Источник
Выбор редакции
18 апреля, 12:36

Полный текст журналистского расследования по делу арестованного директора CEFC, планировавшего покупку доли «Роснефти»

  • 0

Перед Вами - материал, посвященный недавним загадочным событиям в биографии Е Цзяньмина - одного из самых известных миллиардеров современности, создателя и руководителя CEFC (China Energy Company Limited) - одного из крупнейших финансово-нефтяных конгломератов Китая.  Уроженец южнокитайской провинции Фуцзянь, не получивший после окончания средней школы полного высшего образования, Е Цзяньмин, тем не менее, к 40 годам сумел создать собственную бизнес-империю, которая в 2017 году заняла 222-е место в "Fortune-500" - рейтинге  богатейших компаний планеты.  CEFC -  крупный акционер известнейших мировых корпораций. В начале 2018 года должна была состояться сделка, названная Е Цзяньмином судьбоносной - покупка CEFC на сумму 9, 1 млрд долларов США 14.16 % акций компании Роснефть. Но случились непредвиденные обстоятельства, повлекшие за собой еще более неожиданные последствия: в конце прошлого года экс-секретарь по внутренним делам Гонконга и Генеральный секретарь Комитета энергетического фонда Китая Патрик Хо (являющийся по совместительству "мозговым центром" CEFC) был арестован по подозрению в коррупционной деятельности в интересах CEFC. Позднее был задержан и сам Е Цзяньмин. Дальнейшая его судьба пока неизвестна. Данный материал представляет собой журналистское расследование китайского делового издательства «Цайсинь». Им были проработаны имеющиеся в открытом доступе документы и финансовые отчеты по деятельности CEFC, а также взяты многочисленные интервью у членов и руководящей верхушки CEFC, включая самого Е Цзяньмина. Спустя несколько часов после публикации, материалы "Цайсинь" были изъяты из публичного доступа китайского сегмента Интернет. Представляем Вашему вниманию перевод расследования на русский язык.   Перевод выполнила: Валерия Цуканова   Е Цзяньмин находится под арестом: какова судьба компании CEFC? Сорокалетний Е Цзяньмин фактически за одну ночь превратил китайскую компанию CEFC в компанию, входящую в рейтинг «Fortune-500» – еще одна загадка в таинственном мире китайского бизнеса. На первом этаже так называемого «Корпуса Председателя», находящегося на улице Синго 111, округа Сюхуэй в Шанхае, главного управления компании «China CEFC Energy», находится комната, напоминающая собой уменьшенную копию Дома народных собраний. В ней исполнительный директор CEFC Ли Юн, а также некоторые другие члены управления и наблюдатели вместе со мной, репортером издания «Цайсинь», ожидали появления главы корпорации Е Цзяньмина. Обслуживающий персонал, одетый в униформу, неоднократно делал шаги вперед, чтобы в полной тишине подать знак приближения «Председателя»,  что придавало еще большую значимость происходящему. В рамках CEFC, Е Цзяньмин описывается в выражениях, подобных описанию нелюдимого монарха – правителя, который редко показывается. 6 апреля 2017 года, когда он впервые встретился с репортером «Цайсинь», на его лице не было ни малейшего признака каких-либо эмоций, оно оставалось похожим на каменную статую. Посреди окружающей позолоты его брезентовые туфли обладали простотой, которая притягивала взор. Этот сорокалетний бизнесмен из провинции Фуцзянь привык пристально следить за своим имиджем. Он был недоволен тем, что агентство «Цайсинь» проводило интервью с другими источниками.  «Нас не особенно волнуют ваши вредительские методы, – сказал он, - но я понимаю, почему вы так делаете. В противном случае, я бы даже не стал встречаться с вами». Начав подобным образом нашу встречу, Е Цзяньмин убедился в том, что его превосходство и моральные преимущества были продемонстрированы в полной мере. Он сказал, что не пытался вызвать такой ажиотаж вокруг себя – просто было слишком много людей, которые искали встречи с ним. «Все эти провинциальные губернаторы и партийные секретари Китая… Вы думаете, они не захотели бы встретиться со мной?» Согласно общедоступным материалам, Е Цзяньмин – молодой гигант в мире бизнеса. 26 июля 2017 года CEFC уже четвертый год подряд вошла в топ «Fortune-500», поднявшись на 7 позиций вверх до 222 места с общим оборотом в 43,7 млрд долларов США. В то время Е возглавлял делегацию в Мьянму, встречаясь с Аун Сан Су Чжи и проводя переговоры с министром планирования и финансов, министром энергетики и ресурсов и Центральным банком Мьянмы.   Резюме Е Цзяньмина на официальном сайте CEFC лишено каких-либо подробностей. Описание его деятельности сводится к понятиям «промышленник, филантроп». Его происхождение, а также реальное положение дел и ход операций CEFC неизвестны даже тем, кто находится внутри компании.  «Его стиль управления неоднороден и изолирован: какие-то сферы всегда будут загадкой для Вас, благодаря чему нет никакой возможности для утечки информации», – сказал один человек, знающий Е. В своей общественной деятельности в качестве частного предпринимателя, Е Цзяньмин всегда находится бок о бок с важными внешнеполитическими деятелями. Он был запечатлен на фото с такими мировыми лидерами, как президент Израиля Перес, турецкий лидер Эрдоган, президент Республики Чад Деби, президент Европейской комиссии Юнкер. Он встречался с кронпринцем Абу-Даби, а премьер-министр Болгарии для встречи с ним организовал банкет. Е Цзяньмин также – первый китайский бизнесмен, который является советником европейского государства. В апреле 2015 года президент Чешской Республики Милош Земан назначил его «особым советником по вопросам китайской экономики, дипломатии и инвестиций». По словам Цзян Чуньюя, партийного секретаря компании CEFC: «Компания “Хуасинь” очень искусна в ведении дел, тесно связанных с деятельностью государства». 62-х летний Цзян – военный офицер в отставке, служивший главой Шанхайской вооруженной полиции Шанхайской академии политических наук. Один высококлассный менеджер, который присоединился к работе в компании CEFC в 2017 году, был по-настоящему шокирован после полета в Израиль на частном аэробусе А-319, принадлежавшем Е Цзяньмину (прочие его средства передвижения включали в себя бизнес-джет «Гольфстрим»). Он стал свидетелем вручения Е Цзяньмину награды под названием «Любимец еврейского народа» («Yakir of the Jewish people»), не считая прочих достиженийFort. Контраст между благоговением перед Е Цзяньмином, порожденным его мистическим ореолом, включением компании в рейтинг «Fortune-500» и текущими операциями компании заставили бывшего опытного финансиста госпредприятия втайне признать, что он «не был в состоянии понять» своего нового работодателя. Сторонние наблюдатели были озадачены еще больше. В названии компании CEFC есть слово «China» – «китайская», что является довольно редким для частных компаний. Ее ранние высшие руководители были известны как «Постоянный комитет», в компании также были Партийный комитет и Комитет по проверке дисциплины, которые возглавлялись военными офицерами в отставке, и привилегии и почести самого Е Цзяньмина продолжали возрастать. Только в прошлом июне во время поездки в Южную Корею, он получил степень почетного доктора политики в университете Кёнги, а также титул Главного Защитника Будды в Тэго – Ордене Корейского Буддизма. 8 сентября Е Цзяньмин стал получил от судьбы еще более щедрый подарок. Компания «Glencore», мировой швейцарский гигант в сфере торговли энергией, объявила о продаже CEFC 14,16% акций «Роснефти», которой она владела совместно с Фондом национального благосостояния Катара, за сумму, приблизительно равную 9,1 млрд долларов США. В один миг CEFC могла стать третьим по величине акционером российской национальной нефтяной компании, уступив только Правительству РФ (50% акций) и компании «British Petroleum» (19,75% акций). Россия – крупнейший поставщик нефти в КНР, а «Роснефть» является крупнейшей российской нефтяной корпорацией, которая входит в списки мировой нефтегазовой индустрии и хороша известна своими тесными связями с Кремлем. Влияние, которое Е Цзяньмин приобрел бы в ходе этой сделки, было бы колоссальным. Исполнительный директор компании «British Petroleum», услышав об этой новости, смог только повторить вслед за всем миром: «Поразительно!». Но великолепная комбинация принесла Е Цзяньмину не только величие и богатство. 18 ноября экс-секретарь по внутренним делам Гонконга и действующий Генеральный секретарь Комитета энергетического фонда Китая Патрик Хо (Хэ Чжипин), мозговой центр CEFC, был арестован в США. Соединенные Штаты обвиняют Хо в даче взяток на сумму несколько миллионов долларов США высокопоставленным чиновникам Уганды и Чада с целью получения коммерческих выгод для CEFC. Некоторые денежные перечисления были проведены через банковскую систему Соединенных Штатов, что нарушило «Закон о коррупции за рубежом» США. Сложно сказать, почему Соединенные штаты предприняли подобные меры против CEFC, и какие связи может иметь данная акция с санкциями США в отношении РФ и Роснефти. Но китайские официальные лица оставались как никогда молчаливы в отношении колоссальных инвестиций CEFC в Роснефть. Говорят, что в конце декабря 2017 года CEFC получила одобрение на эти действия со стороны Национальной комиссии развития и реформ, Министерства торговли, Центрального банка Китая и Государственного управления иностранной валюты. CEFC планировала нарастить капитал в размере 9,1 млрд долларов США путем промежуточного займа в размере 5 млрд долларов в российском банке. Займ должен был быть передан Банком развития Китая, а остальные 4 млрд долларов заработаны самой CEFC.  Но другие источники сообщают, что и ссуды от Банка развития Китая, и роста капитала CEFC «будет сложно добиться». Такие организации как Народная страховая компания Китая, которая однажды умышленно заняла денег CEFC, сейчас стали осторожны. По официальным заявлениям CEFC, столь молниеносный рост компании основывался «на гармоничном сочетании финансов и энергии, а также на модели индустриально-финансового развития с опорой на 2 основы.  Е Цзяньмин, этот фуцзяньский бизнесмен, который 12 лет назад потерпел фиаско и не был избран в рейтинг «Топ-10 выдающихся молодых предпринимателей города Наньпин», стал еще одной загадкой в полном чудес мире китайского бизнеса. Е Цзяньмин очень любит использовать политику для объяснения своих высказываний о «национальных чувствах» и о том, как «компания стоит на службе государственной стратегии». Он призвал «Цайсинь» в ходе интервью больше сосредоточиться на его будущем, а не на прошлом: «Вы спрашиваете об огромном количестве фактов из моего детства и юности, но разве вещи, касающиеся предназначения человека в период его расцвета, не намного важнее?» Всем интересно узнать, в чем состоит предназначение Е Цзяньмина. Теперь на этот вопрос будет дан ответ, потому что «Цайсинь» узнало, что Е Цзяньмин недавно находился под следствием соответствующих департаментов. Драгоценный камень в короне   Первый день октября 2017 года. Офис Е Цзяньмина в жилом комплексе Цзинюань на ул. Синьгэн, 58 шанхайского района Сюхуэй. Сотрудники с наушниками, расставленные через каждые несколько шагов, провожали посетителя дальше. Большинство из сотрудников – это молодые женщины в элегантной одежде и с ярким макияжем. «Цайсинь» встретилось с Е Цзяньмином уже во второй раз. Он сидел в гостиной с толстым ковром в позолоченном кресле с высокой спинкой. Но напряжение и жесткость первого интервью была заменена на сияющую улыбку: «Раз уж судьба вновь свела нас с Вами, то я буду с Вами откровенным. Это вовсе не означает, что я хочу препятствовать Вашему репортажу, но я надеюсь, что мы будем больше похожи на друзей». Сентябрь был для Е Цзяньмина ключевой точкой. Он был приглашен для «разъяснения ситуации», последовавшей за падением Ван Саньюня, бывшего губернатора и партийного секретаря провинций Аньхой и Ганьсу, заместителя директора Национального народного конгресса по вопросам образования, науки, культуры, а также Комиссии здравоохранения. Стремление Е объять весь мир также нашло камень преткновения в лице Комитета зарубежных инвестиций США. Во время первой встречи с «Цайсинь» в апреле, он постоянно упоминал о своем приобретении 19,9% акций хорошо известной акционерной компании «Cowen Group» на сумму 100 млн долларов США как о символе его невероятного расширения. «Эта покупка уступает, может быть, только “Морган Стэнли”» - говорил он. Но сделка не прошла гладко. 15 сентября CEFC и «Cowen Group» объявили об отказе от материалов, представленных Комитетом зарубежных инвестиций США, и о том, что сделка будет предметом дополнительного рассмотрения. В свете сделки с Роснефтью, подобная задержка не выглядела слишком уж значительной. Как Е Цзяньмин сообщил «Цайсинь», покупка Роснефти осуществила его давнюю мечту: еще в 2011-2012 гг. CEFC выражала надежду на ведение бизнеса с российской стороной, когда «наш хороший друг» президент Чехии Милош Земан «с большим чувством симпатии» воздвигал мосты и выстраивал отношения с высокопоставленными российскими деятелями. Земан, переизбранный в 2018 году, вне всякого сомнения, является наиболее решительным союзником российского президента Путина в ЕС, и Е Цзяньмин, действительно, является советником Земана. Но данная версия звучит сомнительно, если учесть, что в 2011-2012 гг.  CEFC была компанией, активно борющейся за существование в рамках торговой сферы, что сам Земан был избран только в 2013 году, и что двусторонние отношения между CEFC и Чешской республикой начались только с некоторых приобретений в 2014 году. Е Цзяньмин и генеральный директор Роснефти Игорь Сечин посетили штаб-квартиры компаний друг друга в июне и августе 2017 года. Согласно пресс-релизу на официальном сайте CEFC, переговоры в штаб-квартире Роснефти в Москве 14 июня привели к консенсусу относительно создания совместной платформы для выстраивания кооперации по продвижению нефтегазовых проектов апстрима и даунстрима, а также всестороннему сотрудничеству в сфере финансов. 2 августа Сечин возглавил группу семи вице-председателей Роснефти в рамках визита в штаб-квартиру CEFC, где обе стороны подписали рамочное соглашение о стратегическом сотрудничестве: CEFC и Роснефть создадут долгосрочные эффективные механизмы в сферах, включающих в себя нефтегазовые проекты апстрима и даунстрима, обмен активами, сферу финансов, продвижение российско-китайской торговли и инвестиционного сотрудничества в сфере энергии, финансов, инфраструктуры и других. По сведениям из надежных источников в CEFC, Роснефть изначально заняла жесткую позицию и что переговоры часто заканчивались на весьма высокой ноте. Именно по этой причине сообщение CEFC от 8 сентября о покупке акций у Роснефти было столь неожиданным. «Причина, по которой отношения с Роснефтью продвигались вперед столь быстро, заключалась в том, что это было выгодно обеим сторонам», – объяснял Е Цзяньмин. Передача доли Роснефти окутана тайной со всех сторон. 8 декабря 2016 года финансовое объединение, сформированное «Glencore» и Фондом национального благосостояния Катара, приобрело 19,5 % акций Роснефти на сумму 10,2 млрд евро (приблизительно 11,6 млрд долларов США). Четыре дня спустя ВТБ (второй по величине государственный банк РФ) предоставил покупателям кредит на полную сумму, поскольку деньги должны были поступить в государственную казну России к концу года. Срок выплаты и процентная ставка по данному кредиту не были преданы огласке, но французское информационное агентство «AFP» привело оценку процентной ставки в 11-12% (со ссылкой на банковских деятелей РФ). Согласно условиям сделки, «Glencore» и Фонд национального благосостояния Катара сформировали двустороннее совместное финансовое партнерство (50 на 50), вложив 300 млн и 2,5 млрд евро собственных средств соответственно. Итальянский банк «Intensa SanPaolo» предоставил кредитную гарантию на сумму 5,2 млрд евро, а 2,2 млрд евро поступили из российского банка. Подлинный процесс финансирования так и не был прояснен до конца, но очевидно то, что роль «Glencore» была просто посреднической. Генеральный директор Роснефти Игорь Сечин сообщил российским СМИ, что причина продажи «Glencore» и Фондом национального благосостояния Катара большей части своей доли в CEFC девять месяцев спустя объясняется колебаниями обменного курса, что повысило процентную и кредитную нагрузку. “Glencore” и Фонд национального благосостояния Катара являлись доверенными собственниками, но российская сторона не предвидела, насколько длительными могут быть санкции против нее со стороны США, поэтому она решила продать данный пакет акций КНР», - сказал Е Цзяньмин. Он сказал, что увидел в этом шанс. «Катар лишился 300 млн долларов и хотел, чтобы российская сторона компенсировала их политически. Они продавали их нам в большом недоумении». Обе сделки были проведены в долларах США, и когда через 9 месяцев «Glencore» и Фонд национального благосостояния Катара продали CEFC 14,16 % акций Роснефти, стоимость возросла на 1,1 млрд долларов. Таким образом, потери Катара показывают, что доход, полученный от продажи акций, оказался не в состоянии покрыть процентные выплаты. CEFC поручилась за Роснефть, как безрассудный самоубийца, без какой-либо надлежащей подготовки капитала. Е Цзяньмин описал два возможных способа привлечения средств. Один заключался в учреждении фонда акций: «Мы бы вложили часть средств как «младшие» и попросили бы своих или иностранных инвесторов быть «старшими». Но на деле CEFC предпочла второй способ, сочетающий в себе банковские кредиты и другие финансы. «Российские банки изъявляли желание предоставить нам кредит, и мы сами могли легко привлечь 2 млрд долларов США, поэтому мы планировали израсходовать около половины данной суммы», - объяснял Е Цзяньмин. «Не было никакого недостатка в деньгах, было огромное число людей, желавших присоединиться к нам, было несколько крупных китайских центральных госучреждений, спешивших присоединиться. Мы хотели создать стратегическое партнерское предприятие с конечными преимуществами, но были и другие банки и финансовые управляющие компании, которые были готовы предоставить капитал». После того, как покупка получила огласку, Сечин заявил, что сделка была передана на рассмотрение в надзорные органы двух стран, которое будет завершено к концу 2017 года. В середине октября 2017 года CEFC объявила, что получит ссудный кредит от российского банка ВТБ на 5,1 млрд долларов: «В настоящее время обе стороны ведут переговоры и могут достичь официального соглашения к концу года». Помощник Е Цзяньмина и заместитель председателя Совета Директоров CEFC Сунь Юнфэн сказал, что проект соглашения установил сроки кредита на 2 года, но CEFC может выплатить его раньше, уже через год: «Годовая процентная ставка составляет 4%, что даже ниже, чем в Китае». «Цайсинь» запросило подтверждения от ВТБ, но не получило какого-либо ответа. Причина, по которой CEFC все же был вынуждена взять ссудный кредит, заключалась в том, что CEFC была необходима поддержка проекта со стороны Банка развития Китая. Сейчас крупные зарубежные инвестиционные проекты проходят более, чем гладко. Один из информированных источников, приближенных к агентству «Цайсинь» сообщил: «С тех пор, как в том году американцы арестовали секретаря по внутренним делам Гонконга и генерального секретаря мозгового центра CEFC, никакой из иностранных банков не осмеливается кредитовать CEFC. Её люди пошли по миру в поисках средств, включая Ситибанк и HSBC, но везде получили отказ, сопровождавшийся просьбой предоставить заверение адвоката о том, что полученные средства не будут использованы в ходе сделок с РФ, потому что Роснефть и Сечин находятся под санкциями со стороны США. И в силу того, что китайское правительство не занимало никакой официальной позиции, средства из Банка развития Китая, China Merchants Bank и Народной страховой компании Китая были нестабильными». Церемония, намеченная на середину января, которая ознаменовала бы дальнейшее продвижение кооперации между Роснефтью и CEFC, была отменена. 19 января российское «Агентство Бизнес Новостей» сообщило о том, что продажа Роснефтью 14,6% акций CEFC может быть завершена через 2 недели. «Обе стороны уже подготовили финальное соглашение и планируют подписать его с большой помпой». Но оказалось, что проблем намного больше, чем Сечин и Е могли предположить. «Если к концу февраля CEFC не найдет средства, то сделка может быть отменена, а «Glencore» и Фонд национального благосостояния Катара будут требовать возмещения убытков». Вышеупомянутые информационные источники утверждают, что Россия бьет в барабаны пропаганды, представляя данную ситуацию как случай прорыва американской санкционной блокады. «Им довольно непросто укрыться от тигра». Е Цзянь-мин, Е Хунмин, Е Цзяньмин, Е Юмин    Среди различных многочисленных слухов вокруг Е Цзяньмина наиболее ярким является заявление на английском и китайском языках на официальном сайте CEFC, которое на настоящий момент удалено:   «Официальное заявление Е Цзяньмина из китайской компании CEFC:   В связи с появлением ложных слухов, касающихся меня лично, настоящим утверждаю, что я не являюсь ни сыном генерал-майора Е Сюаньнина, ни внуком маршала Е Цзяньина. 11 июля 2002 года, Гонконг».   Е Цзяньмин объяснил, почему он опубликовал данное заявление: «Мои добрые друзья постоянно говорили мне, что я из клана маршала Е Цзяньина, – людей, говоривших это, было слишком много чтобы их переубеждать». Но это заявление, сделанное 15 лет назад, вызывает очень много сомнений: его важные составляющие элементы располагаются в неверном хронологическом порядке. В 2002 году CEFC еще не была основана, её английское название «CEFC» до последних 8 лет нигде не фигурировало. И в 2002 году имя Е Цзяньмина еще звучало как Е Цзянь-мин, но с другой иероглификой (叶建明). И для чего могло понадобиться 25-летнему юноше из северной части провинции Фуцзянь прояснять собственные связи с известным кланом Е? На протяжении многих лет через самые разные формулировки Е Цзяньмин раскрыл лишь разрозненные фрагменты своего прошлого. Он посещал среднюю школу округа Цзяньоу №.1 в городе Наньпин. Человек, имевший некоторые связи с Е, говорил, что это была весьма хорошая школа, но Е находился в числе самых слабых ее учеников. В 2002 году Е Цзянь-мин (叶建明) и некоторые другие люди из округа Цзяньоу основали 5 небольших компаний под названием Синье (新叶). Их деятельность включала в себя производство товаров гигиены, биохимических удобрений, обработку древесины и бамбука и производство средств пожаротушения. «Округ Цзяньоу – это мощным хозяйственный регион, по большей части заросший лесом и бамбуковыми рощами; живущий в горах кормится от гор, как говорится в пословице», - сказал Чжан Ци, одно время являвшийся партнером-сооснователем Е и ранним членом Постоянного комитета CEFC. CEFC подчеркивает, что с 1999 года Е Цзянь-мин поселился в Гонконге на постоянной основе и вернулся на материк в качестве инвестиционного промоутера. Что касается ранних компаний Синье, то Ли Шуай, помощник члена исполнительного совета CEFC Ли Юна, сказал, что CEFC «не была толпой людей, открывших небольшие магазины, это были акционеры семьи Е, акции которых должны были быть в скором времени переданы другим».  На основе материалов, доступных широкой общественности, Е Цзянь-мина едва ли можно назвать заметным в местном деловом мире. В 2004 году Е Цзянь-мин принял участие в первом ежегодном конкурсе «10 выдающихся молодых предпринимателей города Наньпин». Об этом сообщается в разделе «окружных и городских сводок» издания «Окно Фуцзяня», на страницах которого Е Цзяньмин раскрывался как «дипломированный экономист высокого класса, являющийся в настоящее время Председателем и Генеральным директором ООО «Fujian Juli Industry (Group)». 27-летний Е Цзянь-мин тогда не получил награду. Чжан Ци не имел ни малейшего представления о том, в чем заключалась деятельность Е в то время: «Столь мизерное место, насколько мизерен был тот пруд, не могло вмещать его. Он столкнулся в нем со страданиями и покинул его». Эти «страдания», как пояснил Чжан Ци, были связаны с трудностями реальной промышленности. «Заниматься только лишь промышленностью глупо». Чжан сказал, что после некоторого количества провалов Е Цзянь-мин осознал в полной мере, как на самом деле обстоят дела. Не местная специализированная промышленность вывела «Е Цзянь-мина» на городской и провинциальный уровень. «В округе Цзяньоу Е Цзянь-мин сначала пошел по пути Вооруженной народной полиции и пожарной охраны, частично работая с Вооруженной полицией и пожарными машинами. Местные руководители отправляли его в разные места, что расширяло, таким образом, его связи», - сказал бывший высококлассный менеджер CEFC. В сентябре 2005 года «Фуцзяньская холдинговая компания CEFC» была открыта в городе Фучжоу. Специальная реклама время от времени определяла местонахождение компании на 7-м этаже Командного центра профилактики и контроля провинции Фуцзянь, акцентируя внимание на «финансах» и указывая в качестве контактного лица «Е Хунмина». Это был его второй псевдоним. К моменту переезда в Шанхай около 2009 года, возникло его третье имя, Е Цзяньмин (叶简明). Сотрудник шанхайской CEFC на раннем этапе вспоминает, что это имя было отсылкой к «предельной простоте великой истины». «Цайсинь» также узнало об еще одном псевдониме: Е Юмин (叶油明).  Е Цзяньмин объясняет, что до того, как он приехал в Гонконг в 1999, имя Е Цзянь-мин (叶建明) было его настоящим именем, а Е Хунмин (叶红鸣) – псевдонимом. Он сказал, что использовал имя Е Цзяньмин (叶简明) с момента прибытия в Гонконг и никогда не звал себя Е Юмином. «После Гонконга у меня не было городской прописки КНР, только ID-карта Гонконга». На веб-сайте CEFC приводятся следующие данные о Е Цзяньмине: гражданство – Гонконг, Китай. Соответствующие документы свидетельствуют о том, что у Е Цзяньмина была городская прописка в Шанхае и г. Цзишоу провинции Хунань, и что он родился 23 февраля 1977 года, а не 5 июня 1977 года, как указывается на официальном сайте компании.  Мало того, что его имя, родной город и дата рождения неоднократно менялись, но и истоки вовлечения Е Цзяньмина в энергетическую отрасль остаются крайне неясными. В интервью китайскому изданию «Fortune»  Е Цзяньмин заявил, что получил разрешение от Сямэньской нефтяной компании «Хуахан» в 2006 году, после того, как она была втянута в «инцидент с Юаньхуа».  Один из ранних партнеров-сооснователей Е Цзяньмина раскрыл тайну о том, что CEFC взяла на себя не только лицензии «Хуахан», но и активы дочерних предприятий в областях, включающих собственность. Веб-сайт торговли активами провинции Фуцзянь показывает, что 100% акций «Хуахан» были проданы на аукционе 30 июня 2006 года неизвестному покупателю. В первом интервью «Цайсинь» история Е Цзяньмина была несколько иной: «Аукцион был очень сложным, в конце концов другая сторона просто отвернулась от нас и не захотела продавать нам активы, поэтому мы поговорили с некоторыми людьми из компании «Хуахан» о том, как вообще проводить работу в нефтяной сфере, и в конечном счете все закончилось тем, что они присоединились к нам». Во втором интервью формулировки Е Цзяньмина вновь изменились: несмотря на то, что аукцион не увенчался успехом, «после того, как деятельность «Хуахан» была запрещена, в Сямэне оставались запасные лицензии на импорт нефти, поэтому мы обсудили с провинциальными властями вопрос их получения и сообщили им, что группа наших людей связана с «Хуахан». Прибыло Министерство торговли, провело инспекцию и выделило нам лицензии. Для «Хуахан» было бы невозможно просто отдать их нам». В настоящее время в высшем руководстве CEFC два исполнительных руководителя от «Хуахан»: исполнительный директор CEFC Чэнь Цюту, являвшийся помощником гендиректора «Хуахан», и генеральный менеджер ООО «Международный холдинг CEFC» в Гонконге Чжуан Мяочжун, бывший заместитель гендиректора «Хуахан». «Руководитель» и «Постоянный комитет» Вплоть до перемещения штаб-квартиры компании CEFC в Шанхай в 2009 году, бизнес компании заключался, главным образом, в торговле товарами массового спроса. Какова же была сфера охвата портфолио активов Е Цзяньмина до переезда в Шанхай? По словам одного из ранних высококлассных менеджеров CEFC, «в то время  компания часто была не в состоянии выплачивать заработную плату. Руководители, последовавшие за Е Цзяньмином из пров. Фуцзянь в Шанхай, привезли с собой средства и предложили огромное количество кредитов с высокими процентами. Постоянный Комитет был вынужден иметь при себе деньги и ресурсы как демонстрацию платежеспособности». Подобная «закупочная» форма накопления капитала, чем-то похожая на сюжет из  «Речных заводей», вероятно, и является источником самопрезентации CEFC в качестве «коллективного частного предприятия». В выпуске 2011 года внутреннего периодического издания CEFC «Новые горизонты» приводится цитата Е Цзяньмина, заявившего: «Более 100 руководителей вложили собственные деньги и облигации в нашу CEFC . Сумма в сотни тысяч – это довольно много для человека, чтобы просто взять и отдать их, но ради начинаний CEFC, все мы, включая меня, принесли эту жертву». Кроме самого основателя и главного руководителя CEFC Е Цзяньмина, перечень основных инвесторов включал в себя Чжан Ци и Чжоу Линя, чей статус определялся как члены «Постоянного комитета» на раннем этапе существования  CEFC. Чжоу Линь родился в 1979 году, происходит из округа Чжоунин города Ниндэ северо-восточного гористого региона провинции Фуцзянь. Чжан Ци моложе его на 2 года, является выходцем из округа Цзяньоу, как и Е Цзяньмин. Основываясь на сведениях из многочисленных источников, можно сказать, что этот «триумвират» молодых предпринимателей из Фуцзяни представлял собой группу людей, схожих по характеру и типу, когда они совершили свое «нашествие» на Шанхай: ни у одного из них не было образования после средней школы, все были полны амбиций и желаний, и все являлись заядлыми любителями и умельцами выпить, частенько появлявшимися в караоке-барах. После одного из таких банкетов, Е Цзяньмин даже лишился половины своего желудка. Не имея высшего образования, Е Цзяньмин был настоящим гуру в понимании природы и сущности людей. Ранний высококлассный менеджер говорит, что компания закупила несколько десятков домов в шанхайских садах района Сюйхуэй и снабдила каждого исполнительного руководителя квартирой и автомобилем. «Когда руководители CEFC проводили встречи с местными лидерами, то их всегда сопровождал целый парк Мерседесов 560 и выше. Да, у них было не так много средств, большая часть машин была куплена с рук. Но был выстроен особый образ, удовлетворявший амбициям и тщеславию боссов». Член «Постоянного комитета» Чжан Ци отвечал за дипломатическую сферу CEFC, совмещая эту работу с должностью на высоком уровне. Он вспоминает: «Председатель подарил мне мечту, особое видение будущего. Великий человек – это тот, кто в состоянии взрастить свои мысли в сознании других людей и положить деньги других в собственные карманы. Его цель находилась в точности там, куда я хотел идти, и он просто сказал мне, как туда попасть». Что касается ответа на вопрос о том, когда компания переехала в Шанхай, то материалы компании подтверждают, что «Энергохолдинг Шанхай CEFC» (Shanghai CEFC Energy Holdings) был учрежден Чэнь Цюту, Цзан Цзяньцзюнем и Чжуан Мяочжуном в 2008 году. Но государственное Управление по делам промышленности и систем торговли не содержит сведений о такой компании. Системы CEFC показывают, что в конце апреля 2009 года в Шанхае было основано ООО «Товары Ханъюй» (Shanghai Hangyu Goods Co. Ltd) с неким Су Вэйчжуном в качестве юридического агента. Этот человек одно время являлся членом правления CEFC, чьей обязанностью было «Шанхай CEFC». Этот процесс послужил началом регистрации CEFC  в Шанхае. В январе 2010 года ООО «Товары Ханъюй»  было переименовано в ООО «Нефтяная корпорация Шанхай CEFC» (Shanghai CEFC Oil Group Co. Ltd. ), (позднее - ООО «Международная корпорация Шанхай CEFC» (Shanghai CEFC International Group Co. Ltd.),  далее в статье – «Шанхай CEFC» (Shanghai CEFC). В ноябре 2009 года китайская компания CEFC основала свою еще одну дочернюю компанию – ООО «Нефтяная корпорация Пекин CEFC»  (Beijing CEFC Oil Group Co. Ltd.), позднее переименованную в ООО «Международная корпорация Пекин CEFC»  (Beijing CEFC International Holdings Group Co. Ltd.), а затем переименованную вновь в ООО «Международная энергетическая корпорация Пекин CEFC» (Beijing CEFC International Energy Co. Ltd.), далее в статье  «Пекин CEFC» (Beijing CEFC). «Ли Гуанцзинь дал Е Цзяньмину множество указателей», - сказал ранее давний член CEFC. Вхождение компании в Шанхай произошло одновременно с переназначением Ли Гуанцзиня в Шанхай. Ли Гуанцзинь в 2006 году стал членом Постоянного комитета КПК пров. Фуцзянь и Политическим надзирателем провинциального военного округа. В мае 2009 года он был переведен в Шанхай, где он служил Политическим надзирателем шанхайского гарнизона до своего выхода на пенсию в июле 2010 года. Сразу после того, как CEFC вошла в Шанхай, они провели много выставок каллиграфии и живописи для генералов, и все это было сделано Ли Гуанцзинем. Е Цзяньмин говорит, что они с Ли Гуаньцзинем такие друзья, которые разделяют схожие наклонности и ценности, и что работа Ли Гуаньцзиня в CEFC была вовсе на для зарабатывания денег, а для занятия благотворительной деятельностью. Среди ряда указанных связей, CEFC установила связи с Ян Цинлуном из центрального государственного предприятия Чжухай Чжэньжун. Это стало возможным благодаря Ван Хунюаню, заместителю директора CMC General Office’s Management Bureau, ответственного за финансовое строительство после совершения сделки.  Уже умерший Ян, известный как «нефтяной Ли Юньлун», основал Чжухай Чжэньжун – крупнейшее в мире предприятие-покупатель иранской неочищенной нефти. Многие источники предоставили «Цайсинь» описание всевозможных сцен, где работники CEFC пили с Яном. Англоязычная биография Е Цзяньмина гласит, что он с 2007 по 2008 год был Председателем правления ООО «Шанхай Чжэньжун» (Shanghai Zhenrong Co. Ltd.).  Но эта компания была основана 2-мя годами позже. В марте 2010 года CEFC совместно с инвестиционным ООО «Сямэнь Таолюэ» (Xiamen Taolüe Investment Co. Ltd.), «Чжухай Чжэньжун» и ее дочерней ветвью ООО «Гуандун Чжэньжун-энергия» (Guangdong Zhenrong Energy Co. Ltd.) основала ООО «Нефтяная компания Шанхай-сити-Чжэньжун  (Shanghai City Zhenrong Oil Co. Ltd.).  «Чжухай Чжэньжун» и «Гуандун Чжэньжун» являлись держателями 50% акций данной компании, ООО «Сямэнь Таолюэ» - 12% и CEFC – 38 %. ООО «Сямэнь Таолюэ» находилась под контролем лидера «Союза бамбука», или Чжуляньбана - тайваньской организации криминального типа, «Белого волка Чан Аньло. «CEFC выполняла огромную работу по связям с общественностью, а «Шанхай Чжэньжун» фактически управлялась со стороны CEFC», - заявил надежный источник. Как центральное государственное предприятие,  «Чжухай Чжэньжун» обладала довольно высоким общим доступом к кредитам, что являлось основной функцией «Чжэньжун» в CEFC. На раннем этапе CEFC запустила программу «экономической коллективизации» для помощи в обслуживании идеи «финансирования, движимого торговлей». Согласно внутреннему изданию CEFC «Новые горизонты», внутреннее ядро коллективизма представляет собой систему относительно централизованной власти, при этом малые спутниковые предприятия формируют «федерацию» децентрализованной власти. Его уникальная организационная структура служит «5ти единствам»: единству руководства, единству программы, единству приказов, единству действия и единству движения. Фактически, кроме CEFC, «экономическая коллективизация» включала в себя и «Чжуннэн», «Дашэн», «Шипин», «Цзюли», «Учжоу», «Идянь» и прочие – предприятия, названые по именам каждого из членов Постоянного Комитета. Хотя они и были спутниковыми предприятиями, они играли решающую роль в рамках CEFC. Согласно вышеупомянутому высокопоставленному начальнику CEFC: «Для того, чтобы получать поддержку со стороны финансовых рынков, спутники должны были включать в себя апстрим и даунстрим предприятия. Эти предприятия являлись собственниками акций друг друга, гарантировали друг другу кредиты и ссуды и формировали друг для друга апстрим и даунстрим торговых партнеров». Коллективность показала всю гибкость частных предприятий. «Боссы» могли бы включить свои компании или активы  в CEFC, а CEFC могла бы помочь им в создании своих собственных малых дочерних компаний и предоставить им полномочия «Постоянного комитета» или «Комитета» с выгодами и управлением предприятиями, соответствующими их капиталу и ресурсам. В то время развертывание социальных ресурсов только-только началось. «Чжоу Линь и Чжан Ци не имели ни малейшего представления об операциях», - заявил член Комитета CEFC, работавший на местном уровне и занимавшийся зарубежной торговлей в провинции Фуцзянь. Ряд высших руководителей CEFC, изучавших финансы и бухгалтерский учет в местных школах и институтах пров. Фуцзянь, включая Чэнь Цюту, занимали профессиональные руководящие должности.  А в 2010 году некоторые сотрудники из местных дочерних компаний «Синопек» присоединились к CEFC. Кредиты и одолженное время CEFC выбрала Шанхай для своей штаб-квартиры, потому что она усмотрела в этом городе весьма радужные перспективы для финансов.  Чжан Ци сказал, что людские способности и финансовая ситуация в Шанхае превосходят все виденное ранее в Фуцзяни, что открывает дополнительные возможности. «Боссы банков Фуцзяни обладают кредитными лимитами в размере 1 млрд. юаней, но Шанхай может обладать всеми 5 млрд». CEFC, прибывшая в Шанхай, не только имела собственный базис, но и находилась в постоянном движении. Например, «Шипин» занималась торговлей сталью; коммерческая недвижимость и резина находились в сфере компетенции Е Цзяньмина. Но наиболее важной областью, в которую были вовлечены все дочерние компании, была торговля.  Со ссылкой на надежный источник в CEFC, так называемый подход, основанный на “получении финансов из торговли”, означал, во-первых, обналичивание кредитных писем для получения краткосрочного финансирования дешевле, чем через кредиты с высокими процентными ставками. Полученные средства шли на приобретение недвижимого имущества и торговлю, с приобретением CEFC недвижимости в Гонконге, а также квартир для топ-менеджеров в садах Сюйхуэй в Шанхае. «В то время, как Линь Хунхуэй занимался резиной, он зарабатывал, и все шло хорошо». Линь Хунхуэй был официальным представителем спутниковой компании CEFC – ООО «Шанхай Дахуа Гохуа нефть» (Shanghai Dahua Guohua Oil Co. Ltd.) Позже она была переименована в ООО «Шанхай Ясюй нефть» (Shanghai Yaxu Oil Co. Ltd.). По словам того же человека: «Финансовый цикл кредитной записи составлял 90 дней, а в идеале мог занимать и 180 дней. Даунстрим-предприятия могли бы получать кредиты от банков, выплачивать менее 20% от суммы гарантии (а иногда не выплачивать ничего). Банк мог бы дать средства апстрим-предприятию, и тогда у даунстрим- предприятия были несколько месяцев для выплаты банку. Это и был метод CEFC по обмену наличными через ассоциированные компании для увеличения финансового рычага давления». Е Цзяньмин следующим образом объяснял это использование кредитов для циклического использования денежных средств в рамках финансирования торговли: «В Китае есть 3 и 6-месячные кредиты, но подобная организация вызывает некоторые вопросы. Вам необходим, по меньшей мере, год для заказа и реализации товаров, а также для произведения выплат в рамках погашения долга. Имеется в виду, что выплаты были бы не в состоянии идти в ногу с жесткими датами выплат по кредитным счетам.  В 2009 году, будь то сыпучие грузы или недвижимость, цены постоянно повышались, поэтому многие компании превратили торговлю в инструмент финансов ». «Финансы – это самая большая трудность частного предприятия. Вначале не было другого пути». Е Цзяньмин привел названия нескольких компаний по недвижимости, заявив, что они также использовали тот же метод. «Конечно, существовали некоторые предприниматели более высокого класса, с долгосрочными грандиозными задачами, которые постепенно совершенствовали свое управление и устраняли эти проблемы». «Шанхай CEFC» является основной силой и иллюстрацией в рамках CEFC.  ««Шанхай CEFC» - это «Китай CEFC»», - говорил Е Цзяньмин. Деятельность «Шанхай CEFC», в основном, заключалась в торговле ароматическими углеводородами, PX, топливными маслами и тому подобным. До 2012 года доля ароматических веществ составляла 60% от его торговли, после чего доля нефтепродуктов постоянно увеличивалась, достигнув 80% к первому кварталу 2015 года.  В финансировании торговли CEFC через кредиты, торговые партнеры были в подавляющем большинстве ее же собственными ассоциированными компаниями и предприятиями, что и создавало «экономическую коллективность». Подобного рода практика обычно скрывает за собой поддельную торговлю и манипуляции с поддельным НДС-чеком. Свое мнения высказывает человек из этой отрасли: «По большей части, эта практика связана с перемещением товаров только на бумаге. Товары могут просто стоять без дела, либо может вовсе не быть никаких товаров. Корабль может стоять в порту без движения в течение года, в то время как на бумаге будут происходить десятки и сотни перемещений между ассоциированными компаниями». Проекты «Шанхай CEFC» по привлечению капитала предоставляют сноску на собственные методы торгового финансирования: начиная с 2011 года, основными апстрим- и даунстрим- торговыми партнерами Шанхайской фондовой биржи (CEFC), были все партнеры «Экономического коллективного сотрудничества CEFC», включая компании-спутники, такие, как «Чжуннэн», «Дашэн», «Шипин», «Цзюли», «Шэнчжоу» и «Идянь», а также оффшорная организация ООО под названием «China Ocean Fuel (Hong Kong)». Рассмотрим в качестве примера второй по величине в Шанхае поставщик РХ продуктов, а именно ООО «Нефтехимический холдинг Наньху г. Сямэнь» (Xiamen Nanhu Petrochemical Holdings Co. Ltd.,  теперь переименованный в ООО «Энергетический холдинг Идянь г. Сямэнь» (Xiamen Yidian Energy Holdings Co. Ltd.)). Официальный представитель данной компании Пань Кайжун одновременно являлся законным представителем ООО «Инвестиционная компания Идянь» г. Шанхай (Shanghai Shiping Investment Co. Ltd.) и  ООО «Энергетическая компания Идянь» (Shanghai Yidian Energy Co. Ltd.). Последняя стала вторым по величине в мире поставщиком ароматических углеводородов CEFC в 2013 году с объемом продаж в «Шанхай CEFC»  на сумму 1,22 млрд. юаней, а в 2014 году стала крупнейшим поставщиком – на сумму уже 2,66 млрд. юаней. Была приведена только пятерка поставщиков и покупателей PX, ароматических веществ и нефтепродуктов, принадлежащих «Шанхай CEFC», что составило 40-60% от всего ее бизнеса, поэтому нет возможности описать всю картину. С такой торговлей, настолько сложной и запутанной, и столь массивным объемом бизнеса, который рассчитывается в сотнях миллиардов, даже ранний высококлассный менеджер CEFС говорит, что едва ли кто-то приложит усилия, чтобы точно разобраться в деталях. «В рамках CEFC это называлось выводом из бизнеса», - указывал один из высококлассных менеджеров CEFС. Примерно в 2011 году общий кредит CEFC составлял несколько сотен миллионов, поэтому ей пришлось полагаться на финансирование для покрытия своих старых кредитов с высокими процентными ставками и продвижения своего банковского кредита. Увеличивая свой оборот и расширяя кредит, она постоянно открывала кредитные ноты, используя выгаданное таким образом время для выживания. Хотя CEFC и перечисляет крупные нефтяные компании среди своих даунстрим- партнеров, они никогда не появлялись за столами основных покупателей. Упомянутый выше менеджер говорит: «Для примера, «Меркурия» является всемирно известным поставщиком сырья, с которым нефтяные компании могут взаимодействовать напрямую. Но если в дело будет вовлечена CEFC, то здесь тут же появится сложная цепь сделок и торгов». Здесь мы видим все дочерние компании-сателлиты CEFC, обозначенные литерами А, В, С: Апстрим-компания (такая как, например, Меркурия) ↓ A ↓ B ↓ C ↓                              Даунстрим-компания (нефтяная компания) «Таким образом, они увеличивают свой товарооборот, а даунстрим-компания, расположенная ниже в данной цепи, может получить товары по рыночной цене или даже дешевле, поэтому они не заботятся о промежуточных процессах». Точно так же подразумевается, что подобного рода торговля является наиболее коротким путем для увеличения доходов. «Доходы и оттоки в равной степени могут учитываться в торговых доходах, как это разрешено Национальным аудиторским бюро», - говорит Чжан Ци. До того, как партия товара достигнет настоящей конечной точки, могут быть сотни возможностей для его продажи. Причина создания торгового оборота путем часто повторяющихся операций и сделок заключается в том, что доход от них влияет на положение компании в рейтингах, брендинге, на получение кредитования и рычаги воздействия в ходе переговоров. На вопрос о том, включает ли эта практика в себя фальсификацию поступлений НДС, Чжан Ци не дал четкого ответа. Е Цзяньмин объяснил, что формат экономического коллективизма означает, что «все вместе были братьями, финансовые дела не управлялись так строго. Тогда оборот мог позволить им сделать все, что помогло бы состоянию их дел. Мы не понимали, что путь  товарооборота, которого мы придерживались, может принести проблемы. Наше понимание, в том числе и мое, было недостаточным ». Тем не менее, выгоды вовсе не были односторонними, они были взаимными, поскольку собственный товарооборот CEFC также быстро увеличился. Например, доходы от сделок «Шанхай CEFC» составили: 2009 год: 0.335 млрд юаней 2010 год: 3.807 млрд юаней 2011 год: 12. 691 млрд юаней 2012 год: 30.35 млрд юаней 2013 год: 102. 659 млрд юаней 2014 год: 177. 1 млрд юаней 2015 год: 206. 589 млрд юаней 2016 год: 247. 255 млрд юаней - всего за 7 лет доходы увеличились более, чем в 700 раз. И хотя в 2012 году на «Шанхай CEFC» приходилось лишь 22,4% от общего объема поступлений в «Китай CEFC», к 2015 году этот показатель вырос до 78,5%. Е Цзяньмин описал метод расчета доходов CEFC следующим образом: «В базе своей расчеты исходили из апстрим-поступлений, а затем, совершив успешный натиск на рейтинг «Fortune-500», был учтен и даунстрим. Эти апстрим и даунстрим также включали в себя оборот от сотрудничества между «братьями». В 2012-2013 гг. «Шанхай CEFC» заявила, что объем ее торговли с ассоциированными компаниями составляет 8.187 млрд юаней (2012) и 15.19 млрд юаней (2013), составляя соответственно 27% и 14.8% от общего годового дохода. Понятие «ассоциированные  компании» включало в себя «Пекин CEFC» и ООО «Акционерное общество Фуцзянь Дашэн холдинг» (Fujian Dasheng Holdings Co. Ltd). Но отношения CEFC с другими торговыми партнерами, контролируемыми CEFC, такими как «Шанхай Чжэньжун», ООО «Шанхай Чэнъянь» (Shanghai Chengyan Industry Co. Ltd.) и ООО «Международная торговля Чжэньцзян Жуньдэ» (Zhenjiang Runde International Trade Co. Ltd.), не были должным образом отмечены в финансовом отчете « Шанхай CEFC». Высококлассный менеджер, стоявший у истоков CEFC, говорил, что были даже сделки, которые не включали никаких реальных прав собственности, или которые были чистыми вымыслами, изобретенными для получения денег от банков. Это еще более серьезная проблема поддельной торговли, чем навязывание оборота. Е Цзяньмин категорически отрицал, что подобное имело место быть. Расширение в условиях кризиса Переход из рук в руки действительно был простым способом увеличить оборот, оттягивая время для получения доступа к капиталу. Но за поразительным ростом доходов скрывалась чрезвычайно низкая прибыль. Например, «Шанхай CEFC» могла увеличить свои доходы в 700 раз в течение семи лет, но валовая прибыль находилась только лишь в диапазоне 2-3%. В 2012 и 2013 годах она составляла всего лишь 1,27% и 1,72% соответственно. Торговля сыпучими товарами также имела за собой скрытую опасность. Для CEFC, очень сосредоточенной на капитале, 2011-2012 гг. были «самым трудным периодом». Первым, кто не устоял, стал резиновый концерн Линь Хунхуэя. Линь был описан бывшим коллегой, что в нем «слишком много от игрока». В 2011 году двухлетний резиновый Bull Market завершился с ценовым падением с рекордного уровня в 43 000 юаней за тонну до 26 500 юаней в год . Линь "поставил на кон все в первой половине 2011 года; к первой половине 2012 года все было кончено». Один из ранних членов «Постоянного комитета» показал «Цайсинь», что CEFC накопила 40 000 тонн резины, что привело к убытку в 700 миллионов юаней. В конечном счете, CEFC сократила связи с Линем. Е Цзяньмин говорит, что Линь потерял 170 миллионов юаней,  «но в первые дни он зарабатывал хорошие деньги. В конце концов, я помог ему заработать более 10 миллионов юаней». Официальные сообщения персонала CEFC датируют отъезд Линь Хунхуэя апрелем 2012 года.  Линь отказался дать интервью, сказав, что он «оставил свою позицию много лет назад».  Катастрофа в сфере торговли сталью произошла в том же году. В период с марта по сентябрь 2012 года цена арматуры упала с 5,300 юаней за тонну до 3300 юаней. Бизнес в сфере торговли сталью, которым управлял Чжоу Линь, был наказан за склонность его руководителя к приключенческим авантюрам. Человек, знающий Чжоу и находящийся в курсе всех операций, сказал: «В то время был кризис и хаос всей финансовой системы. Вы могли бы получить одинаковую сумму в любом банке и использовать ее для получения финансирования повсюду. Но как только цена на сталь упала, вся цепь рухнула».    Банкротство операций в сфере торговли резиной и сталью сдерживало вступление CEFC в нефтегазовый сектор. В 2011 году, помимо запуска «Шанхай Чжэньжун» в партнерстве с «Чжухань Чжэньжун», CEFC также объединилась с ООО «Инвестиционная корпорация Хуанхуайхай пров. Шаньдун» (Shandong Huanghuaihai Investment Group), чтобы основать ООО «Новая энергетическая корпорация пров. Шаньдун» (Shandong New Energy Co. Ltd) . Но как финансовый, так и отраслевой доступы определили, что CEFC окажется не в состоянии проникнуть ни в апстрим- нефтегазовые ресурсы, ни в даунстрим нефтепереработку.  «Таким образом, подход Е Цзяньмина был нацелен на нечто среднее, выстраивание нефтехранилищ», - говорит старший высококвалифицированный менеджер CEFC. В сентябре 2011 года CEFC провела церемонию в честь начала строительства своей базы хранения Янпу в провинции Хайнань. Среди участников присутствовали несколько генералов, которые прибыли на Хайнань специально для этого мероприятия, а также все четыре руководителея провинции Хайнань. Но реальная работа не началась на протяжении следующих двух лет. «В то время нам приходилось регулировать поступающие со всех сторон платежи, и в конечном счете ситуация больше напоминала обладание 10-ю бутылками и тремя крышками. Не было денег, чтобы начать работу над Янпу, - говорит ранний высококвалифицированный менеджер. И только в октябре 2013 года, через два месяца после того, как Китайский банк развития предоставил  на первый этап строительства Янпу ключевой кредит в размере 2,44 млрд. юаней, равный 80% инвестиционной стоимости проекта, работа началась. С тех пор Янпу стала местом, куда Е Цзяньмин приводил людей, сомневающихся в возможностях CEFC. Строительство Янпу не только обеспечило отличные основные активы (что позволяло CEFC получать финансирование), но и стало основным элементом в нефтяной истории CEFC, которую Е мог бы «сбыть» внешнему миру. Кроме того, во второй половине 2011 года строительство Янпу позволило Е Цзяньмину лично возглавить делегацию в Гуандун, чтобы принести извинения «Чжухай Чжэньжун». По словам Ли Юна и ряда других, CEFC использовала кредитную линию «Шанхай Чжэньжун» для создания квитанций и дебиторской задолженности по факторингу бизнеса и не смогла погасить около 200 миллионов юаней в срок. Материалы SAIC показывают, что партнерство «Чжухай Чжэньжун» и CEFC завершилось в 2012 году. В течение этого периода Е Цзяньмин пытался использовать средства массовой информации для облегчения финансового давления на CEFC. В сентябре 2011 года гонконгская Ming Pao сообщала: «Материковый нефтяной барон приобретает за 200 млн гонконгских долларов резиденцию Бэл-Эйр», в то время как Е Цзяньмин был наиболее активным противником этого. «На самом деле он не купил виллу, он посылал сигналы для восстановления доверия своих материковых кредиторов», - говорил менеджер. Когда финансирования, основанного на торговле, оказалось недостаточно для решения целой последовательности финансовых проблем, Е Цзяньмин попробовал "backdoor listing". Он призвал «использовать некоторые компании материкового Китая как платформы для завершения строительства проектов хранилищ на Хайнани и в Шаньдуне».  В декабре 2011 года «Фуцзянь Наньчжи», позднее переименованная в «Чжунмин Энергия» (Zhongmin Energy), объявила, что ее холдинговая компания «Фуцзянь Цинфан» (Fujian Qingfang (Holdings) LLC) запланировала продажу 29,8% зарегистрированных акций «Шанхай CEFC» за 1,1348 млрд юаней. Но в июне 2012 года реорганизация была приостановлена, а в публичных отчетах утверждалось, что обе стороны не достигли договоренности о размещении рабочих. Всего через месяц после этого фуцзяньского провала, в июле 2012 года, ООО «Акционерная химическая компания Аньхой Хуасин» (Anhui Huaxing Chemicals Joint-Stock Co. Ltd.), позднее переименованная в «Интер-CEFC» Guoji) объявила, что «Шанхай CEFC» возьмет на себя обязательство приобрести у нее 60% акций за 1,971 млрд юаней. Подобное развитие событий легко могло быть предсказано исходя из одного визита годичной давности -  член «Постоянного комитета» CEFC Чжан Ци прибыл к руководящим чиновникам компании ООО «Акционерная химическая компания Аньхой Хуасин» в город Хэфэй - столицу провинции. Вышеупомянутый высококлассный менеджер утверждает, что данная только акция выиграла от знакомства посредством Ли Гуанцзина с его старым коллегой, а затем губернатором провинции Аньхой Ван Саньюнем. «В то время ни один чиновник ниже уровня заместителя губернатора не мог самостоятельно принимать решения относительно запасов of shells перечисленных компаний», - сказал Чжан Ци, ответственный в то время за вопросы дипломатии CEFC. Чжан считает себя очень общительным и легким для заведения знакомств. "Я делал все, чтобы подготовить путь, а потом другие смогут пойти по нему. Я родом из сельской глуши, поэтому есть некоторые вещи, которые я привык делать. Яркий блеск Председателя - его способность правильно использовать людей". CEFC не выплатила почти ни одного собственного капитала в своем "backdoor listing" ООО «Акционерная химическая компания Аньхой Хуасин». 20 мая 2013 года эта компания выпустила 729 млн дополнительных акций по цене 2,65 юаня каждая для «Шанхай CEFC», заработав, таким образом, 1,931 млрд юаней. «Шанхай CEFC» стала контрольным акционером ООО «Акционерная химическая компания Аньхой Хуасин», имея 60,78%. 25 мая «Хуасин» объявила о том, что «Шанхай CEFC» 21 мая обязалась разделить 60,78% акций с ООО Huarong International Trust LLC]. Основываясь на цене закрытия в размере 8,32 юаня от 21 мая, CEFC получила плавающий доход в размере 4,133 млрд юаней. Предполагая скидку 60% от залога (до 20 мая цена акций Huaxing Chemical колебалась между 6,88-8,28 юаней), «Шанхай CEFC» благодаря этому шагу получил финансирование в размере не менее 2 миллиардов юаней. [6] Защищать CEFC или защищать дочерние компании? Несмотря на то, что бизнесмены из Наньпина, отправившиеся за Е Цзяньмином, принесли капитал и объем бизнеса, они также принесли и долговые пропасти. После некоторых трудностей в 2011-2012 годах Е Цзяньмин «сам себе ампутировал обе руки», исключив основные источники трудностей, сосредоточенные в спутниковых компаниях. За Линь Хунхуэем последовали еще два члена «Постоянного комитета» - Чжоу Линь и Чжан Ци. Согласно сообщениям CEFC, эти двое «ушли со сцены» в феврале 2013 года. Но несколько высококлассных менеджеров в качестве даты окончательного разрыва CEFC и Чжан Ци упоминают 2014 год. Правление «Шипин» возглавлялось Чжоу Линем, Чжан Ци был заместителем. Последний также контролировал вооружение «Цзюли». Бывший высокопоставленный менеджер «Шипин» говорит, что ее капитал был использован в «Компании по финансовым гарантиям судоходства Шипин» (Shiping Finance Guarantee Co.), которая оказалась втянута в долговые споры после 2013 года во время приобретения более 10 000 квадратных метров коммерческой площади в Бэймей-плаза в шанхайском районе Янпу. Банки благосклонно относились к этому типу поручительства.  Чжан Ци говорит, что вся семья Чжоу была вовлечена в сталеторговлю. «Все его тетушки и дядюшки вложили сюда свои средства». Когда в 2012 году произошел крах в торговле сталью, Чжоу Линь столкнулся с множеством требований о возмещении. «Его наличные деньги были завязаны в этом здании [Бэймей-плаза], для которого все еще не были готовы договоры на право собственности, поэтому банки не могли давать займы". Эта собственность оказалась и последней каплей, которая уничтожила «Шипин», и одновременно спасательным кругом, вытащившим самого Чжоу. Высококлассный менеджер в «Шипин» объяснил, как все исчезало: «Разделение было завершено к концу 2013 года. У «Шипин» не было средств, но было имущество. Поэтому мы сказали Председателю Е, что эта собственность, стоимостью 500 миллионов юаней, отходит к нему, потому что для нас все кончено». «Чжоу Линь сломался раньше меня», - сказал Чжан Ци. «Но это здание смогло покрыть основной долг, поэтому ему повезло больше, чем мне». Если крах Линь Хунхуэя и Чжоу Линя стал возможен из-за рынка и их собственных суждений, то долговые проблемы Чжан Ци впоследствии были частично обусловлены его роскошным стилем жизни, а частично – несением долгового бремени CEFC. ООО «Всемирный холдинг Цзюли» (The Juli Global Holdings Co. Ltd.) под руководством Чжана имел в 2013 году доход в размере 23. 87 млрд юаней, а в 2014 году занял 153 место в Топ-500 китайских сервисных предприятий. Наряду с другими предприятиями «системы Цзюли», такими, как  ООО «Поршневая компания пров. Фуцзянь» (Fujian Juli Piston Co. Ltd.) и  ООО «Импорт-экспорт Циндао»( Qingdao Juli Import Export Co. Ltd), она многократно упоминалась в черных кредитных списках. «В общей сложности я потерял больше 2 млрд», - сказал Чжан «Цайсинь». На пике своего могущества он обладал суммой, приблизительно равной 5-ти млрд юаней, включая 4.2 млрд юаней в форме банковских займов, а также 650 млн юаней неправительственных кредитов. Надежный источник из «системы Цзюли» утверждает, что в 2012 году путем сотрудничества в укреплении товарооборота, сумма кредитования «Цзюли» выросла примерно до 4,2 млрд. юаней в течение 8 месяцев. «Были состоятельные люди второго поколения, которые вложили капиталы своей семьи вместе с Чжан Ци. Они не могли видеть  то, что мог видеть он". Вывод денежных средств Чжан Ци напоминал замкнутую цепь, основанную на постоянно расширяющихся кредитных займах, позволяющих удерживать ее в целости с новым долгом, покрывающим старый долг. В начале 2013 года банки прекратили кредитование. «Дыра не могла быть заполнена», - сказало заинтересованное лицо. Издание «Цайсинь» организовало встречу с Чжан Ци непосредственно перед праздником Цинмин в 2017 году, в тихом и спокойном клубе в городе Ханчжоу на улице Линъинь. Тогда Чжан Ци по-прежнему имел задолженность в размере более 1 млрд. юаней. Он привез в этот клуб своего ребенка, зачисленного в международную школу, вместе с няней и личным водителем, объяснив, что данная собственность была арендована для него другом. Когда-то он проживал в еще более великолепной обстановке: имел Роллс-Ройс стоимостью 8 млн юаней, первоклассные рейсы в Африку и свою «легкую натуру»,  создающую успешные личные связи. Во время встречи с чиновниками, он призвывал «никогда не обращать внимания на то, какова цена, и он организует проживание в самом лучшем отеле». Как сказал Чжан Ци, «Председатель» был одновременно почти пророком, отцом и братом. Он сказал о том, что у него были партнерские отношения с CEFC: «В то время Председатель Е призывал меня не расширять бизнес столь быстро». Когда же Чжан это сделал, и его дело, соответственно, рухнуло, Е все еще помогал ему. Еще в 2016 году Е Цзяньмин заплатил за Чжан Ци кредит на сумму более 100 миллионов юаней. «CEFC подчеркивает влияние и преданность, - сказал Е Цзяньмин. Он пояснил, что в CEFC Чжан Ци «просто занимался вопросами внешней дипломатии,  но занимался ими должным образом. Были времена, когда CEFC нуждался в средствах, и Чжан Ци вложил свои финансы в дело всей компании. Но это была лишь разовая акция: большую часть времени Чжан использовал нас для увеличения своего товарооборота ». Бывший высококлассный менеджер «Шипин» говорил, что причины, по которым такие дочерние компании, как «Шипин» и «Цзюли» прекратили свое существование, объяснялись, во-первых, стратегической необходимостью, а во-вторых, своим дурным влиянием на всю систему CEFC в целом. «Если CEFC пойдет ко дну, не будет ли это означать, что и все объединение пойдет ко дну? Сначала вы должны подпитывать свои основные силы и заставить других обеспечивать себя самим, и когда восстановится основная сила, она сможет спасти их». Выживание на кредиты государственных предприятий (SOE) CEFC разрушала себя сама от долговых дыр своих дочерних компаний, но чтобы прояснить некоторые опасные отмели на своем пути, она плыла на драгоценном потоке торгового финансирования от государственных предприятий. Один высококлассный менеджер описал этот метод работы как «кредитование, предоставляемое государственными предприятиями». Он сказал: «Многие государственные предприятия ставят своей целью товарооборота, поэтому им необходимо увеличивать их масштаб. Представим, что Вы в «Fortune-500», но у Вас нет бизнеса, что Вы делаете? Вы покупаете. Вы не можете заплатить, что Вы делаете тогда? Вы предоставляете средства CEFC или помогаете им получить банковские кредиты с Вашей поддержкой, прежде чем возвращать кредиты через торговлю с партнерами». Изобретательность этого метода заключается в том, что он расширил оборот всех участников, включая CEFC. Соответствующие доступные материалы показывают, что данный тип операций начался во второй половине 2012 года. ООО «Хуадянь-энергия в г. Сямэнь» (Huadian (Xiamen) Energy Co. Ltd.), или «Хуадянь Сямэнь» («Huadian Xiamen») вошла в список лучших покупателей CEFC в 2012 и 2013 году. Информация, предоставляемая ее материнской компанией – упомянутой выше многоотраслевой компанией чистой энергии «Хуадянь Фусинь» (Huadian Fuxin), находящейся под флагом компании «Объединенная компания Хуадянь-Китай» (China Huadian Group Co), показывает, что «Хуадянь Сямэнь» начала коммерческую торговлю в августе 2012 года и в течение 4 месяцев получила выручку от продаж в размере 4,429 млрд. юаней. Направление этих торговых операций от самого начала до конца: CEFC и ее дочерние спутниковые компании (такие, как «Шанхай CEFC», ООО «Гуандун-нефть CEFC», ООО «Хайнань-нефть CEFC», «Циндао-Ляньган-нефтехимия», ООО «Компания международной торговли Цзодэ- Циндао» ↓ «Хуадянь Сямэнь» ↓ Спутниковые компании CEFC (ООО «Холдинг Учжоу Маофа», ООО «Нефтяная компания Шанхай Дахуа Гохуа», ООО «Холдинг Шэнчжоу», ООО «Экспорт-импорт компания Учжоу-Маофа Пекин», ООО «Поршневая компания пров. Фуцзянь» и т. д.), Хотя чистая прибыль составляла всего лишь 3 млн. юаней, прибыль за эти четыре месяца торговли составила 31,48% всех годовых доходов «Хуадянь Фусинь». Исполнительный директор CEFC Ли Юн говорит: ««Хуадянь» хотела увеличить объем своего бизнеса, их босс пришел и дал ей такую возможность». CEFC также была основным клиентом ООО «Компания Фунэн топливо и энергетика пров. Фуцзянь» (Fujian Province Funeng Electricity Fuels Co. Ltd.) ) сокращенно «Фунэн энергетика» («Funeng Electricity»), дочерней компанией местного ООО «Энергетическая группа пров. Фуцзянь» (Fujian Province Energy Group LLC), сокращенно «Группа Фунэн» («Funeng Group»). В период с 2015 по 2016 год продажи «Фунэн энергетики» в «Хайнань CEFC» достигли 5,159 млрд. юаней. Направление торгов: Дочерние компании CEFC ↓ «Фунэн энергетика» ↓ CEFC Благодаря сотрудничеству с CEFC, объем бизнеса компании «Группа Фунэн» демонстрировал тенденцию к постоянному расширению: от 27,479 млрд юаней в 2014 году и 31,385 млрд юаней в 2015 г. к 36,98 млрд в 2016 году.  В течение этих трех лет доля логистики портовой торговли увеличилась с 44,14 % до 50,06% и далее до 60,1%, что превысило совокупные доходы от угля, химикатов, строительных материалов, недвижимости и гостиничного бизнеса.  Еще одним государственным предприятием,  выигравшим от торговли с CEFC, было ООО «Компания Хуайнань Миньнин (Группа)» пров. Аньхой (Huainan Mining (Group) LLC) (сокращенно «Хуайнань Миньнин») («Huainan Mining»). В 2016 году продажи CEFC в «Хуайнань Миньнин» превысили 20 млрд юаней, где доля «Хайнань CEFC» составила 13,06 млрд. юаней. В этом году выручка «Хуайнань Миньнин» равнялась 59,76 млрд юаней, из которых торговля и логистика составили 46,55%. Люди, имеющие отношение к данной отрасли, отмечают, что подобного рода «купли-продажи торговых операций» являются продолжением идеи поиска кредитных нот от банков для получения финансирования. С одной стороны, кроме займов, обеспечивающихся кредитными нотами, подобные операции также добавляются в предоплату и считаются задолженностью определенного предприятия, а также других сторон, которые могут дать гарантию банку. С другой стороны, в силу того, что обе стороны занимаются подобными махинациями в целях повышения собственного товарооборота, организация тайных сговоров в поддельной торговле становится возможной. Е Цзяньмин объяснил «Цайсинь», что преимущество работы с государственными предприятиями заключается, прежде всего, в том, что они обладают капиталом, а также в том, что  кредитная поддержка со стороны государственных предприятий более выгодна. Существовала особая часть сотрудничества под названием «Государственные предприятия, поддерживающие свои займы»: «партия товаров не может быть продана в течение 3-6 месяцев, поэтому я сначала даю вам товар в качестве гарантии, тогда вы даете мне капитал для использования и период учета, чтобы ускорить применение капитала». Еще более выгодным для CEFC государственным предприятием-«неиссякаемым кладезем капитала» стал «Порт Жичжао Групп» -  владелец «Восточного терминала нового сухопутного моста Евразии» и единственная зарегистрированная  портовая компания провинции Шаньдун. Как говорит ранний член ПК CEFC, «финансы порта Жичжао имели решающее значение для CEFC, помогая ей балансировать в сложившейся ситуации». Также он добавил, что тогдашний член правления CEFC и исполнительный заместитель Исполнительного директора Бюро по планированию и исполнению У Бэньчжи провел конец 2012 года в непрестанной «осаде» лидеров «Порт Жичжао Груп» крепким маотаем (вид китайской водки) – беспроигрышным в данном деле оружием.   «Цайсинь» обнаружил, что «Порт Жичжао Групп» начал торговать с CEFC в 2013 году через такие свои дочерние компании и филиалы,  как ООО «Экспорт-импорт торговая компания Порт Жичжао» (Port of Rizhao Import-Export Trade Co. Ltd). До этого операционный доход «Группы» постоянно находился в районе суммы в 10 млрд юаней, но с 2013 по 2015 гг. он взлетел до 20 млрд юаней и выше. При этом доходы только первых девяти месяцев 2016 года достигли 16,388 млрд юаней, из которых 60% приходилось на торговлю. Валовая прибыль от торговли составила 81 млн юаней (2013 год), 415 млн юаней (2014 год) и 374 млн. юаней (2015 год). Схема сотрудничества «Порт Жичжао Групп» и CEFC была такой же, как и при сотрудничестве «Хуадянь Сямэнь» с CEFC. Например, в 2015 году имела место следующая схема: Компании CEFC (ООО «Шанхай CEFC Груп Гонконг», ООО «Шанхай CEFC Груп Гонконг», ООО «CEFC Шаньдун нефть»,  «Шанхай CEFC» и т.д.). ↓ «Порт Жичжао» ↓ Дочерние компании CEFC (Гонконгская компания ООО «Объединенная инвестиционная группа Гомао», ООО «Шэньчжоу Холдинг», ООО «Океаническое топливо Китая, Гонконг» и т. д.) До своего вовлечения в торговлю с CEFC, дебиторская задолженность и предоплата «Порт Жичжао Групп» составили 2.47 млрд юаней в 2011 году и 2.74 млрд юаней в 2012 году. Впоследствии они резко возросли. В 2013 году дебиторская задолженность «Порт Жичжао Групп» составляла 1,734 млрд юаней (из которых 1,629 млрд юаней причиталась «Хайнань CEFC»), в то время как предоплата составила 5,73 млрд юаней (включая 1,654 млрд юаней в «Шанхай CEFC» и 1,369 млрд юаней в «Нефть Шаньдун CEFC». В 2013 году, используя формы дебиторской задолженности и предоплаты, «Порт Жичжао Групп» предоставил (возвратил?) CEFC около 4,367 млрд юаней. В ноябре 2016 года Ду Чуаньчжи, председатель правления и партийный секретарь  «Порт Жичжао», проработавший в нем в течение 34 лет, был переведен в Комиссию государственных активов города Жичжао, а через месяц задержан Комиссией по проверке дисциплины. В апреле 2017 года Комиссия по проверке дисциплины города Жичжао  предъявила официальное обвинение Ду Чуаньчжи в том, что он  совершал многочисленные нарушения, включая «незаконное кредитование в огромных размерах и создание частной мини-казны». Другие, в том числе бывший менеджер по торговле,  импорту и экспорту в «Порт Жичжао» Чжу Тунсин и бывший директор финансового и бюджетного департамента «Порт Жичжао» Люй Чуаньтянь были ранее исключены из КПК и обвинены в серьезных дисциплинарных нарушениях. Согласно отчету Комитета КПК в «Порт Жичжао Груп»  о состоянии проверок и преобразований, во время пребывания Ду Чуаньчжи в должности, список проблем включал в себя: ослабление в сфере инвестиций, торговли, управления контрактами, а также серьезную утечку государственных активов и недостаточный надзор за ревизионным и финансовым департаментами. «Предоставление гарантий частным предприятиям посредством реальной или поддельной торговли или предоставление капитала частным предприятиям посредством предоплаты, создало большой объем дебиторских задолженностей и предоплат с неконтролируемым управлением в верхней зоне риска, что привело к огромным потерям и увеличило риск еще больших потерь в будущем». Что касается сотрудничества с «Порт Жичжао Груп»,  то Е Цзяньмин изначально говорил «Цайсинь»: «Для нас не является важным то, как они используют свой капитал, нам куда более важно улучшить их работу». Но позже он утверждал, что «когда у нас были проблемы в 2013-2014 гг., «Порт Жичжао Груп» оказал помощь. Конечно, это не была сумма в 4 млрд, о которой вы говорите, она составляла около 2 млрд, и была вся возвращена нами к 2015-2016 гг ».   Но в период с 2014 по 2016 гг. CEFC и ее дочерние компании продолжали появляться в списке основных должников «Порт Жичжао Груп». В 2014 году компания-спутник CEFC ООО «Океаническое топливо Китая, Гонконг» была должна «Порт Жичжао» сумму в размере 507 млн юаней в форме дебиторской задолженности, а «Порт Жичжао» выплатил 860 млн юаней в виде предоплаты «Шанхай CEFC» и ее дочерним компаниям-спутникам. В первой половине 2016 года список дебиторской задолженности «Порт Жичжао» включал в себя две компании-сателлита CEFC, располагающиеся в Гонконге, чей долг составлял 1.214 млрд юаней, а его предоплата составляла 862 млн юаней «Шанхай CEFC» и 627 млн юаней «Шаньдун CEFC». На вопрос о том, почему CEFC и ее компании-спутники по-прежнему появляются в списках должников порта, Е Цзяньмин объяснил, что У Бэньчжи принял 60 миллионов юаней в качестве взятки от порта: «Наши финансовые отделы ответили ему». Хотя «Порт Жичжао»  и упоминался в контексте того, что он должен был получить денежные выплаты по задолженностям от CEFC, «на самом деле, деньги были израсходованы самими лидерами порта». У Бэньчжи, который в данный момент отпущен на свободу под залог, отрицает факт получения 60 млн юаней в качестве взятки, называя это «полной чушью». У заявил, что «Порт Жичжао» получил 800 миллионов юаней прибыли от сотрудничества с CEFC, и любой его дефицит не имеет ничего общего с CEFC, но имеет прямую связь с коррупцией лидеров «Порта»  и неправильной дисциплинарной отчетностью. Что касается таких деталей, как доля реальной и поддельной торговли, а также объема денежных сумм, задействованных в деле, то сотрудники отдела пропаганды «Порта» заявили, что расчеты все еще ведутся. Сотрудники Комиссии по проверке дисциплины города Жичжао сообщили, ссылаясь на отчет, что финансирование в рамках поддельной торговли в последние годы было широко распространено в провинции Шаньдун, и дело уже передано в прокуратуру. Сотрудники «Хуайнань Миньнин» и «Фунэн Груп» заявили, что интервью, вопросы которого затрагивали бы темы сотрудничества с CEFC,  было бы не особенно корректным. Отвечая на вопрос о кредитном финансировании и поддельной торговле, Е Цзяньмин заявил: «Две трети наших компаний - это реальная торговля с конечным потребителем, доля поддельной торговли (была необходима для вида), и нас принудили к этому». Он несколько раз подчеркивал: «Конечно, мы полностью прекратим этот вид бизнеса». Доходы CEFC, благодаря сотрудничеству между своими спутниковыми компаниями и соответствующими государственными предприятиями, продолжали неуклонно возрастать с момента ее вступления в список «Fortune-500» в 2014 году. Она поднялась в рейтинге. Доходы CEFC составили: 34.134 млрд долларов США (2014 год, 349 место в рейтинге), 34.699 млрд долларов США (2015 год, 342 место в рейтинге), 41.845 млрд  долларов США(2016 год, 229 место в рейтинге) и 43.7 млрд долларов США (2017 год, 222 место в рейтинге). «Если вы полагаетесь только на торговлю, то даже если вы войдете в Топ-100, это не будет значить ничего. Люди в тех сферах общества будут смотреть на вас сверху вниз. И в будущем мы полностью устраним это». Е Цзяньмин пояснил, что рейтинг CEFC в «Fortune-500» не продвинулся вверх быстрее, потому что «мы были сдерживаемы все больше». «Если бы вся торговля была подсчитана, то (доходы CEFC в последние годы) выражались бы в триллионах, и мы были бы номером 1». Видимое сооружение С наступлением разрядки в сложившейся ситуации, Е Цзяньмин приступил к модернизации и усовершенствованию собственной жизни среди богатых и власть имущих. В конце 2013 года отделение CEFC в Гонконге взяло в аренду на срок 7 лет бизнес-самолет Gulfstream G550 стоимостью 35 млн долларов США через дочернюю компанию международной финансовой лизинговой компании промышленного и коммерческого банка Китая (ICBC ) «Sky High XVIII Leasing». Два года спустя ООО «SHX Кайман компани» (Cayman Company Limited), дочерняя компания CEFC, использовала аналогичный метод для аренды самолета Airbus A319-115 стоимостью 60 миллионов долларов США, а лизинг и финансы были полностью оплачены до 2023 года. Люди, знакомые с Е Цзяньмином, утверждают, что подобные акции отражают его глубокое понимание человеческой природы: частные самолеты и роскошные резиденции могут покорять сердца людей. «В настоящее время все высшее управление CEFC имеет свои резиденции в Бэл-Эйр в Гонконге». В том же году, CEFC переместил свою штаб-квартиру в Шанхай на улицу Синго 111. Этот комплекс с 20-ю садовыми резиденциями, похож на королевство, выстроенное по принципу пирамиды: с личным зданием «Председателя Е» на вершине, «Зданием гендиректора», предназначенном для нескольких исполнительных руководителей, и домами вокруг, принадлежащими прочим высококлассным руководителям. В период с 2012 по 2014 гг., помимо покупки имущества на улице Синго 111 в Шанхае на сумму 1.1 млрд юаней, другие вложения CEFC в недвижимость включали в себя вложения в размере 960 млн юаней на Цзиньхэн Бизнес Плаза (Jinheng Business Plaza) в Гуанчжоу, вложения в размере 4. 808 трл юаней на покупку части Минтянь Плаза (Mingtian Plaza) на западной Нанкинской улице  в Шанхае (пространство с 7-го по 32-й этаж). Как и более поздние приобретения  недвижимости, все они использовались в качестве наглядной иллюстрации миру финансового достатка CEFC. Выстраивая собственную бизнес-империю, Е Цзяньмин добивался и социальных успехов. Как раз здесь кроется источник большей части его таинственности и непостижимости для внешнего мира. В 2011 году CEFC учредила две структуры: 1.Шанхайский благотворительный фонд с бывшим военным комиссаром Шанхайского гарнизона Ли Гуанцзинем в качестве главного Исполнительного советника и бывшим заместителем директора Бюро управления Ван Хунъюанем в качестве Исполнительного директора; 2.Гонконгский комитет энергетического фонда Китая с бывшим секретарем по внутренним делам Гонконга Патриком Хо в качестве главного секретаря. В 2012 году Е Цзяньмин учредил в  CEFC  Партийный комитет во главе с отставным заместителем политического комиссара Народной вооруженной полиции Шанхайского военного корпуса и деканом Политической академии Народной вооруженной полиции Шанхая Цзян Чуньюем в качестве секретаря партии. Е Цзяньмин выдвинул требование, чтобы CEFC был способен к объединению с комитетом по социальной работе Шанхая, который нацелился на работу в рамках «двух новых типов организации» (экономической и социальной). Цзян Чуньюй сообщил, что Народная вооруженная полиция Шанхая выполнила поставленные задачи, поэтому можно сказать, что с точки зрения местных ресурсов он приносил преимущества и относительно хорошо разбирался в организации, пропаганде, проверке дисциплины и безопасности. «Если ваши люди не знакомы, их объединение будет происходить медленнее». Цзян был щедро вознагражден за это. Чжан Ци говорит: «Цзян Чуньюй, вероятно, в течение нескольких лет заработал в CEFC больше, чем составила его армейская зарплата за всю жизнь». Директор CEFC, работавший ранее в военно-политических кругах, заявил «Цайсинь»,  что у Цзян Чуньюя нет знаний в сфере финансовых операций, но он вместо этого имеет превосходство в выстраивании личных связей. «Раньше служба в армии и зарабатывание денег не были проблемой, но теперь это нарушает законы, поэтому я, естественно, "снял форму", чтобы развиваться экономически». Даже бывшие сотрудники Е Цзяньмина, которые не были согласны с его идеями, говорят, что они поражены его умению и энергичности в маневрировании и объединении тем или иным образом политических и экономических ресурсов. «Объединение ресурсов - это гений CEFC, использование денег для привлечения ресурсов, а затем превращение этих ресурсов в еще большее количество денег». Ван Хунъюань, помимо работы на посту исполнительного директора Благотворительного фонда CEFC, бывшего заместителя генерального директора CMC, заместителя начальника армейского уровня, установившего связи между «Чжухай Чжэньжун» и CEFC, выполняет и еще одну роль: Генеральный секретарь консультационного центра CEFC. Ван, уроженец Иу в провинции Чжэцзян, использовал местные и военные связи для управления группой генералов в качестве консультантов CEFC. Внутренние публикации CEFC сообщают, что консультанты направлялись в каждую дочернюю компанию CEFC и читали лекции о том, как «учиться с полной отдачей и реализовывать дух важных выступлений Председателя Е». Комитет по энергетическому фонду Китая, расположенный в Гонконге, исполняет роль «народной публичной дипломатии». Несколько высокопоставленных менеджеров CEFC, включая Цзян Чуньюя, высоко оценивают «международные» личные связи своего Генерального секретаря, Патрика Хо. Получивший образование на Западе и в КНР, Хо организовывал всевозможные мероприятия с известными личностями и международными политическими деятелями. После 2015 года Е Цзяньмин отыскал рабочие кадры в центральных государственных предприятиях относительно интернационализированных отраслей, таких как нефть и финансы. Привлеченные высокими зарплатами или рассмотрением формата «экономической коллективности» предприятий-спутников, эти высококлассные специалисты объединились с CEFC, разделив прибыль. В августе 2014 года CEFC приобрела долю в размере 1 млрд. юаней в «Fortune-CLSA Securities», которая изменила свое название на "CEFC Securities". В апреле 2016 года бывший заместитель управляющего директора «Управление фондами Хуэйтяньфу» Чэнь Цаньхуэй, который привел «Хуэйтяньфу» в авангард зарождающейся индустрии онлайн-финансов, присоединился к «CEFC Securities» в качестве генерального директора. В июле 2016 года бывший вице-президент Шанхайской фондовой биржи вице-президент У Хунбин присоединился к CEFC в качестве заместителя генерального директора / вице-президента. В июне 2017 года Юй Чжилян бывший коллега Цзян Миншэна и бывший генеральный менеджер Департамента управления ценностями в головном офисе Банка развития Пудуна также перешел в CEFC в качестве генерального директора Департамента социальных ресурсов. «Вы не проиграете, привлекая таланты, и наше вознаграждение было на высоте», - сказал Цзян Чуньюй. «В банковском деле и финансах вы получаете вознаграждение вплоть до десятых». Финансисты, имеющие опыт работы в правительстве, были еще более желательны для CEFC. Когда в декабре 2014 года была создана АО «Акционерная компания Шанхай кэпитал мэнэджмент» («LDX Capital Management (Shanghai) Co». Ltd). с бывшим заместителем директора муниципального финансового управления в Шанхае Сюй Цюанем в качестве законного представителя, то две компании, контролируемые CEFC, вложили сумму в 25 миллионов юаней, чтобы получить 50% ее акций. В октябре 2015 года была основана компания ООО «Чжунъе кэпитал мэнэджмент» (Zhongye Capital Management Co. Ltd.) с еще одним бывшим заместителем директора муниципального финансового управления в Шанхае  Ма Хуном в качестве законного представителя. ООО "Финансовый холдинг CEFC " (CEFC Financial Holdings Co. Ltd) внесла 30 миллионов юаней за 30% акций. Эта новая форма сотрудничества описывается CEFC как система партнерства. Цзян Чуньюй объясняет: «Мы даем вам платформу и место для работы, операции - ваши собственные, и выгоды, созданные в результате сотрудничества, распределяются между двумя сторонами. Это – сотрудничество и независимость». Говорит человек, знакомый с Е Цзяньмином: «Кто откажется от золотой оливковой ветви от того, кто говорит, что борется за рубежом за право голоса в стране?» Амплуа советника Президента Начиная с 2014 года и далее, всевозможные звания и почести следовали за Е Цзяньмином, куда бы он ни шел. Сопредседатель Римского клуба, почетный председатель Совета по энергетической безопасности США, Особый почетный советник президента Генеральной Ассамблеи ООН… Перечислить их все не представляется возможным. Е Цзяньмин полон волнения в связи с его поездками в различные страны, нанесением визитов политическим деятелям и значимым фигурам. Из обширной коллекции фото его встреч с важными людьми, которая находится на веб-сайте CEFC, и его собственных анекдотов о беседах и встречах с лидерами, Е Цзяньмин создает образ не только предпринимательского гиганта, но и крупной фигуры на международной политической арене. Человек, знающий Е Цзяньмина, высказывает мнение: «Он делает двухкарточный трюк, используя китайские ресурсы для того, чтобы попробовать открыть внешний мир. Затем рассказывает истории о внешнем мире после возвращения в Китай. Китайцы многого не понимают, поэтому им все кажется загадочным и непостижимым». В 2015 году Е Цзяньмин был назначен Гражданским советником президента Чешской Республики, и CEFC объявила о создании второй европейской штаб-квартиры. CEFC рассматривала этот момент как решающее время, ознаменовавшее наступление золотой эры. Взгляд на это таинственное амплуа, исследование его очертаний, выявляет его истинную форму и направление. «Установление контактов с крупнейшими выдающимися политическими фигурами не составляет труда, а посредники играют важную роль», - сказал «Цайсинь» член совета CEFC. Представитель CEFC в Чешской Республике Ярослав Твридик «несет ответственность за, по меньшей мере, половину этого воздействия как посредник». Твридик был министром обороны Чешской Республики с 2001 по 2003 год и стал президентом «Czech Airlines» в 2004 году. Но он ушел в отставку в 2005 году после серии обвинений в недостойном поведении  в связи с повышением зарплат менеджеров и покупкой роскошных автомобилей. С тех пор он оказывал консалтинговые услуги компаниям. С 2012 года Твридик отправился в Китай в качестве председателя Чешско-Китайской ассоциации дружбы и сотрудничества, а в 2013 году был назначен на неофициальной основе в качестве советника по делам Китая при Президенте Чешской Республики. Доступные материалы показывают, что Твридик посещал штаб-квартиру CEFC в Шанхае в сентябре 2014 года вместе со спикером нижней палаты парламента Чехии Яном Хамачеком. 27 октября, спустя месяц, в присутствии верховных лидеров двух стран в Доме народных собраний в Пекине состоялась церемония подписания в честь покупки CEFC доли в чешской фирме J & T Group.  CEFC объявила, что вложит 643 млн евро в Финансовую Группу J & T путем серии частных размещений на 30% акций. Исходя из объема вложенных средств, это была крупнейшая сделка, осуществленная когда-либо между китайскими и чешскими предприятиями. J & T имеет активы на общую сумму 9,39 млрд. евро. В числе собственности этой организации также значатся шестой по величине банк Чешской Республики J & T Bank и почтовый сберегательный банк Словакии, известные как второе по величине финансовое объединение Чехии и крупнейшее в Словакии, соответственно. В то время у чешской экономики были проблемы, а J & T, как и другие объединения, срочно нуждался в поддержке. Поэтому китайские предприятия, желающие инвестировать за рубеж, были тепло приняты в Чешской Республике, как новое поколение арабских миллиардеров. 23 апреля 2015 года Е Цзяньмин  встретился в Шанхае  с Вратиславом Мынаром – главой канцелярии Президента Чехии и другими чешскими представителями, а Мынар зачитал письмо о назначении Е на должность советника Президента. В мае 2015 года CEFC  было создано ООО "CEFC Груп Холдинг Европы" («CEFC Group (Europe) Holdings Co. Ltd» ). CEFC  вложила еще 78,95 млн. долл. США в J & T Group для приобретения 5% пакета акций. Начиная с этого момента, CEFC запустила поток инвестирования в Чехию. В сентябре 2015 года CEFC стала владельцем контрольного пакета акций четвертого по величине пивоваренного завода в Чехии «Пивовар Лобкович», вложив 78,46 млн долл США; приобрела у бывшего министра транспорта Алеша Шебичека 60-процентную долю футбольного клуба Славия (Прага) первой футбольной Лиги Чехии, близкого к разорению, и стала акционером медиа- компаний «Medea» и «Empresa», одна из которых принадлежала бывшему чешскому министру туризма. CEFC также купила два культовых здания: дворец Мартиники на Пражской Президентской площади и здание Зивнобанка, расположенное рядом с Чешским центральным банком. В 2016 году CEFC за 100 миллионов долларов США CEFC приобрела контроль над сталелитейной компанией ZDAS и заплатила 310 миллионов долларов за офисное здание Флоренциум в центральной части Праги, в котором находится чешский филиал Банка Китая. Инвестиции CEFC в Чехии, похоже, были в значительной степени обусловлены личной историей и вкусами своего агента, поклонника славянской Праги Ярослава Тврдика. В 2015 и 2016 годах CEFC увеличила свои вклады в чешской компании по обслуживанию путешествий и авиалиний «Travel Service» с 10% до 49,92%, компании, где одна треть акций принадлежала Чешским авиалиниям, бывшим генеральным директором которой был Твридик. И для того, чтобы «создать туристический центр», CEFC также купила два пятизвездочных отеля и инвестировал в онлайн-предприятие электронной коммерции в сфере путешествий. Исходя из имеющихся сведений, вторая штаб-квартира CEFC  будет использована для запуска инвестиций в международные инвестиционные банки. Ее высшие руководители откровенно говорят о недостаточной степени готовности компании: «Во время совершения сделок с Чехией, мы объединили всех специалистов, говорящих на иностранном языке, но этого было недостаточно. Поэтому мы в значительной степени полагались на иностранную команду, отчасти потому, что у нас не было людей, чтобы отправить туда ». Помимо Твридика, который был главным ответственным лицом, иностранная команда CEFC включала в себя многочисленных бывших чешских правительственных чиновников и даже сотрудников президентского офиса. В интервью издательству «Цайсинь» Е Цзяньмин также указал, что в будущем промышленные операции и операции, связанные с оборудованием, включая чешский туризм, авиацию и сталь, будут разделены с помощью особого метода. Он был бы использован как для погашения банковских кредитов, так и для фокусирования на финансовых и энергетических платформах. Материалы CEFC показывают, что Е Цзяньмин вложил около 1,5 млрд. долл. США в Чешскую Республику. Среди всех инвестиций, самые большие надежды Е Цзяньмин возлагал на инвестиции в Финансовую Группу J & T.  Веб-сайт CEFC представляет будущее существование компании с равной опорой на энергию и финансы, при этом финансовые и углеводородные платформы предоставляют услуги друг другу: «Необходимо использовать глубокие международные ресурсные преимущества, накопленные за многолетнее международное энергетическое сотрудничество и популярную общественную дипломатию, для реализации двустороннего сочетания промышленности и финансов». Финансовая группа J & T является ключом к финансовому аспекту: CEFC планирует создать независимый банк капитала J & T для иностранной торговли в Шанхае, начать трансграничные расчеты и платежи и бизнес в общих зонах и сотрудничать с Банком развития Китая, чтобы сделать J & T Bank своим европейским кредитным порталом и центром расчетов за рубежом. Что касается J & T Bank, то он должен представлять правительство Чехии (наряду с китайским ICBC) в качестве основного инициатора инвестиционного фонда Центральной и Восточной Европы, смоделированного по модели Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, охватывающего 16 стран Центральной и Восточной Европы, а также для упрощения связей китайского предприятий в рамках инвестиционного сотрудничества «Один пояс – один путь». Но эта покупка оказалась непростой. В марте 2016 года CEFC  объявила об увеличении доли участия в J & T до 50%. Но через два месяца компания "CEFC A-listing CEFC Гоцзи" объявила, что из-за необходимости одобрения со стороны центральных банков многих стран, включая Чехию, Словакию, Барбадос и сложности таких процессов согласования сроки оставались неопределенными, что могло остановить покупку.  Последняя информация об этой сделке заключается в том, что Европейский центральный банк одобрил ее в сентябре 2017 года. Одобрение сделки со стороны других государств пока остается под вопросом. Осложнение после болезни и резерв Несмотря на годы в «Fortune-500», Е Цзяньмин не закрывал глаза на вопросы базиса CEFC. «Наша структура претерпевает трансформацию, все еще есть некоторые затяжные болезни, похожие на подземные толчки после землетрясения, но корректировки были, в основном, на данный момент завершены», - сказал Е. Остальные «болезни», вероятно, относятся к слабости использования торговых связей для получения финансирования по кредитным нотам и вероятности возникновения вопросов о поддельной торговле. По состоянию на июнь 2017 года, совокупные активы «Шанхай CEFC» составили 160,19 млрд. юаней, с задолженностью 116.7 млрд юаней. Если смотреть только на задолженность предприятия, то CEFC не смогла своевременно погасить задолженность в 21 млрд юаней и 250 миллионов долларов США. Основным кредитором CEFC является Банк развития Китая. По состоянию на март 2017 года доступный «Шанхай CEFC» кредит составлял 52,1 млрд юаней, причем 34,907 млрд юаней – Банка развития Китая, из которых уже были использованы 34,789 млрд  юаней. Ли Юн утверждал, что кредит CDB составлял, по большей части, торговое финансирование, объявление взносов и передачу дебиторской задолженности от CEFC к CDB. Сунь Юньфэн: «Мы погасим задолженность перед CDB к концу 2017 года,а затем обратимся к помощи Банка развития Китая для финансирования покупки Роснефти. «Представленные цифры отражают распределение прав и интересов, на самом деле общая сумма нашего долга составляет 60 млрд. юаней, из них 30 млрд юаней – Банку развития Китая.  Мы собираемся погасить все эти 60 миллиардов в этом году (2017 год) », - сказал Е Цзяньмин. Эти 60 млрд. банковских кредитов будут погашены посредством продажи активов: "Есть некоторые активы в стране и за рубежом, а также значительные инвестиции в акционерный капитал, в том числе в авиационные и торговые системы, от которых мы хотим избавиться в этом году. Если они будут проданы, как я уже сказал вам, выручка составит почти 70 миллиардов юаней". «В этом году (2017 год) у нас было четыре внутренних заседания по этому вопросу». Е утверждал, что подавление бизнеса, включая торговую систему, было общей политикой «экономической коллективизации». Но это не так просто. По состоянию на март 2017 года объем торговли продолжал составлять около 95% доходов шанхайской CEFC, что в свою очередь обеспечивает около 80% всей выручки системы CEFC. Между тем вопрос о том, как члены «экономической коллективизации» - спутниковые компании, которые сотрудничали с CEFC, могут быть мирно удалены с арены событий, также проверили способность Е Цзяньмина поддерживать внутренний баланс. «Удаление не означает разрушения CEFC, речь идет о помощи каждому в проведении  дифференциации отраслей и доменов. Мы не можем продавать их, потому что общественность могут подумать, что мы лишились активов, поэтому мы будем продавать нашим же основным отраслям». Он добавил: «Это как  «Дашэн» занимается сельским хозяйством, в то время как «Шаньдун CEFC» готовиться сделать следующий шаг в военной отрасли, они [основные столпы] берут деньги и покупают [в других секторах]. Я не хочу, чтобы деньги возвращались назад. Ходят слухи, что они должны будут дать мне 10% акций, но я готов дать им то, что я им даю. Мы уже договорились о некоторых основных принципах - Ли Юн  из шанхайской CEFC собирается остаться со штаб-квартирой, но никто из остальных не останется ». В новой стратегии, изложенной Е и основанной на двух базовых принципах, одним принципом является энергия, а другим - финансы. По этой причине он в последние годы опутал своими щупальцами финансовую сферу, пытаясь обеспечить более дешевое и прямое финансирование. После покупки ценных бумаг в 2014 году «Шанхай CEFC» стал обладателем контрольного пакета акций "Wanda Futures", которая последствии была переименована в CEFC Futures. Сейчас уставной капитал расширился до 1,83 млрд юаней, а шанхайское отделение CEFC контролирует 90,32% акций. Е Цзяньмин указывает на то, что с крепкой и свободной финансовой системой «у нас есть собственная курица, которая сама может откладывать яйца», чтобы продвигать стратегию развития бизнеса компании. Менеджер среднего звена CEFC рассказал о том, как «CEFC изменил свое направление во время работы», продвигаясь к тому, чтобы стать финансовой платформой. Неизменной чертой этой компании является ее страсть к капиталу. Бывший сотрудник CEFC, связанный с финансами, говорит: «В настоящее время ситуация CEFC ничем не отличается от того, что было в начале, отличается только уровень требуемого объема капитала». Официально зарегистрированным агентом ООО «Гонэн Бизнес Груп» (Guoneng Business Group Co. Ltd.) является Нюй Фан [牛 芳], выступавший в качестве делегата на совещании генеральных менеджеров CEFC в Китае в 2015 году. Ли Юн, равно как и два других генеральных менеджера CEFC Китая Дэн Гочи и Сюн Фэншэн, имел опыт работы в качестве юридического агента и руководителя Гонэна. Несколько сотрудников CEFC сообщают, что Нюй Фан честен и послушен, что его отец был заместителем кадрового уровня в отделе общественной безопасности провинции Хэбэй, и что многое имущество и активы CEFC находятся в ведении Гонэн. В настоящее время широко распространенный в шанхайском CEFC общепризнанный портфель инвестиционной собственности составляет около 7,4 млрд юаней. Но это не вся картина. Только в 2016 году «Шанхай CEFC» приобрела 89 квартир и парковочных мест в "Цзяхуэй Плаза", "Шанхай Плаза", где Гонэн владеет 50% акций. Среди прочей собственности Гонэн - аньхойская ООО «Минтянь Сити Плаза Девелопмент» и компании по продаже недвижимости в провинции Хайнань. 12 октября 2016 года компания ООО «Гонэн Гонконг» (Hong Kong Co. Ltd) приобрела за 487 миллионов гонконгских долларов  66% акций компании "First Takson" и 75% "LC Group" ,переименованной в «Хуанчжун Интернешнл», вложив в покупку 648 млн гонконгских долларов, а также путем покупки акций и конвертации долга в акционерный капитал, приобрела 29,55% Строительного и Кредитного Агентства Гонконга и стала его крупнейшим акционером. Лица, знающие Е Цзяньмина, говорят, что Гонэн - его запасная позиция. Сам Е отрицает это. Как бы то ни было, скоро должно было появиться еще одно осложнение, причем в такой форме, которая повергла бы Е Цзяньмина в шок. 20 ноября 2017 года Министерство юстиции США сообщило, что Патрик Хо, Генеральный секретарь Комитета Китая по энергетическому фонду CEFC, был арестован в Нью-Йорке двумя днями ранее. Прокуроры США обвиняют Хо и бывшего министра иностранных дел Сенегала Шейха Гадио в сговоре с осени 2014 года касательно выплат нескольких миллионов долларов США в форме взяток высокопоставленным чиновникам Уганды и Чада под видом благотворительных пожертвований. В обвинительном заключении говорится, что Патрик Хо подкупил президента Уганды Йовери Мусевени и министра иностранных дел Сэма Кутесу и пообещал разделить прибыль от запланированной с их бизнесом совместной сделки. Как утверждается, это якобы было сделано для того, чтобы добиться помощи от министерства иностранных дел Уганды в получении коммерческих преимуществ некоторым проектам CEFC, включая проект потенциальной покупки Банка Уганды. Кутеса являлся Президентом Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций с сентября 2014 года по сентябрь 2015 года. Предположительно Патрик Хо дал взятку Кутесе в этот период. В мае 2016 года Хо предположительно перечислил 500 000 долларов США на банковский счет, указанный Кутесой. Перевод средств был начат в Гонконге и прошел через банковскую систему Нью-Йорка до того, как завершиться в Уганде. Прокуроры США также обвиняют Хо в подстрекательстве Гадио организовать встречу с президентом Чада Деби и выплатить ему 2 млн. долл США в виде взятки от CEFC для получения ею приоритетных прав в добыче местной нефти. За столь важную роль в этом процессе Патрик Хо предположительно заплатил Гадио 400 000 долларов в качестве подарка, причем денежный перевод начался в Гонконге и прошел через банковскую систему в Нью-Йорке. CEFC и Е Цзяньмин, очевидно, имели связи с некоторыми странами, включая Уганду и Чад, в то время, как Хо обвинялся в даче взятки от имени CEFC. Е Цзяньмин провел с Кутесой встречу в Гонконге 2 августа 2015 года. Во время этой встречи Е был назначен Особым почетным советником Президента Генеральной Ассамблеи ООН. Е Цзяньмин также попросил Кутесу передать самые теплые приветствия президенту Уганды и выразил желание активно продвигать и углублять сотрудничество. 16 октября 2015 года Е Цзяньмин нанес в Пекине визит Президенту Чада Деби, в то время как Министр нефти и Министр экономики страны присутствовали на встрече среди других ключевых членов кабинета. В декабре того же года CEFC подписал соглашение с Тайваньской компанией "CPC Holdings Co. Ltd.", передающей 35% акций трех концессий Чадской нефти к CEFC. Передача акций была завершена в сентябре 2016 года за сумму 110 миллионов долларов США. 21 ноября CEFC и гонконгский Комитет энергетического фонда Китая выпустили заявления, опровергающие обвинения прокуроров США. В заявлениях говорилось, что целью Комитета энергетического фонда Китая является публичная дипломатия, содействие культурному обмену  и глобальному сотрудничеству в сфере энергетики, и что он не принимает участия в коммерческой деятельности CEFC. CEFC не имеет инвестиционной деятельности в Уганде, а его инвестиции в Чад являются результатом финансовых договоренностей с "Сhina Petroleum Corporation" (Тайвань CPC) и не имеют никакой связи с какими-либо отношениями, построенным на личной выгоде с правительством Чада. Большая теневая стратегия В отличие от других частных предприятий, CEFC и ее новая стратегия как в сфере энергетики, так и в сфере финансов, в основном, сконцентрирована на работе за рубежом. У Е Цзяньмина есть глубокое понимание того, как использовать все иностранное, чтобы укрепить свои собственные влияние и вес внутри Китая. Как указано в официальном представлении компании, столкнувшись с доминированием отечественной нефтегазовой промышленности государственных предприятий, CEFC построила интегрированную сеть даунстрим-систем в Европе, охватывающую продажи, переработку, очистку и хранение, и будет неуклонно двигаться к другим развивающимся рынкам в направлении Ближнего Востока,  Юго-Восточной Азии и Индии. Полагаясь на глубину и основательность собственных международных политических ресурсов, CEFC откроет апстрим- нефтегазовые ресурсы в Центральной Азии, на Ближнем Востоке и в Африке. После установления контроля над этими ресурсами, она построит крупномасштабное хранилище нефти в Китае, не ограничиваясь только лишь им,  а также  станет контролировать рыночные связи и цепи поставок. В области финансов она разработает полный спектр лицензий, станет сотрудничать с крупнейшими всемирно известными финансовыми институтами, чтобы совместно создавать глобальные фонды слияний и поглощений, а также многоотраслевые устойчивые финансовые потоки, чтобы соответствовать огромным требованиям капитала развития сферы энергетики. Уверенность CEFC в этих выдающихся прогнозах берет свое начало от двух крупных приобретений CEFC в иностранных компаниях,  которые CEFC называет своими основными «столпами»: 1) 51% государственной нефтяной компании Казахстана KMGI за 680 млн. долл. США,  как было согласовано в декабре 2015 года; 2) 50% финансовой группы Чехии J & T за 800 миллионов евро. История KMGI началась с создания «Rompetrol Group», национальной нефтяной компании Румынии. Ее регистрация и основные активы находятся в Румынии, и она специализируется на нефтеперерабатывающем, химическом и розничном бизнесе в  ряде стран, включая Болгарию, Молдову и Грузию. «На данном этапе, наша цель – иметь возможность попасть в высшие эшелоны нефти, газа и финансов, чтобы быть в состоянии играть на их уровне», - сказал Е Цзяньмин.  Е разделил свой новый план деятельности CEFC на три этапа. Первым этапом было получение акционерных долей в нефтяных и газовых корпорациях. Покупка в сентябре 2016 года на сумму 110 млн долларов США 35% энергетических предприятий Чада стала первым успешным шагом CEFC во вхождении в зарубежные нефтяные акционерные компании. По данным Reuters, Taiwan CPC продал их из-за падения мировых цен на нефть и неопределенностей, связанных с военным режимом страны. В феврале 2017 года Национальная нефтяная компания Абу-Даби (ADNOC) объявила о сделке в размере 900 млн долл США на предоставление CEFC 4% -ной акционерной доли в наземных нефтяных месторождениях дочерней компании ADCO. Ли Юн сказал, что участие в ADCO обойдется в общей сложности в сумму около 1,8 млрд долл США, для чего Банк развития Китая уже предоставил 80% -ный проект займа. Е Цзяньмин также заявил, что 4% акций будут приблизительно соответствовать 3 миллионам тонн нефти в год, и что ADNOC также пообещала CEFC права на приобретение дополнительных 10 млн тонн сырой нефти, «так что они, по сути, дали мне 13 миллионов тонн нефти ежегодно». 9,1 млрд долл. США для приобретения 14,16% акций Роснефти - э

Выбор редакции
07 апреля, 01:36

Контрольный пакет корпорации «Красный Китай». Основных оппонентов Си Цзиньпина добьет Дональд Трамп

  • 0

Утром 17 марта на встревоженных лицах 2970 народных представителей Всекитайского собрания, только что единогласно выбравших новым председателем КНР Си Цзиньпина, читался едва уловимый трепет. За спинами делегатов слышался нарастающий звук чеканного шага отборных бойцов НОАК, тремя потоками стекавшихся по ровным рядам здания парламента.  Бойцы трех родов войск китайской армии словно стальной стеной огородили от трех тысяч парламентариев трибуну, на которой лежал обновленный основной закон страны – новая «красная книжица», согласно которой каждый вновь вступающий в должность гражданин страны обязан прочитать клятву на конституции. Первыми тремя, защищенными армейской стеной, стали новый глава страны, пошедший на второй и не последний срок, Си Цзиньпин, спутавший все карты глава самых масштабных за 50 лет чисток в стране Ван Цишань, неожиданно занявший пост заместителя председателя КНР, и глава парламента Ли Чжаньшу.  Бессрочное правление Си Цзиньпина стало не единственной «сенсацией» в области китайского государственного управления. Сразу после голосования в ВСНП оставшийся вопреки слухам на посту «либеральный» премьер Ли Кэцян провел через парламент еще более масштабные изменения в структуре правительства, сократив число министерств и ведомств до 26, упразднив 15 оргструктур Госсовета. На фоне разгорающейся торговой войны между США и Китаем, а также ареста главы CEFC из «команды Си», участвующей в покупке доли «Роснефти», потерялась новость об избрании на пост главы новой ветви власти – Государственного комитета контроля уроженца Шанхая Ян Сяоду. Назначение не только стало сюрпризом для наблюдателей, но и не вписывалось в логику ни кадровых перестановок, ни последовательного отстранения от власти «шанхайской команды», которую проводил Ван Цишань, «вдруг» официально ставший «вторым после Си» человеком в стране. Новую, контрольную ветвь власти, которую, как ранее считалось очевидным, готовил «под себя» главный борец с коррупцией Ван Цишань, даже не вошедший в состав политбюро, по логике должен был занять человек из команды Си Цзиньпина – преемник Ван Цишаня на посту главы Центральной комиссии по проверке дисциплины Чжао Лэцзи. Однако эта должность, которая позволяла бы контролировать всю хозяйственную деятельность страны, не только не осталась за Ван Цишанем и не отошла к «команде Си», но более того, отошла к их политическим конкурентам – «шанхайской команде». Теперь, когда контрольная власть «разделилась сама в себе» – между шанхайцем Ян Сяоду и главой партконтроля Чжао Лэцзи, «устоит ли царство» Си Цзиньпина? Если прибавить к этой странной рокировке тот факт, что большинство постов в «обновленной структуре» правительства осталось за либеральным блоком китайского комсомола, то власть Си Цзиньпина в стране не кажется такой уж абсолютной. Лакмусовой бумажкой того, что в стратегии концентрации власти группой нового, опирающегося на армию и вооруженную полицию главы страны Си Цзиньпина происходят сбои, стал арест «таинственного» миллиардера Е Цзяньмина, энергетическая компания которого CEFC должна была провести в самое ближайшее время крупную сделку по покупке значительной доли в компании «Роснефть». Чистки среди миллиардеров, которые ранее касались только политических оппонентов генсека, вдруг затронули самых, как считается, его доверенных лиц, создающих транспортно-энергетическую империю вдоль сухопутного Шелкового пути. Дело Е Цзяньмина, судя по всему, напрямую связано с арестом бывшего крупного гонконгского чиновника Патрика Хо, который попал под машину американского «правосудия» и тем самым стал первой значимой жертвой в «санкционном списке Си Цзиньпина», работу по которому в США запустили еще в преддверии XIX съезда компартии Китая, ставшего «съездом победителей» для группы Си Цзиньпина. Советник Земана и Эрдогана, частый гость в Россию, «появившийся из неоткуда» миллиардер, принадлежащий к клану маршала Е, арестован, а активы его компании распределены между «шанхайскими» корпорациями, с которыми южный клан ведет непримиримую борьбу за «глобализацию с китайской спецификой» еще со времен Культурной революции. Арест Е Цзяньмина стал знаковым событием и показал серьезную потерю позиций группы Си Цзиньпина и по сути начала самостоятельной политики Ван Цишаня, который обменял пост главы Государственного комитета контроля, сдав его «Шанхаю», на пост заместителя председателя КНР и самоустранился от борьбы Си Цзиньпина с шанхайской группой. Каково реальное распределение долей в корпорации «Красный Китай» после столько радикальных изменений в «структуре правления совета директоров»? Си Цзиньпин и его команда Группа генерального секретаря, судя по всему, «играет в долгую» и на ближайшие пять лет займет оборонительно-выжидательную позицию, сдав даже крупных союзников, в том числе сильно потрепанный клан Е, который объединяет китайцев-хакка, или древний субэтнос «безземельных», сосредоточивших финансовую власть в материковом Китае, Сингапуре и странах ЮВА. Сегодня в руках Си Цзиньпина половина «акций» НОАК, в том числе глава Генштаба Ли Цзочэн, Народная вооруженная полиция, а также новое приобретение – парламент страны и руководство партийным контролем. Армия, партия и парламент – этим по сути ограничиваются владения Си Цзиньпина, ведь все хозяйственные органы даже после масштабной реорганизации остались под либеральным комсомолом.  Вне армии и партии у Си Цзиньпина лишь две позиции – последний в списке вице-премьер Лю Хэ, который посещает Давос и руководит «глобализацией с китайской спецификой», и глава сильно потерявшего в весе Комитета по реформам и развитию Хэ Лифэн. Только эти две фигуры можно назвать относительно лояльными Си Цзиньпину в хозяйственном блоке новой китайской власти. Судя по всему, им будет отдана роль «подрывников» американо-китайских связей: на любую провокацию Трампа они ответят еще большими санкциями, которые ударят в первую очередь по «шанхайским» и «комсомольским» корпорациям. Этому будет способствовать слабая власть китайского ЦБ – бессменный «шанхаец» Чжоу Сяочуань уступил место малоизвестному пекинцу И Гану, не имеющему за собой мощной группы политического влияния, который «продолжит старый курс». Судя по всему, китайский ЦБ распилили между основными группами игроков, устранив монополию Шанхая на ведение банковских дел. На Си Цзиньпина тем не менее играет время: в условиях развернувшейся торговой войны с США пострадают прежде всего приморские провинции и интегрированные в евро-атлантическую экономику силы. Второй группировкой «силовиков» остаются шаньдунцы, на вершине которых теперь уже официально находится «заместитель» Си Цзиньпина – Ван Цишань. После многочисленных кадровых перестановок шаньдунцам принадлежат посты в Центральной военной комиссии – коллективном органе управления армией, вновь назначенный уроженец «царства Ци» министр обороны Вэй Фэнхэ, шаньдунцы с пусть и комсомольской ориентацией – новый глава Верховной прокуратуры Чжан Цзюнь и руководитель Министерства общественной безопасности (аналог МВД) Чжао Кэчжи. Если не забывать, что уроженцами Шаньдуна являются и супруги председателя КНР и премьера Госсовета, а также добрая половина секретарей парткомов и губернаторов, можно считать: абсолютную власть в стране сосредоточил именно Ван Цишань и в последний момент разыграл карту противостояния Си Цзиньпина с прозападными силами. Ван Цишань, которого большинство наблюдателей называло «человеком Си», больше не является членом общей команды и выводит свою группу на самостоятельную «траекторию». «Группа четырех» в комсомоле Четырем ставленникам группы интересов провинции Шэньси – Си Цзиньпину, замглавы Центральной военной комиссии Чжан Ю-ся, спикеру парламента Ли Чжаньшу, руководителю Комиссии по проверке дисциплины Чжао Лэцзи противостоит такая же группа сил в ориентированном на США комсомоле, почти полностью контролирующем новый состав правительства: вновь назначенный премьер Ли Кэцян, глава Народно-политического консультативного совета и земляк Ли Кэцяна Ван Ян, переизбранный на новый срок председатель Верховного суда Чжоу Цян и восходящая звезда комсомола (некогда его первый секретарь, как Ли и Чжоу) Лу Хао. Лу доверено в правительстве новое ведомство – Министерство природных ресурсов, построенное на костях могущественного Госкомитета по реформам – знаменитого «Фагайвэй», который по сути расчленили между более чем 10 структурами. Лу Хао, весьма своеобразно налаживавшего связи с Россией в бытность губернатором приграничного Хэйлунцзяна, теперь управляет всей земельной собственностью и может по праву считаться «главным девелопером страны», влияющим не только на гигантский сектор строительства, но и косвенно на объем кредитов, выделяемых Народным банком Китая регионам через специальные финансовые механизмы, главным критерием выделения которых является цена на землю. Кроме изменений в конституции, системе ветвей власти и масштабных перестановок в Секретариате ЦК, для которых требуется отдельная статья, сильно поменялась структура Госсовета КНР. В нем появилось три ведомства с ярко выраженными внешними функциями. Вместо Министерства культуры создано Министерство культуры и туризма. В состав Министерства по науке и технологии вошло Управление по работе с иностранными специалистами. Параллельно МИДу теперь у Госсовета и переизбранного Ли Кэцяна появилось карманное ведомство иностранных дел, не отвлекающееся на «красный геополитический проект» Си Цзиньпина, – Служба развития международного сотрудничества, которая «откусила» функции внешних связей от Минкоммерции и МИДа. Взамен бессменный японист, министр иностранных дел Ван И, видимо, получил статус члена правительства. Не стоит сомневаться, что все три ведомства контролируются выходцами из комсомола или из кузницы его либеральных кадров – Народного университета Китая, а Миннауки возглавил земляк Ли Кэцяна – Ван Чжиган, отобрав эту позицию у традиционно питающих слабость к науке шанхайцев и министра Вань Гана. Реорганизованный Минсельхоз не сменил руководителя – главной традиционной отраслью Китая заправляет бессменный Хань Чаньфу, который в новом ведомстве получил полный контроль над всеми сельхозпроектами в стране, подобрав прежние функции и ведомства Минфина, Минземельных ресурсов, уже упомянутого Фагайвэя. Помимо прочего в Китае появилось собственное МЧС, главным приобретением которого стала пожарная охрана, выведенная из Министерства общественной безопасности. Среди новых ведомств – Министерство экологии, Комитет гигиены и здоровья, реорганизованный из Комитета по здравоохранению и плановому деторождению, Министерство по делам военных пенсионеров. Заметно укрупнено Министерство водного хозяйства, которому передан контроль над крупнейшим гидроузлом в мире – «Три ущелья», а также проект по переносу вод юга на север. К другому суперведомству можно отнести Ревизионное управление Госсовета, которое усилено функциями контроля над крупнейшими проектами, ранее находившимися в ведении «Фагайвэя», Минфина, Комитета по контролю госимущества. Полностью упразднен Наблюдательный совет по контрою над крупнейшими государственными предприятиями. При Госсовете создано Главное управление по надзору и управлению рынком. В него включены торгово-промышленная администрация, карантинный контроль, контроль над продуктами питания и лекарственными средствами, ведомство контроля над ценами, принадлежащее ранее «Фагайвэю», антимонопольное ведомство Минкоммерции. Возглавил Главное управление бывший вице-мэр Пекина, выпускник кузницы либеральных кадров Народного университета Чжан Мао. Его замом стал Би Цзинцюань, уроженец приграничной с Россией провинции Хэйлунцзян, традиционно контролирующей фарм-кластер в системе управления Китая. Проведена реформа сбора налогов – им будут руководить совместно центральное ведомство – Главное управление по налогам и местное провинциальное правительство в каждом регионе. Очевидно, что такая передача функций местным органам власти – дань центральной группы комсомола, которая опирается на региональные элиты на местах. Риски группы Си и Россия Очевидно, что откат с прежних позиций группы Си серьезно повлиял бы на российско-китайскую интеграцию, если бы не один масштабный фактор – начало полноценной торговой войны Китая и США, которая в ближайшие пять лет нанесет удар по всем крупным производителям и инвесторам КНР, абсолютное большинство которых работают на американском рынке под протекцией шанхайской и комсомольской групп. На фоне таких масштабных потерь, в которых убытки на 50–60 миллиардов – это лишь первый этап в полноценном противостоянии, позиции России в торговле с Китаем будут расти пропорционально падению совокупного оборота Китая и США, а «герои» и «первые жертвы» лагеря Си Цзиньпина смогут восполнить свои потери в перспективе 10–15 лет.  Николай Вавилов Подписывайтесь на наш телеграмм-канал: @shuohuaxia  Язык Русский

Выбор редакции
07 апреля, 01:23

Кланы решают все. Как изменится Китай после принятия поправок в Конституцию

  • 0

В знаковую не только для всех россиян, но и для истории бывшего социалистического лагеря стран дату – 5 марта открылась очередная сессия китайского парламента. На ней теперь уже на законодательном уровне будет закреплена партийная инициатива о «пожизненном правлении» председателя КНР и произойдут масштабные изменения в системе государственного управления страной. 2980 избранных от регионов, центральных правительственных структур, финансовых и силовых ведомств депутатов планируют внести изменения в конституцию страны, по масштабам сопоставимые с появлением нового основного закона. Беспрецедентная политическая борьба и бессрочное правление - самая обсуждаемая поправка в конституцию, принятую в 1982 году тандемом «южан» Дэн Сяопином и маршалом Е Цзяньином, – отмена ограничений для председателя КНР. Ранее глава исполнительной власти и его заместитель согласно 45-й статье не имели права занимать посты более двух сроков подряд, как и первые лица парламента, Верховного суда и Верховной прокуратуры. Эта непреложная норма, введенная Дэн Сяопином, стала синонимом современной китайской системы госуправления, ее отмена – крутой поворот в траектории развития крупнейшей экономики мира. Несмотря на то, что слухи об отмене ограничений публиковались в зарубежной прессе достаточно давно, даже самые смелые в своих мнениях эксперты не допускали возможности столь коренных изменений в известной своей стабильностью китайской политической системе.  В середине марта парламент КНР – Всекитайское собрание народных представителей не только изберет нового главу и проголосует за второй пятилетний срок Си Цзиньпина, но и утвердит инициированные Центральным комитетом КПК всего лишь два месяца назад поправки в конституцию страны. Надо особо отметить, что об отмене упомянутых ограничений огромная страна узнала за неделю до сессии парламента – 25 февраля из опубликованного проекта поправок, тогда как обычная законодательная практика в Китае подразумевает обнародование подобных инициатив минимум за месяц до их принятия. Кардинальные изменения сопровождал весьма тревожный внутриполитический фон. О поправках, «вносящих соответствие конституции с политическим и хозяйственным укладом страны» (это все, что было известно Китаю до 25 февраля), впервые сообщили в 8.00 27 января, а уже в 15.00 того же дня агентство «Синьхуа» передало новость о переподчинении полуторамиллионной группировки Народной вооруженной полиции Китая (аналог Росгвардии), находившейся в ведении Госсовета, Центральной военной комиссии или непосредственно ее главе Си Цзиньпину. Через шесть дней, морозным утром 3 февраля руководство ЦВК объявило о начале беспрецедентных по масштабам мобилизационных учений, в которых, судя по всему, были задействованы все самые боеспособные части НОАК и переподчиненной Вооруженной полиции. Вслед за экстренным вторым пленумом, прошедшим 18 января, был объявлен еще один – внеочередной, прошедший с 26 по 28 февраля перед самым началом сессии парламента. Такая череда событий вызывала воспоминание о политической нестабильности, предшествовавшей Культурной революции периода Мао Цзэдуна – малой гражданской войне между «красными генералами» и «хунвэйбинами», леворадикально настроенными приверженцами мировой революции, трибунами молодежного движения крупных индустриальных центров. Решение о бессрочном правлении Си Цзиньпина и его заместителя, чью должность ранее считали номинальной, венчает пятилетнюю внутриполитическую борьбу, начавшуюся в Китае с ареста бывшего члена Постоянного комитета политбюро Чжоу Юнкана и развернувшуюся после этого чистку партийных и государственных кадров в масштабах всего Китая, накал которой только усиливается. Если сначала дело против Чжоу Юнкана и Бо Силая считали эпизодом дворцовых интриг, то после пяти лет непрекращающихся расследований в отношении сотен тысяч чиновников и членов компартии, в том числе глав и их заместителей всех без исключения регионов Китая, ни у кого не осталось сомнений в масштабе задуманных командой Си Цзиньпина преобразований. Апогеем чисток стал арест действующего члена политбюро (высшего руководящего органа компартии) Сунь Чжэнцая, которого прочили в преемники нынешнего премьер-министра. В лучших традициях «критики и самокритики» Мао Цзэдуна напарника арестованного члена политбюро и «преемника Си Цзиньпина» от оппозиции – партсекретаря крупнейшей южной провинции Гуандун товарища Ху Чуньхуа попросили публично осудить Сунь Чжэнцая. Элите был дан недвусмысленный сигнал: в политической борьбе сняты все ограничения, кроме тех, что наложены командирами выведенных в поле дивизий НОАК. Появление в стране несменяемого руководителя преобразует все ее политическое пространство. Сложившийся ранее и действующий до сих пор триумвират из национально ориентированных военных, проамериканского либерального правительства и «шанхайской» части глобальной финансовой элиты через пять лет может быть полностью отменен. На смену придет принципиально иная модель распределения власти, сложившейся внутри группы Си Цзиньпина – из его союзников, сторонников и непосредственных ставленников. Тем не менее, сегодня данный триумвират сохраняется и его аннигиляция – задача следующей «политической пятилетки» в Китае, которую председатель КНР и его заместитель, судя по всему, собираются провести еще интенсивнее, заручившись гарантией неприкосновенности в виде неограниченного числа сроков правления. Социализм в новую эпоху В то время как внимание западных и российских СМИ было привлечено прижизненным включением в конституцию Китая «идей Си Цзиньпина», который «сделавшись генсеком, сосредоточил в своих руках необъятную власть», анализ изменений в основной закон показывает совсем иную картину. В его преамбулу включены не только «идеи Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой в новую эпоху», но и предшествующая им, а значит, более первостепенная Концепция научного развития предыдущего и ныне здравствующего генсека Ху Цзиньтао, лидера прозападной политической группы китайского комсомола. Тем не менее, вокруг по-андроповски скромной фигуры «комсомольского генсека», который проводил в жизнь идею Chimerica – единого пространства Китая и США, западная печать не раздувает истерию о красном тоталитарном вожде, меняющем основной закон по своей прихоти и в угоду собственному властолюбию. Другой «комсомольский мем» о «гармоничном развитии», также привитый на идеологической почве Китая в эпоху Ху Цзиньтао, фигурирует в поправках в конституцию гораздо чаще, чем лозунг Си Цзиньпина о великом возрождении китайской нации, а если учесть иные мемы того же происхождения, как то «экологическая цивилизация», «мирный путь развития», «стратегия взаимной выгоды и общего выигрыша», доминирование идей товарища Си и вовсе кажется абсолютной дезинформацией. На практике идеологические изменения в конституцию проводятся в интересах как «красной военной аристократии» Си Цзиньпина, так и группы либеральных комсомольцев – бывшего генсека Ху Цзиньтао, нынешнего премьера Ли Кэцяна, других руководителей центральных ведомств и регионов. Сам Си Цзиньпин, согласно его официальной доктрине «Социализм с китайской спецификой в новую эпоху», официально манифестирует себя в качестве преемника Дэн Сяопина, которому принадлежит идея построения социализма «в одном отдельно взятом» Китае и отказ от маоистской политики экспорта «китайского коммунизма». Дэн Сяопин, как известно, осуществляя модернизацию страны, опирался на крупные военные кланы, на них же ставит и Си Цзиньпин. Важно также понимать, что он, объявив себя преемником Дэн Сяопина, окончательно разорвал связь с «шанхайской» группой, из которой некогда вышел, как и потенциальный заместитель председателя КНР Ван Цишань – человек, организовавший в партии «погром». Все под контролем Госкомитета Вторым по масштабам изменением в конституцию станет появление новой контрольной ветви власти, присущей традиционному имперскому госаппарату. Ее воплотит Государственный комитет, который станет «верховным контрольным органом страны». Его глава будет назначаться парламентом не более чем на два срока. О функциональной направленности ГКК в конституции не говорится более ни слова, однако в перечислении органов власти новый комитет следует сразу же за правительством и Центральной военной комиссией и оставляет за собой Верховный народный суд и Верховную народную прокуратуру. Ранее предполагалось, и это было бы логично, что комитет возглавит руководитель Центральной комиссии по проверке дисциплины, проводивший «партийный контроль» в масштабах всей страны, Ван Цишань. Однако последняя информация о том, что Ван Цишань может занять второй после Си Цзиньпина пост, внесла еще большую интригу в происходящее. Назначение зампредом КНР Ван Цишаня не только нарушает негласное правило о запрете занимать высшие посты лицам старше 70 лет, но и делает вакантным место руководителя независимой контрольной ветви власти. Его может занять нынешний глава Центральной комиссии по проверке дисциплины, земляк Си Цзиньпина и бывший главный кадровик ЦК Чжао Лэцзи. Для более полной картины нужно добавить, что у него есть и шансы потеснить Ван Цишаня на должности заместителя Си Цзиньпина. Чжао и Ван – представители самых крупных военно-региональных группировок Китая – шэньсийской и шаньдунской, и в нынешней интриге присутствуют оттенки будущей более сложной борьбы за власть между сторонниками Си Цзиньпина. Семь членов Посткомитета политбюро Группа высших руководителей компартии – семь членов Постоянного комитета политбюро, которые во время сессии парламента обретут свои «аватары» в органах власти Китая – посты председателя КНР, премьера Госсовета, председателей ВСНП (парламента) и Народного политического консультативного совета Китая (гибрид общественной и торгово-промышленной палаты), главы ГКК и первого вице-премьера, сегодня представлены выходцами из трех регионов. Прежде всего из «сердца» Шелкового пути – провинции Шэньси. Это генсек Си Цзиньпин, будущий глава парламента Ли Чжаньшу, проработавший там много лет, и глава партийного контроля Чжао Лэцзи. Среди выходцев из Шанхая – глава исследовательского центра ЦК Ван Хунин, возглавивший секретариат ЦК, и бывший партсекретарь Шанхая Хань Чжэном, которого прочат в первые вице-премьеры. Либеральный блок «комсомольцев» представлен выходцами из провинции Аньхой – премьером Ли Кэцяном, бывшим первым секретарем Союза коммунистической молодежи Китая, и вероятным главой НПКСК Ван Яном, некогда возглавлявшим богатую южную провинцию Гуандун и долгое время являвшимся основным переговорщиком с США в «китайско-американских диалогах». Знаковым для России является ожидаемое избрание главой парламента Китая Ли Чжаньшу, человека из команды Си Цзиньпина. Карьерный рост бывшего мэра города Сиань, столицы провинции Шэньси, можно назвать стремительным. Ли Чжаньшу не занимал постов руководителей крупных провинций. Из губернатора приграничного с Россией Хэйлунцзяна и бедной Гуйчжоу, в которой он заставил локализовать производство американского технологического гиганта Qualcomm, этот человек стал основным советником Си Цзиньпина по выстраиванию отношений с Россией, главой партийного Совета государственной безопасности и, как считается, основным идеологом и проводником в жизнь идеи о «коренном лидере партии» и его бессрочном правлении. Именно на посту главы парламента Ли Чжаньшу, увлекающийся боксом, реализует все намеченные в конституции изменения. На сессии парламента ожидается замена глав Верховной прокуратуры и Верховного суда, которые сейчас занимают выходец из Шанхая Цао Цзяньмин и бывший первый секретарь комсомола Чжоу Цян. Другой важной кадровой перестановкой может стать появление нового главы Центрального банка, сейчас возглавляемого выходцем из Шанхая Чжоу Сяочуанем. Кто будет определять новую монетарную политику страны, являющейся одним из самых крупных держателей долговых обязательств США, покажет время, однако ряд наблюдателей называют имя «экономиста Си Цзиньпина» Лю Хэ, который совсем недавно посетил вместо шефа форум в Давосе. Свои позиции в новом правительстве получат все 25 членов политбюро компартии, возможно, заменив на постах ключевых министров «комсомольской группы», руководящих экономикой Китая уже более 10 лет. Сегодня остается очевидным одно: на фоне постоянно усиливающегося накала политической борьбы на передовые позиции выходит группа национально ориентированных представителей «красной военной аристократии» во главе с Си Цзиньпином – сыном маршала Си Чжунсюня, тесно связанного с СССР. На фоне постепенно уходящего со сцены триумвирата политических группировок появляется совершенно новая команда из представителей военно-политических групп провинций Шэньси, Шаньдун и беспрецедентно усилившейся на региональном уровне группы соседней с Шанхаем торгово-промышленной Чжэцзян.  Николай Вавилов Подписывайтесь на наш телеграмм-канал: @shuohuaxia   Язык Русский

Выбор редакции
07 апреля, 01:01

Не друг, не союзник - а новая реальность. Масштабы "китайской угрозы"-2028

  • 0

Сущность внешней политики Китая В рамках новых поправок в Конституции Китая будут приняты важные изменения, касающиеся внешней политики Китая. Впервые в текст Основного закона будут включены новые геополитические концепты: цели «Великого возрождения китайской нации» и создание Китаем «Сообщества единой судьбы». Справедливо было бы упомянуть, что в новый текст допущена и поправка «о пути мирного развития» во внешней политике, однако наличие первых двух внешнеполитических стратегий означает, что теперь и формально Китай, название которого с китайского языка переводится «Центральное государство», объявил планы по созданию единой мировой китайской системы государств, где духовным стержнем должно стать "великое возрождение китайской нации". Важно понимать, что «Сообщество единой судьбы», как и «путь мирного развития» - это термины, введенные предыдущим проамериканским генсеком Ху Цзиньтао в 2011 году и могут быть забыты в ближайшую «политическую пятилетку» его оппонента - Си Цзиньпина.  Анализируя юридические нюансы «китайской мечты», не стоит выпускать из виду и биохимические аспекты существования китайской нации - на 2019-2022 годы в Китае придется пиковое превышение числа молодых мужчин над числом женщин в таком же возрасте. Судя по всему, топливо молодости - а речь идет о нескольких десятках миллионов молодых мужчин - будет израсходовано на «Великое возрождение китайской нации». При этом материальной основой китайской мощи и социальной стабильности, как следствие, остается китайская экономика. В условиях, когда по-прежнему эффективность китайского производства значительно уступает развитым странам, Китай, минимум на ближайшие 10-15 лет - период колоссальных вложений в НИОКР для роста производительности труда и добавочной стоимости и переориентации на внутренний рынок, вынужден будет пережить сложный период зависимости от экспорта на зарубежные рынки в условиях нового этапа антикитайских санкций - прежде всего в США.  Выход, единственный и не самый радужный - войти в жесткую конфронтацию со сложившейся системой торговых интересов западных стран с целью нарастить экспорт на традиционные подконтрольные западу рынки. Можно сказать, что эту задачу Китай, пользуясь сложившейся мощной торгово-логистической инфраструктурой, подкрепленной политическим влиянием, стал эффективно решать: после двух лет серьезного падения показателей объемов торговли Китай вышел на рекордный рост внешней торговли - в 14,2%, при этом Китай почти восстановил свои позиции на американском рынке, торговля со Штатами выросла на 15%. Тройка лидеров китайского экспорта сохраняется - США, ЕС и страны Юго-Восточной Азии. Учитывая новую экономическую политику США, которая началась еще в последние годы правления Обамы - ускоренной реиндустриализцией, связанной с ростом автоматизацией производства, которая в перспективе сделает производство роботов дешевле китайского. Можно сказать, что отмена ограничений на число сроков правления Си Цзиньпина, в основном, и носит эту задачу - на напряженном внешнеполитическом фоне преодолеть «яму» между переходом Китая от старой экономики экспортного типа к экономике новой, опираясь, за неимением других, на традиционный экспортный потенциал, пока импортный потенциал буксует на старой индустриальной базе. Иной вопрос - сможет ли Китай проделать этот путь за указанный срок, и кто будет руководить этой неоиндустриализацией в условиях появившейся к 2028-2033 годам настоящей геронтократии и накопившихся финансовых и социальных проблем.  Параллельно Китай решает и вторую задачу - создания параллельной доллару системы юаневых сырьевых бирж: своповые соглашения, переход на расчеты в национальных валютах, прежде всего за нефть с арабскими странами - важнейшая часть китайской внешней политики.  В соответствии с этой концепцией, в которой мировое лидерство Китаю «предсказано» Дэн Сяопином к 2050 году, основным внешнеполитическим конкурентом Китая являются США, вытеснять которые планируется одновременно на «заднем дворе Китая» - в Юго-Восточной Азии, которую контролируют автономные, но все же китайские общины различных южно-китайских субэтносов, а также из разрозненных и значит управляемых государств Европы. Мирное возвышение Китая в 2050 году будет выглядеть как замкнутые на китайский рынок высокотехнологичные экономики стран АСЕАН и Западной Европы, а также система минреально-сырьевых придатков остальных стран Евразии, Африки и Латинской Америки - страдающие от волатильности китайского рынка и с трепетом угадывающие вкусы капризного китайского потребителя. Историкам это напомнит период правления под девизом Ваньли династии Мин. Роль, отведенная России в стратегии Китая Страны Средней Азии и Ближнего Востока, а также Россия в этой доктрине играют роль источников и транзитеров сырья и, следовательно, это второстепенная роль. Транзитеры, такие как Бирма, Монголия, Казахстан, Пакистан, Россия, Турция - крайне важны для Китая, однако имеют второстепенную значимость, тогда как политические и экономические системы реципиентов китайского экспорта - страны Европы и США - первичную. Именно там действует всеохватывающая «система китайского лобби» - достаточно изучить волнообразный рост присутствия китайцев, например, в Германии, Чехии и Австрии. Исходя из этого адекватного понимания следует, что реальная китайская угроза существует для этих стран, на них направлена вся мощь Китая.  Опасность для стран второго порядка заключается в том, что их интересами Китай готов активно жертвовать в целях достижения целей в странах первого порядка.  Россия для Китая в этой концепции носит очевидную роль источника сырья и, пока незначительную, но растущую роль транзитного по Шелковому пути государства. В этом и заключается ключевая угроза для России: утратившая свое политическое, гуманитарное и иное влияние на Китай она автоматически становится объектом размена с западными странами в игре «Европа (Германия) - США - Англия», а растущий транзит через территорию России не только увеличивает прибыли перевозчиков, но и вводит Россию в новую геополитическую борьбу теперь уже не энергетического, а транспортного характера. Сирия, неудавшийся переворот в Турции, целый ряд акций западных стран в Иране, Средней Азии - это попытки сорвать новую транспортную систему Китая, или материальную основу будущей финансовой системы мирового лидера, именно с ростом транзитной функции России растут ее геополитические риски стать местом столкновения тех сил, которые форматируют мировую систему транзитных потоков.  Вторая функция, которую Китай отводит России - роль мишени для Запада, отвлекающего с фланга игрока - на которого должно лечь все бремя противостояния Китая, отвлечь от него основной удар и силы. Эта функция сопряжена, как с весом России в международных структурах, в том числе Совбезе ООН, наличием ядерного оружия, выходом к морям Северного Ледовитого океана, присутствием в странах Азии и Европы и обострившимся, непримиримым конфликтом с Западом, корни которого лежат в политике Клинтона и унизительной для страны попыткой утилизировать Россию в 90-ые годы. С первой и второй функцией Россия «отлично справляется», а главным бенефициаром противостояния России и Запада становится Китай, который должен был пасть жертвой антикитайских санкций в США и Европе как минимум два года, однако до сих прекрасно перенаправлял энергию всех западных ястребов в сторону России. Третья функция России - на ближайшие 10-15 лет - быть нейтральным северным соседом, который бы с одной стороны - не угрожал Китаю, ввязавшемуся в противостояние в Южно-Китайском море и на Индийском направлении, войной на два фронта, но с другой стороны не втянул бы Китай в открытое противостояние с Западом. Именно с этим связано существующее игнорирование России в концепции «Один пояс - один путь» до самого последнего времени - большинство существующих групп в Китае не рассчитывали на Россию как на стабильную транзитную территорию, уготовив России будущее в качестве самой крупной разменной монеты, когда Западу будет уготовано вежливое поражение. Реальная китайская угроза заключена в строгой реализации этих функций или в отказе России от влияния на процессы в Восточной Азии, и в Пекине в частности, срыв российско-китайского сближения, отказ от защиты китайских интересов в России, изоляция от запада, отказ от статуса государства-посредника между Китаем и остальным миром, отказ от активной стратегии в отношении Китая. Единственным эффективным решением этой проблемы является максимальное вовлечение России в китайскую действительность на правах активного участника всех китайских процессов, сосредоточение на себе максимального объема китайских интересов, венцом которого мог бы стать статус основной транзитной территории Шелкового пути или статус союзника Пекина или в оптимальном варианте - позиция идейного примирителя на мировой арене, встревоженной и раздраженной появлением инородной силы. Именно признание за собой статуса «моста между Европой и Азией», в частности Китаем, меньше всего устраивает силы, заинтересованные в "окончательном решении" русского вопроса. Сегодня, когда общество и власть самоустранилось от решения этой ключевой задачи, российско-китайское взаимодействие реализуется по китайскому сценарию. «Китайская доктрина» России должна содержать в себе задачи создания в России мощного центра идеологического влияния в рамках революционного и общего военного прошлого, контроль и расширения возможностей транзита азиатских грузов, создания международных площадок интеграции, широкое организационное вовлечение России во все китайские проекты - особенно в третьих странах, создание нового востоковедения, которое бы решала современные задачи России в Китае - новом центре мира, а не анализирующую Китай как одну из постколониальных стран. Такие задачи можно решать только имея подавляющее согласие общества для решения этих задач. Однако сегодня в СМИ и повсеместно царит иррациональная китайская истерия, которая преследует интересы частных игроков и ведет в конечном счете к провалу восточно-азиатской стратегии страны. Сущность антикитайской истерии и «китайская угроза»-2028 «Неожиданное» для большинства россиян появление на границах страны первой по величине экономики мира - не только жесткого и бескомпромиссного проводника собственных внешнеполитических интересов, но и осознающего свою мощную роль совершенно отличной от запада цивилизации - Китая - вызывало у значительного числа психологически неподготовленных экспертов иррациональную антикитайскую истерию.  Отданную на разграбление коллективному Западу Россию, лишившуюся одной трети своих территорий, научного, образовательного, сельскохозяйственного, промышленного, военного, идеологического, генетического, международного, финансово-экономического потенциала Россию – обвинили в повороте на Восток. В желании реализовать свое влияние в новом центре мира – Восточной Азии, на которую уже приходится 40% мирового ВВП, в желании стать партнером созданной при Сталине Китайской Народной Республики.  Есть ли факты, которые свидетельствовали бы о существовании реальной угрозы российскому суверенитету, исходящей от Китайской Народной Республики? Рост числа населения, регулярно проживающего в приграничных районах, факты официальной или неофициальной китайской стратегии, в рамках которой постулировалось необходимость присоединения российской территории или установления контроля над ней? Факты вмешательства Китая во внутреннюю политику России? Таких фактов у экспертов – нет.    Россия и Китай-2028 «1 марта 2028 года в Пекине открылась очередная 15-ая сессия Всекитайского собрания народных представителей, в отчетном докладе Госсовета КНР были отмечены успехи китайской экономики, объем которой превысил 143 трлн юаней или в полтора раза превысил официальный объем экономики США… в докладе отмечается, что перед Китаем до сих пор стоит задача удвоение ВВП на душу населения с целью достижения уровня жизни передовых развитых стран», - именно таким абзацем в приложении «Байду Новости» 08.15 утра 1 марта 2028 года высветится новость на всех китайских смартфонах ровно через 10 лет. Не вызывает сомнения, что китайская экономика сохранит нынешние темпы роста в ближайшее десятилетие, эффективно реализует программу новой индустриализации, инвестируя в науку объемы средств, сопоставимые с вложениями крупнейших западных стран. Китай станет новым центром мира. Новым, незападным центром, оставившим далеко позади Индию, Арабский мир и иных претендентов на лидерство в «Хартланде» Евразии. Это - реальность ближайшего десятилетия.  Анализируя тот жесткий курс и ту меру ответственности, которое взяло на себя руководство Компартии Китая, в том числе и за весь мир, не стоит сомневаться, что каким бы путем не пошла сегодня Россия, и какие бы темпы роста, даже самые фантастические, не получила бы ее экономика - к 2028 году - на восточной границе России вырастет небывалая военно-политическая и экономическая сила, в несколько раз превышающая по силе сердце Евросоюза - Германию, Францию и Великобританию, которое веками влияла на судьбу России, ее экономику, культуру и геополитику.  Небывалый в истории тектонический сдвиг центра геополитической гравитации для русских - самого крупного и самого восточного европейского народа - в условиях отсутствия ясной «китайской доктрины» не только во внешней политике, но и в идеологии, культуре, сфере безопасности, финансово-экономической сфере, чреват в лучшем случае изоляцией, последующим отставанием и неизбежным вхождением в «китайский мир» на китайских условиях при самоустранившемся из процесса западе, в худшем - разрывом ткани русского пространства между усилившимися Китаем, Турцией, интересами нового германского райха. Судьба, которая постигла Тюркский каганат, некогда диктовавший свою волю странам Шелкового пути - Византии, Ирану и Китаю - может постигнуть и Россию. Возможны различные аналогии с прошлым, но очевидно одно - функция российского суверенитета напрямую связана с коэффициентом экологичного симбиоза с восточным соседом. Речь идет не о дружбе, не о союзе, не об экономическом взаимодействии, межкультурной коммуникации - а взаимовыгодном сосуществовании абсолютно различных в цивилизационном плане живых общностей. Однако симбиоз России и Китая напрямую зависит от появления в двух странах адекватного понимания целей на 21-й век и не только выработки «китайской доктрины» России, но и требует от нас максимального вовлечения в китайские процессы, которое бы дало нам возможность влиять на «Сообщество единой судьбы» в интересах будущего России. Прикрыть, словно ребенок, глаза руками, отрицать появление нового центра мира на собственных границах - значит обречь себя на исчезновение с карты мира. Тем не менее, именно это мы наблюдаем в российском обществе, в критически неквалифицированном пуле экспертов, апеллирующих к мифам советско-китайского прошлого, гадающих на черепашьих костях, или в лучшем случае пересказывающих передовицы «Файнэншл Таймс». Госвласть, бизнес, исследователи иных областей вынуждены потреблять тину подобной экспертизы, не ограниченной никаким объективным знанием. «Китайская угроза» в России В СМИ обсуждаются два варианта китайской угрозы - военное вторжение и заселение Сибири, к которым недавно прибавилась третья горячая тема - лавина китайских туристов, «не оставляющих ни копейки в России». Военное вторжение в Россию частей НОАК произойдет только в случае распада страны и начале активного вторжения на территории Дальнего Востока соседей Китая - прежде всего Японии, а также США. В других случаях против Пекина будет применено ядерное оружие. Несопоставимость выгоды от захвата Оймякона и последствий ядерной зимы для сравнявшегося по уровню жизни с Восточной Европой Китаем - очевидны. Это же логика работает для Казахстана, до сих пор входящего в ОДКБ, однако рискнувшего, словно Чехословакия 1938 года понадеяться на обещанную помощь заморских союзников.  Официальное число российских граждан китайского происхождения - 20 тысяч человек. Основные приграничные с Россией территории Китая - провинции Хэйлунцзян и Цзилинь считаются в Китае наиболее депрессивными с точки зрения развития территориями, темпы роста их населения ниже чем в среднем по Китаю, и их жители не горят желанием бросить все и переехать в Красноярск, понизив среднегодовую температуру еще на 5-10 градусов. ТОРы, создающиеся в приграничных территориях - абсолютно неэффективны с точки зрения привлечения инвестиций, которые не привлекаются даже из Южного Китая - Северо-Восточный Китай - дотационен, нестабилен и граничит с очагом напряженности - Северной Кореей. Единственной крупной инвестицией, которая бы могла прийти в этот регион - это накачка предприятий ВПК в случае нарастания конфликта с Россией, на что и надеялись комсомольские, прозападные лидеры региона в преддверии выборов в США. Все китайские инвестиции в российские ТОРы носят сугубо стратегический характер и не преследуют задачу развития региона, в связи с чем эту порочную практику не сопровождающуюся никаким реальным выхлопом следует заменить на эффективную государственную поддержку российского государства. Северо-Восточный Китай - 120-миллионна территория полностью завязанная на низкодоходную добычу угля, стагнирующую добычу дорогой китайской нефти, производство стали, скорее, представляет угрозу самому Китаю, который должен будет принять многочисленных внутренних мигрантов в случае обострения ситуации в экономике старых отраслей и ростом напряженности на корейском полуострове. Для точности описания ситуации следует добавить, что само присутствие России на Дальнем Востоке несет реальную - физическую военную угрозу Пекину, который расположен в тысяче километров от российских границ, и следовательно, политика Пекина связана с нейтрализацией этой «российской угрозы», а не желанием засеять рисом благодатную пойму Колымы. Основные интересы современного Китая сосредоточены вне российского Дальнего Востока, который является объектом провокаций ряда проамериканских региональных руководителей, но вовсе не основной целью крупнейших корпораций мира, находящихся в Пекине, Шанхае и Шэньчжэне. Без всякого сомнения, существуют и интересы частных китайских компаний в приграничных районах, в том числе и на озере Байкал. Решению возникающих вопросов мешает отсутствие последовательной и комплексной стратегии Москвы по экологической утилизации китайского приграничного влияния, а вовсе не непреодолимая, демоническая сила мелких и средних китайских предпринимателей, выживающих как могут, как в Листвянке на Байкале, так и в Момбасе, Сиднее и Каракасе. Отдельно следует рассмотреть столь тревожащий сердца владельцев хозяйствующих субъектов китайский туризм в России, «все деньги от которого все равно идут в Китай».  Природа выросшего в 30 раз за последние три года китайского туристического потока в Россию (совокупно речь идет о цифре до 2 млн китайских туристов в год) не носит естественный характер, и спровоцирована не кратным повышением качества туристических услуг или туристических маршрутов в Москве и Санкт-Петербурге, а организована и простимулированна китайским государством на высшем уровне. При этом в самой России, за исключением пренебрежительных и зачастую оскорбительных статей, за это время появились лишь слабые ростки соответствующей, ориентированной на китайцев инфраструктуры. Миллионы китайских туристов, на которых через величие архитектурных памятников, шедевров искусства, мест исторической памяти воздействует та самая пресловутая российская мягкая сила, оплачивают инфраструктуру российских авиалиний и аэропортов, портов, железных дорог, мобильной связи, межгородского и внутригородского транспорта, гостиниц, ресторанов, музеев, оплачивают услуги по оформлению виз российскому государству - все это составляет львиную долю от трат китайских туристов в России, что как минимум делает тезис о том, что китайский туризм выгоден только китайцам, весьма сомнительным, а призыв к «китайским туристическим погромам» из сферы политической переходит в сферу споров хозяйствующих субъектов, борющихся за свои частные коммерческие интересы. Столкнувшись с мощной и связанной с китайским государством корпоративной силой, разрозненные российские конкуренты китайских туроператоров, кусая локти от «недополученной» частной прибыли от созданного усилиями Китая миллионного потока, вместо организации параллельных конкурентных цепочек - от вложения в миллионов долларов в рекламу своих туристических услуг в Китае, создания своих цепочек, полноценных китайских сервисов своего бизнеса - решили прибегнуть к «внеэкономическим» аргументам в конкурентной борьбе, раздув антикитайскую кампанию в СМИ теперь уже по туристическому вопросу, придав борьбе с китайскими хозяйствующими субъектами расовый характер «желтой угрозы», напомнив сторонним наблюдателям определенных деятелей Германии 30-х годов.  Аргументы о нарушении трудового или визового законодательства, неуплате налогов, незаконных валютных операциях не могут иметь этнической окраски, и в любом другом случае - корейском, немецком, американском, или даже, к примеру, армянском или узбекском, не получают столь сильной реакции в СМИ: когда немецкая компания покупает долю в отеле или строит отель, в который направляются немецкие туристы, сошедшие с немецкого же лайнера - речь о немецкой угрозе не поднимается в СМИ. Что же отличает китайскую ситуацию от любой другой, или хотя бы от спокойной работы российских простых и бизнес-гидов, например, в том же Китае, которых не тащат за руку на судилище в пекинский районный суд и не линчуют на страницах китайской прессы? Ответ неожиданно отыскивается вовсе не в туристической, а академической сфере. Большинство современных выпускников со специальностью «китайский язык», а также научных сотрудников, причастных к изучению Китая, ввиду сложности изучаемого языка и не желания покидать Россию на длительный срок не устраиваются в крупные китайские компании, а предпочитают зарабатывать деньги с комиссии в высокий туристический сезон, остальное время проводя за преподаванием китайского языка. Большая часть шумихи, раздутой до уровня федеральных СМИ, поддержана значительной частью «академической среды» - кандидатами и докторами наук, увязших в сфере обслуживания туристов, и теперь упрекающих китайских гидов в подрыве безопасности России через недополученную комиссию от продажи янтаря, а также в пропаганде неверной истории России. Без всякого сомнения, туристический рынок будет урегулирован, в том числе через систему верифицированных гидов, усиления мер контроля со стороны налоговых, таможенных и иных органов, но не путем призывов к погромам по расовому признаку, исходящих, как бы это дико не звучало, от маститых китаеведов, и чреватым неадекватной реакцией китайской стороны. При этом России есть за что побороться - китайский выездной туризм является самым важным трендом мировой туристической индустрии, при этом соседняя с Китаем Россия не входит даже в 10-ку основных направлений 70 млн китайских туристов. Китайской угрозы в китайском туризме не замечают в Таиланде, Японии, Сингапуре, Вьетнаме, Малайзии, Сингапуре, США, Филиппинах, Австралии и Камбодже. Не увидели угрозы и страны «северного сияния» - Северная Европа и Канада, в которые на новогодние праздники, не побоявшись холода, стоимости билета, отсутствия инфраструктуры и гидов-переводчиков, направились на 150% больше китайцев, чем в прошлом году. Эти показатели могла принять Россия, оставив дорогих и заокеанских конкурентов далеко позади. Но наше академическое сообщество выбрало путь борьбы с «желтой угрозой» в туризме. Аналогичная ситуация и в инвестиционной сфере. На Россию приходится около 1 млрд долларов китайских инвестиций в год, тогда как общий объем китайских инвестиций на зарубежные рынки составил в 2017 году 116 млдр долларов. Вряд ли вложения в размере меньше 1% можно назвать стратегией по поглощению России. Скорее наоборот, Китай избегает Россию. И, судя по официальным заявлениям, которыми 10 марта разразилась Ангела Меркель, скупает Китай – совсем другие государства, что конечно, не отменяет необходимость в России мониторинга любых иностранных инвестиций – не только китайских, но и всех других иностранных вложений, в том числе и из стран СНГ, за спиной которых могут стоять любые другие иностранные государства. Научно-техническое взаимодействие и гуманитарное лобби Пожалуй, реальным, и единственным поводом усилить бдительность – являются аспекты научно-технического и гуманитарного взаимодействия. Россия пока еще опережает Китай в целом ряде научно-технических сфер и является объектом интереса не только различных государственных, но и поднявшихся на ноги окологосударственных корпораций. Сотрудничество в научно-технической сфере должно быть выстроено с учетом российских интересов: для этого требуется разработка целого комплекса мер. Да, как и в туризме, конгломерат российских исследователей столкнется с организованной машиной, работу с которой он должен выстраивать на централизованных принципах и при полном содействии государства. Российско-китайское научное взаимодействие должно выстраиваться на принципах интересов развития российской науки и сохранения национальной безопасности с Россией, избежав горького опыта взаимодействия с западными странами в 90-ые годы. Второй важный аспект, неизбежно возникающий при широком взаимодействии с Китаем – гуманитарный. Еще больше российских студентов получают образование в Китае, еще больше российских чиновников, журналистов и общественных деятелей проходят бесплатные специальные стажировки в Китае, еще больше россиян считают теперь Китай дружественной страной. Ответом на естественную попытку создать в Китае лояльный слой должна стать полноценная стратегия аналогичных действий в России, которая заслуживает большой и полноценной программы, которую возможно реализовать в России. Важно понимать, что такая стратегия не станет прецедентом для конфликта с китайским государством, а наоборот – в значительной степени будет поддержана теми немногочисленными силами в Китае, которые оказавшись в окружении прозападных стран, вынуждены будут создать из России – стабильный тыл. Николай Вавилов Язык Русский

Выбор редакции
05 апреля, 10:55

Официальные праздники и выходные в Китае в 2018 году

  • 0

Список нерабочих дней в 2018 году, опубликованный правительством КНР В НАСТОЯЩЕЕ ВРЕМЯ В КИТАЕ СУЩЕСТВУЕТ СЕМЬ ОБЩЕНАЦИОНАЛЬНЫХ ПРАЗДНИКОВ: ЯНВАРЬ-ФЕВРАЛЬ        1 января (понедельник) - Новый год по западному календарю (元旦). Выходной день. 30, 31 декабря (суббота, воскресение) – выходные дни. 2 января (вторник) – рабочий день.      16 февраля (пятница) – Праздник Весны, или китайский Новый год по лунному календарю (春节, 初一). Выходной день. 14 февраля (среда) – рабочий день 15 февраля (четверг) – канун Нового года (除夕) – выходной день. 16 февраля (пятница) – праздник Весны. Начало года желтой земляной Собаки, 35-ого года 60-летнего китайского цикла. 17,18, 19, 20,21 февраля (суббота-среда) – выходные дни. Примите во внимание, что производственная активность экспортных предприятий останавливается за 7-10 дней до новогодних праздников, в связи с отъездом значительной части рабочих-мигрантов на родину. Производственная активность восстанавливается через 10-14 дней после окончания празднования Нового года. АПРЕЛЬ-МАЙ-ИЮНЬ    5 апреля (четверг) – День чистых могил (清明节), праздник поминовения усопших. Выходной день. 6,7 апреля (пятница, суббота) – выходные дни. 8 апреля (воскресение) - рабочий день       1 мая (вторник) – Праздник Труда (劳动节). Выходной день. 29, 30 апреля (воскресение, понедельник) – выходные дни. 2 мая (среда) – рабочий день.          18 июня (понедельник) – праздник Драконьих лодок (端午节). Выходной день. ·         16, 17 (суббота, воскресение) – выходные дни. ·         СЕНТЯБРЬ-ОКТЯБРЬ          24 сентября (понедельник) – праздник Середины осени (中秋节). Выходной день. 22,23 (суббота, воскресение) – выходные дни.         1 октября (понедельник) – День образования КНР (国庆节). 29 сентября, 30 сентября (суббота, воскресение) - рабочие дни. 1-7 октября включительно (понедельник-воскресение) – выходные дни. Важно: в 2018 году День победы над Японией 3 сентября – как государственный выходной не отмечен.  Обычные выходные дни в Китае – суббота и воскресенье. ТРАДИЦИОННЫЕ КИТАЙСКИЕ ПРАЗДНИКИ, НЕ ЯВЛЯЮЩИЕСЯ ОБЩЕГОСУДАРСТВЕННЫМИ ВЫХОДНЫМИ ДНЯМИ:         2 марта 2018 года (пятница) – Праздник фонарей (元宵节), знаменует собой окончание празднования китайского Нового года. 17 августа 2018 года (пятница) – День двойной семерки (七夕), китайский традиционный День всех влюбленных.       17 октября 2018 года (среда) - День двойной девятки (重阳节), день максимальной силы ян, сегодня трансформировался в День долголетия или День пожилых людей. ДРУГИЕ ПРАЗДНИКИ: ·         8 марта – Международный Женский день (妇女节), также известен и отмечается в Китае. ·         13 мая – День матери (母亲节) ·         1 июня – День защиты детей (国际儿童节) ·         17 июня – День отца (父亲节) ·         10 сентября – День учителя (教师节). В связи популярностью и востребованностью профессии преподавателя, пользуется большой любовью в КНР. 11 ноября – «День холостяков», или «День одиночек» (光棍节), характеризуется массовыми интернет-распродажами. ИСТОРИЧЕСКИЕ ДАТЫ, ЯВЛЯЮЩИЕСЯ ВАЖНЫМИ ВЕХАМИ В ИСТОРИИ КИТАЯ, НО НЕ ЯВЛЯЮЩИЕСЯ ОФИЦИАЛЬНЫМИ ВЫХОДНЫМИ ДНЯМИ:          4 мая – День молодежи (青年节). Это – празднование годовщины студенческого антиимпериалистического Движения 4 мая 1919 г. против итогов Первой Мировой войны. Знаменует собой начало широкомасштабного распространения марксизма в Китае. 1 июля – день основания и I съезда Коммунистической партии Китая (建党节) – самой крупной коммунистической партии мира, правящей партии КНР. 1 августа – день основания под руководством Мао Цзэдуна Народно-освободительной армии Китая (НОАК), (建军节), «Красной армии» Китая.  ИСТОРИЧЕСКИЕ ДАТЫ, КОТОРЫЕ НЕ ЯВЛЯЮТСЯ ГОСУДАРСТВЕННЫМ ПРАЗДНИКАМИ, ОДНАКО НОСЯТ ВАЖНОЕ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ: 4 июня -годовщина трагических событий разгона студенческих протестов на площади Тяньаньмэнь 15 июня – предположительно День рождения Си Цзиньпина. По другим данным – 30 июня. Даты рождения китайских руководителей не публикуются в официальных источниках при их жизни. 1 июля – предположительно День рождения Ли Кэцяна, премьера правительства Китая. 17 августа – день рождения Цзян Цзэминя, бывшего генсека КПК 12 ноября – День рождения Сунь Ятсена, первого президента Китая. Важная дата для сторонников республиканского или парламентского правления в Китае, сторонников федерализма, а также для политической элиты Южного Китая и китайцев-хакка. 24 ноября – День рождения Лю Шаоци, генерального секретаря КПК, создателя идей новой демократии, погибшего во время Культурной революции. 4 декабря –  День Конституции КНР 11 декабря - День Кантонского восстания, вооруженный мятеж китайских коммунистов в Гуанчжоу в 1927 году против правительства партии Гоминьдан. 21 декабря – День рождения Ху Цзиньтао, бывшего генсека КПК 26 декабря – День рождения Мао Цзэдуна ОФИЦИАЛЬНЫЕ ВЫХОДНЫЕ В ГОНКОНГЕ в 2018 году: 1 января (понедельник) – Новый год 16 февраля (пятница) – Новый год по лунному календарю 17 февраля (суббота) – второй день Нового года 19 февраля (понедельник) – четвертый день Нового года 30 марта, 31 марта (пятница, суббота) – Страстная пятница, смерть Христа и его погребение 1 апреля (воскресение) – католическая Пасха, Воскресение Христа 2 апреля (понедельник) – Пасхальный понедельник 5 апреля (четверг) – День поминовения усопших, День чистых могил 1 мая (вторник) – Праздник труда 22 мая (вторник) – день рождения Будды 18 июня (понедельник) – праздник Драконьих лодок (Tuen Ng) 1 июля (воскресение) – день образования Особого административного района Гонконг (Сянган) 2 июля (понедельник) – день, следующий за днем образования Особого административного района Гонконг (Сянган) 25 сентября (вторник) – день, следующий за празднованием Дня двойной девятки (двойного ян) 1 октября (понедельник) – День образования КНР 25 декабря (вторник) – католическое Рождество 26, 27 декабря (среда, четверг) – первые дни после католического Рождества Обычный выходной в Гонконге – воскресенье. ОФИЦИАЛЬНЫЕ ПРАЗДНИКИ В СИНГАПУРЕ в 2018 году: 1 января (понедельник) – Новый год 16 февраля (пятница)– китайский Новый год по лунному календарю 17 марта (суббота) – первый день Нового года по лунному календарю 30 марта (пятница) – Страстная пятница (受难节) 1 апреля (воскресение) - католическая Пасха, Воскресение Христа 1 мая (вторник) – День труда 21 мая (понедельник) – Весак (卫塞节), день рождения Будды 15 июня (пятница) - Хари рая пуаса (开斋节), мусульманский праздник день окончания рамадана, сингапурский и малайский Ураза-Байрам 9 августа (четверг) – День образования государства Сингапур, День независимости 22 августа (среда) - Хари рая Хаджи («радостный день Хаджа», 哈芝节), сингапурский и малайский Курбан-Байрам 6 ноября (вторник) – Дипавали (屠妖节) - Праздник в честь возвращения Рамы в Айодхью после победы над царём демонов Раваной. 25 декабря (вторник) – католическое Рождество ОФИЦИАЛЬНЫЕ ПРАЗДНИКИ НА ТАЙВАНЕ в 2018 году: 1 января (понедельник) – Новый год 15-21 февраля (четверг-среда) – китайский Новый год по лунному календарю 28 февраля (среда) – день памяти резни 28 февраля (1947. 2. 28), день антиправительственного восстания на Тайване, в результате которого погибло от 10 до 30 тыс местных жителей. День ознаменовал начало «Белого террора» партии Гоминьдан на острове, эмигрантов из материкового Китая, которые спаслись бегством на Тайвань, проиграв гражданскую войну Компартии Китая. 5 апреля (четверг) – День поминовения усопших 18 июня (понедельник) – Праздник драконьих лодок 24 сентября (понедельник) – Праздник середины осени 10 октября (среда) – День двойной десятки 17 октября (среда) – День двойной девятки Подписывайтесь на наш телеграмм-канал: @shuohuaxia   Язык Русский

Выбор редакции
17 марта, 14:55

Телеграмм-канал "Южного Китая" OnChina

  • 0

Уважаемые читатели! Подписывайтесь на наши новости в телеграмм-канале t.me/shuohuaxia  Язык Русский

28 мая 2017, 13:59

"Русские министры" встали у руля китайской экономики - итоги I квартала от Сергея Цыплакова

Экономика Китая в первом квартале 2017 года Как говорит китайская пословица: «хорошее начало – половина дела». Это утверждение выглядит не бесспорным, но можно согласиться, что в экономической сфере первые месяцы года хотя и не предопределяют его конечных результатов, однако, вне сомнения, задают тон экономическому развитию и намечают основные вектора экономической политики. В Китае же степень внимания к началу нынешнего года была особенно высокой. Это – неудивительно. Ведь главным событием жизни страны должен стать 19 съезд КПК, так что экономическая обстановка постоянно рассматривается через съездовскую призму, поскольку любой провал в экономике чреват очень большими политическими издержками. Такой осторожный подход к политике вообще и экономической политике в частности, отчетливо проявился уже в прошлом году, когда руководство провозгласило поддержание стабильности, как «базовый принцип в управлении государством». Дополнительной причиной для осторожности стала неопределенность в отношениях с США, возникшая после победы Д. Трампа на президентских выборах. Заявления Трампа о возможности пересмотра им принципа «одного Китая», обвинения в манипулировании курсом юаня, в краже американских рабочих мест – все это таило в себе очень осязаемые угрозы резкого ухудшения двусторонних отношений и начала большой торговой войны, что совсем не отвечало интересам Китая. В этой обстановке сложного переплетения экономических и внешнеполитических проблем начался 2017 год. Первым крупным политическим событием 2017 года для Китая стало участие Си Цзиньпина в Экономическом форуме в Давосе в момент сумятицы, вызванной активизацией антиглобалистских сил, вдохновленных победой Трампа. На форуме китайский лидер четко отмежевался от изоляционистской философии новой американской администрации и декларировал поддержку экономической глобализации как объективного процесса, обусловленного развитием производительных сил и научно-техническим прогрессом. Признавая то, что глобализация не является идеально совершенной, что она породила ряд проблем, Си вместе с тем счел нужным заявить, что Китай является как ее бенефициаром, так и активным участником, и намерен сохранять за собой эту роль и впредь. Хотя содержание глобализации в Китае и на Западе понимается далеко не одинаково, за китайской активностью в Давосе стоял, как видится, не только очевидный тактический расчет сыграть на «межимпериалистических противоречиях», но и более долгосрочные соображения. Си Цзиньпин постарался дать влиятельным кругам западной элиты сигнал о том, что Китай остается ответственной страной с последовательной политикой, которая не подвержена резким конъюнктурным колебаниям, а определяется долгосрочными национальными интересами. Это была попытка позиционировать Китай в качестве надежного договороспособного партнера, а в более широком смысле, в качестве одной из важных опор стабильности в нынешнем неспокойном мире. "Русские министры" у руля китайской экономики Главным же внутриполитическим событием первого квартала были традиционно созываемые в начале марта так называемые "Две сессии": сессия Всекитайского Собрания Народных Представителей (ВСНП) и сессия Народного Политического Консультативного Совета Китая (НПКСК). На этих мероприятиях опять-таки по традиции много места отводится вопросам экономики, прежде всего утверждению индикативных показателей экономического развития на текущий год. Основным пунктом повестки дня «двух сессий» является доклад о работе правительства, с которым выступает премьер. В этом году по форме данный порядок тоже был сохранен. А вот, по сути, бросались в глаза значимые отличия. В самый канун начала работы «двух сессий» Си Цзиньпин выступил с большой речью на заседании руководящей группы ЦК КПК по финансам и экономике, в которой предвосхитил многие положения доклада о работе правительства, и тем самым как бы понизил значимость выступления премьера на сессии до уровня вторичного или «технического». В своем выступлении Си Цзиньпин акцентировал внимание на трех моментах: во-первых, он высказался за углубление процесса борьбы с избыточными мощностями, а также заявил о необходимости «неуклонно» решать вопросы, связанные с так называемыми «зомби» предприятиями. Решение этой проблемы видится ему в увязке с обеспечением занятости высвобождаемых работников, в том числе путем их переквалификации, а в отдельных случаях предоставления социальных пособий. Во-вторых, Си отметил важность предотвращения финансовых рисков и подчеркнул необходимость ускорить создание «скоординированного механизма» надзора за деятельностью на различных сегментах финансового рынка с целью «закрыть имеющиеся там дыры» и поднять критерии надзора до международных стандартов. Это высказывание было воспринято как сигнал к началу реформирования системы контроля на финансовом рынке, которая в настоящее время находится в руках нескольких ведомств: Народного Банка, Комитета по надзору за банковской деятельностью, Комиссии по ценным бумагам и рынку акций, Комиссии по надзору в области страхования. Данная система не показала своей эффективности. Участвующие в ней органы не всегда действуют согласовано, а сферы их компетенции недостаточно четко разграничены, что создает возможности для разного рода махинаций, регуляторы хронически не поспевают реагировать на быстрое развитие финансовых рынков. В-третьих, Си Цзиньпин повторил уже ранее выдвинутый им тезис о создании «эффективного механизма», стимулирующего стабильное и здоровое развитие рынка недвижимости, который должен базироваться на принципе – «дома для того, чтобы в них жить, а не предмет для спекуляций». Ничего особо принципиально нового Си Цзиньпин вроде бы не сказал, зато лишний раз четко обозначил, в чьих руках находится руководство экономикой. Такой же сигнал был дан и несколькими днями ранее, когда были произведены кадровые изменения в экономическом блоке правительства Китая. Вместо ушедших на пенсию руководителей Государственного Комитета по развитию и реформе Сюй Шаоши и Министерства коммерции Гао Хучэна были назначены соответственно Хэ Лифэн и Чжун Шань. У этих фигур есть много общего. Оба они до своих новых назначений занимали должности заместителей министра, оба в своих ведомствах курировали вопросы сотрудничества с Россией, а самое главное – оба на разных этапах своей карьеры работали с Си Цзиньпином. Хэ Лифэн – в провинции Фуцзянь, Чжун Шань – в провинции Чжэцзян, так что истоки их нынешнего карьерного взлета вполне объяснимы и понятны. Итоги "Двух сессий" Сессия ВСНП начала свою работу 5 марта. Особых сенсаций в ее ходе не было, все прошло достаточно рутинно. Доклад о работе правительства премьера Ли Кэцяна, как и ожидалось, имел преимущественно «технический» характер, в нем практически отсутствовали принципиально новые идеи. Позиция правительства по всем вопросам шла строго в русле одобренных и уже ранее озвученных партийных установок. Премьер предложил «консервативный» индикативный показатель экономического роста на 2017 год в размере 6,5% «или выше, если это будет практически достижимо». Таким образом, этот показатель был сформулирован как «нижняя черта» возможного замедления китайской экономики в текущем году с уровня 2016 года в размере 6,7%. Показатель потребительской инфляции в 2017 году было намечено удержать в пределах 3%, уровень зарегистрированной безработицы в городах - в пределах 4,5% (уровень безработицы в декабре 2016 – 4,05%). За год предполагается создать 11 млн. новых рабочих мест (в 2016 году -13,14 млн.). Рост доходов населения должен быть на примерно одинаковом уровне с темпами роста экономики (в прошлом году доходы населения росли медленнее, чем ВВП, соответственно 6,3% и 6,7%). В части внешней торговли каких-либо количественных ориентиров не было поставлено, единственной задачей остались «стабилизация и поворот к лучшему». В текущем году правительство намерено продолжить проведение активной финансовой политики, но сохранить нынешний уровень дефицита бюджета в размере 3%. При этом сами размеры дефицита должны увеличиться на 200 млрд. юаней до 2,38 трлн. юаней. Рост бюджетного дефицита объясняется необходимостью продолжить снижение налоговой нагрузки на предприятия, а также поддерживать достаточные объемы инвестиций в инфраструктуру. В 2017 году предполагается направить 800 млрд. юаней на финансирование строительства новых скоростных железных дорог, 1,8 трлн. юаней на строительство и реконструкцию автомобильных дорог, водных путей, а также строительство новых объектов гидроэнергетики. Кредитно-денежная политика должна иметь «умеренно-нейтральный характер». Индикативный показатель роста денежной массы М2 намечается в размере 12% (в 2016 - +11,3%). В части валютной политики правительством было декларировано намерение «придерживаться направления на рыночное реформирование системы валютного курса», а также «поддерживать стабильное место юаня в глобальной валютной системе». В докладе было заявлено о продолжении так называемой реформы «в области предложения», конкретизированы показатели сокращения избыточных мощностей. В частности в угольной промышленности планируется вывести избыточные мощности в размере 150 млн. тонн (в 2016 было выведено 290 млн. т). В сталелитейной промышленности – 50 млн. тонн (было выведено 45 млн. т). Впервые был обозначен показатель по выводу энергетических мощностей, работающих на угле, в размере 50 млн. Кв. В части излишков в секторе недвижимости премьер признал их значительное наличие в городах «третьей и четвертой линий» и повторил установку Центрального экономического совещания декабря 2016 года о необходимости ускорить создание и совершенствование «долгосрочного механизма развития рынка недвижимости», предусматривающего дифференцированные формы регулирования применительно к условиям в различных регионах. В крупных городах, где наблюдается резкое повышение цен, предусматривается «разумное увеличение» площадей земельных участков под жилищное строительство, упорядочение девелоперской деятельности, системы продаж и деятельности посредников. В число приоритетных направлений экономической политики были также включены проблемы снижения долговой нагрузки и в первую очередь долговой нагрузки на предприятия. Однако о каких-либо новых подходах к решению данной проблемы заявлено не было. Были повторены уже обозначавшиеся ранее такие меры, как обмен долгов на акции, ограничения на увеличение долгов государственных предприятий, расширение масштабов применения форм прямого финансирования, в том числе через акции. Премьер отметил важность сохранения бдительности к финансовым рискам росту объемов плохих долгов в банковской системе, деятельности теневого банковского сектора, проблемам в интернет-финансах и заявил о намерении «поставить заслон финансовым рискам». Реагируя на недовольство иностранных инвесторов, Ли Кэцян пообещал создать им более благоприятные условия для участия в выполнении программ «Сделано в Китае 2025» и «Интернет +» путем оптимизации делового климата, снижения барьеров по допуску в сферу услуг, производственные отрасли, добычу полезных ископаемых. Кроме того было обещано облегчить условия допуска действующих в Китае иностранных предприятий к фондовому и долговому рынкам. Американское направление - встреча Трампа и Си В целом итоги «двух сессий» подтвердили, что в нынешнем году в экономической сфере Китай намерен в основном продолжать политику, проводившуюся им в 2016 году, то есть по-прежнему балансировать между экономическими реформами и «стабильным ростом», дозировано применяя меры по стимулированию последнего. Однако для того чтобы укрепить эту позицию необходимо было, если не устранить полностью, то, во всяком случае, снизить вероятность торгово-экономического конфликта с США и попытаться выстроить каналы взаимодействия с новой американской администрацией. Поэтому первый квартал отличался повышенной активностью на американском направлении. Пауза, которая возникла в китайско-американских отношениях после прихода Д. Трампа в Белый дом, продлилась до конца новогодних праздников в Китае. 10 февраля состоялся телефонный разговор Си Цзиньпина и Трампа, в ходе которого последний признал принцип «одного Китая», что сразу открыло дверь для активизации контактов в сферах политики и экономики. Диалог пошел настолько интенсивно, что уже к началу «двух сессий» о личной встрече лидеров двух стран говорили как о деле в принципе решенном. 23 марта стороны объявили о том, что саммит состоится 6-7 апреля. Такие рекордно сжатые сроки подготовки предопределяли поверхностный характер предстоящих переговоров, в том смысле, что уменьшали вероятность достижения каких-либо качественных прорывов по существу имеющихся сложных проблем, хотя бы из-за недостатка времени на их детальную предварительную проработку. Впрочем, стороны это хорошо понимали и осознанно на это шли. Сама встреча Си Цзиньпина и Трампа, несмотря на длившиеся семь с половиной часов переговоры, глубоким прорывом в китайско-американских отношениях, конечно, не стала. По ее итогам не было принято никакого коммюнике, не было даже неподписного совместного заявления. По блоку торгово-экономических вопросов стороны, похоже, договорились осуществить «план ста дней», в течение которых они должны обсудить имеющиеся проблемы и найти пути к сокращению американского дефицита в торговле с Китаем. В вопросе «манипулирования валютным курсом» американцы «дали назад» еще до саммита. В апреле Минфин США опубликовал соответствующий доклад, в котором утверждений о том, что Китай манипулирует курсом своей валюты, не содержалось, и таким образом тема была, если не снята, то отодвинута на задний план. Хотя на китайско-американском саммите форма явно довлела над содержанием, тем не менее, его результаты для Китая, в общем, оказались позитивными. Диалог удалось формализовать, ввести в какие-то согласованные рамки. «Формы бывают сильнее людей», - как подчеркивалось в одном из комментариев в китайских СМИ, то есть, имея дело с таким непредсказуемым политиком как Трамп, Китай получил некоторую страховку на определенное время от его неожиданных действий. В этом плане итоги встречи в Мар-а-Лаго оказались даже лучше ожиданий. ВВП Таков был общий политический фон, на котором происходило экономическое развитие. Сама же экономика развивалась на основе, тех тенденций, которые сформировались в ней в конце прошлого года. Большинство китайских аналитиков в начале 2017 года исходили из того, что в нынешнем году экономика Китая будет продолжать замедляться. В тоже время, принимая во внимание некоторое ускорение экономического роста, которое произошло в 4 квартале 2016 года, они полагали, что темпы экономического роста в начале года будут относительно высокими, а потом начнут снижаться. В частности, такой прогноз давался Прогнозным центром Академии Наук Китая, специалисты которого прогнозировали рост ВВП в 1 квартале в размере 6,6% с последующим снижением до 6,4% во 2 и 3 кварталах и выходом в конце года на уровень 6,5%. Тот же уровень в 6,5% назывался в январе и экспертами МВФ. В целом отметку в 6,5% можно было рассматривать в качестве некоего консенсус прогноза. По-видимому, правительство также в значительной мере разделяло данную точку зрения, что и нашло свое выражение при определении индикативного показателя роста на текущий год на сессии ВСНП, о чем уже говорилось выше. Хотя возможность снижения темпов роста во второй половине года остается весьма вероятной, тем не менее, в 1 квартале они оказались лучше ожиданий. Экономический рост продолжал ускоряться второй квартал подряд. ПРИРОСТ ВВП составил 6,9%, выйдя, таким образом, на уровень 3 квартала 2015 года. Это стало возможным, как представляется, благодаря двум обстоятельствам: во-первых, положительной динамике экспорта и всей внешней торговли, во-вторых, сохранявшемуся оживлению на рынке недвижимости и продолжавшемуся росту инвестиций в нее. Рассмотрим их более подробно. Внешняя торговля Внешняя торговля первые за два последних года прекратила спад, ее стоимостные объемы начали увеличиваться. Рост экспорта наблюдался в январе (+11,2%) и в марте (+16,4%), при небольшом снижении (-1,3%) в феврале. Стоимостные показатели импорта стабильно росли все три месяца квартала соответственно на 16,7%, 38,1%, 20,3%. В целом за первый квартал объем внешней торговли увеличился на 15% (899,7 млрд. долларов), экспорта – на 8,2% (482,79 млрд. долларов), импорта – на 24% (417,18 млрд. долларов). Комментируя итоги квартала, в Китае отмечали две тенденции, повлиявшие на рост стоимостных показателей внешней торговли. Во-первых, постепенное восстановление мировой экономики, которое привело к укреплению спроса на китайские товары на рынках разных категорий стран. В частности экспорт Китая в ЕС в первом квартале увеличился на 7,4%, в США – на 10%, в страны АСЕАН – на 18%. Кроме того произошел восстановительный рост поставок в страны с растущими рынками. Темпы роста экспорта в Индию составили 14,2%, в Бразилию – 35,8%, в ЮАР – 16,5%. Во-вторых, рост цен на сырьевые и промышленные товары, который обозначился в последние месяцы прошлого года, сохранился, что привело к удорожанию импорта. Обращает на себя внимание, что Китай пока не прибегал к существенному сокращению физических объемов импорта указанных групп товаров. Например, импорт (в физических объемах) железной руды увеличился на 12,2% , угля - на 33,8%, нефти – на 15%, лесоматериалов – на 18,2%, в стоимостном же выражении ввоз указанных товаров возрос соответственно на 91,3%, 152,2%, 79%, 22,2%. Несмотря на положительную динамику внешней торговли, здесь не торопятся с выводом о том, что она преодолела длительную кризисную полосу, и отмечают, что нынешний подъем показателей нельзя пока рассматривать как долгосрочную тенденцию, поскольку сохраняется большое количество факторов неопределенности как внешнего, так и внутреннего порядков, в связи с чем вероятность нового замедления в течение нынешнего года нельзя преждевременно сбрасывать со счетов, так как она продолжает оставаться весьма высокой. Российское направление Торговля между Россий и Китаем вступила в период восстановительного роста, ее показатели оказались лучше, чем не только в первом квартале 2016 года, но и 2015 года. В целом в первом квартале объем двусторонней торговли увеличился на 29,3% (18,1 млрд. долл.). Рост цен на основные товары российского экспорта способствовал тому, что их поставки на китайский рынок в стоимостном выражении возросли на 36,1% (9,67 млрд. долл.). В этом плане Россия идет в одном ряду с такими странами, со схожей товарной структурой экспорта, как Австралия (+74,2%), Бразилия (+49,3%), Индонезия (+52%), ЮАР (+35,4%). Относительное укрепление курса рубля дало возможность увеличить китайский экспорт в Россию на 22,4% (8,44 млрд. долл.). Недвижимость Сектор недвижимсти оставался критически важным для экономики Китая. После того как осенью 2016 года власти возобновили действие ограничительных мер в ряде городов, многие ожидали, что объемы продаж, а также приросты инвестиций в недвижимость начнут ощутимо снижаться. Однако, в первые месяцы 2017 года эти ожидания оправдались только частично. Рынок недвижимости, действительно, охлаждался, но этот процесс протекал неравномерно и относительно медленно. В 1 квартале объем реализованной недвижимости в годовом исчислении увеличился на 19,5% (1 кв. 2016 – 33,1%, за весь 2016 – 22,5%) и составил 290,35 млн. кв. метров. Однако если брать помесячные показатели, то в январе-феврале прирост составлял 25,1%, в марте только 11,5%. В стоимостном выражении продажи за квартал возросли на 25,1% (2,3182 трлн. юаней) (1 кв. 2016 – 54,1%, за весь 2016 год – 34,8%). В месячной разбивке это выглядело следующим образом: в январе-феврале прирост был 26%, в марте – 24,4%. Произошло как бы разделение между регионами, которое было особенно хорошо видно в первые два месяца года, когда рост происходил преимущественно за счет регионов Центрального и Западного Китая. В марте показатели несколько подравнялись. В общем, радикально снизить уровень спекулятивной активности, взять под контроль рост цен в секторе недвижимости не удалось. Это в свою очередь предопределило введение новых ограничительных мер по трем направлениям: «ограничивать покупки» (речь идет о втором и третьем жилье), «ограничивать кредитование», «ограничивать перепродажи». Начиная с третьей декады марта, новые ограничительные меры были введены в 18 городах, при этом к ним прибегли не только города «первой и второй линий», но в отдельных случаях и средние города «третьей и даже четвертой линий». Процесс сокращения объемов нереализованной недвижимости идет туго. За квартал ее объемы уменьшились незначительно, на 7,29 млн. кв. метров (с 695,39 млн. кв. м в конце 2016 года до 688,1 млн. кв. м). Сокращение происходило только в марте, тогда как в январе-феврале нереализованные объемы наоборот увеличивались. На фоне активности рынка темпы роста ИНВЕСТИЦИЙ В НЕДВИЖИМОСТЬ не только не замедлились, но наоборот ускорились. За первый квартал их прирост составил 9,1%, что существенно выше, чем показатели 1 квартала 2016 года (+6,2%) и всего 2016 года (6,9%). Данный показатель превысил также уровень 1 квартала 2015 года (+8,5%), который является максимальным перед началом резкого спада инвестиционной активности в секторе недвижимости. Удельный вес инвестиций в недвижимость в общем объеме инвестиций в основной капитал по сравнению с 1 кварталом 2016 года не изменился, оставшись на уровне 20,6%. Таким образом, инвестиции в недвижимость (1929,2 млрд. юаней) пока продолжали толкать экономику вверх, оставаясь значимой силой экономического роста. Однако сила эта ненадежная, поскольку в нынешнем своем виде она неразрывно связана с дальнейшим нарастанием финансовых рисков, в то время как создание нового механизма «здорового развития» сектора недвижимости, совершенно очевидно, является делом не самого близкого будущего. Внутренние инвестиции Другие же движущие силы экономического роста по сравнению с прошлым годом изменились мало. Главной среди них была продолжающаяся инвестиционная подпитка экономики. ИНВЕСТИЦИИ В ОСНОВНОЙ КАПИТАЛ (9377,7 млрд. юаней) в 1 квартале увеличились на 9,2%, что превышало показатели за 2016 год в целом (+8,1%). Как и в 2016 году наблюдался ускоренный прирост ИНВЕСТИЦИЙ В ОБЪЕКТЫ ИНФРАСТРУКТУРЫ. В первом квартале они возросли на 23,5% (в 1 квартале 2016 года – 19,6%). Доля инфраструктурных инвестиций (1899,7 млрд. юаней) в общем объеме капиталовложений по сравнению с 1 кварталом 2016 года (17,9%) повысилась и составила 20,3%. Фактически по своим стоимостным объемам они оказались равны инвестициям в сектор недвижимости. Продолжился постепенный и фрагментарный восстановительный рост ЧАСТНЫХ ИНВЕСТИЦИЙ (5731,3 млрд. юаней). За 1 квартал в годовом исчислении они увеличились на 7,7%. Этот рост происходил неравномерно. Наиболее активны частные инвесторы были в Восточном Китае (+9,9%) и в Центральном Китае (+8,9%). Низкой была их активность в Западном Китае (+5%). По-прежнему наблюдалось бегство частного капитала из регионов Северо-Востока, где частные инвестиции сократились на 27,5%. Несмотря на то, что показатели приростов частных инвестиций превысили уровни 1 квартала 2016 года (+5,7%) и всего прошлого года (+3,2%), их доля в общем объеме капиталовложений (61,1%) еще полностью не восстановилась. Она все еще меньше, чем была в 1 квартале 2016 года (62%). Темпы роста частных инвестиций по-прежнему существенно ниже, чем в 2014-2015 годах, когда они соответственно составляли 18,1% и 10,1%. Потребление Потребление продолжало расти, но темпы его приростов медленно снижались. За 1 квартал объем розничных продаж потребительских товаров увеличился на 10% (1 кв. 2016 года – 10,3%, за весь 2016 год – 10,4%). По-прежнему опережающими темпами росла интернет торговля, ее общий объем увеличился на 32,1%, в том числе интернет торговля товарами возросла на 25,8%, ее удельный вес в общем объеме продаж товаров составил 12,4% (соответствующие показатели за 1 кв. 2016 были на уровнях: 27,8%, 25,9% и 10,6%). Темпы промышленного роста Темпы промышленного роста возросли. Добавленная стоимость в промышленности увеличилась за 1 квартал 2017 года на 6,8% (1 квартал 2016 – 5,8%), отдельно в марте показатель составил 7,6% (март 2016 – 6,8%). Опережающими темпами росли производство оборудования (+12%) и продукция высокотехнологичных отраслей (+13,4%). Обращает на себя внимание также значительное увеличение стоимостных объемов отгружаемой на экспорт продукции (2794,6 млрд. юаней), что составляет более 45% от всей добавленной стоимости промышленности. В 1 квартале в стоимостном выражении они увеличились на 10,3% (в 1 кв. 2016 сокращение на 3%), что является наилучшим показателем с 2012 года. В тоже время нельзя не отметить, что объемы производства отдельных отраслей с наибольшим наличием избыточных мощностей показали рост. В частности производство стали увеличилось на 2,1%, термически необработанной стали - на 4,6%, цветных металлов - на 9%, в том числе алюминия на 10,9%, соответствующие показатели за 1 квартал 2016 года были 0%, (-3,2%), (-0,4%), (-2%). Незначительно сократились добыча угля (-0,3%) и производство цемента (-0,3%). В 1 квартале 2016 года соответствующие показатели были на уровнях (-5,3%) и (+3,5%). Оживление в промышленности подтверждалось заметным ростом промышленного энергопотребления и объемов грузовых перевозок. За январь-март потребление электроэнергии в промышленности увеличилось на 7,7%, что намного выше показателей как 1 квартала прошлого года (+0,2%), так и за весь 2016 год (+2,9%). Объем грузовых перевозок железнодорожным транспортом в 1 квартале возрос на 15,3%, что является самым высоким показателем с весны 2010 года. Для сравнения в 1 квартале прошлого года перевозки по железной дороге сократились на 9,43%. Ускорился рост прибылей промышленных предприятий. За квартал их объем увеличился на 28,3%, тогда как в 1квартале 2016 года и за весь прошлый год этот показатель составлял 7,4% и 8,5%. В отраслевом разрезе среди 41 отрасли промышленности увеличение прибылей было зафиксировано в 38 отраслях, в 1 отрасли наблюдался нулевой рост, в 2 отраслях прибыли снижались. В тот же период прошлого года рост прибылей отмечался в 31 отрасли, снижение в 10 отраслях. Особенно быстро росли прибыли государственных предприятий (70,5%) и акционерных предприятий (30,2%). У предприятий с иностранными инвестициями и частных предприятий рост прибылей шел гораздо медленнее, они увеличились соответственно на 24,3% и 15,9%. Цены Рост цен мирового рынка, некоторое сокращение производственных мощностей, общее оживление промышленного производства и спроса способствовали продолжению ростаИНДЕКСА ОТПУСКНЫХ ЦЕН ПРОИЗВОДИТЕЛЕЙ (PPI). В целом за квартал PPIувеличился на 7,4%. В помесячной разбивке его значения составляли: январь – 6,9%, февраль – 7,8%, март – 7,6%. Как и осенью прошлого года, повышение индекса происходит в основном за счет повышения цен в ряде базовых отраслей, таких как черная металлургия, производство цветных металлов, нефтехимия. В добывающих отраслях в 1 квартале рост цен составил 33,7%, в отраслях по производству промышленного сырья 14,9%, в обрабатывающих отраслях – 6,5%. В тоже время в отраслях пищевой промышленности цены поднялись на 0,7%, в производстве одежды – на 1,3%, в производстве потребительских товаров длительного пользования цены снизились на 0,4%. В условиях, когда рост оптовых цен производителей как бы блокирован в базовых отраслях, его влияние на потребительскую инфляцию продолжало быть ограниченным. ИНДЕКС ПОТРЕБИТЕЛЬСКИХ ЦЕН (CPI) оставался в конце первого квартала на вполне приемлемых уровнях, увеличившись за первые три месяца года на 1,4%. Кредитно-денежная политика В 1 квартале Народный банк Китая (НБК) стремился проводить «умеренно-нейтральную» кредитно-денежная политика. Она выразилась в относительном замедлении кредитной экспансии. Объем вновь выданных кредитов в национальной валюте в 1 квартале составил 4,22 трлн. юаней, что на 385,6 млрд. юаней меньше, чем в тот же период прошлого года. Сохранялась сформировавшаяся в прошлом году тенденция к увеличению объемов кредитов домохозяйствам. Объем выданных им кредитов в сравнении с 1 кварталом 2016 года увеличился с 1,24 трлн. юаней до 1,85 трлн. юаней, в том числе долгосрочных и среднесрочных с 1,1 трлн. юаней до 1,46 трлн. юаней. Сумма кредитов для нефинансовых предприятий и организаций, наоборот, сократилась с 3,42 трлн. юаней до 2,66 трлн. юаней, из-за уменьшения краткосрочного кредитования, в то время как объемы долгосрочных и среднесрочных кредитов увеличились с 2,07 трлн. юаней до 2,67 трлн. юаней. Одновременно произошло значительное увеличение использования такого рискованного инструмента, как трастовые кредиты, которые формально не отражаются на балансе банков. Их объем в 1 квартале составил 1,37 трлн. юаней, что почти в 2 раза больше, чем за тот же период прошлого года (708 млрд. юаней). НБК в 1 квартале постепенно сокращал темпы денежного предложения. Показатель М2 увеличился на 10,6% (159,96 трлн. юаней), что на 2,8 п. п. ниже, чем в тот же период 2016 года и 0.5 п. п. меньше, чем в феврале нынешнего. Показатель М1 увеличился на 18,8% (48,88 трлн. юаней), соответственно на 3 п. п. и 2,6 п. п. ниже, чем в марте 2016 года и феврале 2017 года. Валютная политика Валютная политика строилась с учетом наблюдавшегося в первом квартале снижения индекса доллара США, который уменьшился за квартал с уровня 103,5 до 99,01. НБК провел достаточно крупные валютные интервенции в январе, чтобы не допустить чрезмерного ослабления юаня, курс которого в декабре близко подходил к отметке 7 юаней за доллар. Когда эта цель была достигнута, регулятор начал корректировать текущий курс в зависимости от колебаний американской валюты и сумел избежать резких колебаний курса после повышения учетной ставки ФРС в марте. За первые три месяца года курс юаня к доллару США повысился на 0,5% и находился на уровнях около отметки 6,9 юаня за доллар. В тоже время курс юаня к другим резервным валютам, которые росли к доллару быстрее, несколько снизился. Снижение юаня к евро составило 0,9%, к японской иене - 3,5%, к британскому фунту – 1,2%. Валютный индекс юаня CFETS в 1 квартале уменьшился с 94,83 в конце декабря 2016 года до 92,93, то есть примерно на 2%. Девальвационные ожидания чуть-чуть ослабели, но отнюдь не исчезли полностью. Острота проблем ОТТОКА КАПИТАЛА и СОКРАЩЕНИЯ ВАЛЮТНЫХ РЕЗЕРВОВнесколько смягчилась, но полностью они преодолены не были. Сохранялось отрицательное сальдо по банковским операциям с валютой. За 1 квартал оно составило 40,9 млрд. долларов, что меньше чем в любой из кварталов 2016 года. По сравнению с 4 кварталом прошлого года (94,3 млрд. долларов) сальдо уменьшилось на 56,6%. Расходы НБК на покупку валюты продолжали сокращаться на протяжении всего квартала (в общей сложности 17 месяцев подряд), но темпы сокращения заметно замедлились. Удалось приостановить процесс «таяния» валютных резервов, которые по итогам квартала продолжали быть чуть выше отметки в 3 трлн. долларов (3009,5 млрд. долларов). Валютные резервы сокращались в январе (-12,3 млрд. долларов), в феврале-марте они немного увеличивались соответственно на 6,9 млрд. долларов и 3,964 млрд. долларов. Таким образом, за квартал в целом резервы уменьшились только на 1,4 млрд. долларов. Зарубежные инвстиции Этот результат в значительной части был достигнут благодаря мерам по ужесточению правил валютного контроля и порядка осуществления зарубежных инвестиций. ПРЯМЫЕ КИТАЙСКИЕ ИНВЕСТИЦИИ ЗА РУБЕЖ в 1 квартале в годовом исчислении сократились на 48,8% (20,54 млрд. долл.). Они оказались меньше, чем ПРЯМЫЕ ИНОСТРАННЫЕ ИНВЕСТИЦИИ В КИТАЙ. Их сумма за январь-март составила 33,81 млрд. долларов, сократившись в годовом исчислении на 4,5%. Особенно заметным был спад притока иностранного капитала в отрасли обрабатывающей промышленности, который уменьшился на 17,5%, иностранные инвестиции в отрасли услуг увеличились на 1,2%. Итоги первого квартала Итоги 1 квартала в Китае и за рубежом были восприняты в целом позитивно. Например, МВФ и некоторые инвестиционные банки пересмотрели свои прогнозы годового роста китайской экономики в сторону повышения. В частности, МВФ повысил свой январский прогноз с 6,5% до 6,6%. Японский банк Nomura также поднял планку с 6,5% до 6,6%, а JP Morgan – с 6,6% до 6,7%. Вместе с тем эксперты МВФ отмечают, что рост продолжает опираться на долги, что является «опасным», так как это может привести к коррекции роста в среднесрочной перспективе. Фонд рекомендует китайскому руководству стремиться может быть к более медленному, но более устойчивому развитию экономики, сократить вливания в госсектор и одновременно увеличить инвестиции в социальную сферу. Китай призывают также расширить рыночный доступ к отраслям, контролируемым госпредприятиями, и усилить внимание к финансовым рискам на рынке капитала, прежде всего в отношении финансовых продуктов «теневых» банков. Основной темой дискуссий среди китайских экономистов является вопрос о том, насколько нынешнее улучшение состояния китайской экономики может быть прочным и длительным и можно ли его расценивать как начало нового этапа в ее развитии. Часть экономистов полагает, что ускорение темпов экономического развития в 4 квартале 2016 года и 1 квартале нынешнего года является свидетельством того, что экономика Китая одолела некоторую переломную точку и в рамках общего движения по траектории L перешла «с вертикали на горизонталь». Другая часть считает, что нынешняя стабилизация имеет временный характер, вызванный усилением государственного стимулирования экономики, а также благоприятным наложением ряда других факторов. Однако их действие может в течение года ослабнуть, поэтому нельзя исключать нового усиления давления нисходящего тренда на экономический рост. В частности такой точки зрения придерживается известный китайский экономист, руководитель Центра международных экономических исследований Университета Цинхуа Ли Даокуэй. По его мнению, у китайской экономики большой потенциал роста, но нынешний подъем показателей вызван «краткосрочными причинами», тогда как «коренные проблемы урегулирования экономической структуры, реформы предложения еще не получили своего разрешения», поэтому прежде чем говорить о достижении точки перелома, необходимо еще подождать и продолжить наблюдать за экономическими процессами. Весьма осторожно в своих оценках и китайское руководство. На состоявшемся 25 апреля заседании Политбюро ЦК КПК отмечалось, что в 1 квартале 2017 года китайская экономика «взяла хороший старт», но в тоже время подчеркивалось, что «путь к урегулированию экономической структуры будет долгим и тяжелым». По нашему мнению, утверждать о переходе китайской экономики «с вертикали на горизонталь» пока явно преждевременно. Даже при самых благоприятных обстоятельствах в нынешнем году можно ожидать не наступления нового цикла роста, но только постепенного назревания предпосылок для вступления в него. Но тот факт, что Китай сумел в значительной мере снизить угрозу «жесткой посадки» своей экономики, как минимум в перспективе одного-двух лет тоже особых сомнений не вызывает. Сумеет ли Китай закрепить наметившиеся положительные подвижки покажет уже самое близкое будущее, так что, как советует русская пословица: цыплят будем считать по осени. Сергей Цыплаков, Директор филиала "Сбербанк России" в Китае, Торговый представитель Российской Федерации в Китае с 2001 по 2014 годы. Специально для издания "Южный Китай" Язык Русский

09 февраля 2017, 07:51

Нестабильная стабильность: экономические итоги Китая в 2016 году

Эта статья является завершающей в цикле обзоров развития экономики Китая в 2016 году. Предыдущие статьи: «Куда качнется маятник: об экономических итогах первого квартала в Китае», «Итоги развития Китая за первое полугодие 2016 года: между Сциллой реформы и Харибдой стабильного роста по траектории L», «В поиске точки опоры – китайская экономика в третьем квартале 2016 года». Завершившийся 2016 год вопреки громко звучавшим, многочисленным прогнозам разных экспертов и аналитиков не стал ни годом краха, ни годом «жесткой» посадки» китайской экономики, но он также не стал и годом коренного перелома в ее состоянии. Экономический рост есть, но его темпы продолжили снижаться, а его качество вызывает беспокойство. Многочисленные вызовы, риски и трудности по-прежнему сохранились. На смену одним проблемам пришли другие. Нынешнему переходному этапу экономического урегулирования пока не видно конца, и 2016 год явно не стал его последним годом. События на экономическом фронте приняли характер затяжной позиционной войны. Победа в ней будет решаться не в одном сражении, а определяться тем, хватит ли имеющихся ресурсов и запаса прочности, умения и политической воли грамотно ими распорядиться, чтобы лозунг о «новой норме» китайской экономики перестал бы быть просто лозунгом, а превратился в экономическую реальность. Пока же исход не очевиден, ситуация будет оставаться «шаткой» и неопределенной. Напомним, что в конце 2015 года ежегодное Центральное экономическое совещание назвало в качестве приоритетов экономической политики Китая на 2016 год решение пяти задач: преодоление избыточных мощностей, снижение товарных запасов, уменьшение долговой нагрузки, снижение себестоимости, укрепление «слабых звеньев» (проблемы экологии, узких мест социальной сферы и т. д.). Они подразумевали проведение структурных реформ в экономике страны, которые в обобщенном виде были названы Си Цзиньпином «реформой экономики предложения». Эти преобразования предполагалось осуществлять одновременно с установкой «продвигаться вперед в условиях стабильности», что в первую очередь предполагало стабилизацию экономического роста. Получилась двуединая задача: с одной стороны реформы, с другой – стабильный рост. Конкретный экономический курс балансировал между двумя этими полюсами, колеблясь то в ту, то в другую сторону. ВВП Формально количественные ориентиры, на 2016 год в основном были достигнуты. Правда, по сравнению с 2015 годом экономика замедлилась еще на 0,2 п. п., но замедление имело плавный характер, степень управляемости оставалась высокой. Темпы роста удалось удержать в «разумном диапазоне». Прирост ВВП по году составил 6,7%, то есть вписался в установленный интервал 6,5%-7%. В поквартальной разбивке в 1-3 кварталах он был на уровне 6,7%, в 4 квартале даже поднялся до 6,8%, оказавшись вровень с последним кварталом 2015 года. По секторам экономики приросты составили: в агропромышленной сфере - 3,3%, в промышленности и строительстве – 6,1%, сфере услуг – 7,8%. Тенденция к увеличению в структуре ВВП удельного веса отраслей услуг сохранилась, он увеличился на 1,4% до уровня 51,6%, доли промышленности и сельского хозяйства соответственно уменьшались. В качестве основных движущих сил роста в 2016 году выступали внутренние источники: инвестиции, рынок недвижимости и потребление. Инвестиции Общий объем инвестиции в основной капитал в 2016 году составил 59,65 трлн. юаней с приростом 8,1% по году (в 2015 году - +10,1%). Векторы инвестиционной активности в различных секторах были неодинаковыми и разнонаправленными. Темпы прироста инвестиций в объекты инфраструктуры поднялись по сравнению с 2015 годом на 0,2% и составили 17,4%. Их доля в суммарном объеме инвестиций возросла с 18,3% до 20%. Динамика частных инвестиций наоборот существенно снизилась, с 10,0% до 3,2%. Пик падения пришелся на середину года, когда месячные приросты уходили на отрицательную территорию. Предпринимавшиеся во второй половине года попытки выправить ситуацию, в том числе путем принятия новых постановлений о поддержке частного предпринимательства, принесли некоторый эффект, но полностью восстановить ситуацию не удалось. Удельный вес частных инвестиций в общем объеме инвестиций в основной капитал сократился с 64,2% в 2015 году до 62,2%. В секторе недвижимости инвестиционная активность восстанавливалась. Уже в начале года удалось прервать резкий спад темпов роста инвестиций в недвижимость, который наблюдался в 2015 году, когда этот показатель снизился с 10,5% до 1%. В апреле 2016 года показатели достигли годового максимума - 7,2%. После некоторого «проседания», начиная с сентября, они опять пошли вверх и в целом за год составили 6,9%. В стоимостном выражении инвестиции в недвижимость в 2016 году достигли 10,258 трлн. юаней, что составило 17,2% от общего объема инвестиций, и примерно соответствовало уровню 2015 года (17,4%). Фактически не изменилось также соотношение между вложениями в различные виды недвижимости. В 2016 году, как и в 2015 году, более 67% инвестиций направлялось в жилую недвижимость. Темпы промышленного роста Сохранение достаточно высокой степени инвестиционной подпитки способствовало стабилизации темпов промышленного роста. Показатель прироста добавленной стоимости в промышленности составил 6,0% (в 2015 году – 6,1%). Рост был достаточно ровным: в 1 квартале – 5,8%, в 2-4 кварталах – 6,1%. Возобновилось увеличение промышленного энергопотребления. За год оно возросло на 2,9% (в 2015 году наблюдалось сокращение на 1,4%). Некоторое усиление спроса привело к росту индекса отпускных цен производителей (PPI). Месячные значения PPI до августа были отрицательными (54 месяца подряд), но с сентября вышли на положительную территорию. Приросты значения PPI в октябре – декабре соответственно были на уровнях 1,2%, 3,3%, 5,8%. Однако отпускные цены производителей росли в основном благодаря подъему цен на сырьевые товары (уголь, нефть) и промышленную продукцию первичного передела (сталь, цветные металлы). В целом улучшилось финансовое состояние предприятий. Темп роста прибыли в промышленности по году составил 8,5% (в 2015 году прибыли в промышленности сократились на 2,3%). В отраслевом разрезе следует отметить сохранение тенденции к опережающему развитию высокотехнологичных производств (+10,8%). Производство электромобилей возросло на 58,5% (455 тыс. шт.), промышленных роботов – на 34,3% (72,42 тыс. шт.), смартфонов – на 12,1% (157,5 млн. шт.). Рынок недвижимости Существенное влияние на экономическую ситуацию оказывало оживление рынка недвижимости, после спада, который он переживал в 2014-начале 2015 годов. Притоку средств на него в значительной мере способствовало «схлопывание» пузыря на фондовом рынке, где объем сделок на Шанхайской и Шэньчжэньской фондовых биржах сократился более чем на 50%. В результате значительные объемы средств, в том числе с чисто спекулятивными целями, устремились на рынок недвижимости. Интересы спекулянтов в какой-то момент совпали с целями правительства, которое в 2015 году, пытаясь не допустить чрезмерного охлаждения рынка, отменило ранее введенные ограничения на нем. В результате получилась схема: один пузырь лопнул, другой начал надуваться. Наметившая еще во второй половине 2015 года тенденция к увеличению объема продаж, в 2016 году не только сохранилась, но еще более усилилась, охватив ряд крупных городов страны. Особенно быстрый восстановительный рост отмечался в январе- апреле 2016 года, когда объемы продаж, как по площади, так и в стоимостном выражении увеличились соответственно на 36,5% и 55,9%. В дальнейшем показатели начали плавно снижаться, но в целом продолжали оставаться на высоком уровне. По году объем сделок с коммерческой недвижимостью составил 11,7627 трлн. юаней (+34,8%), было реализовано в общей сложности 1,573 млрд. кв. м недвижимости (+22,5%). Вместе с тем подъем рынка носил неравномерный характер. Ажиотажный спрос на недвижимость наличествовал только в городах «первой и второй линий», тогда как в средних и малых городах он оставался слабым, излишки недвижимости не только не сокращались, но, наоборот увеличивались. В этих условиях власти были вынуждены проводить дифференцированную политику, охлаждая спрос в крупных городах и поддерживая его в малых. В начале октября в ряде крупных городов Китая были восстановлены отмененные ранее ограничения на приобретение второго и последующего жилья, ужесточены условия выдачи жилищных кредитов (в основном путем повышения размера первичного взноса). Хотя эти меры в последние месяцы года не успели оказать радикального влияния на состояние рынка, ожидается, что в течение 2017 года они постепенно приведут к его охлаждению и снизят как объемы продаж, так и темпы роста цен, что подтверждается первыми еще отрывочными данными по состоянию рынка в январе 2017 года. Потребление Важной движущей силой экономического развития в 2016 году продолжало оставаться потребление. Вклад расходов на конечное потребление в экономический рост по году составил 64,6% (в 2014-2015 годах эти показатели соответственно равнялись 47,8% и 59,7%). Вместе с тем темпы роста продаж на потребительском рынке, как и в предшествующие годы, продолжали сокращаться. В прошлом году по сравнению с 2015 годом они уменьшились на 0,3 п. п. до 10,4%. В поквартальной разбивке: 1 квартал – 10,3%, 2 квартал – 10,2%, 3 квартал – 10,5%, 4 квартал – 10,6%. Правительство стремилось поддержать рост потребления стимулирующими мерами. В частности, введенное им льготное налогообложение на продажу автомобилей с объемом двигателя до 1,6 л позволило увеличить объемы продаж автомобилей на 10,1% (в 2015 году – 5,3%). В количественном выражении рост составил 13,7% (28 млн. шт.). Особенно быстро росла реализация автомобилей с гибридными и электродвигателями, которых было реализовано 320 тыс. шт. (+84%), в том числе электромобилей – 240 тыс. шт. (+116%) Оживление на рынке недвижимости поддержало спрос на мебель (+12,7%), строительные и отделочные материалы (+14%). Как и во все последние годы продолжала сохраняться тенденция к опережающему росту интернет продаж товаров и услуг. В прошлом году их общий объем превысил 5,15 трлн. юаней (+26,2%), что составило 12,6% от товарооборота. По отдельным категориям товаров этот показатель был существенно выше, в том числе по продуктам питания – 28,5%, одежде – 18,1%, товарам повседневного спроса – 28,8%. Наблюдался взрывной рост интернет платежей, которые использовали 469 миллионов пользователей (+31,2%) как при совершении онлайн покупок, так и для оплаты товаров и услуг в обычных магазинах и других предприятиях сферы обслуживания. Внешняя торговля Относительная стабилизация секторов внутренней экономики контрастировала с ситуацией во внешней торговле, которая сокращалась второй год подряд, что явилось для Китая ситуацией беспрецедентной. В 4 квартале помесячная динамика была неровной: в октябре и декабре показатели товарооборота и экспорта сокращались, в ноябре впервые с марта был зафиксирован рост. В тоже время наметилась тенденция к увеличению стоимостных объемов импорта, которые росли два месяца подряд (ноябрь и декабрь) соответственно на 6,2% и 3,1%, что было обусловлено повышением цен на ряд сырьевых и промышленных товаров на международном рынке. В целом по году объем внешней торговли (в долларах США) уменьшился на 6,8% (3684,9 млрд. долл.), экспорта – на 7,7% (2097,4 млрд. долл.), импорта – на 5,5% (1587,5 млрд. долл.). Положительное сальдо составило 509,9 млрд. долл. и сократилось по сравнению с 2015 годом на 84 млрд. долл. Таким образом, начавшийся в 2015 году спад в экспорте (минус 2,9%) не только не был преодолен, но еще более углубился. Девальвация юаня помогла отчасти смягчить этот удар по экспортерам. В юанях экспорт сократился лишь на 2%, но в тоже время стоимостные объемы импорта, увеличились на 0,6%. Негативное влияние на экспорт оказывало возросшее число случаев применения за рубежом защитных мер в отношении китайских товаров. В 2016 году защитные меры использовались 119 раз в 27 странах (в 2015 году количество таких случаев составило 87). Наиболее часто объектами разбирательств была продукция черной металлургии (49 случаев в 21 стране), химические товары, а также изделия легкой промышленности. Объемы торговли с наиболее крупными торговыми партнерами сократились. В частности, товарооборот с ЕС уменьшился на 3,1%, с США – на 6,7%, АСЕАН - на 4,2%, Японией - на 1,3%, с Кореей - на 8,5%, Тайванем – на 4,2%, Австралией – на 5,3%. Перспективы на 2017 год выглядят весьма туманно и не очень обнадеживающе. На состоявшемся в конце декабря годовом совещании в Министерстве коммерции КНР сложившаяся обстановка характеризовалась как «сложная и тяжелая». Каких-либо индикативных ориентиров на 2017 год определено не было, единственной задачей остается добиться прекращения падения и стабилизации экспорта. На экспертном уровне почти в один голос говорят, что спад во внешней торговле в 2017 году продолжится. В частности, по мнению Прогнозного Центра Академии Наук КНР, объем внешней торговли может еще сократиться примерно на 5%, а экспорта – на 6%. Торговля между Россией и Китаем На фоне кризисных явлений во внешней торговле итоги торговли между Россией и Китаем, на первый взгляд, смотрятся отнюдь не плохо. В октябре-декабре помесячные показатели объемов оборота росли (соответственно 1,5%, 16,4%, 7,8%). Экспорт Китая увеличивался в ноябре и декабре на 26,1% и 9,4%. Российские поставки в Китай показывали положительную динамику в октябре-ноябре (6,8% и 6,4%), но в декабре все-таки ушли в минус, сократившись на 7,6%. В этих условиях говорить об окончательном преодолении фазы стагнации и полноценном начале периода восстановительного роста, пожалуй, все-таки еще рано. База для восстановления двусторонней торговли остается очень слабой. Это подтверждается разнонаправленностью годовых показателей: объем двустороннего оборота вырос на 2,2% (69,52 млрд. долл.), экспорт Китая в Россию увеличился на 7,3% (37,30 млрд. долл.), поставки из России в Китай, несмотря на рекордный объем нефтяного экспорта (52,48 млн. т) уменьшились на 3,1% (32,22 млрд. долл.). Тем не менее, можно предположить, что основным трендом 2017 года станет постепенное восстановление объемов двусторонней торговли, темпы которого, как представляется, не будут слишком высокими. Кредитно-денежная политика  Кредитно-денежная политика  в 2016 году оставалась по преимуществу умеренно-мягкой и преследовала цель поддержать стабилизацию роста. Сохранялся высокий уровень кредитной экспансии. Общий объем выданных в 2016 году кредитов в национальной валюте составил рекордную сумму 12,65 трлн. юаней, что на 925,7 трлн. юаней больше по сравнению с 2015 годом. Рост продаж недвижимости и по преимуществу слабая инвестиционная активность предприятий, привели к изменениям в структуре заемщиков. На кредиты домохозяйствам пришлось 50% от их общего объема (6,35 трлн. юаней), кредиты нефинансовым предприятиям 48,2% (6,1 трлн. юаней). В 2015 году это соотношение соответственно равнялось 33% и 63%, произошло также уменьшение кредитования предприятий в стоимостном выражении на 1,28 трлн. юаней. Денежное предложение по-прежнему было высоким. Показатель денежной массы М2 на конец 2016 года достиг 155,01 трлн. юаней (+11,3%) и более чем в два раза превосходил объемы ВВП (без изменений к 2015 году), что беспрецедентно для крупных экономик мира. Темп роста показателя М2 по сравнению с 2015 годом уменьшился на 2%. Показатель М1 в конце года составил 48,66 трлн. юаней (+21,4%) Темп роста по сравнению с 2015 годом увеличился на 6,2%. Высокие приросты показателя М1, которые в середине года достигали 24,6%, называют здесь «ловушкой ликвидности», свидетельствующей о сохраняющемся низким уровне инвестиционной уверенности предприятий и отражающей спекулятивную активность на части товарных рынков, а также рынке недвижимости. Политика валютного курса Политика валютного курса в конце года в целом соответствовала имевшимся прогнозам и ожиданиям. Развод с долларом продолжился. НБК в основном придерживался установленного им еще в первой половине года порядка определения валютного курса (средний курс юаня = курс вечерней биржевой сессии в предшествующий день с поправкой на колебания курсов корзины валют; при дневном интервале не более 2% в ту или иную сторону в ходе самих торгов). Сразу после окончания «золотой недели» в октябре на фоне роста валютного индекса доллара юань опять стал дешеветь к нему и этот процесс с короткими замедлениями продолжался до конца года. Курс юаня к доллару последовательно «пробил» отметки 6,7, 6,8, 6,9, 6,95 юаня за доллар и ближе к концу декабря начал вплотную приближаться к рубежу 7 юаней за доллар. Представители НБК, комментируя эту тенденцию, неоднократно заявляли о том, что «не юань обесценивается к доллару, а доллар растет в отношении юаня». Определенную логику в таких утверждениях, найти можно. За 4 квартал валютный индекс юаня (CFETS) не только не уменьшился, но даже несколько подрос. Если в конце сентября он составлял 94,07, то в конце декабря был на отметке 94,83, то есть поднялся на 0,8%. Это основной аргумент НБК в пользу тезиса о «базовой стабильности юаня», иными словами, как и все основные валюты, юань снижался к доллару, но это снижение было менее глубоким. При этом скромно замалчивалось, что более жесткой привязке к корзине валют НБК стал следовать только в последние месяцы года, тогда как до этого показатели CFETS по большей части снижались. В целом за год валютный индекс юаня снизился более чем на 6% с 100,94 на 31 декабря 2015 года до 94,83, то есть не намного меньше, чем курс юаня к доллару (6,8%), который в последний день года был на отметке 6,937 юаня, за доллар. Юань подешевел также к евро и японской иене соответственно на 3% и 10,6%. Итоги экспериментов в курсовой политике в 2015-2016 годах выглядят весьма неоднозначно. Девальвация, даже достаточно глубокая (с 11 августа 2015 года по конец 2016 года курс юаня к доллару снизился на 13,4%), панацеей для китайской экономики явно не стала. Она отчасти помогла экспортерам сократить в юаневые потери экспортной выручки, но не привела к кардинальному улучшению ситуации во внешней торговле. Процесс интернационализации юаня замедлился и даже в некоторой степени обратился вспять. Это отчетливо проявилось в сокращении расчетов в юанях по торговым операциям (товарная торговля и торговля услугами). Объемы таких операций неуклонно росли в последние годы, но в 2016 году они сократились на 27,7% с 7,23 трлн. юаней до 5,23 трлн. юаней. В отношении дальнейших перспектив курса юаня в целом есть понимание, что девальвационный тренд в 2017 году будет сохраняться. Большинство аналитиков склонно полагать, что к концу нынешнего года юань будет где-то на уровнях 7,2-7,3 юаня за доллар. В тоже время существует очень большое количество факторов неопределенности как внешнего, так и внутреннего плана, которые затрудняют долгосрочное прогнозирование валютного курса, превращая его в определенной степени в гадание на кофейной гуще. Анализируя ситуацию, все больше приходишь к выводу, что если поначалу девальвация имела «преднамеренный» характер, то теперь она преимущественно становится вынужденной. НБК, как видится, будет продолжать политику все большей ориентации на корзину валют и стремиться поддерживать базовую стабильность юаня по отношению к ней. В тоже время регулятор хотел бы сохранить себе свободу рук. Шагом в этом направлении стало изменение в конце декабря структуры корзины валют, на основе которой рассчитывается валютный индекс юаня (CFETS). В нее были включены дополнительно 11 валют, в том числе южноафриканский ранд, корейская вона, динар ОАЭ, саудовский реал, венгерский форинт, польский злотый, датская крона, шведская крона, норвежская крона, турецкая лира, мексиканский песо. Состав корзины валют увеличился с 13 до 24 валют. Одновременно доля доллара США в ней снизилась с 26% до 22%. На практике это может означать, во-первых, что при росте индекса доллара его влияние на соответствующий показатель CFETS уменьшится. Во-вторых, в условиях снижения курса юаня к доллару включение новых валют, некоторые из которых являются неустойчивыми, расширяет диапазон колебаний корзины, что облегчает поддержание относительной стабильности юаня к ней. В целом можно предположить, что сам механизм определения курса может еще изменяться, но общая направленность на постепенный развод с долларом вряд ли претерпит существенные изменения. Отток капитала Девальвация придала дополнительную остроту проблемам оттока капитала и сокращения валютных резервов. Сам отток капитала был порожден, конечно, более фундаментальными причинами, связанными с изменением мировых трендов перелива капитала, но дополнительным фактором, побуждающим инвесторов уходить из юаневых активов, девальвация, безусловно, стала. О масштабах оттока капитала дает представление размер отрицательного сальдо банковских операций с валютой. За год оно составило 337,7 млрд. долларов. В поквартальной разбивке оно формировалось следующим образом: в 1 квартале – 124,8 млрд. долларов, во 2 квартале – 49 млрд. долларов, в 3 квартале – 69,6 млрд. долларов, в 4 квартале – 94,3 млрд. долларов. Одновременно сокращение притока в страну иностранной валюты обусловило уменьшение расходов НБК на ее покупку. В 2016 году они снизились на 2,9 трлн. юаней, тогда как в 2015 году аналогичное снижение составляло 2,2 трлн. юаней. Крупные интервенции НБК на валютном рынке с целью придать снижению курса юаня по возможности плавный характер привели к ощутимому сокращению валютных резервов. В целом за год резервы снизились примерно на 320 млрд. долларов, в конце декабря они составили 3010,5 млрд. долларов. По кварталам снижение выглядело следующим образом: 1 квартал – 117,7 млрд. долларов; 2 квартал - 7,34 млрд. долларов; 3 квартал – 38,77 млрд. долларов; 4 квартал – 155,58 млрд. долларов. Хотя стратегическую отметку в 3 трлн. долларов в 2016 году удалось удержать, тем не менее, постоянное «таяние» валютной подушки безопасности вызывает здесь растущее беспокойство. В январе 2017 года валютные резервы Китая уменьшились еще на 12,3 млрд. долларов и опустились до 2998,2 млрд. долларов. Власти отреагировали на возникшую ситуацию. В ноябре Госсоветом было дано поручение, строже контролировать инвестиции китайских предприятий за рубеж, особенно при вложениях в непрофильные активы, а также в тех случаях, когда капитал дочерних зарубежных компаний значительно превышает капитал материнских. Параллельно НБК начал усиливать надзорные меры за движением средств по капитальным и текущим счетам. В СМИ оживленно обсуждался вопрос о возможности сокращения годовых квот покупки валюты гражданами (50 тысяч долларов). Однако пойти на этот шаг власти все-таки не решились, ограничившись усложнением формальностей, связанных с реализацией этого права. Административная кампания «закручивания гаек» приобрела такие масштабы, что стала вызывать озабоченность иностранных предприятий потерять свои права на перевод за рубеж прибылей. Представители НБК, Государственного управления валютного регулирования, Министерства коммерции были вынуждены выступать со специальными разъяснениями, чтобы успокоить иностранных инвесторов. В декабре удалось сбить волну китайских инвестиций за рубеж. Объемы зарубежного инвестирования по месяцу в годовом исчислении упали сразу на 39,4%. По-видимому, чрезвычайные меры в области валютного контроля будут продолжать действовать и в 2017 году. В январе Государственное управление валютного регулирования опубликовало специальное «Уведомление», которое содержит набор дальнейших мер по ужесточению валютного контроля. В частности, оно предписывает ограничить возможности предоставления и привлечения кредитов в иностранной валюте, требует от предприятий в месячный срок предоставить информацию об их находящихся за границей валютных средствах, полученных в результате ранее совершенных экспортных операций, а также репатриировать дивиденды от зарубежных прямых и портфельных инвестиций. Одновременно предполагается усилить контроль за «реальностью» импортных операций, более тщательно рассматривать заявки на осуществление инвестиций за рубежом. В целом в трудных условиях спада экспорта, значительного оттока капитала поддержание стабильного роста власти все-таки обеспечили, в том смысле, что, несмотря на значительные издержки, им удалось не допустить чрезмерного снижения темпов экономического развития и сохранить социально-экономическую стабильность. Однако этот успех относителен. Стабильный рост в решающей степени был обеспечен за счет активных стимулирующих мер государства, которые в определенном смысле искусственно восполняли «недостаток внутренних движущих сил экономики». Причем, масштабы этого восполнения были весьма и весьма немалыми. Экономика оказалась как бы подключенной к аппарату «искусственного дыхания». Естественно, что на этом фоне объективно возникало ощущение, что продвижение в области реформирования экономики выглядит весьма скромным, малым и слишком медленным. Избыточные мощности В части структурных реформ приоритетом 2016 года была объявлена борьба с избыточными мощностями, прежде всего в угольной и сталелитейной промышленности. В феврале 2016 года вышло постановление Госсовета, в котором была поставлена цель - в ближайшие 3-5 лет сократить мощности в угольной промышленности на 500 млн. тонн. Задача на 2016 год определялась в 250 млн. тонн. По заявлениям руководства Госкомитета по развитию и реформе данная цель была выполнена и даже перевыполнена. Объем сокращенных мощностей составил порядка 300 млн. т и затронул 620 тыс. рабочих мест. Вместе с тем здесь отмечают, что сокращение на первом этапе прошло относительно легко, так как выводимые мощности относились в основном к выработанным шахтам. Задание на 2017 год пока не определено, однако ожидается, что в количественном плане оно будет меньше. В то же время в отличие от 2016 года, в текущем году «придется резать по живому», то есть выводить работающие мощности. В сталелитейной промышленности сложилась примерно аналогичная ситуация. На 2016 год ставилась задача сократить мощности в пределах 45 млн. т низкосортной стали. Она также была выполнена. В рамках кампании была проведена реорганизация двух крупных металлургических компаний «Баоган» (Шанхай) и «Уган» (г. Ухань) в единую компанию, закрывались некоторые предприятия с устаревшим оборудованием. Вывод из эксплуатации даже небольшой части мощностей оказал неоднозначное влияние на соответствующие рынки, привел к резкому повышению цен на соответствующую продукцию. Сама борьба с избыточными мощностями велась почти исключительно административными методами и пока мало затронула ключевой вопрос закрытия и рыночной трансформации государственных «зомби» предприятий. В 2017 году предполагается расширить отраслевые рамки кампании по борьбе с избыточными мощностями, распространив ее на такие отрасли, как стекольная промышленность, производство цемента, отдельных видов цветных металлов, судостроение. Снижение уровня товарных запасов Основным направлением политики по снижение уровня товарных запасов были попытки не допустить дальнейшего увеличения объемов нереализованной недвижимости. Несмотря на высокие показатели объемов продаж недвижимости (было реализовано 1573,49 млн. кв. м), на данном направлении удалось достичь только некоторых тактических позитивных подвижек. По итогам года рост объемов нереализованной недвижимости приостановился, ее площадь сократилась на 3,2% (в 2015 году прирост – 15,6%) и составила 695,39 млн. кв. метров. Несколько лучше обстояло дело с жилой недвижимостью, нереализованные запасы которой уменьшились на 11% (в 2015 году рост на 11,2%). Объемы офисной и торговой недвижимости не только не сократились, но продолжали увеличиваться соответственно на 10,8% и 8%. В декабре сначала на заседании Политбюро ЦК КПК, а затем на Центральном экономическом совещании 2016 года была поставлена задача - подготовить проект «отвечающего условиям Китая и рыночным принципам долгосрочного механизма здорового развития сектора недвижимости». Однако к настоящему времени какой-либо информации об основном содержании такого механизма опубликовано не было. В отношении проблемы снижение долговой нагрузки в 2016 году велось в основном обсуждение возможных подходов к ее решению. В то же время даже отсутствуют официальные данные о ее размерах. По подсчетам китайских и иностранных экспертов в настоящее время размер долгов в нефинансовом секторе с учетом долгов «теневым банкам» находится на уровне 205 трлн. юаней, что составляет примерно 277% от ВВП. Правительственный долг оценивается в размере 66% от ВВП, долг домохозяйств – в 45%, корпоративный долг – в 164%. Существуют и другие оценки размера долга, но в целом во всех вариантах его структура приблизительно совпадает. Долг более чем на 90% является внутренним. Наиболее опасным его сегментом признается корпоративная задолженность. Не вызывает возражений то мнение, что в 2016 году общая долговая нагрузка продолжала увеличиваться в пределах 2-3%. Признавая остроту долговой проблемы, Госсовет КНР в октябре принял документ «О стабилизации и снижении долговой нагрузки на предприятия». В нем предусматривается ряд мер, включая передачу пакета акций в обмен на долги, реструктуризацию части предприятий, а также использование процедуры банкротства в отношении так называемых «зомби-предприятий». Передача пакетов акций будет осуществляться не напрямую между предприятиями- должниками и банками кредиторами, а через посредство специальных компаний по управлению активами, которые создаются и действуют при соответствующих банках. В документе особо оговаривается, что в отношении «зомби-предприятий», схемы передачи акций, а также реорганизации предприятий применяться не будут, а будет использоваться процедура банкротства. К настоящему времени реализация указанных мер находится на первичной стадии. К ней подключена «пятерка» крупнейших государственных банков, которыми были созданы соответствующие компании по управлению активами, проведены пилотные сделки по обмену долгов на акции. Однако судить о том, насколько широкое распространение получит данная практика, в какой степени она окажет влияние на решение проблемы задолженности, пока преждевременно. По другим направлениям структурного реформирования (снижение себестоимости, «укрепление слабых звеньев») существенных изменений в течение года не произошло. Таким образом, соотношение в экономической политике между взятыми преимущественно из арсенала прошлых лет мерами по поддержанию стабильного роста и структурным реформированием экономики, в общем, оказалось в пользу первых. Тем не менее, данная пропорция не была константной, на протяжении года она постепенно изменялась, причем темп этих изменений был предметом жарких споров между различными группами в руководстве. В статье «Итоги развития Китая за первое полугодие 2016 года: между Сциллой реформы и Харибдой стабильного роста по траектории L» довольно подробно описывались взгляды группы советников Си Цзиньпина на приоритеты структурных реформ, которые в концентрированной форме были изложены ими в статье «Интервью с авторитетным человеком» в газете «Жэньминь жибао» (9.05.2016). Хотя выводы, содержавшиеся в данной публикации, не повлекли за собой за собой немедленных радикальных изменений курса, ряд ее положений на протяжении второй половины 2016 года начали постепенно трансформироваться в установки экономической политики. Принцип сочетания «стабильного» роста и структурных реформ как основополагающий отброшен не был, но соотношение между двумя его составляющими стало чуть более сбалансированным. Перенастройка инструментов экономического регулирования в пользу структурных реформ начала ощущаться с октября, что отмечалось в статье «В поиске точки опоры – китайская экономика в третьем квартале 2016 года». Ее проявлениями можно считать заявление председателя НБК Чжоу Сяочуаня в Вашингтоне на заседании министров финансов и руководителей центральных банков G-20 о намерении НБК взять под контроль кредитную экспансию, уже упоминавшиеся выше меры по охлаждению рынка недвижимости, постановление Госсовета «О стабилизации и снижении долговой нагрузки на предприятия». В это же самое время появился доклад НБК «О денежной политике в третьем квартале 2016 года», в котором пусть даже в очень осторожной форме был поставлен вопрос о возможности изменения денежной политики в сторону ее ужесточения. Наконец, на заседании Политбюро ЦК КПК 28 октября, впервые, была особо акцентирована важность «подавления пузырей в активах, а также предотвращения экономических и финансовых рисков». Этот тренд был закреплен на декабрьском заседании Политбюро ЦК КПК и состоявшемся вслед за ним Центральном экономическом совещании 2016 года. На них была подтверждена актуальность поставленных еще на 2016 год пяти основных задач (преодоление избыточных мощностей, снижение товарных запасов, уменьшение долговой нагрузки, снижение себестоимости, укрепление «слабых звеньев»), которые остались приоритетами экономической политики на 2017 год. В то же время акценты были расставлены несколько по-иному. На первый план была вынесена проблема снижения долговой нагрузки. Решать ее предлагалось на путях «маркетизации предприятий», создания правовых механизмов конвертации долгов в акции. Ориентиром для развития рынка недвижимости был назван принцип «дома для того, чтобы в них жить, а не для спекуляций». Среди других задач экономической политики на 2017 год были обозначены «углубление реформы предложения в сельском хозяйстве», «оживление реального сектора экономики», «углубление реформы государственных предприятий», включая «прорыв» в развитии смешанных форм собственности в таких отраслях как электроэнергетика, нефтяная промышленность, газовая промышленность, железнодорожный транспорт, авиационный транспорт, связь. Вместе с тем преувеличивать этот реформаторский настрой, пожалуй, особо не стоит. Не надо забывать, что в 2017 году должен состояться 19 съезд КПК и, кроме того, нынешний год фактически является последним годом полномочий нынешнего состава правительства. Нетрудно догадаться, что в этих условиях руководство ни на минуту не будет забывать о стабильности. С этой точки зрения выглядит закономерным, что установка «продвигаться вперед в условиях стабильности» вновь была призвана задавать тон всей политике в нынешнем году. Более того, акцент на нее еще более усилился. Если раньше о стабильности говорилось преимущественно применительно к экономической сфере, то на этот раз было особо подчеркнуто, что она является «важным принципом в управлении государством», которым надлежит руководствоваться во всех сферах деятельности. В целом, как представляется, общие контуры экономической политики Китая в 2017 году вряд ли кардинально изменятся. Некоторая смена акцентов возможна, но, в общем, как мы это не раз отмечали, по большому счету Китай продолжит балансировать между реформой и стабильным ростом, то есть будет и дальше двигаться по так называемой «траектории L». Если же говорить о количественных показателях экономики, то снижение темпов роста продолжится по нескольким причинам. Во-первых, из-за неудовлетворительного состояния экспорта, которое может еще больше осложниться, в том случае если произойдет резкое обострение торгово-экономических противоречий с США. Во-вторых, из-за ограниченности возможностей продолжать бесконечно наращивать масштабы стимулирующих мер, как в части инвестиций в инфраструктуру, так и в части потребления. Естественными ограничителями здесь являются снижение темпов прироста доходов бюджета, рост бюджетного дефицита, а также наметившаяся тенденция к уменьшению темпов роста доходов населения, которые в 2016 году уже были ниже, чем темпы прироста ВВП. В-третьих, резервы для дальнейшего смягчения денежно-кредитной политики полностью исчерпаны. НБК уже в начале 2017 года стал подавать очень осторожные, но однозначные сигналы о повороте в сторону ее ужесточения, пойдя на увеличения процента по ряду операций на открытом рынке. Это, конечно, еще нельзя назвать поворотом, скорее, регулятор только еще «нащупывает камни», но ветер явно начинает дуть в эту сторону. И он может усилиться, особенно, если возникнет угроза «стагфляции с китайской спецификой», то есть роста инфляции при снижающихся темпах роста. Такая угроза потенциально имеется, если принять во внимание быстрый рост отпускных цен производителей в последние месяцы, который через какое-то время может переброситься на потребительский рынок. С учетом всех этих обстоятельств подавляющее большинство китайских и иностранных экспертов полагают, что достижимым для Китая показателем на 2017 год может быть экономический рост в 6,5%. Правда, раздаются отдельные голоса о том, руководству следовало бы принять более низкие индикативные показатели, сосредоточив все силы на осуществлении реформ. Однако учитывая политический фактор съезда КПК, выбор руководством такого сценария видится маловероятным. Индикативные наметки на 2017 год будут объявлены на начинающейся 5 марта сессии ВСНП. Однако вне зависимости от того, какими они будут, для китайской экономики начавшийся год будет сложным и болезненным. Сергей Цыплаков –представитель Сбербанка России в Китае (2014) Родился 11 февраля 1958 г.; окончил Институт стран Азии и Африки при МГУ, кандидат экономических наук; работал в Институте экономики мировой социалистической системы АН СССР, в Комитете Верховного Совета РСФСР по международным делам и внешнеэкономическим связям, был первым секретарем посольства РФ в США, начальником отдела внешнеэкономических связей Аппарата Правительства РФ; 1993—1995 и 1999—2001 — начальник Департамента международного сотрудничества Аппарата Правительства РФ; женат, имеет сына; увлекается рыбалкой, литературой. 2001 – 2013 - Торговый представитель РФ в Китайской Народной Республике 2014  – представитель Сбербанка России в Китае Язык Русский

13 декабря 2016, 14:57

День траура: японские СМИ провели встречу с Путиным в годовщину Нанкинской резни в Китае

  • 0

В преддверии визита Владимира Путина в Японию крупные государственные СМИ островного государства провели встречу с президентом России. Дата встречи, 13 декабря, совпала с масштабными траурными мероприятиями Китайской народной республики, в память о «Нанкинской резне» - массовых убийствах мирного населения японской армией жителей тогдашней столицы Китайской республики города Нанкина. Встреча, дату которой, очевидно, предложила японская сторона, началась с появления перед японскими корреспондентами собаки Владимира Путина Юмэ, объяснившего агрессивное поведение животного его "охранной" функцией. В ходе общения по вопросам «северных территорий», островов Курильской гряды, на часть которой претендует японская сторона, президент России сослался на опыт решения аналогичных проблем с КНР: «Мы с Китайской Народной Республикой, с нашими друзьями в Китае, вели переговоры по пограничным вопросам 40 лет. И там тоже были вопросы, связанные с определёнными территориями. Мы сегодня характеризуем российско-китайские отношения как отношения стратегического партнёрства, причём даже особого стратегического партнёрства. У нас никогда не было такого уровня доверия с Китайской Народной Республикой, как сейчас. Китай – самый крупный наш торгово-экономический партнёр в страновом измерении. Мы осуществляем огромные, многомиллиардные совместные проекты. Мы вместе работаем не только в Совете Безопасности Организации Объединённых Наций, что естественно, поскольку и Китай, и Россия являются постоянными членами Совета Безопасности ООН, но и в таких региональных структурах, как Шанхайская организация сотрудничества, как БРИКС – это же глобальные организации, и так далее, и так далее Сейчас мы говорим о том, чтобы между созданной нами недавно на постсоветском пространстве организацией Евразийского экономического союза и Китаем заключить соглашение о свободной торговле так, как мы это сделали совсем недавно с Вьетнамом. А дальше будем сопрягать, во всяком случае, мы готовы к этому, китайскую идею «Экономического пояса Шёлкового пути» со вновь созданной нашей региональной организацией. То есть, понимаете, насколько многообразны, многовекторны и глубоки стали за последние пару десятков лет российско-китайские отношения? И мы решили пограничный вопрос. Это не вызвало никаких больших проблем, если сказать вообще, были какие-нибудь или нет, ни в Китае, ни в России, хотя мы тоже пошли на взаимные уступки, на какие-то компромиссы. Но это компромиссы между дружескими странами». Президент также подчеркнул, что в развитии российско-японских отношений в отличие от развития аналогичных отношений с Китаем мешают союзнические обязательства страны восходящего солнца: «Вы сами об этом знаете: у нас с Китаем самый высокий двусторонний оборот, и мы всё больше и больше либерализуем наши торговые отношения. А Япония ввела против нас санкции экономические. Вы понимаете разницу или нет? Почему? В результате событий на Украине или в Сирии? Где Япония и японско-российские отношения, где Сирия и события на Украине? Значит, есть какие-то обязательства союзнические у Японии», - отмечается в стенограмме интервью телекомпании «Ниппон» и газете «Иомиури» на сайте Кремля.  Китай - главный партнер Еще более контрастно выглядит ошибка в назначении даты встречи, учитывая заявление Владимира Путина о роли Китая в восточной внешней политики России. В ходе встречи с представителями прессы Японии, основного геополитического конкурента Китая в регионе Восточной Азии и мире, Владимир Путин подал японской стороне недвусмысленный сигнал об «особых» отношениях России и Китая, подтвердив «абсолютную» верность заявлений о том, что Китай является основным партнером России: «У нас ведь с Китаем самый большой торговый оборот. В страновом измерении, я уже говорил об этом, торговый оборот у России с Китаем самый большой. Первое. Второе. У нас очень крупные совместные проекты, которые мы осуществляем в сфере атомной энергетики, в логистике, в машиностроении, в торговле в целом, у нас в авиации хорошие проекты совместные, в вертолётостроении, в авиастроении. Мы думаем о возможном сотрудничестве и сотрудничаем в космосе активно в двустороннем плане, есть хорошие здесь перспективы. Но и уровень политического доверия у нас очень большой. У нас близкие позиции по основным международным проблемам или даже, как дипломаты говорят, эти мнения совпадают. Мы занимаем достаточно часто общую позицию по ключевым вопросам современной международной повестки дня. У нас очень тесные гуманитарные контакты, молодёжные обмены большие, образовательные, региональные контакты очень большие, и они всё развиваются и развиваются. Мы расширяем и улучшаем инфраструктуру наших отношений. Вы наверняка слышали, что Китай намерен принять участие в строительстве скоростной железнодорожной ветки между Москвой и городом Казанью в Поволжье России, в центре России. А затем мы планируем дальше продвигать этот проект и в Казахстан, и дальше в Китай. У нас в области регионального сотрудничества и дороги строятся, и мосты строятся. Объём регионального сотрудничества постоянно растёт. Поэтому мы с полным основанием можем говорить, и я отмечаю это с большим удовлетворением, что с Китаем у нас сложились по-настоящему дружеские отношения, и в очень многих ключевых направлениях, без всякого преувеличения, отношения, которые носят стратегический характер. Как мы говорим, стратегический характер привилегированного партнёрства». В ходе беседы Китай был упомянут чаще, чем США и другие страны мира. Напомним, что дата Нанкинской резни, "китайского холокоста" - одна из ключевых в современной идеологии Китая, опирающейся на историю героической военно-революционной борьбы НОАК в годы Войны   сопротивления японским захватчикам (1937-1945 годов). В траурных церемониях в Нанкине принимают участие ведущие политические лидеры КНР. Согласно данным китайских историков в ходе двухнедельных зверств японской армии в Нанкине были убиты свыше 300 тысяч мирных жителей, оставшихся в городе. Язык Русский

29 ноября 2016, 14:51

Некоронованные короли красного Китая: интервью ТВ "День" с главредом "Южного Китая"

Возможен ли в Китае «турецкий сценарий» 2015 года? По какой линии происходит внутреннее противостояние китайских элит,  и какая сила стоит за лидером Си Цзиньпином? На основе трехлетней работы коллектива востоковедов создано практическое пособие для изучения основных политических групп Китая и их лидеров, а также официальных государственных структур - книга главного редактора "Южного Китая" Николая Вавилова "Некоронованные короли красного Китая: кланы и политические группировки КНР". Книга состоит из переработанных, актуализированных и расширенных до степени «практического применения» статей, а также новых материалов, никогда не публиковавшихся в интернете.   Книга создана для практического использования сотрудникам государственных органов, исследовательских структур и широкого круга заинтересованных в тематике читателей. Первое издание книги является уникальным обобщением и систематизацией данных, не проводившихся в открытом поле российского востоковедения после Культурной революции. Книга также не имеет зарубежных аналогов, в том числе и китайских.  Где приобрести? Приобрести книгу по цене издательства, можно написав в редакцию «Южного Китая» (1000 рублей + доставка), на сайте Inet-Kniga (1050 рублей, возможен самовывоз СПб). Самовывоз книги в Москве: м."Краснопресненская", киноцентр "Соловей", ул. Дружинниковская, д. 15. Телефон: +79687422546 (с 11.00 до 22.00, 1000 рублей). Самовывоз в Санкт-Петербурге: ст.м.Академическая, тел. +79119923988 (9-30 до 11-00 и 18-30 до 20-30, 1000 рублей). Полезное практическое пособие, написанное живым языком в простом стиле, может стать отличным новогодним подарком для ваших коллег, друзей и близких. Оглавление книги   А.И.Фурсов, директор Центра русских исследований Института фундаментальных и прикладных исследований Московского гуманитарного университета; директор Научно-исследовательского Института системно-стратегического анализа (ИСАН): Передача М.Г.Делягина о книге Язык Русский

15 ноября 2016, 14:08

"Завалил тигра!": как реагируют в Китае на арест министра Улюкаева

  • 0

"Путин учится у Си Цзиньпина охоте на тигров?", - эмоциональными заголовками китайские СМИ реагируют на новость об аресте министра экономического развития России Алексея Улюкаева, который также был членом совета директоров недавно созданного под эгидой Китая Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, а также основным переговорщиком от России по торгово-финансовым вопросам в БРИКС.  Алексей Улюкаев известен в китайских СМИ в том числе своим заявлением о неизбежности завершения сделки по "Роснефти", которая предполагала продажу части пакета акций Китаю. Данное заявление могло лишить российскую сторону возможности маневра по цене и срокам реализации условий сделки в 2016 году в ходе переговоров с китайской стороной.  Улюкаев, коллегой которого по совету директоров АБИИ являлся недавно удаленный с позиции министра финансов КНР Ло Цзивэй, был задержан в ночь на 15 ноября сотрудниками Следственного комитета России при попытке вымогательства взятки размером 2 млн долларов от представителей компании Роснефть, которые участвовали в операции совместно со Следственным комитетом. По заявлению представителей ФСБ, министр находился под наблюдением более года.  Новость о задержании министра опубликовали не только ведущие китайские СМИ, но и значительное число региональных изданий Китая. В шанхайском издании "Обозреватель" отмечается, что арест Улюкаева вызвал шок в Японии, для которой Улюкаев выступал основным переговорщикам по вопросам финансово-экономического сотрудничества: 3 ноября Улюкаев и представитель японской стороны достигли договоренностей по реализации 89 проектов в рамках экономического сотрудничества двух стран.  Китайские СМИ фиксируют внимание на том, что министр явялется самым высокопоставленным фигурантом уголовного дела о взятке в России с 1991 года, а также связывают дело Улюкаева с заявлением Владимира Путина о сомнительности действий по передаче пакета акций госкомпании "Башнефть" другой госкомпании, утвержденных Правительством РФ. Китайские СМИ отмечают, что президент России заявлил о необходимости рассматривать любой рынок, дающий максимальную цену, в качестве возможного покупателя российских нефтяных компаний. Заявления главы правительства РФ, согласного которому необходимо провести "тщательную проверку" ареста Улюкаева стало предметом заголовков центральных СМИ, находящихся в ведении Госсовета КНР, правительства Китая, в частности "Международном обозрении".  Язык Русский

12 ноября 2016, 12:45

Делегация муниципальных руководителей из Южного Китая презентует в Москве туристический регион "Наньхай"

  • 0

14 ноября с 14.00 до 17.00 в конференц-зале гостиницы «Украина» пройдет пресс-конференция и презентация туристического региона Наньхай (Южный Китай, район Фошань провинции Гуандун), который вошел в официальный список китайского правительства «Рекомендованные города для туризма». Китайская делегация из представителей власти и государственных учреждений расскажет о туристических возможностях и преимуществах древнейшего района Китая Наньхай. Организаторы – Туристическое бюро района Наньхай и Московский многофункциональный культурный центр (ММКЦ). Цель приезда делегации – установление и развитие российско-китайских отношений в сфере туризма. Количество российских туристов, посещающих Китай, ежегодно увеличивается. Этому способствует появление новых туристических зон с необходимой инфраструктурой для отдыха. Одна из них – район Наньхай – наиболее развитый экономический центр в провинции Гуандун. «Россия является стратегическим рынком для Китая, и одна из основных задач для нас – увеличение турпотока в Китай из РФ. Мы заинтересованы в привлечении российских туристов и готовы предложить комфортный и насыщенный отдых», - отмечает заместитель директора отдела по продвижению культуры и туризма района Наньхай Шао Кайцзянь. В составе делегации: • Чжан Инвэнь – заместитель председателя Народного правительства района Наньхай; • Шао Кайцзянь – заместитель директора отдела по продвижению культуры и туризма района Наньхай; • Сянь Люшэн – заместитель главы города Сицяо района Наньхай; • Ян Хуа – заместитель главы города Лишуй района Наньхай; • Ли Хунцзи – глава Отдела культуры и спорта района Наньхай; • Герман Лам – представитель туристической организации Lastminute Services LTD (Гонконг); Представители китайской стороны подробно расскажут о туристических возможностях региона. Наньхай занимает территорию  1074 кв. км с населением почти 2,6 млн человек и обладает обширной картой туристических маршрутов. В регионе хорошо развита транспортная сеть (метро, автобусы, такси, железная дорога) и гостиничная сеть – имеются варианты размещения для разных категорий туристов – от хостелов до пятизвездочных отелей. Наньхай подходит для экскурсионного, семейного и молодежного отдыха. Наньхай – родина известного китайского философа Кан Ювэя,  хорошо знакомого россиянам мастера боевых искусств Ип Мана, основателя школы Винчун. Наньхай, название, которого переводится как "Южное море" входит в состав известного на весь Китай древнейшего центра буддизма района Фошань ("Горы будды"). Здесь каждый январь отмечается самый масштабный в Китае буддийский праздник. В Наньхае возникли всемирно известные гонки на лодках-драконах и традиционный китайский Танец Льва. В регионе расположена гора Сицяо, потухший вулкан, который из-за живописных пейзажей называют «жемчужиной Южного Китая». Величественная возвышенность популярна среди туристов – они преодолевают каменную лестницу тысячи ступеней и поднимаются на 300 метров вверх, чтобы увидеть статую богини Гуаньинь высотой более 60 метров. По поверьям, она помогает нуждающимся. У подножия горы расположен пятый по величине рынок тканей в Китае площадью 540 кв. метров, на котором представлено более 1200 компаний. Столица искуссных ремесленников, Наньхай с древних времен славился лучшими шелкопрядильнями, а легендарный Шелковый путь, его морское ответвление, брал свое начало именно здесь. На вершине горы "Пик феникса" (Фэнхуанлин) стоит храм наньхайской бодхисатвы Гуаньинь – место паломничества буддистов. Его несколько раз разрушали и восстанавливали на том же месте, стараясь смоделировать архитектуру Запретного города в Пекине. Храм разместился на площади 20 тыс. кв. м. Наньхай славится обилием красивых природных достопримечательностей и необычных туристических мест. В музее "Морского шелкового пути" демонстрируется торговое судно «Наньхай-1», затонувшее в водах Южно-Китайского моря 800 лет назад. Торговое судно времен династии Южная Сун хранится в сооруженном для него подводном «хрустальном дворце» из стекла и размещено под водой на глубине 12 м. Для зрителей специально построено два подводных коридора длиной 60 и 40 м. Это лишь часть имеющихся в регионе достопримечательностей. Об остальных подробнее расскажут участники пресс-конференции. По итогам встречи будет подписано соглашение о развитии туристических отношений.  Организаторы: • Туристическое бюро района Наньхай (Nanhai Tourism Bureau) • Московский многофункциональный культурный центр (ММКЦ) Партнеры: • Туристическая фирма Holiday World Tours LTD • Ассоциация въездного туризма города Гонконга (Hong Kong Inbound Travel Association LTD) • Московское агентство организации отдыха и туризма (ГАУК «Мосгортур») АККРЕДИТАЦИЯ СМИ: Оксана Никифорова 8 (926) 438-03-25 8 (499) 181-83-64 (доб. 138) [email protected] Язык Русский