Выбор редакции

Мы все боимся летать. Но летаем!

Выступая на коллегии Минтранса РФ на этой неделе вице-премьер Сергей Иванов предложил увольнять пилотов, допустивших употребление спиртных напитков накануне вылета и, кроме того, увеличить штраф для авиапассажиров, злоупотребляющих спиртным на борту, "Что касается выпивох-пассажиров, то и в их отношении, на мой взгляд, наказание тоже нужно ужесточать", - заметил Иванов. По его мнению, действующий штраф в 500 рублей "надо менять". "Очевидно, что необузданное пьянство отдельных лиц на борту воздушного судна представляет серьезную угрозу для других пассажиров", - отметил Иванов. Интернет сообщество давно обсуждает тему: большинство пассажиров выпивают спиртное перед полетом из-за элементарного страха, боязни замкнутого пространства на высоте. Однако каждый раз заново убеждаешься, что человеческая натура непостижима. Известный в интернет-сообществе юзер под ником sergeydolya предложил людям, имеющим отношение к авиации, написать цикл коротких статей для "испуганных пассажиров". Потому как считает, что аэрофобия, бесконтрольный страх - в авиационной безграмотности пассажиров. Его поддержал столь же известный автор под ником letchikleha, рассказал "немного о возрасте самолётов, о неисправностях возникающих в полёте, об отказах авиационной техники на земле и в воздухе и чем это всё грозит обыкновенному пассажиру". Зачем? "Бояться в любом случае глупо, а уж при падении с 5 км риск остаться в живых - минимален", - резонно заметил nikita_syskov. "Ну узнаете вы, почему дают 4 бипа перед взлетом, ну узнаете вы, какой издает звук самолет в той или иной ситуации, что от этого изменится? - иронически вопросил yar_ru. - Вы побежите помогать пилотам? Нет. Пилоты и бортпроводники знают, что и как. В связи с этим, я бы наверно вывел "профессиональную обязанность" пассажира: сидеть спокойно, подчиняться действиям экипажа и никак не пытаться их трактовать. Мы не специалисты, а они - да." Полностью согласен. Всю жизнь считал: если человек летит в самолете - значит, он полностью доверился, ничего не боится, спокоен. Всю жизнь считал: кто боится - тот не летает. Однако большинство хочет знать, что там шумит, какой крен при турбулентности и т.п. "Если самолет падает (или взорвется, в общем, когда понятно, что гибель неминуема), есть у персонала обязанность уведомлять об этом пассажиров? Или молчать будут до последнего, чтоб не было паники?" "Я как раз боящаяся летать, но все равно упорно лезущая в самолет". То есть летаем, но боимся. Боимся - но летаем. Прямо призналась одна читательница, что опасаются все: кто не боится, тот не интересуется, что там при полете шумит и кренится. Даже участившиеся случаи прямо-таки буйного пьянства отдельных пассажиров объясняют подсознательным страхом, заглушаемым водкой. Требование вице-премьера ужесточить наказание за пьянство на борту как пилотов, так и пассажиров, связано со скандалом в авиакомпании "Сибирь". Пилот аэробуса A320 пытался вести лайнер маршруту Франкфурт - Новосибирск в состоянии алкогольного опьянения. Происшествие вызвало бурное обсуждение, одна из читательниц спросила: "Пьют ли летчики для храбрости?" Общественный консультант ответил: "Пьют, но не для храбрости (от "начала пути", до стадии линейного пилота проходит ОЧЕНЬ много времени), а дома, как все обычные люди". Ответ неполный. По многим параметрам. Вот ситуация, характеризующая поведение летчиков. Речь о катастрофе Ту-154М, который рухнул 22 августа 2006 года неподалеку от Донецка. Погибло 170 человек. Тогда дорогу преградил грозовой фронт. Обходить его – значит делать сотни "лишних" километров, расходовать топливо. За экономию керосина, за выбор прямых маршрутов, пилоты "Пулковских авиалиний" получали до 300 дополнительных долларов в месяц. Экипаж попытался преодолеть грозовой фронт сверху. Самолет оказался на высоте 11900 метров. Машина свалилась в штопор, потеряла управление и врезалась в землю. Разумеется, причины катастрофы комплексные. Но в их числе и эта. Наша реакция вполне понятна: как можно было рисковать своими жизнями и жизнями пассажиров из-за дополнительных 300 долларов? Психологи считают, что у пилотов, у людей других подобных профессий, со временем чувство опасности притупляется. Профессиональная если не болезнь, то привычка. Так что пьют они, видимо, не "для храбрости". А исключительно от распущенности и бесконтрольности. Причем, повсеместной. В нашей гражданской авиации говорят: "Не пьет только автопилот - так он на спирту работает!" 14 сентября 2008 года при заходе на посадку в Перми разбился самолет компании "Аэрофлот - Норд". Погибли 82 пассажира и 6 членов экипажа. По заключению комиссии, в крови командира экипажа обнаружен этиловый спирт. Прослушав запись "черного ящика", приходишь к простонародному выводу - почти лыка не вязал. Он говорил второму пилоту: "Ты же видишь, я не могу..." Так ведь не только пьют - еще и наркотой балуются. Не случайно же вице-премьер Иванов сказал хоть обтекаемо, но вполне понятно: "Употребление запрещенных медицинских препаратов..."И как нам после этого не бояться? Как не развиться аэрофобии даже у тех, у кого ее отродясь не было? А еще мы знаем, что отечественный авиационный парк изношен до предела, вплоть до выработки летного ресурса, что государственный технический контроль фиктивный. К примеру, тот же Ту-154М, разбившийся под Донецком, был куплен в Китае, где эксплуатировался в течение 10 лет. Для авиаперевозчиков такие сделки выгодны - подержанные самолеты из-за границы в два раза дешевле. Его техническое состояние, заключили эксперты, установить уже невозможно. Но деваться-то некуда. Тысячи людей вынуждены летать в самолетах хотя бы по делам службы. Откажешься, сказ простой - ищи другую работу. Так что пусть штрафуют за выпивку на борту. Нервный стресс обойдется дороже.
НОВОСТИ ПО ТЕМЕ