Выбор редакции

Литва готовит для России «список Палецкиса» ('Baltija.eu', Эстония)

Галина Сапожникова Все к лучшему: даже то, что 22 января 2012 года Верховный Суд Литовской Республики подтвердил приговор, который литовскому политику Альгирдасу Палецкису ранее  вынес городской суд: штраф около 3000 евро и клеймо предателя родины...   Обратной дороги нет — теперь в истории о захвате Вильнюсских телебашни и телецентра, которая произошла 22 года назад, будет разбираться Страсбургский Суд.   Напомним фабулу: Советский Союз дышал на ладан, по всем его окраинам требовали независимости. Михаил Горбачев сделал одну из последних попыток  навести порядок: и дал приказ псковским десантникам и спецназу КГБ «Альфа» в ночь на 13 января 1991-го года захватить литовские телекоммуникации, прекратив тем самым вещание свободолюбивых «голосов». Наутро, узнав про 14 погибших, последний президент СССР от всех своих приказов отрекся, сказав знаменитую фразу: «Я «Альфу» туда не посылал!». И  «Альфа», не знавшая до этого за всю свою историю ни одного «прокола», возращалась в Москву незнамо кем.....   Двадцать лет об этой истории в России никто не вспоминал, пока летом 2011-го в Австрии по требованию Литвы не был задержан экс-командир «Альфы» Михаил Головатов. Как военный преступник, однако... Тогда-то и выяснилось, что Литва тихой сапой подготовила целый список людей, причастных к событиям января 1991-года. С чего вдруг такая оперативность? Во-первых, литовцам не очень нравится то, что они построили на обломках Литовской ССР:  люди уезжают из страны массово — национальный дух нужно было срочно укреплять. Во-вторых, изо всех дыр лезли факты, которые не вписывались в обкатанную легенду: то в одной книге напишут, что по толпе стреляли не советские солдаты, а  снайперы с крыш, то в другой. Политик Альгирдас Палецкис в одной из радиопередач всего лишь повторил фразу «Свои стреляли в своих», ранее уже напечатанную другими. Два года его дело разбирали суды разных инстанций — то клеймили, то оправдывали. И вот окончательный вердикт: виновен в отрицании советской агрессии.   «Я выиграл, так как показал лицо власти, которая боится правды», — заявил сегодня Альгирдас Палецкис, выходя из Верховного суда. И это не хорошая маска при плохой игре: если бы не этот прецедент с осуждением человека за слова, а не за действия — мы бы, пожалуй, и не задумались над вопросом — почему в телах жертв были обнаружены пули от винтовки Мосина образца 1898 года?  Представить, что офицеры «Альфы» везли с собой из Москвы антикварное оружие, согласитесь, трудно. Логичнее предположить, что его извлекли из погребов потомки литовских «лесных братьев».   Может быть, Страсбургскому суду удастся, наконец, выяснить, почему расследование этого уголовного дела в Литве до сих пор не завершено, и вытащить из Литвы материалы следствия Генпрокуратуры СССР, тридцать томов которого (оригиналы!) были переданы молодой литовской демократии после августовского путча. В знак, так сказать, вечной дружбы...   Борьба за правду, в которую литовское государство вынудило ввязаться Альгирдаса Палецкиса, будет невероятно трудной — потому что легенда о советской агрессии впаяна в новейшую литовскую историю. Если бы дело заканчивалось только памятными кострами и приходящимися на этот день приливами патриотизма в виде свечек на подоконниках и шарфов и шапочек цветов национального флага!  В 22 годовщину печальных событий в Литве задумались над тем, имют ли право русские праздновать Старый Новый год в то время, как вся Литва скорбит?... А магазины — продавать колбасу «Советская»?   Вот стоишь у какого-нибудь уличного костра, слушаешь, как хор поет печальную песню о том, как все литовцы разъехались, но в Амстердаме, Лондоне или Мадриде все равно остались литовцами — и понимаешь, что ничего не понимаешь... Радость оттого, что 22 года назад здесь победили советского монстра — она где? «У нас ничего нет на русском»,  — с гордостью хвастается вахтерша в музее геноцида. «Мы так хотим торговать с Россией!» — слышишь через минуту на прекрасном русском языке едва ли не от каждого первого встречного...   Между тем, список военных преступников, захватывавших Литву 22 года назад, этой зимой увеличился до 81 фамилии. Горбачева там нет, к нему, как ни странно, у Литовской Республики нет вопросов. Но судя по заявлению некоторых тамошних товарищей (например, заместителя комитета по праву и правопорядку Сейма Литвы Стасиса Шедбараса), этот список скоро пополнится. Кем? Да журналистами же! Зарубежными. То есть, нами. За то, что «грубо и безнаказанно отрицаем агрессию СССР в оценках событий 13 января 1991 года». Для международного европейского суда по правам человека это будет настоящий подарок!   Стиль, орфография и пунктуация оригинала сохранены, просьба к читателям — не сигнализировать об ошибках в этой статье — прим. ред.

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ