Выбор редакции

Михаил Боярский возглавил партию курильщиков

В Москве состоялось учредительное собрание Общероссийского движения за права курильщиков. Это новая общественная организация, призванная объединить совершеннолетних курильщиков по всей России и дать им возможность быть услышанными в обсуждениях законодательных инициатив, напрямую затрагивающих их интересы. Одним из председателей Общества назначен Михаил Боярский На собрании инициаторы обсудили возможности участия движения в общественных дискуссиях, посвященных законодательным инициативам по борьбе с табаком. Важным приоритетом движения стала необходимость добиться того, чтобы точка зрения курильщиков прозвучала в рамках продолжающегося обсуждения законопроекта Минздравсоцразвития «О защите здоровья населения от последствий потребления табака».

«Мы все знаем о существовании немалого количества организаций, борющихся с курением. Но стремление уменьшить распространенность курения не должно закончиться борьбой с совершеннолетними курильщиками. Напротив, любые законодательные инициативы должны основываться на фактах, подкрепленных публичным обсуждением, в которых должны участвовать, в том числе, и курильщики», — отметил Андрей Лоскутов.

Общероссийское движение за права курильщиков откроет представительства в более 40 регионах России.

Одним из главных оппонентов новой партии выступает главный санитарный врач РФ Геннадий Онищенко. «Надо зубами отвоевывать свое жизненное пространство, — заявил он в интервью ecolife.ru. — А мы ж советские люди все. Долбанет – да ничего, пойду в больницу. Это издержки нашего законодательства. Не успокоились. Сейчас мы работаем над регламентом таможенного союза. Еще больше хотят себе преференции получить табачной… Понимаете?»

Онищенко развил тему: «Вот сегодня приводил я пример. Вот есть норма: сто метров. От школы, от детского сада и так далее. Я был в отчаянии — эта норма у нас не работает. Архангельск – небольшой, в общем-то, город. В прошлом году 104 дела возбудили по этим 100 метрам. Вот начинали мы в Москве. Киоск стоит в 10 метрах от забора школы. Приходим в суд: «Вы знаете, надо выписку из кадастра принести. Чтоб там было написано экспликация этого объекта. А то, что вы намерили, но вы же не имеете права на это». — «Да вот же, давайте ногами померим». — «Нет, ну что вы». Потом доказали, и уже есть судебная практика. А для меня же это вот тот ноготок, ухватившись за который мы оторвем им всю руку.

Есть правоохранительная практика в районном суде, в областном суде. Все 141 дело мы выиграли. Они пошли, взяли метровую линейку, на эту линейку местная мерная палата поставила штамп, что это действительно метр, а не 99 см. И этой линейкой они мерили, оформляют акт и несут в суд. «Смотрите». — «Кто делал?» — «Вот врач делал». — «А на основании чего делал? У него нет лицензии». — «Как, нет лицензии? Диплом о школьном образовании. Знает таблицу умножения». Создали прецеденты. В юридической казуистике можно все найти. 141 дело выиграли.

Значит, 141 киоск закроется. Кто-то говорит: «Да пошли они, я не буду соблюдать». Изъяли там что-то 4 или 5 тысяч пачек сигарет и уничтожили. Потому что незаконная продажа, есть решение суда — изымаем. То есть вот такими мерами мы можем.

А теперь давайте обсудим эту тему с этим дурацким пивом. Слава богу, мы приняли закон о том, что пиво – алкоголь. До этого нам же говорили: «Какой пиво алкоголь, о чем вы? Это пиво! Это не алкоголь!» А раз это алкоголь, то запрещается пить на стадионе, да? Вы слышали гневливые высказывания в мой адрес некоего… на «Д» его фамилия, он владелец «Спартака». Федул. Он зам «Лукойла», бедолажка, так хорошо трудится, что заработал денежку и купил целый футбольный клуб.

«Что там этот дурак Онищенко рассказывает? Да вы что, да это же так здорово». Ну, пришлось огрызнуться. А теперь господин Лутко говорит. «Ну, мы же взяли на себя ответственность за проведение чемпионата, мы вернем на время чемпионата». Когда он будет? В 18-м году? Вот поверьте мне, в конце этого года примут закон, и до 18-го года будут спаивать не одно поколение людей. Я уверяю.

Огромная, циничная, хамская, абсолютно ни о чем святом не думающая алкогольная и табачная… Так мы же куда избираем? Мы депутатами их делаем с вами. Посмотрите на эту госпожу Школкину, которая протащила этот табачный регламент. Сегодня она депутат от «Единой России» от Мордовии. Какое нормальное цивилизованное общество разрешит это делать? Никакое, которое себя уважает. Да, избрал ты себе эту профессию, мы терпим ее, но мы не дадим попирать наши моральные, этические… Ты не изберешься никогда депутатом, ты не имеешь право тратить деньги на создание положительного имиджа, да? А у нас же сплошь и рядом. «Мы провели акцию, мы купили детям памперсы в онкологическом диспансере!“ Который заболел оттого, что его родители имеют эти вредные привычки. Мы их такие из себя святые. Деньги на крови заработать, это кровь, это наше здоровье с вами. Он же не гантели сделал, он сделал яд, отраву. Пока мы не будем цивилизованными, ничего не будет».

КОР: Я хочу спросить, вы за размещение фото раковых заболеваний?

Онищенко. Не за размещение, я об этом мечтаю, это мне снится по ночам. Это будет один из самых светлых дней в моей продолжительной жизни, хотя она у меня достаточно яркая.

КОР: И, какой бы вы установили штраф за курение в общественных местах? Каким он должен быть?

Онищенко. Ну, это, понимаете вопрос философский.

КОР: Тут нельзя оттолкнуться от загрязнения воздуха вообще?

Онищенко. Понимаете, можно. Ну, условно говоря, давайте назначим 10 тысяч. У начальника зарплата, у Федуна какая? Вы можете догадаться, если он целый клуб купил. Раньше борзых щенков покупали, а сейчас покупают футболистов. Так? Он будет эти 10 тысяч каждый день платить. А для кого-то это убийственно. Не будешь же от доходности платить. Но надо, чтоб кусался. Вот этот второй, тот, кто курит. Я курю в вашем присутствии, вы не курите – я вам наношу реальный ущерб здоровью. Вы пассивный курильщик, вы получаете вреда больше, чем я. Значит, категорический запрет. Я не знаю, надо корпоративные кодексы принимать, увольнять этих людей с работы. Бросят, никуда не денутся.

КОР: Вопрос по поводу программы борьбы – неважно, с алкоголем или табакокурением. Мы говорим обычно о двух направлениях. Первое просветительское, второе законодательное.

Онищенко. И правоприменительное. Правоприменительным можно самые священные законы написать. Ну, и что?

КОР: Не кажется ли вам, что должно быть до комплекса третье направление – оказание медицинской помощи? Ведь сейчас этим не занимается никто. Стоит вопрос: толи создавать специальные структуры, то ли поликлиническому звену отдать, но помощь нужна тем, кто хочет бросить курить, но не может.

Онищенко. Тем, кто хочет бросить курить и не может, я бы разрешил бизнес. Дать частную практику, лицензировать эту работу и пусть учит. Это нормально. Если нормальный человек, который понимает, наконец-то понял, что это влияет на его здоровье, покупай эту услугу. Для детей нужно обязательно государственное. Даже в рамочной конвенции это написано. В определенных случаях принудительное лечение. Все пугают ЛТП, я в ЛТП был, я работал уже врачом, я видел ЛТП. Да, в определенной мере эти ЛТП были школой передового опыта. Но это вовсе не значит, что мы не можем … Вот понимаете наркомания не излечима, так же как и алкоголизм, он не излечивается. Это заблуждение. Можно достигнуть стойкой ремиссии. На всю жизнь, это может быть. Но все равно. Нормальный человек, вот я не пью и я не страдаю алкоголизмом. При каких-то обстоятельствах меня заставят, через пипетку вольют, я выпью стакан водки. Но протрезвею и все. Если в алкоголика влить этот стакан, или он сам его, то потом с колес сойдет, как говорится. Равно как и тот, кто колется. Поэтому, эта стойкая ремиссия достигается при обязательном условии. Я созрел, я хочу бросить. Вот тут мы можем помочь.

КОР: Так это активный потребитель?

Онищенко. Да.

КОР: Какие это активные формы?

Онищенко. Есть цивилизованные формы. Называю вам цифры. Среди тех, кто решил и который не утратил волевые качества, который для себя окончательно решил бросить курить, колоться — только у 1% будет стойкая ремиссия. Критерий стойкой ремиссии — год. Конечно, я хочу бросить на всю жизнь. Вот такова цена выхода оттуда, это практически то белорусское болото, которое уже если засосет, то уже не вылезешь. Только 1%, понимаете. К сожалению, нет возможности лечить. Если я сегодня первый день начал курить, то до болезни я дойду за 7 лет, в среднем. Кто-то через год, через два, кто-то за большее время. В среднем, семь лет. Вот представьте, сколько людей сегодня еще не находится в поле зрения медиков, но при этом с разной скоростью идет к этой черте. Он обязательно к ней придет. Вот 7 лет это умножить на 7 надо, как минимум. И вот представьте себе, как на него действует эта реклама, которая идет по нашему телевизору «Клиника Маршака» — за два раза мы вас вылечим. Это – уверен, оплаченная наркомафией реклама. Не вылечат.

КОР: Дело в том, что Маршак не работает в этой клинике, его выгнали от туда.

Онищенко. Да, взяли бренд и раскрутили.

КОР: Вот по поводу экологии. Вы сказали, что катастрофическая ситуация с выбросом транспортных средств…

Онищенко. Не катастрофическая, нарастающая. Катастрофическая у нас в Москве…

КОР: Вот вы употребили слово «катастрофа» в Москве. Вот если жители Москвы в количестве коренных жителей возьмут и подадут в суд за то, что они живут в нехорошей атмосфере из-за того что пробки, из-за того, в такая ситуация. Как эту ситуацию?..

Онищенко. Попробовать можно, но перспектива судебного решения мала. Ну, вспомним давайте. Мы были с вами чуть помоложе, мечтали жить на садовом кольце. Да? Квартира в сталинских домах. И не хотели жить в Алтуфьево, никто не хотел ехать на Бабушкинскую, на Преображенку. Сегодня жить на садовом кольце это что? — это наказание. Суровое наказание. Наказание, но не оформленное в правопорядке.

КОР: В отношении сигарет, в отношении пива ваша позиция ясна. А планируете ли вы продвигать принятие жестких мер по отношению к продаже и производству крепкого алкоголя?

Онищенко. Сегодня основной вред, который наносится популяции – это, конечно, тяжелый алкоголь. Когда нам раскручивали пиво, «Балтика», да? Эти звонкие имена. Говорили: «Мы переходим на южный тип потребления, мы вытесняем тяжелый алкоголь и заменяем его легким алкоголем». Ничего, конечно, не произошло. Алкоголь остался на том же уровне, даже подрос, а пиво… Вот тот устрашающий карниз алкоголя, который идет через пиво, вырос. Резко снизилась планка регулярного потребления пива, то есть несовершеннолетние стали пить алкоголь в виде пива и так далее.

Буквально вчера ко мне обратился депутат Архангельской областной думы с такой очень яркой фамилией Заря. Бывший военный, он выносит на Государственную Думу свою областную. И он уверен, что протащит закон о запрете на вечные времена на территории Архангельской области продажи энергетических напитков. Он просит меня оказать моральную поддержку. Я категорически пообещал ему эту моральную поддержку. Более того, готов даже физическую поддержку. Потому что законной поддержки-то нет. Своим еще не совсем износившимся организмом вступить в драку, в бой, столкновение с теми алкогольными магнатами на территории Архангельской области, которые будут препятствовать.

Помните, в 2014-м году первая Государственная Дума в России, которая в Таврическом дворце заседала, они разработали закон, который назывался «Об искоренении на вечные времена в России пьянства». Разработал этот закон депутат Челышев, он был представителем фракции аграриев. Тогда, кстати, 18 человек было в той Думе медиков. В первой Думе, которую разогнали. А знаете, почему разогнали? Знаете или нет? Потому что было обязательное условие. Если ты выступаешь с трибуны Думы, ты не имеешь права читать бумажку. Ты должен выступать от себя, ты должен готовиться, должен быть трибуном. Перестаралась ребята, если бумажку читали.

КОР: Вы говорите, что только 1% стойкой ремиссии, зачем тогда ЛТП?

Онищенко. Каждая жизнь даже одного человека, спасенная, – это не зря прожитая жизнь того, кто этим занимается. Вы слишком дешево цените человека. Вы – мир, вы – вселенная. Даже если вас от чего-то оградить, это уже не зря прожитая жизнь моя.

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ