ВОПРОСИК Блог кричащих статей и правдивых историй http://so-l.ru/news/source/voprosik Mon, 19 Nov 2018 13:27:29 +0300 <![CDATA[Уточнения по сайту]]> Ввиду вопросов в личку и в комментариях могу дать ответ на некоторые:

Проект закрывается из-за падения посещаемости и очевидного тупика самой концепции. С 20 000 посетителей в день посещаемость упала до 1000-1300. Причина в ориентации на поисковые машины и запросы пользователей, при начальной политике, которая себя оправдывала в начале работы и стала тупиковой при смене приоритетов поисковиков.

Резервная копия весит 750 мб без медиафайлов и несколько гигов с ними. Читать это с компьютера очень сложно если не установить OSPanel или Dallas, или же нужно делать импорт на движок вордпресса на сервере, что не всякий читатель сможет сделать.

Оплата хостинга заканчивается 1 числа июля, после чего владелец отформатирует сервер в любое удобное для него время. Может сразу а может тогда, как кто нибудь купит у него те сектора на которых находится сайт, то есть возможно сайт исчезнет через 2 минуты после окончания оплаты а может и через месяц.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_06_29_utochneniya_po_saytu Fri, 29 Jun 2018 13:35:21 +0300
<![CDATA[Сословное общество в России]]> Фактически, уже построено классическое сословное общество в России, в стиле XVIII-XIX века. И «высшие» сословия уже осознали свой статус и четко понимают, что разного рода институты, созданные для сословий низших (типа суда, прокуратуры и так далее) не имеют право даже касаться своими грязными руками представителей верхней части общества.

Те наши граждане, которые интересуются жизнь чиновников и депутатов, неоднократно обращали внимание на поведение этих людей с точки зрения отношения к стране и народу в целом. Сюда относится и принимаемые законы, и выписываемые премии, и поведение на улицах.

При этом главным «дресс-кодом» для входа в «высшие» сословия является, конечно же, имущественный ценз. Отсюда гонка за дорогими машинами, костюмами, дачами и самолетами. Чем дороже — тем выше вероятность, что тебя пустят в самые модные салоны. Чем более дешевая машина — тем выше вероятность, что не пустят. Есть, конечно, отдельные исключения, но они только подтверждают правила.

наука

Распределение внутренних текущих затрат на исследование и разработки по областям науки, %
Источник: Наука, технологии и инновации России: 2012. С. 35.
Каким образом подрывается образование и наука в России
в статье

Как и кто уничтожает образование в России
в статье
Зачем разрушают систему образования?
в статье
Состояние науки в России подробно
в статье
Настоящий рейтинг ВУЗов России

Я даже не буду объяснять, что для современного общества сословное регулирование — это смерть. Просто потому, что никакой современной техники (современной — это значит, новее, чем начало ХХ века) сословное общество в России построить не может, там высокие должности даются по происхождению, а не по способностям. Любая сложная технологическая система в таком обществе рассыпается крайне быстро (как это у нас происходит).

Ну, для примера. Представитель «высокого» сословия становится директором крупного завода. Он вызывает своих подчиненных и спрашивает: «Как будем жить?» Старые инженеры начинают ему мутить голову разными инновациями, сетями, закупками, инвестициями, подготовкой кадров и прочей мурой … Он их спрашивает: «А сколько денег в месяц я по вашему плану смогу выводить в свой карман?» Те в ужасе: «Да тут нужно сотни миллионов вкладывать …» И он теряет к ним любой интерес. А какой-нибудь опытный парень из ХОЗУ ему говорит: «У меня есть друзья — застройщики, на территории завода можно построить столько-то метров жилья! Ваша доля — 200 миллионов долларов плюс мы создает управляющую компанию, которая будет обслуживать этот жилой массив!» Единственный вопрос, который он получает в ответ: «Слушай, а мы же делаем ракеты, которые там, где-то, наша армия использует, и больше их никто не делает … Голову не оторвут?»

Все остальное сводится к техническим операциям по защите от прокуратуры и следственного комитета. Я таких операций видел десятки. И, что характерно, из представителей «высших» сословий не наказан никто … Правда, в последнее время ситуация стала немножко меняться, но только немножко, поскольку точечными посадками в ситуации, когда уже все чиновники перешли на такую модель обойтись сложно. Тут нужна революция.

Некоторые проблемы России
В статье:

Аналог Путина в римской истории
В статье:
Похожа ли Россия на Карфаген?
В статье:
Предсказание Троцкого о современной России
В статье:
Почему Запад обгоняет Россию?

Напомню, что революции 1917 года как раз были следствием ненависти общества к сословному его характеру. Государство вообще не может существовать нормально, если общество ненавидит правящую верхушку. А уж если есть еще и внешне давление, то взрыв практически неизбежен, недаром в ХХ веке развалились все европейские империи (Османская, Австро-Венгерская, Германская, Российская и даже, чуть позже, Британская). СССР возродился на территории Российской империи только благодаря тому, что сословное общество в России было ликвидировано. И — погиб, как только оно стало возрождаться.

Нам категорически необходимо это сословное общество в России истребить в зародыше. Просто потому, что иначе нас ждет катастрофа.

Сейчас у нас общество сословное! И скажите спасибо, что пока не возродили крепостное право и не стали соревноваться крепостными театрами! Впрочем, футбольными командами уже соревнуются! В общем, перед нами сегодня встала задача буржуазной революции. Ну, или, как в Средней Азии — от феодализма к социализму, минуя капитализм.

В потоке разнообразной аналитики, которая ежедневно выплескивается сегодня на читателя, иногда бывает очень трудно увидеть нечто действительно серьезное. Благодаря блогам слишком много людей стало писать о том, что они видят и слышат, поэтому качество аналитики (количество интересных мыслей на десяток публикаций) в целом за последние годы очень серьезно снизилось.

Проблемы госслужбы в России
В статье:

Как работают суды в России
В статье:
Следствие глазами социолога
В статье:
Откровения чиновника о работе

Однако периодически попадаются тексты, которые заслуживают самого пристального внимания. И сегодня мы нарушим нашу традицию анализировать несколько источников блогосферы, и посвятим внимание только одному. Речь идет об опубликованном 25 февраля тексте Михаила Хазина «Прогноз для России на 2017 год». На наш взгляд, это действительно весьма важный текст для понимания истинных проблем развития России и тех рисков, которые перед ней стоят.

Если говорить о сути этого программного текста, то, на мой взгляд, Михаил Хазин дает весьма точно описание тех трех концептуальных проектов развития страны, вокруг которых происходит концентрация практически всех политических сил внутри России. Первый проект — это проект глобальных либералов, которые хотят построить в России общество потребления, как на Западе, а себя видят смотрящими от Запада за российской территорией, полностью встроенной в западный мир на правах ресурсной провинции.

«У нас это условные «либералы», к которым относится вся «приватизационная» элита, часть бюрократии и часть предпринимательского сообщества (в основном связанные с госзаказами). Ее задача — ликвидировать Путина, по возможности организовав управленческий и общественный хаос. Судьбы России этих людей не волнуют, они будущее себя и своих детей с нашей страной не связывают, хотя поворовать еще какое-то время готовы. Эта группа контролирует экономическую политику страны со времен Гайдара. Их, локально, устраивает сословное общество в России и устройство государства, но только при условии, что они будут определять его политику. Эта группа находится в активной позиции» — так их характеризует Михаил Хазин.

Как устроено российское общество
В статье:

Скрытая реальность в России
В статье:
Скрытые пружины России
В статье:
Построение нации в России

Второй проект — это проект православных монархистов, которые видят смысл своего проекта России в том, чтобы под любым соусом вернуть монархию. Российский Царь со всем корпусом обеспечивающих его функционирование институтов, в том числе, церкви, — вот та цель, к которой стремится эта политическая группа. Как и у либералов, этот проект предполагает, что монархисты образуют правящую Россией касту, а народ будет той почвой, которая будет подпитывать этот хрустальный дом новых помещиков и буржуа, обеспечивать непрекращающийся «хруст французской булки» в их опочивальнях.

Михаил Хазин следующим образом описывает эту группу: «Вторая группа, православно-монархическая. Они патриоты (и в этом смысле с «либералами» они согласиться никак не могут), но при этом хотят возрождения «старого доброго времени», в предположении, что именно они станут основой привилегированных сословий. Очень важная вещь: церковь нужна потенциальным дворянам (читай — патриотическим чиновникам) для того, чтобы провести «мостик» между царской Россией и нынешним временем, поскольку преемственность дворянского сословия была полностью разрушена».

Я бы добавил еще один очень очевидный фактор того, почему церковь нужна православным монархистам — для того, чтобы держать народ в повиновении. Им не нужны думающие, образованные люди, которые будут ставить под обоснованное сомнение действующую скалигеровскую историю, задаваться вопросами о том, откуда у древних людей были знания, но не было инструментов, техники, а главное — метода научного познания для их получения и так далее. И главное — церковь не способствует избавлению человека от тех проблем и комплексов, из-за которых он страдает, а только все больше их усугубляет, так как она занимается не их лечением, а эксплуатацией, так как если человек выздоровеет — то он вернется к продуктивной творческой или обыденной жизни.

Откуда же взялась эта вторая группа скрытых либералов-западников, рядящаяся в тогу православных монархистов аки Наталья Поклонская и иже с ней? — «Альтернативно одаренная» команда будет работать по нескольким основным направлениям. Первое — продолжение попыток ввести сословное общество в России и государство. При этом главным «ударным инструментом» стала довольно специфическая группа, которая уж точно не является либеральной: это православно-монархическая группа.

Она активно пропагандирует соответствующие ценности, от пропаганды «белого» движения до прославления Николая II. При этом главной особенностью их пропаганды является то, что, скажем, в отличие от Франко, который в какой-то момент перешел к политике национального примирения, у нас речь идет не о примирении, а о ликвидации альтернативного имперского направления — социалистического. То есть, иными словами, в реальности православно-монархическая группа в нашей политической элите используется либералами для разрушения единства в рамках имперского направления в политике России».

Поэтому когда от православных монархистов мы слышим идею необходимости примирения советского и царского периода истории, то надо понимать, что речь идет исключительно об одном — сначала о подчинении советского периода истории монархическому, а затем и о его постепенной ликвидации.

Третий проект — это проект, который можно назвать по разному — имперский социализм или социалистический империализм, в зависимости от того, что закладывается в основание Империи — сама Империя как многоязыкий народ, или социализм как качественная характеристика строя, но суть его проста — это общество социальной справедливости с частной собственностью, но которая будет находиться под жестким контролем государства, чтобы обеспечивать социальную справедливость в обществе.

«Третья группа — это социалистические патриоты, которые хотят возрождения империи, но на принципах справедливости и равенства людей. Эта группа находится сегодня в глубоком пассиве, но поддержка ее со стороны населения, как я уже писал выше, очень растет. И если вспомнить логику связки трех сил» («если две силы в пассиве, а одна в активе, то выигрывает активная; а если две в активе, а одна в пассиве, то выигрывает пассивная»), то можно сказать, что политическая ситуация в России будет характеризоваться усилением социалистической идеологии, направленной на справедливость по отношению ко всем гражданам».

То есть, социализм и Империя — не противоречат друг другу. И пример этого — Советский Союз, который дал и равные права всем населяющим его народам, и социализм как принцип распределения прибыли. Конечно, СССР оказался не идеальной общественно-экономической формацией (ОЭФ), слишком в сложных условиях он пробивал себе путь в жизнь, слишком слаба еще была теоретическая база. Но достижения СССР на фоне кровавых итогов Первой мировой и междоусобной гражданской войны, разрухи первых лет построения первого в мире социалистического государства, которому мировой капитализм объявил войну на выживание, разрушений Великой Отечественной войны — просто потрясают.

Если бы СССР сохранился еще двадцать-тридцать лет, то он бы сегодня правил миром. Но за одного битого — двух небитых дает. Мы знаем, что мы потеряли, и знаем, как это усовершенствовать так, чтобы эта идея стала светить всему миру и Россия вернула себе то призвание, которое у нее и было на протяжении всей мировой истории.

Монархическое движение в России
В статьях:

Православные фашисты и царебожники
В статье:
Кто стоит за монархизмом в России
В статье:
Зачем возрождают монархию?
В статье:
Масоны готовят православного царя
В статье:
Кому и зачем нужен монархизм

Поэтому соглашусь с мнением Михаила Хазина о том, что «тяга российского общества к империи все более и более приобретает социалистические оттенки, как бы это ни раздражало монархистов. Более того, усиливаются и националистические тенденции, причем не только в национальных регионах, но и чисто русских. Дело в том, что демонстративное игнорирование бюрократией населения ведет к тому, что неминуемо появляются силы, которые объясняют такое пренебрежение национальной дискриминацией (русской верхушкой для национальных элит и, наоборот, антирусской — для русского населения).

При этом бюрократия России в этом месте поддерживает монархистов в части воссоздать сословное общество в России, хотя и побаивается, что «государь-император» может потребовать ответственности. Вообще, это главный элемент современной политической жизни — восстановление политической активности на базе понятий «ответственности» — для власти и «справедливости» — для общества. В этом и причина роста популярности Сталина — он ассоциируется с ответственностью чиновничества перед обществом. И все попытки пропаганды, направленной на привязке к Сталину репрессий (кстати, не всегда исторически оправданной, поскольку, например, террор 36−38 гг. организовали люди, которые своей целью ставили ликвидацию Сталина и собственный приход к власти), сводятся к одному единственному тезису: «Расстреливал? Чиновников? Этих? Мало!»

На какой же почве происходит объединение прозападных либералов и православных монархистов и их борьба с имперскими социалистами? По мнению Михаила Хазина, на почве сословного общества: «объединение либеральной «приватизационной» элиты и православных монархистов на теме тяги к тому чтобы построить сословное общество в России показывает, что для них на самом деле является главным. Провал всех праволиберальных партий связан, на самом деле, с одним очень простым обстоятельством: лидеров этих партий совершенно не волновали гражданские свободы и необходимость соблюдать законы, не говоря уже об интересах предпринимателей, они думали о своих личных коммерческих интересах. И это проявлялось в реальных политических действиях, что и привело к известным результатам.

Кто стоит за монархизмом
В статьях:

Царские останки - фальшивка
В статье:
Кем являются претенденты на российский престол
В статье:
Зачем возрождают монархию?
В статье:
Кто стоит за Натальей Поклонской

Что касается монархистов, то они прямо говорят о необходимости вернуться к основному обществу, но в рамках ряда других тезисов и только их готовность к сотрудничеству с либеральной «приватизационной» элитой говорит о том, что именно восстановить сословное общество в России является их главной целью. Отметим, кстати, что именно сословное общество в России стало не просто главным тормозом для развития империи в конце XIX — начале XX века, но и привело к поддержке практически всем образованным обществом эсеровского террора. Просто потому, что все понимали, что «по-доброму» сословная элита от своих позиций не откажется. Очень бы не хотелось, чтобы и в начале XXI века мы вернулись к аналогичной ситуации, тем более что, сегодня террор будет куда опаснее, поскольку направлен будет не против того что есть сословное общество в России, а против всего государства в целом».

Это — очень точная характеристика процессов, происходящих в российском обществе, которые имеют для будущего России не меньшее значение, чем гражданская война на Украине или действия российских ВКС в Сирии. Более того, такие внешние весьма яркие стимулы хорошо отвлекают внимание населения от тех действительно важных проблем социального и имущественного равенства, отделения церкви от государства, постепенной ликвидации в России того общества равных социальных возможностей, которое было в СССР.

Поэтому новая российская имущая элита как никто заинтересована в том, чтобы сохранить свое имущественное превосходство над подавляющим большинством весьма бедно живущего народа. Поэтому рано или поздно, а судя по всему — уже, она задумается над институализацией своего имущественного статуса как привилегированного общественного сословия. В этом плане ей, по большому счету, все равно, по какому сценарию будет осуществляться ликвидация доставшегося России в наследство от СССР социализма — по сценарию вхождения в западное сообщество на правах второсортного сырьевого придатка или же на правах православной монархии, но точно также обслуживающей своих западных покровителей (Британский королевский дом).

Династия Романовых началась с предательства

Поэтому, на мой взгляд, Михаил Хазин абсолютно прав в том, что проект православных монархистов — это лишь подвариант проекта либерального реванша, который пытается запустить определенная часть западных элит, чтобы снова лишить Россию мировой и геополитической субъектности. Только социальной базой для него должны стать те, кто ассоциирует себя с православием и монархией, царизмом. Однако это лишь очередная обманка для русского народа, поскольку именно немецкий царизм на Русском престоле был наиболее реакционной и консервативной формой сдерживания развития самой России, результатом чего и стали две революции 1917 года.

Хотелось бы напомнить, что сначала царизм снесли либералы, которые хотели обустроить Россию на западный манер, и только потом, когда их проект разграбления России стал вызывать закономерное сопротивление в народных массах, их уже снесли большевики, предложив людям идеи социальной справедливость, ликвидации классов и сословий, равные права и возможности. Именно благодаря тому, что в целом, в ужасающих внешних условиях, это общество было построено к 1940 году, мы и выиграли войну с тем фашистским монстром, который начал взращивать Запад сразу же после того, как увидел, что ему не удалось удавить силой и кровью первое в мире социалистическое государство.

И вот, к 2017 году ситуация в России созрела таким образом, что мы видим в целом повторение ситуации 1917 года, только на новом витке исторического развития. То, что это именно так, подтверждают и мировые геополитические и социальные процессы:

«Эта тенденция еще более усилится в связи с тем, что крайне ужесточается во всем мире противоречие с исламским фундаментализмом, который, в условиях либеральной глобализации, поднял флаг борьбы с неравенством. Да, равенство, которое он предлагает, весьма и весьма специфическое, но в условиях полного отсутствия альтернативы и постепенного перехода «среднего» класса в состояние «новых» бедных, он будет идти по планете с триумфом. Если — ему не предложат альтернативы. Которая на сегодня может нести только социалистические оттенки. Собственно, именно этого ждет сегодня мир от России, именно этим вызван повышенный интерес к нашей стране.

И усиление социально-политической активности, которое лучше всего видно в Санкт-Петербурге, как раз показывает, что общество поддерживает не православно-монархическую альтернативу «приватизационной» элите, а именно социалистическую. Что хорошо видно по численности митингов «за» и «против» передачи Исаакия церкви. Отметим, что в Москве это, судя по всему, поняли, даже в Патриархии, в связи с чем в последние дни принято решение о том, чтобы отложить процесс передачи.

Повторю еще раз, поскольку это принципиальный вопрос: общество протестует не против православной Веры (за которую почти все, за исключением мусульман, конечно), а против конкретного института, живущего (как бы не была сложно устроена его внутренняя структура) в рамках «приватизационной» логики. Кстати, один из факторов протеста — это поведение Патриархии (как целого), которая, судя по всему, совершенно не понимает, что ее имущественные интересы и вера в Бога — это не совсем одно и тоже».

На мой взгляд, Михаил Хазин очень тонко обозначил основные три проекта, которые в настоящее время существуют в России и к которым сводится в основном все партийное и общественное многообразие идей в обществе. Вместе с тем, данное понимание имеющейся проблемы автоматически приводит нас к следующему выводу — сословное общество в России, за которое, по мнению Хазина, ратуют либералы и православные монархисты, лишь частный случай классового общества в том варианте, в котором оно существовало в России на начало двадцатого века — верхам всё, низам ничего. На самом деле, сословное общество в России — это общество классовое, разделенное по принципу отношения к собственности: владеешь чем-либо, или только лишь наемный работник.

В этом плане, чем отличается новый социализм от этих двух проектов? Он допускает наличие частной собственности, однако она должна находиться под усиленным контролем государства. Главный вопрос — это наличие диспропорции между той прибылью, которую получает собственник предприятия или компании, и той частью прибыли, которая присваивается наемными работниками. В обществе социальной справедливости не может быть и речи о том, чтобы один человек увеличивал свой капитал на миллиард в год при средней зарплате в корпорации, например, на уровне всего в 500−700−1000 долларов.

«Система построения российского общества будет все более и более напоминать Россию начала ХХ века, только вместо консервативного и безграмотного крестьянства у нас сегодня городская беднота, не имеющая никаких шансов на то чтобы «подняться» (поскольку нет ни системы образования, ни потребности в грамотных управленцах). Но ненависть к власти и в том, и в другом случае беспредельная. А если учесть, что и Февральская революция и Великая Октябрьская социалистическая революции были, на деле, верхушечными переворотами, то это наводит на определенные ассоциации. Да, они, безусловно, в 2017 году себя еще не проявят, но тенденция, что называется, налицо».

Исходя из данного понимания, мы видим, что в сегодняшней России социализм, с одной стороны, одно из самых непопулярных среди элиты течений политической мысли, с другой — наиболее востребованное российским народом, как и народами других бывших республик СССР, которые проиграли от распада Союза еще больше, чем Россия, и влачат свое существование в бедности, нищете, социальной и творческой беспросветности, в результате чего агрессивный национализм получает питательную почву для своего развития. Поэтому выбор между социализмом и капитализмом — это не выбор между бедной и богатой Россией, это выбор между Россией и пропастью.

Источник: https://regnum.ru/news/2245382.html

Источник: https://vlaad-len.livejournal.com/348983.html

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_06_27_soslovnoe_obshestvo_v_rossii Wed, 27 Jun 2018 14:00:06 +0300
<![CDATA[Традиции безграмотности в России]]> Многие проблемы страны имеют начало в традиции безграмотности в России. Благодаря этому, власть выигрывает видимые преимущества и теряет стратегические

Екатерина II считала вредным распространение знаний среди населения. В письме графу Строганову она была откровенна: «Черни не должно давать образования, поскольку будет знать столько же, сколько вы да я, то не станет нам повиноваться в такой мере, как повинуется теперь» (1). Посол Англии в Москве Дж. Флетчер еще в ХVI в. писал: «Цари … не дозволяют подданным выезжать из отечества, боясь просвещения, к коему россияне весьма способны, имея много ума природного» (2).

Н.М. Карамзин в записке для императора Александра I написал о политике имперской бюрократии, как о «давней традиции держать умы в невежестве, чтобы властвовать тем спокойнее» (3). В итоге ко времени освобождения крестьян грамотными было менее 10% населения. Зато к моменту распада Российской империи среди малоимущих слоев стали популярны утопии «архаичного крестьянского коммунизма» по принципу «черного передела» земли и настроения в защиту крестьянской общины.

голод в россии

Голод в России. Крыши разобраны чтобы соломой кормить скотину
Россия которую мы потеряли
В статье:
Как питались крестьяне при царе
В статье:
Детская смертность России при царе
В статье:
Смертность в царской России
В статье:
Крестьянские нравы до революции
В статье:
Грамотность при царе

Безграмотностью и средневековым сознанием русского крестьянства объясняется «аграрный террор», разлившийся в начале ХХ в. по европейской части России. Настроенные против помещиков, стремясь сохранить общину и добиться передачи ей помещичьей земли, крестьяне громили и поджигали помещичьи имения и хозяйства вышедших из общин кулаков – «мироедов». Масштабы «аграрного террора» были огромны: «За 1907-1909 гг. сожжено 71% помещичьих усадеб и 29% хозяйств кулаков. В период с 1910 по 1913 г. сожжено 32% помещичьих усадеб и 67% кулацких хуторов» (4).

Выразительно признание тогда еще Саратовского губернатора П.А.Столыпина в отчете Николаю II: «Все крестьянские беспорядки, агитация среди крестьян и самовольные захваты возможны только на почве земельного неустройства и крайнего обеднения сельского люда. Грубое насилие наблюдается там, где крестьянин не может выбиться из нищеты. Там он обозлен и верит всякой пропаганде, а отчасти полагает, что насилием заставит власть имущих обратить внимание на свою обездоленность» (5).

Столь же ожесточенным был и «городской террор». С 1901 по 1916 г., по данным А. Гейфман, террористы убили и покалечили порядка 17 тыс. государственных чиновников, из них только в 1905–1907 гг. было 2180 убитых и 2530 раненых (6). Этот «бессмысленный и беспощадный» бунт — следствие недостатка образования и отсутствия современной политико-правовой культуры в качестве универсальной технологии предотвращения масштабных социальных конфликтов.

Объяснение данных таблицы
В статье:

Алкогольная смертность при царе в России
В статье:
Сухой закон в Первую Мировую Войну в России
В статье:
Как в России боролись с алкоголизмом

Затем по вине большевиков была спровоцирована кровопролитная Гражданская война. Еще осенью 1915 г. Ленин выдвинул «лозунг превращения империалистической войны в войну гражданскую» (7), в ходе которой миллионы гибли либо за сохранение монархии, либо за социалистическую утопию. Что легло в основу диктаторского режима Ленина-Сталина, приведшего к гибели миллионов жертв? Все та же необразованность и утопическое сознание масс, которых большевики использовали в качестве «пушечного мяса».

Иерархи РПЦ не без оснований полагали: распространение европейского знания подорвет основы православной веры и власть монарха. Юношей поучали: «Спросят тебя, знаешь ли философию, отвечай, еллинских борзостей не ведаю, риторских астрономов не читах, с мудрыми философами не бывах», «ибо богомерзостен перед Богом всяк, любя геометрию, се душевные грехи – учиться астрономии и еллинским книгам» (8).

Ключевский образно сформулировал русскую традицию ортодоксального понимания мира: «Древнерусское миросозерцание: не трогай существующего порядка, ни физического, ни политического, не изучай его, а поучайся им, как делом Божиим. Русское духовенство в своих 700-летних заботах о спасении русских душ не завело школы дешевой, доступной для деревенского народа» (9).

М.В. Ломоносов уже в правление Елизаветы Петровны настаивал: «Духовенству к учению… не привязываться, а особливо не ругать наук в проповедях» (10) .

Объяснение данных таблицы
В статье:

Царствование Николая Второго в цифрах
Прочие успехи царской России
В статье:

Внук Николая I о России перед революцией
В статье:
Кормила ли Россия Европу?
В статье:
Русский национализм 19 века

Как писал В.О. Ключевский (1911 г.): «Средства западноевропейской культуры, попадая в руки тонких слоев общества, обращались на их охрану… усиливая социальное неравенство, превращались в орудие разносторонней эксплуатации безоружных народных масс, понижая уровень их общественного сознания и усиливая сословное озлобление, чем подготовляли их к бунту, а не к свободе» (11). Предвидение ученого сбылось спустя всего 6 лет.

Сегодня мы наблюдаем все то же стремление власть имущих не допустить хорошего образования у россиян, особенно в экономике и политологии. Школьные и вузовские программы не предполагают объяснения причин бедности одних стран и богатства других. В учебниках не разъясняют важность для развития страны плюрализма, политической и экономической конкуренции, верховенства права и независимости судебной системы. Вместо прежней коммунистической утопии насаждаются имперские фантазии.

Снижается не только уровень преподавания экономики и политологии, но и технических дисциплин. Не хватает толковых преподавателей. Причина проста – исполнение указов Путина о повышении зарплат преподавателям при одновременном сокращении финансирования вузов. Официальные данные о размерах средней зарплаты бюджетников вызывают у них оторопь и гнев. Как и установленные властями заоблачные оклады ректоров. Действительно годовые доходы трех ректоров, имеющих самые большие зарплаты, составили:

руководитель Петербургского Горного университета, помощник нынешнего президента во всех этапах предвыборной кампании, – 80 млн рублей в год;
глава НИУ ВШЭ – 45 млн рублей;
новоназначенный ректор РГСУ – 41 млн рублей.

наука

Распределение внутренних текущих затрат на исследование и разработки по областям науки, %
Источник: Наука, технологии и инновации России: 2012. С. 35.
Каким образом подрывается образование и наука в России
в статье

Как и кто уничтожает образование в России
в статье
Зачем разрушают систему образования?
в статье
Состояние науки в России подробно
в статье
Настоящий рейтинг ВУЗов России

В то же время преподаватели, которые не заработали ученых степеней, едва ли получают больше 10 тыс. рублей, зарплата доцентов – 15 тыс., профессора готовы похвастаться 25 тыс. рублей. Вспоминается старая шутку: «Если начальник каждый день ест мясо, а рядовые сотрудники – капусту, то в среднем получится, что мы едим голубцы».

Для двукратного увеличения зарплаты (согласно указам президента) есть только два пути: либо наращивать фонд заработной платы, либо уменьшать численность профессорско-преподавательского состава. Первый путь сложен: хотя есть хоздоговоры, платное обучение, но эти ресурсы уже исчерпаны. В Москве средняя зарплата преподавателя составляет 60 тыс. рублей, а ректор вуза должен по указу добиться повышения средней зарплаты до 120 тыс. Где взять деньги? Только за счет сокращения числа преподавателей!

Знакомому заведующему кафедрой было приказано сократить четыре ставки. Он думает, кем жертвовать? Действительно: кем, если нагрузка на преподавателей уже зашкаливает?

В мировых рейтингах соотношение числа преподавателей и студентов в ведущих вузах мира составляет 1:3 или 1:4. А российские власти поставили задачу довести это соотношение до 1:12!

Деградация образования в мире

Преподавателей становится меньше, качество образования падает. Но властям это на руку, малообразованными гражданами помыкать легче. А дети чиновников и олигархов давно уже учатся в Англии или Германии.

Эта политика рациональна, если оценивать ее, исходя из корыстных интересов правящей группы. Она нацелена, прежде всего, на обогащение власть имущих, а не на прирост в стране человеческого капитала. Сверхприбыльные госзаказы друзьям-олигархам отплатить надо? Надо! А ненасытный ВПК кормить надо? Тоже надо. Если не можем заставить себя уважать экономическими успехами, то будем стращать мир ракетами. Заодно получим поддержку массы своих «патриотов», больных имперским величием. Откуда же тогда брать деньги на образование? Да и нужно ли оно простолюдинам?

И если Путин на «прямой линии» обманывает соотечественников, рассказывая о мифическом росте их зарплат, то его друзья, например, братья Ротенберги, покупают огромную «латифундию» в Италии и строят там роскошные дворцы для себя и своих детей. Полтора триллиона долларов, вывезенных олигархами из России, наглядно свидетельствуют об интересах правящей клики. Сколько дорог, домов, современных предприятий можно было бы построить в стране на эти деньги!

Как показывает опыт, люди образованные хуже поддаются пропаганде, не верят в то, что «царь хорош, а бояре плохие». (Речь идет о действительно образованных людях, а не о специалистах по марксистко-ленинской философии.) Они знают языки и могут сравнивать жизнь и порядки в России и в развитых демократических странах. Их труднее обмануть. Не случайно каждый пятый москвич, по опросам социологов Левада-Центра, готов сегодня эмигрировать, распростившись с реалиями путинской «демократии». Поэтому курс на свертывание системы образования, исходя из интересов "партии жуликов и воров", вполне логичен. Нынешние властители России вняли советам императрицы Екатерины.

https://systemity.livejournal.com/4936861.html

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_06_27_tradicii_bezgramotnosti_v_rossii Wed, 27 Jun 2018 13:00:02 +0300
<![CDATA[Почему в США дорогая медицина]]> Нет никакого секрета в том, что беда Соединённых Штатов — самая высокая в мире стоимость здравоохранения. Почему в США дорогая медицина? Поскольку в стране наиболее рыночно ориентированная система среди передовых капиталистических стран, это и неудивительно. Здравоохранение в США функционирует для получения корпоративных прибылей, а не ради здравоохранения.

В этом смысле американская система вполне себе успешна. Фармацевтические компании в этом отношении стоят во главе класса, зачастую оправдывая быстро растущие цены на медикаменты отсылками на огромную стоимость исследований и разработок, куда входит и стоимость лекарств, которые не появляются на рынке. Существует масса медикаментов, которые не прошли тестирование и потребовали затрат, которые никогда не будут компенсированы, это верно. Но действительно ли эти неудачи настолько дороги, что оправдывают стоимость успешных лекарств?

Кажется, нет. Твёрдое доказательство отсутствия обоснования этого опубликовано в журнале  JAMA Internal Medicine, где выяснено, что доходы от продажи лекарств против рака намного превосходят расходы на исследования и разработки. Статья «Расходы на  исследования и разработки по выводу на рынок одного лекарства против рака и доходы после его одобрения», подготовленная докторами Винай Прасадом и Шамом Майланкоди, выявляет, что доходы от 10 лекарственных препаратов (по одному от каждой из 10 компаний) превосходят полную стоимость исследований и разработок более, чем в семь раз.

Общие доходы, полученные от этих 10 лекарственных препаратов, различаются весьма существенно. Два из них после одобрения принесли более US$20 миллиардов. Оба лидера списка стоили менее $500 миллионов в плане расходов на исследования и разработку. Однако доходы каждого из 10 препаратов превосходили расходы с весьма различной прибылью. Но всё же о доходности: средние доходы от этих 10 лекарственных препаратов составляли $1.7 миллиарда, более, чем вдвое превосходя среднюю стоимость разработок в $648 миллионов, как сообщают авторы доклада в JAMA Internal Medicine.

Авторы пишут, что средняя стоимость разработок лекарств против рака представляет собой «цифру, существенно ниже первичных оценок», добавляя, что их анализ «обеспечивает прозрачную оценку расходов на исследования и разработки лекарств против рака и имеет последствия для нынешних дебатов о ценообразовании лекарственных препаратов».

Чтобы получить эти цифры, авторы проанализировали данные Комиссии по ценным бумагам и биржевым операциям США в отношении фармацевтических компаний, не имевших лекарств на рынке США, которые получили одобрение Администрации по контролю за продуктами питания и лекарствами США с 1 января 2006 года по 31 декабря 2015-го. Общие расходы на  R&D оценивались с начала деятельности по разработке лекарства до даты одобрения. Прибыль отслеживалась с даты одобрения по март 2017 года.

Некоторые вопросы о медицине в Америке
В статье:

Медицинское страхование в США
Так же в статье
Проблема с лекарствами в США

Нет пределов росту цен на лекарства

Другим способом взглянуть на всё это было бы рассмотрение роста стоимости лекарств по сравнению с другими товарами. Тут снова заметно выделяются цифры. Используя данные, полученные отделением Федерального Резервного Банка в Сент-Луисе, индекс потребительских цен на фармацевтическую подготовку к производству в первом квартале 2017 года составил 747,8 — а 1 января 1980 года он составлял 100. Иными словами, стоимость лекарственных препаратов в семь с половиной раз выше, чем была в начале 1980 года (см. приведённый выше график).

Как это соотносится с инфляцией или изменением цен на другие товары? Вполне неплохо — для фармацевтических компаний. Рост в более, чем семь раз, цены лекарств превышает почти в два с половиной раза  инфляцию за тот же период и почти в четыре раза — рост цен на другие товары.

Так что, да, тут дело в бессовестном вздувании цен. Всей промышленностью, а не просто отдельными лицами, вроде «Фарма Бро» Мартина Шкрели, который может быть и переходит все границы в своем бесстыдстве, но никак не в плане создания прибыли.

Хотя тут нет всеобщей картины, но мгновенный снимок корпоративного вымогательства играет важную роль в том, почему цена того, что США не имеют универсальной системы здравоохранения, составляет более $1.4 триллиона ежегодно.

Из 19 обычно определяемых, как «ведущие» промышленные сектора Соединённых Штатов, как ожидается, медицинские технологии в 2016 году окажутся наиболее прибыльными, с чистой прибылью 21,6%. Даже выше, чем финансовый сектор с его 17%. При переходе на более низкий уровень узко определённых промышленных категорий универсальные лекарственные препараты занимают верхнюю строку с ожидающейся 30% чистой прибылью за 2016 год. Основные фармацевтические производители занимают четвёртую строку в списке, где медицинские товары и финансовые продукты захватили 9 из 10 первых мест.

Это повторение 2015 года, когда медицинские технологии получили самую высокую чистую прибыль из 19 промышленных секторов с 20,9%, опередив даже финансы, они на втором месте. При делении в отдельном исследовании чистой прибыли на более узкие промышленные категории, промышленность, связанная с здравоохранением представляла три из шести наиболее прибыльных.

Медицина

Словом, ничего нового. В репортаже «Би-би-си» было показано, что банки и лекарственные  препараты привязаны к самой высокой средней прибыли в 2013 году, при этом пять фармацевтических компаний получают прибыль в размере 20% и более - Pfizer, Hoffmann-La Roche, AbbVie, GlaxoSmithKline и Eli Lilly. Согласно данным аналитика «Би-би-си», 10 крупнейших фармацевтических корпораций мира в 2013 году получили 90 миллиардов долларов прибыли. Что касается их расходов, эти 10 фирм потратили гораздо больше на продажи и маркетинг, чем на исследования и разработку новых препаратов.

Если этих фактов и цифр недостаточно, вот ещё один способ рассмотреть чрезмерные прибыли — исследование 2015 года выявило, что из 10 корпораций с самыми высокими доходами в расчёте на одного работника из крупнейших в мире, три работают в области здравоохранения. Две из этих трёх — Amerisourcebergen и McKesson — занимаются распродажами лекарственных препаратов, а ещё одна,  Express Scrips, обеспечивает льготы на выписанные лекарства для десятков миллионов участников системы страхования здоровья. Каждая их этих компаний работает главным образом в Соединённых Штатах, единственной стране передового капитализма, не имеющей всеобщей системы медицинского обеспечения.

Дополнительные прослойки, представленные этими тремя компаниями, демонстрируют, что существует масса возможностей извлечения корпоративных прибылей, которые вносят свой вклад с экстраординарную стоимость здравоохранения в США, помимо производства лекарств и страхования.

А поскольку корпорации пользуются благосклонностью политиков и других официальных лиц, неудивительно, что одна из первоочередных целей правительства США в так называемых соглашениях о «свободе торговли», вроде Транс-Тихоокеанского Партнёрства, состоит во введении правил, ослабляющих национальную систему здравоохранения других стран. Это было сделано на переговорах по ТТП по прямому указанию американских фармацевтических компаний, разгневанных тем, что такие страны, как Новая Зеландия, производят тысячи медикаментов, медицинскую технику и связанные с ними товары, доступные по дотируемым ценам.

Намного более дорогостоящая система, показывающая одни из худших результатов и оставляющая десятки миллионов без страховки, когда десятки тысяч умирают ежегодно из-за отсутствия здравоохранения. Такова цена частных прибылей в здравоохранении. Или, если выразиться грубее, позволяющая «рынку», а не профессионалам решать, какими будут результаты  в здравоохранении.

Комментарий:

В массовом сознании американское здравоохранение, как правило, ассоциируется с высоким уровнем развития медицинских технологий и передовыми научными достижениями. Но известно также, что эти передовые достижения доступны далеко не всем и не в полной мере.

В попытке разобраться в причинах такого несоответствия мы решили взглянуть на американскую «систему заботы о здоровье», как ее иногда называют в США, глазами ее рядового пользователя.

Об особенностях, противоречиях и негативных сторонах американской системы здравоохранения и медицинского страхования рассказал русский программист Сергей из Кливленда, штат Огайо, 8 апреля в интервью корреспонденту ИА Красная Весна.

Дорого ли обходится медицинское обслуживание вашей семье?

Медицина здесь работает по страховому принципу. Поэтому, отвечая на ваш вопрос, придется в общих чертах рассказать о медицинском страховании в Америке. Ситуация в нашей семье достаточно типична для людей со средним уровнем достатка, и ее можно считать вполне репрезентативной, по крайней мере в той части США, где мы живем.

Так вот, часть стоимости страховки, которую приходится оплачивать из своего кармана, составляет примерно 160 долларов на человека в месяц. Вторую половину компенсирует мой работодатель. Отмечу, что не все работодатели имеют возможность предложить такие условия своим работникам. Как правило, чем крупнее работодатель, тем лучше предлагаемые условия.

Таким образом, страховая компания получает более 4 тысяч долларов за человека в год, а застраховать семью из трех человек, включая ребенка, она соглашается за сумму от, примерно, 10 тысяч долларов в год и выше.

Речь в этом случае идет о так называемом «золотом» уровне покрытия (согласно введенной в рамках реформы Obamacare классификации — прим. корреспондента ИА Красная Весна), при котором страховая компания обещает оплачивать 80% от стоимости полученных медицинских услуг. Существуют также «бронзовый», «серебряный» и «платиновый» уровни, составляющие 60%, 70% и 90%, соответственно, отличающиеся стоимостью и степенью риска.

Необходимо добавить, что доплата «из кармана» за каждый факт посещения кабинета врача составляет 35 долларов. Кроме того, по условиям моего страхового полиса предусмотрен годовой вычет в размере 2 тысяч долларов за каждого страхуемого. Это та сумма, которой гарантированно лишится мой семейный бюджет в случае, если потребуются дорогостоящие внеплановые и непрофилактические виды лечения. В более дешевых полисах сумма вычета еще выше. За пределами вычета уже начинает действовать упомянутое процентное правило соучастия страхуемого и страховщика.

А как вы оцениваете уровень медицинского обслуживания в США? Часто пользуетесь медицинской помощью?

Да, пользуемся регулярно. Уровень самого медобслуживания нас вполне устраивает. Но тут у нас скорее нетипичная ситуация, так как мы предпочитаем пользоваться услугами опытного терапевта, эмигрировавшего из России, получившего отличное медицинское образование и опыт еще в советское время. Поэтому не берусь давать оценку общему состоянию дел в США по этому вопросу. Однако, из опыта общения с друзьями и знакомыми, а также из своего собственного опыта лечения у узких специалистов, у меня сложилось впечатление, что формальный подход и чрезмерное использование компьютерных систем при диагностике заболеваний становятся общим местом в медицине США, в плохом смысле. Я считаю, что это очень нездоровая тенденция. Во многом именно поэтому мы предпочитаем пользоваться услугами доктора с «советской закалкой».

В чем проявляются недостатки такой формализации?

Как специалист в компьютерной области, я бы назвал эту тенденцию «роботизацией» или «машинизацией» медицины, при которой лечащий врач все больше напоминает эдакого диспетчера, или администратора, чья основная функция состоит в перенаправлении пациента на дорогостоящие анализы и строгом исполнении предписанных корпоративных алгоритмов.

Конечно, в теории, комплексные анализы и стандартизация имеют и свои плюсы, позволяющие увидеть более точную картину заболевания и снизить риск врачебной ошибки, но на практике это оборачивается не всегда оправданным увеличением стоимости лечения, а также снижением требований к интеллектуальному уровню, а в конечном итоге — и снижением профессионализма врачей, предпочитающих все больше перекладывать ответственность на не зависящие от них факторы.

А почему, на ваш взгляд, медицина в США становится все более формальной?

Если говорить о причинах, то тут целый комплекс причин, как мне кажется.

Во-первых, частная медицина, которой вынуждено пользоваться большинство американцев, — это, в первую очередь, бизнес, заинтересованный в зарабатывании денег, со всеми вытекающими отсюда последствиями, главное из которых — стремление госпиталей и клиник к формальному исполнению своей работы, когда пациенту «продается» не здоровье в целом, а набор медицинских действий и процедур.

Кроме того, «конвейеризация» медобслуживания, если ее можно так назвать, снижает издержки на организацию больших медицинских «фабрик», на которые все больше начинают походить американские медучреждения.

Во-вторых, я уже упомянул определенную склонность врачей, особенно менее компетентных специалистов, упрощать себе задачу, подменяя собственную ответственность слепым следованием оправдывающим их действия правилам.

Вспоминается случай с дочерью моих друзей, у которой возникла проблема с мочевыделительной системой. Ей было проведено 1 медикаментозное лечение и сделаны 2 дорогостоящие операции, и только с 4-й попытки была «угадана» истинная причина проблемы, устранение которой потребовало проведения еще одной операции. Доктор в данном случае просто следовал подсказкам компьютерной медицинской системы.

В-третьих, немалую роль в формализации играют страховые компании, тоже платящие не за здоровье в целом, а за некоторый набор услуг, требуя при этом формализованной отчетности от медицинских офисов. Частные страховые компании — это вообще тот элемент системы здравоохранения, к которому у меня имеется наибольшее количество нареканий.

Чем вас не устраивает система частного медицинского страхования?

Прежде всего — отсутствием уверенности, что страховка покроет предполагаемую часть стоимости лечения. Всегда жди подвоха. Наличие страховки еще не дает гарантии оплаты медицинских счетов. Например, был случай с моей женой, когда из-за сильных болей ее пришлось везти в больницу. Причину болей установить не смогли, но выставили счет за обследование на кругленькую сумму, оплачивать которые страховка отказалась, ввиду якобы отсутствия оснований для обращения за помощью. И это при том, что за медицинскую страховку уже была уплачена немалая сумма.

Другая проблема — это стоимость страховки. Я считаю, что она сильно завышена, как, впрочем, и стоимость самих медицинских услуг. Я считаю, если уж идти в медицине по пути страхования, то им должны заниматься структуры, не заинтересованные в прибыли, в наращивании административного аппарата и в усложнении системы страхования.

Думаю, значительную роль в раздувании стоимости медобслуживания играют именно частные страховые компании, не контролируемые в должной мере государством. Парадоксально, но сами страховщики создают условия, при которых и медицинским учреждениям становится выгодно завышать цены. Тут стоить упомянуть, что страхованию в США подлежат не только потенциальные пациенты, но и врачи, которые затраты на страхование своей ответственности перед пациентами перекладывают на самих пациентов, перенося их в стоимость своих услуг.

Добавлю, что прописанные в страховом полисе условия чрезмерно запутаны, в них порой не так просто разобраться.

C вывернутым наизнанку медицинским страхованием мы просто свыклись, принимая его таким, какое оно есть. Уровень доходов в США, пока еще, это позволяет.

Помимо несовершенства системы страхования, существуют ли другие проблемы в здравоохранении США?

Конечно, это высокие цены на лекарства. Я лично знаю людей, которые является постоянными клиентами «таблеточной индустрии». Для них лекарства составляют основную статью медицинских расходов, большую часть из которых оплачивают страховые компании. Контроль ценообразования в фармацевтическом бизнесе со стороны государства в США тоже отсутствует. Это очень питательная среда для злоупотреблений.

И все же, реформа Obamacare улучшила или ухудшила положение дел в американском здравоохранении?

Ее результат неоднозначный, скажем так. С одной стороны, реформа позволила получить льготную медстраховку менее обеспеченным гражданам. С другой — она не решила системную проблему дороговизны медицинской помощи, а это, пожалуй, самая главная проблема. Но такой результат был вполне предсказуем, ведь вместо системных улучшений проблему стали усугублять увеличением и без того раздутых государственных расходов, а также повышением нагрузки на средний класс. Можно сказать, что пожар стали заливать бензином.

А что в итоге? Вопреки популистским обещаниям реформы Obamacare, на практике сохранилась старая неэффективная система, продолжающая высасывать чрезмерное количество денег из карманов граждан и госбюджета в обмен на весьма фрагментарное улучшение доступности медицинской помощи. Причем главными ее бенефициарами остаются страховые и фармацевтические компании. Пользуясь медицинской терминологией, эти элементы можно смело называть раковой опухолью в теле общественного организма.

В рассказе Сергея необходимо заострить внимание на одном очень любопытном наблюдении. Важнейшим системообразующим элементом в здравоохранении США выступают частные страховые компании, для которых естественным целевым ориентиром является размер собственной прибыли. В красивой рыночной теории подразумевается, что источником прибыли для страховщиков должно быть стремление к снижению расходов, то есть выплат за фактически оказанные медицинские услуги, это и должно служить регулятором цен. На практике же имеет место нечто прямо противоположное.

В условиях, когда раздувание прибыли в процентном отношении ограничено законом, и может вызывать общественное порицание в такой чувствительной области, как здоровье человека, страховые компании оказываются неявно заинтересованными в возрастании стоимости страхуемых ими услуг и лекарств, ведь это также увеличивает размер их прибыли в абсолютном выражении.

Вся система в целом, работая по рыночному закону самовозрастания капитала, неизбежно приводит к увеличению капитализации участников рынка, источником которой могут быть только граждане и государство. Пример США показывает, что цены на лекарства и медицинское обслуживание в такой системе постоянно растут, выходя далеко за пределы разумных, и ограничены лишь возможностями всей системы осуществлять подпитку размножающейся, как раковая опухоль, денежной страховой надстройки. Так, доля затрат на здравоохранение в США уже является самой высокой в мире и по прогнозам к 2025 году достигнет аж 20% от ВВП.

Такое положение дел может сохраняться только за счет высоких доходов населения и всё возрастающего финансирования со стороны государства. С этой точки зрения реформа Obamacare, инициированная в условиях экономического кризиса и потребовавшая значительных денежных вливаний из государственного бюджета, стала своего рода спасительной палочкой для страховых и фармацевтических компаний, не только сохранивших, но и увеличивших свои доходы.

США, являясь мировым гегемоном, в отличие, например, от Канады, пока еще могут себе позволить систему медицинского страхования, основанную на прибыли. Но может ли подобная модель быть ориентиром для России? Опыт США показывает, что движение в этом направлении в условиях слабого финансирования сделает медицину менее доступной, отнимая и без того скудные ресурсы в пользу страховых компаний, и с большой вероятностью станет губительным для российского здравоохранения.

Источник: https://vk.cc/7klEzQ

Источник: https://rossaprimavera.ru/article/8d3350a3

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_06_27_pochemu_v_ssha_dorogaya_medicina Wed, 27 Jun 2018 12:00:41 +0300
<![CDATA[За что борются салафиты на Кавказе?]]> За что борются салафиты на Кавказе? Кому они выгодны и кто пользуется ими ситуативно? К чему ведет усиление салафитской пропаганды и возможен ли мир с ними?

Нынешняя, во многом определяющая, и, возможно, переломная для нашей страны эпоха предъявляет русскому народу целый сонм серьёзнейших вызовов. От того, справится ли он с ними, изыщет ли силы на то, чтобы дать сопоставимый с их масштабом метафизический, интеллектуальный, культурный и политический ответ, зависит его будущее. Причём, в случае неспособности к такому ответу, этого будущего у русского народа может просто не быть. Совсем.

Одним из таких вызовов (причём, вызовом весьма значимым) является радикальный исламизм, все последние годы распространяющийся по нашим мусульманским (или преимущественно мусульманским) регионам подобно лесному пожару. В плане ментального отторжения от России положение на том же Кавказе сейчас даже хуже, чем в конце 90-х, после подписания “похабного” Хасавюртовского мира.

В не столь уж отдалённом будущем мы вполне можем оказаться перед неизбежностью новой войны – пожалуй, даже более кровавой, разрушительной и затяжной, нежели первая и вторая чеченские. Уж больно влиятельные силы, как внутри России, так и за рубежом, заинтересованы в окончательном превращении нашего северокавказского региона во внутренний Афганистан, беспрерывно экспортирующий дремучую, человеконенавистническую идеологию и её носителей – террористов-фанатиков - во все концы страны, где только существуют мусульманские общины, потенциально способные к восприятию ваххабитских идей.

Россия - ваххабитские регионы

Россия - наиболее ваххабитские регионы.
Подробнее в докладе
Карта этнорелигиозных угроз
И в статье
Ваххабизм в России

Недавние террористические акты в Казани, которые официозные СМИ неуклюже попытались выдать за результат неких коммерческих противоречий внутри исламской уммы Татарстана, оттеняют этот безрадостный факт во всей своей наглядности. Фактически в этой республике методично и неумолимо начинает реализовываться тот же сценарий, который более десяти лет назад был запущен в ряде кавказских республик. В первую очередь, в Чечне, Ингушетии и Дагестане.

Не сумев в своё время погасить пожар на своих южных рубежах, бездарно растранжирив тот громадный стратегический успех, что был достигнут в дни разгрома басаевско-хаттабовских банд осенью 1999 года в Дагестане, наше государство рискует теперь оказаться втянутым в многолетнюю изнурительную войну уже в самом центре России. Сначала “холодную” гражданскую (которую против него уже сейчас активно ведут идеологи, проповедники и агенты влияния радикального ислама), а в недалёкой перспективе – и горячую, наподобие той, что уже столько лет полыхает в Дагестане. И недавние ликвидации правоохранительными органами первых ваххабитских бандгрупп в поволжских лесах лишь только подчёркивают обоснованность подобного мрачного прогноза.

Европа демография

Нетерпимость к мусульманам по странам
Больше об этом в статье:
Как работает пропаганда ИГИЛ
и в статье:
Как борются с возвращением экстремистов в Европу

Данная истина стара как мир: для того, чтобы победить врага, его надо знать. Но вот с этим-то у российской общественности (не говоря уже о представителях власти), судя по всему, большие проблемы.

С большим сожалением могу констатировать печальный факт: львиная доля всех этих экспертов-кавказоведов, с немалым апломбом рассуждающих на тему межэтнических и межрелигиозных взаимоотношений, до конца не осознаёт ни истинного масштаба, ни подлинных причин разворачивающейся на наших глазах катастрофы. А некоторые, наподобие небезызвестного Максима Шевченко, и вовсе вполне откровенно играют на стороне наших врагов, составляя этакий медийный пул проваххабитского антироссийского лобби в Москве.

ислам

Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе:
Ислам о национализме

Прежде чем говорить непосредственно о природе радикального исламизме на Кавказе, необходимо подчеркнуть следующее: происходящий там процесс разрушения и деструкции светского общества (а вместе с ним и государства) является не более чем периферийным проявлением одного общего гигантского кризиса государства европейского типа в исламском мире, разворачивающегося на огромном пространстве от Туниса до Афганистана и от Косово до Судана и Сомали.

Российский Кавказ, как периферия всемирной мусульманской уммы, оказался втянутым в этот кризис отчасти по объективным причинам (в силу открытости постсоветских границ и просто в силу того, что он - мусульманский), а отчасти по субъективным (есть вполне конкретные силы и вполне конкретные элиты, прямо заинтересованные в разрушении светского общества и разжигании войны). Тем, кто хочет подробнее разобраться в сути этого сложного и многогранного процесса, настоятельно рекомендую ознакомиться с материалами публициста Сергея Исрапилова на Форуме.мск и АПН.ру. По сути, он безошибочно предсказал неизбежность наступления “арабской весны” ещё тогда, когда практически никто из высоколобых аналитиков-экспертов надвигающегося кризиса не видел и близко.

Итак, мусульманский мир попал в цивилизационную западню, вследствие чего оказался подвержен сильнейшей деструкции. Имея в своей основе вероучение, общественно-правовой квинтэссенцией которого является шариат (свод законов и норм поведения, напрямую выводимый из Корана и Сунны, то есть раннесредневековых религиозных источников), он своим “коллективным бессознательным” де-факто отрицает возможность нерелигиозного развития (да и религиозного, в сущности, тоже) как такового. Модернизация исламского мира, разумный компромисс между религиозными догмами и современным миром (то, чем занимались светские режимы мусульманских стран во второй половине XX века) с точки зрения фундаменталиста – тягчайший грех отпадения от “чистого ислама”. Какая может быть модернизация и развитие, если всё уже предначертано свыше в источниках, не подлежащих ни сомнению, ни, тем более, вольному толкованию?

Как верно заметил в своё время наш выдающийся мыслитель Александр Зиновьев, исламская цивилизация – это цивилизация завершённая. В XX веке, во многом вынужденно, подпав под влияние и даже под прямое управление европейских держав, выстраивая свои новообразованные государства – порождения постколониальной эпохи – по моделям западных национальных государств и на базе западной же идеологии (будь-то национализм, социализм или же их синтез), исламский мир невольно пробудил в себе могучие, но доселе дремавшие силы - силы цивилизационной реакции. Которые, пробудившись к жизни, принялись с фанатичной яростью разрушать чуждое себе государственное и общественное устройство.

ислам

Отношение к собственности иноверцев в Исламе в статье:
Собственность неверных в исламе

Не будем лукавить, светский принцип “кесарево - кесарю, а божье - богу”, на котором стоят все европейские государства, включая Россию – это сугубо христианский принцип. Изначально он чужероден исламу, не приемлющему подобного разделения. Поэтому стоит ли удивляться, что главным врагом исламских радикалов (неважно, впрочем, как они называются: ваххабиты, салафиты, “братья-мусульмане” или как-то ещё – суть их одна) является не Запад и даже не мировой сионизм (что бы там предводители исламистов в политических целях иной раз не заявляли), а, в первую очередь, свои собственные государства и общественно-политические системы, предавшие “истинную веру”.

Тараном для свержения Хосни Мубарака и Муаммара Каддафи послужили именно религиозные радикалы, ненавидящие этих правителей не за какие-то там недополученные социальные блага или высокий уровень коррупции, а за строительство общества, несовместимого или плохо совместимого с нормами “чистого ислама”. Точно такой же таран, усиленно раскачиваемый как некоторыми странами Запада (в своекорыстных целях, разумеется), так и наиболее реакционными, контрмодернистскими (в терминологии Сергея Кургиняна) режимами на Ближнем Востоке крушит сейчас баасистскую Сирию. Кто-нибудь сомневается, что если на Северном Кавказе пожар разгорится по-настоящему, то главным его горючим материалом станут именно исламские фанатики-салафиты?

Повторюсь, конечной целью радикального ислама являются не мирские блага для своих приверженцев, а сам ислам. В том же Дагестане салафиты борются не за повышение зарплат бюджетникам, не за проведение честных выборов или улучшение уровня благосостояния общества, а за изменение его качества. За разрушение всего модернистского и светского и замену его контрмодернистским и шариатским.

ислам

Положение иноверцев при шариате, подробнее в статье:
Что такое джизья?

Разговоры про бедность, нехватку рабочих мест и массу незанятой, не получившей должного образования молодёжи – это разговоры от лукавого. Которые ничего, на самом деле, не объясняют, но зато уводят далеко в сторону от понимания истинных причин кавказской социальной деструкции. Понятно, почему об этом столь любят рассуждать кавказские чиновники – под аккомпанемент подобных рассуждений проще всего выбивать из федерального центра очередные дотации. И это, в сущности, не особенно-то и скрывается. Не вполне понятно, почему на них до сих пор поддаются многие российские политики, публицисты и общественные деятели. Или повторять без конца с чужого голоса одну и ту же чушь проще, чем самостоятельно пораскинуть мозгами?

На сегодняшний день российское государство на Кавказе в лице правящих в республиках кланов способно давать лишь военно-полицейский ответ на салафитский вызов. Худо-бедно контролируя территорию, оно плохо или даже уже совсем не контролирует умонастроения её жителей. Да, дагестанская полиция, неся почти каждодневные невосполнимые потери, дерётся с салафитами упорно, сцепив зубы. И это, безусловно, заслуживает уважения. Но зато все те, кто должен вести политическую, культурную и идеологическую борьбу с радикальным исламизмом, тянущим общество в пучину архаики и мракобесия, либо трусливо самоустранились от подобной борьбы, либо начинают всё более активно подпевать радикалам.

Я, например, достаточно внимательно читаю дагестанские газеты. Так вот, реакция многих местных журналистов на казанские теракты была сколь предсказуемой, столь и идентичной: ни слова сочувствия (даже элементарного, человеческого!) по отношению к жертвам террора, ни толики подлинного осуждения убийцам. Зато полосы большинства газет заполонили материалы, пестрящие возмущёнными воплями о “новом 37-м годе в Казани” и о начавшихся в Татарии “массовых притеснениях мусульман”. Наиболее показательна в этом плане статья известного политолога, руководителя Экспертного совета Рабочей группы ОП РФ Руслана Курбанова “Дагестан 90-х на Волге”, опубликованная в газете “Настоящее время”.

Если подобного рода писания не есть выказывания откровенной солидарности и моральной поддержки тем, из чьих рядов рекрутируются боевики и террористы, то что это тогда, спрашивается? И ведь это не какой-нибудь никому неизвестный маргинал пишет, а вполне респектабельный, читаемый в республике и за её пределами публицист. Перефразируя академика Игоря Шафаревича, скажу, что там, где без конца стенают об ущемлениях прав мусульман, ищите пропаганду религиозной нетерпимости самого откровенного и оголтелого пошиба.

ислам

Отношение к атеистам и другим религиям в Исламе в статье:
Что говорит Коран про иноверцев

Лоббисты салафитских интересов любят причитать о том, что на Кавказе-де злыми силовиками в масках каждодневно осуществляются внесудебные расправы над безвинными, а также всяческие притеснения и унижения мусульман. И, к сожалению, на федеральном уровне их голоса звучат всё увереннее.

Однако мало кто, за исключением тех, кто регулярно бывает в том же Дагестане или же постоянно в нём живёт, знает, что в действительности всё происходит как раз наоборот. Преследованиям, травле, оскорблениям, насилиям и даже убийствам регулярно подвергаются как раз люди светские, имеющие гражданское мужество открыто выступать против насаждения средневекового мракобесия. Это их жизни почти каждодневно подвергаются смертельной угрозе.

История о том, как ваххабитствующий студент в центре Махачкалы изранил ножом своего 72-летнего преподавателя по истории религий за светские и пророссийские взгляды, ещё несколько лет назад могла бы повергнуть в шок многих. Однако теперь расправы с преподавателями и педагогами, противящимися водворению в учебных заведениях шариатских порядков, становятся всё более частыми и демонстративными, но ни Гейдар Джемаль, ни Максим Шевченко на своих очередных “круглых столах”, разумеется, не упомянут о них даже вскользь. Ведь это никак не вписывается в насквозь манипулятивную и лживую формулу о притеснениях тех, кто будто бы просто “молится не так”.

Салафитские ценности на Кавказе угнездились уже очень во многих головах. Причём, далеко не только в головах одних только полуграмотных горских сельчан или косноязычных городских “быков” с изломанными в борцовских залах ушами. Так или иначе, среди сочувствующих и активно помогающих салафитам можно встретить массу солидных с виду граждан: политиков, журналистов, правозащитников, юристов, бизнесменов, деятелей культуры.

Иногда такая помощь носит явный характер. Так, например, масса предпринимателей, торговцев и даже чиновников районных администраций в Дагестане исправно выплачивает боевикам “закят”, то есть, “налог на джихад”. Все об этом прекрасно знают, включая российские спецслужбы, однако эффективных мер против подобной негласной экономической подпитки террора в условиях ущербной модели “суверенной демократии” нельзя принять практически никаких. Юридическое определение пособничества до сих пор у нас крайне размыто.

Столь же проблематично и осудить по всей строгости арестованного боевика – ведь для этого крайне сложно найти как желающих дать правдивые и полные показания свидетелей, так и готовых вынести адекватный приговор судей. “Лесные братья” на Кавказе внушают всё большему количеству людей неподдельный страх, но их очевидная сила заставляет очень многих молчаливо прощать им каждодневные тяжкие преступления.

ислам

Отношение ко лжи в Исламе подробнее в статье:
Разрешена ли ложь в исламе?

Помимо этого имеет место помощь завуалированная, но от этого не менее действенная. Так, например, некоторые дагестанские политики и общественные деятели неустанно ведут подкоп под местный закон “О запрете ваххабитской и иной экстремистской деятельности на территории Республики Дагестан”, в буквальном смысле написанный кровью защитников конституционного строя летом-осенью 1999 года. И кто идёт во главе этой процессии, настырно требующей отменить закон, представляющий хоть какой-то юридический (хотя во многом и эфемерный) заслон на пути радикального исламизма? Не кто-нибудь, а, например, Гаджи Махачев, постоянный представитель Дагестана при президенте РФ, открыто предлагавший ещё в 2010 году Съезду народов республики официально потребовать отмены данного закона как “неконституционного”.

Какие ещё требуются аргументы для того, чтобы, наконец, честно признать: контрмодернистский проект на Кавказе пустил очень глубокие корни, и без долгой, упорной борьбы ситуацию не переломить?!

Фактически власти самого южного российского субъекта встали на путь откровенной капитуляции перед религиозными радикалами. Подобно афганскому президенту Наджибулле конца 80-х, судорожно пытавшемуся примириться с наседавшими со всех сторон душманами, дагестанское руководство, включая президента Магомедсалама Магомедова, делает всё новые и новые умиротворительные (а по сути - капитулянтские) шаги навстречу боевикам.

Их легальное салафитское крыло подписывает с официальным Духовным управлением мусульман соглашения о примирении (полные, разумеется, односторонних уступок со стороны “традиционных мусульман” в пользу салафитов), а “лесное” (видимо, для закрепления дипломатического успеха) всего лишь через несколько дней устраивают очередной образцово-показательный теракт с многочисленными жертвами. Именно так произошло 3 мая этого года, когда взрыв на посту ДПС при въезде в Махачкалу, число убитых и раненых в результате которого превысило сто человек, прогремел аккурат через пять дней после заключённого соглашения.

Ислам

В чем ложь утверждений, говорящих что
Ислам религия мира
в статье:

Почему ислам религия войны
Причины того что европейцы и жители Востока несовместимы
в статье:

Почему мусульмане агрессивны
Почему мусульмане доминируют в Европе
в статье:

Почему ислам наступает

Так стоит ли говорить, что подобный псевдомиротворческий путь вполне способен привести ряд дагестанских политиков и общественных деятелей (равно как и сам Дагестан) примерно туда же, куда он в своё время привёл и коварно покинутого Горбачёвым и Ельциным Наджибуллу и всю его страну? То есть, к бесконечной кровавой междоусобице, разорению, регрессу. Если данный пример в силу давности выглядит для кого-то не слишком убедительным, то можно привести примеры и посвежее. Или кадры зверской расправы толпы фанатиков с Муаммаром Каддафи показались кому-то не слишком красноречивыми, а вид руин, воцарившихся на месте вполне благополучных ещё буквально вчера городов, не слишком впечатляющими?

Всем, кто собирается противостоять архаике в лице радикального ислама, следует понять следующее. Салафизм (как, впрочем, и другие схожие с ним религиозные течения в исламе) не может ни искренне желать мира, ни искренне стремиться к нему. Наоборот, он нацелен на разрушение современного государства и общества, которое, в свою очередь, невозможно осуществить мирным путём. Следовательно, реализация радикально исламистского проекта немыслима без масштабного насилия и войн. И не надо здесь питать никаких иллюзий. Благодушие и недооценка противника – верный путь к поражению.

http://www.apn.ru/publications/article27028.htm

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_06_26_za_chto_boryutsya_salafiti_na_kavkaze Tue, 26 Jun 2018 18:00:56 +0300
<![CDATA[Почему русские переходят в ислам]]> Недавно прошло заседание Казанского экспертного клуба Российского института стратегических исследований (РИСИ) на тему почему русские переходят в ислам - точнее оно называлось «Русские мусульмане в постсоветской России: причины неофитства, положение в исламской среде, реакция государства и общества», организованное Приволжским центром региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ. Мероприятие прошло в формате научной конференции.

Открывая ее работу, руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований Раис Сулейманов напомнил, что впервые проблема русских мусульман появилась после войны в Афганистане, когда часть советских военнопленных русской национальности, которые были в плену у фундаменталистов, приняли ислам. Это даже нашло отражение в российском кинофильме «Мусульманин» (1995).

Европа демография

Нетерпимость к мусульманам по странам
Больше об этом в статье:
Как работает пропаганда ИГИЛ
и в статье:
Как борются с возвращением экстремистов в Европу

По словам эксперта русских мусульман сегодня в России можно разделить на две группы: 1) пассивно верующих (как правило, большинство из них приняли ислам в результате брака: в Татарстане наиболее распространенный случай обращения в ислам связан с нажимом татарской свекрови или тещи, которая настаивает на совершении никаха от своего сына или дочери (мусульманского обряда бракосочетания) накануне свадьбы; такое принятие ислама не ведет его активное исповедование); 2) активно верующие (принявшие ислам путем осознанного и осмысленного выбора: это может протекать, например, в тюрьмах под влиянием сокамерников; длительного чтения религиозной литературы, позволившей указать путь к богоискательству и т.д.).

При анализе глубинных интервью с активно верующими русскими мусульманами в подавляющем большинстве их неофитство началось с посещения мечети, аура и внутренняя атмосфера которых производило на них глубокое впечатление. Нередко подобное сопровождалось на фоне личной трагедии (смерти близкого человека и т.п.). Принимая ислам, русские мусульмане начинают демонстрировать религиозное рвение, стремясь доказать, что они равные остальным членам общины, зачастую состоящей из этнических мусульман.

Этот «синдром неофита» может легко привести к радикализму. Русские мусульмане для этнических мусульман являются живым доказательством истинности собственной веры. Поэтому неофитство приветствуется, однако русский мусульманин в негласной иерархии внутри общины всегда будет на вторых ролях, ему не будет, за редким исключением, предоставлено возможность быть во главе общины. Для остального русского населения, даже секулярного, русский мусульманин будет изгоем. Получается, что русский мусульманин – это «свой среди чужих, чужой среди своих».

Россия - ваххабитские регионы

Россия - наиболее ваххабитские регионы.
Подробнее в докладе
Карта этнорелигиозных угроз
И в статье
Ваххабизм в России

Попытки внести в общественно-политическое пространство русских мусульман предпринималось в начале 2000-х годов, связанных с проектом «Русский ислам», лоббируемого Сергеем Градировским при поддержке тогдашнего полномочного представителя Президента России в Поволжье Сергеем Кириенко, суть которого сводилась к массовому переходу в городах на русский язык проповедей. Это встретило решительный протест у татарского традиционалистского духовенства (особенно у казанского богослова Валиуллы Якупова), который видел в этом опасность. Здоровый татарский национализм подразумевал обязательность сохранения татарского языка в мечетях как языка проповеди. С уходом Сергея Кириенко с поста полпреда этот проект закончил свое существование.

Со стороны части этнически русских мусульман предпринимались попытки самоорганизации, что вылилось в появление в 2004 году Национальной организации русских мусульман (НОРМ) во главе с Вадимом Сидоровым, более известным как Харун ар-Руси. При этом члены этой организации выбрали своей богословской основой ислам маликитского мазхаба, распространенный в Северной Африке. «Это яркий пример того, что русские мусульмане исповедуют экзотические для России течения ислама, когда для нашей страны традиционными являются ханафитский (Урало-Поволжье) и шафиитский (Северный Кавказ) мазхабы», - считает Раис Сулейманов, отмечая, что нередко русские неофиты придерживаются не столько религиозно-правовой школы Магриба, сколько ваххабизма.

ислам

Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе:
Ислам о национализме

Эксперт отметил, что наиболее известными исламскими террористами в России являются именно представители русских мусульман: Александр Тихомиров (Саид Бурятский), Виктор Двораковский, Виталий Раздобудько, Алла Сапрыкина и др. «3 тысячи русских активно верующих мусульман России в процентном отношении дали гораздо больше террористов, чем 5 млн. татар, традиционно исповедующих ислам», - заметил исламовед. Были даже муфтии, которые являются русскими по происхождению, однако они придерживались ваххабизма: например, экс-муфтий Северной Осетии Али (Сергей) Евтеев, который признался, что ездил к боевикам и проходил военно-полевую и идеологическую подготовку в лагерях кавказских террористов.

Встречались и русские мусульманские политики: например, Вадим Медведев (более известный как Абдул-Вахед Ниязов), бывший даже депутатом Госдумы России. Те же православные священники, которые приняли ислам, сделали это из карьерных соображений и, как правило, придерживаются тоже нетрадиционных для России течений зарубежного ислама. Ярким примером такого является Вячеслав Полосин, бывший священник Калужской епархии РПЦ, который сегодня возглавляет центр «Аль-Васатыйя», являющийся проводником кувейтской формы ислама. Есть и известные телеведущие, которые позиционируют себя как православные, но являются криптомусульманами, выступающие в поддержку салафитов. Среди таковых чаще других наблюдатели называют Максима Шевченко.

В Татарстане есть всего один русский имам. Больше всего активно верующих русских мусульман, которые могут занимать даже какие-то посты, в традиционно «немусульманских» регионах: Северной Осетии, Карелии, Дальнем Востоке, Москве.

ислам

Отношение к собственности иноверцев в Исламе в статье:
Собственность неверных в исламе

Председатель Общества русской культуры Казани Михаил Щеглов выступил с докладом «Русские мусульмане и русское национальное движение: остаются ли русскими мусульманские неофиты в глазах русского населения?». Русский общественник попытался систематизировать причины, побуждающие русских уйти из православия и принять ислам. «Почему эти русские не православии? Банальная юношеская протестность, «не нашел в православии ответов», «не нравится православное духовенство», «не нравятся православные каноны и ритуалы», «нет крепости веры у православных», «православным быть немодно и даже опасно», - таковы стандартные ответы на этот вопрос.

На вопрос «Почему тогда выбрали ислам?» ответы называются следующие: «быть мусульманином выгодно в Татарстане и Дагестане, это помогает карьере», «мода», «общение с мусульманами», «внешняя привлекательность (ритуалы)», «ислам понятен и логичен», «ислам научен». «Нередко либеральными и русофобскими СМИ сознательно создается негативный образ русских, в результате чего они ассоциируются с «алкашней», «быдлом» и «терпилой», а мусульмане позиционируются как здоровое общество», - констатировал ситуацию в информационном пространстве общественник.

По словам Михаила Щеглова, русский мусульманин не станет никогда окончательно своим для этнических мусульман, но для русского общества он перестает быть русским. Поэтому он стремится проявить религиозное рвение, стать большим мусульманином, чем сам муфтий, а это прямой путь к радикализации. «Я не знаю ни одного русского мусульманина, который бы популяризировал русскую культуру», - сказал общественник, напомнив при этом слова великого русского писателя Федора Достоевского, написавшего, что нет более мерзкого существа, чем неправославный русский. «Русское население относится к своим соплеменникам-мусульманам двояко: либо либерально (так рассуждают невоцерковленные русские), либо как к предателям», - заключил Щеглов.

ислам

Положение иноверцев при шариате, подробнее в статье:
Что такое джизья?

Научный сотрудник Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований Василий Иванов привел результаты соцопроса об отношении к русским мусульманам. В опросе приняло участие 5 176 человек, из которых 14% отнеслись нейтрально к исламским неофитам из числа русских, 1,8% - приветствовали их выбор, 32% опрошенных отнеслись отрицательно, но считают, что это их личное дело, 41% называют таких русских «предателями русского народа». «Были опрошены в том числе и этнические мусульмане (татары), которые, что удивительно, относятся к принятию русских ислама отрицательно», - заметил эксперт.

Сам он выступил с докладом «Русская Православная церковь и русские мусульмане: отношение к исламским неофитам». «Русская православная церковь следуют византийской традиции отношения к исламским неофитам: русские мусульмане – это вероотступники. Те же православные священники, что перешли в ислам из-за карьерных соображений – Вячеслав Полосин и Владислав Сохин – к ним отношение православных как к «иудам», - рассказал Василий Иванов. При этом эксперт отметил, что если принятие ислама произошло в плену, то к ним нет канонического отношения как к вероотступникам. Добровольное принятие ислама русским, не познавшим православия – это заблуждение. Женщинам, принявшим ислам в результате брака с мусульманином, отношение снисходительное.

Докторант университета Тарту (Эстония) Мария Вятчина провела социально-антропологическое исследование русских мусульман молодого поколения (до 30 лет) в Татарстане. По ее мнению, принятие ислама происходило в результате выгоды («Быть мусульманином в Татарстане помогает карьере»), в результате брака (в большинстве своем это женщины), духовного поиска или личной трагедии (смерти близкого родственника). «Принятие ислама – это часть имиджестроительства, которое выражается в смене дресс-кода (хиджабы и др.) и фейс-кода (борода и др.)», - отмечает исследователь. По словам Марии Вятчиной, русские мусульмане не находили понимания со стороны своих русских родственников, а со стороны русского населения испытывают дискриминацию.

ислам

Отношение к атеистам и другим религиям в Исламе в статье:
Что говорит Коран про иноверцев

Преподаватель Казанского национального исследовательского технологического университета, теолог Сергей Кульпинов отметил, что там, где ислам не имеет длительной исторической традиции, там доминируют радикалы. «Это мы видим и в Европе и на российском Дальнем Востоке, в результате русские принимают именно агрессивные формы мусульманской религии», - считает эксперт. По его мнению, любой неофит воспринимает новую религию не как способ жить, а как способ умирать - его волнует именно эсхатологическое содержание новой веры. «Принимая ислам, русский теряет или размывает свою национальную идентичность: «таджикский» ислам на Дальнем Востоке – это «таджикизация» русских жен», - полагает теолог, добавляя, что нет адекватной православной критики исламского неофитства.

Аспирант Института истории Академии наук Татарстана Булат Шагеев считает, что увеличение русских ваххабитов происходит в тюрьмах и колониях при совместном содержании с религиозными экстремистами. Группой риска, по словам молодого исследователя, является как раз русская молодежь в возрасте от 18 до 30 лет.

Историк из Казанского федерального университета Дмитрий Орлов отметил, что русские неофиты после принятия ислама подвергаются «бомбардировке любовью и заботой» со стороны общины, что нередко он не находит в православных церквях Татарстана.

ислам

Отношение ко лжи в Исламе подробнее в статье:
Разрешена ли ложь в исламе?

Протоирей о.Олег (Соколов) рассказал, что когда он сталкивается с русскими мусульманами, то говорит им, что «тот, кто отрекается от Христа, тот совершает великий грех, и отвечать ему за это придется перед Богом».

Подводя итог работе заседания Казанского экспертного клуба РИСИ, его модератор Раис Сулейманов отметил, что эксперты видят причину подобного явления в Татарстане в слабой миссионерской работе внутри русской паствы со стороны местной митрополии РПЦ. «В итоге русская или кряшенская молодежь Татарстана уходит либо в неопротестанские западные секты от иеговистов до саентологов, либо неоязычество или в ислам, зачастую радикального толка», - констатировал эксперт, добавив, что гарантией духовной безопасности Российского государства он видит, чтобы каждый народ исповедовал традиционную религию своего народа.

http://www.apn.ru/publications/article27336.htm

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_06_26_pochemu_russkie_perehodyat_v_islam Tue, 26 Jun 2018 17:00:33 +0300
<![CDATA[Ислам в Петербурге]]> Как удивительно звучат для нашего слуха слова: ислам в Петербурге - признанный культурный центр, самый западный по духу и самый европейский город России, сегодня это одновременно и одна из столиц ислама на постсоветском пространстве. По разным оценкам в городе проживают от нескольких десятков тысяч до миллиона мусульман. Такая численность делает северную столицу одним из крупнейших исламских центров не только России, но и мира.

Надо отметить, что мусульмане для Петербурга это не новое явление, их появление не есть продукт миграций охвативших постсоветское пространство в последние годы, татарская община ровесник существования города. Пётр I когда строил город пригласил представителей множества народов, в том числе татар. Согласно "Описанию Санкт-Петербурга" Богданова А. И. Татарская слобода располагалась за Кронверком, где жили «татары, калмыки и другие инородцы, высланные на постройки в Петербург».

Будучи столицей империи, город никогда не терял свою мусульманскую часть, а поскольку он был не только административным центром, но культурным и научным полюсом мира то его влияние распространялось и на политическую, научную культурную часть жизни мусульман всего мира.

Европа демография

Нетерпимость к мусульманам по странам
Больше об этом в статье:
Как работает пропаганда ИГИЛ
и в статье:
Как борются с возвращением экстремистов в Европу

Учитывая такое богатое прошлое, было бы резонно ожидать, что и на карте современной России Санкт-Петербург является не просто местом обитания целой армии мигрантов, но и местом где формируются духовные ценности и представления для современного мира. Однако ближайшее знакомство с ситуацией развеивает такие ожидания, и начиная изучать ситуацию мы сразу сталкиваемся с далеко не радужной реальностью.

В памяти всплывают словосочетание «Петербургский джамаат» связанный с процессом по делу о покушении на убийство Валентины Матвиенко, паспортные проверки на Апраксином дворе из-за подозрений в связях с ваххабитами и партией Хизб-ут-Тахрир, татарские этносепаратисты облюбовавшие северную столицу как трамплин для своей международной деятельности. Ситуацию можно дополнить словами профессора Марата Мусина о том, что исламская община в крупных городах подобна пороху, к которой чья-то рука уже готова поднести спичку в лице эмиссаров экстремистских движений.

Сентябрь и октябрь 2013 г. в Санкт-Петербурге выдались беспокойными и тяжелыми, их яркой и характерной чертой были резкие всплески народного негодования, которые регулярно возникали на почве непрекращающихся конфликтов в межнациональных отношениях. На таком негативном фоне как фарс, как пир во время чумы выглядела т.н. конференция с международным участием «Традиции российского ислама», которая была презентована РДУМ СПб 30.10.2013 в отеле «Holyday Inn Московские ворота».

Ислам

В чем ложь утверждений, говорящих что
Ислам религия мира
в статье:

Почему ислам религия войны
Причины того что европейцы и жители Востока несовместимы
в статье:

Почему мусульмане агрессивны
Почему мусульмане доминируют в Европе
в статье:

Почему ислам наступает

И дело не в том, что имелась предварительная договоренность о выделении на ее проведении 400 тыс. руб. из средств местного бюджета, что существовала заявка в московский Фонд исламской культуры, науки и образования на 700 тыс. руб. и спонсорские средства, а также было горячее желание Р. Панчеева пожертвования прихожан Санкт-Петербургской Соборной мечети. Хотя конечно было бы не без интересно, на что и какое количество народных денег потратили организаторы при проведении этого показушного и пустого мероприятия.

Для меня в данном случае, крайне важно понимание того, что из трех крупнейших объединений мусульманских религиозных организаций РФ полностью игнорировали Совет муфтиев России и Координационный центр мусульман Северного Кавказа. Также ее проигнорировал председатель ЦДУМ России Талгат Таджуддин, не было на ней и ни одного члена Президиума ЦДУМ России и даже его родного брата, имам-ахунда Рушана Пончаева, т.е. для религиозных деятелей РФ это конференция была неинтересна, это было их публичное негативное отношение к Р. Панчееву.

Даже послушное официальное мусульманское духовенство РФ понимает, что в ситуации, когда процветает ксенофобия, когда судебным решением запрещается перевод Корана, когда в Соборной мечети разрешают вести проповедь экстремистам из «Хизб ут-Тахрир», когда коренные ленинградские мусульмане (татары и башкиры) уже вытеснены из мечети, в такой обстановке в первую очередь, все силы РДУМ СПб нужно бросать не на проведение тусовок для местных чиновников, а на то, чтобы вернуть утраченное доверие местных мусульман.

Россия - ваххабитские регионы

Россия - наиболее ваххабитские регионы.
Подробнее в докладе
Карта этнорелигиозных угроз
И в статье
Ваххабизм в России

Размышляя о смысловом наполнении конференции, мне непонятно, для кого она проведена (если для прихожан, то на ней их не было) и почему она состоялась не в феврале (как должно было быть), а 30 октября. Почему вместо заявленных в пресс-релизе 400 участников, конференция заинтересовала всего лишь 74 человека и где обещанные международные участники (смешно, если Р. Панчеев считает иностранцами казахов, таджиков или украинцев)?

По какой причине т.н. международную конференцию игнорировали все федеральные и местные СМИ, возможно это оценка бездействия Р. Панчеева, понимание того, что по сути он – обычный, серенький человечек, который не способен изменить к лучшему жизнь петербургских прихожан. К сожалению, приходится признавать, что за благополучной фасадной вывеской РДУМ СПб теперь прячется слабая и дряхлеющая религиозная организация, которая не знает как далее развиваться, что делать?!

Эти выводы подтверждаются отсутствием итогов прошедшей конференции, которая поразила не только своей несвоевременностью и бессмысленностью, но и отсутствием резолютивной части, не была дана оценка той вакханалии, что сегодня раскручивается в межнациональной среде, предано забвению роль религиозного самосознания, непонятно как будет развиваться исламское религиозное образование и в целом само мусульманское сообщество?

Распространение ислама в мире

Карта в полном размере: Распространение ислама в мире
Отношение положенное мусульманам к людям
остальных религий и неверующим
в статьях:

Отношение ко лжи в Исламе
Разрешена ли ложь в исламе?
Открытым текстом про другие религии и атеистов
Что говорит Коран про иноверцев
Положение иноверцев при шариате
Что такое джизья?
Отношение к собственности иноверцев
Собственность неверных в исламе
Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе
Ислам о национализме

Темы докладов еще раз подтверждают то, что намного проще и легко рассуждать о том, что было создано предыдущими поколениями, а не теми мусульманами, кто живет сегодня. Мне представляется, что в первую очередь необходимо думать о дне сегодняшнем и дне завтрашнем.

Будет ли развиваться традиционный ислам в России или продолжится его стагнация, мы узнаем очень скоро.

Духовное управление мусульман Петербурга в СЗФО не ведет работы, направленной на искоренение опасных сект. Мусульмане в Северо-Западном регионе крайне разобщены, и «мало кто знает, что творится внутри отдельных общин». Не исключено, что многие из них сливаются с ОПГ. Поэтому Петербург может ждать бирюлевский сценарий развития событий. Об этом говорится в докладе представителя Духовного управления мусульман Европейской части России имама-мухтасиба Петербурга и Ленобласти Мунира-хазрата Беюсова и его заместителя Таная-хазрата Чолханова о религиозной ситуации в городских и областных мусульманских организациях.

Как сообщает «БалтИнфо», в докладе подчеркивается, что в Петербурге «исламизм начал свое слияние с ОПГ, в результате чего возникают перестрелки в центре города с криками «Аллах акбар». При этом в Соборной мечети города проповедует член террористической организации «Хизб ут-Тахрир». Ранее Мунир-хазрат Беюсов уже выступил с резким осуждением этого выступления, после чего председатель петербургской общины «Мекка» Ринат Валиев обвинил его «в сотрудничестве с силовиками». Ранее Валиев осудил возложение венков к могиле Неизвестного солдата, назвав тех духовных лидеров, которые участвуют в возложении венков, «многобожниками и кяфирами» (неверными).

Подробно об организации ИГИЛ
в статье:
Анатомия ИГИЛ подробно
А также в статье:
Как создавалось ИГИЛ
А также еще:
Анализ по ИГИЛ

«Если ситуация в Петербурге будет развиваться по этому сценарию и дальше, то вполне можно ожидать распространения экстремистского движения в СЗФО и рост ультраправых организации в противовес ему. Не исключен бирюлевский сценарий развития событий или образование крупного криминально-экстремистского холдинга», – подчеркивают авторы доклада.

В документе перечислены и позитивные изменения. По словам Беюсова, в последние три года мусульмане Петербурга наладили успешное сотрудничество с РПЦ в лице петербургской митрополии. Был проведен цикл лекций, создана серия телепередач; также были проведены встречи мусульман с представителями РПЦ, в том числе с митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Владимиром. В результате взаимодействия местной религиозной организации мусульман «Азан» с отделом по борьбе с экстремизмом (отдел «Э») ГУ МВД по Петербургу и Ленобласти была ликвидирована петербургская ячейка экстремистской организации НОРМ.

Напомним, 10 октября в Москве на глазах у своей невесты был убит 25-летний житель района Бирюлево Западное Егор Щербаков. После этого жители Бирюлево вышли на улицы на стихийный митинг с требованием найти убийцу. Народный сход перерос в массовые беспорядки и погромы. По подозрению в убийстве Щербакова был арестован гражданин Азербайджана Орхан Зейналов. 18 октября ему было предъявлено официальное обвинение.

Исламские научные достижения

Если это так, то данная тема требует настойчивого внимания и самой кропотливой работы. Кто же является лидером исламского сообщества Санкт-Петербурга, и как так получается, что ситуация уже выходит за рамки мирного развития, неся очевидные угрозы гражданскому миру и благополучию?

В поиске законных лидеров, мы обнаруживаем, что у мусульман Петербурга сейчас как бы две головы, город разделён надвое между двумя муфтиятами, что впрочем, отчасти повторяет общую ситуацию в исламском сообществе России. С одной стороны существующий с советских времён во главе с муфтием Равилем Пончаевым руководителем Духовного управления мусульман Санкт-Петербурга и Северо-Западного региона России подчиняющийся ЦДУМ (Уфа). Этот центр существует на протяжении уже нескольких десятилетий и привычен для чиновников и государственных служащих, работающих с данной сферой.

В городе есть так же представительство Духовного Управления мусульман Европейской части России в Санкт-Петербурге возглавляемое Муниром-хазратом Беюсовым, вокруг которого собралась группа молодых интеллектуалов, в том числе Танай-хазрат Чолханов, Тарас Черниенко. Второй центр работает с Советом Муфтиев России с центром в Москве.

Почему причина упадка восточных стран - мировоззрение, в статье:
Почему деградируют мусульмане?
а так же в статье:
В чем причина отсталости восточных стран

Стоит отметить, что исламское сообщество разделено не просто на две части, есть множество автономных групп организованных по этническому или идеологическому принципу, не подчиняющиеся фактически никому и ведущие свою деятельность самостоятельно, а часто и скрытно от чужих глаз, когда никто кроме участников этой группы не знает о её существовании. А какой может быть эта деятельность мы можем составить представление по делу русского ваххабита Егора Рябинина известного как Харун ар-Руси, поехавшего воевать против режима Башара Асада и партии БААС в Сирии и вероятно убитого исламистами за то, что не соответствовал их представлениям о том каким должен быть мусульманин. У несостоявшегося «воина джихада» были русские друзья, ранее погибшие на границе с Таджикистаном когда поехали воевать на стороне исламистов.

То есть эта среда имеет явную склонность порождать экстремистов, у которых идеи далеко не расходятся с практикой. Не менее известна ситуация с татарским националистом и по совместительству председателем мусульманской организации «Мекка» Ринатом Валиевым, оскорблявшем ветеранов Великой Отечественной войны, и мусульман отдающих дань памяти Дню Победы.

Ранее Валиев был уличаем в ксенофобских высказываниях в адрес этнически русских и христиан в социальных сетях. Валиев связан своими контактами с ещё одним героем религиозно-общественной жизни Салманом Севером, он же Максимом «Барзах», в обыденной жизни Максимом Байдаковым ярким представителем Движения Русских Мусульман соединяющим национал-социалистическую идеологию с исламизмом и являющимся, несмотря на своё русское происхождение одним из идеологов неосманизма.

Учитывая лидерское положение в группе русских мусульман и контакты с исламистами с Ближнего Востока легко предположить связь Салмана Севера-Байдакова с отправкой Егора Рябинина в Сирию. Мы не станем поднимать вопрос, что происходит в этнических сегментах исламского сообщества Петербурга, таких как таджикское, узбекское и так далее.

Гомосексуализм в исламе

Как получилось так что ситуация приобретает такой неуправляемый и в целом опасный характер для нашего общества характер? Для того, что бы прокомментировать положение мы обратились к Танаю-хазрату Чолханову, молодому, но достаточно известному татарско-мусульманскому общественно-религиозному деятелю, который сочетает в себе приверженность универсальным ценностям Ислама с самобытными национальными традициями.

Танай Чолханов кроме всего прочего самобытный мыслитель, пишущий на самые разные темы от глубин традиции до особенностей современного образа жизни и мироустройства. Что бы продемонстрировать ту роль, которую он сейчас играет для сообщества, упомяну о том что видел в обсуждении на одном из тюркистских форумов я нашёл уважительное упоминание о нём в форме «Танай-бек», - что в тюркоязычной культурной среде означает проявление явного уважения.

Владимир Киреев: Уважаемый Танай-хазрат, скажите какую роль, по вашему мнению, играет ислам в жизни Санкт-Петербурга и России в целом?

Танай Чолханов: Но так уж случилось, что именно традиционный Ислам сейчас играет огромное значение для всего мира, от его развития и трансформации в мусульманских регионах нашей страны зависит все наше будущее в целом. Но ведь именно поэтому разные псевдотрадиционные силы, заинтересованные не в мире, а нагнетании конфликта в обществе, в каких то своих целях тормозят просвещение внутри общины и развитие мусульманского духовенства!

Владимир Киреев: Я заметил, что исламское сообщество Петербурга, к сожалению, неоднородно, расскажите о ваших коллегах из «ДУМ Санкт-Петербурга».

Исламский секс и правила интима

Танай Чолханов: Действительно, в результате определенных интриг и хитрой игры с существующим режимом покойный ныне муфтий Жафяр Насибуллович Пончаев получил в 70-е годы прошлого века фактически полный контроль над Соборной Мечетью Санкт-Петербурга. С тех пор прошло много времени, а время и власть, как известно, могут пагубно сказаться на человеческой душе. Мы видим, что за практически сорокалетний период времени ислам на Неве не сделал конструктивных шагов к своему развитию и расширению проповеднической деятельности.

Владимир Киреев: Где корни такого положения дел? Как получилось что у города две, а на самом деле намного больше мусульманских общин?

Танай Чолханов: Так случилось, что работа по мониторингу ситуации с исламом на Неве представителями ДУМ Санкт-Петербурга велась только формально. В результате ничто не препятствовало спонтанному возникновению множества полуподпольных организаций, молельных комнат, которые, порой, располагаются в гаражных кооперативах и подсобных помещениях рынков. Представители различных диаспор избирают себе духовных лидеров по принципу землячества, из своих же республик, стран ближнего зарубежья. Нередко в этих организациях действуют идеологи салафитского толка, различные ультраправые националисты.

Сейчас вот снова всплыла проблема вербовщиков боевиков из новообращенных русских мусульман — ведь ранее никакой работы по этому вопросу не велось. Есть множество фактов, - молодые люди из русских семей, по различным причинам желающие принять ислам, или узнать о его доктрине, в Соборной Мечети сталкивались с хамством и оскорблениями. После этого, когда озлобленные и разочаровавшиеся в любой традиционности люди как раз и попадают под влияние салафитов или русских правых националистов, оказываясь, в конечном счете, на стороне сепаратистов всех мастей и остальных врагов нашей страны.

Если сегодня мы не сможем начать действительно эффективную работу в направлении религиозного просвещения и мониторинга деструктивных религиозных течений, последствия для всей России трудно себе представить. Санкт-Петербург — вторая столица Российской Федерации, фактически являющаяся европейским «лицом» нашей страны...

Владимир Киреев: Мне знакомы две полярные точки зрения, кто-то считает муфтият Пончаевых авторитетной и серьёзной организацией, частности это мнение чиновников отвечающих за профильную работу. А вот представители мусульманского сообщества придерживаются прямо противоположной точки зрения, считая, что деятельность Пончаевых завела ситуацию в тупик, что они утратили фактически контроль над жизнью религиозной общины. Каково ваше мнение?

Танай Чолханов: На деле ситуация выглядит несколько иначе. Централизованная религиозная организация «Духовное управление мусульман Санкт-Петербурга и Северо-Западного региона России» с поставленными самой жизнью задачами не просто не справляется, но и не стремится к достижению подобных целей! На глазах мусульман в северной столице разворачивается поистине сатанинский спектакль интриг и мелочной борьбы за власть. Местные мусульмане – татары, дагестанцы, азербайджанцы, живущие в городе на Неве уже несколько поколений, окрестили происходящее «пончаевщиной» - по фамилии правящего клана «потомственных муфтиев» - семьи Пончаевых. Какие же заслуги перед городом, общиной и народом имеет эта семья?

Владимир Киреев: Мы все обеспокоены происходящим в северной столице, и хотим найти пути для стабилизации ситуации, мне кажется, что такую роль может сыграть взаимное просвещение различных частей нашего общества и знакомство с собственной традицией, что вы думаете по этому поводу?

Танай Чолханов: Образовательных центров, организованных ДУМ СПБ к сожалению до сих пор не было создано. А ведь сейчас, с ростом количества мигрантов из традиционно мусульманских регионов, проблемой их адаптации должны заниматься, в первую очередь духовные лидеры мусульман. Более того, перед угрозой салафизма, ваххабизма и религиозного экстремизма просветительские программы должны стать первостепенной задачей для духовенства всех конфессий! А ведь существует так же и проблема этнической преступности, которая подстегивает, в свою очередь, и ультраправые националистические организации. И ведь кому, как не священнослужителям, духовенству всех официальных конфессий нашей страны необходимо сегодня мобилизовать все свои силы для просветительской и духовной работы именно с «проблемными» слоями нашего общества.

Мы, в свою очередь, направляем свои усилия для формирования образовательных центров, в частности стали традиционными наши занятия в библиотеке национальных литератур им А.С. Грибоедова, где собираются представители различных диаспор Санкт-Петербурга, знакомятся, открывают свою культуру и традицию. Там можно встретить православных, мусульман — что особенно важно, как суннитского и шиитского направлений. Особенно хочется отметить наше плодотворное сотрудничество с православными священнослужителями, особую благодарность хочется выразить отцу Константину Морозову из отдела религиозного образования и катехизации Санкт-Петербургской митрополии, клирику Князь-Владимирского Собора отцу Владимиру Федорову.

Так же мы создаем и телепрограммы в интернет-вещании, где в онлайн-режиме ведем беседы с представителями Православной Церкви, так же традиционными стали наши передачи на христианском радио «Мария» - все так же в рамках единой программы с Отделом религиозного образования и катехизации Санкт-Петербургской митрополии. Поверьте, в условиях постоянного давления и полного отсутствия ресурсов это очень не простая работа.

Владимир Киреев: Расскажите подробнее о своей организации, и вашем руководителе Мунире-хазрате Биюсове:

Танай Чолханов: Наша группа сложилась вокруг назначенного Духовным Управлением Мусульман Европейской Части России имама-мухтасиба Санкт-Петербурга и Ленинградской области Мунира-хазрата Беюсова, молодой исламский проповедник из Нижнего Новгорода, автор сборников проповедей. При поддержке ДУМЕР и прогрессивной мусульманской общественности Санкт-Петербурга этот человек начал развивать в городе исламские образовательные программы, сделал значимый вклад в развитие межконфессионального диалога.

Занимается он и таким важнейшим на сегодняшний день вопросом, как открытое общение с представителями других конфессий для разъяснения позиций и ценностей истинного традиционного ислама, просветительскими программами для широкого круга интересующихся исламом людей. Но ведь именно он и был, в конечном счете, обвинен в религиозном экстремизме и связями с радикалами новым «потомственным муфтием» ДУМ СПБ Равилем Пончаевым! Обвинения совершенно беспочвенные и абсурдные.

Увы, но, пользуясь своими связями в местной административной среде, вышеуказанное «духовное лицо» мешает теперь и любой общественной деятельности Мунира-хазрата и всех представителей его команды в Санкт-Петербурге. Вероятно, подобное поведение духовного лица можно было бы оправдать собственной активной работой, но, увы, сам ДУМ СПБ под руководством нового лидера Равиля Пончаева не проводит НИКАКОЙ подобной деятельности, от этого становится обидно за всех мусульман региона.

Владимир Киреев: Но, наверное, можно вспомнить, что руководитель организации «Мекка» Ринат Валиев известный своими радикальными высказываниями и связанный с печально известным Салманом Севером так же является представителем Совета Муфтиев России, как вы это можете объяснить, во всяком случае, буквально в мае 2013 года он заявлял об этом?

Танай Чолханов: Это пример нечистоплотного поведения наших «коллег» из ДУМ СПБ, с которыми сейчас и сотрудничает Ринат Валеев. Дейсвительно, когда-то она имела отношения к ДУМЕР, но уже в 2011 году Духовное управление мусульман Европейской части России поставило в известность Экспертный совет по проведению государственной религиоведческой экспертизы при Главном управлении Министерства юстиции РФ по Санкт-Петербургу о том, что местная религиозная организация «Мекка» утратила признаки религиозного объединения (т.е. объединения граждан для совместного совершения богослужений) и ее деятельность не соответствует уставным документам ДУМЕР. Однако наши «коллеги» таким вот способом, не имея к нам никакого отношения, дискредитируют уже нашу организацию.

Владимир Киреев: Танай-хазрат, расскажите какие проблемы вы ещё считаете злободневными для исламского сообщества и в целом для петербуржцев?

Танай Чолханов: Нельзя не упомянуть, что будучи полностью поглощенным яростной войной с радикалами, руководство ДУМ СПБ совсем забыло про состояние соборной мечети. А между прочим начавшееся разрушение кладки минаретов могло стоить жизни как простым петербуржцам, так и мусульманам, которые приходили в мечеть для молитвы. Огромные камни внешней кладки, весом от 50 до 100 кг срывались с минаретов, падая со свистом на тротуарную плитку, и разрывали ее словно снаряды немецкого артобстрела времен Ленинградской Блокады.

Что же, то, чего не смогли добиться фашисты, вполне может случиться сейчас – ведь конструкции мечети уже более 100 лет, разумеется, ей необходимо квалифицированное техническое обслуживание, не говоря уже о том, какую опасность представляет собой аварийное сооружение для жителей и гостей прекрасного музейного и исторического центра, Культурной Столицы России, которой, несомненно, является Санкт-Петербург! И об этом так же писала пресса.

Владимир Киреев: Мне известно, что ваше сообщество проводит большую работу по формированию межконфессионального диалога, в частности я присутствовал на организованном вами «Форуме традиционных конфессий: навстречу обществу солидарности и прогресса», прошедший 30 июня 2013 года в котором приняли участие представители самых разных конфессий и общественных организации. Это были и сунниты, и шииты, православные, протестанты, католики и многие другие.

Особенно на меня произвело впечатление, что присутствовали и русские и татарские национально-консерватиные организации, которые заявляли о приверженности делу строительства гармоничного общества и желании совместно работать на благо России и всего человечества в целом. Такое содружество, при этом созданное снизу, без участия власти и формализма, без карьерных и финансовых подтекстов, на мой взгляд, уникально для современной России и постсоветского пространства. Расскажите подробнее об этом.

Танай Чолханов: В последнее время идея межконфессионального диалога и нового облика мусульманского духовенства превращается в жизненную необходимость. И действительно, все акты религиозного экстремизма, молодежного экстремального национализма и этнической ненависти происходят, в своей основе, из крайнего невежества и незнания традиции – как религиозной, так и светской.

Увы, люди теряют связь с историей даже своего народа, и остается только надеяться, что будущие поколения молодежи в нашей прекрасной многонациональной стране смогут находить общий язык, понимание со своими братьями из других этносов нашей большой Родины. И если мы думаем о будущем и заботимся, о тех, кто придет после нас, то просто обязаны нести и просветительские идеи и бороться с невежеством в каждый момент нашего сегодняшнего бытия.

Исходя из этого мы сейчас разрабатываем обширную образовательную программу, в которой планируем участие различных этно-культурных автономий и диаспор. В рамках нашей деятельности мы будем уделять внимание именно диалогу традиционных культур и цивилизаций, и рассматривать религию как неотъемлемую составляющую сформировавшейся культурной традиции — что справедливо для любой нации. Вот как раз сейчас в Библиотеке Национальных Литератур прошел наш совместный с представителями Русской Православной Церкви лекторий, где формирование культуры современной России рассматривалось именно как результат многовекового диалога цивилизаций.

Конечным продуктом подобной работы должно стать формирование новой идеологии для культурного курса нашей страны — понимание того, что все народы этносы, проживающие в Российской Федерации, являются взаимосвязанной структурой в едином целом, гранями одного кристалла, каждая из которых сияет своим неповторимым блеском. Разумеется, нарушение одной такой структурной связи может нанести непоправимый вред и единому целому, а ведь все мы, по сути, связаны историей и одной землей.

И весьма символично, что формирование такого подхода к сохранению единства традиционных ценностей происходит в столь многогранном центре культуры и искусства, как Санкт-Петербург, где соседствуют Христианские, Исламские, Буддийские храмы и святыни, где соприкасаются культуры Европы и Азии, Востока и Запада, Севера и Юга. Это — идеальная модель в миниатюре, город, который вполне может претендовать на роль истинного «перекрестка караванных путей» современной цивилизации — величайшего культурного, религиозного центра, формирующего мировоззрение не только России, но и всей Евразии.

Владимир Киреев: Я благодарю вас за интересный разговор, сожалея, что больший объём просто будет излишним и надеюсь на развитие ваших инициатив!

-----------------------------

Мы надеемся, что мусульманское сообщество найдёт выход из сложившегося тупика, и в этом свою роль сыграет группа молодых мусульман ярко проявившая себе в последнее время в Санкт-Петербурге и уже привлешая внимание не только на региональном уровне, но и международном уровне. Например на «Форуме традиционных конфессий», прошедшем 30 июня 2013 года присутствовали представители Азербайджана, Ирана, ряда стран Средней Азии, сирийского землячества. Это не может не вызывать интерес, тем более что нас связывает с этими странами не только культурные но и хозяйственные и геополитические интересы.

А трагичные события в Сирии и Ливии уже служат тем зловещим уроком, что бы мы не позволили в своём доме наводить порядки таким вот «слугам хаоса» прикрывающими свои чёрные сердца и дела символами традиционных религий. Мы надеемся, что для нашей страны прошло время зарубежных учителей, работавших на деньги неизвестного происхождения. Мы перестали удивляться, тому что за этими марионеточными «вождями» часто прячутся самые мрачные кукловоды. Мы видим рождение собственных духовных лидеров, которые уже засияли на нашем Российском небосклоне.Как мы сказали, группа Мунира-хахрата Биюсова, Таная-хазрата Чолханова, Тараса Черниенко уже вышла за рамки региона, и даже страны.

Например, они работают с представителями диаспоры татар-мусульман в Финляндии, готовят совместное с православными консервативными силами обращение к французскому народу — в том числе к мусульманской общине Франции, в свете последних изменений во французском законодательстве. Это, кстати, ещё раз укрепляет имидж России как опоры консервативных ценностей для Европы. Мы надеемся, пример духовного развития и межконфессионального сотрудничества Санкт-Петербурга послужит моделью для подражания для проблемных сообществ Западной Европы и других регионов как России так и стран бывшего Советского Союза.

http://www.nr2.ru/northwest/480068.html

http://kamil-isljaev.livejournal.com/2984.html

http://bit.ly/2lvtGGk

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_06_26_islam_v_peterburge Tue, 26 Jun 2018 16:00:29 +0300
<![CDATA[Исламские экстремисты в Крыму]]> Сегодня я хотел бы подробно раскрыть процессы, где фигурируют исламские экстремисты в Крыму после воссоединения с Россией и проведения референдума. Но сначала нам необходимо разобраться с теми движениями и веяниями, которые происходили с исламом в Крыму во время его нахождения в составе Украины. А начнем мы с знакомства с организацией с английской аббревиатурой WAMY.

WAMY - это так называемая “Всемирная Ассамблея Исламской Молодежи», известная распространением и изданием сектантской литературы по всему миру. Эта организация была основана в Эр-Рияде в 1972 г. и официально занимается якобы распространением ислама среди молодежи, а также помощью молодым мусульманам по всему миру. На самом же деле под прикрытием WAMY осуществлялась вербовка добровольцев на фронты джихада в Афганистане, Боснии, Кашмире, на Северном Кавказе. Всемирная Ассамблея исламской молодежи (WAMY) и организации, сотрудничающие с ней, пропагандируют идеи таких опасных течений современности как ваххабизм, партия так называемых «Братьев-мусульман» («Аль-Ихван аль-муслимун») также, называемая «Джама‘ат исламийя».

Россия - ваххабитские регионы

Россия - наиболее ваххабитские регионы.
Подробнее в докладе
Карта этнорелигиозных угроз
И в статье
Ваххабизм в России

Авторами, к которым обращаются издательства организации, являются руководители и идеологи так называемой «Ассоциации братьев-мусульман»:Сайид Кутб, Абу А‘ля Аль-Маудуди, Юсуф Аль-Кардавий, Фатхи Якан и др.

При содействии WAMY в 90-х гг. в России было открыто издательство «Сантлада», которым, кроме книг вышеперечисленных авторов, издавалась литература идеолога дагестанских ваххабитов Багаутдина Мухаммада. Тираж изданий, как правило, составлял не менее 100 тысяч экземпляров. Основными регионами распространения этих книг были Россия (особенно Северный Кавказ и Татарстан), Украина (особенно Крым), Азербайджан и другие государства, образовавшиеся на постсоветском пространстве. Пик активности в издании данной литературы — первая половина 90-х гг.

На Украине же выпускают литературу издательство «АНСАР Фаундейшн»и Межобластная ассоциация общественных организаций«АРРАИД», которые поддерживают тесные отношения с WAMY. «АНСАР Фаундейшн» работал в составе организации «Арраид». Пик активности в деятельности данного издательства — конец 90-х гг. прошлого века – 2001 год.

В результате работы этих организаций было выпущено множество опасной литературы, с помощью которой, ко всему прочему, велась вербовка неофитов для экстремистских групп внутри Российской Федерации, которые в дальнейшем были использованы как террористы-смертники и боевики экстремистских бандформирований. Все помнят серию громких убийств духовных лидеров в Дагестане и терроризирующие Кавказ и Татарстан группы экстремистов, подготовленные в специальных учебных лагерях.

ислам

Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе:
Ислам о национализме

К финансированию таких учебных центров так же имеет прямое отношение WAMY. Интересен тот факт, что эта организация обвинялась и в связях с Аль-Каидой, в причастности к организации терактов 11 сентября 2001 года. Впрочем, эти обвинения позже были сняты, так как данную организацию США использует, и весьма умело, притворяя в жизнь теорию «управляемого хаоса», которая заключается в разжигании войн и революций в различных регионах мира.

Судите сами: осенью 1999 г., когда началась вторая чеченская кампания, сторонники WAMY финансировали два расположенных в одной из бывших советских закавказских республик центра по подготовке исламских агитаторов для пропагандистской работы на Кавказе. Этими учебными заведениями руководили специалисты из Саудовской Аравии и Йемена. Среди последних имелось немало членов йеменской фундаменталистской партии «Аль-Ислах».

Известно, что сторонники этой партии принимали участие еще в первой чеченской кампании 1994—1996 гг. Один из них, Абу аль-Уалид, даже стал приближенным самого Хаттаба. В августе 1999 г. партийные активисты занимались вербовкой добровольцев на чеченскую войну по всему Йемену. Во второй половине 1999-го - первой половине 2000 г. йеменские исламисты небольшими группами проезжали через Саудовскую Аравию в Закавказье и оттуда - на Северный Кавказ.

Наряду с участием в военных действиях против федеральных войск выходцы из Йемена сыграли не последнюю роль в пропаганде идей фундаментализма на Кавказе. Во многих случаях руководство партии «Аль-Ислах» пыталось использовать для этих целей йеменцев с юга страны, обучавшихся в СССР и владеющих русским языком. Именно они и работали в закавказских центрах по подготовке исламистских агитаторов для пропагандистской работы на постсоветском пространстве. Эти учебные заведения официально принадлежали вышеупомянутой WAMY.

ислам

Отношение к собственности иноверцев в Исламе в статье:
Собственность неверных в исламе

В Крыму и Украине получила широкое распространение упоминаемая уже мной организация Арраид, которая входит в террористический холдинг WAMY. Кстати, данную организацию уже признавали экстремистской, еще во времена украинского Крыма, но с помощью своих друзей и лоббистов во власти экстремисты быстро сменили название на «Альраид».

Но, что интересно, издаваемая ими газета так и не поменяла своего названия, и это можно увидеть на официальном сайте данной организации экстремистского толка(http://www.arraid.org/ru/taxonomy/term/103).

Сегодня, кстати, Арраид в очередной раз сменила вывеску, и на территории Республики Крым называется теперь Духовный центр «Созидание». Именно с этой организацией, принадлежащей террористическому холдингу WAMY на прямую сотрудничает Духовное управление мусульман Крыма во главе с муфтием Эмирали Аблаевым (http://www.arraid.org/ru/node/2412).

Дело в том, что сам ДУМК собственного финансирования не имеет и не имел, чем и воспользовались Арраид, предложив помощь в замен на влияние и управление местными общинами мусульман. И с этого момента в мечетях началась экспансия ваххабитских проповедников. Кстати, ДУМК является одной из организаций, управляемых так называемым «Милли Меджлисом», самопровозглашенным органом власти у крымских татар. За долгие годы совместной работы связка Меджлис-Думк-Арраид фактически вытеснила традиционный ислам с территории полуострова Крым, лоббируя интересы Саудовской Аравии и США.

Чего добивались спецслужбы КСА и Соединенных Штатов?

В первую очередь — создание сети экстремистских организаций в непосредственной близости от границ Российской Федерации. И, пользуясь содействием украинских властей, им это удалось. Крым стал прекрасной тренировочной площадкой и для боевиков Хизб-ут-Тахрир, и для идеологов ваххабизма. Здесь комфортно себя чувствуют и так называемые «Братья мусульмане», секта, которая широко известна по Египетскому кризису.

ислам

Положение иноверцев при шариате, подробнее в статье:
Что такое джизья?

Цель у всех этих организаций была одна — подготовка кадров для дестабилизации ситуации в России. Арраид запустила свои программы даже в общеобразовательных школах, что фактически с ранних лет погружало ребенка в среду сектантов-фундаменталистов. Человек изучал основы религии у сектантов, приходил на проповеди в ваххабитскую мечеть а функционеры «Милли Меджлиса» закладывали в общество крымских мусульман русофобию, как главный объединяющий фактор. И это происходило долгие годы украинской власти. К чему привела проводимая властями Киева политика на материковой Украине, мы все прекрасно видим и понимаем. Но Крым вернулся в Россию.

Вроде бы, на этом история должна была и закончиться. Экстремистские секты должны были оказаться под запретом, все связанные с экстремистами функционеры «Милли Меджлиса» попасть в поле зрения соответствующих силовых структур.

Но не тут то было. В России так же есть своя пятая колонна, и давать в обиду коллег и соратников они не желают. Во множестве централизованных мусульманских организаций и объединений России самой, пожалуй, радикальной является так называемый Совет муфтиев России (СМР).

Эту организацию всегда отличала любовь к Королевству Саудовская Аравия и русофобские настроения.

В списке исламских материалов, признанных решением суда РФ экстремистскими, оказалась книга имам-хатыба мечети на Поклонной горе Шамиля Аляутдинова "Путь к вере и совершенству". Между тем Шамиль Аляутдинов является заместителем председателя Совета муфтиев России шейха Равиля Гайнутдина по религиозным вопросам (Newsru.com).

ислам

Отношение к атеистам и другим религиям в Исламе в статье:
Что говорит Коран про иноверцев

Экстремистской была признана и листовка другого руководителя Совета муфтиев - сопредседателя этой организации Нафигуллы Аширова, написанная в поддержку террористической организации "Хизб ут-Тахрир", а также три книги под редакцией имам-хатыба Владивостока Абу Ахмада Абдуллаха ибн Джамиля, занимающего пост муфтия - куратора Дальневосточного федерального округа по линии Совета муфтиев.

Вызывает интерес и то, что «Исламский банк развития» из Саудовской Аравии, страны государственного ваххабизма, заявлял о своей поддержке СМР и Нижегородского исламского института. СМР постоянно оказывается в центре скандалов, связанных с распространением экстремизма и ваххабизма на территории Российской Федерации.

А теперь самый интересный факт, который раскрывает всю суть происходящих в Крыму процессов слияния ДУМК со структурой Совета Муфтиев России.

Как сообщает «Правда Он-лайн» ( 10 2003.07.17 «ВЕРБОВЩИКОВ ШАХИДОВ ВЫСЛАЛИ ИЗ РОССИИ. ПОЧЕМУ?»): « Правоохранительные органы Свердловской области официально подтвердили "Известиям" факт высылки из страны граждан Саудовской Аравии Аль Талеба Мухаммада Сауда и Аль Хабра Абдуллаха. Представители Всемирной ассамблеи исламской молодежи (WAMY) прибыли в Россию две недели назад вполне легально - по приглашению председателя совета муфтиев России Равиля Гайнутдина. И даже по просьбе главы духовного управления мусульман азиатской части России (ДУМАЧР) Нафигуллы Аширова провели в Омске несколько семинаров по основам ислама.»

В семинарах участвовали молодые мусульмане из шести регионов страны. Наиболее подготовленные слушатели, по задумке исламистов-фундаменталистов, должны были продолжить обучение в специальных религиозных центрах Ближнего Востока. Удивительное совпадение, не правда ли?

ислам

Отношение ко лжи в Исламе подробнее в статье:
Разрешена ли ложь в исламе?

Еще в 2003 году СМР с успехом сотрудничает с экстремистами из Ассамблеи исламской молодежи WAMY! В то время решением федерального суда Центрального округа Омска миссионеры из Саудовской Аравии были подвергнуты административному штрафу и выдворены из страны за отсутствие регистрационных документов. Из аэропорта "Кольцово" Екатеринбурга их отправили рейсом в Дубаи. Характерно, что годом ранее до описанных событий эти же двое волонтеров проводили серию "семинаров" на территории Свердловской области. Итогом их работы стала мобилизация "на учебу" за рубеж троих молодых россиян, о судьбе которых сегодня ничего не известно.

Впрочем, это не самая громкая история, которая связана с Советом Муфтиев России.

Летом 2012 года в Татарстане прогремели выстрелы и взрывы. 19 июля 2012 года в результате теракта ваххабитами был убит видный татарский теолог-традиционалист Валиулла Якупов и ранен муфтий республики Ильдус Фаизов - оба известные своим резким осуждением и критикой ваххабитов. А через месяц, в ночь на 20 августа у трассы Казань-Зеленодольск произошёл взрыв автомобиля: в канун мусульманского праздника Ураза-байрам четверо исламистов готовили очередной теракт, однако погибли из-за неумелого обращения с взрывчаткой.

Одним из четверых погибших террористов был 27-летний Азат Сейфуллин, более известный в кругах исламистов как Салих, который являлся членом «Таблиги джамаат» – той самой экстремистской организации, всемерную поддержку которой в Поволжье на протяжении ряда лет оказывал муфтий Саратовской области Мукаддас Бибарсов.

Крым татары 2001

Украина - Крымские
татары 2001 год

Для многих молодых мусульман первым шагом на пути к радикализации их религиозного сознания становится именно присоединение к организации «Таблиги джамаат». Именно из числа ее последователей вербуются исполнители террористических актов по всему миру. К примеру, 7 июля 2005 года в Лондоне произошла серия терактов. Организовавшие их два смертника посещали регулярно штаб-квартиру британского отделения «Таблиги Джамаат».

По оценкам французских исследователей (Ксавье Тернисин), до 80% исламских экстремистов вышли из рядов этой организации, что позволило говорить о «Джамаате Таблиг» как о «прихожей фундаментализма». Узбекские власти в своё время обвиняли движение «Таблиги джамаат» в переброске в тренировочные лагеря террористов около 400 своих граждан. В их учении одно из важных мест уделяется джихаду, который трактуется ими как «джихад меча».

К этому стоит добавить, что именно ДУМ Саратовской области посредством своего главы Мукаддаса Бибарсов выступило тогда с критикой идеи деваххабизации татарстанского ДУМ. То есть глава мусульман Татарстана выступает против ваххабизма, а муфтий другого региона Поволжья его за это осуждает. На первый взгляд, это выглядит весьма странно.

Однако на самом деле ничего странного нет, если не забывать про то, что саратовский муфтият входит в состав Совета муфтиев, возглавляемого Равилем Гайнутдином.

Следует отметить, что структуры Совета муфтиев не раз привлекали внимание правоохранительных органов не только из-за связей с «Таблиги джамаат», но и с другими запрещёнными в нашей стране экстремистскими организациями.

Год назад, 27 мая 2013 года районный суд Новосибирска вынес обвинительный приговор двум выходцам из Узбекистана - имамам Духовного управления мусульман Азиатской части России (ДУМАЧР – структура в составе СМР) Ильхому Меражову и Комилу Одилову. Имамы обвинялись в организации деятельности запрещенного судом религиозного объединения «Нурджулар». Суд приговорил их к лишению свободы условно на 1 год.

И таких эпизодов великое множество.

Нельзя не отметить так же и связь с СМР многих боевиков экстремистского подполья. История боевика Саида Бурятского (наст. имя – Александр Тихомиров), который работал в центральном аппарате Совета муфтиев, уже стала притчей во языцех. Он долго находился в духовных поисках, обучаясь то в буддийском дацане, то в подмосковном медресе «Расуль Акрам». Последнее действовало в рамках Духовного управления мусульман Азиатской части России, которое возглавляет муфтий Нафигулла Аширов. На обучение за рубеж в Египет будущий «имам» Александр, очевидно, тоже попал не без помощи своих наставников из Совета муфтиев. После возвращения в Россию работал в центральном аппарате Совета муфтиев. Свою проповедническую деятельность он начал в московской общине «Даруль-Аркам», действующей под юрисдикцией Совета муфтиев.

В мае 2008 года Александр Тихомиров прибыл на Северный Кавказ и в последующие месяцы принимал активное участие в диверсионных операциях и вылазках боевиков. Находясь в лесу, он записал несколько видео-обращений, аудио-лекций и статей о джихаде и ситуации на Северном Кавказе, которые были опубликованы на «Кавказ-Центре» и других экстремистских сайтах. Через интернет он призывал мусульманскую молодёжь «выйти на джихад и помогать джихаду словом и имуществом». По некоторым сведениям, он был главным идеологом боевиков и отвечал за подготовку шахидов-смертников). «Духовная» карьера «шейха» Бурятского была прервана спецоперацией сводного отряда Центра специального назначения ФСБ и СОБРа МВД у ингушского села Экажево 2 марта 2010 года, в результате которой он был уничтожен. Ваххабитские интернет-ресурсы отреагировали на это типовыми сообщениями о том, что «геройски пал смертью шахида шейх Саид аль-Бурьяти».

Работой в центральном аппарате Совета муфтиев отметился и террорист Абузар Мантаев. В 2006 году этот дагестанский ваххабит был уничтожен спецслужбами.

Студент Московского государственного университета дизайна и технологий Ибрагим Плиев после посещения той же самой общины «Даруль-Аркам», в которой начал свою проповедническую деятельность Саид Бурятский, в мае 2011 года вступил в одну из банд, действующих на Северном Кавказе. Он был убит в октябре 2011 года в ходе спецоперации правоохранительных органов.

В 2006 году в Дагестане был уничтожен вооруженный ваххабит Ясин Расулов, некоторое время числившийся в членах президиума Союза мусульманских журналистов при СМР. Связь со структурами Совета муфтиев всплывала и в биографиях других уничтоженных боевиков, перечислять которых можно достаточно долго.

Как мы видим, Совет муфтиев России и Духовное управление мусульман Крыма по сути так же объединяет всемирный ваххабитский холдинг, ярким представителем которого, например, является уже хорошо известная нам экстремистско-террористическая организация WAMY. Конечно же, как только появилась такая возможность, а появилась она после воссоединения Крыма с Россией, эти две организации, по прямому приказу своих заокеанских кураторов, так же начали процедуру слияния.

Делегация Совета Муфтиев в первый раз посетила Крым 27 марта 2014 года, практически сразу после присоединения к России. И нет совершенно ничего удивительного в том, что первая их встреча состоялась именно с радикально настроенными представителями «Милли Меджлиса» и главой ДУМК Эмирали Аблаевым. Сами представители СМР заявили потом, что «перелом в позиции руководства крымских татар произошел во время визита делегации Совета муфтиев России в Крым» (http://www.islamrf.ru/news/analytics/amal/32029).

На самом деле, как стало ясно сейчас, это был хорошо спланированный спектакль, скрывающий истинное положение дел. А правда состоит в том, что и Совет муфтиев, и ДУМК всегда были одним целым, объединенные экстремистской структурой WAMY, их западными кураторами и своей антироссийской позицией. Оспорить это будет весьма трудно, исходя из всего вышеперечисленного в этой статье.

Подобный спектакль мы увидели и позже, во время внеочередного Курултая крымскотатарского народа, который состоялся 29 марта 2014 года. Результатом этого мероприятия стали новые выпады радикалов из «Милли Меджлиса» в отношении России и провокационные заявления о создании территориальной автономии крымских татар.

С другой стороны этот ряд театральных постановок давал самый главный ресурс для лидеров Милли Меджлиса и экстремистов из Совета Муфтиев, - время. За это время представители пятой колонны в России укореняли в структурах власти РФ идею о том, что так называемый «Милли Меджлис» не имеет никакой альтернативы и его поддерживает абсолютное большинство крымских татар. И главным переговорщиком с ДУМК стал Совет Муфтиев России.

Характерно здесь и то, что визит руководства СМР был целиком и полностью оплачен функционером Меджлиса, владельцем телеканала АТР, который до сих пор ведет антироссийскую пропаганду, Ленуром Ислямовым. А мы уже знаем, что Меджлис фактически финансируется структурами WAMY, то есть, этот визит был не чем иным, как встреча двух щупалец одного чудовища, имя которому — мировой экстремистский холдинг.

Ленур Ислямов, лоббируемый представителями пятой колонны, вошел во власть Крыма в должности вице-премьера Крыма, а функционер Совета Муфтиев, первый заместитель главы СМР Равиля Гайнутдина — Дамир Мухетдинов стал советником Ислямова по религиозным вопросам. К чему это привело, мы прекрасно знаем. Последовал ряд провокаций, был сорван национальный праздник Хедерлез, вместо которого произошла провокация с попыткой прорыва Государственной границы РФ во время «неофициального визита» в Крым бывшего главы Меджлиса Мустафы Джамилева, а в день депортации крымскотатарского народа пришлось вообще запретить все массовые мероприятия из-за опасений террористических актов. Запрет был снят только 6 июня.

В результате господина Ислямова все-таки отправили в отставку. Хотя, нельзя исключать и того момента, что это так же является очередным актом спектакля, скрывающим истину. ДУМК и СМР, находясь в тесном контакте с Альраид, продолжают свое сотрудничество, причем рассматривается вопрос о начале финансирования этой связки экстремистских структур из российских фондов. Если это произойдет, результат может быть самым плачевным, так как западу во что бы то ни стало необходима дестабилизация межнационального мира в Крыму и других регионах России.

Кстати, как мы знаем, недавно состоялась встреча Мустафы Джамилева, который до сих пор имеет влияние на небольшую часть крымских татар, и террориста Игоря Коломойского. Но это уже — совсем другая история.

И самое главное.

Разработчики программ развития экстремизма, системы подготовки ваххабитов за государственный счет, провокационной деятельности системы «Меджлис-Альраид-ДУМК-СМР», политтехнологи «совета муфтиев» имеют доступ не только к медиа и административным ресурсам, но и возможности лоббирования опасных антигосударственных идей на высшем государственном уровне. Это беспрецедентная угроза национальной безопасности России! Поэтому наш долг — добиваться у власти демонтажа этой преступной структуры и полного прекращения деятельности Совета муфтиев России и всех связанных с ним организаций.

http://rostend.su/?q=node/1812

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_06_26_islamskie_ekstremisti_v_krimu Tue, 26 Jun 2018 15:00:50 +0300
<![CDATA[Опасны ли русские мусульмане?]]> Ввиду создавшейся тенденции к тому что русские начали принимать ваххабитский ислам, возникает вопрос, опасны ли русские мусульмане и исламизация русских? По сети гуляет любопытное видео, где один из лидеров (теперь уже бывших) «Национальной организации русских мусульман» (НОРМ) Михаил Щучинов срывает все покровы с данного объединения.

Что же он поведал?

- Цель НОРМ это создание на территории РФ исламского государства с шариатскими законами;

- НОРМ призывает своих неофитов к силовым действиям (теракты и т.д.);

- НОРМ не только созывает неофитов на оппозиционные марши несогласных в Москве, но и одобряет террористическую деятельность в Сирии, на Кавказе;

- НОРМ активно вербует праворадикальную молодежь;

Европа демография

Нетерпимость к мусульманам по странам
Больше об этом в статье:
Как работает пропаганда ИГИЛ
и в статье:
Как борются с возвращением экстремистов в Европу

А вот и ещё любопытные факты об этом вражеском объединении:

- Лидеры НОРМ находятся за рубежом. Вадим Сидоров (Харун-Ар-Руси, отвечает за политический сектор) проживает в Чехии, Григорий Мавров (Амир, религиозный сектор) живет в Турции, Максим Байдак (Салман Север, отвечает за связь с радикальными объединениями) скрывается от следственных органов в Турции;

- Все они тесно общаются с лидером международного джамаата «Мурабитун» шейхом Абдулкадыром-ас-Суфи (Ян Даллас) и руководителем «Европейского мусульманского союза» («EMU») Абу Бакром Ригером;

- В той же Европе они убеждают правозащитников и политиков в том, что Россия ущемляет права мусульман. А наша «пятая колонна» в лице организации «Мемориал» активно им помогает;

- Лидеры НОРМ сотрудничают с американским политологом Полом Гоблом. А это бывший аналитик Бюро Государственного Департамента США по разведке и исследованиям ЦРУ. Ещё он был заместителем директора Департамента научных исследований «Радио Свобода»;

- В своей группе «Вконтакте» активно звали участвовать в киевских погромах;

В последней передаче «Русский вопрос» Константина Затулина речь зашла о русских мусульманах. Причем, если верить ведущему и некоторым приглашенным экспертам, большего зла в современной России, чем указанные изменники и предатели своего народа, не сыскать.

Ислам

В чем ложь утверждений, говорящих что
Ислам религия мира
в статье:

Почему ислам религия войны
Причины того что европейцы и жители Востока несовместимы
в статье:

Почему мусульмане агрессивны
Почему мусульмане доминируют в Европе
в статье:

Почему ислам наступает

Начал Затулин с терактов в Волгограде. "Казалось бы – и нас порой пытаются уверить в этом – что преступность не имеет национальности. Но как не отметить тот факт, что среди участников террористического инцидента мы видим русского молодого мужчину, принявшего ислам? И это, увы, уже не единичный случай, за ним стоит такое причудливое и непривычное для нашей истории явление, как русские мусульмане. За последние пятнадцать лет, по некоторым оценкам, численность русских мусульман уже достигла 10 тысяч человек – цифра небольшая на фоне 150-миллионного народа, но достаточно заметная. Как к этому относиться?" – обеспокоен Затулин.

Один из комментаторов, председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль успокоил ведущего и зрителей: "Это, естественно, позитивно, потому что ислам это религия, которая открыта для всех. 90 % в Евразии нынешних мусульман имеют среди своих предков христиан. Я думаю, что это вопрос свободы совести, личного фундаментального выбора индивидуального человека. Нельзя взять какого-нибудь Соколова за руку и сказать: «Нет, сволочь, ты не примешь ислам, ты не сделаешь этот выбор, иначе мы тебя бросим в яму и ты будешь гнить там до конца своих дней». …Это будет преступный подход к тому, что является фундаментально интимным внутренним выбором человека, он за свое решение будет отвечать на страшном суде".

Следом высказался религиовед Роман Силантьев. "Я к ним отношусь как к предателям, и другого отношения к таким людям быть не может. Тем более что не ислам они принимают в подавляющем большинстве, а идут в ваххабитские секты, крайне агрессивно настроенные, и плодят массово террористов. Этому в принципе прямой аналог власовцы. Вот эти так называемые русские мусульмане. Им надо доказать свою верность, и они как раз отличаются наибольшей жестокостью, наибольшей боеспособностью и поэтому ценятся в таких структурах, для самой грязной работы используются" – поделился своим видением проблемы религиовед.

Россия - ваххабитские регионы

Россия - наиболее ваххабитские регионы.
Подробнее в докладе
Карта этнорелигиозных угроз
И в статье
Ваххабизм в России

За последние двадцать лет из нашего сознания и, как следствие, из нашего лексикона как-то незаметно исчезли такие понятия как “предательство” и “предатель”. Более того, употребление их в “приличном” обществе с некоторых пор стало считаться чуть ли не признаком ретроградства. После беспрецедентной в человеческой истории эпохи массового предательства 80-х – 90-х, ознаменовавшей конец советского проекта, сама тема предательства, совершаемого русским человеком в отношении своего народа и государства, превратилась в России едва ли не в одну из самых табуированных.

Чудовищные масштабы совершённых предательств подспудно осознаются практически всеми, но говорить о них внятно и вслух рискуют не многие. Даже применительно к более давним временам употребление ясных и однозначных терминов “предатель” или “национальный изменник” в отношении лиц, изменническая деятельность которых совершенно очевидна (таких, например, как коллаборационисты времён Великой Отечественной войны наподобие генералов А.Власова, П.Краснова или А.Шкуро), воспринимается в нашем обществе крайне неоднозначно. Глубокая деформацией русского сознания во времена перестройки породила поистине невиданный психологический феномен – прямо-таки патологическую тягу к оправданию и даже возвеличиванию самых гнусных предателей и предательств.

Действительно, сложно найти в мире страну, в которой национальных изменников, открыто, с оружием в руках перешедших в войне на сторону смертельного врага, настырно, на протяжении ряда лет, пытались бы возводить чуть ли не в ранг национальных героев, самозабвенно оплёвывая при этом героев настоящих. Старательно вытравливая из русского психотипа инстинктивное неприятие предательства, современные антисоветские и антирусские идеологи одновременно как бы растабуировали его само по себе, “легализовали” в массовом сознании, дав понять, что такого явления, как национальная измена, вроде как и не существует в природе, что обвинения в ней сегодня – удел нелепых “старопатриотов”, да недовыморенных “совков”. И внедрение таких “ценностей” не могло не вызвать в молодом поколении зловещих мутаций.

Характерный пример. После недавнего убийства в Дагестане суфийского шейха Саида Афанди Чиркейского, совершённого русской ваххабиткой, вдовой аж четырёх боевиков Аллой Сапрыкиной, наперебой комментировавшие это событие многочисленные аналитики и эксперты не смогли сказать ничего внятного о самом главном - о характере её поступка, о самом жизненном выборе 30-летней русской женщины, поведшей джихад против родной страны. Сложилось впечатление, что почти никто из опрошенных не воспринял его именно как предательство – культурное, национальное и религиозное. Или, по крайней мере, не решился сказать об этом вслух.

Распространение ислама в мире

Карта в полном размере: Распространение ислама в мире
Отношение положенное мусульманам к людям
остальных религий и неверующим
в статьях:

Отношение ко лжи в Исламе
Разрешена ли ложь в исламе?
Открытым текстом про другие религии и атеистов
Что говорит Коран про иноверцев
Положение иноверцев при шариате
Что такое джизья?
Отношение к собственности иноверцев
Собственность неверных в исламе
Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе
Ислам о национализме

Но, не рассматривая тему предательства, не стоит ожидать и всестороннего осмысления явления русского ваххабитского шахидизма, которое появилось в нашей жизни в последние несколько лет. А, между тем, оно нужно! Нам, патриотам своей страны, необходимо понять, что же в действительности толкает русских людей на такой поступок, что заставляет их примыкать к однозначно враждебному России религиозно-политическому проекту и даже жертвовать ради него жизнью?

На простое шкурничество и животный инстинкт самосохранения, вызывающий в слабохарактерных и морально нестойких личностях стихийное стремление прибиться к очевидной силе (а таковой на Кавказе является именно политизированный ислам), это никак не спишешь. Подобного склада люди, подлаживаясь под воздействие силы, стремятся ровно к обратному: к выживанию, а не самопожертвованию. В таком предательстве нет оттенка подвижничества – есть только предельно прагматичный, даже циничный расчёт. Для банального шкурника из числа остающихся на Кавказе русских (а Алла Сапрыкина, напомню, являлась уроженкой Махачкалы) вполне хватило бы просто принятия ислама и хождения в мечеть (женщинам из их числа пришлось бы при этом ещё и демонстративно закутаться в хиджаб, но это деталь). Я знал немало случаев, когда русские отвергали религию предков из конъюнктурных и корыстных соображений. Но штука в том, что такие люди принимали ислам именно для того, чтобы сделать свою жизнь легче и комфортнее, смягчить религиозный и психологический пресс, так или иначе воздействующий на каждого немусульманина в мусульманской среде, а не за тем, чтобы с ней добровольно расставаться подобно Алле Сапрыкиной. Или вообще приехать “на джихад” издалека, как поступили Василий Раздобудько, Мария Хорошева или Александр Тихомиров (Бурятский).

Фактически мы можем констатировать, что решение вступить в ваххабитскую банду и начать против российского государства вооружённую борьбу было принято новообращёнными из числа русских вовсе не из меркантильных побуждений. Не надо забывать, что, несмотря на псевдоромантический ореол, созданный вокруг “борцов за веру” целым рядом деятелей, жизнь рядового боевика-нелегала на Кавказе, как правило, прозаична и коротка. При удачном раскладе он может побегать по лесам год – другой, принять участие в нескольких успешных диверсиях и засадах, но в целом финал предопределён – его ждёт смерть от пуль местных полицейских или российских солдат.

Как говорил бессмертный герой Конан Дойля Шерлок Холмс, отбросьте все явно невозможные решения умственной задачи, и тогда то, что останется и будет единственно верным, каким бы невероятным оно не казалось.

Подробно об организации ИГИЛ
в статье:
Анатомия ИГИЛ подробно
А также в статье:
Как создавалось ИГИЛ
А также еще:
Анализ по ИГИЛ

Итак, нет никаких сомнений, что русские пополняют ряды кавказских боевиков, движимые именно идейным мотивом. Даже высокоидейным, если уж определённая их часть готова не просто рисковать жизнью, но и прямо жертвовать ею. Но – какой извращённый выверт! - жертвовать во имя идеала, не только совершенно несовместимого с устоями тысячелетней русской цивилизации, но и прямо отрицающим её.

В этом бьющем в глаза иррационализме, кстати, заключается одно из основных отличий русских ваххабитов от тех, кто переметнулся к немцам во время Великой Отечественной войны. Тогда немецкое политическое руководство хотя бы попускало полуофициальным разговорам о возможности существования некоего русского государственного образования в рамках проекта “Третий рейх”. Власов, Краснов, Шкуро, Каминский и примкнувшая к ним часть белой эмиграции оправдывала своё предательство тем, что они борются-де не за интересы Германии, а за свободную, “очищенную от большевизма” Россию. И для таких оправданий, строго говоря, имелась некоторая почва. Напомню, что кое-где в 1941 – 1943 гг. немцы даже пошли на создание марионеточного русского “самоуправления” на оккупированных территориях, преследуя, впрочем, вполне понятные прагматические цели. Не будем сейчас говорить об очевидно пропагандистском характере такого их решения. Важно другое: Гитлер иногда давал понять (“посылал соответствующие сигналы”, как теперь модно выражаться), что некое будущее у “дебольшевизированного” русского народа всё же может быть.

Отличие авторов радикально исламистского проекта от Гитлера в том, что его идеологи и пропагандисты не посылают русским даже таких сигналов. Наоборот, их доктрина принципиально отвергает наше понимание нации (не говоря уже о нашем понимании общества и государства), на деление по этническому принципу вообще наложен строжайший запрет. Провозглашается, что в рамках данного проекта нация может быть лишь одна – всемирная нация ислама, мировая умма, внутри которой в идеале должны нивелироваться все этнические различия. Русские предатели, присягая подобному проекту, по сути, не признают за русским народом даже права на существование, предлагая ему полностью отказаться и от собственной национальной, религиозной и культурной идентичности, и от собственной исторической судьбы. Более того, ради этого они наверняка готовы убивать и своих единокровных братьев. Разве есть сомнения в том, что получив соответствующий приказ, Алла Сапрыкина и ей подобные, не моргнув глазом, отправились бы в любой русский город и взорвались там где-нибудь в праздничный день на центральной площади, в “толпе кафиров”? В их предательстве есть что-то глубоко болезненное, на грани психопаталогии.

Исламские научные достижения

При всём этом русские ваххабиты ни словом, ни делом не дают нам повода усомниться в абсолютной искренности своих действий – послушайте хоть лекции Александра Тихомирова, хоть видеообращение Василия Раздобудько. Эти люди не лицемерят и не притворяются – они действительно говорят как думают, они в это верят. Придя в радикальный ислам, они обрели в нём, ни много – ни мало - смысл земной жизни в его исконном религиозном значении. И он в конечном итоге перевесил в их сознании всё: чувство национальной солидарности, ощущение Родины, любовь к родителям, к отчему дому.

Глобальный архаизаторский проект под названием “радикальный ислам”, запущенный в результате сложных мировых процессов современности, в которые, помимо Запада и части элит арабских государств оказались втянуты и значительные массы населения мусульманских стран, нашёл в униженной, морально разгромленной постсоветской России благоприятную почву. Дезинтеграция русского пространства, подорвавшая не только сам наш цивилизационный проект, но и множество наших жизнеопределяющих смыслов, способствовала уподоблению разобщённых русских людей атомам, хаотично мельтешащим и бесконечно бьющимся друг о друга в беспрерывном броуновском движении.

Немалая их часть поддалась сатанинскому очарованию постмодерна и с пугающим сладострастием совершает на наших глазах растянутый во времени акт национального самоубийства. Другая принялась искать путь национального спасения в “обрусении” привнесённой к нам модели западного либерализма и всё более настойчиво предлагает общественности некие “улучшенные” варианты построения свободного гражданского общества “не совсем по Чубайсу“. Третья ударилась в обрядовую сторону православия, судорожно ища в ней то, что позволит хоть как-то заполнить зияющую пустоту в душе, возникшую в результате отказа от собственной исторической судьбы. А кто-то… искренне уверовал в догматы ислама и на полном серьёзе изготовился строить шариат даже ценой жизни.

Надо признать, что в целом исламский архаизаторский проект обладает определёнными компонентами успеха: обаянием, притягательностью, силой. Кроме того, в своей основе он предельно прост. “Всё по религии – ничего против религии!” – вот она, простая, как сваренное вкрутую яйцо, пропагандистская формула, посредством которой радикальные исламисты ловят всё новые и новые души. Их предписания и наставления (очень подробные и дотошные), полностью регламентирующие жизнь человека, выводятся из священной книги – Корана, давя на приобщаемого к умме своим громадным авторитетом. Ни одна другая мировая религия не стремится выдать своим адептам столь подробные инструкции на все случаи жизни, нежели ислам, но радикальные исламисты даже здесь стремятся довести всё до абсолюта. Им (особенно новообращённым) не нужны ни духовные озарения, ни поиск истины. “Всё уже ниспослано человеку свыше”,- учат те, кто сделал буквальное понимание религиозных догм основой для глобального проекта.

На неподготовленного, плохо улавливающего нюансы человека само регулярное чтение Корана, не говоря уже о специализированных брошюрах ваххабитских идеологов, зачастую оказывает сильное эмоциональное воздействие. Мне доводилось наблюдать, как всерьёз “подсевшие” на религию люди (до этого, как правило, безидейные и даже пустые) начинали резко меняться прямо на глазах. Он отвыкали думать, зато учились слепо, фанатично верить. Такая вера разжигается в них всеми возможными способами. О приёмах психологического воздействия ваххабитских проповедников можно говорить долго, но они – не тема данной статьи.

Помимо простоты, успех ваххабитского учения объясняется и его страстностью. Которая, надо сказать, присуща практически всем глобальным проектам в стадии становления: что буржуазному, что коммунистическому, что религиозному. Мало кто обращается сегодня к молодёжи нашей страны с такой неподдельной страстью, как ваххабиты. И, как мы убедились, она находит живой отклик отнюдь не только в сердцах тех, кто изначально был рождён в мусульманской среде.

Гомосексуализм в исламе

Да, радикальный политизированный ислам предельно страстен, что резко выделяет его на фоне и вызывающего уныние официозного православия, и соблазняющего сонмищем симулякров постмодерна. Силу и накал страсти трудно описать словами. Она воспринимается нами иначе, на уровне восприятий, чувств. Она – чувствуется. Зайдите на любой из ваххабитских сайтов, пробегите глазами размещённые там материалы. За фанатичной ненавистью ко всему неисламскому в них легко угадывается именно та самая жгучая страсть новорождённого мессианского движения. Она-то, главным образом, и привлекает к себе русскую молодёжь, что, в общем, поддаётся объяснению: страсть, в отличие от очередного симулякра, очень естественна и натуральна.

Наше несчастье заключается в том, что жестоко травмированное русское общество может предложить своему молодому поколению выбирать между той или иной идеологией, но не может (или почти не может) дать ему то, что превыше любой идеологии, даже самой глубоко и досконально проработанной – смысл бытия. И не найдя такового в своей этнической и культурной среде, она начинает искать его на стороне. Хуже того, она не видит ничего предосудительного в таком поиске, и это результат вполне зримой раны, нанесённой народному сознанию продолжающейся эпохой всеобщего духовного ниспровержения. Кстати, движение наших ультраправых, сугубо западническое в своей сути из той же оперы – в белом расизме и идее расового превосходства его приверженцы пытаются углядеть принципиально новый, метафизический смысл для жизнеустройства.

Русский народ, окончательно вырванный из недр традиционного общества к концу 80-х годов XX века, определённой модификацией которого, без сомнения, являлось и общество советское, в силу разных объективных и субъективных причин не смог создать взамен вообще никакого, более-менее совместимого в своих основах с культурно-историческим типом русского человека. Да и сам этот культурно-исторический тип, судя по многим признакам, стал потихоньку распадаться. Этническая монолитность русских, конечно, значительно замедляет данный процесс, но перелома не видно. Наоборот, даже на примере участившихся случаев перехода социально активных молодых русских людей в радикальный ислам, видно, что этот процесс с взрослением первого постсоветского поколения имеет явную тенденцию к ускорению. Собственно, и известный российский социолог Леонтий Бызов в своей статье “Новорусская нация”, опубликованной в “Литературной газете” (№43 (6343) от 2 ноября 2011 г.), говорит о том же.

Исламский секс и правила интима

Современная русская молодёжь, с приглушённой исторической памятью, не знающая подлинного национального единения, не проникнутая духом солидаризма, подспудно глубоко и жестоко от этого страдающая, в ряде случаев выражает поразительную готовность сделаться пушечным мясом для глубоко антирусского проекта. Судя по всему, вступившие в ряды ваххабитских боевиков люди мысленно вообще поставили на русской цивилизации крест и с истинно русским самозабвением пошли в преданные нукеры цивилизации чужой.

Параллель с янычарами или перебежавшими во время Кавказской войны к Шамилю гребенскими казаками-староверами здесь проводить неуместно. Турки изымали христианских мальчиков из семей насильно, в раннем детстве, да и получались из них фанатичные войны лишь благодаря долгому и кропотливому воспитанию в полном отрыве от семьи и корней. Гребенцы, даже уйдя служить имаму, не отказывались от своей веры (собственно, гарантия её сохранения и была основным условием их перехода). Но кто насильно отрывал от семьи выросших в абсолютно немусульманских регионах Александра Тихомирова, Марию Хорошеву или Василия Раздобудько? В ком у нас, подобно русским старообрядцам прошлого, они узрели лик антихриста? В Путине? В “Единой России”? Не смешите! В их метаморфозе, при всей её чудовищности, есть всё же что-то глубоко национальное, русское. Уникальностью ведь обладают не только герои, но и предатели.

Да, русских ваххабитов немного, считанные единицы в масштабах страны. Но тем ни менее они есть. И этот особый тип искреннего и жертвенного предателя (который, видимо, ничуть себя предателем не считает), выросшего в недрах именно постсоветского общества, нам обязательно нужно понять. В данном случае важно не количество подобных личностей, а сам факт их появления. Если через двадцать пять лет с момент начала острой фазы кризиса русской цивилизации стало возможным появление русских смертников-ваххабитов, то чего нам следует ожидать через пять – десять лет, когда процесс распада общества и страны будет многократно усилен? Каких ещё социальных мутантов уготовил нам день грядущий?

Полное отрицание Родины, неприятие собственного народа, готовность добровольно пополнить ряды врагов, порождённые высоко духовным, по сути, запросом (а к низменным поиск смысла бытия, как ни крути, не отнесёшь) – это нечто новое в истории России. Предатели прошлых эпох, включая и нашу творческую интеллигенцию, с увлечением крушившую советский строй в 80-е, предавали в большей или меньшей степени корыстно: для того, чтобы жить лучше, и не в раю на небе, а здесь, на земле.

Мне на это могут возразить, что, мол, понятие “жить лучше” в сознании фанатика-ваххабита имеет принципиально иное значение, нежели в сознании светского человека. Для религиозного фанатика джихад и смерть шахида – лишь прелюдия к вечному блаженству, в стремлении обрести которое некоторые также могут усмотреть определённого рода корысть. Но я на это отвечу, что уже сама готовность к принятию подобной системы ценностей, воспринять абсолютно чуждую нашей культуре идею “рая под тенью автоматов“ для русского человека глубоко ненормально. Для того, чтобы принять такое, необходим полный разрыв с русскими культурными и морально-нравственными устоями, что опять-таки выделяет русских ваххабитов в категорию предателей нового, неведомого доселе типа. Видимо, давно идущий процесс ломки русской цивилизации и привёл к возникновениям в нашем обществе уродливых припадков наподобие русского ваххабизма.

Анализируя предпосылки предательства, сложно не придти к выводу, что одной из них – потаённо глубинных, скорее всего, даже в полной мере неосознаваемых, стала давняя черта русского национального характера – идеализм, тяга к справедливости, к правде. Так уж устроен наш человек: жизнь не по правде для него зачастую оказывается горше смерти. “За правдой” потянулись к трубадурам перестройки многие советские люди. За смыслом жизни ушло кавказские леса некоторое количество наших экзальтированных девушек и парней. По-видимому, этот чудовищно извращённый, вывернутый наизнанку русский идеализм как раз и способствовал появлению русских ваххабитов.

Тянущаяся к бандподполью кавказская молодёжь, конечно, тоже не лишена идеализма, но в целом кавказский характер, конечно, гораздо более прагматичен, нежели русский. Можете ли вы, к примеру, представить себе кавказца, который в поиске глобальных смыслов примкнёт к русским националистам и пойдёт ради них на смерть?

Не знаю уж, откуда взялся дурацкий стереотип о прирождённой горячности и порывистости кавказских людей. По мне, так они в массе обустраивают свою жизнь гораздо рациональнее многих русских.

Почти все их повседневные дела, в потоке которых, в общем-то, и проходит жизнь любого среднестатистического человека (свадьбы, устройства на работу, добывание денег, воспитание детей, “разруливание” разнообразных бытовых конфликтов и т.д.) прямо-таки проникнуто духом деловитости и рационализмом. А пресловутую горячность люди, не слишком сведущие в тонкостях кавказского поведенческого стереотипа, чаще всего путают с элементарной необузданностью или невоспитанностью. Определённая часть кавказцев готова сражаться за мессианский проект всемирной мусульманской уммы, в которой им, в конце концов, тоже найдётся место (не важно – хорошее или плохое, важно, что оно там в принципе будет), но она никогда не станет проливать кровь за проект, места в котором им не предусмотрено изначально. Их общество ещё пока не подвержено той степени деструкции, какой подвержено русское, поэтому судорожно хвататься за абсолютно чуждые смыслы им нужды нет.

Вот и выходит, что появления в ваххабитском бандподполье новых русских неофитов следует ожидать с гораздо более высокой степенью вероятности, нежели пополнения рядов правых радикалов или православных подвижников выходцами с Кавказа.

Максим Шевченко, журналист, член Общественной палаты РФ, в свою очередь, заявил о том, что каждый человек имеет право принимать любую идеологию: левую, правую, быть атеистом или быть верующим. "Я сторонник того, чтобы люди были православными христианами, но я не могу указывать человеку, как искать истину. Каждый выбирает в одиночку, в конце концов, и каждый сам будет после смерти отвечать за ту истину, которую он принял для себя как основную в жизни. Поэтому мне представляется, что это вопрос сильно надуманный и не принципиальный. Счет идет на сотни людей по всей стране. Никакого массового принятия ислама русскими, конечно же, нету", - заявил он.

Протоиерей, председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Всеволод Чаплин настроен куда менее оптимистично. "Вы знаете, радикалы, которые прикрываются исламом, хотят подчинить себе всех. Они определенным образом хотят сменить здесь государственный строй. Есть среди них такие, которые угрозами пытаются заставлять людей изменить своей вере. Это происходит, в частности, в Татарстане. Т.е. на самом деле нам объявлена война – люди хотят, чтобы мы, не имея на то воли, полностью поменяли свою жизнь. И к этому относиться нужно предельно серьезно, это не менее серьезное столкновение во всем мире, чем столкновение с нацизмом в 40-е годы. Предатель всегда опасен и к нему должно быть повышенное внимание. Он всегда подталкивается – и изнутри своей души и своими новыми единоверцами – к тому, чтобы доказать, может быть, через теракт, может быть, через жёсткую пропаганду, доказать своим новым единоверцам, что он не чужой и не шпион".

Кстати, сравнение ислама с нацизмом в исполнении столь известного религиозного деятеля вызывает отдельные вопросы.

"Точки зрения, как видите, чуть ли не полярно противоположны, - отметил ведущий. - Но факт остается фактом: среди террористов, от чьих рук гибнут десятки и сотни людей, все чаще стали встречаться имена русских мужчин и женщин, перешедших в ислам и для начала взявшихся рьяно уничтожать своих единокровных соплеменников, включая женщин, детей и стариков".

Далее перечислили "русских ваххабитов", которые, по официальной версии, устроили за последние годы теракты в РФ и процитировали обращение русских моджахедов к мусульманам.

В столице Татарстана состоялось заседание Казанского экспертного клуба Российского института стратегических исследований (РИСИ), посвященное проблеме русских, принявших ислам. По свидетельству участников обсуждения, этих людей ожидает далеко не лучшая участь.

Как сообщает портал "Интерфакс-Религия", научный сотрудник Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ Василий Иванов привел данные опроса, проведенного им в интернете среди 5,176 респондентов.

Согласно исследованию, 41% опрошенных назвал русских мусульман "предателями русского народа", 32% - относится к ним отрицательно, но считает, что это их личное дело, 14% - нейтрально, 1,8% участников опроса приветствовали их выбор.

По словам Иванова, были опрошены в том числе и этнические мусульмане (татары), "которые - что удивительно - относятся к принятию русскими ислама отрицательно".

Ученый считает, что и в Русской церкви относятся к русским мусульманам как к вероотступникам. "Те же православные священники, что перешли в ислам из-за карьерных соображений, - Вячеслав Полосин и Владислав Сохин - к ним отношение православных - как к иудам", - заявил Василий Иванов.

В свою очередь руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Раис Сулейманов напомнил, что впервые проблема русских мусульман появилась после войны в Афганистане, когда часть советских военнопленных русской национальности, которые были в плену у фундаменталистов, приняла ислам. Он отметил, что русские мусульмане исповедуют экзотические для России течения ислама, нередко придерживаясь ваххабизма.

"Три тысячи русских, активно верующих мусульман России в процентном отношении дали гораздо больше террористов, чем пять миллионов татар, традиционно исповедующих ислам", - заметил исламовед, отметивший, что и ставшие мусульманами православные священники, как правило, придерживаются тоже нетрадиционных для России течений зарубежного ислама.

По мнению Сулейманова, ярким примером этого является бывший священник Калужской епархии Василий Полосин, который сегодня возглавляет центр "Аль-Васатыйя", являющийся проводником кувейтской формы ислама.

Председатель Общества русской культуры Казани Михаил Щеглов заявил, что русский мусульманин никогда не станет окончательно своим для этнических мусульман, но для русского общества он перестает быть русским. Поэтому такие неофиты стремятся проявить религиозное рвение, а это прямой путь к радикализации. "Я не знаю ни одного русского мусульманина, который бы популяризировал русскую культуру", - заявил он.

Докторант университета Тарту (Эстония) Мария Вятчина провела социально-антропологическое исследование русских мусульман в возрасте до 30 лет в Татарстане. По ее мнению, принятие ислама происходило в результате выгоды ("Быть мусульманином в Татарстане помогает карьере"), в результате брака (в большинстве своем это женщины), духовного поиска или личной трагедии.

По мнению Вятчиной, принятие ислама - "это часть имиджестроительства", которое выражается в смене внешнего вида человека.

"Таким образом, перед нами не просто проблема вероисповедания. Перемена веры русским юношеством – это лишь первый шаг, за которым не всегда, но уже слишком часто следует второй: предательство своего народа и кровавая война с ним. Выбирая между соплеменниками и единоверцами, русские мусульмане в итоге скатываются к братоубийству. Хочется понять: что происходит в головах красивых и молодых русских парней и девчонок, которые в краткие сроки, в сущности, превращаются в живые бомбы и идут погибать за абсолютно чужие и чуждые России и русским идеи и идеалы?" – переживает Затулин.

По мнению Всеволода Чаплина, есть две причины того, что русские молодые люди приходят в ислам. "Одна из них это деятельность вербовщиков, которые беспрепятственно сегодня орудуют в тюрьмах, в школах, в некоторых местах собрания молодежи, в частности в барах, на стадионах, в квартирах, где они устраивают собрания. На рынках, где у них есть полуподпольные мечети…Вторая причина – не менее серьезная это то, что многие православные люди, в том числе активные в интернете, в том числе и некоторые священники, говорят, что православие это религия, которая не предполагает активного общественного действия это полная неправда, это абсолютно не так", – отметил он.

Любопытно, что в стенограмме сюжета имеются некоторые расхождения с самим сюжетом. Вот часть, в сюжет не вошедшая: "Можно уважать традиции мусульман (к примеру, неприятие вина или почтение к старшим), но при этом понимать: для русской молодежи, ищущей путь к истине и добру, переход в ислам – не что иное как ловушка. Ведь они перестают быть своими для русских, но никогда не станут своими и для этнических мусульман. Их попросту используют как ударную силу, как детонатор. Как пушечное мясо. Русский христианин априори ощущает связь с предками. А русский, принявший ислам? Нет, наоборот, он рвет все связи с предками, закладывает основу для новой идентичности, которая вовсе не обязательно станет русской.

Нет сомнений, что отношение в русском обществе к новообращенным русским мусульманам будет в целом не нейтральным, а отрицательным. Переход отдельных лиц в иную веру всегда вызывал у основной массы их соплеменников резко негативную реакцию. Так, евреи, если кто-то из них обращался в христианство, читали по такому заупокойные молитвы, как по умершему. Среди мусульман, переселившихся в последние полвека в Европу, бывали случаи перехода в христианство, но таким людям всегда грозило отлучение от семьи, от общины, настоящий остракизм, а то и смерть. У русских чье-то окатоличивание (Чаадаев, Печерин, Элен Безухова у Льва Толстого) всегда вызывало в обществе настороженность и отторжение, считалось проявлением фрондерства, вызовом обществу и власти. Такое отношение возникает на самом глубинном, инстинктивном уровне".

Подытожил эфир Затулин цитатой из Киплинга: «Запад есть Запад, Восток есть Восток и вместе им не сойтись». "Наша программа «Русский вопрос» выступает за союз русских и мусульман, раз уж нам выпало жить вместе в России. И для того, чтобы такой союз реально был и честным, и сознательным, каждый должен оставаться самим собой: русский – русским, мусульманин – мусульманином. Вода не должна смешиваться с маслом. Иначе будет не союз, а поглощение. Сопровождающееся предательством, какими бы возвышенными соображениями оно ни прикрывалось.Русский человек должен найти в самом себе, в истории своего народа, его вере и традициях приемлемый для себя образец для подражания, чтобы русские юноши и девушки гордились тем, что они русские, и не находили убежища от мира сего в традициях и идеалах, не имеющих русских национальных корней", - отметил ведущий.

Комментируя эти тезисы, исполнительный директор научно-просветительского центра "Аль Васатыйя" Сергей Зязин заявил ИА IslamNews: "я считаю, что в России никто не отменял свободу вероисповедания, и если человек решил принять ислам или любую другую религию, это, согласно конституции, его право. Нельзя говорить о том, что человек, принявший веру (какая бы она ни была), становится опасен для общества: если этот человек искренне верит во Всевышнего, он никогда не причинит близким или окружающим людям зла. Это показывает силу веры человека. Если же человек настроен делать зло, значит, он далек от Всевышнего и веры в него".

Исламский журналист Арина Фролова также не разделяет мнение, согласно которому русские мусульмане якобы являются предателями или представляют угрозу для общества. "Став мусульманкой, я не перестала быть русской и патриоткой своей страны, поэтому ни о каком предательстве речи быть не может. Религия - не футбол, где есть игроки по команде и те - "чужие", противники то есть. Это глубоко сакральная сфера, и каждый вправе выбирать для себя то, что ему ближе.

В этом и состоит право людей на свободу вероисповедания. Христиане и мусульмане верят в единого Бога, высоко почитают Иисуса и его мать, разница лишь в деталях. Не могу сказать, что с приходом в ислам мой образ жизни кардинально изменился. Я и раньше никогда не бегала по ночным клубам, не вела разгульный образ жизни, не употребляла алкоголь. Разве что несколько сменился круг общения и мой внешний облик. Так, я исключила из гардероба открытую одежду и надела платок. Кстати, русские женщины до революции придерживались именно такого, целомудренного, стиля в одежде.

Радикальных взглядов никогда не разделяла. Хотя, могу заметить, что на моем пути попадались люди с такими взглядами. Общение с ними моментально сворачивала, понимая, что они на кривом пути. Мне жаль мусульман, которые понимают ислам в искаженном свете. Эта религия не пропагандирует ненависть или насилие, как это пытаются внушить через СМИ всевозможные "исламоведы", наоборот - ислам учит терпимости и доброму отношению к окружающим, независимо, от их конфессиональной принадлежности. Мусульманин - пример доброго нрава, высокой нраственности и морали.

Стоит почитать Коран, целиком, не выдирая отдельные аяты из контекста. И это станет ясно, как Божий день. Если один фанатик совершил преступление, не стоит рассматривать его действия через призму ислама. Скорее такой человек является жертвой целенаправленной пропаганды или собственной глупости. Шариат запрещает насилие в отношении невинных людей, ровно как и самоподрывы. Мне противно, что из-за действий радикалистов тень подозрения и ненависти падает на всех русских мусульман, которые в большинстве своем являются патриотами России", - отметила Фролова.

Новосибирский митрополит Тихон одним из первых cреди иерархов РПЦ решился признать: не просто в России, а в Сибири наблюдается настоящая эпидемия популярности радикального ислама среди русских. В том числе – среди подростков. Митрополит Тихон объяснил это тем, что Сибирь сильно «пострадала в годы безбожия» и до сих пор уничтожается «национальное самосознания народа, теряется генофонд страны»: «Русские дети стесняются называть себя русскими, православными».

В столице Татарстана обсудят явления фундаментализма и терроризма среди так называемых «русских мусульман» - новообращенных, принявших ислам в то время, как эта религия исторической для них не является.

10 октября Приволжский центр региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ проведет конференцию, темой которой станет «Русские мусульмане в постсоветской России: причины неофитства, положение в исламской среде, реакция государства и общества». На форуме обсудят положение «русских мусульман» в среде исламского сообщества, отношение к ним со стороны РПЦ и мусульманского духовенства.

Вот перечень вопросов, на которых будет заострено внимание:

1) Трансформация мировоззрения неофитов в исламе: смена ценностной ориентации и ее последствия

2) Русские мусульмане в среде этнических мусульман: положение, статус, реакция мусульманского духовенства

3) Русская Православная церковь и русские мусульмане: отношение к исламским неофитам

4) Русские мусульмане и русское национальное движение: остаются ли русскими мусульманские неофиты в глазах русского населения?

5) Выбор русских мусульман: нетрадиционные для России течения зарубежного ислама радикального толка

- Мы стали обращать внимание на то, что среди исламских неофитов, в том числе среди русских, значительный процент сторонников радикализма, - прокомментировал «АиФ-Казань» Раис Сулейманов, руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ. – К примеру, Александр Тихомиров, он называет себя Саидом Бурятским. На его совести подрыв «Невского экспресса». Кроме того, есть такое сообщество – «Национальная организация русских мусульман» (НОРМ) – там очень большой выход представителей нетрадиционного ислама.

В ДУМ РТ прокомментировали, что угрозы в явлении «русских мусульман» не видят.

Стоит отметить, что тревожная ситуация сложилась в Татарстане после терактов 19 июля, когда были совершены покушения на духовных лидеров республики.

Вначале августа интернет облетело видео, на котором мужчина с открытым лицом называется себя «амиром моджахедов Татарстана» и берет на себя ответственность за покушение на Илдуса Файзова и убийство Валиуллы Якупова.

Позже, 21 августа на трассе Казань-Зеленодольск взорвался автомобиль, в салоне которого находилось трое человек. Следственный комитет не исключает, что останки людей, обнаруженные на трассе Казань-Зеленодольск, могли принадлежать террористам, покушавшимся на мусульманских деятелей республики.

Один из последних случаев произошел недавно в Альметевске: в жилом доме было обнаружено взрывное устройство. В результате его действия женщина лишилась кисти.

Выступление митрополита Тихона состоялось в Новосибирском аграрном госуниверситете в рамках XVII Новосибирских рождественских образовательных чтений. Поводом была заявлена тема наркотиков и молодежи, но речь правящего архиерея внезапно зашла о религиозном фундаментализме.

«В паспортах нет графы «национальность». Русские дети стесняются называть себя русскими, православными... Духовные ориентиры сегодня искусственно размыты, поэтому те молодые люди, которым чуждо самоубийственное поведение (наркомания, алкоголизм) и которые выходят на поиск истины, оказываются на дороге, изобилующей ямами и капканами. На их пути зачастую непреодолимым препятствием встают невероятно распространившиеся в нашей стране оккультизм, сектантство и радикальный ислам», – объявил митрополит Новосибирский и Бердский (цитируется по публикации портала «Образование и православие».

Владыка высказал серьезные опасения, что в Сибири все больше становится русских подростков-ваххабитов. Слова митрополита подтвердил ведущий специалист Душепопечительского православного центра святого Иоанна Кронштадтского монах Иоанн (Адливанкин), рассказав об одной из своих встреч с юными джихадистами:

«Я сидел напротив симпатичных русских ребят, учащихся одного из колледжей российской системы образования в одном российском городе русской Сибири. Их было, кажется, девять – с виду обычных русских мальчишек, не старше 15-ти лет. Необычным было то, что все они были ваххабитами…. Самый тщедушных из моих собеседников, совсем с виду ребенок, когда узнал, что я был коллегой убитого несколько лет назад в Москве радикальными исламистами священника Даниила Сысоева, за моей спиной отчетливо произнес: «Нужно и этого замочить».

Когда я повернулся, поставленная ребром рука у его горла заканчивала демонстрацию того, как это нужно сделать. Я его внимательно рассматривал: у него было наивное лицо… и далеко не наивные глаза, которые он и не думал от меня отвести. Его друзья были с ним очевидно солидарны... Разговор с родителями этих мальчиков ничего не дал: дети не пьют, не курят – что еще нужно?»

Причину «духовного уродства» митрополит Тихон увидел в «бездуховности Сибири»: «Сибирь... пострадала в годы безбожия...Перерождение русских было главным достижением советской власти... Бездуховный человек становится легкой добычей порока». «Молодым людям, оторванным от живого источника, которым является русская культура, православие, нужна духовная опора, стержень, но за неимением таковых, они примыкают к подменяющей их «силе» радикального ислама, выражающегося в агрессивной самости, умноженной на сакральную идею и групповую поддержку», – резюмировал архиерей.

Выступление новосибирского митрополита Тихона стало уникальным событием. Ранее в отношении ислама высказывались, в основном, деятели, невысоко стоящие в иерархии РПЦ, хотя и влиятельные в медиасфере: как, например, протодиакон Андрей Кураев («Террористическая проповедь – это болезнь уже всего исламского сообщества… может быть, терроризм – это следствие искаженного понимания Корана. Но ведь – именно Корана, а не книги о Винни-Пухе. У истоков этого искажения стоят ученейшие исламские мужи (улемы), а не безграмотные арабские скинхеды»).

То, что джихадистами становятся все больше русских, причем, именно молодых людей – еще недавно никто из официальных лиц не решался публично признать. Первыми, кто официально признал, что радикальный ислам активно распространяется не только в мононациональных республиках и среди гастарбайтеров, но и в среде русской молодежи и профессиональной преступности, стали представители МВД и ФСБ.

Примером последнего является история «Новосибирского джамаата» – банды, созданной кавказцем-террористом из русских спортсменов и «сидельцев». Банду создал кавказец Анзор Канашев. Он стал единственным членом «Новосибирскго джамаата», кто сумел скрыться от новосибирских правоохранителей. В его отсутствие группировкой руководил 25-летний Алексей Новиченко, взявший мусульманское имя Хамза, – спортсмен, переехавший в Новосибирск из Томска, неоднократный участник региональных соревнований по карате и рукопашному бою. Вербовка велась в спортзалах и колониях. Русские джихадисты постепенно вооружились и совершили несколько разбойных нападений, причинив ущерб на десятки миллионов рублей. Часть средств была потрачена на снаряжение, орудие и боеприпасы, а часть бандиты перечислили кавказскому бандподполью.

Незадолго до задержания они собирались захватить один из провинциальных отделов полиции. После этого боевики хотели «уйти в лес», чтобы начать открытый террор в окрестностях Новосибирска.

Отметим, что исламофашизм стал новым явлением в российской политической жизни, появившись примерно в середине прошлого десятилетия. Салафизм пропагандируется как «освободительная» теория, выполняя роль, которую в прошлом играли марксизм, протестантизм и прочие «обновленческие» системы. В этом качестве он является чем-то вроде «последнего прибежища» для неокрепших умов, увлеченных идеей политического и социального протеста.

Кроме того, исламофашистами часто становятся бывшие нацболы или даже национал-социалисты – поскольку внутренняя логика экстремистских движений предполагает, по большому счету, лишь два варианта развития. Либо члены молодежных группировок интегрируются в провластные структуры, что было продемонстрировано «антифашистским» кремлевским движением «Наши», либо становятся террористами. А уже в роли террористов они ищут ориентиры более-менее «успешной деятельности», в результате чего пытаются перенимать опыт кавказских боевиков-исламистов. «Заражение» исламофашизмом происходит в процессе «обмена опытом».

Впрочем, «политических» в этой среде немного. Одними из основных способов вербовки русских исламистами являются браки боевиков с русскими девушками и агитация среди заключенных.

http://zavtra.ru/content/view/russkie-vahhabityi/

http://www.newsru.com/religy/11oct2012/rusislam.html

http://vk.cc/2q6f5V

http://umoxen.livejournal.com/51807.html

http://www.islamnews.ru/news-144073.html

http://nr2.ru/society/476828.html

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_06_26_opasni_li_russkie_musulmane Tue, 26 Jun 2018 14:00:30 +0300
<![CDATA[Проект закрывается]]> В течение короткого времени сайт будет закончен и удален, а аренда сервера прекращена, ввиду занятости в реальной жизни и нехватки времени на хобби. Возможно через какое-то время админ снова начнет что-то размещать и постить, но это будет другой сайт с другим названием.

Если кому-то необходимы онлайн-таблицы и онлайн-диаграммы которые были размещены на сайте, могут мне писать вк https://vk.com/svargaman - я дом коды встраивания и прямые ссылки

Все желающие могут копировать текст понравившихся статей себе пока есть время.

Всем спасибо за внимание.

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_06_26_proekt_zakrivaetsya Tue, 26 Jun 2018 13:45:13 +0300
<![CDATA[Ташкент сегодня]]>

Ташкент сегодня - владение русским языком как признак высших сословий, «чёрный рынок», стройки, ожидание прихода на престол дочери Каримова – либерала и профессора. Друг Блога Толкователя Алексей Аликин посмотрел, как живёт современный Ташкент.

Веселье началось уже по прилёту в аэропорт: что-то случилось с лентой транспортёра на выдаче багажа, и поток чемоданов, баулов, плазменных телевизоров и прочих ценных товаров вдруг забурлил омутами заторов. Ценные товары начали падать на пол, несколько человек полезли на ленту прямо по чужим вещам, другие начали стаскивать их обратно, и так невозможная суета стала еще невозможнее…и вдруг транспортер снова заработал. В этот момент в окружающей каше криков и ругани я услышал тихое замечание на русском – «А что вы хотели? Ташкент это вам не Швейцария». На улице пошел мокрый снег с дождем – столица Узбекистана распахнула свои гостеприимные объятия для гостей из далекой Москвы.

Надо сказать, что оказался я в этом иногда солнечном краю случайно – занесло новогодним ветром семейных обстоятельств. Впрочем, большинство пассажиров моего рейса тоже явно не были туристами, – еще рано говорить о среднеазиатских Бали, Гоа или даже Паттайе, – люди в основном летели домой или в гости к родственникам с подарками.

Пусть Узбекистан внешне и не похож на страну улыбок, но всё же имеет с ней много общего – так, в обоих государствах формально есть все демократические институты от парламента до конституции, но на практике это лишь крохотная завитушка в сложном азиатском узоре. Правда, в Таиланде реальная власть достаточно щедро распределена в верхних слоях образованного городского населения, а в Узбекистоне безраздельно правят несколько переплетённых семейными узами кланов во главе с бессменным Исламом Каримовым.

Сложно сказать, что лежит в основе стабильности каримовского режима  – талантливое руководство, культурные особенности региона, а может и вовсе «хлопковая игла» и миллиарды гастарбайтерских долларов, но результат можно увидеть невооруженным взглядом. Улицы запружены машинами местного производства (выпускаемые по лицензии Дейву и Шевроле), полки магазинов забиты импортными товарами, по всему Ташкенту строятся новые дома, а в самом центре возводят целый квартал элитного жилья.

При этом остаётся стойкое ощущение дежавю – забавно наблюдать, как отдельные особенности других постколониальных государств смешиваются здесь в пёстрый калейдоскоп: например, в Узбекистане нет такой безумной инфляции как в Зимбабве, но люди тоже ходят в магазин чуть ли не с мешками денег. Всё потому, что официально инфляции в стране вообще нет и, уже много лет, самой крупной купюрой остается 1000 сум, что по официальному же курсу равно где-то 17 рублям (а на деле всего 11).

Чёрный рынок процветает, причем сложно определить черту, где он переходит в обычный. Восточных базаров в Ташкенте миллион, от огромных Алайского и Фархадского, до безымянных квартальных рынков, но на каждом есть красивые залежи гранатов, айвы, горы специй для плова, тандыры где пекут лепешки, самсу, манты. И тут же рядом, где-то между чайхоной и глиняными поделками, меняют доллары, евро и рубли, предлагают услуги в получении регистрации, водительских прав, а также многое другое. В общем, фото передают атмосферу этих контрастов.

При таком раздолье сочащейся из всех пор коррупции, чиновники и стражи порядка, встреченные на моем пути, были вежливы и приятны в общении. В канун нового года, на улицах было полно милиционеров в ярко зелёных куртках, напоминающих форму московских клининг-менеджеров, однако никаких зверств или разгонов несогласных наблюдать не пришлось. К европейцам местные копы обращаются на русском, документов предъявить не просят, в худшем случае досматривают вещи.

Но к стабильности здесь всё-таки относятся всерьез. В построенном ещё в советское время метро повесили новенькие табло с оруэлловской надписью «Бдительность – залог нашей безопасности», забыв при этом поменять древние электронные часы. Независимые СМИ отсутствуют как класс, все местные телеканалы и сайты выдают политически грамотную информацию. Впрочем, непонятно кто является аудиторией этих каналов, ведь большинство горожан уже давно завели спутниковые тарелки и смотрят то же самое, что и россияне.

К вопросу о русском языке: стоит отметить, что  в советское время Ташкент считался городом культуры и науки, с множеством университетов, НИИ, театров и прочих рассадников цивилизации в которых работали в основном русскоязычные специалисты, не только русские, но и евреи, греки, армяне. Узбекское население, за исключением «партийной элиты» практически находилось на положении колониальной обслуги, и даже местная мафия цеховиков (о которой стоит написать отдельно) и то состояла из евреев.

С развалом СССР, не в силу мифических гонений, а из-за банальной экономики, многие русскоязычные колонисты уехали в метрополию, либо на исторические и доисторические родины (Израиль, США, Германия). С одной стороны настала долгожданная свобода, с другой – большинство узбеков осталось у разбитого корыта – ладно ученые с актерами, не хватало банальных инженеров и бухгалтеров. Со временем перекос был исправлен, в том числе за счёт оставшихся нацменьшинств и немногочисленных возвращенцев, но всё же период застоя остался в памяти местного населения как «потерянный рай» и ностальгия по советскому в широком смысле здесь крайне велика. Так что, русский язык не только по-прежнему широко распространен, но и престижен – чем чище человек говорит по-русски, тем выше его социальный статус.

Причём отношение к русскому языку стоит отделить от отношения к самим русским. Их зачастую не любят – рассказывают, как до появления «урусов» на домах не было замков, а из арыков (сеть городских канав, играющих роль канализации и водопровода одновременно) можно было пить чистую воду. С «урусами» появилось воровство, пьянство, грязь, а в арыки стали плевать и справлять нужду. Возможно это сказки местных бабаев, но интересно как русский язык стал средством общения между автохтонами и нацменьшинствами, исключая из процесса самих русских.

Интуитивно, образованные узбеки стремятся всё же не в Россию, а дальше на Запад.

Не случайно, в Ташкенте, где никогда не было проблемы дешево и вкусно поесть, стали появляться сетевые бигмачные, а также пабы, рестораны немецкой и французской кухни. Самым шиком для интеллигентной ташкентской семьи по-прежнему является гамбургер (или местная его версия – пидебургер), картошка фри и граненый стакан кока-колы. Из последнего, что мне показал мой знакомый (бизнесмен средней руки), это модное заведение «CFC», торгующее жареной курятиной. Сиэфси, это потому что Кэфси запросили слишком большие деньги за бренд, а борьба за авторские права в стране, где в дорогих видеосалонах продают «двд-р» болванки с последними новинками, пока еще не достигла высот михалковской России.

Более серьёзным примером узбекского западничества является работа Гульнары Каримовой, старшей дочери президента, а также профессора, посла Узбекистана в Испании и, естественно, очень талантливой бизнес-вумен. Помимо всего прочего, под её руководством находится фонд «Форум культуры и искусства Узбекистана», при помощи которого были организованы показы узбекских мод в Париже и Нью-Йорке. Именно её прочат в преемницы президента, что, скорее всего, будет означать более прозападный и либеральный курс государства.

Но и сейчас, по крайней мере Ташкент остается светским и мультикультурным городом. Пусть в Узбекистане официально 93% мусульман, но эта цифра сродни количеству православных в России. Кстати православных в Узбекистане даже меньше, чем протестантов, что объясняется повышенной активностью корейских христиан. С южнокорейскими проповедниками даже вяло пытаются бороться, отнимают помещения и как-то ещё обижают, но я своими глазами наблюдал проповедь на открытом воздухе (а ташкентский декабрь  лишь чуть мягче московского), собравшую около 500 человек, в основном русских и корейцев.

Но самое приятное в Ташкенте это не свобода совести, не русский язык вокруг и даже не местный плов, а низкие цены практически на всё, кроме бытовой техники. Да, за первый айпад здесь просят 900 баксов, а про айфон вообще лучше не спрашивать, зато обед в дорогом ресторане на троих обойдется где-то в 1200 рублей. В чайхоне дастархан с шашлыком, пловом, лагманом в непотребных количествах человек эдак на пять – рублей 600. Такси есть, но все ездят на частниках – самая большая цена, которую пришлось платить 4 доллара до аэропорта. Лепёшка на базаре стоит 6 рублей, фрукты, мясо овощи – как сторгуетесь, но местные декхане ребята честные, мне даже пару раз возвращали лишнюю купюру. Интернет здесь крайне медленный, адсл и выделенка только ещё появляются, широко распространен только диал-ап, по цене 30-40 центов за час. Ну и самое важное – местное пиво ужасно, но стоит до 20 рублей, местные гурманы предпочитают «Балтику».

Из Ташкента я уезжал в гораздо более приподнятом настроении, чем в первый день. Пусть эта «жэмчужина» евразийских степей крайне далека в своем развитии от мегаполисов Европы и другой, не средней Азии, а советский лоск давно облез, но здесь есть свое очарование. Сложно советовать такое путешествие и искушенным туристам, но если вы не чужды приключений и хотели бы взглянуть на то, как живут в бывшем советском «Индокитае», начните с Ташкента – это конечно не Швейцария, но хотя бы и не Могадишо.

А это то самое узбекско-псевдоамериканское изобретение – пидебургер:

Ташкент: город хлеба без зрелищ

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_06_26_tashkent_segodnya Tue, 26 Jun 2018 13:00:43 +0300
<![CDATA[Ваххабизм распространяется среди русских подростков]]> Ваххабизм распространяется среди русских подростков благодаря преимуществу приезжих детей в детском коллективе и неконкурентоспособности церковной работы

Настоящий материал построен на Аналитическом заключении по проблемам религиозного экстремизма, подготовленном по договору с администрацией одного из ведущих по нефтедобыче городов Сибири, где его автор многократно изучал ситуацию на местах. Но проведенный здесь анализ и его выводы имеют отношение ко всей нефтяной Сибири, а в главном и к иным областям России, где массовые миграции из исламских регионов СНГ и Кавказа поставили вопрос о сохранении народов, исконно проживающих на местах оседлости переселенцев, и русского этноса в первую очередь.

Если рассматривать ситуацию в подростково-молодежной среде, складывающуюся в быстро формирующихся новых демографических и социальных условиях, можно видеть, что она несет в ебе все признаки развивающегося этноцида русского населения. (ЭТНОЦИД – искусственно созданные условия, приводящие к уничтожению национального самосознания народа)

СВОИ ВАХХАБИТЫ  (Вместо предисловия)

Эта статья родилась тогда, когда я сидел напротив симпатичных русских ребят, учащихся одного из колледжей российской системы образования в одном российском городе русской Сибири. Их было, кажется, девять - с виду обычных русских мальчишек, не старше 15-ти лет. Необычным было то, что все они были ваххабитами. Стороннему наблюдателю в это было бы трудно поверить, но именно этим было обусловлено мое присутствие здесь. Образование зашло в тупик.

Их собрали в отдельной аудитории специально для беседы. Разговаривали довольно долго. Во время разговора одного из парней куда-то отослали, он вернулся и деловито сложил в уголок принесенные коврики для намаза. Самый тщедушных из моих собеседников, совсем с виду ребенок, когда узнал, что я был коллегой убитого несколько лет назад в Москве радикальными исламистами священника Даниила Сысоева, за моей спиной отчетливо произнес: «Нужно и этого замочить».

Когда я повернулся, поставленная ребром рука у его горла заканчивала демонстрацию того, как это нужно сделать. Я его внимательно рассматривал: у него было наивное лицо… и далеко не наивные глаза, которые он и не думал от меня отвести. Его друзья были с ним очевидно солидарны. Такие с виду вполне милые дети, окончившие свои детские игры в неигровом ваххабизме и с недетской усидчивостью наглядно, с вызовом, выполняющие все его строгие предписания. Даже в условиях учебного заведения…

Россия - ваххабитские регионы

Россия - наиболее ваххабитские регионы.
Подробнее в докладе
Карта этнорелигиозных угроз
И в статье
Ваххабизм в России

Их небольшое сплоченное сообщество однозначно доминировало над обычным детским коллективом колледжа. Их явно боялись, и это было одним из аспектов  их управляемой стратегии. Наше общение, если его можно так назвать, представляло собой переговоры в разгар войны. Парламентарием был я. Один из них, этнический исламист, внимательно следил за поведением остальных. Но дети все же есть дети и через какое-то время их жестко спаянный искусственной злобой монолит дал небольшие трещины.

Пока я по ходу мучительно обдумывал дальнейшую свою «дислокацию», понимая, что возможная мера нашего разговора – чья-то жизнь или смерть, как в аудиторию твердо вошла обычная школьная завуч, и бесцеремонно вырвав меня из их душевного ада (где я уже отчасти профессионально увяз), с комсомольским задором провозгласила: «Но вот и хорошо, что поговорили, мы все живем в большой стране и нужно жить дружно!»…

Эта постсоветская утопия была частью некого апокалипсического сценария судеб этих подростков. Я провожал их глазами и думал… сколько стоят эти души?.. и кто заметит их утрату в суете нашего сумбурного мира? Они ушли, снова слившись в управляемую убийственную машину. Когда уходил я, меня почти профессионально «вели». Это было как-то умилительно наблюдать в среде колледжа, трудно пока было смириться с мыслью, что происходящее совсем не «зарница». Я отметил, что в моем «ведении» участвовало уже далеко не девять ребят: серьезно-внимательных смуглых лиц, очевидно контрастирующих с пестро мелькающей средой подростков, было куда больше. В последующих учебных заведениях такие же лица меня уже ожидали.

Ислам в России

Карта в полном размере: Расселение мусульман в России

Я тогда вдруг вспомнил свою школу 70-х годов и вот о чем подумал: здесь ведь все всё понимают, уж точно дети знали куда больше, чем их учителя. И именно в этом была какая-то особая аномалия, потому что в основном это были обычные, советские дети... среди которых учились потенциальные убийцы – ваххабиты, их однокашники. Все ведь знали это, как минимум, из сообщений новостей о терактах. И это действительно так: ваххабизм исповедует философию смерти, уничтожения, выделенную в практическую дисциплину.

В определенном смысле весь колледж был в заговоре. Одни готовились убивать, другие искусственно скрывали свое к этому отношение. При этом разумные дети не могли не понимать, что потенциальными жертвами были именно они. Подумалось: «Девочки, наверное, влюбляются в загадочных ваххабитов… а в интернете есть кадры, как их кумиры и учителя отрезают головы «неверным»… а сегодня все дети в интернете...». Ну, в общем, да… хороша образовательная среда.

Статья Уголовного кодекса, предполагающая ответственность за недоносительство,  отражает в себе непреложные нормы общечеловеческой морали, и именно школа, по идее, закладывает их в детскую душу. Противление злу – нравственный императив, нет ничего пагубнее для души ребенка обыденное сосуществование с тем, с чем даже частично смиряться никак нельзя. В душах такого детско-юношеского сообщества неизбежно развивается глубинная патология - и в откровенно злых, и в потенциально добрых. И если власти не опомнятся и не выжгут всеми возможными средствами зачатки исламского радикализма из системы образования и воспитания российской молодежи, он выжжет все «разумное, доброе, вечное» из душ наших детей даже там, где им придется просто «наблюдать» его присутствие.

ислам

Отношение к нациям и возможен ли национализм в исламе:
Ислам о национализме

С родителями я отказался разговаривать, многих из их, как я узнал, в целом все устраивало –  «не пьют»… «курить бросили». Что ж, свято место пусто не бывает.

Но с моими девятью собеседниками и им подобными пока еще можно и нужно говорить – если есть кому, желание и понимание проблемы. Их нынешнее состояние пока больше не от радикального ислама, а от юношеского радикализма, но, оставленные под губительным авторитетом, – эти подростки станут пушечным мясом. И многие уже стали.

Крайняя озлобленность русских девчонок, принявших ислам, по отношению к своим землякам – была непробиваема. Другие русские девочки полушепотом признавались: «Крестики прячем по пути в школу…»

Справка: ХМАО – Ханты-Мансийский автономный округ Югра, Западная Сибирь, часть Тюменской области, на которую приходится более половины всей нефтедобычи России. По переписям в период с 1939 по 2010 годы около 80 процентов русского населения.

ЛИЧНОСТЬ В ПРИЦЕЛЕ

    В течении почти девяти лет я посещаю регион ХМАО по приглашению местных властей в качестве специалиста по проблемам религиозной деструкции, молодежных субкультур и психологических зависимостей. В 2010-12 годах – по поводу массового принятия русскими подростками, учащимися средних учебных заведений, радикального ислама. Десятки часов общения с аудиториями разного профиля – от рабочей среды до учащихся школ, колледжей, педагогов и социальных работников – позволили сделать определенные выводы, при этом наблюдая развитие определенных процессов в многолетней динамике.

ислам

Отношение к собственности иноверцев в Исламе в статье:
Собственность неверных в исламе

Многие города ХМАО (как, к примеру, Мегидон, Лангепас, Ханты-Мансийск) - своего рода образцово-показательные,  где социальная и административная работа на сегодня – лучшее из возможного. Взрослые горожане пока еще могут спать спокойно, но, увы, не их юные сограждане – если говорить о быстро набирающей силу проблеме религиозного экстремизма и этносепаратизма. Именно дети, подростки, в основном учащиеся средних учебных заведений, на фоне некоторого общего благополучия, вошли в первый эшелон борьбы за жизненное пространство, и это может быть для них слишком тяжким грузом.

Аналогичная ситуация практически повсеместна – по всей нефтяной Сибири. Со всех сторон и всеми возможными путями сюда идет радикальный ислам. Время не ограничивает его глобальные притязания, он ведет тотальную «надвременную» войну. Ни законы цивилизованного общества, ни даже сама человеческая жизнь ничего не значат в его фундаментально обоснованной стратегии захвата власти – особой, сакральной, над обществом, государством и главное – над личностью. В прицеле агрессии исламского прозелитизма юная, еще не сформировавшаяся личность. Захватив ее, радикальный ислам обеспечивает себе будущее. И, увы, эта пагубная стратегия успешно реализуется.

Проблема сосуществования исламского и христианского миров, как в России, так и на Западе, сегодня крайне обострена и предельно широко обсуждается в СМИ, Интернете, и потому не имеет смысла останавливаться на ее общих вопросах: ясно – проблема есть, массовые миграции быстро меняют мир. Но если эти проблемы касаются не взрослого, а совсем юного общества – подростков, детей, то здесь требуется совершенно особое внимание и особый же подход.

ислам

Положение иноверцев при шариате, подробнее в статье:
Что такое джизья?

Сразу оговорюсь: в этой работе нет ни критики ислама, не полемики с ним. Я занимаю вполне взвешенную позицию в данном вопросе, считая, что споры непродуктивны. Религия в принципе призвана сформировать сугубое отношение к ценности жизни, вне зависимости от ее происхождения. Нам жить в одной стране, и мы долго мирно жили в ней. Скоротечные политические и иные метаморфозы изменили и мир, и страну, и людей, но жизнь в принципиально новых условиях, по сути, только начинается.

Как начинается, все мы видим – с невиданной по масштабам крови никем не объявленной войны. Но не кровью вымывается генофонд – духовным уродством, утратой молодым поколением тех жизненных смыслов, которыми и определяется человек своего народа, своей земли, Родины. Этот труд имеет целью обнажить ту сторону нашего сосуществования, которая обычно незримо протекает внутри громких внешних событий, но именно она определяет будущее лицо мира. В семейных скандалах обычно не спрашивают мнение детей, а именно их души несут в себе пагубные последствия взрослых конфликтов.

Так и в тех катаклизмах, которые потрясают наше общество, мы чаще всего не замечаем самые внимательные глаза, неизбежно впитывающие в себя все взрослое несовершенство. Это глаза детей, подростков, первых жертв любых столкновений человеческого мира. Мы еще не поняли, что проблема религиозного экстремизма, радикального ислама, которая многим кажется еще очень отдаленной, существующей на некой периферии общественной жизни страны, уже в полной мере оказывает свое разрушительное влияние на неоформленные умы и души наших детей, выстраивая их по своим уродливым канонам.

ислам

Отношение к атеистам и другим религиям в Исламе в статье:
Что говорит Коран про иноверцев

В жизни человеческого общества нет более сложных и многогранных проблем, чем вопросы религиозного и этнического сосуществования. Самые опасные и острые их грани – проекция религиозных воззрений на сферу национальных вопросов и, соответственно, наоборот. Особенно в многонациональном и поликонфессиональном обществе.

Каждая новая генерация эмигрантов считает своей родиной ту страну или регион, где она родилась и выросла. Недавно прозвучавшее в прямом эфире в ответ на возмущение одного представителя ислама по поводу отсутствия официального статуса у праздника «Курбан байрам» резкое требование Президента РФ к переселенцам из традиционно исламских районов России или СНГ в центральную Россию «бережно относиться к культуре, в которую приехали» – относится к взрослым, но не к детям. Не к тем детям, подросткам и молодым людям, которые родились или выросли в традиционно российских городах. Это уже их мир, и освоение его – их главная задача. И какими методами они будут это делать – пока еще в некоторой степени зависит от позиций власти.

Наблюдения: Свои среди чужих

Еще три-четыре года назад в среде учащихся городов Югры, которые я посещал, я наблюдал определенное противостояние – вполне естественное противостояние разной ментальности и культур, но в последние год-два – почти нет. Не потому, что его нет, а потому, что статус-кво сил уже достаточно определен. Сегодня уже можно утверждать: однозначно не в пользу славянского, русского населения. Подчеркну: речь идет именно о мире детей и подростков.

ислам

Отношение ко лжи в Исламе подробнее в статье:
Разрешена ли ложь в исламе?

Я со всей очевидностью увидел, насколько злободневными стали для подростковой среды сугубо взрослые вопросы религиозного существования – причем за неадекватно короткое время. При этом не в теории, а на практике, в жизненных реалиях. Было бы просто преступно оставить самих подрастающих детей в этом разбираться.

Темы, которые я предлагал молодежи, более касались социальных проблем: этика отношений, жизнь в информационном пространстве, проблемы игромании, наркомании и т.д., а все вопросы, которые поднимали дети, – касались проблем религиозных. Детей не ограничивают взрослые табу на острые темы, они спрашивают о том, что их волнует, в чем они живут. Все естественные подростковые конфликты уже сегодня приобретают устойчивую религиозно-этническую окраску, а в самом ближайшем времени это может стать превалирующей основой взаимоотношений в подростковой среде. Юношеский максимализм, перенесенный на религиозно-этническую почву, – явление крайне взрывоопасное: детские войны зачастую более жестоки, чем войны взрослых.

Я достаточно широко изучил ситуацию не только по разговорам на местах, но и из иных доступных источников, особый интерес представляет общение самих подростков региона в социальных сетях. И при этом такова ситуация в разной степени по всей стране.

Европа демография

Нетерпимость к мусульманам по странам
Больше об этом в статье:
Как работает пропаганда ИГИЛ
и в статье:
Как борются с возвращением экстремистов в Европу

Обобщая (и крайне смягчая), цитирую изречения взрослеющих детей: «Русские пацаны вооружаются… а что они могут сделать против организованной толпы приезжих», «Среди них («приезжих» – И.А.) много хороших ребят – если по отдельности, а вместе – агрессивная толпа», и все в этом роде. Лексика молодежи забита терминологией, о которой некоторое время назад мы просто ничего не знали. Все разговоры в итоге сводятся к «хачики, чурки, черные, южане, приезжие» и т.д. – если выбрать из мата и ругательств удобопроизносимое, но это малая доля процентов от «живого» языка. И термин «неверный» вошел в обыденный лексикон определенного сообщества юных пользователей интернета.

На лицах некоторых молодых людей из неисламской среды, с которыми мне удалось поговорить «тет-а-тет», был написан обыкновенный человеческий страх – перед абсолютно превалирующим и агрессивным «юношеским исламским сообществом», усиленный ясным пониманием своей незащищенности. Кто-то несколько раз просил, чтобы я «никому не говорил». И это, в общем-то, «в мирное время»…

Подростковые «диспуты» на религиозные темы, как правило, кончаются полным фиаско русских, очень мало знающих о своей вере и культуре. Не только постсоветская индифферентность к религиозной проблематике играет свою роль, но даже у верующих православных христиан не принято выводить свои внутренние убеждения на внешнее обсуждение, в отличие от представителей ислама. Его юные последователи так же не владеют какими-то богословскими знаниями, но пользуются терминологией своих реакционных полемистов, разными путями вложивших в их неокрепшие умы рубленные антихристианские фразы и понятия.

В конкретных условиях все это приобретает сугубо этнические значения. Уже сегодня в сознании исламских подростков понятие «русский» полностью отождествлено с «православный» и «христианин». Это классика ненависти исламских радикалов. Конечно, особо отличаются агрессией именно те русские, славянские подростки, которые были обращены в ислам – радикальный, в абсолютном большинстве случаев.

Ислам

В чем ложь утверждений, говорящих что
Ислам религия мира
в статье:

Почему ислам религия войны
Причины того что европейцы и жители Востока несовместимы
в статье:

Почему мусульмане агрессивны
Почему мусульмане доминируют в Европе
в статье:

Почему ислам наступает

Так, к примеру, одна такая русская девушка в хиджабе, нисколько не смущаясь присутствовавших на беседе русских же парней, так и сказала: «Полон город ваших православных пузатых… (шлюх, имелось в виду)». В более точном смысле это звучало и как «ваших русских».

Кто-то может увидеть нечто позитивное в том, что на фоне тотальной безнравственности они горды своими достижениями на пути исламской нравственности, но прилегающие к этому злоба и превозношение делают это лишь еще одним инструментом в агрессивном прозелитизме.

Все, что касается устоев ислама, даже в условиях школы при любой возможности декларативно демонстрируется. И это своего рода сознательный и несознательный вызов. Кому? В итоге – России. Наблюдая молящихся на ковриках новообращенных русских подростков-ваххабитов – учащихся колледжа или какого-то иного учебного заведения в городах Югры, невозможно представить подобного рода «массовое» проявление христианской веры в школе, кроме естественных крестиков на шее. На фоне этой нормальной ограниченности русских ребят исламская молодежь совершенно неограниченна. Да и с крестиками уже не так просто, о чем чуть ниже…

Понятно, что нельзя делить детей на своих и чужих. Более того, дети, пережившие трагедию, более нуждаются в опеке и внимании, но с определенного возраста все меняется. Мир нужен всем, проблема трагична как для русских, так и для детей из исламских семей – расовая неприязнь одно из самых разрушительных чувств, но как избежать ее в роковом сближении, сжатом стенами учебного заведения.

Подробно об организации ИГИЛ
в статье:
Анатомия ИГИЛ подробно
А также в статье:
Как создавалось ИГИЛ
А также еще:
Анализ по ИГИЛ

Можно привести некоторые примеры из опыта Душепопечительского Центра, в котором я работаю. К нам обращаются многие быстро поседевшие родители по причине участия их детей-подростков в разного рода фашиствующих молодежных группах. Где в основе их явной невменяемости, как правило, лежит ярый антисемитизм. На недоумение родителей «почему так произошло?» после нескольких вопросов находится очень простой и логичный ответ: потому что в их русских семьях по любому поводу обыденно обсуждалась известным образом жизнь евреев. И детская душа в итоге трансформировала эту «обыденность» в обыкновенный фашизм. Логично.

Нелогично было бы, если бы этого не случилось. При этом «дитя» вступив в «организацию», немедленно переносит свое «национальное рвение» уже на всех «нерусских», а в основном на выходцев с Кавказа и исламских регионов. Так же имеет место и обратный процесс: остро поставленный фатальными условиями национальный вопрос, порождающий ту или иную неприязнь, проецируется в дальнейшем уже не только на приезжих, к примеру, с Кавказа - это становится определенным принципом жизни в человеческом обществе. Разрушительным – для самого этого общества.

Нужно ясно понять: в подростковой среде нет никакого умеренного или «традиционного» ислама – здесь он исключительно радикальный, пусть и «по-детски». Что более откровенно и болезненно, чем «по-взрослому», это заложено в естественных свойствах детско-подростковой психики.

Для нерелигиозных детей, попадающих в атмосферу религиозной агрессии, проблема даже более злокачественна, чем для религиозных, православных, в частности. Играет роль, во-первых, разный духовный иммунитет, во-вторых, в сознании религиозных этому противостоянию находится обоснование и логика ищет определенные выходы, а у атеистически воспитанных подростков фатальная неразрешимость этой атмосферы неизбежно формирует аномалии личностного плана.

Прозелитизм радикального ислама наиболее эффективно действует там, где человек поставлен в фатальные условия тесного сосуществования. В обществе – это армия, тюрьма и... школа. Касательно армии в некоторых регионах ставится вопрос о решении не призывать лиц из «южных регионов», чтобы не превратить службу русских парней в кошмар. Более того, в комендатуры поступает масса заявлений о призыве на службу от мигрантов с Северного Кавказа, в основном. Парадокс? Нет, выверенная стратегия, хотя и крайне грубо реализуемая.

В тюрьмах идет системная массовая работа по обращению уголовных элементов в радикальный ислам, чем крайне обеспокоены пенитенциарные органы. Радикальные исламисты создали в тюремной сфере так называемые «джамааты» и «организовали процесс преступления и наказания» таким образом, чтобы в тюрьмы попадали спецы ваххабитов по вербовке. Тоже парадокс? Нет, та же стратегия. Нужны войны.

Относительно школы в этом аспекте вопрос никто и не ставит, но он особый. Здесь своя особая же стратегия, которая учитывает вполне естественное течение событий. Во взрослом социуме условия общения разных мультикультурных групп продиктованы определенными социальными законами, и при этом есть возможность избежать постоянного контакта, потому межэтнические и иные разногласия не проявляют себя в полной мере. Но в школьном сообществе не действуют «взрослые» социальные законы, а в тупиках тесного общения вскрывается даже латентно существующая агрессия. Конечно, это актуально и для иных учебных заведений, но чем старше ребенок, тем он свободнее и это дает ему возможность избежать нежелательного общения, а «школьное расписание» не оставляет никаких шансов.

Так, к счастью пока не везде, но в лучшем варианте, выросший в такой ситуации человек будет просто стремиться при первой возможности уехать куда-нибудь подальше. Точно так же, как сегодня в уже «мирной» Чечне русское население однозначно вынуждено покинуть страну, благодаря этому «миру» имея лишь возможность сделать это как-то цивилизованно; как в солнечной Абхазии после избавления ее Россией от грузинского геноцида русские сидят на чемоданах, так и в городах русского Севера русские дети, принужденные к сосуществованию с гиперактивным «юго-восточным» сообществом, благодаря аналогичному «миру» будут всего лишь ожидать скорейшего окончания школы. А пока этот каждодневный процесс в корне уничтожает и то доброе, что еще благодаря усилию многих талантливых людей способно дать образование.

Между русскими подростками и детьми из исламских семей колоссальная разница в смысле определенной приспосабливаемости к окружающим условиям. Многие семьи мигрантов приехали из зон конфликтов, в которых сформировалась в прямом смысле «военная ментальность» переживших их подростков, возникли глубинные механизмы адаптации к самым разным формам агрессии – что совершенно отсутствует у русского населения, особенно юного. Дети быстро взрослеют на войне, и далеко не в лучшем смысле. Конфликты, о которых мы знаем, в основном происходили на межэтнической почве, и, естественно, что это стало в целом крайне обостренной темой в ментальности исламских подростков. Что для коренных россиян вообще никогда не было проблемой.

В целом остро резонирующая на национальную проблему специфика восточного мышления происходит из большой скученности на небольшом географическом пространстве разных этносов и их модификаций, как, к примеру, на Кавказе, где проживает более 50-ти этнических групп. Сейчас эта «специфика» перенесена в традиционно русские регионы и если данная тема фатально встала перед личностью, для которой она принципиально нова, то это наиболее разрушительно, так как не существует совершенно никакого опыта ее разрешения.

Свою роль играет фактор самого семейного уклада жизни этих народов – многодетных семей, где с раннего детства развивается определенная конкурентоспособность личности, в отличие от обычно единственного ребенка в русской семье, выросшего частью в тепличных условиях, частью – и, увы, большей – в «неблагополучных» семьях. О предпринимательских способностях восточной личности нечего и говорить – это хорошо известно.

Плюс элементарный криминалитет: возрастной ценз русских подростков, способных участвовать в организованных криминальных группировках, на порядок ниже, чем в группировках исламского толка.

Девочки-подростки откровенно рассказывали мне, что приходя в школу, они снимают нательные крестики (если одежда такая, что они видны), чтобы не подвергнуться осмеянию со стороны своих исламских однокашников. Но это безобидное «осмеяние» имеет корнем ярую ненависть «взрослых» радикалов – здесь возраст хоть и обнажает подноготную, но и смягчает ее. Хотя думается – последнее все же лишь благодаря условиям российской школы.

Дети обычно молчат по поводу своих школьных проблем, в целом даже не понимая их - это их мир, в котором они родились и живут, и все в нем кажется им вполне естественным, пусть даже и неприятным. Но взрослые не должны молчать, если они, конечно, не утратили способность понимать проблемы детей…

Вполне правомочно дать всей этой ситуации такую оценку: если ребенок, подросток, не имеет возможности реализовывать или естественно выражать свою этническую, культурную или религиозную принадлежность по причине страха перед какой-то постоянной угрозой, в итоге занимает пассивную позицию и это процесс долгий – это ведет к стиранию культурной и этнический самоидентификации личности. Если это процесс массовый и системный – он приводит к культурному самовырождению этноса. Что, по сути, имеет только одно название – ЭТНОЦИД.

Но процессы, о которых идет речь – часть глобального противостояния. Это известная тактика, отработанная тысячелетиями: янычары были, как известно, выращенными в исламе детьми православных греков и славян. Можно без всякой метафоры утверждать, что в тихих, «упорядоченных» городах Сибири уже живут и действуют сотни таких «янычар» – молодых людей из русских семей, принявших радикальный ислам и яро ненавидящих своих бывших единоплеменников и некогда родную страну. Их число неизменно увеличивается, ибо именно на них сделана политическая ставка…

Злокачественный приоритет молодежи

На наших глазах практически во всех регионах мира вспыхивают социально-политические конфликты, превалирующей основой которых являются разного рода молодежные бунты. Данную форму активности современной молодежи нужно особо отметить. При этом в европейских странах это в основном эмигрантская молодежь – не сами эмигранты, а уже родившееся в эмиграции поколение. И в абсолютном большинстве речь идет о выходцах из арабских стран. Это одна из причин того, что лидеры ведущих европейских держав теперь в один голос заговорили о крахе политики «мультикультурализма».

В последнее десятилетие в среде специалистов был принят термин, который ввел немецкий профессор Гуннар Хайнзон: «Злокачественный приоритет молодежи». Его уникальное исследование "Сыновья и мировое господство: роль террора в подъёме и падении наций" (Sohne und Weltmacht: Terrorism, Aufstieg und Fall der Nationen) исходило из де-факто базового участия молодежи в самых острых конфликтах современности. Их «качество» непосредственно связанно с резко превалирующим над остальным обществом количеством молодых людей, в основном мужского пола.

Профессор Хайнзон ввел термин "демографический сбой", чтобы охарактеризовать страны, которые будут неспособны сопротивляться приоритету молодёжи из других стран.

Определенная норма представлена следующими пропорциями: на 100 мужчин 40-44 лет должно приходиться 80 мальчиков до четырех лет. В европейских странах это соотношение примерно 100\50-60, а в странах Ближнего Востока 100\300-400. Разница более чем очевидна, как и вытекающие из нее перспективы.

Общие анализ современных данных по демографической ситуации в России вполне подтверждают приведенные исчисления и позволяют говорить о следующих цифрах (взятых с большими допусками): если означенное соотношение мужчин и мальчиков в мусульманских народах так же представлено пропорцией 100\300-400, то у русских 100\15-30. Этот дегенеративный процесс отмечен, к примеру, российскими военными специалистами, по данным которых к 2025 году количество мужчин, способных служить в Российской армии снизится на 30 процентов, и будет составлять всего порядка 6 млн.

Но, кроме того, в исламском мире – это приоритет молодежи над взрослым населением, а в европейском (русском в том числе) – это приоритет взрослого населения, что само по себе уже аномалия.

При этом приоритет может быть количественным, но может быть и качественным, имея в виду ту или иную активность или специфическую этническую ментальность. В религиозном же аспекте эта активность (и ментальность, соответственно) может быть просто несравнима – как несравнима агрессивная активность исламского прозелитизма и степенная проповедь православия, к примеру. В России очевидна тенденция синтеза количественного и качественного приоритета – что опаснее всего.

Наглядные примеры этого (злокачественного!) «приоритета молодежи»  и его последствий – среда учащейся молодежи сегодня уже многих городов Западной Сибири, как и в иных регионах России с аналогичной демографической ситуацией. Это и «качественный» (пусть это и сомнительное «качество») приоритет исламской молодежи над детьми из русских семей, а в самой ближайшей перспективе и количественный. По крайней мере, таковые тенденции очевидны. Это действующая «подростковая модель» не столь отдаленного будущего всего «взрослого» российского общества.

Чтобы получить дополнительные цифры реальной статистики в интересующем нас аспекте, можно приближенно просчитать этнический состав в процентном отношении среди учащихся выпускных классов по нескольким последним годам. Он будет существенно отличаться от общей официальной статистики по мигрантам.

Если воспользоваться самым примитивным антропонимическим анализом и проанализировать фамилии выпускников школ некоторых городов ХМАО, чьи общеклассные выпускные фото можно найти в интернете, то картина получается примерно следующая: на начало 2000-х годов приходилось в среднем две-три фамилии типично восточного происхождения на класс, в последние годы порядка 30 процентов, а среди мальчиков существенно больше. Даже из этого несложно вычислить демографические тенденции, их динамику и перспективы.

А вот, к примеру, о чем говорит доступная из публикаций статистика за последний год этнического состава учащихся по одному из городов региона – Лангепасу. Усреднив, можно озвучить следующие цифры: на 324 русских приходятся 150 учащихся из традиционно исламских регионов и Кавказа (без учета выходцев из Украины, Беларуси и некоторых иных).

Абсолютно корректные цифры трудно привести, но из имеющихся данных по национальному составу населения этого же города (за 2010 г.) и учащихся старших классов городских школ (за 2013 г.) уже ясно, что процент соотношения русских и мусульман в школах минимум на 15-20 процентов выше в сторону мусульман, чем русских и мусульман, в целом проживающих в городе: исламского населения и выходцев из Кавказа 20-25 процентов от общего количества жителей, а в образовательной среде – порядка 40%… Аналогичная статистика будет вполне применима ко всему региону.

Эта разница и определена быстро развивающимся молодежным приоритетом со стороны мусульманского населения. Повторимся: процесс этот неизбежный, закономерный и соответствует общеизвестным демографическим тенденциям.

Для справки: если взять статистику по всей Тюменской области, то наиболее высокий процент мигрантов из исламских регионов приходится на ХМАО – минимум 15%, порядка 200 тыс. человек (всего населения 1,5 млн.). Для некоторого сравнения: на перепись 1979 года - чеченцев 250, азербайджанцев 1260, узбеков 216, таджиков 94, лезгин 216, русских 423 792; на перепись 2010 года - чеченцев 6889, азербайджанцев 26307, узбеков 9970, таджиков 9793, лезгин 13335, русских 973 978.

Диаспора чеченцев увеличилась в 27 раз, азербайджанцев в 20 раз, узбеков в 46 раз, таджиков в 104 раза,  русских в 2,3 раза. К примеру, количество таджиков и узбеков от переписи 2002 до 2010 увеличилось почти вдвое. Для сравнения динамика баланса и роста особо крупных диаспор: на 1959 год русских было 89813, татар 2938, башкир 91; на 2010 год татар стало в 37 раз более – 108899, башкир в несколько тысяч раз – 35421, русское население за данный период увеличилось в 10 раз.

Чтобы избежать спекуляций, важно конечно помнить, что русские – коренное население, и его демографические метаморфозы носят иной характер, нежели приток мигрантов, но общие тенденции приведенной статистики заставляют задуматься. Сорок-пятьдесят лет – это очень немного для  столь серьезных подвижек населения небольшого региона, заложенные сегодня демографические пропорции на века определят будущее страны, но, судя по цифрам, это может быть уже другая страна…

Что важно отметить в ракурсе нашей темы: возрастной и иной баланс трудоспособных и нетрудоспособных граждан в среде коренного населения совершенно несравним с тем же балансом внутри общества мигрантов. Едут обычно здоровые, активные люди, при этом духовно и психологически подготовленные к освоению новых земель. И к определенному противостоянию. Если в таком ракурсе условно вычислить некий средний КПД (коэффициент полезного действия) аборигенов и приезжих, то чисто количественная демографическая разница может просто потерять свое значение. Особенно если учесть известные «народные» пагубные пристрастия коренного населения. Если при этом еще иметь в виду, какие колоссальные силы придает идейно-религиозное обоснование миграции и ассимиляции на новом месте, и религиозное же вдохновение (а мы говорим о народах  мусульманских), то ситуация очень непростая.

Большая политика – это долгосрочные прогнозы. Вот как комментирует свои претензии на российские территории один из исламских авторитетов: «Мы все равно победим Россию – рождаемостью». И это уже правда.

Замена на радикальный

Повсеместная тенденция замены в российских регионах (и активно в ХМАО) того, что принято называть «традиционным исламом» на радикальный – очевидна. Но, говоря о традиционном исламе, необходимо иметь в виду одну важную деталь: понятие «традиционный» всегда имеет определенную историко-географическую привязку, говорить о «традиционном» исламе применительно ко всей Западной Сибири – сегодня вряд ли правомочно, «традиционный» он для известных юго-восточных регионов СНГ или России, для некоторых сибирских районов (Тобольск, к примеру), но никак не в целом для русского Севера.

Да, древняя Югра была частью Сибирского ханства Кучум-хана до победы в 1581 году Ермака и присоединения этих земель к Москве, но после этого произошла массовая христианизация населяющих их народов и последующие века коренным образом изменили облик этой страны. При этом мы говорим о современных индустриальных районах, имеющих свою обособленную историю. Ислам в Сибири связан преимущественно с татарским этносом, но при переписи населения 2010 года только 3 процента проживающих в Тюменской области этнических татар идентифицировали себя как «сибирские татары». «Традиционное» исламское общество Югры – это в абсолютном большинстве потомки мигрантов и сами те, которые в составе интернациональных бригад приехали осваивать северные недра еще в рассвет СССР, когда ни о каком исламе, как и в целом о религии, не могло быть и речи.

Но православные церковки там уже были, что и тогда было естественно для региона с преобладающим русским населением (1939 год – 73 % русских и 2, 4 % татар). А люди тех десятилетий, составившие основу мусульманской общины современной Югры, совершенно иные по своей духовной организации – культуре, этике, пониманию веры и самой России (что важно!), нежели исламские мигранты 2000-х. Искреннее миролюбие и единство того общества было просто уникально относительно воинствующего актуального мира, и сегодня те добрые чувства еще играют свою роль. Но с новыми переселенцами – все совсем иначе: они приехали осваивать чужую страну.

Я подробно останавливаюсь на этом вопросе потому, что доктринальное обоснование «древнего ислама» в этом регионе сегодня нужно именно радикалам. Тогда в известной логике мы «оккупанты», а они возвращают «свое». Уже сегодня имеют место однозначно неадекватные обращения к Патриарху Кириллу с требованием «покаяться» за «уничтожение мусульман исламской Сибири». России было бы только выгодно действительно твердое и не поддающееся на провокации религиозных реакционеров общество сибирских татар-мусульман, ислам которых принципиально отличается от ислама Кавказа и Средней Азии, даже внутри одного исповедания (татары – сунниты), своей умеренностью и неагрессивностью.

В актуальной же ситуации понятие «традиции» еще можно отнести к архаичному укладу старшего поколения исламских семей, но, как правило, у «пассионарных» (по выражению Л.Гумилева) переселенцев и эта особенность быстро размывается, а в молодежной среде просто сходит на нет. Но только не в данном случае – здесь нет «нет», здесь благоприятная почва для формирования исключительно агрессивного ислама по отношению к «аборигенам» – русскому населению. И чувствует себя исламская молодежь завоевателями, нисколько не скрывая этого.

Мир, в котором религия тесно связана с политикой, наиболее подвержен неожиданным радикальным переменам, меняется и сам «традиционный ислам». В качестве примера можно привести одно из событий последнего времени. Абсолютное большинство мусульман России и СНГ – сунниты, и здесь традиционно сложились наиболее добрососедские отношения. Собственно так же, как между Россией и ближневосточными странами с превалирующим суннитским населением. Но некоторое время назад духовный лидер суннитского ислама шейх Юсуф Кардави объявил Россию «врагом номер один».

Совершенно неожиданно даже для части профессионалов-наблюдателей. А шейх Кардави – ведущий в арабском мире теолог и духовный авторитет, руководитель «Международной ассоциации мусульманских ученых». По мнению известного израильского эксперта по борьбе с террором, полковника запаса Шабака Амит Асса, заявление Кардави несет в себе прямую угрозу жизни россиян: «Когда такой авторитет как Кардави объявляет какую-то страну главным врагом, то его радикальные последователи воспринимают это как руководство к действию». Что это означает? Нет, есть надежда, что никаких очевидно реакционных действий не последует, но «философия» этой установки породит непредсказуемо пагубные последствия.

В институте веры, особенно такой, как ислам, авторитетно брошенное слово может сформировать многовековой закон для многих тысяч или даже миллионов людей. Подобное как минимум просто приобретает статус «по умолчанию» внутри исламской семьи. А проявлять себя эта «домашняя философия» будет в первую очередь в детской среде – особенно в такой среде, где тесно связаны «две стороны», а именно в школе.

Новое поколение переселенцев не сможет сохранить свою «умеренную» традицию в условиях не просто иной региональной ментальности, но именно секулярной культуры. Реисламизация традиционно исламского мира приведет к еще большим конфликтам внутри его религиозно-этнических противоречий. Для среды мигрантов, входящих в иные культурные условия, этот процесс неизбежен. Но речь идет не о полной реисламизации, а об уничтожении именно традиционно устоявшихся «умеренных» течений мусульманства и их архаичных институтов. Если современная культура не удаляет традиционно исламскую молодежь радикально от веры предков, но в определенном смысле «размывает» ее, то они, как правило, становятся радикалами – ваххабитами и др.

Ислам в самом принципе своего существования имеет одно особенное свойство: на базе всех его толков и течений в любой момент может возникнуть формирование радикального направления. Как бы ни толковать «джихад», укрывая его богословскими метафорами, он джихад и есть – тотальная борьба с неверными. Ваххабизм утверждает, что понимает и реализует его вполне в соответствии канонам изначального ислама, но и сунниту, выше упомянутому шейху Кардави, принадлежит изречение: «ислам сохранился по сей день, благодаря убийству вероотступников».

Уникальность России, как многорелигиозной и многонациональной страны и заключалась именно в том, что в ее единстве были урегулированы неразрешимые противоречия как внутри ислама, так и в отношениях Ислама и Православия. Подчеркну – российского ислама. Мусульмане дореволюционной России служили не столько Российскому государству, сколько «белому царю, белому падишаху» - это вполне соответствовало их верованиям и считалось особой честью, придавая статусу Государя сакральное значение. И даже в критические дни революции военные формирования, состоящие из мусульман, доказали свою преданность российскому трону, как «Дикая дивизия», к примеру.

Постсоветская действительность произвела фантасмагорическую подмену доктринального основания российской жизни, но в исламе не было вражды к русским, поэтому его народы и ее приняли, вместе с самими обманутыми русскими. И во время ВОВ они вместе сражались за Россию. Речь не идет об отщепенцах, они были везде. И так до развала Союза ССР. Теперь не осталось ничего: ни удерживающего Государя, ни цементирующей идеи мирового пролетариата. Обнажились все противоречия, которые даже латентно существовали: и религиозного, и социально-политического характера. И эта лава уже не застынет на месте – радикализм вытекает из нее с той же логикой, как, к примеру, из социализма – коммунизм, это процесс, так сказать, эсхатологической категории. Сдерживающие факторы есть: сильная разумная власть… и Бог. Но если первое – обязано сдерживать любую агрессию, то Высшее помилование нужно заслужить…

В аспекте выработки превентивных мер нам полезно было бы воспользоваться еще незначительным, но уже пройденным опытом Европы. Приведем выдержку из недавно опубликованного в США апологетического исследования доктора теологии Питера Хэммонда «Рабство, терроризм и ислам: исторические корни и современная угроза», где автор приводит социологический, историософский и религиоведческий анализ постулатов ислама и его значения в мировой истории. Хэммонд считает, что ислам это не религия и даже не культ. Это всеобъемлющая, тотальная, детально разработанная система жизни, включающая в себя религию, право, политическую и социальную системы, военные аспекты. Все, что уже происходит в российских регионах массового притока мигрантов мусульман, во многом подтверждает правоту автора, который исследовал ситуацию в Европе и Америке – у ислама одна стратегия.

Автор пишет: «История показывает, что исламизация страны начинается тогда, когда появляется значительное число мусульман, и они начинают отстаивать свои религиозные права и требовать привилегий. И когда политкорректное, толерантное и культурно разрозненное общество начинает идти на поводу у мусульман в их требованиях, начинают появляться уже некоторые иные тенденции.

При достижении уровня 2-5 % населения, мусульмане начинают заниматься прозелитизмом среди маргинальных слоёв населения, этнических меньшинств, в тюрьмах.

При достижении 5% они начинают пытаться оказывать влияние на социально-культурную атмосферу соразмерно со своей процентной долей в обществе. А именно: начинают продвигать понятие «халяль», производить и продавать продукцию для мусульман, тем самым обеспечивая рабочие места для себя, организуют торговые сети, рестораны «для своих», культурные центры. На этом этапе они также пытаются налаживать контакты с государственными структурами, пытаясь выторговать для себя наиболее благоприятные условия для исполнения шариатских норм».

Данного этапа «взаимоотношений» мы уже достигли, дальше можно было бы пока не продолжать, еще рано, и мы все же в России. Но в образовательной среде некоторых городов ХМАО этот процент уже достигает 40, а в среднем по населению 10-15%. Потому кратко продолжим знакомство с выводами американского исследователя.

«Когда же мусульманское население достигает 10%, они начинают прибегать к незаконным методам достижения своих привилегий.

При достижении 20% местным гражданам следует быть готовым к началу исламских рейдов на улицах, джихадистским патрулям, поджиганию церквей и синагог.

После отметки в 40% остатки народа, возможно, станут жертвой периодического террора. Когда мусульман станет большинство – более 60%, граждане – немусульмане – начнут подвергаться преследованиям, гонениям, этническим чисткам, будут урезаны в правах, начнут платить дополнительные налоги, и всё это юридически будет основываться на шариатских положениях.

При достижении 80% – государство уже полностью во власти мусульман, христианские и иные религиозные меньшинства будут подвергаться регулярным запугиваниям, насилию, будут проводиться санкционированные государством чистки с целью изгнания из страны «неверных» или принуждения их к принятию ислама.

И когда эти проверенные историей методы дадут свои плоды, государство приблизится к тому, чтобы стать полностью исламским – на 100%, оно станет «Дар-аль-ислам» (дом, земля ислама). Тогда, как верят мусульмане, у них наступит полный мир, поскольку все станут мусульманами, медресе – единственным учебным заведением, а Коран – единственным писанием и руководством к действию одновременно» - заключает Питер Хэммонд.

Будем надеяться, что это не российский сценарий, но господин Хеммонд ничего не выдумывает, он просто объединяет уже видимые всему миру факты с детально разработанными доктринами радикальных богословов.

К примеру, в Югорском же городе Радужном баланс населения уже приблизился к отметке 50 на 50. Там чем-то разволнованная исламская молодежь уже переворачивает машины на улицах точно так же, как мы наблюдаем это в новостях об исламских бунтах в разных странах мира. Югорский депутат Гнетов говорит: «В этом городе нет ни одного русского молодого человека до 30 лет, которого не били бы приезжие». К нашей теме: как же на фоне этого чувствуют себя в данном случае «теневые граждане» - славянские, русские дети в школах этого Радужного?! Ведь логично, что чувствуют они себя плохо. Вероятно настолько, что об этом лучше молчать. Это приведет к необратимой деградации не только русских детей, но и отроков из степенных исламских семей, неизбежно ввергнув их души в водоворот злобы. Таковы законы детского общества…

Сейчас сложилась особая ситуация: с одной стороны переселенцы, особенно молодые, не знают фундаментальных основ своей религии и тем более быстро попадаются на своего рода «модернистскую» проповедь ваххабитов, с другой – все больше богословски подкованных молодых людей приезжают в Россию, и они в свою очередь так же представляют проблему в аспекте неизбежного прозелитизма.

При этом необходимо подчеркнуть неистребимость постсоветской ментальности и ее определенную идентичность с проповедниками радикального ислама, а ваххабизма – особенно. Не случайно такие фашиствующие течения как, к примеру, «скинхеды» исповедуют умопомрачительную смесь из большевистской архаики и анархии, «классиков» которой они при этом цитируют – Плеханова, например. Или взять изображение Че Гевары на майках молодежи. Это итоги постсоветского наследия, умноженного на фатальную культурную и духовную деградацию. Но формы такой генетической предрасположенности могут быть самыми непредсказуемыми и определенный успех радикалов от ислама – несомненно имеет к этому отношение. Отголоски нереализованных «свободы, равенства, братства» болезненно остро резонируют на «Аллах акбар» и на сплоченное вокруг этого сообщество.

Зампредседателя Духовного управления мусульман европейской части России Дамир Мухетдинов по-своему прав, анализируя увеличение числа сторонников радикальных течений ислама в России и приведя в пример Махачкалу, откуда появилось множество смертниц: «Только после того, как мусульман от традиционного языка перевели, они стали соучастниками банд-формирований. Через язык, через традицию прививается само понятие этой культуры, роль и место ислама в жизни твоего народа», – сказал он.

И уж тем более это касается мигрантов в принципиально иных культурных условиях.

Ислам принимает молодежь

Уничтожение духовно-религиозной традиции сыграло пагубную роль для всех религиозных исповеданий России: равно как для православия, так и для российского ислама. Любая религия без традиции и определенной преемственности может легко превратится в экстремальное течение. Первые воспитывают в человеке определенную этику не только в отношении самих предметов веры – исполнении ее обрядов и установлений, но и жизни верующего в разных слоях мультикультурного социума, где просто неэтичное проявление веры может провоцировать конфликты. Традиционные Христианство и ислам, сталкиваясь с современной культурой западного образца и ассимилируя ее в себе, становятся манипулируемы, теряя духовный иммунитет и открывая в себе бунтарские стихии. Это конфликт цивилизаций, причем не в их "классическом" виде, а в деградировавших формах.  И сдерживающие факторы на местах этого глобального противостояния  – крайне ограничены. Но на разломах этого глобального столкновения оказываются, прежде всего, дети, молодежь.

Современному молодому человеку, воспитанному бесконечным насилием с экранов телевизоров, обделенному вниманием родных и окруженному непониманием – нужна опора, СИЛА. И эта «сила» призрачно мерещится замутненному сознанию некоторых таких искателей в исламе: агрессивная самость, умноженная на сакральную идею и групповую поддержку, может представиться  идеальным вариантом. Но это все же не ислам, не религия, давшая миру великую культуру с ее врачами, зодчими, мыслителями и мистиками. Речь идет не о вере, а о самоутверждении. Молодые люди идентифицируют себя в этих условиях тождественно членам бандформирований – что в итоге часто и получается.

Благодаря тому же телевидению и СМИ, массово тиражирующих привлекательные для молодежи поведенческие модели, которые встраиваются в определенный социум, превалирующей культурой молодежи стала так называемая «уголовная субкультура». То есть система взаимоотношений, принятых в уголовном мире. А особо привлекательна здесь «жизнь по понятиям». Так вот ваххабизм так же предлагает нечто подобное, только куда более обоснованное и реальное. И при крайней культурной ущербности это подменяет собой здравое понимание патриотизма и иных цивилизованных принципов общественно-государственного бытия.

Особую роль играют сегодня даже подсознательно действующие механизмы «толерантности» и «либерализма», экспортируемые всеми возможными средствами в сознание молодого поколения. Либерализм, отстаивающий сугубое право человека на самостоятельный выбор, приводит современных молодых людей к позиции, фатально умаляющей общественно-государственный институт преемственности и воспитания. А прилагаемая к этому модель «толерантности» распространяет это право на все, даже на то, что в разумном цивилизованном обществе этого права в принципе не имеет. Сформированный всем этим апломб юной личности готов к «эксклюзиву» даже в религиозности.

И даже потрясающая сегодня устои традиционного семейного мира «ювенальная юстиция», представляющая собой органическую часть пакета либеральных ценностей, – провоцируя управляемый бунт детей против родителей, трансформирует его в итоге в бунт против религиозной традиции. А эта новая «культура взаимоотношения поколений» требует и новую онтологическую базу – религиозную основу. Наше время переставило все наоборот: вначале религия формировала культуру, сейчас культура религию. Ваххабизм, как и многие другие неадекватные формы религиозности, вполне удовлетворяют данному запросу.

Пресловутая западная демократия, внезапно явившая себя народам «развивающихся стран», предложила им главное право – право на протест, бунт. Что мы повсеместно наблюдаем. У нас, конечно, не «развивающаяся страна», но молодежь постперестроечного периода, ознаменованного абсолютно размытыми духовными ценностями и неведомыми ранее соблазнами, – вполне «общество развивающихся стран» и потому открыта к религиозным подстрекательствам радикалов самых разных мастей.

Это и своего рода компенсация украденных постперестроечным периодом тех сущностных составляющих человека, которые идентифицируют его как часть социума – потребности быть востребованным в своей стране. Точно так же, как вложенное в человеческую душу стихийное чувство религиозности заставляет искать Бога и веру, так же социальная и культурная несостоятельность приводит к спонтанному поиску их определенного восполнения. Так молодые люди, ощущая себя жертвами этой постперестроечной дискриминации, находят в исламе знак своей идентичности. На фоне фатального неведения родной культуры и веры этот выбор может быть даже понятен. К тому же православие не обещает быстрого достижения какого-то духовного и личностного преуспеяния, – это обещают секты и... радикальный ислам. Но, конечно, в причинах принятия радикального и «умеренного» ислама существенная разница. При этом есть категория людей, которые, объективно наблюдая до предела развратившийся мир, нашли убежище от него в исламе.

Ислам принимает в большинстве случаев молодежь, и у девушек и у парней есть к тому свои индивидуальные причины, и они существенно разнятся между собой. Столь же существенно, сколь разная «райская перспектива» существует у тех и других по основной исламской доктрине. Не подвергая никакой богословской критике саму доктрину, можно лишь констатировать, что мистика ислама, в своем откровении подробно описывающая сугубо чувственные «райские наслаждения» в нравственно «неоформленном» сознании вполне естественно преломляется в самые грубые чувственные же чаяния. Это превращается в универсальную гедонистическую идею.

Если ради «этого» нужно еще и обвязаться гранатами, то, говоря о русских, ставших исламскими радикалами, мы имеем дело с дегенеративной крайностью. Не потому что ислам таков, а потому что никакая вера не терпит грубой материализации. Была такая исламская секта «Ассасины», адептов которой, специально одурманивали наркотиками, а затем, с помощью подготовленных женщин, давали пережить в наркотической эйфории «райский» экстаз в самом низком чувственном виде. Потом ради обретения этого сомнительного блаженства «в вечности» они шли на любое пролитие крови. Наши соотечественники, обуреваемые в итоге ненавистью к родному народу, ничем от них не отличаются, они даже примитивнее и тем опаснее.

Сегодня идет настоящая охота за душами наших детей. И за этим стоят не какие-то сектанты – это профессиональные убийцы, которым нужны войны, идеально вооруженная армия с колоссальными средствами, и они по достоинству оценивают боевые качества русского парня. Изречение одного из известных аналитиков: «Русские мусульмане, которых насчитывается в России около шести тысяч человек, дали стране террористов больше, чем татары-мусульмане, которых почти 4 миллиона»…

УПРАВЛЯЕМЫЕ миграции

Рассуждая о природе массовой миграции в Западную Сибирь выходцев из мусульманских регионов юга бывшего СССР, в аспекте прогноза вполне логичны  некоторые ассоциации с теми процессами, которые мы наблюдаем в последние несколько лет на Ближнем Востоке.

Исламский мир, несмотря на все его разногласия, все же «одно тело» (не только радикальные богословы настаивают на том, что весь мусульманский мир это один народ – арабы), и все его телодвижения вполне взаимосвязаны, прогнозируемы и могут быть соответственно манипулируемы, если бы стояла таковая задача. А для политиков нет никакого сомнения в том, что таковая стоит. Сибирь – существенная часть мирового противостояния, известный интерес наших стратегических оппонентов к ее ресурсам вполне понятен. И особо это касается региона ХМАО, на которой приходится почти половина всей российской нефтедобычи.

В «арабской весне» главную роль, по мнению ведущих политологов, равнозначно сыграли и играют интересы сколь глобальной политики, столь и транснациональных корпорации. Каких? Нефтяных, конечно. Базой же для столь революционной и эффективной дестабилизации ситуации на Ближнем Востоке («каирского бунта» в частности) явились непримиримые этнические и религиозные разногласия внутри арабского мира; пусковым механизмом – социальные сети; политическим оправданием – спекуляции на пресловутой «толерантности» и нарушении «демократии». Методы одни: провоцируется бунт против законного правительства, а закономерное же подавление этого бунта дает повод лукавым правозащитникам обвинить власти в пресловутом «нарушении прав человека» и направить мировую военную машину на «восстановление справедливости».

Так было в Ливии – где нефть, так сейчас в Сирии – где так же нефть. В Ливии сегодня царит экономический и политический хаос, а нефть исправно добывают те, кто «до того» не имел к ней доступа. Просто не может быть, что бы на карте получателей дивидендов от арабского бунта и его идеологов, не были отмечены кружочками маленькие сибирские города… где нефть. Ведь совершенно очевидно, что все ближневосточные операции «правозащитной коалиции» имеют непосредственное отношении к России. Это и провокация, и репетиция своего рода. Уже лежащая в развалинах сегодня Сирия испещрена надписями на русском и арабских языках – «смерть России», «следующая Россия» и т.д., а риторика западных политиков лишь подтверждает их причастность к этим «писателям». Последние, кстати, думается, при желании, спокойно проводят «деловой отпуск» в уютной квартире какого-нибудь тихого сибирского города…

Актуальному варианту экспорта ливийской нефти в Европу предшествовал импорт европейских институций «демократии и толерантности» в Ливию, точнее в сознание многочисленных (полудиких, подчас) ливийских племен – бартер, своего рода. Сибирская нефть ожидает своего контрольного пакета «толерантности», ибо именно в рамках пресловутого «института гражданского общества» и формируется правовая база интеграции ислама в традиционно российские регионы.

Сегодня на пространстве Сибири представлены все те этнорелигиозные сообщества, которые играют роль в означенных манипулируемых конфликтах Ближнего Востока. Там: Иран, Ирак, Ливия и Саудовская Аравия. Плюс курды.

Здесь: дагестанцы, таджики, узбеки, азербайджанцы, чеченцы и многие другие. И там и здесь: сунниты, шииты, суфии, салафиты, внутри которых множество своих непримиримых толков. При этом все они теперь на чужой территории, которую они вполне естественно хотят видеть уже своей. Кавказский ислам противостоит среднеазиатскому, чеченцы дерутся с дагестанцами, непримиримые представители кровавых столкновений Нагорного Карабаха здесь же, разные стороны конфликтов в Казахстане и Туркмении массово едут в Сибирь, уже не говоря о криминальных разборках в исламской же среде и многом ином. Механизмы примирения между, к примеру, дагестанскими суннитами и азербайджанскими шиитами в их родном регионе вырабатывались столетиями, но в итоге, как сегодня ясно, так и не выработались, трудно представить, что они «примирятся», заселив российские территории.

И еще один неслучайный пример: сегодня все чаще совершенно нетрадиционный для Дагестана ваххабизм исповедуют молодые дагестанцы, получившие образование в восточных странах — Саудовской Аравии, ОАЭ и т.д. Как бы это на первый взгляд парадоксально ни звучало, но и в исламском сообществе ХМАО берут верх интересы Саудовской Аравии. Но случайно ли это? Недаром представитель ФСБ вашего же региона на совещании в Тюмени озвучил доклад под названием «исламисты готовят Сибирь к часу X»…

Все компоненты налицо: нефть, многоликий ислам, институции «гражданского общества», стоящие на страже крупных политических провокаторов, социальные сети. Последние, как упоминалось, сфера гипертрофированного внимания местной молодежи. Несколько мешает российская администрация и российский же народ, терпеливость и миролюбие которого во всем этом явном кошмаре для традиционной российской жизни может из ранга достоинства превратиться в пагубную пассивность. Нет ни одного места в России, где бы эти массовые миграции не поставили бы местное население в особые условия, но регион ХМАО-Югра имеет для радикального ислама особый интерес. Уже сегодня ими провозглашается новая богословская доктрина «вся нефть принадлежит Аллаху», а Югра объявляется идеальным местом для основания мирового исламского халифата. И это не просто фантазии. Особенно если учесть, что многие города Югры получили в последнее время новые мечети, в том числе  «соборные», на средства ведущей нефтяной компании региона, а радикалы рассматривают каждую мечеть как бастион своей будущей державы.

Да… вроде как есть потребность в рабочей силе… Но какая часть этого ее «массового прироста» реально является той самой необходимой рабочей силой?! Если вообще является. В лучшем случае это один работоспособный из десяти приезжих членов семьи и др. И реально ли эта сила работает именно на государство? Особенно с учетом всяких социальных расходов на переселенцев, включая стоимость медицины и образования. Не получается ли, что Россия сама оплачивает свои настоящие и перспективные проблемы? Выгода здесь очень сомнительная.

Каждое вновь организованное и официально зарегистрированное «землячество», как и каждое «общество культуры» не только стимул, но и база для прироста земляков. Здесь даже административная неупорядоченность и следующие за ней «миграционные акции» – лучше, в смысле ограничивающего фактора. Да, к примеру, таджики убирающие дворы и работающие на стройках Москвы – рабочая сила, но в рафинированной системе некоторых городов ХМАО большинство таких же приезжих становятся своего рода аристократами. С тех пор как совершенно бесправному человеку (каковыми многие приезжие были у себя дома) говорят, что у него есть права – он начинает изучать, что ему в связи с этим положено. И изобретает пути получения этого положенного. Демократия, в ее данной вариации, наделяет правами, обедняя обязанностями (как об этом часто говорит Патриарх Кирилл).

Проповедовать радикальный ислам или ваххабизм там, где нет ислама вообще – невозможно, фоновое исламское «единство» - исключительно специализированное и временное формирование: панисламизм на нетрадиционном для ислама геополитическом и культурном пространстве, в условиях информационной революции, может быть только радикальным. Просто удельный вес исламского сообщества, его масса, еще не достигла должного уровня, для нас – критического.

Впрочем, не только для нас, она, несомненно, трагична и для тех, которых действительно можно назвать российскими мусульманами. Меня естественно волнуют славянские судьбы, но во мне, пишущем эти строки и вынужденном обозначать острые грани проблем нашего сосуществования, не сглаживая их компромиссом, одновременно присутствует и доброе чувство к обычным людям, исповедующим ислам – и к их культуре, и к устройству жизни, и сочувствие многим страданиям, постигшим их после развала СССР. И особо больно за достойных людей, гибнущих сегодня во множестве от своих же осатанелых единоплеменников. Кроме того, я хорошо понимаю, что речь идет о наших согражданах – большой, многоликой России. Все эти чувства просто неотделимы от меня, как от православного человека, знающего, что жертва Христа принесена за все человечество.

При этом я думаю… не за ваши  - за наши грехи нам попустил вас Бог. Мы, рожденные во Христе, бесконечно грешим и отступаем от Него. Мы убили своего Государя, который был залогом истинного мира народов Православной России, сдерживая своей державой мировую злобу. Нам за наше отступление попустил Бог 17-й год, на столетия изуродовавший образ нашей дорогой Родины. И сейчас, когда исключительно Божий промысел вернул нам наши Храмы, лишь малая толика нас приняла это обретение России, большая часть бросилась в игру, пиво и наркотики, криминальный бизнес и иные «блага» обрушавшейся на нас цивилизации. Мы стали пренебрегать работой, которая ранее была для нас обычной. Потому все более и более в наших городах людей, которых они раньше не знали. Это наша вина. Но Бог не отнял у нас покаяние…

Вот меня и волнует христианское настоящее и будущее России, а оно связано с ее славянским миром, и главное – с русским народом. И дети его, и так рожденные в почти столетием изуродованной генетике, могут просто совсем перестать быть русскими в агрессивно нерусском окружении.

В городах ХМАО и иных регионах нефтяного Севера, где уже фундаментально обустроилась масса мигрантов, исповедующих ислам, идет бескомпромиссный передел сфер влияния в сфере религиозных авторитетов исламской диаспоры. Закончится он, по идее, в самой ближайшей перспективе должен властью радикалов – что может не допустить только понимающая это российская власть.

Безысходность образования

Итак, пока ответственные власти региона и добропорядочные горожане радуются внешне вполне благополучному градоустроению, дети – русские дети – испытывают нравственные страдания, усугубляемые безысходностью. Да, пусть во многих школах благодаря искренним усилиями педагогов это не столь очевидно, но степень проблемы определяется особой мерой – степенью ранимости детской души. Да, как-то удается сдерживать исламский экстремизм в целом, но только не в среде подростков, где он проявляет себя не в количестве трупов, а в количестве боли – накапливающейся душевной боли, ломающей в итоге личность. Не страдают только те, кто за тотальным развратом, пивом и компьютером уже просто потерял способность страдать – таковых тоже немало, но и это часто уход от агрессии реального мира.

Перспектива социальных претензий масс переселенцев вполне прогнозируема, она так или иначе исходит из тех религиозных воззрений, которые являются определяющими в превалирующих исламских течениях. Можно говорить о двух глобальных и оба они «части одного»: создание исламского халифата и запрет благоверным мусульманам жить на территории неисламского государства. Реализацию первого в виде ваххабизма мы уже знаем, а второе в современной интерпретации предполагает просто быструю исламизацию вновь открывшихся жизненных пространств. Уезжать отсюда, согласно предписанию некоторых толкователей Корана, естественно никто не собирается.

На этом фоне требование в самой ближайшей перспективе как минимум автономного образования для исламских детей – неизбежно. Уже по всем тем регионам России, где так же актуальны вопросы массовой миграции, обострены ситуации в школах российского Минобра именно по проблемам религиозного характера. Уступать приезжие однозначно не собираются. И на Западе школа и связанные с ее условиями проблемы религиозного сосуществования уже давно наиболее конфликтная сфера.

В современных условиях и традиционные исламские школы могут сформировать русофобскую ментальность детей, даже на подсознательном уровне. Что, во-первых, исходит из самой прозелитской идеи ислама: просто «русский» здесь автоматически ассоциируется с «немусульманин». В Христианстве «нехристианин» не означает ничего, кроме констатации факта: в православии есть древнее понятие «верный», но нет понятия «неверный» в том нарицательном значении, которое оно имеет в исламе или, к примеру, «гой» (неиудей) в Иудаизме. И то и иное по умолчанию означает определенную ущербность, в Христианстве такого умолчания просто нет. Во-вторых, дети ассоциативно впитывают в себя общее настроение дома, общества, а оно определенно конфликтное, и это неизбежно сыграет роль в процессе углубленного религиозного воспитания. Преподавателю такой школы нужно очень любить Россию и ее народ, что бы целенаправленно избежать этих проблем, но таковые сегодня большая редкость.

В актуальной ситуации даже столь плодотворная внешне идея, как преподавание религиозно ориентированных модулей под видом «основы культур», может быть опасна. «Основы православной культуры» преподавали и преподают обычные школьные педагоги, большей частью даже невоцерковленные. В редких случаях клирики РПЦ с обычным педагогическим образованием. Еще реже уже сегодня окончившие какое-то обучение культурологического профиля. А муки многолетнего рождения соответствующих учебных материалов, отвечающих запросам системы государственного образования, длились почти десять лет.

С многочисленными религиозными толками ислама все совсем неоднозначно. Даже светская экспертная комиссия, давая заключение на представленный методический материал, обратила внимание на одностороннее освещение истории и культуры ислама, соответствующее исключительно одному из вероисповедальных направлений  ислама и противоречащее другим, «имеющим равные права». Как, к примеру, шииты и сунниты. Но проблема даже не в этом. Самое пристальное внимание образованию сегодня уделяют именно радикалы.

Сотни специализированных образовательных центров созданы по всему миру, и не будет ошибки, если сказать, что исключительно с целью интеграции их выпускников именно в систему образования мусульман СНГ. При этом здесь задействован весь спектр и исламских сект, и фундаменталистов-радикалов: от турецких «гюленистов» до собственно ваххабитов. Но именно последние в форпосте интеграции в Россию «мирового исламского образования», при этом пользуясь огромными средствами, инвестируемыми в эту сферу Арабскими Эмиратами.

Таким образом, совершенно не исключено, что, к примеру, в какую-нибудь московскую среднюю школу Минобразования России, где вместе с русскими детьми сегодня уже учатся 20-30 процентов исламских детей (при этом обычных детей, обычных «номинальных» мусульман), придет высокообразованный преподаватель модуля  «Основы исламской культуры», подготовленный на уровне спеца-контразведчика в «международном образовательном центре» ваххабитов где-нибудь в Нидерландах. Можно не сомневаться, что этот план однозначно где-то уже до мелочей прописан – это часть основной стратегии радикалов. И это придет в школу, ранее абсолютно закрытую для такого рода визитов. Видимо, немало нужно будет сделать и ФСБ, и самим представителям традиционного ислама, что бы обезопасить и русских и исламских детей от подобного. Но напомню – за этим стоят колоссальные силы и средства.

Так уже было. Когда только поднялся вопрос о преподавании предмета «Христианская этика», в начале 2000-х, в закрытую дотоле систему образования ворвались тысячи сектантов: просто махровых оккультистов, сайентологов, адептов бесчисленных протестантских сект, секты Муна, с  ее скандальными учебниками «Мой мир и я» (немыслимо как прошедших экспертизу Минобра!), и многих иных.

Исламские радикалы в целом действуют точно по такому же принципу, по которому в последние несколько десятилетий действуют тысячи неопротестантских сект по всему миру и на пространстве СНГ особенно. Ваххабизм в принципе своего рода протестантизм в исламе: «возвращение к истинной вере» - это призыв универсальный для всех сектантов от религии. И основные предпосылки вовлечения новых жертв вполне идентичны: размытое уничтоженной традицией и всепроникающей секулярной культурой христианское или исламское сознание, позволяющее подменять принципиальные для вероисповедания понятия.

Но проблемы прозелитизма псевдохристианского сектантства и исламистских сект имеют существенную разницу: в глубинах самого ислама заложено взрывное устройство в виде джихада. Если в искаженном Христиастве нужно внести его извне, то в исламе нужно просто умело зажечь шнур.

Конечно, исходя из реалий, организация возможности автономного обучения в комфортной для любого ребенка среде – неизбежность и даже необходимость. В каких-то городах Югры уже организованы школы для татарских детей, с религиозным уклоном, конечно. Но если для детей этнических групп из числа переселенцев нужно решать вопрос по сугубому прошению их родителей, то для коренных жителей региона – это представляется в виде заботы и инициативы государства.

В педагогической этике существуют своего рода закон – если ребенку некомфортно в образовательной среде, необходимо менять среду. При этом парадокс в том, что некомфортно именно русским детям в «прозелитской» активности приезжих, зато приезжим вполне комфортно. Если традиционной российской системе образования и воспитания сегодня доверили «нетрадиционных» детей, то логично «изменять» детей, а не традиции.

Худшее в этой ситуации именно обычное «умолчание», но понятно, как ограничена в этом вопросе государственная система образования.

Я не смею предлагать здесь мелкие меры для решения глобальных вопросов. Да это и невозможно, я хорошо понимаю – обозначенная ситуация тупиковая. Но тогда, может быть, следует использовать иные потенции и вспомнить, что Россия – православная страна, как о своей вере всегда помнят представители ислама?! Армия уже давно ощутила благотворное влияние православных храмов в армейских частях, представители пентициарных органов в аспекте противодействия радикальным исламистам  однозначно прибегли к помощи православия, а здесь – школа! Никак не второй фронт после тюрьмы, и не третий после армии, но первый!

Сегодня вся разумная Россия ищет и предпринимает какие-то меры практически в аналогичной ситуации. Возможности ограничены, пока на это нет инициативы высшей власти, но власть на местах может очень многое сделать. Цена вопроса невероятно высока, а разумная административная политика подчас даже ничего не стоит. И даже тот известный факт, что русское население более предрасположено к пагубным страстям, тем более указывает на необходимость предпринять все возможные меры для его ограждения и сохранения. На местах можно очень многое сделать, если, конечно, правильно определить цели.

Можно говорить, к примеру, о необходимости создания системы воспитания и образования потенциально способной не только обучать, но и защищать. На сегодня из общеобразовательных заведений такого рода известны только кадетские корпуса. Если придать этому образовательному направлению особое «охранное» значение, то для небольших городов оно может сыграть существенную роль. Последние не только являются классическими светскими заведениями для России, но и элитными, в определенном смысле. А православная ориентация традиционно заложена в самой их сути. Если организовать женские гимназии именно при кадетских корпусах, то они по аналогии приобретут сугубо русскую специфику. Латентное участие Православной Церкви явится само по себе охранной грамотой. В России есть прекрасный опыт последнего десятилетия работы этого направления и он вполне доступен. Ведомственно это могут быть кадетские корпуса МЧС, а возможно и МВД, и ФСБ. Почему бы и нет?

СОХРАНЕНИЕ ЭТНОСА

Но это все частности, главной охранной грамотой русского населения может быть только здравая позиция властей. Нефть и социальное нюансы городского бытия – явления преходящие, сохранение этноса – вопросы глобального, исторического порядка. Конечно главный вопрос  – демографическая политика. Хоть ее основные приоритеты формируются верховной властью, но и местные администрации многое могут сделать для ее разумного урегулирования.

Несомненно, совершенно необходимо самыми демократическими методами  поддерживать паритетный баланс в обществе, основанный на том, что называется общечеловеческими ценностями, но при этом понимая истинную ситуацию. Да, сейчас в противостоянии радикальному исламу «традиционный» наш союзник, но перспектива такого союза в актуальных условиях более чем сомнительна.

Рухнувший железный занавес не только обнажил все язвы искусственной селекции «народов СССР», но и открыл наше некогда интимное существование всему злопыхающему миру. Теперь за нами наблюдают профессионалы-наблюдатели, целые институты, вся задача которых – стимуляция вражды, эскалация конфликтов, и в первую очередь именно наших конфликтов – народов некогда единой России. Прогнозирование и формирование взрывной массы, которая сдетонирует в нужное время через десятилетия.

Создание той демографической, религиозной, культурной, социальной и политической ситуации, в которой можно править… когда нужно. А раздираемая внутри себя противоречиями исламская умма, интегрированная в российское общество и властные структуры, а одновременно тесно связанная с разноплановой религиозной и политической системой Ближнего Востока, это идеальный инструмент дестабилизации России. Теми же, кто наглядно-молниеносно дестабилизировал сегодня Ближний Восток.

При этом должно помнить, что по единому мнению специалистов современный ваххабизм – искусственное производное западных спецслужб, и совершенно наглядная для всего мира консолидация арабских шейхов с натовским сообществом, а так же следующие из этого политические и экономические выгоды абсолютно это подтверждают.

Впрочем, из ближневосточной ситуации можно сделать выводы: только сильная центральная власть способна сдержать разрушительную энергию внутриисламских противоречий и соответствующих религиозно-этнических конфликтов. Обрушилась власть, начался хаос. Мы однозначное звено в этой цепи, только мы более важны, мы – стратегический противник, а не страны ближневосточного региона.

Конечно, необходимо сотрудничать с уже имеющими место умеренными исламскими организациями в общем противостоянии радикалам, но в такой ситуации просто нелогично целенаправленно создавать благоприятную почву для приезда новых переселенцев из сугубо исламских регионов. Так прокладывается даже не тропа, но столбовая дорога радикалам. И это проблема не только для русских, но и для традиционного российского ислама, который в этом значении может вскоре просто перестать существовать. В определенном смысле перед российским исламским сообществом стоит выбор: с кем быть? Но осуществить его сегодня уже чрезвычайно сложно.

Но и мы, наше правительство должно совершить выбор: с кем власть? Это выбор реализовать менее сложно, чем для мусульман, о которых идет речь, он определен самой страной – Россией. Совершенно понятна необходимость заботы власти в отношении всех граждан страны, но если ущерб наносится основной, коренной, определяющей ее части, и особенно ее детям, то просто необходимо расставить приоритеты.

В этой работе я хочу донести одну очень простую мысль – сегодня уродуется генофонд на века определяющий будущее страны. Сейчас все более и более, каждодневно, обыденно страдают русские дети в однозначно враждебном им новом окружении. В их сознании это ставшее обычным состояние возведено в ранг обычного же устроения государственно-общественной жизни в их стране. Вряд ли это сделает их патриотами этой страны. Они и так уходят со школьной скамьи в наркоманию, пьянство, дикий разврат, а означенная проблема добавит к этому еще и биологическую ненависть, перерастающую в обыкновенный фашизм. Пока это можно предотвратить, остановить.

Для чужого счастья необязательно кто-то должен быть несчастным. Разве при разрушении дома вы не озабочены спасением своих детей в первую очередь? «Что толку приобрети весь мир, а душе своей навредить» – говорит Евангелие. Первое, что нужно сделать – ОБРАТИТЬ НА ПРОБЛЕМУ ВНИМАНИЕ. ПРИЗНАТЬ САМ ФАКТ ЕЕ СУЩЕСТВОВАНИЯ. В России достаточно созидательных сил, что бы совместно, на государственном уровне начать ее решать. С подобной проблемой столкнулся весь мир, и разумная его часть, признав ее, искала и ищет пути ее решения. Как, к примеру, в США в свое время на уровне Конгресса практическим способом определялись в отношении принципов обучения черных и белых детей, породив при этом целую индустрию «школьных автобусов».

Может быть, вопрос так и не решили, но решали долго и серьезно. В Израиле проблема совместного обучения арабов и евреев, очень близкая складывающейся у нас сегодня ситуации, породила опыт, который нам полезно будет изучить. Можно обратить внимание на совершенно неадекватные пути решения этих вопросов в некоторых странах Европы – чтобы не повторять их глупости. Кроме того, есть еще опыт дореволюционной России, полезный и сегодня. Нужно начать профессиональное  изучение проблемы общественно-государственными усилиями (только без Уполномоченного по правам ребенка в России, недавно совершенно серьезно предложившего «всех российских сирот отправить в Чечню»).

Да и в чем смысл привлечения мигрантов в качестве рабочей силы для процветания России или «улучшения ее демографической ситуации», если в ней не будет процветать и жить определяющий само ее существование народ? Кроме, может быть, кучки избранных. Запад ясно понял сегодня свою ошибку в отношении эмигрантов, несмотря на все свои откровенно маразматические теории, ну так может, просто глядя в телевизионную реальность, разумно понять и нам…

Не против обычных мигрантов эта статья, не против тех людей, которые понуждаемые нуждой, отправились на поиски лучшей жизни, но против той наркотической отравы, часто до верха заполняющей сумы существенной части этих бедных странников, которой предназначено вытравить гостеприимное население их новой среды обитания. Организаторы этой управляемой миграции давно уже не скрывают своего ожидания вычищенных территорий.

Нужно увидеть реальность, как она есть – это война, и началась она далеко не сегодня. Война за территории, за ресурсы, соответственно, а в итоге за выживание. Вопрос стоит именно так: быть России или не быть. Сохранятся ли русские как нация или нет. За массово индуцированной наркоманией, миллионами тонн пива для молодежи, а сегодня и за управлением массовыми миграционными потоками – стоят одни и те же силы. Это кроме неадекватных притязаний фанатиков исламского мира, марионеточно реализующих свою стратегию лишь внутри глобальной стратегии мировых стратегов. И для всех них – России однозначно не быть.

Повторимся: в города нефтяной Сибири идет по всем возможным дорогам радикальный ислам, и тот, который здесь уже есть, долго не устоит в своей «умеренности» – сама смена поколения это обеспечит. Администрации многих регионов России, где обострены этноконфессиональные отношения, уже представляют собой коррумпированные кланы, в Югре – я точно знаю – это далеко не так, к тому же во многих городах региона сохранена здравая стабильность советской административной системы, разумно адаптируемая к современным условиям. Хотя все командные головы уже оценены – честь каждого, совесть и степень патриотизма, каждый согласно своему положению: все в финансовом эквиваленте, на кого-то собирается компромат, а для сугубых «патриотов» подбирается силовая мера – когда придет время. И время это уже началось…

Вместо эпилога

Однажды ко мне на прием в Душепопечительский Центр на Крутицком подворье в Москве пришел крепко сложенный молодой человек. Русский. Он долго не мог начать разговор, а потом долго и горько навзрыд плакал. Он был некогда православным человеком, а учась в Университете, в группе, где было много чеченцев, поддался на их обработку и стал ваххабитом. Он плакал от раскаяния и от страха, не скрывая этого. Раскаяния в том, что предал веру, предков, свой мир, Россию, Христа, и от страха перед местью за желание вернуться в отчий дом. И от невозможности сделать это просто так – за ним уже что-то было, ваххабиты быстро повязывают кровью.

Да и страх его был страхом человека, который точно знал, как выглядит эта месть. Я отправил его, как поступал и ранее не раз в таких случаях, на исповедь к отцу Даниилу Сысоеву – здесь его знания и дерзновение были и вразумлением, и защитой. Вскоре священника Даниила убили. Прямо в храме. В полном облачении. Во время исповеди. В этот раз так совпало, наверное...

P.S. Необходимо подчеркнуть: я высказываю здесь свое личное мнение, за которое никто кроме меня не несет ответственности. По этическим соображениям, исходя из моего длительного сотрудничества с конкретными людьми, я не указываю точно те города, где я изучал ситуацию. На местах работают многие достойные люди, которые в меру возможностей и противостоят означенным здесь негативным тенденциям. И в колледже, о котором я писал вначале («Свои ваххабиты»), после моего визита ситуация принципиально изменилась, благодаря усилиям силовиков и администрации. И заботе того же самого упомянутого завуча. Формат статьи позволяет мне некоторую художественную обработку текста, но в целом материал построен на фактах и исследовании более объемном, нежели личный опыт, отражая общую проблему.

http://vk.cc/1Nbqjl

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_06_26_vahhabizm_rasprostranyaetsya_sredi_russkih Tue, 26 Jun 2018 12:00:38 +0300
<![CDATA[Как бизнес психологов портит здоровье детей]]> Статья о том, как бизнес психологов портит здоровье детей благодаря доктринерству и примату идеологии над наукой и наблюдением. В выгоде только корпорации

Ныне мы знаем, что компьютеры не помогают детям учиться, а таблетки не помогают сконцентрироваться. А шишки из компаний, продававших нам компьютеры и таблетки, признали свой провал. 29 января в статье «Нью-Йорк таймс» известный профессор, специалист по развитию детей (1) объяснил, что таблетки против дефицита внимательности и расстройств лишь нанесли вред трём миллионам принимавших их детей. Каждому десятому американскому ученику поставлен диагноз так называемого дефицита внимательности/гиперактивность, и большинство из них получало медикаменты. (2)

Несколько месяцев назад «Таймс» сообщила, что в тех школьных районах, которые массово включились в компьютерное образование, баллы за тесты оказались провальными. (3) Кажется, шишкам так и не пришло в голову, что именно компьютеры вызывают дефицит внимательности и расстройства. В соответствии с устоявшейся просвещённой моделью наш мозг – машина, а так называемая наука о мозге учит нас настраивать его деятельность с помощью медикаментов или стимулировать его развитие с помощью цифровой аппроксимации логических способностей. Великолепный результат ценности применения науки о мозге в течение поколения: целое поколение школьников, непропорционально неграмотных, не знающих арифметики, тревожных, раздражённых и несчастных.

наука

Распределение внутренних текущих затрат на исследование и разработки по областям науки, %
Источник: Наука, технологии и инновации России: 2012. С. 35.
Каким образом подрывается образование и наука в России
в статье

Как и кто уничтожает образование в России
в статье
Зачем разрушают систему образования?
в статье
Состояние науки в России подробно
в статье
Настоящий рейтинг ВУЗов России

Разоблачение в «Нью-Йорк таймс» профессором Л.Аланом Сроуфом лечения таблетками ADD содержат такое признание:

«Ещё в 1960-е гг. я, как и большинство психологов, полагал, что дети с трудностями концентрации внимательности страдают от проблем интеллекта, вызванными генетическими или другими врождёнными причинами. Подобно тому, как диабетики первого типа нуждаются в инсулине для корректировки проблем врождённого биохимического характера, так и эти дети считались нуждающимися в таблетках, корректирующих их дефицит внимательности. Как оказалось, доказательств в поддержку этой теории немного, если они вообще есть».

Это потрясающее заявление: господствовало мнение академических психологов, что мозг – всего лишь ещё одна железа, только функции её состоят в выделении мыслей вместо инсулина. Это равнозначно признанию того, что у психологов там, где должны быть мозги, находится поджелудочная железа.

Кое-кто действительно желает взять в руки фонарик и отправиться в замок Франкенштейна – известное место профессиональной деятельности психолога. До принятия в 2005 г. Закона о лицах с нетрудоспособностью школы могли заставить детей принимать таблетки, а конкретно – амфетамины, и даже если родители возражали против такого лечения, имели право просто не пускать детей в класс. Я не знаю, скольким детям был нанесён вред «учениками волшебников», сидящих в школьных кабинетах психологов, но новые исследования могут обеспечить основания для ведения показательных судебных процессов. Оказалось, что господствующее мнение в психологии формировалось представителями культов и сумасшедшими. Религиозные дневные школы, домашнее обучение, альтернативные школы, вроде движения Вальдорфа, оказались островками здравомыслия в море бреда.

Психологи 1960-х гг. защищали принцип немедленного вознаграждения во всех аспектах жизни, особенно в сексе, основываясь на глупом допущении, что во всех личностных и школьных проблемах стоит винить исключительно сдерживание нашего стремления получить вознаграждение. Если существующие у детей неограниченные возможности получения вознаграждения поощряются более чем реалистичным (ещё более неистовым и развращённым) компьютерным моделированием, то по наблюдениям профессоров-психологов, интервал времени концентрации внимательности резко сокращается. Они осмелились предположить, что причина этого – генетические недостатки. Звучит, как плохая фантастика, но таков стандартный рабочий подход каждой государственной школы Соединённых Штатов.

Связь миграции и кризиса образования
В статье:

Выпускники ВУЗов в США никому не нужны

Задача образования – научить учиться. Мы забудем огромное большинство частностей, которым нас учили: теорему Эвклида, теорему полиномов, римских императоров, французскую грамматику, атомные веса, стихи Браунинга и всё остальное, что вкладывалось в наши головы в школьные годы. Чему мы научились, если научились, – запоминать, анализировать и объяснять. Если мы сегодня знаем геометрию, алгебру или французский, то это не потому, что мы сохранили наши знания, а потому, что мы вновь и вновь изучаем предмет. Короче говоря, школа учила нас концентрироваться. Самые успешные люди – не самые умные в смысле чистой способности перерабатывать информацию, а те, кто умножает свой ум настойчивостью.

Психология, напротив, считает, что мозг – машина; и лучший способ её завести – использовать другую машину, а именно – компьютер. Наверняка компьютеры не убивают мозг, это люди убивают мозги с помощью компьютеров. Компьютеры в руках людей, полагающих, что вознаграждение есть величайшее стремление человека, и что чем скорее получено вознаграждение, тем лучше, опустошили наш ментальный пейзаж. Наши дети не читают, они скользят. Они не пишут, только набирают сообщения. Они не планируют и не разрабатывают стратегию в играх, – нанося фальшивое увечье, реагируют на визуальные и слуховые стимулы. Они не следят за сюжетом – они двигаются среди разрозненных образов в стиле рэп-видео. А когда они не могут сконцентрироваться, мы даём им аддеролл и риталин.

И вот это сумасшествие – с пеной у рта, с завываниями на луну – наша господствующая культура. Компьютерное подключение классов не сработало, поэтому наши управители образованием рекомендовали ещё больше того же шарлатанского лечения. В сентябре «Нью-Йорк таймс» сообщила, что компьютерное обучение не дало значимых результатов, разве что негативные (баллы за тесты упали после массовых вложений средств в компьютеризацию школ). И всё же гуру от образования никак не остановить. Бывший исполнительный директор отдела образования в организации Билла и Мелинды Гейтс Том Вандер Арк заявил «Таймс»:

«Данные крайне слабые. Очень трудно находиться под прессом предоставления убедительных данных». Репортёр Мэтт Ричтел писал: «И всё же, практически на одном дыхании, он заявил об изменениях исторической важности, неизбежно происходящих в классах в нашем десятилетии: "Это одно из трёх-четырёх самых крупных событий в мире на сегодня "».

Одержимость компьютерным обеспечением классов началась при президенте Билле Клинтоне, призвавшем в 1997 г. к увеличению их количества в школах.15 лет неудач, и сегодня администрация Барака Обамы в своём новом национальном плане технологий образования «призывает к применению во всей нашей системе образования передовых технологий с использованием в повседневной жизни (и дома, и на работе) персональных компьютеров для улучшения обучения студентов».(4)

Деградация образования в мире

Американская элита, конечно, собственных отпрысков не подвергает такого рода компьютерному воздействию. Наиболее привилегированные частные школы Нью-Йорка, где норма приёма ниже, чем в колледжах Ивовой лиги, ведут дела в старом добром стиле. Школа Брерли – иногда её считают лучшей частной школой для девочек – требует от каждого студента умения играть на музыкальном инструменте и соло, и в оркестре (вторая нью-йоркская школа с подобными требованиями – школа Рудольфа Штайнера). Школа Далтона учит каждого студента играть в шахматы. Акустические инструменты, классическая музыка и старые игры деревянными предметами учат концентрировать внимание.

В Силиконовой долине, как указал 22 октября репортёр «Таймс» Мэтт Ричтел, многие из тех, кто разрабатывает оружие массового слабоумия, отправляют своих детей в школу, где компьютеры запрещены до 9 класса:

Главный инспектор по технологиям eBay отправил своих детей в 9 класс именно этой школы. Так же поступают и работники гигантов Силиконовой долины, вроде Google, Apple, Yahoo и Hewlett-Packard. И главные обучающие инструменты школ – не высокие технологии, а ручка и бумага, спицы для вязания и, иногда, глина. Никаких компьютеров. Никаких экранов вообще. Они запрещены в классах, а школа даже не приветствует их использование дома. По всей стране школы рвутся обеспечить классы компьютерами, и многие политики считают глупым поступать иначе. А противоположную точку зрения можно обнаружить в самом эпицентре техно-экономики, где некоторые родители и преподаватели поставлены в известность: школу и компьютеры не надо смешивать. (5)

Такова местная школа Вальдорфа, представляющая собой часть движения в образовании, основанного немецким математиком и мистиком Рудольфом Штейнером. Некоторые из идей Штейнера были странными, но его методика образования – учение через деятельность – вполне здравая. В нью-йоркской школе Штейнера, которую посещали мои дети, например, ученики 8 года обучения изучали Ренессанс, копируя научные инструменты 16 века, распевая вокальные произведения Ренессанса на 4 голоса и представляя на сцене пьесу о физике 17 века Иоганне Кеплере. В 9 классе они изучали Шекспира, поставив на сцене полностью «Двенадцатую ночь», причём состав участников менялся так, чтобы каждый ученик запомнил пару сотен строк. Школы Вальдорфа требуют от родителей обещания запретить детям смотреть что-либо по телевизору до окончания начальной школы.

Почему подростки зависят от интернета

По сообщениям Мэтта Ричтела в части Аризоны – самой насыщенной компьютерами – в показательном 7 классе школы учитель английского бродит среди учащихся (31 человек), сидящих на партах или группами на полу. Они изучают шекспировскую пьесу «Как вам это понравится», но не традиционным методом. В этом ориентированном на технологичность классе студенты склонились над портативными компьютерами: некоторые ведут блоги или создают страницы в Фейсбуке от лица шекспировских характеров. Один из студентов собирает список песен из Интернета, подбирая мелодию рэппера Кэнни Уэста для выражения эмоций шекспировского страдающего Сильвио. (6)

Почему-то я не думаю, что именно это имел в виду Шекспир под «как вам понравится». В данном случае доступ к сети просто отговорка для того, чтобы помочь студентам седьмого класса понизить Шекспира до своего уровня вместо того, чтобы позволить Шекспиру подтянуть студентов до его уровня.

Движение Вальдорфа радикально отличается от мейнстрима. Оно тяготеет к набору гибкой команды бунтарей против городской цивилизации, любящих акустические инструменты и рукоделие, и выпускников-философов основных университетов, глубоко увлечённых метафизикой. Некоторые из классических курсов немецкой гимназии столетней давности сохранены, словно в янтаре. А тот факт, что столь многие преподаватели университета компьютерной эры отправляют своих детей в такие атавизмы альтернативной культуры – истинный показатель деградации господствующего обучения.

Кстати, аддералл и риталин невозможно найти в китайских аптеках (хотя эмигранты могут обнаружить небольшое количество риталина в паре местечек Шанхая). Оказывается, китайские дети, которым надо запоминать несколько тысяч иероглифов в начальной школе, не страдают от расстройств и дефицита внимательности. Две трети китайских детей успешно оканчивают среднюю школу, осилив массу упражнений на запоминание.

Как я уже писал раньше, 50 миллионов китайских детей изучают западную классическую музыку («Преимущества Китая перед США: 6 к 1», «Эйша таймс» 2 декабря 2008 г.). Точно такое же количество детей в возрасте от 5 до 17 лет делают то же самое в Америке. Ничто не развивает внимательность лучше, чем исполнение классической музыки. Основная часть китайской системы образования ориентирована на механическое запоминание, большинство китайцев не могут получить высококачественного обучения и всё-таки количество китайских детей, обладающих навыками высокого уровня, во много раз превышает количество таких же американских детей по абсолютной величине.

Америка – величайшая страна мира, уникальная и благословенная, а Китай остаётся под управлением авторитарного режима, колеблющегося между добротой и жестокостью. Но мы, американцы поручили своих детей поставщикам чуждой идеологии (абсурдной доктрины о том, что мозг представляет собой машину), последствия которой столь разрушительны, что либеральные правящие круги не в состоянии защитить свою основную политику прошлого полувека. И что хуже всего – мы маскируем наш дефицит духовности, подмешивая миллионам наших детей амфетамины.

Если Китай займёт наше место превосходящей всех мировой державы, это произойдёт потому, что их дети умнее, более настойчивы, более амбициозны и последовательны, чем наши. И нам некого будет винить, кроме самих себя, за передачу наших детей в руки шарлатанов и продавцов пустышек.

http://forum.polismi.org/

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_06_25_kak_biznes_psihologov_portit_zdorove_de Mon, 25 Jun 2018 19:00:51 +0300
<![CDATA[Либерал о русской душе]]> Что пишет либерал о русской душе. Статья ознакомительная, чтобы создать впечатление о логической связи образов России, бытующих в среде интеллигенции

Вопрос о Загадочной Русской Душе™ был затронут в ужасной русофобской статье под моей редакцией, но действительность заставляет меня снова к нему возвращаться.

ЗРД™ характеризуется, среди прочего, зашкаливающим уровнем идеализма. Ознакомившись с какой-нибудь новой (или старой, но хорошо забытой) теорией, как правило, задутой чёрт знает каким ветром с Проклятого Загнивающего Запада, ЗРД™ приступает к её освоению. Освоение заключается в том, что ЗРД™ принимает теорию «as is», без критического переосмысления и/или адаптации к каким бы то ни было параметрам окружающей действительности.

Так было с православием, социализмом-коммунизмом, так же точно обстоит дело и с Либерализмом® и Протестансткой Этикой®. Внедрение происходит по инструкции, переведённой на русский студентом-заушником Института Иностранных Языков (тоже чисто русское ноу-хау), и отпечатанной седьмой копией на пишмашинке с западающими буквами «А» и «Е».

Дальше — самое интересное: ЗРД™ начинает кроить собственное бытие и бытие окружающих (не спрашивая при этом их мнения) под облюбованную «теорию» (точнее, инструкцию в переводе, но для удобства продолжу именовать её «теорией», беря в многозначительные кавычки). Всё, что не соответствует «теории», должно быть даже не переделано или усовершенствовано, не просто отметено или забыто — но сладострастно, с хеканьем и пыхтеньем, растоптано в пыль и втоптано в грязь. Это ЗРД™ называет покаянием за грехи. Затем, после закономерного краха построяемого ввиду полнейшей имманентной несостоятельности такого подхода, наступает период страстного раскаяния за ложное покаяние и поиска новых Духовных Высот. По нахождении — цикл повторяется снова:

И, повысив звенящие шашки,
Рубанём ненавистных врагов —
Ты меня — от погона до пряжки,
Я тебя — от звезды до зубов. <…>
Это дедушка дедушку снова
На расстрел за измену ведёт.
Но в мундире, запёкшемся кровью,
Сам назавтра на нарах гниёт.

Тимур Кибиров (кстати, нацмен, о чём речь пойдёт ниже)

Ужасна трагедия ЗРД™, столкнувшейся с тем, что на Родине Всего, на Великом и Прекрасном Западе, задутая с него на Бескрайние Русские Просторы® теория воплощается в практику с ограничениями, наводящими ЗРД™ на мысль об Окончательном Предательстве Идеалов и Кощунстве. Предательство Идеалов, тем более Окончательное, как и Кощунство — это преступления, никаким Покаянием неискупимые.

Как устроено российское общество
В статье:

Скрытая реальность в России
В статье:
Скрытые пружины России
В статье:
Построение нации в России

Таким образом, ЗРД™ приходит к умозаключению, естественному (для неё) и единственному, опять же окончательному, не подлежащему пересмотру: Запад Извратился и Должен Умереть. Дескать, только Смерть станет надлежащим воздаянием за Грехи Запада. (Как вариант: Запад нужно добить, чтоб не мучился, и т. д.) Главным образом же Запад внезапно оказывается виноват в том, что растлил нежную и доверчивую ЗРД™, сифилизировал бедняжку, а теперь не только отказывается носить на руках, холить и лелеять, а и вовсе сторонится, — да ещё, гад такой, насмехается!

И простая, как оглобля, мысль о том, что бесконечное разнообразие теорий и гипотез, порождаемых на Западе, обусловлено не заговором против ЗРД™, единственной и неповторимой, а тем, что Запад постоянно размышляет над окружающим миром, осмысляя мир и себя в нём, ЗРД™ даже не посещает. Тем более невозможным представляется ей, что практические воплощения разных теорий обусловлены как раз и прежде всего соображениями Здравого Смысла, а не Идеального Соответствия. Это же Предательство Идеалов! Сказочка про белого бычка входит в очередной круг бесконечной чёртовой карусели.

Парадоксальность ЗРД™ проявляется в удивительном сочетании низкопоклонства перед западными «теориями» (в русском переводе) и пренебрежительного презрения к людям, на русских непохожим — не внешностью, здесь как раз всё в порядке, а образом жизни:

И то сказать, хорошо было наше обрусительное культуртрегерство. Помню, лет пять тому назад мне пришлось с писателями Буниным и Фёдоровым приехать на один день на Иматру. Назад мы возвращались поздно ночью. Около одиннадцати часов поезд остановился на станции Антреа, и мы вышли закусить. Длинный стол был уставлен горячими кушаньями и холодными закусками. Тут была свежая лососина, жареная форель, холодный ростбиф, какая-то дичь, маленькие, очень вкусные биточки и тому подобное. Все это было необычайно чисто, аппетитно и нарядно. И тут же по краям стола возвышались горками маленькие тарелки, лежали грудами ножи и вилки и стояли корзиночки с хлебом.

Каждый подходил, выбирал, что ему нравилось, закусывал, сколько ему хотелось, затем подходил к буфету и по собственной доброй воле платил за ужин ровно одну марку (тридцать семь копеек). Никакого надзора, никакого недоверия. Наши русские сердца, так глубоко привыкшие к паспорту, участку, принудительному попечению старшего дворника, ко всеобщему мошенничеству и подозрительности, были совершенно подавлены этой широкой взаимной верой.

Но когда мы возвратились в вагон, то нас ждала прелестная картина в истинно русском жанре. Дело в том, что с нами ехали два подрядчика по каменным работам. Всем известен этот тип кулака из Мещовского уезда Калужской губернии: широкая, лоснящаяся, скуластая красная морда, рыжие волосы, вьющиеся из-под картуза, реденькая бородёнка, плутоватый взгляд, набожность на пятиалтынный, горячий патриотизм и презрение ко всему нерусскому — словом, хорошо знакомое истинно русское лицо. Надо было послушать, как они издевались над бедными финнами.

— Вот дурачье так дурачье. Ведь этакие болваны, черт их знает! Да ведь я, ежели подсчитать, на три рубля на семь гривен съел у них, у подлецов… Эх, сволочь! Мало их бьют, сукиных сынов! Одно слово — чухонцы.

А другой подхватил, давясь от смеха:

— А я… нарочно стакан кокнул, а потом взял в рыбину и плюнул.

— Так их и надо, сволочей! Распустили анафем! Их надо во как держать!

А. И. Куприн, Немного Финляндии

Ещё прежде Куприна о чужебесии и пресловутом русском характере писал аж в XVII веке Юрий Крижанич, и, перечитывая его труд, поневоле изумляешься, насколько мало всё с той поры изменилось, если изменилось вообще.

ЗРД™ свято убеждена в том, что живёт по уши в говне «бедненько, но чистенько» потому, что честная, а проклятый Запад (откуда ЗРД™, невзирая, тянет идею за идеей уже который век), жирует потому, что всех подряд грабит и насилует и вообще вор по жизни. Меня всегда живо интересовало, кого ограбила, например, Финляндия или хотя бы Канада, не говоря уже о каком-нибудь Люксембурге или, прости господи, Швейцарии.

Некоторые проблемы России
В статье:

Аналог Путина в римской истории
В статье:
Похожа ли Россия на Карфаген?
В статье:
Предсказание Троцкого о современной России
В статье:
Почему Запад обгоняет Россию?

При этом высокоморальные качества самой ЗРД™ вызывают как минимум обоснованные сомнения: с устранением такой досадной помехи, как «моральный кодекс строителя коммунизма», в России все торгуют всем, в том числе собой в самом широком смысле этого понятия. (Я уже молчу о повальном воровстве, процветавшем именно что на всех уровнях и тогда, когда «моральный кодекс» свирепо насаждали с детсадовского возраста.)

Любую должность, удостоверение, диплом или информацию можно купить, не особенно напрягаясь. Доступна даже немыслимая где-либо ещё экзотика: так, накануне судьбоносных выборов 2012 года можно по сходной цене приобрести прямо на улице, у метро (в Москве)… открепительный талон! Казалось бы, кому он нужен, да ещё за деньги — а всё равно, знай наших!

Однажды выбрав себе поприще, ЗРД™ проявляет на нём чудеса озверелого упорства, поднимаясь до клинических высот. Так, если ЗРД™ упирается в Сталина, то либо марширует по улицам с иконами Св. Джугашвили на хоругвях, либо вопит о сотнях миллионов, лично замученных «корифеем всех наук». Я не случайно упомянул либерализм свободоложество головного мозга: буде ЗРД™ его подхватит, можно заказывать гроб с музыкой — дело легко доходит до номинации на премию Дарвина.

Точно так, как дедушки нынешних «либералов» не понимали, зачем человеку дом с палисадом и удобствами, внуки не в состоянии уразуметь, что собственность (которой у них никогда не было, нет и, вероятно, уже не будет) приносит не только пресловутую Свободу®, но и накладывает — невероятно, но факт! — Обязанности. Например, владелец земельного участка под строительство жилья, приобретаемого на самые что ни на есть кровно заработанные непосильным трудом средствА, не может построить на нём казино или растить картошку.

Он обязан построить жилой дом, и точка. ЗРД™ в панике: тоталитаризм! Бюрократия! Все на борьбу с прогнившим режимом! Долой! Так победимЪ! Но настоящий когнитивный диссонанс разбирает нашего свободуя, когда какое-нибудь Крестьянское Быдло™ активно сопротивляется, например, продаже родимых Воловьих Лужков под строительство современной сверхскоростной трассы. С одной стороны, священное право частной собственности, с другой — как же так, Быдло™ сопротивляется Прогрэссу?! Что делать, куды бечь?! Нужно поддержать Прогрэсс, но как же быть с правами собственника? Воистину, танталовы муки буриданова осла — врагу не пожелаешь.

Особое рвение ЗРД™, к какой бы деструктивной секте она не принадлежала, проявляет в борьбе с непредсказуемым прошлым своей родины. Борьба заключается в том, что государственные и общественные деятели прошлого произвольно наделяются нужными чертами, а также в том, что неизменному на протяжении без малого шести столетий общественно-политическому устройству (если вообще можно говорить о существовании здесь общества и политики именно в их первоначальном, западном понимании) также по принципу сугубого волюнтаризма присваиваются «исторические этапы» и желаемые признаки.

Этот характерный способ расправы с жизнью и разумом хорошо документирован много лет назад западным писателем и по совместительству Британским Шпионом™ Джонатаном Свифтом (спор остроконечников с тупоконечниками), поэтому повторяться не буду. Кто хочет, может приобщиться, прочитав Свифта или посмотрев 145678-ю серию титананомахии Свинидзе-Пургенян, только в последнем случае не забудьте принять противорвотное.

Ну, а теперь — о наболевшем, то бишь о нацменах. Как известно, длительное прозябаниецветание в качестве псевдоимперии привело к тому, что на территории «исторической России» проживало или проживает некоторое количество нацменов. Как не менее широко известно, «идиотизм русской жизни» © так и не позволил окончательно детерминировать понятие «русская нация» и всё ещё не даёт русским построить своё государство, где в рамках гражданской идентичности любой нацмен может без всяких проблем назваться и почувствовать себя русским, выполнив ряд конечных и, главное, верифицируемых условий.

Русские не знают, зачем им нужно государство и нужно ли вообще, и если да, то в каких границах. Но свято место, как известно, пусто не бывает, и вакуум смысла заполняется всякими кликушами, по большей части нацменами. Поскольку они не являются русскими в истинном значении этого слова (в лучшем случае они — русские нацмены, а почему так — см. выше), им кажется, будто они избывают своё нацменство, запихивая русских в казармы под опостылевшую сурдинку о «великой империи».

Будучи нацменами и не обладая присущим всякому живущему на своей земле народу историческим чувством, они не догадываются, что эта самая империя — не столько русская победа, сколько русская беда. Они видят, что, но не понимают, почему. Почему Россия такая большая? Да потому, что русский человек бежал от москвордынской власти, куда глаза глядят, а власть его — не особенно спеша — догоняла:

«Оппозиция против государства существовала в народе, но, по причине слишком большого географического пространства, она выражалась бегством, удалением от тягостей, которые налагало государство на народ, а не деятельным противодействием, не борьбой» (Костомаров).

Потому всякие остяки да коряки были ему милей «родного» барина-супостата да попа с бородой да пупа. Русский — это вам не англичанин с его «у короля много», готовый за родное государство кому угодно пасть порвать и моргалы выколоть. Московская орда — государство — враг русского народа, и потому с её очередным изводом — петербургским — он в 1917 году безжалостно расправился.

Если бы не объективные пределы возможного, одержимые синдромом ЗРД™ и всех прочих людей от их государств освободили бы, ни на мгновение не задумавшись: а надо ли? ЗРД™ любит поглумиться над «тупыми буржуями», за всяким делом обращающимися в суд и полицию, клеймит «сутяжничество» и «доносительство». Никак она, бедная, в ум не возьмёт, что такое государство и зачем оно нужно. «Государство для народа» видится ЗРД™ как оксюморон, издевательство: чтобы народ считал какое-то государство своим, общим делом, res publica — да такого просто не может быть, потому что не может быть никогда. Широк, широк русский человек — надо бы сузить.

Пресловутой широтой — до последнего русского солдата — грешат едва ли не в первую очередь нацмены. А как же иначе?! Не имея никаких иных, в качестве единственного критерия «русскости» нацмену приходится рассматривать наличие у него признаков ЗРД™. Наиболее способные из нацменов насобачились выделять из окружающего их русского воздуха эссенцию ЗРД™ и употреблять её внутрь разными способами.

К сожалению, эта жидкость, усваиваемая посредством русского языка и литературы, действует на всяких нацменов примерно так же, как водка на чукчей: пьющий, как правило, не знает меры, и в результате опивается сладким ядом Русской Духовности™ до полной потери человеческого облика (см. Аракчеев, Нессельроде, Троцкий, Лацис, Сталин, Примаков, Лимонов-Саенко и прочие жидомоскальские империал-большевики).

Этот «достоевский надрыв палачей» отчётливо слышен в окуджавиных завываниях — «Мы все равно падём на той, на той единственной гражданской…». Его великолепно спародировал — и отрефлексировал заодно — другой нацмен, Тимур Кибиров:

Всё равно мы умрём на гражданской —
Трынь да брынь — на гражданской умрём,
На венгерской, на пражской, душманской…

Что характерно, в итоге все — и нацмены, и русские — оказываются у разбитого корыта «империи», в очередной раз напоровшейся на Рифы Реальности.

Не выработав собственных, самим себе необходимых критериев государственности, русские вот уже седьмой век подряд возводят всё, что угодно — от европейского меркантилизма через империалистическую экспансию до социалистического рая с последующим возвращением на Основную Историческую Последовательность, а получается… всё время одно и то же! Вместо организации мало-мальски приемлемого уровня жизни и упорядоченности личного и общественного пространства, ЗРД™ строит бесконечно воспроизводящую себя во времени — точнее, в безвременье — и пространстве деспотию, превращающую жизнь попавших в её орбиту в неизбывный филиал преисподней:

Подъезжая к Кёнигсбергу,
Мы приблизились к стране,
Где не любят Гуттенберга
И находят вкус в говне, —

при этом понятия «Гуттенберг» и «говно» можно трактовать как предельно расширительно, метафорически, так и абсолютно конкретно. Что во времена Страшного Грозного Ивана, что в настоящем, повсюду и всегда лицо власти — непотическое, продажное, обнаглевшее от безнаказанности и погрязшее в круговой поруке хамское мурло. При этом совершенно неважно, каков, так сказать, «резус» у этой деспотии — левый или правый. Извините за натурализм, но больному наплевать, чем именно вызвана кровавая диарея, от которой он умирает — дизентерией или дисбактериозом. Больной желает излечиться, а не оказаться залеченным до смерти.

Вы, дорогие русские, можете на меня обижаться, но неплохо бы вам, хорошенько обидевшись и разозлившись, вспомнить слова самого русского из всех поэтов, Сергея Есенина:

Лицом к лицу лица не увидать — большое видится на расстоянии.

Боюсь, это безобразие будет продолжаться до тех пор, пока русские не повзрослеют, не научатся думать, причём думать самостоятельно, и не оставят свою ЗРД™ в истории. Ну, а с последней перестанут безжалостно разделываться, приняв её такой, какая она есть — вместо того, чтобы бесконечно переписывать её в угоду очередному Ветру с Запада.

http://gabblgob.livejournal.com/764465.html

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_06_25_liberal_o_russkoy_dushe Mon, 25 Jun 2018 18:00:34 +0300
<![CDATA[Что такое умная сила]]> В ряду новых понятий о политических технологиях, встает вопрос; что такое умная сила и чем она отличается от мягкой силы и других похожих терминов

Устранив в конце XX века с мировой арены своего главного геополитического конкурента – СССР, американская элита периода холодной войны двигалась далее во вполне ньютоновских координатах. Двигалась по инерции, то есть продолжая борьбу с «красной угрозой» даже после ее «устранения». Заточенная на противостояние политическая механика западного мира не могла действовать иначе. Те же люди и те же геополитические условия.

Именно об этом сказал «Большой Збиг» в интервью NBC. Все это наложилось на совершенно нормальную в рамках мировой хозяйственной системы конкуренцию за рынки и ресурсы. Остановки или перерыва в этом движении не будет. А значит, не пропадут и наработки гарвардской политологической школы, а такие люди, как профессор Джозеф Най, продолжат генерировать смыслы, лежащие в основе механизмов американских действий в политике (и здесь мы намеренно уходим от определения – внешней или внутренней).

Анализ сетевых атак и переформатирования населения,
и применения мягкой силы
разобрано в статье:
Сетецентрическая война - что это
в статье:
Подробная технология разрушения стран
в статье:
Как убивают государства
в статье:
Что такое когнитивное оружие
в статье:
Технологии перекодирования мира

То есть концепции «мягкой силы», «умной силы», «управляемого хаоса», «гибридных войн» и «цветных революций» никуда из нашей реальности не уйдут. Возможно, они поменяют названия в угоду сиюминутной политической конъюнктуре («не господствующая, тем не менее самая выдающаяся»), но суть и цели от этого не изменятся.

Еще в 2003 году упомянутый выше профессор Най предложил некий интегральный термин smart power – умная сила, подразумевающий в его версии почти дословно следующее: концепция, призванная противостоять неверным представлениям о том, что «мягкая сила» может быть единственным инструментом эффективной внешней политики. Сила при этом понимается как возможность влиять на поведение других игроков, чтобы это способствовало получению необходимого вам результата. А это, по мнению профессора Ная, достигается тремя основными средствами: принуждением, подкупом и обаянием.

Таким образом, «жесткая сила» использует принуждение и подкуп, а «мягкая сила» – обаяние. В статье журнала Foreign Affairs в 2009 году он делает вывод, что только сочетание «мягкой» и «жесткой» силы – то есть умная сила – способно генерировать необходимые внешнеполитические результаты. Как отметил в этой связи один американский аналитик: «Най никогда не забывал, что умная сила – это такой способ достижения того, чего хочет Америка, при котором БПЛА и спецподразделения всегда видны где‑то во втором ряду».

Оппоненты Ная вполне обоснованно говорят, что его умная сила появилась на свет в качестве ответа на критику неэффективности механизмов «мягкой силы» в новом (после 11 сентября 2001 года) историческом контексте. В каком‑то смысле это похоже на правду, потому что, как показала практика, концепция smart power означает лишь применение в качестве силового инструмента всего, чем можно «ударить по голове».

Надо сказать, что именно в таком контексте концепция full power («в полную силу») активно поднималась на щит администрацией Барака Обамы и лично Хиллари Клинтон. О чем она, в частности, многократно публично говорила сама. Наиболее яркие примеры нам дает, как мы уже говорили, Ближний Восток. Но, думается, развитие кризиса на Украине – лучшее доказательство того, что, несмотря на разницу в бюджетах с Пентагоном более чем в 12 раз, Госдеп фактически из механизма дипломатии давно стал еще одним орудием гибридной войны.

Впрочем, острые на язык республиканские политологи уже вдоволь поиздевались над словосочетанием умная сила, красочно описывая просчеты той же Клинтон. Так, например, известна фраза бывшего представителя США при ООН Джона Болтона о том, что представления Хиллари о нацбезопасности всегда были не глубже, чем яркие «наклейки на бампер» – вроде «умной силы». И в целом американская пресса полна статьями, обыгрывающими в негативном свете это словосочетание с привязкой к политике Обамы. И «глупая сила» – это еще не самый саркастический вариант трактовки.

В общем, соглашаясь с главным тезисом профессора Ная о разумности использования всего ассортимента сил и средств в ходе решения внешнеполитических задач, наверное, все же нужно поздравить его с успешной попыткой теоретически переформулировать, видимо, недостаточно известный в экспертной среде принцип кнута и пряника. Оговоримся только, что если он внимательно изучал историю внешней политики, то знает, что этот принцип применялся и работал еще на Древнем Востоке, о чем мы достоверно знаем из документов амарнского и богазкёйского архивов (древнеегипетские и хеттские документы XIV века до нашей эры). Уже не говоря о тысячелетнем опыте Византии, тесно связанном с нашей родной историей.

То есть американские СМИ частично правы: здесь у профессора Ная получилась такая умная сила для тупых, представляющая из себя «старые песни на новый лад» – деньги, шантаж и силовое принуждение. Эта хорошо известная классическая триада всегда работала. Поэтому, наверное, стоит в ближайшем будущем ожидать от американских политологов очередного ребрендинга в стиле «правого разворота», однако повторимся: суть происходящих процессов от этого не изменится.

Очевидно, что «прагматичная» задача «мягкой силы» – это формирование внутри конкретной страны (объекта воздействия) благоприятной позиции ее лидеров, элит, граждан по отношению к политико‑экономическим действиям другого государства (субъекта воздействия). В этом аспекте «мягкая сила» совпадает с целями так называемой стратегии непрямых действий, теоретическим разработчиком которой являлся британский военный историк Б. Лиддел Гарт.

Постулируя, что средства стратегии непрямых действий использовались в вооруженных конфликтах практически с момента формирования устойчивых государственных образований, британский исследователь подчеркивал, что XX век стал переломным для ее методологии и инструментария в силу существенного роста возможностей опосредованного воздействия на лидеров, элиты и граждан стран – участников вооруженного противостояния.

Ключевое значение в таком аспекте приобрели имеющиеся каналы массовых коммуникаций – телевидение, радиовещание, книгоиздательство, журналистская работа, Интернет. Степень вовлеченности человека в электронную коммуникацию фиксируется уже не по наличию стационарного телефона или персонального компьютера, а по использованию смартфона, на котором «по умолчанию» установлено необходимое программное обеспечение для коммуникации в Глобальной сети.

В результате социальность получает надстройку в виде виртуальности, однако эта виртуальность становится лишь «интерфейсом», набором определенных простейших инструментов, благодаря которым может конструироваться определенный взгляд на социальную действительность. Вроде предустановленного Google как поисковой машины или приложения Facebook для мобильных устройств. Достаточно сравнить результаты поисковых запросов, к примеру в «Яндексе» или любой другой системе, чтобы почувствовать разницу. Набор источников, ссылок и тому подобного окажется разным – соответственно, и восприятие информации будет разным. Особенно если не будет потребности найти альтернативу.

При этом если поисковые машины в теории не несут ярко выраженного персонального начала (то есть единообразны для всех пользователей), то френд‑ленты в социальных сетях становятся элементами тонкой настройки внешнего информационного фона.

Человек оказывается заложником иллюзии, что чтение новостей в каком‑нибудь «Твиттере» или «ВКонтакте» освобождает его от воздействия пропаганды, ведь он не смотрит телевизор, а черпает новости из Глобальной сети. Что характерно, телевизор не может вступить в дискуссию. А вот в соцсетях, напротив, может возникнуть эмоциональное обсуждение

(хотя вопрос о степени его эмоциональности остается открытым, так как верификация участников спора чаще всего происходит по степени активности собственно в сетевом сегменте, а значит, не исключен вариант «монолога в диалоге с телевизором»). Таким образом, наличие смартфона оказывается своеобразным пропуском в мир глобальных коммуникаций. Его отсутствие, напротив, выключает человека из коммуникационной среды, вернее, из определенного сегмента этой коммуникации. По всей видимости, остановить этот процесс невозможно. И пространство электронной коммуникации будет лишь увеличиваться – по аналогии с развитием письменности, технологии печатной книги, радио и т. д. Поэтому и «мягкосиловые» инструменты будут совершенствоваться, постепенно уходя от шаблонных решений.

Речь, конечно, не только о США. Очевидно, что значение обновленной «мягкой/умной силы» в общем балансе власти всех государств должно со временем неминуемо возрастать. Напомним, что речь председателя КНР Си Цзиньпиня на 70‑й сессии Генеральной Ассамблеи ООН была соткана из различных проявлений инструментов «мягкой силы». Причин здесь несколько. В частности, существуют тенденции к сокращению возможностей применения государствами военной силы для разрешения собственных проблем (из‑за взаимного переплетения экономик, больших издержек, связанных с применением современного оружия, а также снижения значения «военной доблести» в шкале ценностей современных постиндустриальных обществ).

К тому же в нынешнюю информационную эпоху фактор привлекательности той или другой страны имеет гораздо большее значение, чем раньше. Здесь ключевым моментом становится противостояние идей, концепций, мировоззрений и пропагандистских механизмов, которыми, будем реалистами, активно пользуются все международные игроки.

С чем же внутри тех или иных обществ резонируют, вступают во взаимодействие эти высокие политические технологии? Прежде всего с мировоззренческими максимами. Поэтому в рамках дискуссии о будущем России, как представляется, важной доминантой является размышление о смысловой, идейной составляющей этого будущего.

Потому что жизнь или исторический процесс в целом идет по вполне опознаваемому эволюционному пути. Как любят говорить философы, через человека материя осознает саму себя, то есть движение осуществляется от неразумного через менее разумное к более разумному. Или, в терминологии великого Гегеля, от субъективного духа через объективный дух к абсолютному духу. Или, если мы говорим об обществе, от нравственного хаоса к некоему своду общечеловеческих ценностей. Сразу оговоримся, это движение нелинейно и часто общечеловеческая цивилизация блуждает в темных тупиках, а потом возвращается на проторенную дорогу.

Размышляя о таких тупиках и современной западной цивилизации, социологи активно используют понятие пост: постмодерн, посткультура, постобщество и даже постчеловек. ПОСТфактическое. Подразумевается под этим начавшийся в середине XX века процесс отмирания традиционного и духовного в западной культуре (и самой культуры – в гуманистическом значении слова, в значении «титанов Нового времени»).

Основная черта этого процесса – смена логики мышления и стандартизация всех элементов жизни при общей фетишизации и одновременной подмене смысла понятия «свобода». При этом классические эстетика, нравственность, антропный принцип искусства признаются ушедшими в историю. Проще говоря, если в традиционных обществах основой была иерархия, в обществах модерна – человек‑творец, то в постмодерне – ничто, пустота, хаос, броуновское движение.

В некотором смысле такое размывание устоявшихся представлений и подмена общепринятых понятий напоминают противостояние софистов и философов Древней Греции. Отрицание норм морали и нравственности, их условный характер, примат личных интересов над общественными, абсолютизация принципа индивидуальной свободы, релятивизм, противостояние «объективных» законов природы «субъективным» законам конкретного общества – все это, по мнению некоторых исследователей античной философии, способствовало в свое время крушению античной культуры.

Хотя, по всей видимости, сами софисты рассматривали свое учение не столь категорично и были уверены в правоте собственных взглядов. От знаменитого высказывания Протагора: «Человек есть мера всех вещей» переход к тезису об «освобождении человека» достаточно очевиден. Понятия добра и зла, правды и лжи, красоты и безобразия становятся объектами культуры и носят искусственный, субъективный характер. Они оказываются подвержены как грубым манипуляциям в духе «окна Овертона», так и более тонким инструментам воздействия, меняющим восприятие привычной социальности.

Глобальные электронные коммуникации в таком контексте оказываются наиболее эффективной технологией по инициированию подобных процессов, переформатируя традиционное сознание, что называется, в повседневном режиме и с учетом личных предпочтений объектов воздействия. Достаточно лишь предоставить свободу выбора из набора уже готовых клише.

В современном обществе мы сегодня наблюдаем схожие тенденции.

В творчестве это выражается в профанации и мутации смыслов, в крайних формах шока и провокации, скажем, с прибиванием отдельных органов к брусчатке Красной площади.

В политике – в крайних формах либерализма, экзофашизме и двойных/тройных стандартах, разрушении основанной на классических ценностях системы ООН, различных элементах так называемого управляемого хаоса, демократии меньшинств.

В экономике – в новых горизонтах цинизма, отказе от социальных завоеваний трудящихся классов, транснациональном неоколониализме (ПОСТимпериализме).

В социальном – а вот тут есть хорошее слово для выражения тенденций – «теплохладность», то есть духовное равнодушие, расслабленность, пассивность, стояние

между добром и злом, размытость ориентиров вплоть до антинаучной множественности пола.

В совокупности мы имеем актуальную матрицу евроатлантической идентичности. Стоит добавить, что процессы кристаллизации европейской идентичности, ее переосмысления в изменившихся условиях общественно‑политического и экономического развития отмечались Освальдом Шпенглером в фундаментальной работе «Закат Европы». Поглощение деревни городом, доминирование техники и ее абсолютизация, кризис религиозного сознания, стремление к мировому господству – эти черты фиксировались немецким исследователем еще в 1918 году (за 21 год до начала новой мировой войны).

Выскажем дискуссионный тезис, что «ПОСТ» – это итог оценки европейским мышлением событий «двойной мировой войны». Это процесс, начавшийся в 1914 году и характеризовавшийся отрицанием прежнего культурного опыта с его верой в гуманность мышления, особенно на фоне гигантских людских потерь на фронтах, изменением представлений о роли государства в общественном развитии, технического прогресса, менявшего привычную ткань повседневной жизни. Все завершилось крахом старой Европы и ее падением в самоотрицание через «ПОСТ».

При том понимании, что «ПОСТ» – результат органического развития культуры мышления на Западе. Безоценочно. Просто так случилось. Эволюционно. С Западом, где постмодерн становится логичной последней стадией развития общества, последовательно отказавшегося от своих традиционных оснований в течение XVI–XX веков на пути к метафизической свободе индивидуального духа. Парадоксальным образом обретенная таким способом «свобода» оказалась в жестком ошейнике внешнего контроля за частной жизнью граждан – через сбор, в случае появления такой необходимости, всей доступной информации о конкретном индивидууме вплоть до признания в нем угрозы, если он не имеет своего аккаунта в социальной сети («значит, есть что скрывать»).

Действительно, если все делятся со всеми своей повседневной жизнью – начиная от фотографии утреннего завтрака и заканчивая… На самом деле тут сложно что‑то определить, потому что установленные границы весьма и весьма обширны. То возникает та самая «свобода» во всем и от всего – настоящий «ПОСТ», где критерием приличия выступает собственная мера ответственности.

А вот с Россией, Азией, Латинской Америкой, Африкой этого не произошло. Там история шла иначе. Модерн, а затем глобализированная массовая культура, конечно, и здесь оказали влияние, но не изменили глубоких основ мировоззрения этой огромной части мира. Говоря социологическим языком, бо́льшая часть мира живет в парадигме премодерна.

И дело тут не в уровне развития, как хотелось бы считать многим. Скорее речь о разности культурных кодов. Как тут не вспомнить Сэмюэла Хантингтона с его «Столкновением цивилизаций»:

«Идентичность на уровне цивилизации будет становиться все более важной, и облик мира будет в значительной мере формироваться в ходе взаимодействия семи‑восьми крупных цивилизаций. К ним относятся западная, конфуцианская, японская, исламская, индуистская, православно‑славянская, латиноамериканская и, возможно, африканская цивилизации. Самые значительные конфликты будущего развернутся вдоль линий разлома между цивилизациями»

Источник: http://bit.ly/2lykOQs

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_06_25_chto_takoe_umnaya_sila Mon, 25 Jun 2018 17:00:15 +0300
<![CDATA[Кризис российской науки]]> Нынешний уровень российских исследований иначе как кризис российской науки не называют, особенно сравнивая с ее заметной ролью и мировым влиянием в ХХ веке

Двадцатый век называют великой эпохой научно-технической революции, когда на основе научных знаний и открытий происходил стремительный прогресс техники и технологий, невероятными темпами шло развитие промышленности и производительных сил, менялись общественно-политические отношения, повышался уровень и качество жизни людей. Научные знания стали факторами производства в большинстве стран мира, а в СССР и США фундаментальная и прикладная наука обеспечивали обороноспособность и стратегический паритет с «вероятным противником».

Много сказано про разрушение научно-технического потенциала в постсоветское время, «утечку мозгов» и потерю интеллектуального капитала, многолетний дефицит финансирования, деградацию институтов и академий, нехватку лабораторий и оборудования для исследований, про падение престижа науки и сокращение общего числа ученых на фоне стремительного роста социального неравенства.

наука

Распределение внутренних текущих затрат на исследование и разработки по областям науки, %
Источник: Наука, технологии и инновации России: 2012. С. 35.
Каким образом подрывается образование и наука в России
в статье

Как и кто уничтожает образование в России
в статье
Зачем разрушают систему образования?
в статье
Состояние науки в России подробно
в статье
Настоящий рейтинг ВУЗов России

Огромной проблемой является невостребованность результатов научных исследований российской экономикой и обществом. Реформирование науки и создание ФАНО пока не только не помогает решить накопившиеся проблемы, но напротив, приводит к еще большей деградации научной деятельности при усилении роли «наукометрии» и чиновников в работе Российской Академии наук.

Другой аспект той же проблемы – слабая защита нашей интеллектуальной собственности. Чиновники вынуждают ученых публиковать результаты своих исследований в иностранных научных журналах, что позволяет транснациональным корпорациям практически бесплатно получать плоды интеллектуального труда российской науки, а при внедрении разработок нашим исследователям очень мало что достается. Это не добавляет мотивации делать свои научные работы публичными.

Не способствует развитию науки и недостаточная известность современных российских ученых в мире, и периферийный статус русского языка в научной литературе. Языком мировой науки после Второй мировой войны стал английский. На этом языке в основном осуществляется исследовательская деятельность и научные коммуникации, также как и оценка значимости результатов исследований и открытий. Соединенные Штаты лидируют по количеству Нобелевских премий, превосходя следующую за ними в нобелевской статистике Великобританию более чем в три раза, а замыкают четверку лидеров Германия и Франция. Почти половина университетов, давших миру нобелевских лауреатов, находится в США.

Правда, за четверть века человечество очень незначительно продвинулось в познании законов природы. Большинство достижений, включая открытие бозона Хиггса или расшифровку генома человека – это либо завершение начатых десятилетия назад исследований, либо практическое подтверждение гипотез полувековой давности. Мировая наука не демонстрирует в XXI веке таких же значительных открытий, как это было в прошлом столетии.

Связь миграции и кризиса образования
В статье:

Выпускники ВУЗов в США никому не нужны

Приходится говорить не только о кризисе российской науки, но и о застое мировой фундаментальной науки в целом, хотя научное сообщество в ведущих экономиках мира финансируется лучше, чем в России и вряд ли может жаловаться на отсутствие интереса со стороны корпораций и государственных органов.

Построение фрактала, или что пошло не так?

Создание научной картины мира можно образно сравнить с построением фракталов динамических систем, например, с вычерчиванием множества Мандельброта или Жюлиа. Начальная точка такого фрактала соответствует нулю – то есть Незнанию. Затем год за годом, век за веком из научных открытий начинает формироваться огромное тело фундаментальных знаний и прикладных навыков, и возникает основная кардиоида мировой науки, вокруг которой выделяются специализированные области, меньшие по размеру, но связанные с ней.

На этих узких областях выстраиваются свои очень сложные взаимосвязанные конструкции, повторяющие в меньших масштабах строение основного тела науки и детализирующие наши знания. Фрактал науки постоянно разветвляется, при этом каждый его следующий фрагмент в несколько раз меньше предыдущего, но для того чтобы его построить, требуется столько же ученых и специалистов и столько же усилий и средств, сколько было задействовано за все предыдущее время существования этой науки. Видимо, таково свойство Природы, которая любит фракталы, или замысел Творца (для тех, кому ближе эта гипотеза).

«Наука всегда неправа. Она не в состоянии решить ни одного вопроса, не поставив при этом с десяток новых», – говорил  Бернард Шоу. Проверка всех высказанных гипотез и построение нового «фрактала» научной картины мира требует таких энергетических и финансовых ресурсов, которыми человечество просто пока не располагает.

Деградация образования в мире

Получение новых знаний с каждым годом становится дороже и дороже, ученых нужно все больше и больше, а стоимость экспериментов и оборудования может исчисляться миллионами или даже миллиардами долларов, как, например, Большой адронный коллайдер в ЦЕРНе. Для дальнейшего прорыва в естественных науках требуются колоссальные средства на новые исследования и подтверждения научных идей, включая эксперименты за пределами Земли, а самое главное, необходимо время (несколько поколений ученых), но экономические реалии требуют прибыли «здесь и сейчас».

Это ограничивает общее развитие науки в основном теми областями, в которых открытия становятся прибыльными бизнес-идеями. У экономики свои законы, поэтому сейчас средний срок финансирования исследований составляет всего три года, хотя историческая практика показывает, что для научного открытия зачастую требуются десятилетия.

К тому же западная демократия поставила все дорогостоящие государственные программы в зависимость от электоральных циклов. Поддержка избирателей, необходимая для получения или сохранения власти, заставляет политиков, парламенты и правительства склоняться к популизму и решать тактические задачи, поэтому траты на фундаментальную науку в развитых странах сокращаются в относительном (к величине ВВП), а иногда и в номинальном выражении. В государственных бюджетах нет «лишних» денег на науку, да и тратить огромные средства с непредсказуемым результатом, рискуя экономическим ростом или социальной стабильностью при отсутствии экзистенциальных внешних угроз, никто из политиков не хочет.

Неправильная наука и «библиометрика» по Хиршу

В идеале любое научное исследование состоит из трех компонентов: 1) постановка задачи, 2) объективный эксперимент с получением результатов, и 3) неоднократное повторение испытаний для подтверждения, то есть воспроизводимость опыта. Но современная наука отходит от этого идеала.

Проектный подход, используемый при субсидировании науки, например, в США и в Великобритании, мотивирует в основном те исследования, которые могут принести экономическую выгоду компаниям либо выполнить идеологический заказ власти. При таком подходе фундаментальная наука даже в развитых странах оказывается в общем-то бесполезной, хотя все еще остается «статусной» для ведущих университетов и крупных исследовательских центров. Но даже им приходится объединять финансовые ресурсы и участвовать в совместных программах, чтобы проводить исследования на необходимом для современной науки уровне.

У небольших университетов и институтов такой возможности практически нет. Удорожание экспериментов привело к тому, что во многих областях науки ученые занимаются математическим моделированием и последующей корректировкой компьютерных моделей для того, чтобы результат вычислений соответствовал полученным в ходе эксперимента данным.

Поскольку денежные ресурсы ограничены, научная деятельность все больше зависит от грантов, выделяемых государственными агентствами или частными корпорациями. Исследования коммерциализируются, а значит грантодателям необходимы критерии оценки самих ученых и эффективности их работы. Так появились рейтинги университетов и индексы, например, индекс Хирша (h-index), основанные на количестве публикаций ученых или групп исследователей и объеме цитирования этих публикаций. Индекс Хирша и цитируемость необходимы для привлечения финансирования. Чем выше рейтинг и индекс цитирования, тем больше шансов у конкретного ученого или университета получить грант.

Особенно актуально это стало, когда регуляторы ужесточили требования к банкам в отношении кредитных рисков, что отразилось в правилах Базель III и в американском законе Додда-Франка. Достаточно много работ стало невозможно финансировать, привлекая банковские кредиты, поэтому главную роль в распределении грантов получили крупные межправительственные организации или федеральные агентства, такие как National Science Foundation в Соединенных Штатах или European Research Council и European Research Coordination Agency в Евросоюзе.

С одной стороны, такой «индексный» подход решает проблему временного интервала между совершением открытия и началом его использования в экономике (не все ученые доживают до реализации своих идей), а с другой – заменяет реальную результативность исследований упрощенной наукометрикой.

Количество публикаций становится основным критерием значимости научных работ и мотивирует ученых больше заниматься «раскрученными» темами и отказываться от важных для развития науки, но малоизвестных широкому научному сообществу направлений, где количество цитирований будет минимальным. Успех современного ученого на Западе измеряется в полученных им суммах грантов, в количестве статей, опубликованных в статусных научных журналах, и в цитируемости этих работ.

Конкуренция за гранты принимает гипертрофированные формы и отражается на качестве исследований. Больше ценятся статьи с данными об успехах, поскольку неудачные эксперименты могут поставить крест на научной карьере, хотя отрицательный результат – тоже результат, значимый для науки. Наукометрика приводит к увеличению числа весьма заурядных публикаций, где мало новизны, зато нет риска неудачи, а ученые иногда вынуждены подгонять результаты под ожидания тех, кто их исследования финансирует, чтобы написать о достижениях и получить средства на продолжение работ. Такая «формула успеха» позволяет ученым встраиваться в систему, но на пользу науке явно не идет.

Чтобы избежать закрытия лабораторий, руководители исследовательских групп вынуждены с каждым годом направлять все больше заявок на гранты, перегружая этим систему распределения денег. Доля поддерживаемых грантодателями прошений составляет в разных областях от 10 до 20%, остальные отклоняются. Многие профессора жалуются, что тратят до половины рабочего времени на составление заявок на гранты. Человеко-часы на подготовку документации для федеральных агентств складываются в столетия.

Так, австралийские ученые недавно подсчитали, что на составление грантовых заявок они потратили в общей сложности 500 лет. Руководители научных групп в США, многие из которых являются авторитетами в своих областях, тратят на грантовую документацию до 42% рабочего времени, которое просто потеряно для науки. Согласно данным European Research Council четверть средств, выделяемых на исследования, «съедается» бюрократическими процедурами.

В отличие от России, число научных работников на Западе с каждым годом увеличивается, но молодые ученые и аспиранты часто сетуют на форумах и в соцсетях, что их материальное положение ухудшается. Конкуренция очень высока, и это влечет за собой появление дисбалансов, научные результаты подтягиваются под обещания, а сомнения в обоснованности и справедливости выдачи грантов становятся поводом для постоянных конфликтов.

Проведенный не так давно метаанализ эффективности научных исследований показал, что 85% мировых затрат на науку приходится на бесполезные и плохо спланированные исследования. Про критерий воспроизводимости результатов вспоминают нечасто, поскольку на рутинное повторение экспериментов просто нет денег. В современной науке возникло даже такое негативное явление, как «кризис воспроизводимости». Небрежно сделанные работы объявляются «революционными», а качество методов редко проверяется. Так, например, статистика показывает, что до 30% влиятельных исследовательских работ в области медицины впоследствии оказываются ошибочными или малозначимыми.

Вывод из всего этого неутешителен: в то время как российская наука старела и сжималась в анабиозе, западная наука под руку с бизнесом водила хоровод вокруг достижений прошлых поколений ученых.

Парадоксы Черной Королевы

«Нужно бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте, а чтобы попасть в другое место, нужно бежать вдвое быстрее». Эти слова, сказанные Алисе Черной Королевой, очень точно указывают, что именно нужно делать, чтобы научные знания вновь стали факторами производства и перевели мировую экономику на новый технологический уровень.

Пока же мир пытается совершить технологическую революцию, не создав современную научную основу для этого, а лишь стараясь коммерциализировать и социализировать научно-технические достижения прошлого. Даже «великий инноватор» Илон Маск использует ракетные двигатели и носители, созданные по технологиям полувековой давности. В 1899 г. именно электромобиль впервые в истории автомобильного транспорта достиг скорости 100 км/ч, а электромобили XXI века отличаются от прототипов XIX века лишь дизайном и некоторыми дополнительными функциями.

Бизнес и государство как главные грантодатели оказывают заметное влияние на развитие современной науки и в чем-то ограничивают свободу деятельности ученых. Происходит концентрация прикладных научных исследований в информационных технологиях, в топливно-энергетической сфере, биомедицине, в телекоммуникациях, то есть там, где есть перспективы получить прибыль, в десятки раз превышающую общие затраты на НИОКР. И делается это, к сожалению, в ущерб естественным наукам, вплоть до полного прекращения работ в ряде областей.

В гуманитарной сфере дела обстоят еще хуже, поскольку коммерциализировать идеологию лучше всего умеют государства, поэтому гранты в основном идут на исследования, либо не противоречащие позициям властей, либо подтверждающие правильность их политики в глазах социума и избирателей. И только конкуренция политических течений вносит разнообразие в гуманитарную сферу.

Роль людей науки в обществе снижается, у молодежи нет мотивации становиться учеными, получающими такую же зарплату, как работники торговли или рабочие на предприятиях, при перспективе постоянно клянчить гранты. Кумиры молодежи создаются в спорте и шоу-бизнесе.

Но рост мировой экономики не должен остановиться из-за такой пустяковой причины, как застой в фундаментальной науке. Постиндустриальная эпоха – это ничто иное как финансиализация рынков, увеличение доли услуг (и развлечений) в структуре ВВП при бурном развитии информационных технологий и массовом выводе промпроизводства в развивающиеся страны. Когда в политике и экономике начинают доминировать социальные и коммерческие технологии, правительства и транснациональные корпорации стараются повсеместно навязать новую мифологию, уводя прогресс в сторону и призывая население отказываться от собственности в пользу удобств, тем самым превращая граждан в люмпен-потребителей.

Современное школьное образование настроено на производство «грамотных потребителей», а Болонская система в вузах выравнивает стандарты под единую планку и одновременно разрушает их в угоду рынку, делая знания фрагментарными и снижая общий уровень высшего образования.

Средневековая формула «Наука – служанка богословия» трансформируется в ангажированность ученых, получающих гранты за «подтверждение» мифов и доказывающих, например, теорию глобального потепления из-за выбросов диоксида углерода, хотя планета пережила много циклов потепления и похолодания, роста и снижения концентрации СО2 в отсутствие человечества или при крайне незначительном объеме производства в доиндустриальные эпохи.

Разрушение озонового слоя атмосферы «неправильными» фреонами объявлялось в конце ХХ века катастрофой мирового масштаба, но вот и фреоны давно уже заменили на «правильные», а озоновые дыры почему-то не исчезают. Ошибочные и, возможно, намеренно искаженные научные заключения, положенные в основу Киотского протокола, а затем и Парижского соглашения по климату, сдерживают глобальное экономическое развитие и становятся инструментами политического давления.

Еще больше мифов создается в области «зеленой» энергетики. Хотя у всех возобновляемых источников (ВИЭ) низкая плотность потока энергии, что означает крайне малую эффективность солнечной и ветровой энергетики в сравнении даже с обычной тепловой, в Европе ВИЭ позиционируется как альтернатива атомной энергетике.

При этом умалчивается, что производство солнечных панелей и аккумуляторов для электромобилей наносит непоправимый экологический ущерб, а эксплуатация электромобилей требует дополнительной генерации электричества, две трети которого вырабатывается в Европе на тепловых электростанциях путем сжигания миллионов тонн каменного угля и природного газа. Парадокс, но электромобили сейчас в два раза грязнее и опаснее для экологии Земли, чем обычные автомобили с бензиновыми двигателями. И так будет до тех пор, пока доля атомной энергетики не достигнет хотя бы 50% всей энергогенерации планеты. Но сегодня ядерная энергия составляет в ней лишь 9%, а доля электростанций на угле, мазуте и газе – 70%.

«Слыхала я такую чепуху, рядом с которой это разумно, как толковый словарь!» – говорила Черная Королева. Главным фетишем мировой экономики становится «цифровизация» и ее «хайп» – малоэффективная и энергозатратная технология «блокчейн».

Хотя прошло достаточно много времени с момента внедрения информационных технологий в промышленное производство, миру так и не представлено веских доказательств того, что цифровизация способна резко поднять производительность труда в промышленности и ускорить темпы экономического роста. Зато массированной рекламой нам пытаются доказать, что цифровизация станет основой «Индустрии 4.0», то есть запустит «четвертую промышленную революцию». При этом умалчивается, что «цифру» нельзя надеть, «цифрой» нельзя согреть дома, больницы и школы, «цифра» не заменит транспорт и дороги, «цифрой» не утолить голод и не вылечить заболевания.

Блокчейн объявлен светлым будущим торгово-финансовой сферы, но его адепты забывают рассказать, что это регресс самой философии Интернета и в сравнении с платежной системой Visa чудовищная по своей неэффективности технология, когда миллионы компьютеров во всем мире загружены решением одной и той же задачи получения кода верификации и постоянной проверкой единой цепочки одних и тех же транзакций, которую все эти миллионы компьютеров копируют и обновляют на своих дисках, быстро заполняя машинную память терабайтами одинаковой на всех информации.

Каждому участвующему в расчетах криптовалютами необходимо хранить у себя дома гигантские массивы данных обо всех транзакциях, совершенных в прошлом и реализованных в будущем всеми участниками системы, поскольку передача данных на облачные сервера и внешние дата-центры означает конец децентрализации.

«Зеленые», критикуя заявления президента Трампа по поводу Парижского соглашения о климате, упускают из вида, что на майнинг биткоинов уже тратится 37 тераВт/ч электроэнергии, что соответствует выбросу 22 млн тонн углекислого газа в атмосферу и около 3 млн тонн оксидов серы и азота.

Таков «вклад» майнеров в экологию нашей планеты. К тому же криптовалюты, позволяющие проводить анонимные расчеты – настоящая находка для преступных группировок, занимающихся продажей наркотиков, вымогательством, торговлей человеческими органами и другими незаконными операциями. А блокчейн можно отнести к технологиям «цветных революций», потому что именно он позволяет определенным группам в ситуации хаоса, падения государственной власти и гражданской войны осуществлять расчеты и гарантировать доказательства своих прав на собственность до момента победы новой власти или установления контроля со стороны иностранной державы.

Повсеместное внедрение «цифры» способно принести колоссальную прибыль корпорациям, поскольку появление возможности анализировать гигантские массивы неупорядоченных данных – Big Data – помогает принятию стратегических бизнес-решений, открывает перспективы для «Интернета вещей» и повышает эффективность продаж продуктов и услуг, а Data Mining (глубинный анализ данных) становится источником дохода, сопоставимым с разработкой реальных горнорудных месторождений.

Людям внушают, что им не нужна собственность на вещи и даже вещи как таковые, а нужны лишь функции этих вещей. Зачем, например, иметь собственную машину, которая большую часть дня стоит на стоянке (часто платной) и которую нужно обслуживать и страховать, если есть Uber и прочие агрегаторы таксомоторных услуг? Или зачем покупать в собственность квартиру или дом, выплачивая за него всю жизнь ипотеку, если можно взять жильё в аренду? По сути, это новое переосмысление идеи Эриха Фромма «Haben oder Sein» – «Иметь или быть?».

«Сначала раздай пирог, а потом режь его», – говорила Алисе Черная Королева. Потребности людей станут удовлетворяться системой, знающей о человеке, его привычках и даже мыслях абсолютно всё. Как раз для выявления потребности людей в этих функциях вещей и для продвижения и навязывания товаров и услуг и получает коммерческое развитие «цифровизация», распространение гаджетов и соцсетей. Интернет вещей – «умные» холодильники и телевизоры – становятся домашними шпионами. «Скажи ему что-нибудь! –  воскликнула  Черная  Королева.  –  Ведь  это смешно: пудинг говорит, а ты молчишь!»

Нас убеждают, что успех бизнеса – это следование стилю FAANG (Facebook, Apple, Amazon, Netflix, Google), на базе которого будет создан «великий дирижер» системы. Той системы, что станет главным бенефициаром цифровизации. Классическая формула Маркса: «деньги – товар – деньги штрих» превращается в формулу джентльменов удачи: «деньги ваши – будут наши».

Денег в финансовом мире сейчас намного больше, чем свежих научных идей, но бизнесу интереснее играть в «казино» и поддерживать мифы, а не развивать фундаментальную науку, потому что современная мифология и модели потребления приносят прибыль и формируют денежные потоки в «правильном» направлении, а провалы «эффективного менеджмента» и коллапс пузырей легко списать на очередной кризис.

Инвестиционному бизнесу (а не ученым) удается привлекать средства под какие угодно обещания без должного научного обоснования. В случае удачи прибыль делится между предпринимателями и инвесторами, а убытки в случае неудачи несут вкладчики и собственники капитала, купившие паи фондов. Так, например, распиаренная Tesla Motors генерирует миллиардные убытки своим акционерам, но ее капитализация от этого не страдает. Ученым в этом плоском мире только и остается, что биться за гранты и уповать на индекс Хирша.

Выйти за горизонты познания

Исследователи длинных экономических циклов (волн Кондратьева) отмечают неравномерность совершения и внедрения научных открытий, а процесс появления инноваций является дискретным во времени. Предыдущий длинный цикл завершается, и человечество уже живет в ожидании нового технологического устройства, но остается вопрос, запустит ли цифровизация очередную промышленную революцию и сменится ли постиндустриальная эпоха в развитых странах на неоиндустриальную, если научная основа для этого так и не получит развития.

Еще меньше перспектив будет у человечества создать что-то принципиально новое, если глобализированная мировая экономика распадется на противоборствующие кластеры и погрязнет в конфликтах и протекционизме. Сверхзадачи, стоящие перед современной наукой, столь масштабны, а технические проблемы настолько сложны, что решить их можно, лишь объединив усилия большинства государств, корпораций и всего научного сообщества. Иначе реального прорыва не будет, сколько ни произноси слово «блокчейн».

Прогресс человечества теперь зависит не только от деятельности ученого сообщества, но и от внешнеполитических усилий ведущих держав. Доступный наблюдению барионный мир составляет лишь 4% Вселенной, остальное – это темная материя (22%) и темная энергия – 74% объема Вселенной. Современные знания о мире пока не позволяют понять природу темной материи и темной энергии и использовать на практике эти знания.

Конечно, «нельзя объять необъятное», но чтобы заново понять, что такое вещество, энергия, пространство и масса, государствам следует концентрироваться на приоритетных для себя направлениях, а затем делиться полученными знаниями. А главным помощником ученых станет искусственный интеллект, который как раз и сможет выявить невидимые закономерности и объединить междисциплинарные знания и опыт миллионов исследователей.

Но мечты о человечестве, отбросившем меркантилизм, политические интересы стран и финансовые интересы элит и объединившемся для продвижения науки  – это утопия и ненаучная фантастика. Человеческую природу быстро не изменить. Мир обречен на конкурентную борьбу с малопредсказуемыми последствиями. Поэтому главным драйвером науки и в России, и в Китае, и на Западе будет оборонно-промышленный комплекс.

Именно ОПК, который в нашей стране финансируется государством на приоритетной основе, может стать главным заказчиком исследований в естественно-научных сферах и в области искусственного интеллекта. С таким «дирижером» и у российской науки есть перспективы стать частью глобального процесса получения новых знаний в физике, химии, математике и пр. и всерьез заняться работами над созданием искусственного интеллекта. А то, что российская наука отстала в последнюю четверть века от мировой, это не страшно, поскольку и мировая наука пока далеко не продвинулась.

Источник: http://bit.ly/2tBiFXG

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_06_25_krizis_rossiyskoy_nauki Mon, 25 Jun 2018 16:00:15 +0300
<![CDATA[Деградация российского флота]]> Судя по всему, деградация российского флота продолжается, в отличие от армии. Хотя на нем не было никаких Сердюковых и коррупционных скандалов

В мае резидент РФ "Владимир" "Путин" пообещал постоянное дежурство ракетных корабей с комплексами крылатых ракет "Калибр" в Средиземном море. В июне малые ракетные корабли "Град Свияжск" и "Великий Устюг" добрались до побережья Сирии, где намерены "бороться с террористами".

В минувшем месяце северо-евразийский Главнокомандующий сделал ход конем:

О планах постоянной вахты в Средиземноморье кораблей ВМФ с крылатыми ракетами Путин рассказал на совещании с участием руководства Минобороны и предприятий ОПК. Необходимость этих мер глава государства объяснил сохраняющейся угрозой со стороны террористов в Сирии.

«В текущем году запланировано 102 похода кораблей и подводных лодок. При этом в связи с сохраняющейся угрозой вылазок международных террористов в Сирии в Средиземном море наши корабли с крылатыми ракетами «Калибр» будут нести постоянную боевую вахту»,

https://www.rbc.ru/politics/16/05/2018/5afc19599a79470678a543f8

— рассказал Путин.

Несмотря на воинственную риторику и наплыв патриотических чувств, дела с флотом в РФ обстоят совсем не радужно. Проблема заключается в том, что вы можете таскать на сухопутные парады нечто под названием "не имеющий аналогов в мире танк "Армата" до морковкиного заговения. Лопоухая аудитория все равно не догадается, что ее дурят (специалистов, разумеется, это не касается). Но вот корабль надо построить, оснастить, провести полный цикл испытаний и подготовить для него сухопутную и морскую инфраструктуру. Иначе никак.

Вывести на какой-нибудь "морской парад" корпус недостроенного корабля технически невозможно (если только буксиром, но и это рискованно). Плюс надо учитывать, что каждый корабль является штучным товаром в отличие от разрекламированных танков, БМП и БТР "новых поколений".

Плюс в процессе реализации программы модернизации ВМФ РФ выяснилось, что производственная, технологическая и кадровая деградация российской судостроительной индустрии (равно как и смежных отраслей, например, двигателестроения) стала серьезным тормозом. Это не говоря уже о лютой коррупции, бардаке и дебильной системе управления, носящей все родовые травмы самой примитивной милитократии.

В мае на совещании у резидента РФ в Сочи генералы и адмиралы прямо обвинили во всем производственников:

Перевооружение ВМФ являлось одним из приоритетов предыдущей госпрограммы вооружений: на 2011–2020 годы флоту планировалось выделить около 4,7 трлн руб., из которых почти половина должна была пойти на серийные закупки новых вооружений и техники. Однако к началу 2018 года в состав ВМФ были введены лишь три из восьми стратегических АПЛ проекта 955 «Борей» (штатный носитель МБР «Булава») и одна из семи многоцелевых субмарин проекта 885 «Ясень» (носитель крылатых ракет).

Не лучше дела обстояли и с боевыми надводными кораблями: по оценке Центра анализа стратегий и технологий, ВМФ за это время получил только четыре фрегата и одиннадцать корветов (из 15 и 35 заказанных соответственно).

https://www.kommersant.ru/doc/3630181

Попытки тувинского дегенерата Сергея Шойгу (читающего по складам) матом и угрозами подстегнуть предприятия успехом не увенчались:

В феврале, марте и мае во время селекторных совещаний Сергей Шойгу критиковал предприятия ОСК, обвиняя их в срыве сроков обязательств по контрактам, но, как утверждает военный источник “Ъ”, ситуация лучше не стала, поэтому дискуссия вышла на президентский уровень.

В российских СМИ пишут максимально обтекаемо о реальных причинах (цитирую "КоммерсантЪ):

По словам собеседника “Ъ” в отрасли, отчасти проблемы носят объективный характер: к таким можно отнести прекращение поставок газотурбинных установок с Украины (производство серийных двигателей будет развернуто на рыбинском «Сатурне» к 2020 году) или неготовность кооперации к крупным заказам (Калужский турбинный завод затянул сроки сдачи первых паротурбинных установок для стратегических лодок)...

https://www.kommersant.ru/doc/3630181

Между тем в новой госпрограмме вооружения до 2027 года (в части ВМФ оценивается примерно в 4 трлн руб.) есть крайне важные проекты, которые нельзя «сдвигать вправо» ни при каких условиях, продолжает собеседник “Ъ” в ведомстве,— строительство стратегических АПЛ «Борей-Б», многоцелевых субмарин пятого поколения типа «Хаски» (носитель гиперзвуковых ракет «Циркон»), неатомных подлодок «Калина». Под особым контролем, по данным “Ъ”, находятся проекты подводных беспилотников типа «Цефалопод» и «Статус-6», способных нести обычный и ядерный заряды соответственно и о которых Владимир Путин упоминал в последнем послании.

Флот Россия

В полном размере: Флот России

Невозможно в перманентно деградирующей экономически, интеллектуально и технологически стране с нищим и деморализованным населением создавать и поддерживать высокотехнологичные (не будем сравнивать с западными образцами) проекты и объекты. Или если это еще возможно, то низкими темпами. Ничего не изменится от смены менеджеров в какой-нибудь Объединенной судостроительной компании. Полунищие и деградировавшие инженеры и работяги не вытянут правящим кегебистам, спускающим сотни миллионов долларов на супер-яхты, военно-морскую программу. Это не говоря уже о состоянии станочного парка и оборудования на предприятиях.

То есть, флот в РФ плавно превратился в черную дыру, в которую утекают ресурсы и деньги, а на выходе получается довольно бестолковый уродец. Даже там, где хилая и отсталая российская промышленность умудряется что-то сделать (например, сторожевые корабли и малые ракетные корабли с комплексами "Калибр"), темпы их ввода в строй удручающие. Например, малые сторожевые корабли проектов 20380/20385 ВМФ РФ планировал к 2020 году иметь в количестве 24 единиц. В итоге построено и введено в состав флота пока лишь 5 таких посудин, еще 8 строятся.

В этом свете наш блог получил некоторые комментарии от военспеца, пожелавшего остаться анонимным.

Как Вы оцениваете современное положение российского флота?

Как несбалансированный и стремительно деградирующий. В 2011 указом президента РФ Владимира Путина ликвидирована Морская ударная авиация. Бомбардировщики Ту-22М3 переданы в ВВС РФ. Практически отсутствует морская разведывательная авиция. Морская противолодочная авиация представлена по одному — по два боеготовых самолета патрульной авиации дальней зоны на каждый флот (Ил-38Н и Ту-142М).

Главная ударная сила на море — это авиация. Осталось всего три боеготовых надводных корабля первого ранга на всех флотах. Отсуствуют универсальные транспорты снабжения, современные морские тральщики. Современных базовых тральщиков всего два. Их строят улиточными темпами. Отсуствуют   современные танкеры для межтеатровых оперативных действий. Отсутствуют современные плавмастерские. Отсутствуют плавбазы подводных лодок. При повышении уровня боевой готовности корабли и соединения не могут обеспечиваться в пунктах рассредоточения. Отсутствуют современные дизельные подводные лодки с ВНЭУ.

Отсутствуют современные торепеды, хотя бы близкие по ТТХ к американской Мк-48 1978 года, не говоря о   современных итальянской или германской торпедах. Отсуствует современное противоминное оборудование. Ракеты комплекса "Калибр" наводятся только на стационарные береговые обьекты. Для их эффективного применения нет внешнего источника наведения (СКЦ "Лиана" не боеготова. Из 4 спутников запущено всего два. Один из них вышел из строя).

Нет современных десантных кораблей. Всего одно спасательное судно с ГВП-450 на четыре флота! В ходе реформы Сердюкова сильно пострадала система образования ВМФ. Первый выпуск из ВУНЦ ВМФ состоится только в 2018 году. Филиалы ВУНЦ в Санкт-Петербурге деградировали, даже здания стоят с выбитыми окнами. Это видит всякий прохожий на Лнрмонтовском проспекте и на 12-й линии Васильевского острова в Петербурге.

Есть ли у РФ шансы превратить этот флот во что-то реально боеспособное?

Нет. Главная причина — это отсутствие хотя бы модернизированных, не говоря уже о современных судостроительных и судоремонтных заводах. Корабли и суда строят долго и дорого. Большие надежды возлагались на сотрудничество с Францией. После "Мистралей" планировали заказывать госпитальные суда, плавмастерские, универсальные транспорты снабжения. Но чем это закончилось, всем известно. Плюс отсуствие современных средств разведки и целеуказания. Разведка ВМФ отстала лет на 30 от среднемирового уровня.

Насколько плохи дела с инфраструктурой флота, спасательными судами, обеспечением ВМФ, кадрам и так далее?

Неудовлетворительное состояние. Даже для условий мирного времени. И самое главное — это полное отсуствие возможности мобилизовать суда торгового и промыслового флота. Ввиду их отсутствия. Имеется ввиду современные суда под российским флагом (абсолютное большинство даже российских судов имеет "офшорную национальность"). Полное отсуствие резерва морских офицеров запаса. Военной переподготовки и сборов нет с 1990 года. Более-менее оборудована единственная база в Новороссийске. Тыловые структуры ВМФ погрязли в воровстве. Яркий пример — это тыл Балтийского флота. Там вал уголовных дел по воровству.

Сирийский экспресс: к чему приведет безжалостная выработка ресурса военных кораблей, которые в нем участвуют?

К резкому снижению боеготовности оперативной средиземноморской группировки и Черноморского флота, в частности. Корабли и суда вынуждены постоянно совершать лишние маневры между Средиземным морем и Севастополем и Новороссийском.

Как долго суда экспресса смогут выдержать такой ритм?

Думаю, что пару  лет еще протянут. Но ресурсы  БДК (больших десантных кораблей) всех флотов будут выбиты. Особенно по главным  двигателям. Учитывая огромные сроки их ремонта, боеготовность БДК через год-два будет близка к неприемлемой.

Зачем России странный авианосец "Кузнецов"? Какой прок от него?

Для поддержания боевой готовности двух авиаэскадрилий авиагруппы ТАВКР "Кузнецов".

А в чем смысл поддержания боеготовности двух эскадрилий, если корабль будет 2-3 года в ремонте? Где эти экипажи будут "поддерживать свою боеготовность"?

На  тренажерах  НИТКА. Только  отдельные  навыки,  самые  основные  элементы  взлета  и пприземеления  на палубу. Смысл поддержания — чтобы не  нарушать преемственность  опыта. Сохранить костяк  экипажей и командования авиагруппы.

Примечание: авианосец "Кузнецов" встает в ремонт, и внезапно выясняется, что у РФ нет ни одного готового комплекса НИТКА. Расположенный в городе Ейске Краснодарского края так и не достроен (хотя решение о его строительстве было принято еще в 2008 году), а "трофейный" комплекс НИТКА в Крыму надо серьезно модернизировать и ремонтировать. Проще говоря, дорогостоящий и бесполезный авианосец оказался дважды бесполезным.

Программа строительства подводных лодок: провал или РФ сможет что-то вытянуть?

Провал. Головная лодка 855-го проекта К-560 собиралась из частей и оборудования проекта 971. Грохочет на все Баренцево море. Причина – задрали линию вала. Шумит ГТЗА. Реактор выходит только на 70% максимум. Что недопустимо для поддержания живучести лодки при тяжелых повреждениях. Лодки проекта 855М получились чрезмерно дорогими. Без средств обеспечения оперативной деятельности.

На Тихоокеанский флот вместо атомных многоцелевых лодок планируют отправлять морально устаревшие "Варшавянки". Не выдерживают сооотношения для патрулирования ПЛАРБ. На три ПЛАРБ должно быть минимум две МАПЛ. На Северном флоте и на Тихоокеанском флотах всего по одной боеготовой многоцелевой атомной подводной лодке 971-го проекта.

Вы назвали лодки "Варшавянка" устаревшими. Но почему? Российская пропаганда наоборот, соловьем заливается по их поводу!

Потому что система  регенерации  воздуха на этих  лодках химическая, а не электрохимическая как на атомоходах. Используются пластины в коробках В-64. Эти  пластины преобразуют СО2 в  воду и кислород. Но  при этом накапливается СО. Его должно быть не более 0,7% содержания в конкретном отсеке. Замеры воздуха в отсеках каждые полчаса. Для принудительного вентилирования отсеков необходимо всплывать примерно  каждые трое суток. В зависимости от состояния аккумуляторной батареи. На  этих лодках нет буксируемой акустической  антенны, нет непроникающих  перископов, нет противоторпедных комплексов, ограниченный  боезапас. Всего 18  мест под торпеды, ракеты или длинные мины. Внешнее торпедопогрузочное устройство хранится на  берегу.

Всего две  группы  аккумуляторных  старых (образца 30-х годов прошлого века) свинцово-кислотных  батарей. Низкая автономность ввиду ограниченного запаса дизельного топлива и маленьких  камер  для  хранения  продуктов. Эти лодки малошумны только на  самом  малом  ходу  на  экономдвигателе. Примерно 80 оборотов в минуту. На  одном электромоторе "Варшавянка" грохочет как  атомоход.

Что дало флоту РФ присоединение Крыма? Он как-то улучшил свое положение, увеличил свои возможности?

ВМФ  РФ сохранил возможность восстанавливать и эксплуатировать аэродромы в Саках для тяжелых бомбардировщиков и хранилища для ядерного тактического оружия. В том числе, расширилась возможность маневрировать мобильными ЯТЧ для оперативной подачи ядерного тактического оружия на корабли и подводные  лодки, на самолеты и противолодочные вертолеты. Подавать ядерное оружие в Новороссийской  базе было бы по ряду причин проблематично. Кроме того, тыл флота получил в свое распоряжение  несколько недоубитых судоремонтных заводов. Расширились возможности по эксплуатации авиации, боевой подготовки флота и морской пехоты. Появилась возможность усиления ПВО Черноморского флота.

В своем блоге я писал, что уже сейчас Тихоокеанский флот (ТОФ) серьезно уступает по силам японским ВМС. Опасен ли японский флот для ТОФа и чем может закончится блицкриг Японии с целью захвата Курил? Ведь баланс сил там совсем скверный для РФ, а в ближайшие годы станет еще хуже...

Японские ВМС весьма опасны  для ТОФ. В первую очередь потому, что у флота практически нет разведки. На ТОФ сейчас всего  один современный разведывательный корабль, есть несколько самолетов Ил-38Н и Ту-142. Этих  сил  явно не достаточно  для  контроля  оперативной  обстановки даже в ближней морской зоне ответственности Тихоокеанского флота.

Также Тихоокеанский флот не имеет ни одного тральщика и японцы (чисто теоретически) могут создать  серьезную  минную  угрозу кораблям. У японцев  больше  боеготовых  подводных  лодок. У  них есть, как минимум, три эсминца, не уступающих американским "Арли Берк". Японцы  могут достаточно оперативно захватить  Курилы. Но вот с их удержанием возникнут проблемы. Острова растянуты и организовать полноценную противодесантную  оборону и ПВО  они  вряд ли  смогут (рассматриваю  вариант боевых  действий без применения  тактического  ядерного  оружия).

Слабый боевой состав ТОФ балансируется его скромными инфраструктурными и тыловым возможностями. У командования Тихоокеанского флота всего одно госпитальное судно, практически нет транспортов для  доставки боеприпасов и питания для  морских пехотинцев и мотострелков на Курильских островах. Нечем  доставлять бронетехнику и прочую  технику. Нет  средств  на  восстановление командных узлов и узлов связи противодесантной обороны на островах Курильской  гряды. Кроме того, командование Восточного  военного  округа не  располагает достаточным  мобрезервом для пополнения частей морской  пехоты и мотострелковых подразделений.

Примечание: если рассматривать баланс между Японией и РФ на Дальнем Востоке, то складывается впечатление, что с каждым годом преимущество Страны Восходящего Солнца только увеличивается. И это заметили даже российские патриотические аналитики.

Источник: http://bit.ly/2yE5L0U

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_06_25_degradaciya_rossiyskogo_flota Mon, 25 Jun 2018 15:00:09 +0300
<![CDATA[В США оправдывают педофилов]]> Хотя многие могут сказать, что нельзя обвинять СМИ на основании всего лишь одной статьи в том что в США оправдывают педофилов, эта пропаганда намного шире одной статьи. Давайте начнём с редакционной статьи New York Times 2014 года, которую, к сожалению, мало кто помнит. Эта статья называлась «Педофилия – расстройство, а не преступление». Она начинается так: «Вспомните о своей первой детской страсти. Может это был одноклассник или сосед…». Газета явно пытается связать эти отвратительные преступления с нашими первыми чувствами любви, делая вид, что это естественно, а не ненормально.

Эта статья, потворствуя своим тайным спонсорам, утверждает, что педофилы не несут ответственности за совершённые ими преступления и не могут сами остановиться, оправдывая поступки этих извращённых людей. Газета дошла даже до того, что назвала преступление «расстройством» для снижения ответственности виновных. Автор этой статьи назвал действующие в США законы «непоследовательными и иррациональными», подчёркивая, что растлителей детей нужно лечить, а не сажать в тюрьмы за отвратительные преступления против самых беззащитных американцев. И это несмотря на большую статистику рецидивизма среди этих «жертв страсти», как пытается изобразить этих преступников New York Times.

толерасты

Картинка в полном размере
Подробнее о планировании семьи и уничтожении России в статье:
Кто стоит за планированием семьи и развращением малолетних?

Гарвардская медицинская школа сообщает о расхождениях в различных оценках рецидивизма среди педофилов, потому что разные исследования определяют этот термин по-разному. Один из гарвардских обзоров сообщил, что уровень рецидивизма среди педофилов составляет 50%. Одно длительное исследование педофилии (со средним наблюдением за каждым педофилом по 25 лет) обнаружило, что четверть гетеросексуальных педофилов и половина гомосексуальных и бисексуальных педофилов повторно совершали свои преступления в отношении детей.

Можно было бы подумать, что именно поэтому эти люди нуждаются в лечении, как написал автор. Никто не может сказать, что человек с такими отвратительными желаниями не нуждается в лечении, поскольку это кажется аксиомой. Но основная проблема – помогает ли такое лечение в реальности, а ещё важнее – можно ли использовать лечение вместо тюремного заключения, как настаивает автор. В 2004 году в «Международном журнале лечения преступников и сравнительной криминологии» было опубликовано исследование 109 насильников, которые полностью прошли специальную терапию, и 37, которые не закончили её, показавшее, что последние с большей вероятностью повторно совершат преступление.

Лечение действительно работает в определённой степени, но важно понимать, что его нельзя применять вместо тюремного срока по одной простой причине. Исследователи обнаружили, что прошедшие такую терапию преступники больше не проявляют сочувствия к своим жертвам. Отсутствие сочувствия, как многие указывают, ведёт к отсутствию раскаяния. Разве можно говорить, что такое лечение эффективно, если преступник перестаёт чувствовать угрызения совести за совершённые преступления? New York Times считает, что педофилов нельзя считать преступниками, хотя более половины из них повторно насилуют детей, и даже прошедшие терапию не чувствуют себя виновными.

В чем ложь идеи
защиты прав извращенцев
в статьях

Гомосексуальность не врожденна
Подробнее о явлении гомосексуализма в статье:
Статистика о гомосексуализме
Есть ли права у гомосексуалистов в статье:
В чем ложь защиты прав гомосексуалистов
Безобиден ли гомосексуализм? в статье:
Безобиден ли гомосексуализм?

Можно сделать разные выводы о причинах опубликования этой статьи, но, в конце концов, появляется мысль, что это вызвано групповыми или личными интересами. Кроме того, нужно помнить, что New York Times отвратительно освещает события, преступные действия и расследование дела, которое известно под названием «Пиццагейт». Самое главное в этом деле – нет смысла сосредотачиваться на представлении Хиллари Клинтон в подвале пиццерии с прикованными к стене детьми. И хотя я не сомневаюсь, что эти уроды вполне способны на такие поступки, главный вывод из этого дела заключается в широком размахе этой системной проблемы, и именно это пытаются дискредитировать СМИ типа New York Times, которые отвлекают внимание общественности теориями заговора.

Рассказывая о Пиццагейте, редакция New York Times отказалась от своей журналисткой обязанности призывать привлечь к ответственности виновных, напротив, она замалчивает имеющиеся факты и прямо защищает высокопоставленных педофилов. Целая серия статей New York Times на эту тему сосредоточилась не на анализе известной информации, а на примитивном шельмовании «конспирологов». Это не журнализм, это пропаганда. Между тем, существует множество исследований по этому делу, мимо которых очень сложно пройти мимо.

А совсем недавно New York Times опубликовала статью под названием «Почему я восхищаюсь Энтони Винером». Это произошло как раз после ареста Винера и осуждения его за педофилию. Этот факт говорит сам за себя. Здесь нет никакого скрытого смысла или метафоры – эта газета открыто восхищается преступником, которого осудили за педофилию. New York Times одобряет поведение в суде этого педофила, который признал себя виновным и не стал ссылаться на свою болезненность, как это часто бывает. Газета сделала всё возможное, чтобы ослабить критику Винера и всей Демократической партии. И хотя он не занимал высшие позиции, он всё ещё играет серьёзную роль в партии, хотя бы потому, что на его защиту встала New York Times.

Развращение детей в США

При этом газета сделала вид, что годы лживой политической деятельности Винера не имеют существенного значения, показав тем самым, что главная беда тут – не преступление, а разоблачение его. Как можно восхищаться педофилом, многолетней ложью, клинтоновским прикрытием педофилов, сокрытием правды, отрицанием доказательств вины, которые признаются только тогда, когда невозможно дальше изворачиваться? Для некоторых это норма. На этом примере мы наблюдаем процесс нормализации в СМИ жестокого обращения с детьми и сокрытия огромного масштаба этой проблемы.

Все ссылки здесь: https://antizoomby.livejournal.com/620257.html

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_06_25_v_ssha_opravdivayut_pedofilov Mon, 25 Jun 2018 14:00:06 +0300
<![CDATA[К чему приводит низкопоклонство перед нацменами]]> Никто не ждет благодарности за взятки и попытки добиться лояльности подачками. Но низкопоклонство перед нацменами приводит к обратному результату, презрению

Что меня поражает в некоторых деятелях культуры из республик бывшего СССР, так это крепкая хватка, фантастическая настырность и подчас полное отсутствие каких-либо понятий о порядочности. Ругают русских, откровенно лгут, обвиняя нас во всех смертных грехах, предпочитая умалчивать о том, кем были бы сами и были бы вообще, если б не мы, а потом, как ни в чём ни бывало, приезжают в Россию, гастролируют, пытаются устроиться здесь на работу, получить какие-то премии и гранты… И ведь им это частенько удаётся!

Обо всём этом в очередной раз подумал я, наткнувшись на новость о награждении кинорежиссёра Отара Иоселиани петербургской художественной премией «Петрополь». Так уж получилось, что в ХХI веке Иоселиани известен у нас не столько своими новыми фильмами, сколько русофобскими высказываниями, которые обсуждаются гораздо чаще и активнее, чем его ленты.

А высказывания эти такие, к примеру: «Мира у нас с Россией никогда не будет!.. Если раньше мы испытывали к ней презрение, сейчас возникла ненависть…» Или такие: «Мы знаем, на что способны русские, что они творили в Афганистане и Чечне. Они не жалеют ни женщин, ни детей, они ни перед чем не останавливаются…» Или даже вот такие: «Они все – завоеватели. Наглые, мерзкие… Это я про русских». А тут вдруг выясняется, что гордый грузин приехал за наградой к наглым и мерзким завоевателям, к которым испытывает такое презрение и такую ненависть, что кушать не может. Казалось бы, после всего, что он наговорил о русских, можно было бы и избавить нас от своего присутствия. Но чего б не приехать, когда в ответ на твоё свинство и паскудство тебя будут всячески облизывать и награждать?!

Истоки грузинского шовинизма

И ведь это не какая-то частная премия. Её учредитель – Всероссийский музей А.С. Пушкина! Это государственная структура, целый комплекс, который включает в себя шесть музеев и отнесён к «особо ценным объектам культурного наследия России». А само награждение проходило 6 июня – в пушкинский день в концертном зале Всероссийского музея А.С. Пушкина. Что же это получается?

Человек несёт такую «пургу», за которую в нашей стране сажают по 282 статье, а государственное учреждение его награждает? Но, как известно, если перед законом все равны, то всегда найдутся те, кто равнее. Режиссёру нечего бояться, он ведь личность известная, неприкосновенная. Кто ж его посадит, когда он практически памятник? Поэтому на второй день после награждения он вальяжно отправился на «Ленфильм», где была запланирована творческая встреча и представление его новой картины.

Кстати, о творчестве Иоселиани. Нам постоянно пытаются внушить, что это мастер мирового уровня, за которым гоняются богатые спонсоры и умоляют его снять очередной шедевр. А как на самом деле? Например, в 2010 году вышел фильм Иоселиани «Шантрапа». Вот что сам он рассказал об этом в интервью «Известиям»: «Во Франции мы не получили ни копейки ни от государства, ни от телевидения. Поэтому я обратился за помощью в Сбербанк России, который занимается меценатством. И Сбербанк пошёл нам навстречу и дал миллион евро, который нас спас». Но позвольте, а при чём тут вообще Сбербанк?!

Иоселиани живёт то во Франции, то в Грузии, он даже не гражданин России! И если уж богатая Франция, где он работает с 1984 года, не дала денег на его ленту, то почему вдруг так расщедрился наш Сбербанк? В фильме «Шантрапа» показана история грузина, перебравшегося во Францию, главные роли там тоже играют грузинские актёры, а продюсер – украинец из Киева. Этот фильм не имеет к нам никакого отношения. Впрочем, через год фильм оказался в российском прокате, и, судя по отсутствию информации о кассовых сборах, провалился с треском. Зато миллион сбербанковских евро был освоен. Умеют же люди!

Но здесь всё же весьма любопытна позиция Сбербанка. В последние годы мы практически привыкли к тому, что литературные издания России сокращают штат до минимума, теряют свои помещения, выселяются, а порой и закрываются из-за банального отсутствия средств. И я что-то не слышал о том, чтоб Сбербанк помог какому-то журналу или газете, поддержал неимущих писателей. Зато для иностранного гражданина, который поносит нас на чём свет стоит, вдруг находится огромная сумма.

Понятно, что не просто так оный режиссёр сюда ездит, уж точно не из-за любви к нам. Сейчас вот новый фильм привёз. Да и в 2016 году привозил фильм «Зимняя песня», который наверняка повторил судьбу «Шантрапы» в прокате. На какие деньги сняты последние картины – боюсь и гадать. Но догадаться можно, если хорошо подумать.

Объяснение данных таблицы
В статье:

Позиции русского языка в мире

Между прочим, с некоторых пор Иоселиани начал отрицать ранее сказанное – мол, это журналисты всё переврали и выставили его русофобом. Однако интервью брали у него не только российские журналисты, но и украинские, и работники СМИ других стран – это что же, всемирный заговор такой против Иоселиани? Вот других дел нет у журналистов, а непременно им надо искреннего русофила выставить злым русофобом.

Ещё в начале «нулевых», разъезжая по бывшим союзным республикам, Иоселиани любил поговорить на телевидении и в прессе о том, как ужасная варварская Россия притесняла несчастную культурную Грузию. При этом делал подчас совсем уж идиотские заявления вроде: «Российское государство надолго запятнало себя тем, что оно совершило в Беслане». То есть это не террористы совершили, а государство?! Но зачем тогда брать деньги у запятнавшего себя государства? Потому что не запятнавшая себя Франция дала кукиш с маслом?

Подобных интервью с Иоселиани хватает, вот ещё его высказывание: «Несмотря на все безобразия, которые произошли с приходом оголтелых русских войск, – а выяснилось, что это просто мародёры и насильники, армия не может быть такой, – ненависти у Грузии нет. Есть, скажем так, сочувствие. Как к дураку». Неужели и это журналисты придумали? Либо человек уже в силу старческой деменции реально не помнит, что и где он говорит, либо лжёт. Второе – вероятнее всего. На слабоумного он явно не похож.

За что кавказцы не любят земляков

Случай с Иоселиани не единичный. Не будем даже о русофобских высказываниях Кикабидзе-Брегвадзе, а вспомним хотя бы «великого философа» Мераба Мамардашвили, на которого в своё время очень модно было ссылаться: «А вот Мамардашвили сказал…», «Мамардашвили доказал…» А дальше можно было продолжить любой глупостью и ересью, поскольку никто не знал, что же Мамардашвили говорил на самом деле. Поклонники мыслителя, у которых интеллекта хватало лишь на то, чтоб запомнить сложную грузинскую фамилию, попросту не подозревали, что их кумир не написал самостоятельно ни одной книги, а всё его «учение» сводилось к пересказу того, что задолго до него изрекли настоящие философы.

Впрочем, особо продвинутые граждане утверждали, что писать ему и не обязательно, что он «как Сократ», а метод его – «сократический». Но Сократ, хоть и не писал, оставил после себя немало знаковых афоризмов, которые не утратили актуальности по сию пору. А от Мамардашвили остались афоризмы вроде того, что грузины лучше русских, поскольку у них в квартирах полно дорогой импортной аппаратуры. Вот и оцените уровень.

Вообще к России Мамардашвили относился ничуть не лучше, чем Иоселиани. Сличите их высказывания о русских – особой разницы не увидите. И уже не удивляешься, что Иоселиани восторженно отзывался о «грузинском Сократе» и снимал в кино Александра Моисеевича Пятигорского – соавтора Мамардашвили. Всё это одна компания.

А что же мы? А мы давно и смертельно устали от липких братских объятий. От всех этих философствующих духанщиков, профессоров с лексиконом тамады, самобытных скульпторов, штампующих уродцев, от безголосых певцов и прочих творческих шарлатанов, сначала подъедающихся около, а затем и объедающих нас. Да ещё и относящихся к нам с высокомерием, смеющих оскорблять и проклинать нас. Зажиревшие на советском спецпайке, они и впрямь возомнили себя высшей кастой, которая может безнаказанно плевать на русских холопов.

Каждый такой деятель искренне полагает, что просто обязан осчастливить нас своим присутствием и тошнотворными ужимками. За наш счёт, конечно же. Но мы давно уже не хотим их присутствия. Нам и даром не нужно такое счастье. И творения их не нужны. Они выбрали свой путь и пускай бы шли хоть в Европу, хоть в Турцию, хоть куда. Беда в том, что они прощаются, но никак не уходят. Машут ручкой, но тут же протягивают другую, требуя денег и наград. Говорят о нас мерзости и в то же самое время жалостливо просят о помощи, поскольку нигде особенно не известны и никому не интересны.

А ещё мы устали от предательства. Я не могу представить, чтоб русского режиссёра, наговорившего примерно то же самое о грузинах, приняли бы в Грузии с распростёртыми объятиями, давали бы премии, миллионы евро и ставили бы его фильмы в прокат. Но у нас такое в порядке вещей.

Потому что та интернациональная прослойка, что заведует в России культурой и распределяет финансовые потоки, сама отличается недюжинной русофобией. Для неё Иоселиани, Мамардашвили и иже с ними – не враги, а добрые друзья и верные соратники. Вот и награждают, вот и привечают, вот и кормят до отвала.

Врождённый комплекс неполноценности, присущий новиопской интеллигенции, заставляет её подражать дореволюционной русской аристократии, восхищавшейся европейцами. Но за практически полным отсутствием европейцев в пределе досягаемости, им приходится восхищаться грузинами или украинцами. Что из этого получается и к чему приводит – мы видим на примере с Иоселиани. Да и не только на этом примере, увы.

https://litrossia.ru/item/o-bednom-gruzine-zamolvite-slovo/

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_06_25_k_chemu_privodit_nizkopoklonstvo_pered_na Mon, 25 Jun 2018 13:00:03 +0300
<![CDATA[Падение престижа рабочих профессий]]> Падение престижа рабочих профессий наблюдается сейчас во всем мире. Низкооплачиваемый специалист статусной профессии стал подобным бедному дворянину - денег мало но много гонора

Уважаемые читатели! В прошлом году 94 тысячи молодых людей и девушек окончили курсы стилистов и визажистов, хотя на рынке для них всего 18 тысяч вакансий. 83 тысячи получили журналистское и пиарное образование, чтобы заполнить 65 тысяч рабочих мест. При этом на 275 тысяч требуемых строительной отраслью мест претендует 123 тысячи выпускников, а на 72 тысячи мест инженеров – 40 тысяч выпускников. Недостающие кадры приходится постоянно завозить из-за рубежа. В нормальной стране, где нормальная система предоставления образовательных услуг и нормальный рынок труда, такого просто не может случиться.

На всякий случай: цифры мною взяты из сегодняшней «Гардиан». Это не в России, где Холманских и Ливанов, а в Великобритании, где всё английское. Это там нужны строители и инженеры, а вместо этого размножаются безработные стилисты, тренеры по фитнесу и пиарщики.

Анализ сетевых атак и переформатирования населения,
и применения мягкой силы
разобрано в статье:
Сетецентрическая война - что это
в статье:
Подробная технология разрушения стран
в статье:
Как убивают государства
в статье:
Что такое когнитивное оружие
в статье:
Технологии перекодирования мира

Если вам интересно, при чём тут мы с вами и чем это всё кончится, – давайте об этом поговорим.

Сначала о том, причём тут мы. Во-первых Англия – это запасная родина нашей элиты. И во многом с неё скопипащен общественный уклад, навязываемый нам собственным вестернизированным классом. А во-вторых – у нас во многом уже творится то же самое, поэтому давайте присмотримся к передовому опыту.

Осмотр начнём с простой констатации: все эти сотни тысяч молодых бритишей, выбирающих парикмахерство и фитнес, плевали на невидимую руку рынка. Согласно невидимой руке, все люди должны рваться туда, где больше платят. Ну так вот: электрик получает 30 тысяч фунтов в год, обычный строитель – примерно столько же, крановщик – 30 тысяч.

А парикмахер – 9,9 тысяч фунтов. А физруки и администраторши спортклубов разного рода – 8,3 тысячи.

Среди интеллигентных профессий тоже что-то странное: журналисты, вплоть до редакторов – зарабатывают 28 тысяч фунтов, а инженер-электрик – 42 тысячи (кстати, водитель поезда столько же).

То есть невидимая рука почему-то в важнейшей сфере – трудовой – не только невидимая, но и неощутимая. Почему-то в системообразующие (инфраструктурные, научные, медицинские, промышленные и строительные) отрасли, где хорошо платят, народ идти не хочет. А во всякий «сектор лайт», где платят хуже, – хочет. И тенденция эта системная.

У меня есть версия, уважаемые читатели, почему всё вот так.

Дело в том, что наш европейский современник – любой, московский или йоркширский – в первую очередь не хочет париться и нести большую громоздкую ответственность. У него нет особого желания вставать в шесть утра, надевать бронебойные строительные ботинки и фуфайку, ехать вкалывать, возвращаться поздно вечером в состоянии полутрупа и натирать очередную продутую, растянутую или ушибленную часть тела специальным гелем, чтоб завтра не сильно болело, потому что опять работать. Ещё меньше у него желания идти вколачивать знания в хамоватых детей, которые в любой момент начинают жаловаться начальству, или напрягаться по 10-15 лет, получая трудное дорогое образование, чтобы потом отвечать за что-нибудь сложное на стройке или в больнице.

Зато у современника есть желание стоять красивым у стойки спортбара, охмурять клиенток (вдруг богатая попадётся), на халяву качаться, получать спортивный фуд со скидкой, а иногда – замирать и отключаться от мира, когда по большим телеэкранам фитнес-клуба передают игру любимой команды. Если учесть, что в современном продвинутом фитнес-зале сделано всё, чтобы клиент ничего не мог на себя уронить или иначе повредиться, – там даже ответственности особой нет. Жизнь небогата, но ненапряжна. В крайнем случае можно и подзаработать сверх зарплаты – например, продавая амфетамин или экстази.

И скажем честно: современника трудно упрекать в том, что у него возникают эти простые человеческие желания. Ведь он живёт в социуме, который перед собою никаких сверхзадач не ставит уже несколько десятилетий, зато очень мастерски культивирует простое, ненапряжное бытовое счастье. Вы себе представляете плакат «Иди в металлурги! Британии нужны именно твои плавки»? Такой призыв довольно трудно обосновать. Особенно пока металлургами худо-бедно работают пакистанцы, строителями – молдаване с латышами, врачами – индусы, а электриками – поляки и прочие мировые замкадыши.

В итоге, коротко говоря, мы получаем «эффект Уэллса»: жители среднестатистического европеизированного общества не хотят быть элитой, а хотят быть элоями. Ну или эльфами, если угодно. То есть бешеная борьба за статус – это не для них. И безудержное потребление – тоже не для них. Они не желают бешено бороться за изделие из красного дерева, им хватает того же изделия из пластмассы. Тем более что всяких дешёвок из пластмассы вокруг такое изобилие, что на то, чтоб потребить даже их – нужна куча свободного времени. Вы пробовали играть во Fruit Samurai? То-то. Современный развитый мир такой развитый, что принцип жизни-лайт уничтожает разницу между "потребителями" и "дауншифтерами".

От классической уэллсовой схемы с беззаботными элоями и подземными пролетариями-морлоками эта картина, правда, немного отличается. Морлоки у Уэллса в "Машине Времени" превратились в самовоспроизводящуюся расу, которая сидела у своих станков и даже света белого видеть не могла, вылезая только ночью. А современные нам морлоки – раса одноразовая. То есть они приезжают из своего мирового замкадья, трудятся на шершавых тяжёлых должностях, производят на свет детей – а те в первом же, ну максимум во втором поколении превращаются в элоев и идут на курсы стилистов.

Таким образом, «лайт-цивилизация» оказывается обычной пирамидой, требующей постоянного притока извне людей, согласных напрягаться. При этом к ним, кстати, будет предъявляться меньше требований, чем к тем, кто напрягаться не согласен: кандидатов в эскорт-сервис столько, что можно выбирать лучших из лучших – чего не скажешь о металлургах.

В итоге уже сегодня во всём цивилизованном мире наблюдается любопытная картина: уровень технологий (создаваемых напрягающимся меньшинством) повышается, а уровень знаний ненапряжного большинства -- падает. Несмотря на всю "бешеную конкуренцию".

Не слишком квалифицированные врачи выписывают отличные лекарства, киношники снимают идиотские фильмы с офигительными спецэффектами, инженеры-халявщики оперируют высокоинтеллектуальными программами, а малограмотные журналисты и пиарщики копипастят хитрые, обкатанные десятилетиями приёмы воздействия на целевую аудиторию.

Казалось бы, это не беда: когда есть фотоаппарат, уже не нужно столько портретистов. Когда есть офигительная таблетка – врачу уже не обязательно быть парацельсом и самому смешивать микстуры. Но вся штука в том, что в базовых, важнейших сферах технологизируется далеко не всё. Например, государственное управление имеет дело с постоянно изменяющейся реальностью -- и то, что отлично работало в 1980-е, сегодня внезапно работать отказывается. Между тем, мы уже который год наблюдаем, как мировая элита бормочет что-то о необходимости оздоровления мировой финансовой системы, хотя все понимают, что систему не оздоравливать надо, а менять в корне.

Причина этого невнятного бормотания проста: в элитах сидят такие же люди, как и везде. И большинство из них – такие же, по сути, ненапряжные элои, просто заброшенные в силу биографии или по наследству в управляющие классы. Брать на себя большую шершавую ответственность и резать реальность по живому им нужно примерно так же, как парикмахерше идти в металлурги. И даже меньше: лично они хоть завтра могут уйти на покой и ловить марлинов на тёплых островах среди мулаток. За дополнительными справками можно обратиться к С.Берлускони или к бывшим премьерам всяких латвий, живущим на о. Маргарита, Венесуэла.

Тут, наверное, самое время задать вопрос: что же делать? По нашему мнению, вариантов нет: единственным выходом для «Цивилизации Лайт» является полная переориентация общества на всеобщее, обязательное и непрерывное развитие для всех и каждого. Необходимость этого была ещё 62 года назад довольно коротко и ясно выражена в статье старенького председателя совета министров одной большой страны под названием «Экономическкие проблемы социализма в СССР», которую мы так часто вспоминаем.

Стилисты и эффективные менеджеры, конечно, будут недовольны. Но то общество, которое вспомнит об этой статье первым, -- в итоге и выживет, и выиграет.

Источник: http://bit.ly/2tzwKFg

]]>
http://so-l.ru/news/y/2018_06_25_padenie_prestizha_rabochih_professiy Mon, 25 Jun 2018 12:00:01 +0300