Выбор редакции

Алексей Улитин. Новое варварство - 6

С чего начинается варварство? – С насмешки над языком…
Как определить упадок государства? Послушай о чем и, главное, как говорят его граждане. Вы помните историю культуры Древнего Рима? Тогда я напомню…
Начало второго века нашей эры. До распада еще далеко, но вот язык… Тот латинский язык, на котором творились великие литературные памятники, он меняется. Меняется диалектически, и меняется не в лучшую сторону. Сначала происходят романские заимствования, а вот потом, на протяжении еще сотни лет количество превращается в качество: появляются уже латинизированные жаргонизмы. Латынь разделяется на две составляющие.
«Классическая» латынь остается только для литературных произведений, а вот вульгаризированная распространяется повсеместно, захватывая прежде всего умы патрициев. То есть аристократов. То есть умы самой образованной части общества. Что было потом, помните? Упадок и крах!
Вы спросите, к чему это я пишу? Отвечу – аналогии просто бросаются в глаза. Когда я вижу что молодые доценты (им и тридцати нет) говорят языком «Комеди Клаба», на душе становится тревожно. Когда они не могут ничего сказать ни о литературе классической, ни о литературе современной, а только об очередной шутке юмористов самого низкого пошиба (это, подчеркиваю, натурные наблюдения), я прихожу в ужас! Ведь это верные признаки деградации! Причем, опять аналогия с Римом периода начала упадка, наиболее «образованная» часть граждан становится наименее культурной.
Чем стали увлекаться патриции? Гладиаторскими боями. Зрелищами, которые вначале служили увеселением черни – страшного класса, что зарождался к концу второго века до нашей эры. Класса, что на современном языке зовется «офисным планктоном», а на научном – люмпенами. Этот класс ничего не производил (производством занимались рабы) и не хотел служить государству, но требовал от него знаменитых «хлеба и зрелищ». И чихать они хотели на культуру и науку – слишком сложны они были для ее понимания. Но… проходит незначительное время, и боями начинают увлекаться и патриции. Образованная и культурнейшая часть общества, блин! Причем, они начинают находить свою поддержку у иных представителей интеллигенции того времени, например, Цицерона. «Людям полезно видеть, что рабы могут мужественно сражаться. Если даже простой раб может проявлять мужество, то какими же должны быть римляне?» Да, видел бы он, во что выродятся те, кого он называет людьми… Его б, небось, удар хватил! Убеждаюсь в правоте Сенеки, которого приговорили к самоубийству не в последнюю очередь за то, что он ратовал о запрещении таких «зрелищ»…

Алексей Улитин. г Горький


</div>
НОВОСТИ ПО ТЕМЕ