Выбор редакции

Сирийская пленница

Сирийская пленница   Недалеко от Хомса есть небольшое село Ош Аль-Варвар. Еще совсем недавно оно было под контролем террористов, а сейчас армия освободила большую территорию между Хомсом и Аль-Ксейром, в том числе, и этот населенный пункт, где террористы в течении пяти месяцев удерживали в плену украинскую заложницу Анхар Кочневу, журналистку и переводчицу, известную своими репортажами из страдающей, но не сломленной Сирии. Название села поначалу показалось мне зловещим и вызвало ассоциацию с древними безжалостными варварами – тем более, что еще совсем недавно там царили современные варвары, называемыми «борцами за демократию» и поддерживаемые Западом. Но на самом деле в арабском языке это просто «птичье гнездо». И выглядит оно как-то обычно, почти как русские заброшенные деревеньки – только дома не из дерева, а из камня. В Сирии многие дома построены так, чтобы была возможность в любой момент сделать второй и последующие этажи. Семьи большие, многие заранее не знают, сколько у них будет детей и какой величины дом понадобится в будущем. Тот скромный дом, где в плену удерживали Анхар Кочневу, - именно такой – скромный, ничем не примечательный, выглядящий как вечный «недострой». Анхар ведет группу журналистов в дом, который бандиты использовали в качестве ее тюрьмы. При зачистке он практически не пострадал – в него не угодили снаряды. Но в комнате, где содержали Анхар, а также в соседней, где жили ее тюремщики, был пожар. Возможно, террористы сами, отступая, подожгли дом, или же в него могла попасть зажигательная ракета. Теперь среди черного пепелища валяются предметы, которыми пользовалась и сама пленница, и те, кто ее охранял. Чудом вырвавшаяся на свободу заложница вспоминает своих охранников. Они были членами так называемой «Бригады Фарука», которые превратили в ад жизнь в Хомсе и окрестностях. По ее словам, не все они были кончеными отморозками – были люди, которых «понесло не туда». К ним она, в частности, относит главаря группировки, Аммара, который не позволял своим боевикам сильно издеваться над похищенными. Были и те, кто ожесточился потому, что более года носили оружие. Но были и откровенные садисты: один из них, стреляя из пистолета, отгонял ее от теплой печки в холодный зимний день. Другой – заставлял прыгать с крыши пленного шиита, несмотря на его мольбы и страх переломать ноги. (Того пленника впоследствии выкупили родственники за большую денежную сумму). У этой же группировки, но в другом месте, содержались в плену двое российских граждан и один итальянец, которых впоследствии обменяли на десятерых арестованных боевиков. Она их не видела, но слышала о них в разговорах охранников. В доме, превращенном в тюрьму, когда-то была мирная жизнь, такая же, как в миллиардах домишек, разбросанных по земному шару. Об этом говорит брошенная швейная машинка в комнате, которую террористы не использовали. Затем этот и соседний дом (уже намного больше) Аммар и его подельники «сняли» для себя за смехотворную сумму: у хозяев не было возможности особо торговаться, ведь автоматы в руках террористов такому торгу отнюдь не способствуют. Мне приходилось видеть в том же Хомсе множество домов и квартир, в которых все дышало прежней, мирной жизнью – до тех пор, пока Сирия не попала в прицел «демократизаторов». Приходилось видеть библиотеку, превращенную в камеру пыток. Мечети и школы, превращенные в штабы. И зачастую бандиты приводили туда пленников, которым уже не суждено было выйти оттуда. Анхар повезло. После пяти месяцев заточения ей удалось обхитрить своих тюремщиков. «Риск был ужасным, - рассказывает она. – Вот здесь, - показывает на соседний дом, где располагался главарь группировки, - был их блокпост, и, если бы там кто-то был, - поймали бы и, как минимум, сильно избили. Но они потеряли бдительность, и их удалось обмануть. Тем самым она подтвердила старую истину – если охранники могут, скучая, думать о чем угодно, то узники думают только о свободе. И вот она – свобода. Но перед беглянкой три дороги. Одна из них ведет на Ливан. Синеют далекие горы. Другая – манящая вдаль тропинка, где, казалось бы, есть строения, за которыми можно спрятаться. Третья ведет к старой мечети, у которой тоже мог бы быть блокпост. Как рассказала Анхар, она хотела бежать или к Ливану, или же по второй дороге, но интуиция вывела ее именно на третью, самую опасную. Боевики не могли догадаться, что она пойдет именно туда, и прочесывали затем местность в двух других направлениях. «Если бы я пошла в другом направлении, меня бы убили», - говорит Анхар. Для маскировки она взяла бидон, чтобы в случае, если ее увидят случайные люди, подумали бы: «Ну, пошла женщина за молоком». Пройдя 9 километров, она встретилась с пожилым человеком, которого поначалу восприняла настороженно. Но он ее заметил, и выхода не было. «Моя жизнь в ваших руках», - сказала Анхар, и ей повезло – это был человек из села Аль-Гассания. До зачистки территории это село было одним из немногих, свободных от бандитов. Его жителям удалось отразить нападения, и террористы уже боялись туда соваться. Заложнице, бежавшей от врагов, помогли. Спаситель Анхар был рад новой встрече с ней. Он рассказал, что затем ему как старейшине села звонил один из главарей мятежников – Навваф, который угрожал и требовал выдать беглянку. Но люди в Гассании – истинные сирийцы, истинные патриоты, которые своих не сдают. Другому человеку, участвовавшему в спасении украинки, предлагали за нее 50 миллионов сирийских фунтов – ведь взамен террористы желали получить за нее гораздо больше и в долларах. Но – не сдали. Честь и хвала этим людям, отказавшимся от грязных денег и не побоявшимся угроз. Затем ее переправили через озеро на лодке. А там – уже территория, прочно контролируемая армией. Недалеко – Хомс. Нефтезавод, на территории которого сооружен огромный факел. «Я каждую ночь видела из окна этот горящий факел, и было больно осознавать, что совсем близко – уже нормальная жизнь», - сказала Анхар. И вот мы стоим на берегу этого озера. Слышатся далекие разрывы – это Сирийская армия продолжает спецоперацию в городе Аль-Ксейр. Именно там сейчас окопались те, кто удерживал Анхар в заложниках. Тот же террорист, который относился к ней жестоко и угрожал жителям Аль-Гассании – уже ликвидирован. Едем… И вот мы - на окраине Аль-Ксейра. В настоящее время южные районы находятся под контролем государства. В северных кварталах сидят окруженные боевики из «Бригады Фарука». Когда им удается выйти в эфир – они бодрятся. Но их дело проиграно. Оно было проиграно изначально – когда они подняли руку на свою страну, когда разворотили мирную жизнь миллионов людей, когда купились на сладкие обещания Запада. Когда превращали дома в тюрьмы, когда похищали женщин, когда вторгались в мирные селения… P.S. Пока я писала эту статью, поступило трагическое сообщение. Погибла журналистка Сирийскго телеканала «Аль-Ихбария» Яра Аббас. Последний раз мы виделись с ней в Хомсе, когда выезжали в Аль-Ксейр. Но в итоге мы туда поехали по одной дороге, она – по другой. Эта девушка была подругой известной сирийской журналистки Яры Салех с того же телеканала, которая летом прошлого года была похищена боевиками и провела несколько дней в плену, пока ее вместе со съемочной группой освободила сирийская армия. Но один журналист из группы тогда погиб… Ранее, в июне прошлого года, на офис телеканала было совершено террористическое нападение, в результате которого было убито шестеро сотрудников «Аль-Ихбарии»…     Автор Елена Громова, Дамаск   Использованы фотографии:Елена Громова

НОВОСТИ ПО ТЕМЕ