Источник
Сергей Правосудов - LiveJournal.com
31 июля, 10:08

Зомби и креативный класс

  • 0

Продолжаю изучать предложения исследователей по поводу путей выхода из мирового кризиса. На этот раз ознакомился с книгой австралийского экономиста Джона Куиггина «Зомби-экономика: Как мертвые идеи продолжают блуждать среди нас». В ней он анализирует несколько экономических идей, которые показали свою несостоятельность. Он надеется, что эти идеи умерли окончательно и не восстанут из мертвых в виде зомби. Я остановлюсь на двух из них: обогащение сверху вниз и приватизация.  Обогащение сверху вниз подразумевает, что когда богатые становятся богаче, то и бедным неминуемо что-то перепадёт. Ведь богачи инвестируют эти средства в бизнес, что приведёт к созданию новых рабочих мест. Однако богачи в развитых странах предпочитают инвестировать свои средства не в создание новых производств, а в спекулятивные инструменты. Выгоду от таких инвестиций получают отнюдь не бедняки, а менеджеры финансовых компаний, консультанты, брокеры и т.п. Не случайно многие экономисты активно продвигают эту идею – они входят в число выгодоприобретателей. А когда спекулятивные пузыри неминуемо лопаются, то богатеи обращаются за поддержкой к правительствам и получают деньги, собранные с налогоплательщиков. В результате получается, что богатые неминуемо богатеют, а бедные беднеют. Это ведёт к росту в обществе социального напряжения и протестной активности.   Джон Куиггин показывает, что в странах, где наблюдается наибольший уровень имущественного неравенства, социальная мобильность затруднена. Статистика доказывает, что в США уровень социальной мобильности самый низкий из всех развитых стран. Это говорит о том, что знаменитая «американская мечта» фактически умерла. Бедные имеют очень мало шансов улучшить своё положение, а «средний класс» неуклонно сокращается. Одновременно происходит деградация социальной инфраструктуры: школ, больниц, парков. Богатые отправляют своих детей в частные школы и лечатся в дорогостоящих больницах, а большинство населения не может получить качественные социальные услуги.  Идея приватизации базируется на том, что частные компании всегда эффективнее государственных. Джон Куиггин пишет: «Приватизация невыгодна профсоюзам, которые, как правило, более сильны и эффективны в государственном секторе. Она чаще всего выгодна действующему менеджменту высшего звена, который после приватизации переходит из разряда довольно скромно оплачиваемых государственных работников, стиснутых бюрократическими правилами и отчетностью, в разряд с гораздо более высокой оплатой труда и привилегиями, меньшими ограничениями, но практически теми же обязанностями. Кроме того, появляется возможность заработать на быстрой перепродаже по высокой рыночной стоимости актива, недооцененного при приватизации. Для политиков, жаждущих расправиться с профсоюзами или смотрящих в рот финансовому сектору, это тоже прекрасное решение».  Автор не отрицает, что в ряде секторов, таких как розничная торговля или сельское хозяйство частная собственность обычно эффективнее государственной. Однако в инфраструктурных отраслях часто наблюдается обратная ситуация. Джон Куиггин приводит примеры провальной приватизации. В ноябре 1993 года в Великобритании был принят Закон о железнодорожном транспорте, в соответствии с которым с 1 апреля 1994 года Британские Железные дороги (компания British Rail) как единое целое прекратили свое существование. На месте единой British Rail появилась масса частных компаний. Была образована компания Railtrack, владеющая инфраструктурой железных дорог. Управление подвижным составом было предоставлено нескольким региональным компаниям. К 2000 году произошёл ряд сокрушительных неудач, и правительство было вынуждено вернуть Railtrack под контроль государства в 2002 году. Крупнейший частный оператор подвижного состава был национализирован в 2009 году. Частично приватизированное лондонское метро снова стало государственным в 2008 году. В Новой Зеландии произошла похожая история. Сначала железнодорожная сеть и управление поездами были приватизированы, но затем вновь национализированы в 2003 году. «Когда приватизация распространялась на такие ключевые сферы государства всеобщего благосостояния, как образование, здравоохранение, пенсионное обеспечение и система уголовного наказания, это всегда давало неутешительные результаты», – пишет Джон Куиггин.   Для решения накопившихся проблем австралийский экономист предлагает вернуться к принципам государства всеобщего благосостояния. Для этого необходимо повысить налоги на богатых, улучшить программы социальной защиты и укрепить государственную собственность в социально значимых секторах. Главным принципом должна стать справедливость, а не эффективность. Сделать это возможно только в том случае, если большинство людей будут активнее бороться за свои права.  С другой стороны известный французский экономист Жак Аттали в своей книге «Краткая история будущего» наоборот предлагает снизить налоги на доходы и сбережения, что наиболее выгодно для тех у кого сбережения есть. За счёт этой меры он рассчитывает привлечь во Францию состоятельных и креативных людей, которые будут развивать передовые сферы экономики. В результате от этого могут выиграть и остальные жители страны. «Государство должно увеличить финансирование исследований в сфере новых материалов, экономии энергоресурсов, гибридных машин, водородных батарей, использования новых видов топлива, возобновляемых источников энергии и нанотехнологий», – пишет Аттали. Интересно только почему в эти «передовые направления» должно инвестировать государство, а не состоятельные и креативные люди, которые должны валом повалить во Францию после снижения налогов на доходы и сбережения. А вот, что пишет Жак Аттали в главе «Создать справедливое общество»: «Нужно организовать справедливую мобильность кадров; реформировать государственные службы, чтобы они в первую очередь помогали беднейшим слоям населения. Ради справедливости по отношению к будущим поколениям следует увеличить пенсионный возраст. Необходимо смириться с тем, что каждый год в страну приезжают сотни тысяч иммигрантов, и не только иностранцы с дипломом о высшем образовании. Чтобы преуспеть в их интеграции, следует разработать амбициозную школьную, культурную и городскую политику; поставить в приоритет строительство социального жилья; дать преимущественные права явным меньшинствам; ввести временную позитивную дискриминацию на семь лет и на то же время ограничить равенство мужчин и женщин (другая форма позитивной дискриминации)». Все, кто часто бывает во Франции, видят, как быстро эта страна становится мусульманской. В Марселе белые уже стали меньшинством. Скоро тоже самое произойдёт и в Париже. Позитивная дискриминация в отношении иммигрантов приводит к росту числа попрошаек, преступников. Города становятся всё более грязными и неухоженными. Во многих крупных французских городах появились районы, куда полиция боится заходить. Не думаю, что состоятельным и креативным людям захочется жить в таких городах.   Наиболее известным проповедником креативного класса является американский социолог Ричард Флорида. В 2002 году вышла его знаменитая книга «Креативный класс». Начинается она следующим пассажем: «Если вы ученый или инженер, архитектор или дизайнер, писатель, художник или музыкант; если креативная деятельность является решающим фактором вашей работы – будь то в сфере бизнеса, образования, здравоохранения, права или в какой-либо другой – вы также принадлежите к этому классу. С формированием креативного класса, объединяющего 38 млн представителей (более 30% рабочей силы США), связаны глубокие и значительные перемены в наших привычках и методах работы, ценностях и стремлениях, а также в самой структуре нашей повседневной жизни». Главной отличительной чертой креативного класса является творческие функции его членов.  Вот, что пишет Ричард Флорида о том, где предпочитают жить представители креативного класса: «В 1998 году я познакомился с Гэри Гейтсом. Если я занимался изучением того, как талантливые люди и высокотехнологичные компании решают проблему выбора места, то Гейтса интересовали тенденции расселения среди гомосексуалистов. Мой список самых популярных в высокотехнологичной индустрии городов чрезвычайно походил на сделанный им список мест с наиболее высокой концентрацией гомосексуального населения. Аналогичные результаты дали и другие данные, например мой «Индекс богемы», указывающий плотность художников, писателей, актеров и музыкантов в том или ином регионе. Я пришел к выводу, что экономический рост не зависит целиком от наличия предприятий и фирм; он происходит там, где преобладают терпимость, открытость и творческая атмосфера – так как именно в таких местах хотят жить творческие люди всех типов».   Ричард Флорида обращает внимание на тот факт, что наиболее охотно креативные люди инвестируют в собственное образование. Таким образом, центрами концентрации креативного класса являются крупные университеты. Для того, чтобы по окончании университета креативные люди не уезжали, необходимо поощрять создание бизнес инкубаторов и творческих центров, где творцы могли бы воплощать свои идеи на практике. Кроме того, необходима развитая социальная инфраструктура: качественное жильё, парки, театры, галереи, клубы, а затем и хорошие школы для детей креативного класса. Ричард Флорида озабочен вопросом взаимодействия креативного класса с другими людьми. Форма господства и подчинения его явно не устраивает. По мнению автора, креативный класс должен создать новые формы общественных связей и на их основе попытаться осуществить коллективную мечту о лучшем будущем и процветании для всех. «Легче сказать это, чем сделать. Чтобы достичь подлинного согласия в обществе, представители креативного класса должны предложить другим классам реалистические пути повышения уровня жизни, либо через участие в креативной экономике, либо, в крайнем случае, через доступ к некоторым её благам. Если креативный класс не отнесется со всей серьезностью к этой миссии, социальный и экономический разрыв в обществе будет увеличиваться, и, боюсь, в итоге нам придётся вести весьма неустойчивое существование над массой недовольных», – пишет он. С момента публикации этой книги прошло уже 15 лет и пока креативный класс не смог (или не захотел) добиться сокращения уровня экономического и социального неравенства, ни в США, ни в какой либо другой стране мира. Наоборот, разрыв между бедными и богатыми стремительно растет.

25 июля, 18:18

Можно ли сделать капитализм здоровым?

  • 0

Продолжаю изучать предложения по улучшению ситуации в мире. Вообще меня приятно удивляет, что многие умные люди пытаются размышлять о путях выхода из кризиса, который охватил весь мир. На этот раз ознакомился с книгой очень известного американского экономиста, гуру маркетинга Филипа Котлера «Конец капитализма? 14 антидотов от болезней рыночной экономики». Он сразу оговаривается, что капитализм имеет много недостатков, но у других экономических систем их ещё больше, поэтому нужно не уничтожать, а правильно настраивать капитализм. Котлер выделяет 14 главных проблем капитализма и пытается формулировать свои предложения по их преодолению. Приведу названия глав книги, которые описывают эти проблемы: 1. Проблема бедности. 2. Рост неравенства доходов. 3. Положение рабочих. 4. Создание рабочих мест в эпоху роста автоматизации. 5. Компании и общественные затраты. 6. Загрязнение окружающей среды. 7. Бизнес-циклы и экономическая нестабильность. 8. Чем опасна низкая заинтересованность. 9. Долговое бремя и финансовое регулирование. 10. Как политика разрушает экономику. 11. Краткосрочная ориентированность капитализма. 12. Сомнительные результаты рыночной деятельности. 13. Какой рост ВВП нам нужен. Темпы экономического развития. 14. Производить счастье наряду с товарами. Начнём с первых двух пунктов из этого списка. Бедность есть везде, меняются только пропорции бедных граждан в общем числе населения. Кто-то говорит, что бедные сами виноваты в своих проблемах (не способны учиться и зарабатывать нормальные деньги). Кто-то обращает внимание на внешние обстоятельства: войны, коррумпированное правительство, неблагоприятная природная среда. Филип Котлер подчеркивает, что просто давать деньги на благотворительные проекты это не выход, так как большая часть этих средств часто не доходит до нуждающихся. Кроме того, у бедных должны быть пути и стимулы к развитию, чтобы постепенно они смогли сами обеспечивать свои потребности.  «Мы должны использовать инструменты планирования, внедрения, мониторинга и контроля социального маркетинга. Цель социального маркетинга – изменить или поддержать модели поведения, которые приносят пользу людям и обществу. Кроме того, мы должны хорошо подумать о том, не будет ли более целесообразно для национальных правительств гарантировать каждому минимальный доход и отказаться от огромного числа программ «Войны с бедностью», которые лишь выполняют роль повязок, призванных замедлить кровотечение», – пишет Филип Котлер.  Об изменении моделей поведения человека люди мечтают уже давно. Но, так или иначе, всегда существуют тунеядцы и преступники. Трудно спорить с тем, что пропаганда должна быть направлена на популяризацию хороших примеров, чтобы поощрять человека на хорошие поступки. Хотя современная реклама одним из идеологов создания которой и является Филип Котлер в основном ориентируется на животные инстинкты человека. Приведу фрагмент моей беседы с российским психологом Алексеем Захаровым: «В основе природы человека лежит три базовых инстинкта: выживания, продолжения рода и доминирования. Эти инстинкты занесены в генетический код и определяют как социальную, так и биологическую жизнь человека. Воздействие на эти базовые, подсознательные инстинкты позволяет легко пробиться через механизмы защиты, которые устанавливает сознание. Приведу простой пример. Когда будете проходить мимо кафе «Макдоналдс», обратите внимание на запах – там всегда пахнет ванилью. На биологическом уровне у вас включается рефлекс голода, и вы начинаете искать источник «вкусного» запаха, то есть действовать управляемо. В последнее время шопинг стал массовым заболеванием, превратившись в одну из форм зависимости наряду с алкоголизмом, наркоманией и игроманией. Человек, находящийся в состоянии зависимости, легко управляем. А механизм формирования зависимости всегда одинаков. Поэтому алкоголика легко можно сделать наркоманом, игроманом и т.д. Знаете в чем секрет излечивания алкоголизма в организации анонимных алкоголиков? Они просто меняют зависимость от алкоголя на зависимость от группы. Когда человек приходит в группу и говорит: «Я – алкоголик», он расслабляется и другие члены группы снимают с него стресс. Однако как только человек перестает посещать заседания группы, у него возникает «ломка» и он опять начинает пить. Этот факт был проверен неоднократно. На этом же принципе построены секты.  На получение удовольствия направлена вся система развлечений. В первую очередь кино, телевидение, музыка. Все они обращены к трем базовым инстинктам, о которых я говорил. Именно поэтому на ТВ и в кино так много секса. Вся реклама построена на инстинктах. Человек, который что-то покупает, реализует два основных инстинкта (доминирования и продолжения рода). Ведь он покупает вещь для того, чтобы «быть круче», то есть доминировать и в результате кому-то понравиться». Полностью текст интервью можно прочитать здесь http://pravosudovs.livejournal.com/10114.html Многие сейчас предлагают ввести базовый доход для всего населения своей страны, чтобы побороть абсолютную нищету. В богатых странах Европы, эта система уже есть. Однако очень часто люди, которые получают пособия – деградируют, так как тратят значительную часть средств на алкоголь и наркотики. Дети у таких людей отстают в развитии от сверстников, так как их воспитанием родители практически не занимаются. Думаю, что раздавать деньги просто так не правильно. Человек должен обязательно что-то делать взамен. Пусть это будет самый простой труд: уборка улиц, изготовление поделок для детей, уход за пожилыми людьми и т.д. Кроме того, человеку нужно предлагать пройти какие-то курсы повышения квалификации, чтобы он смог зарабатывать больше. Филипа Котлера очень беспокоит рост неравенства, ведь это неминуемо ведёт к классовому конфликту и общественным протестам. Кроме того, высокая концентрация дохода и богатств в одних руках приводит к снижению потребительского спроса и экономическому кризису. Люди начинают набирать долги, которые не могут выплатить, что снова ведёт к экономическому обвалу. В США показатель задолженности по кредитам, которые люди взяли, чтобы оплатить обучение, уже превысил 1 трлн долларов. Напомню, что ВВП России за 2016 год составил около 1,3 трлн долларов.  Какие меры предлагает Котлер? Вот меры по сокращению неравенства доходов:  1. Повышение минимальной зарплаты. 2. Прогрессивное налогообложение. 3. Ликвидация оффшорных зон. 4. Сокращение доли зарплаты руководства по отношению к зарплате рабочих. 5. Ликвидация налоговых лазеек. 6. Улучшение системы социального обеспечения. Меры по сокращению неравного распределения богатств: 1. Увеличение налогов на передачу собственности богатым наследникам. 2. Ввести налог на семейные состояния (1% в год если капитал семьи составляет 1-5 млн долларов, 2% на состояние свыше 5 млн долларов и 5-10% в год на состояния свыше 1 млрд долларов).  «Сложнейшая задача – убедить состоятельных граждан в том, что высокие налоги пойдут им на пользу так же, как и всему остальному обществу. Для этого нужно использовать следующие аргументы: будут улучшены дороги и вся инфраструктура, у рабочих появится больше средств, и они смогут потратить их на приобретение товаров компаний, которыми владеют богатые; таким образом общество будет считать, что налоговая система более справедлива, поэтому сократится количество правонарушений», – отмечает Филип Котлер. В конце книги Филип Котлер приводит список составляющих элементов здорового капитализма: 1. Целью капиталистического общества можно назвать создание экономической системы, деятельность которой направлена на увеличение уровня счастья и благосостояния граждан. 2. Задача капитализма заключается в использовании его ресурсов для того, чтобы граждане могли почувствовать свой потенциал и удовлетворить свои базовые потребности. Цель – это искоренение бедности. 3. Задачей маркетинга в капиталистическом обществе является создание здорового желания у граждан приобретать материальные товары, помимо самых базовых – еды, одежды и жилья. 4. Из-за общественного желания получить больше товаров люди будут работать усерднее. Работа начнет приносить достаточное количество денег, чтобы приобретать всё необходимое. 5. При достаточном доходе благосостояние семьи возрастает. Преодолев этот уровень, она будет открыта для разных факторов, влияющих на уровень счастья. 6. При капитализме разрабатываются высококачественные продукты и предметы роскоши, которые стимулируют граждан работать усерднее для достижения «хорошей жизни». Многочисленный средний класс поддерживает экономический рост. 7. Надежда, что богатые и очень богатые слои населения возьмут на себя социальную ответственность за то, чтобы поделиться с теми, кто оказался не настолько удачлив. Интересно, многие ли верят, что это возможно? Во все времена среди элиты встречались люди, которые выступали за сокращение неравенства, но большинство богатеев обычно были категорически против. Уступки были прямо пропорциональны степени ожесточенности борьбы бедняков за свои права. Если сегодня бедные не будут бороться за улучшение своего положения, то ожидать «социальной ответственности» со стороны богатых бессмысленно. Либо у богатых должен появиться какой-то внешний враг, тогда они начнут делать уступки бедным, чтобы добиться их поддержки.

17 июля, 18:58

Посткапитализм = экономика заслуг?

  • 0

Прочитал книгу британского журналиста Пола Мейсона под интригующим названием: «Посткапитализм. Путеводитель по нашему будущему». Книга интересная, но как часто бывает, главы, в которых описываются реальные события лучше, чем прогнозная часть. Общий подход понятен: капитализм находится в кризисе. Главная борьба, по мнению Пола Мейсона, идёт между сетями и иерархией. Сети – это объединения людей, которые готовы сотрудничать и помогать друг другу в производстве необходимых вещей. В качестве примера приводится коллективная, бесплатная работа огромного числа людей над Википедией. За сохранение иерархии борются богачи и их подручные. Они стремятся сохранять вещи в частном владении и заставлять за них платить.  Пол Мейсон указывает, что роботы могут лишить работы многих людей, так как могут производить очень дешёвые товары. Возникает вопрос: кто будет покупать продукцию, изготовленную роботами? Пол Мейсон считает, что всем людям государство должно платить базовый доход, который позволит им обеспечить себя минимальным набором необходимых для жизни благ. Свободное время люди смогут тратить на бесплатную деятельность (волонтерство, обучение, общение, создание Википедии и т.д.). Если человеку нужен больший доход, то он сможет работать за деньги. Базовый доход необходим для борьбы с нищетой и приведёт к повышению зарплат. Ведь люди не захотят работать за копейки. По мнению Пола Мейсона, иерархия крупных корпораций будет сменяться кооперативными, самоуправляющимися, неиерархическими командами, которые будут объединять свободных людей на время реализации того или иного проекта. Государство должно поощрять кооперацию людей и бороться с монополиями, которые стремятся сохранить свои доходы за счёт ограничения выхода на рынок новых игроков. «Если мы перестроим налоговую систему таким образом, чтобы стало трудно открывать предприятия с низким уровнем зарплат и легко открывать фирмы, обеспечивающие достойную оплату труда, то мы добьёмся существенных перемен при небольших издержках», – пишет он.  Пол Мейсон прекрасно осознаёт, что бескровные перемены возможны только тогда, когда богатые позволят государству изменить свою политику. Но, по его мнению, богатые уже устали от постоянного напряжения связанного с необходимостью сохранять и приумножать свои богатства. Многие из них уже мечтают о политической диктатуре, которая закрепит за богачами их статус и полностью отменит демократию. Но на такое 99% людей не согласятся – уверен Пол Мейсон. Он считает, что когда 1% самых богатых станут беднее, они будут счастливее. Посткапитализм освободит их. Прочитав эту книгу, я вспомнил свою беседу со стратегическим директором и основателем Лаборатории социальных инноваций Cloudwatcher Русланом Абдикеевым, которая состоялась в конце 2012 года.  Вот как он рассказывал о себе: «Я закончил МГИМО, причем два факультета – экономический и юридический. Стал работать трейдером в компании ЛУКОЙЛ, продавал нефть на экспорт. Такую работу сложно назвать интересной, так как я продавал товар, который не нуждался в рекламе. Покупатели стояли в очереди. Однажды я долго торговался, получил лучшую цену, но меня никто не похвалил, наоборот, поругали, так как деньги должны были оседать за рубежом, а не приходить в Россию. Поняв, что инициатива наказуема, я уволился и пошел работать в Русский банк развития. Там тоже было скучно, но у меня завязались знакомства во властных структурах. Я стал частным консультантом и оказывал лоббистские услуги: сводил чиновников и бизнесменов и помогал в оформлении документов. Это было в начале нулевых годов. В 27 лет у меня случился личный кризис. Поводом послужил один контракт: мне предложили оказать помощь в получении денег из бюджета, которые были выделены солдатам за участие в боевых действиях. Ребята, которым эти деньги полагались, все погибли, но в государственном бюджете расходы были уже предусмотрены. Я понял, что занимаюсь не тем делом, и перестал работать лоббистом. Стал искать себя, ездил по монастырям, был в Индии.  Приятель посоветовал мне прийти в храм Христа Спасителя, к мощам святого Андрея Первозванного, и спросить у Бога, что делать. Это был интересный опыт. В очереди пришлось стоять больше шести часов. Люди вроде бы идут прикоснуться к божественному, но ведут себя друг с другом так, будто в ад ломятся за деньгами. Подойдя к мощам, я задал вопрос: «Что мне делать?» И вдруг у меня в голове вспыхнул яркий свет. Знающие люди сказали, что это знак и теперь Бог будет меня направлять. Очевидно, сработало. Постепенно, общаясь с интересными людьми, я пришел к идее экономики заслуг, создал лабораторию и занимаюсь полезным делом, которое мне очень нравится». Руслан Абдикеев, также был уверен в том, что многие богатые чувствуют несправедливость устройства мира и стремятся изменить его к лучшему. Как? За счет развития экономики заслуг. Вот как Руслан Абдикеев описал её основы: «Допустим, у кого-то есть миллиард долларов, но при этом его все ненавидят, машину забрасывают тухлыми помидорами, желают скорой смерти и т.д. Готов человек заплатить такую цену за обладание миллиардом? А рядом может жить другой бизнесмен, у которого тоже есть миллиард долларов, но его все боготворят и желают ему долгих лет жизни. Здесь мы  выходим на понятие признания, которое нельзя купить за деньги. Технология банка заслуг помогает оценить вклад каждого человека в общее благо. Социальной инвестицией может быть волонтерский труд, деньги или товары. В результате в будущем мы получим ситуацию, когда у людей появится возможность оценивать друг друга по заслугам. Когда будет ехать действительно заслуженный человек, то его машине будут уступать дорогу как «скорой помощи» и не надо будет перекрывать движение. Это вопрос оценки справедливости. Когда-то справедливым считалось то, что человек приобретает свой статус при рождении по факту принадлежности к тому или иному сословию. Потом критерием стал объем денежных средств. Сейчас пришло время, когда заслуги нужно мерить просто в заслугах». В этом случае возникает вопрос: а кто будет измерять заслуги (социальные инвестиции)? Вот, что мне ответил Руслан Абдикеев: «Все социальные инвесторы, то есть люди, внесшие любой вклад (волонтерские часы, деньги или товары) в общественное благо. Если кто-то не участвует в социальной жизни, он автоматически теряет право оценивать других. В результате его заслуги равняются нулю и отношение к нему будет соответствующее. В нашей системе может участвовать любой человек, в том числе и с ограниченными возможностями. Например, в рамках проекта развития социального предпринимательства составляется список работ, которые корпорации часто отдают на аутсорсинг: уборка, переводы, программирование, юридические услуги, а также список компаний, занимающих социально ответственную позицию. Например, таких, где работают переводчики или программисты – инвалиды. Оба списка передаются корпорациям. Поскольку тем в любом случае необходимо нанять аутсорсеров, им предлагается отдать предпочтение фирмам/людям, заботящимся об общественном благе, и таким образом реализовать свою социальную ответственность. Экономика заслуг унифицирует принципы социальной жизни и предлагает единую логику для всех социальных процессов, будь то бизнес, благотворительность или общественная деятельность. Через 50 лет любой ребенок будет знать, что нужно сделать для людей, чтобы получить заслуги и стать политиком, бизнесменом и т.д. Всё будет прозрачно и понятно. Любой человек будет знать своего депутата. Ведь депутатом будет тот, кто за четыре года собрал больше всего заслуг. Отпадет необходимость проводить выборы и оплачивать рекламу в СМИ. Люди будут соревноваться в социальных проектах». В офисе Лаборатории социальных инноваций Cloudwatcher я увидел несколько десятков человек, которые сидели за компьютерами и что-то делали. У меня возник вопрос: кто всё это финансирует? «Нас финансирует владелец Группы компаний «Связной» Максим Ноготков. Еще мы выигрываем различные гранты, а также получаем доходы от проектов по развитию корпоративного волонтерства, которые мы делаем для крупных компаний», – сказал Руслан Абдикеев. Полностью текст этого интервью можно прочитать здесь http://pravosudovs.livejournal.com/2012/12/04/ Мне стало интересно, что изменилось в деятельности Руслана Абдикеева и его Cloudwatcher за прошедшие пять лет. Оказалось, что новости о нём и его компании заканчиваются 2014 годом. Что происходило дальше – непонятно. Может быть, время экономики заслуг ещё не пришло? Или дело в том, что в 2014 году у их спонсора Максима Ноготкова возникли финансовые проблемы? Очевидно, что пока большинство богатых людей не хотят быть беднее, но счастливее.

06 июля, 12:31

Конкуренция или взаимопомощь?

  • 0

На днях прочитал интересную книгу «Капитализм для народа. Либеральная революция против коррумпированной экономики». Автор итальянский экономист Луиджи Зингалес, ныне профессор предпринимательства и финансов в Школе бизнеса им. Бута при Чикагском университете, президент Американской финансовой ассоциации. Он эмигрировал в США в 1988 году. «Я бежал от несправедливой системы. Италия довела до совершенства понятие «клановости». Вы получаете должность благодаря знакомствам, а не знаниям. В Италии даже врачи скорой помощи получают повышение в зависимости от политических пристрастий, а не благодаря своим профессиональным заслугам. В Италии самый простой способ разбогатеть заключается в том, чтобы использовать связи в политической сфере и получить правительственный заказ», – пишет он. Переехав в США Луиджи Зингалес радовался открывшимся перед ним возможностям и довольно быстро добился успеха. «Однако вскоре я стал замечать вещи, напоминавшие мне происходившее в Италии. Я наблюдал за превращением американской финансовой системы в систему коррумпированного капитализма по-итальянски. Под угрозой оказываются не только наши деньги, но и наша свобода. Клановость подавляет свободу слова, уничтожает мотивацию к учебе и ставит под удар карьерные перспективы», – отмечает автор.Спасение экономической и политической системы Луиджи Зингалес видит в усилении конкуренции. Трудно спорить с тем, что чем больше поставщиков товаров или услуг, тем лучше потребителям. Именно поэтому поставщики издавна стараются координировать усилия, чтобы увеличивать прибыльность своих операций. В условиях капитализма политическая власть вынуждена ориентироваться на крупный капитал, который является спонсором избирательных компаний, а также создаёт рабочие места для избирателей. В результате получается, что система работает на то, чтобы богатые неуклонно богатели, а бедные – беднели. Именно этот процесс: стремительного усиления неравенства, мы наблюдаем в мире в последние десятилетия. Рецепт борьбы с экономическим неравенством прост: прогрессивные налоги на доходы, имущество, наследство. Чем больше человек имеет, тем большую долю он должен платить в государственный бюджет. О справедливости такого подхода писал ещё Адам Смит. В принципе во всех развитых странах имеется прогрессивное налогообложение. Однако налоговое законодательство пестрит таким числом исключений и льгот, что в итоге богатые зачастую платят меньше налогов (в соотношении с доходом) чем бедные и средний класс. Луиджи Зингалес считает, что налоговое законодательство стоит упростить и отменить льготы для богатых. Он согласен, что налоги должны быть прогрессивными. Однако он не очень доверяет государству. Ведь чиновники тратят часть собранных налогов на себя, а также часто направляют бюджетные деньги на поддержку крупных корпораций, а не на помощь нуждающимся. Как же можно усилить конкуренцию? По мнению Луиджи Зингалеса – за счёт введения прогрессивного налога на корпоративное лоббирование. «В лоббировании нет ничего дурного; проблема лишь в том, что оно плохо уравновешено. Крупные компании лоббируют непропорционально больше небольших фирм; как следствие, они получают непропорционально большие преимущества. Высокие ставки налогообложения для лоббирования и перераспределение полученных средств для поддержания разнообразных точек зрения позволят уровнять правила игры. Эти меры также позволят ослабить стимулы к лоббированию, поскольку каждая фирма-лоббист будет знать, что часть её средств пойдёт на поддержание противоположной стороны», – пишет он. При этом Луиджи Зингалес прекрасно осознаёт, что большинство избирателей некомпетентны в экономических вопросах. Он считает, что научные круги должны активнее разоблачать язвы кланового капитализма, чтобы люди узнали правду о реальном положении вещей. В результате политики не смогут открыто подыгрывать обладателям крупных состояний. Но сам он сомневается, что многие ученые осмелятся на такое поведение. Луиджи Зингалес уверен, что постепенно все больше образованных людей окажутся среди проигравших и начнут активно выступать против кланового капитализма.«Сегодняшние изменения создали множество проигравших и лишь несколько очевидных победителей. До сегодняшнего дня политическая реакция в значительной степени подавлялась: большая часть бремени приходилась на низкоквалифицированных, не имеющих высшего образования работников, обладающих довольно слабым влиянием на политику. Однако со временем состав проигравших изменится. По мере того, как конкуренты будут становиться всё более высокообразованными, бремя расходов придётся нести тем, кто занимает более высокое положение и кто до сих пор получал значительную выгоду от подобного процесса, – ведь относительный уровень их заработка рос, тогда как заработки остального населения не менялись или даже сокращались. Программисты уже ощутили на своих доходах давление, вызванное ростом конкуренции со стороны иностранных компаний. Скоро придёт очередь бухгалтеров, юристов, врачей и учителей. Эти группы обладают намного большим политическим влиянием: они не сдадутся без боя», – считает Луиджи Зингалес. Но если экономисты не убедят «новых проигравших» бороться за честную конкуренцию в экономической и политической сферах, они будут требовать сохранения уровня своих доходов за счет ограничения конкуренции со стороны иностранцев. В этом их могут поддержать и многие корпорации, которые станут требовать новых привилегий и льгот для себя.Не все исследователи уповают исключительно на благотворную силу конкуренции. Журналистка Наоми Кляйн в своей знаменитой книге «Доктрина шока. Расцвет капитализма катастроф», также разоблачает клановый капитализм и стремительный рост неравенства. Однако она предлагает решать проблемы не за счет усиления конкуренции, а благодаря развитию взаимопомощи. В частности, Наоми Кляйн обращает внимание на рост кооперативного движения в Латинской Америке. Причем речь идёт не только о небольших кооперативах, но и о кооперации между странами. «Каждая страна поставляет то, что ей легче всего производить, а в ответ получает то, в чем острее всего нуждается, независимо от цен на глобальном рынке. Так, Боливия поставляет газ по стабильным льготным ценам; Венесуэла отдаёт нефть, при сильных государственных субсидиях, беднейшим странам и делится своим опытом разработки месторождений полезных ископаемых; Куба посылает тысячи докторов, которые оказывают бесплатную медицинскую помощь по всему континенту, одновременно обучая студентов из других стран в своих медицинских институтах», – отмечает она. Наоми Кляйн обращает внимание на многочисленные примеры, когда жители тех или иных стран помогают друг другу в ликвидации последствий стихийных бедствий или разрушительных военных действий. При этом, если люди надеются на правительство или частных инвесторов, то зачастую получается, что лучшая земля оказывается захваченной корпорациями, а беднякам места уже не находится.Книга Наоми Кляйн была опубликована в 2007 году и с тех пор ситуация во многих странах Латинской Америки сильно ухудшилась. Луиджи Зингалес выпустил свою книгу в 2012 году, и пока усиления благотворной конкуренции в США не наблюдается. Мир продолжает неуклонно катиться к глобальной войне, с помощью которой богатые постараются отвлечь бедных от поиска виноватых. Только вряд ли им это поможет.

27 июня, 18:57

Идея справедливости

  • 0

Рост неравенства по всему миру неизбежно вызывает увеличение интереса к теме справедливости. Встаёт вопрос о критериях распределения богатства. Почему система построена так, что богатые богатеют, а бедные и средний класс беднеют? Можно ли изменить тенденцию без кровавой революции?Несколько лет назад я встречался с пожилым человеком, который всю жизнь занимался закупками продукции для «Газпрома». Я пытался понять – есть ли объективные критерии определения справедливой цены товара или услуги? И он мне сказал, что объективных критериев не существует. Есть механизм торга. Продавец предлагает свою цену, а покупатель пытается её снизить. Если продавцов на рынке много, а покупателей мало, то шансов снизить цену больше, и наоборот. Большие биржевые площадки объединяют многих продавцов и покупателей и могут демонстрировать прозрачные цены, полученные в результате огромного числа сделок. Таким образом, чем больше конкуренции, тем более справедливые получаются цены. Эту систему можно распространить и на оплату труда, чем больше фирм нуждаются в услугах тех или иных специалистов, тем больше шансов на рост заработной платы. В последние несколько десятилетий мы видим укрупнение и глобализацию компаний, следовательно, положение трудящихся ухудшается. Кроме того, компании стараются автоматизировать процессы производства товаров и услуг за счёт активного внедрения роботов и компьютерных программ. Это тоже работает на снижение на оплаты труда.Одной из фундаментальных идей Карла Маркса была прибавочная стоимость. Он говорил о том, что капиталист не полностью оплачивает труд рабочего, а забирает часть стоимости товара себе. С этим положением невозможно спорить, ведь труд предпринимателя по организации работы, тоже имеет свою стоимость. Вопрос заключается только в пропорции разделения стоимости. Эта пропорция всё время меняется. Великий Карл Маркс не смог сформулировать объективных критериев для определения этой пропорции. Предприниматели и наёмные работники борются за увеличение своей доли в распределении «пирога». Победы и поражения в этой борьбе и определяют размер «куска пирога», который получает каждый конкретный человек.В качестве объективного показателя для требования повышения заработной платы можно рассматривать рост производительности труда. Однако этот показатель демонстрирует только количественные, но не качественные показатели. Например, один журналист написал 3 статьи, а другой только одну. Очевидно, что производительность труда выше у первого. Но три статьи могут быть «проходными» и не вызвать никакой реакции у читателей. Зато единственная статья второго журналиста может оказаться гениальной и вызвать массовое цитирование, большое количество «лайков», перепостов и т.д. Какой из журналистов может рассчитывать на повышение оплаты труда?Классиком теории справедливости является Джон Ролз, который сформулировал понятие «справедливость как честность». Ролз выдвинул два принципа справедливости:У каждого человека есть равное право на совершенно удовлетворительный набор равных основных свобод, который совместим с подобным набором свобод для каждого.Общественные и экономические неравенства должны удовлетворять двум условиям. Во-первых, они должны быть привязаны к должностям и постам, открытым для всех при условии честного равенства возможностей; во-вторых, они должны приносить наибольшую пользу наименее обеспеченным членам общества.Ролз считал, что свобода для любого человека более важна, чем экономические блага. Мне сложно согласиться с этим тезисом. История знает массу примеров, что если человек умирает от голода, то зачастую он готов отказаться от свободы ради спасения собственной жизни. В отношении равенства возможностей при занятии должностей, тоже есть вопросы. Если какой-то человек добился успеха в жизни, на мой взгляд, справедливо, что он имеет возможность помогать своим детям: получить лучшее образование, достойную работу и т.д. Нужно понимать логику и людей, которые выбирают тех, кто займёт ту или иную должность. Если он выберет сына влиятельного человека, которого давно знает, то автоматически получит поддержку его отца. Если же взять талантливого «человека со стороны», то нет никакой гарантии, что он не предаст своего руководителя и не переметнётся в стан конкурентов. Талантливым людям из бедных семей нужно просто больше работать, демонстрировать свою преданность руководству, постоянно развиваться. Однако в этом случае возникает опасность, что талантливый человек займёт место своего нанимателя.С тезисом о «наибольшей пользе для наименее обеспеченных членов общества» тоже можно поспорить. Если та или иная группа людей будет ориентироваться исключительно на интересы наименее обеспеченных членов общества, то весьма вероятно, что она проиграет конкурентную борьбу другим группам. Ведь развитие обеспечивают наиболее талантливые члены группы, а среди бедных таланты явно не составляют большинство.Джон Ролз считает, что понятие справедливости как честности основывается на том, что у людей есть «моральные способности», связанные со «способностью чувствовать, что является справедливым» и «способностью понимать, что является благом». Понятно, что у каждого человека имеются представления о справедливости, вопрос заключается только в том, насколько они объективны. На днях прочитал книгу Амартии Сена «Идея справедливости». Это индийский философ и экономист, с 1972 года работавший в Великобритании и США; лауреат Нобелевской премии по экономике 1998 года за вклад в экономическую теорию благосостояния. В книге он привел образец разных подходов к понятию справедливости. Нужно определить кто из трех детей – Анна, Боб или Карла – должен получить флейту, из-за которой они спорят. Анна претендует на флейту, поскольку она единственная из трех детей, кто умеет играть на ней (остальные не отрицают этого). Боб указывает на то, что он единственный из детей, кто настолько беден, что у него вообще нет игрушек. Поэтому он мог бы играть с флейтой (два других ребенка соглашаются с тем, что они богаче, а потому хорошо обеспечены игрушками и развлечениями). Карла указывает на то, что она много месяцев упорно трудилась, чтобы сделать флейту своими собственными руками (другие подтверждают это), и как раз тогда, когда она закончила работу, «именно в этот момент, – жалуется она, – эти двое пришли, чтобы попытаться отобрать у меня флейту». Амартия Сен не смог встать на сторону ни одного из детей, и сформулировать общий принцип справедливости.Таким образом, даже классические авторы не дают чётких, практических ответов на вопросы о справедливости.

16 июня, 12:45

Борьба идеологий

Сейчас все говорят о кризисе современной цивилизации, смерти капитализма и т.д. Идёт активный поиск новых идеологических концепций, которые дали бы людям надежду и показали направление развития.В известной нам форме идеология появилась в конце 18 – начале 19 века в ходе революции во Франции. До этого идеологические концепции тоже имели место, но они опирались на религию и представляли собой религиозные расколы. Две первые идеологии – это либерализм и консерватизм. Либерализм превозносил прогресс и говорил о необходимости преобразований в интересах буржуазии. В свою очередь консерватизм, говорил о том, что старые формы возникли не на пустом месте. Они отражают потребность человека в стабильности, преемственности и почитании традиций. Эта идеология главным образом выступала в качестве выражения интересов собственников земли.В середине 19 века возникло третье идеологическое течение – марксизм. Он опирался на интересы промышленных рабочих и требовал полной отмены эксплуатации человека – человеком. Произойти это должно было после того как промышленный пролетариат захватил бы политическую власть и отобрал у буржуазии все заводы и фабрики.Консерватизм, либерализм и марксизм четко различаются по своему отношению к изменениям. Консерватизм выступает против изменений, либерализм требует постепенных, эволюционных изменений, марксизм настаивает на революционных преобразованиях. Таким образом, консерватизм отражает интересы действующей элиты. Либерализм является идеологией людей, которые смогли добиться улучшения своего экономического положения, но хотят получить и политическую власть, чтобы стать элитой и передать власть и богатство своим детям. Марксизм выступает в качестве идеологии бедняков, которые могут рассчитывать на улучшение своего положения, только в результате революционных преобразований.Консерватизм ставит во главе угла – коллективизм, говоря об интересах нации и государства. Марксизм тоже выступает за коллективизм, но он говорит об интересах класса трудящихся – промышленных рабочих. Либерализм опирается на индивидуализм и много говорит о честной конкуренции и о правах человека. Всё это легко объяснить. Действующая консервативная элита прекрасно осознаёт свой коллективный интерес и опирается на группы зависимых людей. Либералы только стремятся войти в элиту, опираясь на свои личные способности, поэтому они заинтересованы в честной конкуренции при занятии важных должностей. Бедные люди, не имеющие выдающихся способностей, могут добиться улучшения своего положения, только действуя сообща.Интересно отношение этих идеологий к государственной власти. Консерватизм говорит, что власть принадлежит элите по праву традиции и передаётся по наследству. Часто здесь фигурирует ссылки на божественную волю, одобряющую именно такое положение вещей. Либерализм говорит о том, что власть принадлежит тем людям, которые лучше других способны организовывать совместную деятельность людей для достижения всеобщего блага. Здесь делается упор на организаторские способности и профессионализм. Марксизм говорит о том, что государство это аппарат угнетения низших классов – высшими. Здесь главный упор делается на подавление и репрессии. Выход для низших классов – революция.В 20 веке происходило смешение этих идеологических концепций. Ключевым моментом был уровень развития капитализма в той или иной стране. Если страна принадлежала к лидерам капиталистической системы, то в них марксизм постепенно отказывался от революционности в пользу реформ и сближался с либерализмом. Социал-демократия была уверена, что трудящиеся могут добиться улучшения своего положения за счет делегирования своих представителей в парламент, а затем и в правительство. В странах периферии капиталистической системы национальная буржуазия была слаба и сильно зависела от иностранного капитала. В результате развитие капитализма в таких странах приводило к резкому ухудшению положения трудящихся, так как значительная часть доходов предприятий уходила за рубеж. Именно поэтому в ряде стран периферийного капитализма победили революции под знаменем марксизма – ленинизма, маоизма и т.д. Здесь происходило масштабное огосударствление собственности для того, чтобы противостоять давлению богатых и могущественных стран Запада. Однако страны, в которых правили коммунистические партии, не смогли обогнать ведущие капиталистические страны по уровню производительности труда. Это означало, что их проигрыш Западу был неизбежен.Сегодняшняя Россия не представляет никакой альтернативы странам Запада. Мы вернулись к тому же самому периферийному капитализму, поставляя на мировой рынок преимущественно сырьевые товары. В результате возникает логичный вопрос: почему же иностранные корпорации не господствуют в нашей экономике? Не случайно многие представители нашей элиты, которые называют себя либералами, выступают за тотальную продажу госсобственности иностранцам. Российские консерваторы, многие из которых вышли из системы КГБ, прекрасно понимают, что иностранцы будут использовать их в лучшем случае в качестве охранников собственности от недовольного большинства населения, да и то далеко не всех. Именно поэтому наши консерваторы пытаются обосновать своё право на власть и собственность. И тут они неизбежно вспоминают о религии. В результате мы видим смычку православного духовенства и власти. Именно поэтому власти приходится делиться с церковью собственностью и привилегиями. Очень показательна история с Исаакиевским собором.Развитие транспорта и информационных технологий сделали мир глобальным. Люди могут узнать о том, что происходит в других уголках планеты. Постепенно к большинству людей приходит осознание того, что нынешняя капиталистическая система находится в глобальном кризисе и не предлагает привлекательных путей развития для большинства человечества. Глобальная элита озабочена сохранением своего господства и стремится к ещё большему усилению своих позиций за счёт абсолютного большинства населения планеты. В качестве противовеса этой тенденции растёт популярность требований глобальной справедливости. Причем не только в бедных, но и в богатых странах.Американский экономист, лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц в своей книге «Цена неравенства» предупреждает элиту США о том, что если не будут проведены реформы, направленные на снижение уровня неравенства, то представители элиты сильно пожалеют об этом. Ведь большинство населения, которое окончательно лишится надежд на лучшее будущее, неизбежно объявит войну элите.Вот несколько предложений Стиглица (даю простое перечисление без детальной расшифровки, которую можно найти в книге):Обуздать финансовый сектор.Более строгая и эффективная реализация законов о конкуренции.Улучшение корпоративного управления – особенно сокращение власти топ-менеджмента по выделению большого количества корпоративных ресурсов на собственные нужды.Многоуровневая реформа закона о банкротстве.Положить конец государственным раздачам – будь они расположены в государственных активах или закупках.Положить конец искусственному корпоративному благосостоянию – включая скрытые субсидии.Правовая реформа – демократизация доступа к правосудию и уменьшение гонки вооружений.Более прогрессивный подоходный налог и корпоративная налоговая система с меньшим количеством лазеек.Эффективное применение системы налогообложения наследуемого имущества, чтобы не позволить возникнуть новой олигархии.Улучшение доступа к образованию.Государственное стимулирование обычных людей накапливать деньги.Здравоохранение для всех.Усиление программ социальной помощи.

25 мая, 12:12

Богатые тоже все умрут

  • 0

Сегодня все говорят о глобальном кризисе. Часто проводят сравнения с началом ХХ века, когда мир стоял на пороге первой глобальной войны. Действительно, параллелей много. Однако есть и существенное отличие.В 1900 году население Земли чуть превышало 1,6 млрд человек, а сейчас людей более 7 млрд. При этом население продолжает увеличиваться. В некоторых регионах уже не хватает воды и плодородных почв для элементарного выживания, и люди бегут в другие страны.Огромной проблемой развитых стран являются долги, как государств, так и граждан. Во многих странах госдолг уже превысил 100% ВВП, это означает, что погасить его будет практически невозможно.Ещё одна проблема – резкое сокращение «среднего класса» и чудовищный рост неравенства по всему миру. Это делает политическую систему нестабильной. Появляются политики-популисты, которые предлагают простые ответы на сложные вопросы. Часто эти ответы ищутся в национализме.Но национализм зовет людей не в будущее, а в прошлое: в те времена, когда страны «золотого миллиарда» жили хорошо. Вернуться в те времена уже невозможно. Мир изменился.Благодаря доступности транспорта и информации народы всё больше перемешиваются. В Лондоне самое популярное имя для детей – Мухаммед. Национализм в таких условиях может привести только к войне всех против всех.Очевидно, что с помощью националистического популизма, богатые пытаются убедить бедных в том, что виноваты в их проблемах какие-то «чужаки», а не правящие элиты.Заигрывание с националистическими идеями плохо закончится для элит, так как в случае масштабных гражданских противостояний неизбежны «эксцессы», которые рано или поздно приведут к тому, что силовые структуры могут прекратить поддерживать политику властей.Чем дальше, чем больше мы будем наблюдать раскол в среде элит. «Твердокаменные элитарии» продолжат требовать сохранения для себя всех привилегий, что неминуемо должно привести к дальнейшему обнищанию большинства населения.«Гибкие элитарии» постараются представить себя «защитниками интересов большинства». Одновременно во многих странах будут происходить попытки отказа даже от видимости демократии. Мы увидим новых диктаторов-популистов.Очевидно, что в мире растёт запрос на новую идеологию, которая позволила бы снизить градус классового и межнационального противостояния. Что мы имеем сегодня?Теория глобализации говорит о том, что все страны мира находятся в режиме открытой конкуренции. Глобальные компании открывают производства там, где есть дешёвая рабочая сила, а центры прибыли там, где низкие налоги. В результате выигрывают жители бедных стран, так как у их жителей появляется работа на промышленных предприятиях.Жители богатых стран находят себе применение в сфере услуг. Вроде бы все должны быть довольны, но это не так. В большинстве стран реальные доходы людей труда не растут, а зачастую вообще сокращаются, а богатые продолжают богатеть.Идеи социализма в последнее время считаются не реалистичными. Ведь если какая-то страна начнёт увеличивать свои социальные обязательства, то она станет неконкурентной в мировом разделении труда и вскоре у неё не останется средств на выполнение повышенных социальных обязательств.Получается, что рост социальных обязательств должен идти вслед за увеличением производительности труда. В наше время проще всего повысить производительность труда за счёт внедрения роботов.Однако этот путь ведёт к снижению числа работников, которые выдавливаются в низкооплачиваемую сферу услуг (няни, парикмахеры и т.д.). Возникает вопрос: кто же будет покупать товары, сделанные роботами? Может быть, сами роботы?Исламизм находится на подъёме, так как его последователи в основном проживают в странах, где в структуре населения преобладает молодёжь. Этот фактор заряжает ислам на экспансию. При этом ислам – «старая» религия, которой уже почти 1,5 тыс. лет. За это время ислам разделился на множество ответвлений, сект и т.д.Самым большим расколом в исламе является деление на суннитов и шиитов. В результате мусульмане активно враждуют между собой. Кроме того, ислам зовёт своих последователей не в будущее, а в прошлое, предлагая жить по древним законам шариата.Экологические движения говорят о необходимости охраны природы от вредоносного воздействия человека. Сначала это была борьба за снижение вредных выбросов промышленных предприятий. Однако многие компании предпочли просто перевести производство в страны «третьего мира». В первую очередь в Китай, что привело к экологической катастрофе во многих крупных китайских городах.В настоящее время китайцы вынуждены уделять больше внимания снижению вредных выбросов. Борьба с вредными выбросами – это хорошо. Но по сути своей экологизм считает необходимым уменьшение численности людей на планете, чтобы снизить воздействие на природу.Стремительно усиливающийся Китай пока не предложил миру какой-то новой идеологии. Коммунистическая партия Китая постепенно превращается в партию капиталистов. Для внешнего мира китайцы предлагают не коммунистическую идеологию, а конфуцианство – главный постулат которого традиционное подчинение «младших старшим».Отношения в государстве Конфуций сравнивает с семьёй, где все должны беспрекословно подчиняться отцу, а он в свою очередь должен заботиться обо всех членах семейства.Получается, что Китай предлагает себя в роли такого мудрого отца для других стран. А внутри КНР мудрый отец – это коммунистическая партия, лидеры которой зачастую передают власть и богатство своим детям, что вызывает закономерное недовольство у большинства населения.Судя по тому, как растёт нестабильность в мире, мы постепенно движемся к очередной глобальной войне. Элита явно рассчитывает, что в результате войн и сопутствующим им голода и эпидемий произойдёт сокращение населения планеты.Если людям не удастся противостоять такому развитию событий, вопрос выживания станет ключевым. Может быть, стоит озаботиться этим вопросом сейчас, не дожидаясь пока планета будет превращена в руины, малопригодные для жизни?Главное понимать, что нужно думать о выживании для всех, а не только для элиты, которая ради сохранения власти и сверхвысокого уровня жизни для себя готова пожертвовать миллиардами жизней.С другой стороны, представители элит понимают, что войны приводят к увеличению числа людей, умеющих воевать и имеющих в руках оружие. Против кого они его повернут, когда устанут воевать? Тем более, что богатые любят жить в компактных поселениях, где их легко найти.Базовые инстинкты, которые определяют жизнь, как человека, так и животных просты: выживание, продолжение рода, доминирование. Если бедных людей больше беспокоит выживание и продолжение рода, то у элиты главная забота – сохранение своего доминирования.Когда люди теряют надежду на улучшение своего положения, когда они не верят, что их дети смогут прожить лучшую жизнь, они становятся очень опасными. Ведь им нечего терять. В таких условиях всё большей популярностью начинают пользоваться идеи социальной справедливости.Спасти себя от резни элита может только за счёт снижения уровня неравенства. Если во всех странах будут введены прогрессивные налоги на доходы и имущество, а полученные средства будут идти не на покупку оружия, а на социальные программы. Согласятся ли богатые на это? Сомневаюсь.Господствующая капиталистическая идеология провозглашает главной целью жизни человека обогащение, то есть накопление максимального количества материальных благ, причём индивидуально, а не коллективно.Однако ресурсов планеты Земля не хватит для того, чтобы обеспечить уровень жизни характерный для обеспеченных людей США и Западной Европы населению Китая и Индии (не говоря уже обо всём остальном человечестве).Конкуренция между людьми должна строиться не на основе обладания вещами, а на основе духовных ценностей и знаний. Существует известная схема Абрахама Маслоу который разделил потребности людей на пять основных категорий:а) физиологические: голод, жажда, половое влечение и т. д.б) потребности в безопасности: комфорт, постоянство условий жизни.в) социальные: социальные связи, общение, привязанность, забота о другом и внимание к себе, совместная деятельность.г) престижные: самоуважение, уважение со стороны других, признание, достижение успеха и высокой оценки, служебный рост.д) духовные: познание, самоактуализация, самовыражение, самоидентификация.Необходимо стремиться к тому, чтобы люди обладали гарантированным минимум материальных вещей (еда, одежда, жильё). А главным элементом престижа должна быть духовные и интеллектуальные достижения человека, а не личный самолёт или многоэтажный дворец. Ведь материальные ресурсы конечны, а знания – нет.Элита всегда должна быть умнее и образованнее среднего обывателя, в противном случае она быстро перестанет быть элитой. Главной ценностью для человечества должно стать создание вещей и идей, которые способствуют его выживанию.Добычу, переработку и сбыт дефицитных ресурсов нужно осуществлять через совместные предприятия компаний тех стран, на территории которых находятся эти редкие ресурсы, и тех, государств, которые будут их потреблять.В результате страны, у которых нет ресурсов, получат к ним доступ, а владельцы сырья получат доступ к рынкам сбыта. Цена энергоресурсов должна определяться не игрой биржевых спекулянтов, а количеством энергии и вредных выбросов, получаемых при их сжигании.Коротко основу новой идеологии можно сформулировать так: «Выживание человечества за счет созидательного, гармоничного развития в единстве с природой».Подобные идеи люди высказывают постоянно, но человечество так и не смогло побороть в себе алчность, злобу, ненависть к непохожим. Интеллектуальный уровень среднего человека, также весьма невысок. Но если мы хотим выжить, то нужно стремиться стать лучше, а не деградировать.http://www.samovar-news.com/2017/05/14/bogatye-tozhe-umrut/

24 января, 15:39

Справедливость против деградации. Часть 1.

  • 0

Оригинал взят у pan_ikota в Справедливость против деградации. Часть 1.Новая идея человечества появится в процессе глобальной катастрофыНа вопросы Samovar—news Мирко Котичу ответил директор российского Института национальной энергетики и автор недавно вышедшей книги «Нефть и газ. Деньги и власть»(http://www.samovar-news.com/2017/01/12/letopis-epohi-uglevodorodov/) Сергей Правосудов, который рассказал о своём видении того, что происходит с окружающим нас миром. НАЧАЛО ИНТЕРВЬЮ– Сергей, многие считают, что сегодня человечество, по большому счёту, утратило смысл своего существования. Нет больше великих идей, которые будоражат пытливые умы, нет высоких и светлых стремлений. Навязанная всему миру идеология потребления концентрирует всё внимание общества на решении каких-то мелких, незначительных и, по сути дела, надуманных проблем. Люди зациклены на бессмысленных материальных благах, ради которых они в большинстве своём и существуют. В то же время ключевые духовные ценности целенаправленно уничтожаются – происходит их поступательная подмена самыми низменными человеческими инстинктами, потребностями и чувствами, что является причиной стремительной деградации общества. А как ты видишь нынешний мир?– Вернемся немного прошлое, – в античность, от которой мы обычно отталкиваемся, когда говорим о европейской цивилизации. Понятно, что высокоразвитые цивилизации были и до неё, но истоки европейской цивилизации идут именно от античной. Было многобожие, которое затем перешло в христианство. С язычеством было всё просто: есть конкретные боги, у каждого из которых нужно что-то определённое и просить. Хочешь, чтобы виноград вырос – принес жертву одному богу, чтобы был успех в войне – другому. Были достаточно простые отношения. Ты – мне, я – тебе.В христианстве земная жизнь – это только подготовка к настоящей жизни после смерти. Поэтому нужно делать основной упор на духовность, на сокращение своих желаний, на некий аскетизм, на молитву. А потом ты попадёшь в рай и тысячелетия твоя душа там будет наслаждаться благоденствием. Понятно, что большинство людей так или иначе грешило. Это понятно, потому, что человек – не бог. Он зачат во грехе, в нём и живёт, и умирает. Но постепенно деградировала ещё и сама религия. И в результате всё свелось к материальному достатку. То есть – живи здесь и сейчас. Допустим, протестантизм выдвинул на первое место, что бог тебя любит, если ты живёшь хорошо сейчас. Если ты богатый, значит бог тебя любит. Бог хочет, чтобы ты был богатым. И, вот, именно это сейчас процветает. Сейчас про протестантизм уже тоже забыли. Просто нужно быть богатым, без каких-либо рамок и ограничений. Живи здесь и сейчас, а после смерти ничего нет. Мы отменяем все ограничения и тебе не перед кем отвечать за свою жизнь. Ценность представляют только материальные блага. Захотелось потреблять алкоголь – потребляй, захотелось наркотики – да, пожалуйста. Ограничений нет.– А государство как же? Разве оно не борется с этими пороками общества?– Это только теоретически. На самом же деле никакой реальной борьбы нет. Всё, что человек делает – правильно. Если хочется, значит – надо. Хочется любых извращений – значит он такой человек особенный. Пусть извращается.Но в чём проблема? В том, что всё это ведёт к дальнейшей деградации. Потому, что нет никакого развития. Человек думает только об удовлетворении своих потребностей, причём речь не идёт о потребностях духовных, о духовном и интеллектуальном росте. Подход прост – если что-то даёт быструю возможность жить хорошо в материальном плане, значит надо развивать, если нет – значит, и не надо. Условно говоря, если можно легче и больше зарабатывать, занимаясь проституцией, то зачем учиться в институте? А учиться в вузе – долго, перспективы смутные, да ещё непонятно чем всё закончится – может, ещё и работу не найдёшь.Естественно, всё это ведёт к деградации, но всё усугубляется ещё и самой большой проблемой, которая сегодня стоит перед человечеством. Это рост численности населения. Если 200 лет назад, население планеты было около 1 млрд человек, то сейчас уже больше 7 млрд. И тут есть разные прогнозы. Оптимисты говорят, что скорость прироста населения замедляется, и скоро численность жителей Земли даже начнёт постепенно снижаться. Кто-то говорит, что произойдёт это после достижения уровня в 9 млрд, кто-то – после 10 млрд. В общем, оптимисты считают, что каким-то образом мы с этим справимся.Может быть и так. Понятно, что человечество не вымрет целиком. Кто-то, естественно, останется. Вопрос в том, останется кто? Потому, что, если смотреть, где растёт население, это Африка, Ближний Восток, азиатские страны, такие как Индия или Бангладеш. Получается, что это как раз бедные государства, где больше всего населения. Чем беднее страна, тем выше в ней рост населения. Все эти люди хотят жить и хотят есть. И многие из них принимают решение, что, поскольку здесь мне жить тяжело и, скорее всего, я тут погибну, то нужно бежать туда, где есть надежда выжить и жить лучше. Поэтому они пытаются бежать – кто в Европу, кто в США, кто – ещё куда. Так или иначе ищут возможность выживания. Это, в общем-то, очевидная вещь.Вторая проблема, которая очень актуальна для человечества, это быстрое и всё большее разделение на богатых и бедных. Причём, разрыв между богатыми и бедными стремительно растёт. В то время как средний класс постепенно растворяется. В итоге получается то, что мы наблюдали перед Первой Мировой войной. Тогда была очень похожая ситуация. Тоже был очень сильный разрыв. Богатые всё это прекрасно понимают. Раньше они всегда находили способ решения таких проблем в войне. Лишние люди, тем более, бедные, должны друг друга убивать и, таким образом, решать проблемы богатых. Чем меньше людей, тем меньше проблем. Они будут убивать друг друга, будут умирать из-за болезней…– Но раньше ещё и велась борьба за контроль над территориями, ресурсами…– Как мы знаем, в результате Первой Мировой войны никто ничего особо не завоевал. Просто распалось несколько империй, на их месте появились какие-то другие страны. Но сказать, что кто-то в результате чего-то много завоевал – нельзя. Главное, чтобы больше людей погибло в боях и умерло от болезней.– Но, ведь, именно после этого появилась мощная идея, за которой пошли люди, появился Советский Союз…– Как раз в критических условиях какие-то люди, которые хотят выжить, придумывают как это можно сделать. Появляются какие-то идеи, вокруг которых люди сплачиваются и начинают бороться. По-другому не бывает. Потому, что, если сейчас смотреть на тех же бедных, которые сейчас живут, допустим, на Ближнем Востоке, они и приняли идею Исламского государства (ИГ). Она очень привлекательна именно для бедных. Для людей, которые понимают, что вся их жизнь в нынешней системе координат – сплошная боль и разочарование. У них нет никаких надежд на светлое и счастливое будущее. А ИГ даёт им прекрасную реальную возможность устроить свою жизнь.Как это происходит? Во-первых, им говорят, что абсолютно всё, что они делают – правильно. «Аллах это позволяет», – говорит Мулла. Им дают, допустим, автомат. И всё, что они захватят с этим автоматом – всё принадлежит им. Всё, что им надо, им разрешено взять себе. Плюс им дают средства для полового возбуждения и наркотики для эйфории. Они входят в какой-то населённый пункт, где воруют, грабят, убивают и насилуют всех, кого им хочется. Мулла всё разрешает. Они впадают от этого в эйфорию, потому, что находятся под действием наркотиков.И всё. Человек решает все свои неразрешимые до сих пор проблемы. Он чувствует себя богом. Когда люди из «никого» становятся «всем», даже на короткий момент, это их завораживает. С другой стороны, если их убивают, они попадают в рай, ведь, погибают они как бы во время джихада. В раю их ждут 50 девственниц и всё прекрасно. Также было и на Украине с теми, кого призвала новая киевская власть. Ничего у тебя не было и вдруг сразу всё стало, притом тебе всё можно и ты в любом случае молодец.Не секрет, что в ИГ приезжают в том числе и европейцы, у которых была более или менее приличная жизнь в сравнении с Африкой, но они поняли, что даже в Европе никаких перспектив у них нет. Уровень жизни выше, а справедливости так и нет. Они видят как живут богатые европейцы и понимают, что им так никогда не жить. А хочется жить именно так. Тогда они объявляют протест и встают как бы на путь джихада. И вполне возможно, что люди эти талантливые и образованные. Но рядом живут богатые бездари, уровня жизни которых им никогда не достичь. В результате, либо они будут «ишачить за гроши» на этих бездарей, либо… становятся «богами-смертниками» в ИГ.Эта идея есть и очень быстро сейчас развивается. Но проблема в том, что она не несёт в себе никакого созидательного потенциала. Только разрушение. Захватил, ограбил, убил кого-то – убили тебя. Эта идея как раз очень полезна для богатых. Потому, что она уничтожает огромное количество бедных людей, недовольных окружающим их миром. Неважно на пути ты джихада или нет, но пришёл какой-то человек и тебя убил. Это мощный инструмент по утилизации лишних людей, в данном случае на Ближнем Востоке, где их слишком много.– Так может представители богатой части человечества, так называемый коллективный Запад, им эту идею специально и подбросил?– Именно так. Благодаря этому люди активно убивают друг друга. Как появились все эти организации – ИГ, «Аль-Каида» и многие другие – давно не является секретом. За их созданием стояло американское ЦРУ.Ещё одна важная задача, которая выполняется при помощи создания и распространения таких психологических «вирусов», помимо искусственного сокращения населения в конкретных регионах, – это отвлечение внимания самых активных людей от мировой несправедливости и, прежде всего, от проблем, которые связаны с расслоением человечества на богатых и бедных. Ведь, не любой человек пойдёт воевать, а лишь наиболее активные. Они могли бы создавать проблемы для богатых, а так они убивают себе подобных.Поэтому, для того, чтобы мир как-то выжил, нужно, чтобы появилась какая-то созидательная идея, вокруг который объединились бы люди. Во что упёрся капитализм? Когда людей было относительно мало, было понятно, что есть страны, которые живут лучше, есть – что хуже. Есть люди, которые живут лучше и хуже. Человеку объявляется в рамках «американской мечты», (впрочем, при капитализме мечта одинакова в любой стране), что ты должен стать богатым. У тебя есть такие шансы, потому, что у нас общество равных, демократия, свобода и т.д. И мы всё это тебе предлагаем – пожалуйста. Работай хорошо, учись и ты будешь богатым.– Но «американская мечта» предполагает не совсем это. Скорее, стать богатым быстро, в один момент, и неважно как, каким образом. Условно говоря, успешно ограбить банк – это тоже «американская мечта», а не только выиграть в лотерею. Можно учиться, чтобы потом стать богатым, а можно просто кого-то обмануть, обворовать, ограбить или даже убить. Главное – стать богатым.– Да, главное победить, стать богатым. Но во что упёрлась эта идея? В то, что всё-таки количество ресурсов на планете Земля конечно. И сделать уровень жизни на всей планете таким же как живут достаточно обеспеченные люди в США или Западной Европе, хотя бы даже на уровне среднего класса (который сокращается, но так или иначе, всё-таки пока существует), просто невозможно. Ресурсов, которые имеются на планете, просто не хватит. Значит, нужны какие-то другие ресурсы. Или как-то по-другому всё организовать. Это прекрасно понимают и богатые. Это система не работает, поэтому огромное количество людей, которые в ней находятся, нужно сокращать.Раньше из этой проблемы выходили таким образом, что находили нищих, которые готовы были трудиться за гроши. Китай, Вьетнам и так далее. Туда переносишь производство и сразу несколько проблем решаешь. Рабочим в своей стране снижаешь зарплаты, потому, что труд китайцев в 3-4 раза дешевле. Люди, теряющие работу, устраиваются на какую-то менее оплачиваемую работу. И богатым хорошо. Прибыль сохраняется и даже увеличивается.Но сейчас встаёт вопрос: а кто после Китая? В КНР уровень жизни вырос, и рабочая сила теперь тоже существенно подорожала. Она уже не дешева. Появились предложения перенести производства в Индию. А в Индии с дисциплиной не очень – там люди другие, не такие ответственные как в Китае. Их не заставишь за гроши хорошо работать. Они готовы просто сидеть и медитировать, есть тропические фрукты и не напрягаться при этом, тем более, что климат позволяет. Поэтому я не думаю, что с Индией это так же успешно сработает, как в своё время с Китаем.И, вот, они в это упёрлись. Что делать дальше? Мир конечен, а люди уже перешли за красную черту. А дальше уже следующая проблема – последнее десятилетие нормальный уровень потребления в тех же США и Европе сохранялся за счёт кредитов. Раньше кредиты давались, а сейчас пришло время их отдавать. А отдавать нечем.– Здесь, наверное, следует сказать о виртуальной экономике. Что была создана некая виртуальная система, которая уже не соответствовала реалиям. И, если не 100, то 50 лет – точно, наш мир живёт в этой новой, виртуальной реальности. И если скрупулёзно сопоставить реальные ресурсы с виртуальными их предложениями, то получится страшный дефицит.– Сегодня все признают, что количество реальных товаров на планете раз в 100 меньше, чем количество виртуальных денег, которые крутятся в мировой экономике. Они не идут даже в реальную экономику, а именно просто крутятся. На виртуальные доллары покупаются виртуальные фьючерсы, деривативы и прочие виртуальные инструменты, и всё это из пустого в порожнее переливается, ничего не производя и не создавая. А мир, по сути дела, продан и перепродан уже много раз, так как ресурсов больше не становится. Кризис 2008 года, как раз и был именно про это.Но тогда они смогли переложить долги банков на государственные плечи – государство дало деньги банкам. В результате к чему сейчас пришли США? Их долг уже превысил 100% ВВП. Сколько они ещё превысят? Ну, 120%, но это не может продолжаться бесконечно. Рано или поздно этот пузырь так или иначе лопнет. Как выходить из этой ситуации?– Снова начнут войну?– К этому и пытаются подвести. Нужно найти виноватых. В США обвинят каких-нибудь мексиканцев или ещё кого-то, кто мешает элите жить хорошо. То же самое происходит в каждой стране – богатые пытаются найти виноватых. В России сделают крайними каких-нибудь таджиков или других мигрантов, которые «понаехали» и «отбирают у нас работу», или, допустим, «курильщики». На самом деле, неважно кто, главное сместить вектор, отвести угрозу от элиты. И натравить бедных на кого-то, занять их чем-то «важным», чтобы они убивали себе подобных, а те бы уничтожали их в ответ. А благодаря этому, богатые решали бы свои проблемы.– Но так же может и одна часть элиты натравливать народ на другую, конкурирующую…– Да. Но, так или иначе, в этой борьбе появятся какие-то люди, которые выдвинут именно к богатым какие-то требования, касающиеся перераспределения материальных благ. Потому, что простые люди всё-таки не полные дураки. В тех же США бедные прекрасно понимают, что все их главные проблемы совсем не от мексиканцев, которые в большинстве своём просто такие же бедные люди, которые также работают за гроши рядом с простыми американцами.Поэтому последнее время элиты продвигают следующую идею: технологии достигли такого уровня, что люди на производстве в принципе уже не нужны, их заменят роботы, которых и нужно сегодня активно внедрять. И это действительно происходит – количество роботов на производстве растёт в США, Японии, Корее. Да и во многих других промышленно развитых странах. А простым людям предлагается, если они не хотят потерять работу, согласиться на совсем никудышные условия. Потому, что иначе – гораздо более «эффективные» роботы могут заменить всех. Вложился один раз и всё.Вот, собственно говоря, к чему мы пришли – к жёсткому противостоянию богатых и бедных. И тут никакая национальная идея не поможет. Потому, что во всех странах примерно одно и то же. Неважно США это, Россия или Китай. Есть разные нюансы, но суть именно такова. Везде растёт социальное неравенство, растут долги. Где-то меньше, где-то больше, но система, в которой мы все живём, одна и та же. Причём, уровень противоречий нарастает очень сильно.И всё это усугубляется тем, что раньше была доминирующая держава США, а сейчас все прекрасно понимают, что это уже не так. Экономика США проигрывает Китаю. Сейчас Китай занимает второе место в мире по объёму ВВП в долларах, а по паритету покупательной способности – первое. Тем не менее, очевидно, что при сохранении нынешних темпов роста в Китае и США, через несколько лет КНР неизбежно станет мировым лидером.Естественно, что американцы категорически против такого развития событий, и они постараются сделать всё, чтобы этого не произошло. Спровоцируют гражданскую войну в Китае, втянут КНР в вооруженный конфликт с соседними государствами или используют другие возможности, чтобы сохранить свои позиции в мире. Потому, что США – крупнейший должник в мире. А если они ещё и потеряют своё мировое господство, то виртуальный пузырь, о котором мы говорили, созданный как раз с подачи Соединённых Штатов, лопнет. И этой страны просто не станет.Взял здесь: http://www.samovar-news.com/2017/01/16/spravedlivost-protiv-degradatsii/Продолжение интервью: http://pan-ikota.livejournal.com/418657.html

24 января, 15:38

Справедливость против деградации. Часть 2.

  • 0

Оригинал взят у pan_ikota в Справедливость против деградации. Часть 2.Новая идея человечества появится в процессе глобальной катастрофыНа вопросы Samovar—news Мирко Котичу ответил директор российского Института национальной энергетики и автор недавно вышедшей книги «Нефть и газ. Деньги и власть»(http://www.samovar-news.com/2017/01/12/letopis-epohi-uglevodorodov/) Сергей Правосудов, который рассказал о своём видении того, что происходит с окружающим нас миром. ОКОНЧАНИЕ ИНТЕРВЬЮ– Сергей, и что же должно произойти дальше? Начнётся глобальная война или для сокращения лишних ртов используют новые технологии? Например, искусственно сократят рождаемость или повысят смертность там, где это «нужно». Ведь, при нынешнем уровне технологического развития это можно даже не афишировать – сделал ребёнку «обязательную прививку», провёл принудительную «вакцинацию от гриппа» или даже запустил новую систему «обеззараживания» питьевой воды и всё, никто даже не заметит. Ведь, в противном случае, рано или поздно, может дойти и до мировой революции, когда «большинство» просто сметёт «золотой миллиард». А если этот процесс начнётся, то это будет, если и не невозможно, то крайне сложно остановить. Почему никто ничего не делает, чтобы этого избежать? Почему не появляется каких-то идей, способных решить назревшие проблемы и дать всем какую-то надежду?– По поводу вакцин я слышал, что якобы такие программы действительно есть. Что в Африке делают прививки женщинам как бы от малярии или других болезней, а на самом деле это делает их бесплодными. То есть, всё это уже делается. Что касается развязывания глобальных боевых действий, то они уже не оправдались во время Второй мировой войны. Потому, что после неё разрыв между бедными и богатыми очень сильно сократился. Так как пострадали все – как бедные, так и богатые. Богатые в ходе той войны потеряли очень много активов, в результате чего они стали намного беднее. Но в последнее время этот разрыв снова стал стремительно расти.Но в чём теперь состоит идея элиты? Просто сохранить всё так, как есть. Потому, что их всё устраивает. Соответственно, от них нет смысла ждать, что они какой-то выход предложат. Зачем им это? Если бы они быть немножко поумнее, они бы, может быть, не допускали такого роста неравенства. Но они допускают. Каждый сам за себя, каждый хочет стать богаче, а бедные должны умирать. Если ты не встроился в рынок, ты проиграл конкуренцию, условно говоря, китайцу или роботу. Значит, дружок, ты сам виноват. Не элита же в этом виновата! А то, что это рано или поздно приведёт к социальному взрыву, эта элита не задумывается.В чём проблема богатых? Они же не могут жить сами по себе. Им нужен обслуживающий персонал. Но они исходят из того, что всегда есть люди, которым можно хорошо платить, и они, за то, что их «вырвали из нищеты», будут своих «хозяев» защищать. Но это всегда приводит к тому, что «слуги» оказываются недовольны таким положением дел. Ведь, у них есть родственники, друзья, знакомые.Чем отличается успешная революция от бунта? В первом случае, армия отказывается стрелять в народ. Она поворачивает штыки против богатых, которые посылают их против народа. И тогда у элиты вообще нет никаких шансов. И рано или поздно это, скорее всего, случится. А как иначе? Тем более, что люди, которые обслуживают богатых, они прекрасно видят, что реально представляет собой элита.– Ну, допустим, все, кого «подняли», как правило, стараются родственников «взять с собой». А все вместе они обычно становятся именно на сторону тех, кто их осчастливил, и сами превращается в эту самую элиту. Разве нет?– Ну, например, офицер может «поднять» своих родственников. И то, опять же, не всех – главным образом самых близких. На бóльшее у него просто не хватит ресурса. Но у рядового солдата нет таких возможностей.– Но переезжают же учёные, работающие на элиту, допустим, в США. Со всеми своими родственниками. Работают они, например, над технологиями, позволяющими кардинально сократить население планеты, но они об этом, может быть, даже и не знают. И все довольны, все смеются.– Вопрос в степени жадности. Средний класс, который и был неким буфером между богатыми и бедными, как-то же кормили до последнего времени? А теперь – нет. Потому, что жадность – сильнее здравого смысла. Делиться уже никому ни с кем не хочется, даже если это действительно необходимо. Богатые всё меньше и меньше людей готовы содержать вокруг себя. И в какой-то момент это приведёт к тому, что защищать их станет просто некому.Всё меньше людей готово отдавать свои жизни за богатых. Ведь, «слуги» не просто должны наслаждаться жизнью, а идти в бой за своих «хозяев». Но никто не будет умирать за гроши. Лучше уж присоединиться к тем, кого больше, у которых больше шансов, что они победят. Поэтому, естественно, придумываются все эти виртуальные реальности, социальные сети, компьютерные игры, чтобы людей хоть как-то отвлечь от насущных проблем. Отвлечь их необходимо любыми способами и средствами.– Но это же не решает проблему. Мало того, выходя из виртуальной реальности в окружающую их действительность, люди становятся более агрессивными, ещё больше растёт недовольство и дискомфорт от реальной жизни…– Да. Те же социальные сети, с одной стороны, они отвлекают людей от действительности, а с другой – объединяют их. Конечно, их пытаются контролировать через спецслужбы или ещё как-то. Но, так или иначе, люди начинают больше общаться, и охват этого общения может быть гигантским. Естественно, есть люди, которые занимаются в сети всякой бессмыслицей, но появляются и группы, которые обсуждают серьёзные актуальные проблемы и думают как их можно решить. Причём, популярность таких «объединений» активно растёт.Так, есть учёные, такие, например, как Андрей Фурсов – он историк, выступает с лекциями, издаёт книги. У него группа поддержки вКонтакте уже более 60 тыс. человек. Это как раз люди, которые интересуются проблемами отсутствия справедливости в современном мире. А он как раз и говорит, что богатые становятся богаче, а бедные – беднее. Он не призывает ко всяким там революциям, но рассказывает о реальной ситуации. И всё больше и больше людей это понимает. Что невиртуальная реальность именно такова. И из неё нужно искать какой-то выход, а богатые в этой ситуации ничего не предлагают. Ни одна страна мира не предлагает какого-то внятного выхода – работай за бесценок и постепенно загибайся, вот и весь разговор.– Но, если какой-то идеи не появится, то всё закончится очень плохо. Будет глобальная война ядерная или неядерная, все друг друга переубивают и всё. И, как уже было на практике в период Второй мировой, понесут огромные потери и бедные, и богатые. Если вообще кто-то выживет. Но даже, если кто-то и останется, то вся человеческая цивилизация будет отброшена далеко назад. Никто об этом сегодня не думает, даже учёные?– Учёные думают. Есть какие-то апокалиптические прогнозы, есть оптимистические – якобы найдутся новые источники энергии, придумают новые удобрения, будет решена проблема с продовольствием, как-то мы справимся, и всё будет хорошо. Но всё это в русле нынешних парадигм.– А идей, способных объединить людей, подобно христианству или, например, социализму, нет и не предвидится?– Сейчас очень большой запрос на идею справедливости. Каждый её пытается трактовать по-своему. Даже в основе идеологии ИГ лежит как бы идея справедливости. Мир несправедлив, он плох и надо это исправлять. Но нет идеи, которая бы доминировала.– А может такая идея появиться вообще?– Капитализм – доминантная идея, которая захватила весь мир. Сейчас всё больше говорят, что эта идея изжила себя. И так и есть – она изжила себя и привела к страшному кризису, который сейчас ведёт человечество к мировой войне, в результате которой погибнут миллиарды людей. И эта война уже идёт, пока очагами и на окраинах. От этой войны люди бегут в Европу, где европейцы выступают против проводимой политики. Почему эти люди бегут в Европу? Почему европейцы должны их кормить? Почему идут войны, от которых они бегут? Почему Европа эти войны поддерживает?– А какая доминантная идея может быть у богатых или бедных сегодня? Капитализм, как стремление к высокому материальному благосостоянию любыми средствами – идея богатых, но она себя изжила. Христианство и социализм, как стремление к справедливости разными путями – скорее, идеи бедных, но сегодня они тоже потеряли свою популярность. Что может появиться нового, чтобы предотвратить великие потрясения?– Великие потрясения неизбежны, потому, что они уже идут. Сейчас можно было бы разрешить ситуацию, если бы, условно говоря, человечество пришло к пониманию, что нужно не решать проблемы только богатых за счёт бедных, а попыталось бы решать проблему человечества в целом. То есть, у нас столько-то миллиардов человек и столько-то ресурсов – как сделать так, чтобы все эти люди выжили? Можно у тех, у кого слишком много ресурсов, забрать часть и отдать тем, у кого ничего нет или недостаточно. Медицину нужно развивать не только для богатых, чтобы они жили до 120 лет, а повысить уровень здравоохранения всех. Примерно так, как пытались сделать в СССР.– Но Советскому Союзу так и не удалось добиться этого. Кстати, потом по этому пути пыталась пойти и Европа, создав ЕС…– Да, европейцы пытались. И сегодня там идёт размывание на богатых и бедных не так стремительно, как в США, Китае или России. Но в Европе идёт тот же самый процесс. Не так быстро, может быть, но по тому же сценарию. Больше и больше зажимают средний класс. Поэтому там люди и протестуют. Поэтому у тех, кто теряет, всегда будет протест. Именно они и будут искать какой-то выход. А выход этот – идея справедливости: поделитесь с нами, дайте нам возможность развиваться. Потому, что людей же можно не заставлять друг друга убивать, а дать им возможность работать, что-то создавать. В той же Африке, на Ближнем Востоке, на Украине. А не как сейчас, просто покормить их немножко – пусть они день-другой переживут.Хотя в то же время чиновники ООН, многочисленных благотворительных фондов и организаций за счёт этого кормятся, и наживают себе огромные состояния. Все эти структуры больше проедают выделяемых средств, чем реально идёт на помощь и поддержку бедных. Это же касается и поддержки бедных в каждой из стран мира, даже «цивилизованного». Естественно, это вызывает дикий протест среди неимущих. Но богатых всё это устраивает, и они будут защищаться, придумывать новые способы удержать ситуацию под контролем. Именно для этого предлагается ввести все эти «чипизации», учёт и контроль всех. Но людей слишком много и они бегут туда, где лучше как тараканы, пролезая во все существующие щели.Одним словом, чтобы выжить всем, какую-то идею должны предложить богатые. Они должны поделиться своими ресурсами и возможностями, направить их на какое-то развитие, которое позволит всему человечеству выжить. Потому, что бедным делиться нечем, у них почти ничего нет. А если элиты будут продолжать всё грести только под себя, средний класс окончательно исчезнет, а бедные будут становиться всё беднее, то неизбежно всё сорвётся на глобальный бунт со всеми вытекающими последствиями.Тем более, что, если до последнего времени были какие-то ограничения, создаваемые некими духовными ценностями, то сегодня этих рамок просто нет. Идёт стремительная деградация всего мира и всего общества, включая как бедных, так и богатых. И это грозит полным саморазрушением и тех, и других. К чему, собственно, всё и идёт.В чём была проблема СССР? Он выдвинул идею всеобщей справедливости. Вся собственность была отобрана у богатых и стала государственной. Было перераспределение ресурсов, разрыв между советскими богатыми и бедными был очень небольшой. Но в чём это дало отрицательный эффект? Общество скатилось в застой, так как стимулы для развития исчезли. Стали падать производительность труда и качество продукции.При капитализме тебя стимулируют тем, что, теоретически – чем ты больше и качественней работаешь, тем больше получаешь благ. А в СССР это сошло на нет. Потому, что старались обеспечить всем некий средний уровень жизни. А на Западе, который хотел разрушить эту систему, как раз и говорили: смотрите-ка, а у нас-то лучше. Но показывали не своих бедных, а средний класс и элиту. И советский человек думал, что, если сделать «как там», то мы все будем иметь мерседес, каждый получит просторную виллу с бассейном и поле для гольфа. Никто не думал тогда, что появятся олигархи и нищие.– Но тогда в Советском Союзе пошла как раз общая для всего мира тенденция – руководящий класс, элита, стала стремительно удаляться от народа. Средний класс также стал потихоньку исчезать. Началась деградация, которая и привела к развалу…– Так и было. Ведь, перестройку затеяла верхушка компартии. В чём была её задача? Они апеллировали к тому, что в СССР тоже есть несправедливость. Что социализм построить не удалось. Что есть какие-то теневые люди, теневая экономика. Чиновники и цеховики преступно обогащаются за счёт трудового народа. А раз есть несправедливость, давайте вернёмся к идеям Ленина о важности НЭПа (Новой экономической политики), чтобы дать людям возможность зарабатывать и развиваться. Выпячивая «отрицательные черты» Советского Союза, они говорили, что мы сейчас изменимся и станем лучше. Но именно эта элита хотела эти «отрицательные черты» сохранить и приумножить. То есть, получить все государственные активы в свою частную собственность, а людей оставить вообще ни с чем. Что советская элита в итоге и сделала.Они обманывали народ абсолютно, заявляя о необходимости реформирования СССР для улучшения жизни людей, а реформировали страну исключительно в своих интересах, в интересах подпольного класса советских богатых. По сути дела, они как раз и перешли к системе, которая давно была на Западе, смысл которой – как можно меньше богатым делиться с бедными. А, по возможности, вообще ничего не давать. Не вписались в рынок – умрите, вы никому не нужны. Поэтому сегодня в России один из самых высоких уровней неравенства. Дикий капитализм. И даже не капитализм, а что-то невразумительное.– Сегодня крайне сильны апокалиптические настроения в обществе. В связи с развитием технологий появилась даже такая версия, что Конец Света наступит совсем не так, как это образно представлено в Откровении святого Иоанна Богослова. Что, в соответствии с христианством, самое страшное для человека? Потеря души. Если тело остаётся живым, а души нет, то это уже не человек, а биоробот. И Конец Света наступит как раз тогда, когда люди потеряют свои души, то есть превратятся в этих самых биороботов. И смысл Конца Света в том, что все люди, кроме высшей элиты, будут каким-то образом зомбированы и будут беспрекословно выполнять все приказы правящего класса. Как ты на это смотришь?– Думаю, что элиты очень хотели бы, чтобы было именно так. Но проблема в том, что на каждую, даже самую хитрую теорию, на практике оказывается крайне много неразрешаемых проблем. Всегда что-то идёт не так, возникают какие-то побочные эффекты. Тем более, что элита тоже очень сильно деградировала во всём мире. Это уже не какие-то талантливые, идейные и энергичные молодые ребята, которые хотят какого-то движения вперёд. В основном это старики, которые хотят сохранить то, что у них осталось. И их деградировавшие, от того, что им нечего больше хотеть, дети и прочие родственники. Это уже не такие бойцы, как были их легендарные деды и прадеды, которые создавали ту же американскую экономику или действующую мировую систему. У них нет никаких идей, кроме того, чтобы просто сохранить всё, что уже есть, и нарастить свои богатства.А помимо потери души, по моему мнению, сейчас есть ещё одна главная проблема для человека. Это – потеря надежды. На чём держится капитализм? Что даже если ты сам не успел в этой жизни разбогатеть, то твоим потомкам это обязательно удастся. И чем больше людей перестаёт в это верить, – а тенденция эта налицо – тем сложнее ими управлять. Когда человеку нечего терять, он ничего уже не боится. Как таким управлять? Что ты ему можешь предложить? Управлять можно, действительно только техническими средствами. С помощью разве что каких-то чипов, чтобы человек перестал быть человеком. Чтобы он перестал мыслить и чувствовать, стал «одноклеточным» животным. Но это не сработает. Хотя, думаю, попытки так сделать обязательно будут.Всё равно всё пойдёт не так, будет недовольство, сопротивление, бунты. Допустим, чип же тоже должен будет ставить человек или техника под присмотром человека. И технику эту должен кто-то придумать, сделать, установить, ввести в эксплуатацию, запустить и контролировать. Но нельзя же всех таких людей сделать богатыми? А значит, они, по крайней мере, кто-то из них, будет сопротивляться и противодействовать таким процессам. А потом, это ж элита всего мира должна между собой обо всём договориться и как-то это организовать и контролировать. Это – невозможно.– И какой выход из всего этого?– Бороться за свои права. Объединяться. Рассказывать всем, насколько это возможно, в чём конкретно заключается несправедливость и как можно сделать мир лучше. А общая идея для всеобщего объединения человечества проста – нужно выжить, для чего нужно остановить деградацию и начать развиваться. Мы хотим, чтобы Земля сохранилась? Да. Чтобы человечество выжило? Да. Чтобы планета была пригодна для жизни – чистый воздух, вода и так далее? Да.– Но вода и воздух уже не слишком чистые. Есть регионы, где уже сейчас недостаток не только питьевой, а воды вообще…– А вот тут нужно выбирать. О чём говорит капитализм? Допустим, хочешь мерседес? Чтобы его сделать, нужно воду загрязнить в соседней речке. Пусть человек задумается –можно сделать мерседес, ничего не испортив в природе? Давайте построим очистные сооружения, и пусть он будет дороже. Смысл же в чём? Заработать. Пусть мерседес будет не у всех. Но зато за счёт этого мы сохраним речку. Это рационально и это важно.Но, помимо этого, должны быть и вещи духовные. Потому, что, кто бы что не говорил, есть вечные духовные ценности, даже если кто-то этого не понимает. Вот, рациональное и духовное нужно объединить. И когда это произойдёт, новая общечеловеческая идея неизбежно возникнет в процессе борьбы за выживание.– Но, если верить глазам, в мире всё идёт к тому, что людей готовят к превращению в тех самых биороботов. Рамки духовности убрали и, деградируя, люди всё больше думают только о том, чтобы удовлетворить свои естественные и уже даже не вполне естественные, но животные потребности. И всё.– Всё так. Но нужно понимать, что такие люди долго не живут. Деграданты, которые не имеют более высокой цели, кроме удовлетворения себя, будут вымирать. Они уже вымирают и в США, и в Европе, и везде. Именно поэтому средний класс практически исчез, богатых становится меньше в процентном отношении ко всему населению, а бедных становится всё больше. Как раз потому, что богатым позволено всё, а бедным – очень мало.Кстати, вброс в бедную среду идей, наподобие тех, что проповедуют ИГ, «Аль-Каида» или украинские националисты, ведёт к самоуничтожению их адептов, так как им позволяется всё. Вариант выживания этого не подразумевает, для чего и нужна духовная составляющая. Надо заметить, что вообще смысл большинства религиозных идей, прежде всего, в выживании человечества. Но сегодня они не популярны так, как это было раньше.– О России в контексте нашего разговора есть смысл говорить отдельно?– А ты видишь какие-то принципиальные отличия сегодняшней России от остального мира? Я – нет. По сравнению с США и Европой наша страна находится в ещё более плачевном состоянии. А если, конечно, сравнивать с Бангладеш, то пока не всё потеряно.– А как думаешь, где может возникнуть какая-то объединяющая идея?– Где угодно. Чем отличался в своё время Иерусалим от всех других маленьких городов мира? Ничем. А именно там возникло христианство. Сейчас же запрос на справедливость есть везде. И повсюду люди пытаются нащупать какие-то рычаги, чтобы этой справедливости добиться. Но пока никаких результатов. Принято считать, что в России – запрос на справедливость особенно велик. Но время покажет так ли это. Пока это тоже ничем не подтверждено. Возможно, ответы появятся в результате какой-то практики. Идея – это ответ на реальность.Чем, вообще, элита отличается от большинства людей? Она должна давать адекватные ответы на запросы реальности. Только тогда ты сможешь выжить и сам, и сохранить то общество, которое тебя окружает. Потому, что по всему мира идёт жёсткая конкуренция элит. Также как внутри каждого государства идёт конкуренция разных элитных групп. Но если элита начинает вырождаться и не давать адекватных ответов, то она вымирает, а вместе с ней и те, кто её окружает и обслуживает. Если на смену деградирующей элите не придёт кто-то более адекватный. Так есть, было и будет, это вечный неизбежный процесс.Принципиальная же проблема бедных в том, что им очень сложно объединиться. Это было всегда, во все времена. Они хуже образованы, говорят на разных языках, у них нет ресурсов. А глобальная элита практически вся мультилингвальна, лучше осознаёт свои интересы, поэтому её представителям легче договориться между собой. Кроме того, они могут выделить часть своих ресурсов, чтобы отвлечь бедных, а особо выделяющихся и купить. Поэтому бедным договориться о чём-то крайне сложно.Но сейчас всё идёт к тому, что что-то должно родиться. Потому, что нынешняя элита ничего не предлагает остальным людям, которым остаётся разве что просто умереть. Идея должна появиться в процессе глобальной катастрофы, которой, боюсь, уже никак не избежать. Кто-то даст адекватный ответ на вызовы реальности. А иначе человечество просто не выживет.Взял здесь: http://www.samovar-news.com/2017/01/16/spravedlivost-protiv-degradatsii/

11 января, 13:26

Моя книга

Нефть и газ: деньги и власть.Правосудов С.А. 2017. ISBN 978-5-9909296-0-9. 291 с. Тв. перепл. Формат 170 х 240 мм. Тираж 1000 экз. Работа С.А. Правосудова посвящена экономическим и политическим проблемам нефтегазовой отрасли. Сквозь «нефтегазовую призму» автор представляет широкую историческую панораму борьбы за ресурсы и власть в XX – начале XXI в. http://www.avtor-kmk.ru/main_hum.htm Правосудов Сергей Александрович — кандидат исторических наук, главный редактор корпоративного журнала «Газпром», генеральный директор Института национальной энергетики СОДЕРЖАНИЕГлава 1. Национализация нефтиГлава 2. Советский нефтяной экспортГлава 3. Снижение цен в середине 1980-х гг.Глава 4. Иракский факторГлава 5. Милитаризация и хаосГлава 6. КитайГлава 7. Нефтяное ценообразованиеГлава 8. История корпорацийГлава 9. История российской нефтянкиГлава 10. «Эффективный бизнес»Глава 11. Иностранные инвесторыГлава 12. Дело «ЮКОСа»Глава 13. ПолитикаГлава 14. СанкцииГлава 15. Транспортировка нефтиГлава 16. Российский экспортГлава 17. СербияГлава 18. Газовый бизнесГлава 19. Советские рекордыГлава 20. Советский газовый экспортГлава 21. Создание «Газпрома»Глава 22. Приватизация «Газпрома»Глава 23. Экспортные проекты Рема ВяхиреваГлава 24. «Газпром» на внутреннем рынкеГлава 25. «Итера»Глава 26. «НОВАТЭК»Глава 27. Нефтегазовое строительствоГлава 28. Добыча газа «Газпромом»Глава 29. Экспорт газа во времена Алексея МиллераГлава 30. Газовый рынок СШАГлава 31. Политика «Газпрома» в отношении переработки газаГлава 32. «Газпром» в электроэнергетикеЭпилог http://www.biblio-globus.ru/service/catalog/details/10348888 http://www.mdk-arbat.ru/bookcard?book_id=914351

20 июня 2016, 14:03

Океан раздора

  • 0

На вопросы журнала "Газпром" отвечает заместитель руководителя Центра Азии и Ближнего Востока РИСИ Борис Волхонский– Борис Михайлович, наибольшая часть грузов в Китай идет через акваторию Индийского океана. В том числе это касается и танкеров с нефтью, которая поступает из стран Ближнего Востока и Африки. Как КНР пытается обезопасить эти поставки?– Действительно, по подсчетам экспертов, через Индийский океан осуществляется до 50% контейнерных перевозок в мире и 70% морских перевозок нефтепродуктов. В год через Малаккский пролив проходит около 50 тыс. судов, на которые приходится, по разным оценкам, от 20 до 25% всего морского товарооборота. После фактического ухода российского Военно-морского флота из зоны Индийского океана монопольное положение в этом регионе в течение 20 лет сохраняли США, до сих пор остающиеся крупнейшей военно-морской державой. Индийский океан входит в зону ответственности двух флотов США – 5-го (Красное и Аравийское моря, Персидский, Аденский и Оманский заливы, район Африканского Рога вплоть до побережья Кении) и 7-го, базирующегося главным образом в западной части Тихого океана, но несущего дежурство и в акватории Индийского океана вплоть до восточного побережья Африки. Сегодня в составе крупнейшего в США 7-го флота находится 50–60 боевых кораблей и вспомогательных судов, численность военнослужащих – около 60 тыс. человек. В состав 5-го флота входит свыше 20 боевых кораблей и вспомогательных судов, более 15 тыс. военнослужащих. Главная военно-морская база США в Индийском океане с начала 70-х годов прошлого столетия располагается на острове Диего-Гарсия, входящем в состав заморских владений Великобритании.Аэродром на Диего-Гарсия в состоянии принимать и обслуживать самолеты всех типов. В частности, здесь периодически базируются стратегические бомбардировщики В-52. С началом операций в Ираке и Афганистане США приступили к размещению на Диего-Гарсия стратегических бомбардировщиков-невидимок дальнего радиуса действия B-2 Northrop, ранее не использовавшихся в зарубежных военных операциях.   СССР, Индия, КитайВ годы холодной войны СССР пытался противостоять американскому военно-морскому присутствию в акватории Индийского океана, развернув 8-ю (Индийскую) оперативную эскадру в составе Тихоокеанского флота, на вооружении которой находилось до 20 боевых кораблей и судов поддержки. 8-я эскадра была создана в 1971 году и просуществовала до 1992 года, главными пунктами ее базирования были Йемен и Сомали. В годы ирано-иракской войны (1980–1988) и во время операции «Буря в пустыне» (1991 год) эскадра обеспечивала безопасность прохода советских танкеров и сухогрузов по Персидскому и Оманскому заливам. После распада СССР 8-я эскадра была расформирована, в 90-х годах прошлого века были ликвидированы почти все советские военно-морские базы, расположенные за рубежами СССР (последней стала база Камрань во Вьетнаме, переданная под контроль вьетнамских военных в 2002 году). Сегодня единственным объектом, находящимся в ведении ВМФ России в дальнем зарубежье, остается пункт материально-технического обеспечения в сирийском порту Тартус на побережье Средиземного моря. В акваторию Аравийского моря для борьбы с сомалийскими пиратами регулярно направляются отдельные корабли ВМФ России. Фактический уход российского флота из акватории Индийского океана еще больше подчеркнул монопольное положение США как доминирующей военно-морской державы в регионе. США останутся главной военно-морской державой в зоне Индийского океана на обозримую перспективу – как минимум до 2030 года, хотя в последнее время они всё больше сталкиваются с растущей конкуренцией со стороны Китая и Индии, активно заявляющих о своем праве участвовать в решении стратегических проблем региона. Обе страны активно наращивают боевую мощь своих ВМС, в составе которых имеются как атомные подводные лодки, так и авианосцы. Индия приобрела свой первый авианосец «Вират» у ВМС Великобритании в 1986 году. В конце ноября 2013 года на вооружение ВМС Индии поступил новый авианосец – бывший российский авианесущий крейсер «Адмирал Горшков», переименованный в «Викрамадитью». В августе 2013 года Индия спустила на воду первый собственный авианосец класса «Викрант». В конце 90-х годов Китай приобрел у Украины за 20 млн долларов недостроенный и разукомплектованный советский авианесущий крейсер «Варяг», который якобы планировалось использовать как плавучий развлекательный центр и казино. Однако впоследствии планы китайского руководства изменились, и 10 августа 2011 года модернизированный и переоснащенный авианосец прошел первые ходовые испытания. Причем китайское руководство настаивает, что этот авианосец не будет исполнять никаких боевых задач, а станет использоваться только как учебно-тренировочная база. Параллельно Китай строит несколько своих авианосцев. Цепочка баз– Если Индия омывается Индийским океаном и имеет порты на своей территории, то китайским кораблям необходимо пользоваться инфраструктурой других стран. Каких?– В Джибути (Восточная Африка) создается китайская военно-морская база. В Пакистане КНР создает инфраструктуру в порту Гвадар. Этот объект планируется использовать в основном для перевалки нефтеналивных грузов, так как в дальнейшем из Гвадара будет построен нефтепровод в Китай. Правда, пройти эта труба должна через часть Кашмира, контролируемую Пакистаном, но права на этот регион оспаривает Индия. Кроме того, сам Гвадар находится на территории Белуджистана, в котором сильны сепаратистские настроения. Но когда китайцы построят всю необходимую инфраструктуру и станут управлять ею, то заходить в порт Гвадар смогут и военные корабли КНР. В СМИ много пишут о попытках КНР создать базу для своих подводных лодок на Мальдивских островах. Мальдивы очень удобны для скрытного базирования подводных лодок, так как многие острова представляют собой затопленные кратеры потухших вулканов. У меня нет точных данных об использовании китайскими ВМС Мальдивских островов. Однако китайское влияние на Мальдивах сразу бросается в глаза. В столице практически все новые здания построены китайцами, в стране активно действуют крупные китайские компании, да и большинство прилетающих на Мальдивы туристов – из КНР. В Шри-Ланке китайцы модернизируют порт Хамбантота и создают сопутствующую инфраструктуру. В этот порт будут заходить китайские корабли для дозаправки. А в Бангладеш КНР отстраивают порт Читтагонг. Но самая интересная ситуация складывается вокруг Мьянмы. На протяжении почти полувека этой страной управляли военные, которые ориентировались практически исключительно на Китай. США и их союзники ввели санкции против Мьянмы, и у военных правителей фактически не было выбора. Китай уже успел запустить газопровод и нефтепровод, соединившие Мьянму с южными регионами КНР. Если по газопроводу идет газ, который добывается собственно в Мьянме, то по нефтепроводу, соединяющему побережье Бенгальского залива с китайским городом Куньмин, идет нефть из Ближнего Востока и Африки. Трубопровод до Куньмина позволяет не только значительно сократить маршрут транспортировки углеводородов, но и избежать рисков, связанных с прохождением танкеров через Малаккский пролив, который является мировым лидером по числу пиратских нападений на суда. Для реализации возможностей транспортировки нефтепродуктов через территорию Мьянмы Китай осуществляет также строительство глубоководного порта Чаупхью на острове Янбье. Помимо объектов, внешне имеющих гражданское назначение, у Китая на территории Мьянмы есть свои станции слежения на островах Большой и Малый Кокосовый (Coco Islands – не путать с принадлежащими Австралии Кокосовыми островами, Cocos Islands, расположенными в юго-восточной части Индийского океана) в непосредственной близости от Андаманских островов (Индия). В последнее время в связи со смягчением правящего в Мьянме режима эта страна становится новой ареной большой игры за политическое влияние. Индия как непосредственный сосед все эти годы занимала мягкую позицию по отношению к военному режиму (главным образом, из-за опасения, что излишняя жесткость полностью лишит Дели влияния в этой стране, а оно было необходимо как для противодействия китайской экспансии в своем «мягком подбрюшье», так и в логистическом отношении: через территорию Мьянмы пролегают удобные пути снабжения северо-восточных районов Индии). В 2012 году Индия предоставила Мьянме кредит 500 млн долларов на развитие инфраструктурных проектов. Кроме того, МИД Индии заявил, что правительство приняло окончательное решение о создании необходимой инфраструктуры в глубоководном порту Ситуэ неподалеку от строящегося с китайской помощью Чаупхью. В последние годы в большую игру вокруг Мьянмы активно включились и США, ранее не поддерживавшие с этой страной тесных отношений из-за обвинений в нарушениях прав человека. В конце ноября – начале декабря 2011 года Мьянму посетила госсекретарь США Хиллари Клинтон. А в ноябре 2012-го состоялся исторический визит в Мьянму президента США Барака Обамы. Таким образом, Мьянма, до сих пор находившаяся на периферии глобальной геополитики, оказывается в центре переплетения интересов главных игроков в Азии и зоне Индийского океана. В ноябре 2015 года на парламентских выборах в Мьянме победила оппозиционная Национальная лига за демократию. Военные, правившие страной на протяжении нескольких десятилетий, согласились передать власть гражданской администрации. Новое правительство было сформировано весной 2016 года. В ближайшее время мы увидим новый виток борьбы за влияние на Мьянму. – Знаете, меня удивили следующие факты. В июле 2013 года начались поставки газа из Мьянмы в Китай, а уже осенью по Мьянме прокатилась волна террористических актов. В начале 2015 года был введен в эксплуатацию нефтепровод из мьянманского порта Чаупхью до китайского города Куньмин (провинция Юньнань). Вскоре после торжественной церемонии рядом с нефтепроводом на границе КНР и Мьянмы появились повстанцы, которые начали боевые действия против армии Мьянмы. Боевые действия распространились и на близлежащую территорию Китая.– А почему вас это удивляет? Вполне естественно, что многим игрокам не нравится усиление позиций Китая в Мьянме и они пытаются помешать этому процессу. В экономике Мьянмы влияние Китая продолжает доминировать, что неминуемо сказывается и на политике. Однако другие игроки, прежде всего Индия и США, продолжат усиливать свое внимание к этой стране. Необходимо отметить, что Индию сильно раздражает активность Китая в Индийском океане. Индийцам кажется, что китайцы их окружают. Именно поэтому ВМС Индии всё активнее сотрудничают с американскими военными. – Получается, что ключевыми странами для решения проблемы движения нефтяных танкеров через узкий, кишащий пиратами Малаккский пролив являются Пакистан и Мьянма?– Да, и еще стоит упомянуть китайский проект строительства судоходного канала через таиландский перешеек Кра, как раз в обход Малаккского пролива. Не секрет, что в Сингапуре на ротационной основе базируются корабли американского военно-морского флота, которые фактически контролируют весь трафик через Малаккский пролив. Очевидно, что китайцы не испытывают восторга по этому поводу. Кроме того, военный контингент США находится в Австралии. Вьетнам– В последнее время активизировалась «большая игра» вокруг Вьетнама. Что вы думаете по этому поводу?– Действительно, Вьетнам сейчас находится в центре внимания многих держав. Недавно состоялся визит Барака Обамы в эту страну, по итогам которого США отменили запрет на продажу оружия Вьетнаму. В свою очередь, Россия активно продает вооружение Вьетнаму, а наши госкомпании добывают здесь нефть и газ. При этом Китай и Вьетнам спорят из-за участков шельфа, которые богаты залежами углеводородов. Как известно, Россия и Китай – это стратегические партнеры. Но это не повод для того, чтобы Россия отказывалась от своих интересов во Вьетнаме. Пока Россия занимает позицию нейтралитета в территориальных спорах Вьетнама и КНР. Было бы очень хорошо, если бы военные корабли России вернулись в Камрань. Вьетнам вроде бы заявляет о своем интересе к подобному развитию событий. Хотя на Камрань претендуют и США. Кроме того, в октябре 2011 года Вьетнам и Индия подписали соглашение о совместной разработке в Южно-Китайском море нефтяных месторождений, что вызвало резкую реакцию Пекина. Так или иначе, России нужно обращать больше внимания на Индийский океан, так как мировая геополитика во многом будет вершиться именно здесь. – С другой стороны, рост напряженности в Индийском океане означает, что поставки углеводородов из России в Китай оказываются наиболее надежным вариантом.– Да, с этим невозможно спорить, и нет ничего удивительного в том, что Китай увеличивает закупки углеводородов в России. Думаю, что так будет и впредь. Но нам нужно развивать и высокотехнологичный экспорт. Беседу вел Сергей Правосудов

18 марта 2016, 12:29

Признание агента ЦРУ: нам дали миллионы для расчленения Югославии.

  • 0

Оригинал взят у matveychev_oleg в Признание агента ЦРУ: нам дали миллионы для расчленения Югославии."Мы подкупили партии и политиков, которые добивались ненависти между народами. Нашей конечной целью было поработить вас!"WebTribune публикует их интервью с бывшим агентом ЦРУ Робертом Баером во время его рекламной поездки в Квебек для продвижения выходящей книги "Секреты Белого дома" на прошлой неделе.Мой начальник, который являлся раньше сенатором США, часто подчеркивал, что в Боснии произойдет какая-то махинация. За месяц до мнимого геноцида в Сребренице он сказал мне, что этот город попадет в загловки мировых новостей, и приказал нам собрать СМИ. Робер Баер, бывший офицер ЦРУ, написал множество книг, которые раскрывают секреты ЦРУ и администраций Билла Клинтона и Джорджа У. Буша. Его несколько раз арестовывали и задерживали.Митт Уаспер, личный друг, работавший в Сенате и делившийся информацией, был убит под угрозой оружием. Будучи высокопоставленным агентом ЦРУ, Баер работал в Югославии в период 1991-94 гг. и на Ближнем Востоке.Он принимал участие в создании нескольких документальных фильмов для "National Geographic", обвинив администрацию Буша в ведении войны ради нефти.Интервью было проведено вживую в Канаде во время моей поездки несколько дней назад. Роберт Баер рекламирует в данный момент свою книгу "Секреты Белого дома" в Квебеке, где мы и поговорили. В интервью он рассказал о подоплеке войны в Югославии.Где и когда была Ваша первая работа в Югославии? Я прилетел на вертолете с тремя агентами. Мы приземлились 12 января 1991 года в Сараево. Нашей задачей было следить за предполагаемыми террористами сербской национальности, которые, как ожидалось, атакуют Сараево.Кто были эти террористы и почему они должны были осуществить эти атаки?Нам дали документы о группе под названием "Великая Сербия" с подробностями о планах проведения атак бомбами против важных зданий в Сараево в качестве противодействия намерению Боснии выйти из состава бывшей Югославии.Существовала ли эта группа вообще и что именно Вы делали в Сараево под руководством ЦРУ?Такая группа никогда не существовала! Наше начальство лгало нам. Нашей задачей было поднять тревогу и распространить панику среди политиков в Боснии, просто внушить им мысль, что сербы собираются атаковать. Поначалу мы приняли эту историю, но через некоторое время начали задаваться вопросами. Зачем мы раздували такую истерию, если группа явно не существовала?Как и когда закончилась эта операция и было ли у нее название?Для меня она закончилась через две недели, я получил новую работу в Словении. Операция длилась месяц и имела название "Istina" (т.е. "правда"), хотя это было что угодно, только не правда!Почему Вы отправились в Словению?Я получил инструкции, что Словения готова объявить независимость. Нам дали деньги, несколько миллионов долларов, чтобы финансировать различные НПО, оппозиционные партии и различных политиков, которые разжигали ненависть.Было ли у Вас мнение о пропаганде ЦРУ и что думали Ваши коллеги?Конечно, никто не отказывается от задания ЦРУ, особенно когда мы все нервничали и были склонны к паранойе! Многие агенты ЦРУ и старшие офицеры просто исчезли потому, что они отказались вести пропаганду против сербов в Югославии. Я лично был шокирован количеством лжи, скармливавшейся нашими агентствами и политиками! Многие агенты ЦРУ руководили пропагандой, не понимая того, что они делали. Все знали лишь часть истории, и только те, кто создает всю историю, знали подоплеку - политики.То есть пропаганда была только против сербов?Да и нет. Целью пропаганды было разобщить республики, чтобы они откололись от родины Югославии. Нам нужно было выбрать козла отпущения, на которого можно было бы все свалить. Кого-то, кто был бы ответственен за войну и насилие. Сербия была выбрана потому, что в определенной мере она является преемницей Югославии.Можете ли Вы назвать политиков в бывшей Югославии, которым платило ЦРУ? Да, хотя это несколько чувствительно. Платили Стипе Месичу, Франьо Туджману, Алие Изетбеговичу, многим консультантам и членам правительства Югославии, а также сербским генералам, журналистам и даже некоторым войсковым частям. Радовану Караджичу платили некоторое время, но он перестал принимать помощь, когда понял, что им пожертвуют и обвинят в военных преступлениях, совершенных в Боснии. Этим руководила американская администрация.Вы упомянули, что СМИ контролировались и финансировались, как именно это происходило?Это уже известно, некоторые агенты ЦРУ отвечали за написание официального заявления, которое ведущие зачитывали в новостях. Конечно, ведущие программ новостей не знали этого, они получали новости от своего начальства, а оно получало их от нашего человека. У всех была одна и та же задача: распространять ненависть, национализм и различия между людьми посредством телевидения.Мы все знаем о Сребренице, можете сказать что-то об этом?Да! В 1992 году я был снова в Боснии, но на этот раз мы должны были обучать военные части представлять Боснию, новое государство, которое только что объявило независимость. Сребреница является раздутой историей и, к сожалению, многими людьми манипулируют. В число жертв входят сербы и другие убитые, но Сребреница - это политический маркетинг. Мой начальник, который являлся ранее сенатором США, неоднократно подчеркивал, что в Боснии произойдет какая-то махинация. За месяц до мнимого геноцида в Сребренице он сказал мне, что этот город попадет в загловки мировых новостей, и приказал нам собрать СМИ. Когда я спросил зачем, он сказал - увидишь. Новая боснийская армия получила приказ атаковать дома и мирное население. Это были, конечно же, жители Сребреницы. В то же самое время сербы атаковали с другой стороны. Вероятно, кто-то заплатил, чтобы натравить их!Тогда кто виновен в геноциде в Сребренице? В Сребренице следует винить боснийцев, сербов и американцев - то есть нас! Но на самом деле во всем обвинили сербов. К сожалению, многие жертвы, похороненные как мусульмане, являлись сербами и другими национальностями. Несколько лет назад один мой друг, бывший агент ЦРУ, теперь работающий в МВФ, сказал, что Сребреница является результатом договоренности между правительством США и политиками в Боснии. Городом Сребреницей пожертвовали, чтобы дать Америке повод атаковать сербов за их предполагаемые преступления.В конечном итоге почему, как Вы думаете, Югославия рухнула и почему Ваше правительство хотело это сделать?Это очень ясно, люди, подстрекавшие к войне и диктовавшие условия мира, теперь владеют компаниями, которые извлекают выгоду из различных минеральных ресурсов и тому подобного! Они просто сделали из вас рабов, ваши люди работают задаром, а эта продукция идет в Германию и Америку... они победители! Вам со временем придется покупать и импортировать то, что вы сами создали, а так как у вас нет денег, то вам придется брать их взаймы, и в этом вся история всех Балкан!Вы никогда не были в Косово в качестве агента ЦРУ, но Вы чувствовали давление со стороны Америки?Конечно! Косово было захвачено по двум причинам, во-первых, из-за минеральных и природных ресурсов, а во-вторых, Косово является военной базой НАТО! В сердце Европы находится их крупнейшая военная база.Есть ли у Вас послание для народов бывшей Югославии?Да, есть. Забудьте о прошлом, оно было инсценировано и фальшиво. Они вами манипулировали, они получили, что хотели, и это глупо, что вы все еще ненавидите друг друга, вы должны показать, что вы сильнее, и вы поймете, кто это создал! Я искренне прошу прощения! Вот почему я давно раскрываю секреты ЦРУ и Белого дома!http://www.ebritic.com/?p=551270