Выбор редакции

Британские метаморфозы с именем русского иммигранта ('Англия. Наши на острове', Великобритания)

         Житель города Ковентри Игорь Теличкин прислал в редакцию «Англии» письмо с рассказом о том, какие удивительные приключения могут поджидать обыкновенное, казалось бы, русское имя во время его путеше­ст­вий по британским инс­танциям. «История моего пребывания в UK дос­та­точ­но занимательна, но длин­на. И, рассказывая ее, я рис­ковал бы изрядно вас уто­мить. Поэтому про­шу вас уделить внимание лишь од­ному из фрагментов этой истории, который, на мой взгляд, примечателен уже тем, что в некоторых сво­их чертах напоминает сюжет повести Юрия Ты­ня­нова «Подпоручик Киже» - написал нам Игорь. Мы публикуем его рассказ с некоторыми сокращениями. Въехав в Соединенное Коро­левство несколько лет назад, я с ходу получил от иммиграционных властей отказ в статусе. Однако решил все равно жить здесь. Жить тихо, как мышь. Власти не разыскивали и не выдворяли меня (и я до сих пор благодарен им за снисходительность), а очень многие британцы, которым я бесконечно признателен, своей поддержкой помогали мне выживать и не терять чувство человеческого достоинства. Случилось так, что на определенном этапе моего «выживания» возникла парадоксальная ситуация: у меня появилась нужда открыть счет в банке. Парадоксальная, ибо что делать нищему в банке? Но надобность была. Поэтому я вылез из подполья и «засветился», вписав свое имя в квартирные счета за газ и электричество, чтобы предоставить банку оплаченные счета. Велико же было мое разочарование, когда из компании «Scottish Power» пришел счет не на имя Igor Telichkin, как я им отрекомендовался, а по­чему-то на имя Egor Telichkin. Я тут же принялся звонить в компанию. Ведь для предъ­явления в банке нужен не только оплаченный, но и безупречно исполненный «bill». А таким, как мне прислали, - «только подтереться», - заметил один мой знакомый. В компании без малейших возражений сразу же пообещали ошибку исправить и следующий счет прислать на имя Igor. Я стал ждать и надеяться. Как оказалось - зря. Очеред­ной bill вновь пришел на «Егора». А потом пошло-поехало: в счетах несколько лет подряд неизменно стояло имя Egor. Важно заметить, что в те­чение этого времени мы с мо­им соседом Леном неоднок­ратно пробовали писать и звонить в компанию «Scottish Power», однако всякий раз нам на письма не отвечали. Зато в телефонных разговорах клятвенно заверяли, что все обязательно будет исправлено. Несмотря на это, счета, буд­то из другого мира, стабильно приходили с именем Egor. Впрочем, меня это уже не занимало, потому что затея с банковским счетом провали­лась и по другим пунктам. Иметь дело с бродягой ни в одном из отделений банков не желали. Убедившись в полной невозможности что-либо изменить, я стал относиться к этому, как к непоправимому несчастью своей жизни, которое в моем рабски-бесправном положении остается только покорно терпеть. Да к тому же меня погло­ти­ли дела и заботы гораздо бо­лее насущные, нежели открытие банковского счета. К слову сказать, на который к тому времени уже некому было для меня и перечислять-то что-либо. Мое смирение помогло мне не расстроиться и даже не удивиться, когда «Council Tax Bill» прислали не Игорю Те­лич­кину, а Егору Питчкину (Egor Pitchkin). Я показал подметное письмо соседу Лену и спросил, не глумливое ли это издеватель­ство и оскорбительная нас­меш­ка местных аборигенов всех мастей над бесправным asylum seeker'oм. Но Лен ре­шительно запротестовал и зая­вил, что и он получает письма с ошибками в его имени. Достаточно долго фигурируя в документах как Егор Питч­кин, я уже начал понемногу отвыкать от мысли, что когда-то был Игорем Теличкиным. Лишь изредка в сердцах я хватал очередную присланную «липу» и остервенело исправлял приклеенную мне неблагозвучную кличку. ...Шли годы. В один прекрасный в буквальном смысле день сотрудники Home Office сменили свое ледяное безразличие к моей скромной персоне на благосклонное внимание. В результате я получил вид на жительство в UK! Жизнь моя начала входить в нормальное русло. Весной 2011 года я въехал уже в обычную, а не конспиративную квартиру. Вскоре я получил от ком­пании «British Gas» письмо-из­вещение о том, что компа­ния берет меня под свою опе­ку. Сотрудник компании обращался ко мне уже как к «Mr erichkin». Да, да! Именно так, с ма­ленькой буквы. Похоже было, что и эти туда же! Оставалась слабая надежда, что все окажется безобидной шуткой-розыгрышем, ведь письмо-то было датировано первым апреля! Но нет. Сотрудник, подпи­сы­вавший письма, адресован­ные erichkin'y, и не думал шу­тить. Он занимался, как ему казалось, серьезным и важным делом: охватывал клиентуру услугами компании «British Gas», о чем мне и сообщал. Во второй половине апреля 2011 года я написал по-анг­лийски в означенную ком­па­нию письмо, в котором просил писать мое имя правильно. Реакция со стороны компании последовала достаточно быст­рая, но не вполне адекватная: на мой адрес поступило ру­тин­ного содержания письмо, в котором обращались к Mr Agor erichkin. Некоторый и несомненный прогресс тут, конечно же, наб­людался: в обращении появилось имя. Пусть и неизвестно чье, но написанное с большой буквы. А это уже чего-то да стоит. Все же я решил прекратить этот «беспредел» и обратился к своему знакомому англичанину Дейву с просьбой позвонить в «British Gas» и указать администрации на глупости, творимые сотрудниками ком­пании в письмах клиентам, что он и сделал. Я был уверен, что сразу после этого в мой адрес при­дут письма с извинениями. Од­нако в начале мая мне в дверь бросили письмо на имя Agor Erichkin, подписанное моим давним корреспондентом. Мало того, вскоре снова получил какой-то циркуляр с издевательским (вновь с ма­ленькой буквы!) обращением к Agor erichkin'y. И, возможно, чтобы подчеркнуть презрительное отношение к этому плебею erichkin'y, имя плебея было набрано более мелким шрифтом, нежели все остальные слова почтового адреса. Трудно точно указать, сколько раз в течение весны-лета-осени Дейв звонил в ад­министративный отдел компании «British Gas». Да и было с чего: оттуда продолжали пос­тупать, причем от разных лиц, письма для господина по имени Agor Erichkin, который здесь наверняка никогда не жил и непонятно кем и зачем был выдуман. А в конце сентября 2011 го­да произошло событие, которое сделало ситуацию еще более похожей на повество­вание Ю.Тынянова о несуще­ст­во­вавшем подпоручике Ки­же. В мою квартиру пришло наконец-то письмо на мое правильное в «английском» написании имя, т.е. Igor Teli­chkin. Но пришло также и другое письмо аналогичного содержания, которое было адресовано фантому-призраку по имени Agor Erichkin! И далее этот персонаж «за­жил» в моей квартире своей самостоятельной жизнью, по­лучая письма от «British Gas». Я уже стал по­думывать, а не пожаловаться ли мне в наше «домоуправле­ние» на безот­ветственное по­ведение этого балбеса Agor'a Erichkin'a, который не принимает участия в уборке мест общего пользования и не вносит своей доли на оплату счетов. Возможно, такую хулиганистую жалобу я и составил бы, но в жизни иммигранта постоянно происходят события, не позволяющие расслабляться и предаваться праздным разв­ле­чениям. Вот и у меня, наряду с описанным почтовым романом с компанией «British Gas», па­ра­л­лельно завертелся еще один. На этот раз из компании «Severn Trent Water» пришли письма с магнитной картой на имя Igor Kelichkin. В письме пред­лагалось, используя при­ла­гаемую магнитную карту, внести на счет компании «Se­vern Trent Water» сумму в ‡330 в качестве платы за воду. Вся беда заключалась в том, что аналогичное письмо, но на имя Egor Telichkin, компанией «Severn Trent Water» было отправлено почему-то и в дру­гую квартиру нашего дома. Его мне вскоре передали соседи. Пока я раздумывал, платить или добиваться правильного написания моей фамилии на карте, «Severn Trent Water» прислала еще одно письмо в соседнюю квартиру Egor'y Te­lichkin'y [22], по содержанию достаточно резкое, что выз­вало вопросы у моих уважаемых соседей. Мне пришлось убеждать их, что вообще-то я честный че­ловек, но просил войти и в мое непростое положение. С одной стороны, глупо было бы мне оплачивать счета за воду в обеих квартирах, а с другой - и в своей-то квартире пока платить небезопасно, ибо я заплачу, а все может повер­нуться так, что мне будет за­явлено: от Igor Telichkin оп­латы не поступало. Заплатил Kelichkin. И поди докажи, что платил я. От редакции В конце своего рассказа Игорь упомянул, что исто­рия с платой за воду все же закончилась хорошо, однако мы можем себе представить, какой осадок остался в ду­ше у нашего героя и сколько сил и времени у него отняла эта борьба с инстанциями. Но не думайте, что на этом все и закончилось: по­ка мы готовили рассказ Иго­ря к печати, он прислал нам копию еще одного, свежего письма, датированного сентябрем 2012 года. В нем фамилия адресата была на­писана так: Kelichkim. А значит, приключения рус­ского имени продол­жаются.