Выбор редакции

"Наш завод опозорен"

Что на самом деле говорят рабочие Уралвагонзавода.



На субботний митинг в поддержку Владимира Путина на привокзальной площади в Екатеринбурге автобусами и бесплатными электричками готовятся свозить рабочих со многих заводов Свердловской области. Но главное внимание приковано к Уралвагонзаводу из Нижнего Тагила: именно отсюда во время прямой линии с премьер-министром прозвучало предложение приехать с Москву и разогнать митинги оппозиции. Здесь организовались первые комитеты в поддержку Путина, здесь же планировался торжественный выезд в столицу свердловской области на танке (в последний момент от этой идеи пришлось отказаться из-за противоречия законодательству о мирных митингах).

Попасть на завод без предварительно поданной заявки невозможно, поэтому общаться с рабочими приходится во время пересменки у проходной . На вопрос “едете ли вы на митинг в Екатериндбург?” из 124 опрошенных 111ответили “нет”. Среди самых популярных причин отказа : Некогда” (21) и “Плохо позвали” (14). Также звучало: “здоровье не позволяет”, “не хотим, мы мирные люди”, “не берут, мы слишком старые”, “и без меня людей хватит”, “мужья не пускают”.

“Мы Путина больше терпеть не можем”, - объясняет один из рабочих -. После того декабрьского телемоста наш завод опозорен!”. “Из-за этих жополизов в кадре теперь вся страна думает, что мы все такие”, - добавил его коллега. Всего на заводе работает около 30 тысяч человек. По данным тагильчан - это самый большой завод в стране. Средняя зарплата - 20 тысяч.

Взлохмаченный мужчина с шапкой набекрень и помятыми брюками на просьбу разъяснить, почему он не поедет на митинг, сильно возмутился. “Не хочу Путина у власти в третий раз! Зажрался, скотина!” - и резко ускорил шаг. “Не страшно такое говорить на территории завода?” - кричу ему вслед. В ответ мне: “Нет! У нас же демократия!”

Один из рабочих согласился подробно рассказать мне причину отказа ехать в Екатеринбург. Правда категорически отказался фотографироваться и тем более запретил использовать свое имя в печати. “У нас на заводе так - не согласен - бухти. Но тихо!”. За громкое “бухчение” этому рабочему, по его словам, грозит наказание вплоть до увольнения. Он поясняет, что ему 50 лет и увольнение фактически значит оказаться без работы навсегда, после чего проверяет мое журналистское удостоверение.

Читать далее.
НОВОСТИ ПО ТЕМЕ