три-четыре дела одновременно». И лучше, если сразу и быстро.При помощи этих идей можно любое дело или завести в ступор, или создать у себя ощущение того, что опаздываешь.Но что же толкает нас соглашаться на эти часто заведомо невыполнимые требования к себе? Попробую кратко озвучить свои соображения:1. Во-первых, это давление среды. «Часики тикают», а ты еще не замужем/женат, нет детей, нет миллиона на счету, нет машины, нет того, нет сего… Давление родственников, начальства, общественного мнения. Чем более мы зависимы от этого давления (а совершенно независимых от него людей я не знаю), которое превращается в навязчивый шепот тревоги где-то в груди, тем сильнее спешка. Нужно успеть предъявить обществу признаки своей полноценности и состоятельности, пока еще жив. А времени все меньше… «Мне уже тридцать, нужно детей заводить, а еще подходящего мужчины нет, а мне уже тридцать...». Причем давление оказывается не только в части достижения чего-то, но в части образа жизни. Например, жить «энергично, драйвово, достигаторно — хорошо, а тихо и размеренно — плохо».Давление среды часто проявляется в страхе отстать от общего потока. Когда все бегут, очень сложно идти медленно. Проверено в московском метро :)) . Нельзя «отставать» от однокурсников/одноклассников. Нужно читать новости — а вдруг что-то важное произойдет, а я не при делах?... Да и стадное чувство никто не отменял… Если очень страшно жить своей жизнью или оказываться в какой-то момент в одиночестве или изоляции — будешь мчаться в ногу. Даже если чувствуешь, что выдыхаешься.2. Сверхценные идеи. Особенность любой сверхценной идеи: она полностью обесценивает настоящее. Любые занятия, которыми ты занимаешься сейчас, и которые не связаны с реализацией этой сверхценной идеи, становятся помехой. Иными словами, только вслушайтесь: жизнь — помеха для цели. Если «выйти замуж» или «родить ребенка» становится сверхценной идеей, то любой мужчина сам по себе — лишь поставщик статуса или спермы. Мужчины это хорошо ощущают, как и женщины, когда для мужчины сверхценной идеей является, например, секс, и всё. Но главной сверхценной идеей, которая точно приведет к состоянию "бежать, сломя голову", является, на мой взгляд, идея, что у нашей индивидуальной жизни должен быть какой-то результат. К 30 годам вот то-то, к 40 — вот это, а к 50 еще что-то. Чем жестче «нормативы» - тем быстрее бежишь.3. Переоценка собственных возможностей и ресурсов. Нам очень сложно бывает признать, что ресурсы организма конечны. По себе знаю: для меня сигналом «пора остановиться или замедлить темп, который набрал» часто является болезнь. Пока не заболею, пребываю в иллюзии, что смогу долгое время набранный темп поддерживать. Собственно говоря, идеи про «сразу, быстро и много» - отсюда и растут. Ценность бережности к самому себе — низка, потому что если становишься бережнее — начнешь отставать! А сколько денег еще не заработано, сколько интересных вещей еще не узнано, сколько карьерных высот еще не достигнуто! Всего не успеешь, от чего-то приходится отказываться — но нет, мы сможем всё!4. Соблазны внешней среды. Современная культура построена на том, чтобы постоянно возбуждать в нас новые желания/импульсы, которые мы бросились бы удовлетворять. А стимулов — масса. Жизнерадостные посты про детей/отдых на море/новые проекты в соц.сетях. Смешные ролики. Новости как развлечение. Заманчивые передачи про путешествия по всему миру. Новая одежда, новая еда, новое-новое-новое… И еще-еще-еще… Смешение баланса удовольствия и удовлетворения (а это очень разные состояния!) в пользу удовольствия. Апофеозом и символом всего этого являются давки во время предрождественских распродаж.5. Ощущение дефицита. Соблазны внешней среды удивительным образом сочетаются с чувством дефицита: изобилия-то много, но тебе точно чего-то не достанется, если не поспешишь. На всех не хватит. Сначала успей смести с прилавка, а потом уже думай, нужно тебе или нет. Масса манипуляций, побуждающих нас не прислушиваться к себе, а делать импульсивные, поспешные действия, основываются на создании ощущения дефицита. Мысль о том, что «этого мало, и тебе может не достаться» вытесняет вопрос «а мне оно вообще надо?»Итак, куда же мы несемся? К чужому одобрению… К минутным удовольствиям, которые помогают отвлечься от неудовлетворенности… К сверхценным идеям, когда кажется, что вот реализуешь их — и будет смысл в жизни (которая, однако, проносится мимо…). Спешим, потому что привыкли требовать от себя сверхрезультативности, выжимая последние капли энергии из тела. Несемся, потому что ни от чего отказываться не в состоянии, все становится одинаково ценным…Вот… Все эти названные мною аспекты спешки объединяются невозможностью для человека выделить приоритет. Обратите внимание: приоритет, а не приоритеты!  У меня «приоритеты» вызывают напряжение, тревогу, а говоря «приоритет» я успокаиваюсь. Потому что первоочередная задача/цель может быть только одна — на то она и первоочередная. Не может быть несколько «самых важных» дел. И когда мы здесь и сейчас занимаемся действительно самым важным делом, важность которого определили сами — то конфликт уходит. Потому что почвы для него нет. Позавчера самым важным делом была уборка. Вчера/сегодня — статья. Всего запланированного на сегодня не успею. Что для меня самое важное сейчас? Остальное — пусть и важное — подождет, потому что не «самое». Присутствовать можно только в чем-то одном. Дело за «пустяком»: пробившись сквозь многочисленные помехи, услышать свой собственный голос. Ощутив нарастающую тревогу и спешку, задать себе вопрос «куда я спешу?» - и дождаться рождения ответа. И выбрать приоритет. Один. Остаться с тем, что делаешь/с чем пребываешь сейчас - или выбрать что-то иное, что более настойчиво требует нашего присутствия. Всего мы точно не успеем, где-то мы опоздаем, а где-то — не успеем никогда. Но очень грустно, пытаясь успеть повсюду, нигде по-настоящему не присутствовать, и не успеть никуда и нигде…

Выбор редакции
29 ноября 2016, 17:52

Заслужи свое счастье!

  • 0

Сегодня был разговор о том, что все на свете нужно «заслуживать». А если ты что-то имеешь без особых на то оснований, то ты это присвоил нечестно, ты мошенник и самозванец. Кто определяет, заслужил ты или нет? Кто угодно, но только не ты сам. Сам-то ты уверен в том, что не заслужил/а: ни этого уважения к себе, ни той должности, на которой находишься, ни тех денег, которые тебе платят. Стоит кому-то приглядеться повнимательнее — и всё, все быстро поймут, то ты права-то не имеешь… Мысль о том, что всё, буквально всё нужно «заслуживать», что ничего нельзя иметь «просто так», обнаруживается практически во всех сферах жизни. Любовь нужно заслужить; право называть себя, например, психологом или журналистом нужно заслужить, а не просто получить на основании профессионального образования и осуществления соответствующей профессиональной деятельности. За идеей «нужно заслужить» прячется, как в матрешке, еще одна: «ничего не должно даваться легко, все должно быть оплачено тяжким трудом, потом и кровью». "Заслужи" = "выстрадай". Если такая мысль сидит где-то глубоко, то чем легче что-то дается, тем меньше мы ощущаем права на то, чтобы этому радоваться.Очень в тему сегодня пришлись слова знаменитого писателя Нила Геймана."У меня была навязчивая фантазия: стучат в дверь, я иду открывать, и там стоит человек в костюме — недорогом, обычном мужском костюме, в каких положено ходить на работу в офис. У человека в руках клипборд с листом бумаги. Он говорит: «Здравствуйте, я по официальному делу. Это вы Нил Гейман?» Я отвечаю: «Да». Он: «Вот что: у меня тут сказано, что вы писатель, и что вам не нужно вставать к определенному часу, вы просто садитесь за стол и пишете — столько сколько вам хочется». И я отвечаю: «Да, это так». «И что от этого вы получаете удовольствие. И еще тут написано, что любые книги, которые вы захотите прочитать, вам посылают просто так. И кино, тут написано, что вы можете бесплатно смотреть кино. Какое захотите — для этого вам достаточно позвонить главному киношнику». И я отвечаю «да». И тогда он говорит: «Ну что ж, к сожалению, вас вывели на чистую воду. Теперь мы про вас знаем. И теперь вам придется устроиться на настоящую работу». На этом месте у меня всегда падало сердце. Я говорил «ладно», шел покупать дешевый костюм и начинал подавать заявления на всякие обычные работы. Потому что, раз уж тебя разоблачили, ничего не поделаешь"Ага, вот они, убеждения, не дающие возможность присваивать себе что-то хорошее и отождествляться с ним:- Если ты получаешь удовольствие от работы — это нечестно, ты должен мучиться. Только мучения дают разрешение на присвоение плодов труда.- Если тебе что-то дается легко — тоже нечестно, должно быть тяжело. То, что дается легко, нельзя присваивать. У тебя талант, и тебе что-то дается проще, чем людям без таланта? Стыдись. Ты красивый мужчина/красивая женщина, и тебе многое дается легче? Стыдись этого своего преимущества, кайся, оправдывайся — помни, что не заслужил. А еще лучше — изуродуй себя, и получишь право на снисхождение.- Если ты быстро достиг признания хоть в чем-то — это тоже неправильно, признания добиваются в конце жизни или еще лучше — после смерти. А если люди стали уважать тебя раньше, чем ты успел умереть — это потому, что всех обманул. Гений по части обмана. Тебе на самом деле нечего предложить людям — просто ты мастак пускать пыль в глаза.Этим, конечно, синдром самозванца не исчерпывается. Но я вот думаю о том, как же должен быть несчастен, раздираем завистью и ненавистью тот самый внутренний объект, который нашептывает в душе эти «чудесные» идеи о том, что только пот, кровь и слезы являются оправданием твоего существования на Земле. Его даже жалко. Если можете — пожалейте. Тогда и слушать не захочется больше. Да и он может заговорить о чем-то совсем другом...

Выбор редакции
27 ноября 2016, 15:28

Не спи - кругом змеи!

  • 0

Давно я с таким удовольствием не читал книгу по антропологии, со времен книг Джареда Даймонда («Коллапс» и «Ружья, микробы и сталь»). Интуиция меня не подвела, когда в московском книжном магазине я вцепился в книгу Дэниела Эверетта «Не спи – кругом змеи!» с подзаголовком «Быт и язык индейцев амазонских джунглей».Индейцы, правда, не простые. Это пираха (пирахан) – о них не так давно по интернету ходили многочисленные, хоть и однотипные, статьи с подзаголовками вроде «Самые счастливые люди на планете», «Самое беззаботное дикое племя мира», а то и «Рецепты счастья от самого безмятежного народа на планете».  И вот у меня в руках книга от того самого автора, который и рассказал большому миру про это племя, описав свой опыт жизни среди пираха (и заодно перевернув лингвистику и антропологию верх дном).Они не знают чисел, кроме «один» и «два». В их языке нет форм прошедшего и будущего времени. У них нет мифологии и религии – никаких преданий о сотворении мира, богах и героях. Для них мир был таким всегда. Они проявляют очень слабый интерес к западной цивилизации, подходя к ней с убийственным прагматизмом – "что удобно и что вписывается в наш привычный образ жизни, то берем, а что неудобно или может серьезно повлиять на наш образ жизни - отвергаем". Они не делают запасов и не заготавливают еду впрок. У них отсутствует присущий большинству людей планеты ритм жизни «день-ночь». Базовый принцип их существования – принцип непосредственного восприятия. У них много чего еще есть…Проведя в общей сложности 8 лет жизни среди пираха, ревностный протестантский миссионер Дэниел Эверетт, автор книги, стал атеистом и полностью разочаровался в религии вообще (признаюсь, что желание узнать, почему и как это произошло, было одним из мотивов приобретения книги). Глава 17-я, «Обращение миссионера», посвященная этому разочарованию, одна из наиболее веселых (!) и одновременно глубоких в этой книге.  «…Я снова обдумывал тяжелую задачу миссионера: убедить счастливое, всем довольное племя в том, что они – заблудшие овцы и нуждаются в Иисусе Христе, чтобы спасти душу, каждый свою… Мой учитель по предмету проповеди… говорил обычно: «Чтобы они узрели спасение, сначала они должны узреть погибель». При этом в книге вовсе нет идиллического описания и сказочных блаженных индейцев из Золотого века или Эдемского сада. Болезни, смерти, убийства, голод, ложь, алкоголизм, дикие животные и облака кровососов – все «прелести» жизни в одном из самых диких уголков Земли, в самом сердце Амазонии. Периодически к пираха я начинал испытывать что-то вроде отвращения, иногда возмущался. Я точно понимаю, что некоторые стороны жизни пираха мне точно не нравятся. Но вот как-то они умудряются быть безмятежными, и контраст между издерганным от привычных нам беспокойства и тревоги Эвереттом и спокойными индейцами очень заметен.«Им (пираха) приходится хуже, чем мне. Каждому индейцу приходится смотреть, как умирают его близкие. Они видят мертвые тела своих родных, могут до них дотронуться, хоронят их в лесу недалеко от селения. У них нет ни врачей, ни больниц, которые бы вылечили большинство заболеваний, как у нас… Если умерла ваша мать, ваш ребенок, муж, то вам все равно надо охотиться, ловить рыбу и собирать плоды. Никто за вас это не сделает. Жизнь не снисходит к смерти… Пираха неведомо, что белые люди на Западе живут почти в два раза дольше. Более того, мы не просто ожидаем, что проживем дальше, мы считаем, что это наше право… Американцам в особенности чужд этот стоицизм индейцев. Т дело не в том, что пираха равнодушны к смерти. Индеец так же, как и я, способен много дней плыть за помощью, если от этого зависит жизнь его детей. Меня не раз будили по ночам отчаявшиеся индейцы и умоляли прийти поскорее вылечить больного ребенка или жену. Боль и волнение, которые читались в их лицах, были ничуть не слабее, чему у других людей. Но я никогда не видел, чтобы пираха вели себя так, будто все вокруг обязаны им помогать в беде или нужно перестать заниматься обычными делами только потому, что кто-то болен или при смерти. Это не черствость, а здравый смысл».Мир не обязан нам ничем – в этом одна из основ спокойствия пираха. Мир не должен нам ни долгой счастливой жизни, не обязан обеспечить отсутствие болезней и страданий у нас и у наших близких... Но лучше, конечно же, прочитать книгу, чтобы понять основу отношения пираха к жизни. Мне она очень понравилась, и заставила задуматься.P.S. Книга состоит из двух частей, и вторая, посвященная уникальному языку пираха, больше ориентирована на людей, интересующихся лингвистикой, но даже в ней есть немало очень интересных зарисовок из жизни и психологии индейцев. В конце концов язык, с одной стороны, отражает, а с другой – формирует мышление и восприятие человека.Эверетт и пираха

25 ноября 2016, 04:20

Популярная интернет-психология

  • 0

Психология и психотерапия стали уже феноменами как "реальной", так и "виртуальной" жизни. По мне - так это уже массовое явление, так как в психологии, как и в политике и истории, разбираются исключительно все. Кто-то ограничивается личным опытом, а кто-то строит грандиозные собственные теории поведения. В результате я нередко наталкиваюсь на подлинные жемчужины поп-психологической мысли. Жаль, что я не все из них записывал. Поделюсь некоторыми из них не в буквальной формулировке, а по смыслу. Мужчины доминанты и сознательны, а женщины управляются биологическими бессознательными программами. Исследование поведения индюшек это доказывает.Если девушка стремительно от вас убегает, то понять, она испугалась или завлекает вас, поможет внимательное наблюдение за движениями ее бедер.Человек, у которого все в порядке с личными границами, никогда не обижается на оскорбления в его адрес. Он умеет терпеть чужое несовершенство и глупость.Настоящий мужчина должен быть инициативен, решителен, а также уметь вовремя заткнуться и делать все, о чем его просит женщина. Но при этом мы же все знаем, что женщины не любят послушных мужчин.Психологи ничего не понимают в людях, только пыжатся и плодят какую-то хрень под видом теорий. Моя теория «векторально-систематического баланса личности в квантовой системе неопределенности» гораздо лучше и точнее описывает человека, чем вся их белиберда.Любые особенности личности человека, который вам не нравится, легко объясняются при помощи понятия «психологическая травма».Каждый психолог – нездоровая личность. Признаком их глубокого нездоровья, личностных комплексов и жесточайшего нарциссизма является отказ соглашаться со мной.Психология – это лженаука, потому что я ее не понимаю.Уважаемые братья и сестры! Как мне отмолить грех посещения психотерапевта и обретения личных границ – батюшка сказал, что негоже, когда жена отлепляется от мужа своего…Психотерапевты – враги  рода человеческого. Обращайтесь к психиатрам.Вся эта гуманистическая психотерапия – нудное, долгое и неэффективное бла-бла-бла-бла… Наше новое направление в психотерапии – это простое и эффективное бла.Я был приличным молодым человеком, но манипуляторши мне не давали. Тогда я ознакомился с трудом Старогородского «Самцы и ранги». Я стал манипулятором и манипуляторши стали мне давать. Вывод: все женщины – манипуляторши.Ой, в психологии все очень просто. Если ты омега и ушел в минус, то не по рангу тебе быть с плюсом. Прокачай ресурс по бета и альфа-программе, плюсуй корону и тогда включишь паттерн-программу «доминатус», позволяющую сделать всем экстерминатус. Все просто.Психотерапия – это непостижимое искусство познания бытия-в-себе через инобытие-не-в-себе в эдипальных завихрениях трансферетных пертурбаций… Приходите на тренинг.

Выбор редакции
22 ноября 2016, 16:22

Грань

  • 0

Увидел это видео у себя в ленте. Многие женщины, комментируя его, в восторге: "Мечта каждой девушки", "душевно" и так далее. А я вижу иное. Если девушка говорит "нет", ее нужно продавить. Додавить. Преследовать, игнорируя ее нежелание "воспламеняться страстью". И тогда она, конечно же, "оттает" - ведь ты такой неотразимый, и девушка просто не понимает своего счастья... В общем, вижу такое послание: не уважай ее "нет". И не уважай свое "нет" - разбрасывайся им направо и налево. Все равно проигнорируют. Границы размыты. В общем, чет совсем я не романтичный.Где граница между настойчивостью - и насилием? Что думаете?Facebook post

Выбор редакции
15 ноября 2016, 15:32

"Счастье не зависит от условий"

  • 0

Очень интересный текст нашел в сети.  Этот текст отражает довольно популярную идею, которую я часто встречаю как в своей работе, так и в соц.сетях и обычном общении."Не нужно бороться. Научись жить в этих условиях. Живи счастливо и красиво. В этом теле. В этом городе. В этой стране.Люди меня спрашивают: "Неужели ты поддерживаешь политику вот этой современной власти?"Да, поддерживаю. Я поддерживаю все, что сейчас есть. Эту зиму. Этот город. Эту страну. Эту власть. Этот народ. Эту землю. Эту цивилизацию.Я поддерживаю все, что сейчас есть. Я разрушаю лишь одно: ваше осуждение этого. Я не считаю, что то, что придет, будет лучше того, что было. Если вы не умеете быть счастливыми в этой среде, в этих условиях, вы не сможете быть счастливыми ни в каких других.Счастье либо есть, либо его нет. Оно не зависит от условий. Как любовь: если вы не любите тех, кто сейчас с вами рядом, не думайте, что где-то есть человек, которого вы сможете любить. Рано или поздно вы предъявите ему все те же самые претензии.Либо ты можешь быть счастливым, либо ты найдешь повод быть несчастным где угодно. И мы говорим только об этом. Не о том, как поменять условия, а о том, как найти в себе вот это ощущение гармонии - когда ты видишь, что все гармонично так, как оно есть." (Артур Сита)Мысль о том, что счастье не зависит от условий, восходит к очень древним временам, еще к индийскому брахманизму и идеям стоиков. Идеология смирения с реалиями окружающего мира и принятия его целиком таким, как он есть, чаще всего бралась на вооружение разного рода правящими классами, потому что она позволяла (и позволяет) сохранять статус-кво и перекладывать ответственность за положение дел на недостаточную осознанность и просветленность недовольных. Индийская и (частично) китайская цивилизации, взявшие на вооружение эти принципы (поддерживай то, что есть; недовольство - проявление внутренней дисгармонии; новое не обязательно лучше старого, поэтому лучше не пытаться что-то менять или осуждать), застыли в средневековье. И в приведенной цитате смешиваются - вплоть до полного неразличения - разные поводы для недовольства/неудовлетворенности.Доля правды в цитате присутствует: действительно есть вечно недовольные люди, которые ищут тех, кто виноват в том, что у них в жизни все плохо. Есть вечные достигаторы, которые никак не могут удовлетвориться тем, что у них есть, и все хотят что-то менять и чего-то достигать. Верно и то, что наши внутренние конфликты проецируются на внешнюю реальность, подчас очень сильно искажая ее восприятие, и с обретением относительного мира в душе и восприятие меняется.Однако есть и нечто иное: есть миры, в которых созданы настолько невыносимые условия существования, что внутренний конфликт, недовольство - отражение этого внешнего мира. Когда я представляю автора цитаты, говорящего свои сладкие слова о счастье, не зависящем от условий, детям в детских домах, евреям, армянам и тутси в период геноцида, голодающим где-нибудь в Дарфуре или Гаити, а также ограбленным, изнасилованным, избитым и т.д., то вся "хромота" этой идеологии для меня становится очевидной. Это новый перепев "самидурывиноваты", веры в справедливый мир, где каждый получает исключительно по заслугам, и если ты недоволен чем-то в своей жизни или в стране - то это от твоей бездухов... дисгармонии. "Если вы не умеете быть счастливыми в этой среде, в этих условиях, вы не сможете быть счастливыми ни в каких других..." - скажите это людям, только что пострадавшим от землетрясения или цунами...Есть еще один нюанс: в этом тексте как-то исподволь подразумевается, что если человек что-то осуждает, то он остается пассивным по отношению к тому, что он осуждает. Откуда эта идея-то? Счастье можно обрести в том, чтобы преодолевать вызовы жизни. Искать пути помощи тем, кто нуждается в ней; изобретать новые способы лечения болезней... И есть еще множество смыслов жизни, основанных на преодолении того, что в этом мире поддерживать не хочется. Да, есть в этом подходе своя крайность - "весь мир насилья мы разрушим, а затем...", но зачем впадать в другую крайность - "весь мир насилья мы поддержим, а затем..."? Кстати, тут "затем" не наступает в принципе.P.S. В цитируемом тексте нет ни слова про "создавать".