Источник
За нашу советскую Родину! - LiveJournal.com
Выбор редакции
19 июля, 14:19

БУДНИ ПРОДОТРЯДОВЦА

  • 0

Хороший материал на тему продразверстки. Причем, в отличие от дебильных и абстрактных рассуждений некоторых идиотов, о том, что, дескать "пришли и выгребли все до последнего зернышка", этот материал дает реальную картину того, как все происходило на самом деле. Конечно, на этом примере нельзя обобщать! Наверняка было и по другому. И не всегда законно. Но я никогда не устану повторять, что вопрос хлеба, на тот момент, - это был вопрос жизни и смерти советской власти, вопрос выживания молодого государства. Это был ответ на тот продовольственный кризис, который переживала страна. И когда он минул, продразверстка была заменена продналогом.И еще. Хочу обязательно напомнить, что продразверстку придумали не быльшевики! Она стала следствием того экономического положения, которое сложилось еще в Российской империи в 1915-1916 годах, и далее, после Февральской революции. Не понимать этого, отстаивать интересы своих "обиженных" советской властью предков-крестьян, у которых тогда изымали излишки хлеба - значит стоять на позициях спекулянта-мешочника, для которого шкурные интересы всегда превыше государственных.  Оригинал взят у коллеги d_clarenceИз повседневной работы Петроградского продотряда в Ставропольском уезде Самарской губернии весной-осенью 1919 года.Отряд работал в уезде сразу после подавления так называемого "Чапанного восстания", организованного в тылу Красной армии при наступлении Колчака. Петроградцев перебросили из Симбирской губернии. Основные задачи:1. Учет зерна, собранного в 1918 году.2. Контроль за обмолотом.3. Выявление сокрытого зерна, его изъятие.4. Распределение семенной ссуды.5. Пресечение монополий на молотилках и мельницах.6. Сбор зерна по продразверстке на 1919 год.7. Выдача крестьянам мануфактуры, соли, керосина при обмене на хлебные излишки.8. Разъяснение населению принципов продразверстки 1919 года, сбор данных о посевных площадях.Штаб отряда располагается в Ставрополе. В 16 крупнейших сел уезда направлены по одному или по два продармейца для текущей работы. Вооружение продармейцев - наганы и австрийские штыки. При появлении банд или вооруженном выступлении крестьян продармеец обязан хоть ценой жизни защищать зерно. Борьба с бандами - задача других частей. Штаб высылает подмогу только при вооруженном сопротивлении "кулацкого элемента" сбору продовольствия по продразверстке. Не нашел язык с бедняками и середняками - разруливай сам, часики тикают, план давать надо. Чрезвычайные комиссии, включая и ВЧК, вправе мобилизовывать продармейцев для выполнения экстренных задач.Мы с вами проживем три эпизода с продармейцем Курицыным - уполномоченным по селу Чувашский Сускан Хрящевской волости. Товарищ Курицын там один.Эпизод первый. Выявление сокрытых излишков и обмолот.При инструктаже в Ставрополе т. Курицыну было указано на то, что согласно показаниям пленных повстанцев в селе имеются значительные запасы заскирдованного и необмолоченного зерна. Его необходимо найти, изъять, обмолотить.Прибыв в село, т. Курицын собрал сельский сход и произнес горячую речь о продразверстке. Сход единогласно проголосовал за выполнение продразверстки и сдачу сокрытого зерна.Ничего не произошло, никто ничего из сокрытого не сдал.Курицын стал обходить все дворы и уговаривать сдать "по-хорошему". Во всех дворах Курицыну предъявляли только учтенное необмолоченное зерно. Переписав его, т. Курицын предложил крестьянам перейти к его обмолоту. Однако, все работающие молотилки в селе оказались в руках нескольких кулаков, которые взвинтили арендную плату за их использование и брали ее натурой - зерном.В ответ, т. Курицын снова собрал сход и при поддержке середняков и бедняков продавил решение, обязывающее владельцев молотилок сдавать их в аренду в обязательном порядке по твердым ценам, установленным сельсоветом. Кулаки подчинились и предоставили молотилки в неисправном состоянии. Курицын арестовал двух кулаков, но ситуация не изменилась - он только получил анонимное сообщение, что его скоро шлепнут. Курицын стал держаться начеку, но что делать с обмолотом - не знал. Кулаков из-под ареста не выпускал, решил погибать по уставу.Дело сдвинулось неожиданно - Курицын получил сразу несколько анонимок: у кулака Топоркова под скирдами необмолоченной пшеницы находится подземное хранилище с большим запасом зерна. Обыск дал сразу 300 пудов. Вслед за этим, во главе толпы возбужденных бедняков и середняков, Курицын произвел обыски у всех зажиточных крестьян. Почти у всех нашли подобные хранилища. Кроме того, у кулаков нашли спрятанные запчасти к молотилкам. Курицын сообщил в УЧК и оперативно прибывший чекист арестовал и увез в Ставрополь саботажников. Конфискованные исправные молотилки были предоставлены крестьянам для обмолота в порядке очереди. Единственная паровая мельница в селе, по совету начальника продотряда товарища Манзера, была Курицыным опечатана. Размол зерна на ней разрешался только тем крестьянам, которые выполнили продразверстку. Такой порядок позволил довольно быстро справиться с первой задачей.Эпизод второй. Соляной бунт.В конце августа в село поступила крупная партия соли для обмена на хлеб сверх продразверстки. Ответственными за распределение назначались председатель сельсовета и продармеец Курицын. За разбазаривание, растрату и утерю соли им обоим грозил ревтрибунал.Известие о поступлении соли взорвало село. Сельсовет моментально окружила толпа и потребовала немедленного дележа соли по числу едоков в обмен не на хлеб, а на деньги. Было созвано экстренное заседание сельсовета. Несмотря на противодействие председателя, было принято решение приступить к дележу соли. Курицын заявил собранию, что дележа он не допустит, так как решение сельсовета противоречит указаниям уездисполкома. От немедленной расправы Курицына спас срочно вызванный председателем сельсовета волостной отряд милиции. При виде вооруженных винтовками милиционеров толпа ругаясь разошлась.На следующий день, утром, т. Курицын сидел один в сельсовете и отмечал по квитанциям сдачу продразверстки. Внезапно ворвались несколько мужиков и выкинули его в окно на улицу, где сбежалась вооруженная топорами толпа. Курицына приподняли за шкирку, занесли над головой топор и потребовали немедленного дележа соли. Курицын отказался. Его бросили на землю и заспорили кто будет его "кончать". В этот момент к толпе подбежал крестьянин Муштаков, у которого Курицын квартировал, и истошно проорал, что хватит с села восстания "чапанов" и пропадать с дураками-односельчанами он не намерен. Крик Муштакова заставил крестьян обсуждать поднятую тему, что и спасло Курицына от расправы. Крестьяне решили посадить Курицына под арест, пока он не даст разрешения на дележ соли. Но вечером из Ставрополя приехал сам товарищ Манзер с бойцами, все как-то сразу успокоились и пошли менять хлебные излишки на соль. Манзеру никого арестовывать не пришлось.Эпизод третий. Тиф.В октябре т. Курицына приняли в сельскую партячейку и он на 25% увеличил число коммунистов в Чувашском Сускане. В октябре же Поволжье накрыла эпидемия тифа. Уездная Эпидчека мобилизовал всех коммунистов на борьбу с заразой. Председатель сельсовета исполнял прямые обязанности и мобилизации не подлежал, другие два коммуниста были беспомощными инвалидами войны. Мобилизовали продармейца Курицына.Эпидемия тифа в Ставропольском уезде имела свою специфику. Урожай 1919 года был "хорошим" и в уезд хлынули мешочники, которые и разнесли моментально "сыпняк". В уезде был введен карантин на железной дороге, а сельсоветам предписали "бороться с эпидемией всеми доступными средствами". Никаких инструкций к постановлению не прилагалось.Мобилизованный Курицын первым делом взял на учет всех тифозников села. Их оказалось чуть больше 300 человек - пятая часть населения Чувашского Сускана. Для организации изолятора и больницы Курицын конфисковал властью Эпидчека два лучших дома в селе - дом священника и дом купца. Обитателям предложил на выбор либо оставаться рабочим персоналом, либо валить на простор. В дома свезли всех больных, повыкидывав обстановку для установки нар. Так как эпидемия затронула всех, то крестьяне добровольно снабдили изоляторы хлебом, молоком, мясом и овощами. Несколько бань Курицын изъял под дезинфекционные камеры-вошебойки. Не хватало только врача или, на худой конец, фельдшера.Председатель сельсовета издал приказ о явке на учет медперсонала из числа местных жителей и приезжих за хлебом "городских". Явился один 80-летний дед, который во время Крымской войны был ротным лекарским помощником. Он и был назначен главврачом. Дед продиктовал список необходимых материалов. По списку т. Курицын выбил в уездном здравотделе мыло, средства дезинфекции, жаропонижающие лекарства и "мединвентарь".В ноябре больные стали замерзать - не было дров. Крестьяне села имели обыкновение топить избы соломой, а ее было самим мало. Курицын попробовал провести субботник по заготовке дров для больницы, но на него явились только он сам и председатель. Тогда они конфисковали дрова, которые везла через село на волжские пристани ЧК по заготовке топлива. Прибывший из уезда чекист составил акт и передал его в Ревтрибунал, с требованием расстрелять Курицына. Но за него впряглась Эпидчека и Курицын был оправдан.Зимой товарищ Курицын сам свалился с тифом и провалялся в полубреду до весны. В 1920 году его направили в Самару для учебы в Совпартшколе.Если при прочтении этих историй у вас сложился образ сурового и брутального большевика-революционера, то вы ошибаетесь.Сослуживцы зовут товарища Курицына "Ваней". Ване Курицыну шестнадцать лет.Статья о Ване Курицыне "Продотряд - суровая школа борьбы" напечатана в сборнике "Страницы незабываемых лет", Куйбышев, 1988.На фото продармейцы Бузулукского продотряда 1920 года. Среди них есть есть такие же "дети".p.sНародный комиссар продовольствия Александр Цурюпа писал в докладе Совнаркому весной 1918 года:«Дело снабжения хлебом переживает тяжёлый кризис. Крестьяне, не получая мануфактуры, плугов, гвоздей, чая и проч. предметов первой необходимости, разочаровываются в покупной силе денег и перестают продавать свои запасы, предпочитая хранить вместо денег хлеб. Кризис усугубляется недостатком денежных знаков для расплаты в тех местах, где ссыпка ещё производится. Анализ существующего положения приводит к выводу, что только снабжение деревни тем, чего она требует, т. е. предметами первой необходимости, может вызвать на свет спрятанный хлеб. Все другие меры лишь паллиативы... Товарообмен уже и теперь повсеместно происходит в связи с мешочничеством (рабочие фабрик обменивают свой продукт на продовольствие для себя). Прекратить этот стихийный процесс можно лишь одним способом — организуя его в масштабе государственном...».И он был адсолютно прав!

Выбор редакции
18 июля, 20:51

УБИТЬ ВСЕХ? ГРУСТНОЕ ВИДЕО

  • 0

Грустно смотреть на все это.... Хочется только пожелать, чтобы те, кто это сделал подохли. Это не люди. У них нет права считаться людьми! Они потеряли его!p.sТолько не пишите мне в коментах, что, дескать, на Украине война, и жалеть нужно, в первую очередь, тех, кто умирает и гибнет на ней, а я, вот, живность жалею... Я устал. Я давно потерял веру в людей. В их порядочность. В их честность, принципиальность, искренность. Я много пожил, и много видел, поэтому знаю что говорю. Люди лучше не становятся. А животные... Они, как дети. Они радуют глаз, они пробуждают во мне хорошее. Их хочется покормить, погладить, пожалеть. ... я помню свою любимую кошку Мурку, которую нашел еще маленьким котенком и которая прожила лет 25. Трудяжку, она всегда(!) ловила мышей. Собаку Шарика. Доброго и верного, любителя жареной рыбки и всяких вкусностей, которыми я его подкармливал втайне от мамы и бабушки... я тоже ребенок. Только большой уже.

Выбор редакции
16 июля, 00:02

ЖИЗНЬ В ФИЛЬТРАЦИОННЫХ ЛАГЕРЯХ НКВД. 1945-1946

  • 0

... можно, конечно, сказать, что все это пропаганда. Но, что Вы хотели увидеть? Вышки с пулеметами, колючую проволоку и лающих овчарок, хватающих за ноги упавших людей в униформе? "Извините", если именно это, то вы ошиблись. Концлагеря уже канули в недавнее прошлое... Оригинал взят у humus1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.20.источник

Выбор редакции
15 июля, 00:02

ФОТО ДНЯ. РАЗНОЕ

  • 0

1937. Нач.лёт.части Ленинградского аэроклуба Бурмаков с лётчицей СафроновойВ тему:ГЕРОИНИ ДОВОЕННЫХ ЛЕТ...19. 1940. Нач.состав ВСП-№ 1. Петрозаводск. 17.3.(ВСП (я думаю) - военно-санитарный поезд прим.*)Еще несколько фото:21. 1941. Ген. В.Сикорский принимает рапорт ген. Андерса. МоскваВ тему:АРМИЯ АНДЕРСА27. 1944. Марш пленных немцев по Москве 17 июляО "параде" немецких пленных в июле 1944 в Москве, я у себя в ЖЖ материал не нашел (хотя, вроде, делал его), а, вот, по Киеву "парад" у меня есть:ПАРАД ПОБЕЖДЕННЫХ. КИЕВ. 16 АВГУСТА 1944 ГОДАИсточник фото

Выбор редакции
14 июля, 19:49

"ЗИТА НАШЛА ГИТУ". ХОРВАТЫ В ЛУЖНИКАХ КРИЧАЛИ "СЛАВА УКРАИНЕ" ... ИЛИ "СПАСИБО РОССИЯ" ???

  • 0

p.s1. "Так же бедную Хорватию и до смерти залюбить можно"!2. Хорваты, все-таки, "изменщики", ибо после "Слава Украине", "они развернули в центре Москвы баннер со словами «Спасибо, Россия!» О как!3. Ольга одела футболку "Adidas" с гербом СССР! Толик-то Шарий знает??? Это же "совок"!!! Тут два варианта, или "Adidas" это "совок" или Толик одобряет!)))))) .... да, и "Подписывайся, чтобы ничего не пропустить"!

Выбор редакции
14 июля, 12:22

О НЕМЦАХ И ХОРВАТАХ. "МОЙ ДЕД БЫЛ СВОЛОЧЬЮ И МРАЗЬЮ"

  • 0

Здесь есть, и что посмотреть, и о чем подумать. Плюс - два комента под видео. Мне интересно, что Вы думаете по поводу этих коментов?"Германии - от благодарного бойца":Из коментов под этим видео:"Анатолий, не манипулируйте. Во-первых, у Власова воевали не только русские! Во-вторых, Власов и власовцы - отщипенцы-антисоветчики. Основная часть советского народа, русских - это Красная Армия, внесшая решающий вклад в разгром немецко-фашистских захватчиков. И это неоспоримый факт. Так почему вы решили, что русских можно ассоциировать со власовцами, а не с Красной Армией? Это манипуляция с вашей стороны. В-третьих. По поводу хорватов. Для начала, из, как вы выразились, "преданий старины глубокой" . "Независимое государство Хорватия (хорв. Nezavisna Država Hrvatska) — марионеточное государство, провозглашённое усташами 10 апреля 1941 года при военной и политической поддержке стран «оси» и их союзников", т.е. нацистской Германии, Италии, Японии. Уже хорошо, правда? Далее. "Из хорватских добровольцев было организовано три немецких дивизии вермахта (369-я, 373-я, 392-я), 13-я горная дивизия СС «Ханджар», 369-й пехотный полк (Хорватский легион), хорватский воздушный и морской легионы. Три последних участвовали в войне на восточном фронте. Также некоторое количество хорватов входило в другие соединения германских и итальянских вооружённых сил". Прекрасно, правда? Далее. "Хорватская армия принимала участие в основном в борьбе с югославскими партизанами", террор против сербов, евреев, цыган. ВЕЛИКОЛЕПНО! ПРАВДА? Так с кем ассоциировать хорватов??? Вы плохо знаете историю. УВЫ.""Хорватское безумие продолжается":Из коментов под этим видео:"Н...да. По поводу зигования. Вы, Анатолий, кое-чего не понимаете. ОФИЦИАЛЬНО, немцы давно покаялись за нацизм, им не приятно, что их ассоциируют с нацистами, "окончательным решением еврейского вопроса", концлагерями и прочим. Это правда. Им ЛЕГЧЕ считать себя ЖЕРТВАМИ нацизма, а не теми, кто его взрастил, насаждал его по всей Европе. КТО НЕСЕТ ОТСЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ. Быть народом-жертвой проще, чем быть народом-агрессором. Да, у них был Тельман и мощное рабочее движение. Но это было ДО прихода Гитлера к власти! Гитлер все это подавил, подчинил своей воле. Немецких антифашистов было ЕДИНИЦЫ. Практически вся Германия стояла за Гитлером, поддерживала его, работала на воплощение его замыслов. Это правда! Если официально немцы осудили нацизм давным-давно, то осудить своих родным и близких за то, что они участвовали, например, "в окончательном решении еврейского вопроса", в уничтожении в концлагерях советских военнопленных, граждан других стран они НЕ могут. Сказать: "Мой дед был сволочью и мразью" они не могут! Это же их дед, их немецкая кровь! Поэтому им ЛЕГЧЕ и проще сказать: "Мой дед - жертва нацизма", а не его послушный и исполнительный инструмент. Подумайте над этим! Крепко подумайте. И еще. Посмотрите "Обыкновенный фашизм" Михаила Ромма. А если сочтете, по своему обыкновению, что это обычная  "пропаганда", то посмотрите документальный фильм, снятый ВВС, "Нацизм. Предостережение истории". Это не только про "предания старины глубокой", там есть и о том, как тогдашние немцы относятся сейчас к своему прошлому. Даже сейчас, далеко не все из них видят в Гитлере чудовище, далеко не все из них осуждают себя за то, что писали доносы в гестапо на своих соседей. И это тоже правда!"p.sЛичная позиция по этим коментам.Я категорически против того, чтобы считать какие-то НАРОДЫ плохими или хорошими! Напомню вот эти слова, которые я не устану повторять:"Мне все народы очень нравятся.И трижды будет проклят тот,Кто вздумает, кто попытаетсяЧернить какой-нибудь народ"Расул ГамзатовОстаются, все-таки, вопросы:1. Так можно или нельзя ассоциировать тогдашних(!) хорватов с усташами, а немцев с нацистами, учитывая все, что было совершено ими в годы Второй Мировой войны?2. Несут или не несут  ответственность (моральную, конечно) потомки тех хорватов и немцев, чьи предки уничтожали сербов, советских граждан и граждан других стран или "сын за отца не отвечает"?  

Выбор редакции
12 июля, 00:02

ШТРАФНИКИ. ХРОНИКА ОДНОГО БОЯ. 1944

  • 0

Оригинал взят у моего друга и коллеги oper_1974"После ранения и госпиталя я был направлен в резерв. Часть стояла под Гомелем. А тут как раз надо наступать. Операция "Багратион" началась.      Формировали батальон штрафников. В штрафном батальоне так: солдаты - штрафники, а офицеры - кадровые. Я до госпиталя воевал в минометной роте, был командиром расчета и комсоргом минроты.      После госпиталя я закончил ускоренный курс офицерского училища. Училище закончил, лейтенантские погоны получил, ну, думаю, теперь мне командирскую должность дадут. Может, командиром минометной роты назначат. Назначили... в 10-й отдельный штрафной батальон.      Вечером переправились через реку Сож. Вышли на исходные. А утром всем выдали водки, поставили задачу и после артподготовки - вперед! Я тоже водки выпил.      Наступали мы, офицеры, вместе с ротами. В одной цепи с солдатами бежали. Когда бежишь в атаку, о жизни своей и смерти не думаешь. Ночью, когда на исходных в траншее сидели, думали. По лицам видел - всех эти думы одолевали. И перед атакой, когда артподготовка началась, видел, как полы шинелей у ребят тряслись... А когда поднялись, уже все позади. Летишь - как на крыльях. Вперед!      Прорвали мы фронт. Немцы на нашем участке упорные попались, не отошли. Так мы по их головам прошли. Узкими клиньями в двух местах к их обороне пробились, спрыгнули в траншею и пошли вдоль нее.      В руках гранаты да саперные лопатки. Смяли мы их, пошли дальше. А соседи, как потом оказалось, не прорвались. Их немец не пропустил. Там штрафников на прорыве не оказалось.      Углубились мы километров на шесть. Остановились. Видим, на флангах никого нет. И начал нас немец окружать. Опомнился. Обложил со всех сторон. И уже в громкоговорители кричит: "Иван! Штыки в землю!"      Мы связались по рации со штабом дивизии. Оттуда получили приказ: вернуться на исходную. Стали готовить прорыв. А немец уже за нами брешь замкнул. Даже минометы подтащил.      Ладно, мы тоже уже воевать умели. Сосредоточились на участке метров в сто шириной и пошли опять в атаку. Рядом со мной троих убило. Вышли. Сосчитали живых - около 200 человек осталось, и те почти все переранены. А утром, когда пошли в атаку, нас 1200 человек было." - из воспоминаний лейтенанта 10-го отдельного штрафного батальона 3-го Белорусского фронта Д.Ф.Тройнина.

Выбор редакции
11 июля, 02:46

КАРЕЛ БЕРКГОФ: ГОЛОД В КИЕВЕ. ГОРОД НИЩИХ

  • 0

Этот материал - ответ тем негодяям, утверждающим, что во время оккупации Киева нацистами в годы Великой Отечественной войны "голода в Киеве не было".«Аргумент» продолжает публикацию фрагментов работы голландского историка Карела Беркгофа «Жатва отчаяния: жизнь и смерть в Украине под нацистской властью». Этот научный труд повествует о голоде, организованном в Киеве нацистским оккупационным режимом с целью уничтожения его «гнилого с расовой точки зрения» населения.(Окончание. Начало читайте здесь: Карел Беркгоф: Голод в Киеве: 1000 граммов хлеба и 10-50 — мяса на жителя в неделю).Город нищихДо 1939 года Киев был относительно хорошо обеспечен продуктами, но после нацистско-советского пакта, особенно после июня 1941 дела пошли хуже. В то время в городе проживало 850 000 человек, из которых около половины составляли украинцы, четверть — евреи и шестую часть — русские.Однако из-за советской эвакуации гражданского населения, мобилизации в ряды Красной армии и расстрелов в Бабьем Яру численность населения резко сократилась: по состоянию на октябрь 1941 года в Киеве осталось только 400 тысяч населения.По подсчетам представителя Хозяйственной инспекции «Юг», по состоянию на 24 сентября в Киеве пищевых запасов горожан должно было хватить на 8-14 дней. 30 сентября, когда этот объем продуктов вот-вот должен был быть исчерпан, инспекция строго запретила ввозить продукты в Киев. Из мемуарной литературы известно, что начиная с октября немецкие полицейские запрещали людям прибывать в город и конфисковали продукты, которые те пытались пронести с собой. Ярослав Гайвас — молодой мельниковец, который нелегально прибыл в Киев из Галичины — вместе со своими товарищами принимал меры, чтобы предотвратить голод в городе.Его люди обратились к «хозяйственным кругам, в первую очередь бывшим кооператорам», и благодаря этому в город начал поступать провиант. Гайвас вспоминал, что многие колхозы давали продукты в обмен на долговые расписки. Затем, «когда казалось, что дело пойдет, немецкое военное командование закрыло город, ограничило доступ не только машин, но и отдельных людей».Мельниковка Нина Михалевич вспоминала патрули на мостах, которые блокировали ввоз продовольствия в конце 1941 года и «забирали все» — так жительница Дарницы, носившая молоко своей дочери, должна была прятать его под большим платком. СД явно лгало, когда докладывало, что этой зимой киевляне, которые пытались приобрести еду в деревне и проскользнуть обратно в город, почти не сталкивались с препятствиями.Большой продовольственный транспорт прибыл 9 октября 1941 года: крестьяне из Таращанщины, расположенной в 90 километрах к югу от Киева, привезли 128 подвод, груженных 45 тоннами продовольствия, десятками тысяч яиц, птицей, салом, маслом и яблоками, — и все это благодаря обращению украинского Красного Креста. По словам Гайваса, немецкое командование впустило транспорт в город при условии, что все продукты будут использованы для больных и больниц.Современник, близкий к тогдашнему бургомистру Владимиру Багазию, с энтузиазмом описывал, как тот пытался отвратить и ослабить голод. «Киев был обречен на сплошное вымирание его населения, потому что запретили немцы доставлять какие-либо продукты в магазины». Но Багазий протестовал, когда, например, в окрестностях «гестаповская полиция» пыталась «конфисковать или и уничтожить в предместье Киева — добытые по селам кое-какие продукты для госпиталей, те продукты, которые были доставлены вереницей саней крестьянских».Когда эти протесты не дали результата, Багазий приказал отделу снабжения городской управы раздать накопившиеся в нем запасы и лично обеспечил едой пожилых научных, культурных и общественных деятелей. В декабре 1941 года в письме к штадткомисару Муса он писал, что «начинают учащаться случаи опухания от голода». После ареста Багазия в начале 1942 года по городу ходили слухи, что полиция безопасности нашла большие запасы продовольствия у него дома.В начале декабря 1941года немецкий историк фон Франке прибыл в Киев по делам ведомства, которое занималось грабежом захваченных библиотек (Einsatzstab Reichsleter Rosenberg), собрал у себя представителей научных учреждений. Фон Франке заявил приглашенным, что «киевляне не способны себя прокормить»: всем им, включая ученым, следует переехать в село, а он и его коллеги охотно позаботятся об их библиотеках и оборудовании.Заместитель руководителя отдела культуры и образования городской управы галичанин Николай Андрусяк согласился, что немцы не несут ответственности за кормление населения. Однако он попросил фон Франке, по крайней мере, прекратить конфискации продовольственых транспортов, прибывающих в город. Чиновник киевского гебита Рейнхардт, рассердившись, ответил, что «немцы ничем не провинились перед украинцами», и только фюрер может вершить судьбу этих последних.В то время главным блюдом киевлян стал хлеб, который продавали в значительно меньших объемах официальных максимальных норм. Даже люди в неоккупированном, но блокированном и голодном Ленинграде получали больше. (Дневные объемы потребляемого там хлеба колебались от 125 граммов в конце 1941 года до 400 граммов в середине 1942 года).В Киеве сначала не предполагалось вводить подушную норму, которую утвердил штадткомисар. 10 октября недельная норма для нерабочего населения была установлена на уровне 200 граммов. Рост происходил очень медленно: 400 граммов в декабре, 550 граммов (все еще меньше половины хлеба) в начале следующего года, 700 граммов в мае 1942 года; наконец, пик (1500 граммов в неделю) пришелся на август 1942 года — и это была самая высокая пищевая норма для горожан в Райхскомиссариате. Киевляне, которые имели работу, получали немного муки, ячменя и овощей, а также имели право покупать или получать дополнительный хлеб раз-другой в месяц.Хлеб продавали на основании банальных хлебных карточек, которые ежемесячно выдавали лицам, список которых составляли местные инспекторы. Каждая хлебная лавка должна была обслуживать около одиннадцати улиц начиная с шести часов утра.В 1941 году Галина Лащенко, еще одна мельниковка, которая прибыла в Киев с «мероприятия», часто вставала в пять часов и спешила в магазин, расположенный неподалеку от ее дома. Но даже несмотря на это она всегда заставала там очередь и иногда через несколько часов ожидания должна была возвращаться с пустыми руками. Анатолий Кузнецов мальчишкой часто ходил в магазин. Наградой за потасовку в двухтысячной толпе становилась неполная буханка хлеба, которую он мог приобрести на четыре хлебные карточки своей семьи.Так называемый хлеб был на самом деле суррогатом, выпеченным из проса. Взрослые называли его «кирпичом» или, отчасти из-за его желтый оттенка, «наждаком». Хлеб из проса сначала казался комом, но быстро рассыпался на твердые крошки, а примеси, как, например, люпин, ячмень и каштан, придавали ему горький привкус. Сначала многие люди отравились им, но голодные дети охотно ели этот «золотой хлеб». Позже «хлеб» состоял преимущественно из крупы и шелухи.Реже в рядовом рационе случалась картофель. Многие киевляне получали лишь картофельные очистки, пропускали их сквозь мясорубку и жарили из них вперемешку с мукой небольшие драники или сначала варили их, затем перекручивали на мясорубке вместе с мукой и уксусом. Детям и эти деруны казались «потрясающей вкусноснятиной». Местная газета «Новое украинское слово» несколько раз писала о предполагаемых преимуществах каштанов и печатала распоряжение городской управы об их сбыте через магазины в количестве 500 граммов на человека в неделю. Кузнецов вспоминал, что он целыми днями почти ничего не ел, кроме каштанов.Вскоре многие киевляне оказались перед угрозой голодной смерти. Уже 9 октября - 1941 года, когда некоторые столовые, наконец, открылась, и в них начали продавать еду за рубли, перед ними выстроились длинные очереди, а люди толкались на входе. 22 октября Ирина Хорошунова записала в дневнике:«Хлеба нет. Многие уже начинает пухнуть. Оля голодает, она распухла. Температура у нее 39,3°. Видимо, вскоре умрет. Что же будет с ребенком? Он также уже голодает». А на следующий день: «У Любви Васильевны ноги распухли. Ходить они больше никуда не могут».По свидетельству некоторых киевлян, смертность в городе была «огромнейшей». Особенно уязвимыми были представители интеллигенции, а также больные и пожилые люди — среди них было мало тех, кто занимался грабежами во время и после смены режимов. Существует свидетельство, что пожилые люди умирали «сотнями». В доме инвалидов на окраине города за день умирало до пяти человек — их хоронили в общей могиле.Чиновник аппарата ЦК КП(б)У в ноябре 1941 года тайно посетил Киев. Впоследствии он рассказал, что даже посреди дня город был «мертвым»:«Кроме немцев и полицаев, редко кого из прохожих можно было встретить на улицах. Если кого и приходилось увидеть, то все это были в основном старики, бабы-инвалиды. Похудевшие или опухшие от голода, они блуждают по улицам и квартирам в поисках милостыни. Киев стал городом нищих...Идя по улице Кирова, я увидел, что шли ободранные, грязные мужчины, женщины и дети. У встречных прохожих они просили милостыню, но не получали ее. Там же я встречал людей, которые сидели или лежали, не имея сил от истощения передвигаться». Улицу Кирова (нынешняя улица Михаила Грушевского) переименовали в улицу доктора Тодта в честь главного немецкого строителя дорог; словно в насмешку «Todt» по-немецки означает «смерть».Кузнецов в декабре 1941 года видел похожую картину: «На Подоле спрыгнул [из трамвая], пошел на Андреевский спуск. На каждом шагу — нищие. Одни гундосили, клянчили, другие молча выставляли культи. Стояли тихие, интеллигентные старички и старушки в очках и пенсне — разные профессора и педагоги, похожие на нашего покойного математика. Сидели так уж, что и не понять, жив он или уже дуба врезал. Этих нищих всегда было множество, перед войной — тоже, но теперь развелось — просто ужас: бродят, стучат в дверь — то погорельцы, то с грудными детьми, то беженцы, то распухшие. Сильно знобило, и прохожие брели по улицам хмурые, сощуренные от ветра, озабоченные, оборванные, в каких-то невиданных бутсах, гнилых шинелях. Город сплошного попрошайничества, надо же!».«Сегодня второй день Рождества, — записала в конце 1941 года в дневнике безработная учительница Л. Нартова. — У немцев праздник. Все ходят сытые, довольные, елки везде у них горят. А все наши как тени передвигаются, сплошной голод. Люди покупают продукты стаканами на базарах и варят жидкую похлебку, едят без хлеба, так как хлеб дают только два раза в неделю по 200 граммов. И такое питание — в лучшем случае. У кого есть вещи, ходит в села менять, а у кого ничего нет, пухнет с голоду, умирают все. Многие болеют тифом».Многие немцы осознавали ситуацию и даже понимали ее искусственность. Хотя СД явно занижало количество расстрелянных нацистами, оно отчиталось о росте смертности в городе с 58 случаев в октябре 1941 года до 773 в январе 1942 года и 1120 в феврале 1942 года. В отчете за вторую половину октября 1941 года Хозяйственный штаб «Восток» сообщал, что с момента захвата Киев «официально не получал никакого зерна извне».Если это правда, то все поставки хлеба поступали от частных торговцев и вспомогательной городской администрации. На удивление, в ноябре Штаб предупреждал, что «продовольственная ситуация» в Киеве и других городах Украины и Беларуси (группы армий «Юг» и «Центр») «вызывает большое беспокойство». В феврале 1942 года смотритель южного управления снабжения боеприпасов даже утверждал, что «нужно что-то поделать для сохранения гражданского населения, потому что так дальше быть не может, если не ставить целью потерять всю рабочую силу и достижения»...Однако, как и раньше, такие призывы оставались без внимания. Несколько позже СД отчиталось из Киева о «голоде, которому не видно конца», однако лицемерно объясняло этот голод недостатками логистики. Политика голода оставалась без изменений, а смерть от недоедания и дальше угрожала большинству киевлян. Мера их отчаяния обнаружилась в день рождения Гитлера в апреле 1942 года.По случаю этой даты хлебные карточки однократно приравняли к 500 граммам настоящей пшеничной муки. Кузнецов пришел в магазин рано утром, но там уже собралось около полутора тысяч других едоков; хотя до открытия было далеко, очередь бурлила: «У дверей уже дрались, и потный красный полицай с трудом сдерживал толпу». Полный беспорядок воцарился около четырех часов пополудни, когда запасы начали иссякать.Киевляне часто наведывались в деревню — чтобы покопать картофель, что-то выменять, выпросить или просто украсть. Они также зачастили на рынки небольших городов вроде Белой Церкви. Хотя железнодорожные путешествия в эти населенные пункты были отменены, а тех, кого ловили на станциях без специального разрешения, могли арестовать или, если поймали на перроне или в вагоне, расстрелять на месте (об этом говорилось в специальных трехъязычных объявлениях), люди все же набивались в пассажирские и товарные вагоны. Через несколько лет Василий Яблонский, рабочий завода 1908 рождения, вспоминал: «Нашего брата не испугаешь. Цеплялись и ехали, одинаково — или так пропадаешь, или так пропадаешь — есть надо»...Петля затягиваетсяВ июне 1942 года СД сообщало, что киевляне не имеют средств к существованию, потому что получают мизерную плату по сравнению с ценами на продукты питания, а немцы забирают хлеб. Если не вмешаться, то следующей зимой начнется «голод». Впрочем, 15 июля, когда на селе достигала апогея злобная «кампания молотьбы и конфискаций», появились два распоряжения, которые угрожали многим киевлянам: одно было направлено против «спекулянтов», а во втором речь шла о «справедливом распределении продуктов между рабочими и их семьями».Их издали генеральный комиссар Магуния и штадткомисар майор СА Берндт (который сменил Рогауша), очевидно, выполняя директивы, полученные из Ровно. Лев Дудин из редакции киевской газеты «Последние новости» побывал тем летом на встрече, где Берндт информировал городских чиновников, что Райхскомиссариат требует немедленного закрытия рынков и полного запрета ввоза в город продуктов физическими лицами, и добавил, что собирается ввести продуктовые карточки.Если верить Дудину, украинцы убедили Берндта воздержаться от этих мер, поскольку они вызовут голод, но через месяц (видимо, в июле) тот сообщил им, что приказы надо выполнять. На него, наверное, повлиял Розенберг, который на встрече с гражданскими чиновниками и работниками полиции у генерального комиссара на улице Банковой, 11, которая состоялась в июне, требовал увеличить экспорт продовольствия и рабочих и закладывать основы для немецкой колонизации Украины после войны.Апогей нацистской кампании морения Киева голодом: вооруженный полицейский останавливает женщин, которые хотят пройти в город. Лето 1942 года — подпись Карела Беркгофа.Июльскими распоряжениями была запрещена стихийная торговля продуктами на киевских рынках и организованны дорожные контрольные посты в окраинных районах города, укомплектованные работниками вспомогательной полиции.После проверки на таком посту человек мог пронести с собой стандартное количество пищи — одну курицу (или другую птицу), десяток яиц, литр молока, 10 килограммов картофеля, килограмм хлеба и корзину овощей. Все, что не укладывалось в эти нормы, вспомогательная полиция конфисковала и передавала немецким органам. И все это происходило тогда, когда к внедрению обещанных Берндтом ппродуктовых карт оставалась не одна неделя.Из дневников местных жителей узнаем, что в течение месяцев, предшествовавших внедрению распоряжений, «шума» (полиция — «А») и немцы конфисковали «все, кроме картофеля», и были «жестоки с теми, кому где-то удастся выменять жиры». Июльские постановления ухудшили ситуацию. Кузнецов воочию видел, как на шоссе Киев-Дымер «шума» отбирали у людей все продукты, которые те пытались пронести, включая стандартное количество, сопровождая это ироническим «До свидания».Однажды он отправился со своим дедом за продуктами в Пущу-Водицу на север от города. Дорогой они встречали расстроеных людей, которые предупреждали, что возле детского туберкулезного санатория все отбирают. Автор и его дед действительно увидели трех полицейских, а возле них — кучу узелков и бидончиков. «Все дороги на Киев были перекрыты, грабеж был вполне узаконен». Не теряя надежды, Кузнецов с дедом двинулись дальше и таки смогли обменять две сумки кукурузы, фасоли и муки. На обратном пути их подвезли на грузовике немцы. «Когда домой оставалось три минуты хода, плеч и рук мы не чувствовали, плелись, как марафонцы на финише. И тогда-то нас остановили два полицейских.„Далеко несете?“ — иронично спросил один.Мы стояли и молчали, потому что это было невероятно, этого не могло быть.„Снимай“, — сказал второй и начал деловито помогать деду снимать мешок.„Голубчики“, — прошептал ошарашенный дед, — „голубчики“...„Идите, идите“, — сказал первый полицейский.„Голубчики, соколики!“ — дед готов был упасть на колени.Полицейские, не обращая внимания, понесли наши мешки к столбу, где уже лежали несколько корзин. Оказывается, они устроили новое КП и здесь, на подходе к базару. Я потянул деда за рукав, он совсем обезумел, он никак не мог поверить».Многие ограбленные таким образом людей громко протестовали и даже выкрикивали оскорбления в адрес полицейских. Жалуясь на такое поведение в «Новом украинском слове», охранная полиция Киева утверждала, что только выполняет приказы, и опровергала «злостную клевету», что якобы она прибирает к рукам конфискованы продукты.Аналогично вспомогательная полиция конфисковывала продукты в окрестностях других городов и городков — с разрешением и без разрешения. Однако в этих населенных пунктах на рынках и дальше хватало продуктов, а люди в конце концов могли кормиться еще со своих огородов. Зато многие киевляне не имели огородов, а киевские рынки пустели на глазах. До 15 июля еще можно было рано утром тайком приобрести запрещенные товары у крестьян или местных торговцев, но с тех пор киевляне полностью зависели от торговцев, потому что крестьянам запретили въезжать в город.Моральное состояние и настроения населенияЧтобы добыть пищу, киевляне, кроме бартера и контрабанды, прибегали и к другим общественно неодобряемым, даже криминальным действиям. Например, одна студентка Медицинского института ловила и ела кошек. А в первые дни 1943 года по Киеву поползли слухи о каннибализме. Поговаривали, что на Подоле разоблачили банду, которая убивала людей и торговала их мясом.Рассказывали и о продавце колбасы, которого арестовали, ибо одна хозяйка нашла в его продукте кусок человеческого пальца, а сосед обнаружил у него дома части человеческого тела. Официальная пресса сообщала только об одном аналогичном факте — когда пятидесятилетний мужчина по фамилии Корниенко съел шестнадцатилетнюю девушку. Этого Корниенко публично повесили 27 января того же года в центре города.Многие киевляне выживали благодаря воровству на работе и вне ее. Это было опасно. Василия Яблонского и его товарища однажды поймали на собирании соли в железнодорожном вагоне, их избили и бросили в тюрьму. На следующий день туда пришли его родные. Один из немцев-тюремщиков сказал им, что их отправят в лагеря, но другой, пожилой немец, отпустил заключенных...................Как киевляне воспринимали голод? На протяжении 1941 года СД замечал, что они в основном обвиняли «спекулянтов» и удивлялись, почему власть так мало делает, чтобы сдержать рост цен и улучшить продуктовое обеспечение. В декабре 1941 года СД докладывало, что городское население переживает разочарование (прежде всего из-за ухудшения экономического положения) и его смущает слух о запрете браков с немцами.Киевлян также интересовало, является ли отношение к ним как к низшей расе явлением временным или перманентным. Однако в начале 1942 года для подавляющего большинства ситуация прояснилась. «Опять запретили торговать на базарах, — записала в дневнике в апреле 1942 года учительница Л. Нартова. — Что же делать людям, как жить? Возможно, они хотят уморить нас медленной смертью. Очевидно, не удобно всех пострелять».Ирина Хорошунов имела такое чувство, что «вроде умышленно, все время, все делается для того, чтобы ускорить гибель населения». Некоторые поняли, что голод был спровоцирован намеренно, чтобы заставить местное население отправиться на работу в Германию. Писатель Аркадий Любченко сначала был настроен по-прогермански, но летом 1942 года, к своему удивлению, обнаружил, что голод в Киеве «граничит с безразличием... и преступлением».Осенью 1942 года в Киеве (и в остальном Райхскомиссариате) только и разговоров было, что о голоде и принудительной депортации. Нартова и СД в сентябре-октябре зафиксировали реплики, которые звучали в очередях и других общественных местах, такие как: «Сначала евреев кончили, а над нами издеваются целый год, уничтожают ежедневно десятками, губят медленной смертью», «Нам суждено умереть от голода, чтобы освободить место для немцев», «Лучше восстать, чем медленно умирать от голода». А между тем малым детям голод представлялся в виде костлявого, пожелтевшего, страшного старика с клюкой и мешком, который забирал куда-то людей.Возмущение вызвало зрелище немецких мужчин и женщин, которым жилось значительно лучше. Однажды в октябре 1942 года в магазин на углу Фундуклеевской и Нестеровский улиц, который работал только для немцев, подъехала большая фура с белыми булками.Любченко описал этот случай в дневнике: «Запах бьет на всю улицу. Прохожие останавливаются, останавливаюсь и я. Нас все больше. Уже большая толпа. Можно подумать, что здесь произошло какое-то особое событие: кого-то арестовали, кто-то дерется, несчастный случай... Нет! Это огромная толпа жадно пьет запах свежего белого хлеба, голодная истощенная толпа. Она стоит молча. Она смотрит мрачно. Немцы носят хлеб и поглядывают на толпу подозрительно, немного смятенно, как воры. А толпа все растет и угрюмо молчит. И за этой молчаливостью клокочет глубокий гнев и злость. И тут друг друга понимают без слов. И кажется ежеминутно — бросятся, расхватают этот хлеб, сокрушат повозку, разгромят магазин».1 апреля 1942 года, когда первая голодная зима была уже далеко позади, в Киеве официально насчитывалось около 352 000 жителей. В середине 1943 года — более чем за четыре месяца до конца немецкой оккупации — в городе официально жили 295 600 людей. Голодная смерть была не единственной причиной такой быстрой депопуляции: свою роль сыграли и депортации в Германию, и расстрелы. Однако политика голода была важным фактором, ведь она в значительной степени соответствовала размышлениям Гитлера и Эриха Коха 1941 года об опустошении города.Голод был искусственным, и его можно было избежать... И наконец все осознали, кто был настоящим злодеем. Поэтому политика голода не только привела к жертвам, но и усилила антигерманские настроения. Когда 5-6 ноября 1943 года Красная армия вытеснила Вермахт и нацистов из Киева, жители города имели все основания надеяться, что их жизнь от этого только улучшится...Источник:Карел Беркгоф, «Жатва отчаяния: Жизнь и смерть в Украине под нацистской властью». Киев, «Критика», 2011 г.Взято отсюда.

Выбор редакции
11 июля, 00:56

ПРО КИЕВ И ЛЕНИНГРАД. ИЗ РАЗГОВОРА СО СВОЛОЧЬЮ

  • 0

... Этот разговор напомнил мне фразу о том, что, дескать, если бы мы тогда проиграли, то жрали бы сейчас баварские сосиски...avsokolan2018-07-08 00:55 (местное)"...Мои деды и бабки пережили два голода - в 33-м и 47-м году. В оккупации голода не было (я с Кубани). В 41-м был оставлен МИЛЛИОННЫЙ город Киев. При этом постарались максимально уничтожить инфраструктуру и вывезти продовольствие. При этом голода в Киеве не было. Я до сих пор не могу понять, как это немцам удалось сделать!?"skaramanga_19722018-07-10 18:48 (местное)"В 41-м был оставлен МИЛЛИОННЫЙ город Киев"Врать не хорошо!"При этом голода в Киеве не было. Я до сих пор не могу понять, как это немцам удалось сделать!?"А сколько киевлян было до прихода в Киев нацистов (осталось в городе, про миллион, как я сказал. врать не нужно) и сколько осталось в Киеве, когда туда вошла в 1943 году Красная Армия? А?p.s"Я до сих пор не могу понять, как это немцам удалось сделать!?"Я тоже!avsokolan2018-07-10 19:03 (местное)"оккупация длилась больше двух лет. Человек без еды выдерживает три недели. Без воды ещё меньше"skaramanga_19722018-07-10 20:01 (местное)Спасибо за столь "ценную" информацию, но как по поводу моего вопроса вам:"А сколько киевлян было до прихода в Киев нацистов (осталось в городе; про миллион, как я сказал, врать не нужно) и сколько осталось в Киеве, когда туда вошла в 1943 году Красная Армия? А?"Ну, назовите мне эти цифры! Просветите меня!avsokolan2018-07-10 22:40 (местное)"Миллионный - я имел ввиду что Киев был миллионником (или около того) до войны. Думаю, как минимум половина Киевлян осталась на момент оккупации (если не считать сотен тысяч пленённых солдат). Но даже если их там осталось и сто тысяч, наладить хозяйственную жизнь среди этой полностью дезорганизованной массы людей, причем наладить быстро, в течении пары-тройки недель - это сложная логистическая задача. Я нигде не читал, чтобы зимой 41-го в Киеве было трупоедство, как это было в блокадном Ленинграде. Я также не утверждал, что в оккупации у киевлян была сладкая жизнь, да её и нельзя было ожидать, т.к. в городе сразу же начали взрывать дома"skaramanga_19722018-07-11 00:20 (местное)"Миллионный - я имел ввиду что Киев был миллионником (или около того) до войны"Правда? Не врете? А кто же тогда написал вот это:"В 41-м был оставлен МИЛЛИОННЫЙ город Киев""ОСТАВЛЕН" - это ДО войны или ВО ВРЕМЯ войны? Или вы второй раз соврали?Далее. А может "миллион" не миллион, а 846 тысяч до войны? А???Теперь о том, сколько было в оккупации. 1 апреля 1942 года по инициативе бургомистра Киева Форостовского была ПРОВЕДЕНА ПЕРЕПИСЬ НАСЕЛЕНИЯ Киева! Согласно её результатам, по состоянию на 1 апреля 1942 года в Киеве проживало УЖЕ 352.139 человек. Я говорю УЖЕ, поскольку ДО этого были первые "акции" немцев в Бабьем Яру, выявление, аресты и расстрелы оставшихся в городе коммунистов, комсомольцев, подпольщиков. Цифра населения Киева ОСТАВЛЕННОГО Красной Армией - около 400 тысяч! А НЕ МИЛЛИОН, как вы написали в самом начале!На момент освобождения города их было не более 180 тысяч. Про этих людей кинорежиссер Александр Довженко написал:«Населения в Киеве практически нет. Есть небольшие кучки убогих, нуждающихся и нищих людей. Нет детей, нет девушек, нет юношей. Только бабы и калеки».Вот так!На 1 января 1944 года в Киеве проживало 250 тысяч человек, а через год — 472 тысяч человек.Т.е. мы можем четко и однозначно сказать, что с момента, когда Киев оставила Красная Армия и до момента, когда она вошла в город, население Киева СОКРАТИЛОСЬ с 400 тысяч до 180. Куда делись остальные???Главным образом - расстрелянные и угнанные в Германию. Так, только за пять месяцев 1942 года из Киева на принудительные работы было вывезено почти всё трудоспособное население, поэтому 6 июня городской голова издал постановление N 126 «Об обязательной работе детей 11-14 лет в пределах города Киева»."Я нигде не читал, чтобы зимой 41-го в Киеве было трупоедство, как это было в блокадном Ленинграде"Скотство это! Скотство сравнивать условия блокадного города, блокаду которого организовали сами же нацисты и их союзники финны, и города, оккупированного этими же нацистами. Как я понимаю, вам бы очень хотелось, чтобы Ленинград также был оккупирован врагом? Конечно, по вашей "логике", это сохранило бы жизни защитникам города и его жителям. Правда?"... в сентябре 1941 г. немецкий военно-морской штаб издал секретную директиву «О будущности города Петербурга». Во втором параграфе ее говорится следующее:«Фюрер решил стереть город Петербург с лица земли. После поражения Советской России нет никакого интереса для дальнейшего существования этого большого населенного пункта...»В параграфе четвертом сказано:«Предположено тесно блокировать город и путем обстрела из артиллерии всех калибров и беспрерывной бомбежкой с воздуха сравнять его с землей. Если вследствие создавшегося в городе положения будут заявлены просьбы о сдаче, они будут отвергнуты...».............В октябре 1941 г. верховное командование фашистских вооруженных сил издало директиву относительно судьбы Ленинграда. В ней, в частности, предусматривалась возможность возникновения в блокадном городе эпидемии. Опасаясь, что эпидемия может распространиться за пределы Ленинграда, гитлеровское командование приказывало уничтожать население орудийным огнем, если оно вдруг начнет покидать город"Новиков Александр Александрович"В небе Ленинграда""т.к. в городе сразу же начали взрывать дома"Правда? К сведению, первыми дома в Киеве начала взрывать нацисты. И случилось это 22 июня 1941 года, в первый день войны.p.sОт себя:Это Киев. 1944 год. Как Вы думаете, кому эта женщина показывает кукиш?Ответ здесь!... И еще. Я упустил в общении момент о том, был или не был в Киеве голод во время оккупации. Но об этом будет отдельный материал, который, в свое время, произвел на меня очень большое впечатление. А пока, в качестве эпиграфа к этому материалу:«...У немцев праздник. Все ходят сытые, довольные, елки везде у них горят. А все наши как тени передвигаются, сплошной голод. Люди покупают продукты стаканами на базарах и варят жидкую похлебку, едят без хлеба, так как хлеб дают только два раза в неделю по 200 граммов. И такое питание — в лучшем случае... Умирают все. Многие болеют тифом»

Выбор редакции
10 июля, 13:41

ПОЛЕТ НА ЛУНУ – ГРАНДИОЗНАЯ ЛОЖЬ! ЗАЯВЛЕНИЕ СОВЕТНИКА ДОНАЛЬДА ТРАМПА

  • 0

Буквально несколько дней тому назад, моя коллега по работе, от нечего делать, стала смотреть на youtube разные сюжеты на тему космоса и первых космонавтов. "Краем глаза" это "посмотрел" и я. Тема космоса мне особо не интересна, однако про первых советских космонавтов (после Гагарина) я смотрел с заинтересованностью. Просто хотел чуть больше знать про обстоятельства их полетов и гибели.... тема полета американцев на Луну мне известна в общих чертах. Слышал я и о фальсификациях по ней. А сегодня утром youtube "предложил" мне посмотреть вот этот сюжет, после просмотра которого я еще больше утвердился во мнении, что полет на Луну - грандиозная американская фальсификация...p.s"Зато Незнайка на луне был"! Сергей Иванов 7 месяцев назад

Выбор редакции
09 июля, 00:02

СТАЛИНГРАД. БЕССЛАВНЫЙ КОНЕЦ

  • 0

Вместо эпиграфа:31 декабря 1942 года один из немецких солдат армии Паулюса, окруженной под Сталинрадом, отправил письмо своей семье в Берлин:«Сейчас канун Нового года, а когда я думаю о доме, у меня сердце разрывается. Здесь все плохо и безнадежно. Уже четыре дня я не ел хлеба и живу только на супе в обед, а утром и вечером глоток кофе... Всюду голод, холод, вши и грязь. Днем и ночью нас бомбят советские летчики, почти не прекращается артиллерийский огонь. Если в ближайшее время не произойдет чудо, я погибну, мне очень плохо... Иногда я молюсь, иногда думаю о своей судьбе. Все представляется мне бессмысленным и бесцельным. Когда и как придет избавление? И что это будут — смерть от бомбы или от снаряда? Или же болезнь? Такие вопросы занимают нас постоянно... Как может все это вынести человек? Или все эти страдания — наказание Божье? Мои дорогие, я не должен был вам этого писать, но мое терпение кончилось, я растерял и юмор, и мужество, я разучился смеяться. Мы здесь все такие — клубок дрожащих нервов, все живут как в лихорадке. Если из-за этого письма я предстану перед трибуналом и меня расстреляют, то для моего измученного тела это будет избавлением от страданий».... это письмо в Берлине так и не получили...Оригинал взят у моего друга и коллеги oper_1974"25 ноября мы приняли радиограмму: русские танки прорвались и пытаются окружить нас. Мы сразу, наперед, получили денежное довольствие и ждали приказа отступать на запад. Над нами постоянно летал наш самолет-разведчик и радировал на командный пункт о местонахождении русских танков и возрастании их числа.  Берлинский лейтенант, который так постыдно обходился с "готтентотами", целый день торчал на радиоточке, не снимая наушников, и растерянно слушал передаваемые прямым текстом сообщения разведчика. Его нервы были на пределе.  Днем мы слушали новости, где и на какую глубину прорвались русские, а вечером на нашей радиоволне слушали наводящую ужас русскую пропаганду: "Сталинград - это смерть, никто не выйдет отсюда живым. Спасайтесь, переходите к нам, имея при себе сопроводительный листок, который мы постоянно сбрасываем на ваши позиции.  Вы будете дружески приняты нами и не станете больше мерзнуть и страдать от голода, вы будете свободны, как и мы - те, кто перешел раньше вас".  Наконец, по радио мы приняли приказ по 6-й армии, но не тот, которого ждали, а совсем другой: отступать не на запад, чтобы выйти из окружения, а на восток, к Сталинграду, и занять там круговую оборону.  С тяжелым сердцем мы спешно покинули наши так хорошо оборудованные теплые бункеры и на автобусах с работающими станциями спустились по узкому крутому съезду вниз, к Дону, где примкнули к колонне перед мостом у Калача, приготовившись к переправе.  Эту ночь я никогда не забуду. Внизу перекатывались темные волны, вдали вспышками взрывов озарялся Сталинград, земля содрогалась, как при раскатах грома, а вокруг царила нервозная суета. Потом загрохотало совсем близко - начали взрывать наши тяжелые орудия. Все это порождало ощущение беззащитности. Если русские и в самом деле атакуют, нас можно взять голыми руками.  Колодец был единственным источником воды на большой территории. Сюда беспрерывно приходили солдаты из других воинских частей. И вдруг я увидел до боли знакомое лицо. Передо мной стоял родной брат Петер, который был младше меня на 8 лет и перед войной начал изучать медицину.  Сначала мы не помнили себя от радости, а потом как-то сникли, осознав ситуацию нашей встречи. Я знал только, что он был призван в армию немного раньше меня и благодаря высокому росту попал в гвардию, охранявшую главный штаб немецких войск в Югославии, а потом его куда-то перевели.  Он сказал, что ему разрешат продолжать учебу лишь после того, как он побывает на фронте. Служба в охране не засчитывалась и не давала права на продолжение учебы. Почти одновременно со мной он был послан на войну в Россию в качестве унтер-офицера медицинской службы.  Наши пути проходили почти рядом, он находился в 297-й, а я в 44-й дивизии. Его дивизия поддерживала непрерывную радиосвязь с нашей через нашу радиостанцию, а мы ничего друг о друге не знали.  В отпуске он тоже не был. Мои домашние всегда знали о моем местонахождении, потому что я с женой договорился о коде, при помощи которого всегда информировал ее о географической широте и долготе и названии местности. Поскольку наша фронтовая почта проходила строгую цензуру, писать открытым текстом было бесполезно, все вычеркивалось или замазывалось черной краской. О моем коде никто не догадывался, хотя он был очень простым.  Мы поговорили о положении на фронте. Мой брат рассказал, что командир их дивизии улетел самолетом, якобы формировать новую дивизию. Сам он не знает, что станется с ним и с остатками 297-й дивизии. Я видел, что Петер - в глубокой депрессии, и пытался как-то ободрить его. Но тут вдруг заиграл "сталинский орган", о котором мы почти забыли, разрывы снарядов все больше приближались к нам, нужно было срочно уходить в укрытие. Мы успели лишь пообещать друг другу почаще встречаться и поддерживать связь по радио. Но судьба распорядилась иначе. Мы больше так и не увиделись. Уже находясь в плену, я случайно встретил солдата из разбитой 297-й пехотной дивизии, который воевал вместе с братом во время прорыва русских у Бабурино 10 января 1943 года.  Сам солдат участвовал в ближнем бою и был пленен русскими. Мой брат, по его словам, скорее всего погиб. Кстати, той же военной зимой мне сообщили, что пропал без вести наш самый младший брат, призванный в армию и тоже ставший радистом в частях, дислоцированных у озера Ильмень. Иногда нам бросали "продовольственные бомбы", которые не всегда попадали туда, где в них больше всего нуждались. Они доставались тем частям, на чей участок падали. Получалось так, что в отдельных подразделениях не было особого недостатка в продуктах и там привычно праздновали Рождество. Были даже подразделения, которым не пришлось взрывать свои продовольственные склады. Наши же, западные части, отходя по приказу через Дон на восток, потеряли свои склады и ничего не получили от тамошних частей. Особенно ощущалась нехватка мяса. Но мы нашли способ помочь самим себе. В поле перед русскими позициями виднелись какие-то заснеженные бугорки. Мы решили, что это - занесенные снегом трупы лошадей. Дождавшись затишья, мы скрытно подползли к одному из бугров и на самом деле нашли там убитую лошадь. Мы отрубили кусок конины и быстро поползли обратно. Потом размораживали добычу в кипящей воде, пропускали через мясорубку, лепили "кёнигсбергские биточки" и варили их в кипятке. От чего сдохла лошадь, мы не задумывались. Это был праздничный, Рождественский обед, как оказалось, безопасный для здоровья. На кухне нам предложили только сухие овощи. Настало 10 января 1943 года. Русские уже отбросили резервную армию. Теперь они собрали все силы, чтобы покончить с нашей армией. В мгновение ока потеряли мы последний аэродром. Происходили жуткие сцены. Как раз в то время, когда в Ю-52, двигатели которых уже работали, погружали раненых и больных, к взлетной полосе прорвались русские солдаты. Самолеты пошли на взлет, экипажи не считались с людьми, которые хватались за шасси и другие выступающие части самолета, лишь бы улететь. Спустя какое-то время, совершенно окоченев, они падали на землю. Утром 10 января на наш участок обрушился сильный артиллерийский огонь. Русские стреляли из всех калибров орудий почти всю первую половину дня. Мы сидели в нашей пещере, имея над собой многометровый слой лёсса. Мы слышали разрывы снарядов и мин, но почти ни Крупицы породы не упало на нас со сводчатого потолка. Наш командир подтрунивал над нашей трусостью, потому что мы не осмеливались выходить из пещеры к автобусу с радиостанцией. Он показал свою "храбрость" и вышел. Рядом с ним взорвался снаряд. Один задел командира. На его счастье осколок лишь разорвал галифе выше колена. Гауптман вернулся с бледным лицом и больше не говорил о трусости. Но взрыв оказался не так безобиден. Один осколок попал в лоб старшему повару. Тот сразу погиб. Пострадала и часть техники. Тотчас после этого поступило известие, что сбоку от нас прорвались русские. Мы сразу получили приказ сниматься и отходить в город. Вечером мы уже подходили к окраине города. Мне повезло: из-за обмороженных ног я ехал на передвижной радиостанции. Но в окно я видел, как слева и справа солдаты в изнеможении падали в глубокий снег, они не могли идти дальше и оставались лежать. Помощи больше не было. Армия распалась. Ночь мы провели в автобусе связи. Над нами пролетел русский самолет, сбросив несколько бомб. Осколки прошили радиостанцию, несколько из них задели мне плечо, а один ударил в лобную кость, но, вероятно, плашмя и на излете. Видимо, я родился под счастливой звездой. Я сам извлек осколки и продезинфицировал легкие раны. На следующий день русские танки подошли к нам совсем близко и открыли огонь по машинам. У нас были большие потери в людях и технике. Как я уже упоминал, нашего лейтенанта-берлинца тоже разорвал танковый снаряд. Для нашей части это было последним сражением." - из воспоминаний ефрейтора роты связи 44-й (австрийской "Нoch und Deutschmeister")дивизии вермахта Ф.Заппа.

Выбор редакции
02 июля, 14:11

РУССКИЕ ВОЙСКА НА ЗАПАДНОМ ФРОНТЕ. 1916-1918 ГОДЫ

  • 0

Я продолжаю публиковать у себя в ЖЖ самые интересные материалы "Цифровой истории". И сегодня о русских войсках, воевавших в годы Первой мировой войны во Франции. Если честно, я сам знал об этом крайне мало. Теперь знаю и Вам рекомендую!"Самарский исследователь Олег Ракшин рассказывает о Русском экспедиционном корпусе, который с 1916 года воевал на Западном фронте Первой мировой. На чужбине русские войска храбро сражались в так называемой "бойне Нивеля", но в 1917 году подняли антивоенное восстание в лагере Ла-Куртин. Выходцами из русского легиона были Маршал Советского Союза Родион Малиновский и легендарный советский разведчик бывший генерал-майор РИА Павел Дьяконов".p.sИз прошлых публикаций "Цифровой истории" у меня в ЖЖ:1918. РАЗГРОМ ПОЛКОВНИКА ХАССЕЛЬДОНА(эпизод иностранной интервенции 1918 года)БЕЛЫЙ ТЕРРОР ПРОТИВ СВОИХ: ТРАГЕДИЯ У ПЕРЕВАЛА СЕЛЬКЕ(о терроре атамана Бориса Анненкова, развязанном против собственных казаков, отказавшихся от продолжение борьбы с большевиками)