Выбор редакции

Александр Лобов, Думе ХМАО-Югры грозит громкий судебный скандал

Руководство думы Югры неожиданно озаботилось деловыми качествами помощников парламентариев. Первым, и вероятно единственным объектом пристального внимания стал, и это не кажется удивительным, представитель либерал-демократической партии, активность которой, по мнению наблюдателей, уж очень неудобна слаженной техничной работе большинства от «Единой России». Вообще в составе последнего созыва оппозиция значительно укрепила свое представительство и не формально, как это бывает в других регионах, а качественно. Среди партий нетехнического большинства больше всего мандатов получила ЛДПР – 5 из 35, еще пять поделили эсеры и коммунисты.

Появление активных депутатов уже с первых заседаний заметно оживило работу думы и опровергло известный принцип «парламент – не место для дискуссий», по которому жили предыдущие, практически стопроцентно состоящие из депутатов «Единой России» созывы. За первый год работы либерал-демократы смогли не только заставить коллег прислушиваться к своему мнению, но и реально влиять на законодательную политику региона. Одной из таких аппаратных побед стало назначение в марте теперь депутата Андрея Сидорова заместителем Счетной палаты ХМАО-Югры. С этого момента и началась история, превратившая думу в аналог коммерческой организации, а руководство – в придирчивых HR-менеджеров.

Неделовой вывод о «деловых качествах»

После сложения Сидоровым полномочий парламентария его мандат по списку перешел координатору регионального отделения ЛДПР Александру Дроздецкому. По закону одновременно с прекращением полномочий завершился и трудовой контракт со мной - помощником депутата Сидорова. Совершенно техническая внутрипартийная процедура с принятием меня на работу уже в качестве помощника депутата Дроздецкого стараниями руководителей думы превратилась в странную политическую игру.

23 мая я предоставил в отдел кадров думы ХМАО-Югры заявление о приеме на работу помощником депутата Дроздецкого и представление самого Дроздецкого с просьбой заключить с мной срочный трудовой договор. А 5 июня получил письмо за подписью и.о. председателя думы, депутата от «Единой России» Александра Сальникова с отказом на основании ст. 64 Трудового кодекса РФ. Больше всего вопросов у меня вызвала формулировка отказа: «в связи с отсутствием у Вас деловых качеств, необходимых для работы в должности помощника депутата Думы ХМАО-Югры».

Статья, на которую ссылается Сальников, запрещает немотивированный отказ в приеме на работу. Под ним подразумевается отказ, не связанный с деловыми качествами соискателя. То есть причиной не могут служить пол, раса, цвет кожи, национальность, язык, происхождение, социальное, имущественное и должностное положение, возраст, место жительства, наличие детей. Отказ может быть обжалован в суд, и доказывать отсутствие у претендента необходимых деловых качеств должен работодатель.

«Деловые качества» работника, в которых усомнился Сальников, между тем, не абстрактное понятие. И хотя их перечня в ТК на сегодняшний день нет, ясность в этот вопрос внес Верховный Суд РФ. Согласно постановлению Пленума ВС РФ, под «деловыми качествами» понимается, в частности, способность работника выполнять определенную трудовую функцию с учетом имеющихся у него профессионально-квалификационных качеств (например, наличие определенной профессии, специальности, квалификации), а также личностных качеств (например, состояние здоровья, наличие определенного уровня образования, опыт работы по данной специальности, в данной отрасли).

Голословно утверждать об отсутствии деловых качеств работодатель не может, для этого как минимум должна быть проведена аттестация. Но за время моей работы помощником депутата этого ни разу сделано не было. Не проводились оценочные мероприятия – тесты, собеседование, – и при рассмотрении моей кандидатуры. Поскольку непосредственным руководителем помощника является депутат, то все эти процедуры имели внутрипартийный характер. И только после согласования моей кандидатуры в партии Александр Дроздецкий внес представление.

А вот в требованиях к должности помощника депутата пунктов о наличии определенного уровня образования, профессии, специальности, квалификации, опыта, состояния здоровья и т.д. нет. То есть формально судить об отсутствии или наличии деловых качеств на основании данных об образовании, опыте работы и т.д. просто нельзя.

Все, что необходимо знать помощнику депутата, и навыки, которыми он должен обладать, отражены в соответствующем Положении, утвержденном думой округа. Ничего общего с наличием определенной профессии, специальности, квалификации, состояния здоровья, наличия определенного уровня образования, опыта работы по данной специальности, что подразумевают под собой «деловые качества» в этом перечне нет. Вывод Сальникова – это лично его субъективное мнение.



Нелегитимный выговор

Еще один аргумент руководства думы в отказе о заключении договора – дисциплинарное взыскание, наложенное на меня в январе этого года. Тогда я не стал опротестовывать выговор, и на это были свои причины. Эта история тоже оказалась неоднозначной.

О выговоре «за систематическое неисполнение возложенных трудовым договором должностных обязанностей» я узнал постфактум. В конце декабря и.о. спикера Александр Сальников в письме указал мне на обязанность готовить и предоставлять в Информационно-аналитическое управление аппарата думы ежемесячный отчет об освещении деятельности депутата в СМИ. На это письмо я дал письменный ответ и четко объяснил, по какой уважительной причине не исполнял эту трудовую обязанность. И, чтобы предотвратить подобные ситуации, попросил Сальникова дать мне четкие письменные разъяснения: каким способом, в какой форме предоставлять отчет, а также дать координаты этого загадочного «Информационно-аналитического управления.

Но в установленные законом сроки ответа от Сальникова не поступило, зато появился выговор. И тут – с нарушениями. По закону приказ о дисциплинарном взыскании должен быть объявлен работнику под роспись в течение трех дней, но я получил лишь скан-копию по электронной почте.

В письме Александр Сальников указал мне на систематическое непредставление ежемесячного отчета. Однако «систематическое», то есть регулярно, повторяющееся подразумевает, что замспикера неоднократно обращался с просьбой дать объяснения о не предоставлении отчета, но и этого не было. От Сальникова я получил лишь одно письмо.

И, наконец, в срочном трудовом договоре ясно и четко прописано, что работодатель имеет право «требовать от работника исполнения им трудовых обязанностей…». Но c момента моего трудоустройства и до момента, когда я получил это письмо, от А.И.Сальникова или Б.С.Хохрякова никаких требований предоставления отчета об освещении деятельности депутата в средствах массовой информации ко мне не поступало.

Я счел этот «выговор» политическим решением, а потому опротестовывать его не стал. По моему мнению, вся эта затея с мониторингом упоминаний депутатов в СМИ направлена только на то, чтобы контролировать медиаактивность оппозиционных парламентариев и депутатов от «партии власти». И этот вопрос уже поднимался в конце февраля на семинаре-совещании для помощников депутатов. Тогда представители ЛДПР заявляли о бессмысленности проведения такого мониторинга помощниками депутатов, ведь информация, почерпанная из разных источников, не может быть объективной. Гораздо логичнее заключить договор с профильной организацией, которая сможет отслеживать всю повестку во всех СМИ и готовить объективный и полный отчет. Примечательно, что эта инициатива была принята и сейчас именно так и происходит. По моим данным, больше за помощниками депутатов не закреплена обязанность готовить и предоставлять ежемесячный отчет об освещении деятельности депутата в СМИ. То есть, не предоставление отчета, которое руководство думы мне вменяло и пыталось представить как отсутствие у меня «деловых качеств», сейчас по факту от соискателя на должность помощника депутата и не требуется!


Б.С.Хохряков

История может сыграть роковую роль для руководства думы

Александр Сальников, считают наблюдатели, в этой ситуации скорее исполняет роль посредника. Истинный инициатор – председатель думы Борис Хохряков, а причины кроются в чрезмерной активности и открытых критических высказываниях представителей ЛДПР в думе в целом, и моих – в частности. Не секрет, что депутаты от либерал-демократов открыто и жестко высказывают точку зрения на наболевшие вопросы, касающиеся политики как исполнительной, так и законодательной власти Югры.

«Вообще, исходя из их логики, спикеру надо было наоборот, принять на работу в помощники оппозиционному депутату «неделового» работника», - иронизируют наблюдатели. А источники из окружения Бориса Хохрякова, говорят, недоумевают от его поведения в этой ситуации и намекают, что таким образом он перестраховывается, опасаясь потерять кресло. И в данном случае речь идет не о должности спикера, а о другом посте Хохрякова – секретаря регионального политсовета «Единой России». Как известно, единороссы показали провальный результат на минувших выборах в Госдуму, где не только набрали низкий процент голосов, но по некоторым территориям просто проиграли партии ЛДПР.

Я намерен обратиться в суд и придать этой истории максимальную огласку. О происходящем проинформирован и лидер ЛДПР Владимир Жириновский. Я прекрасно знаю, как боятся публичной огласки своих грязных дел чиновники. Я буду добиваться восстановления справедливости, но самое важное, если суд встанет на мою сторону, все узнают, что главный законодательный орган ХМАО-Югры нарушает Закон.

Эффект от недальновидного решения отказать мне по таким спорным причинам, считают наблюдатели, может только усугубить положение Хохрякова, если не сыграть роковую роль. Предстоящее судебное разбирательство вряд ли добавит очков главному единороссу Югры.

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ