Выбор редакции

Турция согласилась шпионить в пользу Ирана

Становятся известны любопытные подробности недавнего визита премьер-министра Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Тегеран. По информации агентства Debka, между руководителями двух стран было заключено негласное соглашение о том, что отныне спецслужбы Турции станут информировать иранскую сторону о всех передвижениях американских войск в регионе, «связанных с возможными действиями против Ирана». А затем - во время пребывания в Стамбуле президента Махмуда Ахмадинежада, который участвовал в экономической сессии Организации исламской Конференции (ОИК)- эти «джентльменские договоренности» получили, якобы, конкретное наполнение - турецкая сторона известит иранских партнеров и о военных приготовлениях израильтян. Поначалу турецкий генералитет, считающийся оплотом прозападной ориентации турецкого государства, был категорически против таких планов премьера-исламиста. Однако затем армейское командование изменило свою точку зрания. Скорее всего, неожиданная покладистость генералов объясняется не только заметным изменением внешнеполитического курса страны, в котором все явственнее проступает «восточный вектор», но и последними тенденциями в отношениях Анкары с Евроатлантическим сообществом. По словам эксперта Института ближневосточной политики в Вашингтоне Сонера Кагапти, которого цитирует итальянская газета Il Foglio в статье «Мы теряем Турцию», «в первый раз за 60 лет турецкое правительство отдаляется от Североатлантического союза и разворачивается в сторону Востока - даже армия, самый светский и далекий от исламской доктрины Партии справедливости и развития институт, не осталась в стороне от нового политического курса». А происходит это потому, что объединенная Европа открыто и четко дает понять, что не собирается принимать Турцию в свои ряды. И происходит это на фоне значительных усилий Анкары по либерлизации политической жизни и законодательства страны, стремлению к разрешению курдской проблемы и нормализации отношений с соседями. Включая «извечного врага» - Армению. Причем правительство идет на эти шаги, невзирая на значительную оппозицию националистических и фундаменталистских кругов. А ЕС, снисходительно признавая, что Турции удалось достичь определенных положительных результатов как на внутреннем, так и на внешнеполитическом поле, фактически указывает, что все это отнюдь не является основанием для вхождения турков в семью европейских народов. Еще одним показателем этого стало заявление представителей парламентского большинства Германии. Канцлер Ангела Меркель в очередной раз подтвердила, что «речь может идти лишь о привилегированном партнерстве, а не полноценном членстве - принятие Турции в ЕС не стоит на повестке дня». В свою очередь, министр финансов Вольфганг Шойбле приводит ряд доводов, согласно которым «членство Турции в ЕС нежелательно». По его словам, хотя Германия заинтересована в европейской интеграции, но нельзя не считаться с тем, что континет имеет географические границы, и «никто не почувствует себя в Европе, если она будет иметь границы с Сирией, Ираном и Ираком». Несмотря на заинтересованность в партнерских отношениях с Турцией, «это не означает, что все наши партнеры должны интегрироваться в Европейский Союз». И тот факт, что Турция являет собой пример «исламской демократии», не имеет никакого отношения к вопросу ее вступления в ЕС – иначе «мы должны были бы обсуждать членство в ЕС Пакистана или Индонезии». Кроме того, «до тех пор, пока Анкара запрещает строительство церквей и деятельность представителей духовенства христианского меньшинства страны, ни о какой религиозной свободе и речи быть не может. Турецкий премьер-министр Эрдоган забил гол в собственные ворота своими позорными и клеветническими словами о «клубе христиан» («Христианским клубом» турецкий премьер назвал недавно Евросоюз -прим. «СП»). Поэтому «было бы целесообразней продолжать нашу линию и предлагать Турции привилегированное партнерство». Кажется, это – максимум, на который может в обозримой перспективе рассчитывать Анкара. Что, заметим, подтверждается и заявлением министра по европейским вопросам Франции Пьера Лелюша. По его словам, в прошлом месяце президенты Николя Саркози и Абдулла Гюль пришли к устному соглашению относительно позиции сторон вокруг процесса турецкой евроинтеграции. В частности, президенты договорились, что публично Париж по-прежнему будет препятствовать полноценному участию Турции в Евросоюзе, выступая за ее «ассоциативное членство». При этом, однако, переговоры по приему Анкары официально будут продолжаться, поскольку «это полезно для всех и исходит также из интересов Турции, а современная и демократическая Турция будет на пользу Европе». Самое любопытное – взамен «политические, экономические и стратегические отношения между Францией и Турцией будут выведены на самый высокий уровень». То, что Анкара пошла на такую договоренность, лучше всего свидетельствует, что в Турции убедились: Евросоюза ей не видать ни при какой погоде. И в этих условиях следует порадеть, в первую очередь, о собственном интересе. Который, как не без оснований считают в Анкаре, предполагает определенное улучшение отношений с миром ислама, включая Иран. За счет некоторой коррекции традиционно безоговорочного прозападного курса. Ясно, что именно понимание данного обстоятельства заставляет турецких генералов спокойно наблюдать за такими действиями правящей партии исламистов, которые в противном случае давно уже привели бы к «наведению конституционного порядка в стране» войсками. Впрочем, нет полной уверенности, что договоренность о предоставлениии Тегерану важной разведывательной информации военного характера действительно будет выполняться. 7 декабря премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган направляется в Вашингтон с официальным визитом. Очевидно, что тенденция сближения Анкары с Ираном и охлаждение ее взаимоотношений с Тель-Авивом тревожит администрацию Барака Обамы. У турецкой стороны возникают блестящие возможности для политического торга, и окончательное определение турецких внешнеполитических приоритетов будет произведено по результатам встречи Эрдогана с Обамой. Анкара
НОВОСТИ ПО ТЕМЕ