Выбор редакции

Анастасия Миронова, Про первого узника Болотной забыли, лицемеры!

Есть участник 6 мая, которому после Марша миллионов подкинули наркотики. Его дело ушло в суд, но сам он никому из оппозиционного истеблишмента неинтересен...

В пригороде Тюмени, поселке Винзили, проживает молодой парень Николай Ламбин. 5 декабря 2011 года Николай приехал в Тюмень на митинг по итогам выборов. Митинг был заявлен мною. Спустя пару дней Коля завел на сайте «Вконтакте» группу митинга 10 декабря. Наутро в группе было несколько тысяч участников, а Коля попал под внимание органов. Коля и другие активисты, решившие выйти 10 декабря, даже не знали, что мероприятие нужно согласовывать. Кажется, 7 декабря Коля с другим молодым парнем пошли подавать уведомление на пикет 10 декабря. Составлять заявку помогала я. Мы не заметили в тексте опечатку, из-зако которой пикет был формально запрещен. Вот моя запись о подаче заявки.

Перед митингом к Коле являлись сотрудники тюменского областного Центра «Э», его звали в областной комитет по делам национальностей к председателю Воробьеву, в итоге Коле пришлось прийти в Центр «Э». Я и еще несколько журналистов сопровождали его и того второго парня, что также был заявителем пикета.

10 декабря в Тюмени задержали 37, кажется, человек. Город пережил митинг. Коли и второго заявителя (я не помню имени) на митинге не было.

23 декабря 2011 года Коля Ламбин и активистка Анна Тимина были задержаны при раздаче стикеров-приглашений на новый политический митинг (пишет анархист Андрей Кутузов, осужденный по ст. 282 и уволенный из университета).

В следующие месяцы до нас доносились новости о том, что к Коле заявлялись «эшники», интересовались работой, намекали, что могут подбросить наркотики («что у тебя глаза такие, употребляешь, что ли?»)

На 6 мая Коля отправился в Москву вместе с несколькими тюменскими коммунистами. Насколько я понимаю, группу возглавлял (и деньги на поездку нашел) ныне видный тюменский коммунист Максим Карпиков (Шульц). Еще мне запомнилось, что перед поездкой Колю навестили те же «эшники». Также я поняла, что Колю 6 мая задержали либо что-то там с ним произошло, так как он не успел на обратный самолет.

12 мая Коля и его беременная подруга должны были жениться в тюменском ЗАГСе. 11 мая он уехал готовиться в свой поселок Винзили, а утром 12 мая на междугородном автобусе отправился в Тюмень. На автовокзале, менее чем за два часа до регистрации брака, Колю свернули «эшники» и сотрудники отдела по борьбе с наркотиками. Коля сам видел, как ему демонстративно оттопырили карман, положили туда пакетик и тут же достали: героин!

Потом Колю били, потом он отказывался перед понятыми подписывать протокол досмотра. Потом он на двое суток был засунут в ИВС, ему подбросили назначенного адвоката, который заявлял журналистам, что эксперты нашли под ногтями у Коли следы героина, хотя на тот момент никаких экспертиз Коле не проводили.

Колю выпустили через двое суток, он сменил адвоката. Колю до сих пор защищает адвокат Алексей Ладин — единственный в Тюмени специалист по «политическим» и единственный, плотно сотрудничающий с «Агорой». Ладин настоял на проведении множества экспертиз, была проведена проверка действий полицейских, задержавших Колю. По факту сообщений в СМИ, так сказать.

Дело Коли уже передано в суд. Про дело Коли мимолетом писали в «Новой газете». И все. Коля оказался неудобным для болотного истеблишмента политзеком. Он далеко, он какой-то невнятный, у него нет большой активистской биографии: так, парень из поселка. Да и статья у него... ммм, некрасивая. Наркотики. Неочевидно. Боюсь, даже если бы КС оппозиции не поленился узнать о судьбе Коли, то не стал бы марать свое доброе коллективное имя, вставая рядом со ст. 228 УК РФ. Сами себя они наверняка, когда им приходилось слышать о Коле, уговаривали: дескать, чего напрягаться, дело-то неоднозначное! Конечно! Поверить в то, что здоровые парни, получая пинки от ОМОНа, давали сдачу, мы не можем ни при каких случаях, а вот история с женихом, после 6 мая идущем на собственную свадьбу с героином в кармане, им кажется вполне правдоподобной! Лицемеры!

Я была в Тюмени в мае 2012 года и сама видела, что происходило с Колей. Я была у суда, когда Коле рассматривали меру пресечения, я видела его после и не сомневаюсь, что Коля был избит. Я встречалась с ним после освобождения из-под ареста. Я помогала тем, кто пытался найти для Коли деньги и инфоподдержку. Мы писали всем, кто числится теперь в лидерах оппозиции — ноль помощи. Я переписывалась с Ольгой Романовой, объясняла ситуацию, просила хотя бы не денег, а информационной поддержки. Мои беседы с Романовой закончились тем, что беременной на 7-м месяце колиной подружке было рекомендовано бросить его, арестованного, и отправиться к Ольге Романовой вступать в «Русь сидящую».

В сентябре 2012 года о Коле Ламбине писал Илья Пономарев. Нужно было Пономареву доехать до Тюмени на «Белом потоке», чтобы у активистов появилась возможность рассказать о Коле и быть выслушанными. Ну, написал Пономарев. Ну, забыли.

Никому Коля не нужен. В списке политзаключенных по «Болотному делу» его нет, его имени не посвятят целый день будней оппозиции. Он неудобоварим и политически не выгоден. Как не выгодны анархисты, другороссы, националисты и все те, кто уж поболее либеральной аудитории отсиживает, однако поддержки ни от КС оппозиции, ни от Романовой с Собчак, ни от Навального не увидел. Лицемеры! Вспомните петербургский концерт в поддержку политзеков, с которого ушел Юрий Шевчук. Он единственный напомним, что про Таисию Осипову бесстыжие забыли.

Не забыли. Затирают всех, кто может «потягаться» за звание более репрессируемого. «Болотному» истеблишменту нужны «болотные» политзеки. Те, за кем не стоят другие лидеры, кто не идет за другие идеи. И чья слеза кристальна в глазах толпы.

Когда-нибудь эти люди выйдут. Надеюсь, им хватит ума понять, что на них делали очки. Я надеюсь, что самому Навальному станет стыдно: по России за политику осуждены сотни людей, а 1 мая на баннере будет только имя Навального. И, я надеюсь, что все упечатанные за решетку антифа, наци, комми, нацболы выйдут цылыми, здоровыми и злыми на нынешних болотных лидеров с белыми шарами.

Я очень хочу перемен. Я даже готова пережить гражданский конфликт. Но я не хочу видеть у власти этих трусливых и лицемерных... этих с белыми шарами. Спросите Таисию Осипову! Спросите Колю Ламбина! Думаю, они тоже не хотят.

Оригинал