Выбор редакции

Мнения: Денис Тукмаков: Как язык не отсохнет?

Как-как вчера Гозман о смершевцах-энкавэдэшниках выразился? «Некоторые сражались с врагом, а некоторые расстреливали своих соотечественников». Ни слова о том, за дело ли расстреливали. Как-как вчера Гозман о смершевцах-энкавэдэшниках выразился? «Некоторые сражались с врагом, а некоторые расстреливали своих соотечественников». Ни слова о том, за дело ли расстреливали. Были ли расстрелянные во время войны (именно об этой категории «пострадавших от Сталина» высказался Гозман) виновны. Или это были трусы и паникеры, которых наша «военная полиция» расстреливала, а, например, немецкая предпочитала вешать... Эта вот историческая неразборчивость либералов (раз расстрелян при Сталине, значит безвинно пострадавший) прекрасно гармонирует с их «щепетильностью» при оценке нынешнего ворья (раз сегодня во власти, значит жулик и вор). И как только им это удается? Ведь именно они сперли пол-страны, именно их дедушки и расстреливали, а отцы прославляли коммунизм – как же у них язык не отсохнет? Вообще же, в дискуссиях, подобных вчерашней, у Соловьева, между Гозманом и Михалковым, практически никогда не звучит очень простой аргумент в защиту «кровавых репрессий сталинского режима». Нужно просто обратиться к залу и спросить: граждане, как вы думаете, много ли в стране нынче ворья? А взяточников? А коррупционеров? А убийц с насильниками? Сотни тысяч? Миллионы? Где-то так. Как вы думаете, что нужно делать с этим сбродом? Что нужно делать с теми, кто разворовал целую страну? Не вы ли, граждане, призываете на кухнях к страшному и скорому суду над нынешними негодяями? Вы. Даже термин выдуман специальный – «жулики и воры», и если послушать иных правдорубов, под нынешнее (но отчего-то не вчерашнее) ворье в стране никаких гулаговских бараков не хватит, вид которых так растрогал Соловьева. Ну а теперь ответьте, сколько, на ваш взгляд, было подобных мерзавцев в сталинское время? Затрудняетесь ответить? В архивах сидеть лень? Тогда я предлагаю сослаться – не в качестве научного аргумента, конечно, а для облегчения восприятия – на две самые популярные книги из сталинской поры, которые описали то общество. Первая называется «Двенадцать стульев». Вторая – «Мастер и Маргарита». Сколько там было персонажей – от «голубого воришки Альхена» до продавца «осетрины второй свежести» – по которым тюрьма плачет! Там же через одного сажать нужно было. И это было то самое общество, которое Сталину пришлось потом превращать в кремень. А ведь были еще и диверсанты/саботажники, были целые страты активно противодействовавших Советской власти. Были лесные братья и басмачи. А еще были, после войны, власовцы/коллаборационисты. А еще были те, у кого у самих руки по локоть в безвинной крови. И совсем уж тривиальные бандиты, выродки, насильники и убийцы. Так что же, граждане, не сажать? Ни тогда, ни сейчас? И еще очень хотелось бы знать ваше мнение о тех, кто через пятьдесят лет станет называть все посаженное нынче ворье, всю эту шоблу, от олигарха Ходорковского до расчленителя Кабанова, «безвинными жертвами проклятого путинизма». Источник: Блог Дениса Тукмакова

Теги:  история, история СССР, Леонид Гозман


Закладки:
Google Bookmarksdel.icio.usMa.gnoliaNews2.ruБобрДобр.ruMemori.ru