Выбор редакции

Сергей Митрохин, Российское Deja vu

Вчера по приглашению одного из лидеров Либерального интернационала лорда Джона Олдердиса выступил в британском парламенте. Вот полный текст моего выступления.

Особенности политического развития России и задачи партии «ЯБЛОКО»

Скоро исполнится год с начала массовых митингов в Москве. У многих они породили надежды на скорые демократические перемены в России. Честно говоря, я никогда не относился к этой группе оптимистов.

Для меня было ясно, что В. Путин будет воспринимать пробуждение общества как крайне вредный результат той «либерализации», которая осуществлялась при пребывании на посту Президента его приемника Д. Медведева. А это означает, что единственно возможной реакцией Путина на массовые протесты будет «завинчивание гаек», т. е. усиление репрессий.

Только таким способом режим Путина считает возможным избежать участи его ближневосточных аналогов, судьба которых, очевидно крайне взволновала руководство России и побудила предпринять превентивную программу действий, направленных против реализации такого сценария.

Вместо того, чтобы начать диалог, которого требовало общество от власти, она стала искать более или менее весомый повод для подавления общественной активности.

Такой повод нашелся 6 мая этого года, когда полиции и спецслужбам удалось использовать авантюрные настроения и замыслы некоторых лидеров протестного движения для организации массовой провокации на Болотной площади.

Побоище 6 мая оказалось поворотным событием, после которого начала разворачиваться заранее разработанная программа наступления режима на права и свободы граждан.

Политические репрессии

Резко у частились акции устрашения по отношению к участникам протестных акций. По уголовному делу о массовых беспорядках 6 мая арестованы 13 человек, под угрозой ареста находятся еще 4. Некоторые из них уже лжесвидетельствовали против себя и в «благодарность» от властей получили реальные сроки заключения. Власть сознательно бросает за решетку не лидеров, а рядовых участников, чтобы запугать на будущее всех желающих участвовать в таких акциях.

Репрессивные практики власти в отношении оппозиции проявляются не только в большом числе арестов, обысков и обвинении участников массовых акций, но и во внеправовых формах преследования: похищениях, угрозах, распечатках прослушанных разговоров и сфальсифицированных хрониках, транслируемых по телеканалам и фактически пыток с целью принуждения к самооговору, как в случае левого активиста Леонида Развозжаева.

При этом том участвовавшие в подавлении акций протеста сотрудники МВД награждаются премиями и бесплатными квартирами.

Преследования коснулись и наших товарищей по партии ЯБЛОКО, обвиняемых и приговоренных по сфальсифицированным или вымышленным поводам: депутата городской Думы Екатеринбурга Максима Петлина ФСБ преследует по заказу коммерческих структур, уличенных им в коррупции. Краснодарские активисты Сурен Газарян и Евгений Витишко подверглись преследованию за то, что обвинили губернатора Краснодарского края Ткачева в незаконном захвате земли на побережье Черного моря..

Ужесточение законодательства

Параллельно с всплеском выборочных репрессий против гражданских активистов была развернута широкая программа законодательных мер по «закручиванию гаек».

С июня на российское гражданское общество сыплется нескончаемый град поправок, расширяющих полномочия репрессивных государственных органов и ограничивающих политическую и гражданскую активность. Журналисты называют Государственную думу «сумасшедшим принтером», потому что поправки принимаются с рекордной скоростью — иногда в течение нескольких дней.

1) резко ужесточены наказания за нарушения закона о митингах, предусмотрены огромные штрафы за нарушения, перечень которых расширен и доведен до абсурда (например штрафы в несколько тыс. долларов за помятую траву или помехи движению пешеходов) , если мероприятие не санкционировано или полиция увидела (или придумала) в поведении участников что-то незаконное; сводящий на нет конституционное право на мирные демонстрации

2) приняты поправки в закон об НКО: те из них, которые получают международные гранты, теперь должны регистрироваться как «иностранные агенты»;

3) расширено понятие «государственной измены»: обвинение в этом преступлении может быть предъявлено любому гражданину, сотрудничающему с иностранцами или международными организациями по желанию властей и обслуживающих их спецслужб;

4) усилен контроль за и Интернетом — под предлогом борьбы с детской порнографией

5) приняты и готовятся новые ограничения для СМИ

Клерикализация государства

Реакция путинского режима на массовые протесты выражается не только в усилении репрессий. Ответом Путина на вызов общества является формирование новой идеологии государства на основе агрессивного клерикализма.

Православие эксплуатируется режимом в специфической трактовке, делающий акцент на противопоставлении этой конфессии европейским ценностям и западному образу жизни. Опираясь на подобный «сакральный ресурс» власть получает идеологическую опору для критики концепции прав человека и политических систем, основанных на соблюдении гражданских свобод. Иными словами, специфическая трактовка православия начинает играть для путинского режима такую же роль, как интерпретация марксизма советскими коммунистами, расовых теорий — Гитлером, или католицизма генералом Франко.

Стоя на позициях «истинного православия» гораздо легче обвинять любое оппозиционное направление в «подрыве устоев» государства, уличать представителей гражданского общества в службе интересам враждебным внешним силам.

На практике эта идеологическая эволюция выливается в демонстративную жестокость приговора участницам панк-группы Pussy Riot, инспирированные антилиберальные «православные стояния», агрессивные патрули «православных хоругвеносцев», открытие факультетов теологии в естественно-научных ВУЗах.

Традиционным конфессиям навязывается функция политической дубины против инакомыслящих, шельмуемых черносотенцами как инородцы и иноверцы — «кощунники».

Как ни парадоксально, сталинские методы подавления оппозиции весьма органично совмещаются с клерикальной пропагандой. Так, например, известный православный проповедник Сергей Рыбко недавно назвал всех граждан, участвовавших в митинга на Болотной площади, «врагами народа». несмотря на то, что среди них было много верующих. Таким образом для клерикальных пропагандистов поддержка Путина является гораздо более важным признаком «истинного православия», чем даже вера в Бога.

Быстрыми темпами формируется и законодательная база клерикально-полицейского государства.

В ГД внесена инициатива, вводящая в УК наказание за оскорбление религиозных убеждений и чувств верующих — вплоть до 5 лет заключения. Под действие расплывчатой нормы, отсылающей к субъективным оценкам, будут попадать, разумеется, в первую очередь, противники клерикализации государства. Данную инициативу Кремля одобрили все фракции Госдумы, что говорит о широкой поддержке тоталитарных тенденций в трансформации режима.

Открытая ставка на антизападный и антиевропейский курс на наших глазах меняет политическую ситуацию в России. Конфликт с Западом становится все более открытым, если не сказать: демонстративным. Нагнетание атмосферы ксенофобии и враждебности к внешнему миру позволяет режиму чувствовать себя гораздо увереннее, отвергая обвинения в фальсификации выборов, уничтожении независимого суда и т. д. Ведь все эти свободы, права и институты, которых требует пробуждающееся гражданское общество, чужды политическому порядку, основанному на традициях «истинного православия».

Проблемы оппозиции

На фоне достаточно ясной эволюции правящего режима состояние российской оппозиции выглядит весьма хаотично.

Сразу скажу о стратегии моей собственной партии. ЯБЛОКО предлагает последовательную альтернативу режиму В. Путина. Мы выступаем за европейский путь развития России и имеем конкретную программу действий в этом направлении. Мы считаем, что это альтернативы можно реализовать исключительно мирным и законным путем, завоевывая позиции в парламентах разных уровней и таким образом постепенно забирая власть у нынешней элиты.

Результаты, показанные партией на последних выборах месяц назад, показывают, что у этой стратегии есть перспектива: нам удалось показать хорошие результате в ряде малых городов.

Для ЯБЛОКА неприемлемы союзы с националистами и левыми радикалами.

Стремление этих сил любоц ценой «свалить» политических режим В. Путина нисколько не оправдывает изначально человеконенавистническую основу их идеологий. ЯБЛОКО борется с режимом Путина совсем не для того, чтобы привести ему на смену новых большевиков или слегка замаскированных фашистов.

Подобных взглядов придерживаются далеко не все либералы в России. Некоторые из них считают возможным создавать с левыми и правыми радикалами общие политические структуры, оправдывая подобную «широту взглядов» необходимостью свержения режима Путина. Доходит до того, что некоторые представители либеральной общественности приветствуют манифестации националистов («русские марши») и призывают в них участвовать. В свое время В.И. Ленин называл таких либералов «полезными буржуазными идиотами».

Поддержанная такого рода либералами новая политическая структура — Координационный совет оппозиции — является своего рода лифтом, который поднимает а большую политику леворадикалов и националистов либо людей с эклектическим мировоззрением, в котором эти крайние воззрения так или иначе играет не последнюю роль

Осознавая смертельную опасность радикальных идеологий для России, ЯБЛОКО вынуждено достаточно жестко отмежевываться от так называемой «объединенной оппозиции», в которой доминируют левые радикалы и националисты. Их мировоззрения по большому счету не представляют собой альтернативы идеологии и практике правящего режима.

Вот что говорит по этому поводу известный право-левый оппозиционер писатель Захар Прилепин:

«Наши с вами, товарищи либералы, претензии к власти разнопорядковы и противоположны. ....— вас бесит вся эта их милитаристская риторика, советский гимн, православное мракобесие. А нам не нравится, что они все это делают не всерьез, понарошку. Риторика иногда почти уже правильная, жаль — практики никакой.

На месте власти мы бы говорили то же самое, только хуже, а потом еще и воплощали это в жизнь с суровым и угрюмым видом. Одним гимном точно б не ограничились.

Вы по-прежнему желаете, как вы любите выражаться, „нормальной страны“ — но в мире целые россыпи „нормальных стран“, зачем в мире еще одна нормальная страна, мы хотим ненормальной».

Прилепин откровенно издевается как раз над теми либералам, которые видят большой смысл в совместных действиях с леваками и фашистами. цитаты полностью очевидно, что с деятельностью «объединенной оппозиции» невозможно связывать надежды на позитивные изменения в России.

Можно сказать, что сегодня главная линия противостояния в нашей стране проходит между антилиберальной реакционной властью и нелиберальной революционной оппозицией, состоящей из крайне левых, националистов и толерантных к тем и другим либералов.

Похожая ситуация была ровно 100 лет назад, когда антилиберальному самодержавию противостояла в основном леворадикальная оппозиция. Правда, правые радикалы-националисты тогда целиком поддерживали царя, а сегодня они находятся по разные стороны баррикад. И это, пожалуй, отвлекаясь от частностей, — единственное отличие. А так — полное deja- vu ситуации столетней давности.

В этих обстоятельствах миссию партии ЯБЛОКО я вижу в том, чтобы, жестко обозначая либеральный и европейский вектор в российской политике, добиваться смены путинского режима мирным путем, без революционных потрясений, которые могут смениться либо уничтожением страны, либо очередным периодом тоталитарного правления левого или правого толка.

В ситуации deja vu должна же быть хотя бы одна партия, которая помнит уроки истории, а потому имеет шанс предотвратить повторение ее трагедий.