Источник
Сергей Правосудов - LiveJournal.com
Выбор редакции
30 сентября, 09:19

Лермонтов - создатель спецназа

  • 0

На мои вопросы отвечает ответственный секретарь Российского Лермонтовского комитета, полковник Алексей Захаров – Алексей Валерьевич, расскажите, как вы пришли к изучению военного наследия известного поэта Михаила Лермонтова? – Это произошло в начале 1990-х годов, когда возникла необходимость в подготовке программ для подготовки военных для службы на Кавказе. История Кавказа сильно мифологизирована. Наиболее известные фамилии времен большой кавказской войны – это Шамиль и Ермолов. Шамиль в обыденном сознании считается лидером чеченцев, который воевал против России, а Ермолов – русский генерал, который победил в этой войне и покорил Кавказ. На самом деле Шамиль, был аварцем и ему приходилось воевать не только с русскими, но и с чеченцами, которые его не признавали. Шамиль учился у арабов и пытался создать на Кавказе шариатское государство. Оказалось, что по законам шариата прожить на Кавказе невозможно, поэтому было много недовольных и в итоге Шамиля предали практически все его сторонники.  Ермолов не был победителем в кавказской войне, так как его убрали с Кавказа в первой трети этой войны. Запомнился он тем, что партизанской войне горцев противопоставил тактику «выжженной земли». Эта тактика срабатывает, когда ты воюешь на чужой территории. Однако Кавказ был частью Российской империи и с местным населением, так или иначе нужно было находить общий язык и развивать сотрудничество. Истинного победителя в кавказской войне – князя Барятинского практически никто не знает.  Победа пришла, когда кавказскую феодальную знать стали интегрировать в российскую элиту и одновременно бороться с коррупцией чиновников на Кавказе. Горцев стали брать на государственную службу, и они росли в этой системе. Кстати, чеченцы традиционно продавали свои военные услуги в других странах. В частности, они воевали в Турции, Саудовской Аравии и Иордании. В Турции до сих в службе государственной безопасности доминируют чеченские кланы, которые переселились в эту страну ещё в 19 веке. – Давайте вернемся к Лермонтову. – Да, я начал изучать литературу, посвященную кавказской войне. Познакомился с главным хранителем музея Лермонтова в Пятигорске Николаем Маркеловым и директором этого музея Светланой Сафаровой. Они многому меня научили. Я узнал, что были осетинские роды, которые были казаками. Кроме того, два чеченских тейпа Гуной и Варандой были казаками. Выяснилось, что чеченские казаки спасли жизнь многим терским казакам, когда в 1919 году терское казачество подверглось геноциду со стороны ингушей. Главное, что я понял – на Кавказе нужно действовать очень осторожно. Здесь не существует однозначно правильных решений, необходима гибкость при взаимодействии с представителями разных народов. Кроме того, я познакомился с Владимиром Захаровым, который изучал военный архив Михаила Лермонтова. Благодаря ему я прочитал записки Лермонтова о кавказской войне. В результате стало ясно, что Лермонтова можно с полным основанием называть основателем российского спецназа. Лермонтов дружил с Денисом Давыдовым, который вел партизанскую войну во время нашествия армии Наполеона на Россию. Не секрет, что Денис Давыдов, также был известным поэтом и он делился со своим младшим товарищем, и боевым, и поэтическим опытом. Главным фактором успешной партизанской борьбы является поддержка местного населения, и Лермонтов хорошо усвоил этот урок. Приехав на Кавказ, Лермонтов сразу начал налаживать связи с местным населением, что вызвало недоумение со стороны его коллег – офицеров. Лермонтову удалось сформировать отряд, в котором были как казаки, так и горцы. Причем состав горцев менялся в зависимости от того на территории проживания какого народа предстояло вести боевые действия. На первом этапе в этот отряд шли люди, по тем или иным причинам отринутые своими соплеменниками. Однако по мере роста популярности Лермонтова как успешного командира число желающих попасть в его отряд резко увеличилось. За счет использования родственных связей среди местного населения Лермонтову удавалось решать военные задачи без применения силы. – Можете привести примеры? – Речь шла именно о специальных операциях. Отряд Лермонтова захватывал лидеров сопротивления, собирал информацию о дислокации противника, проводил ценные конвои и т.д. Он писал в своих донесениях, что на Кавказе легче договориться, чем воевать. И это действительно так. Мы столкнулись с тем же самым после распада СССР. Кавказское общество никогда не было единым, там постоянно шла война всех против всех. В ней традиционно принимали участие и терские казаки, которых на Кавказе считали своими.  – У Лермонтова не было проблем с начальством? – Естественно, были. Он в принципе был язвительным и жёстким человеком, поэтому проблемы с общением его преследовали постоянно. Но нужно понимать, что он был очень известным поэтом и любое начальство было вынуждено с ним считаться. Изначально Лермонтова послали на Кавказ ни для того, чтобы он там воевал, а для того, чтобы о нем забыли в столице. Он был направлен в часть, которая вообще не принимала участия в боевых действиях. Лермонтов мог наслаждаться спокойной жизнью, но он предпочел найти себе дело. Наладил связи с местными жителями и начал проводить успешные спецоперации.  Тактика отряда Лермонтова очень сильно отличалась от тактики регулярных частей. Армии тогда воевали в открытом столкновении на поле боя. Лермонтов многому научился у горцев. Его отряд ходил тайными тропами, устраивал засады, делал завалы в лесах, брал языков, договаривался с местными о сдаче лидеров и т.д. Он сильно опередил своё время. Лермонтов был болезненным ребенком и в детстве его возили лечиться на Кавказ – на воды. В Чечне в казачьем хуторе Парабоч у его семьи было имение, где он неоднократно бывал. В 2006 году здесь был открыт Литературный музей М. Ю. Лермонтова. Лермонтов не был на Кавказе чужим человеком, так как у него там жили знатные родственники. – Горцы знали, что Лермонтов был известным поэтом? – Сначала нет, а потом, когда узнали, что он пишет стихи о Кавказе, его назвали ашуком. Ашук – это поэт устами которого говорит Бог. Лермонтов любил воевать в красной рубахе, и существует легенда, что руководители горцев запретили его убивать. От него можно было защищаться, но убивать Лермонтова было нельзя. Он, естественно знал об этом. Воевать в его отряде считалось за честь. Начальство стало его ценить. Лермонтова представляли к наградам, но царь Николай I не утверждал эти наградные листы. По моему мнению, дуэль с Мартыновым была обусловлена тем, что Лермонтов весьма жестко указал тому его место. Дело в том, что Мартынов уже не воевал, но любил появляться на публике в черкесской форме. Лермонтов публично высмеивал его и говорил, что это не этично. Лермонтов, по сути, был абсолютно прав, но Мартынов обиделся, что и привело к дуэли. Хотя, существуют и другие версии, этого конфликта. Изучив военный архив Лермонтова, мы стали включать в программы обучения офицеров, которым предстояло действовать на Кавказе, правила поведения, распространенные среди местного населения. Часто это обучение происходило на базе музея Лермонтова в Пятигорске. У меня есть курс по психологии народов Кавказа, который я преподаю до сих пор. – В царской России военный опыт Лермонтова был забыт? – Нет. В армейской среде его наработки активно использовались. Были части, которые занимались специальными операциями, это по понятным причинам не слишком афишировалось, но опыт Лермонтова очень даже пригодился. Правда, постепенно забылось, что первым автором этих наработок и фактическим создателем спецназа был именно Михаил Лермонтов.  – Как сегодня на Кавказе относятся к Лермонтову? – Михаила Лермонтова и Льва Толстого очень сильно почитают на Кавказе. Их считают чуть ли не святыми. В Чечне есть музеи, и Лермонтова, и Толстого. Как известно, они много и хорошо писали о Кавказе и их там не забыли.

Выбор редакции
29 сентября, 09:52

Новинки менеджмента и пассионарность

  • 0

Прочитал интересную книгу «Лидер и племя. Пять уровней корпоративной культуры» о новых подходах к менеджменту (авторы: Логан, Кинг, Фишер-Райт). Авторы отмечают, что любая организация представляет собой конгломерат небольших сообществ. «Если вы выросли в маленьком городке, подумайте о людях, которые там живут, или вспомните песню Дона Хенли: «В каждом из нас есть частичка той самой деревушки». В каждом таком сообществе живут очень разные люди и вместе с тем сходств больше, чем отличий, а потому метафора неизменно остается уместной, о каком бы регионе ни шла речь: о Небраске, Нью-Йорке или Куала-Лумпуре. Мы называем подобные небольшие сообщества «племенами». Они формируются столь естественно, будто являются частью нашего генетического кода. Племена в свое время помогли людям пережить ледниковый период, построить поселения, а затем и города. Птицы, как известно, сбиваются в стаи, рыбы ходят косяками, а люди живут племенами», – пишут они. Племя – это группа людей, в которую входит от 20 до 150 человек. Вот тест на принадлежность к племени: вы, встретив «человека племени» на улице, остановитесь и скажете ему «привет!». Телефоны членов вашего племени наверняка забиты в ваш сотовый, а адреса электронной почты – в компьютер. Когда численность подходит к 150, племя естественным образом распадается на два. Одни племена требуют совершенства от каждого, и они постоянно развиваются. Другие довольствуются лишь минимумом, чтобы не быть уволенными. Что или кто создает такую разницу в производительности? Ответ: вождь, лидер племени.    Лидер концентрирует свои усилия на сплочении, или, точнее, на развитии культуры племени. Если ему это удается, то племя признает его и отвечает ему лояльностью, порой граничащей с культом, готовностью трудиться изо всех сил и добиваться одного успеха за другим. Подразделение или компания, возглавляемые им, становятся для своей отрасли эталоном, начиная с производительности и прибыльности и заканчивая способностью удерживать лучшие кадры. Лидеры превращаются в настоящий магнит для талантов: люди готовы работать даже за сравнительно небольшую заработную плату. Лидер племени поднимается по карьерной лестнице столь быстро, что вскоре молва начинает пророчить ему должность CEO. Все дается им с такой видимой легкостью, что люди не могут понять, как у них это получается. «В каждом племени доминирует определенный тип культуры, которую можно отнести к одному из пяти уровней некоей шкалы. Цель состоит в том, чтобы стабильно удерживаться на четвертом уровне и временами «подпрыгивать» до пятого. При прочих равных условиях культура пятого уровня всегда будет превосходить культуру четвертого, которая, в свою очередь, будет демонстрировать лучшие показатели, чем культура третьего уровня, и т. д. (Пятый уровень нестабилен, но способен приводить к историческим прорывам.) У каждой культуры есть свой стиль речи, или «лейтмотив», который улавливается в любом разговоре членов племени, в их переписке, шутках и даже в простом обмене репликами в коридоре», – пишут авторы. Первый уровень К счастью, большинство специалистов пропускают эту стадию: только 2% служащих в США доводилось трудиться в племенах с культурой первого уровня. Этот уровень умонастроений характерен для людей, которые сбиваются в уличные банды и приходят на работу со стволами. Если подобный человек наденет майку с надписью, это будет что-то вроде: «Жизнь – дерьмо», а слова, извергающиеся из его уст, подтвердят данную «максиму». Люди, находящиеся на этом уровне, отчаянно враждебны и объединяются для того, чтобы вместе пробивать себе дорогу в жестоком и несправедливом мире. Второй уровень В 25% племен, формирующихся на рабочем месте, доминирует культура второго уровня, что представляет собой качественный скачок по сравнению с первым. Лейтмотив разговоров людей, действующих на втором уровне развития культуры племени, сводится к фразе «Моя жизнь – дерьмо». Они пассивно враждебны и могут с осуждением скрестить руки, хотя почти никогда не бывают настолько заинтересованы в происходящем, чтобы в них вспыхнула искорка страсти. Если смеются, то беззвучно-саркастически и безропотно. Послушаешь, так они все уже видели и им известно, что все обречено на провал. Человек на втором уровне часто пытается защищать «своих» людей от «вторжения» руководства. Лейтмотив разговоров второго уровня («Моя жизнь – дерьмо») порождает настроение, характерное для кластера апатичных жертв. Если вам доводилось присутствовать на собрании, где вы излагали и страстно отстаивали новую идею, а на вас смотрели с пассивным безразличием, то, скорее всего, вы попали в культурную среду второго уровня. Третий уровень В США культура третьего уровня доминирует в 49% корпоративных племен. Ее лейтмотив звучит так: «Я крутой!» А если приводить фразу полностью, то: «Я крутой, а ты нет!» В культурной среде третьего уровня знание – сила, а потому люди запасаются им, будь оно в виде контактной информации клиентов или слухов о компании. Людям на данной стадии развития культуры племени необходимо побеждать: победа для них – нечто очень личное. Работать и думать лучше и быстрее конкурентов – дело первостепенной важности, потому что конкуренция для них происходит на личностной основе. Результат такого настроя – совокупность «одиноких воинов», нуждающихся в помощи и поддержке и постоянно переживающих разочарование из-за того, что другие лишены их амбиций и умений. Поскольку именно им приходится выполнять тяжелую работу (памятуя о том, что остальные просто не настолько толковы), то и жалуются они, как правило, на нехватку времени или компетентной поддержки. Четвертый уровень Между «Я крутой» (третий уровень) и «Мы крутые» (четвертый уровень) лежит глубокая пропасть, целая бездна. Этот уровень культуры доминирует в 22% корпоративных племен, и коммуникация среди их членов проходит под лейтмотивом: «Мы крутые». Племя с лейтмотивом «Мы крутые» всегда нуждается в противнике. Эта потребность является частью самой ДНК данного культурного уровня. На самом деле лейтмотив в его полной форме звучит так: «Мы крутые, а они – нет». Пятый уровень Четвертый уровень является стартовой площадкой для пятого. Когда мы описываем пятый уровень, характеристикам которого соответствуют менее 2% корпоративных племен, люди смотрят на нас с недоверием. Надпись на майке члена племени пятого уровня гласила бы: «Жизнь прекрасна», и этот же лейтмотив сквозит в его действиях. Разговоры людей из племен пятого уровня вертятся вокруг бесконечных возможностей, раскрывающихся перед ними. Их волнует то, как они будут творить историю – не ради победы над конкурентами, а чтобы сделать мир лучше. Их общее настроение можно охарактеризовать как «простодушное удивление». Они соревнуются не с другим племенем, а с представлением о возможном. Племена, которые находятся на пятом уровне, способны на потрясающие инновации. На этой стадии мы имеем дело с лидерством, видением и вдохновением высшей пробы. После короткой вспышки активности команды пятого уровня спускаются на четвертый, чтобы перегруппироваться и заняться инфраструктурными вопросами, прежде чем, при возможности, вновь подняться на пятый уровень. В такие моменты спортсмены завоевывают золотые медали на Олимпийских играх и трофеи суперкубков, лидеры в бизнесе творят историю.  На пятом уровне люди думают не о себе и не о своем племени, а пытаются коллективно решить какие-то очень важные задачи. На первое место выходит принцип служения высшей цели (например, найти лекарство от рака). «Лидер и племя» входит в топ лучших книг по современному менеджменту. Однако ознакомившись с ней, мне вспомнилась теория пассионарности Льва Гумилева. Основные идеи которой, он сформулировал ещё в 1974 году в своей диссертации, позже изданной в виде книги «Этногенез и биосфера земли». Если мы посмотрим на график изменения пассионарного напряжения этнической системы, то увидим, что она очень сильно напоминает схему уровней развития племен. Теперь необходимо объяснить, кто такой пассионарий. Лев Гумилев считал, что пассионарий – это человек, наделённый избыточной энергией, импульс которой превышает импульс инстинкта самосохранения, вследствие чего пассионарий способен пожертвовать своей жизнью ради идеи. «Пассионарность, – писал Гумилёв, – это непреоборимое внутреннее стремление (чаще неосознанное) к деятельности, направленной на осуществление какой-либо цели. Цель эта представляется пассионарной особи ценнее даже собственной жизни, а тем более жизни соплеменников и современников».  Пассионарии – особи, обладающие врожденной способностью забирать из окружающей среды энергии больше, чем это требуется для личного и видового самосохранения, и выдавать эту энергию в виде целенаправленной работы по изменению окружающей среды. Причем, психическая и интеллектуальная активность требует затрат энергии точно так же, как и физическая, только эта энергия пребывает в иной форме и ее труднее регистрировать и измерять. Уровень пассионарности в людях и обществах разный, о чем и говорит приведенный выше график. Авторы книги «Лидер и племя» не ставят вопрос о причине появления лидеров, которые выводят свои племена на пятый уровень. Они просто есть. Гумилев считал, что пассионарность – это мутация генов человека, которая происходит благодаря воздействию неизвестного нам излучения, приходящего из космоса. Но так или иначе, и американские авторы и Лев Гумилев описывают похожие процессы – формирование групп, которые охвачены стремлением к какой-то высшей цели и часто достигающие выдающихся результатов.

Выбор редакции
17 сентября, 09:49

Глобальное неравенство

  • 0

Прочитал интересную книгу Бранко Милановича «Глобальное неравенство». Эта тема сегодня весьма актуальна и интересует людей по всему миру, так как неравенство в последнее время неуклонно растет. Богатые становятся все богаче, а бедные и средний класс – беднеют. Бранко Миланович – ведущий исследователь Люксембургского центра исследования доходов рассматривает проблему неравенства, не как политик, а как академический ученый – отстраненно. В качестве иллюстрации стремительного роста неравенства автор приводит показатели доли богатейшего 1% в глобальном богатстве. Если в 2010 году богатейшим людям принадлежало 32% глобального богатства, то в 2010 году уже 46%. В 2017 году этот показатель превысил 50%. При этом идет стремительный рост числа миллиардеров. В 1987 году их было всего 146 (с общим состояние 450 млрд долларов), а через 30 лет в 2017 году уже 2694 человек (с общим состоянием около 8 трлн долларов). Бранко Миланович сравнивает современную ситуация с началом 20 века, когда также наблюдался стремительный рост неравенства. Обеднение большинства населения привело к снижению их покупательной способности и сжатию рынков, а следовательно, и к росту противоречий между империалистическими странами, что в итоге привело к первой мировой войне. «Внутренние противоречия между различными социальными классами разрешились во время войны, война породила новые факторы (в том числе рост социалистического движения, революция в России и, разумеется, разрушение физического и финансового капитала), благодаря которым начался период спада неравенства. Между 1914 и 1980 гг. падение неравенства произошло в результате сложного процесса, сочетания отрицательных факторов, вроде войн, и положительных авторов – экономической политики, характеризовавшейся совпадением интересов левых политических партий (выступавших за бесплатное образование, здравоохранение и т. п.) и классом собственников, которые из страха перед новыми социалистическими движениями и возможностью экспроприации капитала поддержали меры, приведшие к созданию широкого среднего класса», – пишет автор. Не обошел своим вниманием Бранко Миланович и СССР: «Социалистическое выравнивание проводилось очень просто. Сначала большинство предприятий было национализировано, что, как и на управляемых государством предприятиях на Западе, привело к снижению уровней заработной платы. Премия за образование также снизилась. Поскольку большинство стран, ставших социалистическими, были менее развитыми, чем Западная Европа или США, можно было ожидать в них высокой премии за квалификацию. Но национализация предприятий все поменяла: зарплаты низкоквалифицированных работников стали относительно высокими, а высококвалифицированных – относительно низкими. Гарантии занятости и отсутствие безработицы, распространение пенсий и субсидирование товаров массового потребления завершают картину. Было ли радикальное выравнивание доходов успешным? В смысле снижения неравенства, несомненно, да. Но в смысле экономического роста и инноваций – нет. Социалистическая политика уничтожила стимулы для приобретения новых навыков и упорной работы. В «героическую» эпоху построения социализма это компенсировалось психологическим «доходом» и социальным статусом. Но в долгосрочном плане система была неустойчива. Социалистическое выравнивание препятствовало техническому прогрессу и привело к стагнации и коллапсу системы».  Новая волна роста неравенства началась в 1980-е годы. В современную эпоху глобализации количество доступной рабочей силы резко увеличилось, потому что с 1980 г. численность мирового населения выросла на две трети и потому что бывшие коммунистические страны стали частью глобального рынка труда. Рост доступности труда повсеместно ухудшил переговорную позицию рабочих и позволил владельца капитала присвоить себе большую часть ренты. Капиталу гораздо легче перемещаться через границы в поисках наилучших условий инвестирования, чем рабочим, – пишет Бранко Миланович. Здесь необходимо отметить, что в результате распада СССР произошло исчезновение системной альтернативы капитализму, что резко уменьшило страх капиталистов перед левыми движениями.  Однако быстрый рост ВВП на душу населения в Китае с его 1,3 млрд жителей привел к снижению общемирового неравенства. Доходы рабочих в развитых странах сокращались, а в Китае (куда были перенесены производства) – росли. Одновременно «коммунистический» Китай стал мировым лидером по числу миллиардеров, обогнав США. Возникает вопрос: сможет ли Китай сохранить роль «мастерской мира» в случае дальнейшего роста зарплат рабочих, или его место займёт Индия? Пока точного ответа на это вопрос нет. Тем более, что развитые страны всё больше говорят о необходимости внедрения роботов, что неминуемо приведет к сокращению рабочих мест. Еще одна важная тема – рост миграции населения из бедных стран в богатые. Миланович справедливо замечает, что социальные программы были более развиты в европейских странах с однородным населением. В разных штатах США есть прямая зависимость между величиной социальных пособий и числом чернокожего населения. Чем больше в штате живет негров, тем ниже там уровень социальной защиты. Рост численности мигрантов из других стран подрывает основы социального государства. Коренные жители не хотят, чтобы приезжие получали те же права, что и они. Ухудшение положения среднего класса в развитых странах приводит к росту популярности правых популистских партий, которые выступают против притока мигрантов и обещают вернуть «славное, богатое прошлое». Однако вернуться в прошлое невозможно. Людям приходится бороться за свои права в новых условиях. «Как можно достичь более равномерного распределения ресурсов? Здесь, как и в прошлом, роль государства является ключевой, хотя теперь ему придется влиять не на текущие доходы (облагая их налогами и перераспределяя), а стремиться к долгосрочному уравниванию капитальных активов и образования. Политические меры, которые будут способствовать такому долгосрочному уравниванию, включают в себя (1) высокие налоги на наследство, которые не позволят родителям передавать большие активы своим детям, (2) налогообложение корпораций, стимулирующее размещать акции среди рабочих, и (3) налоговые и административные меры, которые позволят бедным и представителям среднего класса владеть и распоряжаться финансовыми активами. Но этих политических мер будет недостаточно. Высокая волатильность отдачи на капитал и необходимость большого количества информации для принятия верных инвестиционных решений, в дополнение к проблеме сочетания риска работы на компанию с риском владения доли в той же самой компании, делает «народный капитализм» труднодостижимым на практике. Чтобы снизить неравенство в ресурсах более широкое распределение капитала должно сочетаться с более равномерным распределением образования», – отмечает Бранко Миланович. Правда, он сомневается, что богатые действительно начнут проводить в жизнь указанные меры и делиться с бедными своими ресурсами.  По всей видимости, нас ждёт новая волна войн и революций, которые приведут к снижению неравенства, но при этом погибнет огромное число людей и будет уничтожено много имущества. Ирак, Сирия и Ливия показывают нам как это может происходить. Альтернативой является только рост популярности настоящих левых партий, которые сумеют мирными методами добиться перераспределения ресурсов и снижения неравенства.     

Выбор редакции
12 сентября, 13:15

Традиция против деградации

  • 0

На мои вопросы твечает директор специальных программ Московского центра защиты от стресса Алексей Захаров – Алексей Валерьевич, ранее мы говорили с вами о технологиях манипуляций поведением людей в странах Запада (см. №5, 2013). Сегодня хотелось бы обсудить технологии манипуляций, которые используют исламские радикальные группировки для подготовки боевиков. – Это принципиально разные технологии. Они базируются на совершенно другом подходе к жизни. В либеральном, западном подходе доминирует личность, которой позволено делать практически всё (но только так, чтобы не мешать другим). Западная модель делает из людей продвинутых потребителей. Исламские радикалы манипулируют людьми с помощью религиозного сознания, обещая им попадание в рай. Все верующие люди стремятся попасть в рай – место, где человек абсолютно счастлив и может делать всё что хочет. Любой человек задает себе вопрос «кто я в этом мире и зачем я сюда пришел?». Ни одна из традиционных мировых религий сегодня не дает четкого ответа на него. Они делают упор на обряды и организацию жизни коллектива верующих. Жизнь человека стала целью сама по себе. К тридцати годам человек набирается жизненного опыта и сам может ответить себе на этот вопрос. А для молодежи вопрос смысла жизни стоит очень остро. Исламские радикалы дают неправильный ответ на этот вопрос, но они привлекают молодежь уже самим фактом наличия хоть какого-то ответа. На Западе сейчас моден индивидуалистический буддистский подход, который говорит о том, что человек волен делать со своей жизнью всё, что ему хочется. Отсутствие критериев добра и зла позволяет легко манипулировать «продвинутым потребителем» с целью увеличения дохода корпораций. Терроризм – это тоже бизнес-модель. Простым людям руководители террористов обещают попадание в рай, а своим спонсорам – решение их экономических и политических задач. Боевикам дают оружие, наркотики и разрешают делать с людьми на завоеванных территориях всё что угодно. Священники говорят боевикам, что они уже гарантированно находятся в раю. Руководители радикальных группировок манипулируют рядовыми членами за счет формирования у них зависимости – от наркотиков, секса, группового общения с понимающими тебя людьми, определенного вида деятельности. В последнее время произошло сращивание бизнесов по торговле людьми, наркотиками и боевиками-наемниками. К ним примыкает и торговля органами. Все эти рынки в той или иной форме контролирует ЦРУ. – Получается, что и «продвинутым потребителям» и боевикам под разными соусами подается одно и то же блюдо – делай, что хочешь. В чем разница? – Для жителей восточных стран либерализм по отношению к другим людям означает проявление слабости. А им обязательно нужно показывать себя сильными, это у них в крови. В Европе «дрессировка» людей, направленная на отказ от традиционных, родовых ценностей, шла на протяжении столетий. На Востоке люди жестко придерживаются традиционных ценностей, поэтому лидеры боевиков обманом подменяют эти ценности. Одноразовый материал – Боевиков развивают или это одноразовый материал, пушечное мясо? – Одноразовый материал. Жизнь члена радикальной группировки в режиме войны приводит к быстрой деградации личности. Для того чтобы попасть в рай, им нужно погибнуть во время войны с неверными. Якобы этот путь отражает высшую справедливость. С помощью формирования зависимости у человека сужают картину мира и оставляют ему только один путь – смерть и попадание в рай. Так появляются смертники, подрывающие себя в окружении врагов. – Я читал воспоминания известного киллера Алексея Шерстобитова, в которых он пишет, что убить человека психологически очень сложно. Организм всеми силами сопротивляется этому. – Быть киллером и быть солдатом – это разные вещи. Солдаты видят своих противников издалека. Для них это бегающие куклы. А киллер или снайпер видит противника очень хорошо. Он понимает, кого убивает. Именно поэтому солдат и снайперов готовят по разным методикам. – Получается, что нормальный человек без ярко выраженной зависимости не может стать террористом? – Если нормальный человек попадет в группу террористов, он долго там не задержится. Ему там просто будет неинтересно. Порядка 70% террористов – это люди с какими-либо психическими отклонениями. Они сами ищут вербовщиков. – Но ведь есть и экономические проблемы. Бедный человек в мусульманском мире не имеет никаких перспектив. Он не может даже нормально жениться и создать семью. А радикальные группировки предлагают ему легкий путь решения проблем. – Да, это очень серьезный вопрос, на который мусульманские страны не дают ответа. У них огромное количество бедной, безработной молодежи, которая не имеет никаких перспектив. Это питательная база терроризма. Самое страшное для боевика – это не смерть, а тяжелое ранение. В этом случае его картина мира с раем начинает разрушаться, поэтому таких боевиков добивают их же товарищи. Сохраняют жизнь только легко раненым. Но даже легко раненый переживает сильное потрясение. Ведь раненых в раю быть не может. – А что происходит, когда боевики захватывают большую территорию и на ней нужно налаживать мирную жизнь? – Боевики не могут наладить никакой мирной жизни. Их отправляют воевать дальше. Может быть, даже в другую страну. Тем более что спрос на них есть в Сирии, Ираке, Ливии, Йемене, Афганистане и т.д. И так до тех пор, пока они не погибнут. Столкновение мировоззрений – Давайте поговорим о том, как происходит столкновение разных мировоззрений, когда мигранты попадают в Европу. – Здесь поток идет в двух направлениях. Многие дети мигрантов, которые уже родились в европейских странах, уезжают воевать с неверными на Ближний Восток или начинают террористическую войну в Европе. Европейское общество не отвечает на их духовные запросы. Кроме того, они прекрасно понимают, что в материальном плане им практически невозможно достичь уровня преуспевающих коренных жителей. Их запрос на справедливость в Европе не удовлетворен. Но европейские мусульмане сильно проигрывают жителям Ближнего Востока по волевым качествам. Они слишком расслаблены, поэтому быстро гибнут. Волю необходимо воспитывать с детства, иначе человеком будет очень легко манипулировать. Если говорить о терактах в Европе, то с их помощью радикальные исламисты пытаются показать свою силу и запугать людей в западных странах, а также привлечь к себе новых сторонников. Неожиданные действия террористов, когда они давят людей грузовиками или режут ножом на улице, вызывают у людей панику. Обыватели не знают, чего им ждать от окружающих. Ведь каждый может оказаться террористом и убить тебя. Главное для террористов именно посеять страх. Это выгодно и элитам западных стран. Когда люди боятся, ими легко манипулировать. В результате люди ищут защиты у власти и требуют ужесточения карательных мер. Кроме того, чтобы приглушить страх, они начинают больше покупать товаров и услуг. – А зачем террористам нужен этот страх? – С ними начинают считаться, так как они представляют силу, которую многие боятся. Это позволяет им привлекать сторонников и спонсоров. – Могут ли террористы продавать отсутствие терактов? – Конечно. Особенно это практикуется в местах массового туризма. Могут продавать как теракты против конкурентов, так и отсутствие терактов. Получается, что и западные, и мусульманские страны плодят всё больше зависимых, легко поддающихся манипуляции людей. Судьба таких людей плачевна. – И что же делать? – Манипуляторам нужно приучить человека опираться на чувства и эмоции, чтобы он правильно реагировал на внешние раздражители и делал то, что им нужно. Противостоять этому давлению можно только с помощью разума. Очень сложно манипулировать думающим человеком. Чем больше мы будем заставлять детей думать и развивать в себе волю, тем лучше. Только так они смогут противостоять внешнему давлению, которое пытается превратить их в животных или роботов. – А на какие идеи можно опереться? – Кроме объективного анализа окружающей действительности, можно искать опору в базовых идеях традиционных религий. Например, что такое Троица? Практически ни один священник не даст вам внятного ответа на этот вопрос. А что означает слово «Спаситель»? Спаситель – это человек знающий правильный путь. Не более, но и не менее. Бог Отец – это точка создания, Бог Сын – вектор движения, а Святой Дух – это всепроникающее движение. Правильный путь – Каково же направление правильного пути? – Правильный путь – это концентрация опыта прежних поколений в поисках добра и истины. Социальный опыт говорит, что человек не может выжить один. Он должен жить в составе группы и вместе с ней развиваться. Через индивидуальное самосовершенствование, через взаимопомощь улучшаются отношения в группе. В этой системе координат человек понимает, что он не один, а часть группы, продолжатель традиций. И он несет ответственность не только перед живыми, но и перед мертвыми. В природе не случайно наблюдается биологическое разнообразие. Каждый вид играет свою роль и встроен в многочисленные цепочки взаимосвязей, позволяющие сохранить жизнь на планете. То же самое и среди людей. Как отдельные люди, так и народы имеют свои отличительные особенности, и они взаимодействуют между собой, создавая общую, взаимосвязанную картину мира. Жизнь каждого живого существа строится на основе базовых инстинктов: выжить самому, произвести, прокормить, защитить и воспитать потомство. В результате группового взаимодействия происходит развитие. Многообразие позволяет обогащать систему. – Но из национального многообразия иногда вырастает национализм. – Да, но это тупиковый путь. У тех, кто говорит о своем превосходстве над другими народами, сразу появляется множество врагов. Картина мира у националистов быстро сужается, и они сами себя уничтожают. Здесь не обязательна даже внешняя агрессия. Любому человеку или группе людей необходима внешняя оценка их поступков, а для этого нужно конструктивно взаимодействовать с другими людьми или группами. Для этого необходимо существование норм, которые определяют степень свободы и ограничений. – Такие нормы давно есть. Например, десять заповедей христианства. – Именно поэтому «продвинутых потребителей» и отучают от этих заповедей. Им сужают картину мира, призывают отказаться от продолжения рода (ведь дети снижают уровень потребления родителей) и направляют их к смерти. Для выживания человек должен вспомнить об этих нормах. – Не секрет, что человек слаб и десять заповедей не соблюдает практически никто. Раньше людей пугали вечными муками в аду, а теперь это не работает. Что же делать? – Христианство говорит, что оценка твоей жизни произойдет после смерти. Перенос окончательной оценки на потом позволяет человеку не думать о ней. Если оценка будет даваться окружающими людьми каждый день, то это совсем другая история. Древние люди постоянно несли ответственность перед своим родом, общиной. Иначе было не выжить.  – «Продвинутый потребитель» тоже должен не мешать жить другим. Разве это не ответственность? – В системе права оценивается не только деятельность, но и бездействие человека. Бездействие тоже может быть преступлением. Человек должен нести ответственность постоянно. Рай и ад должны быть не после смерти, а в реальной жизни. Свобода подразумевает выбор степени самоограничения. Героизм – В СССР был провозглашен отказ от религии. – Советская идеология говорила каждому человеку, что он герой, он строит первое в мире справедливое общество, и требовала от него героического поведения. Мы выиграли войну благодаря проявлению массового героизма как на фронте, так и в тылу. Кстати, в СССР после Великой Отечественной войны не было посттравматического синдрома. У нас был культ героев войны, и для посттравматического синдрома не было места. После войны идеологию героизма стали подменять идеологией потребления, и советский строй постепенно разложился, так как в более богатых странах Запада быт был традиционно налажен лучше, чем в России. Хорошо, что сейчас люди выходят на улицы с фотографиями своих родственников. Это позволяет им приобщиться к героическому опыту предков. Хорошо, когда бабушки и дедушки проводят много времени с внуками. У родителей нет воспитательных навыков, а у дедушек и бабушек – есть. Сегодня мир поделился на людей думающих и ощущающих. Для выживания человечеству необходимы думающие люди, обладающие волей к действию. Человечеству нужен «джихад». В Коране написано, что джихад означает «убей неверного в себе», то есть стань лучше, развивайся. Исламские радикалы сократили эту фразу до «убей неверного», то есть полностью подменили смыл. – Вы говорите о том, что нужно для выживания человечества, а представители элит западных стран говорят о том, что людей на планете стало слишком много и они оказывают сильное давление на природу, поэтому численность населения надо сокращать. – Представители таких «элит» считают, что только у них есть безусловное право на существование, то есть они отделяют себя от остального человечества. Развитие технологий снизило роль человека как производительной силы, его могут легко заменять станки, роботы, компьютерные программы. Если исходить из логики этих «элит», чем меньше техники, тем меньше воздействие на природу, чем хуже медицина, тем меньше людей живет на планете. И что, нам нужно возвращаться в каменный век? Или они рассчитывают жить в окружении роботов и немногочисленных слуг? Человек, который уверен, что он гораздо лучше других людей, быстро становится неадекватным. Этот путь приводит его к деградации, сужению сознания и смерти. Активное взаимодействие с другими людьми ведет к расширению сознания и развитию как отдельного человека, так и всего населения планеты. – Кто может встать на пути таких «элит»? – Люди и государства, придерживающиеся традиционных ценностей. В качестве примера могу привести Китай и Иран. Наша страна формально ориентирована на западные ценности, но большинство населения живет согласно традиционным ценностям. Такие люди и государства будут помогать друг другу выживать и бороться против западной агрессии. – А почему вы не называете Индию, страну с древней культурой? – В Индии перемешано много разных культур. Кроме того, их климат позволяет человеку выживать в одиночестве (там тепло и еда растет на деревьях). Кстати, в Китае и Индии очень разный буддизм. В Китае он ориентирован на коллектив, а в Индии – на индивида.

Выбор редакции
31 августа, 10:03

План борьбы

  • 0

Прочитал отличную книгу Бориса Кагарлицкого «Между классом и дискурсом. Левые интеллектуалы на страже капитализма». Автор даёт блестящий анализ современного левого движения, которое вызывает всё большее разочарование со стороны избирателей. Дело в том, что левые партии и группы на словах защищают интересы низших классов, а на деле поддерживают все антинародные инициативы финансистов. В результате массы всё чаще отдают свои симпатии правым популистам, которые обещают им быстрое решение всех проблем.  Борис Кагарлицкий предлагает левому движению вспомнить о своих базовых принципах. «Первый – классовые интересы. Не абстрактная демагогия о сочувствии слабым и правах меньшинств, а именно конкретные интересы реального рабочего класса. Вторым историческим принципом левых было видение исторической перспективы, на основе которой выстраивалась стратегия. Оно опиралось на представление об объективно назревших задачах развития, решение которых и является сущностью исторического прогресса. Связь исторической перспективы с классовым интересом определяется ответом на простые текущие вопросы – будут ли создаваться рабочие места, обеспечивающие не просто выживание, но культурное, профессиональное, моральное развитие работников? Будут ли укрепляться профсоюзы, организации трудящихся?».  По его мнению, реальное улучшение положения рабочего класса может произойти только после новой индустриализации развитых стран. «В условиях капитализма только протекционизм приводит к укреплению позиций рабочих на рынке труда, к укреплению профсоюзов и опирающихся на них политических организаций», – отмечает Борис Кагарлицкий. С этим доводом трудно спорить, однако протекционизм зачастую перерастает в национализм и противостояние с другими странами. В прошлом это часто приводило к масштабным войнам. Современная правящая элита, также толкает мир к войне, надеясь с её помощью найти выход из кризиса. Для большинства населения планеты это означает катастрофу. Третий базовый принцип левого движения, по мнению Бориса Кагарлицкого – это борьба за власть. «Именно за власть, а не за представительство, влияние или за присутствие в доминирующем дискурсе. Борьба за власть требует соответствующей организации и механизмов мобилизации, куда более жёстких чем сетевые структуры. Но прежде всего она требует воли и политической самостоятельности. Политики типа Трампа и Навального могут разбудить общественное движение, но не могут конструктивно удовлетворить его требования, выходящие за рамки существующего порядка. Паралич воли, поразивший левое движение эпохи неолиберализма, должен быть преодолен. Начинается представление большой глобальной драмы, в которой всем нам предстоит ещё сыграть свою роль. Мы должны принять на себя ответственность за рискованные и опасные решения, понять, что нельзя быть милыми и приятными для всех, нельзя побеждать без борьбы и жертв», – уверен Борис Кагарлицкий. Что же предлагает делать Борис Кагарлицкий? Ответ на этот вопрос можно найти в другой его книге «Восстание среднего класса»: «Изменить общество – значит сделать жизнь одновременно более благополучной для большинства и более достойной. Борьба за возвращение человеческого достоинства отверженным неолиберализма может оказаться даже значимее борьбы с бедностью. Принцип демократии участия должен быть противопоставлен власти олигархии, гримирующейся под народное представительство. Необходимо чётко заявить: левые выступают не за то, чтобы увеличить вмешательство государства в экономику, а за то, чтобы отдать экономическую власть в руки самого общества. И ради этого необходимо радикально преобразовать государство. Экономическая демократия должна быть представительной, а это значит, что не только государство и работники, но и потребители, равно как и местное население, должны участвовать в формировании руководящих органов. То, чем мы можем пользоваться только сообща, должно принадлежать обществу в целом – это относится к энергетике, транспорту, добывающей промышленности, коммунальным услугам и инфраструктуре связи точно так же, как к науке и образованию. Но не менее принципиальным, а может быть, даже более принципиальным вопросом, является социализация кредита. Если она не будет проведена хотя бы частично, невозможно найти социально приемлемое решение для всемирного долгового кризиса. При этом абсолютно принципиально разделение частного и общественного интереса. Если бы это было проведено на практике в годы неолиберальных реформ, Международный валютный фонд не имел бы возможности использовать деньги, полученные от правительств Запада, чтобы давать займы правительствам «третьего мира» и Восточной Европы в обмен на приватизацию собственности, то есть фактически выполнять посредническую миссию и осуществлять политическое давление в интересах частных инвесторов. Общественный кредит до последней копейки (цента, лиры, пенни) должен идти в общественный сектор, проекты, направленные на решение общих задач. Тем самым невозможной станет ситуация, когда частные коммерческие риски (и убытки) социализируются ради частных прибылей. Еще Дж. М. Кейнс писал, что социализация инвестиций является единственным оправданным, с его точки зрения, лозунгом социалистов. Именно контроль общества над инвестиционным процессом, а не государственная собственность на здания и машины является главным социалистическим принципом. Левые никогда не были противниками кооперативов или муниципальных предприятий. Напротив, именно эти формы организации производства могут в наибольшей степени отражать потребности населения на местах. Однако они не могут заменить общественных инвестиций в проекты, работающие на коллективные нужды. Общественный сектор становится тем инструментом, с помощью которого общество НЕПОСРЕДСТВЕННО решает свои коллективные задачи – экономические, социальные, экологические, культурные. Рынок и частный сектор приспособлены для решения лишь частных задач, и никакое регулирование не поможет снять это противоречие. Чем более остро стоят общие задачи всего общества и всего человечества, тем больше потребность в социализации. Сейчас, когда глобальная нестабильность породила очередной подъем социальной борьбы, можно с уверенностью говорить, что новые революции опираются не на консолидированный рабочий класс, а на неоднородную и плохо структурированную массу, восставшую против господствующих элит, но далеко не всегда способную консолидироваться в ходе этого восстания. В этом революции начала XXI века напоминают движения, которые имели место на более ранних стадиях развития капитализма, вплоть до Великой Французской революции. Капиталу противостоит не организованный рабочий класс, а широкая разночинно-плебейская масса, которую могут повести за собой не только левые и прогрессивные силы, но и всевозможные демагоги, почуявшие свой шанс.  Смысл сегодняшней российской революции состоит именно в самоконструировании нового трудящегося класса, политической армии современного наемного труда, объединившейся не только ради борьбы за более высокую зарплату или более сносные условия работы, но и требующей обеспечения своих общественных потребностей в социальной сфере. Неолиберальный капитализм, стремясь к снижению социальных издержек, подорвал механизмы социального воспроизводства общества, подготовив тем самым беспрецедентную катастрофу, переживаемую сегодня человечеством. Теперь восстановление социального государства становится уже не просто политическим лозунгом, а вопросом выживания общества, условием его самосохранения. Это ощущается в Европе, в странах Ближнего Востока, но особенно остро и болезненно мы переживаем это в России. Однако нельзя ни вернуть старую социал-демократию, ни восстановить в первоначальном виде исчезнувший Советский Союз. Нам нужен новый проект, основанный на участии общества в конструировании собственного социального государства под свои меняющиеся потребности, необходима жесточайшая борьба против власти капитала, поскольку никаким иным образом не могут быть сформированы соответствующие структуры самоуправления и получены необходимые ресурсы. Старые лозунги национализации и демократизации встают в повестку дня», – эти слова были написаны Борисом Кагарлицким в начале 2012 года, но не потеряли своей актуальности и сегодня. От себя могу добавить ещё несколько актуальных требований: 1) Прогрессивный налог на доходы, собственность и наследство; 2) Введение специального налога на финансовые спекуляции; 3) Лишение права на господдержку всех фирм, которые работают с офшорами; 4) Льготное кредитование реального сектора экономики; 5) Запуск масштабной программы общественных работ по созданию и модернизации социальной инфраструктуры; 6) Достойная зарплата и пенсионное обеспечение; 7) Увеличение затрат на медицину и образование.

Выбор редакции
16 июля, 09:51

Солидаризм - будущее человечества?

  • 0

В ходе своих идеологических изысканий ознакомился с книгой двух докторов экономических наук Виталия Кошкина и Сергея Кретова «Основы политической экономии солидаризма». Авторы в разное время закончили факультет экономики МГУ и называют себя продолжателями советской экономической мысли (в первую очередь Николая Цаголова). Они весьма критически настроены в отношении своих коллег. Провалы в экономической политике России авторы объясняют ориентацией нынешней власти на методологию современного либерализма, главным рупором которой являются ученые из РАНХИГС и ВШЭ. «Они приняли на вооружение западные постулаты о вечности частной собственности и капитализма как единственно возможного способа производства в современных условиях и, по-существу, не развивая экономическую теорию, опираются на «цитатники» из различных, часто не стыкуемых методологически и логически, вероучений. Мировой экономический кризис показывает, что болезни современного капитализма достигли такой стадии, что лечить их традиционными средствами бесполезно. Перед учеными в России и за рубежом стоит задача разработки принципиально новой социально-экономической парадигмы общества, которое должно прийти на смену капитализму». Авторы разработали основные моменты этой новой парадигмы. По их мнению, на смену капитализму должен прийти солидаризм. Главная задача этой теории является «не строительство рая, а недопущение ада». Поэтому солидаризм представляет собой теорию не идеального общества, а общества блага, в котором разработаны механизмы и институты согласования интересов и ценностей всех участников социальных отношений.  Кстати, авторы весьма негативно относятся к советскому опыту и считают, что он практически не отличался от капитализма. Просто при капитализме общество эксплуатирует кучка олигархов, а в советской системе – руководство КПСС. При этом, авторы считают, что в СССР эксплуатация была сильнее чем в западных странах, правда никаких цифр в доказательство не приводят. Виталий Кошкин и Сергей Кретов уверены, что производительность труда в СССР была ниже, чем в США, из-за того, что советские люди, таким образом сопротивлялись эксплуатации. «Они делают вид, что нам платят, а мы делаем вид, что работаем». Теория солидаризма в книге излагается весьма подробно, естественно, я не могу изложить все её аспекты. Остановлюсь на некоторых. Ключевым элементом экономической системы является собственность. Авторы считают, что при солидаризме должна доминировать общенародная частная собственность (коллективная долевая частная собственность), распределенная между всеми без исключения гражданами страны в равных долях. Она обеспечивает ее частным владельцам получение дивидендов частично пропорционально трудовым усилиям и частично по потребностям.  Авторы вводят специальный термин ассоциированная частная собственность граждан (АЧСГ). Граждане на конкурсной основе делегируют право на управление своей собственностью наиболее квалифицированным управленцам, которые действуют в интересах граждан-собственников и под их строгим контролем. АЧСГ гарантирует свободный и равный доступ всех собственников-граждан к результатам работы АЧСГ, в том числе в получении солидарных дивидендов в объёмах, обеспечивающих удовлетворение их органических витальных (жизненных) потребностей и в принятии на себя функций управляющего.  Логично возникает вопрос, а как быть тем народам, на территории которых мало ресурсов? Авторы отвечают на него следующим образом: «Предлагаемый нами подход позволяет народам, не обладающим ресурсами, достаточными для создания необходимого объёма средств для удовлетворения своих потребностей, перевести все национальные ресурсы в форматы АЧСГ, провести их «предпродажную подготовку» и попроситься к российскому народу в ассоциированные собственники, внося своё национальное имущество в «общий котёл». Граждане любых стран мира могут просто и юридически законно объединяться в более крупные солидарно-ассоциированные сообщества собственников, не изменяя государственных границ. Нужно лишь согласие граждан стран, осуществляющих межстрановое ассоциирование. Такое решение может быть принято исключительно на народных референдумах. Оно будет вести человечество от тотальной конфронтации по поводу обладания ресурсами к гуманизации планетарных отношений и созданию условий для гуманизации человечества».  Виталий Кошкин и Сергей Кретов приводят данные о запасах полезных ископаемых в России из которых следует, что ресурсов у нас хватит не только для того, чтобы обеспечить достойный уровень жизни россиян, но и других народов. Нужно только хорошо трудиться и рационально распоряжаться этими ресурсами во благо всего общества, а не узкой группы олигархов и коррумпированных чиновников.

Выбор редакции
12 июля, 16:08

Справедливость и право

  • 0

В ходе изучения различных подходов к понятию «справедливость» прочитал книгу кандидата юридических наук Виктора Вайпана «Теория справедливости: право и экономика». Автор обращает внимание на тот факт, что термин справедливость встречается во многих юридических документах, но общепринятого определения этого понятия не существует. Он решил устранить этот пробел. Сначала Виктор Вайпан обратился к истории. Вот что он пишет. С того момента как первобытный человек начал осознавать себя живущим в обществе, у него возникла потребность оценивать как свои, так и чужие поступки. Эта оценка (зачаток понятия «справедливость») могла быть основана лишь на присущем человеку чувстве должного или недолжного. В первобытном обществе это были отношения примитивного равенства (жизнь за жизнь, увечье за увечье, уравнительное распределение продуктов). Раздел земли, положивший основу частной собственности, явился закономерным процессом в обществе. Все, что соответствовало этому процессу, воспринималось человеком как должное. Возникла необходимость закрепить существующий порядок. Появился закон. Понятие «справедливость» зародилось тогда, когда появилась частная собственность, когда нужно было освящать социально-экономическое неравенство, выдавать его за единственно верный порядок отношений.Далее автор переводит к религиозному осмыслению понятия «справедливость». В христианстве это догмат: «И как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними» (Евангелие от Луки: Лк. 6:31); истина распространялась и на экономические отношения (честность и обязательность в соблюдении договоров, расчетов по сделкам и пр.). Так был задан высокий «нормативный» уровень справедливости. При этом относительная справедливость, оставаясь объективной, зависела от господствующих в обществе социально-экономических отношений, отличающихся, как правило, неравенством, эксплуатацией и социально-экономической несправедливостью. Античное правило suum cuique (каждому свое) в плане справедливости как пропорциональное вкладу (усилиям, работе) благам воздаяние не работало.В этих условиях христианство разработало виртуальный компенсаторный механизм восстановления конечной справедливости для тех, чьи экономические и социальные права, а также достоинство ущемлены. В притче о богаче и Лазаре (Евангелие от Луки: Лк. 16, 19:31) бедняк Лазарь в язвах мучился у ворот пирующего олигарха, а в своей небесной жизни он утешается на лоне Авраамовом, тогда как олигарх горел в аду. Отсюда следовало, что в будущей жизни справедливость восторжествует и «многие же будут первые последними, и последние первыми» (Евангелие от Матфея: Мф. 19:30).В то же время христианство, как ни странно, не стремилось к формированию стройного учения о справедливости, уделяя основное внимание двум базовым понятиям: «любовь» и «правда». Евангелие фактически обходит тему справедливости. В эпизоде, когда братья просят Христа справедливо разделить между ними наследство (Лк. 12, 13–15), они прямо указывают: «Учитель! Мы знаем, что Ты справедлив» (Мф. 22, 16). Спаситель уходит от прямого ответа и действия: «кто поставил меня делить и судить вас?», таким образом уклоняясь от вторжения в нормативную сферу наследственного права.В правовой сфере христианство не призывало к активной борьбе за справедливость, а, скорее, использовало стремление к ней для пропаганды и разъяснения своих догматов. В притче о неправедном судье, который не боялся Бога и людей, бедная вдова ходила за защитой, но ее просьбы игнорировались. Лишь когда судье надоели постоянные визиты и просьбы вдовы, он исполнил их лишь для того, чтобы сбыть докучливую просительницу. Очевидную, с позиции закона, несправедливость Иисус комментировал так: если даже неправедный судья все же защитил бедную вдову, то Бог ли не защитит избранных Своих, вопиющих к Нему день и ночь, хотя и медлит в этом? При этом защита обещалась лишь «вскоре» (Лк. 18:6–8), так как Господь нередко медлит исполнять просимое даже для избранных, испытывая, таким образом, силу и крепость их веры. Очевидно, что намеренное промедление (с целью испытания) восстановительной справедливости, противоречит ее абсолютному, объективному пониманию и предназначению.Нельзя сказать, что справедливость не была христианским идеалом, однако она была подчинена более высокому принципу любви – самопожертвование во благо ближнего.Затем Виктор Вайпан обращается к марксизму с его диалектикой развития социальной справедливости. Общество находится в состоянии социальной справедливости, когда производственные отношения соответствуют уровню развития производительных сил. Все явления общественной жизни, вытекающие из данного способа производства, осознаются справедливыми. С развитием производительных сил они начинают сдерживаться производственными отношениями, появляются элементы социальной несправедливости. Происходит взрыв, социальная революция. Вновь устанавливается социальная справедливость. Очевидно, что автор специально не обратил внимания на критику Марксом капиталистической системы и его призыв создать коммунистическое общество. Виктор Вайпан считает, что при капитализме производственные силы и производственные отношения соответствуют друг другу и революции ожидать не стоит. Одной из главных задач судов автор считает защиту законопослушных предпринимателей от государственного произвола. В итоге автор приходит к выводу, что в юридической сфере социальная справедливость близка к понятию правового равенства. «Суть правового равенства заключается в равенстве правовых возможностей, которое должно пронизывать всю систему общеобязательных, формально-определенных юридических норм. В этом состоит «нормативное» требование социальной справедливости. Равенство правовых возможностей означает, что вся система общеобязательных правил поведения фиксирует равную правовую меру для каждого субъекта права», - пишет Виктор Вайпан.Очевидно, что ничего выдающегося автор не придумал. Он сам признаёт, что традиционно в правоведении справедливость права отождествляется с принципом правового равенства. Получается, что автор просто повторил господствующую точку зрения.

Выбор редакции
05 июля, 19:26

Взаимопомощь эффективнее конкуренции?

  • 0

В последнее время понятия конкуренция и эффективность были основой правых идеологий, а взаимопомощь и справедливость – левых. Считалось, что правая политика способствует росту экономики и созданию богатства, а левая – перераспределению богатства в интересах большинства населения. Однако финансовый капитализм привел к росту виртуального богатства незначительного меньшинства, и снижению уровня жизни большинства. Возникает вопрос: может ли взаимопомощь и самоуправление быть эффективнее конкуренции в плане создания богатства? Оказалось, что может. Многочисленные примеры высокоэффективных компаний, основанных на принципах взаимопомощи и самоуправления, приводит Фредерик Лалу в книге «Открывая организации будущего». Компании, которые отказались от бюрократии и сделали ставку на доверие и развитие потенциала сотрудников достигли выдающихся успехов. Это действительно новый шаг в эволюции человеческих организаций. Новые компании, которые описывает Фредерик Лалу действуют в абсолютно разных сферах: промышленность, сельское хозяйство, медицина, образование, торговля и т.д. Я остановлюсь только на одном примере – французском меднолитейном предприятии FAVI.Работа в FAVI требует физического напряжения, она для настоящих синих воротничков. Литейное производство – не сияющий чистотой сборочный цех, где в полной тишине элегантно двигаются роботы. Здесь на рабочих местах грохочут тяжелые куски металла. Мелкосерийное производство FAVI сложно автоматизировать. Тем не менее успех FAVI совершенно неординарен. Все конкуренты переместили производство в Китай, чтобы не упустить возможность сократить затраты на рабочую силу.А FAVI – не просто единственный оставшийся в Европе производитель в своей отрасли: предприятие еще и контролирует 50% рынка вилок для коробок передач. О качестве их продукции ходят легенды, а своевременность поставок почти мифическая. Рабочие гордятся тем, что за 25 лет завод ни разу не задержал поставку готовой продукции заказчику. FAVI год за годом обеспечивает высокую рентабельность, несмотря на конкуренцию Китая. Текучки кадров здесь практически нет. Число сотрудников компании увеличилось с 80 до 500. Компания платит своим сотрудникам зарплату существенно выше средней (рабочие ежегодно получают часть прибыли предприятия, в размере 17-18 месячных зарплат). Компания демонстрирует выдающуюся устойчивость к кризисам, так как её клиенты дорожат сотрудничеством.FAVI функционировало как обычный металлургический завод, пока по решению семьи владельцев в 1983 году его не возглавил Жан-Франсуа Зобрис, харизматичный металлург и бывший десантник.  Организационная структура компании представляла собой традиционную пирамиду. Но, когда Зобрис встал у руля FAVI, предприятие в течение двух лет принципиально изменилось. Сейчас на заводе работают более 500 человек, которые организованы в 21 команду («мини-заводы»), каждая от 15 до 35 человек. Большинство команд работают на определенного заказчика (команда «Фольксваген», команда «Ауди», команда «Вольво», команда водомерных счетчиков и т. д.). Есть несколько базовых производственных команд (литейная, ремонт пресс-форм, техническое обслуживание) и вспомогательные (конструкторская, контроль качества, лаборатория, администрация, продажи). Каждая действует по принципу самоорганизации, менеджмента среднего звена нет. Нет и правил или процедур, кроме тех, которые команды разработали для себя.Административные отделы предприятия почти полностью исчезли. Закрылись отделы HR, планирования, диспетчеризации, проектирования, информационных технологий, закупок. Их задачи взяли на себя рабочие в командах. Они сами занимаются подбором кадров, закупками и планированием. В FAVI был распущен и отдел продаж. Клиент-менеджер по работе с «Ауди» стал частью команды «Ауди», так же как менеджер по продажам продукции для «Вольво» стал частью команды «Вольво». Над этими менеджерами по продажам нет главы отдела продаж. Каждую неделю происходит краткое совещание. Менеджер по продажам, например, команды «Вольво» делится с дюжиной коллег информацией, какой заказ поступил. Все дружно радуются, если заказ большой, или огорчаются, если маленький. Тут же на совещании происходит планирование, и команда определяет день отгрузки. Менеджер по продажам теперь отлично понимает производственные процессы и то, каким образом его договоренности с клиентами повлияют на всех членов команды. Когда клиент настаивает на снижении цен, менеджер по продажам вовлекает рабочих в поиск решения: можно ли каким-то образом улучшить процесс или поднять производительность, чтобы сбросить еще несколько центов за единицу продукции?Менеджеры по продажам не подчиняются главе отдела продаж, фактически они подотчетны своим командам. Никто не дает им плана продаж. Их мотивация в том, чтобы обслужить клиентов наилучшим образом, и в том, чтобы сохранить, а по возможности и увеличить количество рабочих мест на предприятии, в то время как конкуренция с китайскими производителями не ослабевает. Для тех, кто занят продажами, рабочие в цехах – не безликая сила: все коллеги, хорошо знакомые по еженедельным встречам. Для менеджеров по продажам дать работу коллегам – мотивация сильнее, чем любой план продаж, который в состоянии измыслить глава отдела продаж. Между прочим, менеджеры по продажам FAVI всегда обсуждают заказы в терминах занятости, а не в денежном выражении. То есть говорится не «Мы получили заказ на один миллион долларов», а скорее, так: «У нас есть заказ, который обеспечит работой 10 человек»В основе работы FAVI лежит предположение, что рабочие и другие сотрудники организации – это разумные люди, которым можно доверять, они все сделают правильно. При такой установке правил и механизмов контроля требуется совсем немного. До того как Зобрис изменил компанию, там, как и на большинстве промышленных предприятий, действовали сложные системы контроля и надзор за соблюдением дисциплины на рабочем месте. Время прихода и ухода рабочих фиксировалось, регистрировался объём произведенной каждым станком за час продукции. Каждая минута опоздания и каждая выработка ниже часовой нормы карались штрафом. Зобрис отказался от учета времени прихода и ухода, а также от норм выработки. Многие менеджеры опасались, что производительность труда рухнет, но она повысилась. Когда Зобрис увидел цифры, то стал расспрашивать рабочих, что случилось. И они рассказали ему вот что. Когда ты работаешь за станком, формируется оптимальный физиологический ритм, при котором тело меньше всего утомляется. При старой системе с почасовыми нормами выработки рабочие всегда сознательно замедляли темп производства. Они обеспечивали себе зазор на случай, если начальники решат увеличить норму. Рабочие годами работали ниже своей естественной производительности труда, в ритме, наименее удобном и наиболее утомительном для них. И, разумеется, невыгодном для компании. А после отмены контроля они просто вернулись к удобному и естественному ритму работы. Доверие к сотрудникам в FAVI простирается гораздо дальше продолжительности рабочего времени и норм выработки. Ключи от машин компании свободно висят на стойке у секретаря. Любой рабочий может выйти из цеха, взять машину и отправиться к поставщику или клиенту, никакого специального разрешения не требуется (однако существует обычай оповещать о поездке коллег, вдруг кто-то захочет присоединиться). Раньше на заводе был склад, и кладовщик выдавал инструменты и расходные материалы только по письменному запросу начальника смены. Выходя куда-либо, кладовщик склад запирал. Сейчас склад всегда открыт, и каждый рабочий может взять, что нужно. Ему только надо сделать запись в журнале для заказов. Однажды со склада была украдена дрель. Зобрис повесил на складе объявление: «Украдена дрель. Вы знаете, что, в принципе, мы увольняем даже за украденную туалетную бумагу. Поэтому красть дрель было очень глупо. Особенно если учесть, что никому и никогда не запрещали взять инструмент на вечер или на выходные». Этого оказалось достаточно: краж больше не было. Опыт показывает, что подобное злоупотребление доверием в FAVI случается исключительно редко, как, впрочем, и в других организациях, выбравших путь самоуправления.Пример поведения рабочего FAVI:«В один из моментов рабочий заметил изъян в качестве обработки детали. Он остановил станок и вместе с членом команды, ответственной за качество продукции, просмотрел все уже готовые детали и заготовки. Они не нашли других деталей с браком.Тем не менее рабочий счел нужным обсудить случившееся с менеджером по продажам. Вместе они решили взять ключи от служебной машины и отправиться в восьмичасовую поездкув Германию на завод «Фольксваген». Там они объяснили причину неожиданного визита, и им разрешили осмотреть такие же детали FAVI, доставленные раньше. Все были идеальны, без малейшего дефекта. Трудно описать изумление менеджера «Фольксваген», ответственного за качество продукции. Обычно бракованная деталь от поставщика означает официальное уведомление и обмен юридическими документами – это в лучшем случае. Но чаще всего рабочие не поднимают шума и стараются скрыть проблему, опасаясь репрессий начальства. Этот оператор станка не только взял на себя ответственность за ошибку, но и отправился в дальний путь к клиенту, чтобы лично убедиться, что все возможные проблемы предотвращены!Описанные случаи могут показаться из ряда вон выходящими, но это проявление особого духа, пронизывающего будни самоуправляющихся организаций. Страх – сильнейший тормоз. Когда в основе устройства организаций заложены не скрытые механизмы страха, а культура и повседневные методы работы, укрепляющие доверие и ответственность, начинает происходить нечто удивительное и неожиданное.»В СССР лидером по производительности труда была артель золотодобытчиков во главе с Вадимом Тумановым (известен по песне Владимира Высоцкого «Мой друг уехал в Магадан»). Вадим Туманов получал самую большую официальную зарплату в СССР (больше, чем глава государства). При этом его зарплата была всего в два раза выше, самой маленькой зарплаты в артели. Сегодня главы корпораций зарабатывают в сотни, а иногда и в тысячи раз больше рядовых сотрудников. Подробнее о работе артели можно прочитать в книге Вадима Туманова «Всё потерять и вновь начать с мечты».Изучение конкретных примеров новаторских организаций привело Фредерика Лалу к трем главным открытиям: — Самоуправление. Организации эффективно решают задачи любого уровня сложности, используя систему, основанную на взаимодействии равноправных коллег. В этой системе нет нужды ни в иерархии, ни в консенсусе. — Целостность. Традиционно организации всегда поощряли сотрудников проявлять на работе только узкопрофессиональные качества, а остальные личностные черты оставлять за дверью. От нас требуют демонстрировать мужественную решимость, уверенность в себе, силу, а сомнения и слабости скрывать. Рационализм царствует, а эмоции, интуиция и выражение духовных потребностей нежелательны и неуместны. В новаторских организациях, напротив, разработан набор согласованных практик, побуждающих заново обратиться к нашей внутренней целостности и быть на работе тем, кто мы есть на самом деле.— Эволюционная цель. Считается, что новаторские организации живут собственной жизнью и обладают собственным представлением о направлении дальнейшей деятельности. Членов организации побуждают не стараться предвидеть изменения и контролировать будущее, а вслушаться и понять, чем хочет стать организация, какой цели ей хочется служить.

Выбор редакции
01 июля, 08:04

Революция

  • 0

В последнее время мы слышим много споров о том, благодаря чему народные волнения могут перерасти в революцию. В книге американского ученого Джека А. Голдстоуна дается хороший анализ типичных причин революции. Он выделяет пять пунктов:1)     Проблемы в экономической и фискальной сферах, мешающие поступлению налогов в распоряжение правителей и элит и снижающие доходы всего населения в целом. Такие проблемы обычно приводят к тому, что власть повышает налоги или влезает в долги, зачастую делая это способами, которые рассматриваются как несправедливые. Снижается и способность правителей награждать сторонников и платить зарплату чиновникам и военным.2)     Растущее отчуждение и оппозиционное настроение в среде элит. Элиты всегда конкурируют в борьбе за влияние. Большинство представителей элиты могут прийти к мнению, что какая-то определенная группа – узкий круг ближайших друзей или членов этнической и региональной группы, в которую входит правитель, – несправедливо получает основную долю политической власти или экономических дивидендов. В этих обстоятельствах им может показаться, что их лояльность не будет вознаграждена и что режим будет всегда ставить их в невыгодное положение. В этом случае они могут выступить за реформы, а если реформы будут блокироваться или их объявят неэффективными, принять решение о мобилизации и даже попытаться воспользоваться народным недовольством, чтобы оказать давление на режим. По мере роста отчуждения они могут принять решение о свержении и смене существующего общественного порядка, а не просто об улучшении своего положения в его рамках.3)     Революционная мобилизация, опирающаяся на нарастающее народное возмущение несправедливостью. Когда значительные группы людей поймут, что их проблемы возникают в результате несправедливых действий элит или правителей, они пойдут на риск и примут участие в мятежах, чтобы привлечь внимание к своему тяжелому положению и потребовать перемен.4)     Идеология, объединяющая недовольство и требования населения и элит, устанавливающая связь между различными группами и способствующая их мобилизации. Революционным идеологиям не обязательно предлагать точный план будущего. Напротив, эффективнее всего работают расплывчатые или утопические обещания лучшей жизни в сочетании с подробным и эмоционально убедительным изображением невыносимой несправедливости существующего режима.5)     Революции необходима благоприятная международная обстановка. Успех революции часто зависел или от иностранной помощи, поступавшей оппозиции, или от отказа в помощи правителю со стороны иностранной державы. И наоборот, многие революции терпели неудачу или были подавлены интервенцией, направленной на помощь контрреволюции. Когда совпадают все пять условий обычные социальные механизмы, которые восстанавливают порядок во время кризисов, перестают работать, и общество переходит в состояние неустойчивого равновесия. Теперь любое неблагополучное событие может вызвать волну народных мятежей и привести к сопротивлению элит, и тогда произойдёт революция. В свою очередь российский историк Валерий Соловей в книге «Револютion!» выделил несколько условий для победы революции:1)     Интеллектуальный реализм и моральная стойкость. Если вы имеете дело с диктатурой или обезумевшим от безнаказанности авторитарным режимом, то должны ясно понимать, что такой режим никогда и ни при каких условиях не откажется от власти добровольно. И что у вас не существует никаких легальных средств заставить его уйти. Выборы будут фальсифицированы, моральные призывы и критика будут проигнорированы. Люди, пытающиеся изменить власть изнутри, коррумпированы или вычищены. Выбор остается только один – революция!2)     Даже плохая и неправильная стратегия лучше её отсутствия. Смысл стратегии не в том, чтобы все предусмотреть, а в том, чтобы приближать революцию политически (предпринимая какие-то конкретные шаги) сживаться с ней интеллектуально и, главное, быть готовым к ней морально и психологически.3)     «Бодрствуйте, потому что не знаете ни дня, ни часа». Революции всегда начинаются неожиданно для всех – для общества, власти и самих революционеров. Не ждите лучшего шанса – его может никогда не быть. Лучший шанс – это тот, что здесь и сейчас. И если вы готовы его использовать, то как бы не назывались события поначалу – гражданским протестом, студенческими волнениями, демонстрацией, – благодаря вам они станут революцией.4)     «Страх не должен подавать совета». Не бойтесь! Власть, которую вы считаете могущественной, в действительности слаба. Разложившаяся, циничная и коррумпированная, она не гранитный монолит, а кусок ноздреватого сыра. Сила власти исключительно в ваших страхах. Как показывает современный опыт, если революционеры какое-то время сохраняют стойкость, то полиция отступает, армия сохраняет нейтралитет, власть начинает совершать ошибки и раскалывается.5)     Казаться важнее, чем быть. Обращайтесь не только ко всей стране, но ко всему миру. Такое важное событие, как революция, сразу же окажется в фокусе массмедиа и вызовет огромный интерес пользователей социальных сетей.6)     «Станьте всем для всех». Программа революции сводится всего к двум пунктам: мы хотим справедливости, власть несправедлива, поэтому должна быть свергнута. Дискуссии относятся «на после победы».7)     Миролюбие не означает соглашательства. Если вы хотите демонтировать диктаторский режим и обеспечить обществу доступ к власти, то не должны размениваться на туманные обещания и покупаться на подачки вроде изменения некоторых законов и появления пары-тройки новых министров. Вас обманут, диктаторские режимы в этом весьма искусны. Ваша цель – полная и безоговорочная капитуляция старой власти, а не её декоративная гуманизация. История оправдывает победителей и забывает проигравших. Каждый читатель может прикинуть: есть ли в его стране предпосылки для успешной революции.

Выбор редакции
20 июня, 15:16

Солидарность против страха

  • 0

Прочитал очень интересную книгу Бориса Кагарлицкого «Марксизм: Введение в социальную и политическую теорию». Это отличный обзор развития марксистской мысли. Но автор не только описывает то, что говорили другие, но и дает свой анализ общественных отношений. Приведу понравившийся фрагмент: «Современный капитализм – это общество испуганных людей, управляемых с помощью злобы и страха. В условиях страха общественные связи ослабевают, усиливается прямая и психологическая зависимость людей от государственных структур, взаимная подозрительность. Но, несмотря ни на что, это ещё и общество классового противостояния, постоянно выдвигающее из своей среды активистов, готовых осмысленно бороться против системы. Альтернативой страху является только солидарность. Осознанная товарищеская солидарность, базирующаяся на демократических принципах и классовых интересах», – пишет Борис Кагарлицкий.Очевидно, что экономическая и политическая элита опасается объединения больших масс недовольных людей. Именно поэтому людей убеждают в том, что они все разные, у них мало общего и добиться успеха можно только путем индивидуальной конкуренции. При этом, правящий класс объединен в мощные группы, которые контролируют огромные финансовые, промышленные, политические ресурсы, а также государственные и частные силовые структуры. Имущественное неравенство постоянно растет. Это вызывает недовольство у большинства населения, но им рассказывают о том, что у них есть шанс добиться успеха, нужно только больше работать. Если человек понимает, что лично у него шансов добиться успеха практически нет, то он продолжает верить в то, что шанс есть у его детей и старается дать им хорошее образование. Путь начинается сначала, причем абсолютное большинство снова не смогут добиться успеха. Элиты всех стран стремятся передавать капиталы и власть своим детям и не заинтересованы в появлении конкурентов. Наша страна не является здесь исключением. Когда появляются яркие лидеры, которые пытаются объединить массы для борьбы за свои права, то их пытаются подкупить, а если это не помогает, то изолировать в тюрьме или убить. Большинство людей объективно не имеют склонности к чтению сложных книг, которые позволяют разобраться в окружающей действительности. Они чувствуют злобу и недовольство, но не знают, что им делать. А власти им говорят, что во всем виноват внешний враг, а также чужаки и предатели внутри страны. Объединить людей разных профессий весьма сложно. В последнее время в Европе стали набирать популярность партии и движения, которые требуют установления базового дохода для граждан страны. Подразумевается, что человек будет получать какую-то сумму, которая позволит ему спокойно существовать. Однако это явно тупиковый путь. Люди, не работающие, но получающие такое пособие будут очень сильно зависеть от государства, то есть от богатых кланов, которые его контролируют. Для того, чтобы сохранить своё пособие люди будут готовы выполнять любые приказы властей. При этом, абсолютное меньшинство из живущих на пособии будут заниматься саморазвитием, а большинство предпочтут проводить время в компании телевизора, желтой прессы, алкоголя и наркотиков. В результате произойдет стремительная деградация населения. Одновременно будут усиливаться конфликты с мигрантами из других стран, которых будут обвинять во всех бедах (это происходит уже сейчас). Господство страха и ненависти, о котором пишет Борис Кагарлицкий, будет усиливаться. Что же может быть альтернативой? Чем можно объединить людей?Ответ один – совместным общественно-полезным трудом. Люди должны требовать от властей не подачек, а труда. Работы вокруг море: можно ремонтировать и создавать социально-полезную инфраструктуру, повышать уровень образования и культуры, ухаживать за немощными, играть с детьми. Причем, необходимо настаивать на поощрении развития. Если человек занимается дополнительным образованием, то его нужно стимулировать. Он может учить уже и других людей. Необходимо стимулировать и здоровый образ жизни. Если человек заботится о своем здоровье и не часто обращается в больницу, то его нужно финансово поощрять. Абсолютное большинство людей можно объединить общей идеологией труда, развития и самосовершенствования. Не важно какая у человека профессия, главное, что он работает и делает что-то полезное для себя и других. Просто так пособие должны получать пожилые люди и инвалиды, но и им нужно давать возможность заниматься общественно-полезным трудом за дополнительную плату. Либеральная экономическая теория говорит о том, что снижение налогов на богатых стимулирует их к инвестициям, которые создают рабочие места для бедных. На самом деле богатые предпочитают инвестировать в финансовые спекуляции, которые не создают рабочих мест для бедных. Прогрессивный подоходный налог должен изымать больше средств у богатых. Затем эти деньги должны направляться на реализацию общественно-полезных проектов, от которых будет выигрывать большинство. В этом случае действительно появятся рабочие места для бедных. Все больше людей в мире работают дома, что приводит к распаду трудовых коллективов и разобщению тружеников. Общественно-полезный труд, направленный на повышение качества жизни на местах, может заинтересовать таких людей и приведет к повышению солидарности местных сообществ. Люди лучше узнают своих соседей и будут помогать друг другу в решении проблем. Произойдёт снижение уровня страха, о котором писал Борис Кагарлицкий. Это позволит снизить и уровень преступности, так как местные сообщества будут стремиться решить эту проблему. Естественно, господствующим элитам, такая программа не понравится, но внятной собственной программы у них нет. Они могут предложить большинству населения только снижение реального уровня жизни, деградацию социальной инфраструктуры и военные конфликты. Борьба каждого человека за свои права и достоинство — это справедливо и необходимо для сохранения цивилизации и выживания человечества.

Выбор редакции
14 июня, 13:44

Справедливость - это что?

  • 0

Согласно социологическим опросам справедливость становится все более востребованной темой, как в России, так и за рубежом. Однако, когда людей просят сформулировать, что конкретно они вкладывают в это понятие, то единства здесь не наблюдается. Для того, чтобы лучше разобраться в этом вопросе, я прочитал книгу доктора психологических наук Ольги Гулевич «Социальная психология справедливости». Она выделила шесть основных подходов к справедливому распределению благ:1)     В соответствии с нормой беспристрастности, вознаграждение человека определяется его вкладом в общее дело. Справедливым считается получение большего вознаграждения теми, кто проделал большую работу, оказал большую помощь и получил лучший результат.2)     Согласно норме распределения по усилиям, размер вознаграждения определяется усилиями, которые человек приложил (затраченным временем, объёмом проанализированной информации и т.д.). Справедливым считается такое распределение, при котором большее вознаграждение получает тот, который приложил большие усилия при совершении социально желательного поступка.3)     В соответствии с нормой распределения по способностям (возможностям), справедливым считается взаимодействие, в ходе которого наиболее способный человек получает большее вознаграждение.4)     Согласно норме распределения в соответствии с позитивностью личности, справедливым считается большее вознаграждение хорошего человека.5)     Согласно норме распределения по потребностям, справедливым является большее вознаграждение тех участников взаимодействия, которые больше нуждаются.6)     В соответствии с нормой равенства, справедливым считается равномерное распределение вознаграждения между всеми участниками общения. Далее Ольга Гулевич пишет, что люди, которые верят в справедливость окружающего мира (в плане распределения вознаграждений и наказаний) более позитивно оценивают жизнь. Вера в справедливый мир защищает людей от негативных переживаний. Сталкиваясь с новой задачей, они испытывают меньший стресс, реагируют на неё как на приключение, а не угрозу и лучше решают её. Вера в справедливый мир чаще встречается у авторитарных людей, сторонников «правых» партий, представителей элиты и у народов, для которых характерно почитание власти. Все эти люди стремятся сохранить существующую систему социальных отношений. Вера в то, что униженное положение некоторых групп является заслуженным, помогает им оправдать собственные действия. Кроме того, в справедливость мира больше верят религиозные люди, которые ориентируются на духовные ценности и надеются на высшую справедливость.Рост имущественного неравенства вызывает рост недовольства со стороны большинства людей. Ведь их положение неуклонно ухудшается. В результате в Европе все большую популярность набирают движения, которые требуют установить базовый доход для всех граждан страны. Подразумевается, что человек сможет не работать, но получать некую сумму, которая позволит ему спокойно существовать. Очевидно, что это приведет к деградации безработных. Людям нужно давать возможность делать что-то общественно полезное. Кроме того, трудоспособный человек, который станет получать такое пособие будет стремиться улучшить своё материальное положение не за счет официальной работы, а за счет нелегальной деятельности. В результате произойдёт усиление криминального элемента в экономике. Базовый доход для граждан усилит социальные противоречия с негражданами, которые станут вести себя еще более агрессивно. В последние годы, в связи с ростом числа мигрантов, в Европе резко увеличилось число грабежей и убийств пенсионеров. С учетом низкого уровня рождаемости среди граждан развитых стран мира и постепенного старения населения, эта тенденция будет только усиливаться. Снизить уровень агрессии неграждан можно только за счет привлечения их к обязательному общественно полезному труду вместе с гражданами. Властям нужно сформировать крупные необходимые обществу проекты по созданию и модернизации инфраструктуры, повышению уровня образования и культуры людей, уходу за немощными и т. д.Если говорить о справедливом распределении благ, то очевидно, что общественные работы не могут быть высокооплачиваемыми. Высокий доход традиционно обеспечивает бизнес. Однако в бизнесе необходим прогрессивный подоходный налог. Чем больше человек зарабатывает, тем больше он должен отдавать другим людям

Выбор редакции
06 апреля, 09:43

Основы идеологии

  • 0

В последнее время все кому не лень говорят о кризисе капитализма, смерти христианской цивилизации и гадают о том, что станет доминирующей идеологической доктриной в будущем. Много лет изучая различные идеологические концепции, я постоянно ловил себя на мысли, что придумать идеологию, которая станет доминирующей сложно из-за того, что люди сильно различаются между собой по своим желаниям и потребностям. В принципе любой здравомыслящий человек понимает, что соблюдать 10 заповедей христианства это хорошо и правильно, но полностью соблюдают их абсолютное меньшинство людей. Почему? Да потому что человек слаб, подвержен соблазнам и нуждается в постоянном прощении. Алкоголик или наркоман прекрасно знает, что наносит вред своему здоровью, но далеко не каждый из них способен избавиться от пагубной зависимости. Возникает вопрос: зачем тратить время на придумывание новых правильных идеологических концепций, если большинство людей не смогут заставить себя жить в согласии с ними? Я исхожу из того, что идеологические концепции – это ответы, которые даёт человечество на вызовы, встающие перед ним. Если ответы будут не верными, то группы людей, которые следуют неадекватным идеологическим концепциям могут погибнуть. А если всё человечество будет давать неправильные ответы на вызовы окружающей действительности, то может погибнуть и оно. Сейчас модно с восхищением вспоминать СССР. Мне удалось захватить Советский Союз в его поздней стадии – разложения. И это было не самое приятное зрелище. Тогда абсолютное большинство людей в нашей стране понимали, что идеология закостенела и не давала внятных ответов на вызовы современности. Одна из принципиальных проблем СССР заключалась в недостаточном внимании к особенностям исторического развития территорий, входивших в состав страны. Природа, климат, история Прибалтики и Средней Азии отличаются очень сильно, а их жителей условно говоря пытались заставить работать в условиях типового колхоза. Попробую сформулировать несколько идей, которые могли бы лечь в основу новой идеологической концепции. Здесь как мне кажется стоит опереться на базовые понятия: работа – свободное время и конкуренция – взаимопомощь. Очевидно, что абсолютное большинство людей хотят иметь максимально возможное число материальных благ, но тут возникает вопрос: сколько времени нужно потратить, чтобы их получить. Стоит ли работать 14 часов в сутки и не иметь фактически никакой личной жизни? Зачем человеку много денег, если у него нет времени их потратить? С другой стороны, есть люди, которые предпочитают посвятить себя молитвам и минимально заботящиеся о материальном благополучии. Каждый человек постоянно делает выбор между работой и свободным временем. Самые счастливые люди те, которые получают удовольствие от своей работы. В свою очередь государство должно создавать такие условия, чтобы у людей была возможность заниматься тем, чем они хотят. Но здесь важно, чтобы их действия не наносили ущерба окружающим. Должен обязательно действовать принцип: «Не делай другим того, чего не хочешь, чтобы сделали тебе». В принципе даже садисты могут не мешать жить другим, если они с помощью специализированных сайтов будут знакомиться с мазохистами и доставлять друг другу удовольствие. Преступников же так или иначе придется наказывать. Что касается конкуренции и взаимопомощи, то это базовые вещи, которые помогают человечеству развиваться и выживать. Помню в курсе истории педагогики нам рассказывали об иезуитских колледжах, которые готовили высокообразованных людей. В них все было построено на принципе конкуренции. Учеников делили на десятки и каждый из них должен был бороться за более высокое место в своем десятке по уровню успеваемости. От этого зависело какие поощрения получит ученик. С другой стороны, каждый член десятка конкурировал с аналогичными по месту в учебной иерархии участниками других десятков (первый по успеваемости соревновался с лучшими из других десятков, второй со вторыми и т. д). В случае каких-то провинностей никогда не практиковались коллективные наказания, всегда выявлялся виноватый и наказывался только он. Конкуренция была основой воспитания иезуитов, поэтому они достигали очень высоких успехов в образовании. В свою очередь чешский преподаватель Ян Амос Коменский сделал ставку на взаимопомощь, так как он стремился обучить максимально возможное число людей. На его уроки приходило по 500-600 человек одновременно. При этом наиболее способные ученики садились на первые парты к ним и обращался учитель. По окончанию урока отличники, объясняли хорошистам непонятные моменты, а хорошисты в свою очередь давали пояснения троечникам. Получалось, что язык преподавания в ходе дополнительных занятий постепенно упрощался и даже слабые ученики могли понять основные вещи из того, что говорил учитель. Если посмотреть на политическую и экономическую историю стран, то мы увидим, что Великобритания и США традиционно делают ставку на конкуренцию, а Россия на взаимопомощь. Почему? Главные факторы – климат и внешнее окружение. Как известно, Великобритания — это остров, поэтому масштабных вторжений войск иностранных государств здесь не было порядка тысячи лет. У России, протяженная сухопутная граница, поэтому наша страна постоянно подвергалась нападениям. Кроме того, климат в Великобритании более благоприятен, что позволяет развиваться индивидуальным хозяйствам, а в центральной России погодные условия регулярно приводят к неурожаям. Для того, чтобы выжить люди были вынуждены объединяться в общины. Именно взаимопомощь в ходе войн и неурожаев сформировала российскую цивилизацию. С другой стороны, на юге России, где климат мягче, а почвы плодороднее успешно развивались индивидуальные хозяйства. Не случайно Юг России стал опорой белого движения в годы гражданской войны. Известно, что у многих племен индейцев Северной Америки были два вождя. Один управлял племенем в мирное время, а другой в военное, так как качества в разных условиях требовались разные. В мирное время лучших результатов позволяет добиться конкуренция, а в военное взаимопомощь. Никола Макиавелли говорил, что государю в разных случаях нужно быть лисой или львом. Однако только самые талантливые люди могут обладать такими качествами одновременно, чаще человек либо лев, либо – лисица.Очевидно, что придумать идеологию, которая осчастливит всех невозможно, нужно вести поиск адекватных ответов на вызовы современности на всех уровнях: человек – населенный пункт – регион – страна – континент – планета. В качестве своей версии ответов на вызовы современности могу предложить 7 тезисов.1) Выживание. Господствующая капиталистическая идеология провозглашает главной целью жизни человека обогащение, то есть накопление максимального количества материальных благ, причём индивидуально, а не коллективно. Однако ресурсов планеты Земля не хватит для того, чтобы обеспечить уровень жизни характерный для «среднего класса» США и Западной Европы населению Китая и Индии (не говоря уже обо всём остальном человечестве). Поэтому по всей планете происходит борьба за ресурсы, которая может вырасти в глобальную войну (в чём очень заинтересованы представители военно-промышленного комплекса). Элита рассчитывает, что в результате войн и сопутствующим им голода и эпидемий произойдёт сокращение населения мира. Более подробно о трагедии, к которой идёт человечество см. работы Андрея Фурсова о «кризисе-матрёшке». Если людям не удастся противостоять такому развитию событий, вопрос выживания станет ключевым. Может быть, стоит озаботиться этим вопросом сейчас? Не дожидаясь пока планета, будет превращена в руины, малопригодные для жизни? Главное понимать, что нужно думать о выживании для всех, а не только для элиты, которая ради сохранения власти и сверхвысокого уровня жизни для себя готова пожертвовать миллиардами жизней. 2) Созидание. Главной ценностью для человечества должно стать создание вещей и идей, которые способствуют его выживанию. Очень актуально сегодня звучит учение о системах и антисистемах, сформулированное выдающимся отечественным ученым Львом Гумилевым. Для того, чтобы понять его суть рассмотрим простой исторический пример. Племя готов, взяв столицу Римской империи, заставили жителей Рима заплатить большой выкуп, и удовлетворилось этим. Другой народ – вандалы, хотя и находились на том же культурном уровне, что и готы, не столько грабили, сколько бессмысленно ломали красивые здания, разбивали мраморные статуи, уничтожали мозаику, соскабливали фрески. Именно эта бессмысленность поразила современников. Судьбы готов и вандалов оказались различными. Готы в Испании создали устойчивое королевство, слились с местным населением в единую политическую систему и впоследствии – в монолитный этнос – испанцев. Вандалы свирепствовали в Африке до тех пор, пока небольшой отряд под руководством византийского полководца Велизария не ликвидировал их крепости, в которых они укрывались от гнева аборигенов. После этого вандалов не стало. Л.Н. Гумилев сформулировал свой вывод следующим образом: «То, что для построения нового, допустим, дома нужно сломать старый, стоящий на том же месте, – бесспорно. Это обычная в природе и истории смена форм. При ней хорошее не всегда меняется на лучшее, но всегда на что-то реальное, отвечающее потребностям эпохи. Такова специфика развития любой системы. Но когда памятник культуры (дворец, сад, картина и т.п.) или природы (лес, озеро, стадо бизонов) уничтожается и не заменяется ничем, то это уже не развитие, а его нарушение, не система, а антисистема. Руины или трупы не могут ни развиваться, ни сохраняться для потомства. Динамика сменяется статикой, жизнь – смертью, изменение структуры аннигиляцией (уничтожением – прим. авт.)». Вандализм одинаково деформирует и тех, кого губят, и тех, кто губит, ибо губителям оказывается невозможно жить на развалинах и опустошенных землях. Антисистема подобна популяции бактерий или инфузорий в организме: распространяясь по внутренним органам человека или животного, бациллы приводят его к смерти… и умирают в его остывающем теле. Применительно к современной российской действительности эту идею можно интерпретировать следующим образом: два предприятия обрели своих собственников в результате приватизации. Один из них стал развивать производство: тратить прибыль на покупку нового оборудования, обучать персонал, осваивать выпуск новых образцов продукции. Другой же продал все оборудование, людей уволил, стены завода разобрал и реализовал в виде кирпичей и блоков. Если эти предприятия были градообразующими, то мы имеем два населенных пункта. Первый – процветающий и второй – депрессивный. Как видим, антисистемы есть и сегодня. 3) Духовность. Конкуренция между людьми должна строиться не на основе обладания вещами, а на основе духовных ценностей и знаний. Существует известная схема Абрахама Маслоу который разделил потребности людей на пять основных категорий: а) физиологические: голод, жажда, половое влечение и т. д. б) потребности в безопасности: комфорт, постоянство условий жизни. в) социальные: социальные связи, общение, привязанность, забота о другом и внимание к себе, совместная деятельность. г) престижные: самоуважение, уважение со стороны других, признание, достижение успеха и высокой оценки, служебный рост. д) духовные: познание, самоактуализация, самовыражение, самоидентификация. Следует стремиться к тому, чтобы люди обладали гарантированным минимум материальных вещей (еда, одежда, жильё). Но они должны зарабатывать необходимые им деньги, а не получать их просто так. Для этого нужно запустить масштабную программу общественно полезных работ. Главным же элементом престижа должна быть духовные и интеллектуальные достижения человека, а не личный самолёт или многоэтажный дворец. Ведь материальные ресурсы конечны, а знания – нет. Элита всегда должна быть умнее и образованнее среднего обывателя, в противном случае она быстро перестанет быть элитой. 4) Гармония. В отношении людей к природе и между собой. Об этом очень хорошо написал американский учёный Джаред Даймонд в книге «Коллапс: что делает общество, чтобы умереть или преуспеть». Приведу небольшую цитату: «Фактически один из главных уроков, который мы можем вынести из коллапсов прошлого (майя, анасази, остров Пасхи и прочие), как и из недавнего коллапса Советского Союза, состоит в том, что общество может прийти к упадку всего за 10–20 лет после пика рождаемости, расцвета силы и государственной мощи. В этом смысле кривая развития государства может совершенно отличаться от жизни человека, приходящей к упадку после продолжительной старости. Причина проста: рекордное население, потребление ресурсов вызывает рекордную нагрузку на окружающую среду, которая ведет к истощению ресурсов. Таким образом, не удивительно, что распад общества может последовать вскоре за его расцветом». 5) Культ красоты. Основным критерием красоты могла бы стать идея советского писателя Ивана Ефремова, который понимал красоту как целесообразность (то есть то, что помогает в эволюции человека). Неиспорченная природа, здоровое тело, развитый мозг всё это позволяет человеку жить и развиваться. Небольшой фрагмент: «Основы нашего понимания прекрасного, эстетики и морали восходят из глубин подсознания и, контактируя с сознанием в процессе мышления, переходят в осмысленные образы и чувства. Чувство прекрасного, эстетическое удовольствие и хороший вкус – все это освоенный подсознанием опыт жизни миллиардов предыдущих поколений, направленный к выбору наиболее совершенно устроенного, универсального, выгодного для борьбы за существование и продолжения рода. В этом сущность красоты, прежде всего человеческой или животной, так как она для меня, биолога, легче расшифровывается, чем совершенство линий волны, пропорций здания или гармонии звуков. Вся эволюция животного мира – это миллионы лет накопления зернышко за зернышком целесообразности, то есть красоты». Более подробно см. роман «Лезвие бритвы». 6) Саморазвитие. Необходимо серьёзно изучать и пропагандировать системы поддержания здоровья и развития способностей человека: йога, цигун, суфийские практики и т.д. Главным фактором успешности медицины нужно сделать не количество «вылеченных», а количество здоровых людей. 7) Партнерство. Добычу, переработку и сбыт дефицитных ресурсов нужно осуществлять через совместные предприятия компаний тех стран на территории, которых находятся эти редкие ресурсы и тех стран, которые будут их потреблять. В результате страны, у которых нет ресурсов, получат к ним доступ, а владельцы сырья получат доступ к рынкам сбыта. Цена энергоресурсов должна определяться не игрой биржевых спекулянтов, а количеством энергии и вредных выбросов, получаемых при их сжигании. Коротко основу новой идеологии можно сформулировать так: «Выживание человечества за счет созидательного гармоничного развития в единстве с природой». Подобные идеи люди высказывают постоянно, но человечество так и не смогло побороть в себе алчность, злобу, ненависть к непохожим. Интеллектуальный уровень среднего человека, также весьма невысок. Но если мы хотим выжить, то нужно стремиться стать лучше, а не деградировать.