Источник
spydell - LiveJournal.com
22 марта, 08:03

Куда американцы тратят деньги?

  • 0

Последние 5 лет население США имеет 1.2-1.5 трлн долларов в год чистых располагаемых ресурсов, которые они могут направить на покупку финансовых активов (депозиты, инструменты денежного рынка, облигации, акции, паи инвестиционных фондов, страховые и пенсионные резервы, прочее). Это, кстати, сопоставимо с ВВП России. Но и долги они увеличивают, однако значительно медленнее.Формально, снижение долгов населения США продолжалось почти 3.5 года (с середины 2008 по конец 2011), а с 2012 долги начали расти. Сначала потребительские и студенческие долги, а с 2015 года ипотечные. На конец 2016 года средний темп годового приращения обязательств всех типов для населения США составил чуть больше 500 млрд долл. В «лучшие» времена 2006 было 1.3 трлн прироста долгов за год. По историческим меркам текущее приращении это очень скромно, т.к. соответствует концу 90-х, однако учитывая прирост номинальных доходов домохозяйств – в два раза ниже уровня конца 90-х. В любом случае, темпы роста долга где-то на уровне 80-х, если сопоставлять с уровнем доходов, но все же не сокращение, как в 2008-2009.Чистое приращение финансовых активов составляет 0.9-1.1 трлн в год, что является рекордно высоким уровнем. Стоит обратить внимание на период с 2001 по 2007, когда интенсификация кредитного безумия стала обрушать чистое национальное богатство – занимали больше, чем могли зарабатывать и инвестировать. Это с учетом миллиардеров, олигархов, всяких там Бланкфейнов, Полсонов и Бернанке )) Т.е. плебс занимал так много, что огромные финансовые инвестиции олигархов меркли на фоне кредитного ажиотажа. Сейчас долговая и инвестиционная парадигма сильно изменились. Занимают в целом умеренно и ниже среднего по историческим меркам, учитывая инфляцию и норму дохода.Что касается инвестиционных предпочтений, то они исключительно консервативны. 92% всех инвестиций в период с 2015 по 2016 включительно были в депозиты и пенсионные резервы.Чистый поток по всем финансовым инструментам за 2 года составил 2.4 трлн, что сопоставимо с 2013-2014 (2.5 трлн) и 2011-2012 (2.7 трлн). В целом, прогнозируемый диапазон на 2017-2018 около 2.6-2.8 трлн, из которых по меньшей мере 1 трлн уйдет в страховые и пенсионные резервы и еще около 1.1-1.4 трлн в депозиты и инструменты денежного рынка, а на все остальное около полу триллиона за 2 года.В принципе, если не учитывать шоковые сценарии, на все остальное (облигации и акции) ресурсов не так уж и много.Что касается акций, то баланс достаточно любопытен. Исторически так сложилось, что из акции с прямым участием без посредников население США постепенно выходит. В США очень высока доля пожилого населения с акциями, которые были куплены десятилетия назад (когда еще не было всех этих взаимных и инвестфондов), либо достались по распределению на предприятии среди работников. Так вот, по мере старения многие переводят деньги на депозиты, текущее потребление или в пенсионные резервы.Другая часть доверяет управляющим компаниям (Vanguard Group, Goldman Sachs, JPMorgan, Fidelity Investments, BlackRock, State Street, Capital Research Global Investors, T.Rowe Associates, Bank of New York Mellon и другие). По взаимным и инвестфондам баланс в целом положительный. Хотя за последние 2 года туда нести деньги почти перестали.Ниже денежные потоки в финансовые инструменты с накопленным итогом с 1952 года (млрд долл)Также, когда компании совершают байбеки, в том числе у населения (а объем байбеков более полу триллиона в год), то нереинвестированные средства отражаются, как вывод денег из акций.Но активность населения в акциях за 2015-2016 было катастрофически низкая, что отражается в рекордно низкой волатильности и объемах на рынке. Весь рост происходил без реальных денег в рынке, без вовлечения и интереса клиентов, что как бы намекает на невменяемость цен. Однако, рынок, как говорил ранее, держится за счет согласованных действий первичных дилеров, ФРС и байбеков корпораций. Для этого не нужны большие объемы. Если нет шоков и разрывов ликвидности, рынок можно держать на малых объемах.Что касается массированных покупок трежерис, то да, действительно, за 2015-2016 они были (от населения). Однако, профинансированы были преимущественно за счет продажи и фактически окончательного выхода из иностранных облигаций.Ниже представлен накопленный баланс чистых денежных потоков по облигациям. Кстати, по ипотечным бумагам. Удивлены взлетом покупок в 2008 году? Это ведь в момент коллапса рынка. Все просто - инсайдерские покупки населения через лиц, прямо связанных с ФРС. Ну кто бы мог подумать, конечно в конечно итоге аффилированных через первичных дилеров (+это)По депозитам и инструментам денежного рынка. Население США потеряло всякий интерес к экзотике и инвестициям в фонды денежного рынка и работает напрямую с банками без посредников через депозиты.Теперь накопленные потоки по всем категориям сразу.Пенсионные и страховые резервы абсолютно не подвержены конъюнктуре и экономическим циклам. В облигации обычно идут от безысходности и в момент шоков на рынке. А вот вывод из акций прекратился. Можно признать, что большая часть роста рынка с 2009 была выкуплена населением, но с 2014 года. Весь рост шел уже без них.В совокупности по всем позициям выходит чуть больше 30 трлн с 1952 года.От 2002 накопленные потоки удвоились. Рост стабильный и обеспечивается преимущественно консервативными инструментами (пенсионные резервы и депозиты).

20 марта, 21:26

Кто выкупает американский госдолг после ухода ФРС с рынка?

  • 3

Когда-то (2013-2014) ФРС и иностранцы обеспечивали почти 90% покупок всей эмиссии трежерис. С октября 2014 ФедРезерв завершил QE, а иностранцы масштабно направились к выходу. С тех пор потребность в финансировании дефицита бюджета фактически не снизилась. За 2013-2014 Казначейством было эмитировано 1.6 трлн трежерис всех видов, а за 2015-2015 1.57 трлн, при этом ФРС полностью прекратила выкуп, а иностранцы сократили баланс на 156 млрд. Кто же выкупает?Основным покупателям, логично предположить, стали резиденты, но не банки и инвестфонды, а население, как напрямую, так и через взаимные фонды. За 2 года физические лица напрямую скупили трежерис на 540 млрд, а через взаимные и MM фонды на 565 млрд (377 млрд через фонды денежного рынка и на 188 млрд через взаимные фонды). Двумя годами ранее по этим субъектам было ноль (минус 77 млрд по населению и плюс 76 млрд по фондам).На третьем месте по объему выкупа следуют пенсионные и страховые фонды (269 млрд), главным образом через государственные пенсионные фонды (191 млрд) и лишь потом банки (153 млрд).По объему удерживаемых активов, самым крупным держателем являются иностранцы (свыше 6 трлн), далее страховые и пенсионные фонды (2.7 трлн) и ФРС (2.5 трлн), у населения лишь 1.4 трлн (но это напрямую без посредников). Взаимные и денежные фонды удерживают 1.7 трлн трежерис.Последний раз достаточно масштабно в выкупе трежерис население участвовало в 2009-2010. На текущий момент вложения в трежерис для населения на наивысшем уровне. Взаимные, денежные фонды и коммерческие банки вышли на рынок гос.долга лишь после кризиса 2008, ранее практически не участвовали в этом виде финансового актива.Динамика роста вложения пенсионных и страховых фондов коррелирует с динамикой прироста собственных активов и в целом соответствует директивным процедурам вне зависимости от конъюнктуры. Грубо говоря, деньги на счета от страховок поступили – выполнили «автоматические» покупки трежерис и прочих «обязательных» инструментов.ФРС же пока удерживается от соблазна запуска нового раунда QE. По крайней мере, до тех пор, пока рынок капитала находится в приемлемых кондициях, существуют покупатели на госдолг, цены на фондовых и долговых рынках высоки, спрэды сжаты, доверие сбалансировано, диспропорции отсутствуют, а ставки на трежерис низки.Рынок госдолга федерального правительства США сейчас 16 трлн, из них рыночный долг 13.9 трлн. На структуры с госучастием или относящиеся к государству (муниципальное правительство, ФРС, государственные пенсионные фонды и гос.ипотечные структуры) приходится 5.3 трлн долл!Это примерно треть от всего долга. По историческим меркам не столь высоко, что обусловлено ростом доли иностранцев в 21 веке.Тем не менее, устойчивость долгового рынка существенно выше, чем я предполагал пару лет назад. Тогда я считал, что уход с рынка ФРС и отсутствие покупок со стороны иностранцев при потребности в заимствованиях около 800-900 млрд в год может обрушить рынок гос.долга, но на деле все перехватил частный сектор США. Это чем-то похоже на японский долговой рынок. При наиболее опасных моментах и сложных периодах перекрёстные договоренности среди аффилированных структур позволяют поддерживать конструкцию на плаву. В случае с США, это происходит даже более изящно. Им не только удалось полностью перекрыть дефицит бюджета из национальных источников, так и еще перекрыть бегство иностранного капитала, что вообще нонсенс при дефиците. Да, нечто похожее было в начале нулевых, но при профиците! Сейчас же заимствования под 800 млрд и выше. Более того, процентный дифференциал между краткосрочными и долгосрочными ставками на рекордно низком уровне. Иначе говоря, повышение ставок ФРС вообще никак не сказалось на долгосрочных ставках и стоимости обслуживания долга.Отсюда кажущаяся медийная тупость пиндосов является не более, чем сценическим образом. В ключевых аспектах им удается поддерживать доминирование и стабильность.

16 марта, 07:46

США. Отчаянная попытка игры в керри трейд

  • 3

На текущий момент регистрируется самый низкий приток иностранного капитала за всю современную историю США. За 2016 в США пришло лишь 54 млрд долл в американские финансовые активы (трежерис, акции, корпоративные облигации и агентские бумаги) со стороны всех иностранных структур мира. Приток в 2016 оказался в 3 раза меньше, чем в 2015, в 5 раз меньше, чем в 2014 и в 25 раз меньше, чем пиковые уровни 2007.За январь 2017 годовой приток немного вырос до 84 млрд, что соответствует среднему уровню середины 80-х годов прошлого века, однако, учитывая емкость долларовых инструментов – это в 10 и более раз НИЖЕ нормы!По трежерис зафиксирован самый масштабный в истории США выход иностранных инвесторов. Годовой объем распродажи составляет около 350 млрд долл – эта тенденция началась в октябре 2015 и обусловлена преимущественно действиями нефтеэкспортеров и Китая для закрытия собственных кассовых разрывов и счета текущих операций.Чтобы сбалансировать рынок трежерис, американским резидентам нужно не только целиком и полностью выкупать весь дефицит бюджета, но и еще покрывать вывод иностранных инвестиций.По акциям тоже преимущественно отток, хотя темпы продаж сократились до нуля, но важно отметить, что с середины 2013 иностранные инвесторы предпринимали продажи, а не покупки американских акций. Весь рост рынка США обеспечивается действиями корпораций (рекордные байбеки и дивиденды), прайм дилеров и ФРС.В момент масштабного вывода капитала из трежерис и относительно умеренных (на фоне трежерис), но все же рекордных продаж акций, иностранные инвесторы активизировали покупки корпоративных облигаций до примерно четверти от докризисных темпов и весьма масштабные инвестиции в агентские бумаги.Чистый кумулятивный поток в трежерис с середины 2012 не изменился. Иначе говоря, за 5 лет иностранные инвесторы выкупили трежерис ровно на ноль! Де-факто, минфин США финансирует дефицит бюджета из американских денег. Это серьезно идет в разрез с прошлой финансовой доктриной США, которая базировалась на повсеместном насаждении долларовых инвестиций и финансировании американского долга за счет иностранцев. В период с 2009 по 2011 до 70% всего покрытия дефицита бюджета США было за счет иностранных инвесторов.По акциям еще хуже, с 2011 чистый поток околонулевой. Весь рост фондового рынка США происходил на траектории выхода иностранных инвесторов.Корпоративные облигации ожили после 9 летней контузии, а в агентских бумагах вообще энтузиазм немеренный! Но в целом, все плохо конечно с точки зрения совокупных потоков.ФедРезерв повысил ставку до диапазона 0,75-1%. Ожидания финансового рынка по ставкам на конец 2017 составляют 1.25-1.5%, на 2018 год до 1.75-2% и на 2019 год под 3%.Каждый процентный пункт для нефинансового рынка США стоит 450 млрд долл (!) при условии роста средневзвешенных ставок на сопоставимую величину. Однако, процедура рефинансирования долга занимает в среднем около 5 лет, а зависимость роста среднесрочных и долгосрочных ставок от краткосрочных нелинейная. Несмотря на рост ставок почти на 1%, влияние на ставки свыше 5 лет оказались околонулевыми.В среднем, 1% роста краткосрочных ставок привел лишь к 0.3% росту долгосрочных ставок, что укладывается в допустимые и естественные пределы колебания процентных ставок. Например, сейчас 10 летние ноты правительства США котируются по 2.5%, а в 2011 они были 3.5% при ставках денежного рынка ноль.Повышение ставок ФРС практически никак не отразилось на кредитных и ипотечных ставках, эффект будет заметен при выходе ставок денежного рынка к 1.5-2%.Однако, объективная макроэкономическая картина за последние год-полтора никак не улучшилась, а ставки поперли. Дело не в экономике, а в попытке создания условий под керри-трейд в доллар, как когда-то было в иене в период с 2003 по 2008. Все это происходит в условиях катастрофического баланса по притоку иностранного капитала и это тогда, когда США критически зависят от притока капитала из вне, учитывая дефицитный счет текущих операций и дефицит по бюджету.Уже сейчас образуется рекордный положительный дифференциал между долларовыми ставками и ставками в евро, иенах и фунтах – зонами, являющиеся основными поставщиками масштабных денежных потоков в США. Точнее сказать, зоны, являющиеся конкурентами доллару в рамках абсорбирования мировых денежных потоков.Поэтому скорее всего, естественные движения капитала в сторону большей доходности заставит перераспределять капитал в долларовую зону, что в перспективе будет укреплять доллар. Но это теория, которая пока не подтверждается практикой вот уже, как год (когда начали процедуру повышения ставок и соответствующих ожиданий рынка по ставкам).Китай, кстати, уступил место основного держателя долга США еще в конце 2016

13 марта, 20:06

О структуре долга

  • 0

Наибольшая концентрация государственного долга в % (выше 50%) от общего долга нефинансового сектора наблюдается в Японии, Индии, Бразилии, Италии, Аргентине и Греции. С точки зрения устойчивости долговой конструкции высокая концентрация госдолга неоднозначна.С одной стороны, повышается способность к администрированию, т.к. государство имеет несравнимо больше ресурсов для привлечения денежных потоков, как от резидентов, так и от иностранных инвесторов, что не идет ни в какое сравнение с компаниями и тем более населением.С другой стороны, это помогает не всем, т.к. при дефиците доверия и нестабильной экономике имеется ярко выраженная склонность к росту процентных ставок по текущим привлечениям, что в свою очередь сказывается на средневзвешенных ставках, а это приводит к еще большему разрыву между доходами и расходами (через рост процентных расходов). По крайней мере, это имело место быть в Бразилии, Италии, Аргентине и Греции.На самом деле, создание устойчивой долговой конструкции (способность к поиску инвесторов различными методами на госдолг в любой ситуации)- нетривиальная задача, которая посильна только ведущим странам мира, таким как США, Великобритания, Япония, Франция, Германия.Не все определяется рыночными и экономическими теориями. Если бы все было так шаблонно, то Япония с госдолгом в 200% и мягко говоря непривлекательными для инвесторов нулевыми ставками по бондам давно бы рухнула, а Россия, при околонулевом госдолге и ставками под 10%, имела бы очередь среди инвесторов. Реальный мир другой.По мировым меркам, госдолги Бразилии и Аргентины сильно ниже средней, но это ничего не говорит о их способности к форсированию долга выше 100% от ВВП. В действительности, их госдолг уже парализован при тех значениях, которые указаны ниже.Имеют значение степень развития рынка капитала, емкость и ликвидность долгового рынка, доверие инвесторов и норма договоренности государства с институциональными структурами, обеспечивающими денежный поток в госдолг, либо же механизмы безопасной монетизации госдолга через ЦБ.В рамках эконометрических и балансовых оценок, нет никакой вменяемости в выкупе долгосрочных бумаг правительства Испании и Италии по ставкам ниже 2%, но выкупают…Что касается корпоративного долга, то запредельный уровень детектирован в Китае (свыше 160% к ВВП) – это в 2.3 раза больше, чем в США и в 1.6 раза больше, чем в Еврозоне. Среди крупных стран ближе к Китаю только Франция (128%) и Канада (120%).По развивающимся странам средний уровень около 50% к ВВП, а самый низкий уровень в Аргентине. Однако, это связано в первую очередь с определенной финансовой изоляцией Аргентины от развитого мира и роли «прокаженной» после известных событий в Аргентине 15 лет назад на долговом рынке. С тех пор, желающих туда инвестировать немного, а правительство в отличие от Китая не делает ничего для развитие национального рынка капитала.По структуре нефинансового долга Китай, Россия, Саудовская Аравия, Турция чем то похожи ) Это же справедливо для США и ведущих стран Еврозоны и Великобритании.По корпоративному долгу (% от нефинансового), большинство крупнейших развитых стран расположены в диапазоне 30-40%Долги населения среди крупнейших стран наибольшие в США, Великобритании и Канаде - это объясняется развитым рынком ипотечного кредитования и банковских кредитных карт. Если определить тенденции за последние 15 лет, то только в Германии и Японии долговая нагрузка населения упала, в США, Великобритании и Испании активно снижается с 2008, но пока выше, чем в начале 21 века. Во всех остальных крупных странах преимущественно растетБольшинству стран не свойственно иметь свыше трети долга населения в структуре общего нефинансового долга, но бывают исключения: Австралия, Тайланд, Швейцария, Дания.

09 марта, 06:48

Долги по странам мира (на конец 2016)

  • 0

Совокупный нефинансовый долг всех стран мира составляет 170 трлн долл – это плюс 60 трлн за 10 лет! Из них государственный долг - 59 трлн (+24 трлн), бизнес - 68 трлн (+21 трлн), остальное у населения -43 трлн (+5 трлн).Наличие высокого долга нефинансового сектора свойственно всем развитым странам. Обычно медиана расположена на отметке 275% к ВВП для всех развитых стран мира и около 250% для крупнейших. Казалось бы, запредельные долги для США являются аномальными с точки зрения оценки абсолютного уровня, но не относительного.В настоящий момент (на начало 4 кв 2016 – последние доступные агрегированные данные), совокупный долг нефинансового сектора (государственные структуры, население, весь нефинансовый бизнес) составляет в США 255% к номинальному ВВП- ровно столько же, сколько в Китае. Другой вопрос, что структура долга совершенно иная – в США он преимущество сосредоточен у государства, а в Китае у бизнеса.Однако, что интересно и важно отметить. «Магическая» роль уровня 250% Обычно при приближении к этому порогу, темпы роста долга резко замедляются за редкими исключениями. Риски долговых проблем резко возрастают, а общая долговая устойчивость снижается, т.е. возникают проблемы с привлечением финансовых ресурсов с открытого рынка.Все страны Еврозоны находятся примерно на этом же уровне – 268% к ВВП. Германия, например, выделяется в меньшую сторону (185%), а Франция в большую (300%). Страны ПИГС начало расшатывать, когда долг к ВВП поднялся к 300% и выше.Развивающиеся страны обычно редко выходят за 100% Это связано в первую очередь с дефицитом доверия со стороны международных инвесторов и деградированным состоянием внутренней финансовой системы с общей неразвитостью долгового рынка. Дефакто нет рынка капитала. В принципе, многие бы согласились на те щадящие условия, по которым работает элита, но кто же даст? Китай исключение. Почти весь долг сосредоточен внутри и такая дичайшая экспансия была обязана исключительно внутренним источникам.Ниже представлен совокупный долг нефинансового сектора, пересчитанный в доллары по среднему курсу за отчетный квартал (для удобства сопоставления абсолютных величин). Китай за 15 лет увеличил долг ровно в 10 раз (с 2.7 трлн до 27 трлн). В России совокупный долг по мировым меркам, конечно, смехотворен своей околонулевой величиной – чуть больше 1.1 трлн. Китай только за 2016 нарастил на 2.2 трлн ))Несмотря на кризис 08-09, США наращивают долг – уже 47 трлн, это на 15 трлн больше, чем в конце 2007, но 2/3 из этого взяло на себя государство. Еврозона 32 трлн и почти нет роста, также, как и в Японии, у которой 20 трлн. Великобритания – 7 трлн и вновь на месте. Совокупный долг представленных выше стран составляет 165 трлн.Структура крупнейших держателей долга:США. Государство компенсировало делефередж частного сектора, резко нарастив долги государства - почти на 10 трлн. Бизнес аквизировался с 2012 и темпы роста соответствуют типичному бизнес циклу в момент расширения. Такое уже было с 1995 по 2000 и с 2003 по 2007. Китай. Долги населения и государства находятся примерно на одном уровне. Однако, весь прирост обеспечивает бизнес! Долговая нагрузка бизнеса растет существенно опередающими темпами, чем выручка. Это опасно, даже очень. Действия правительств в странах Еврозоны были практически аналогичными американскому. Спасение частного сектора любой ценой за счет роста госдолга. Но с 2010 начались долговые проблемы, что вынудило их резать бюджеты и выходить на норму 3% дефицита в год. Им это удалось к 2013-2014, с тех пор гос.долг стабилизировался и больше не растет. Бизнес в отличие от американского не проявляет активности, а население сокращает долги. По Великобритании примерно аналогично. Если в Китае весь долг у бизнеса, то в Японии основная часть долга у государства. Бизнес с середины 90-х предпочитает сокращать долги и не проявляет энтузиазма, а население вообще с конца 90-х в контузии. Т.е. если без учета государства, то частный сектор в Японии сокращает долги. Но по правительству там выходит чудовищные 200%, хотя с 2014 стабилизировались.

Выбор редакции
06 марта, 19:55

Intel пал! Rise of Ryzen

  • 0

Акции AMD за последний год выросли в 7 раз (52 week: 2.15 - 15.55). Это самый мощный рост на американском рынке для всех компаний с капитализацией больше 3 млрд долл. Новый пузырь или рациональный взлет?Забегая вперед отмечу, что Intel, будучи похожим на осатаневшего монополиста, делал многое для того, чтобы произошли те события, который случились с 2 марта 2017. Ситуация чем-то похожа на действия американского правительства после распада СССР, когда в отсутствии противовеса и сильного конкурента есть тенденция к замедлению эволюции и появлению различных дисфункций – по сути склонность к деградации.Когда то, в славные времена ожесточенной конкуренции между AMD и Intel (2003-2006), AMD имело решительное превосходство в производительности центральных процессоров. Во всех смыслах отвратительная и устаревшая архитектура NetBurst (на базе которой были Intel Pentium 4) не могла ничего противостоять очень удачной AMD K7 (на базе которой были Athlon 64/FX).Превосходство AMD над Intel в расчете на МГц тогда достигало 40-60% в играх и ресурсоемких приложениях. Это компенсировалось более высокими частотами у процессоров Intel, которые к 2005 году подходили к 4Ггц, тогда как AMD балансировали около 3 Ггц. Но и это не спасало Intel. Конечные процессоры в рознице от AMD при сопоставимой цене были быстрее в среднем на 20-25% и заметно менее горячими. Любые рекорды на оверклокерских ресурсах были под AMD.Потом Intel в конце 2004 выпусти Prescott, которые от NetBurst архитектурно отличались не сильно, а NetBurst в свою очередь являлась глубокой эволюцией архитектуры P6 (на ней строились Pentium 2,3). Если P6 для своего времени были высокопроизводительными и конкурентоспособными, то NetBurst и последующий за ним Prescott (это типа многоядерный NetBurst) явно не соответствовали времени.Горячие, медленные Pentium 4, Pentium D держались за счет развитого маркетингового департамента Intel. Этот департамент Intel позволял с дистрибьютерами и крупнейшими поставщиками компьютеров и компонентов заключать жесткие долгосрочные контракты, а с другой стороны эффективно промывать мозги потребителям агрессивной рекламой, чем AMD никогда не отличались.Процессоры Intel к концу 2005 были настолько плохими, что даже маркетинг особо не спасал и рыночная доля AMD тогда впервые приблизилась к Intel (но на серверном рынке Intel традиционно господствовал).Но вышла в 2006 архитектура Intel Core с процессорами Core 2 Duo на ядре Conroe, которые оказались сверх удачными и произвели самый мощный рывок за десятилетие производительности в расчете на МГц. В среднем преимущество было около 90-100% над NetBurst в расчете на МГц. Они представляли коренную работу над ошибками NetBurst и были лучше их во всем. Эта архитектура была с большим потенциалом, которая влепила нокдаун AMD, сильно опередив их.С этого момента начался закат AMD.С июня 2006 дела у AMD шли только хуже без реалистичных шансов на просвет. AMD была несколько раз на пороге полного банкротства. В попытке отыграться AMD выпустила архитектуру AMD K10 с семейством Phenom, которые, казалось бы, немного приблизились к Intel, но в 2008 Intel представила Nehalem…Началась эра семейства процессоров Intel Core i7. Nehalem не произвели такую революцию и фурор, как Conroe, но были очень-очень хороши, привнесли массу технологических новшеств, прекрасно масштабировались и открыли штурм к частоте 4 Ггц, для которых Intel Core 2006 были не способны. В расчете на МГц преимущество Nehalem составляло в среднем около 25-30% над последней итерацией архитектуры Intel Core 2006 и ядра Wolfdale/ Yorkfield и до 35% над Conroe.А как у AMD? А у них все глухо. Последняя попытка рывка была в 2011-2012 с архитектурой Bulldozer Family 15h, на которую многие возлагали надежду, но в итоге полностью провалилась.За это время (в 2011) Intel выкатили на рынок, ставший легендарным, Sandy Bridge, который был быстрее Nehalem также в среднем на 25-30% в расчете на МГц.Это был окончательный нокаут AMD. За 5 лет Intel поменяла отвратный NetBurst на Sandy Bridge, нарастив производительность в 3.5 раза (2*1,35*1,3) в расчете на 1 ядро и МГц. В три с половины раза за пять лет! И это на ядро и на МГц, а общая производительность в многопоточных приложениях выросла в десятки раз, как за счет роста частоты, так и ядер.Прошло 6 лет. Были выпущены Ivy bridge, Haswell, Skylake, Kaby Lake. Так вот последний от Sandy Bridge отличается примерно на 15-25% на 1 МГц. А вот Kaby Lake от Skylake отличается на … нисколько! Вообще никак! От фирменных +3-5% в год, ставших мемом, Intel перешла на … 0%Intel совсем деградировал. В лучшем случае 15-25% прирост производительности на такт за 6 лет при сопоставимом количестве ядер в массовом сегменте (4 ядра у i7700k и 4 ядра у i2700k) и не таком уж большом бусте рабочей частоты (4.5 ГГц против 3.9 ГГц) и кстати говоря примерно сопоставимом уровне разгона. Лучшие образцы i2700k вполне могли достигать 4,8-5 Ггц на воздухе за счет припоя под крышкой. Теперь максимум 5Ггц за счет соплей (отвратительной термопасты сомнительного качества) под крышкой и ядром процессора и ничуть не меньшим тепловыделением. А ведь техпроцесс снизился с 32 нм до 14 нм! Но тепловыделение осталось примерно на том же уровне и пиковый разгон там же.Термопаста под крышкой имеет особенность высыхать и терять свои теплопроводящие свойства, особенно при высокой температуре процессора (это происходит несколько быстрее). Те сопли, что Intel пихает в свои топовые процессоры имеют срок годности примерно 3 года (как раз в рамках гарантийного срока), после чего ядро начнет греться сверх нормы, что лишит пользователей процессоров Intel не то, что разгона, но и вероятно даже штатного буста частоты. Деградация ядра процессора ускорится, что приведет к весьма ограниченному сроку службы процессора. Искусственное устаревание в действии!В этом году будет десятилетие, как Intel внедрила в массовый сегмент четырехядерные процессоры, с тех пор ничего не изменилось. Теже 4 ядра. Рабочая частота в номинале при бусте выросла всего на 15% за 6 лет (4.5 против 3.9). Производительность на такт в лучшем случае на 25%, но в большинстве приложений от силы 15%. Сопли под крышкой и ограниченный срок службы, невменяемое тепловыделение для 14 нм (почти 100 градусов при 4.6 Ггц получите и распишитесь), отсутствие разгонного потенциала. Запредельные цены. Оперативная память, жесткие диски, SSD, видео карты за это время подешевели в несколько раз относительно емкости и производительности. Intel же ничего не поменяла в ценовой политике. Последним креативом стали i7-7700k. От классических +3-5% перешли на 0%.Для сравнения. Плюс 250% на МГц за прошлые 5 лет (2006-2011) и удвоение количества ядер (2 ядра у Pentium D в начале 2006 до 4 ядер у i7-2600k в 2011), по сути 500% в многопотоке и еще больше, учитывая возросшие частоты.Учитывая, вставший прогресс, конкурент рано или поздно приблизится. AMD приблизилась, мягко говоря.AMD потеряла всю долю рынка (с 50% в розничном сегменте в 2006 до 17-18% сейчас).Тогда AMD занимала высшие эшелоны высокопроизводительных систем, теперь базируется в ультрабюджетном сегменте дешевых офисных компьютеров и домашних компов для бедных. При агрессивном демпинге. Но все может измениться теперь.На сырых материнских платах, неоптимизированном bios, драйверах и программном обеспечении с далеко несовершенным степнингом Ryzen 1800x – AMD «вальнула» Intel, нокаутировав все их топовые процессоры. Если сравнивать 8 ядер на одинаковой частоте, то AMD имеет примерно 5-7% превосходства над i7-6900 в многопоточных приложениях, при кодировании видео, рендеринге. Тогда как раньше отставали едва ли не 40-50%. И это еще при цене в два с лишним раза ниже (500 против 1100 у i7 6900k).При сопоставимой цене с i7-7700k AMD Ryzen 1700-1700x могут иметь преимущество в 60-80% за счет 8 ядер (честных, а не виртуальных) в многопоточных приложениях.Сравнение в играх сейчас нерепрезентативное, потому что все игры оптимизировались исключительно под Intel. Однако, вычислительной мощности Ryzen 1700x будет с избытком, чтобы полностью нагрузить две карты Geforce 1080 Ti в SLI режиме и показывать сопоставимое быстродействие с Intel.Архитектура Zen получилась феноменально удачной. Это огромный успех для AMD. Производительность в сравнении с лучшим до Ryzen процессором AMD (AMD FX-9590) выросла 60-200% на МГц в зависимости от приложений. Причем не только приблизилась к Intel, но даже чуть опережает и дважды выигрывает по производительности на доллар инвестиции!Впереди долгий процесс оптимизации программной составляющей (биоса, драйверов, ПО) и аппаратной (материнские платы и степнинги ядер Ryzen). Через пол года преимущество может достигать уже не 3-6% над Intel, а 10-15% без смены ядра процессора AMD. Это невероятно, потому что с 2005 AMD никогда не была впереди Intel ни по производительности, ни по энергоэффективности. Новые ревизии ядер на архитектуры Zen устранят узкие места в виде двухканальной работы памяти в сторону четырех канальной, дальнейшей оптимизации и масштабировании архитектуры с повышением частотного потенциала и производительности на такт.Учитывая прогресс Intel, к 2018-2019 AMD может иметь уже 30% превосходство над Intel, если только Intel не предоставил принципиально другую архитектуру, потому что семейство Intel Core i7 объективно уже устарело и не соответствует духу времени.Я не считаю, что AMD удастся перехватить значимую долю рынка Intel в перспективе года-двух. У них нет маркетингово бюджета, ведь Intel на один маркетинг тратит больше, чем вся выручка AMD от процессоров. У AMD нет производственных мощностей, чтобы отладить и нарастить массовый тираж в сотни миллионов процессоров (Intel же под это заточена по полной программе). У AMD нет такого мощного корпоративного блока и жестких контрактов с дистрибьютерами и крупнейшими поставщиками, как у Intel. У AMD нет экосистемы под разработку ПО и драйверов, как у Intel (историческая связь Windows и Intel – Wintel, компиляторы Intel C++ Compilers, огромное сообщество программистов, которые учатся на специальных курсах –«как писать код под Intel» и многое другое.Но AMD совершила революцию. Самый мощный рывок в производительности с времен Conroe 2006. Все считали, что платформа X86 себя исчерпала и дальше только «квантовый скачок». Но AMD показали, что есть еще резерв.Я внимательно изучаю сообщество энтузиастов и оверклокеров, как у нас, так и на Западе. i7-7700k был последней каплей. Всем осточертел Intel. Их пренебрежительное отношение к клиентам, их наглость, их жадность и лицемерие. Делать вид, что сделали что-то важное и раньше то, что называлось степнингом выдавать на новую серию процессоров? Причем 4 ядра уже 10 лет, 6 лет производительность на одном уровне, огромное тепловыделение и невменяемые цены.Понятно, что такое можно было сделать только в отсутствии конкуренции. Что сделала AMD? Раскачало это отвратительное болото, запустив гонку производительности и качества. Нет никаких рациональных объяснений, почему копеечный фабричный припой Intel заменила на сопли, кроме принципа «искусственного устаревания» и пренебрежение интересами клиентов. Но теперь у них это не выйдет.Паразитирование Intel на доминирующем положении на рынке процессоров и набора логики привело к резко негативному настрою среди профессиональных пользователей, который хотели поражения Intel исключительно в целях воспитания. Intel показало хрестоматийный пример всех негативных сторон монополизма. Так сказать, не удержались от соблазна издевательств над клиентами и поставщиками. Но так им и надо. Ничего не делать 6 лет и планомерно ухудшать качество процессоров? Rise of Ryzen.Я за всю жизни никогда не был пользователем процессоров AMD, но мне, как и многим (если почитать компьютерные конференции, то будет казаться, что всем) осточертел монополизм Intel. Неудовлетворенность качеством их продукции ничем не скрываемая. В октябре прошлого года на пустом месте слетел топовый процессор i7-5820k на дорогостоящей платформе v2011-3, прослужив ровно два года, а OEM гарантия его уже не покрывала. Платформа под тысячу баксов в мусор. В итоге вынужденный переход на i7-6700k и еще не понятно, сколько он прослужит. Раньше я вообще не знал, что такое сгоревший процессор, они были вечными. Однако, теперь я знаю, что буду брать в будущем. Спасибо Intel, что дали однозначно определиться.AMD действительно произвели революцию на рынке процессоров. Выход Zen войдет в историю и полезен всем, т.к форсирует прогресс процессоров, сделав их лучше и быстрее.Я не касался нюансов архитектуры и подробных тестов – все это отдельная тема. Но более репрезентативные тесты будут только через 3-4 месяца, когда аппаратную и программную часть доведут до нужных кондиций. Но даже с сырыми компонентами, Ryzen сопоставим или даже быстрее i7-6900k! Это успех!Обзоры и тесты:https://3dnews.ru/948466http://www.ixbt.com/cpu/amd-r7-1800x.shtmlhttp://www.hardwareluxx.ru/index.php/artikel/hardware/prozessoren/41135-amd-ryzen-7-1800x-test.htmlhttp://www.tweaktown.com/reviews/8072/amd-ryzen-7-1800x-cpu-review-intel-battle-ready/index10.htmlhttp://www.guru3d.com/articles-pages/amd-ryzen-7-1800x-processor-review,1.htmlhttp://www.tomshardware.com/reviews/amd-ryzen-7-1800x-cpu,4951-8.htmlhttp://www.anandtech.com/show/11170/the-amd-zen-and-ryzen-7-review-a-deep-dive-on-1800x-1700x-and-1700http://www.gamespot.com/articles/amd-ryzen-7-1800x-cpu-review/1100-6448346/http://www.kitguru.net/components/cpu/luke-hill/amd-ryzen-7-1800x-cpu-review/http://www.techspot.com/review/1345-amd-ryzen-7-1800x-1700x/https://www.cpubenchmark.net/high_end_cpus.htmlhttp://hwbot.org/benchmarks/processor

02 марта, 07:19

О результатах японского бизнеса

  • 3

Японский бизнес демонстрирует относительно неплохие показатели выживаемости в агрессивной среде стагнирующего спроса и роста конкуренции со стороны Кореи и Китая.Выручка крупнейших 1.5 тыс японских публичных нефинансовых компаний на новом максимуме – 590 трлн иен и 542 трлн иен для группы компаний, предоставляющие финансовую отчетность непрерывно с 2004. На 2016 фингод выше 2008 года примерно на 9%.Рост выручки с 2013 обусловлен ослаблением иены и форматом японского бизнеса, который чуть менее, чем полностью ориентирован на экспорт. На графике данные за финансовый год в Японии, который заканчивается в конце марта. 2016 – это с апреля 2015 по апрель 2016. Отчетность по японскому бизнесу за 2017 фин.год будет не раньше июня.Прибыль тоже восстановилась до исторического максимума.Как можно заметить, ослабление иены действительно серьезно стабилизировало и даже укрепило японский бизнес. Но в отличие от России и Украины, где падение курса нацвалюты приводит в долгосрочной перспективе к сопоставимому росту инфляции, в Японии же удается сохранить покупательскую способность иены.Операционный денежный поток (располагаемый ресурс от ведения бизнеса, который может быть распределен на инвестиционные или финансовые цели, например, как дивиденды, байбек или сокращение долга) также уверенно растет после десятилетия топтания на одном месте.Что, кстати, несколько удивительно – это экстремальный рост по отчислениям в дивы и байбек (в два раза с лишним относительно 2012).Дело в том, что японский бизнес придерживается совершенно иной акционерной политики и философии по сравнению с американским и европейским бизнесом. Если в США почти 8% от выручки идет в конечном итоге акционерам. Т.е. вы покупаете американский товар и примерно 8% от этой суммы заплатите олигархам, инвестбанкирам и инвесторам. В Японии обычно около 1.5%, а с 2010 по 2012 вообще было 1.1%!Кэш заметно вырос – почти на 65% с 2008.В долларах сейчас почти 800 млрд. Во многом это связано с переоценкой активов в иностранной валюте, главным образом в долларах и евро. Учитывая международный статус японских компаний, они активно представлены во всем мире не только в рамках рынков сбыта, но и точки зрения сосредоточения активов. Валютная переоценка – это примерно 60% от этого роста, остальное «живой» рост.Долг растет, но заметно медленне. Около 190 трлн иен. В Долг японский бизнес берет преимущественно у японского финсектора в иенах.Однако, учитывая кэш, чистый долг снижается и находится на самом низком уровне за 12 лет.Относительно выручки чистый долг составляет смехотворные 19%! Это наименьшее значение не только с 2004, но даже с 80-х годов! Мы привыкли считать, что в Японии запредельные долги. Это справедливо для государства, но не для бизнеса. Общий долг тоже низок – всего 33%, что на 10 п.п. ниже, чем в США и Европе.Левередж (отношение активов к капиталу) также на новом минимуме – около 255% против 295% в США.Если говорить о маржинальности японского бизнеса, то исторически японские компании имели низкую маржу. Если судить по чистой прибыли, то почти никогда не поднимались выше 4% (в США в среднем 7.5% пиковый уровень). Сейчас Япония подошла к максимуму.По более репрезенативному показателю (операционного потока), в Японии сейчас чуть больше 9% (это выше нормы), в США под 14%, что является максимумом. В среднем американский бизнес по операционному потоку к выручке на 40% прибыльнее японского.По первичным показателям, японские компании в относительно здоровом состоянии находятся, хотя и не без локальных проблем. Но критических, опасных отклонений не выявлено в настоящий момент (в макро масштабе).Источники: первичная информация от Reuters на основе публичных отчетов компаний; обработка, интеграция, компиляция и визуализация с помощью последней итерации DACST (Data Analysis and Compilation by Spydell Technologies)

27 февраля, 08:21

Долги для бизнеса

  • 0

Анализ денежных потоков и балансов публичных компаний разрушает привычные представления о макроэкономических и денежно-кредитных концепциях. По сути вся монетарная теория держится на постулате, что регулирование денежного предложения способно отсекать от займов различные кластеры заемщиков, классифицируемые по уровню маржинальности. Грубо говоря, снижение процентных ставок центральным банком делает доступным кредиты для тех компаний, уровень доходности которых не позволял брать по прежним (более высоким ставкам). Например, если маржа бизнеса 8%, то кредит под 10% нерентабелен, а по 7% самое то!Но тут вылезает первая ошибка какого подхода? Что принимать за доходность займа, какая база? В упрощенном частном случае все просто. Вы берете кредит в европейском банке под 3-4% в евро, хэджируется валютные риски и инвестируется в рублевые облигации под 9-11%, тем самым в идеальных условиях обеспечивая годовую доходность в 6-7% из ничего. Учитывая, что эта операция практически не требует накладных расходов, то конечная доходность близка к расчетной. В случае с инвестбанком сложнее, но также поддается расчетам, т.к. первичную доходность нужно скорректировать на стоимость ведения бизнеса, получая чистую доходность от операций.Но как быть с нефинансовыми компаниями? Какой критерий привлекательности займов?Бывают различные ситуации:В особо запущенных случаях компания привлекает долг, чтобы расплатиться со своими поставщиками, контрагентами, закрывая кредиторскую задолженность или перед сотрудниками, или перед налоговой и структурами, наложившими штраф. В этих условиях ни о каком возврате от займа и оценке рентабельности речи не идет. Долг просто, чтобы выжить. Долг под операционную деятельность, закрывая кассовые разрывы, обычно свойствен малому-среднему бизнесу и компаниям в предбанкротном состоянии.Другой случай, когда долг, как правило, краткосрочный привлекается под оборотные активы и краткосрочные инвестиционные операции и закупки сырья, комплектующих.В третьем варианте долг может привлекаться под операционную деятельность компании, не связанную с закрытием кассовых разрывов, а с расширением сферы деятельности в области нематериальных активов. Поясню. Многие компании в сфере ИТ, консалтинга, научных исследований, медиа практически не имеют материальных активов. Почти все, что у них есть сосредоточено в интеллектуальной собственности. Поэтому долги могут быть привлечены для расширения штата сотрудников, масштабной закупки услуг сторонних фирм и так далее. Все то, что не покрывается текущей выручкой, но с высокой вероятностью даст положительный (в денежном эквиваленте) эффект в будущем. На самом деле, почти весь сектор услуг привлекает займы под нематериальные активы и операционную деятельность.Четвертый вариант более привычен в различных макроэкономических теориях, когда привлечение займов происходит под расширение материальных активов (заводы, фабрики, фермы, объекты недвижимости, земли, дорогостоящее оборудование, транспортные средства и так далее).Пятый случай – это займы под операции слияния и поглощений. Обычно весьма популярны на Западе. По моим оценкам свыше 75% операций слияний и поглощений происходит с привлечением займов различного рода.Шестой случай – долги под выплату дивидендов и байбек. Наверное, самый известный случай, это привлечение Apple с открытого рынка 17 млрд в 2013, чтобы заплатить дивиденды и еще почти 50 млрд в 2014 и 2015! Это при том, что компания имела около 230 млрд в кэше и в ликвидных финансовых инвестициях.Макроэкономистами обычно рассматривается только четвёртый вариант с тотальным игнорированием 5 и 6 варианта. Хотя именно они (5 и 6) стали главенствующими последние 15 лет. Кредиты под нематериальные активы также относительно в новинку, т.к в эпоху хардкора бизнес в структуре активов имел свыше 70% материальных средств (металлургические компании, горнодобывающие, нефтегазовые, машиностроительные, электроэнергетические и так далее). А в эпоху твиттера и фейсбука с высокой концентрацией ИТ компаний все стало иначе, что естественно не отражено в макротеориях, которые формировались в конце 19 века, в начале 20 века.Каждый из шести предложенных вариантов имеет свои нюансы, специфику, залоговые требования и критерия эффективности оборачиваемости займов. Например, для малого бизнеса залогом обычно выступает недвижимость заемщика, для среднего бизнеса это могут быть основные фонды в виде фабрики и оборудования, для крупного бизнеса обычно акции и капитал.Пятый и шестой вариант свойственен почти всегда крупному бизнесу, точнее сказать корпорациям, представленными на бирже. В этих условиях кредиты могут быть беззалоговыми, если банк или консорциум банков уверен в платежеспособности заемщика. Но обычно корпорации очень редко привлекают кредиты и едва ли не всегда используют открытый рынок (облигации), где процедура размещения может происходит в автоматическом режиме без аудирования направлений использования займа, тогда как банки обычно требуют бизнес план. Также облигации отличаются от кредитов тем, что не требуют залогов, поручителей и погашения тела долга. Минимум бюрократии, минимум издержек, быстро и удобно.Первый вариант, как было указано выше, свойственен малому-среднему бизнесу и компаниям, терпящим коллапс. Ставки по таким кредитам всегда сильно выше рыночных, залоги, как правило, запредельные с коэффициентов 1:1, т.е деньги только под эквивалент, условия адские. Обращения за такими кредитами всегда вынужденные и не зависят от процентных ставок и доступности займов.Второй вариант также мало зависит от процентных ставок и в целом равновесен, т.е. пропорция более ли менее стационарна по секторам и незначительно меняется от условий на денежном рынке. Займы под оборотные активы могут брать вполне здоровые компании, но все же это свойственно в первую очередь для малого, среднего бизнеса и государственных структур, т.к. крупный бизнес имеет запас прочности в виде подушки кэша для оборотки.Наконец, третий и четвертый вариант затрагивает все сектора, сегменты и уровни компаний. Является ли ставка определяющей? Как вообще определить отдачу от долга?В случае с четвертым вариантом, взятые обязательства трансформируются в материальные активы через инвестирование взятого кэша в основные фонды. Происходит некоторое приращение активов. Но это приращение стоит определенных денег, которое выражается в величине процентной ставки.Доходность бизнеса лучше всего определяется не по чистой прибыли (что является бухгалтерским показателем), а по операционному денежному потоку (Net Cash Flow Operating Activities или CFO), который требует корректировки на процентные платежи для оценки нормы возврата от займа (т.к. в его расчете они учитываются).Однако для поддержания функционирования бизнеса требуются капитальные расходы, что является первичным инвестиционным потоком. Вторичный инвестиционный поток – это операции слияния и поглощения, а третичный инвестпоток – инвестиции компании в долгосрочные финансовые инструменты. Все это объединяется в общий инвестиционный поток (Net Cash Flow Investing или CFA).Поэтому дифференциал между скорректированным на процентные платежи CFO и капитальными инвестициями (Capital Expenditures) определит первичный профицит располагаемых ресурсов компании: (CFO+ Interest Expense On Debt)- Capital Expenditures)). Или полный профицит располагаемых ресурсов: (CFO+ Interest Expense On Debt) – CFI)). Если указанные величины поделить на обязательства компании (активы минус капитал), то можно получить первичный возврат на обязательства или полный возврат на обязательства. Это даст примерный ориентир о предельной процентной ставке при которой текущая рентабельность бизнеса может отбить проценты. Т.е. условия, при которых долг будет иметь экономический смысл. Но даже это далеко не совершенный подход и требует массы других индикаторов.С сектором услуг еще сложнее, но об этом как нибудь потом.Также следует не забывать про норму возврата на капитал, определяя уровень доходности бизнеса. Обычно, если возврат на капитал ниже, чем безрисковые вложения в финансовые инструменты (депозиты, облигации), то ведение бизнеса теряет смысл.Однако, процентные ставки является важными, но не основными в определении мотивов бизнеса для принятия решений о получении займа. Оценка исторического опыта мирового бизнеса следует, что не менее значимым, а зачастую даже более являются:Наличие собственного профицита располагаемых ресурсов при котором взятие в долг теряет всякий смысл в отрыве от акционерной политики;Оценки менеджмента о перспективах расширения бизнеса (на что влияют наличие рынков сбыта и макроэкономические тенденции);Политические риски и фактор нестабильности;Формация налогово-административной системы в регионе ведения бизнеса и степень бюрократии;Наличие необходимой инфраструктуры и квалифицированных кадров.Это лишь основные позиции. Понятно, что проблему необходимо исследовать и оценивать в комплексе.Все это лишь схематическое, в общих чертах изображение проблем, которые стоят при оценке параметров и механизмов кредитной экспансии для бизнеса. Что в дальнейшем даст понимание о том, что традиционные мезанизмы денежно-кредитной политики малоэффективны для современного бизнеса и то, насколько макроэкономические теории оторвались от реальности.

Выбор редакции
21 февраля, 07:41

Об избыточности финансовых ресурсов у европейского бизнеса

  • 0

Удивительный парадокс современного развитого мира заключается в том, что финансовых ресурсов значительно больше, чем точек приложения капитала. Это стало понятно по обзору денежных потоков самых прибыльных компаний мира – американских, но и в Европе все не так уж плохо.Долг к доходу для представителей всех нефинансовых секторов стран Западной Европы составляет всего лишь 40%.На графике отражены все страны Западной Европы, включая Великобританию, Швецию, Данию и Финляндию.С 2012 года увеличение на 4 п.п. за счет сырьевых секторов (нефтегаз и добывающие компании). Это в пределах разумного, тем более сектора, который занимают наибольшую долю в экономике стран западной Европы (промышленный и производство товаров потребительского назначения) долги не приращают.Нефтегазовый бизнес с 2004-2007 увеличил отношение долг к доходу почти в 3.5 раза, но в основном за счет просевшей выручки. Но даже так нефтегаз остается пока с наименьшим долгом, а больше всех долговую нагрузку показывают телекомы и коммунальщики, электроэнергетики, так же, как и в США.Совокупный долг с 2010 имеет тенденцию на рост и с тех пор увеличился на 500 млрд евро, хотя интенсивность значительно ниже, чем в 2004-2007, но делевереджа уже не наблюдается.Долг к операционному денежному потоку (это значительно репрезентативнее, чем долг к EBITDA) вырос до 360% - примерно, как в СШАСектора с наибольшей долговой нагрузкой относительно денежных потоков - это, как и принято в развитых странах, электроэнергетики и коммунальщики + промышленный сектор и производство товаров потребительского назначения. А ниже всех - у технологических компаний и медсектора.Процентные ставки по долгу предсказуемо снижаются, но не так явно и очевидно, если посмотреть на траекторию снижения ключевых ставок в странах Западной Европы. Ставки ЦБ с 2007 упали с 6% до отрицательных уровней, тогда как по бизнесу совокупное снижение ставок не превышает и 2.п.п.Тот располагаемый ресурс, который имеется у европейского бизнеса более, чем достаточен для беспроблемного финансирования капитальных затрат БЕЗ привлечения заемных средств.Если соотношение больше 100%, то операционный денежный поток превосходит капексы и это значит, что компании имеют возможность абсорбировать операционный профицит в операции слияния или поглощения, в дивиденды и байбек или в сокращение долгов.На 2015 год для всех секторов соотношение равно почти 170%, т.е. операционный поток в 1.7 раза больше, чем потребность в капитальных затратах. В США чуть лучше – почти в 2 раза превосходство операционного потока над капексами. Единственный сектор в Европе, который испытывает видимые проблемы с денежными потоками – это нефтегаз, что похоже на американскую тенденцию. Здесь для финансирования капексов менеджмент вынужден привлекать внешние ресурсы или распределять собственный накопленный кэш, но текущих потоков уже не хватает.Есть более расширенный показатель инвестиционной активности, включающий в себя: капексы, слияния и поглощения, долгосрочные вложения в финансовые инструменты. Это полный инвестиционный поток.Но и по нему профицит.У телекомов статистическая аномалия в 2014 из-за "перфоманса" английских компаний. Но в целом все в уверенном плюсе, за исключением нефтегаза.Что это все значит? Та эффективность европейского бизнеса, которая имеется в настоящий момент достаточна, чтобы полностью рассчитываться с поставщиками, контрагентами, сотрудниками, плюс к этому финансировать инвестиционные операции за свой счет БЕЗ привлечения внешнего финансирования (долгов). В реальном мире не работает стандартная денежно-кредитная концепция, согласно которой регулирование процентной ставкой может усиливать или ослаблять кредитный потенциал, открывая или закрывая доступ на рынок займа для различных групп компаний. В теории - да, но на практике работает многофакторная модель, где нужно учитывать степень платежеспособности рынка спроса, ожидания бизнеса и общества об увеличении спроса, ну и платежный баланс бизнеса.Если ресурса бизнеса достаточно, чтобы совершать любые инвестиционные операции без привлечения долгов, то почему они все же берут долги? Возвраты акционерам.Крупнейшие представители американского бизнеса возвращали почти триллион долларов, но и европейский бизнес не отстает. Если по всем, кто имел выручку более 300 млн евро в 2015, то выходит около 900 млрд евро, а если взять группу компаний, которые непрерывно отчитывались с 2004, то немногим больше 800 млрд евро. Теоретически, если бы американские или европейские компании не выплачивали дивидендов и не совершали байбек, то смогли бы полностью погасить долг примерно через 7-8 лет, никак не сокращая инвестиционную активность и общую бизнес модель. Поэтому, по сути, долговой вопрос сводится к вопросу о дивидендной политики и размере байбека. Для выполнения обязательств перед акционерами, менеджмент вынужден залезать в долги! Не для того, чтобы построить завод, т.к. на завод денег более, чем достаточно, а чтобы выкупить собственные акции и повысить капитализацию компании. Согласитесь, это чрезвычайно сильно разнится с привычными макроэкономическими и денежно-кредитными догмами.Цена вопроса весьма ощутима. 40%+ от операционного потока и зачастую сравнимо с объемом капитальных расходов! Отсюда, кстати, меняется весь подход к оценке долговой устойчивости. Если компании реально почувствуют вероятность долгового коллапса, то скорее всего в первую очередь будут корректировать размеры выплат акционерам. Но пока этого близко нет. Пространство для маневра огромно. Все это напоминание того, какая пропасть образовалась между реальным миром с его законами и тем, что описывается в классической макроэкономике, где тема денежных потоков и тем более акционерного вопроса никак не затрагивается.Список стран, попавших в исследование:AustriaBelgiumCyprusDenmarkFinlandFranceGermanyGreeceIcelandIrelandItalyLuxembourgNetherlandsNorwayPortugalSpainSwedenSwitzerlandUnited KingdomВсе публичные компании, которые имеют годовую выручку свыше 300 млн евро. Исходники из Reuters. Дальнейшие расчеты с помощью DACST (Data Analysis and Compilation by Spydell Technologies)

Выбор редакции
15 февраля, 21:17

Куда мега корпорации тратят деньги?

  • 0

Фондовый рынок США устанавливает новые рекорды. На самом деле основным инвестором в фондовый рынок США являются не прайм дилеры и даже не ФРС (хотя это одно и тоже), а … сами компании! Денежный поток от корпораций, который направляется в фондовый рынок в разы и зачастую кратно (если говорить о розничных инвесторах) превышает все сторонние источники.Да просто вдумайтесь в объем – 940 млрд было направлено в виде байбека и дивидендов от 1500 нефинансовых корпораций США с выручкой более 600 млн долларов за 2015 год. И это за один год, понятно, что даже QE от ФРС меркнет на этом фоне. Если взять вообще весь рынок американских публичных компаний, то чуть больше 1 трлн. В эпоху буйства шальных денег (2007) было лишь 716 млрд и тогда это казалось чем-то запредельным.На графике указаны только те компании, которые непрерывно публиковали данные с 2004.Это свидетельствует о чрезмерном профиците свободных средств на счетах компаний и одновременно с этим – о дефиците точек приложения капитала в реальном секторе экономики. Когда компаниям тяжело – они вообще не платят ни дивиденды, ни тем более байбек. С другой стороны, быстрорастущие компании тоже не возвращают деньги акционерам, т.к. все идет на развитие (инвестиции, слияния и поглощение). Таким образом, высокие показатели отвлечения средств в интересах акционеров означают, что американский бизнес как бы вырождается (т.е. замедляется интенсивность развития, эволюции), но при этом бизнес остается невероятно прибыльным, эффективным.Объем капитальных инвестиций упал впервые с 2009 и находится на уровне 2012, хотя по большей части, конечно, из-за провала ресурсных компаний и главным образом нефтегаза.Но что сразу бросается в глаза – это то, что объем капитальных инвестиций МЕНЬШЕ, чем байбек и дивиденды.Наблюдается повышенная активность в слияниях и поглощениях. Эти операции достигли рекордного значения за всю историю и в 1.7 раза больше, чем в 2007. Наибольшая активность традиционно в фарма и мед-секторе.Общий поток по инвестиционной направленности (капексы, слияния и поглощения, инвестиции в долгосрочные финансовые инструменты) все же растет, приближаясь к 1.2 трлн долл.Из всех отраслей экономики США только нефтегаз имеет проблемы по финансированию инвестиционной деятельности.Когда операционный денежный поток меньше инвестиционного – компания не имеет технической возможности платить дивиденды и совершать байбек за счет собственных средств. Но более этого, для финансирования инвестиционной деятельности компания обязана либо изымать деньги из собственных ликвидных резервов (кэша), либо распродавать активы, либо влезать в долги.Если отношение операционного потока к инвестиционному ниже 100% - у компании дефицит средств, а если выше, то профицит. Операционный денежный поток - это тот реальный располагаемый ресурс (в отличие от прибыли), который остается у компании, как результат ее бизнес активности после выполнения всех текущих обязательств перед сотрудниками, поставщиками, контрагентами, клиентами и налоговыми органами.На графике показано, как нефтегазовая индустрия последовательно с 2004 года снижает свою возможность по финансированию инвестиционных операций за счет собственных средств. Причина проста - избыточно росла инвестиционная потребность при снижающиеся марже, а в 2015 многие компании из нефтегаза вышли в убыток, что и отразилось на их финансовых кондициях. Это же относится к компаниям в сфере электроэнергетики и оказания коммунальных услуг и частично к добывающему, металлургическому сектору.Несырьевой бизнес имеет профицит собственных средств относительно инвестиционной потребности – примерно в 1.5 раза больше, чем требуется. А все нефинансовые компании имеет соотношение 130%, т.е. операционный поток в 1.3 раза выше инвестиционного. Иначе говоря, бизнес имеет возможность работы БЕЗ привлечения долгов, исключительно за счет собственных ресурсов. Привлечение долгов, как правило, требуется для удовлетворения запросов акционеров, а для текущей и инвестиционной деятельности ресурсов более, чем достаточно. Однако видно, что соотношение на самом низком уровне за десятилетие, обычно в диапазоне 140-145% работали.Это по всем инвестиционным направлениям, а если только по капитальным инвестициям, то картина еще более выраженная.Сырьевой бизнес и электроэнергетика в видимом дефиците, а несырьевой бизнес в невероятном профиците. Например, если до кризиса несырьевой бизнес имел в среднем 220% соотношения операционного потока к капексам, то с 2009 уже за 270%, т.е. собственных ресурсов стало больше. А сырьевой бизнес наоборот – около 130% до кризиса и на грани после кризиса.Понятно, что хуже всех наиболее капиталоемкие индустрии: электроэнергетика и коммунальщики, нефтегаз, добывающая промышленность и телекомы. Фарма, медицина и техно-сектор в чудовищном профиците – за 400% и больше.За исключением капиталоемкого сырьевого бизнеса, американский корпорации не имеют никаких проблем с финансированием среднесрочных и долгосрочных инвестиционных проектов. Даже, несмотря на то, что прибыль провалилась в 2015,а общий операционный поток стагнирует три года,та накопленная сверхэффективность американского бизнеса более, чем достаточна для текущей и инвестиционной деятельности. Другими словами, если отбросить интересы акционеров, они вообще могут существовать без привлечения долга, а величина профицита достаточна, чтобы полностью погасить долги за 5-6 лет при условии полной минимизации акционерного вопроса. Это касается в первую очередь несырьевого бизнеса. Сырьевой сектор, даже учитывая провал цен на комодитиз в целом имеет определенный запас прочности, но дефицит операционного потока виден невооруженным глазом. Критическое значение (красная черта) в макромасштабе– это когда соотношение операционного потока к инвестиционному станет 50-60% в течение 3 лет и более.Из анализа потоков следует, что вся их долговая политика с привлечением примерно 550-600 млрд в год сводится к удовлетворению избыточных потребностей акционеров и поддержанию ралли на фондовом рынке.Сейчас байбек и дивы на рекордном уровне в абсолюте, да и по отношению к операционному потоку выходят на максимумы 2007.Расчеты и интеграция через DACST (Data Analysis and Compilation by Spydell Technologies), первичная информация от Reuters.

Выбор редакции
13 февраля, 20:23

Долговая нагрузка американского бизнеса

  • 0

Долги крупнейших представителей американского бизнеса не столь велики, как могут показаться. Относительно выручки они составляют 44%, вырастив на 10 п.п. от среднего уровня с 2004 по 2012. Однако, долговая нагрузка устойчиво растет с 2012 года, что также несколько выбивается из стереотипа о «долговой стагнации» или «долговом параличе».С 2012 года долговую нагрузку наращивают все сектора, за исключением промышленного. Под промышленным сектором (Industrials) подразумевается производство товаров и оказание услуг бизнес или государственного назначения, в том числе производству промежуточной продукции для промышленности. Грубо говоря, сектор, который преимущественно не охватывает население, а работает для государства, бизнеса и промышленности, например, как Boeing, Caterpillar или Lockheed Martin.Выборка затрагивает все публичные нефинансовые компании США с годовой выручкой более 600 млн долларов. Непосредственно на графиках представлен только тот бизнес, который непрерывно публиковал финансовую отчетность с 2004 – для наибольшей репрезентативности и выборки.Видно, что технологический сектор увеличил долговую нагрузку в 3 раза с 2004-2005, нефтегаз в 5 раз, сектор здравоохранения примерно в 2.5 раза, добывающий и металлургический сектор (Basic Materials) почти в 2 раза. Всего по сырьевому сектору и коммунальным услугам (Basic Materials+ Oil & Gas+ Utilities) долговая нагрузка достигает 73% от выручки, увеличившись в 2.3 раза от докризисного уровня. Для несырьевого нефинансового сектора долг/доход около 40%Можно расширить представление с 1990 года, однако в начале 90-х годах в расчетах участвует меньше 500 компаний, т.к. многие тогда еще не существовали или были не представлены на бирже.Самая высокая долговая нагрузка у жилищно-коммунального сектора и электроэнергетики (Utilities), которая превышает в 1.3 раза годовую выручку. На втором месте телекоммуникационный сектор с долгами эквивалентными годовой выручке (около 100%), а на 3 месте в 2015 нефтегаз, хотя в 2008-2010 отличался самой низкой долговой нагрузкой. Это связано с провалившиеся почти в два раза выручкой. Также растет нагрузка у фарма и мед сектора, что связано в первую очередь с повышенной активностью в слияниях и поглощениях.Средневзвешенные ставки, по которым американский бизнес обслуживает долг по моим расчетам составляют 4.4% годовых для всех компаний.В 2007 они были около 6%. В целом тенденция на снижение ставок за последние 10 лет наблюдается по всем секторам, но само по себе снижение ставок прекратилось с 2012 года. По сути, все действия центральных банков по снижению ключевых ставок привели к 1.5% эффекту у реального сектора экономики.Резкий провал процентных ставок у промышленного сектора в 2009 почти целиком и полностью связан с значительным весом финансового подразделения корпорации General Electric и реструктуризационными процессами. Тренд, в целом по всем секторам нисходящий. Однако, у нефтегаза и коммунальных услуг наблюдалась аномалия в виде роста процентных ставок в 2012-2014. По всей видимости это связано с повышенной долговой активностью в сланцевых проектах, которые банки и инвесторы оценивали, как высокорискованные и выдавали долги по более высоким ставкам, чем средние по рынку. Что касается коммунального сектора, то это из-за статистической аномалии у Portland General Electric.Распределение средневзвешенных процентных ставок по долгу сконцентрировано в диапазоне от 2.9% до 6.7%, где самые низкая стоимость долга у техно и мед секторов, а самая высокая ставка у коммунальных услуг и добывающего, металлургического секторов. В начале 90х почти у всех секторов ставки были около 10%.Что касается процентных ставок к выручке, то тенденции противоречивые.Потребительские и промышленные сектора сокращают, а остальные увеличивают. Учитывая то, что большая часть долгов корпораций сконцентрированы в облигациях, которые почти всегда рефинансируются, то процентные платежи по долгу - это фактические единственная нагрузка, отвлекающая денежные потоки от операционной и инвестиционной деятельности. В финансовых отчетах не указана структура долга в явном виде, как и его дюрация и распределения погашений, поэтому не представляется возможным посчитать полную сумму обслуживания долга.Тем не менее, из тех данных, что есть процентные платежи к выручке для всего нефинансового бизнеса составляют около 2% от выручки, а для несырьевого около 1.5%. Сам по себе долг, как и долговая нагрузка сильно увеличились, но снижение процентных ставок уравновешивает негативные долговые тенденции, компенсируя экстремальное долговое приращение. Как видно, данный коэффициент сейчас даже ниже пиковых уровней 2006 для всех компаний.Сильно ощутимое долговое давление в виде нагрузки по выплате процентов отражается в телекомах и коммунальных услугах, электроэнергетике. Для всех остальных процентные платежи к выручке обычно ниже 3%Некоторые используют показатель долг к Ebitda, но считаю более правильным использовать долг к операционному денежному потоку. Данный коэффициент показывает сколько лет нужно компании, чтобы полностью погасить свой долг, исключив, например, выплаты дивидендов, байбек, инвестиции и слияния, поглощения. В практическом измерении коэффициент немного значит, но с другой более достоверно оценивает величину долговой нагрузки и теоретическую способность к сокращению долга.Операционный денежный поток - этот располагаемый ресурс компании, который остается после ведения бизнеса и может быть направлен по инвестиционному (капексы, слияния, поглощения) или финансовому направлению (сокращение долга, дивиденды, байбек) или для приращения кэша на счетах.Для всего американского бизнеса указанный коэффициент равен 325%, т.е. 3 года и 3 месяца при текущей эффективности нужно, чтобы полностью погасить долг. Это на самом деле по мировым меркам вполне приемлемо. Исторически средняя около 260%В наилучшем положении техно сектор, что и понятно (долгов почти нет и невероятная эффективность бизнеса). В наихудшем коммунальные услуги и пром.сектор за счет низкой маржинальности. После ухудшения операционных показателей нефтегаз серьезно ухудшил коэффициент «долг к операционному потоку», приближаясь к группе аутсайдеров, тогда как всегда был в лидерах.Ну что можно сказать? Анализ первичных показателей показывает, что имеется явная тенденция на увеличение долговой нагрузки, что компенсируется снижением процентной ставки, а сама по себе эффективность американского бизнеса позволяет успешно балансировать долговые обязательства. Критических отклонений по секторам выявлено не было, не считая локальных историй у энергетиков и представителей сланцевой индустрии и некоторых компаний в промышленности и нефтегазе. Но несколько удивительно, что корпоративная статистика идет в разрез с макроэкономической, где несколько иные тенденции и долг растет не так явно.

11 февраля, 08:17

Искусственный интеллект (Matrix has you)

  • 0

Первая страна или организация, которые разработают прототип искусственного интеллекта второго уровня, - получают невероятные конкурентные преимущества во всех ключевых сферах человеческой жизни.Области применения ИИ самые различные:Автоматическая классификация текста, фото, аудио и видео. Например, алгоритм по паттернам анализирует коллекцию фото и в автоматическом режиме группирует в разделы «люди», «природа», «животные», «строения» и т.д. Или алгоритм, который автоматически в видео потоке находит вероятное соответствие определенной тематике с целью блокировки или чего-то еще, т.е. порно, сцены с насилием и экстремистского характера и прочее. Или анализ звуковой дорожки, чтобы найти элементы схожести, плагиата с лицензионными произведениями.Автоматический поиск и фильтрация информации по заданным условиям. Например, выборка и группировка по приоритету (с созданием развесовки) всей информации, которая может соответствовать террористическому характеру или определенным новостям, событиям. Активно применяется в поисковых системах и спецслужбами.Автоматическое создание типичного новостного контента, как правило примитивная обзорная аналитика в экономических и финансовых областях, созданная роботом.Создание развитых торговых алгоритмов на финансовых рынках для предсказания наиболее вероятного движения цен после анализа исторических паттернов.Анализ страховых случаев в пределах заданных условий. Вероятность страхового случая, исходя из экзогенных и эндогенных факторов.Медицинская диагностика. Предсказание риска заболевания, исходя из анализа опыта медицинской практики с классификацией причин заболевания после ввода расширенных кондиций пациента.Распознавание речи и перевод текста.Поиск и блокировка потенциальных вредоносных программ эвристическим методом, что активно применяется в передовых антивирусах.Разработка игрового искусственного интеллекта для игровых ботов (NPC, компьютерных противников).Разработка ИИ для оппонента человеку в шахматах, покере и любых других логических играх.Прогнозирование погоды.Высокоуровневый анализ потоков. Активно может применяться в анализе автомобильного трафика, чтобы грамотно калибровать светофоры и расширять дороги в соответствии с пропускной способностью и дорожной активностью: торговой активности, чтобы вовремя распределять товары на складах и полках магазинов, в ЖКХ, энергетике и т.д.Различные компьютерные собеседники и консультанты, чтобы заменить людей в call центрах.Многие другие виды и подвидыИскусственный интеллект условно можно подразделить на прототип первого, второго и третьего уровня.Искусственный интеллект первого уровня (ИИ 1) – это высокоразвитая алгоритмическая среда, позволяющая анализировать сверх большие массивы информации по заданным мат.моделям и критериям. ИИ первого уровня активно применяется в настоящее время среди различных государственных и корпоративных структур в областях, которые были указаны выше.Фактически, фундаментом ИИ 1 является высокоуровневый анализ паттернов, массивов данных и поиск соответствия с целью группировки, классификации, синтезирования информации и последующего прогнозирования. Есть спектр входных условий, есть формализованный накопленный исторический опыт, записанный машинным языком и есть развитый алгоритм анализа информации.В широком смысле ИИ 1 не является полноценным ИИ, т.к. это лишь комплекс жестко фиксированных скриптов и алгоритмом, которые написаны программистами и управляются операторами.Например, кто играл в компьютерные игры знает, что компьютерные противники достаточно тупы и предсказуемы, даже в современных ААА проектах. Это не является полноценным ИИ, а лишь набор скриптов, команд действия и взаимодействия с окружающей средой. Например, вы попали в поле зрения игрового бота, у которого программистом заданы весьма ограниченные действия (отойти, пригнуться, бежать, стрелять и т.д.), которые в свою очередь зависят от игрового окружения. Но компьютерный противник не действует самостоятельно, он не мыслит подобно человеку, а функционирует в строго отведенных границах. По сути, это набор скриптов, написанных на основе циклических процедур while..do или условных if...then.Искусственный интеллект второго уровня (ИИ 2) отличается от ИИ 1 тем, что:Способен действовать вне рамок заданных алгоритмов, скриптов программистов и без контроля оператора.Способен к эффективному анализу окружающей среды и само-эволюции, саморазвитию. Ключевое слово «само». Все существующие ИИ развиваются исключительно в допустимых границах человека и руками человека. Более совершенный ИИ способен модифицировать свои алгоритмы самостоятельно, обучаться без воздействия человека.Способен к коррекции ошибок и поиску оптимального пути развития.Если интегрировать все эти три условных различия, то ИИ 2 – это высокоразвитая компьютерная интеллектуальная среда, которая способна к автоматической модификации собственных алгоритмов через высокоэффективный механизм коррекции ошибок и оптимизации наилучшего вектора эволюции. Главной особенностью ИИ 2 является способность работы без участия оператора и программиста. Самомодифицирующиеся код. На данный момент это в большей степени футуризм, хотя уже существуют концепты ИИ 2 на основе нейронных сетей.В чем ключевое преимущество ИИ 2? Неограниченный и в каком-то роде пугающий потенциал к развитию и теоретическая способность к научно-исследовательскому потенциалу, т.е. созданию осмысленного контента.Сколько времени нужно для эволюции и образования человека до момента генерации научно-технический открытий? Как минимум 20 лет (от 5 до 25), но в среднем 30 лет. Сколько страниц научной литературы способен прочесть и осмыслить средний ученый за свою жизнь? 15-20 тыс? А сколько запомнить? 3-5%?А теперь представьте себе вычислительную производительность мега компьютеров, которые способны за секунду прорабатывать миллионы страниц текста и все досконально анализировать и запоминать. Это происходит сейчас, но тот накопленный груз информации просто «лежит» себе на электронных схемах и магнитных дисках. Потому что все эти мега массивы данных надо как-то структурировать, формализовать, синтезировать и анализировать. Проще говоря, все современные мега компьютеры просто не способны эту информацию анализировать и применять без человеческих мозгов.Собственно, к чему я веду? Развитая алгоритмическая база ИИ 2 и способность к эволюции вместе с чудовищной вычислительной производительностью и практически безграничной памятью создает невероятный плацдарм для сверх разума. Грубо говоря, тот научный путь, который проходит человек за свою жизнь - мега компьютер и ИИ 2 на его базе может пройти за доли секунды. Причем интенсивность обучения и развития ИИ 2 может идти по экспоненте, т.к. последующие итерации будут делать все меньше ошибок. Все это создает невероятный гипотетический и на данный момент теоретический потенциал для эволюции искусственного комплекса, который сделает сверхмощный рывок в исследовательской деятельности.И тут же появляется на горизонте прототип искусственного интеллекта третьего уровня (ИИ 3) или кибернетического организма.Когда темпы эволюции ИИ 2 станут настолько быстрыми и мощными, что ИИ приобретет функции самосознания и самоидентификации, тем самым наделяя ИИ 3 мотивационной составляющей и способностью самостоятельно принимать решения в рамках цельности (т.е. постановки целей и задач). Однако, это чрезвычайно обширная темпа для обсуждения, которая не поместится в рамках одной статьи.Тем не менее, что стоит знать? ИИ начального уровня уже активно применяется в многих сферах экономической, финансовой, игровой и разведывательной деятельности. Он уже есть, хотя представляет собой «лишь» комплекс высокоуровневых скриптов и алгоритмов, но не способен к эволюции и самостоятельной деятельности без операторов и программистов. Существуют определенные движения в нейро-сетях и созданию самообучающегося ИИ, которые находятся преимущественно на стадии концептов, не доведя даже до прототипов. Хотя некоторые примитивные образцы можно найти.Первые предметные упоминания об ИИ появились еще в середине 20 века, однако развитие началось лишь в 21 веке, т.е буквально недавно. Даже в 90-х они были в зачатке. Учитывая те темпы научно-технического прогресса, которые имеем, есть основания полагать, что прототип ИИ 2 может появиться к 2025 году. Дальнейшие события очень непредсказуемые. При определенных обстоятельствах ИИ 2 может за очень короткий период времени формализовать весь тысячелетний опыт человечества во всех областях науки, культуры и техники!! Но что будет дальше? Сейчас это пока из области научной фантастики, но и компьютеры и интернет тоже были фантастикой, даже в 80-е года 20 века! Даже поколение одно не прошло.